Режим чтения
Скачать книгу

12 великих комедий читать онлайн - Коллектив авторов

12 великих комедий

Коллектив авторов

В книге «12 великих комедий» представлены самые знаменитые и смешные произведения величайших классиков мировой драматургии. Эти пьесы до сих пор не сходят со сцен ведущих мировых театров, им посвящено множество подражаний и пародий, а строчки из них стали крылатыми. Комедии, включенные в состав книги, не ограничены какой-то одной темой. Они позволяют посмеяться над авантюрными похождениями и любовным безрассудством, чрезмерной скупостью и расточительством, нелепым умничаньем и закостенелым невежеством, над разнообразными беспутными и несуразными эпизодами человеческой жизни и, конечно, над самим собой…

12 Великих комедий

Жан-Батист Мольер. Мещанин во дворянстве

Действуюцие лица

Г-н Журден.

Г-жа Журден.

Люсиль – их дочь.

Клеонт – влюбленный в Люсиль.

Доримена – маркиза.

Дорант – граф, влюбленный в Доримену.

Николь – служанка Журдена.

Ковьель – слуга Клеонта.

Учитель музыки.

Его ученик.

Учитель танцев.

Учитель фехтования.

Учитель философии.

Портной.

Его ученик.

Первый слуга.

Второй слуга.

Действие происходит в Париже, в доме г-на Журдена

Действие первое

Явление первое

Учитель музыки, его ученик (пишет ноты за столом, посреди сцены), певица, два певца, учитель танцев, танцовщики.

Учитель музыки(певице и певцам). Входите, входите! Можете отдохнуть, пока его нет…

Учитель танцев(танцовщикам). Вы тоже… вот сюда!

Учитель музыки(ученику). Готово?

Ученик. Да.

Учитель музыки. Покажи!.. Что хорошо, то хорошо!..

Учитель танцев. Новенькое что-нибудь?

Учитель музыки. Да. Я задал ему написать серенаду к тому времени, как наш проснется…

Учитель танцев. Можно взглянуть?

Учитель музыки. Да вот будем исполнять, так услышите. Ждать недолго!

Учитель танцев. Работы нам с вами теперь достаточно!

Учитель музыки. Верно! Находка для нас обоих! Спасибо господину Журдену за то, что взбрело ему в голову перекроить себя на благородный и светский лад… Хорошо стало бы и музыкантам, и танцорам, если бы всех такая же блажь одолела!..

Учитель танцев. Так ли?.. Я, с своей стороны, предпочел бы, чтобы этот господин побольше смыслил в том, чему мы его обучаем…

Учитель музыки. Смыслит-то он, правда, мало, зато платит много; а по нынешним временам нашему брату только это и нужно!..

Учитель танцев. Нет, я и славой не брезгаю… Рукоплескания – вещь, бесспорно, приятная; а возиться с дураками, тратить время и силы на то, чтобы пронять какого-нибудь тупицу, это, по-моему, сущая пытка для всякого художника… То ли дело работать на людей, способных почувствовать все тонкости искусства, умеющих оценить все красоты произведения и доставить несколько истинно отрадных минут вашему самолюбию! Уж против этого вы ничего не скажете… Да, только тот, чей труд верно понят и достойно поощрен, вправе считать себя вполне удовлетворенным и вознагражденным… Таков мой взгляд, по крайней мере… Громкие похвалы – что может быть слаще этого!

Учитель музыки. Я с вами согласен и сам не прочь от рукоплесканий… Пощекотать самолюбие, – отчего ж, но ведь этим сыт не будешь… От одних похвал проку мало; а вот если к ним присоединяется что-нибудь существенное, такое, что можно руками дать и руками взять, это похвала настоящая! О Журдене я, конечно, далеко не высокого мнения: ни знаний, ни способностей, ни вкуса – как есть ничего; но он так богат, что ему все простить можно… Художественное понимание у него в кошельке, а похвалы его из чистого золота… Во всяком случае, как вы и сами видите, от этого неуча мещанина нам с вами куда больше поживы, чем от того знатного барина, который ввел нас сюда…

Учитель танцев. В ваших словах есть доля правды; но, по-моему, вы уж слишком много придаете значения деньгам… Корысть – чувство настолько предосудительное, что порядочному человеку следует скрывать его… Учитель музыки. Однако денежки вам все-таки подай?!.

Учитель танцев. Само собой разумеется, но я не придаю им большого значения… Мне хотелось бы, чтобы господин Журден при его богатстве был хоть несколько потолковее…

Учитель музыки. Да и мне хотелось бы; ведь только над этим мы с вами и бьемся! Но так или иначе, он создает нам известность, другие за него будут нас расхваливать, а он за других будет нам платить…

Учитель танцев. Вот и он…

Явление второе

Те же, Журден (в халате и ночном колпаке), двое слуг.

Журден. Ну что ж, господа, за дело – раз, два, три!..

Учитель танцев. То есть как это «раз, два, три»?!.

Журден. Нуда это самое… как, бишь, оно у вас называется? Вокальный пролог, танцевальный диалог, так, что ли?..

Учитель танцев. Ага!

Учитель музыки. Мы готовы – приказывайте!

Журден. Вам пришлось подождать немного; но это оттого, что теперь я одеваюсь как знатные баре… А еще портной удружил мне: такие шелковые чулки прислал, что я насилу натянул их!

Учитель музыки. Не извольте беспокоиться!..

Журден. Так уж вы, пожалуйста, не уходите: сейчас мне принесут платье, и я хочу, чтобы вы полюбовались мною…

Учитель танцев. Мы всецело к вашим услугам!..

Журден. Вы увидите настоящего щеголя – с головы до ног!

Учитель музыки. Мы не смеем сомневаться в этом!..

Журден. А вот я себе халат сделал!..

Учитель танцев. Прекрасный халат!..

Журден. Портной уверяет, что все знатные баре такие халаты по утрам надевают…

Учитель музыки. Идет вам как нельзя лучше!..

Журден. Человек! Эй, люди!..

Первый слуга. Что угодно-с?

Журден. Ничего… Это я так, для порядка… (Учителям.) А что вы скажете о моих ливреях?..

Учитель танцев. Превосходные ливреи!..

Журден (распахивая халат, под которым оказываются узкие штаны из красного бархата и камзол из зеленого бархата). Глядите-ка еще, это для утренних упражнений…

Учитель музыки. Очень изящно!

Журден. Человек!..

Первый слуга. Что прикажете-с?

Журден. Другой человек!..

Второй слуга. Что прикажете-с?

Журден (снимая халат). Держите! (Учителям.) Хорош?..

Учитель танцев. Загляденье!

Журден. Ну-ка, с чего начнем?!.

Учитель музыки. Сначала я попросил бы вас прослушать (указывая на своего ученика) его сочинение – серенаду, которую вы мне заказали. Это один из моих учеников – большой мастер на такие вещи…

Журден. Ладно, но зачем же вы это ученику всучили?!. Невелика работа – можно было бы и самому сделать!

Учитель музыки. Ученик ученику рознь, сударь; есть между ними такие, что никакому учителю не уступят… А за эту серенаду я вам отвечаю – прослушайте только…

Журден (слугам). Дайте халат – так мне удобнее будет… Постойте, без халата, пожалуй, лучше… Нет, давайте! – в халате все-таки попристойнее…

Певица

С тех пор как приковал меня твой чудный взгляд,

Я чахну день за днем от страстного томленья…

О если у тебя к друзьям нет сожаленья,

То сколько мук врагам глаза твои сулят?..

Журден. Больно жалобно что-то – ко сну клонит… Повеселей бы что-нибудь!..

Учитель музыки. Музыка должна соответствовать словам, сударь…

Журден. Недавно меня научили прехорошенькой песенке. Постойте… Ну… Как, бишь, это?..

Учитель музыки. Право, не знаю.

Журден. Про барашка…

Учитель музыки. Про барашка?..

Журден. Да-да… А, вспомнил! (Поет.)

Думал я, моя милашка,

Что добрее ты барашка,

Потому что всех милей:

То-то был я дуралей!..

Хоть милашка ты, нет спора,

Но
Страница 2 из 48

узнал я очень скоро,

Что барашек наш, ей-ей,

Тигра лютого лютей!..

Недурна песенка?!.

Учитель музыки. Прелестная!

Учитель танцев. И у вас она очень мило выходит!..

Журден. А музыке-то ведь я не учился…

Учитель музыки. Должны учиться, сударь, так же как учитесь танцам. Эти два искусства тесно связаны между собой…

Учитель танцев. И открывают нашей душе неисчерпаемый родник наслаждений…

Журден. Ну а знатные баре тоже учатся музыке?

Учитель музыки. Обязательно, сударь!

Журден. Тогда и я буду учиться… Затрудняюсь я только насчет времени: кроме учителя фехтования, который уж начал заниматься со мной, я нашел еще учителя философии; сегодня у нас первый урок…

Учитель музыки. Философия… да, конечно… Но музыка, сударь, музыка…

Учитель танцев. Музыка и танцы… Музыка и танцы – это все, что требуется…

Учитель музыки. Для государства нет ничего важнее музыки!

Учитель танцев. Для человека нет ничего нужнее танцев!

Учитель музыки. Без музыки государство не может существовать…

Учитель танцев. Без танцев человек не знал бы, что ему делать!

Учитель музыки. Все раздоры, все войны, какие только видит мир, происходят от незнания музыки…

Учитель танцев. Все людские бедствия, все гибельные перевороты, какими полна история, все ошибки политиков, все промахи великих полководцев – все это от неуменья танцевать!..

Журден. Как так?..

Учитель музыки. Если бы все люди жили между собой в согласии, войны бы не было, – не так ли?

Журден. Так…

Учитель музыки. А если бы все люди учились музыке, разве это не заставило бы их слиться в одну семью и разве не установился бы на земле вечный мир?..

Журден. Согласен…

Учитель танцев. Теперь представьте себе, что человек совершил упущение – в семейных ли делах, в управлении ли государством, в командовании ли армией, не скажете ли вы о таком человеке, что он сделал неверный шаг?

Журден. Скажу…

Учитель танцев. А тот, кто умеет танцевать, может сделать неверный шаг, как вы думаете?..

Журден. Согласен, согласен… С обоими согласен…

Учитель танцев. Мы именно хотели показать вам, насколько танцы и музыка превосходят все остальное и насколько они вообще полезны…

Журден. Теперь вижу…

Учитель музыки. Не позволите ли нам приступить?

Журден. Да.

Учитель музыки. Я уже говорил вам о моей попытке выразить в музыке самые разнообразные чувства.

Журден. Отлично!

Учитель музыки(певице и певцам). Подойдите! (Журдену.) Следует вообразить, что это пастухи…

Журден. Опять пастухи?!. Что они вам всем так полюбились?..

Учитель музыки. Это для правдоподобия: музыкальный разговор только и возможен в виде пасторали. Пастухи всегда пели – с тех пор как мир стоит; а как бы дико и смешно вышло, если бы вдруг запели принцы или мещане!..

Журден. Ну-ну! Послушаем!..

МУЗЫКАЛЬНЫЙ ДИАЛОГ

Певица и два певца.

Певица

Когда любовь над нами власть берет,

Не знаем мы покоя от забот…

Отрадны, говорят, любовные страданья;

Пусть говорят

Нам, что хотят,

Но всех счастливей мы, свободные созданья…

Первый певец

Лишь те и счастливы, кто познает любовь

И в ком она воспламеняет кровь,

Сердца одним желанием волнуя;

А без любви

Хоть не живи:

Все наши радости – в отраве поцелуя!..

Второй певец

Была бы счастьем жизнь полна,

Когда б любовь была верна:

Но горе, горе нам! Теперь и в целом свете

Пастушки верной не найдешь —

И на любовь рукой махнешь,

Чтоб только не попасть в предательские сети…

Первый певец

О пламя святое!

Певица

О дивная воля!

Второй певец

О лживое племя!

Первый певец

Ты счастье земное!

Певица

Ты чудная доля!

Второй певец

Ты адское семя!

Первый певец

Люби!.. Здесь, на земле, блаженства нет иного…

Певица

Пастушку верную легко-легко найти…

Второй певец

Увы, не знаю где!..

Певица

Чтоб нашу честь спасти,

Тебя, мой пастушок, я полюбить готова…

Второй певец

Поручишься ли ты мне в верности своей?..

Певица

Попытка не беда… Я вижу, ты решился…

Посмотрим, кто кого полюбит горячей!

Второй певец

А кто изменит – о, тот лучше б не родился!

Все трое

Так всякое дело

Венчает конец…

Да здравствует счастье

Двух верных сердец!..

Журден. И все?!.

Учитель музыки. Все…

Журден. Ловко подобрано… и словечки попадаются забористые!

Учитель танцев. А теперь позвольте вам показать мою работу: красивейшие телодвижения и положения, какие только возможны в танцах!

Журден. И у вас пастухи?!.

Учитель танцев. Все что пожелаете! (Танцовщикам.) Начинайте.

БАЛЕТ

Четыре танцовщика исполняют разные па и принимают разные позы по указанию учителя.

Действие второе

Явление первое

Журден. учитель музыки, учитель танцев, первый слуга.

Журден. Вот это я люблю! Молодцы, ребята!

Учитель танцев. А танцы вместе с пением еще лучше! Это будет как раз в том маленьком балете, который мы для вас составили…

Журден. Оно и кстати… Одна особа обещала сделать мне честь откушать у меня, и я хочу доставить ей удовольствие…

Учитель танцев. Все готово!

Учитель музыки. Ах, сударь, это далеко не то что нужно: при том великолепии, какое вас окружает, и при вашей склонности ко всему прекрасному вам бы следовало устраивать у себя по средам или по четвергам концерты…

Журден. А знатные баре это делают?..

Учитель музыки. Конечно, сударь!

Журден. Что ж, можно… И хорошо это?..

Учитель музыки. Очень хорошо! Состав должен быть такой: три голоса – дискант, альт и бас, для аккомпанемента – виолончель, лютня и клавесины, чтобы держать внизу октаву, и для ритурнелей – две скрипки…

Журден. Недурно бы еще морскую трубу запустить… Очень мне этот инструмент нравится – звуку него славный…

Учитель музыки. Позвольте уж нам по-своему распорядиться…

Журден. Певцов-то к обеду не забудьте прислать!

Учитель музыки. Будьте покойны…

Журден. А главное – насчет балета постарайтесь…

Учитель танцев. Останетесь довольны… Между прочим, покажем вам несколько менуэтов…

Журден. А… менуэт – это мой конек: поглядите, как я его танцую… Господин учитель, не угодно ли?

Учитель танцев. Потрудитесь взять шляпу, сударь…

Журден берет у слуги шляпу и надевает ее сверх колпака; учитель, взяв Журдена за руку, заставляет его танцевать под напев менуэта.

Ла-ла-ла-ла-ла-ла! ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла! ла-ла-ла-ла-ла-ла! ла-ла-ла-ла-лала! ла-ла-ла-ла-ла! В такт, пожалуйста!.. Ла-ла-ла-ла! Правая, правая!.. Ла-лала! Не болтайте головой!.. Ла-ла-ла-ла-ла! ла-ла-ла-ла-ла! Руки, руки выпячиваете! Ла-ла-ла-ла! Носки врозь! Ла-ла-ла!

Журден. Ну что?!.

Учитель музыки. Лучше и нельзя!

Журден. Кстати, научите меня, как нужно кланяться маркизе; мне это скоро потребуется…

Учитель танцев. Кланяться маркизе?

Журден. Да! Есть такая маркиза – Доримена…

Учитель танцев. Вашу руку!

Журден. Нет, вы только покажите: я увижу и запомню…

Учитель танцев. Если вы желаете, чтобы это вышло вполне почтительно, то сделайте так: поклон – и подайтесь назад, потом три поклона и с каждым поклоном вперед; а под конец – на колени…

Журден. Ну-ка для примера…

Учитель танцев показывает.

Ладно!

Явление второе

Те же, второй слуга (с двумя рапирами).

Второй слуга. Учитель фехтования, сударь…

Журден. Пусть войдет; его-то я и жду… (Учителям.) Полюбуйтесь, как я это проделываю!..

Явление
Страница 3 из 48

третье

Те же, учитель фехтования.

Учитель фехтования(взяв у слуги рапиры и передав одну Журдену). Начнемте, сударь, – поклон! Корпус прямо, слегка на левое бедро! Не раздвигайте ног! Ступни в одну линию! Кисть против бедра! Острие наравне с плечом! Короче правую руку! Левую выше! Левое плечо свободней! Голову прямо! Взгляд смелей! Выпадайте! Корпус тверже! Кварт! Раз, два! Спокойнее! На месте! Раз, два! Прыжок назад! Шпагу вперед, берегите корпус! Раз, два! Тьерс! Выпадайте! Корпус тверже! Выпадайте! Так! Раз, два! Спокойнее! Сильнее! Раз, два! Прыжок назад! Защищайтесь!.. (Наносит Журдену несколько ударов, повторяя: «Защищайтесь!»)

Журден. Каково?..

Учитель музыки. Чудеса!

Учитель фехтования. Я уже вам говорил, что вся тайна этого искусства заключается в двух главных приемах: наносить удары и отражать их. На прошлом уроке вы могли убедиться в том, что при уменье отклонять шпагу противника получить удар немыслимо; а для этого достаточно легкого движения кисти к себе и от себя…

Журден. Не нужно, стало быть, никакой храбрости на то, чтобы убить человека, а самому уцелеть!..

Учитель фехтования. Совершенно верно… Разве я не показал вам этого наглядно?..

Журден. Да-да!..

Учитель фехтования. Теперь для вас ясно, каким почетом должно пользоваться в государстве наше искусство и насколько оно выше других ни к чему не пригодных занятий, вроде танцев, музыки…

Учитель танцев. Потише, господин фехтовальщик! О танцах прошу так не выражаться!

Учитель музыки. Советую вам проникнуться должным уважением к музыке…

Учитель фехтования. Уж не хотите ли вы равняться со мной?.. Вот чудаки-то!

Учитель музыки. Какая важная особа, подумаешь!

Учитель танцев. Петух индейский в нагруднике!..

Учитель фехтования. Ой, смотрите, господин плясунчик, не заплясать бы вам под мою дудку! А вы, господин певунчик, пожалуй – так запоете, как отродясь не певали!

Учитель танцев. Ну-ну, шпагой-то пырнуть и я сумею лучше вашего еще, пожалуй!

Журден (учителю танцев). Ошалели вы!.. Не видели разве, как он тьерсами и квартами жарит, и не слыхали, что ему ничего не стоит наглядно убить человека?!.

Учитель танцев. Эка невидаль! Плевать мне на его тьерсы и кварты!

Журден (учителю танцев). Тише, говорят вам…

Учитель фехтования(учителю танцев). Повтори-ка, повтори, пигалица!

Журден (учителю фехтования). Оставьте, господин учитель!

Учитель танцев(учителю фехтования). Что, что, битюг толстоногий?!.

Журден (учителю танцев). Оставьте, господин учитель!

Учитель фехтования. Если я наскочу на тебя…

Журден (учителю фехтования). Легче, легче!

Учитель танцев. Если я возьмусь за тебя…

Журден (учителю танцев). Не так горячо!

Учитель фехтования. Света не взвидишь!

Журден (учителю фехтования). Пожалуйста!..

Учитель танцев. Ох, что будет!

Журден (учителю танцев). Прошу вас!..

Учитель музыки. А вот мы его как следует проучим!..

Журден (учителю музыки). Вы-то хоть, ради бога…

Явление четвертое

Те же, учитель философии.

Журден. Ах, господин философ, как вы кстати подоспели с вашей философией! Будьте добры, уймите этих господ!

Учитель философии. Что такое?! В чем дело?..

Журден. Разъярились и переругались из-за того, чье занятие лучше, – и вот уж драться готовы…

Учитель философии. Господа, господа, возможно ли терять самообладание до такой степени?!. Разве вы не читали рассуждения Сенеки «О гневе»? Что может быть постыднее и позорнее этой страсти, превращающей человека в дикого зверя! И не должен ли разум управлять всеми нашими движениями?!.

Учитель танцев. Вы не слыхали, сударь, как презрительно и оскорбительно отзывался он о танцах, которым я учу, и о музыке, которую преподает мой товарищ…

Учитель философии. Разумный человек выше всяких оскорблений; ответ на них один: спокойствие и терпение…

Учитель фехтования. Они себя со мной равнять вздумали!

Учитель философии. И это вас взволновало?!. Не в суетной славе и не в пустой кличке надлежит людям соревноваться между собою, а в мудрости и в добродетели…

Учитель танцев. Я доказываю, что танцы – такая наука, к которой нельзя относиться иначе как с полным уважением…

Учитель музыки. Я, с своей стороны, утверждаю, что человечество во все времена благоговело перед музыкой…

Учитель фехтования. А я стою на том, что фехтование – всем наукам наука!

Учитель философии. Чем же будет тогда философия?.. Нет, какова наглость – так важничать передо мной и называть наукой такие занятия, которые даже искусством назвать нельзя?!.. И кто же дерзает на это? Жалкие ремесленники, бродяги, скоморохи, шуты гороховые!..

Учитель фехтования. Ах ты мразь философская!

Учитель музыки. Ах ты буквоед протухлый!

Учитель танцев. Ах ты гуща чернильная!

Учитель философии. Смеете вы, бездельники… (Бросается на них; они его бьют.)

Журден. Господин философ!

Учитель философии. Подлецы! Мошенники! Прохвосты!

Журден. Господин философ!

Учитель фехтования. Болячка поганая!

Журден. Господа!

Учитель философии. Нечестивцы!

Журден. Господин философ!

Учитель танцев. Неуч проклятый!

Журден. Господа!

Учитель философии. Изверги!

Журден. Господин философ!

Учитель музыки. К черту нахала!

Учитель философии. Мерзавцы! Негодяи! Прощелыги! Разбойники!

Журден. Господин философ! Господа! Господин философ! Господа! Господин философ!..

Все четверо уходят, продолжая драться.

Явление пятое

Журден, слуга.

Журден. Так-то вот лучше – жарьте вовсю; а меня это не касается, да и платье на мне новое… Не дурак я тоже, чтобы сунуться разнимать их: и не оглянешься, как самому влетит!..

Явление шестое

Те же, учитель философии.

Учитель философии(поправляя воротник). Теперь за урок…

Журден. Ах, сударь, мне очень прискорбно, что над вами такая беда стряслась!..

Учитель философии. Сущий вздор! Философ должен относиться к вещам просто… Я напишу на них сатиру в ювеналовском роде, и тогда они почувствуют мою силу… Оставим это… Чему вы желаете учиться?

Журден. Хорошо бы всему понемножку! Очень уж большая охота у меня сделаться ученым – и так мне досадно на моих родителей, что они вовремя не обучали меня как следует…

Учитель философии. Прекрасное рассуждение: «Nam, sine doctrina, visa est quasi mortis imago». Понятно это вам? По-латыни вы знаете, конечно?..

Журден. Да, но вы со мной разговаривайте так, как будто я ничего не знаю… Переведите-ка то, что вы сказали…

Учитель философии. Я сказал: «Без науки жизнь почти подобна смерти».

Журден. Латынь-то не дура, оказывается!..

Учитель философии. Получили ли вы вообще хоть какое-нибудь образование, хоть начальное?..

Журден. Ну еще бы! Я умею читать и писать…

Учитель философии. К чему вам теперь угодно перейти? Не желаете ли учиться логике?

Журден. Что это – логика?..

Учитель философии. Она учит нас трем процессам мышления.

Журден. А это что? Какие такие три процесса мышления?

Учитель философии. Первый, второй и третий. Посредством первого мы исходим из общих свойств и приходим к правильному понятию, посредством второго – исходим из категорий и приходим к правильному суждению; посредством третьего – исходим из посылок и приходим к правильному силлогизму: Barbara, celarent, Darii, feris, baralipton – и так далее…

Журден. Фу, даже слушать противно! Нет, не нравится мне ваша логика… Позанятнее бы что-нибудь!

Учитель
Страница 4 из 48

философии. Возьмем нравственную философию…

Журден. Нравственную философию?..

Учитель философии. Да.

Журден. О чем же она толкует, эта нравственная философия?

Учитель философии. Она толкует о счастье: учит, как сдерживать себя, укрощать страсти…

Журден. Нет! нет! – не подходит… Уж если я рассержусь, так меня никакая нравственная философия не сдержит: в гневе я злее всякого черта, и, пока не отведу душу, никто не подвертывайся!

Учитель философии. Физику не хотите ли?

Журден. А что в ней, в вашей физике?.. О чем речь?..

Учитель философии. О многом… Во-первых – о законах природы и о свойствах тел; во-вторых – о сущности стихий, минералов, растений и животных; в-третьих – о происхождении всякого рода небесных и воздушных явлений: радуги, падающих звезд, комет, молнии, грома, дождя, снега, града, ветра, вихрей…

Журден. Да уж слишком много: голова закружится!..

Учитель философии. Чему же мне вас учить в таком случае?..

Журден. Учите меня правописанию…

Учитель философии. С удовольствием!

Журден. А потом еще мне хотелось бы научиться, как узнавать по календарю, когда бывает луна на небе, когда не бывает…

Учитель философии. Можно и это. Чтобы изучить предмет последовательно и философски, мы прежде всего должны точно определить свойства букв и различные способы их произношения. Начнем с того, что буквы делятся на гласные, названные так потому, что они означают звук нашего голоса, и на согласные, названные так потому, что они произносятся не иначе как вместе с гласными, и означают лишь различные изменения голосовых звуков. Основных гласных пять: А, Е, И, О, У.

Журден. Все понятно!

Учитель философии. Чтобы произнести звук А, нужно глубоко раскрыть рот: А…

Журден. А, А… Верно!

Учитель философии. Чтобы произнести звук Е, нужно придвинуть нижнюю челюсть к верхней: А, Е.

Журден. А, Е… А, Е… Так, так… Ах, чтоб тебя, вот ловко-то!

Учитель философии. Для произнесения звука И нужно еще больше сдвинуть челюсти, а углы рта раздвинуть к ушам: А, Е, И.

Журден. А… Е… И, И, И, И… И тут без ошибки! Айда наука!

Учитель философии. Чтобы произнести звук О, нужно раздвинуть челюсти и сдвинуть губы углами: О…

Журден. О, О… Вернее верного! А, Е, И, О; И, О… Диво, да и только! И, О; И, О…

Учитель философии. При этом отверстие рта принимает вид кружка – точь-в-точь О…

Журден. О, О, О… Правда! О… Ах, как хорошо, когда узнаёшь что-нибудь!

Учитель философии. Чтобы произнести звук У, нужно сблизить зубы, но не совсем и вытянуть губы вперед, тоже сблизив их, но опять-таки не совсем: У…

Журден. У, У… Как в аптеке! У…

Учитель философии. Губы вытягиваются так, как будто вы дразните кого-нибудь; поэтому, если вам действительно захочется сделать это, то скажите только: У!..

Журден. У, У!.. Верно! Ах, все это я мог бы знать раньше, если б вовремя учился!

Учитель философии. Завтра мы перейдем к другим буквам – согласным.

Журден. Так же занятно будет, как и сегодня?

Учитель философии. Конечно! Например, согласная Д произносится посредством прикосновения кончика языка к верхним зубам: ДА…

Журден. ДА, ДА… Так… Славно, ей-ей славно!

Учитель философии. Для произнесения Ф верхние зубы опускаются на нижнюю губу: ФА…

Журден. ФА, ФА… Точнехонько! Ах, батюшка и матушка, пожелал бы я вам на том свете…

Учитель философии. Р произносится посредством поднятия кончика языка к небу; от напора воздуха, который мы выдыхаем, он колышется и как бы дрожит: Рр, РА…

Журден. Рр, Рр, РА; Рр, Рр, Рр, Рр, Рр, РА… Верно! Чудодей вы этакий! Эх, сколько я времени потерял!.. Рр, Рр, Рр, РА…

Учитель философии. Я вам все объясню до мельчайших подробностей…

Журден. Будьте благодетелем! Ну а напоследок я вам кое в чем признаюсь… Влюблен я в одну знатную особу и надумал подбросить ей под ноги записочку; так вот, если бы вы написали мне…

Учитель философии. Извольте!

Журден. Ведь это по-светски будет, а?..

Учитель философии. Вполне… Как же вы хотите, стихами?

Журден. Нет-нет, зачем стихами?!.

Учитель философии. Стало быть, прозой?!.

Журден. Нет, ни стихами, ни прозой…

Учитель философии. Иначе нельзя!

Журден. Почему нельзя?

Учитель философии. По очень простой причине, сударь, – выражаться можно только двумя способами – или прозой, или стихами.

Журден. Только?!. Или прозой, или стихами?..

Учитель философии. Да, сударь. Все, что не проза, то стихи, а все, что не стихи, то проза…

Журден. Ну вот мы с вами говорим – это что такое?

Учитель философии. Проза.

Журден. Как?!. Когда я говорю: «Николь, принеси мне туфли и подай ночной колпак», – это проза?

Учитель философии. Да, сударь.

Журден. Скажите на милость! Сорок с лишком лет говорю прозой – и невдомек! Не знаю уж, право, как вас и благодарить за то, что объяснили мне это! Видите ли, я хотел бы написать так: «Прекрасная маркиза, ваши прекрасные глаза заставляют меня умирать от любви»; но иначе бы как-нибудь – получше, понежнее…

Учитель философии. Напишите, что огонь ее глаз превращает ваше сердце в пепел, что из-за нее вы терпите и день и ночь такие муки, каких…

Журден. Нет-нет, нет! Я хочу только это… Только то, что я вам сказал: «Прекрасная маркиза, ваши прекрасные глаза заставляют меня умирать от любви».

Учитель философии. По-моему, это должно быть выражено несколько пространнее…

Журден. Да нет же, говорю вам; я хочу, чтобы в записочке были именно эти слова, и больше никаких, но так надо обернуть, чтобы вышло по-модному, как следует… Скажите мне это самое и так и этак – на разные лады, а я послушаю.

Учитель философии. Прежде всего как у вас: «Прекрасная маркиза, ваши прекрасные глаза заставляют меня умирать от любви»; или так: «От любви умирать меня заставляют, прекрасная маркиза, ваши прекрасные глаза»; или так: «Ваши прекрасные глаза от любви меня заставляют, прекрасная маркиза, умирать»; или так: «Умирать ваши прекрасные глаза, прекрасная маркиза, от любви меня заставляют»; или так: «Меня заставляют ваши прекрасные глаза умирать, прекрасная маркиза, от любви».

Журден. Как же всего лучше будет?

Учитель философии. Так, как вы сказали: «Прекрасная маркиза, ваши прекрасные глаза заставляют меня умирать от любви».

Журден. Вишь ты, сразу вышло, а ведь никто никогда не учил меня! Несказанно вам благодарен!.. До завтра, значит – пораньше?..

Учитель философии. Не премину… (Уходит.)

Явление седьмое

Журден, слуга.

Журден (слуге). Что ж платье? Неужто не принесли до сих пор?!

Слуга. Нет еще, сударь…

Журден. Проклятый портной! Заставляет дожидаться, когда у меня столько дела! Как тут из себя не выйти! Чтоб его, этого кровопийцу портного, лихорадка целую неделю трепала, чтоб его, этого портного, черт побрал, чтоб его, этого портного, чума задавила! Подайте мне его сюда, этого негодяя портного! Я его, собаку, я его, мерзавца, я его…

Явление восьмое

Те же, портной, его ученик (с платьем Журдена).

Журден. А, наконец-то! Я уже начинал сердиться на вас!..

Портной. Раньше никак не мог; двадцать человек, не отрываясь, работали!..

Журден. Вы прислали мне такие узкие чулки, что со мной чуть удар не сделался, как я стал натягивать их; и две петли уж лопнули…

Портной. Скоро разносятся…

Журден. Да, когда все петли перелопаются! Башмаки тоже невыносимо жмут…

Портной. Ой нет, сударь!

Журден. Что «нет»?..

Портной. Башмаки не жмут…

Журден.
Страница 5 из 48

А я вам говорю, что жмут!

Портной. Это вам кажется…

Журден. Еще бы не казалось, когда я ступить не могу, да мне разве легче от этого?..

Портной. Не угодно ли взглянуть на платье?!. Хоть во дворец; и цвета на диво подобраны!.. Обратите внимание, какой у него приличный и степенный вид, а ведь не черное: это, я вам скажу, задача!.. Самому знаменитому портному закажите – и тот лучше не сошьет, головой ручаюсь!..

Журден. Что это? Что это?.. У вас цветочками вниз вышло!

Портной. Вы не предупредили меня о том, что должно быть цветочками вверх.

Журден. Да разве об этом нужно предупреждать?

Портной. Непременно! Весь большой свет так носит…

Журден. Знатные баре носят цветочками вниз?

Портной. Да, сударь…

Журден. Так бы вы раньше и сказали…

Портной. Если желаете, я переставлю.

Журден. Нет! нет!

Портной. Только прикажите…

Журден. Говорю вам – нет! Так отлично! А к лицу оно мне будет, как вы полагаете?..

Портной. И вы еще спрашиваете! Картина будет, одно слово… У меня есть подмастерье: так штаны прилаживает, как никто в мире; а другой по части жилетов собаку съел, тоже всякому нос утрет…

Журден. А парик и перья как следует?..

Портной. Все на подбор!

Журден (вглядываясь в портного). Э, господин портной! Платье-то на вас из той же материи, из которой вы мне в последний раз шили… Она и есть!

Портной. Да уж так мне ваша материя понравилась, что я соблазнился – сшил из нее и для себя…

Журден. Сшить – отчего не сшить, только из моей-то зачем же?..

Портной. Желаете надеть платье?..

Журден. Да-давайте…

Портной. Позвольте, так не годится! Я привел людей, чтобы одеть вас по этикету и церемониалу: парадное платье иначе не надевается… Эй, вы, войдите!

Явление девятое

Те же, ученики портного (танцующие).

Портной (ученикам). Оденьте этого господина так, как вы одеваете знатных особ!

ПЕРВЫЙ ВЫХОД БАЛЕТА

Четверо учеников портного, танцуя, приближаются к Журдену. Двое стаскивают с него штаны, надетые им для упражнений, другие двое снимают камзол; затем, продолжая танцевать, одевают его в новое платье. Тот расхаживает между ними, показывая им обновку и как бы спрашивая, хороша ли она.

Ученик портного. Пожалуйте нам, барин, что-нибудь выпить за ваше здоровье…

Журден. Как ты назвал меня?..

Ученик. Барином.

Журден. Барином! Вот что значит платье: хамом одеваться – так и не жди, чтобы тебя барином назвали… (Дает ученику денег.) Получай от барина!

Ученик. Покорнейше благодарим, ваше сиятельство!

Журден. Ваше сиятельство! Ого! Ваше сиятельство! Погоди, братец, сиятельство чего-нибудь стоит; это не простое слово – сиятельство… Получай от его сиятельства!

Ученик. То-то мы, ваше сиятельство, выпьем за вашу светлость…

Журден. Ваша светлость! Ого-го-го! Стойте, не уходите! Я – ваша светлость!.. (В сторону.) А ну как он еще накинет?.. Весь кошелек отдам, ей-жеей! (Громко.) Получай от его светлости…

Ученик. Не знаем, как и благодарить ваше сиятельство за ваши милости! (Уходит.)

Журден. Хорошо, что ушел, а то бы я все выложил…

Явление десятое

Те же, без ученика портного.

ВТОРОЙ ВЫХОД БАЛЕТА

Четверо учеников портного, танцуя, радуются щедрости Журдена.

Действие третье

Явление первое

Журден, двое слуг.

Журден. Ступайте за мной! Я хочу пройтись по городу в новом платье. Ни на шаг от меня не отставать, слышите?!. Вы при мне, чтобы это все видели!..

Слуга. Слушаем, сударь…

Журден. Позовите Николь – мне нужно кое-что приказать ей! Стойте, она сама идет…

Явление второе

Те же, Николь.

Журден. Николь!

Николь. Что угодно?

Журден. Слушай!

Николь (смеясь). Хи-хи-хи-хи-хи!

Журден. Чему ты смеешься?

Николь. Хи-хи-хи-хи-хи-хи!

Журден. Что с тобой, дура?!.

Николь. Хи-хи-хи! Ай да мужчина! Хи-хи-хи!

Журден. Что такое?

Николь. Ах… ах господи! Хи-хи-хи!

Журден. Вот негодница-то! Надо мной ты смеешься, что ли?

Николь. Ой нет, сударь! Разве я посмела бы! Хи-хи-хи-хи-хи!

Журден. Я покажу тебе, как смеяться, если будешь продолжать!..

Николь. Не могу удержаться, сударь… Хи-хи-хи-хи-хи-хи!

Журден. Перестанешь ты?..

Николь. Простите, сударь, но на вас без смеха смотреть нельзя! Хи-хи-хи!

Журден. Видали вы такую наглость?!.

Николь. Вот умора-то! Хи-хи!

Журден. Да я тебя…

Николь. Не гневайтесь, прошу вас… Хи-хи-хи-хи!

Журден. Слушай! Если ты хоть чуточку засмеешься, я закачу тебе такую оплеуху, какая тебе и во сне не снилась!

Николь. Готово, сударь… – больше не смеюсь…

Журден. Ну смотри! Как можно скорее прибрать…

Николь. Хи-хи!

Журден. И хорошенько прибрать…

Николь. Хи-хи!

Журден. Прибрать, говорю, а потом…

Николь. Хи-хи!

Журден. Опять?..

Николь (падая от смеха). Нет, сударь, уж лучше ударьте меня, а я должна насмеяться досыта – сил моих нет! Хи-хи-хи-хи!

Журден. Выведешь ты меня из терпения!..

Николь. Пожалуйста, сударь, прошу вас – дайте мне высмеяться… Хи-хи-хи!

Журден. Как примусь я за тебя…

Николь. Лопну, сударь, ей-ей лопну, если не высмеюсь! Хи-хи-хи!

Журден. Дрянная девчонка! Я ей приказываю, а она мне пренахально в глаза смеется!..

Николь. Что я должна сделать, сударь?..

Журден. Должна позаботиться о том, чтобы везде прибрано было: я ожидаю гостей…

Николь (вставая). Ну вот теперь мне и вправду не до смеха… Ваши гости всегда такого беспорядка в доме наделают, что я, как только услышу о них, готова на стену лезть!

Журден. Не прикажешь ли мне из-за этого дверь на замке держать для всех моих знакомых?!

Николь. Для некоторых не мешало бы…

Явление третье

Те же, г-жа Журден.

Г-жа Журден. А… еще новость! Что это ты напялил на себя, муженек любезный? В шуты гороховые записался, что ли? На посмешку людям вырядиться вздумал?..

Журден. Не людям, женушка любезная, а только дуракам да дурам…

Г-жа Журден. Будто?! А я тебе скажу: не первый это случай, давно уж все над тобой смеются!

Журден. Кто это «все», желал бы я знать?!.

Г-жа Журден. Все, в ком хоть сколько-нибудь здравого смысла есть, кто умней тебя… Какую ты жизнь ведешь – одна срамота! Что с нашим домом сталось?! Точно заговенье у нас каждый день: с утра до ночи вой стоит от скрипок да от пения – все соседи жалуются…

Николь. А ведь это верно, сударь… При такой толчее может ли быть чистота в доме? Одной грязи что нанесут со всего-то города! После ваших прекрасных учителей каждый раз приходится полы мыть; бедная Франциска из сил выбилась…

Журден. Попридержи язык, деревенщина!

Г-жа Журден. Она правду говорит: ума-то у нее больше, чем у тебя… Хотела бы я знать, какой тебе прок в учителе танцев на старости лет?!

Николь. Или в этой дылде, что на шпагах дерется? Примется топать – дом дрожит; весь пол изрыл в зале ножищами своими…

Журден. Молчать! Обе молчать – и служанка, и жена!

Г-жа Журден. Или ты хочешь учиться танцам, пока ноги совсем не отнимутся?..

Журден. Молчать, говорят вам! Вы невежды, не понимаете, как все это важно!

Г-жа Журден. Подумал бы ты лучше о том, что у тебя дочка на возрасте, – пора и замуж выдавать…

Журден. И о дочке подумаю, когда ей представится партия; а теперь я должен думать о себе – приобрести полезные знания!

Николь. Я слышала, сударыня, что сегодня тут еще новый учитель объявился – философии; мало их было, видите ли…

Журден. Да-да!.. Я хочу поумнеть, чтобы не ударить в грязь лицом, когда придется с порядочными людьми
Страница 6 из 48

разговаривать…

Г-жа Журден. Сходил бы ты уж, кстати, в школу, – пускай бы тебя там на старости лет розгами угостили…

Журден. Что ж, я от розог не прочь, хоть при всем честном народе, лишь бы знать все то, чему там учат!

Николь. А пожалуй, это бы вам хорошо было – помолодели бы сразу!

Журден. Еще бы!

Г-жа Журден. Очень все это нужно для того, чтобы вести хозяйство как следует!..

Журден. Непременно! Обе вы дуры – и больше ничего; я краснею за ваше невежество… Вот, например, г-жа Журден, знаешь, знаешь ли ты, что ты сейчас говоришь?

Г-жа Журден. Как не знать! Я знаю, что говорю дело и что пора тебе образумиться!

Журден. Я не об этом! Я спрашиваю, какие это слова, что ты говоришь?

Г-жа Журден. Слова настоящие, умные; а поведение твое – как раз наоборот…

Журден. Да не об этом я, пойми ты, наконец! Я спрашиваю тебя о том, что мы говорим; ну, вот я теперь говорю – что это такое?..

Г-жа Журден. Глупости…

Журден. Эх, все невпопад! То, что мы оба говорим?.. Речь наша сейчас, теперь?..

Г-жа Журден. Ну?..

Журден. Как это называется?..

Г-жа Журден. Почем я знаю!

Журден. Это проза, невежда!..

Г-жа Журден. Проза?

Журден. Да, проза… Все, что проза, то не стихи, а все, что не стихи, то проза… Хорошо быть ученым?!. (Николь.) Ну а ты знаешь, что нужно сделать, чтобы сказать: У?

Николь. Как?!

Журден. Что ты делаешь, когда говоришь: У?

Николь. Чего?..

Журден. «Чего»! Скажи: У.

Николь. Ну, У…

Журден. Что ты делаешь?

Николь. Говорю: У.

Журден. Так; но когда ты говоришь У, что ты делаешь?

Николь. Делаю то, что вы говорите…

Журден. Ох, беда связаться с дурами!.. Ты вытягиваешь губу вперед и приближаешь верхнюю челюсть к нижней… У… – видишь? Я как будто дразню тебя: У…

Николь. Вот так славно!

Г-жа Журден. Удивительно!

Журден. А если нужно сказать О, так уж это по-другому. Или, например: ДА, ДА; ФА, ФА…

Г-жа Журден. Что за чепуха такая?!

Николь. Кому какая польза от этого?

Журден. Нет! Не могу я спокойно с глупыми бабами разговаривать!..

Г-жа Журден. Прогони-ка лучше всю эту шайку, пока у тебя совсем ум за разум не зашел!

Николь. А особенно эту каланчу, драгуна этого: напылит каждый раз, так что не продохнуть никому!

Журден. Неужели?.. Этот господин, я вижу, задел тебя за живое… Постой же, я покажу тебе сейчас всю твою необразованность… (Приносит рапиры и одну из них дает Николь.) Держи! первое правило: корпус прямо. Когда колешь квартом – делай так, а когда колешь тьерсом – делай так; и уж не убьют тебя, будь спокойна… Дерешься с кем-нибудь и знаешь, что нет тебе смерти: каково это?! Ну коли меня для примера…

Николь. Эка хитрость, подумаешь! (Наносит ему несколько ударов.)

Журден. Стой! Стой! Тише! Ух!.. Провались ты к черту, негодная!..

Николь. Сказали: коли меня – я и колю…

Журден. Так тьерсом же сначала, а не квартом и не сразу: сделала удар – подожди, пока я отражу его…

Г-жа Журден. Рехнулся, муженек любезный; теперь уж ясно, что рехнулся! И это с тех пор, как стал водиться со знатью…

Журден. Что я вожусь со знатью – это только доказывает мою рассудительность: лучше возиться с барами, чем с каким-нибудь хамьем!

Г-жа Журден. Оно и видно… Много проку тебе от этих бар, что и говорить! Один этот милый граф твой чего стоит!

Журден. Молчи! Не болтай зря! Ты вот говоришь о нем, а не знаешь, о ком говоришь, знаешь ли ты это? Тебе и невдомек, какая это важная особа: он во дворце как дома и с королем разговаривает как я с тобой… Не лестно мне разве, что такая особа запросто бывает у меня, называет меня своим другом любезным и обходится со мной будто с ровней – да так, что все это видят и слышат?.. Сколько он мне добра сделал, поверить трудно! И уж так-то ласков со мной при людях, что мне каждый раз даже совестно становится…

Г-жа Журден. Так, так… А зачем он у тебя деньги таскает?

Журден. Что ж такое?! Разве для меня не честь, что я одолжаю такого знатного барина? Он меня другом любезным называет, а я в такой малости откажу ему?!.

Г-жа Журден. Да что он для тебя сделал, барин-то этот?..

Журден. То он для меня сделал, что, скажи я тебе только, ты рот разинешь!

Г-жа Журден. Ну?

Журден. Шабаш! Много будешь знать – скоро состаришься! Довольно того, что если он мне должен, так и отдаст при первой возможности…

Г-жа Журден. Дожидайся!

Журден. И дождусь! Ведь он же мне сказал…

Г-жа Журден. Сказать-то все можно!

Журден. Честное, говорит, слово благородного человека…

Г-жа Журден. Знаем мы эти слова!

Журден. Неужели?.. И упряма же ты, как я на тебя погляжу! Говорю тебе, что он сдержит слово: я уверен в этом…

Г-жа Журден. А я уверена, что не сдержит и всеми этими любезностями он только улещает тебя…

Журден. Молчи!., это он…

Г-жа Журден. Вот еще не было печали! Опять небось за деньгами… Видеть не могу эту рожу противную!

Журден. Молчи, говорят!..

Явление четвертое

Те же, Дорант.

Дорант. Здравствуйте, господин Журден! Как поживаете, любезный друг?

Журден. Очень хорошо, сударь; весь к вашим услугам…

Дорант. А здоровье госпожи Журден?

Г-жа Журден. Жива еще госпожа Журден, что дальше будет?..

Дорант. О, господин Журден, да вы не на шутку щеголять начинаете!

Журден. Как видите…

Дорант. Удивительно сидит на вас это платье: таких молодцов и у нас при дворе, пожалуй, не найдется!

Журден. Хе-хе!

Г-жа Журден (в сторону). Ловко подъезжает!..

Дорант. Повернитесь-ка! Очень, очень хорошо!

Г-жа Журден. Чучело гороховое – и спереди и сзади!..

Дорант. Я соскучился по вас, господин Журден, честное слово… К вам я питаю такое уважение, как ни к кому из моих знакомых; еще сегодня утром я говорил о вас на приеме у короля…

Журден. Слишком много чести, сударь… (Г-же Журден.) На приеме у короля!

Дорант. Что это вы?!. Наденьте шляпу…

Журден. Я умею уважать людей, сударь…

Дорант. Наденьте, наденьте! Без всяких чинов со мной, пожалуйста…

Журден. Сударь…

Дорант. Исполните мою просьбу, господин Журден; не забывайте, что вы мой друг!

Журден. Я ваш слуга, сударь…

Дорант. Вы хотите, чтобы и я без шляпы остался?

Журден (надевая шляпу). Нет, уж лучше я останусь невежей, чем вы без шляпы…

Дорант. Я ваш должник, как вам небезызвестно…

Г-жа Журден (в сторону). Очень даже хорошо известно!

Дорант. Вы так часто ссужали меня деньгами, и притом с такой готовностью, с такой любезностью, что просто удивляться надо…

Журден. Вы шутите, сударь…

Дорант. Но я умею возвращать долги и быть благодарным за те одолжения, какие мне делают…

Журден. Могу ли я в этом сомневаться, сударь!..

Дорант. Мне хочется расплатиться с вами; я для того и пришел, чтобы свести наши счеты.

Журден (тихо г-же Журден). Ну?!. Видишь теперь свою глупость?..

Дорант. Люблю кончать эти дела при первой возможности…

Журден (тихо г – же Журден). Говорил я тебе!..

Дорант. Итак, много ли я вам должен?

Журден (тихо г-же Журден). Что? Стыдно небось?..

Дорант. Вы хорошо помните, сколько давали мне?

Журден. Думается, что помню… У меня есть записочка. Вот… Сначала дано вам двести луидоров…

Дорант. Верно.

Журден. Потом сто двадцать…

Дорант. Да.

Журден. Потом сто сорок…

Дорант. Да-да.

Журден. Итого четыреста луидоров, или пять тысяч шестьдесят ливров.

Дорант. Совершенно верно! Пять тысяч шестьдесят ливров…

Журден. Тысяча восемьсот тридцать два ливра вашему племяннику…

Дорант. Так.

Журден. Две тысячи семьсот восемьдесят ливров вашему
Страница 7 из 48

портному…

Дорант. Так, так.

Журден. Четыре тысячи триста семьдесят ливров двенадцать су восемь денье вашему поставщику.

Дорант. Прекрасно! Двенадцать су восемь денье… Без ошибки!

Журден. Наконец, тысяча семьсот сорок восемь ливров семь су четыре денье вашему седельнику…

Дорант. Отлично! Всего?..

Журден. Всего пятнадцать тысяч восемьсот ливров.

Дорант. Превосходно! Пятнадцать тысяч восемьсот ливров – ни больше ни меньше… А если прибавить двести ливров, которые я у вас сейчас возьму, то выйдет ровно восемнадцать тысяч франков: я вам уплачу их сразу, как только буду при деньгах…

Г-жа Журден (тихо Журдену). Что?!. Не угадала я?..

Журден (тихо г-же Журден). Молчи!

Дорант. Может быть, это затрудняет вас?

Журден. О нет!

Г-жа Журден (тихо Журдену). Дойная корова ты ему, больше ничего!

Журден (тихо г-же Журден). Молчи же!

Дорант. Если это вас затрудняет, я обращусь к другим…

Журден. Нет, сударь.

Г-жа Журден (тихо Журдену). Он не удовольствуется, пока не обдерет тебя как липку!

Журден (тихо г-же Журден). Молчи, говорю!

Дорант. Пожалуйста, не стесняйтесь, скажите прямо, если это для вас неудобно…

Журден. Нисколько, сударь…

Г-жа Журден (тихо Журдену). Так в карман и лезет!

Журден (тихо г-же Журден). Замолчи же!

Г-жа Журден (тихо Журдену). Все у тебя высосет – до последнего су!

Журден (тихо г-же Журден). Замолчишь, ты!..

Дорант. У меня знакомых достаточно, любой из них ссудит меня охотно; но вы мой лучший друг и, пожалуй, сочли бы себя обиженным, если бы я обошел вас…

Журден. Вы делаете мне слишком много чести, сударь… Я сейчас принесу…

Г-жа Журден (тихо Журдену). Как?! Ты еще дашь ему?..

Журден (тихо г-же Журден). Что ж поделаешь? Не могу же я отказать человеку с таким положением, да еще после того, как он говорил обо мне на приеме у короля…

Г-жа Журден (тихо Журдену). Олух ты, олух!..

Журден уходит.

Явление пятое

Те же, без Журдена.

Дорант. Вы очень расстроены, сдается мне… Что с вами, госпожа Журден?

Г-жа Журден. Голова у меня, того гляди, лопнет… Как еще до сих пор цела, удивляюсь…

Дорант. А почему я не вижу вашей прелестной дочери? Где она?..

Г-жа Журден. Моя прелестная дочь на своем месте…

Дорант. Как она живет?

Г-жа Журден. Живет – хлеб жует…

Дорант. На днях во дворце будет спектакль – балет и комедия: не пожалуете ли вы с вашей дочерью?..

Г-жа Журден. Только нам и заботы теперь – зубы скалить! Только и заботы!..

Дорант. Я думаю, госпожа Журден, что в молодости у вас было немало поклонников, – наверно, вы привлекали их и красотой и общительностью…

Г-жа Журден. А теперь госпожа Журден – старая карга, – так, что ли, сударь? И у нее уж голова на плечах не держится, да?..

Дорант. О госпожа Журден! Будьте великодушны, простите!.. Мне и в голову не пришло, что вы еще молоды; я так рассеян! Не взыщите за грубость, умоляю вас!

Явление шестое

Те же, Журден.

Журден (Доранту). Двести луидоров считаных…

Дорант. Верьте мне, господин Журден, что я весь ваш… Я живу теперь одним желанием – как-нибудь услужить вам при дворе…

Журден. Премного вам обязан!

Дорант. Если госпожа Журден пожелает быть на королевском спектакле, я достану для нее лучшие места.

Г-жа Журден. Госпожа Журден низко вам кланяется…

Дорант (тихо Журдену). Наша прелестная маркиза, как я уже писал вам, не замедлит приехать к вам пообедать и посмотреть балет; кроме того, я убедил ее принять от вас подарок, о котором вы мне говорили…

Журден. На всякий случай отойдемте подальше!..

Дорант. Я не видел вас целую неделю – и вы ничего не знаете об алмазе, который я должен был передать ей от вашего имени. Трудную задачу вы мне задали, могу сказать: только сегодня она уступила моим просьбам и согласилась наконец оставить алмаз у себя…

Журден. А понравился он ей?..

Дорант. Еще бы не понравиться! Или я ничего не понимаю, или этот чудесный камень окажется наилучшим ходатаем за вас…

Журден. Дал бы Бог!

Г-жа Журден (тихо Николь). Как прилип-то! Не оторвешь!..

Дорант. Я обратил ее внимание и на ценность вашего подарка, и на силу вашей любви…

Журден. Ваша доброта, сударь, просто удручает меня; мне совестно подумать, что такая знатная особа удостаивает меня своей заботливостью…

Дорант. Бросьте это! Что за счеты между друзьями? Разве вы не сделали бы того же самого для меня, если бы представился случай?..

Журден. О, конечно! От всего сердца!

Г-жа Журден (тихо Николь). Сил моих не хватает видеть его!

Дорант. Я, по крайней мере, для того чтобы услужить другу, готов на все… Когда вы мне признались, что влюблены в эту милую маркизу, на которую у меня у самого были виды, я тотчас же предложил вам свое посредничество, – не правда ли?

Журден. Сущая правда! Я и говорю, что мне совестно…

Г-жа Журден (тихо Николь). Уйдет он когда-нибудь?!.

Николь. Их теперь водой не разлить!

Дорант. Вы очень ловко затронули ее сердце… Женщины больше всего любят, чтобы на них тратились: беспрестанные серенады, ежедневные букеты, великолепный фейерверк на воде, один подарок, другой подарок – все это говорит о вашей любви гораздо красноречивее, чем могли бы сказать вы сами…

Журден. Только бы мне заслужить ее любовь, а для этого я никаких денег не пожалею… Что может быть прелестнее знатной барыни?!. И если она полюбит, так ведь этакому счастью цены нет!..

Г-жа Журден (тихо Николь). О чем они там все шушукаются? Поди послушай!

Дорант. Скоро вы увидите ее – тогда любуйтесь, наслаждайтесь вволю…

Журден. Для того чтобы нам быть совсем на свободе, я отсылаю жену обедать к моей сестре до позднего вечера…

Дорант. Благоразумно: ваша супруга могла бы стеснить нас… Я от вашего имени отдал нужные приказания повару и распорядился всем, что необходимо для балета… Это моя выдумка, и, если только она будет исполнена как следует, я уверен, что от нее…

Журден (заметив, что Николь подслушивает, дает ей пощечину). Скажите, какая наглость!.. (Доранту.) Уйдемте отсюда, пожалуйста!.. (Уходят.)

Явление седьмое

Николь, г-жа Журден.

Николь. Вот и получила за любопытство! Знаете ли, сударыня, они что-то затевают такое, чтобы вас при этом не было…

Г-жа Журден. Ах, Николь, не первый день подозреваю я своего благоверного! Чует мое сердце, что пошаливает он где-нибудь на стороне: только о том и думаю, как бы накрыть его… А тут еще дочка из ума нейдет! Тебе известно, что Клеонт в ней души не чает: он мне нравится, и надо как-нибудь помочь ему; будь моя воля – не задумалась бы отдать ему Люсиль…

Николь. Уж как мне приятно слушать вас, сударыня, так вы и не поверите! Кому нравится господин, кому – не меньше того – слуга: повенчалась бы одна пара, а под шумок и другая…

Г-жа Журден. Беги к нему! Пусть сейчас же придет сюда – мы вместе на отца насядем…

Николь. Бегу, сударыня, с радостью, побольше бы таких поручений!

Г-жа Журден уходит.

То-то, я думаю, обрадуются оба!..

Явление восьмое

Николь, Клеонт, Ковьель.

Николь (Клеонту). Ах, вот кстати-то! А я было к вам бежать собралась, да с какой весточкой!..

Клеонт. Убирайся, ты, обманщица! И не думай вилять передо мной – не надуешь…

Николь. Так-то вы встречаете…

Клеонт. Убирайся, говорю тебе, и скажи своей барышне, что теперь Клеонт уже не так прост, как был до сих пор, и провести его не так легко…

Николь. Что за странности! Голубчик Ковьель, скажи
Страница 8 из 48

мне, в чем дело?..

Ковьель. «Голубчик, Ковьель»?!. Шалишь, душечка! Ну живо с глаз долой, негодница, чтоб я и не видал тебя больше!

Николь. Как?!. И ты тоже…

Клеонт. С глаз долой, говорят тебе, сгинь, пропади!

Николь (в сторону). Однако! И какая это их муха укусила?.. Пойти рассказать барышне… (Уходит.)

Явление девятое

Клеонт, Ковьель.

Клеонт. А, так поступить со своим поклонником!.. И с каким поклонником! С самым верным, с самым пылким из всех влюбленных!..

Ковьель. Да уж, разуважил нас, что и говорить!

Клеонт. Я проявляю столько страсти, столько нежности к ней, что и вообразить трудно; только ее и люблю в целом мире, только ее и знаю; в ней все мои заботы, все мои желания, все мои радости: говорю только о ней, думаю только о ней, грежу только ею, дышу только ею, сердце мое бьется только для нее, – и за все это какая награда!.. Два дня не вижу ее, и эти два дня кажутся мне двумя веками… Случайно сталкиваюсь с ней на улице, от счастья чуть не падаю в обморок, вне себя от радости и восторга бросаюсь к ней, а она, изменница, глаза в сторону и мимо, как будто никогда в жизни не видала меня!

Ковьель. Вот я то же самое говорю…

Клеонт. Слыхал ли ты когда-нибудь, Ковьель, о такой неблагодарной изменнице, как Люсиль?

Ковьель. А вы, сударь, слыхали когда-нибудь о такой пройдохе, как Николь?..

Клеонт. После всех пламенных уверений, всех вздохов и обетов, какие расточал я перед ее красотой!..

Ковьель. После всех доказательств моей преданности, всех забот и услуг, какие она от меня видела на кухне!..

Клеонт. После всех слез, что я пролил у нее ног!

Ковьель. После всех ведер воды, что я перетаскал для нее из колодца!

Клеонт. После всего того, чем я выразил свою любовь к ней!

Ковьель. После всего того, что я вытерпел, жарясь за нее у печки!

Клеонт. Она бежит от меня с презрением!

Ковьель. Она повертывает ко мне спину, да как еще нагло!

Клеонт. За такое вероломство нет достойного наказания!

Ковьель. За такое бесстыдство тысячи оплеух мало!

Клеонт. И не заикайся мне о ней, прошу тебя…

Ковьель. Мне о ней заикаться, сударь?.. Боже меня упаси!

Клеонт. Никаких просьб за нее, никаких оправданий, слышишь?..

Ковьель. Не извольте беспокоиться…

Клеонт. Нет, видишь ли, что бы ты ни говорил – все это будет ни к чему…

Ковьель. Да у меня этого и в мыслях нет!

Ковьель. Пусть она не надеется на прощение: между нами все кончено…

Ковьель. Так ей и надо!

Клеонт. Может быть, она имеет виды на его сиятельство, с которым все они теперь носятся; захотелось в графини – дело ясное… Но я должен предупредить ее в измене – этого требует моя честь… Я так же отвернусь от нее, как она от меня отвернулась, чтобы не дать ей никакого преимущества над собой…

Ковьель. Превосходно сказано! Я всей душой сочувствую вам…

Клеонт. Так помоги же мне! Я решил потушить в сердце последнюю искру любви к ней, чтобы не осталось и следа прежнего чувства, – поддержи меня в этом решении. Заклинаю тебя, говори мне про нее все дурное, что только можешь придумать; рисуй мне ее в самом гнусном, в самом омерзительном виде, постоянно тверди мне о ее недостатках так, чтобы она окончательно опротивела мне…

Ковьель. Да что в ней, сударь, хорошего-то? Ломается, кривляется – эка находка, подумаешь! Смазливая девчонка, и больше ничего – так я смотрю на нее… Да я вам хоть сейчас целую сотню представлю куда лучше ее… Глаза маленькие – вот уж первое…

Клеонт. Глаза у нее невелики, правда, но сколько в них огня, сколько блеска, как они ласкают, как нежат! Только одни такие глаза и есть во всем мире!..

Ковьель. Рот большой…

Клеонт. Да, но, по своей прелести, единственный – так и манит к поцелую! Восхитительный ротик, очаровательный ротик!

Ковьель. Ростом не вышла…

Клеонт. Положим; зато легка, как птичка, и сложена на диво!

Ковьель. Держит себя так, будто ни до чего ей дела нет…

Клеонт. Верно; но как мило это у нее выходит!

Ковьель. Насчет ума…

Клеонт. Ах, Ковьель, если бы ты знал, какой тонкий, изощренный ум!

Ковьель. Насчет разговора…

Клеонт. Разговор прелестный!

Ковьель. Напускает на себя степенность…

Клеонт. А тебе хотелось бы, чтобы она только и делала, что прыгала да хохотала?.. Есть ли на свете что-нибудь несноснее тех женщин, которые вечно смеются – и кстати и некстати!

Ковьель. Наконец, капризна, уж так-то капризна, что я и не знаю!

Клеонт. О, против этого я не спорю, но хорошенькой женщине все идет, от хорошенькой женщины все стерпишь…

Ковьель. Ну теперь для меня ясно: не разлюбить вам ее вовеки…

Клеонт. Не разлюбить? Мне?.. Тогда лучше умереть! Я буду ненавидеть ее так же страстно, как страстно любил…

Ковьель. Как же вы это сделаете, когда видите в ней одни только совершенства?

Клеонт. Тем славнее будет моя месть, тем больше я проявлю мужества, если возненавижу и брошу ее, – хотя, по-моему, она так мила и очаровательна, что ее нельзя не любить!

Явление десятое

Те же, Люсиль, Николь.

Николь (Люсиль). Никогда еще не была я так обижена!

Люсиль. Не может этого быть, Николь, говорю тебе… Да вот и он…

Клеонт (Ковьелю). Ну уж от меня она словечка не дождется!

Ковьель. И от меня тоже!

Люсиль. Что это значит, Клеонт? Что с вами?..

Николь. Что с тобой, Ковьель?..

Люсиль. Кто вас огорчил?

Николь. Кто тебя рассердил?

Люсиль. Вы онемели, Клеонт?

Николь. Язык у тебя отнялся, Ковьель?

Клеонт. Злодейка!

Ковьель. Иуда в юбке!

Люсиль. Должно быть, на вас неприятно подействовала утренняя встреча?

Клеонт (Ковьелю). Ага, совесть заговорила!

Николь. Не оттого ли ты надулся, что сегодня мы не обратили на вас внимания?

Ковьель (Клеонту). Знает кошка, чье мясо съела!

Люсиль. Угадала я, Клеонт? Скажите…

Клеонт. Да, изменница, вы угадали, уж если на то пошло; но знайте, что торжествовать надо мной вам не придется – не вы мне откажете, а я откажусь от вас… Конечно, трудно мне будет совладать с моим чувством, придется мне и погоревать, и пострадать некоторое время, но я не отступлю и скорее убью себя, чем позволю себе вернуться к вам…

Ковьель (Николь). Слово в слово то же самое…

Люсиль. Вот много-то шуму из ничего! Сейчас я объясню вам, Клеонт, почему это случилось…

Клеонт (стараясь уйти от нее). Нет, я и слушать не хочу…

Николь (Ковьелю). Сейчас я расскажу тебе, отчего так вышло…

Ковьель (тоже стараясь уйти от нее). Я и знать не хочу!

Люсиль (не отставая от Клеонта). Сегодня утром…

Клеонт (не останавливаясь и не глядя на Люсиль). Нет-нет!

Николь (не отставая от Ковьеля). Дело было так…

Ковьель (тоже не останавливаясь и не глядя на Николь). Нет, голубушка!

Люсиль. Послушайте!

Клеонт. Незачем!

Николь. Дай мне сказать!

Ковьель. Я оглох!

Люсиль. Клеонт!

Клеонт. Нет…

Николь. Ковьель!

Ковьель. Ни-ни…

Люсиль. Постойте!

Клеонт. Вздор!

Николь. Выслушай!

Ковьель. Чепуха!

Люсиль. Одну минутку!

Клеонт. Ни секунды!

Николь. Не убудет тебя!

Ковьель. Ладно!

Люсиль. Два слова!

Клеонт. Нет, кончено!..

Николь. Одно слово!

Ковьель. Шабаш!..

Люсиль (останавливаясь). Ну если не хотите меня слушать, думайте и делайте что угодно!

Николь (также останавливаясь). А, ты так?.. Пусть так и будет…

Клеонт (поворачиваясь к Люсиль). Любопытно, однако, что вы можете сказать в свое оправдание?..

Люсиль (в свою очередь уходя от Клеонта). Я передумала и ничего не скажу…

Ковьель (поворачиваясь к
Страница 9 из 48

Николь). Расскажи-ка, расскажи, я послушаю…

Николь (также уходя от Ковьеля). Охота прошла рассказывать…

Клеонт (следуя за Люсиль). Отчего же…

Люсиль (убегая и не глядя на Клеонта). Не скажу, не скажу!

Ковьель (следуя за Николь). Ну, ну…

Николь (также убегая и не глядя на Ковьеля). Ничего, ничего!

Клеонт. Пожалуйста!

Люсиль. Сказала – нет!

Ковьель. Смилуйся!

Николь. Ни за что!

Клеонт. Ну прошу вас!

Люсиль. Оставьте меня…

Ковьель. Ну умоляю тебя!

Николь. Проваливай!

Клеонт. Люсиль!

Люсиль. Нет!

Ковьель. Николь!

Николь. Ни-ни!..

Клеонт. Ради всего, что вам дорого!

Люсиль. Не хочу!

Ковьель. Да уж расскажи!

Николь. Не намерена…

Клеонт. Рассейте мои сомнения!

Люсиль. Не имею ни малейшего желания!

Ковьель. Успокой ты меня!

Николь. И не подумаю!

Клеонт. А… неблагодарная, если вы так мало заботитесь о том, чтобы вывести меня из этого мучительного состояния и оправдать свое недостойное поведение, то мы больше не увидимся: я ухожу и где-нибудь вдали от вас умру от горя и любви!..

Ковьель (Николь). И я туда же…

Люсиль (Клеонту, который хочет уйти). Клеонт!

Николь (Ковьелю, следующему за Клеонтом). Ковьель!

Клеонт (останавливаясь). А?..

Ковьель (также останавливаясь). Что?..

Люсиль. Куда вы?

Клеонт. Я вам сказал…

Ковьель. Мы идем умирать!

Люсиль. Вы идете умирать, Клеонт?

Клеонт. Да, жестокая, потому что вы этого хотите!..

Люсиль. Я хочу, чтобы вы умерли?!.

Клеонт. Хотите, да…

Люсиль. Кто вам сказал?

Клеонт (приближаясь к Люсиль). Конечно, хотите, когда не хотите рассеять мои подозрения!

Люсиль. Да разве это моя вина?.. Если бы вы меня выслушали, я бы вам сказала, что сегодня с нами была моя старая тетка, а по ее мнению, достаточно мужчине подойти к девушке, чтобы обесчестить ее; об этом она толкует нам с утра до вечера и всех мужчин представляет какими-то чертями, от которых бегать надо…

Николь (Ковьелю). Вот и все!

Клеонт. Вы меня не обманываете, Люсиль?

Ковьель (Николь). По совести говоришь?..

Люсиль. Нет, я вас не обманываю…

Николь. По чистой совести…

Ковьель (Клеонту). Как же нам теперь быть?

Ковьель. Ах, Люсиль, достаточно вам только раскрыть губки и произнести одно слово, чтобы вполне успокоить мое сердце! Как легко убеждают нас те, кого мы любим!

Ковьель. О лукавые создания! Обойдут кого угодно!..

Явление одиннадцатое

Те же, г-жа Журден.

Г-жа Журден. Очень рада вас видеть, Клеонт; вы как раз вовремя явились. Сейчас придет муж, не теряйте времени и просите у него руки Люсиль…

Клеонт. Ах, сударыня, как я вам благодарен за эти слова! В них все мои мечты!.. Очаровательное приказание! Милость, которой цены нет!..

Явление двенадцатое

Те же, Журден.

Клеонт. Сударь, позвольте мне без всякого посредничества обратиться к вам с просьбой, которую я уже давно в себе лелею… Дольше молчать я не в силах и говорю прямо: я счел бы себя счастливейшим человеком, если бы вы удостоили меня великой чести – назваться вашим зятем…

Журден. Прежде чем вам ответить, я должен спросить вас: вы дворянин?

Клеонт. На моем месте, сударь, немногие затруднились бы ответом на ваш вопрос: слово слетает с языка легко… Назваться дворянином не считается предосудительным; мы живем в такое время, когда это воровство даже как будто освящено обычаем… Что касается меня, то я должен сознаться, что совесть внушает мне несколько иной взгляд на этот предмет. Я нахожу, что обман, в чем бы он ни проявлялся, недостоин честного человека: не подло ли скрывать предначертанное нам свыше происхождение, щеголять перед светом в краденой личине и выставлять себя не тем, что мы такое на самом деле?.. Смею вас уверить, что родители мои – люди, заслуживающие полного уважения, сам же я шесть лет с честью носил оружие и обладаю достаточным состоянием для того, чтобы занять приличное положение в обществе; но при всем этом мне и в голову не приходит сделать то, что вполне свободно делают другие, то есть самовольно нарядиться в чужое звание… Я не дворянин, говорю вам откровенно…

Журден. Жму вашу руку, сударь, но дочь моя вам не жена…

Клеонт. Почему же?

Журден. Вы не дворянин – этим все сказано…

Г-жа Журден. «Дворянин», «дворянин»! Только от тебя и слышишь… Да мы-то сами кто такие? От Людовика Святого наш род идет, что ли?

Журден. Молчи, жена! Я ведь знаю, куда ты гнешь…

Г-жа Журден. Не мещане мы разве, по-твоему?..

Журден. Трудно тебе язык придержать?!

Г-жа Журден. Твой отец не торговал разве, так же как и мой?..

Журден. Чертова баба, до всего ей дело! Если твой торговал, тем хуже для него; а про моего только одни дураки могут это говорить… Моим зятем будет дворянин, – сказано и кончено!

Г-жа Журден. Зятя надо выбирать по дочери; а ей больше под пару честный человек с деньгами да из себя видный, чем какой-нибудь заморыш дворянский, которому есть нечего…

Николь. Верно! Вот хоть бы нашего помещика сын: такого урода и олуха я от роду не видывала!

Журден (Николь). А ты, грубиянка, молчи, когда тебя не спрашивают! Моя дочь не бесприданница… Я ищу для нее одного почета – и сделаю ее маркизой!

Г-жа Журден. Маркизой?

Журден. Да, маркизой…

Г-жа Журден. Ох! Господи помилуй!

Журден. Это дело решенное…

Г-жа Журден. А я на это никогда не соглашусь!.. От таких браков ничего, кроме худого, не бывает… Я не хочу, чтобы муж моей дочери корил ее родней и чтобы ее дети стыдились называть меня бабушкой. Если бы она приехала ко мне в экипаже, как знатная барыня, да ненароком не поклонилась кому-нибудь из соседей, чего бы тут ни наговорили! «Видали, щеголиху маркизу? К ней и подступиться страшно; а ведь это дочка нашего Журдена, та самая девчонка, что радешенька была с нами в барыни поиграть! Раньше-то знатности этой и в помине не было: ее деды сукном торговали у ворот Святого Иннокентия… Хорошо обеспечили деток, а теперь небось на том свете дорого за это расплачиваются: честным трудом наживешь разве такое богатство?»… Не хочу таких разговоров… Я хочу, чтобы мой зять благодарность ко мне чувствовал и чтобы я безо всяких чинов могла сказать ему: «Присаживайся, голубчик, пообедаем вместе»…

Журден. Надо быть такой дурой, как ты, чтобы не желать вылезти из грязи… Больше я ничего не слушаю: моя дочь будет маркизой, на зло и тебе, и всем твоим кумушкам; а рассердишь меня, так я ее и герцогиней сделаю!..

(Уходит.)

Явление тринадцатое

Те же, без Журдена.

Г-жа Журден. Не все еще пропало, Клеонт, не горюйте! (Люсиль.) Пойдем, дочка; объяви отцу решительно: не за него, мол, так и ни за кого!..

Г-жа Журден, Люсиль и Николь уходят.

Явление четырнадцатое

Клеонт, Ковьель.

Ковьель. Вот вам и совестливость ваша: далеко вы с ней уехали, нечего сказать!..

Клеонт. Что ж делать! Я не мог поступить иначе…

Ковьель. С таким-то человеком?.. Да неужели вы не верите, что это сумасшедший? И что вам стоило поддакнуть ему?

Клеонт. Правда, ничего не стоило; но когда он спросил, дворянин ли я, мне и в голову не пришло, что для него в этом вся суть…

Ковьель. Ха-ха-ха!

Клеонт. Чему ты смеешься?

Ковьель. Какая прекрасная мысль! Одурачим его – и вы свое возьмете…

Клеонт. Каким образом?

Ковьель. То-то выйдет потеха!

Клеонт. Что такое?

Ковьель. Вы знаете, что готовится маскарад? Это нам как раз на руку: так подведем Журдена, что он и опомниться не успеет… Без шутовства не
Страница 10 из 48

обойдется, конечно, да что нам стесняться-то! С Журденом все можно; он отлично сыграет свою роль в нашей комедии и всему поверит, что ему ни скажи… Актеры у меня есть, костюмы тоже; разрешите только действовать…

Клеонт. Так объясни же мне…

Ковьель. Все объясню; а теперь уйдемте! Он, я слышу, возвращается…

Уходят.

Явление пятнадцатое

Журден (один). Что за черт! Со всех сторон меня знатными барами попрекают, а я ничего лучшего не знаю, как водиться со знатными барами: все у них так благородно, так вежливо! Сейчас бы дал два пальца на руке отрубить, если бы только можно было наново родиться графом или маркизом…

Явление шестнадцатое

Журден, слуга.

Слуга. Его сиятельство, сударь, с дамой под ручку…

Журден. Ах боже мой! Мне ведь еще нужно кой о чем распорядиться… Скажи, что я сейчас приду… (Уходит.)

Явление семнадцатое

Слуга, Дорант, Доримена.

Слуга. Барин сказали, что они сейчас придут…

Дорант. Очень хорошо!

Слуга уходит.

Явление восемнадцатое

Дорант и Доримена.

Доримена. Я не знаю, Дорант, ловко ли это, что я вхожу с вами в дом, где я никого не знаю?

Дорант. А в каком же другом месте я мог бы пообедать с вами, маркиза? Вы боитесь огласки и не хотите доставить мне это удовольствие ни у себя, ни у меня…

Доримена. Сознайтесь, однако, что с каждым днем вы все больше и больше опутываете меня доказательствами вашей любви… Я защищаюсь изо всех сил; но ваше упорство оказывается сильнее моего, и вы незаметно заставляете меня делать все, что вам нравится… Тщетно боролась я против ваших посещений, признаний, серенад, подарков, сюрпризов: победа всегда оставалась за вами… Теперь я уж ни за что не отвечаю, а кончится, пожалуй, тем, что вы насильно подведете меня к венцу, о чем я до сих пор меньше всего думала…

Дорант. Честное слово, маркиза, давно бы уж следовало это сделать! Вы вдова и ни от кого, кроме самой себя, не зависите; я тоже сам себе господин и люблю вас больше жизни: в ваших руках все мое счастье, дайте же мне его!

Доримена. Боже мой, Дорант, для того чтобы составить счастливую пару, нужно столько условий и с той и с другой стороны! Часто муж и жена сами по себе прекрасные люди, а согласия между ними нет…

Дорант. У страха глаза велики, маркиза: ваш личный опыт – исключение…

Доримена. Оставим это и возвратимся к тому, с чего у нас начался разговор. Ваши безрассудные траты причиняют мне двойное беспокойство: во-первых, они делают меня вашей неоплатной должницей; во-вторых, простите за откровенность, я не думаю, чтобы они не стесняли вас, а я этого совсем не хочу…

Дорант. Ах, маркиза, это такой вздор! По правде говоря…

Доримена. Я знаю, что говорю… Например, тот алмаз, который вы меня заставили взять, ведь он стоит…

Дорант. Маркиза, умоляю вас, не придавайте такой цены этой безделке, которая, конечно, далеко не стоит вашей красоты, – и снизойдите… А вот и наш хозяин…

Явление девятнадцатое

Те же, Журден.

Журден (сделав два поклона, останавливается в упор перед Дорименой). Чуточку назад, сударыня…

Доримена. Что такое?

Журден. На один шаг всего…

Доримена. Я не понимаю…

Журден. А как же я иначе сделаю третий поклон?

Дорант. Маркиза, господин Журден – знаток в приличиях…

Журден. Сударыня, я чрезвычайно польщен тем, что вы меня осчастливили, тем, что я могу гордиться тем, что вы почтили меня вашим почетным посещением; и если бы я оказался достойным быть, достойным сделаться вас, достойным… и если бы небо, завидуя моему блаженству, ниспослало мне… помогло мне… словом сказать…

Дорант. Довольно, господин Журден… Маркиза не любит комплиментов; а что вы умный человек – это ей известно… (Тихо Доримене.) Наш добряк довольно-таки смешон, как видите…

Доримена (тихо Доранту). Еще бы этого не видеть!

Дорант. Вот лучший мой друг, маркиза…

Журден. Слишком много чести вы мне оказываете!..

Дорант. Человек вполне благовоспитанный…

Доримена. Яв этом не сомневаюсь…

Журден. Я ничем еще не заслужил такой милости, сударыня…

Дорант (тихо Журдену). О вашем алмазе ей ни слова, помните!

Журден (тихо Доранту). Нельзя ли хоть спросить, понравился ли он ей?

Дорант (тихо Журдену). Что вы, помилуйте! Это было бы очень невежливо с вашей стороны; напротив, вам следует так держать себя, как будто вы здесь решительно ни при чем… (Громко.) Господин Журден говорит, маркиза, что он в восторге, видя вас у себя…

Доримена. Я очень польщена!

Журден (тихо Доранту). Как я вам обязан, сударь, за то, что вы сказали ей!

Дорант (тихо Журдену). А чего мне стоило убедить ее принять ваше приглашение!..

Журден (тихо Доранту). Не знаю уж, как и благодарить вас!

Дорант. Он говорит, маркиза, что, по его мнению, вы прелестнейшая женщина в мире…

Доримена. Это очень любезно!

Журден. Если насчет любезности, сударыня, так это про вас надо сказать…

Дорант. А что же обед?..

Явление двадцатое

Те же, слуга.

Слуга (Журдену). Все готово, сударь…

Дорант. Сядемте за стол! Музыкантов сюда!

ТРЕТИЙ ВЫХОД БАЛЕТА

Шесть поваров танцуют; потом приносят стол, покрытый множеством блюд.

Действие четвертое

Явление первое

Журден, Доримена, Дорант, три певца, слуги.

Доримена. Какой роскошный обед! Не правда ли, Дорант?

Журден. Вы изволите шутить, сударыня… Таким ли обедом желал бы я угостить вас!

Дорант. Господин Журден прав, маркиза, и я очень благодарен ему за то радушие, с каким он вас принимает… Обед не достоин вас, совершенно верно. Он заказан мною; но так как я по этой части плохой знаток, то вы найдете здесь немало упущений. Вот если бы за это взялся кто-нибудь из наших друзей, например Дамис, тогда действительно получилось бы нечто образцовое по изысканности и по изобретательности. Он сам не преминул бы так расписать каждое кушанье, что вы должны были бы преклониться перед его знанием и умением… Чего-чего не наговорил бы он вам и о румяном, со всех сторон поджаренном хлебе, который так нежно хрустит на зубах; и о маслянистом вине с чуть-чуть заметной терпкостью; и о бараньей лопатке с петрушкой; и о телячьем окороке, белом, мягком, – сливки да и только; и о куропатках с каким-то необыкновенным запахом; и, наконец, – это слава и гордость – о крепком мясном бульоне, а еще больше – о молодой, жирной индейке, обложенной голубятами и убранной луком пополам с цикорием! Но я чистосердечно сознаюсь в своем невежестве и говорю то же, что и господин Журден: не таким обедом следовало бы угостить вас…

Доримена. Вы видите, как я ем; надеюсь, этого с вас довольно?..

Журден. Ах, что за прелестные ручки!

Доримена. Ручки самые обыкновенные, господин Журден. Вероятно, вы хотели похвалить перстень – он очень хорош, правда?

Журден. Похвалить перстень?! Боже меня сохрани, сударыня! Это было бы очень невежливо с моей стороны… Да и ничего в нем особенного нет!..

Доримена. У вас очень требовательный вкус…

Журден. Вы слишком добры…

Дорант (сделав знак Журдену). Дайте вина господину Журдену и этим господам: они будут любезны спеть нам застольную песню.

Доримена. К хорошему обеду музыка – превосходная приправа… Как меня здесь угощают, однако!

Журден. Сударыня, это…

Дорант. Господин Журден, внимание! Мы услышим от этих господ вещи, несравненно более приятные, чем все наши разговоры…

Первый и
Страница 11 из 48

второй певцы(вместе, со стаканами в руках)

Мы за тобой, Фелис, – один глоток лишь сделай!

Вино, как золото, сверкает в ручке белой:

Зачем тебе с ним враждовать?

Обоих вас любя, я вас не разделяю —

И клятвою скрепить союз наш предлагаю,

Чтоб жизнь взаимно услаждать…

Чуть губки омочи – вино уже вкуснее,

А губки сочные тогда еще сочнее:

Ах, мне с тобой не совладать!

В обоих вас я хмель и негу почерпаю —

И клятвою скрепить союз наш предлагаю,

Чтоб жизнь взаимно услаждать…

Второй и третий певцы(вместе)

Будем пить, друзья, – поверьте,

Время нас не ждет!

Будем пить, доколе смерти

Не настал черед!..

Не оглянемся, как жизни

Оборвется нить…

А уж нам на нашей тризне

Не придется пить…

Пусть разумники из кожи

Лезут и кричат:

Всех их доводов дороже

Нам бутылок ряд.

Ни богатством, ни почетом

Счастья не купить:

Там лишь места нет заботам,

Где умеют пить…

Все три певца(вместе)

Эй, слуга, наливай —

Наливай, не зевай!

Наливай, то и знай,

Чтоб текло через край!

Доримена. Не думаю, чтобы можно было спеть лучше… Прекрасно!

Журден. Я вижу среди нас, сударыня, нечто еще более прекрасное…

Доримена. О, да какой же вы любезник, господин Журден! Вот уж никак не думала!

Дорант. Как, маркиза?!. За кого же вы принимаете господина Журдена?..

Журден. Пусть маркиза принимает меня за того, кем бы я хотел для нее быть…

Доримена. Этого еще недоставало!

Дорант (Доримене). Вы его не знаете…

Доримена. О, это уж слишком!

Журден. От маркизы зависит узнать меня…

Дорант. За словом в карман не полезет, будьте уверены… Но вы не замечаете, маркиза, что господин Журден подбирает все кусочки, до которых вы дотронулись?..

Доримена. Господин Журден восхищает меня!

Журден. Если бы я мог восхитить ваше сердце, я был бы…

Явление второе

Те же, г-жа Журден.

Г-жа Журден. А… мир честной компании! Не ждали меня, дело ясное… Так вот для чего, муженек любезный, ты так усердно выпроваживал меня к сестре обедать! Там театр готовят – здесь пиршество идет, словно на свадьбе!.. Мотай нажитое добро, мотай! Угощай разных барынь, устраивай для них комедии да балеты, а законную жену гони из дому!..

Дорант. Что вы говорите, сударыня! И как могло прийти вам в голову, что ваш супруг мотает свое добро, угощая маркизу?! Маркиза в гостях у меня, прошу понять, а ваш супруг одолжил мне только помещение… Надо быть осторожнее в суждениях и выражениях!..

Журден. Вот тебе, дуре, и натянули нос! Это граф угощает маркизу, понимаешь? Он мне сделал честь, приняв от меня помещение и меня самого пригласил…

Г-жа Журден. Ври больше! Знаю я, в чем дело!

Дорант. Вам изменяет зрение, сударыня, – перемените очки…

Г-жа Журден. На что мне ваши очки – я и без них хорошо вижу! Давно уж у меня душа не на месте, – рассудком я не обижена… Стыдно вам, знатному барину, путаться с моим мужем и потакать его глупостям! А уж с вашей стороны, сударыня, и вовсе нечестно расстраивать семью и позволять женатому человеку ухаживать за собой!

Доримена. Что же это такое?.. Очень вам благодарна, Дорант, за все то, что мне пришлось выслушать!..

Дорант (спеша за уходящей Дорименой). Маркиза, полноте! Куда вы, маркиза?..

Журден. Маркиза… Граф, извинитесь за меня перед маркизой, верните ее!

Явление третье

Журден, г-жа Журден, слуги.

Журден. Ах ты грубиянка, что ты наделала! На весь свет опозорила меня и выгнала таких знатных господ!

Г-жа Журден. Очень нужна мне их знатность!

Журден. Вот перебью о твою голову все тарелки, так иначе заговоришь, подлая!..

Слуги уносят стол.

Г-жа Журден (уходя). Не боюсь я тебя! Я свои права защищаю и уверена, что все жены будут на моей стороне!..

Журден. Не ушла бы, плохо бы тебе пришлось!..

Явление четвертое

Журден (один). Нужно же было ей возвратиться! А я только что разошелся, и чего бы я тут ни наговорил… Это что еще такое?..

Явление пятое

Журден, Ковьель (переодетый).

Ковьель. Имею честь кланяться, сударь… Вы, кажется, меня не узнаёте?..

Журден. Нет, сударь.

Ковьель (показывая рукой на фут от пола). А я знал вас, когда вы были еще вот этаким…

Журден. Меня?

Ковьель. Да. Вы были восхитительным ребенком: все женщины только тем и занимались, что наперерыв нянчили и целовали вас…

Журден. Целовали?

Ковьель. Да. Я был в большой дружбе с вашим покойным батюшкой…

Журден. С моим покойным батюшкой?

Ковьель. Да. Настоящий был дворянин!

Журден. Как вы сказали?

Ковьель. Настоящий, говорю, был дворянин!

Журден. Мой батюшка?

Ковьель. Да.

Журден. Так вы хорошо его знали?

Ковьель. Прекрасно знал.

Журден. И знали именно дворянином?

Ковьель. Именно.

Журден. Поди ж ты! Вот и верь людям после этого!

Ковьель. А что?

Журден. Да как же! Находятся дураки, которые утверждают, что мой отец был купцом…

Ковьель. Купцом? Ваш отец?!. Что за клевета! Никогда он купцом не был!.. Он просто знал толк в сукнах и других тканях и, как человек необыкновенно обязательный, услужливый, сначала скупал их, а потом продавал добрым знакомым…

Журден. Чрезвычайно рад познакомиться с вами, если вы согласитесь подтвердить это при случае…

Ковьель. Хоть перед целым светом!

Журден. Весьма благодарен! Что же вам, собственно, от меня угодно?

Ковьель. После того как я познакомился и сошелся с вашим покойным батюшкой, настоящим дворянином, повторяю, мне пришлось исколесить весь белый свет.

Журден. Весь белый свет?!.

Ковьель. Да.

Журден. А далеко от нас до этого белого света, я думаю?..

Ковьель. Очень далеко. Я вернулся из путешествия всего четыре дня назад; а так как я принимаю близко к сердцу все, что касается вас, то и явился с очень приятною новостью…

Журден. С какой же?

Ковьель. Вы, конечно, знаете, что в Париже гостит сын турецкого султана?

Журден. Признаюсь, не слыхал…

Ковьель. Что вы! Да он живет здесь так роскошно и открыто и принят везде с таким почетом, что о нем только и говорят…

Журден. Не слыхал, представьте!

Ковьель. Самое же важное – это то, что он влюблен в вашу дочь…

Журден. Сын турецкого султана?!

Ковьель. Да, и хочет стать вашим зятем…

Журден. Моим зятем? Сын турецкого султана?

Ковьель. Вашим зятем… сын турецкого султана… Я с ним виделся, и он мне сказал в разговоре, по-турецки разумеется, – я хорошо знаю этот язык: «Аксиам крок солер онш алла мустаф гиделум аманахем варакини уссере карбулат?» – то есть: «Видел ли ты прекрасную молодую особу, дочь господина Журдена, парижского дворянина?»

Журден. Так про меня и сказал?!.

Ковьель. Да. А когда я ответил, что видел, вас же самих знаю отлично, он и признался: «Ах, говорит, марабаба сахем!» – то есть: «Ах, до чего я в нее влюблен!»

Журден. «Марабаба сахем» значит «до чего я в нее влюблен»?

Ковьель. Да.

Журден. Вот хорошо, что вы мне это сказали! Мне бы и в голову не пришло, что «марабаба сахем» значит «до чего я в нее влюблен»! Что за удивительный язык!

Ковьель. Это верно… Знаете вы, например, что значит «какаракамушен»?

Журден. «Какаракамушен»?!. Нет.

Ковьель. Это значит «моя душенька».

Журден. «Какаракамушен» значит «моя душенька»?..

Ковьель. Да.

Журден. Удивительно! «Какаракамушен» – «моя душенька»! Всю жизнь думай – не догадаешься! Удивительно!

Ковьель. В конце же концов он поручил мне просить руки вашей дочери; но для того чтобы тесть был достоин зятя, вы должны быть
Страница 12 из 48

возведены в сан мамамуши – это очень высокий сан в Турции…

Журден. Мамамуши?..

Ковьель. Да, мамамуши. По-нашему – паладин… А паладинами назывались в древности… эти самые… паладины. Высокое звание, выше его нет; вы будете на равной ноге со всеми царственными особами…

Журден. Это такая честь, такая честь… Сын турецкого султана! Будьте добры, проводите меня к нему, чтобы я мог лично выразить ему мою глубокую благодарность.

Ковьель. Зачем?!. Сейчас он сам сюда пожалует…

Журден. Сам сюда пожалует?..

Ковьель. Да, и со всей церемонией, какая при этом требуется…

Журден. Я просто опомниться не могу, до того все это быстро!

Ковьель. Где любовь, там и нетерпение!

Журден. Одно меня смущает, и очень смущает: моя дочь – большая упрямица; она бредит неким Клеонтом и клянется, что ни за кого другого не выйдет замуж…

Ковьель. Пусть только она увидит сына турецкого султана: тогда другое заговорит… К тому же – удивительное совпадение! – сын турецкого султана несколько похож на этого Клеонта; мне его как-то показывали… Таким образом, любовь к одному легко может перейти на другого – и тогда… Постойте! Кажется, это он… Да-да…

Явление шестое

Те же, Клеонт (переодетый турком), три пажа (с его верхним платьем).

Клеонт. Абусахим оки бораф, Джиурдина, саламалеки.

Ковьель (Журдену). Это значит: «Господин Журден, пусть ваше сердце круглый год будет подобно цветущему розовому кусту». Так обыкновенно выражаются в Турции, когда хотят быть любезными…

Журден. Я покорнейший слуга его турецкого высочества…

Ковьель. Коригар камбото устин мораф.

Клеонт. Устин йок катамалеки базум база алла моран.

Ковьель. Он говорит: «Да ниспошлет вам небо силу льва и мудрость змеи».

Журден. Его высочество слишком милостивы ко мне… Я желаю ему всех земных благ!

Ковьель. Осса банамен садок бабалли оракаф урам.

Клеонт. Бель-мен.

Ковьель. Он просит вас сейчас же пойти вместе с ним приготовиться к церемонии; ему желательно как можно скорей увидеть вашу дочь и вступить с нею в брак…

Журден. И это он столько наговорил в двух словах?..

Ковьель. Да: уж таков турецкий язык… Идите же, идите!

Журден, Клеонт и пажи уходят.

Явление седьмое

Ковьель (один). Ха-ха-ха! Вот потеха-то, право! Экий олух! Выучи он свою роль наизусть – и то не сыграл бы ее лучше! Ха-ха-ха!

Явление восьмое

Ковьель и Дорант.

Ковьель. Убедительно прошу вас, сударь, помогите нам в нашей затее…

Дорант. Это ты, Ковьель?.. Вот ни за что не узнал бы тебя! Что это тебе вздумалось нарядиться?

Ковьель. Увидите! Ха-ха-ха!

Дорант. Чему ты смеешься?

Ковьель. Да уж очень смешно, сударь…

Дорант. Что ж такое?

Ковьель. Мы придумали, сударь, как заставить господина Журдена выдать свою дочь за моего барина; только уж как вы ни ломайте голову – вам не догадаться, в чем дело…

Дорант. В чем дело, я не знаю; но знаю, что из него выйдет прок, раз ты в нем участвуешь!

Ковьель. Да ведь вам этот осел достаточно известен!

Дорант. Объясни мне все-таки, что ты затеял?..

Ковьель. Будьте добры, отойдите в сторону: надо очистить место… Сейчас вы кое-что увидите, а остальное я вам доскажу…

Явление девятое

Турецкая церемония

Муфтий, дервиши, турки, помощники муфтия, поющие и пляшущие.

Первый выход балета

Шесть турок выходят с важностью, попарно, под музыку. Они несут три ковра, которые приподнимают очень высоко, после того как протанцевали несколько фигур. Поющие турки проходят под этими коврами и выстраиваются по обеим сторонам сцены. Муфтий, сопровождаемый дервишами, заключает шествие. Турки расстилают ковры по полу и бросаются поверх их на колени. Муфтий и дервиши остаются среди них на ногах, и, в то время как муфтий, гримасничая, кривляясь и не произнося ни одного слова, призывает Магомета, турки-помощники простираются ниц, припевая «Алла», и воздевают руки к небу, припевая «Алла»; по окончании же заклинания встают, припевая «Алла-эк-бер», а два дервиша уходят за Журденом.

Явление десятое

Муфтий, дервиши, турки, поющие и пляшущие, Журден, одетый по-турецки, с бритой головой, без чалмы и сабли.

Муфтий (Журдену).

Се ти сабир,

Ти респондир;

Се нон сабир,

Тацир, тацир…

Ми стар Муфти;

Ти кви стар ти?

Нон интендир;

Тацир, тацир…

Два дервиша уводят Журдена.

Явление одиннадцатое

Муфтий, дервиши, турки, поющие и пляшущие.

Муфтий

Диче, турке, кви стар квиста?

Анабатиста? Анабатиста?

Турки. Йок.

Муфтий. Цвинглиста?

Турки. Йок.

Муфтий. Коффита?

Турки. Йок.

Муфтий. Гуссита? Мориста? Фрониста?

Турки. Йок, йок, йок.

Муфтий. Йок, йок, йок. Стар пагана?

Турки. Йок.

Муфтий. Лютерана?

Турки. Йок.

Муфтий. Пуритана?

Турки. Йок.

Муфтий. Брамина? Моффина? Цурина?

Турки. Йок, йок, йок.

Муфтий. Йок, йок, йок. Махаметана? Махаметана?

Турки. Хи валла. Хи валла.

Муфтий. Комо камара? Комо камара?

Турки. Джиурдина, Джиурдина.

Муфтий (прыгая). Джиурдина, Джиурдина.

Турки. Джиурдина, Джиурдина.

Муфтий

Махамета, пер Джиурдина;

Ми прегар сера э матина.

Волер фар ун паладина

Де Джиурдина, де Джиурдина.

Дар турбанта э дар скорина

Кон галера е бригантина

Пер деффендер Палестина

Махамета, пер Джиурдина

Ми прегар сера э матина.

(Обращается к туркам.)

Стар бон турка Джиурдина?

Турки. Хи валла. Хи валла.

Муфтий (приплясывая и подпрыгивая). Ха-ла-ба, ба-ла-шу, ба-ла-ба, ба-ла-да.

Турки. Ха-ла-ба, ба-ла-шу, ба-ла-ба, ба-ла-да.

Явление двенадцатое

Турки, поющие и пляшущие.

Второй выход балета

Явление тринадцатое

Муфтий, дервиши, Журден, турки, поющие и пляшущие.

Муфтий возвращается в парадной чалме огромных размеров, утыканной зажженными свечами в пять-шесть рядов; его сопровождают два дервиша в остроконечных шапках, также украшенных. Два других дервиша вводят Журдена и ставят его на колени; при этом руки его упираются в пол, а спина, на которую кладут Алькоран, служит муфтию пюпитром. Муфтий повторяет шутовское заклинание, хмуря брови, ударяя время от времени по Алькорану и стремительно переворачивая листы; потом, подняв глаза к небу, он громко вскрикивает: «Гу». В продолжение этого заклинания турки-помощники, то сгибаясь, то выпрямляясь, также поют: «Гу-гу-гу».

Журден (после того как с его спины сняли Алькоран). Уф!

Муфтий (Журдену) Ти нон стар фурба?

Турки Но, но, но.

Муфтий Но стар форфанта?

Турки Но, но, но.

Муфтий (туркам) Донар турбанта?

Турки

Ти нон стар фурба?

Но, но, но.

Но стар форфанта?

Но, но, но.

Донар турбанта.

Третий выход балета

Пляшущие турки под музыку надевают на Журдена чалму.

Муфтий (вручая Журдену саблю)

Ти стар нобиле, ннон стар фаббола:

Пильяр шьябола.

Турки (с саблями в руках)

Ти стар нобиле, нон стар фаббола:

Пильяр шьябола.

Четвертый выход балетА

Пляшущие турки бьют Журдена саблями плашмя и в такт.

Муфтий

Дара, дара,

Бастонара.

Турки

Дара, дара,

Бастонара.

Пятый выход балета

Пляшущие турки бьют Журдена в такт палками.

Муфтий

Нон тенер онта,

Квеста стар л'ултима аффронта.

Турки

Нон тенер онта,

Квеста стар л'ултима аффронта.

Муфтий приступает к третьему заклинанию; дервиши почтительно поддерживают его под руки. После этого поющие и пляшущие турки, прыгая вокруг муфтия, удаляются вместе с муфтием и увлекают за собой
Страница 13 из 48

Журдена.

Действие пятое

Явление первое

Журден (одетый турком), г-жа Журден.

Г-жа Журден. Ах господи боже мой! Что это такое? Что за образина? В ряженые записался? Святки у нас, что ли? Да говори же, что это значит? Кто тебя так изуродовал?

Журден. Экая грубиянка! Не умеет разговаривать с мамамуши!

Г-жа Журден. Как?..

Журден. Да, теперь ты должна относиться ко мне с особенным уважением: я произведен в мамамуши…

Г-жа Журден. В какие такие мамамуши?..

Журден. В мамамуши, понимаешь? Я теперь мамамуши!

Г-жа Журден. Это что ж за зверь такой?!.

Журден. Мамамуши – по-нашему паладин.

Г-жа Журден. Паладин?! Шут гороховый, стало быть?!.

Журден. Вот дура-то неученая! Паладин – это такое звание; я получил его после церемонии…

Г-жа Журден. После какой церемонии?..

Журден. Махамета пер Джиурдина.

Г-жа Журден. А это что же?

Журден. Джиурдина – значит Журден.

Г-жа Журден. Ну Журден, а дальше-то что?

Журден. Волер фар ун паладина де Джиурдина.

Г-жа Журден. Как?..

Журден. Дар турбанта кон галера.

Г-жа Журден. Не понимаю!

Журден. Пер деффендер Палестина.

Г-жа Журден. И все-таки не понимаю!..

Журден. Дара, дара, бастонара.

Г-жа Журден. Да по-каковски ты говоришь-то?..

Журден. Нон тенер онта, квеста стар л'ултима аффронта.

Г-жа Журден. Скажешь ли ты мне наконец, что это значит?

Журден (поет и пляшет). Ха-ла-ба, ба-ла-шу, ба-ла-ба, ба-ла-да! (Падает.)

Г-жа Журден. Господи, вот горе-то! Рехнулся муженек мой!..

Журден (поднявшись и уходя). Цыц, грубиянка! – не забывай, что я мамамуши…

Г-жа Журден (одна). И с чего это на него нашло?.. Побежать за ним – не вздумал бы из дому удрать!.. (Увидав входящих Доримену и Доранта.) А, вот они, лиходеи наши! Везде беда, куда ни оглянешься!.. (Уходит.)

Явление второе

Доримена, Дорант.

Дорант. Да, маркиза, вы увидите нечто поистине забавное: другого такого сумасброда, я думаю, в целом мире не сыщешь! И потом, следует помочь Клеонту – будемте уж заодно с ним… Это премилый юноша, и для него постараться не грех!

Доримена. Я очень хорошего мнения о нем и желаю ему всего лучшего…

Дорант. Наконец, маркиза, нас еще ожидает балет: зачем нам терять его! Мне хочется знать, удалась ли моя выдумка…

Доримена. Я уж заметила, что готовится что-то великолепное; но терпение мое истощилось, Дорант. Ваша расточительность переходит всякие границы – надо ее прекратить; мы должны обвенчаться – чем скорее, тем лучше… Другого средства я не знаю: после свадьбы все эти глупости вылетят у вас из головы…

Дорант. Маркиза, это правда? Вы решились осчастливить меня?..

Доримена. Только для того, чтобы спасти вас от разорения! Я вовсе не хочу, чтобы вы из-за меня пошли по миру….

Дорант. О, маркиза, какая трогательная заботливость и как я вам благодарен за нее! Все мое состояние ваше, так же как и мое сердце: владейте и повелевайте!

Доримена. Постараюсь… А вот и наш турецкий вельможа… Что за прелесть!

Явление третье

Те же, Журден.

Дорант. Маркиза и я поспешили явиться к вам, сударь, чтобы выразить почтение к вашему новому сану и принять участие в вашей семейной радости…

Журден (раскланявшись по-турецки). Желаю вам, чтобы у вас была сила змеи и мудрость льва!..

Доримена. Я очень рада, что мне удалось одной из первых поздравить вас с таким редким отличием…

Журден. А вам, сударыня, желаю, чтобы круглый год цвел розовый куст ваш… Я вам несказанно обязан за ваше внимание к моему благополучию; чрезвычайно рад, что вы пожаловали ко мне и что я могу извиниться перед вами за грубость моей жены…

Доримена. О, какой вздор! Я вполне понимаю и извиняю ее… Без сомнения, ей очень дорога ваша любовь, и немудрено, что она побаивается за то счастье, какое выпало ей на долю!

Журден. Вся моя любовь принадлежит вам, сударыня…

Дорант. Вы видите, маркиза, что господин Журден не из тех людей, которых ослепляют почести: в своем высоком положении он не забывает старых друзей…

Доримена. Это свойство великих душ!

Дорант. А где же его турецкое высочество?.. Как ваши друзья, мы желали бы представиться ему…

Журден. Вот он… А за дочерью я сейчас послал, чтобы поспешить с помолвкой…

Явление четвертое

Те же, Клеонт (по-прежнему переодетый).

Дорант (Клеонту). Позвольте, ваше высочество, друзьям вашего будущего тестя представиться вам и засвидетельствовать их глубочайшее к вам уважение…

Журден. Где же переводчик?.. Он должен сказать ему, кто вы такие, и передать ему ваши слова. Вот вы услышите, как он вам ответит: по-турецки говорит удивительно… Эй! Куда он запропастился, черт его возьми?!. (Клеонту.) Струф, стриф, строф, страф: этот господин – гранде сеньоре, гранде сеньоре, гранде сеньоре; а эта госпожа – гранда дама, гранда дама, гранда дама… (Видя, что тот его не понимает.) А! (Клеонту, указывая на Доранта.) Это вот французский мамамуши, а это французская мамамушица… Если неясно, лучше не могу… Ну наконец-то пожаловал!

Явление пятое

Те же, Ковьель (переодетый).

Журден. Где вы были? Без вас слова сказать не можем… (Указывая на Клеонта.) Передайте его высочеству, что этот господин и эта госпожа – знатные особы и что они желают представиться ему, а также засвидетельствовать свое уважение… (Доримене и Доранту.) Слушайте, слушайте!

Ковьель. Алабала крочиам акчи хорам алабамен.

Клеонт. Каталеки тубал урин сотер амалухан.

Журден (Доримене и Доранту). Слышите, а?..

Ковьель. Он говорит: «Да будет вечно орошаем всякими благами сад всего вашего рода».

Журден. Не сказал я вам, что он говорит по-турецки?

Дорант. Поразительно!

Явление шестое

Те же, Люсиль.

Журден. Подойди, дочь моя, подойди и дай руку этому господину, который делает тебе честь, желая взять тебя в жены…

Люсиль. Что такое, батюшка? Я понять не могу! Что за комедия?..

Журден. Совсем не комедия, а дело очень серьезное, и такая для тебя честь, какой тебе и не снилось. (Указывая на Клеонта.) Вот твой жених…

Люсиль. Мой жених, батюшка?..

Журден. Да-да! Протяни же ему руку и поблагодари небо за ниспосланное тебе счастье!

Люсиль. Я вовсе не хочу замуж…

Журден. А я этого хочу! Отец я тебе или нет?

Люсиль. Ни за что!

Журден. Без разговоров. Руку, говорят тебе! Руку, ну?!.

Люсиль. Нет, батюшка, я уже сказала вам, что никто и ничто не заставит меня выйти за кого-нибудь, кроме Клеонта; и я скорее решусь наложить на себя руки, чем… (Узнав Клеонта.) Вы, мой отец, правы, и я обязана беспрекословно повиноваться вам… На все ваша воля, а я прекословить не смею!

Журден. Так-то. Вот лучше! Очень рад! Приятно иметь послушную дочь!..

Явление седьмое

Те же, г-жа Журден.

Г-жа Журден. Что это? Что это? Ты, говорят, хочешь отдать дочь за какое-то чучело?..

Журден. Замолчишь ли ты наконец, неугомонная баба? Всюду суешь свой глупый нос, и никакими силами не вразумить тебя!..

Г-жа Журден. Это тебя никакими силами не вразумить: что ни шаг, то новая глупость! Что ты затеял? Что тебе в голову взбрело?..

Журден. Я выдаю дочь за сына турецкого султана!

Г-жа Журден. За сына турецкого султана?..

Журден. Ну да! (Указывая на Клеонта.) Приветствуй его как следует – через вот этого переводчика…

Г-жа Журден. На что мне переводчик: я и без переводчика прямо в глаза ему скажу, чтобы он о моей дочери и думать не смел!

Журден. Ой заставлю я тебя замолчать!

Дорант. Как, госпожа Журден, – вы
Страница 14 из 48

противитесь такому счастью? Не хотите иметь зятем его турецкое высочество?

Г-жа Журден. Ах, сударь, знали бы вы лучше свои дела!

Доримена. Это такая честь, от которой нельзя отказываться!

Г-жа Журден. Уж будьте любезны и вы, сударыня, не заботиться о том, что вас не касается!..

Дорант. Если мы позволяем себе вмешиваться, то лишь из дружбы к вам…

Г-жа Журден. Проживем и без вашей дружбы!

Дорант. Однако ваша дочь соглашается повиноваться отцу…

Г-жа Журден. Моя дочь соглашается выйти за турка?!.

Дорант. Беспрекословно!

Г-жа Журден. И может забыть Клеонта?!.

Дорант. Все можно забыть ради того, чтобы сделаться знатной дамой!

Г-жа Журден. Пусть-ка она осмелится: я ее своими руками задушу!

Журден. Вот язык-то без костей! Говорю тебе, что этот брак – дело решенное!..

Г-жа Журден. А я тебе говорю, что этому браку не бывать!

Журден. Не ори!

Люсиль. Матушка…

Г-жа Журден. Знать тебя не хочу, скверная девчонка!

Журден (г-же Журден). Как?! Ты не хочешь ее знать за то, что она меня слушается?..

Г-жа Журден. Да… Она такая же моя, как и твоя!

Ковьель (г-же Журден). Сударыня…

Г-жа Журден. Вас еще тут недоставало!

Ковьель. Одно слово…

Г-жа Журден. Не нужно мне вашего слова!

Ковьель (Журдену). Сударь, мне бы только одно слово шепнуть вашей супруге: ручаюсь вам, что тогда она на все согласится!..

Г-жа Журден. Ни на что не соглашусь!

Ковьель. Выслушайте только…

Г-жа Журден. Нет!

Журден (г-же Журден). Да выслушай же!

Г-жа Журден. Нечего мне его слушать!

Журден. Он тебе скажет…

Г-жа Журден. Ничего он мне не скажет!

Ковьель. Только выслушайте, а потом поступайте как угодно…

Г-жа Журден. Ну что такое?!.

Ковьель (тихо г-же Журден). Вот уж целый час, сударыня, как мы вам делаем знаки… Неужто вы не видите, что мы только потакаем сумасбродству вашего мужа, что мы обманываем его этим переодеванием и что сын турецкого султана – не кто иной, как сам Клеонт?

Г-жа Журден (тихо Ковьелю). А-а-а!..

Ковьель (так же). А я совсем не переводчик, я Ковьель…

Г-жа Журден (так же). А… ну если так, я уступаю…

Ковьель (так же). Не выдавайте нас!

Г-жа Журден (громко). Так и быть, я согласна на этот брак…

Журден. Уф, насилу-то все образумились! (Г-же Журден.) А ты не хотела его выслушать! Я был уверен, что он тебе все разжует и в рот положит!

Г-жа Журден. Все разжевал и в рот положил – и мне больше ничего не надо! Посылай за нотариусом…

Дорант. Прекрасно сказано!.. А для того чтобы вы были совсем уж довольны, сударыня, и чтобы у вас не осталось уж никакого повода ревновать вашего супруга, как это сегодня было, спешу вам объявить другую новость: тот же самый нотариус составит свадебный контракт и для нас с маркизой.

Г-жа Журден. Согласна и на это!

Журден (тихо Доранту). Вы отводите ей глаза – понимаю!..

Дорант (тихо Журдену). Надо утешить ее этой выдумкой!..

Журден (так же). Так, так… (Громко.) Пусть сходят за нотариусом!

Дорант. А когда с ним разделаемся – посмотрим балет и позабавим его турецкое высочество дивертисментом…

Журден. Отлично придумано! Займемте же места!

Г-жа Журден. А Николь?

Журден. Я отдаю ее переводчику, а жену – кому угодно!..

Ковьель. Покорнейше вас благодарю, сударь… (В сторону.) Однако другого такого олуха, пожалуй, и не сыщешь!..

Балет наций

Выход первый

Раздаватель билетных либретто, пляшущий; надоедала, пляшущий; два кавалера, две дамы, два гасконца, швейцарец, старый болтун, старая болтунья, зрители, поющие.

Хор зрителей(раздавателю либретто)

Ах, сударь, мне! Прошу вас! Ради бога,

Позвольте книжку мне… Служить вам всем готов…

1-й кавалер

От этих, сударь, крикунов

Нас отличите хоть немного:

На нашу сторону, пожалуйста, – для дам…

2-й кавалер

Эй, сударь! эй! Хоть две-три книжки нам!

1-я дама

Как мало, боже мой, как мало

Здесь чтут порядочных людей!

2-я дама

Лишь для одних гризеток здесь достало

И книжек и скамей!

1-й гасконец, 2-й гасконец и швейцарец ломаным языком выражают свое неудовольствие. Раздаватель либретто, спасаясь от докучников, преследующих его по пятам, убегает в гневе.

Старый болтун

Ни крошки правды не тая,

Скажу вам я:

Бог им судья,

Всем этим с самого начала

Доволен мало…

Вот дочь моя,

Такое милое дитя,

Каких еще и не бывало,

И счет она уж потеряла

Тем, что рвались ко мне в зятья:

Нужна ей книжка, чтоб, следя

Стих в стих, она все понимала, —

И нет!.. К тому ж не ожидала

Моя семья,

Когда себя

Так наряжала,

Чтоб ей забраться предстояло

Чуть не в надзвездные края,

Тогда как зала

Полна каким-то сбродом вся!

Бог им судья, —

Доволен, правды не тая

Ни крошки, я,

Скажу вам, с самого начала

Всем этим мало!

Старая болтунья

О, что за стыд!

Лицо мое так и горит!

Вишь, отыскался сибарит —

И не глядит!..

Скотство подобное едва ли

Когда видали!

Да где же мы: сошлись ли в зале

Иль в хлев попали?..

А если б знали,

О чьей красе во всем квартале

Молва гремит

И с кем вчера еще на бале

Два графа даже танцевали?!.

И ей нет места?! Стыд! стыд! стыд!

Кавалеры

Какой здесь шум!

Дамы

Какая смесь!

Кавалеры

Того гляди, друг друга покалечим

Мы в этой толкотне!..

1-я дама

О боже мой!

2-я дама

Да здесь дышать нам скоро будет нечем!

Гасконцы и швейцарец тем же ломаным языком выражают свое неудовольствие.

Старый болтун

Уйдем, дружок,

От недотрог:

Следок в следок

Не отставай ни на вершок…

Мы здесь, как видно, не в почете,

А словно в каторжной работе!..

Я изнемог,

Разбит и вдоль и поперек,

Насквозь промок

И под собой не слышу ног!

Нет, братцы, врете, —

Очков мне больше не вотрете

И в свой вертеп не зазовете!

Я к вам по собственной охоте

Уж не ходок;

А соблазнюсь – в один прискок

Меня на первый же сучок,

И мы в расчете…

Уйдем, дружок,

От недотрог:

Следок в следок

Не отставай ни на вершок…

Мы здесь, как видно, не в почете,

А словно в каторжной работе!..

Старая болтунья

Скорей домой,

Барашек мой!

Тут, как ни вой,

Все стой да стой,

Как будто сами мы не баре!..

А чуть мы вон – состроят хари

От удивленья – ой-ой-ой!..

Толклась бы лучше на базаре,

Сюда же больше ни ногой:

Иначе пусть из вас любой

Своей рукой

Пощечин влепит мне по паре!..

Скорей домой,

Сыночек мой!

Тут, как ни вой,

Все стой да стой,

Как будто сами мы не баре!..

Раздаватель либретто возвращается в сопровождении докучников. Зрители с криками накидываются на него. Докучники раздают книги, взятые ими у раздавателя, который в это время пляшет.

Выход второй

Трое докучников пляшут.

Выход третий

Испанцы.

Трииспанца (поют)

Se que me muero de amor

Y solicito el dolor.

A un muriendo de querer

De tan buen ayre adolezco

Que es mas de lo que padezco

Lo que quiero padecer

Y no pudiendo exceder

A mi deseo el rigor.

Se que me muero de amor

Y solicito el dolor.

Lisonxeame la suerte

Con piedad tan advertida,

Que me assegura la vida

En el riesgo de la muerte.

Vivir de su golpe fuerte

Es de mi salud primor.

Se que, etc.

Шесть испанцев танцуют.

Три испанца-музыканта

Ау! que locura, con tanto rigor

Quexarce de Amor,

Del nino bonito

Que todo es dulcura.

Ay! que locura!

Ay! que locura!

Испанец (поет)

El dolor solicita,

El que al dolor se da,

Y nadie de amor muere

Sino quien no save amar.

Два испанца

Dulce muerte es el amor

Con correspondencia igual,

Y si esta gozamos hay

Porque la quieres turbar?

Испанец

Alegrese enamorado

Y tome mi parecer

Que en esto de querer

Todo es hallar el vado.

Все три испанца

Vaya, vaya de fiestas,

Vaya de vayle.

Alegria, alegria, alegria,Q

Que esto de dolor es fantasia.

Выход четвертый

Итальянцы.

Итальянка

Di rigori armata il
Страница 15 из 48

seno

Contre Amor mi libellai,

Ma fui vinta in un baleno

In mirar due vaghi rai.

Ahi! che resiste puoco

Cor di gelo a stral di fuoco!

Ma si caro e 'l mio tormento,

Dolce e si la piaga mia,

Ch' il penare e 'l mio contento,

E 'l sanarmi e tirannia.

Ahi! che piu giova e piace

Quanto amor e piu vivace!

Два скомороха и два шута представляют с арлекином ночь в стиле представлений итальянских комедиантов.

Музыкант-итальянец

Bel tempo che vola

Rapisce el contento,

D'Amor ne la scola

Si coglie il momento.

Музыкантша-итальянка

Insin che florida

Ride l'eta

Che pur tropp' horrida

Da noi sen va.

Оба вместе

Su cantiamo,

Su godiamo,

Ne' bei di di gioventu:

Perduto ben non si racquista piu.

Музыкант

Pupilla ch'e vaga

Mill' alm incatena,

Fa dolce la piaga,

Felice la pena.

Музыкантша

Ma poiche frigida

Langue l'eta

Piu l'aima rigida

Fiamme non ha.

Оба музыканта

Su cantiamo, etc.

Шуты и скоморохи заканчивают выход пляской.

Выход пятый

Французы.

Два пуатуанца, поющие и пляшущие; пуатуацы и пуатуанки, пляшущие.

1-й пуатуанец

Как хорошо в тени ветвей!

Как день ликующий сияет!

2-й пуатуанец

И сладкогласный соловей

Прилет свой лесу возвещает…

Приют чудесный —

Зеленый свод;

Приют чудесный

К любви зовет!

Оба

Как жизнь прекрасна!

Взгляни вокруг:

И там и здесь к супруге страстно

И нежно ластится супруг…

Одной природе лишь подвластна,

Любовь у птиц не знает мук!

Из-за листвы нам каждый сук

За звуком звук

Сулит блаженство не напрасно!

Гони испуг,

Мой милый друг,

И пусть сердца звучат согласно!

Три пуатуанца и три пуатуанки пляшут вместе.

Выход шестой и последний

Испанцы, итальянцы и французы смешиваются в одну массу под общие рукоплескания.

Хор зрителей

Очаровательно! Такого наслажденья

И боги никогда не знали, без сомненья!..

Педро Кальдерон Де Ла Барка. Дама Привидение

Действуюцие лица

Дон Мануэль

Дон Луис

Дон Хуан

Косме, слуга

Родриго, слуга

Донья Анхела

Донья Беатрис

Клара, служанка

Исабель, служанка

Слуги

Толпа

Действие происходит в Мадриде.

Хорнада первая

Улица.

Сцена 1-я

Дон Мануэль, Косме, одетые по-дорожному[1 - …одетые по-дорожному. – Испанские дворяне, которые обычно одевались в платье темного цвета, отправляясь в дорогу, надевали богатые наряды, в которых преобладали светлые тона.]

Дон Мануэль

Всего на час мы опоздали,

А то бы видели мы праздник,

Каким Мадрид великодушный

Отметил ныне день крестин

Властительного Бальтасара [2 - Отметил ныне день крестин// Властительного Бальтасара. – Главное указание на датировку драмы. Инфант Бальтасар Карлос, сын Филиппа IV, был крещен 4 ноября 1629. Бальтасар умер подростком и не правил.].

Косме [3 - Первый монолог Косме содержит дружески шутливые намеки на известные пьесы Лопе де Веги, Миры де Амескуа, Рохаса Сорильи. Эрудиция Косме в античной мифологии и истории – полуреальное свидетельство влияния испанского театра на широкие круги народа.]

Всего на час [4 - Всего на час… – Новое характерное для барокко понимание большого воздействия времени и других внешних факторов на жизнь по сравнению с более уверенной активностью человека Возрождения.]… Вещей немало

Так из-за часа потерялось

И из-за часа удалось.

Пирам пришел бы часом раньше,

И Тисбэ не была бы мертвой,

И ежевика не пятнала б:

Как нам поэты говорят,

Писалась ежевичным соком

Трагедия Пирама с Тисбэ.

И опоздай на час Тарквиний,

Была б Лукреция тогда

Уже в постели, не пришлось бы

И авторам без оснований

Вести запутанную тяжбу,

Насилие он совершил,

Или не совершал насилья.

И только час один бы Геро

Подумала, бросаться с башни,

Иль не бросаться с башни ей,

Она не бросилась бы верно,

Тогда и Мира де Амесква

Комедии своей прекрасной

Для сцены бы не написал,

И не пришлось бы Амариллис

Изображать ее так дивно,

Что, карнавальная плясунья,

Сумела много раз она —

(Верней людей великопостных) —

Смотревших – за голову взяться.

И, потерявши из-за часа

Великий праздник, мы сейчас

Терять ночевки уж не будем:

Коль опоздал Абиндарраэс,

Ночлег имеет на дворе он.

И бешено хочу скорей

Увидеть этого я друга,

Что так тебя увидеть жаждет,

Как будто первый ты любовник,

Чье имя на устах у всех,

Ему постель, ему и ужин,

Хоть собственно донять и трудно,

Откуда счастие такое

На долю выпадает нам, —

Хоть на турнир мы не стремимся,

Он нас готов обоих встретить.

Дон Мануэль

Мы с Дон Хуаном де Толедо, —

Ты это, Косме, должен знать, —

Такою сочетались дружбой,

Что, сколько древность ни явила

Примеров дружбы для столетий,

А в нас ей зависть, коль не стыд.

Учились вместе мы, – науки

Переменили на оружье,

Он мне в бою товарищ бранный.

Когда ходили в Пьемонт,

Команду дал мне Дук де Ферья [5 - Команду дал мне Дук де Ферья. – Герцог Фериа – испанский дипломат, военный и государственный деятель второй половины XVI в.],

Отряд доверив, – я же знамя

Дал другу, и в боях отважных

Моим он знаменосцем был.

Глубокую во время схватки

Он рану получил, – немедля

Ему постель мою я отдал,

За ним ходил, и видит Бог,

Он самой жизнью мне обязан.

Молчу я о других заслугах,

Которые размеров меньших:

Кто благодарен, тот о них

Не говорит, – и потому-то

Нам в академиях рисуют

Щедротность некой пышной дамой,

Что повернулась к нам спиной, —

В том смысл, что, раз благодеянье

Свершил, о нем забыть прилично,

Иначе нет благого дела.

И, чтобы кончить, Дон Хуан,

Как друг, признательности полный,

Узнав, что за мои заслуги

Я получаю повышенье,

Его Величеством почтен,

И ко двору явиться должен,

Гостеприимным быть желает,

Меня в своем принявши доме.

Хоть он мне в Бургос написал,

И улицу и дом мне назвал, —

Верхом въезжая, не хотел я

Расспрашивать, как мне проехать,

И я на постоялый двор

Мулов с поклажею отправил,

А сам пошел пешком, – увидел

Толпу, наряды, вопрошаю,

В чем дело, – праздник, говорят,

Хочу хоть вскользь его увидеть,

Но мы явились слишком поздно,

И это…

Сцена 2-я

Донья Анхела, Исабель, закутанные в мантильи до глаз [6 - …закутанные в мантильи до глаз. – Речь идет об испанском обычае «закутывания», заимствованном у андалусийских морисков. Испанские женщины в средние века закрывали лица вуалями. Закутывались также в плащ, чаще всего черного цвета, который закреплялся на голове шпилькой с драгоценными камнями. Для закутанной женщины существовал особый термин «tapada». При закутывании мог остаться открытым один глаз, как правило, левый.]. – Те же.

Донья Анхела

Судя по одежде,

Я с кабальеро говорю.

Я к вашим качествам взываю,

Молю за женщину вступиться,

Что видит в вас свою защиту.

Тут для меня и жизнь, и честь,

Чтоб не узнал вон тот гидальго,

Кто я, идя за мною следом.

Я вашей жизнью заклинаю,

Не допустите, чтобы здесь

Достойной даме причинили

Несчастие и оскорбленье…

Когда-нибудь случиться может…

Прощайте. Мертвая иду.

(Обе уходят очень поспешно.)

Косме

Что это? Дама или ветер?

Дон Мануэль

Вот случай.

Косме

Что намерен сделать?

Дон Мануэль

Об этом спрашивать ты можешь?

Как я могу не помешать

Несчастию и оскорбленью?

За нею муж идет, конечно.

Косме

Что ж ты замыслил?

Дон Мануэль

Нужно хитрость,

Чтоб задержать его сейчас,

Измыслить нужно ухищренье,

А если пользы в нем не будет,

Прибегнуть надо будет к силе,

Не дав ему понять предлог.

Косме

Коль ухищрения ты ищешь,

Тогда уж я одно придумал.

Вот и
Страница 16 из 48

воспользуюсь – от друга

Рекомендательным письмом.

Сцена 3-я

Дон Луис, Родриго. – Дон Мануэль, Косме.

Дон Луис

Узнать, кто это, я намерен,

Хоть потому, что так желает

Она со мной остаться скрытной.

Родриго

Узнаешь, лишь иди за ней.

(Косме подходит. Дон Мануэль отходит к стороне.)

Косме

Сеньор, стыжусь я беспокоить,

Но, ваша милость, окажите

Такое мне благоволенье:

К кому вот это здесь письмо?

Дон Луис

Сейчас терпенья не имею.

(Косме задерживает его.)

Косме

Коль только нет у вас терпенья,

Имею я его в избытке,

Охотно с вами поделюсь.

Дон Луис

Уйдите прочь.

Дон Мануэль (в сторону)

Еще их видно.

Какая улица прямая!

Косме

Я жизнью вашей…

Дон Луис

Я клянусь вам,

Что вы несносный человек,

И голову я разобью вам,

Коль так вы этого хотите.

Косме

Хочу, но очень маловато.

Дон Луис

Я больше не могу терпеть.

Прочь!

(Толкает его.)

Дон Мануэль (в сторону)

Подойти теперь мне нужно.

Что хитрость начала, то храбрость

Пусть кончит тотчас.

(Подходит.)

Кабальеро,

Пред вами это мой слуга,

И я совсем не понимаю,

Чем мог он причинить обиду,

Чтоб стали так его толкать вы.

Дон Луис

На жалобу ответа нет,

И никому не отвечал я

В подобных случаях. Прощайте.

Дон Мануэль

Когда б моя желала храбрость,

Потребовав, найти ответ,

Пускай поверит ваша дерзость,

Что без него я б не остался.

Спросил я, в чем была обида,

Или досада в чем была:

Он просто вежливость – вопрос мой,

Явить учтивость надлежало,

И при дворе ей обучают,

Так не пятнайте же теперь

Столицу славою дурною,

Чужой здесь вежливости учит

Тех, кто знаком с ней быть обязан.

Дон Луис

Кто думает, что не могу

Ей обучать…

Дон Мануэль

Язык сдержите,

За сталью речь.

Дон Луис

Вполне согласен.

(Обнажают шпаги и бьются.)

Косме

Кому придет охота драться!

Родриго

Эй вы там, шпагу наголо!

Косме

А шпага у меня девица,

Без объяснений невозможно

Так запросто с ней обращаться.

Сцена 4-я

Донья Беатрис, Клара, в мантильях. Дон Хуан и толпа. – Те же.

Дон Хуан

Пусти же, Беатрис, меня!

Донья Беатрис

Ты не пойдешь туда!

Дон Хуан

Заметь, что

С моим тут братом поединок.

Донья Беатрис

Вот горе!

Дон Хуан (к Дону Луису)

Я с тобою рядом.

Дон Луис

Стой, Дон Хуан, остановись.

Ты мне не храбрости прибавил,

А делаешь меня трусливым.

Заметьте, кабальеро, если

Один дуэль я не отверг,

Теперь, когда приходит помощь,

Я поединок оставляю,

Так явно, что не трусость повод.

Идите с Богом. Не могу

Сражаться, против благородства,

С тем, кто свою являет доблесть.

Идите с Богом.

Дон Мануэль

Почитаю

За блеск и тонкость чувства вас.

Но, если бы у вас случайно

Еще сомненье оставалось,

Меня найдете, где хотите.

Дон Луис

Вам добрый час.

Дон Мануэль

Вам добрый час.

Дон Хуан

Что вижу я и что я слышу!

Дон Мануэль!

Дон Мануэль

Вы, Дон Хуан!

Дон Хуан

Душа моя в недоуменья,

Не ведает, что предпринять ей.

Я вижу ссору брата с другом,

(Одно и то же брат и друг)

Узнать я должен, в чем тут дело.

Дон Луис

Причина вот. Тот кабальеро

Вступился за слугу, который

По глупости предлогом был

Того, что я с ним был невежлив.

И это все.

Дон Хуан

Коль так, позволь мне

Его обнять. Гость благородный,

Что ждем, и есть Дон Мануэль.

Брат, подойди. Вы оба бились

Равно и, доблесть показавши,

Должны вы с этого мгновенья

Друзьями быть, и быть вдвойне.

Обнимемся.

Дон Мануэль

Пред тем как вас я

В объятья заключу, позвольте

Сказать мне, что, увидев храбрость

Сеньора Дон Луиса, я

Ему услуги предлагаю.

Дон Луис

Я друг ваш, и меня печалит,

Что не узнал я вас немедля,

Мне мог бы это показать

Ваш смелый нрав.

Дон Мануэль

Но ваша смелость

Меня довольно покарала.

Я ранен в руку.

Дон Луис

Я хотел бы

Тысячекратно ранен быть.

Косме

Какая вежливая ссора!

Дон Хуан

Идемте сделать перевязку.

Ты, Дон Луис, пока побудь здесь,

Ждет Донья Беатрис меня,

Ты ей поможешь сесть в карету

И извинишься перед нею

За то, что я пред ней невежлив.

Идемте же в мой дом, сеньор,

Сказать вернее, в ваш, – там рану

Обмоем мы и перевяжем.

Дон Мануэль

Да ничего.

Дон Хуан

Идем скорее.

Дон Мануэль (в сторону)

Как это грустно для меня:

Мадрид меня встречает кровью.

Дон Луис (в сторону)

Какая для меня досада,

Что так узнать и не пришлось мне,

Кто эта дама.

Косме (в сторону)

Заслужил

Мой господин то, что имеет:

Пускай вперед остережется

Быть Дон Кихотом перекрестков [7 - Быть Дон Кихотом перекрестков. – Сервантесовские ассоциации часты у Кальдерона в этой комедии (напр., I, 16; II, 1; III, 1 и т. п.).].

(Дон Мануэль, Дон Хуан и Косме уходят.)

Сцена 5-я

Дон Луис, Донья Беатрис, Клара, Родриго.

Дон Луис

Ну, буря пронеслась теперь.

Верните же лицу, сеньора,

Цветы, которые увяли,

Пусть больше обморочный холод

Не студит вашу красоту.

Донья Беатрис

Где Дон Хуан?

Дон Луис

Он умоляет,

Чтобы его вы извинили.

Долг отозвал его к заботам

О друге раненом сейчас.

Донья Беатрис

О горе! Смерть моя! Кто ранен?

Он? Дон Хуан?

Дон Луис

О, нет, сеньора,

Не Дон Хуан. Когда бы ранен

Был брат мой, разве смог бы я

Быть так спокоен? Не пугайтесь.

Несправедливо, чтобы оба —

Вы – впали в грусть, а я – в досаду,

Когда совсем не ранен брат.

Грусть, говорю я, – грустно видеть,

Что так печалитесь вы сильно

Воображаемой печалью,

Что жжет через мечту сильнее.

Донья Беатрис

Прошу сеньора Дон Луиса

Заметить, что ценю учтивость,

И оттого, что это ваша,

И оттого, что в ней любовь.

Но не могу я отвечать вам.

В том виноваты лишь созвездья:

Где волю не являют звезды,

Там тяжбу нужно прекратить.

И если при дворе оценят

То, что бывает очень редко,

Цените же мою правдивость,

Не часто встретишь так ее.

Прощайте. Оставайтесь с Богом.

(Донья Беатрис и Клара уходят.)

Сцена 6-я

Дон Луис, Родриго.

Дон Луис

Идите с Богом. Ну, Родриго,

Мне не везет. Увидел даму,

Пленяет видом. Кто она?

Хочу узнать, но я задержан

Глупцом и ссорой. Что здесь хуже?

Не знаю. Бьюсь, приходит брат мой,

И мой противник – друг ему.

Меня он оставляет с дамой,

Чтобы пред ней я извинился,

Мне в даме только огорченье.

Одна закутана до глаз

И от меня бежит проворно,

Глупец толчется по дороге,

Чужой меня убить желает,

А брат его уводит в дом

Как гостя, и другая дама

Являет мне пренебреженье.

Весьма со мной судьба сурова.

Родриго

Из неприятностей таких

Какую чувствуешь ты больше?

Сказать?

Дон Луис

Никак не угадаешь.

Родриго

Всего обиднее, что брат твой

С красавицею Беатрис

Тебе сейчас внушает ревность?

Дон Луис

Ошибся.

Родриго

Ну так в чем забота?

Дон Луис

Уж если говорить серьезно,

(Я доверяюсь лишь тебе),

В том наибольшая забота,

Что так мой брат неосторожен:

Он в дом наш приглашает гостя,

И гость, Родриго, молодой,

Сестру красивую имея,

Она вдова и молодая,

И держит так ее он скрытно,

Что солнце ведает едва

О том, она живет ли в доме.

Как родственница навещает

Ее лишь Беатрис.

Родриго

Я знаю,

В таможне муж ее служил [8 - Рассказ Родриго о службе покойного мужа Анхелы в таможне не столько нужен для действия, сколько свидетельствует об усилении интереса к быту и нравам (costumbres),
Страница 17 из 48

свойственному литературе XVII в. Ср. I, 11 12, 14 и др. Интерес к бытописанию позже назывался по-испански «костумбрисмом».],

Морские получал он сборы,

И Королю остался должен

Весьма значительную сумму.

В столицу прибыла она

Тайком и здесь, уединенно

Живя, хлопочет, чтоб получше

Устроиться с его долгами.

И этим извинен твой брат.

Подумай и размысли точно:

Не позволяет положенье

Ни с кем ей заводить знакомства,

Пускай Дон Мануэль твой гость,

Ведь он сеньор и не узнает,

Что в доме женщина такая, —

Какое же тут неудобство,

Чтоб в этом доме он гостил?

Притом еще он был заботлив,

И в комнате ее проделал

На улицу другую дверь он,

А ту, что раньше в дом вела, —

Чтоб устранилось подозренье

О том, какая здесь забота,

Иль для того, чтоб можно было

Ее потом легко открыть, —

Заделал он стеклянным шкафом,

Который так устроен ловко,

Что никогда нельзя подумать,

Что в этом месте дверь была.

Дон Луис

Смотри, чем хочешь успокоить.

Меня ты этим убиваешь:

Защита из стекла для чести —

Удар, и хрустнуло стекло.

(Уходят.)

Обиталище Доньи Анхелы в доме Дона Хуана.

Сцена 7-я

Донья Анхела, Исабель.

Донья Анхела

Дай, Исабель, мне поскорее

Мой траурный покров. (О, горе.)

Меня живой окутать в саван,

Решила так моя судьба.

Исабель

Поторопись, а то несчастье:

Коль брат имеет подозренье,

Пусть не найдет он подтвержденья,

Тебя такою увидав,

Какой тебя в дворце он видел.

Донья Анхела

Бог, помоги мне! Умираю

Здесь меж стеною и стеною,

И солнце самое меня

Едва ли знает, потому что

В срок дня печаль мою не втиснешь,

И вымолвить не в состояньи

Непостоянная луна,

Что видела мои рыданья.

Поистине я взаперти

Живу, лишенная свободы,

Вдова я моего супруга,

Двух братьев суженая строгих.

И в преступленье вменят мне,

Что, низости не совершая,

А отвергая лишь опеку,

До глаз закутана покровом,

В тот славный я пошла театр,

Который голосом металла,

Могучим языком из бронзы,

Прославлен в праздничном сияньи.

Жестокая моя звезда!

Исабель

Не может в этом быть сомненья,

Сеньора: ты вдова, красива,

Ты молода и так изящна, —

И вот, заботясь о тебе,

Твои тебя скрывают братья.

Признай, что вдовье положенье

К грехам любви весьма наклонно,

В особенности при дворе,

Где в наше время очень в моде

Грустящие такие вдовы;

Увижу вдовушку в печали,

И небо я благодарю:

Вот целомудрие, вот честность,

Нахмурится, едва посмотришь,

И вид у ней преображенный.

В покрове длинном что за лик!

Но, только набожность откинут

И траурный покров отбросят,

Под каждый звук они запляшут

Быстрей, чем мячик по ветрам.

Два смысла в нашем разговоре,

И мы его, сеньора, бросим.

А что же мы не говорили

О кабальеро до сих пор,

Которому ты честь вручила,

И ныне стал он твой избранник?

Донья Анхела

В моей душе ты прочитала

То, что я думаю сейчас.

Я озабочена не столько

О нем, как о себе самой же:

Чуть прочь мы, звон там шпаг раздался,

И мысль пришла мне, Исабель,

(Скорее я скажу – химера)

Что так он принял близко к сердцу

Мне сделанную неприятность,

Что, верно, шпагу обнажил,

Взяв на себя мою защиту.

Я поступила очень глупо,

Его втянувши в это дело,

Но если женщину смутишь,

Что думает она, что знает?

Исабель

Не знаю, помешать он мог ли,

Но знаю, что за нами брат твой

Уж более не шел.

Донья Анхела

Постой!

Сцена 8-я

Дон Луис. – Донья Анхела, Исабель.

Дон Луис

Анхела!

Донья Анхела

Господин и брат мой,

Приходишь ты ко мне в волненьи.

Что приключилось? Что с тобою?

Дон Луис

Со мною что? Со мною честь.

Донья Анхела(в сторону)

Беда! Меня узнал он верно!

Дон Луис

И потому я озабочен,

Когда к тебе нет уваженья.

Донья Анхела

Ты неприятности имел?

Дон Луис

Всего, пожалуй, неприятней,

Что, приходя к тебе, я с той же

Заботой остаюсь, как прежде.

Исабель (в сторону)

Еще испуг?

Донья Анхела

Как я могла

Так причинить тебе заботу?

Заметь…

Дон Луис

Причиною была ты.

И видеть…

Донья Анхела

Горе мне!

Дон Луис

Анхела,

Что брат наш так тебя не чтит…

Донья Анхела(в сторону)

Вот это так!

Дон Луис

Когда довольно

Тебе забот твоих, он новых

Готов прибавить. За досаду

Не он, но гость мне заплатил.

Когда его еще не знал я,

Его пророчески я ранил.

Донья Анхела

Как это было?

Дон Луис

Я на площадь

Дворцовую пришел, сестра,

До изгороди, потому что

Ни всадникам и ни каретам

Там больше не было дороги,

И я пришел туда пешком.

К кружку друзей я направляюсь,

Они, я вижу, веселятся,

До глаз закутанная дама

Им много говорит острот,

И все они ей восхищались,

Наперерыв хваля искусство

И меткость быстрых изречений.

Но, только что я подошел,

Ни слова больше не сказала,

И кто-то наконец с вопросом

К ней обратился, почему же,

Чуть я пришел, она молчит.

Всем этим был я озадачен,

Смотрю, не знаю ли ту даму,

Но рассмотреть ее не мог я,

Закуталась она еще

И прячется, и вся есть тайна.

Не мог узнать ее, – решаюсь

Тогда идти за нею следом,

Она спешит, и каждый миг

Глядит, иду ли я за нею;

Едва оглянется, и тотчас

В том шпора моему желанью.

Так продолжалось, вдруг слуга

Сеньора, что поздней к нам гостем

Отправился, ко мне подходит

И просит, чтоб прочел письмо я,

Я отвечал, что тороплюсь,

Я думал, что меня нарочно

Он хочет задержать, я видел,

Как женщина с ним говорила,

Идя поспешно мимо них,

И так он с просьбой был упорен,

Что я не знаю, что ответил.

Тут гость наш подошел, вступаясь

За своего слугу, – весьма

Он по-военному держался.

В конце мы обнажили шпаги.

И это все. А быть могло бы

Гораздо больше.

Донья Анхела

Ну смотри,

Какая женщина дурная!

Через нее ты в затрудненье

Попал, и об заклад побьюсь я,

Ловушку ставила она,

Кто ты, совсем она не знала,

И просто очень ей хотелось,

Чтоб ты пошел за нею следом.

Вот потому-то иногда

Я говорю, быть может, лишку

Твержу тебе (коли припомнишь),

Чтоб из-за женщиной различных

В опасность ты не попадал,

У них одна всегда утеха —

Запутать и завлечь мужчину.

Дон Луис

Что делала ты в предвечерье?

Донья Анхела

Сидела дома у себя,

Слезами только утешалась.

Дон Луис

А с нашим братом говорила?

Донья Анхела

С утра сюда не заходил он.

Дон Луис

Как дурно, что небрежен он!

Донья Анхела

Оставь ты эти огорченья.

Терпеть – гораздо лучше будет:

Он старший брат и он нас кормит.

Дон Луис

Ну, если так спокойна ты,

И я спокоен, потому что

Из-за тебя я огорчался.

И, чтоб ты видела, что злого

Не чувствую, пойду к нему

И буду с ним вполне любезен.

(Уходит.)

Сцена 9-я

Донья Анхела, Исабель.

Исабель

Что скажешь ты, моя сеньора?

Какие, после наших страхов,

Здесь новости у нас в дому!

Кто жизни был твоей защитник,

Сегодня он твой гость, он ранен,

В твоем находится он доме.

Донья Анхела

Уж заподозрила о том,

Когда я, Исабель, узнала

От брата о возникшей ссоре,

А также и о том, что гостем

Был тот, кто в ссоре ранен был.

И все же не могу поверить,

Такой невероятный случай:

Едва сюда в Мадрид он прибыл,

Встречает тотчас даму он,

Которая защиты просит,

И брата, – тот наносит рану,

И брата, – тот его уводит

В гостеприимный дом к себе.

Стеченье этих обстоятельств

Настолько странно, что,
Страница 18 из 48

хотя бы

Все и случилось так, поверю,

Когда увижу я его.

Исабель

Коль таково твое желанье,

Я знаю, как его ты можешь

Увидеть, да еще и больше,

Чем видеть.

Донья Анхела

Ты сошла с ума.

Так комната моя далеко

От комнаты его!

Исабель

Есть место,

Где эта комната с другою

Так сходится, что обе вплоть,

На это ты не ужасайся.

Донья Анхела

Не то, чтоб я его хотела

Увидеть, хочется лишь знать мне —

Скажи, как это может быть?

Я слушаю, и я не верю.

Исабель

Не знаешь ты, что брат твой сделал

Из двери шкаф?

Донья Анхела

Я понимаю,

К чему ты разговор ведешь.

Ты говоришь, что там доска есть,

И если просверлим мы дырку,

Мы можем увидать и гостя.

Исабель

Я дальше разговор веду.

Донья Анхела

Скажи.

Исабель

Ту дверь совсем желая

Прикрыть, и спрятать дверь, откуда

В тот сад пройти возможно было,

А если нужно, так открыть,

Твой брат тогда распорядился

Передвижной тут шкаф поставить.

Тот шкаф (хотя стекла в нем много)

Вполне легко передвигать.

Отлично я про это знаю:

Когда я шкаф тот прибирала,

Я лестницу к нему случайно

Приставила, и он с гвоздей

Посдвинулся, и вовсе съехал,

Все вместе на пол полетело,

Когда с зацепок он сорвался,

И лестница, и шкаф, и я.

Теперь защитой он фальшивой

Стоит там, и его подвинуть,

Так там любой пройдет, сеньора.

Донья Анхела

Не будем ничего решать,

Сообразим лишь, что возможно.

Допустим, Исабель, хочу я

Пройти в ту комнату, сдвигаю

Я этот шкаф. А если кто

Его оттуда станет двигать?

Исабель

Конечно, может это сделать.

Но, чтобы мы спокойны были,

Приделаем мы два гвоздя

Нарочно – шкаф открыть сумеет

Лишь тот, кто будет знать об этом.

Донья Анхела

Когда слуга придет за светом

И за бельем, скажи ему,

Что, если гость из дома выйдет,

Пусть известит тебя об этом;

Я думаю, что из-за раны

Не сляжет он теперь в постель.

Исабель

И ты пойдешь туда? Решишься?

Донья Анхела

Я вздорным мучаюсь желаньем

Узнать, не тот ли это самый,

Кто так меня сегодня спас.

Когда я, Исабель, причина,

Что с ним случилась неприятность

И кровь он пролил, я о ране

Его заботиться должна,

Коль только выказать вниманье,

Могу неузнанной остаться.

Идем, должна я шкаф увидеть,

И если можно мне пройти,

О нем заботиться я буду,

А он не будет знать, откуда

Внимание к нему приходит.

Исабель

Но это прямо как рассказ.

А если он его расскажет?

Донья Анхела

Он сделать этого не может.

Явил он слишком много качеств,

Он скромно-благороден был,

Меня пленивши этим сразу:

Как мужественный, был он твердым,

Как вежливый, учтиво тонким,

Как умный, сразу понял он, —

Не может он меня обидеть,

Болтливостью в заботу ввергнув:

Как мог бы злой язык испортить

Так много превосходных черт?

(Уходят.)

Комната Дона Мануэля. Подвижной шкаф с полками; на них хрусталь. Жаровня и пр.

Сцена 10-я

Дон Хуан, Дон Мануэль, Слуга со свечой, затем Дон Луис и Второй Слуга.

Дон Хуан

Пожалуйста, прошу, прилягте.

Дон Мануэль

Ничтожная такая рана,

Что, право, Дон Хуан, жеманство

Нам даже говорить о ней.

Дон Хуан

Звезду мою благодарю я,

А то скорбел бы неутешно:

За удовольствие вас видеть —

Платить печалью, – знать, что вы

Здесь в доме сильно нездоровы,

И знать, что ранены рукою

Вы брата моего, хотя бы

В том не было его вины.

Дон Мануэль

Он превосходный кабальеро,

Его клинок моя есть зависть,

Его манерою пленен я,

И друг ему я и слуга.

(Входит Дон Луис и Слуга с покрытой корзиной, в ней шпага, тщательно уложенная.)

Дон Луис

Я ваш слуга, сеньор, и это —

Мое показывает горе.

Вам жизнь мою я предлагаю,

И больше пусть в моих руках

Не остается то орудье,

Которым причинилась рана,

Мне более оно не любо,

Служить не может больше мне.

Я этой шпагою вас ранил,

Ее к ногам слагаю вашим,

Дабы прощенья попросила,

Коль виновата в чем она.

Отмстите ею, – и над нею,

И надо мной пусть будет кара.

Дон Мануэль

И в храбрости и в остроумьи —

Я вами побежден во всем.

Я эту шпагу принимаю,

Со мною будет неразлучно,

Меня уча всегда быть храбрым.

Могу спокойно жить теперь:

Кто, опоясан вашей сталью,

Не будет жить вполне спокойно?

Лишь в ней мне страх грозил бы верный.

Дон Хуан

Здесь Дон Луис мне показал,

Как нужно обходиться с гостем,

И я хочу, чтоб получили

Вы также от меня подарок.

Дон Мануэль

Обоим как вам отплачу!

Сцена 11-я

Косме, нагруженный чемоданами и подушками. Те же.

Косме

Чтоб двести тысяч злобных духов

Кричали о свирепстве адском

И обратились кровожадно

Из духов в двести тысяч змей,

И чтоб они меня схватили

И полетели, – лапы к небу, —

Во исполненье воли Божьей

И правосудного суда,

Но только бы без оскорблений

Мне жить в Галисии привольно,

Или в Астурии скитаться,

А не в Мадриде пребывать.

Дон Мануэль

Сдержись…

Косме

Держи своя держалка.

Дон Хуан

Что говоришь?

Косме

Что говорю я.

Изменник тот, кто ход откроет

Свободный – своему врагу.

Дон Луис

Опомнись. Где врага ты видишь?

Косме

Фонтан, и в нем вода фонтана.

Дон Мануэль

Ты этим так обеспокоен?

Косме

Вот так по улице иду,

Несу подушки, чемоданы,

И хлоп в закраину фонтана,

Все так несу, как в поговорке:

Идя, ударил в грязь лицом.

Кому все это было нужно?

Дон Мануэль

Ступай, ты пьян, ступай отсюда.

Косме

Когда бы пьян я был, тогда бы

Не так сердит я был с водой.

Когда в одной читаю книге,

Что льет струя, и бьют фонтаны,

И изменяются потоки,

Я этому не удивлюсь,

И удивительно ли будет,

Коль из воды вино здесь станет.

Дон Мануэль

Когда он речь такую начал,

Так не окончит целый год.

Дон Хуан

Весьма он странный нрав имеет.

Дон Луис

Хочу, чтоб только ты сказал мне

(Читать умеешь, это видно,

Ведь ты о книге говорил),

Зачем просил ты так несносно,

Чтобы тебе письмо читали?

Куда идешь?

Косме

Читаю книги,

А писем не могу читать.

Дон Луис

Ответ удачный.

Дон Мануэль

Я прошу вас,

Его всерьез не принимайте,

Себя он постепенно явит,

Увидите, что он шутник.

Косме

Из шуток я парад устрою,

И вас прошу покорно в гости.

Дон Мануэль

Мне кажется еще не поздно,

И навещу я кой кого.

Дон Хуан

Я к ужину вас ожидаю.

Дон Мануэль

Ты, Косме, эти чемоданы

Раскроешь и одежду вынешь.

Почистишь хорошенько все.

Дон Хуан

Коли захочешь запереть ты,

Вот ключ, – есть у меня в запасе.

Другой, на случай, если ночью

Вернусь я в слишком поздний час,

Иного нет ключа, ни двери.

(Всторону.)

(Так говорю не без причины.)

Ключ в комнате оставь, а утром

Сюда придут, чтобы прибрать.

(Все уходят, кроме Косме.)

Сцена 12-я

Косме.

Косме

Имущество мое, приди-ка,

С тобою свидеться желаю,

Хочу приметить я, насколько

В дороге потолстел мой клад.

В гостиницах или харчевнях

Счета не ткут из тонкой пряжи,

Не то, что дома, где, считая,

По ниточке тебя ведут.

В такое можно впасть стесненье,

Что бесполезно руку к сердцу

Тянуть, а лучше уж к карману

Чужому, но не своему.

(Открывает чемодан и вынимает кошелек.)

Мошна, твой вид совсем прелестен,

Ты округленная такая,

Ты в путь отправилась девицей,

А путь окончила с брюшком.

Сочту-ка, что в тебе таится.

Нет, попусту растратишь время:

Каких ягнят я господину

Золоторунных
Страница 19 из 48

продавал,

Чтоб до краев была полна ты?

Что есть, то есть, и делу крышка.

Вот чемодан его, достану

Оттуда вещи, а не то

Придет и ляжет спозаранка,

Ведь он велел мне разобраться.

Но если это он велел мне,

Я должен подчиниться вдруг?

Раз он велел, напротив нужно

Понять, что делать мне не нужно,

Ведь я слуга. А прогуляться —

Вот это надобно сейчас,

Пойти в обитель помолиться.

Ты этого желаешь, Косме?

– Желаю. – Ну идем же, Косме.

Нам час, а после господам.

(Уходит.)

Сцена 13-я

Донья Анхела, Исабель, выходят через дверь, скрытую шкафом.

Исабель

Должно быть, комната пустая,

Родриго мне сказал, что гость наш

Ушел, ушли и братья также.

Донья Анхела

Свой опыт сделать я могу.

Исабель

Ты видишь, никаких препятствий,

И здесь проход совсем свободный.

Донья Анхела

Я вижу, Исабель, напрасны

Предосторожности мои,

Мы никого не повстречали.

Дверь открывается свободно

И закрывается свободно,

Не оставляя ни следа.

Исабель

Зачем пришли мы?

Донья Анхела

Чтоб вернуться.

Когда две женщины желают

Одну осуществить проделку,

Довольно помечтать о ней.

Два раза об одном и том же

Мы говорим: Ведь я решила,

Что, если гость – тот кабальеро,

Который с храбростью такой

Как мой защитник встал и бился,

Хочу ему подарок сделать.

Исабель

Вот здесь принес твой брат подарок,

И шпага на столе, гляди.

Донья Анхела

Мой письменный прибор, смотри-ка?

Поди сюда.

Исабель

Мой господин мне

Велел его сюда доставить,

И письменный поставить стол,

И сотней книг его украсить.

Донья Анхела

Здесь на полу два чемодана.

Исабель

И отпереть. Сеньора, хочешь

Посмотрим, что там в них лежит?

Донья Анхела

Да, вздорное во мне желанье

Взглянуть, какая с ним одежда

И драгоценности какие.

Исабель

Ну, кто хлопочет о солдате,

Он драгоценщик не отличный.

(Вынимает все в порядке перечисления и разбрасывает вещи по комнате.)

Донья Анхела

Что у тебя?

Исабель

Бумаги, письма.

Донья Анхела

От женщины?

Исабель

О, нет, сеньора,

С тетрадью сшитая тетрадь,

Какая-то, должно быть, тяжба,

Тяжелая.

Донья Анхела

Когда бы это

От женщины писанье было,

В нем легкость ощутила б ты.

Напрасно только тратишь время.

Исабель

Белье тут чистое.

Донья Анхела

Как пахнет?

Исабель

А пахнет просто чистотою.

Донья Анхела

Нежнейший дух из всех духов.

Исабель

Три качества я замечаю:

В нем точность, чистота и мягкость.

Но что это, сеньора? Видишь?

Железки разные в мешке.

Донья Анхела

Дай посмотреть. Уж не мешок ли

Зубоврачебных инструментов?

Но вот щипцы, чтоб завиваться,

А это – волосы поднять.

А это – чтоб усы крутились.

Исабель

При сем гребенка, с нею щетка.

В таком здесь все лежит порядке,

Что верно на его башмак

Найдется должная колодка.

Донья Анхела

Откуда это заключаешь?

Исабель

Оттуда, что ее я вижу.

Донья Анхела

Что там еще?

Исабель

А вот. При сем

Вторая связка, в лике писем.

Донья Анхела

Подай-ка. Женские, конечно,

И не одно писанье только,

Портрет.

Исабель

Что в том тебя дивит?

Донья Анхела

Смотрю на красоту – пленяет

Нас красота и на картине.

Исабель

Досадуешь, портрет увидя?

Донья Анхела

Вот глупость. Больше не смотри.

Исабель

Теперь что замышляешь сделать?

Донья Анхела

Хочу ему письмо оставить.

Возьми портрет.

(Садится писать.)

Исабель

Я в это время

Взгляну-ка в чемодан слуги.

Тут деньги. Медные монеты,

Размеров пребольших и наглых,

В том обществе, где золотые

Как короли, а серебро

Как принцы, это чернь простая.

Проделаю над ним я штуку,

Над тем лакеем, деньги выну

И угли положу в мошну.

Мне скажут: Где же к черту угли

Возьмет здесь женщина? Забыли,

Что в ноябре все происходит,

И в комнате жаровня есть.

(Вынимает деньги из кошелька и кладет в него угли.)

Донья Анхела

Вот написала. Как считаешь?

Куда бы положить письмо мне,

Чтоб брат, сюда придя случайно,

Его никак не увидал?

Исабель

Под покрывало на подушку, —

Когда постель свою откроет,

Письмо наверно он увидит,

Пока же – там надежен клад.

Донья Анхела

Совет отличный. Так скорее

Клади письмо и прибери все.

Исабель

Дверь отпирают, ключ я слышу.

Донья Анхела

Тогда оставь все, Исабель,

Как есть, и спрячемся скорее.

Исабель

Шкаф создал нас – в него уходим.

(Уходят через шкаф.)

Сцена 14-я

Косме.

Косме

Себе я послужил довольно,

Так за один и тот же счет

И господину мы послужим.

Но видно, что с аукциона

Все наше тут распродается?

Так и пошли мы с молотка?

Здесь прямо рыночная площадь.

Кто тут? Молчанье, слава Богу.

Нет никого, а если кто-то

Укрыт, желает он молчать.

Пожалуйста, не говорите,

Говорунов не уважаю,

Но, если говорить по правде,

Шепнуть тихонько на ушко —

Весь трепещу я от испуга.

Но изучатель чемоданов

Вещей искал напрасно ценных,

И пусть себе их ворошит,

Лишь деньги бы мои не тронул,

А там хоть триста раз являйся.

Но, что я вижу! О, Всевышний!

(Рассматривает содержимое кошелька.)

Он в уголь деньги превратил.

Ой, привиденье, привиденье,

Ты привидение презлое,

Ты превращай свои монеты,

Не деньги те, что я украл.

Сцена 15-я

Дон Мануэль, Дон Хуан, Дон Луис. – Косме.

Дон Хуан

Что ты кричишь?

Дон Луис

Что приключилось?

Дон Мануэль

Что здесь такое? Говори же.

Косме

Мне нравятся манеры эти!

Сеньор, коль у тебя жильцом

Здесь привиденье в этом доме,

Зачем же нам тут быть гостями?

Я на минутку отлучился,

И вот как вещи я нашел,

Таким путем, таким манером

Разбросаны они повсюду,

И кажется, что все богатство

Распродается с молотка.

Дон Хуан

Пропало что-нибудь?

Косме

Все цело.

Вот только в этом кошельке

Деньжонки были, сбереженья,

Так вместо денег угли там.

Дон Луис

Да, понимаю.

Дон Мануэль

Но как глупо!

Ни красоты, ни смысла в шутке.

Косме

Я вовсе не шучу, ей Богу.

Дон Мануэль

Молчи, такой ты – как всегда.

Косме

Что правда, правда; но порою

Бываю в здравом я рассудке.

Дон Хуан

Дон Мануэль, покойной ночи,

Ложитесь с Богом, и пускай

Вас привиденье не тревожит.

Слуге же своему скажите,

Чтоб шутки выдумал другие.

(Уходит.)

Дон Луис

Недаром же так храбры вы,

Вам с обнаженной шпагой нужно

Всегда распутать неприятность,

А неприятностей довольно

Приносит этот вам глупец.

(Уходит.)

Сцена 16-я

Дон Мануэль, Косме.

Дон Мануэль

Как говорят со мной, ты видишь?

Меня считают сумасшедшим

За то, что я терплю такого,

Как ты. Куда бы ни пошел,

С тобой мне всюду неприятность.

Косме

Ты здесь один, и шуток строить

Я так лицом к лицу не буду,

Ведь ты еще мне не отец.

Пусть дьяволы меня уносят,

Пусть две их тысячи примчатся,

Коли неправду говорю я,

И кто-то, – кто бы ни был там, —

А эту всю стряпню состряпал.

Дон Мануэль

Прикрыть свою ты хочешь глупость.

Все собери, что разбросал ты,

И спать ложись.

Косме

Сеньор, пускай

К галере буду я прикован…

Дон Мануэль

Молчи, молчи, а то сейчас же

Ты в голову удар получишь.

(Входит в альков.)

Косме

Весьма я был бы огорчен,

Случись подобное со мною.

Ну что же, снова в чемоданы

Я всю эту начинку втисну.

О, небо, если б я имел

Трубу – суда вещей домашних!

Я протрубил бы возглас судный,

И каждая
Страница 20 из 48

была б на месте.

(Дон Мануэль возвращается с письмом.)

Дон Мануэль

Скорей мне, Косме, посвети.

Косме

Что там с тобой, сеньор, случилось?

Людей каких-нибудь ты встретил?

Дон Мануэль

Постель я, Косме, открываю,

Хочу уже ложиться спать,

И нахожу под покрывалом

Письмо, а на конверте надпись,

Которой очень удивлен я.

Косме

Кому?

Дон Мануэль

Да мне, но странно так.

Косме

Что там написано?

Дон Мануэль

Вот, слушай.

(Читает.)

«Никто меня да не откроет.

Принадлежу Дон Мануэлю».

Косме

Хвала же Господу, что ты

Теперь поверить мне обязан.

Не открывай письмо, покуда

Не скажешь заклинаний должных.

Дон Мануэль

Я новизной всего смущен,

А вовсе не испуган, Косме.

И удивление – не страх.

(Читает.)

«Весьма заботит меня ваше здоровье, ибо я

была причиною вашей опасности [9 - Весьма заботит меня ваше здоровье, ибо я была причина вашей опасности. – Архаизмы письма доньи Анхелы, с одной стороны – стилизация «рыцарского стиля», образцы которого были всем известны по «Дон Кихоту»; с другой – очень напоминают начало «Неистового Роланда» Ариосто.]. И потому,

благодарная и огорченная, умоляю вас

известить меня о нем и принять мои услуги.

И для того и для другого случай найдется,

ответ можно оставить там, где вы нашли это

письмо. Заметьте, что во всем этом должно

соблюсти тайну, ибо в тот день, когда

кто-нибудь из друзей об этом узнает, я

потеряю честь и жизнь».

Косме

Сколь странный случай!

Дон Мануэль

Разве странный?

Косме

Тебя не удивляет это?

Дон Мануэль

Напротив, все теперь мне ясно.

Косме

Как так?

Дон Мануэль

Вполне уверен я,

Что та закутанная дама,

Которая так убегала

От Дон Луиса, это дама

Его, я не могу сказать

Жена, когда еще он холост.

А если это так, в чем трудность,

Чтоб в доме, где живет любимый,

Нашлась надежная рука,

И ей сюда открылся доступ?

Косме

Придумано совсем отлично.

Но страх мой продолжает дальше.

Пускай его тут дама. Так.

С чем вас, сеньор, я поздравляю.

Но, улицею пробегая, —

То, что должно случиться было,

Как угадать могла она,

Чтоб вдруг письмо так приготовить?

Дон Мануэль

Тогда, когда уж все случилось,

Отдать письмо могла кому-то,

Слуге, который взял его.

Косме

Но, если б даже так, – как мог бы

Его он положить в постели?

С тех пор, как в комнату вошел я,

Никто сюда не приходил.

Дон Мануэль

Могло случиться это раньше.

Косме

Могло. А эти чемоданы?

А перевернутые вещи?

И тут готовое письмо?

Пожалуй, дело здесь сложнее.

Дон Мануэль

Взгляни-ка, заперты ли окна.

Косме

Засовами, и за решеткой.

Дон Мануэль

Опять в сомнение я впал,

И много в мысли подозрений.

Косме

В чем подозренья?

Дон Мануэль

Не сумею

Их изъяснить.

Косме

Что ж хочешь сделать?

Дон Мануэль

Хочу писать и отвечать,

Пока не разъясню, в чем дело,

Писать в таком я буду тоне,

Чтоб было видно, что ни страха,

Ни удивленья нет во мне.

Я убежден, что будет случай,

И натолкнемся на того мы,

Кто будет приносить мне письма

И за ответом приходить.

Косме

Хозяевам о том ни слова?

Дон Мануэль

Ни слова. Не могу доставить

Зла женщине, ко мне с доверьем

Отнесшейся.

Косме

Ты оскорбишь

Того, кто, думаешь, ей милый?

Дон Мануэль

Нет, потому что с ней мне можно

Не сделать ничего дурного.

Косме

Нет, мой сеньор, побольше тут,

Чем ты сейчас предполагаешь,

И с каждым доводом, я чую,

Ты только множишь подозренья.

Дон Мануэль

В чем дело?

Косме

Письма от тебя

Уходят и к тебе приходят,

И сколько ты следить ни будешь,

А все же тут нечисто дело.

Что полагаешь ты о том?

Дон Мануэль

Я полагаю, что возможно

Войти и выйти очень ловко,

Что в комнате, быть может, место

Есть потайное, скрытый вход.

Об этом обо всем гадая,

Могу я, Косме, ум утратить,

Но в сверхъестественное верить,

Уволь, никак я не могу.

Косме

Нет привидений?

Дон Мануэль

Кто их видел!

Косме

Нет домовых?

Дон Мануэль

Воображенье.

Косме

Колдуний?

Дон Мануэль

Вздор.

Косме

А ведьм?

Дон Мануэль

Ошибка.

Косме

А духов страсти?

Дон Мануэль

Сущий бред.

Косме

Волшебниц?

Дон Мануэль

Тоже нет на свете.

Косме

А фей?

Дон Мануэль

Безумье.

Косме

Чародеев?

Дон Мануэль

Нелепость.

Косме

Одержимых бесом?

Дон Мануэль

Ты сумасшедший.

Косме

Пойман ты!

А дьяволов?

Дон Мануэль

Без важной власти.

Косме

А душ Чистилища?

Дон Мануэль

Они-то

Меня влюбляют? Ну и глупость.

Оставьменя. Ты надоел.

Косме

Что ж наконец решаешь делать?

Дон Мануэль

Следить, следить и днем и ночью,

С вниманьем самым неослабным,

(Разгадку этим я найду) —

Не веря в домовых, ни в духов.

Косме

Я думаю, есть некий демон,

И там он действовать повинен,

Где курят и пускают дым.

Хорнада вторая

Обиталище Доньи Анхелы.

Сцена 1-я

Донья Анхела, Донья Беатрис, Исабель.

Донья Беатрис

О необычном говоришь мне.

Донья Анхела

О необычном, ты сказала?

Постой. Еще конец узнаешь.

На чем остановились мы?

Донья Беатрис

На том, что через шкаф проникла

В его ты комнату спокойно,

И так заметить это трудно,

Как открывать его легко.

Ему письмо ты написала,

И день спустя ответ имела.

Донья Анхела

Так я скажу: Такого стиля

Я не видала никогда.

В волшебное он приключенье

Свою примешивает шутку

И странствующим подражает

Он рыцарям, чей путь всегда

Таких исполнен приключений.

Вот от него я получила

Письмо, которое охотно

Я, Беатрис, тебе прочту.

(Читает.)

Красивая волшебница, кто бы ни были вы,

Этому рыцарю томимому сострадающая и с

достаточным участием заботы его уменьшающая,

молю вас, соизвольте меня осведомить, кто он,

жестокосердец низкий, кто он, языческий

злодей, который в злых чарах вас держит

окованную, дабы вторично во имя ваше,

излеченный от минувших ран, вступил я в битву

необычную, хотя бы должен был в ней умереть,

ибо в жизни не более преимуществ, чем в

смерти, если рыцарь наклонен исполнить свой

долг. Даятель света вас да защитит, и меня да

не забудет.

Рыцарь Дамы Невидимки [10 - Рыцарь Дамы Невидимки. – Возможно, навеяно аналогичным пародированием рыцарского стиля в «Дон Кихоте» Сервантеса.].

Донья Беатрис

Клянусь, написано прекрасно,

И самый слог весьма подходит

К необычайному событью.

Донья Анхела

Я изумления ждала.

Когда ж ответ я прочитала

И вижу вместо дивованья

Изящную такую шутку,

Решила я продолжить стиль

И, отвечая, сообщила…

Исабель

Постой, не делай сообщений,

Там Дон Хуан, твой брат, приходит.

Донья Анхела

Сомненья нет, приходит он,

Чтобы, как любящий и верный,

Тебя благодарить за счастье

С тобою, Беатрис, беседу

Здесь в доме у себя вести.

Донья Беатрис

Я рада, говоря по правде.

Сцена 2-я

Дон Хуан. – Те же.

Дон Хуан

Нет худа без добра, вещает

Пословица, и это правда,

Я вижу это на себе,

Мне радость в вашем огорченьи.

Узнал я, что отец ваш с вами

Имел суровую беседу,

Пленительная Беатрис,

И оттого к нам в дом пришли вы,

Без удовольствия, пожалуй.

Мне грустно, что в печали вашей

Себе я радость нахожу.

Мне грустно, что в моей отраде

Для нас одно лишь огорченье,

Не чувствую того несчастьем,

Что вас приводит к нам сейчас.

Любовь здесь
Страница 21 из 48

действует различно:

В вас болью, а во мне восторгом,

В чем свойства, говорят, ехидны,

Что сразу порождает яд

И вместе с ним противоядье.

Добро пожаловать к нам в гости,

Хоть прогостите вы недолго,

Все ж вместе с ангелом на миг

Возможно здесь увидеть солнце.

Донья Беатрис

Вы сожаленья и приветы

Перемешали так учтиво,

Что отвечать мне нелегко.

С отцом имела объясненье;

Причина вы; хоть он не знает,

Кто был тот притязатель нежный,

Но знает, что с балкона я

Там ночью с кем-то говорила,

И до тех пор, пока досада

В нем не пройдет, должна остаться

С двоюродной моей сестрой,

В чью добродетель он так верит.

Я вам скажу – того довольно,

Что нравится мне неприятность:

Ведь и во мне самой любовь

Влиянье разно проявляет.

Лучи роняя золотые,

Так солнце действует различно:

Один цветок сейчас умрет,

Другой мгновенно расцветает.

Любовь, светя мне в сердце, ранит

Заботу в нем и убивает,

И в сердце радость расцвела,

Что нахожусь я в вашем доме,

В алмазной сфере, где и солнцу

Чертог является завидный,

И ангелу найдется кров [11 - И ангелу найдется кров. – Трудно переводимая игра слов, построенная в оригинале на омонимичности слова «angel» (ангел) и имени «Angela» (Анхела).].

Донья Анхела

Два любящих в любовь играют,

И выигрыш у них отличный:

Иначе как бы так охотно

Вы мне дарили это все?

Дон Хуан

Ты знаешь, что, сестра, пришло мне

На ум? Чтоб отомстить за гостя,

Который так тебя заботит

Своим присутствием, решила

Ты эту гостью отыскать,

Чтоб я в такой же был заботе.

Донья Анхела

Ты хорошо сказал, и это

Я сделала, чтобы возможность

Имел ты быть приятным ей.

Дон Хуан

Я этой местью осчастливлен.

(Хочетуйти.)

Донья Беатрис

Что, Дон Хуан, ты хочешь сделать?

Куда идешь?

Дон Хуан

Иду – услугу

Для Беатрис осуществлять.

Лишь для тебя – тебя оставить

Могу.

Донья Анхела

Пусть он идет спокойно.

Дон Хуан

Бог да хранит вас.

(Уходит.)

Сцена 3-я

Донья Анхела, Донья Беатрис, Исабель.

Донья Анхела

Да, заботит

Тот гость меня, и так сильна

Моя сейчас о нем забота,

Что неизвестно мне, живу ли

Иль не живу, как он не знает,

Живет ли, не живет ли он [12 - … как он не знает, / / Живет ли, не живет ли он. – Барочное сомнение. На более глубоком уровне такое сомнение возникает как один из основных мотивов драмы «Жизнь есть сон».].

Но я с тобой, и ту заботу

Могу легко сейчас развеять,

Пускай там гость, и ты здесь гостья,

И в этом вовсе мы равны.

Донья Беатрис

Лишь потому не огорчаюсь

Его отсутствием, что знать мне

Так хочется конец рассказа.

Донья Анхела

Чтобы тебя не утомлять,

Скажу, что письма уходили,

И получала я ответы,

В которых столько чувств изящных,

Что их достойно получать.

В них так серьезное сквозь шутку

Сквозит, что равного не знала.

Донья Беатрис

Что ж, наконец, он полагает?

Донья Анхела

Что дама Дон Луиса я.

Два обстоятельства он вместе

Сопоставляет: то, что скрылась

Я от него, и что имею

От комнаты другой я ключ.

Донья Беатрис

Меня одно лишь удивляет.

Донья Анхела

А именно?

Донья Беатрис

Как человек тот,

Узнав, что кто-то носит письма

И кто-то получает их,

Не подстерег тебя ни разу?

Донья Анхела

Он сделать этого не может.

Там около его порога

Всегда следят за тем, кто внутрь

Пришел, и кто ушел оттуда,

И Исабель туда не входит,

Заранее не убедившись,

Что в комнате нет никого.

Однажды это уж случилось,

Подружка милая: день целый

Слуга выслеживал и ждал там,

И по-пустому он сидел;

Была напрасна та забота.

Да, Исабель, чтоб не забыть:

Ты в подходящую минуту

С собой возьмешь корзину эту.

Донья Беатрис

Еще одно соображенье.

Как можешь ты его хвалить,

Что так умен он и находчив,

Когда в подобном приключенья

Он тайну шкафа не способен,

Нередкостную, разгадать?

Донья Анхела

А помнишь, некий Хуанело

Яйцо стоймя сумел поставить [13 - … некий Хуанело // Яйцо стоймя сумел поставить… – В Испании известный анекдот приписывался не только Колумбу, но и итальянскому часовщику XVI в., работавшему в Испании, Хуанело, механику и строителю, автору проекта поднятия реки Тахо у города Толедо.],

Хоть умные с ним тщетно бились,

Толпясь пред яшмовым столбом?

А Хуанело, подошедши,

Чуть-чуть ударил, сразу встало.

Все трудности большие трудны,

Пока не знаешь тайну их.

И все легко, когда узнаешь.

Донья Беатрис

Еще вопрос.

Донья Анхела

Я жду. Какой же?

Донья Беатрис

Что думаешь извлечь из этих

Безумств?

Донья Анхела

Сама не знаю я.

Тебе я раньше говорила,

Что выказать ему хотела

Признательность, и позабавить

Себя в своих печальных днях,

Пускай хотя бы только это.

Но нет, я так глупа и вздорна,

Что ревность к женскому портрету

Я чувствую, который он

Хранит, и только будет случай,

Хочу войти туда, я тотчас

Его возьму. Как мне признаться?

Решила даже я его

Увидеть, с ним вести беседу.

Донья Беатрис

Кто ты, ему сказать не хочешь?

Донья Анхела

Да Боже упаси. Как можно?

И он, как полагаю я,

Такой измены не свершил бы

Перед хозяином и другом.

Из-за того лишь, что считает

Меня он дамою его,

Он так мне пишет боязливо,

Учтиво, робко и смущенно.

И в неприятности подобной

Совсем я не желаю быть.

Донья Беатрис

Так как же он тебя увидит?

Донья Анхела

Узнай же, как я все устрою

Преудивительно, меж тем как

Не буду в комнате его,

Что было б для меня опасно,

А он придет, не зная, где он.

Исабель

Другой выходит брат на сцену,

Сейчас здесь будет Дон Луис.

Донья Анхела

Ты после обо всем узнаешь.

Донья Беатрис

Какое разное влиянье

Судьбы и как в заслугах равных

Так расстоянье велико,

Что то же самое желанье

В одном – обязывает нежно,

В другом – всего лишь утомляет.

Идем отсюда, не хочу,

Чтоб Дон Луис со мной был вместе.

(Хочетуйти.)

Сцена 4-я

Дон Луис. – Те же.

Дон Луис

Зачем уходите отсюда?

Донья Беатрис

Лишь потому спешу отсюда,

Что вы приходите сюда.

Дон Луис

Свет красоты, воздушно-чистой,

Прозрачней солнечного дня,

Зачем бежишь ты от меня?

Я разве сумрак ночи мглистой?

Пусть довод за меня речистый

В том будет, что тебя сейчас

Я задержу на этот раз:

Коль даже в этом затрудненье,

Я тверд в решении своем,

И не прошу я позволенья,

Коль ты отказываешь в нем.

Твоя суровость необычна,

И благосклонностью ко мне

Да не приснится мне во сне

То, что лишь было бы прилично,

Что как учтивость, столь обычно.

Безумиям любви моей,

Я знаю, нет здесь снисхожденья,

Она встречает лишь презренье,

Но чем ты строже, тем сильней

Тебя люблю – во имя мщенья.

Чем больше мучаешь меня,

Тем больше не даешь мне славы:

Принявши от тебя отравы,

Люблю вдвойне, печаль гоня.

И если моего огня,

Меня чуждаясь, ты не хочешь,

И пытку новую мне прочишь,

И если я струю лучи,

А ты желаешь быть зимою,

Две крайности мы здесь с тобою,

Пойми, как чувства горячи,

И научись любить душою,

Иль ненавидеть научи.

Учи меня зиме холодной,

Я научу тебя весне;

Свою отдай всю строгость мне,

Я дам тебе порыв свободный;

Мы будем в той игре несходной

Я память и забвенье ты,

И я любовь, а ты презренье;

Хоть много лучше, без сравненья,

Любви дать больше красоты,

Любовь есть Бог, – пренебреженье

Пусть будет за двоих в тебе,

И
Страница 22 из 48

за двоих во мне влюбленье,

Любовь с покорностью судьбе.

Донья Беатрис

Вы сетуете так учтиво,

Что и хотела бы я грусть

Утешить, но не буду. Пусть

Вновь жалоба журчит красиво.

Дон Луис

Мне казнь настолько особливо

Дана, что я уже привык

Пренебреженья знать язык.

Донья Беатрис

Его вы дальше изучайте

И одиночество вкушайте,

Чтоб дух еще в него проник.

(Хочет уйти, Дон Луис ее задерживает.)

Дон Луис

Быть может, ты захочешь мщенья,

Давай вдвоем страдать сейчас.

Донья Беатрис

Я слушать не желаю вас.

Подруга, до тебя моленье:

Сдержи его, пока из глаз

Исчезну.

(Уходит.)

Донья Анхела

Где же уваженье

К себе, что столько ты зараз

Способен видеть небреженья?

Дон Луис

Сестра, о что ж мне предпринять?

Донья Анхела

Дать всем страданиям забвенье.

Любить, внушая отвращенье,

То не любить, а умирать.

Дон Луис

Когда я презрен, как я буду

Искать забвения? Нельзя.

Пусть улыбнется – в том стезя:

Обласканный, ее забуду.

Обиженный, я должен к чуду

Стремиться, пусть его и нет.

Но снится сон мне невозможный.

Ведь даже самый осторожный,

Когда несет он бремя бед,

Из тьмы выносит скорбь на свет.

Кто сердцем знал благоволенье,

Легко тот ведает забвенье,

В благоволеньи боли нет,

Но не забудешь оскорбленье.

(Уходят.)

Сцена 5-я

Родриго. – Дон Луис.

Родриго

Откуда ты?

Дон Луис

Я сам не знаю.

Родриго

Мне кажется, что ты расстроен.

Причину мне не скажешь ты?

Дон Луис

Я с Доньей Беатрис был вместе,

С ней говорил.

Родриго

Ни слова больше.

Мне видно, там какой с тобою

Сейчас у ней был разговор.

Но где? Ее я здесь не видел.

Дон Луис

Гостит безжалостная в доме

Там у сестры. Недоставало

Еще и этой боли мне,

Что здесь она живет как гостья.

Так брат с сестрою ежедневно

Куют мне всяческие козни:

Через одного – Дон Мануэль,

И Донья Беатрис приходит

Через другую, чтобы в доме

Я ревновать имел причину.

Родриго

Тихонько, он идет сюда.

Сцена 6-я

Дон Мануэль. – Те же.

Дон Мануэль (в сторону)

С кем в мире что-нибудь такое

Случалось? Что мне сделать, небо,

Чтобы распутать эту тайну,

Без колебания узнать,

Возлюбленная Дон Луиса

Она иль нет, – и как сумела

Создать так много ухищрений?

Дон Луис

Сеньор Дон Мануэль, привет.

Дон Мануэль

Привет сеньору Дон Луису.

Дон Луис

Откуда путь ваш?

Дон Мануэль

Из дворца я.

Дон Луис

Вопрос мой был совсем излишний.

Коли о чем хлопочет кто,

Так можно знать, куда идет он,

Или откуда он приходит:

В дворец уходят все дороги,

Как в средоточие путей.

Дон Мануэль

Когда б я лишь в дворец стремился,

Я мог бы и не торопиться,

Но бесконечное стремленье

Уводит далее меня.

Его Величество сегодня

В Эскориале [14 - Его Величество сегодня // В Эскориале… – Эскориал – знаменитый монастырь-дворец недалеко от Мадрида, построенный по проекту архитекторов Хуана Баутиста де Толедо, Хуана де Эррера и Франсиско де Мора в правление Филиппа II. Дворец был основан в честь победы над Францией при Сен-Кантене в 1574 г.], – донесенья

Ему туда свезти мне нужно,

Затем что важные они.

Дон Луис

Коль чем могу вам послужить я,

Вы знаете, что ваш всегда я.

Дон Мануэль

За эту милость преклоняясь,

Целую ваши руки я.

Дон Луис

В том не пустое только слово.

Дон Мануэль

Желание я в этом вижу,

Чтоб преуспел я.

Дон Луис (в сторону)

Это правда.

Скорей окончишь ты дела.

Дон Мануэль

Но разве будет справедливо,

Чтоб столь изящный кабальеро

Был скукою хлопот подобных

От развлечений отвлечен?

За несомненное считаю,

Что вас зовут часы к усладам,

И это было бы ошибкой,

Когда бы вас я звал с собой.

Дон Луис

Когда бы привелось вам слышать

Сейчас мой разговор с Родриго,

Вы так бы мне не говорили.

Дон Мануэль

Я, значит, все же угадал?

Дон Луис

Да, потому что хоть суровость

Я красоты одной надменной

И возглашал, но небреженье

Способно так же поглотить,

Как благосклонность, понуждая

Мечту – искать уединенья.

Дон Мануэль

Ужели так вы несчастливы?

Дон Луис

Люблю я чары красоты,

Но без звезды благоволящей.

Дон Мануэль

Со мной скрываетесь вы верно.

Дон Луис

Когда б на это воля неба!

Но столь несчастным я рожден,

Что эта красота упорно

Меня бежит, как сумрак ночи

Бежит сияния рассвета,

И жжет меня блеснувший день.

Хотите знать, какая крайность

В моей судьбе неблагосклонной?

Чтоб я не шел за нею следом

И о любви не говорил,

Другую личность попросила,

Чтобы задержан был я ею.

Возможна ль большая суровость?

Все ищут помощи других

Для достижения свиданья,

Но помощи она желает,

Чтобы свидания избегнуть!

(Дон Луис и Родриго уходят.)

Сцена 7-я

Дон Мануэль.

Дон Мануэль

Что нужно больше объяснять!

Та женщина, что убегала

Его исканий и просила

Другую личность, чтоб стремленью

Его была преграда в ней,

Меня он разумеет с нею.

Я разъяснил одно сомненье,

Но, если разговор с ней был,

Не дама же она его:

Будь с ним она в его же доме,

Он не был бы в пренебреженьи,

И в большем я еще сомненьи:

Раз не любимая его

И не живет с ним в доме вместе,

Так как же пишет, отвечает?

Едва один обман рассеян,

Как новый уж готов обман.

Что делать мне? Воображенье

На смуту громоздит смущенье.

Иметь так с женщиною дело,

Да упаси тебя Господь!

Сцена 8-я

Косме. – Дон Мануэль.

Косме

Сеньор, как дело с привиденьем?

Быть может, видел невидимку?

Меня утешило бы слышать,

Что привиденья больше нет.

Дон Мануэль

Потише говори.

Косме

Мне нужно

Идти к нам в комнату, не смею.

Дон Мануэль

А в чем же дело?

Косме

Дело в страхе.

Дон Мануэль

Мужчине говорить про страх?

Косме

Он говорить-то и не должен,

Да что же делать, если страшно,

Когда такие приключенья?

Дон Мануэль

Ты эти глупости оставь.

Свет принеси, писать мне нужно,

И приготовиться к отъезду —

Сегодня к ночи из Мадрида

Я должен выехать.

Косме

Так, так.

Ты этим говоришь, что тоже

И ты достаточно испуган.

Дон Мануэль

Напротив, просто я вниманья

Не обращаю на тебя.

Другими занят я делами,

О них сейчас и размышляю.

Но даром время я теряю

Перед отъездом, я пойду

Сейчас проститься с Дон Хуаном.

Зажги мне свет.

(Уходит.)

Косме

Зажгу, конечно.

И привиденью будет видно,

Не быть ему всегда впотьмах.

Тут свечечка вот есть такая,

Там лампочка вон умирает,

Зажгу одну я о другую.

Не ловкий разве человек?

А между делом я и делом

Не трачу понапрасну время,

А трепещу себе от страха.

(Уходит.)

Комната Дона Мануэля.

Сцена 9-я

Исабель, выходит из-за шкафа, с покрытой корзиной.

Исабель

Они ушли, сказал слуга.

Как раз минута, чтоб поставить

С бельем корзину в должном месте.

Беда. Темно. Полна я страха.

Самой себя боюсь впотьмах.

Я вся дрожу. Господь Всевышний!

Я первое из привидений,

Которое взывает к Богу.

И стол никак я не найду.

Что буду делать? От испуга

Совсем забыла, где я в зале.

Куда иду, не понимаю.

И как мне быть здесь? Где же стол?

О, Господи! Коль не сумею

Отсюда вовремя я выйти,

И в комнате меня увидят,

В минуту прахом все падет.

Мне страшно, страшно, а к тому же,

И дверь, я слышу, открывают,

И кто приходит, он со светом.

Ну, приключению конец,

Ни скрыться негде мне, ни выйти.

Сцена
Страница 23 из 48

10-я

Косме, со светильником. – Исабель.

Косме

Прошу покорно, невидимка,

Коль благородным привиденьям

Покорность нравится, молю,

Меня не вспомнить в колдованьях

И позабыть при чарованьях,

Четыре довода при этом

Для убежденья привожу:

И первый, мы же сговорились;

(Идет вперед, Исабель сзади него, ускользая от возможности, чтоб он ее увидал.)

Второй вам ведом, ваша милость;

И третий, меж людей разумных…

Четвертый, эти вот стихи [15 - Четвертый, эти вот стихи… – Куплет, который поет Косме, пародирует испанскую народную песенку.]:

Сеньора Невидимка

Меня вы пожалейте,

Ведь я совсем малютка,

Таких страстей не знал.

Исабель (в сторону)

Теперь при свете ясно вижу,

Как в комнате идти мне нужно,

И он меня еще не видел.

Что если погашу я свет?

Пока он вновь зажжет светильник,

Уйти отсюда я успею.

Пусть он меня сейчас услышит,

Меня не сможет увидать.

Тут две беды, и эта меньше.

Косме

Страх – музыкант, и я танцую.

Исабель (в сторону)

Так – этого сейчас достигну.

(Ударяет его и тушит свет.)

Косме

О, несчастливец, я убит.

Священника!

Исабель

Теперь спасайся!

Сцена 11-я

Дон Мануэль. – Исабель, Косме.

Дон Мануэль

Что это означает, Косме?

Без света ты?

Косме

Тут привиденье

Одним дыханьем ледяным

Двоих горячих умертвило,

Меня и свет.

Дон Мануэль

Ты все боишься,

И наяву тебе тут снится.

Косме

Боками я за то плачу.

Исабель (в сторону)

О, если б только дверь найти мне!

Дон Мануэль

Кто тут?

(Исабель наталкивается на Дона Мануэля, и он ухватывается за ее корзину.)

Исабель (в сторону)

Вот это много хуже:

На господина наскочила.

Дон Мануэль

Свет, Косме, принеси скорей,

Мне кто-то в руки здесь попался.

Косме

Не выпускай его!

Дон Мануэль

Скорее!

Не выпущу!

Косме

Держи покрепче!

(Уходит.)

Исабель (в сторону)

Корзину крепко он схватил,

Пускай с добычей остается.

Я шкаф нашла. И до свиданья.

(Уходит, оставляя корзину в его руках.)

Дон Мануэль

Кто б ни был ты, стой без движенья,

Покуда свет не принесут,

Иначе я, клянуся Богом,

Кинжал играть заставлю быстро.

Но я лишь воздух обнимаю,

Я ощущаю только ткань,

Там что-то легкое по весу.

Что может это быть? О, Боже!

Кто видел большее смущенье?

Сцена 12-я

Косме, со светом. – Дон Мануэль.

Косме

Ну, привидение, на свет.

Но где же? Разве не держал ты

Его в руках? Сеньор, в чем дело?

Дон Мануэль

Я сам не знаю, что ответить.

В моих руках одно белье,

А привиденье убежало.

Косме

Ну, что же ты об этом скажешь?

Ведь сам сказал – его ты держишь,

А словно ветер, нет его.

Дон Мануэль

Скажу тебе, что та особа,

Которая весьма искусно

Сюда приходит и отсюда

Уходит, в темноте была

Сегодня вечером со мною.

Чтобы могла отсюда выйти,

Она светильник погасила

В твоих руках, – в руках моих

Оставила корзину эту

И прочь поспешно убежала.

Косме

Каким путем?

Дон Мануэль

Вот этой дверью.

Косме

Чтоб я рехнулся, хочешь ты?

Клянусь, я видел привиденье,

В последнем свете догоравшем,

Который тлел еще немного.

Дон Мануэль

Какое же оно на вид?

Косме

Монашек, росту небольшого,

Под клобуком, как будто рожки

На голове, длины изрядной,

То привиденье – капуцин.

Дон Мануэль

Что не привидится от страха!

Ну, посвети сюда поближе,

Посмотрим, что принес монашек.

Корзину эту подержи.

Косме

Корзину адскую держать мне?

Дон Мануэль

Держи.

Косме

Сеньор, нечисты руки,

Свеча накапала мне сала,

И я запачкаю тафту,

Ты на пол бы ее поставил.

Дон Мануэль

Белье здесь чистое в корзине.

И в нем письмо лежит. Посмотрим,

Умеет ли писать монах.

(Читает.)

«В то короткое время, что вы живете в

этом доме, нельзя было более приготовить

белья. По мере того как оно будет готовым,

его будут приносить. Касательно того, что вы

говорите о друге, в убеждении, что я дама

Дона Луиса, уверяю вас, что не только я не

его дама, но и не могу ей быть. И об этом при

личном свидании, которое не замедлит. Да

хранит вас Бог».

Оно крещеное, виденье,

Припоминает имя Божье.

Косме

Вот видишь, привиденье это,

Богобоязненно оно.

Дон Мануэль

Уж поздно. Уложи скорее

И чемоданы и подушки,

Вложи в портфель бумаги эти,

Их отвезти – в том дело все.

Пока укладываться будешь,

Я привидению отвечу.

(Дает бумаги Косме, тот кладет их на стул. Дон Мануэль пишет.)

Косме

Тут я покуда положу их,

Чтобы держать их под рукой

И не забыть. Спрошу я только:

Теперь ты веришь в привиденья?

Дон Мануэль

Вот глупости и небылицы.

Косме

Да, небылица хороша.

Что ж, не было того, что было,

И ты не получил по ветру

Подарок в руки? Это глупость?

Ты, впрочем, совершенно прав:

Тебе одни услады в этом.

Но мне дай верить, потому что

Мне неприятности на долю.

Дон Мануэль

Каким же образом?

Косме

А так —

У нас все вещи вверх ногами, —

Находишь это ты забавным,

А я их приводи в порядок,

Моя работа не мала.

Тебе сюда приносят письма,

Уносят от тебя ответы, —

А у меня уносят деньги,

Приносят угли мне взамен.

Даруют сладости, – немедля

Ты их вкушаешь, как отшельник,

А я пошусь, как всякий грешник,

До сладостей мне хода нет.

Тебе платки, рубашки, брыжжи,

А мне испуг – про это слышать.

Домой приходим мы, – и тотчас

Тебе корзину подают,

Благоприлично и удобно, —

А мне сейчас дают в загривок,

Такой ударище по шее,

Что мозг я выплюнуть готов.

И словом, для тебя, сеньор мой,

Лишь удовольствия по вкусу,

А для меня одни ущербы

И в добавление испуг.

Так привидение по правде

Тебя рукой ласкает мягкой,

Когда ж оно ко мне доходит,

Уж тут железная рука.

Позволь же наконец мне верить,

Нельзя испытывать терпенье,

И отрицать – что человеку

Пришлось загорбком воспринять.

Дон Мануэль

Окончи быстро чемоданы,

И в путь. Там в комнате покуда

У Дон Хуана подожду я.

Косме

Так что же делать мне еще?

Ты черный плащ надел [16 - Ты черный плащ надел… – Согласно этикету, на дворцовые приемы полагалось являться в черной одежде.], и баста.

Дон Мануэль

Запри и ключ возьми с собою,

А раз в нем надобность возникнет,

Пока в отлучке мы с тобой,

Другой есть ключ у Дон Хуана.

Смущен, что разгадать мне это

Не удалось, но время терпит.

Честь дома моего зовет

С надеждою на повышенье,

И удовольствие мне только:

Так меж двух граней все неважно,

И важности главнейшей – честь.

Комната Доньи Анхелы.

Сцена 13-я

Донья Анхела, Донья Беатрис, Исабель.

Донья Анхела

Такое было испытанье?

Исабель

Я думала, что колдованье

Все кончилось: Увидит он

И вмиг о всем оповещен.

Беда к нам шла, и очень скоро,

Ведь все бы он узнал, сеньора.

Но ускользнуть сумела я.

Донья Анхела

Как странно!

Донья Беатрис

Тайна тем твоя

Весьма усилена: Корзина,

И никого, и в чем причина?

Донья Анхела

И если, хитростью моей,

Я с ним увижусь, разумей,

Как он, – (не может быть сомненья), —

Весь будет полон изумленья.

Донья Беатрис

Как тут внимательным ни будь,

А можно каждого вспугнуть,

Когда, Анхела, он нежданно

Увидит, как кругом все странно:

Вот новизна со всех сторон,

И с дамою красивой он,

Она богата и прелестна,

А где все это, неизвестно.

А после (так решила ты),

Весь в ощущеньи слепоты,

С завязанными он глазами

Уйдет
Страница 24 из 48

безвестными путями.

Еще бы не дивился он,

Совсем растерян и смущен!

Донья Анхела

Так будет все, даю я слово,

И у меня уж все готово.

Сегодня, если б здесь не ты,

Он с наступленьем темноты

Сюда пришел бы.

Донья Беатрис

Чем мешаю?

Я о любви не разболтаю.

Донья Анхела

О нет, подружка, не в тебе

Препятствие, а в той судьбе,

Что, братьев ты моих, влюбляя,

Зажгла, ты им звезда златая,

И не хотят покинуть дом,

Живя здесь в свете золотом.

Пока они не отлучатся,

Во всем опасности таятся.

Сцена 14-я

Дон Луис, за занавесом. – Те же.

Дон Луис (в сторону)

О, Боже, как себя таить?

Как чувства закручу я нить

И, мыслью тяготясь моею,

Как обуздать ее сумею?

Но, если так я слаб с собой,

Я буду тверд с моей судьбой,

И тотчас же мое решенье —

Страсть победить, сдержать стремленье.

Донья Беатрис

Я расскажу тебе, как я

Смогу, себя здесь не тая,

Тебя совсем не покидая,

Не быть тут как помеха злая.

Хочу узнать конец всего.

Мой план…

Донья Анхела

Так расскажи его.

Донья Беатрис

Мы обе скажем стороною,

Что мой отец послал за мною,

Устроим так, как будто я

Ушла из этого жилья,

Все будут думать – я далеко,

А я недреманное око.

Дон Луис (в сторону)

Какая здесь обида мне?

Донья Беатрис

И, оставаясь в стороне,

Укроюсь, чувства наблюдая.

Дон Луис (в сторону)

Что слышу, о, планета злая!

Донья Беатрис

Мне в этом будет благодать.

Донья Анхела

А что же после нам сказать?

Как ты вернешься?

Донья Беатрис

Вот смущенье!

Другое будет измышленье.

Дон Луис (в сторону)

Да, будет. Это слышать мне!

Я весь в терзаньях, весь в огне.

Донья Беатрис

Я буду рада чрезвычайно,

И без свидетелей, и тайно,

Любви, в которой образец,

Увижу ход я и конец.

Не возбуждая подозренья,

Из своего уединенья

Все, разузнавши, утаю,

И снова в комнату твою.

Дон Луис (в сторону)

Я слишком ясно понимаю.

(Я не живу! Я умираю!)

Мой брат блаженство заслужил,

Мне – ревность, жить нет больше сил.

С ним будет тайное свиданье,

А мне горенье и сгоранье.

И не увидит их никто,

А я страдай, терпи за то.

И без свидетелей (Злодеи!)

Хотят узнать конец затеи.

Чтоб я досаду знал сполна,

Он будет счастлив и она.

О, если так, судьба немая,

Я буду им помеха злая,

Она в укромный уголок,

Я тотчас к ним через порог.

Весь дом бесстрашно обыщу я,

Найду, найду ее, ревнуя.

Когда во мне горит пожар,

Нет средств других, нет больше чар.

Чтоб загасить свою досаду,

Чужую я смущу отраду,

Для ревности последний путь —

Так утолиться как-нибудь.

Дай, небо, мне насытить гневность:

Любовь – мне яд, и смерть мне – ревность.

(Уходит.)

Донья Анхела

Я принимаю твой совет.

Итак, тебя уж завтра нет.

Сцена 15-я

Дои Хуан. – Донья Анхела, Донья Беатрис, Исабель.

Дон Хуан

О, Беатрис, краса живая!

Сестра! Вам от меня привет.

Донья Беатрис

Скучали мы, что вас здесь нет.

Дон Хуан

Мне, значит, светит золотая

Звезда, коль в вашем солнце свет

По мне соскучился, сеньора.

Я счастлив это слышать. Да.

Но опасаюсь, есть беда,

Со счастьем я расстанусь скоро:

Взаправду ли моя звезда

Такое заслужила счастье

Знать ваше нежное участье?

И вот и в счастье несчастлив,

И в нежный падаю обрыв,

Где тьмы и света соучастье.

Донья Беатрис

О Дон Хуан, я не хочу

Опровергать предположенье:

Так было много промедленья;

Чтоб к моему прийти лучу,

Что вывожу я заключенье:

В другом вам месте свет светил,

И, красоту оставя эту,

Прости сказать вам нужно свету

И тьму любить по мере сил.

Тут вывод ясен: Несчастливым

Вы стали, – сумрак наступил,

И вы поглощены обрывом.

Дон Хуан

Боюсь сейчас вас оскорбить,

Сказав вам точно объясненье,

В чем было это промедленье:

Пришлось с Дон Мануэлем быть,

Отъезда разделить мгновенья;

Как раз он отбыл.

Донья Анхела

О, мученье!

Дон Хуан

Чего, сестра, смутилась ты?

Донья Анхела

В восторге радостной мечты,

Как в неприятности, волненье.

Дон Хуан

Боюсь, что радость коротка,

Ведь завтра он опять вернется.

Донья Анхела(в сторону)

(Надежда снова мне смеется.)

Хоть неприятность к легка,

Я выразила удивленье,

Что было это промедленье.

Дон Хуан

Тут неприятности и нет.

Но ты и Дон Луис, я знаю,

Готовы видеть бремя бед

В том, в чем я радость получаю.

Донья Анхела

Ответить я бы и могла,

Но ничего не отвечаю.

И я уж не настолько зла,

Чтобы тебе расставить сети:

Любовь не любит, чтобы третий

Был там, где нежная игра,

И выигрыш вдвоем вернее,

Играй же в карты, не робея.

А мне сейчас уйти пора.

Ты, Исабель, пойдешь со мною.

(В сторону, к ней.)

Сегодня же я так устрою,

Что женский унесу портрет.

Войду легко, преграды нет.

Свет приготовь и плащ, в котором

Пройди, невидимая взорам,

В желанный для меня предел.

Я не хочу, чтоб он имел

Портрет другой, когда мне пишет,

И голос мой чрез письма слышит.

(Донья Анхела и Исабель уходят.)

Сцена 16-я

Донья Беатрис, Дон Хуан.

Донья Беатрис

Так вправду нежен ты со мной?

Дон Хуан

По степеням мое влеченье

Тебе явлю чрез рассужденье.

Донья Беатрис

Скажи мне.

Дон Хуан

Слушай голос мой.

О, Беатрис, я так люблю правдиво [17 - Обмен сонетами («О, Беатрис, я так люблю правдиво…) встречается в испанских драмах Золотого века.],

И так любовь к красавице сильна,

Что, если б не хотел любви, должна

Моя душа любить то, что красиво.

Заметь, как все сложилось прихотливо:

Будь власть забвенья в сердце мне дана,

Забыл бы я любовь, и вмиг она

Возникла б – из свободного порыва.

Любовь была бы прихоть, не закон.

Кто любит потому лишь, что забвенье

Любимой ощутить не может он, —

Заслуга в чем? Нет вольного влеченья.

Я не могу забыть тебя. Влюблен.

Звезда сильней. Скорблю, что побежден.

Донья Беатрис

Когда б влеченье вольное решало,

И свет звезды влиял бы как закон,

Тот был бы волей верной осенен,

Кто перемены не признал бы жала.

И если б я внезапно увидала,

Что мой порыв с любовью разлучен,

Такой бы тотчас я отвергла сон,

Его своим никак бы не признала.

Ведь в этот миг, что потеряла б я,

Чтоб позабыть и вновь вернуть любленье,

Была бы без любви душа моя.

И рада я, что не дано забвенья:

Тот был бы миг как льдяная струя,

Тебя не позабыть мне – на мгновенье.

(Уходят.)

Улица.

Сцена 17-я

Косме, убегает от Дона Мануэля, а тот преследует его.

Дон Мануэль

Клянусь, что, если б я не помнил…

Косме

А ты и помни.

Дон Мануэль

Что бесславье

Мне в этом будет, совершил бы

С тобой безумие сейчас.

Косме

Всегда я добрым был слугою,

И сам ты согласись, оплошность

Любой христианин свершает.

Дон Мануэль

Кто ж вынести способен, кто

Чтоб именно – что было важно,

О чем особо говорил я,

Вдвойне вниманью поручая,

Как раз ты это позабыл?

Косме

Вот потому и позабыл я,

Что это было очень важно:

Когда б неважное забыл я,

О чем бы тут и говорить?

Но мне свидетель Бог Всевышний,

Так думал я о тех бумагах,

Что в сторону я отложил их,

И то, что повредило мне,

Как раз была моя забота:

Не отложи я их в сторонке,

С другими были бы вещами.

Дон Мануэль

Ну, хорошо хотя бы то,

Что вспомнил ты на полдороге.

Косме

Забота мною овладела,

А почему, и сам не знал я,

Ну, думаю, какой-то вздор,

Тут вдруг припомнил я и понял,

Что из-за самой я
Страница 25 из 48

заботы

И позабыл бумаги эти.

Дон Мануэль

Поди скажи, чтоб подождал

Слуга с мулами там поодаль,

Нам неудобно грохотать тут,

А то весь дом мы перебудим.

Ключ у меня, могу войти,

Без шума взять мои бумаги.

(Косме уходит и возвращается.)

Косме

Сказал ему, чтоб подождал он.

Но только, господин, замечу —

Без света как же мы войдем?

Искать бумаги и без шума —

Ведь это просто невозможно.

Коль в помещеньи Дон Хуана

Нет света, как увидим мы?

Дон Мануэль

Несносный человек. Теперь ты

Желаешь, чтоб его судил я.

Ты сам не сможешь. (О, бесчестный,

Ведь ты причиной был всего!)

На ощупь взять их, где оставил!

Косме

Сомнение мое не в этом,

Слепой я до стола дошел бы,

Где положил их.

Дон Мануэль

Открывай.

Косме

Боюсь, найти я не сумею,

Куда теперь их привиденье

Переложило. Ведь какую

Я вещь оставил, чтоб потом

Я сдвинутой ее не видел?

Дон Мануэль

Коль нет бумаг на должном месте,

Тогда мы света и попросим.

А до тех пор зачем будить

Гостеприимнейших хозяев!

(Уходят.)

Комната Дона Мануэля.

Сцена 18-я

Донья Анхела и Исабель, выходят из шкафа.

Донья Анхела

Весь дом уснул, и сон – владыка

Всех чувств, полжизни похититель,

И гость уехал, знаю я,

Теперь я, Исабель, желаю

Взять тот портрет.

Исабель

Иди тихонько.

Донья Анхела

Запри там. До тех пор, пока ты

Сюда за мною не придешь,

Я буду здесь, чтоб на опасность

Не натолкнуться.

Исабель

Жди спокойно.

(Исабель уходит, закрывая шкаф.)

Сцена 19-я

Дон Мануэль, Косме, впотьмах. – Донья Анхела.

Косме (говоря тихонько со своим господином, стоящим у двери.)

Дверь открыта.

Дон Мануэль

Ступай тихонько.

Коли они услышат шум,

Встревожатся еще сильнее.

Косме

Поверить можешь, что боюсь я?

Что если б это привиденье

Нам посветило?

Донья Анхела

Свет был скрыт,

Теперь пора светить открыто.

(Вынимает свечу, которая была в потайном фонаре.)

Косме (в сторону, к своему господину)

Где привидение являлось

Так вовремя? Оно нам светит.

Ты им, как видится, любим,

Мой свет оно немедля гасит,

Тебе мгновенно зажигает.

Дон Мануэль

Приди к нам, помощь неба! Это

Уж сверхъестественно сейчас:

Чтобы так быстро свет явился,

Нечеловеческих рук дело.

Косме

Признал ты наконец, что правда?

Дон Мануэль

Из мрамора изваян я.

Готов сейчас назад вернуться.

Косме

Ты смертный. Ты доступен страху.

Донья Анхела

Я вижу стол, на нем бумаги.

Косме

К столу идет.

Дон Мануэль

Клянусь, что я

Смущен и полон изумленья.

Косме

Ты видишь то, чего мы ищем,

Нам свет показывает ясно

И прямо нас к столу ведет.

А кто несет его, не видно.

(Донья Анхела вставляет свечи в канделябры, находящиеся на столе, берет кресло и садится к ним спиной.)

Донья Анхела

Свечу поставлю здесь и буду

В его бумагах разбираться.

Дон Мануэль

Теперь все видно нам, смотри.

Такой красавицы волшебной

Не видывал нигде я сроду.

О, боже! Что это такое?

Как гидра эти чудеса,

Из одного родятся сотни.

Что предпринять мне, я не знаю.

Косме

Вот медленно садится в кресло.

Дон Мануэль

В ней образ редкой красоты,

Написанный волшебной кистью.

Косме

Что правда, правда. Кто другой бы

Способен был такое сделать!

Дон Мануэль

Светлей свечи ее глаза.

Косме

Еще бы – это звезды неба

Люцифера.

Дон Мануэль

Тот каждый волос —

Луч солнца.

Косме

Скрадены оттуда.

Дон Мануэль

И каждый локон тот – звезда.

Косме

Конечно. Прямо, значит, с неба

Звезд принесли сюда пригоршню.

Дон Мануэль

Не знал я красоты подобной.

Косме

Наверно б так не говорил,

Когда бы только ноги видел,

Проклятье по ногам их метит.

Дон Мануэль

Здесь волшебство очарованья,

Красивый ангел предо мной.

Косме

Красив, но с лапками он только.

Дон Мануэль

Но что такое? Что ей нужно

В моих бумагах?

Косме

Вот увидишь:

Что ты намерен был искать,

Она как раз того и ищет,

Чтоб от хлопот тебя избавить, —

Весьма услужлив этот призрак.

Дон Мануэль

О, Боже, что мне предпринять?

Я не был никогда трусливым,

А этот раз я страха полон [18 - Я не был никогда трусливым,// А этот раз я страха полон. – Изображение страха кабальеро не часто в испанском театре.].

Косме

А я и много раз пугался.

Дон Мануэль

Недвижны ноги, как во льду,

И волосы все встали дыбом,

Вздохну, и каждый вздох – кинжал мне,

Вкруг шеи чувствую я петлю,

Но я ли буду ведать страх?

Клянусь, что я сейчас увижу,

Смогу ли победить я чары.

(Подходит и хватает ее за руку.)

Ты ангел, женщина, иль демон,

Но рук моих ты не уйдешь.

Донья Анхела (в сторону)

О, я несчастная! Нарочно

Он говорил, что уезжает.

Он лучше знал, что хочет сделать.

Косме

Во имя Бога, нам скажи,

(В том имени погибель Ада)…

Донья Анхела(в сторону)

Но я сумею притвориться.

Косме

Кто ты? Чего от нас ты хочешь?

Донья Анхела

Я к благородному пришла

Дон Мануэлю Энрикесу,

Чтоб возвестить, что он получит

Бесценный клад, но лишь не трогай

Меня сейчас, иначе ты

Великое утратишь счастье,

Уж уготованное небом,

Итак, не впутывайся в волю

Благоволительной звезды.

В письме последнем я писала,

Что скоро свижусь я с тобою,

Предвидела я эту встречу.

Сдержала слово я свое,

И в человеческом явилась

Я облике, какой сумела

Принять. Иди же ныне с миром

И здесь меня сейчас оставь.

Час не пришел еще, чтоб знал ты,

Что делаю и совершаю.

Но завтра я тебе откроюсь.

Заметь, не должен никому

О происшедшем говорить ты,

Коль потерять ты не желаешь

Великое предназначенье.

Иди же с миром.

Косме

Что ж, сеньор?

Мир, не войну нам возвещает.

Чего же будем ждать еще мы?

Дон Мануэль (в сторону)

Клянусь, мне стыдно, что боюсь я

Каких-то призрачных теней.

Так если вправду не боюсь их,

Все сразу я сейчас проверю.

О, женщина, кто б ни была ты,

(Ты женщина, так мыслю я,

Никак не существо иное),

Клянусь, кто ты, я знать желаю,

И я узнаю, как вошла ты,

С какою целью, и зачем.

Не завтра, я хочу сегодня

Таким блаженством насладиться.

Коль демон, с демоном беседа,

Коль женщина, беседа с ней.

Твои угрозы мне не страшны,

Хотя бы дьяволом была ты.

Но полагаю, что, имея,

Как это вижу, плоть и кровь.

Ты женщина, никак не дьявол.

Косме

А это ведь одно и то же.

Донья Анхела

Не тронь меня, утратишь счастье.

Косме

Великолепно говорит

Та дьяволическая дама,

Не тронь ее, она не арфа,

Не лютня, не играй, не скрипка.

Дон Мануэль

Я выну шпагу. Если дух,

Мне в этом можно убедиться.

(Вынимает шпагу.)

Хотя бы я тебя ударил,

Тебя мне невозможно ранить.

Донья Анхела

О, горе, шпагу удержи,

Себя не обагряй ты кровью!

Что будет доброго, когда ты

Несчастную пронзишь оружьем?

Я женщина, да, признаюсь.

Хотя любить и преступленье,

Но в том вина уж не такая,

Чтоб умереть мне смертью злою,

Коль я любила хорошо.

Так не пятнай моею кровью

Закал блестящей этой стали!

Дон Мануэль

Скажи, кто ты?

Донья Анхела

Сказать мне нужно.

Уж не смогу я довести

До цели – моего желанья,

Мою любовь, как я хотела.

Но, если только нас услышат,

Опасность будет нам грозить,

Услышат нас или увидят,

Убить нас могут. Потому что

Я большее, чем можешь видеть.

И нужно потому, сеньор,

И эту дверь закрыть и ту, что

В прихожей, запереть немедля.

А то
Страница 26 из 48

услышать шум здесь могут

Или увидеть этот свет.

Дон Мануэль

Свети мне, Косме, и немедля

Запрем мы двери. Ну, ты видишь,

Здесь женщина, не привиденье?

Косме

А я того не говорил?

(Обауходят.)

Сцена 20-я

Донья Анхела, и тотчас Исабель.

Донья Анхела

Увы, я заперта снаружи,

И Боже мой, сказать придется

Всю правду мне! Гость был находчив,

И подстерег, а Исабель

Проход чрез шкаф загородила.

(Исабель приходит через шкаф.)

Исабель

Тсс, ищет брат тебя, сеньора.

Донья Анхела

Отлично. В шкафе переборку

Задвинешь. О, моя любовь!

Сомненье остается в силе.

(Обе уходят и замыкают шкаф.)

Сцена 21-я

Дон Мануэль, Косме.

Дон Мануэль

Вот двери заперты, сеньора,

Так продолжайте же рассказ свой…

Но что такое? Где она?

Косме

А я об этом что же знаю?

Дон Мануэль

Вошла в альков она, быть может?

Иди вперед.

Косме

Идти пред вами?

Пешком? Невежливо, сеньор.

Дон Мануэль

Всю комнату сейчас осмотрим.

Пусти, сказал я.

Косме

Я пускаю.

(Дон Мануэль берет у него свечу, входит в альков и снова выходит.)

Дон Мануэль

Звезда моя ко мне враждебна.

Косме

На этот раз не через дверь

Она ушла.

Дон Мануэль

Иначе как же?

Косме

Я этого не постигаю.

Но только видишь, говорил я,

Что это дьявол пред тобой,

Не женщина.

Дон Мануэль

Клянусь, что тотчас

Подвергну комнату осмотру,

Быть может, под какой картиной

В стене я обнаружу щель,

Или под этими коврами

Пещера скрыта, или ход есть

(Я все-таки его открою)

В пролетах там на потолке.

Косме

Вот только шкаф здесь есть.

Дон Мануэль

О шкафе

Не может быть и разговора,

Как был он, так и есть стеклянный.

Другое нужно осмотреть.

Косме

Смотрельщик я совсем неважный.

Дон Мануэль

Предположить мне невозможно,

Что облик тот был невеществен,

Ей смерть была совсем страшна.

Косме

Но угадала и узнала,

Что ночью мы сюда вернемся,

Затем лишь чтоб ее увидеть.

Дон Мануэль

Она явилась мне как тень,

И свет ее был фантастичен,

И все ж ее, как человека,

И осязать возможно было,

И ясно видеть; страх был в ней,

Как в смертной; женщина боится

Таким же образом: как призрак,

Она исчезла невидимкой,

Как привиденье, здесь была.

Дать только волю рассужденью,

И я не знаю, Бог свидетель,

Не знаю я, во что мне верить

И что я должен отрицать.

Косме

Я знаю. Я-то…

Дон Мануэль

Что ж ты знаешь?

Косме

Что это был здесь жено-дьявол.

И нового тут ничего нет,

Ведь дьявол женщина весь год,

И для того, чтоб с ней сквитаться,

Что столько раз она есть дьявол,

К нам дьявол так сюда и прибыл,

И побыл женщиной разок.

Хорнада третья

Комната Доньи Анжелы.

Сцена 1-я

Дон Мануэль, впотьмах. – Исабель ведет его.

Исабель

Сейчас придет моя сеньора,

Здесь в этой зале подожди.

(Уходит и запирает дверь.)

Дон Мануэль

Совсем хорошая ловушка.

Дверь заперта? Конечно, да.

Что с этой пыткою сравнится?

Я посетил Эскориал,

Вернулся только что оттуда,

И это было – волшебство,

Что свет во тьму мне приносило

И озадачило меня,

Письмо мне пишет, очень нежно,

Где так подробно говорит:

«Коль вы дерзаете со мною

Увидеться, сегодня в ночь

С слугою выйдите, который

Сопровождает вас всегда.

Два человека будут ждать вас

На кладбище (Какая мысль!)

Себастиана, с ними будет

Для вас удобный паланкин».

Она меня не обманула,

Сел в паланкин я [19 - Сел в паланкин я… – Путешествие дона Мануэля в паланкине с кладбища также навеяно приключениями Дон Кихота.] и блуждал,

Покуда чувства направленья

В пути совсем не потерял.

И наконец я очутился

У входа мрачного один,

Где только чудились мне страхи

И привидения впотьмах.

Там женщина ко мне приходит.

(Так показалось мне во тьме)

И ощупью меня уводит

По комнатам вперед, вперед,

Я ничего притом не вижу

И я ни с кем не говорю.

Но наконец сквозь щель дверную

Я вижу свет. Конец пути.

Любовь, достигла ты желанья,

Увидишь даму ты сейчас.

Как следует – все приключенье.

(Смотрит через замочную скважину.)

С каким убранством этот дом!

И сколько женщин там блестящих!

Какой величественный зал!

Какие дамы и наряды!

Какая роскошь красоты!

(Дверь открывается, и выходят несколько служанок; они приносят салфетки, сладости и воду. Все, проходя, делают поклон, а сзади всех Донья Анхела, богато разодетая.)

Сцена 2-я

Донья Анхела, Служанки, Донья Беатрис. – Дон Мануэль.

Донья Анхела(в сторону, к Донье Беатрис)

Сейчас мои считают братья,

Что возвратилась ты домой,

Так значит это страх пустой,

И наше продолжать занятье

Мы можем с легкою душой.

Тебе здесь нечего бояться.

Донья Беатрис

Какую роль играю я?

Донья Анхела

Служанка ты теперь моя.

А после будешь укрываться,

Смотреть из комнаты другой,

Что будет у него со мной.

(К Дону Мануэлю.)

Вам было скучно дожидаться?

Дон Мануэль

О, нет. И только говорю

Сейчас я правду вам, сеньора.

Кто ночью ждет и ждет зарю,

Тот знает, что она не скоро

Ему засветится для взора,

И знает, что заботы те

В ночной исчезнут темноте.

И потому мое страданье

Я в нежной потопил мечте,

Я знал, что дня блеснет сиянье.

Хоть и не нужно, чтобы ночь

Меня так тягостно томила,

Пред тем как прах сокрылся прочь,

И чарований ваших сила

Мне солнце неги засветила.

Для солнца вашей красоты

Не нужно было темноты,

Вы день, что и без солнца светит.

Вот ночь, в покровах черноты,

Бежит рассвет, сияньем метит

Улыбкой нежной все кругом,

Не золотой в нем свет для взора,

Но все же светит он, сеньора,

И пенье птиц звучит. Потом

Выходит яркая аврора,

И золотит и жжет заря

Воспламеняющим пожаром.

И вслед ее минутным чарам

Выходит солнце, все горя,

Светя и вместе позлащая.

Рассвет, за ночью вслед вступая,

Горит, из мрака свет творя.

Заря рассвету подражая,

Являет пламенный свой вид.

Но солнца светлое явленье,

То божество, что вне сравненья,

Зарю на бой зовет, горит.

Но вы, – и солнцу вы затменье,

В вас высший пламень говорит

Так ясно, что бывать вам ночи

Не нужно было полномочий,

Когда могли вы после дня

Взойти из светлых средоточий,

Как солнце солнца для меня.

Донья Анхела

Хотя признательность мне нужно

Вам выразить за эту речь,

Где слово к слову, в миге встреч,

Вы сочетали так жемчужно,

Но я должна вас остеречь.

Ведь не такое это зданье,

Не так до неба вознеслось,

Чтоб ветру быстрому пришлось

Здесь утомить свое дыханье,

Приют, лишь скромный для мечтанья,

И в ваши сладкие слова

Могу поверить я едва.

Я не рассвет, нет в сердце пенья,

И здесь улыбка не жива.

Я не заря, мое томленье

Пред вами скрыто, и явленья

Нет перед вами слез моих.

Не солнце я, в огне живых

Лучей и правду не являю,

Которую я обожаю.

В недоуменностях таких

Кто я, сама того не знаю.

Но точно молвлю, говоря,

Что не рассвет я, не заря,

Не солнце. Ибо не роняю

Сейчас ни слез из янтаря,

Ни смехов светлых. Уверяю

Я вас, сеньор Дон Мануэль,

Я только женщина, не боле,

Всегда была я в женской воле,

И вы единственная цель,

Вы цепь, в чьей ныне я неволе.

Дон Мануэль

Неволя та невелика,

И если вижу вас со мною,

Сеньора, все ж я вам открою,

Что это я ценю слегка:

Во мне есть большая тоска

Чрез вас, – ее не успокою.

Донья Анхела

Через меня?

Дон Мануэль

Да,
Страница 27 из 48

потому,

Что вы скрываетесь во тьму,

Сказать мне, кто вы, не хотите.

Донья Анхела

Сеньор, желанью моему,

Прошу вас, в этом уступите,

Меня открыться не просите.

Когда хотите быть со мной,

Со мною будьте, только знайте,

Кто я, о том не вопрошайте,

Я быть загадкой теневой

Должна, ее не омрачайте.

Не то я, чем кажусь для глаз,

Не тем кажусь я, что на деле.

Хотите быть со мной, – у вас

Есть достиженье этой цели,

Но не желайте знать рассказ,

Кто я: Коль в этом непокорство

Окажете, явив упорство,

Одно лишь может в этом быть,

Что не хотите вы любить,

Хотя бы я любить хотела.

Художник пишет мертвеца

И лик один – пред вами тело

Без жизни, мертвый цвет лица,

И лик другой – пред вами смело

Сияет радость без конца.

Любовь художник, два в ней лика,

Меня вы видите в одном,

Я, кажется, вам нравлюсь в нем,

Но, может быть, все будет дико,

Когда увидите в другом.

Одно сейчас сказать должна вам:

Вы слушаете, мысль тая,

Что дама Дон Луиса я,

Вы в заблуждении неправом,

И в этом клятва вам моя.

Дон Мануэль

Скажите, что же вам, сеньора,

Велит скрываться от него!

Донья Анхела

Быть может, это оттого

Так избегаю я позора,

Что положенья моего

Высокого могу лишиться,

Коль Дон Луису вдруг случится

Меня узнать.

Дон Мануэль

Прошу одно

Сказать: Как это вам дано

В дом проникать ко мне?

Донья Анхела

И это

Пока пусть будет без ответа.

Донья Беатрис(в сторону)

(Теперь и я явлюсь сюда.)

Вот сладости, прошу покорно,

И, ваша светлость, тут вода…

(Все подходят с салфетками, водой и несколькими коробками с сухим вареньем.)

Донья Анхела

Кто говорит со мной так вздорно?

Была ли светлость здесь когда?

Ты хочешь обмануть сеньора

Дон Мануэля, будто я

Такая важная?

Донья Беатрис

Моя

Владычица…

Дон Мануэль (в сторону)

Ну вот как скоро

Загадка кончилась моя:

Не ошибусь, конечно, я,

Теперь подумавши, что это

Передо мною дама света,

И что за золото она,

Здесь тайною окружена.

Сцена 3-я

Дон Хуан. – Те же.

Дон Хуан (за сценой)

Эй, Исабель, дверь отопри мне!

Донья Анхела(в сторону)

О небо, что это за шум?

Исабель

Я умерла!

Донья Беатрис(в сторону)

Я леденею?

Дон Мануэль (в сторону)

О, Боже! Мукам нет конца?

Донья Анхела

Сеньор, отец мой там стучится.

Дон Мануэль

Что делать должен?

Донья Анхела

Нужно вам

Укрыться в комнате отдельной.

Сведи скорее, Исабель,

Его в ту комнату, что знаешь,

В отдельную. Ты поняла?

Исабель

Идем скорей!

Дон Хуан (за сценой)

Ну что же, скоро?

Дон Мануэль

О, боже, не покинь меня!

Здесь жизнь и честь стоят на карте.

(Дон Мануэль уходит за Исабель.)

Дон Хуан (за сценой)

Я дверь сорву!

Донья Анхела

Ты, Беатрис,

Вот в этой комнате побудешь,

Тебя здесь не должны найти.

(Донья Беатрис уходит, и входит Дон Хуан.)

Донья Анхела

Чего ты в этот час здесь хочешь.

И почему тревожишь нас!

Дон Хуан

Сперва, Анхела, объясни мне,

Что значит этот твой наряд?

Донья Анхела

Я оттого всегда печальна,

Что вечно в трауре хожу,

И я оделась, чтоб увидеть,

Не веселей ли будет так.

Дон Хуан

Не сомневаюсь. Грусть у женщин

Наряды могут прогонять,

И драгоценности – лекарства.

Но все же думаю, что ты

С такою мыслью неуместна.

Донья Анхела

Что в этом важного? Никто

Меня увидеть здесь не может.

Дон Хуан

К себе вернулась Беатрис?

Донья Анхела

Да, и отец ее разумным

Нашел беседу прекратить.

Дон Хуан

Лишь это знать сейчас хотел я,

Чтобы решить, могу ли я

Ее увидеть постараться.

Ну, оставайся с богом здесь,

И помни, твой наряд не к месту.

(Уходит, и Донья Беатрис возвращается.)

Донья Анхела

Дверь, Беатрис, скорей запри.

Донья Беатрис

Прекрасно вышли мы из страхов.

Твой брат идет меня искать.

Донья Анхела

Пока все в доме не затихнет,

Дон Мануэль к нам не придет,

В мой кабинет пойдем со мною.

Донья Беатрис

Коль это с рук тебе сойдет,

Ты будешь в доме невидимка.

Комната Дона Мануэля.

Сцена 4-я

Дон Мануэль и Исабель, выходят впотьмах из шкафа.

Исабель

Вот здесь без шума ты побудь,

Чтобы тебя не услыхали.

Дон Мануэль

Как мраморный я буду тут.

Исабель

О только б дверь я закрепила!

Сумею ли? Я вся дрожу.

(Уходит.)

Дон Мануэль

Какое это дерзновенье

Решиться так войти туда,

Где человек не может видеть.

Какая тут грозит беда

И в чем опасности таятся.

Вот в доме я сейчас чужом,

Его хозяин, столь он знатный,

Что светлостью его зовут,

Тот дом исполнен изумлений,

И так далек от моего.

Но что такое? Дверь открылась,

И кто-то в комнату вошел.

Сцена 5-я

Косме. – Дон Мануэль.

Косме

Создателя благодарю я,

Что нынче в дом вхожу свободно.

(Идет на ощупь.)

И в комнате не знаю страха,

Хотя вошел я без свечи.

То привиденье Невидимка

С моим резвится господином,

Так мной зачем бы заниматься?

(Наталкивается на Дона Мануэля.)

А вот, однако, началось!

Кто тут?

Дон Мануэль

Молчанье, кто б ты ни был,

А то убью тебя кинжалом.

Косме

Как бедный родственник я буду,

Что у богатого в дому.

Дон Мануэль (в сторону)

(Наверно тут слуга какой-то

Зашел случайно, – от него я

Узнаю, где я). Расскажи

Чей это дом и кто хозяин?

Косме

Сеньор, хозяин здесь есть Дьявол,

И дом здесь Дьявола, который

Отсюда да умчит меня.

Живет тут некая сеньора,

Чье имя Дама Привиденье,

Та Невидимка некий дьявол,

Что принимает женский лик.

Дон Мануэль

А ты кто?

Косме

Некий я наперсник,

Или слуга, и подчиненный,

Служитель я, и сам не знаю,

Зачем я в этих волшебствах.

Дон Мануэль

А кто твой господин?

Косме

Безумный,

Глупец, никчемный, юродивец,

Простак, из-за подобной дамы

Себя в убожестве блюдет.

Дон Мануэль

А как зовут?

Косме

Доном Мануэлем

Энрикесом.

Дон Мануэль

О, Иисусе!

Косме

И Косме я Катиборатос.

Дон Мануэль

Ты? Косме! Как сюда вошел?

Я твой сеньор. Скажи, за мною,

Как я отправился в дорогу,

Вошел ты следом? Ты за мною

Вошел, чтобы укрыться здесь?

Косме

Великолепная забава!

Как ты сюда попал, скажи мне?

Ведь ты отправился так смело

Один туда, где жданным был?

И вот вернулся. Как же это?

И как, скажи, здесь очутился?

Ведь я с ключом не расставался,

Его с собой ношу всегда.

Дон Мануэль

А это комната какая?

Косме

Твоя, иль Дьявола, быть может.

Дон Мануэль

Свидетель Бог, что лжешь ты нагло,

От дома был я далеко,

Вот только что в другом был доме,

Совсем на наш он не похож был.

Косме

Так это было привиденье,

Тебе я правду говорю.

Дон Мануэль

Меня с ума свести ты хочешь.

Косме

Еще разуверений нужно?

Иди вперед вот этой дверью.

И прямо выйдешь до ворот,

Тогда ты сможешь убедиться.

Дон Мануэль

Ты правду говоришь. Слежу я.

(Уходит.)

Косме

Когда же, господа честные,

Хитросплетениям конец?

(Через шкаф выходит Исабель.)

Сцена 6-я

Исабель. – Косме; потом Дон Мануэль.

Исабель (в сторону)

(Уж Дон Хуан ушел из дома,

И нужно Дону Мануэлю

Не дать узнать, в каком он месте,

Его я проведу сейчас.)

Тсс, господин, меня ты слышишь?

Косме (в сторону)

Ну, это хуже: От шипенья

Я ломоту почуял в бедрах.

Исабель

Мой господин ушел к себе.

Косме (в сторону)

Речь о каком же господине?

(Дон Мануэль возвращается.)

Дон Мануэль

Я в комнате своей,
Страница 28 из 48

конечно.

Исабель

Ты тут?

Косме

Я тут.

Исабель

Иди со мною.

Дон Мануэль

Прекрасно, я пойду с тобой.

Исабель

Не бойся, ничего не бойся.

Косме

Сеньор, я схвачен невидимкой!

Сцена 7-я

Дон Мануэль

Откуда же обманы эти,

Я не узнаю наконец?

Не отвечаешь, что за глупость?

Ответь мне, Косме, Косме! – Небо!

Я лишь на стены натыкаюсь.

Ведь я же с ним здесь говорил?

Куда же он пропал так быстро?

Он разве тут не находился?

Поистине вполне разумно

Теперь лишиться мне ума.

Но кто-нибудь сюда войдет же.

Я посмотрю, как он прибудет.

В алькове я покуда спрячусь

И терпеливо подожду,

Пока я точно не узнаю,

Кто эта Дама Привиденье,

И не покажет невидимка

Свою мне в ней красоту.

(Уходит.)

Зала Доньи Анхелы.

Сцена 8-я

Донья Анхела. Донья Беатрис. Служанки. – Потом Косме, Исабель.

Донья Анхела(К Донье Беатрис.)

Мой брат ушел, тебя он ищет,

А Исабель к Дон Мануэлю

Пошла, чтобы его к нам снова

Сюда ввести, скорее все

Как следует мы приготовим,

Все подождите здесь покуда,

Чтоб он нашел готовый ужин.

Донья Беатрис

Я не видала никогда

Истории такой забавной.

Донья Анхела

Идет?

Служанка

Идет, шаги я слышу.

(Выходит Исабель, ведя за руку Косме)

Косме

Несчастный я! Куда иду я?

Уж эти шутки чересчур.

Но нет, я вижу здесь красавиц.

Я Косме или я Амедис?

Космильо или Белианис?

Исабель

Идет. Но Боже, это что ж?

Косме (в сторону)

Теперь попался я в ловушку.

Донья Анхела

Что, Исабель, тут приключилось?

Исабель (в сторону, к своей госпоже)

Сеньора, я туда вернулась,

Где ждал меня Дон Мануэль,

Когда же в комнате была я,

Я встретилась там со слугою.

Донья Беатрис

Позолотить ошибку хочешь?

Исабель

Там света не было.

Донья Анхела

Увы!

Теперь уж все разоблачится.

Донья Беатрис(в сторону)

(Его нам нужно одурачить.

Начнем же.) Косме!

Косме

Дамиана!

Донья Беатрис

Поближе подойди сюда.

Косме

А мне и здесь так превосходно.

Донья Анхела

Приблизься, ничего не бойся.

Косме

Такой, как я, бояться будет?

Донья Анхела

Так почему не подойдешь?

Косме (в сторону)

(Отговориться невозможно,

Тут будет честь моя задета.)

А уваженье непонятно?

Зачем же непременно страх?

Я не испытываю страха

И перед самым Сатаною,

Когда пришел он в лике женском.

Ведь это с ним не в первый раз.

Когда свои кует он ковы,

Он облекается в нагрудник

И надевает также юбку.

Ведь их не дьявол изобрел.

Он в виде девушки красивой,

Богатой, стройной, разодетой,

Однажды пастуху явился,

И тот, едва лишь увидал,

В нее немедленно влюбился.

Он насладился дьяволицей,

Тогда он в страшном гнусном лике

Ему угрозно возопил:

«О, жалкий человек, не видишь,

Какой увлекся красотой?

Она такой пред тобой,

От головы до самых ног.

Отдайся же в грехе подобном!»

А он, раскаяние зная

Еще и менее, чем прежде,

За наслажденьем так сказал:

«Напрасный и обманный призрак,

Когда ты думаешь, что горько

Отчаялся в грехе несчастный,

Поутру завтра воротись

В том самом лике, как являлся.

И ты увидишь, что влюблен я

Не менее, чем был и раньше,

И, во свидетельство прими,

Что в лике женщины не страшен

Людской душе и самый Дьявол».

Донья Анхела

Теперь приди в себя немножко,

Вот сладость, вот воды испей,

От страха возникает жажда.

Косме

Я не испытываю жажды.

Донья Беатрис

Иди же и о том подумай,

Что возвратиться должен ты,

А это двести миль отсюда.

Косме

О, Боже Вышний! Что я слышу?

(Стучат.)

Донья Анхела

Стучат?

Донья Беатрис

Стучат.

Исабель (в сторону)

Ведь вот несчастье!

Донья Анхела(в сторону)

Судьба преследует меня!

Сцена 9-я

Дон Луис. – Те же.

Дон Луис (за сценой)

Эй, Исабель!

Донья Беатрис(в сторону)

Спаси нас Боже!

Дон Луис (за сценой)

Дверь отопри.

Донья Анхела(в сторону)

На каждый страх я

Имею брата.

Исабель

Что нам делать!

Донья Беатрис

Я спрячусь от него скорей.

(Уходит.)

Косме (в сторону)

Она и есть та Невидимка.

Исабель (к Косме)

Иди со мной.

Косме

Пойду с тобою.

(Уходят.)

(Дверь открывается, и входит Дон Луис.)

Донья Анхела

Чего ты от меня желаешь?

Дон Луис

Я удовольствия других

Моей заботой нарушаю.

У дома паланкин увидел,

В нем верно Беатрис вернулась,

И видел, брат пришел домой.

Донья Анхела

Чего ж ты хочешь? Объясни мне.

Дон Луис

Как раз живешь ты надо мною,

И мне казалось, услыхал я,

Что гости у тебя сейчас,

Я захотел в том убедиться.

(Приподнимает один из занавесов и видит Донью Беатрис.)

Здесь Беатрис?

(Донья Беатрис выходит.)

Донья Беатрис

Пришлось вернуться,

Отец мой снова рассердился,

По-прежнему в досаде он.

Дон Луис

Я вижу, обе вы в смущеньи.

Что означают те приборы?

Тарелки, сладости, стаканы?

Донья Анхела

Зачем допрашиваешь ты

О том, в чем мы в уединеньи

Находим женскую забаву?

(Исабель и Косме производят шум в шкафу.)

Дон Луис

А этот шум что означает?

Донья Анхела(в сторону)

Я умираю!

Дон Луис

Видит Бог,

Какие-то здесь бродят люди.

Не может быть, чтоб это брат мой

Так осторожно пробирался.

(Берет свечу.)

Увы мне! Небо, состраданья!

По глупости я захотел

Любовную развеять ревность,

И ревность чести предо мною.

Я свет возьму, хоть и опасно, —

При свете объяснится все,

И честь теряется при свете.

(Уходит.)

Сцена 10-я

Донья Анхела, Донья Беатрис, Слуги.

Донья Анхела

Ай, Беатрис, ведь мы погибли,

Коль только он их повстречает.

Донья Беатрис

Уже успела Исабель

Его в ту комнату спровадить,

Напрасно ты сейчас боишься,

Нас тайна шкафа охраняет.

Донья Анхела

А если хочет так беда,

Что Исабель в своем волненье

Его приладить не успела,

И он туда проникнуть сможет?

Донья Беатрис

Куда-нибудь тебе скорей

Укрыться нужно в безопасность.

Донья Анхела

Я к твоему отцу отправлюсь,

Как он тебя ко мне отправил:

Переменилась только роль,

Твоя беда теперь со мною.

(Уходят.)

Комната Дона Мануэля.

Сцена 11-я

Исабель, Косме, Дон Мануэль. – Потом Дон Луис.

Исабель

Входи скорей.

(Уходит.)

Дон Мануэль

Опять я слышу,

Что в комнате сейчас есть кто-то.

(Входит Дон Луис со свечой.)

Дон Луис (в сторону)

Мужчину видел я, клянусь.

Косме

Дела неважны.

Дон Луис

Как случилось,

Что этот шкаф здесь передвинут?

Косме

Ну, свет пошел. А я наткнулся

На стол, – будь стол защитой мне.

(Прячется под стол.)

Дон Мануэль

А это вот таким манером.

(Кладет руку на свою шпагу.)

Дон Луис

Дон Мануэль!

Дон Мануэль

Что здесь такое?

Вы, Дон Луис! Что это значит?

Косме (в сторону)

Где Невидимка-то прошла,

Сто раз хотел бы им сказать я.

Дон Луис

Не рыцарь, низкий, и предатель,

Гость вероломный, втихомолку

Честь похищающий того,

Кто дал приют тебе, защиту

И окружил тебя почетом,

А ты в такие приключенья

(Обнажает шпагу.)

Без удержу направил путь

И без достоинства дерзаешь, —

Вынь из ножон клинок бесчестный!

Дон Мануэль

Я это сделаю затем лишь,

Чтоб защитить себя сейчас,

Твоими я смущен словами,

Тебя я вижу и смущаюсь,

Смущаюсь я самим собою,

И всем, что здесь, я изумлен.

И хоть меня убить ты хочешь,

Меня ты умертвить не сможешь,

Я жизнь испытывал в жестоком,

И смерть бессильна перед ней.

И оттого меня не сможешь

Убить,
Страница 29 из 48

что не убит я скорбью,

А если ты и очень силен,

Поверь, что скорбь моя сильней.

Дон Луис

Здесь доводами не поможешь,

Лишь делом.

Дон Мануэль

Дон Луис, помедли,

Быть может, удовлетворенье

Смогу тебе я дать вполне.

Дон Луис

Какое удовлетворенье

Ты можешь дать мне, если словом

Ты будешь множить оскорбленья?

Когда ты в комнату вошел

Чрез эту дверь к той недостойной,

Какие для такой обиды

Придумать сможешь объясненья?

Дон Мануэль

Пусть эта шпага, Дон Луис,

Пронзит мне грудь тысячекратно,

Коль что я знал об этой двери

Или о комнате какой-то.

Дон Луис

Так что ж ты делал в этот час

Без света здесь?

Дон Мануэль (в сторону)

(Что мне ответить?)

Я жду, чтобы слуга вернулся.

Дон Луис

Ты прятался, я это видел.

Или солгали мне глаза?

Дон Мануэль

Обманчивы глаза нередко.

Дон Луис

И если зренье обмануло,

Быть может, также слух солгал мне?

Дон Мануэль

И слух.

Дон Луис

Солгали, словом, все.

Лишь ты здесь утверждаешь правду.

А ты один…

Дон Мануэль

Прошу сдержаться,

Затем что, прежде чем ты скажешь

И прежде чем вообразишь,

Тебя я умертвить успею.

И если так судьба желает,

На первом месте я. Законы

Священной дружбы – да простят!

И если биться суждено нам,

Так будем биться достойно нас:

Поставь тот свет, чтоб он обоим

Светил в дуэли нам равно.

Запри ту дверь, откуда вышел,

Сюда войдя неосторожно,

Я эту дверь запру в то время,

А ключ пусть будет на полу,

Кто жив останется, тот выйдет.

Дон Луис

Я шкаф припру столом отсюда,

И если б даже захотели

Открыть оттуда, нет пути.

(Приподнимает стол и видит Косме.)

Косме (в сторону)

Открылся прямо ход в кулисы.

Дон Луис

Кто тут?

Дон Мануэль

Судьба меня пытает.

Косме

Тут никого.

Дон Луис

Вот этот самый,

Кого ты ждал, Дон Мануэль?

Дон Мануэль

Не время говорить об этом,

Я прав, и это твердо знаю.

Что хочешь думать, то и думай,

Тот будет жить, кто победит.

Дон Луис

Чего ж вы ждете? Бейтесь двое.

Дон Мануэль

Меня ты очень оскорбляешь,

Коль это обо мне ты мыслишь.

О том я думаю сейчас,

Как поступить мне со слугою:

Коль отошлю его, конечно,

Он обо всем сейчас расскажет:

А коль останется он здесь,

В том преимущество мне будет,

Он за меня, конечно, встанет.

Косме

Тут неудобства не возникнет,

Такого я не совершу.

Дон Луис

В алькове дверь есть: там пусть будет

Он взаперти, мы будем равны.

Дон Мануэль

Да, это мысль.

Косме

Чтоб стал я биться,

Вам нужно будет хлопотать,

О том же, чтобы я не бился,

Заботиться пустое дело.

(Уходит.)

Сцена 12-я

Дон Мануэль, Дон Луис.

Дон Мануэль

Вот мы остались только двое.

Дон Луис

И начат поединок наш.

(Бьются.)

Дон Мануэль

Не видел я руки столь меткой!

Дон Луис

Я не видал руки столь твердой!

(Рукоятка его шпаги ломается.)

Я безоружен; рукоятка

Сломалась, биться мне нельзя.

Дон Мануэль

Тут в храбрости нет недостатка,

А только случай, так пойди же

И шпагу принеси другую.

Дон Луис

Ты так же смел, как и учтив.

(Всторону.)

(Судьба, что должен предпринять я

В таком тяжелом затрудненьи?

Одновременно честь он отнял

И, победивши, дал мне жизнь.

Пойду придумаю я повод,

Действительный или наружный,

Чтобы узнать мне, как я должен

В таком сомненьи поступить.)

Дон Мануэль

Так что ж ты не идешь за шпагой?

Дон Луис

Пойду, и если подождешь ты,

Приду назад я с нею быстро.

Дон Мануэль

Там как бы ни было, но я

Здесь буду ждать тебя.

Дон Луис

Так с Богом.

Дон Мануэль, тебя храни Он!

Дон Мануэль

И да блюдет тебя Всевышний!

(Дон Луис уходит.)

Сцена 13-я

Дон Мануэль, Косме взаперти.

Дон Мануэль

Ключ вынимаю я, а дверь

Закрою, чтоб не видно было,

Что кто-то есть здесь. Сколько мыслей

Толпится в голове смятенно

И мне покоя не дают.

Как справедливо угадал я,

Когда решил, что ход здесь тайный,

И Дон Луиса эта дама.

Все так и есть, как думал я.

Но где ж несчастия обманут?

Косме (за сценой)

Сеньор, сеньор, я заклинаю,

Раз ты один, позволь мне выйти,

Я привидения боюсь,

Оно тут примется немедля

Играть в вопросы и ответы,

И даст одно, возьмет другое,

А мне и стен тут не видать.

Дон Мануэль

Я отопру тебе, чтоб только

Твоих мне глупостей не слышать,

Чтоб не терзаться этим вздором

И жалких низостей не знать.

(Дон Мануэль входит туда, где Косме.)

Сцена 14-я

Донья Анхела, в мантилье; Дон Хуан, задерживается у двери комнаты. – Дон Мануэль, Косме, за сценой.

Дон Хуан

Здесь ты останешься, покуда

Не расспрошу и не узнаю,

Какая в этот час причина

Тебя заставила уйти

Из дома; не хочу, чтоб прямо

В свое прошла ты помещенье,

Неблагодарная, там буду

Я до тебя и расспрошу,

Что тут с тобою происходит.

(Всторону.)

(Пусть в комнате Дон Мануэля

Она побудет это время,

А если он придет домой,

Поставлю я слугу у входа,

И скажет тот, чтоб не входил он.)

(Уходит.)

Донья Анхела

О, горе мне! Пришли несчастья,

Одна беда к другой беде.

Я мертвая.

(Выходит Дон Мануэль и Косме.)

Косме

Уйдем скорее.

Дон Мануэль

Чего боишься?

Косме

Это Дьявол,

Не женщина, меня ухватит,

И в этой комнате она.

Дон Мануэль

Ведь кто она, теперь мы знаем,

И стол стоит пред этой дверью,

И ключ в другой. Как ей проникнуть?

Косме

Как вздумает, так и войдет.

Дон Мануэль

Ты глуп.

(Косме замечает Донью Анхелу)

Косме

Спаси меня Всевышний!

Дон Мануэль

Что там?

Косме

Пример приходит кстати.

Дон Мануэль

Скажи мне, женщина, ты призрак,

Ты наваждение? Ответь.

Меня задумала убить ты?

Каким путем сюда проникла?

Донья Анхела

Дон Мануэль…

Дон Мануэль

Скажи.

Донья Анхела

Послушай.

Ко мне стучится Дон Луис,

Он входит, полный дерзновенья,

Себя сдержал, решил проверить,

Дом осмотрел, слепым остался,

Продлил осмотр, нашел тебя,

И тотчас звук мечей раздался,

Ведь шпага говорить умеет.

Я знаю, что замкнулись двое,

Обида в них и смелый дух,

И если сталь ведет беседу,

А речь молчит, исход какой же?

Один – живой, другой – убит,

Тут, ни жива и ни мертва,

Спешу из дома я скорее

И в тишине, во тьме холодной,

Иду, как бледный образ счастья,

Что только шутит надо мной:

Тут спотыкаюсь, там – упала.

Тут шаг неверный, чувства гаснут,

И в шелковой моей одежде

Я вижу тесную тюрьму.

Одна печальна и смятенна,

Неверною ведома мыслью,

К порогу прихожу темницы,

Где думала найти приют…

Но где несчастный знал отраду?

И вот стою я на пороге,

Но так несчастия созвенны,

Что брат пришел мой, Дон Хуан.

Я всячески ему стараюсь

Не дать узнать меня – усилья

Вредят мне только. Странный случай:

В молчаньи – женщине беда.

Молчаньем я себя убила!

Но, словом, он стоял у двери,

Когда я подошла к порогу:

Вулкан в снегах, утес в огне.

Луна светила еле-еле,

И при неверном этом свете

Он на груди моей увидел,

Как драгоценности блестят,

(Не в первый раз они так губят!)

И он услышал шелест платья.

(Не в первый раз нам в платье гибель!)

Он думал, милая его,

Он мотыльком летит на пламя,

Чтоб в нем, любя, воспламениться,

И не возлюбленную видит,

А тень звезды своей, меня.

Кто мог бы думать, что влюбленный

Стремится к той, кого ревнует,

И небо так к нему враждебно,

Что даже в ревность принял он.

Заговорить хотел, не в силах,

Волнение
Страница 30 из 48

всегда безгласно.

И наконец, чуть внятно молвив,

Меня печально он спросил,

В чем смысл такого оскорбленья.

Ему ответить я хотела,

(Но, я сказала, чувство немо.)

И говорить я не могла.

Испугу ум помочь не может,

Приходит помощь слишком поздно,

И оправданьями своими

Лишь подтверждала я вину.

«Ступай, – сказал, – сестра лихая,

Пятно на нашей древней чести,

Тебя замкну в уединеньи,

Где в достоверном будешь ты,

Пока я зорко – осторожно

Не разъясню причину злого

И не сумею успокоить

Мою бессонную тоску».

Сюда вошла, тебя я вижу,

Небесная мне в этом радость,

В моем я доме привиденьем

Была из-за любви к тебе.

Тебя я чтила и скрывалась,

Была сама себе гробницей,

Когда б тебя не берегла я,

Какая б в том была любовь!

И где же было б уваженье

Лицом к лицу сказать о страсти!

Но я любить тебя хотела,

И цель моя – любовь к тебе.

Я потерять тебя боялась,

Завоевать тебя стремилась,

Чтоб быть всю жизнь тебе покорной

И душу всю отдать тебе.

Хочу служить тебе – и плачу.

И умоляю, заклиная,

Чтоб ты смягчил мое несчастье,

Чтоб ты помог, чтоб защитил.

Дон Мануэль (в сторону)

(Мои несчастия как гидра

Многоголовая: чуть только

Одно кончается, другое

Из праха тотчас восстает.

Как быть мне в этом лабиринте?

Я думал, дама Дон Луиса,

Она сестра его, и если

Была обида столь сильна,

Когда любви его касалась,

И лишь затрагивалась нежность.

Какая сила в оскорбленьи,

Когда затрагивает честь?

Несправедливое мученье!

Его сестра она. И если

Ее освободить хочу я

И кровью защитить моей,

Взывая к стали как к защите,

Ее тем больше обвиняю,

Я тем скажу, что я предатель.

Изменник очага его.

Свою доказывать невинность,

Ее тем самым обвиняя, —

С моей несогласимо честью,

Ее мне обвинять нельзя.

Так что ж мне предпринять возможно,

Коль совершаю я измену,

Вставая на ее защиту,

А если брошу, низкий я?

Я за нее – я гость нечестный,

Ее я брату предоставлю —

Бесчеловечный я, – где ж выход?

Освобожу – я низкий гость,

Оставлю – я в любви бесчестный.

Как ни взгляни, все будет худо,

Итак умру я, убивая.)

(К Донье Анжеле.)

Сеньора, страх свой прогони,

Я благороден, ты со мною.

(В дверь стучат.)

Косме

Сеньор, стучат.

Дон Мануэль

Наверно это

Со шпагой Дон Луис вернулся.

Открой.

Донья Анхела

О, горе мне! Мой брат!

Дон Мануэль

Не бойся ничего. Вся храбрость

Моя – тебе защитой будет.

Вот тут стань за моей спиною.

(Донья Анхела становится за Доном Мануэлем, Косме открывает дверь.)

Сцена 15-я

Дон Луис. – Донья Анхела, Дон Мануэль, Косме.

Дон Луис

Вот я вернулся. – Это что ж?

Изменница!

(Идет к Донье Анхеле и обнажает шпагу.)

Дон Мануэль

Сдержите шпагу,

О, Дон Луис. Я в этой зале

Вас ожидал, когда ушли вы,

И я не знаю, как сюда

Пришла вот эта дама, – ваша

Сестра, согласно заявленью.

Даю вам рыцарское слово,

Что я не знаю, кто она,

И если только говорил с ней,

Так с кем я говорил, не знаю.

Ее я в месте безопасном

Хочу увидеть, – хоть бы мне

Пришлось за то расстаться с жизнью.

Дуэль меж четырьмя стенами

Должна была свершиться тайно,

Теперь ей нужно гласной быть.

Едва ее освобожу я,

Вернусь к предмету нашей ссоры,

И так, как между нами было,

Что честь и шпага стали нам

Два разных довода, и ценных,

Позвольте мне пойти за честью,

Как я позволил вам – за шпагой.

Дон Луис

Да, я за шпагою ходил,

Но лишь затем, чтобы немедля

Ее к ногам повергнуть вашим.

С тем обязательством покончив,

Которым с вами связан был,

Могу я биться с вами снова,

Коль возникает новый повод.

Она сестра мне. Предо мною

Ее не уведет никто,

Не будучи ее супругом,

И если взять ее хотите,

Так можете рукою мужа.

Такое слово давши мне,

Ее возьмите, уведите,

И возвратитесь, если нужно.

Дон Мануэль

Я возвращусь, но, увидавши,

Как осмотрительно ты тверд,

Хочу к ногам твоим припасть я.

Дон Луис

Встань, встань, прошу я.

Дон Мануэль

И чтоб лучше

Сдержать обещанное слово,

Моя рука твоей сестре.

Сцена 16-я

Донья Беатрис, Исабель, Дон Хуан. – Те же.

Дон Хуан

И если только в посаженном

Отце здесь будет недостаток,

Я тут: придя сюда, где раньше

Сестру оставил, я молчал

И не хотел идти к несчастьям,

Но выхожу я к наслажденьям.

Донья Беатрис

Раз к этому приходит дело,

Свидетели уместны здесь.

Дон Хуан

Ты Беатрис, в моем здесь доме?

Донья Беатрис

Я из него не выходила,

Сейчас причину ты узнаешь.

Дон Хуан

Коль громко случай нас зовет,

Воспользуемся им немедля.

Косме

Ну, слава Богу, привиденье

Означилось перед глазами.

(К Дону Мануэлю.)

Так что же, молви: был я пьян?

Дон Мануэль

Женись на Исабель, коль трезвый.

Косме

Женился бы, будь только трезвый,

Да не могу.

Исабель

А в чем же дело?

Косме

Я время не хочу терять,

Ведь это не устроишь сразу.

Воспользуюсь минутой лучше,

Чтобы за автора смиренно

У всех прощенья попросить.

Томас Брэндон. Тетка Чарлея

Фарс в 3-х действиях

Действуюцие лица

Полковник сэр Фрэнсис Чеснэй, баронет, служивший в Индии.

Стэфан Спетлайг, адвокат.

Джек Чеснэй, Чарлэй Вайкэм студенты в Оксфорде.

Лорд Фрэнкерт Баберлей.

Брассэт, лакей.

Донна Люциа Д'Альвадорец, тетка Чарлея.

Энни, племянница Спетлайга.

Кити Веден, его воспитанница.

Елла Делэй.

Мэри, служанка у Спетлайга.

Действие I

Комната Джэка. На заднем плане две двери: левая входная, правая в комнату Чарлэя. В простенке буфет. В середине боковой левой кулисы балкон фонариком, дверь на который завешана портьерой. В середине правой кулисы окно. Направо стул, на нем дорожный мешок; письменный стол, корзина для бумаг. В середине круглый обеденный стол. По стенам развешаны фотографии, рапиры, перчатки для фехтования. На столах разбросаны книги, бумаги и проч. В буфете четыре бутылки шампанского, одна бутылка красного, одна бутылка виси, три стакана, графин с водой. На двух стульях на спинках салфеточки и в окно вид на университетский двор.

1

Джэк, потом Брассэт.

Джэк (сидит у письменного стола и пишет письмо). Ничего не выходит! Не хватает пылу! (Бросает перо.) Да, написать любовную записку оказывается не так-то легко лучше бы было объясниться ей в любви лично, благо третьего дня представлялся отличный случай. (Встает и садится на край обеденного стола). Завтра все их семейство уезжает в Шотландию – лично не успею – значит надо написать, но что? Придумал! Сочиню дюжину записочек и, какая окажется лучше, – ту и пущу в ход. (Садится опять к письменному столу.) Влюблен ты в самую красивую девушку Англии и не можешь написать ей двух строк! Фу, какой срам! (Пишет.) «Ясное солнышко моего существования, путеводная звездочка моей жизни!» Нет, это уж черезчур, даже глупо! (Рвет и бросает в корзину. Пишет другое.) Дорогая мисс Вёден… Нет это слишком сухо. (Рвет и бросает.) «Дорогая моя ненаглядная Китти!..» гм! немножко смело, но зато отлично передает мое душевное настроение – значит идет! (Пишет.) «Дорогая моя ненаглядная Китти» превосходно. (Брассэт выходить из правой на середину). Вот когда я наконец в ударе: «Дорогая моя ненаглядная Китти».

Брассэт. Извините меня… вы позволите…

Джэк. Ничего не позволяю… я занят.

Брассэт. Очень хорошо. Я только… (Подходит к нему ближе).

Джэк. Говорят вам
Страница 31 из 48

оставьте меня в покое.

Брассэт. Очень хорошо. (Нерешительно отодвигается к среднему столу).

Джэк. Это ни на что, наконец, не похоже! оборвал мое вдохновение на самом интересном месте! «Дорогая моя ненаглядная Китти» (Брассэт нечаянно роняет со среднего стола книги.) Вы еще здесь? чего вам от меня нужно? (Не смотрит на него).

Брассэт. Я на счет деньжонок!

Джэк. Все получите – не беспокойтесь.

Брассэт. Да я их уж получил.

Джэк. Вторые значит хотите заполучить? Вон!

Брассэт. Очень хорошо! (Идет к двери).

Джэк (дрожащим от гнева голосом). «Дорогая моя ненаглядная Китти.»

Брассэт (в дверях, оборачиваясь). Это вы меня кличете?

Джэк. Вон! (Запускает в него книгой и погружается в писанье. Брассэт быстро исчезает).

2

Джэк, Чарлэй, потом Брассэт.

Чарлэй (из правой с письмом в руках). Я хотел сказать… (Идет на авансцену).

Джэк (вскакивает в бешенстве). Если вы сейчас отсюда не уберетесь… (Узнает Чарлэя). Ах, это ты, Чарлэй. (Идет к нему.) Что случилось?

Чарлэй. Если ты занят – я тебе мешать не стану; в другой раз. (Хочет уйти).

Джэк. Нет, оставайся! Меня разозлил этот осел Брассэт – лезет скотина и перебивает, не обращая никакого внимания на то, что я занят сочинением очень важного письма (возвращается к письменному столу); ты меня извини… Я очень расстроен! (Садится к столу).

Чарлэй. Я тоже не в своей тарелке.

Джэк. Отчего?

Чарлэй. Нужно написать тоже важное письмо.

Джэк. Кому?

Чарлэй. Энни Спетлайг.

Джэк. Ну и что же? – Написал?

Чарлэй. Видишь ли, я хотел написать так, чтобы вышло не очень страстно, но и не очень сухо. Думал, думал и начал так: «Дорогая моя и ненаглядная Энни».

Джэк. Очень хорошо. Дальше?

Чарлэй. Дальше? Дальше ничего не выходит – никак не подберу подходящих словечек. Вот я и пришел к тебе за советом – ты на это большой мастер.

Джэк. Ты думаешь?

Чарлэй. Конечно – я слишком робок и застенчив, а ты в этих делах молодчина и тебе ничего не стоит набросать мне черновичек.

Джэк (в сторону). Блестящая мысль! Составлю ему послание – выйдет хорошо, – пущу в ход и для себя! (Садится и берет бумагу.) И так, ты влюблен в Энни Спетлайг и хочешь узнать от нее свою участь?

Чарлэй. Да, да и как можно скорей, – она со всей семьей уезжает завтра на лето в Шотландию.

Джэк. Я это знаю. И ты желаешь переговорить с ней до отъезда с глазу на глаз, только не заешь когда и где? Так что ли?

Чарлэй. Совершенно верно. (Садится на край среднего стола.)

Джэк. Прекрасно! Начнем так. (Пишет.) «Дорогая моя ненаглядная Китти». (Дальше не знает что писать.)

Чарлэй (подходит к нему и смотрит через письменный стол ему в глаза, затем отходит и садится опять на средний стол.) Ее зовут не Китти, а Энни!

Джэк. Конечно… это я ошибся! (Пишет и говорит деловым тоном.) «Дорогая моя ненаглядная Энни, простите меня великодушно за то, что я осмеливаюсь почтительнейше доложить вам о том безумном чувстве глубокого к вам высокопочитания» – да это хорошо… «безумном» подчеркнем для выразительности… «о котором я прошу у вас позволения говорить с вами лично и на веки…»

Чарлэй. Стой, стой… это уж через чур… Я бы конечно готов хоть сейчас под венец, но у меня есть тетка…

Джэк. Велика беда – у каждого есть тетка!

Чарлэй. Но только не такая как у меня, – моя тетка – особенная: – она призрела меня, когда я ребенком остался круглым сиротою и до сих пор печется обо мне, как о родном сыне; благодаря ей я попал в университет. Опекун пишет мне, что сегодня она будет у меня в час завтракать, – так не могу же я решить на веки такое дело, не посоветовавшись с нею.

Джэк. Это другое дело. (Встает.) Поговори с теткой; что она старая – богатая?

Чарлэй. Я ее еще ни разу и в глаза не видал. Много лет тому назад она уехала в Бразилию экономкой к богатому плантатору д'Альвадорец и я ее потерял из виду, пока мне совершенно случайно не попал в руки вот этот газетный листок (вынимает из кармана и подает ему газету.)

Джэк (читает). «Донна Люциа д'Альвадорец, известная бразильская миллионерша, купившая замок лорда Тёппльби – родом чистокровная англичанка, обладающая выдающимися коммерческими талантами. Долгие годы она была самой деятельной помощницей дон Педро д'Альвадорец, ее покойного супруга, который в благодарность еще при жизни передал ей значительную часть своего состояния и в конце концов женился на своей бывшей экономке». Со стороны твоей тетки это очень похвально, – но что же тут общего с твоей любовью?

Чарлэй. А вот читай дальше!

Джэк.(читает). «Она бездетна, и единственный ее родственник – племянник, Оксфордский студент». Вот оно что! Тебе можно позавидовать! Я начинаю чувствовать глубокое уважение к твоей тетушке, да за одно уж и к тебе – она наверняка оставит тебе все свое состояние! (Бросает газету на стол.) Так это ее ты ждешь с минуты на минуту?

Чарлэй. Да, но только теперь ее поЯвление очень не кстати… я страшно занят… мне необходимо составить очень важное письмо Энни.

Джэк (вдумчиво). Знаешь, друг, мне пришла в голову блестящая мысль и мы можем ею воспользоваться оба! Надо тебе сказать, что я влюблен в Китти, так, как ты в Энни.

Чарлэй. Неужели?

Джэк. Да, я люблю Китти больше чем… чем жженку, а ее я обожаю! Все это я собирался ей написать, когда ты пришел. (Показывает на стол.) Вот письмо.

Чарлэй (пожимает ему руку). От души поздравляю. Дописывай скорей.

Джэк. К черту письма! Личное объяснение в тысячу раз лучше. Мы пригласим обеих барышень на завтрак, который мы устроим в честь твоей тетки. Брассэт нам сейчас все устроит. (Зовет.) Брассэт, Брассэт!

Чарлэй. Они пожалуй не придут: дядюшка Спетлайг не пустит их.

Джэк. Пустяки, он уехал сегодня на целый день в Лондон по делам.

Чарлэй. Чудесно.

Джэк. Сейчас мы напишем приглашение. Садись, я тебе продиктую! (Зовет.) Брассэт?

Чарлэй (садится за письменный стол). Ну, начинай!

Джэк (диктует). «Дорогая мисс Спетлайг!» (Зовет.) Брассэт, куда вы девались!

Брассэт (входит).

Джэк. Поскорее посыльного.

Брассэт. Очень хорошо! (Уходит.)

Чарлэй (пишет). И так – «дорогая мисс Спетлайг»… ну дальше.

Джэк (наклоняясь над столом диктует). «Не будете ли вы и мисс Вёден так любезны, сделать честь мистеру Чеснэю и мне позавтракать». – Адрес я напишу сам.

Чарлэй (пишет). «Адрес я напишу сам»…

Джэк. Сумасшедший, не пиши; это я так сказал. (Надписывает конверт.) «Мисс Спетлайг».

Чарлэй. Что же мне писать?

Джэк (диктует). Позавтракать с моей тетушкой. Как ее зовут?

Чарлэй. Донной Люцией д'Альвадорец.

Джэк (диктует). «Ваше согласие осчастливит глубоко»… (Прикладывает к конверту промокательную бумагу.)

Чарлэй (пишет). Глубоко уважающего вас Чарлэя Вайкэм».

Джэк(запечатывает письмо).

Чарлэй. Это письмо делает нам честь.

Джэк. Наши девицы запрыгают от восторга.

Брассэт. Посыльный пришел.

Джек (идет к письменному столу, рвет начатые письма и бросает в корзину). Такие страстные натуры, как мы с тобой, не могут объясняться письменно.

Чарлэй. Мы увидим сейчас дам нашего сердца.

Джэк. А благодаря кому? Благодаря твоей тетке. Без нее мы никогда бы не могли пригласить их. (Зовет.) Брассэт.

Брассэт (входит). Что прикажете?

Джек. Приготовьте скорее завтрак на пять персон.

Брассэт. На пять…

Джек. Ровно к часу.

Брассэт (смотрит на часы). Трудновато; теперь уже половина первого. (Начинает накрывать а стол.)

Джэк. Без рассуждений.
Страница 32 из 48

Приготовить во чтобы то ни стало.

Чарлэй. Ах, Джэк, как у меня бьется сердце!

Джэк. И у меня тоже.

Брассэт. Какое вино прикажете подать?

Джэк. Разумеется шампанское.

Брассэт. Оно уже почти все вышло.

Джэк. В шкафу, кажется, оставалось шесть бутылок.

Брассэт (приносит четыре бутылки из буфета). Тут только четыре.

Чарлэй. Этого вполне достаточно.

Джэк. Вчера было шесть.

Брассэт (ставит на стол четыре бутылки; бутылку с красным вином оставляет в буфете). Извините: раз, два, три, четыре. И еще одна раскупоренная бутылка красного.

Джэк (подходит справа к Чарлэю). Она уже стоит здесь несколько недель. Вон ее. (Чарлэю.) Малый должно быть стянул шампанское.

Оба(смотрят укоризненно на Брассэта; качают головой).

Брассэт(знаками показывает свою невинность и уходит).

Джэк. Когда приедет твоя милейшая тетушка, ты конечно пойдешь показать ей нашу знаменитую капеллу, а я пока поболтаю без помехи с Китти.

Чарлэй. Зачем я с ней пойду? Я тоже хочу поговорить с Энни.

Джэк. Надо значит найти кого-нибудь, кто бы занялся ею.

Чарлэй. Кого? Ничего не могу придумать.

Брассэт (приходит накрывать на стол).

Чарлэй. Кого, кого? (Смотрит на Брассэта, указывает на него). А что, если мы представим его твоей тетке, как профессора? У него очень внушительная наружность!

Брассэт (расставляет бутылки).

Чарлэй. Великолепно. Он очень похож на филолога.

Джэк (идет задумчиво налево). Но тогда кто же будет нам подавать завтрак?

Чарлэй. В самом деле не годится. Поищем кого-нибудь другого.

Джэк. Знаешь, можно позвать кого-нибудь из товарищей: Фредди Пиль, например!

Чарлэй. Нашел кого! Такую дубину!

Джэк. Да пожалуй, – он бросит тетушку…

Чарлэй …и примется ухаживать за барышнями.

Джэк. Постой! Я нашел! Возьмем Бабса.

Чарлэй. Превосходно. Бабс славный малый и сумеет занять тетушку.

Джэк. Брассэт, сходите скорей к лорду Фрэнкерт Бабёрлей, кланяйтесь ему и просите его поскорей сюда.

Брассэт. Очень хорошо! (Уходит.)

Чарлэй (идет за Брассэтом). Скажите ему, чтобы он поторопился.

Брассэт (уже за сценой). Очень хорошо.

Джэк. Ну отлично; теперь все устроили. Пока Бабс будет занимать твою тетушку, мы успеем объясниться с нашими дамами.

Чарлэй. Кстати, ты не заметил, что Бабс после своего путешествия находится в меланхолии?

Джэк. Он наверное влюбился, как и мы с тобой.

Чарлэй. Тем лучше. Он скорее поймет нас и войдет в наше положение.

Джэк. И займет твою старую тетку.

Чарлэй. Как ты все это хорошо устроил. Джек. Ты должен непременно сделаться дипломатом.

Брассэт (входит). Лорд Бабёрлей извиняется: он ждет к завтраку гостей, просит пожаловать вас к нему и одолжить ему две бутылки шаманского.

Джэк. Как он смел пригласить гостей, когда он нам нужен?

Чарлэй. У него наверное будет этот надутый Фредди Пиль и другие в том же роде.

Джэк. Будут целый день петь и орать.

Чарлэй. А нам придется слушать.

Джэк. Я не допущу этого. Брассэт, накройте на шесть персон.

Брассэт. Очень хорошо! (Возится у стола.)

Чарлэй. Что ты хочешь делать?

Джэк. Пойдем к нему и притащим его сюда, силой. Из-за него расстраивается весь наш план. Брассэт, заморозьте шампанское.

Брассэт. Очень хорошо!

Джэк. И накрывайте скорее на стол. Ровно в час мы будем завтракать! – Пойдем, Чарлэй. (Уходят налево.)

3

Брассэт один.

Брассэт. Легко сказать, поскорей. Теперь уж почти час. (Ставит на стол ящик с сигарами.) Они все делают скоро! (Подвигает стул к столу.) Только платят не скоро! (Гладит бутылку шампанского.) Жаль! Я собирался распить ее сегодня сам! (Уходит налево.)

4

Бабёрлей, Джэк, потом Чарлэй.

Бабёрлей (показывается в окне). Джэк, ты дома? (Влезает в окно.) Никого! Неприятно. Вот положение. (Осматривается, идет к буфету.) Джэк должен мне дать шампанского. Ну, обойдусь и без него! Куда он только его ставит? (Замечает бутылки.) А, мне везет. (Видит дорожный мешок, завертывает бутылки в салфетки и прячет в мешок.) И поделом ему. Кто же это оставляет так благородный напиток. Нас как раз четверо: по бутылке на брата. Пожалуй маловато! Впрочем зарядимся сначала виски. (Идет с мешком к левой двери.)

Джэк и Чарлэй (входят в левую дверь, натыкаются на Бабса и вводят его под руки на середину).

Джэк (берет у него дорожный мешок и кладет на стол). Наконец-то мы тебя нашли!

Бабс. Я вас тоже ищу. Каков я сегодня? Хорош?

Чарлэй. Писаный красавец, как всегда.

Бабс. Очень рад! Ну, а теперь прощайте! (Берет мешок, кланяется и идет к левой двери).

Джэк (возвращает его, как выше. Кладет мешок на стол). Погоди немножко, ты просил меня…

Бабс. Дать мне две бутылки шампанского.

Джэк. К сожалению я не могу исполнить твоей просьбы, потому что Брассэт стянул у меня именно две бутылки.

Бабс. Это наша участь. Меня мой лакей тоже здорово обкрадывает. Ничего не поделаешь. Надо с этим мириться. До свиданья! (Берет мешок и хочет уйти).

Джэк. Погоди! Я заходил к тебе вчера вечером, но не застал тебя дома. Где ты был?

Бабс. У Фредди Пиль – играли в банк. Я выиграл с него сто фунтов, посмотрел бы ты на его рожу!

Чарлэй. Что же, он заплатил?

Бабс. Нет, просит подождать смерти бабушки.

Джэк. Да ведь она уже три года, как умерла.

Бабс. Вот так штука! Однако мне пора. Прощайте! (Берет мешок и хочет уйти).

Джэк (возвращает его как выше). Куда ты? позавтракай с нами!

Бабс. Не могу. Меня ждет профессор.

Джэк (льстиво похлопывает его по плечу). Брось ты это. Ты и так уж умен.

Бабс. Ты думаешь?

Чарлэй. Много работать тебе вредно! Ты подурнеешь. Лучше позавтракай с нами. Сегодня приезжает моя тетка. Ей очень хочется с тобой познакомиться.

Бабс (смеясь). Твоя тетка? Лучше если бы был дядя. Например, всем известный дядюшка Петер, снабжающий нас презренным металлом. (Все смеются).

Джэк и Чарлэй(толкают Бабса).

Джэк. Бабс, ты – само остроумие.

Чарлэй. Ты уморишь со смеху мою тетушку.

Бабс. Еще бы! Уж я постараюсь ей понравиться. Кто она такая?

Джэк. Прелестная женщина, вдова и миллионерша!

Бабс. Прелестная миллионерша Я с ней должен непременно познакомиться.

Джэк. Мы было хотели позвать Фредди Пиль, но потом раздумали.

Бабс. Ваш Фредди Пиль болван. Я гораздо лучше его могу занять прелестную миллионершу. Как ее зовут?

Чарлэй (значительно). Донна Люциа д'Альвадорец.

Бабс. Бррр! Вот так имечко! Нет уж лучше прощайте! (Берет мешок и хочет уйти; Джэк и Чарлэй возвращают его, как выше).

Джэк. Нет уж мы тебя ни за что не выпустим. Ну что тебе стоит позавтракать с такой милой старушкой?

Бабс. Старушкой? Покорно вас благодарю. Я ухаживаю только за молоденькими.

Чарлэй. Мы ждем к завтраку еще молоденьких барышень.

Бабс. Хорошеньких?

Чарлэй. Очень!

Бабс. Ну, это другое дело! Сколько их?

Джэк. Две!

Бабс. Две! Теперь я все понял. Каждый из вас возьмет по барышне, а я возись со старухой. Благодарю покорно. (Хочет уйти).

Джэк (удерживая его). Да постой! Дай договорить. Дело в том, что…

Бабс. Ну что еще?

Чарлэй. Что ты нам должен помочь, как друг.

Джэк. Надо тебе сказать, что мы влюблены.

Бабс. Оба сразу? молодцы.

Чарлэй. Слушай! Это очень серьезная вещь

Джэк. Даже печальная.

Чарлэй. Когда ты их увидишь, ты поймешь нас. Они хороши как ангелы.

Бабс. Что ж, вы с ними объяснились?

Джэк. В том-то и дело, что нет.

Бабс. Так я должен объясниться за вас?

Джэк. Нет, это проделаем мы сами, а ты должен занять тетку.

Бабс. Ну, нет, слуга
Страница 33 из 48

покорный!

Чарлэй. Ты бы не стал так упираться, если бы ты знал, что такое любовь!

Бабс. Я знаю, честное слово знаю! (Вздыхает.) разве вы не заметил, как я бываю иногда мрачен?

Чарлэй. Да, да!

Джэк. А что за причина твоей печали?

Бабс. Я и сам не знаю. Мне кажется, что я тоже влюблен.

Чарлэй. Из чего ты это заключаешь?

Бабс. Из того, что меня тянет гулять при луне, слушать соловья, писать глупейшие стихи. По ночам я не могу спать. Я хотел залить вином мою тоску, но после выпивки я всегда болен. Болит голова. И поэтому я бросил пить.

Джэк. Признаки зловещие!

Бабс. Я вам сейчас все расскажу: (Садится направо, Джэк на средний стол, Чарлэй налево) когда я провалился на последнем экзамене, я поехал отдохнуть в Италию. В Монте-Карло я познакомился с одним английским офицером Делэй, у которого в кармане не было ни гроша.

Джэк. Проигрался значит в рулетку.

Бабс. Да, он дошел со своей дочерью почти до нищеты. Чтобы его утешить, я ходил к нему каждый день, развлекал его разговорами, картами…

Чарлэй. Ну и что же?

Бабс. В конце концов несчастный умер.

Джэк. А что сталось с его дочерью?

Бабс. Я потерял ее из виду. Она уехала с одной богатой американкой в Англию. Я несколько раз собирался объясниться ей в любви, но она была очень огорчена болезнью и смертью своего отца, а я застенчив; я затаил в себе мою любовь. (Встает.) И теперь страдаю!

Чарлэй. Значит ты должен понять нас и помочь нам. (Все встали).

5

Те же и Брассэт. Китти и Энни за сценой.

Брассэт (входит с письмом). Посыльный принес ответ.

Джэк (вырывает у него письмо и распечатывает). Ну-ка посмотрим!

Чарлэй. Нет прежде я! (Вырывает у него письмо).

Джэк (отнимает письмо и читает). Ура! Они придут!

Всетрое. Ура!

Джэк. Ну, друг, подтянись! (Хлопает его по плечу).

Бабс. Говорят же вам, что мне некогда. Меня ждут мои друзья. Мы сегодня вечером должны репетировать пьесу для одного домашнего спектакля; мне дали роль старухи; а так как я никогда не играл женских ролей, то хотел днем померить платья и посмотреть, что из этого выйдет.

Джэк. Ты можешь сделать это и у нас. Где твои вещи?

Бабс. В моей спальне, в картоне.

Джэк. Брассэт, принесите скорей картон сюда.

Брассэт. Очень хорошо! (Уходит).

Джэк (достает из буфета бутылку виски и рюмку).

Бабс. Не могу же я моих приятелей заставлять ждать понапрасну.

Джэк. Брассэт может сходить к ним и сказать, что ты заболел или что-нибудь в этом роде. (Наливает рюмки). Не будь таким эгоистом!

Чарлэй. Это не хорошо, Бабс!

Бабс. Ну ладно, я сделаю для вас все, что угодно, если вы поможете мне найти мою возлюбленную.

Джэк. Идет! А пока выпьем за ее здоровье. За здоровье будущей леди Фрэнкерт Бабёрлей – мисс… как ее имя?

Бабс. Не знаю!

Джэк. Так за здоровье мисс Делэй!

Всетрое (чокаются). Ура!

Брассэт (входит с картоном). Пожалуйте!

Бабс (берет картон). Благодарю, Брассэт; постойте! (Джэку). Одолжи мне пожалуйста два шиллинга? (Ставит картон на стул).

Брассэт. С удовольствием! (Достает деньги и подает Чарлэю). Вот пожалуйте, два шиллинга.

Чарлэй (передает их Джэку).

Джэк (передает Бабсу). Изволь!

Бабс (отдает деньги Брассэту). Это вам за труды! (Все смеются).

Джэк (показывая на картон). Здесь твое дамское платье?

Чарлэй. Покажи-ка!

Бабс. Погодите! я сейчас наряжусь и тогда вы его увидите во всей красе. (Уходит с картоном направо).

Китти (за сценой налево). Должно быть здесь!

Энни (тоже за сценой). Я постучу! (Стучит).

Джэк. Слышишь, это они!

Чарлэй. А тетки все еще нет!

Джэк. Брассэт, отворите дверь!..

6

Те же, Китти и Энни. Потом Баберлей, позже Брассэт.

Джэк (идет на встречу дамам). Милости просим, милости просим! (К Китти). Как мне благодарить вас за ваше внимание…

Китти (идет направо). Ваше приглашение было так мило.

Энни (остается налево). Но мы пришли слишком рано; еще никого нет.

Чарлэй (расставляет стулья). О помилуйте! (Смотрит на часы). Тетушка должна сейчас приехать!

Бабс (выглядывает из-за двери без сюртука, увидев дам, исчезает).

Китти (осматриваясь). Так вот покои, посвященные изучению наук.

Джэк. О да, здесь мы проводим за книгами дни и ночи! (Прячет быстро бутылку виски в буфет). Здесь развиваем мы наш ум и сердце.

Чарлэй (к Энни). Как хорошо, что мы можем поговорить еще сегодня. Завтра вы уезжаете в Шотландию?

Энни. Да, мы ездим с дядей в горы каждое лето. Там так скучно.

Чарлэй. Неправда ли, здесь гораздо веселей?

Энни. Еще бы! Хорошо еще, что дядя уехал сегодня в Лондон, а то бы он нас ни за что к вам не пустил. (Отходят болтая в глубину).

Джэк. Я никогда не забуду вечера третьего дня.

Китти. Почему?

Джэк. Это был счастливейший вечер моей жизни. Ну может ли быть что-нибудь лучше, как прогулка под руку с очаровательным созданием?

Китти. Как вы поэтично сегодня настроены!

Джэк. В вашем присутствии я не могу быть другим.

Китти. Не скажите этого как-нибудь в присутствии моего опекуна; он запретит нам видеться.

Джэк. Почему? У меня самые честные намерения.

Китти. Это ему все равно. Он запрещает мне знакомиться с молодыми людьми. (Идет в глубину).

Джэк (за ней).

Энни (Чарлэю). Ваша тетушка наверно очень милая дама. Почему вы нас с ней не познакомите?

Чарлэй. Да ее еще нет. Она приедет вероятно со следующим поездом.

Энни. Вот как? (Идет к Китти). Китти, ты слышишь: его тетушка еще не приехала.

Китти. Ну, так нам нельзя здесь оставаться; пойдем за покупками. (Обе идут налево).

Джэк (вслед им). Только пожалуйста возвращайтесь скорей; Чарлэй сейчас поедет за ней на вокзал.

Китти. Не беспокойтесь, мы скоро!

Энни. До свиданья. (Уходят).

Джэк. Какая досада, что они так скоро ушли.

Чарлэй. Что же нам теперь делать?

Джэк. Поезжай скорее на вокзал и вези твой старый хлам сюда.

Чарлэй. Какой еще хлам!

Джэк. Да твою тетку. Я пока позабочусь о завтраке и поговорю с Бабсом.

Чарлэй. Отлично. (В дверях). Не правда ли как мила была Энни?

Джэк. А Китти! Ну, иди скорей.

Чарлэй. Лечу! (Уходит).

Бабс (высовывается без сюртука). Джэк, ты один?

Джэк. Да, один, что тебе?

Бабс. Нет ли у тебя шпилек?

Джэк. Шпилек? Нет

Брассэт (вошел).

Бабс. Я пошлю купить. Нет ли у тебя шести пенсов?

Джэк (ищет по карманам). Нет! гол, как сокол.

Бабс (Брассэту). Брассэт, одолжите мне из тех двух шиллингов, что я вам дал шесть пенсов и пошлите пожалуйста за шпильками.

Брассэт. Очень хорошо! (Уходит).

Бабс. Джэк, барышни были?

Джэк. Конечно! Как можно быть таким неосторожным! что если бы они тебя увидали? (Стучат). Кто-то пришел. Прячься скорей!

Бабс. Не забудь прислать мне шпилек. (Уходит направо).

Джэк. Войдите!

7

Джэк, сэр Фрэнсис. Потом Брассэт, после Чарлэй, к концу Баберлей.

Сэр Фрэнсис (слева). Джэк, милый мой, здравствуй!

Джэк. Вот не ожидал! (Пожимают руки). Отец! Откуда ты?

Сэр Фрэнсис. Из Лондона; привез тебе денег и потом мне нужно с тобой поговорить.

Джэк. Это очень кстати. Садись пожалуйста. Ну как ты поживаешь? (Садится направо).

Сэр Фрэнсис. Плохо.(Достает из кармана банковые билеты). Жизнь в Индии сильно подкосила мое здоровье.

Джэк. Полно, ты еще совсем молодец. Да, сколько тебе лет?

Сэр Фрэнсис. Пятьдесят. Вот тебе деньги, а вот (достает кипу счетов) твои оплаченные счета. Ты весь в меня и я на тебя не сержусь; но теперь тебе придется экономить.

Джэк. Экономить?

Сэр Фрэнсис. Да, мой милый. Со смертью брата я сделался представителем не только нашего титула,
Страница 34 из 48

но и наших семейных долгов, которых больше, чем я думал. Пришлось отдать все сбережения, что я сделал в Индии. И теперь мы по крайней мере на год бедные люди.

Джэк (встает). Вот тебе и раз.

Сэр Фрэнсис. Ты пожалуйста не беспокойся. Я тебе найду хорошее место в Индии или Южной Африке.

Джэк. Очень тебе благодарен. (В сторону). Этого только недоставало. (Ходит взад и вперед).

Сэр Фрэнсис (стоит налево).

Брассэт входит и идет направо.

Брассэт. Я несу шпильки. (Уходит направо).

Джек (задумчиво). Что же делать? Ага, выдумал! (Фрэнсису). Отец, слушай-ка, что я придумал.

Сэр Фрэнсис (подходит к нему). Что такое?

Джэк. Мы можем поправить наши дела только богатой женитьбой. Слушай: с минуты на минуту должна приехать сюда тетка моего приятеля. Мы ее ждем к завтраку. Она вдова, миллионерша и вообще прелестная женщина.

Сэр Фрэнсис. Замолчи! Я никогда не приму от тебя такой жертвы.

Джэк. С моей стороны тут нет никакой жертвы. Ты должен на ней жениться.

Сэр Фрэнсис. Я? жениться во второй раз? Покорно вас благодарю.

Джэк. Погоди, не горячись. Где твои вещи?

Сэр Фрэнсис. В гостинице.

Джэк. Отлично. Поезжай скорей к себе, принарядись, воткни цветок в петличку…

Чарлэй (вбегает с телеграммой в руках). Джэк, можешь себе вообразить? (Замечает Фрэнсиса, кланяется).

Джэк. Мой друг Чарлэй Вайкэм, – мой отец.

Сэр Фрэнсис (протягивает руку). Очень приятно!

Чарлэй (кланяется, ходит взволнованно взад и вперед).

Джэк (отводит отца в сторону). Это племянник той дамы, о которой я тебе говорил. Она будет еще красивее его. Поезжай переодеться, да не забудь цветок в петлицу, это помолодит тебя лет на десять. (Подает ему шляпу).

Сэр Фрэнсис. Да я вовсе не хочу…

Джэк. Я тебе говорю, не горячись. Тебя это ни к чему не обязывает; если ты увидишь ее, может быть она тебе еще понравится!

Сэр Фрэнсис. Ты прав! Итак до свиданья. Я сейчас вернусь. (Уходит).

Джэк. Ну, что еще случилось?

Чарлэй. Читай! (Подает ему телеграмму).

Джэк (читает). «Важные дела задержали. Жди на днях. Люция д'Альвадорец». Вот так штука.

Чарлэй (жалобно). Она не приедет.

Джэк (взволнованно). Она должна здесь быть во чтобы то ни стало! Протелеграфируй ей!

Чарлэй. Теперь уже поздно! (Идет к окну).

Джэк. Но пойми, она необходима. Иначе наши барышни не останутся у нас завтракать.

Чарлэй. Знаешь что, позовем жену швейцара…

Джэк. Старую ведьму? это не возможно!

Чарлэй (смотрит в окно). Батюшки, они идут!

Джэк. А у нас нет тетки! Вот беда!

Бабс (за сценой). Джэк, Чарлэй, подите-ка сюда!

Джэк (идет направо). Кто там? Ах это ты, Бабс! Я об нем совсем и забыл! (Отворяет правую дверь.) Что тебе? (Заглядывает в нее и отскакивает в удивлении.) Ах, черт возьми! На кого ты похож! (Тащит к двери Чарлэя.) Чарлэй, погляди-ка: мы спасены!

Чарлэй. Каким образом? (Смотрит в дверь).

Джэк. Вот она тетка!

Чарлэй. Как! Бабс – моя тетка!

Бабс (переодетый старой дамой входит справа). Каково?

Брассэт (входит за ним).

Джэк. Великолепно!

Чарлэй. Удивительно!

Брассэт. Ума помраченье! (Налево стучат).

Джэк. Это наши барышни!

Бабс. Я удираю! (Хочет бежать налево).

Джэк (удерживая его). Ни с места!

Бабс. Пусти! (Вырывается).

Джэк. Стой! Ты будешь тетка Чарлэя!

Бабс. Я! Тетка? (Плаксиво.) Пусти меня пожалуйста! Мне стыдно!

Чарлэй и Джэк(держат его с обеих сторон).

Бабс (отбивается от них).

Джэк (сажает его на стул). Брассэт, просит дам.

8

Те же, Китти, Энни; потом Спетлайг.

Брассэт (отворяет левую дверь, Китти и Энни входят).

Джэк (идет им на встречу). Наконец-то, mesdames! Мы вас заждались.

Китти. Нас немного задержали, и потом Энни хотела купить цветов для тетушки мистера Чарлэя.

Чарлэй (толкает ногой стул Бабса).

Бабс (на стуле, Чарлэй направо от него, Джэк посредине, дамы налево).

Энни. Приехала ли наконец ваша милая тетушка? Иначе мы не можем остаться.

Джэк (представляя). Донна Люциа д'Альвадорец – мисс Спетлайг, мисс Веден (дамы приседают).

Бабс (смущено, после паузы). Очень приятно. Как вы поживаете?

Чарлэй (подходит к Джэку, Дамы к Бабсу).

Китти (Бабсу). Мы немного опоздали, потому что хотели поднести вам эти цветы (подает Бабсу букет).

Бабс (не знает, что ему делать). Что вы? что вы? зачем?

Энни (идет к Чарлэю).

Китти. Вам надо немного отдохнуть (отходит).

Бабс (тихо Джэку, который подошел сзади к его стулу). Проклятые цветы! Что мне с ними делать?

Джэк. Наколи их на грудь!

Энни. Что с вами, мистер Вайкэм? Вы так взволнованы!

Чарлэй. Я… я… ничего!

Джэк (быстро подходит). Вы его извините, он взволнован. Ведь Чарлэй видит свою тетку в первый раз! (Толкает Бабса ногой.) Да говори что-нибудь, осел ты этакий!

Бабс. О чем же я буду говорить?

Джэк. Ну хоть о погоде!

Бабс (громко). Какая сегодня хорошая погода!

Китти, Энни. О да, великолепная!

Брассэт (накрывает на стол). Чего только эти студенты не придумают! (Уходит налево.)

Бабс (тихо Джэку). Хорошую ты со мной сыграл шутку, нечего сказать! (Роняет цветы.)

Китти (подходит к Бабсу). Позвольте, я поставлю цветы в воду! (Отходит к столу.)

Энни. Привыкли ли вы уже к нашему климату?

Бабс (растерянный). К климату?! А что?

Джэк (тихо). Ведь ты иностранка!

Бабс. Ах да! (Громко.) Привык… мне очень нравится ваш климат. (Тихо Джэку.) Как меня зовут?

Киттии Энни (ставят цветы в воду).

Брассэт (приносит кушанья).

Джэк(Бабсу). Донна Люция д'Альвадорец.

Бабс. Ирландка?

Чарлэй (подходит). Нет, англичанка. Была замужем за португальцем в Бразилии.

Бабс. Значит вдова?

Джэк. Миллионерша!

Бабс. А дети у меня есть?

Чарлэй. Нет, осел!

Бабс. Надо же мне знать о себе всю подноготную! Ну теперь я все знаю. (Громко.) Какая в Англии чудесная погода!

Китти, Энни (у стола). О, да!

Бабс. Не пройтись ли нам посмотреть старинную капеллу? (Хочет встать).

Джэк (сажает его). Это уж мое дело! Сиди смирно!

Китти (подходит). Если вы позволите, мы с Энни покажем вам все достопримечательности.

Бабс. Благодарю вас, с удовольствием! (Хочет встать. Джэк и Чарлэй удерживают его).

Китти (у стола). Вы ведь останетесь здесь до завтра?

Бабс (Джэку). Остаюсь до завтра?

Джэк. Нет!

Бабс (к Китти). Нет, я не останусь до завтра.

Китти. Ну, если мы вас очень попросим. Не правда ли, Энни?

Энни. О, да!

Чарлэй. Это невозможно! У тети столько дел.

Бабс. Да, да у меня завтра большая стирка.

Джэк (толкает его).

Чарлэй (так же). Тетушка хочет сказать, что она завтра намылит голову своему банкиру. У нее масса деловых неприятностей.

Энни (подходит к Бабсу). Как жаль, что вы не можете остаться. Мне бы так хотелось узнать вас поближе.

Бабс. Это в каком смысле?

Энни. Мистер Вайкэм рассказывал о вас так много хорошего, что я вас уже полюбила, еще не зная вас.

Бабс. Я тоже. (Обнимает Энни за талию).

Джэк (отводя его руку).

Энни (становится перед ним на колени). Чарлэй вам так благодарен! Вы так много для него сделали. Он постарается отплатить вам. Он такой благородный человек.

Бабс. Вылитый мой покойный брат…

Чарлэй (тихо). Сестра…

Бабс. Моя покойная сестра… единственной дочери которой я…

Чарлэй. Сыну, сыну…

Бабс. А, да… единственному сыну которой я должна была помочь.

Энни. Чтобы с ним было без вас… Ах, как я вас люблю!..

Бабс. Вы бы меня еще больше полюбили, если бы узнали ближе.

Джэк (толкает его).

Бабс (тихо). Чего ты толкаешься? Отстань!

Энни. Я постараюсь вам понравиться. Смотрите на меня, как на вашу дочь! (Встает, целует Бабса и
Страница 35 из 48

отходит).

Чарлэй (толкает Бабса). Черт тебя возьми!

Бабс. Премилая девочка!

Брассэт (быстро входит). Осмелюсь доложить, мистер Спетлайг внизу и спрашивает швейцара, не видал ли он барышень.

Всечетверо (без Бабса). О, Боже мой!

Джэк. Я думал, он в Лондоне!

Китти. Спровадьте его как-нибудь. А то он непременно наскандалит.

Энни. Но что подумает о нас донна Люция, если мы так говорим про дядю.

Китти. Все равно, я не хочу, чтобы он испортил нам сегодняшний день. (Стучат).

Всечетверо. Вот он. Скорее сюда! (Китти, Энни и Чарлэй бегут в фонарик и прячутся там).

Брассэт (убегает направо).

Бабс (хочет выпрыгнуть в окно).

Джэк (удерживает его). Стой, ты должен принять старикашку!

Бабс. Что же я ему скажу?

Джэк. Что хочешь! Только спровадь его поскорей. (Стучат.)

Джэк (бежит в фонарик).

Спетлайг (за сценой). Что же никто не откликается? Здесь никого нет что ли?

Бабс. Я его должен спровадить! Хорошо!

9

Спетлайг и Баберлей.

Спетлайг (в шляпе врывается в комнату). Где эти дрянные девчонки? (Увидав Бабса). Аа! (Отступает).

Бабс (грубо). Что вам угодно?

Спетлайг. Мне нужно мистера Чеснэя.

Бабс. Как вам не стыдно разговаривать с дамой в шляпе! (Кричит). Шляпу долой!

Спетлайг. Извините! (Снимает шляпу). Я очень взволнован! (Садится).

Бабс. Как вы смеете садиться! Разве я сижу? Разве вы не знаете, что к женщине следует относиться с уважением?

Спетлайг. Простите пожалуйста, но мне нужно поговорить с мистером Чеснэй.

Бабс. Разве он здесь?

Спетлайг. Нет, но…

Бабс. Ну так чего же вы хотите?

Спетлайг. Я ищу двух барышень, мою племянницу и воспитанницу. Где они?

Бабс. Одна барышня здесь я.

Спетлайг. Но швейцар видел, как они вошли сюда.

Бабс. И проглядел, как они ушли отсюда!

Спетлайг (кричит). Нет!

Бабс (кричит). А я видела!

Спетлайг. Где же они?

Бабс. Вероятно в городе.

Спетлайг. Пойду их искать. Но если я их не найду… берегитесь. (Надевает шляпу). В гневе я страшен!

Бабс. Как вам не стыдно кричать на женщину.

Спетлайг. Извините, сударыня, – я взволнован.

Бабс. Вы верно пьяны!

Спетлайг. Нет, не пьян!

Бабс. Нет пьяны; вон сию минуту!

Спетлайг. Честь имею кланяться!

Бабс. Шляпу долой! (Берет книгу и кидает ее в шляпу).

Спетлайг. (Снимает шляпу убегает).

Бабс. Наконец-то выпроводил!

10

Баберлей, Китти, Энни, Чарлэй, Джэк, после Фрэнсис и Брассэт.

Китти, Энни, Чарлэй и Джэк(выходят из фонарика). Слава Богу ушел! (Стучат).

Все. Опять стучат!

Джэк. Не бойтесь! Это должно быть мой отец. (Бабсу.) Будь любезен с моим отцом.

Бабс. Он мне родственник?

Джэк. Да нет. Ты тетка Чарлэя из Бразилии, где водятся обезьяны.

Сэр Фрэнсис (входит в сюртуке с розой в петличке).

Джэк (ему на встречу). Наконец-то, отец! Позвольте вас познакомить! Мисс Веден – мой отец; мисс Спетлайг – мой отец. Чарлэй – представь же свою тетушку.

Чарлэй (представляет). Донна Люция д'Альвадорец, сэр Фрэнсис Чеснэй.

Бабс. Как вы поживаете, сэр Фрэнсис? Я тетка Чарлэя из Бразилии, где водятся обезьяны.

Сэр Фрэнсис (кланяется, удивлен). Джэк, это она, та самая…

Джэк. Ну да, тебе не нравится?

Сэр Фрэнсис. Кому может нравиться эта образина!

Джэк (Бабсу). Поговори с моим отцом!

Бабс. Хорошо! (Фрэнсису.) Мой племянник много говорил мне о вас…

Джэк (толкает его).

Бабс …Я хочу сказать писал, говорил в своих письмах.

Сэр Фрэнсис. Это очень любезно со стороны мистера Вайкэма; но ведь мы с ним только что познакомились.

Джэк (быстро). Это очень просто. Чарлэй тебя превосходно знает по моим рассказам. (Тихо Бабсу). Помни, ты только сегодня приехал в Англию и видишь Чарлэя в первый раз. (Отходит к Фрэнсису).

Бабс. Так бы и сказали!

Сэр Фрэнсис (Джэку). И ты хочешь меня женить на ней, неблагодарный!

Брассэт. Кушать подано!

Джэк (тихо Бабсу). Садись рядом с отцом и не говори глупостей.

Сэр Фрэнсис(поставил стул, к Бабсу). Позвольте предложить вам руку.

Бабс. Благодарю, с удовольствием! (Протягивает ему руку).

Сэр Фрэнсис (пока все садятся). Вы вероятно много путешествовали?

Бабс. О да, благодарю, очень много.

Все садятся за стол.

Чарлэй (накладывает на тарелки). Тетушка, не угодно ли вам майонеза из омаров?

Бабс. Благодарю, только пожалуйста побольше.

Чарлэй. Господа, пожалуйста без церемоний.

Брассэт (разносит тарелки).

Бабс (Фрэнсису, показывая на розу в петлице). Какой хорошенький цветок!

Сэр Фрэнсис. Позвольте предложить его вам. (Подает ему цветок).

Бабс. Благодарю вас.

Чарлэй. Брассэт, дайте скорей вина.

Энни. Я попрошу дать мне стакан воды.

Джэк. Таких редких гостей надо угостить шампанским. Брассэт, откупоривайте скорей!

Брассэт (ищет). Куда же девались бутылки?

Джэк. Ведь я приказал поставить их в лед.

Брассэт. Извините, я забыл. (Ищет).

Джэк. Уж не распил ли ты их?

Бабс. Кажется чего-то не хватает.

Джэк. Шампанского, донна Люция!

Бабс. У вас его нет? Ну да я об этом позаботилась и привезла с собой. Брассэт, посмотрите в этом мешке.

Брассэт (открывает мешок и достает бутылки).

Джэк (толкает Бабса). Негодяй, ты это у меня стянул! (Стучат).

Чарлэй. Кто так?

11

Те же Спетлайг.

Спетлайг (врывается в шляпе). Наконец-то! Вот они!

Китти. Боже мой!

Энни. Дядя!

Джэк (к Спетлайгу). Ах, мистер Спетлайг! Очень, очень приятно!

Спетлайг. А мне так очень неприятно! (Девушкам). Вот что вы делаете без меня!

Джэк. Позвольте, мистер Спетлайг.

Спетлайг (с жаром). Молчать! Я не с вами говорю.

Чарлэй. Но мы должны вам сказать.

Спетлайг. Вас не спрашивают!

Бабс. Что же вам наконец нужно?

Спетлайг. Это вас не касается, сударыня!

Бабс. Да, снимете ли вы шляпу? Грубиян!

Спетлайг. Это не ваше дело. (Снимает шляпу).

Джэк. Вы забываетесь, милостивый государь!

Спетлайг. Ого, как грозно!

Сэр Фрэнсис (с достоинством). Не забудьте, что здесь дамы!

Спетлайг. Отстаньте вы от меня. Старая дура! (К Китти и Энни). Идите за мной!

Бабс. Как? Я старая дура! Я не могу этого вынести.

Сэр Фрэнсис (Спетлайгу). Возьмите ваши слова назад. (Джэку). Да кто это такой?

Джэк (представляя). Мистер Спетлайг, сэр Фрэнсис Чеснэй.

Сэр Фрэнсис (показывая на Бабса). Эта дама…

Спетлайг (прерывает). Мне на нее плевать… Вы должны меня понять; я рассердился, потому что застал мою племянницу и воспитанницу на завтраке у этих молодчиков.

Сэр Фрэнсис. Они пришли сюда для того, чтобы познакомиться с тетушкой Чарлэя.

Спетлайг. Скажите пожалуйста, тетка, важная птица, ха, ха, ха!

Сэр Фрэнсис. Я запрещаю вам говорить про нее в таком тоне.

Спетлайг. Вот еще! Что мне до нее за дело!

Сэр Фрэнсис. Вы, может быть, перемените, ваше мнение, если узнаете кто эта дама. (С важностью). Дона Люция д'Альвадорец.

Спетлайг. Как! Это она?

Бабс (подходя). Да, я тетка Чарлэя из Бразилии, где водятся обезьяны.

Спетлайг. Знаменитая миллионерша! (В сторону). Вот так вляпался! (Громко). Мне необыкновенно приятно видеть вас, донна Люция. (В сторону). Я знаю о ней из газет; у ней тут племянник. (Громко). Я так поражен, можно сказать уничтожен…

Джэк (тихо Бабсу). Пусть он извинится, а потом пригласи его завтракать.

Бабс (Спетлайгу). Вы меня кровно обидели; но если вы просите извинения…

Спетлайг. Тысячу раз. Требуйте какого хотите удовлетворения!

Бабс. Довольно… так и быть, я вас прощаю. Садитесь с нами завтракать.

Спетлайг. Какая честь – завтракать с вами! Значит, вы на меня больше не сердитесь?

Бабс. Вот вам цветок в знак прощенья.
Страница 36 из 48

(Дает ему цветок).

Спетлайг (целует Бабсу руки).

Сэр Фрэнсис(в сторону с жаром). Что я вижу! Она отдала ему мой цветок!

Джэк. Ну теперь все уладилось. Пожалуйте за стол. Чарлэй, подай руку мисс Спетлайг, что же вы не идете? (Чарлэй и Энни, Джэк и Китти садятся на прежние места. Спетлайг кладет зонтик и шляпу).

Сэр Фрэнсис (предлагает Бабсу руку). Позвольте просить вас, Люция.

Спетлайг (с другой стороны). Если вы позволите.

Сэр Фрэнсис. Я первый.

Спетлайг. Позвольте мне довести вас до стула.

Сэр Фрэнсис. Виноват, это мое дело. (Схватывает стул справа, Спетлайг другой. Оба предлагают Бабсу садиться. Тот благодарит и садится мимо стульев. Все вскакивают, дамы вскрикивают).

Занавес быстро падает.

Действие II

Площадка, окруженная забором; на четвертом плане налево входе в капеллу, на первом плане налево калитка в парке, на четвертом плане налево вход в капеллу, на первом плане налево калитка в парке, на четвертом плане направо калитка, на втором дом общежития с дверью в квартиру Джэка. В глубине ворота и вид на парк и здания университета. На авансцене стол, кругом стулья. Направо и налево по скамье.

1

Брассэт, потом Джэк, Чарлэй, позднее Китти и к концу Энни.

Брассэт (расставляет стулья у стола). А шутка-то им удалась на славу. Много я видел на свете старух, но таких как лорд Баберлей не встречал. Один голос чего стоит, точно немазаное колесо. Ну, да миллионерше простительно все. Оба старые барина за ней так и увиваются. Чего только эти студенты не выдумают! Уж такие пули отливают, не дай Бог! И это гордость нашего университета! Право, я умру со смеху! (Хохочет).

Джэк (из средней правой двери). Чему это вы так смеетесь? Лучше бы позаботились о чае!

Брассэт. Очень хорошо!

Джэк. Накройте нам здесь!

Брассэт. Очень хорошо! (Уходит).

Джэк. Пока все идет хорошо. Только бы мне найти Китти и объясниться с ней, хотя я в отвратительном настроении. Бабс совсем убил меня за завтраком. Он так много ел, что мне даже делалось страшно. Слава Богу, что никто не заметил. Теперь все в саду, и я сказал Китти, чтобы она пришла сюда.

Чарлэй (выходит из дома).

Джэк. Кто-то идет. Должно быть она! (Видит Чарлэя). Ах, это, ты Чарлэй.

Чарлэй. Я, Джэк.

Джэк. Провались ты куда-нибудь поскорей. У меня здесь rendez vous с Китти.

Чарлэй. А у мен с Энни.

Джэк. Тоже здесь? Это невозможно. (Идет налево).

Чарлэй. Я не уйду.

Джэк. Ну, так бросим жребий. (Кидает монету на стол, видит Китти). Она! (Китти входит справа).

Китти. Мистер Чеснэй, я за вами. Вас зовут.

Джэк. Я сейчас, мисс Веден. (Тихо). Благодарю вас, что пришли. (Тихо Чарлэю). Пошел вон!

Чарлэй. Не могу же уйти, не дождавшись Энни.

Энни (справа). Ах, это вы, мистер Вайкэм!

Чарлэй (ей тихо). Я уж думал, вы обо мне забыли!

Джэк. Вот положение! (Все в замешательстве. Пауза.)

Джэк (громко). Что же ты, Чарлэй, не покажешь мисс Энни нашего сада?

Чарлэй. Да мы сейас только оттуда. (Идет направо. Пауза).

Джэк (к Энни). Неправда ли, чудный сад?

Энни. Да… не дурен.

Джэк. Как? только не дурен? (Подводит ее к левой двери). Значит вы не видели лучших местечек. Чарлэй, будь любезным кавалером покажи мисс Энни розы, незабудки и… ну и разную там зелень.

Чарлэй (подходит). Но… Джэк…

Джэк. И продекламируй твои мелодичные стихи о розах, незабудках…

Чарлэй (толкает его). Молчи, ты! Если она услышит эти стихи, она примет меня за сумасшедшего.

Джэк. А через полчаса приходите сюда пить чай.

Энни. Хорошо, с удовольствием. А пока до свиданья! (Уходит налево).

Чарлэй. Если нам помешают, то ты помни!.. (Уходит за Энни).

2

Джэк и Китти; потом Фрэнсис.

Джэк. Наконец-то мы одни, уважаемая, милая Китти.

Китти (садится за стол). Зачем вы их услали, они Бог знает, что подумают.

Джэк. Ничего, им гораздо лучше в саду, а нам здесь; т. е. видите ли…

Китти (встает). Знаете, пойдемте лучше в сад. Не хорошо, что мы здесь с вами вдвоем.

Джэк. Нет, присядьте пожалуйста. Мне нужно так много сказать вам. Дело идет о счастье всей моей жизни.

Китти. Если так – извольте. Только говорите пожалуйста скорей! (Садится налево).

Джэк. Не знаю, сумею ли я вам объяснить. В жизни человека бывают минуты, когда он как бы отрывается от прошлого, и смелой рукой приподымает завесу будущего… Вы меня понимаете?

Китти. Не совсем…

Джэк. Да ведь это так просто. Завеса будущего это… (Горячо). Э, да что там размазывать… Моя милая, горячо любимая Китти…

Сэр Фрэнсис (слева). Я не помешал?…

Китти (быстро встает).

Сэр Фрэнсис. Куда вы, куда вы? Я только хотел сказать пару слов сыну! (Идет направо).

Джэк (идет налево).

Китти. Моя подруга ждет меня в саду. (Лукаво смотрит на Джэка). У роз, незабудок и другой зелени! (В сторону). Бедный Джэк! Оборвали на самом интересном месте! (Уходит налево).

3

Джэк и Фрэнсис.

Джэк. Что тебе нужно, отец?

Сэр Фрэнсис (подходя к нему, на средине). Я решился, мой друг!

Джэк. Что такое? Говори ясней!

Сэр Фрэнсис. Ты знаешь, что для твоего блага я готов на все.

Джэк. Да, но что ж из этого?

Сэр Фрэнсис. Ну так вот: чтобы доставить тебе средства к жизни, я женюсь на богатой.

Джэк. Разве ты нашел жену достойную тебя, молодую, красивую, богатую?

Сэр Фрэнсис. Она уже не молода, не хороша собой, но она богата, а это для нас теперь все.

Джэк. Жениться из-за денег не совсем-то честно. – Кто же она?

Сэр Фрэнсис. Ты ее знаешь!

Джэк. Кто же это? Решительно не могу догадаться!

Сэр Фрэнсис. Да донна Люция д'Альвадорец. (Отходит налево).

Джэк (направо, испуган). Как, на ней? Но ты не можешь на ней жениться – это невозможно!

Сэр Фрэнсис. Почему же нет? Разве ее репутация чем-нибудь запятнана?

Джэк (на середине). Нет, нет… но это прямо невозможно.

Сэр Фрэнсис. Однако ты сам же навязывал мне эту женитьбу. Я должен был принарядиться, воткнуть цветок… А цветок-то подействовал…

Джэк. Она отдала его другому.

Сэр Фрэнсис. Это из кокетства, чтобы подразнить меня. Она сама сейчас в этом призналась, покраснела и опустила глазки.

Джэк (в сторону). Вот так история! (Громко). Слушай, отец! Она тебе не пара; как бы тебе это объяснить…

Сэр Фрэнсис. Не трать понапрасну слов. Я твердо решился, потому что дело идет о твоем благе.

Джэк. Ну, а если она тебе откажет?

Сэр Фрэнсис. Я этого не боюсь, она дала мне ясно понять, что я ей очень нравлюсь, хотя мистер Спетлайг за ней сильно приударяет.

Джэк (в сторону). И тот туда же! Вот положение!

Сэр Фрэнсис. Так пожелай же мне счастья, мой милый…

Джэк. Прошу тебя, подумай…

Сэр Фрэнсис. Я старый солдат и терпеть не могу медлить. Раз, два и готово. Я видел у тебя в комнате шампанское. Пойду выпью для храбрости. (Уходит к нему в комнату).

Джэк (ходя взад и вперед). У меня просто голова идет кругом. Чем только это кончится.

4

Джэк, Чарлэй, потом Фрэнсис, позже Спетлайг.

Чарлэй. Джэк, осади этого нахала Бабса. Он Бог знает, что позволяет. Увел с собой под руку Энни и теперь разгуливает с ней по самым темным аллеям.

Джэк. Ну это еще не беда! А вот послушай, что тут творится! (В комнате Джэка слышно хлопанье пробок). Слышишь?

Чарлэй. Что такое?

Джэк. Мой родитель пьет для храбрости шампанское.

Чарлэй. Зачем?

Джэк (идет направо). Он собирается сделать предложение Бабсу.

Чарлэй (налево). Я так и знал, что выйдет скандал! А все ты! (Подходит к нему).

Джэк. Нет не я, а твоя старая противная тетка. Я готов задушить ее. (Ходит взад и
Страница 37 из 48

вперед).

Чарлэй. Что же нам теперь делать?

Джэк. Что? Конечно найти Бабса и как-нибудь уладить всю эту историю. Идем только врозь, чтоб не разойтись с ним.

Чарлэй. Хорошо… А не лучше ли бы было сознаться во всем?

Джэк. Ни за что на свете! Не теряться, вот главное. Идем! (Толкает Чарлэя и расходятся: Джэк в калитку налево, Чарлэй в калитку направо).

Сэр Фрэнсис (из комнаты). Ну вот и готово. (Смотрит на часы). Однако, что же это она не идет. Я не сказал Джэку, что она мне назначила здесь свиданье. Уж ей пора. (Спетлайг входит). А, наконец-то! (Оборачиваясь). Дорогая донна Люция… (Видит Спетлайга). Вы ищете кого-нибудь?

Спетлайг (осматриваясь). Нет, не ищу!

Сэр Фрэнсис (в сторону). Чего он здесь вертится? (Спетлайгу). Вы что-нибудь потеряли?

Спетлайг. Нет! (В сторону). Это именно здесь. (Фрэнсису). Какая прекрасная погода. Вы еще должно быть не осмотрела сада? Рекомендую, тут есть очень редкие экземпляры.

Сэр Фрэнсис (садится и закуривает папироску). Это еще от мня не уйдет! (В сторону). Что ему надо? (Громко). Не угодно ли папироску!

Спетлайг. Благодарю вас, я не курю! (В сторону). Чего он здесь торчит! (Смотрит на часы). Она должна прийти через десять минут.

Сэр Фрэнсис (в сторону). Мне нужно отделаться от него во что бы то ни стало.

Спетлайг (тоже). Как мне его отсюда выжить.

Сэр Фрэнсис (подходит к нему). Может быть я вас беспокою дымом?

Спетлайг. Нет, не беспокойтесь, ничего.

Сэр Фрэнсис. В саду воздух гораздо чище.

Спетлайг. Так вы бы пошли им подышали!

Сэр Фрэнсис. Я вот только выкурю папироску. Дамы, особенно донна Люция не выносят дыму. Я сейчас их только что оставил.

Спетлайг (горячо). Где?

Сэр Фрэнсис. За розовой беседкой.

Спетлайг. Прощайте! (Спешит налево).

Сэр Фрэнсис (смеясь). Куда же вы?

Спетлайг. Подышать свежим воздухом. (Быстро уходит).

Сэр Фрэнсис (идет налево). Слава Богу, убрался! А ее все нет! Не выпить ли мне еще? (Хочет идти в комнату).

5

Фрэнсис, Джэк, потом Чарлэй; позже Энни и Баберлей.

Джэк (слева). Этот проклятый Бабс как сквозь землю провалился. (Замечает Френсиса). Не видал ли ты донны Люции?

Сэр Фрэнсис. К сожалению, нет!

Джэк (в сторону). Ну, отлегло от сердца!

Сэр Фрэнсис (по середине). Она, кажется, меня надувает…

Джэк. Каким образом?

Сэр Фрэнсис. Видишь ли, она мне назначила свиданье здесь, а сама… (Идет направо).

Джэк (по середине). Я ее сейчас видел у розовой беседки.

Сэр Фрэнсис. У розовой беседки? А я только что спровадил туда Спетлайга. Бегу. (Уходит налево).

Джэк (один). Я ему наврал, потому что мне необходимо прежде предупредить Бабса. Куда он это мог деваться?

Чарлэй (входя справа). Ну что, нашел?

Джэк. Нет, а ты?

Чарлэй. Он пропал вместе с Энни! Это черт знает что такое.

Джэк. Только попадись он мне, я ему покажу.

Бабси Энни (нежно под руку слева).

Чарлэй(замечает их). Джэк, полюбуйся!

Энни (подходит к Чарлэю). А, вот вы где, мистер Вайкэм! А мы вас везде ищем.

Чарлэй. Это очень любезно с вашей стороны.

Джэк (толкает Бабса). Где ты, негодяй, с ней пропал?

Бабс. Много будешь знать, скоро состаришься. (Хочет отойти от него).

Джэк. Ни с места! Мне нужно поговорить с тобой. (Чарлэю). Чарлэй, не покажешь ли ты мисс Спетлайг капеллы! (Тихо ему). Уведи ее, мне нужно научить Бабса, что делать. (Громко). Не правда ли, мисс Спетлайг, вам уже давно хотелось ее видеть. В ней так мрачно, так таинственно, так… Ну да я знаю, она вам понравится.

Энни. Вы меня соблазнили. Мистер Вайкэм, хотите быть моим проводником?

Чарлэй. О, еще бы! С большим удовольствием. (Бабсу). С тобой я поле поговорю! (Пока он подает руку Энни, Бабс дает ему подзатыльник).

Чарлэй и Энни(уходят в капеллу).

Джэк (Бабсу). Теперь мы с тобой поговорим серьезно!

Бабс. Как, и ты тоже?

Джэк. Ведь ты обещал нам помогать?

Бабс. Я и помогаю.

Джэк. Тебя просили занимать стариков, а не барышень, а ты что? Ну да об этом после. Теперь призови на помощь весь свой ум и сообразительность.

Бабс. Что такое, говори скорей.

Джэк. Представь себе, мой отец хочет на тебе жениться.

Бабс. Ну уж это извините! Я тебе друг, но так далеко наша дружба не идет.

Джэк. Полно вздор молоть! Он сделает тебе предложение; ты должен ему отказать.

Бабс. А почем я знаю, как отказывают; да старухи никогда и не отказывают, а всегда рады идти замуж.

Джэк. Тише, отец. (Идет в дом).

Бабс (кричит ему вслед). Что же я ему скажу?

Джэк. Что хочешь! Только откажи наотрез!

6

Бабс, Фрэнсис; потом Джэк.

Сэр Фрэнсис (входит слева, оглядывается и замечает Бабса). Наконец-то я вас нашел, донна Люция. Я искал вас нашел, донна Люция. Я искал вас повсюду. – Садитесь пожалуйста. (Предлагает ей стул).

Бабс (сидевший направо, садится на предлагаемый ему стул налево). Вы очень любезны.

Сэр Фрэнсис(в сторону). Ну теперь надо смелее брать крепость. Откроем по ней огонь. (Смотрит на нее). Сколько бы ей могло быть лет? Э, да впрочем, женщину всегда можно взять комплиментами. (Громко). Донна Люция, я старый солдат и не умею говорить, но когда я вас вижу, я чувствую себя странником, который идет без конца, пока не найдет на благоухающем лугу нежную фиалку.

Бабс. И эта фиалка я?

Сэр Фрэнсис. Да, донна Люция, вы угадали. (В сторону). Нет, каково начал, каково начал!

Бабс (в сторону). Что мне ему на это отвечать? (Громко). Это очень мило с вашей стороны.

Джэк (показывается то тут, то там в глубине, объясняясь мимикой с Бабсом).

Сэр Фрэнсис (в сторону). Ей по меньшей мере пятьдесят с хвостиком. (Громко). Донна Люция, как вы думаете, что может быть высшей утехой такому страннику?

Бабс. Рюмка коньяку.

Сэр Фрэнсис (в сторону). Вот так дама! (Громко). Нет донна Люция, речь идет не о материальном наслаждении. Одинокий путник в пустыне жизни стремится только к одному: он жаждет прижать эту фиалку к своему измученному сердцу!

Бабс. Ах да, нежную фиалку с благоухающего поля.

Сэр Фрэнсис. Да, донна Люция: вы видите перед собой путника, сделавшего утомительный переезд из Индии только для того, чтобы сорвать этот цветок.

Бабс. Так вы вероятно чертовски устали? Садитесь!

Сэр Фрэнсис. Благодарю вас, донна Люция. (Садится). И вот я нахожу этот цветок…

Бабс. Так воткните его в петлицу!

Сэр Фрэнсис. Но не перейдет ли он тогда к другому, как давеча?

Бабс. Это я пошутила. Я такая шалунья.

Сэр Фрэнсис (в сторону). Старая ведьма! (Громко). Цветок, который я избрал, должен занимать почетное место в моем доме, не разлучаться со мной, вечно царить в моем сердце.

Бабс. Все в одно время? Фиалка не может вынести всего этого – она цветок нежный!

Сэр Фрэнсис. Донна Люция, солдат всегда идет прямо к цели. Хотите ли вы быть этой фиалкой, царицей моего сердца?

Бабс (обмахивается). Это так неожиданно, то есть я хочу сказать, что этого со мной еще никогда не было!

Сэр Фрэнсис. Не томите меня. Скажите, могу ли я надеяться?

Бабс. Нет, и нет!

Сэр Фрэнсис. Что я слышу? (Встает). Вы мне отказываете?

Бабс. Я должна это сделать. Сердце мое несвободно. Я люблю другого.

Сэр Фрэнсис (идет налево). Вот как! (В сторону). Это наверно Спетлайг. (Оборачивается).

Бабс. Но я не хочу огорчать вас. Я… я буду для вас нежной сестрой!

Сэр Фрэнсис. Только сестрой?

Бабс. Да, мне давно хочется иметь такого славного, милого брата.

Сэр Фрэнсис. И никакой надежды?

Бабс. К сожалению никакой! Я не могу вам объяснить почему; мне было бы это слишком тяжело. Я не такая женщина как все. Надо мной
Страница 38 из 48

тяготеет ужасная тайна.

Сэр Фрэнсис (вежливо, но холодно). В таком случае не будем больше говорить об этом. Простите, донна Люция, за беспокойство, и забудьте наш разговор. (Идет направо).

Бабс. Идет! А если я вам понадоблюсь, милости просим, приходите ко мне, как брат!

Сэр Фрэнсис. Благодарю за честь! (Кланяется в сторону). Мне жаль Джэка, но я рад! Как гора с плеч свалилась. (Уходит налево).

7

Бабс, Джэк; потом Спетлайг.

Джэк (во время ухода Фрэнсиса, из своей комнаты).

Бабс. Вот проклятое положение!

Джэк. И тебе не стыдно было, осел ты эдакий, так манерничать с моим отцом.

Бабс. Пожалуйста не ругайся. Ты, слышал, как он меня называл, а?

Джэк. Да, нежная фиалка!

Бабс. И на благоухающем лугу. Мне это очень понравилось!

Джэк. Почему ты ему сразу не отказал?

Бабс. Надо же мне было его немножко помучить. Я себя вел, как самая приличная дама! (Замечает Спетлайга). Батюшки, еще жених! Я удеру! Если бы ты знал, что он мне нашептывает; настоящая женщина сгорела бы со стыда. (Убегает направо).

Спетлайг (слева Джэку). Мистер Чеснэй, вы может быть… (Замечает Бабса). А, вот она! (Бежит за ним).

Джэк. И этот туда же! Черт с ним, пуская сам расхлебывает, а я пойду поищу Китти. Нужно же мне наконец с ней поговорить! А все тетка Чарлэя наделала! злую шутку она с нами сыграла. (Уходит направо).

8

Донна Люция и Элла; потом Фрэнсис и Баберлей; позже Спетлайг и Брассэт.

Донна Люция (за сценой). Первая дверь налево! Благодарю вас!

Донна Люция и Элла(входят из середины).

Донна Люция (осматривается). Швейцар сказал первая дверь налево.

Элла (тоже осматривается). Должно быть здесь! (Читает визитную карточку на двери). Мистер Джэк Чеснэй. Постучать?

Донна Люция. Да пожалуйста! (Про себя). Странно это самое имя!.. (Громко). Как неприятно, что мне придется свидится с моим племянником у чужих.

Элла (постучала). Он вас не ждет… Ведь вы ему телеграфировали, что вас задержали.

Донна Люция. Действительно меня задержали; но потом я решила сделать ему сюрприз. Вы постучали?

Элла (прислушиваясь у двери). Да; но там кажется никого нет. Швейцар сказал, что они все вероятно в саду.

Донна Люция. Я сегодня так измучилась, что мне хочется отдохнуть. Подождем здесь; может быть кто-нибудь придет и позовет моего племянника.

Элла (быстро приносит ей стул). Мне здесь очень нравится. Я бы всю жизнь могла просидеть среди этих старых стен. Здесь все так поэтично, так чудно!

Донна Люция (села). Молодость всему радуется, ей везде хорошо.

Элла. О нет, у меня было горе. Но я все-таки люблю все на свете: и пенье жаворонка, и соловья… Иногда при луне я мечтаю о… Жаль, что это было мимолетно, как сон!

Донна Люция. О чем же вы мечтаете, моя девочка?

Элла (вздыхая). Я и сама не знаю о чем. Мне кажется, что сегодня должно произойти что-то хорошее.

Донна Люция. Ваши предчувствия отчасти уже оправдались. Мне удалось уладить дело о вашем наследстве, так то вы не нуждаетесь больше в моей помощи.

Элла (испуганно). Но ведь мы не расстанемся с вами, я так к вам привязалась, и так вам обязана. Подумать страшно, что бы было со мной без вас.

Донна Люция (целует ее в лоб). Понятно я вас не отпущу; я сама вас полюбила. Вот только что: бросим-ка все церемонии и будем говорить друг другу ты; зови меня теткой.

Элла (обнимает ее). Моя милая, дорогая тетя!

Донна Люция. Ну, а теперь скажи мне откуда у тебя осталось наследство после отца? Ведь он проигрался окончательно в карты.

Элла (смущенно). Папа его выиграл во время своей болезни.

Донна Люция. С кого?

Элла. С лорда Фрэнкерта Баберлей.

Донна Люция. Он был тоже игрок?

Элла. О нет, он играл, чтобы развлечь папу.

Донна Люция. Вот идеальный человек!

Элла (после неловкой паузы). Не правда ли, тетя, если я когда-нибудь встречу лорда Баберлея, я ведь должна отдать ему эти деньги?

Донна Люция. Едва ли он возьмет их!

Элла. Почем же нет?

Донна Люция. Потому что он проиграл их нарочно.

Элла (задумчиво). Да, это правда. – Зачем он так скоро уехал?

Донна Люция. Он не сумел отгадать твоего чувства. Таких мужчин очень много; я знаю это по опыту.

Элла (встает и подходит к столу). Расскажи мне пожалуйста!

Донна Люция. Это было очень давно, задолго до моего отъезда в Бразилию; я была еще очень молода, а он очень робок. Я догадывалась о его чувствах и разделяла их. Однажды на вечере я была уверена, что он мне сделает предложение, но он обманул мои ожидания. А на другой день получил приказ ехать в Индию. С тех пор мы не видались.

Элла. Можно узнать его имя?

Донна Люция. Франк Чеснэй. (Смущенно). И посмотри, мы сидим перед комнатой какого-то Чеснэя.

Сэр Фрэнсис (выходя слева, слышит последние слова). Чеснэй! Виноват, позвольте представиться: Чеснэй. Вам угодно меня или сына?

Донна Люция(встает взволнованная). Вы… Вас зовут… Извините пожалуйста. Не знали ли вы лейтенанта Франка Чеснэя?

Сэр Фрэнсис. Это я сам.

Донна Люция. И вы меня не узнаете?

Сэр Фрэнсис. Нет.

Донна Люция. Вы не шутите?

Сэр Фрэнсис. Нисколько.

Донна Люция. Положим это было двадцать пять лет тому назад.

Сэр Фрэнсис. Двадцать пять лет. (Качает головой). Нет, положительно не помню.

Донна Люция. Но вы наверное помните день, когда вы ухали в Индию?

Сэр Фрэнсис. Конечно.

Донна Люция. Не припомните ли, что было накануне?

Сэр Фрэнсис (живо). Я был на балу.

Донна Люция. Ну да и…

Сэр Фрэнсис(смотрит на нее внимательно, берет ее за руки). Вспомнил, вспомнил! Как сейчас вижу! Неужели вы тоже не забыли? Вот неожиданная встреча! Я непременно представлю вам моего сына. Он у меня славный малый. У него, то есть скорее у его друга Чарлэя Вайкэм сегодня гости по случаю приезда его тетки.

Донна Люция. Тетки? Разве она здесь?

Сэр Фрэнсис. Ну да, она приехала из Бразилии.

Донна Люция. Из Бразилии?

Сэр Фрэнсис. Донна Люция д'Альвадорец, я вас с ней непременно познакомлю.

Элла (тихо Люции). Тетя, что это значит?

Донна Люция (тихо Элле). Молчи! (Громко). Так ли я расслышала: донна Люция д'Альвадорец здесь?

Сэр Фрэнсис. Совершенно верно. Я ее сейчас только что видел в саду. Вы знаете эту даму?

Донна Люция. Так… понаслышке. (В сторону). Тут что-нибудь кроется.

Сэр Фрэнсис. Если позволите, я познакомлю вас со всем обществом.

Донна Люция. Я очень рада. Мне уже давно хочется познакомиться с донной Люцией.

Сэр Фрэнсис. Так пойдемте в сад, мисс… извините, забыл ваше имя… Это было так давно.

Донна Люция. Мисс Томсон.

Элла. Тетя!

Донна Люция (тихо Элле). Тс… молчи! Посмотрим, что тут такое. (Громко). Позвольте вас познакомить моя племянница мисс Делэй.

Сэр Фрэнсис (кланяясь). Полковник сэр Фрэнсис Чеснэй. – Пожалуйте сюда! (Показывает налево).

Донна Люция. С удовольствием! Пойдем, Элла! (Обе уходят налево).

Сэр Фрэнсис. Отчего не она донна Люция! Я бы на ней женился хоть сию минуту. (Уходит за ними).

Бабс (выбегает справа и исчезает налево).

Спетлайг (бежит за ним).

Брассэт (выходит со скатертью, удивленно глядит на обоих). Что это за скачки с препятствиями? Странные вещи у нас творятся. (Берет со стола пачку папирос и прячет в карман).

9

Китти, Джэк и Брассэт.

Киттии Джэк (справа).

Джэк (нежно). Наконец-то мы можем поговорить с вами без помехи, моя милая, дорогая Китти!

Китти (замечает Брассэта). Тише, Джэк. (Показывает на Брассэта).

Джэк (подходит к нему сердито). Что вам тут нужно, Брассэт?

Брассэт. Накрыть на
Страница 39 из 48

стол!

Джэк. Убирайтесь!

Брассэт. Но ведь вы сами приказали!..

Джэк. Успеете после! А теперь вон! У меня дела!

Брассэт (улыбаясь). Хороши дела!

Джэк (кидает ему скатерть на голову). Прошу не рассуждать! (Выталкивает его в комнату; потом к Китти). Ну, моя милая Китти…

Китти (села налево, лукаво). Вы уже мне это сказали Джэк…

Джэк. Если меня будут перебивать, я дальше этого никогда не уеду. Желаете вы выслушать меня?

Китти. Извольте, слушаю!

Джэк. То, что я вам скажу, очень серьезно.

Китти (улыбаясь). Это видно по вашей сияющей физиономии.

Джэк. Мой отец сегодня утром разбил все мои надежды. До сих пор я считал себя за богатого наследника, а оказывается, что у меня ничего нет, и я должен своим трудом зарабатывать себе кусок хлеба.

Китти. Ну что ж, трудовая жизнь, говорят, сладка!

Джэк. Положим я и в университете не сидел сложа руки, но все же это не то. Я право славный малый, хоть и был до сих пор большим шалопаем. Но могу и буду теперь трудиться.

Китти. Мне это в вас очень нравится, Джэк.

Джэк. Весь вопрос теперь в том, согласитесь ли вы ждать?

Китти. Мне ждать? Чего же?

Джэк. Пока не найду себе хорошее место. Теперь же я начну с местечка.

Китти. Маленького и скромненького.

Джэк. Квартирка у меня будет…

Китти. Еще меньше!

Джэк. Мои личные расходы…

Китти. Совсем капельные!

Джэк. Прислуга у меня…

Китти. Сомнительно будет ли!

Джэк. Вместо экипажей…

Китти. Буду ездить на конке и в омнибусе.

Джэк. Все это один я перенесу легко, но вы, Китти…

Китти (встает). Что такое я?…

Джэк (печально). Вы не можете жить в такой обстановке, вы привыкли к роскоши, вы не знаете забот…

Китти. Джэк, неужели вы меня так мало знаете? (Отошла направо и села).

Джэк. Китти, я вас обидел?

Китти. Конечно. Неужели вы думаете, что у меня не хватит мужества бороться с жизнью?

Джэк (садится рядом с ней и берет ее за руку). Моя ненаглядная Китти, милая, хорошая. (Обнимает и целует ее). Ура! Мы самые счастливые люди в мире!

Китти. Погоди радоваться! Ты забыл о моем опекуне.

Джэк. Побегу сейчас просить у него твоей руки.

Китти. Да смотри возьми расписку в его согласии. А то я его знаю. Он тебе всего наобещает и ничего не исполнит. Да и то нет. Я знаю только одну особу, которая может заставить его согласиться.

Джэк. Кто же это такая?

Китти. Тетушка Чарлэя, донна Люция.

Джэк (отступает). Что ты! что ты!

Китти. Не волнуйся! Я сейчас пойду поищу Энни, а ты приведи тетушку и мы все устроим. До свиданья! (Уходит направо).

Джэк. Опять я теряю почву! Черт бы побрал эту тетку!

10

Джэк, Чарлэй, потом Баберлей и Спетлайг.

Чарлэй. Джэк, Джэк, как я счастлив!

Джэк. И я тоже!

Чарлэй. Я все сказал Энни!

Джэк (испугано). Как все?

Чарлэй. Ну да, что я ее люблю.

Джэк. Слава Богу!

Чарлэй. Жаль только, что мы никак не можем обойтись без согласия ее дяди, а его может добиться только донна Люция. Энни ищет теперь мою подложную тетушку. Как мы только из всего этого выпутаемся я и не знаю!

Джэк. Ничего. Побольше хладнокровия.

Бабс (выбегает слева и прячется).

Спетлайг (бежит за ним; не видя его и замечая молодых людей, уходит напевая направо).

Чарлэй и Джэк(как только он ушел вытаскивают Бабса).

Чарлэй. Несчастный, что ты с нами делаешь?

Бабс (между ними). Вы же меня еще и упрекаете? Если бы вы знали, что я вынес. Этот старый болван хотел…

Чарлэй. Ну что?

Бабс. Он хотел… (смотря на Чарлэя.) нет ты еще очень молод знать такие вещи! (Шепчет Джэку на ухо).

Джэк. Велика важность, если бы и поцеловал!

Бабс. Да, хорошо вам говорить, а каково это мне, порядочной женщине?

Чарлэй (волнуясь). Довольно! Пора прекратить эту комедию! (Садится направо).

Бабс. Я вполне с тобой согласен. У меня даже в горле пересохло! Смерть хочется вина! (Начинает постепенно расстегиваться).

Чарлэй. Жаль, что мы не позвали Фредди Пиль.

Джэк. Уж конечно он бы не наделал таких глупостей!

Бабс (снимает кофту).

Чарлэй. Этот Бабс совершеннейший осел!

Джэк. Эгоист каких мало. Я просто способен убить его!

Бабс(снимает юбку).

Чарлэй (видит это). Глади, Джэк, что он делает! На что это похоже!

Бабс (хочет убежать).

Джэк, Чарлэй(подхватывают платье и ловят его у левой арки).

Спетлайг (входит справа).

Чарлэй, Джэк(прячут Бабса).

Спетлайг. Ах, мистер Чеснэй, не видали ли вы нашу уважаемую донну Люцию?

Джэк (показывает налево). Она в саду.

Спетлайг. Благодарю вас! (Уходит налево).

Джэк и Чарлэй(вытаскивают Бабса).

Джэк(накидывает ему через голову юбку). Неужели ты хочешь нас погубить?

Бабс. Оставьте вы меня в покое. Я не хочу больше ломать комедию. Сами же вы говорите, что пора кончить!

Чарлэй (надевает на него парик и наколку). Надо отступить с честью, а то ты нас погубишь. Ты сперва должен привести Спетлайга в самое радужное расположение духа. Это для нас необходимо.

Чарлэй. Мы за это, если понадобиться, отдадим нашу жизнь тебе и твоей возлюбленной.

Джэк. А ты, неблагодарный, хочешь бросить нас в самую критическую минуту?

Бабс. Ну ладно, будь по вашему! Посмотрите все ли у меня в порядке?

Джэк. Тс… дамы!

11

Баберлей, Джэк, Чарлэй, Китти и Энни справа.

Китти. Ах, вот и вы, донная Люция. (Джэку). Джэк, твой отец гуляет в саду с двумя какими-то чужими дамами. Смотри, чтоб они нам не помешали. (Отошла от Джэка, подошла к Бабсу). Энни и мне нужно с вами серьезно поговорить.

Энни. Если бы вы нам уделили несколько минут вашего внимания?

Бабс. Я исполню все, что вам угодно.

Энни (приносит налево стул и приглашает сесть Бабса).

Китти. Вы наш добрый ангел! (Тихо Джэку). Уходи!

Энни (Чарлэю). Оставь нас одних.

Бабс. Позвольте вам представиться, господа: я ангел. (Садится).

Джэк и Чарлэй(уходят налево).

Киттии Энни (становятся перед Бабсом на колени).

Бабс. Ну, дети, говорите, в чем дело?

Китти. Видите ли, по завещанию моего отца, я лишаюсь почти всего состояния, если я выйду без разрешения моего опекуна, мистера Спетлайга.

Энни. Джэк и Китти любят друг друга, но Джэк разорился…

Китти. И будет сам себе зарабатывать хлеб…

Энни. А Китти хочет как можно скорей выйти за него замуж.

Китти (сконфузилась). Будет тебе!

Бабс. Да, Энни, довольно. Теперь очередь за Китти!..

Китти. Чарлэй и Энни тоже хотят пожениться, если вы конечно не будете иметь ничего против.

Бабс. Разумеется ничего. Женитесь хоть сегодня!

Энни, Китти. Спасибо, спасибо! (Обнимают и целуют Джэка).

Джэк и Чарлэй(появляются и кашляют).

Эннии Китти (встают и отходят, Джэк и Чарлэй толкают исподтишка Бабса).

Китти (Джэку). Зачем вы пришли? Только помешали!

Энни (Чарлэю). Мы только что разговорились!

Бабс. Что вам тут нужно, господа? Почему вы не даете нам, трем женщинам, поболтать между собой?

Чарлэй (тихо Джэку). Я больше не могу выносить этого.

Джэк (так же). Погоди, я сейчас все устрою. Пойди скажи Брассэту, чтобы он готовил чай, а я приведу остальных.

Чарлэй(уходит в комнату).

Джэк. Ну и я не буду вам мешать. (Уходит направо).

Китти (становятся с Энни перед Бабсом на колени). Как жаль, что нас перебили! На чем это мы остановились?

Бабс. Что вы обе влюблены и хотите поскорей выйти замуж.

Китти. Да, да!

Энни. А для этого нам нужно получить дядино согласие.

Китти. Будьте нашим добрым гением. Попросите его за нас.

Бабс. За обеих?

Китти. Об Энни пожалуй нечего и просить, если вы согласны; он ничего не будет иметь против.

Бабс. Благословляю вас обеими
Страница 40 из 48

руками.

Энни (обнимает Бабса за шею). Какая вы добрая! не даром я полюбила вас с первого взгляда.

Бабс (перебивает). Разве можно отказать такой милочке! Знаете что? Я буду вашей подружкой.

Энни. Непременно, непременно.

Китти. А что же будет со мной!

Бабс. Ах да, я и забыла про завещание.

Китти. Вы должны заставить опекуна дать расписку в его согласии.

Бабс. Расписку?

Китти. Да, на гербовой бумаге с его подписью.

Бабс. Но я не имею никакого влияния на вашего опекуна.

Энни. Вы такая умная, что…

Бабс. И такая богатая!!

Энни. А это для дяди самое важное.

Китти. Если вы попросите его, он не посмеет вам отказать.

Энни. Но это надо все устроить непременно сегодня. Завтра мы уезжает в Шотландию.

Бабс (обнимает обеих). Расстаться с вами! Никогда!

Китти. Мы только на вас и надеемся.

Энни. Пожалейте ас! Вы ведь тоже любили!

Бабс. Еще бы; и не один раз!

Китти. Так вы поймете нас.

Энни (обнимает его). И поможете нам, милая дорогая тетя!

Бабс. Ну как можно им отказать!

Китти. Я так и знала, что вы нам все устроите! Мы сейчас позовем мистера Спетлайга. Не забудьте, что для меня нужно расписку. (Обе уходят направо).

Бабс. Фу, даже в жар бросило! А право иногда очень не дурно изображать тетушку! Хорошо бы теперь выпить!

12

Баберлей, Брассэт; потом Спетлайг, Люция, Чарлэй; позже Китти и Энни, к концу Элла и Фрэнсис.

Брассэт (входит из комнаты и накрывает на стол).

Бабс. А, Брассэт, принесите-ка мне рюмку коньяку, да побольше. (Видит Спетлайга). Впрочем нет, после; вон тащится мой обожатель! (Брассэт уходит, не слыша последних слов).

Спетлайг (справа). Донна Люция, моя племянница сказала мне, что вы хотите меня видеть. (Ставит шляпу на стол). Наконец-то настал сладкий час. (Подходит к Бабсу). Ах вы моя душечка!

Брассэт (входит с рюмкой коньяку, ставит на стол и уходит).

Спетлайг (видит рюмку и выпивает).

Донна Люция (справа). Мистер Спетлайг, познакомьте же нас!

Спетлайг (в сторону). Опять помешали! (Громко). О, с удовольствием! Донна Люция, позвольте вам представить миссис Томсон! Донна Люция, позвольте вам представить миссис Томсон! Донна Люция д'Альвадорец.

Бабс. Очень приятно! Я тетка Чарлэя из Бразилии, где водятся обезьяны.

Спетлайг (отходит налево).

Донна Люция. Я давно уже желала с вами познакомиться, я была очень дружна с вашим покойным мужем!

Бабс (делает испуганное лицо и хочет уйти направо).

Чарлэй(входит ему навстречу).

Донна Люция (обращается к Спетлайгу). Вот приятная встреча. Я очень хорошо знала дон Педро!

Чарлэй (отводит Бабса в сторону). Что с тобой, Бабс?

Бабс (дрожа от страху, показывает на Люцию). Она была очень дружна с моим покойным мужем!

Киттии Энни (входят слева и подходят к Бабсу).

Китти. Ну что же?

Бабс. Ах дети, она была дружна с моим мужем!

Джэк (слева, быстро к Бабсу). Ну что, все благополучно?

Бабс. Какое там! Она знала моего мужа.

Джэк. А, черт бы ее взял!

Брассэт (приносит чайный прибор, ставит его на стол и уходит).

Чарлэй. Что же нам теперь делать?

Джэк. Быть как можно хладнокровнее. Вот и чай. (Берет Бабса под руку и подводит к столу). Донна Люция позвольте просить вас разливать чай!

Бабс (кокетливо). Ах, это моя обязанность, как старшей.

Спетлайг (слева, в сторону). Вот тебе и свиданье!

Бабс (в замешательстве наливает чай в шляпу Спетлайга. Люция, заметив это, делает знаки Чарлэю и Джэку, те делают замечание Бабсу; тот наливает чай в чашки).

Китти (передает чашку Спетлайгу).

Донна Люция (Бабсу). Давно вы приехали в Англию, дана Люция?

Джэк (тихо Бабсу). Перемени разговор.

Бабс (еще более смущенный). Перемени разговор!

Джэк. Болван! (Подсказывает ему). Спроси, не хочет ли она сахару или сливок.

Спетлайг (встает с чашкой в руках). Позвольте мне сливок, донна Люция!

Бабс (наливает сливки в шляпу Спетлайга).

Спетлайг (замечает это и поднимает шляпу). Кто это сделал?

Бабс (вырывает у него шляпу и выливает чай в полоскательницу). Виновата!

Донна Люция (в сторону). И эту сумасшедшую мой племянник выдает за меня!

Спетлайг (в сторону). Промолчу; а то она еще пожалуй не захочет со мной потом говорить.

Донна Люция. Воображаю, как вы были огорчены смертью вашего мужа: дон Педро был такой хороший человек.

Бабс. Да! У него был чудный характер. Жаль только что он выпивал.

Спетлайг (в сторону). Приглашу-ка я их всех обедать. Тогда уже наверно улучу удобную минутку с ней поговорить. (Громко). Позвольте вам предложить, господа…

Бабс (обрадованный кричит). Слушайте, слушайте!

Джэк (зажимает ему рот).

Сэр Фрэнсис (входит).

Брассэт (в дверях). Мистер Спетлайг, ваш экипаж приехал.

Спетлайг. Это очень кстати. Итак, господа, прошу вас всех ко мне обедать. Надеюсь вы удостоите меня этой чести! (Движение Бабса, Чарлэй и Джэк удерживают его).

Энни. Ах, дядя, какая дивная мысль.

Спетлайг. Донна Люция, позвольте мне довести вас в моей коляске? Заранее говорю: не приму никаких отговорок! (Кланяется).

Донна Люция. Но со мной еще племянница, мисс Делэй.

Бабс (вскакивает). Кто?

Спетлайг. Пожалуйста привозите и ее.

Бабс (очень взволнован, громко). Как вы сказали? Мисс Делэй?

Элла (за сценой и появляясь в дверях). Да, да это его голос! Это он!

Бабс (кидается к ней). Вот она наконец!

Элла (удивленная, останавливается). Нет, это мне показалось!

Бабс (увидя, что она его не узнала, тащит вниз юбку и падает на руки Спетлайга).

Джэк (становится перед ним на колени и обдергивает ему юбку. Картина).

Занавес

Действие III

Гостиная в доме Спетлайга. В задней стене арка с портьерами, ведущая в сад. Направо и налево двери. Налево пианино. Направо и налево столики и стулья. Направо диван. Горит люстра.

1

Брассэт, Мэри, потом Баберлей.

Брассэт (прислушивается у двери направо). Сейчас должно быть кончат обедать и придут сюда пить кофе. Его милость, лорд, кажется попривык к своему наряду. Как это он себя не выдаст!

Мэри (слева с лампой, которую ставит на пианино).

Брассэт (смотрит на нее, улыбаясь). У старика губа-то не дура – каких милашек-горничных держит! (Подкрадывается к ней и щиплет ее за щеку). Преапетитная штучка!

Мэри (бьет его по рукам). Ну не очень-то! Рукам воли не давать! Сейчас видно, что вы все возитесь со студентами: те тоже никому прохода не дают.

За сценой направо смех и говор, шум отодвигаемых стульев.

Брассэт. Тсс… Кушать кончили. Давайте скорей кофе! (Мэри уходит налево). Чему это они смеются? Наверное над лордом. Я на всякий случай захватил его фрак; вдруг вздумает переодеться. (Идет на середину).

Бабс(вбегает справа, раздражен). Нет, довольно! Брассэт, кликните мне скорей извозчика. Я еду домой!

Брассэт. Очень хорошо! (Уходит).

2

Баберлей, Джэк, Чарлэй; потом Люция, за сценой. Джэк и Чарлэй (слева выводят Бабса

на авансцену).

Джэк. Что с тобой опять? Чего ты вдруг убежал? Твое поведение ни на что ни похоже. Разве ты дама?… Ты какая-то прачка!

Бабс. Опять упреки? Отстаньте вы от меня ради Бога! Отпустите меня домой!

Чарлэй. А твое честное слово? Ты обещал барышням похлопотать за нас.

Бабс (не слушая их). Хоть бы еще раз увидать ее!

Чарлэй. Ему дело говорят, а о не слушает.

Джэк. Кого ее?

Бабс. Мисс Делэй!

Джэк. А, племянницу миссис Томсон.

Чарлэй. Зачем она тебе?

Бабс. Как зачем? Это та самая девушка, в которую я влюбился в Монте-Карло.

Джэк. А, вспомнил. У нее умер отец.

Бабс. Ну, да, а потом
Страница 41 из 48

миссис Томсон увезла ее с собой. Теперь прощайте! (Бежит за пианино).

Джэк. Держи его, Чарлэй, держи!

Чарлэй (бежит на встречу и хватает его, оба вытаскивают Бабса вперед).

Бабс (кричит). Пустите меня! Я хочу домой! Мне надо переодеться.

Джэк. Бабс, будь товарищем! Выручи!

Бабс. Это вы со мной поступаете не по товарищески, делая из меня дурака!

Чарлэй. Да не кричи ты так, Боже мой!

Бабс. Хочу и кричу. Поймите: я влюблен!

Джэк. Уж будто ты так влюблен, что и потерпеть не можешь.

Бабс. Больше чем вы оба вместе. И я желаю сказать ей это, упасть к ее ногам…

Чарлэй (идет к левой двери). И по этому ты кричишь как помешанный!

Джэк. В жизни не видал такого дурака!

Бабс. Я думаю! Кто бы стал вас слушаться! Я компрометирую собой всех женщин. (Снимает платье и отходит в глубину).

Джэк (подходит к Чарлэю). Теперь с ним ничего не поделаешь! Пусть его убирается.

Бабс (подходя). Я решил кончить эту комедию главным образом потому, что ваши барышни обнимают и целуют меня, а я влюблен в другую. (Отходит).

Чарлэй. Он невменяем.

Джэк. Посадим его в коляску и отправим его домой.

Бабс (подходит). Джэк, поклонись от меня мисс Веден и скажи, что я очень жалею, но чтобы она больше на меня не надеялась.

Джэк (живо). Что у тебя было с мисс Веден? Говори, чучело, скорей! (Хватает его).

Бабс (освобождается). Я ей обещал попросить позволения у опекуна выйти замуж и взять с него расписку. Понял? Эх вы, младенцы! Ничего-то вы не можете сделать сами!

Чарлэй (прислушиваясь у правой двери). Я слышу шаги… идут…

Джэк (накидывает на Бабса платье и толкает его на диван, налево). Сиди и молчи!

Оба (садятся рядом с ним с невинным видом).

Донна Люция (за сценой направо). Я пройду в гостиную! Ты со мной, дитя мое? (Входит с Эллой).

3

Те же, Люция, Элла; потом Энни и Китти; Брассэт, Спетлайг за сценой.

Донна Люция (справа). Ну, мистер Вайкэм, как чувствует себя ваша тетушка?

Элла. Она ушла так скоро! Ей вероятно дурно? (Берет у Люции флакончик).

Чарлэй (смущенно). Да, вы правы: тете сделалось за обедом дурно. В зале было слишком жарко.

Донна Люция. Жарко? А мне показалось, что там свежо!

Джэк. Ну да, Чарлэй хотел сказать именно свежо, а донна Люция привыкла к теплому климату, живя в Бразилии.

Элла (подает Джэку флакончик). Это очень помогает в таких случаях. Не хотите ли понюхать?

Джэк. Благодарю вас, с удовольствием. У донны Люции бывают нервные судороги; не так ли, Чарлэй? (Подносит флакон к носу Бабса).

Бабс (гримасничает).

Киттии Энни (входят справа).

Энни. Ну что, донна Люция отдохнула?

Китти. У нее очень болезненный вид.

Донна Люция и Элла(садятся направо).

Элла. Мистер Чеснэй думает, что это нервы.

Китти (Джэку). Подите скажите это мистеру Спетлайгу, он очень беспокоится. (Берет у него флакончик). Передайте ему, что самое лучшее теперь для донны Люции – покой.

Энни. Да, да, идите оба. Я думаю, что лучше нам, женщинам, теперь остаться здесь. (Энни и Китти выходят на середину).

Джэк и Чарлэй(уходят направо).

Бабс (с испугом смотрит им вслед). Опять меня оставили одного! (Пауза. Смотрит на дам). Интересно, о чем они теперь будут говорить. Я вообще не имею никакого понятия, о чем могут говорить женщины между собой.

Брассэт (приносит слева кофе).

Элла (Люции, смотря на Бабса). Интересно знать, кто это таинственная дама?

Донна Люция. Какая-нибудь особа, которую нашел племянник, чтобы заместить меня, когда я протелеграфировала ему, что я не буду.

Элла. Что ж? Это очень любезно с ее стороны. Поговори с ней, мне очень нравится ее голос, он мне напоминает много грустных, но в то же время и много сладких минут моего прошлого.

Брассэт (предлагает им кофе, обе берут).

Донна Люция. С удовольствием, мой дружок! Я сама очень заинтересована; меня только страшно возмущает, что мой племянник выдает меня за такую карикатуру. (Направо за сценой смех).

Брассэт (предлагает кофе Китти и Энни; они отказываются).

Бабс (в сторону). Ишь как покатываются!

Брассэт (предлагает Бабсу кофе).

Бабс (берет кофе, сахар, сливки, тихо Брассэту). Они верно там рассказывают анекдоты?

Брассэт (наклоняется и шепчет ему улыбаясь).

Бабс (смеется). Этот я знаю. Неприличный – но хорош! Жаль, что меня там нет! (Снова смех).

Брассэт (уходит направо).

Донна Люция (барышням). Наши кавалеры как видно без нас не скучают.

Китти. Им всегда весело, когда они одни.

Энни. Мы никогда не умеем так забавляться.

Донна Люция. А я умею. Они рассказывают анекдоты. Я их знаю массу.

Бабс (прислушивается).

Донна Люция. Из Бразильской жизни дона Педро.

Бабс (в сторону). Опять вот! Вот пытка-то! (Громко). Не лучше ли нам заняться музыкой? Здесь кстати и пианино.

Китти. Ах нет! Лучше будем слушать анекдоты; это гораздо веселей!

Энни. Расскажите пожалуйста, миссис Томсон! Дон Педро нас очень интересует.

Донна Люция. Отчего вы не обратитесь к донне Люции?

Бабс. Почему ко мне?

Донна Люция (со злостью). Потому что дон Педро д'Альвадорец был ваш муж.

Бабс. Но я никогда не выносила его пикантных историй. Я терпеть не могу фривольностей.

Элла. Разве он был такой дурной, тетя…

Донна Люция. Напротив, он был очень приятный человек, и если донна Люция мне позволит…

Китти (подходя к Бабсу). Ведь вы разрешите миссис Томсон рассказать про вашего супруга?

Энни. Нам так хочется про него послушать.

Бабс (задумчиво). Пусть будет по-вашему.

Донна Люция. И так я уже сказала: дон Педро был хороший и добрейший человек. Однажды он застал в своем винном погребе слугу, который был так пьян, что даже не узнал его.

Бабс. Это дон Педро напился?

Донна Люция. Нет, слуга. В том-то вся и соль, что дон Педро никогда ничего не пил.

Бабс. Вот как? Ну-с дальше!

Донна Люция. Дон Педро покачал головой и говорит ему: «Что скажет дон Педро, если увидит вас в таком виде?»

Бабс. Меня?

Энни, Китти (смеются). Не вас, а слугу!

Донна Люция. Слуга и отвечает ему: вот что самое смешное…

Бабс. А, соль анекдота, самое смешное. (Смеется).

Донна Люция. Так вот слуга и отвечает: что мне за дело до вашего дона Педро, когда он сам напивается каждый день до чертиков.

Киттии Энни (смеются и отходят).

Бабс (серьезно). Что ж тут смешного? Это со всяким может случиться. Я сам третьего дня… (Обрывается, видя, что барышни смеются). Впрочем это смешно… (Хохочет). Необыкновенно смешно! (Закашливается, пауза). Как звали этого слугу?

Донна Люция. Вам это лучше знать. Это была любимая история дона Педро, он ее всем рассказывал. Разве вы не помните?

Бабс. Как же, как же, помню! Только я не совсем хорошо понимаю соль этого анекдота. Я знаю анекдоты много пикантнее. (Обрывается). Не поиграть ли нам лучше на рояле? Мисс Китти, не сыграете ли вы нам что-нибудь?

Китти(подходит к пианино). Нет, не могу. Пусть лучше Энни споет!

Энни (подходит к роялю). Не могу, я совсем задохнулась от смеха.

Донна Люция (Бабсу). Что если бы вы спели нам вашим мелодичным голосом?

Бабс. Я?

Донна Люция. Какую-нибудь народную бразильскую песнь. Дон Педро так любил их.

Бабс (в сторону). Этот дон Педро меня погубит! (Громко). У меня пропал голос после кори.

Донна Люция (Элле). Заметь, какие она говорит глупости.

Бабс. Это было пятьдесят лет тому назад.

Донна Люция (Элле). Ну, я не так еще стара!

Бабс. Но я вам могу что-нибудь сыграть. (Встает, в сторону). Отлично придумал; если я буду играть, я могу не говорить.

Китти (у пианино). Это
Страница 42 из 48

очень мило с вашей стороны.

Энни … О да, сыграйте нам пожалуйста что-нибудь мелодичное, печальное!

Бабс. Вы хотите сказать что-нибудь возбуждающее, бравурное? Например тарарабумбию! (Садится за рояль и играет в продолжении всей сцены).

Спетлайг (за сценой). Пойдемте к дамам, послушаем музыку.

Китти (Бабсу). Мужчины идут сюда. Не забудьте взять расписку с моего опекуна.

Бабс (играя). Знаю, знаю!

Китти (идет к Энни). Нужно увести всех в сад, чтобы донна Люция могла поговорить с мистером Спетлайгом.

4

Те же, Брассэт, Джэк, Фрэнсис, Спетлайг и Чарлэй. Все входят справа.

Спетлайг. Брассэт, принесите сигары.

Бабс (с жаром обрывает игру). Сигары? Да пожалуйста; мне ужасно хочется покурить, то есть мне очень полезен дым сигар: это против судорог! Курите, господа, курите! (Играет).

Брассэт (уходит налево. Все размещаются в группе).

Спетлайг(в сторону). Нужно же мне наконец поговорить с ней с глазу на глаз. (Громко). Какой великолепный вечер!.. Может быть вам угодно покурить на воздухе? Мой сад просто райский уголок!

Китти. Пойдемте погулять! Не правда ли, Энни?

Энни. Да, да! (Болтают с мужчинами).

Брассэт (приносит ящик с сигарами и зажженную свечу, ставит на столик и уходит).

Спетлайг (за пианино, любезничает с Бабсом). Как я счастлив, донна Люция! (Зовет Чарлэя). Мистер Вайкэм, я вам завидую: у вас такая тетушка!

Чарлэй (забывшись). Ну уж!? (Стонет). Ах! (Отходит).

Джэк (толкает). Ты еще проговорись! (Спетлайгу). Вы вероятно очень любите музыку?

Спетлайг (глядя умильно на Бабса). Нет, но я надеюсь полюбить ее!

Бабс (в сторону). Вот скорчил рожу-то! Настоящий баран!

Джэк (подходит к Фрэнсису и отводит его направо). Отец, как тебе нравится моя Китти? Не правда ли, мила?

Сэр Фрэнсис. Очень и мне очень жаль, что вам придется жить очень скромно.

Джэк. Тем лучше! Китти мне сама сказала: труд делает жизнь слаще! (Отходит).

Сэр Фрэнсис(подходит к Люции и Элле).

Китти (проходя мимо пианино). Не забудьте расписки! (Идет к Энни). Идем в сад! Возьми Чарлэя! (Подходит к Джэку и садится на диван. Энни и Чарлэй уходят в сад).

Спетлайг(подходит к пианино). Если бы вы знали, что меня мучает…

Бабс. Знаю, вы еще не сдержали своего слова. Распишитесь, что вы его исполните!

Спетлайг. Расписаться? Хорошо! (Нежно). Но сначала поговорим с вами наедине.

Бабс (Спетлайгу). Пока вы не дадите мне расписки, я не хочу ни о чем с вами говорить.

Джэк (к Китти). Я сказал все моему отцу.

Китти. Ну и что же?

Джэк. Он в восторге от своей будущей дочки!

Китти. Значит у него такой же хороший вкус, как и у сына. Пойдем в сад! (Оба встают).

Донна Люция и Элла(подходят к пианино).

Спетлайг. Миссис Томсон, что вы думаете о прогулке по саду? (Фрэнсису). Не предложите ли вы даме руку, сэр Фрэнсис?

Джэк (подходит, Спетлайг предлагает ему сигару).

Спетлайг. Не угодно ли сигару? На воздухе так приятно курить.

Джэк (берет сигару и отходит).

Китти (мимо пианино, тихо Бабсу). Не забудьте расписки!

Бабс. Знаю! Будьте покойны.

Китти (целует его). Ах, какая вы чудная женщина!

Джэк (видя это, живо). Китти!

Китти (бежит к нему, уходит в сад).

Бабс. Понравилось им меня целовать!

Сэр Фрэнсис (показывая на Джэка и Китти). Не пойти ли и нам?

Донна Люция. Конечно пойдемте! (Показывая на Спетлайга и Бабса). Они ждут не дождутся остаться вдвоем. (Оба уходят, Элла за ними).

5

Баберлей и Спетлайг.

Бабс (берет два громких аккорда и прячется за пианино).

Спетлайг (проводив всех, возвращается на середину). Слава Богу, ушли! Люция, моя милая Люция, наконец-то мы одни! (Оборачивается к пианино, не видя никого, удивленно оглядывается). Где же она?

Бабс (высовывая голову). А-у!

Спетлайг (видит его). Ах, плутовка! Она хочет подразнить меня! (Хочет поймать Бабса, обходит пианино справа).

Бабс (слева из-за пианино). Начнет теперь приставать с нежностями.

Спетлайг. Что вы от меня бегаете?

Бабс. Я на вас сердита.

Спетлайг. Вы разрываете мое сердце на части. Чем я провинился?

Бабс. Где же обещанная расписка?

Спетлайг. К чему нам спешить? (Идет к нему).

Бабс (бежит за пианино так скоро, что Спетлайг пробегает мимо него).

Спетлайг. Поговорим сначала о нас.

Бабс. Нет, вы от меня не отделаетесь. Вы меня совсем не знаете… Я совсем не такая женщина как другие.

Спетлайг. Выслушайте меня!

Бабс (опять прячется). Оставьте! Вы меня совсем не любите!

Спетлайг. Люция, Люция, разве я заслужил это!

Бабс (в сторону). Выдрать бы тебя, – вот что ты заслужил! (Громко). Дайте расписку, а там делайте со мной, что хотите!

Спетлайг (идет к правой двери). И вы это говорите серьезно! Хорошо, я ловлю вас на слове – я подпишу свое согласие… но с условием, что после вы будете моей.

Бабс (подходит к нему ближе). Клянусь! Только советую поторопиться, а то я пожалуй раздумаю!

Спетлайг. Лечу, лечу! (Посылает Бабсу воздушный поцелуй). Душечка, куколка! (Уходит направо).

6

Бабс (один посреди комнаты). Вот уж не думал, что мужчины так глупы! Мы, женщины, можем вертеть ими как пешками. (Идет налево). Надо однако поскорее все кончить, а то я окончательно обаблюсь. Если бы мне чертовски не хотелось покурить, я бы сам сомневался, мужчина я или женщина. Здесь где-то были сигареты! А, вот они! (Идет к столу, где стоят сигары, оглядывается). Не увидал бы кто! (Берет сигару, идет на середину комнаты, курить, сильно затягиваясь). Вот наслажденье!

7

Бабс, Люция и Элла.

Донна Люция (показывается из сада). Курить сигары! Этого еще не доставало! (Кашляет).

Бабс (испуганный, прячет сигару в карман).

Элла (из сада, подходя к Люции). Ты не озябла, тетя?

Донна Люция. Да, мой друг, принеси мне платок.

Элла. Сейчас, тетя! (Уходит направо).

Донна Люция (Бабсу). Что это вы удаляетесь от общества, донна Люция?

Бабс. У меня страшно расстроены нервы; мне нужен покой.

Донна Люция. Не находите ли вы, что здесь очень накурено?

Бабс (нюхает). Нет, это чад из кухни! Я сейчас посмотрю. (Идет налево).

Донна Люция (останавливая его). Погодите, мне нужно задать вам один вопрос.

Бабс(очень любезно). К вашим услугам. (Идут на авансцену).

Донна Люция. Представьте себе, когда я познакомилась с доном Педро, он сказал, что он не женат!

Бабс (в сторону). Опять этот дон Педро! Когда она меня оставит в покое! (Громко). Это очень на него похоже. Он был жестокосердый тиран, обманывавший жену и детей!

Донна Люция. Ах, у вас есть дети? Сколько их?

Бабс. Так человек пять, шесть… Я уж забыла, давно их не видела.

Донна Люция. Где же они теперь?

Бабс. Как где? Где же им и быть, как не у отца, у дона Педро!

Донна Люция. Да, ведь он умер!

Бабс. Да, совершенно верно, умер. Что же из этого. Они у другого дона Педро.

Донна Люция (в сторону). Вот нахалка! (Громко). Не заметно, чтобы вы были из Бразилии. Там, например, все женщины курят крепкие сигары.

Бабс. Напротив это моя страсть! Я только что закурила! (Показывает сигару).

Донна Люция. Пожалуйста не стесняйтесь, курите!

Бабс (идет в глубину). Не угодно ли и вам так же?

Донна Люция (идет за ним). Нет, благодарю вас. Я к сожалению не бразилианка, и не привыкла к этому!

Бабс. Вы может быть хотите что-нибудь выпить. Не угодно ли коньячку?

Донна Люция. Нет не хочу! (В сторону). Она должно быть воспитывалась в казармах!

Элла (приносит справа платок).

Бабс (отходит к пианино).

Элла. Вот тебе, тетя, платок! (Накидывает платок на плечи Люции).

Донна Люция. Благодарю,
Страница 43 из 48

дитя мое. Я пойду, меня ждет сэр Фрэнсис; а ты останься. Пожалуй еще простудишься. (Уходит в сад).

8

Бабс, Элла, потом Спетлайг.

Бабс (смотрит украдкой на Эллу).

Элла (смотря на Бабса, тихо). Тетя не велела выдавать ее. А все-таки эта дама мне очень нравится; в ней есть что-то подкупающее.

Бабс (хочет уйти в сад).

Элла (посредине). Что это, вы уходите?

Бабс (останавливается, смущен). Мне показалось, что меня зовут!

Элла. Смотрите не простудитесь. Очень свежо. Тетя меня поэтому и оставила здесь. Я недавно была очень больна…

Бабс (взволнован). А я этого и не знал.

Элла. Теперь я слава Богу здорова; но все-таки мне надо беречься.

Бабс (заботливо). Ради Бога не простудитесь. Я буду страшно огорчен, если вы опять захвораете.

Элла. О, не беспокойтесь! Тетя сегодня обо мне особенно заботится и приказала сидеть здесь. Межу нами, я ее сегодня стесняю. (Берет Бабса под руку и подводит к дивану. Доверчиво). Надо вам сказать, что много лет тому назад тетя и сэр Фрэнсис были влюблены друг в друга!

Бабс. Что вы говорите? (Садится на диван). Это очень интересно!

Элла. Вам ведь все можно рассказать? (Становится перед ним на колени). Видите ли: он пропустил удобный случай объясниться; потом он получил назначение в Индию; так они и расстались ни с чем. Это бывает очень часто. Встретятся, полюбят друг друга, а потом и разойдутся, не объяснившись. Вот и я тоже знала одного молодого человека. ОН был такой робкий и такой добрый, что когда папа заболел, он, чтобы утешить его, приходил к нему каждый день играть с ним в карты. Сначала мне это очень не нравилось. Я думала, что это вредно папе, но доктор разуверил меня. (Пауза). И вот теперь, благодаря его проигрышу, мне после папы осталось много денег, но я непременно отдам их этому молодому человеку, как только его встречу.

Бабс. Не делайте этого, он не возьмет.

Элла. Но ведь он проиграл их только из-за моего отца. Мне бы так хотелось отблагодарить его. Только наверно мы никогда не встретимся и он не узнает (тихо) как я люблю его.

Бабс (встает, украдкой вытирает глаза). И я должен молчать!

Элла (встала, идет налево). Я вам не наскучила? Не знаю почему, но я полюбила вас с первого взгляда.

Спетлайг(справа, с запечатанным письмом в руках, шепчет). Люция!

Элла (быстро уходит в сад).

9

Баберлей, Спетлайг, Фрэнсис, Люция; потом Элла; к концу Джэк, Чарлэй, Китти,

Энни и Брассэт.

Бабс (шепчет). Расписка готова? (Идет к Спетлайгу).

Спетлайг. Вот она! Только не заставляйте меня больше страдать.

Бабс. Дайте сначала расписку, а потом я ваша!

Спетлайг (держа письмо в поднятой руке). Как только я вам отдам расписку, мы объявим себя женихом и невестой?

Бабс. Хорошо, хорошо, давайте скорей!

Спетлайг. Возьми, ангел мой! (Дает расписку).

Бабс(прячет ее, в сторону). Ну, теперь конец! (Громко). Я ваша!

Спетлайг. Люция, дорогая мой! (Хочет обнять Бабса).

Бабс. Нет, не теперь! Кто-то идет! До свиданья, мой ненаглядный Спетлайг! (Идет налево).

Спетлайг. Назови меня как-нибудь понежней!

Бабс. Прощай, мой миленький дружочек. (Посылает ему воздушный поцелуй и убегает налево).

Спетлайг. Жаль, что она меня не поцеловала. Зато я получу ее миллионы, а это главное.

Сэр Фрэнсис и Донна Люция(вошли из сада).

Спетлайг (идет к ним навстречу с протянутыми руками). Миссис Томсон, мистер Фрэнсис, поздравьте меня! Я счастливейший смертный! Но где же мои девочки? Они должны порадоваться вместе со мной! (Быстро уходит в сад).

Сэр Фрэнсис. Чему это он так радуется?

Донна Люция. А вы не догадываетесь?

Сэр Фрэнсис. Нет.

Донна Люция. Он жених!

Сэр Фрэнсис. Чей же?

Донна Люция (сухо). Донны Люции д'Альвадорец.

Сэр Фрэнсис (возбужден). Вот не ожидал! Как можно на ней жениться?

Донна Люция (садится на диван. Фрэнсис становится сзади нее).

Донна Люция (улыбаясь). Вы так думаете? А сами разве не делали ей предложения?

Сэр Фрэнсис. Это все мой сын! К счастью…

Донна Люция. Она вам отказала. И теперь вы потеряли все ее миллионы.

Сэр Фрэнсис(садится рядом с Люцией). Зато я нашел вас!

Донна Люция. И вы серьезно хотите на мне жениться? Ведь у меня ничего нет

Сэр Фрэнсис (встает). Вы для меня дороже денег! (Протягивает ей руку и отходит на средину).

Элла (входит из сада, подходит к Люции, наклоняясь к ней, тихо). Тетя, вы объяснились?

Донна Люция. Тсс… молчи! (Обнимает ее. Элла садится рядом с ней).

Спетлайг (в сопровождении Китти, Энни, Джэка и Чарлэя).

Брассэт (выходит справа и убирает кофе).

Сэр Фрэнсис (садится направо).

Спетлайг. Подойдите ближе, дети мои! Я должен объявить важную новость! (Брассэту). Где донна Люция?

Брассэт. В уборной у барышень.

Спетлайг. Тем лучше! Может быть я оскорблю ее чувство тем, что скажу вам.

Чарлэй (Джэку). Джэк, мне что-то страшно!

Джэк. Как можно больше хладнокровия, Чарлэй!

Спетлайг. Господа, до сих пор я был одиноким вдовцом, на плечах которого лежала обязанность заботиться (показывая на Энни) о моей племяннице и (показывает на Китти) о моей воспитаннице. Но вдруг явилась добрая фея, озарившая ярким светом мою мрачную жизнь!

Чарлэй. О ком это он говорит?

Джэк. Погоди!

Спетлайг. Под благодатным влиянием этой доброй феи я решил выдать мою племянницу замуж за человека, которому я вполне доверяю: за мистера Чарлэя Вайкэм.

Джэк. Этим ты обязан твоей тетке!

Спетлайг. Обольщенный этими волшебными чарами, я решился соединить мою воспитанницу и мистера Джэка, единственного сына моего высокоуважаемого друга, сэра Фрэнсиса Чеснэй.

Сэр Фрэнсис (встает, кланяется и опять садится).

Спетлайг. Но что вы скажете о третьей помолвке?

Все (удивленно глядят друг на друга).

Спетлайг. Эта фея, имя которой так же известно в Южной Америке, как имя Ротшильда в Европе, эта фея делает честь быть моей женой. Ее зовут донна Люция д'Альвадорец! (Все поражены).

Брассэт(державший поднос с чашками роняет его).

Спетлайг (Брассэту). Несчастный человек! Что ты наделал?

Брассэт. Виноват, у меня нервные судороги.

Спетлайг. За это я вам дам меньше на джин! (Ко всем остальным). Вы конечно в восторге от того, что я вам сказал!

Чарлэй (освобождается от Джэка, удерживавшего его во время всей его речи).

Чарлэй. Молчите! Я не могу дольше выносить этого…

Спетлайг. Что это с вами, мистер Вайкэм?

Чарлэй. Будь, что будет, но я не потерплю…

Спетлайг. Так-то вы благодарите меня за то, что я отдал вам племянницу?

Чарлэй (взволнован). Скорей я откажусь от Энни, чем позволю себе воспользоваться этим обманом. (Общее движение).

Спетлайг. Как вы смеете так говорить о вашей тетке?

Чарлэй. Да это вовсе не моя тетка?

Донна Люция (встает).

Спетлайг. Не ваша тетка? Что вы хотите этим сказать?

Чарлэй. Хотя я и люблю Энни…

Спетлайг. Позвольте… Это совсем не относится к делу! Объяснитесь ясней!

Джэк (выходит вперед). Мистер Спетлайг, я один во всем виноват и за все отвечаю я!

Спетлайг. Я не желаю с вами иметь никакого дела! (Чарлэю). Вы должны мне дать отчет в…

Брассэт (в сторону). Пойти рассказать его милости. (Уходит направо).

Чарлэй. Мы пригласили сегодня мисс Веден и мисс Спетлайг к завтраку с тем, чтобы познакомить их с моей теткой… Она не приехала и, чтобы не лишиться общества барышень, мы в последнюю минуту…

Джэк. Я выдумал выдать кого-нибудь за его тетку.

Спетлайг (вне себя). Другая?! Не она! Я уничтожен, осрамлен! (Отходит налево). Устроить мне такую
Страница 44 из 48

западню!

Джэк. Да мы вас совсем и не ждали!

Спетлайг. Жених старой бабы в парике!

Донна Люция и Элла(отходят направо).

Джэк. В этом мы не виноваты. Чего же вы сами смотрели?

Бабс (в дверях справа). Можно войти?

Спетлайг. Она! Вот ее, сию минуту вон!

10

Те же и Баберлей.

Бабс (входит в фрачной паре).

Все (поражены).

Джэк и Чарлэй(идут ему навстречу).

Бабс. Я не помешал?

Спетлайг. Кто же это такой?

Бабс. Я тетка Чарлэя из Бразилии, где водятся обезьяны.

Джэк (представляет). Лорд Фрэнкерт Баберлей!

Элла (Люции жалобно). Тетя, я объяснилась ему в любви!

Спетлайг. Что это все значит?

Бабс. Это значит, что мы совершенно против воли обманывали всех, и что я беру на себя всю вину и хочу все поправить!

Чарлэй. Мистер Спетлайг, простите нас!

Джэк. Мы готовы сделать все, чтобы только вы не сердились на нас!

Спетлайг (не слушая). Это не слыхано! Да где расписка, которую у меня выманили обманом?

Бабс. Вот она; я ее хорошо припрятал! (Показывает письмо).

Китти (выходя). Это для меня! (Берет письмо).

Спетлайг. Отдай ее мне сейчас! Я тебе приказываю! (Хочет вырвать письмо).

Донна Люция (между ними). Позвольте мне взглянуть! (Берет письмо).

Спетлайг. Расписка не действительна, потому что особа, получившая ее, не та, кому она выдана.

Донна Люция. Это письмо адресовано донне Люции д'Альвадорец.

Спетлайг. Она не действительна, потому что она тьфу!.. то есть он подложная тетка!

Донна Люция. Да, но я настоящая!

Все (пораженные). Как?

Донна Люция. Я донна Люция д'Альвадорец.

Спетлайг. Она! Какой срам!! (Падает в кресло). Вы еще мне за это ответите перед судом!

Бабс (Джэку). Слушай ты, может он меня притянуть к суду?

Энни (Чарлэю). Чарлэй, твоя выдумка просто непростительна.

Донна Люция. Ну-ну, полно! Я найду средство успокоить вашего дядюшку. Ведь я отчасти тоже виновата; я промолчала, найдя на своем месте вашего друга и выдавала себя тоже за другое лицо. (Протягивает руку Фрэнсису).

Бабс. Наконец-то я понял, почему вы так хорошо знали моего покойного мужа.

Китти. Я постараюсь отучить Джэка от лжи! (Подходит к нему).

Джэк. Милая моя!

Донна Люция. А я как мать буду помогать вам!

Джэк (удивлен). Мать! Что это значит?

Сэр Фрэнсис. Ведь ты мне советовал жениться и сватал мне ее.

Донна Люция (Бабсу). Ну, а теперь как же наказать вас за то, что вы выведали ее тайну? (Показывает на Эллу).

Бабс(выходит с Эллой на середину). Я раскаиваюсь от всего сердца, и в знак этого искренно прошу у вас ее руки! (Обнимает Эллу).

Элла. Тетя?

Донна Люция (кивает утвердительно головой).

Элла (обнимает его).

Бабс. Уф, наконец-то я чувствую себя опять мужчиной!

Спетлайг (вскакивая с кресла, в бешенстве). Вот я посмотрю, чем вы себя почувствуете, когда я посажу вас на скамью подсудимых, урод вы эдакий! (Общий смех).

Занавес.

Александр Николаевич Островский

За чем пойдешь, то и найдешь

(Женитьба Бальзаминова)

Картина первая

ЛИЦА

Павла Петровна Бальзаминова, вдова.

Михайло Дмитрия Бальзаминов, сын ее.

Акулина Гавриловна Красавина, сваха.

Матрена, кухарка.

Лукьян Лукьяныч Чебаков, офицер в отставке. Очень приличный господин средних лет, с усами, лысоват, сюртук застегнут на все пуговицы. Выражение лица насмешливо.

Бедная комната у Бальзаминовых.

Явление первое

Бальзаминова (пьет чай) и Матрена (стоит у двери).

Бальзаминова. Хорошо теперь, Матрена, чайку-то, после бани-то!

Матрена. Уж это на что лучше! По всем жилкам, по всем суставам пройдет.

Бальзаминова. А где же Миша? Что-то не видать его.

Матрена. Спит, умаялся.

Бальзаминова. Ну, пускай спит.

Матрена. Что ж! пущай спит. Никакие важных дел за ним нет; остановки не будет. А я соследила, куда он ходит.

Бальзаминова. Куда же?

Матрена. Тут близехонько. Только он не прямо ходит, а круг большой делает, чтобы соседям виду не показать. Таково далеко уйдет, да потом и воротится переулками: глаза отводит.

Бальзаминова. Да будет ли толк-то какой-нибудь?

Матрена. Кто ж его знает? Уж это его дело. Надо полагать, что и тут ничего себе не выиграет.

Бальзаминова. Отчего же ты так, Матрена, думаешь?

Матрена. Мало виду из себя имеет, польститься-то не на что! Ну и чином еще не вышел.

Бальзаминова(встает). Пей, Матрена, чай-то! А я пойду посмотрю, Миша не проснулся ли. (Уходит.)

Матрена садится к столу и пьет. Бальзаминова возвращается. Матрена встает.

Сиди!

Матрена садится, только оборотившись к Бальзаминовой задом.

Спитеще.(Садится.) А как их по фамилии-то, где он ходит?

Матрена (оборотив голову). Пеженовых.

Бальзаминова. Кто ж они такие?

Матрена. Сами по себе.

Бальзаминова. Как же таки сами по себе?

Матрена. По своей части.

Бальзаминова. Экая ты бестолковая. Что же они, служащие или купцы?

Матрена. Должно, торгуют.

Бальзаминова. Кто ж у них из женского-то полу?

Матрена. Две сестры – обе девки, уж в летах. Только выходу им никакого нет; сидят наверху у себя взаперти, все одно под замком.

Бальзаминова. Отчего же?

Матрена. Такой приказ от братьев.

Бальзаминова. Зачем же такой приказ?

Матрена (дуя в блюдечко и оборачиваясь). Потому страм.

Бальзаминова. Какой же страм?

Матрена. Очень на мужчин бесстыжи. Такие, говорят, завистливые, что беда. (Накрывает чашку.) Покорно благодарствуйте! (Встает и уносит самовар.)

Бальзаминова. Говорят: за чем пойдешь, то и найдешь! Видно, не всегда так бывает. Вот Миша ходит-ходит, а все не находит ничего. Другой бы бросил давно, а мой все не унимается. Да коли правду сказать, так Миша очень справедливо рассуждает: «Ведь мне, говорит, убытку нет, что я хожу, а прибыль может быть большая; следовательно, я должен ходить. Ходить понапрасну, говорит, скучно, а бедность-то еще скучней». Что правда то правда. Нечего с ним и спорить.

Шум за сценой.

Что там у вас?

Входит Бальзаминов.

Явление второе

Бальзаминова и Бальзаминов.

Бальзаминов. Что же это такое, маменька! Помилуйте! На самом интересном месте…

Бальзаминова. Что такое?

Бальзаминов. Да Матрена меня разбудила на самом интересном месте. И очень нужно ей было там чашки убирать.

Бальзаминова. Разве ты что-нибудь во сне видел?

Бальзаминов. Да помилуйте! на самом интересном месте! Вдруг вижу я, маменька, будто иду я по саду; навстречу мне идет дама красоты необыкновенной и говорит: «Господин Бальзаминов, я вас люблю и обожаю!» Тут, как на смех, Матрена меня и разбудила. Как обидно! Что бы ей хоть немного погодить? Уж очень мне интересно, что бы у нас дальше-то было. Вы не поверите, маменька, как мне хочется доглядеть этот сон. Разве уснуть опять? Пойду усну. Да ведь, пожалуй, не приснится.

Бальзаминова. Разумеется, не приснится.

Бальзаминов. Экая досада! Мне бы теперь, по моим делам, очень нужно такой сон видеть; может быть, он мне что-нибудь и напророчил бы. Что, маменька, меня никто не спрашивал?

Бальзаминова. Это что еще за новости! Кому тебя спрашивать?

Бальзаминов. Я, маменька, новое знакомство завел. Лукьян Лукьяныч Чебаков, отличнейший человек. Он капитан в отставке.

Бальзаминова. К чему это?

Бальзаминов. Как к чему? Что вы говорите! Вы знаете, маменька, какая у нас сторона! Я уж теперь далеко не хожу, а хожу тут поблизости.

Бальзаминова. Так что же?

Бальзаминов. Как что же? Какое необразование свирепствует в нашей стороне, страсть! Обращения не понимают,
Страница 45 из 48

человечества нет никакого! Пройду по рынку мимо лавок лишний раз – сейчас тебе прозвище дадут, кличку какую-нибудь. Почти у всяких ворот кучера сидят, толстые, как мясники какие, только и дела что собак гладят да играют с ними; а собаки-то, маменька, как львы. Ведь по нашему делу иногда нужно раз десять мимо окон-то пройти, чтобы заметили тебя, а они разве дадут? Сейчас засвищут, да и давай собаками травить.

Бальзаминова. Как же это можно живого человека собаками травить?

Бальзаминов. Как можно? Что вы, маменька! Разве они знают учтивость? Ему бы только хохотать, дураку, благо горло широко, а там хоть человека до смерти загрызи, ему все равно.

Бальзаминова. Какое необразование!

Бальзаминов. Меня раза три травили. Во-первых, перепугают до смерти, да еще бежишь с версту, духу потом не переведешь. Да и страм! какой страм-то, маменька! Ты тут ухаживаешь, стараешься понравиться – и вдруг видят тебя из окна, что ты летишь во все лопатки. Что за вид, со стороны-то посмотреть! Невежество в высшей степени… что уж тут! А вот теперь, как мы с Лукьян Лукьянычем вместе ходим, так меня никто не смеет тронуть. А знаете, маменька, что я задумал?

Бальзаминова. А что?

Бальзаминов. Я хочу в военную службу поступить.

Бальзаминова. Да ты проснулся ли совсем-то, или еще все бредишь?

Бальзаминов. Нет, позвольте, маменька: это дело рассудить надо.

Бальзаминова. Да что тут рассуждать-то! Много ли ты лет до офицерства-то прослужишь?

Бальзаминов. Сколько бы я ни прослужил: ведь у меня так же время-то идет, зато офицер. А теперь что я? Чин у меня маленький, притом же я человек робкий, живем мы в стороне необразованной, шутки здесь всё такие неприличные, да и насмешки… А вы только представьте, маменька: вдруг я офицер, иду по улице смело; уж тогда смело буду ходить; вдруг вижу – сидит барышня у окна, я поправляю усы…

Бальзаминова. Все вздор какой говоришь! А чем жить-то мы будем, пока ты в офицеры-то произойдешь?

Бальзаминов. Ах, боже мой! Я и забыл про это, совсем из головы вон! Вот видите, маменька, какой я несчастный человек! Уж от военной службы для меня видимая польза, а поступить нельзя. Другому можно, а мне нельзя. Я вам, маменька, говорил, что я самый несчастный человек в мире: вот так оно и есть. В каком я месяце, маменька, родился?

Бальзаминова. В мае.

Бальзаминов. Ну вот всю жизнь и маяться. Потому, маменька, вы рассудите сами, в нашем деле без счастья ничего не сделаешь. Ничего не нужно, только будь счастье. Вот уж правду-то русская пословица говорит: «Не родись умен, не родись пригож, а родись счастлив». А все-таки я, маменька, не унываю. Этот сон… хоть я его и не весь видел, – черт возьми эту Матрену! – а все-таки я от него могу ожидать много пользы для себя. Этот сон, если рассудить, маменька, много значит, ох как много!

Бальзаминова. Да ты помнишь ли в лицо ту даму, которую видел во сне-то?

Бальзаминов. Помню, маменька; как сейчас гляжу: лицо такое, знаете, снисходительное…

Бальзаминова. Это хорошо.

Бальзаминов. Это, маменька, для нас первое дело. У кого в лице строгость, я ведь с тем человеком разговаривать не могу, маменька.

Бальзаминова. Да и я не люблю.

Бальзаминов. Другой на тебя смотрит – точно допрос тебе делает. Ну, что ж тут хорошего! Конечно, если строго разобрать, так мы имеем недостатки в себе, в образовании, ну и в платье тоже. Когда на тебя смотрят строго, что ж тут делать? Конфузиться да обдергиваться.

Бальзаминова. Разумеется. А вот ты коли ждешь кого, так оделся бы пошел; что в халате-то сидишь!

Бальзаминов. Да, маменька, я сейчас оденусь. Лукьян Лукьяныч ведь человек светский; какие у него трубки, с какими янтарями, маменька! (Уходит.)

Бальзаминова. Какой странный сон! Уж очень прямо; так что-то даже неловко: «Я вас люблю и обожаю»… Хорошо, как так и наяву выдет, а то ведь сны-то больше всё наоборот выходят. Если бы она ему сказала: «Господин Бальзаминов, я вас не люблю и вашего знакомства не желаю», – это было бы гораздо лучше.

Красавина входит.

Явление третье

Бальзаминова и Красавина.

Красавина. С повинной, матушка! Не вели казнить, вели речь говорить.

Бальзаминова. Есть же люди на свете, которые стыда не имеют!

Красавина. Есть, матушка, есть всякого народа.

Бальзаминова. Конечно, мы люди бедные, маленькие, но, однако же, ведь надобно, Гавриловна, немножко и совесть знать.

Красавина. Нешто я, матушка, не понимаю? У меня совесть-то чище золота, одно слово – хрусталь, да что ж ты прикажешь делать, коли такие оказии выходят? Ты рассуди, какая мне радость, что всякое дело все врозь да врозь. первое дело – хлопоты даром пропадают, а второе дело – всему нашему званию мараль. А просто сказать: «Знать, не судьба!» Вот и все тут. Ну да уж я вам за всю свою провинность теперь заслужу.

Бальзаминова. Ну, признаться сказать, я от тебя, кроме насмешки, ничего ожидать не могу.

Красавина. Не такая душа у меня. Ежели я против кого виновата, так уж я пополам разорвусь, а за свою вину вдвое заслужу. Вот у меня какая душа! Хоша оно в нынешнем свете с такой добродетелью жить трудно, милая…

Бальзаминова. Ты лучше, Гавриловна, и не говори! я тебе в этом верить не могу. Мы люди бедные, какой тебе интерес?

Красавина. А не веришь, так я тебе вот что скажу: хороший-то который жених, ловкий, и без свахи невесту найдет, а хоть и со свахой, так с него много не возьмешь; ну а твой-то плох: ему без меня этого дела не состряпать; значит, я с него возьму что мне захочется. Знаешь русскую пословицу: «У всякого плута свой расчет»? Без расчету тоже в нынешнем свете жить нельзя.

Бальзаминова. Ты не взыщи, Гавриловна, что я тебя так приняла. Мне обидно, что моим сыном как дураком помыкают.

Красавина. Ничего, матушка; брань на вороту не виснет. Нам не привыкать стать к брани-то: наше звание такое. А сынка твоего мы обеспечим, ты не беспокойся.

Бальзаминова. Чайку не хочешь ли?

Красавина. Ну его! И без него жарко. Что такое чай? Вода! А вода, ведь она вред делает, мельницы ломает. Уж ты меня лучше ужо как следует попотчуй, я к тебе вечерком зайду. А теперь вот что я тебе скажу. Такая у меня на примете есть краля, что, признаться сказать, согрешила – подумала про твоего сына, что, мол, не жирно ли ему это будет?

Бальзаминова. Кто ж такая?

Красавина. Ну, об этом речь впереди. Вот, видишь ты, дело какого роду: она вдова и с большим капиталом, от этого самого и скучает.

Бальзаминова. Скажите пожалуйста!

Красавина. Так точно. И как, матушка моя, овдовела, так никуда не выезжает, все и сидит дома. Ну, а дома что ж делать? известно – покушает да почивать ляжет. Богатая женщина, что ж ей делать-то больше!

Бальзаминова. Отчего же это она при таком капитале никуда не ездит и знакомства не имеет?

Красавина. Ленива. Уж сколько раз я ей говорила: «Что, мол, ты никуда не съездишь али к себе гостей не позовешь?» В гости ехать, говорит, одеваться надобно; а приедешь – разговаривать нужно.

Бальзаминова. Разве она и разговаривать не любит?

Красавина. Как не любить! Только чтобы не торопясь, с прохладой. Ну, таким-то родом, сударыня ты моя, от этакой-то жизни стала она толстеть и тоску чувствовать. И даже так, я тебе скажу, тяжесть такая на нее напала, вроде как болезнь. Ну сейчас с докторами советоваться. Я была при одном докторе. Вот доктор ей и говорит: «Вам, говорит, лекарства никакого не нужно;
Страница 46 из 48

только чтоб, говорит, развлечение и беспременно чтоб замуж шли».

Бальзаминова. А она что ж?

Красавина. Она ему сейчас в руку три целковых бумажку. Порядок этот знает.

Бальзаминова. Нет, я не про то! Я насчет того, что замуж-то идти?

Красавина. «Я, говорит, замуж не прочь; только где его найдешь, дома-то сидя?» – «А я-то, говорю, на что?» – «Ну, говорит, хлопочи!» Так вот какие дела и какие оказии бывают.

Бальзаминова. Ну, а как насчет состояния?

Красавина. Сверх границ. Одних только денег и билетов мы две считали-считали, счесть не могли, так и бросили. Да я так думаю, что не то что нам, бабам, а и мужчинам, если двух хороших взять, и то не счесть!

Бальзаминова. Как же это не счесть?

Красавина. Так вот и не счесть. Посчитают-посчитают, да и бросят. Ты думаешь, считать-то легко? Это, матушка, всем вам кажется, у кого денег нет. А поди-ка попробуй! Нет, матушка, счет мудреное дело. И чиновники-то, которые при этом приставлены, и те, кто до сколька умеет, до столька и считает: потому у них и чины разные. Твой Михайло до сколька умеет?

Бальзаминова. Да я думаю, сколько ни дай, всё сочтет.

Красавина. Ну где ему! Тысяч до десяти сочтет, а больше не сумеет. А то вот еще какие оказии бывают, ты знаешь ли? Что-то строили, уж я не припомню, так артитехторы считали, считали, цифирю не хватило.

Бальзаминова. Может ли это быть?

Красавина. Верно тебе говорю. Так что же придумали: до которых пор сочтут, это запишут, да опять цифирь-то сначала и оборотят. Вот как! Так что ж тут мудреного, что мы денег не сочли? Ну деньги деньгами – это само по себе, а еще дом.

Бальзаминова. Большой?

Красавина. А вот какой: заведи тебя в середку, да оставь одну, так ты и заблудишься, все равно что в лесу, и выходу не найдешь, хоть караул кричи. Я один раз кричала. Мало тебе этого, так у нас еще лавки есть.

Бальзаминова. Ты уж что-то много насказала! Я боюсь, понравится ли мой Миша такой невесте-то.

Красавина. Это уж его дело. Да что это его не видать?

Бальзаминова. Не знаю, он дома был. Миша!

Бальзаминов входит.

Явление четвертое

Те же и Бальзаминов.

Красавина. Красота ты моя писаная, разрисованная! Всё ли ты здоров? А у нас все здоровы: быки и коровы, столбы и заборы.

Бальзаминов. Я еще и говорить-то с тобой не хочу. Вот что!

Бальзаминова. Нет, Миша, ты с ней не должен таким манером обращаться; ты еще не знаешь, какую она пользу может тебе сделать.

Красавина. Не тронь его, пущай! Что это ты такой гордый стал? Аль нашел на дороге сумму какую значительную?

Бальзаминов. Она-то пользу сделает? Что вы, маменька, ей верите? Она все обманывает.

Красавина. Я обманываю? Значит, ты души моей не знаешь. Ты слыхал ли когда песню:

Никто души моей не знает

И чувств моих не могут описать.

Бальзаминов. За что она меня, маменька, обманывает? Что я ей сделал? Она сваха – она и должна сватать, а не обманывать.

Красавина. А ты ищи себе под пару, так тебя никто и не будет обманывать; а то ты всё не под масть выбираешь-то. Глаза-то у тебя больно завистливы.

Бальзаминов. А тебе какое дело? Да и совсем не от зависти я хочу жениться на богатой, а оттого что у меня благородные чувства. Разве можно с облагороженными понятиями в бедности жить? А коли я не могу никакими средствами достать себе денег, значит я должен жениться на богатой. (Садится.) Ах, маменька, какая это обида, что все на свете так нехорошо заведено! Богатый женится на богатой, бедный – на бедной. Есть ли в этом какая справедливость? Одно только притеснение для бедных людей. Если б я был царь, я бы издал такой закон, чтоб богатый женился на бедной, а бедный – на богатой; а кто не послушается, тому смертная казнь.

Красавина. Ну вот когда такой закон от тебя выдет, тогда мы и будем жить по-твоему; а до тех пор, уж ты не взыщи, все будет по старому русскому заведению: «По Сеньке шапка, по Еремке кафтан». А то вот тебе еще другая пословица: «Видит собака молоко, да рыло коротко».

Бальзаминов. Вот видите, маменька, вот она опять все на смех. Зачем она пришла? Кто ее просил?

Красавина. Мне ведь как хотите! Я из-за своего добра кланяться не стану. Какая мне оказия?

Бальзаминова. Что это ты, Гавриловна? Ты видишь, он не в своем уме. Как тебе, Миша, не стыдно!

Красавина. Что ж он важность-то на себя напустил? Навязывать ему, что ли? Уж это много чести будет! Москва-то не клином сошлась: найду не хуже его.

Бальзаминова. Нет, ты этого, Гавриловна, не делай. Это тебе грех будет! Ты, Миша, еще не знаешь, какие она нам благодеяния оказывает. Вот ты поговори с ней, а я пойду: признаться сказать, после бани-то отдохнуть хочется. Я полчасика, не больше.

Красавина. Да хоть и больше, так кто ж тебе запретит?

Бальзаминова уходит.

Явление пятое

Красавина, Бальзаминов, потом Матрена.

Бальзаминов. Вот ты сердиться-то умеешь, а каково мне было тогда, как меня из дому выгнали? Вот так асаже!

Красавина. А ты еще все не забыл? Видишь, какой ты злопамятный! Ну вот за этот-то самый афронт я и хочу тебе заслужить.

Бальзаминов. Чем же ты заслужишь?

Красавина. Невесту нашла.

Бальзаминов. Ну уж не надо. Опять то же будет. Я сам нашел.

Красавина. Мудрено что-то! Где ж это?

Бальзаминов. Как же! так я и сказал тебе!

Красавина. Ничего у тебя не выдет.

Бальзаминов. А вот посмотрим.

Красавина. И смотреть нечего.

Входит Матрена и становится у двери, приложив руку к щеке.

Ты сам рассуди! Какую тебе невесту нужно?

Бальзаминов. Известно какую, обыкновенную.

Красавина. Нет, не обнаковенную. Ты человек глупый, значит…

Бальзаминов. Как же, глупый! Ишь ты, дурака нашла!

Матрена. А что, умен?

Бальзаминов. Ты молчи, не твое дело!

Красавина. Ты послушай! ты человек глупый, значит тебе…

Бальзаминов. Да что ты все: глупый да глупый! Это для тебя я, может быть, глуп, а для других совсем нет. Давай спросим у кого-нибудь.

Красавина. Давай спросим! Да нечего и спрашивать. Ты поверь мне: я человек старый, обманывать тебя не стану.

Матрена. Какой ты, Михайло Митрич, как погляжу я на тебя, спорить здоровый! Где ж тебе с ней спорить?

Бальзаминов. Как же не спорить, когда она меня дураком называет?

Матрена. Она лучше тебя знает. Коли называет, значит правда.

Бальзаминов. Да что вы ко мне пристали! Что вам от меня надо?

Красавина. Постой, погоди! Ты не шуми! Ты возьми терпение, выслушай! Ты глупый человек, значит тебе умней себя искать невесту нельзя.

Матрена. Само собой.

Красавина. Значит, тебе нужно искать глупей себя. Вот такую-то я тебе теперь…

Бальзаминов(встает). Что ты ко мне пристаешь! Что ты ко мне пристаешь! Я тебе сказал, что я слушать тебя не хочу. А ты все с насмешками да с ругательством! Ты думаешь, я вам на смех дался? Нет, погоди еще у меня!

Красавина. Что же ты сделаешь?

Бальзаминов. Я знаю, что сделать! Ты меня не тронь! Я служащий, обидеть меня не смеешь! Я на тебя и суд найду!

Красавина. Суд? Что ты, в уме ли? А судиться так судиться! Ты думаешь, я испугалась! Давай судиться! Подавай на меня просьбу! Я ответ найду. В какой суд на меня жаловаться пойдешь?

Бальзаминов. Это уж мое дело.

Красавина. Да ты все ли суды знаешь-то? Чай, только магистрат и знаешь? Нам с тобой будет суд особенный! Позовут на глаза – и сейчас решение.

Бальзаминов. Для меня все равно.

Красавина. Что же станешь на суде говорить? Какие во мне пороки станешь доказывать? Ты и слов-то не найдешь; а и
Страница 47 из 48

найдешь, так складу не подберешь! А я и то скажу, и другое скажу; да слова-то наперед подберу одно к другому. Вот нас с тобой сейчас и решат: мне превелегию на листе напишут…

Бальзаминов. Какую привилегию?

Красавина. Против тебя превелегию, что я завсегда могу быть лучше тебя и во всем превозвышена; а тебя в лабет поставят (здесь это выражение употреблено в смысле: поставят в конфузное положение – Прим. А. Н. Островского).

Бальзаминов. В какой лабет? Что ты врешь!

Красавина. А еще мужчина, еще служащий, а не знаешь, что такое лабет! Где ж тебе со мной судиться!

Матрена. У! Бесстыдник!

Бальзаминов. Так что ж это вы меня со свету сжить, что ли, хотите? Сил моих не хватит! Батюшки! Ну вас к черту! (Быстро берет фуражку.) От вас за сто верст убежишь. (Бросается в дверь и сталкивается с Чебаковым.)

Явление шестое

Те же и Чебаков.

Чебаков. Что это вы? Что это вы, господин Бальзаминов?

Матрена. Батюшки! Он в уме повихнулся.

Бальзаминов. Ах, извините-с! Такое невежество! Вы не можете себе представить! Это ужас что такое!

Чебаков. Послушайте, Бальзаминов, что с вами такое?

Бальзаминов. Ничего-с! Очень вам благодарен! Конечно, с моей стороны неучтивость… Извините! Покорнейше прошу садиться!

Чебаков (садясь). Послушайте, Бальзаминов, вы что-то не в своей тарелке.

Бальзаминов. Да помилуйте-с, Лукьян Лукьяныч, никак невозможно! Необразование, насмешки…

Чебаков. Ну, да это в сторону! Послушайте, что же, вы исполните, что обещали или нет?

Бальзаминов. Как же можно! Непременно-с.

Чебаков. То-то же! А то ведь вы, пожалуй…

Бальзаминов. Уж ежели я что, Лукьян Лукьяныч, обещал-с…

Чебаков. Ну да, разговаривайте! Знаем мы вас. Только послушайте, Бальзаминов, вам надо башмачником одеться.

Матрена. Батюшки!

Бальзаминов. Зачем же это-с?

Чебаков. А вот я вам сейчас объясню.

Красавина. Ну прощай, башмачник! Уж я к тебе больше не пойду; потому, мой друг, что хлеб за брюхом не ходит. (Уходит, и Матрена за ней.)

Явление седьмое

Бальзаминов и Чебаков.

Чебаков. Послушайте, это сваха, должно быть?

Бальзаминов. Так точно-с. Конечно, невежество…

Чебаков. Так вот что, Бальзаминов: нельзя иначе, надо непременно башмачником. А то как же вы к ним в дом войдете? А вы наденьте сертук похуже, да фуражку, вот хоть эту, которая у вас в руках, волосы растреплите, запачкайте лицо чем-нибудь и ступайте. Позвоните у ворот, вам отопрут, вы и скажите, что, мол, башмачник, барышням мерку снимать. Там уж знают, вас сейчас и проведут к барышням.

Бальзаминов. А потом что же-с?

Чебаков. Послушайте, Бальзаминов! Вы чудак. Как же вы спрашиваете, что делать! Вы влюблены или нет?

Бальзаминов. Влюблен-с.

Чебаков. Так ведь надо же вам объясниться. И кстати письмо отдадите. Моей отдайте вот это письмо (отдает письмо), а своей откройтесь в любви, скажите, что хотите ее увезти, станьте на колени. Да вы, послушайте, не перемешайте: моя старшая, а ваша младшая; моя Анфиса, а ваша Раиса.

Бальзаминов. Помилуйте! Как можно! А вы, Лукьян Лукьяиыч, уж открылись-с?

Чебаков. Давно уж…

Бальзаминов. Мы их, Лукьян Лукьяныч, скоро увезем-с?

Чебаков. Как будут согласны, так и увезем.

Бальзаминов. Моя будет согласна-с, потому что она на меня так смотрит, когда мы мимо проходим, что даже уму непостижимо-с.

Чебаков. Послушайте, ну вот и прекрасно.

Бальзаминов. Только, Лукьян Лукьяныч, как бы нам не ошибиться насчет…

Чебаков. Насчет денег? Нет, господин Бальзаминов, я в этом никогда не ошибаюсь.

Бальзаминов. То вы, а то я-с.

Чебаков. Они сестры, у них поровну капитал от отца. Братья оттого не отдают их замуж, что денег жаль.

Бальзаминов. Ну, так я сейчас-с, только сертук надену-с. (Уходит.)

Явление восьмое

Чебаков (один). Экой дурачина! Вот олух-то! Воображает, что в него влюбятся. А впрочем, если смотреть на жизнь с философской точки зрения, так и такие люди полезны. Кого нынче заставишь башмачником одеться! А эта штука мне может стоить полтораста тысяч. Из-за этого куша я здесь другой год живу, нарочно поблизости квартиру нанял. Только, черт их возьми, живут очень крепко! Не то что видеться, а и письмо-то передать больших трудов и издержек стоит. Если мне этот дурак поможет ее увезти, я его, голубчика, в поминанье запишу.

Входит Бальзаминов в сюртуке.

Явление девятое

Чебаков и Бальзаминов.

Чебаков. Послушайте, вы настоящий сапожник.

Бальзаминов. Башмачник-с.

Чебаков. Только послушайте, ну, как ваше начальство узнает, что вы башмачным мастерством занимаетесь?

Бальзаминов. Да, нехорошо-с, да и от товарищей тоже-с…

Чебаков. Нет, я шучу. Помилуйте, кто же это узнает! Послушайте, я вам даже завидую. Вы будете разговаривать с любимой женщиной, а я должен страдать в одиночестве.

Бальзаминов. Да-с. А уж как я рад-с, я хоть плясать-с готов-с.

Чебаков. Именно на вашем месте плясать надобно. Послушайте, Бальзаминов, а ну как вас там высекут?

Бальзаминов. Что же это, Лукьян Лукьяныч! Я не пойду-с! Как же вы сами посылаете, а потом говорите, что высекут? На что же это похоже-с.

Чебаков. Как вы, Бальзаминов, шуток не понимаете!

Бальзаминов. Хорошо, как шутки, а ежели в самом деле-с?

Чебаков. Уж будьте покойны! Я бы вас не послал.

Бальзаминов. Покоен-то я покоен, а все-таки…

Чебаков. Послушайте, ну полноте! Пойдемте! Я за вами буду сзади следить.

Бальзаминов. Пойдемте-с. (Подходит к двери.) Матрена! Скажи маменьке, что я ушел.

Матрена (за дверью). Сама увидит.

Уходят.

Картина вторая

Лица

Домна Евстигневна Белотелова, вдова лет тридцати шести, очень полная женщина, приятного лица, говорит лениво, с расстановкой.

Анфиса Панфиловна и Раиса Ппанфиловна Пеженовы, девицы лет под тридцать, ни хороши ни дурны, ни худы ни толсты; одеты в простых ситцевых блузах, но в огромной величины кринолинах.

Химка (Афимка), горничная девочка Пеженовых.

Бальзаминов.

Красавина.

Сцена представляет два сада, разделенные посередине забором: направо от зрителей сад Пеженовых, а налево – Белотеловой; в садах скамейки, столики и проч.; в саду Белотеловой налево две ступеньки и дверь в беседку; у забора с обеих сторон кусты.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/kollektiv-avtorov-6477940/12-velikih-komediy/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Примечания

1

…одетые по-дорожному. – Испанские дворяне, которые обычно одевались в платье темного цвета, отправляясь в дорогу, надевали богатые наряды, в которых преобладали светлые тона.

2

Отметил ныне день крестин// Властительного Бальтасара. – Главное указание на датировку драмы. Инфант Бальтасар Карлос, сын Филиппа IV, был крещен 4 ноября 1629. Бальтасар умер подростком и не правил.

3

Первый монолог Косме содержит дружески шутливые намеки на известные пьесы Лопе де Веги, Миры де Амескуа, Рохаса Сорильи. Эрудиция Косме в античной мифологии и истории – полуреальное свидетельство влияния испанского театра на широкие круги народа.

4

Всего на час… – Новое характерное для барокко понимание
Страница 48 из 48

большого воздействия времени и других внешних факторов на жизнь по сравнению с более уверенной активностью человека Возрождения.

5

Команду дал мне Дук де Ферья. – Герцог Фериа – испанский дипломат, военный и государственный деятель второй половины XVI в.

6

…закутанные в мантильи до глаз. – Речь идет об испанском обычае «закутывания», заимствованном у андалусийских морисков. Испанские женщины в средние века закрывали лица вуалями. Закутывались также в плащ, чаще всего черного цвета, который закреплялся на голове шпилькой с драгоценными камнями. Для закутанной женщины существовал особый термин «tapada». При закутывании мог остаться открытым один глаз, как правило, левый.

7

Быть Дон Кихотом перекрестков. – Сервантесовские ассоциации часты у Кальдерона в этой комедии (напр., I, 16; II, 1; III, 1 и т. п.).

8

Рассказ Родриго о службе покойного мужа Анхелы в таможне не столько нужен для действия, сколько свидетельствует об усилении интереса к быту и нравам (costumbres), свойственному литературе XVII в. Ср. I, 11 12, 14 и др. Интерес к бытописанию позже назывался по-испански «костумбрисмом».

9

Весьма заботит меня ваше здоровье, ибо я была причина вашей опасности. – Архаизмы письма доньи Анхелы, с одной стороны – стилизация «рыцарского стиля», образцы которого были всем известны по «Дон Кихоту»; с другой – очень напоминают начало «Неистового Роланда» Ариосто.

10

Рыцарь Дамы Невидимки. – Возможно, навеяно аналогичным пародированием рыцарского стиля в «Дон Кихоте» Сервантеса.

11

И ангелу найдется кров. – Трудно переводимая игра слов, построенная в оригинале на омонимичности слова «angel» (ангел) и имени «Angela» (Анхела).

12

… как он не знает, / / Живет ли, не живет ли он. – Барочное сомнение. На более глубоком уровне такое сомнение возникает как один из основных мотивов драмы «Жизнь есть сон».

13

… некий Хуанело // Яйцо стоймя сумел поставить… – В Испании известный анекдот приписывался не только Колумбу, но и итальянскому часовщику XVI в., работавшему в Испании, Хуанело, механику и строителю, автору проекта поднятия реки Тахо у города Толедо.

14

Его Величество сегодня // В Эскориале… – Эскориал – знаменитый монастырь-дворец недалеко от Мадрида, построенный по проекту архитекторов Хуана Баутиста де Толедо, Хуана де Эррера и Франсиско де Мора в правление Филиппа II. Дворец был основан в честь победы над Францией при Сен-Кантене в 1574 г.

15

Четвертый, эти вот стихи… – Куплет, который поет Косме, пародирует испанскую народную песенку.

16

Ты черный плащ надел… – Согласно этикету, на дворцовые приемы полагалось являться в черной одежде.

17

Обмен сонетами («О, Беатрис, я так люблю правдиво…) встречается в испанских драмах Золотого века.

18

Я не был никогда трусливым,// А этот раз я страха полон. – Изображение страха кабальеро не часто в испанском театре.

19

Сел в паланкин я… – Путешествие дона Мануэля в паланкине с кладбища также навеяно приключениями Дон Кихота.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.