Писатели, ставшие героями своих книг

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Лучшие книги очаровывают читателей, предоставляя возможность забыть о том, что мир, в который они окунулись, – всего лишь плод воображения автора. Но заворожить читателя гораздо труднее, когда писатели решают вписать себя в свое произведение, разрушая своеобразный гипноз и напоминая всем, что в мире не существует никакой магии. И это несколько сурово. Вот четыре примера того, как вымышленные персонажи буквально встречали своего создателя.

Стивен Кинг

Кинг

Плодовитый Кинг считает восьмитомную «Тёмную башню» своим главным произведением, и многие герои и ситуации из других его романов связаны с этой фэнтези-сагой. В шестой книге «Песнь Сюзанны» Кинг представляет себя в качестве автора, который описывает путь стрелка Роланда к его главной цели (Темной башне – прим. Lifeinbooks). Алый Король неоднократно пытается убить Кинга, чтобы воспрепятствовать продолжению истории. Добавляя новые слои в и без того многослойный сюжет, он даже делает попытку убить автора в 1999 году в автокатастрофе; «настоящий» Кинг получил серьезные ранения, когда фургон ударил его в том же году.

Клайв Касслер

clivecussler62

Новеллы Касслера «Дирк Питт» вращаются вокруг моряка-авантюриста, владельца парка коллекционных автомобилей; здесь есть экшен, шпионаж и интрига. Часто Питту помогает старый джентльмен Клайв Касслер, который предлагает оборудование, дает советы или подсказки. При этом герои новелл часто забывают Касслера.

Сомерсет Моэм

MAUGHAM AT VILLA MAURESQUE

Прославленный благодаря книгам «Бремя страстей человеческих» и «Остриё бритвы», Моэм появляется в последней, чтобы взаимодействовать с некоторыми своими героями, включая подданного пыткам ветерана Первой мировой, у которого проблемы с поиском смысла жизни. В тексте Моэм в качестве консультанта по вопросам духовности разговаривает с ним, а сам диалог – результат путешествия писателя, заинтересовавшегося медитативной философией, по Индии – занимает целую главу.

Филип Рот

Filip_Rot

Лауреат Пулитцеровской премии Рот, которому сейчас 81, часто использовал свою работу, чтобы проанализировать, как переплетаются автор и его проза. В «Операции «Шейлок»: исповедь» (1993) «Филип Рот» путешествует по Израилю и находит самозванца (еще одного Филипа Рота) – вполне возможно, что этот автор впервые ввел свой персонаж в один роман дважды. Реальный Рот и один из вымышленных двойников перенес послеоперационный нервный срыв в результате плохой реакции на успокоительное. Писатель поделился с прессой, скорее всего, слукавив, что эта книга не была произведением художественной литературы, но что сказать так было в его интересах.

По материалам mentalfloss.com

Рекомендуем к прочтению:

Оставить отзыв