Режим чтения
Скачать книгу

За тенью ушедшего Алхимика читать онлайн - Алексей Абвов

За тенью ушедшего Алхимика

Алексей Сергеевич Абвов

По следам алхимика #2

Если тебе случайно удалось выяснить на практике, что сильнее: очередь из «калаша» или магический удар; если тебе вдруг стали доступны небывалые возможности и приоткрылась заветная дверка к подлинному могуществу,– не стоит радоваться, ибо за все придется дорого заплатить. За твою голову назначили огромную награду и послали по следу лучших убийц? Не стоит зря переживать, проблемы решаются по мере их поступления. У тебя есть цель – и ты уверенно идешь к ней, невзирая на внешние обстоятельства. И даже играя по чужим правилам в чужих играх, ты начинаешь свою Большую Игру. Тебе предстоит обрести друзей или просто союзников, иначе не выжить.

Алексей Абвов

За тенью ушедшего Алхимика

Пролог

Магистр сил Дан пребывал в очень скверном настроении. Вообще-то в последние годы подобное состояние стало вполне обычным, можно сказать фоновым, к чему он давно привык и уже не обращал на это никакого внимания. И его подчиненные уже перестали принимать всерьез постоянное брезгливое брюзжание своего командира по любому поводу. Но сам Магистр еще помнил себя совсем другим – молодым юношей, полным восторженного энтузиазма и с горящим взором, блестяще окончившим столичную Академию Сил сразу по нескольким направлениям и всего за пять лет. Он оказался далеко не единственным рекордсменом в освоении высших наук, однако широтой охвата различных дисциплин никто из тогдашних выпускников не мог похвастать. Другие обычно сосредотачивались на чем-то одном, а юноша Даний хотел знать и уметь решительно все. Следуя по стопам отца, он собирался посвятить себя исследованиям силы и даруемых ею возможностей. Дальнейшие перспективы юного таланта выглядели самыми радужными. Молодого Повелителя сил из далекой провинции приглашали к себе на службу столичные Лорды, но разве он мог отказать одному особенному предложению, пришедшему из Главного Храма от Слуг Истинного? Мало кто из бывших послушников Академии мог о чем-то подобном даже мечтать, совершенно не представляя, чем приходится заниматься поступившим на престижную храмовую службу, сулившую быстрый карьерный взлет. И вот теперь, спустя прошедшие годы, уже мало что осталось от того восторженного юноши, разве только спрятанное в самую глубину души наивное детское любопытство и затаенный азарт постижения новых знаний. Остальное пространство оказалось постепенно заполненным махровым равнодушием – и к себе самому, и к другим людям. Слишком многое пришлось пережить Дану за эти десятилетия, его предавали лучшие друзья, он занимался самой грязной работой, обрекая на смерть совершенно невиновных людей в угоду своим хозяевам. Те его ценили и старательно втягивали в круг своих интересов, несмотря на его неявное сопротивление. Однажды Магистр и сам с изумлением обнаружил, что стал практически таким же, как они, черствым и исключительно жестоким, и только толстая защита в виде того же равнодушия, плотно наросшая на душу к тому времени, не позволила наложить на себя руки, хотя очень сильно хотелось. Это оказался единственно доступный вариант нарушить данную им огненную клятву верности ордену Борцов со Скверной. Но он пережил и это мимолетное желание, продолжая свое методичное восхождение по карьерной лестнице, которое тоже совершенно не радовало Магистра. А недавно он осознал, что достиг своего потолка, выше его никто не пустит, несмотря на любые старания и проявленный героизм. Последнее задание и вовсе выглядело скорее как чья-то хитрая попытка навсегда избавиться от него и всей его группы – Дан даже немного обрадовался, воспринимая ее скорее как своеобразный отпуск. Добавлял некоторой радости и отзыв перед заданием его старой очень жесткой клятвы верности, с заменой на другую, дающую немного бо?льшую свободу действий, но все так же не позволявшую ударить в спину своим хозяевам. Однако Магистр уже давно отучился радоваться по-настоящему – и вновь скатился к привычному для себя мрачному состоянию, чему немало способствовали текущие обстоятельства. Сейчас он вынужден изображать из себя очередного ссыльного в далекие Смертные Земли буси (мага, по-местному), обвиненного в посягательстве на запретные знания, которому казнь в огне милостиво заменили пожизненной ссылкой. Вот и двигался он теперь под присмотром и с постоянными болезненными понуканиями стражи, вместе с такими же бедолагами, в сторону Черного Перевала, за которым располагались Смертные Земли, используемые многие десятилетия как тюрьма. В последнее время там начали происходить какие-то непонятные события, сильно перепугавшие всю верхушку ордена Слуг Истинного. Те пробовали вначале разобраться в проблеме своими силами, имеющимися на месте, но у них, очевидно, ничего не получилось, так как пришлось спешно привлекать самых опытных специалистов, отрывая их от других дел. Его самого сорвали с выполнения более важного, как он считал, задания. Группа Магистра обычно выполняла самые сложные поручения, когда надо было найти тех, кто очень хорошо умел прятаться и имел все основания так делать, не привлекая при этом к себе лишнего внимания. И Магистр Дан со своими людьми всегда тихо находил их, как бы те ни были искусны и сильны, независимо от их связей в столичных верхах.

Теперь же вместо азартной ловли буси-людоеда, два года пугающего жителей в столице и ее окрестностях и которого уже почти удалось раскрыть, группу срочно кинули в Смертные Земли, причем с таким явным ощущением отсутствия обратной дороги… Иначе как объяснить полученные инструкции, где предписывалось без спешки незаметно влиться в тамошнее общество, хорошенько закрепившись на новом месте, и пока ничего конкретного не предпринимать. Разве только по возможности отслеживать нескольких подозрительных лиц и попытаться параллельно выяснить, куда пропала опытная боевая четверка Борцов со Скверной, действовавшая там прежде. А также желательно проследить и за тем, как проявят себя еще несколько боевых групп, отправленных туда вместе с ними со своими заданиями, сути которых он не знал, но мог вполне догадаться по обрывкам информации, долетевшим до чувствительных ушей Магистра. Однако другие боевые группы имели при себе все необходимое – оружие, защиту и боевые амулеты, – а его людям придется начинать работу практически с пустыми руками. Разве что пообещали указать места нескольких схронов с деньгами, но всем необходимым придется обзаводиться самостоятельно, опираясь исключительно на местные ресурсы. Впрочем, пока об том думать рано, дорога до Черного Перевала займет еще не меньше двух недель, в течение которых придется старательно входить в новую роль почти сломленного жизненными обстоятельствами немолодого человека, вполне смирившегося со своей участью. И только при самом переходе получить новые вводные, которые могут все поменять, принятые местным резидентом по сети дальней связи, оставшейся еще от древних, находящейся сейчас под контролем Борцов со Скверной и вырванной из рук Великих Повелителей сразу после войны с алхимиками.

Глава 1

Вот я и «дома»

«Один переезд – как два пожара» – совсем недаром говорит народная пословица. Может, не так
Страница 2 из 27

конкретно, а как-то иначе, но суть от этого практически не меняется. Да еще если учесть имеющийся в нашем случае продолжающийся ярмарочный день – вообще мрак. Вот и сейчас приходится срочно перебираться из занимаемой каморки в искательской гостинице на окраине города, с большим трудом проталкиваясь на груженной скарбом телеге по забитым торгующими и покупающими людьми центральным улицам. Хорошо хоть скарба у нас немного накопилось и все можно довезти за одну ходку. Сегодняшняя ярмарка не собиралась сворачивать свою деятельность до самой ночи, и народ только прибывал. Кто-то постоянно пытался нам что-то продать, другие спрашивали, что мы сами везем на продажу, приходилось часто останавливаться перед живыми преградами и старательно объяснять, что ничего нам не надо и ничего мы не продаем, все уже продано и куплено, – иначе не давали проехать. Но это получалось плохо, люди почему-то считали, что мы так своеобразно торгуемся, в чем стремились нас всячески поддержать, мешая ехать дальше. Их прекрасно можно было понять: при отсутствии в здешних местах других относительно безопасных развлечений возможность азартно поторговаться сама по себе имеет большую ценность. И только сидящая на телеге Ведьма в воинском одеянии, с луком в руках, внимательным взглядом осматривающая окрестности, немного сдерживала одним своим видом напор деятельных торговцев, иначе бы вообще не проехали. Вот ее они почему-то опасались значительно больше, чем меня, несмотря на все «великие подвиги», приписываемые мне слухами, гуляющими по городу в последнее время. Несмотря ни на что, истратив целых три часа на дорогу, которую в другое время можно пройти быстрым шагом всего за час, нам удалось протиснуться в ворота собственного особняка, спокойно вздохнув, едва оказались за высокой оградой с системой магической защиты от нежелательных гостей. Система исправно действовала, и для прохода внутрь требовался специальный амулет-ключ. Этот же ключ был нужен и для того, чтобы открыть двери дома снаружи. Если такого амулета при себе не имелось, можно попытаться вызвать хозяев к воротам, дабы те проводили внутрь, если признавали гостя желанным. Не имея своего ключа или сопровождающего, за ворота лучше не лезть, даже если их случайно оставили открытыми: это весьма опасно для жизни. Делали систему с умом и постарались учесть все возможные эксплуатационные нюансы. Но вся эта хитрая магия никак не помогла бывшему владельцу особняка. Выполняя свои обязанности общественного судьи, он крепко перешел дорогу одному здешнему бандитскому авторитету, а у того нашлись грамотные люди и специальные средства, позволявшие спокойно, без шума и потерь пройти через всю охранную магию и немногочисленных защитников. Пусть из напавших на дом бандитов обратно тоже никто не вышел – «черное дело» они успели сделать. Благодаря своим недавним подвигам я унаследовал от того судьи недвижимость в комплекте с его столь же непростой и вредной для здоровья должностью. Хорошо хоть немедленно вступать в нее не требуется. Главное – не повторять уже известных ошибок и больше надеяться на себя и верных людей, а только в последнюю очередь на не такие уж и надежные магические системы. На самое первое время сойдет, если самому не терять бдительности, а дальше имелись некоторые планы по серьезному улучшению доставшегося хозяйства.

Во-первых, требуется срочно начинать подготавливаться к дальнему походу и создавать основную базу там, где никто из врагов нас не сможет легко достать. Такие места имеются только за вторым городом алхимиков, перекрытые зоной радиоактивного заражения, называемого местными «проклятием алхимиков». Но пройти зараженную зону непросто, требуется сначала сделать приборы, измеряющие радиоактивный фон и принятую дозу облучения. В качестве защиты противогазы и специальные костюмы всем, кто примет участие в дальнем походе. И это только для того, чтобы пройти через зараженные территории самим, а требуется еще пронести груз, учитывая и совершенную непроходимость дорог в тех местах. Продвигаться вперед получится только от одной заранее подготовленной базы к другой, перетаскивая все необходимое на своем горбу и отбиваясь от опасностей, во множестве встречающихся там и о которых мало кто знает тут.

Из понимания всего вышеперечисленного вытекает наше «во-вторых». Без относительно надежного тыла здесь, в городе, про дальние походы можно смело забыть. Где-то спрятаться и тихо сидеть всю оставшуюся жизнь я сам, пожалуй, еще смогу, некоторые подходящие варианты есть. К примеру, можно навестить дерево-стража, разбив палатку у его корней, или попробовать перебраться в предгорья, полноценно опробовав на себе новый эликсир от мастера-зельевара. На меня, Ведьму и еще нескольких человек его должно хватить. Можно выкупить остатки уникального снадобья у зельевара, пока еще есть лишние деньги, если он не успел все распродать. При наличии опытного мага-целителя шансы выжить при его полноценном применении, навсегда изменяющем свойства организма, достаточно высоки. И тогда недоступные местному народу предгорья станут для нас подходящим убежищем. Сразу же встанут вопросы с обеспеченностью едой и всем необходимым для нормальной жизни. Возможно, охота на диких животных сумеет прокормить небольшой коллектив. Так можно попытаться убежать от известных ожидаемых опасностей, но кто нам гарантирует отсутствие новых, о которых еще ничего не известно? Ведь уже вполне можно догадаться, что они обязательно возникнут, – один горный кот чего стоит. Очень не хочется повстречаться с его ближайшими сородичами еще разок. Если удалось победить такого противника один раз, и только с большой долей везения, то полагаться исключительно на одну удачу и дальше категорически не стоит. Нужно всецело подготовиться к встрече с подобными зверушками, если собираешься навестить те весьма негостеприимные края. А это требует опять же полноценного системного подхода и упирается в недостающие ресурсы, возвращаясь к предыдущему пункту.

И потому, несмотря на все доводы разума о том, что стоит как можно скорее куда-то сбежать, придется крепить оборону именно в этом месте. Дом судьи, хотя какой это дом – настоящий дворец, почти малая крепость, – вполне подходит для моих целей. Магии я пока не очень доверяю, особенно имея свой амулет, временно подавляющий оную. Стоит как-либо проверить его действие. Хотя немного боязно: рискую сразу потерять дополнительные чувства и возможности, благодаря которым удавалось выживать в последние дни. Все время на меня падает одна опасность за другой, приходится постоянно бежать вперед без оглядки от одного неприятного события к другому, едва успевая подхватывать трофеи, выпадающие из рук поверженных врагов. Ладно, попробую спрятаться за толстыми стенами, немного передохнуть от непрерывной беготни. Преданных людей почти нет, потому придется срочно делать свою систему технической защиты особняка, полноценный охранный периметр. Электричество в этом мире явно не в ходу, да и химических управляемых мин можно понаставить при желании. В общем, имеется большой простор для творчества под девизом «Мой дом – моя крепость». Хватило бы времени с ним разобраться –
Страница 3 из 27

чувствую, новые приключения уже давно ждут моего непосредственного участия.

Оставив телегу около хозяйственного входа сбоку здания, отправил Ведьму Марину с магом-целителем Осусом осматривать внутренности дома. Иначе пришлось бы долго отвечать на многочисленные вопросы девушки, от чего хотелось непременно отмазаться. Я сам видел этот дом изнутри только один раз, да и то слишком поверхностно, чтобы сейчас что-либо внятно рассказать. Пусть без меня сами пока разбираются, благо последствия жесткого штурма и следы крови там должны уже убрать люди авторитета Сома под присмотром весьма странной девушки Аэли. Эх, придется ведь и с ней вскоре плотно общаться. Хотя я уже и не теряю в ее присутствии головы, но немного опасаюсь непонятного ее воздействия на мой мужской организм. И не самую лучшую реакцию со стороны Марины тоже стоит непременно учесть, когда она с ней обязательно познакомится. Как бы дамы не устроили друг с другом хорошую драку. Мне не жалко, пусть немного померяются силами, но терять кого-либо из них по глупости категорически не хочу. Придется вставать между ними, принимая все удары исключительно на себя, и быстро разнимать. Больно и неприятно – зато все останутся живы.

Тем временем, чтобы не забыть все, о чем совсем недавно думал, прошелся вокруг ограды изнутри, присматривая, с чего стоит начинать срочно крепить оборону. Попробовав пробить своим воздействием силы имеющуюся защиту, вышел через задние ворота наружу и вскоре опять вернулся. Что ж, те, кто делал магическую защиту, совсем не зря взяли за нее большую кучу денег. Дешево так не строят: снаружи охранный периметр огорожен железным забором, несущим не только чисто декоративную функцию. В его каменном основании спрятаны какие-то амулеты, включенные в общую систему. Определить их наличие и как-либо почувствовать действие можно, только оказавшись внутри, сам забор тоже является амулетом, размывающим и подавляющим потоки подчиненной силы, если они приходят снаружи, и практически не искажает идущих изнутри. Лишь заметно ослабляет их. Такое своеобразное «стекло односторонней видимости», только для магического взора. Причем образованный забором купол полностью перекрывает особняк сверху, смыкаясь где-то над его крышей. Совсем не исключено, что такая защита способна выдержать и воздействие подавляющего магию амулета, сильно исказив его действенный эффект, если его применят снаружи. К моему большому сожалению, совсем не получается увидеть, как такие конструкции вообще работают, мое восприятие магии пока еще недостаточно сильно развито. Однако и того, что уже удалось определить, оказалось вполне достаточно, дабы проникнуться к создателям чего-либо подобного подлинным уважением. Куда там моим банальным идеям с электричеством и колючей проволокой.

Впрочем, как раз не стоит пренебрегать и такими простыми методами. Магическая защита забора не обеспечивала успешного задержания тех, кто решит элементарно перелезть через ограду, благо это не так сложно. В ее функцию входило только отправить сообщение о нарушении внешнего периметра, чтобы охрана, находящаяся внутри дома, предприняла какие-либо действия, пока нарушитель не попадет во вторую охранную зону. Она же представляла собой хитросплетение колючих кустов, растущих в паре метров от забора, под которыми тоже ощущалась установленная амулетная сеть. Кусты высаживали не просто так, а с хитрым умыслом. Чуть поодаль от забора были невысокие посадки самого обычного шиповника, а сразу за ними стояла стена из плотно посаженных друг к другу кустов ирги, в дополнение хорошо перевитой снизу колючей ежевикой. Меж стволов ирги я едва разглядел натянутую металлическую сеть. Даже если потенциальный нарушитель с помощью магии сожжет растения, быстро пройти дальше он не сможет. Только вот сжечь кусты ему вряд ли удастся. Те самые амулеты, расположенные под ними, поглотят бо?льшую часть выплеснутой им энергии, тут скорее напалм нужен. Но у местных обитателей развитой химии практически нет, они обходятся другими средствами. За кустами на расстоянии трех метров росла самая обычная трава, но в земле опять чувствовались амулеты совершенно непонятного назначения, явно неактивные. Скорее всего, какие-то боевые эффекторы, которым для работы требуется подавать внешнюю силу. В общем, при всей кажущейся внешней простоте и примитивизме системы лезть через забор и охранную зону я бы не рискнул. Проще пройти через ворота, несмотря на наличие рядом с ними под землей весьма серьезной амулетной защиты.

Теперь осталось лишь вспомнить, что напавшие на судью бандиты просто обошли эту охранную систему с помощью фальшивого амулета-ключа. А может, и настоящего, кто их знает. Следовательно – именно эта часть и является самым слабым звеном, которое стоит чем-то заменить или существенно дополнить. Авторитет Сом гарантированно оставил себе нескольких таких ключей, когда выдал мне связку с ними. Не мог он поступить иначе, характер не тот.

В принципе ко всему этому магическому хозяйству можно добавить несколько своих «сюрпризов» типа незаметной колючей проволоки под электрическим током в густой траве и управляемых по проводам мин на дорожках от ворот к дому. Если кто незваный к нам и пожалует, то полезет именно через ворота, там его и ловить стоит. Ворот, кстати, трое. Парадные, выходящие на улицу, ведущую к площади, задние, открывающиеся в более узкий переулок, и «технические», рядом с которыми располагалась небольшая конюшня на пятерку лошадей и пару карет, вместе с комнатушкой для дежурного конюха. Кстати, между конюшней и внутренней зоной имелась отдельная охранная система, вернее – эта часть являлась как раз основным периметром, проход от ворот к конюшне в этом месте не охранялся. Разве только присутствовал внешний контур размытия магии и контроля проникновений, идущий по основному забору. Но если кто-то захочет залезть сюда, ему совершенно ничто не помешает, если нет бодрствующей охраны в доме. Бегло осмотрев конюшню, только еще разок убедился в этом. Тут кто-то действительно побывал с целью утащить все имеющее хоть какую-то ценность. Потому от конюшни остались только голые каменные стены под уже порядком прохудившейся местами крышей. Даже доски пола в комнате конюха кто-то умудрился отодрать и унести.

Закончив осмотр внешней территории, исключив совершенно запущенный парк, который решил оставить на когда-то потом, вернулся обратно в дом. Воспользовавшись магическим взглядом, быстро нашел Осуса и Марину на третьем этаже в одной из комнат. Кстати, снаружи дом просмотреть оказалось совершенно невозможно: стены имели свойства, похожие на защиту, использующуюся во внешней ограде, но тем не менее немного другие. То есть стены пропускали магическое внимание только в одну сторону, но ослабляли его при этом заметно сильнее. Изнутри дома легко «оглядеть» внутреннюю территорию до забора, но «заглянуть» через второй слой защиты уже не стоит пытаться. По крайней мере, у меня ничего не получилось, «взгляд» слишком сильно ослабляется, ничего толком не видно, сплошной шум. За все надо платить – одним словом, за качественную защиту от постороннего взгляда приходится смириться и с собственной слепотой. Кое-какой
Страница 4 из 27

выход из данной ситуации имеется: внешний слой защиты практически стелется по самой крыше здания, и если поставить на ней наблюдательную будку, оттуда получится весьма неплохой обзор ближайших окрестностей. Похоже, именно такая конструкция сделана у дворца авторитета Сома, в виде отдельной стеклянной башенки на крыше, где всегда сидит дежурный маг, а то и не один. Подобные «украшения» я замечал и над крышами нескольких других домов в центре города.

Где может надолго застрять современная женщина, оказавшаяся в почти средневековом обществе? Только в настоящем очаге высокой культуры, применительно к этому дому являющимся туалетом и ванной комнатой. Я уже привык к положению, когда все подобные «удобства» располагаются исключительно на улице. Но тут не просто дом, а настоящий дворец, потому его хозяевам нельзя столь низко «опускаться», вставая на уровень остального народа. Впервые в этом мире мне посчастливилось увидеть нечто напоминающее обыкновенный унитаз. Даже не напоминающее – это он именно и был, правда, сделанный в виде удобного мягкого кресла со спинкой. Если на него сесть, то сиденье, опускаясь немного вниз, раздвигается на две половинки, открывая устройство сбора и утилизации нечистот, находящееся под ним. Никакого слива и чего-либо подобного тут даже не наблюдалось. Стоял какой-то специальный амулет, отделяющий жидкость от твердого состава. Жидкость стекала куда-то по трубам вниз, а накопленные твердые составляющие потом удалялись вручную из специального контейнера сзади кресла. В комнате с унитазом располагалась и небольшая купель, в которой можно помыться. Однако воды здесь не было, и вся эта хитрая магическая система тоже не работала, заметно опечалив мою Ведьму, после того как она сначала обрадовалась, едва поняв назначение этой комнаты.

– Сделай же что-нибудь… – с умоляющим видом попросила девушка, когда я внимательно осмотрел все «удобства», – ты же можешь…

Как я ее понимаю. Но своих сил тут, похоже, не хватит, чтобы все это починить. Будь это обычный водопровод и привычная сантехника – другой вопрос, но с магией на таком уровне мне еще не приходилось сталкиваться.

– Попробую, – после небольшой паузы уклончиво ответил я ей, – скорее всего, придется вызывать местных сантехников, это не так быстро, потерпи до завтра.

– Хорошо, – с явным расстройством в голосе ответила она.

Видя наши действия и совершенно не понимая, о чем мы говорим, Осус все же догадался, чего тут не хватает, обратившись ко мне с разъяснениями.

– Чтобы все это заработало, – сказал он, показывая рукой на сантехнику, – нужно заправить земляным маслом печь мягкого тепла, стоящую в подземном этаже. Масла там много в баках, только сама печь неисправна, я ее уже осмотрел. Тут практически все бытовые амулеты завязаны на нее, и большинство защитных амулетов тоже питается от ее тепла. Частично работает только вентиляция и дежурная внешняя защита, она использует нагрев крыши и стен дома солнцем как дополнительный резерв, а потому ночью и в дождливую погоду может и вовсе перестать действовать.

– Ты сможешь что-то сам починить? – спросил я его с большой надеждой в голосе, уже догадываясь, каким будет ответ.

– Нет, не смогу, даже если бы и умел… – глубоко вздохнул целитель, расстраивая меня своими известиями. – Тут нужны сразу два мастера – один по амулетам, другой по металлу – и переносная печь для работы. Наверное, и их двоих, без множества дополнительных помощников, нам не хватит. Внутри здания разрушены все теплопроводящие трубы: кто-то слишком много силы через них попытался вытянуть в один момент. Проще весь дом построить заново, чем чинить мертвую систему передачи силы. В столице такой дворец сначала разобрали бы и потом собрали вновь. Но здесь при строительстве сделали полную защитную укрепляющую систему связанной силы. При попытке разломать внешние стены они просто взорвутся, разрушив все вокруг. Так раньше строили только серьезные крепости. Если хочешь тут жить с удобствами и чувствовать себя немного защищенным – придется чинить. Это обойдется очень дорого, не меньше чем три дюжины дюжин золотых, скорее больше, и половина года, а то и год по времени, даже если тут найдутся опытные мастера, способные на такие работы вообще.

– Понял тебя, – благодарно кивнул я ему за подробные разъяснения.

А сам серьезно задумался, вновь «оценив» по достоинству подарок Сома, если убрать из мысленного монолога многочисленные ругательства. Да, казалось бы подаренный мне дом его люди привели в относительный порядок, как и обещано с его стороны. Но лишь внешне, произведя исключительно косметический ремонт. Потому предъявить авторитету каких-либо претензий я точно не смогу, вспоминая нашу русскую пословицу «Дареному коню в зубы не смотрят». Здесь наверняка есть аналогичная. Подарок, с одной стороны, несомненно хорош, что уж тут говорить. Да только довести его до нормального функционального состояния весьма сложно, не говоря про цену. И столь порадовавшая меня поначалу система магической защиты, оказывается, держится исключительно на честном слове и резервном питании. Следуя дальше логике мысли хитрого авторитета – мне нужно оставить дом в том виде, как есть сейчас, и на дальнейший ремонт забить, кое-как пользуясь еще как-то работающим. Снаружи ничего не видно, дураки точно не полезут, а те, кто немного разбирается, благоразумно остерегутся, предполагая полностью рабочую систему защиты. Люди Сома меня прикроют, если кто-то все же решится напасть, – главное, иметь с ним самим хорошие личные взаимоотношения. Опять он пытается держать меня на коротком поводке со своими «подарками». Ведь догадывается, гад, о том, что в доме останутся мои люди, когда я опять влипну в очередную авантюру за городскими стенами по его прихоти. Кто их здесь станет прикрывать, а? Но я-то не собираюсь долго терпеть такой расклад, где наша не пропадала!..

Глава 2

О чем мечтают искатели

Однако долго заниматься исключительно бытовыми делами и обустройством на новом месте мне не пришлось. На вечер имелись планы встретиться с искателями. Приняв деятельное участие в разгрузке телеги и перетаскивании внутрь нашего скарба, отправился по делам, заодно передав транспортное средство его хозяину, терпеливо дожидавшемуся нас на базаре и набравшему к тому времени кучу покупок. Как раз ему телега и пригодилась, чтобы все отвезти к себе на окраину города. Мне тоже кое-что приглянулось в торговых рядах, но терять время было нельзя, иначе пришлось бы идти уже по темноте. Ярмарка продолжится еще один день, завтра по ней основательно и пройдусь. Едва вышел на относительно свободные от толпы улицы – сразу засек на себе чье-то постороннее внимание, которое мне сильно не понравилось. «Смотрели» явно издалека и искали именно меня, так как ощущение чужого присутствия сохранялось слишком долго для беглого взгляда. Такое противное чувство, как будто меня кто-то ведет на поводке, не отпуская ни на секунду. Догадываясь, чем это легко может закончиться, быстро вернулся обратно к ярмарке, где, предварительно затерявшись в толпе, нырнул под большой груженый фургон. Там спокойно накинул на себя амулет-невидимку, исчезая для посторонних глаз как в видимом
Страница 5 из 27

диапазоне, так и в магическом. Даже если за мной следил опытный маг, теперь он гарантированно ничего не найдет. Мне маскировка тоже не доставляла приятных ощущений, медленно вытягивая из тела тепло и сковывая силы, но я уже стал немного привыкать, понимая – долго ее выдерживать все равно не удастся. Хватило бы сил дойти до искательского трактира у северных городских ворот, а потом вернуться обратно. Фургон медленно выбирался в сторону окраин, пусть и немного не в ту сторону, куда мне нужно. Выбравшись из-под него в относительно безлюдном месте, кружным путем без приключений дошел куда хотел, сняв амулет и вновь сделавшись видимым. Здесь меня, похоже, пока еще никто не искал. Постояв десять минут в квартале от трактира, бегло проверил своим магическим взором окрестности. Ничего подозрительного не засек и вроде бы никого из магов не вспугнул. Хотя в самом трактире один точно ошивался. Видимо, так тут регулярно кто-то «балуется», и если не «вглядываться» особенно пристально, долго удерживая внимание силы в одном месте, это никого не беспокоит, – вот и тот маг не побеспокоился.

Расправив камуфляж и поправив автомат на ремне, чтобы он не болтался под рукой, решительно вошел внутрь, не обращая внимания на подскочившего при моем появлении плечистого охранника. Впрочем, тот не проявил каких-либо агрессивных намерений, скорее наоборот, узнав, поприветствовал меня, упоминая своего брата, удравшего благодаря мне из бандитского плена. Искатели приветливо помахали мне руками сразу из-за нескольких столов, как бы приглашая присоединиться к их компаниям. Я тут никого из прежде знакомых не видел и, чтобы никого случайно не обидеть, выбрав не ту компанию, подошел к пустующей стойке бара, обращаясь к находящемуся за ней крупному мужику с длинной рыжей бородой до самого пояса:

– Где я могу увидеть Торопыгу Кабана? Он просил с ним поговорить, когда у меня появится лишнее время.

Бармен явно ожидал подобного вопроса с моей стороны, сначала поставив передо мной полную деревянную кружку какого-то приятно пахнущего напитка, и ответил:

– За счет заведения. Кабан подойдет к самому закату, можешь его подождать тут. Заказывай что хочешь, для тебя тут год все бесплатно.

Отхлебнул из кружки, оценивая напиток на вкус. Больше всего он напомнил мне земляничный морс с совсем небольшим привкусом яблок, но при этом весьма плотный, почти как кисель. Алкоголя в нем вовсе не чувствовалось, хотя у других искателей в кружках по запаху было явно что-то хмельное. Умеют искатели хорошо отблагодарить даже за услугу, которую им оказали просто случайно, пробегая мимоходом по своим делам. И помнят, что магам алкоголя наливать не рекомендуется, даже если на мне нет привычного для них цветастого балахона. Хотя мой цифровой камуфляж вблизи запросто может за него сойти.

– Благодарю, – вновь обратился к бармену, – пока Торопыга не подошел, мне хотелось бы еще поговорить с кем-либо из группы Сахи Удава, дело к нему есть.

Мне требовалось узнать больше подробностей о том карабине, который сдали искатели мастеру-оружейнику. В первую очередь интересовал его бывший хозяин, в ком предполагался еще один пришелец из нашего мира. Бармен немного удивленно посмотрел на меня, видимо прикидывая, откуда я могу знать этого самого Саху, но потом указал рукой на один столик в самом дальнем углу зала. Висящий над ним световой шар почти погас, и сидящих за ним людей видно было плохо.

– Вот тот, в кольчуге, Удав и есть, – пояснил он мне. – Только сразу предупреждаю: денег у них нет, все промотали, как всегда, – в долг тут сидят. Когда есть деньги, сюда даже не заходят, в бордель идут, – сокрушенно покачал головой, показывая свое отношение к их поведению.

– Ничего, если мы договоримся, немного подзаработают и с тобой рассчитаются, – серьезно обнадежил бородача, отправившись к компании с кружкой в руке.

– Приветствую опытных искателей! – нагло плюхнулся к ним за стол, благо лишний стул тут нашелся.

– И тебе пусть Смертные Земли отдадут свои богатства… – как-то по-своему ответил за всех тот самый Саха Удав в обычной серой кольчуге. – Ты, кстати, кто? – спросил он меня после небольшой паузы – видимо, пытался до этого сообразить, кто я такой.

Искатели оказались уже хорошенько поднабравшимися, и Удав выглядел как самый трезвый среди них или же самый крепкий, судя по обилию пустых кружек, стоящих перед ним. Вряд ли им, как мне, ягодного морса туда наливали.

– Витос Хитрован, – представился ему и всем тем, кто меня смог заметить из этой теплой компании.

– Тебе от нас чего-то нужно? – как-то не очень приветливо спросил меня насупившийся вожак.

Он явно не был в курсе того, кто я такой, и моя громкая слава до него почему-то не докатилась. Не иначе в борделях пока есть более интересные темы для разговоров, и особой радости мое появление у него явно не вызвало. У его людей тоже: двое сильно напряглись, несмотря на весьма серьезное опьянение. Придется сперва их как-то заинтересовать, хотя хотелось сначала устроить наезд, ибо они мне сразу не понравились.

– Быстро заработать золотой хочешь? – спросил Удава, посмотревшего на меня ни с того ни с сего с каким-то неприкрытым презрением.

– За деньги не дерусь! – резко ответил он, попробовав привстать, однако у него это не получилось. – Но тебе могу сейчас навалять и просто так!

Хоть и выглядел он самым трезвым и говорил вполне четко, стоять на ногах уже не мог. Зато немного дернулись ко мне те двое, которые сидели с ним рядом.

– Успокойся! – осадил я его порыв, добавив в свой голос силы. – Ни с кем драться пока не надо. Ни за деньги, ни так. Со мной тем более. Дело есть исключительно по искательской части.

– А, что-то надо найти и притащить? – заметно повеселел мой собеседник, устраиваясь удобнее на стуле, с которого едва не свалился полсекундой раньше. – Если расскажешь, где искать, мы быстро…

– Вы недавно продали мастеру Толису артефакт из мертвого железа, – начал я говорить, положив свой автомат на стол как пример чего-то подобного. – Меня сильно интересует тот, кто его обронил. Если найдете мне его, сразу плачу золотой.

– Извини, Хитрован… – Нетрезвый искатель немного расстроился после моих слов, но сумел вспомнить мое имя. – С этим мы тебе уже никак не поможем.

– Он мертв? – резко вскинувшись, спросил я, медленно приподнимаясь над столом и опираясь на сжатые кулаки.

– Не знаю… – после длительной задумчивой паузы и рассматривания моих рук и автомата ответил Удав, что-то решив про себя. – Могу лишь подсказать, где его можно поискать, только это тоже стоит каких-то денег…

Это было вполне ожидаемо, потому я достал из кармана полный серебряк, громко щелкнув им по столу, привлекая в первую очередь внимание со стороны бармена. Если они тут давно в кредит пьют, он непременно заинтересуется.

– Хватит?

– Ну… – явно замялся вожак, оглядывая своих людей, как бы ища поддержки с их стороны.

– Давай рассказывай! – так же громко положил я вторую большую серебряную монету рядом, разумно посчитав, что этого более чем достаточно.

Виновато глянув на бармена, действительно смотрящего в нашу сторону, Удав сгреб монеты со стола в свой карман.

– Если тебе тот человек действительно нужен живым – стоит
Страница 6 из 27

поторопиться, – тихим голосом, приблизившись через стол ко мне, сказал он. – Его загребли людоловы из бывшего Искательского Поселка. Если дюжину дней за него никто не заплатит выкуп, его отведут к «мертвым оврагам», как у них обычно происходит с теми, кого не приставишь к работе. Шесть дней уже прошло, осталось еще шесть. По одежде он немного похож на тебя, но явно не из наших кланов и говорить нормально не мог. Вряд ли за него кто-то будет платить, а кормить лишних рабов бандитам сейчас нечем.

– Почему вы его сразу не отбили, если видели, как те его повязали? Струсили? – Во мне вдруг резко поднялась злость.

После моего вопроса искатель серьезно насупился, глядя на меня как на потенциального врага и думая, сразу ударить или немного погодя. Даже руку к мечу потянул, что опять не осталось незамеченным со стороны его напрягшихся дружков. Ну да, вроде догадываюсь – история далеко не самая приятная. Скорее всего, эта компания просто откупилась от бандитов, оставив им того человека в качестве заложника, пообещав выкупить его позже. Естественно, ничего подобного они делать совершенно не собирались. Ладно, встречусь с ними в лесу – еще поговорю о том, как нужно относиться к людям, я все хорошо помню и ничего не забываю.

– Какие-либо его вещи у вас от него остались? – подавив вспышку злости и нахлынувшего презрения к этим «отбросам», задал следующий интересовавший меня вопрос деловым тоном, как будто ничего не произошло.

– Есть его заплечный мешок, – ответил искатель, немного успокоившись, видимо оценив свое весьма жалкое состояние и мой бодрый вид. – Только там ничего ценного, тоже одно мертвое железо, одежда и какое-то непонятное барахло – не знаю, зачем тебе это может пригодиться, – добавил он, видя мой очень заинтересованный взгляд.

– Четыре серебряка! – назвал я свою цену голосом, не предполагающим никакого торга. – Оставлять что-то себе из его вещей категорически не советую, если не хочешь распрощаться с удачей навсегда.

– Согласен, – как-то слишком быстро согласился с моей ценой Удав. – Давай мне деньги – завтра получишь мешок.

– Нет уж, приятель, сначала гони мешок, потом будут деньги! – не согласился я с такой наивной попыткой меня объегорить. – Причем мешок сейчас же, я еще посмотрю, все ли там осталось на месте!

Откуда им знать, имею ли я какие-либо представления, что там было, а чего нет. Однако мою показную наглость искатели признали за вполне обоснованные требования, видимо посчитав, что тот человек мог оказаться связанным со мной напрямую и меня в первую очередь интересуют только его вещи, а он сам постольку-поскольку.

– Косит, – Удав сильно толкнул в плечо своего соседа справа, выводя его тем самым из пьяных грез, в которых тот давно пребывал, – быстро принеси сюда мешок того странного мужика. Да и нож верни, себе другой купишь.

Несмотря на свое состояние, тот быстро отправился выполнять полученное задание, даже не думая падать, лишь слегка покачиваясь при ходьбе. Через некоторое время он вернулся со вполне узнаваемым рюкзаком. Мой собственный был от того же производителя туристических товаров, правда, немного объемнее и доработанный своими руками для большего удобства. Я стал выкладывать на стол содержимое, делая вид, что проверяю. Сверху лежал большой охотничий нож ручной кузнечной выделки в кожаных ножнах с рисунком. Металл ножа имел четко выраженную жилистую структуру современного высокотехнологичного булата. Видел я похожие изделия на одной выставке. Сами ножи тогда понравились, а вот их цена – нет. Нож положили в рюкзак явно только-только, выполняя категоричное требование вожака. Дальше на стол попали восемь полных коробок охотничьих патронов к карабину по двадцать штук в каждой. Запасливый мужик, столько боеприпасов с собой на охоту брать. Они, кстати, подойдут и к моему автомату, причем по смертоносности куда лучше боевых будут. Ибо охотничьи патроны специально делают так, чтобы непременно убить, а от боевых достаточно нанесения ранений и хорошей бронепробиваемости. В результате такого подхода боевая пуля часто наносит только не очень опасное сквозное ранение там, где охотничья разрывается в теле жертвы на куски, вызывая быструю смерть от обильного кровотечения и болевого шока. Потому-то охотничьи боеприпасы запрещены к применению в армии, попадая под какие-то там конвенции, как мне кто-то из знакомых рассказывал. Сложенный чехол для карабина, коробка инструментов по уходу за оружием, пакет с одеждой, консервы…

В этот момент я обратил внимание на бармена, подошедшего к нашему столу.

– Кабан хочет видеть тебя, – тихо сказал он мне, плотоядно оглядев остальную искательскую компанию.

Быстро сложив вытащенные вещи обратно, так и не успев осмотреть все, я положил на стол обещанные четыре серебряка. Только вот достались они совсем не искателям, а бармену, причем этих денег явно не хватало, дабы покрыть их долги, судя по его не самому довольному виду. Немного повеселевший хозяин проводил меня на второй этаж своего заведения, где располагались небольшие закрытые номера, куда тоже подавались кушанья и напитки. Здесь меня уже дожидался воин, которого я видел прежде у городских ворот, перед которым стояли на столе тарелки, полные аппетитной с виду и по запаху еды, и пара больших кружек с морсом. Алкоголя он тоже явно не любил. Проснувшийся аппетит недвусмысленно подсказал, что и мне теряться не стоит.

– Принеси того же самого, – попросил хозяина трактира, пожелавшего оставить нас наедине.

Тот лишь кивнул, подтверждая заказ, и выскользнул за дверь.

– Ты хотел говорить со мной, слушаю, – сразу перешел я к делу, не дав человеку нормально поесть.

А то как-то не очень справедливо получается: мне еще ничего не принесли, а смотреть на то, как он ест, – только слюнями давиться.

– Быстрый ты, Витос Хитрован, или теперь тебя правильнее называть «авторитет Вит»? – ударил он меня своим вопросом в лоб.

Да еще и улыбается так хитро, глядя на мою реакцию, – мол, удивил или нет. Знает, что моему авторитетству еще и дня не исполнилось. И торопится похвастать информированностью, показывая свое влияние в этом городе или вообще в Смертных Землях. Другой бы на моем месте серьезно задумался, как следует отвечать реальному авторитету и вообще как дальше себя вести с другими людьми. Но я уже заранее выбрал свой наглый стиль, который тут приносит максимум возможной выгоды при общении со всякими хитрыми типами.

– А это исключительно от ситуации зависит… – сильно озадачил собеседника таким ответом, судя по его застывшей эмоциональной реакции. – Если у нас разговор как искателя с искателем – то я для тебя Витос Хитрован, а если что-то другое, более официальное – авторитет Вит.

– О как! – явно оценил мой ответ лидер северного искательского клана. – А если и так и эдак получится, то тогда как быть?

– Тогда для начала нужно четко разделить, что ты хочешь предложить Витосу Хитровану, а что авторитету Виту, как двум разным людям. Так тебе и мне проще будет.

– Мне нравится твой подход, – широко улыбнулся воин, показывая ряд ровных зубов. – Ты, наверное, уже сам догадываешься, какое у меня к тебе дело? Причем подумал и о встречном предложении со своей стороны, – решил
Страница 7 из 27

проверить он своим вопросом мою собственную информированность и аналитические способности.

– Да, твой интерес понятен, – я легко согласился удовлетворить его любопытство. – Вам позарез нужен Поселок Искателей, ныне занятый бандитами, но вы не хотите, чтобы на него наложил лапу кто-то из авторитетов, в том числе и я.

– Верно, – кивнул Кабан, подтверждая мои слова.

– Также вы горите желанием мести ко многим из тех, кто сейчас обитает в том поселке. Это для вас значит ничуть не меньше первого желания.

– Правда и это. Там слишком много тех, кого уже заждалась Бездна.

– Но вам не хватает смелости, дабы решить все эти вопросы своими силами. Ничуть не сомневаюсь в вашей возможности собрать больше искателей, чем в том поселке бандитов. Думаю, деньги для найма десятка боевых буси у вас тоже найдутся. Даже на мнение остальных авторитетов вам глубоко плевать – вы уверены, что справитесь и с ними, если они случайно подойдут заявлять свои права после успешного штурма.

Я сделал паузу, чтобы оценить эмоции собеседника. Ибо последнее положение, по моему мнению, казалось слишком натянутым. Но по лицу Кабана стало видно полноценное попадание в десятку. Все именно так и обстояло на самом деле, или же собеседник со мной очень талантливо играет, хотя по нему совершенно не скажешь. Только теперь у меня самого возник серьезный вопрос относительно того, что же им нужно именно от меня, когда все необходимое для захвата Поселка и так есть. Мое заявление о недостатке смелости – весьма вольное допущение, как бы там ни было. А, была не была, ошибусь – не сильно расстроюсь!

– Чтобы наконец решиться, вам не хватает человека-символа, который поведет всех за собой на штурм. Причем человек этот должен прийти не из вашей среды, где все друг друга давно знают, а со стороны, и у которого имеется репутация очень удачливого гаденыша.

Вот теперь Кабан действительно сильно удивлен. Более того, он просто ошарашен таким заявлением с моей стороны, которое опять точно попало в цель. Но сейчас еще чуть-чуть добавлю, чтобы мало не показалось.

– Но это еще не все. В случае неудачи на того человека предполагается свалить всю ответственность, сделав его крайним и направив на него гнев как авторитетов, так и оставшихся бандитов. Да и сами искатели не станут стоять в стороне, выставив к нему свои многочисленные претензии.

– Теперь-то я понимаю, что именно в тебе нашел авторитет Сом… – сказал Торопыга Кабан после продолжительной паузы, в течение которой он пристально смотрел на меня, позабыв про остывающую еду. – Если ты можешь так и дальше хорошо думать, как сейчас говоришь, то совсем не удивлюсь, когда ты станешь тут смотрящим над каким-либо городом, потеснив старых, сильно зажравшихся авторитетов.

– Мне это совершенно неинтересно, – брезгливо отмахнулся я от его последнего заявления, – есть и более важные дела.

– Какие дела? – опять удивился искатель – видимо, для него желание стать смотрящим было великой ценностью.

– А вот об этом поговорим уже в Искательском Поселке… – Я изобразил на своих губах весьма многозначную улыбку.

– Так ты уже заранее согласен со всем тем, что тебе предложат? – Воин даже подался вперед, явно не предполагая какого-либо согласия с моей стороны после выданного аналитического расклада, изначально надеясь сыграть втемную.

Но все испортил бармен, принесший большой поднос с тарелками, расставляя их на столе передо мной. Дав своему собеседнику времени подумать, ничего больше не говоря, я принялся за еду. Заметив, что я временно не готов продолжать разговор, тот, наконец вспомнив и о своем желании, ради которого сюда пришел, заглянул в свои тарелки. Минут двадцать мы общались исключительно взглядами. То он посматривал на меня, то я на него. Поначалу у меня даже появились некоторые сомнения, стоило ли так подчеркнуто нагло вести себя. А потом, вспомнив тех искателей, с кем недавно пообщался внизу, окончательно понял – по-другому просто нельзя. Чужака непременно кинут, да и своего тоже, если с этого появится какая-либо значимая выгода. Более того, категорически нельзя встраиваться в чужие заранее просчитанные планы. Высказанное Кабану предположение по поводу сваливания ответственности более чем серьезно. Ибо после того как сделаю для них свое дело, я стану для них не просто лишним, а представляющим значительную опасность. Не столько рядовым искателям, сколько их лидерам, которые ведут себя не намного лучше тех же авторитетов. И потому они непременно захотят от меня избавиться, но в силу некоторых обстоятельств попробуют сделать это чужими руками, благо врагов у меня более чем достаточно и на них все можно списать. А мне на их желании можно попытаться хорошо сыграть, представляя себе партию на несколько ходов вперед. Плевать, кто руководит тут слабоорганизованными собирателями всякого барахла, – главное, чтобы они мне не мешали жить и даже иногда помогали. Добровольно или нет – определю только сам, не выпуская инициативы из своих рук. А проверить догадки можно будет через требования к искательским кланам, коли те страстно хотят моего согласия стать человеком-символом. Если они согласятся на все мои весьма жесткие условия, то явно не представляют меня среди живых, заранее списав в утиль.

– Так как, ты уже согласен? – переспросил меня Кабан, после того как мы очистили свои тарелки.

– Согласен, но при соблюдении вами некоторых важных условий. – Я отпил несколько глотков из своей кружки и откинулся на спинку стула, глядя на своего собеседника сытыми глазами.

– Какие условия ты счел важными? – спросил он, внимательно глядя на меня и не пытаясь устроить соревнования, кто кого переглядит, хотя очень этого хотел, судя по его виду.

– Вам нужен Поселок, – задумчиво ответил я, – вы его получите. Именно в том виде, как хотите, без авторитетов, причем в целом состоянии, возможно с незначительными разрушениями. Для начала вы дадите мне все, чего я от вас попрошу. Информацию, оружие, людей, деньги, если они, конечно, у вас есть. В разумных пределах и под строгий отчет, все понимаю, – остановил рукой вскинувшегося от моих дерзких заявлений воина. – После того как Поселок будет наш, искатель Витос Хитрован претендует там на один дом по своему выбору.

Мое заявление очень не понравилось Кабану – я как-то слишком быстро вывел его из себя, по его лицу четко читался гнев, он едва держал себя в руках, чтобы не наброситься на меня с оружием.

– Я сказал – искатель Витос Хитрован, – намеренно выделил я некоторые слова голосом, – авторитет Вит претендует на кое-что другое.

– Так на что же претендует авторитет? – сквозь зубы спросил раздраженный воин.

– Авторитет претендует на всех людей, которые будут захвачены живыми или сдадутся в плен. Всех без исключения. Так уж сложилось – авторитет Вит теперь еще и судья, ему надо когда-то начинать свою практику. А тут представляется удобная возможность громко заявить о себе. Ваши люди должны обращаться с пленными очень бережно, до тех пор пока я не озвучу своего решения относительно их судьбы. Планируется особенно показательный процесс.

Мое заявление сильно озадачило лидера искательского клана – в таком ракурсе он явно еще не думал.

– Хорошо, мы готовы на
Страница 8 из 27

такое пойти, – через некоторое время твердо согласился он, после того как по его лицу проскочила мысль понимания и удачного пересечения с какими-то своими планами.

– Но это еще не все, – покачал я головой, показывая, что это только часть моих требований. – Боевые и прочие амулеты буси, которые достанутся нам в поселке, треть от трофейного оружия и все наличные деньги тоже передаются авторитету, как плата за его отказ от прочих претензий. Только такой расклад может как-то его устроить. Это все.

Услышав мои окончательные требования, Кабан присвистнул.

– Тебе не кажется, что ты слишком многого хочешь? – с укоризной во взгляде спросил он. – Неужели тебе недостаточно славы, почета и уважения, которые станут твоими, если сумеешь выполнить взятые на себя обязательства?

– Слава, почет и уважение – хорошее дело и весьма ценная награда. Но для искателя Витоса Хитрована – это слишком много, а для авторитета Вита – слишком мало! – нашел где к месту применить фразу из известного в нашем мире романа.

Мой оппонент окончательно «выпал в осадок», как говорят химики в подобных случаях.

– Я не могу дать тебе окончательного ответа по последним требованиям, – ответил он после долгого раздумья. – Мне нужно посоветоваться с лидерами других кланов и своими людьми.

– Только не советую долго тянуть с ответом, – опять покачал я головой, показывая свое недовольство. – Через два дня меня здесь не будет, я надолго покину город, если мы не успеем договориться. У меня достаточно своих важных дел, и ваше предложение всего лишь тратит драгоценное время. А к моему возвращению все это вообще может потерять актуальность.

– Хорошо, ты получишь наш ответ в течение двух дней, – без каких-либо видимых эмоций ответил Торопыга Кабан, поднимаясь из-за стола. – Скорее всего, он будет положительным, – еще после небольшой паузы добавил он. – Можешь начинать думать, как ты выполнишь свои обещания, иначе мы на тебя сильно обидимся, – кинул он напоследок весьма многозначительную угрозу.

Похоже, я был прав, предполагая расклад, в котором лидеры искателей не рассчитывают на какое-либо будущее вместе со мной. Но доиграть свой спектакль до конца они разрешат. Идея устроить показательный судебный процесс Кабана явно зацепила. Следовательно, до его окончания я могу чувствовать себя в относительной безопасности со стороны искателей и нанятых ими людей. Только откуда им знать про все мои задумки? Теперь осталось только согласовать кое-что с авторитетом Сомом – и можно приступать к реализации своих коварных планов. С такими «веселыми» мыслями, подхватив выкупленный рюкзак соотечественника, я спустился вниз и, попрощавшись с хозяином заведения, вышел на улицу. Пока меня никто не засек, быстро стал невидимкой и спешно направился в центр города к своему особняку, сразу перейдя на легкий бег. На улицу уже опустилась темная ночь, и меня подгоняли вперед тревожные предчувствия, тихо шептавшие в оба уха, предлагая серьезно поторопиться.

Глава 3

К слову о религиозном фанатизме

Жирный намек на возможные неприятности возник еще за пару кварталов до центра, когда я решил внимательнее осмотреть ближайшие к своему новому дому окрестности. Многие из ярмарочных торговцев никуда не делись и с наступлением ночи. Чтобы не терять времени по всяким гостиницам и своих удачных торговых мест на центральной площади, они ждали следующего утра прямо там. Кое-кто сбился в небольшие группки по интересам, но большинство коротало ночь поодиночке около своих лотков и телег. При большом скоплении людей пользоваться магическим взором несколько затруднительно, он требовал бо?льших сил и времени для настройки, чем обычно, я же прилично выдохся за целый день и сильно хотел спать, борясь с медленно подкатывающим магическим истощением нервной системы. Практики мне явно не хватает. Амулет-невидимка тоже отнимал значительные силы, потому при его использовании в этой толпе я оказался практически слеп. Полностью отказываться от него не хотелось, так как кроме меня магическим вниманием тут баловалось сразу несколько человек. С одной стороны, это дополнительно маскировало мои действия, а с другой – можно легко угодить в засаду, которая давно ждет именно меня, стоит только раскрыться. Хорошая идея – попробовать быстро проскочить до ворот особняка, спрятавшись за его защитой, но что-то внутри шептало: здесь не стоит торопиться, такое простое решение обернется смертельной ошибкой. Сейчас чрезвычайно удобный момент для нападения: пользуясь скоплением людей, можно незаметно подвести к особняку весьма значительные силы и, одним броском прорвав защиту, перебить всех, кто спрятался в самом доме. Особенно если знать о плачевном состоянии магической защиты, которая сильно слабеет с наступлением ночи, а то и вовсе отключается. И если на нас продолжает вестись загонная охота, в чем ничуть не сомневаюсь, такой удобной возможности потенциальные охотники упустить не смогут. Прямо сейчас они еще не пойдут на штурм, подождут, пока остынет крыша и стены дома, лишая защитные амулеты последних остатков энергии. Надо бы как-то связаться с Ведьмой, вот только внешний экран особняка не позволяет. Перед своим уходом я сказал девушке ждать до завтрашнего дня, потому пока она не станет беспокоиться по поводу моего долгого отсутствия. И все же мог заранее немного подумать. У меня же имеется пара портативных раций с полностью заряженными батареями. Даже запасные есть. Вряд ли магическая защита как-то помешает коротким волнам, дальность связи спокойно перекроет весь город, а с дополнительными антеннами и все ближайшие окрестности. Нет, зря понадеялся исключительно на магию, как на новую интересную игрушку, быстро позабыв о старых, проверенных временем средствах. Стоит срочно исправляться, начиная прямо с завтрашнего дня.

Но делать что-то необходимо, не просто же так сидеть под очередной телегой, дожидаясь подходящего момента, чтобы потом громко или, наоборот, тихо заявить о себе. В первую очередь стоит разобраться с амулетом невидимости, пока он меня окончательно не выжал. Да, он прекрасно работает и сам по себе по принципу «включено-выключено». Надел на себя – включился, снял – выключился. И всегда работает на полную катушку. Древние мастера все сделали правильно – мало ли какой пользователь будет у их изделия, а тут максимальная устойчивость к любому дураку. Однако возможность тонких настроек и управления на ходу они тоже должны были обязательно предусмотреть. Я бы точно подобное реализовал исключительно для опытного пользователя. Так и есть. При целенаправленном касании амулета силой сразу возникает устойчивая связь. Удобные вещи древние мастера делали. Действительно описание и инструкция по эксплуатации внутри встроена. Сразу становится понятно, что это за вещь и для чего нужна, и никаких обширных текстовых описаний на несколько сотен страниц: информация выдается на уровне чувств, ощущений и прямого интуитивного знания. Даже разговорный язык не имеет никакого значения. Нашим бы электронным системам такую гибкость – цены бы им не было. Вот только чтобы проверить амулет – его активировать нужно, накинув на себя. Какой шикарный простор, позволяющий
Страница 9 из 27

понаделать всяких хитрых ловушек. А я, как последний дурак, сразу все пробую на зуб, не подозревая, где в очередной раз может попасться настороженная мина. Кстати, она тут тоже есть и связана с системой авторизации, ныне благоразумно заблокированной. Понимаю – амулеты невидимости очень редки, выдаются боевым группам только временно, потому и не авторизуются каждый раз отдельно. Провала столь опытной группы и перехода опасного оружия в руки противника никто даже не предполагал. Им плохо – мне хорошо, всегда бы так происходило, хотя надеяться теперь на такое и дальше нельзя. Не считать же своих противников полными идиотами – сделают они правильные выводы, ничуть не сомневаюсь. В следующий раз стану куда осторожнее при разборе и применении магических трофеев: и так уже несколько раз чуть не погиб.

Так, авторизация не включена, можно оставить все как есть, технари иногда говорят в подобных случаях: «Работает – не трогай». Но на авторизацию завязаны и все прочие настройки, то есть без нее амулет действует только так, как сейчас, чего мне явно недостаточно. Попытаюсь авторизоваться, хоть и сильно не хочется. Работа сродни саперу, достающему из земли чужой «сюрприз». А саперы, как известно, ошибаются дважды: первый раз – при выборе профессии. И все равно попробую рискнуть, сильно надеясь на отсутствие установки на неизвлекаемость.

Ха, чтобы пройти тест, требуется решить очень сложную геометрическую задачу по совмещению нескольких трехмерных фигур у себя в голове, постоянно удерживая связь с амулетом. И еще: начав процесс авторизации, отключаться нельзя до его полного завершения, иначе сработает какая-то встроенная ловушка. Не знаю, убьет сразу или нет, но чего-либо приятного точно не ожидается, скорее наоборот. Тут с примитивными мозгами лучше даже не лезть, подобные задачки и на математическом факультете в солидном вузе далеко не каждый студент решит и с помощью компьютера. Даже с моим обширным опытом мысленного проектирования пришлось серьезно повозиться – вернувшись к реальности, отметил потерю не меньше пары часов. Усталости накопилось еще больше, пришлось даже глотать «эликсир жизни», чтобы немного взбодриться. Зато проделанная работа того стоила. Теперь этот амулет точно настроился на меня, и потребление им тепла тела существенно снизилось. Но главное – появилась возможность немного видеть своими глазами. Зрение вернулось далеко не в полной мере – все же оптическая маскировка продолжала работать, как-то искривляя лучи света вокруг защитной зоны. Магическое зрение из-под купола невидимости тоже стало легче и существенно четче, чем прежде. Авторизованный и настроенный на пользователя амулет удастся терпеть чуть ли не целый день, но спать с ним все равно не стоит. От переохлаждения никуда не деться. Дополнительные приятные мелочи тоже весьма к месту. Теперь, чтобы включать и выключать амулет, не требуется его все время надевать или снимать, достаточно целенаправленного касания силы с подачей команды. Таким же способом можно регулировать уровень защиты и потребления тепла. Кстати, изначально он стоял лишь вполовину от возможной мощности: видимо, максимальный уровень далеко не всякий человек выдержит. Не стану пока зря рисковать – хотя неприятных ощущений и стало заметно меньше, можно повысить пределы защиты в случае особой необходимости. Еще амулет невидимости способен полностью маскировать себя в выключенном состоянии и скрывать другие предметы, находящиеся рядом, если их предварительно занести в «охранный список». Очень полезное качество. На моей шее вскоре целая гирлянда из всяких висюлек образуется, и далеко не всем стоит ее видеть, одного искательского знака вполне достаточно для удовлетворения чужого любопытства.

Так, с этим тоже разобрался. Напоследок осталась система привязки к основному пользователю: если ее активировать, то для других людей амулет станет смертельной ловушкой, если они захотят надеть его на себя. Стоит отметить – в наших электронных системах контроль администратора над пользователями более гибок. К примеру, можно выделять пользователям отдельные ограниченные права, можно менять пользователей и их параметры доступа. В этом же амулете ничего подобного не реализовано, хотя почти все необходимое для того есть. Инженерная мысль создателей до такого расширенного функционала явно не дошла, а возможно, просто потребности не возникало. Амулеты же создавались для индивидуального использования, с возможностью смены владельца при необходимости. И даже неавторизованный режим использования был предусмотрен – для тех, кто не способен пройти сложный тест, благодаря которому сразу отсеиваются все неграмотные пользователи.

Пока я разбирался с амулетом, ночь плавно перешла через свою вершину. Потянуло холодом, хотя и до этого было нежарко. Продолжая периодически бегло осматривать окрестности своего особняка с внешней стороны ограды, я засек какую-то подозрительную активность в одном месте. Не теряя времени, подобрался поближе, пытаясь разглядеть собравшуюся у задних ворот группу своими глазами, без использования магического взора, чтобы случайно не спугнуть. Семеро – пять воинов и два мага. Маги активно ковыряются с защитной системой, пытаясь незаметно взломать ее, воины с арбалетами четко прикрывают их, внимательно осматривая пустынный переулок в обе стороны. Применили эликсир «красный глаз» и теперь проблемами со зрением, как я, явно не страдают. Но и меня под защитой амулета невидимости тоже не обнаруживают, хотя и нахожусь от них примерно в десяти метрах, стою, можно сказать, на самом видном месте прямо посреди дороги. Автомат уже давно поставлен на огонь длинной очередью: как только маги вскроют ворота, высажу в них половину рожка, даже не целясь. Явно ведь не на чай собрались, захватив с собой хорошие подарки для гостеприимных хозяев. Ну, это если не считать того оружия, которое находится при них, – оно вполне в качестве тех подарков подойдет. Так, кто-то здесь есть еще. За другим забором и пока далеко, но его интерес к этому месту совершенно очевиден. Даже магов насторожил – те прекратили тыкать свои руки в ворота и резко повернулись в другую сторону, как будто им есть какая-то разница, если смотреть магическим взором. Вроде успокоились, опять продолжая свое черное дело взломщиков. На всякий случай я решил подойти чуть ближе. Едва сделал шаг – резко накатила волна нестерпимой боли, повалившая меня на землю. За первой болевой волной последовали еще несколько, чуть менее сильных. Их уже можно спокойно перетерпеть, практически не обращая внимания. Первую тоже перенес бы без особых последствий, но она застигла меня в не очень удобном положении – на половине шага, став такой своеобразной ментальной подножкой. Встав на ноги и быстро сориентировавшись, я радостно отметил сохранение собственной невидимости. На амулет подобные ментальные атаки не влияют – жалко, что он от них прикрыть своего владельца не в состоянии. Арбалетный болт тоже не задержит, увы, тут другие средства нужно применять – кольчугу, к примеру. Ладно, я-то в полном порядке, а вся компания у ворот лежит, не подавая видимых признаков жизни. Хотя нет, вроде дышат. Просто контузию словили.
Страница 10 из 27

Кто же их так крепко приложил, интересно, ударив по большой площади сильнейшим ментальным ударом, даже меня хорошо зацепило? Радует лишь собственная устойчивость к подобным вещам, думаю, возникшая еще при переносе из моего мира и последующих за ним дней. Тогда боль была гораздо сильнее, а убежать в беспамятство получалось далеко не всегда, приходилось терпеть, тренируя собственную устойчивость. Зато сейчас чужие ментальные атаки не гасят моего сознания, могу вполне нормально действовать, сильно удивляя местных телепатов чем-то смертоносным, когда они того не ждут. А вот сейчас активно проявляться какими-либо действиями пока не стоит, немного подождем.

Так, еще одна компания пожаловала. Приличная такая компания, дюжина человек, не меньше. И телега с лошадью. Неужели тоже ломиться ко мне в гости станут? Нет, это, похоже, ночная охрана от авторитета Сома. Быстро закинув на телегу первую команду, все еще пребывающую в отключке, и накрыв сверху очень знакомой сетью, перекрывающей магам доступ к силе воздуха, охрана не спеша отчалила в сторону особняка смотрящего, увозя с собой мои потенциальные трофеи. Жалко, конечно, сам бы легко с этими «взломщиками» расправился, но все равно приятно видеть стражей порядка за работой и хоть какой-то порядок после их своевременного прихода на место совершаемого преступления. Как ни крути – охрана все же действует, хоть я и не верил в такую искреннюю заботу обо мне со стороны Сома. Знать, ему пока авторитет Вит нужен исключительно целым и невредимым. Только вот один мелкий маг зачем-то немного задержался, что-то делая у ворот, водя рядом с ними руками. Проверяет результаты воздействий предыдущих магов? Похоже. «Так, а вот это ты зачем делаешь?..» Порывшись в своих карманах, маг вытащил амулет-ключ, проверил, подходит ли он, приоткрыв и вновь закрыв ворота. Понятно – если есть охрана, у нее должны иметься свои ключи: вдруг какие-то злоумышленники сумеют проникнуть внутрь до ее прихода. Не могу сказать, что такой расклад мне сильно по душе, но пока все выглядит вполне логично и достаточно пристойно. Только еще один момент совершенно никуда не вписывается. Перед тем как бегом догнать свою компанию, маг бросил проверенный ключ на землю перед воротами, как бы случайно не заметив его выпадения из кармана. Интересно, кому он такой хороший подарочек оставил? Не верю я в подобные случайности, даже не уговаривайте, – следовательно, стоит еще кого-то подождать. Мы ребята терпеливые, несмотря на сильное желание спать, подавляемое одним глотком «эликсира жизни».

Очередной гость пожаловал всего через полчаса. Если бы сидел не перед самыми воротами, глядя на лежащий в песке ключ, я сразу бы его и не заметил, ибо он тоже оказался невидимкой. Сначала амулет-ключ сам собой поднялся с земли, а потом исчез, растворившись в воздухе. Ворота тоже сами собой тихо приоткрылись через несколько секунд, пропуская кого-то внутрь. Не став терять драгоценных мгновений, резко прыгнул на того, кто сейчас оказался в проеме ворот, подминая собой чье-то тело. Мы мгновенно оказались за воротами, резким хлопком закрывшимися обратно от удара моей ноги, когда я попытался в прыжке от них немного оттолкнуться. При падении едва не выпустил своего противника, получив от него сильный удар в бок чем-то острым. Бронежилет опять выдержал, спасая мне жизнь в очередной раз. Второго удара нанести невидимый противник не успел: едва нащупав, где у него находится голова, я со всей силы двинул по ней кулаком. Этого невидимке вполне хватило, чтобы перестать дергаться, пытаясь столкнуть с себя мое тело. Убил, нет – сейчас посмотрим. Ага, на шее гостя болтается пара амулетов, снимаю их прочь. Угу, проявился, красавчик, жив все же. Большое спасибо тебе за третий амулет-невидимку, мне его так не хватало для полного комплекта. Совсем молодой парень, кстати, лет пятнадцати или шестнадцати, не больше. Знакомая серая куртка с пятнами, опять Слуги Истинного – их одежда. Теперь и детей стали за моей головой посылать, совсем охамели, уроды! Брони на парне никакой нет, из оружия только длинный кинжал, которым он пытался меня ткнуть, и боевой амулет в кармане – очередная незнакомая конструкция на основе ловушки алхимиков. Взвалив легкое тело на спину, вошел внутрь дома, воспользовавшись для проверки чужим ключом.

«Не спишь?» – мысленно обратился к Марине, едва оказался внутри.

«Нет, тебя сижу жду!» – с сильным недовольством в мысленной речи сразу ответила она.

«А я вернулся не один, у нас тут новый гость…» – ехидно заметил ей в ответ.

«Нормальные гости по ночам не ходят, – в ответ огрызнулась Ведьма. – Хочешь сказать, ты его сюда приглашал?»

«Нет, он сам пришел, причем скрываясь под амулетом невидимости, кинжалом острым махал, еле-еле скрутил».

«Сейчас спустимся к тебе!» – с явной тревогой ответила она, обрывая мысленный контакт.

В отличие от меня, Марина в доме ориентировалась уже хорошо. У нее было достаточно времени все осмотреть и хорошо запомнить. А вот я в этом лабиринте еще путался, предпочитая, чтобы меня кто-то сопроводил до нужного места. Через пару минут передо мной предстала взъерошенная Ведьма и маг Осус с заспанными глазами. Судя по изрядно помятому виду, его только разбудили, причем пинками.

– Где тут ближайший проход в подвал? – обратился я к девушке, почему-то смотрящей в мою сторону расширенными от удивления глазами. – А… – вспомнил наконец о собственной невидимости, проявляясь посреди большого холла вместе со своей ношей после того, как ткнул маскировочный амулет, отключая его.

Марина скептически осмотрела меня с ног до головы. Уходил один и без рюкзака, вернулся с рюкзаком и еще кого-то притащил на своей спине.

– Идем, – сказала она и, повернувшись ко мне спиной, куда-то посеменила по длинному темному коридору.

Последовал за ней в темноту, перейдя на магическое восприятие. Маг сначала отстал от нас, куда-то отлучившись по своим делам, однако потом догнал, когда мы уже спустились в подвал и внимательно осмотрели его, занявшись пленником. А здесь, оказывается, имеется своя персональная небольшая тюрьма, всего на четыре отдельные камеры, в которых какие-либо удобства отсутствуют как явление. Просто каменный мешок с такой же каменной толстой дверью, запираемой на железную задвижку снаружи. В стенах и дверях камер чувствуется колебание силы – судя по всему, очередная магическая защита, призванная удерживать магов, способных разломать обычный камень с помощью силы. Освещение представлено световыми шарами, наполовину вмурованными в потолок, по одному на камеру. Лежанок нет, вместо них валяется соломенный матрац на полу. В двери камер врезано небольшое отдельно открывающееся внутрь окошко, через которое можно подавать заключенному еду и воду. Кроме камер, нашлась рядом и допросная комната по размеру как две камеры, соединенные вместе, с очень характерным по виду креслом, к которому можно жестко притянуть человека крепкими кожаными ремнями и металлическими браслетами. Ожидаемого большого набора палаческих инструментов для пыток я тут не увидел, да и зачем они нужны в этом мире, когда есть магия и специальные амулеты для допросов. Сейчас мы обновим «удобное креслице»… Пристегнул своего пленника, все еще
Страница 11 из 27

пребывающего в блаженном беспамятстве. Тут к нам пожаловал Осус, застывший в дверях с сетью в руках и с большим удивлением разглядывающий моего ночного гостя.

– Знакомая личность? – спросил его, догадываясь о положительном ответе.

– Да, – немного внутренне помявшись, ответил он. – Это был мой лучший ученик Талик, когда я учил молодых балбесов, пожелавших стать Борцами со Скверной. Он единственный среди них чего-то стоил, схватывая все на лету и страстно интересуясь любыми знаниями. Несмотря на столь юный возраст, он уже сильный буси, правда, самоучка. Я несколько раз говорил ему, чтобы он как можно скорее поступал в столичную Академию. С его задатками не нужно даже платить денег и предъявлять свидетельство рода – все равно приняли бы. Очень талантливый юноша, но при этом настоящий фанатик служения делу Истинного. Что ты с ним хочешь сделать, кстати? – Маг умоляюще посмотрел на меня: видимо, этот юноша сумел чем-то зацепить его за душу.

– Для начала хочу выяснить, зачем он нас хотел убить, а также узнать, кто ему тут помогал и зачем. Дальше посмотрим – мне живые враги не нужны. Но если его удастся переубедить встать на мою сторону, как тебя, то пусть живет. Если мне в этом поможешь – буду признателен.

Мой ответ явно устроил мага, он перестал смотреть на меня умоляющим взглядом.

– Сможешь быстро привести его в чувство? Я ему по голове крепко приложил…

– Сейчас. – Он подошел к пленнику и положил ему руки на голову.

Потянуло холодом, потом еще раз значительно сильнее… Постояв еще минуту, маг опустил руки на грудь юноши и опять забрал прилично тепла из воздуха для своих магических манипуляций.

– Сильный у тебя удар, Витос, – покачал он головой, когда закончил свой целительский сеанс. – Сотрясение мозга, небольшое смещение шейных позвонков, перелом пары ребер. Еще чуть-чуть посильнее ударил – убил бы. Я все сделал, но еще раз сильно бить его не стоит. Придет в себя через несколько минут.

– Хорошо, – кивнул я ему. – Давай сюда сеть и оставь нас наедине. Потребуется твоя помощь – позову.

«Марина, ты тоже иди пока отдыхай, я немного один поработаю, мне так проще, – мысленно указал девушке, после того как бегло пересказал ей, о чем мы до этого говорили с магом. – Как закончу, найду тебя сам, не жди меня, хорошо?»

«Хорошо», – ответила она, став в последнее время подозрительно покладистой.

Не иначе как сильно переживает с тех пор, как сначала едва не убила меня при попытке заняться сексом, а потом чуть не умерла сама, когда мне удалось вырваться из ее смертоносных ведьминых объятий, – видимо, принимает всю вину на себя.

…Очнувшийся парень смотрел на меня так, что, если бы мог жечь взглядом, от меня и кучки пепла не осталось бы. Настоящий истово верующий фанатик. Такого даже мучительной смертью пугать бесполезно. Можно попробовать проверить, как действует палаческий амулет, но меня немного напрягает возможная система защиты, которая может оказаться в нем. Если раньше везло и мне удавалось счастливо обходить всевозможные ловушки, даже не предполагая их наличия, то теперь незаслуженно позабытая паранойя выбралась из глубин сознания и заняла кресло первого советчика. И еще стоит вспомнить, как нужно разговаривать со всякими «истинно верующими», – думаю, мне это еще не раз пригодится. Прикинув в уме всю известную мне информацию о местном культе, подсел к надежно закрепленному пленнику поближе. Окажись он сейчас не связанным по рукам и ногам, даже и не знаю, что бы тот попытался сделать – или броситься на меня, стараясь вырвать горло зубами, или, наоборот, убежать, спрятавшись куда подальше.

– И чем же я тебе так не угодил, несмышленый юноша? – тихим голосом обратился к внутренне сжавшемуся, как стальная пружина, парню.

Точно, теперь сразу бы бросился, но понимает – нет никаких шансов. Говорить тоже не хочет, только зубами от бессильной злобы скрежещет. Ладно, я не гордый, немного поговорю сам.

– Ты сам выбрал меня самым первым врагом Истинного или тебе кто-то это подсказал? Причем непременно добавив, что ему об этом сам Истинный только что поведал. За все это и меня, и Ведьму нужно как можно скорее уничтожить, не считаясь ни с чем. Так?

Ага, судя по эмоциональной реакции, нечто подобное, похоже, действительно имело место. Но теперь стоит повернуть мысли пленника резко в другую сторону – пусть маленький росток сомнения проклюнется самостоятельно.

– Расскажи мне об Истинном, – тихим голосом попросил связанного парня, отстраняясь от него чуть подальше, дабы ему стало немного легче.

– Порождение Бездны, зачем тебе слушать о Свете Воли Его? – все же ответил он, пересиливая свою ненависть и страх.

Да, парень действительно меня боялся и ненавидел одновременно. Как христианский монах, посвятивший свою жизнь истовому служению и однажды оказавшийся лицом к лицу с самим дьяволом, да еще спрашивающим у него о боге вкрадчивым голосом.

– Хочется сравнить наши представления, – спокойным голосом поведал я о своем интересе. – Да и самому Истинному будет потом интересно узнать о том, как люди понимают его, – как бы между делом добавил еще.

– Как ты, Средоточие Скверны, можешь говорить о своем общении с Истинным? – всерьез возмутился пленник, попытавшись вырваться из оков. – Убирайся обратно в свою Бездну, проклятое отродье!

– Хорошо ли ты знаешь о том, что я совсем недавно совершил на Черном Перевале? – спросил я его, не обращая внимания на ругань и злобное клацанье зубов.

– Ты, недостойный человеческого имени, осквернил Огненный Ритуал в честь Воли Его и разрушил всевидящее Око Истинного над Храмом. – Пленник начал закатывать глаза в гневном припадке, будучи не способен на что-то большее.

– А теперь попробуй подумать: если бы Истинный был против, мог бы я что-то подобное сотворить? – таким же спокойным голосом продолжал я задавать свои каверзные вопросы. – И вообще – раньше у кого-либо такое получалось? – Ответ на второй вопрос и для меня самого был весьма интересен.

– Всевидящее Око Истинного неуничтожимо, это все знают! – сказал в запале парень и резко осекся.

Ну да, сложно поддерживать догматы веры, когда они напрямую противоречат наблюдаемым фактам.

– Остановить Огненный Ритуал до его окончания один человек, даже самый сильный буси, не являясь при этом Верховным Слугой Истинного, тоже ведь не сможет, так? – Последнее заявление казалось совсем уж натянутым, но сейчас сойдет за очередной аргумент.

Парень наконец серьезно задумался, замолчав и погрузившись в себя. С одной стороны, я так пока и оставался для него врагом того, которому он выбрал служить, но и мои слова заронили в его душу весомые сомнения. Можно, конечно, легко выкрутиться, сказав – мол, я слишком сильный враг, а потому способен идти против его бога и даже иногда временно побеждать, но до этого я строил весь разговор с ним так, чтобы выбрать эту очень простую защиту было сложнее всего. Тогда меня как минимум придется признать практически равным самому богу. Фанатики на такое точно не пойдут, а удобной концепции дьявола, на которого все можно смело валить, в их культе, похоже, нет.

– Ты своими глазами наблюдал происшедшее во время Огненного Ритуала? – Я вывел пленника из раздумий, когда, по моему
Страница 12 из 27

представлению, прошло довольно времени.

– Нет, мне рассказали братья. – Парень уже не смотрел на меня с одной ненавистью, в его взгляде появилось и что-то иное.

– Догадываюсь, что они тебе могли рассказать… – злорадно ухмыльнулся я его словам. – Хочешь узнать правильную версию, как оно было на самом деле?

– Хочу, – попытался кивнуть он, но жестко закрепленная голова не дала ему этого сделать.

Ну что ж, сейчас залью тебе в мозги немного исправленную программу – посмотрим, что из этого выйдет. Сочинить экспромтом маленькую сказку с большим смыслом совсем несложно. Будь передо мной умудренный годами муж – толку от нее можно даже не ждать, но тут совсем зеленый мальчишка, не видящий реальной жизни за своим юношеским максимализмом, переросшим в религиозный фанатизм.

– Человеческие жертвоприношения, творимые в угоду публике, уже давно омрачают Взгляд Его… – Я начал свой рассказ со своеобразной интерпретации известных мне фактов. – Нигде в королевствах не проводят подобных Огненных Ритуалов, только тут, на Черном Перевале. Везде Голос Истинного давно услышан его Слугами, и только тут еще остались те, кто не хочет служить Его Воле, ратуя в первую очередь за свой карман. Вместо несения Его Воли людям они хотят как можно больше денег. Именно им они теперь и служат. Многие Слуги тут давно пропитались гнилой скверной цвета золота с ног до головы – и теперь распространяют свое тлетворное влияние дальше, вплоть до самой столицы. Не в силах больше видеть творимых непотребств, Истинный дал мне достаточно силы, дабы я донес думающим людям Его Глас.

Хм, а моя сказка, похоже, действительно сработала. И вправду говорят: «Чем чудовищнее ложь – тем лучше в нее верят». Не знаю, как может сочетаться сказанное мной с той картиной, которая имелась в голове у парня, но его взгляд в мою сторону стал совсем другим. Гнев из него никуда не исчез, но теперь он уже был направлен явно не на меня. Не иначе, ко всему только что сказанному мной он нашел реальные примеры из своей прежней жизни.

– И как теперь дальше жить? – Парень умоляюще посмотрел на меня, и это, похоже, было совсем не хитрой уловкой, чтобы освободиться.

Вот теперь он станет внимательно слушать мои слова, которые буду ему дальше говорить. Главное – не сильно покривить против его «высших ценностей».

– Ты же хочешь стать настоящим Борцом со Скверной, так?

Парень попробовал кивнуть.

– Значит, тебе нужно очень многому научиться, чтобы видеть Скверну самостоятельно и никогда не опираться на чужие слова и мнения. Ты сам когда-то сможешь услышать Глас Его и исполнить Его Волю. Сейчас Скверна стала очень хитрой и поразила даже тех, кто призван неустанно с ней бороться. Одной грубой силой Скверну не изведешь – едва выкорчуешь ее в одном месте, как она прорастет в другом еще сильнее, чем прежде. Нужно стать даже не сильнее, а гораздо хитрее Скверны и быть готовым к тому, что против тебя пойдет весь остальной мир. Все люди отвернутся и проклянут тебя, и лишь один Истинный по достоинству сможет оценить твое Служение!

Умею же красиво и ярко говорить, когда очень надо, даже про усталость и желание спать в процессе болтовни позабыл. Только вот про последующий эмоциональный откат забывать не стоит. И все же парня я «сделал», теперь он временно на моей стороне, пока его кто-то еще раз не переубедит. Надо пользоваться моментом, чтобы получить у него нужную мне информацию, и идти отдыхать.

– Я освобожу тебя, если ты подробно расскажешь мне о том, кто послал тебя ко мне, кто тебе помогал в городе и что вы планировали делать после, – перешел я наконец к тому, ради чего и начинал допрос.

Видя некоторое внутреннее сопротивление, добавил:

– Ты бы и так все рассказал: долго противостоять «амулету палача» древних мастеров пока еще никто не смог.

– У тебя есть запрещенный амулет и ты его до сих пор не применил? – Парень очень сильно удивился моему заявлению.

Вместо ответа я достал магическую висюльку из кармана, которая всех понимающих пленников почему-то сильно пугает.

– Кто ты? – вместо потока ожидаемых откровений о своих руководителях и сообщниках спросил парень.

– Когда придет твое время, спросишь у Истинного сам, – перевел я стрелки на того, кто до сих пор оставался совершенно безучастным. – А сейчас мне нужно знать некоторые подробности, чтобы это время когда-либо действительно наступило.

– Хорошо, я расскажу, – окончательно сломался пленник. – Только меня никто не посылал. Я сам решился мстить тебе.

– Так уж и сам? – удивился я такому глупому заявлению. – А как же редкие амулеты? – достал из кармана брюк все снятое с него. – И еще сообщник, который подбросил тебе амулет-ключ?

– Амулеты я временно взял в главном хранилище у нашего наставника Готиуса, когда тот отправился сюда же за тобой вместе с другими наставниками и оставил мне свой ключ.

– Как-то странно это, чтобы наставник тебе свои ключи оставлял… – высказал я свое сомнение по поводу его слов. – И еще никак не могу понять, почему ты рванулся сюда сам, когда за дело взялись более опытные люди. Может, объяснишь?

– Предчувствие плохое пришло, – ничуть не смутился парень моих сомнений. – Наставник Готиус был очень хорошим Борцом со Скверной, но его собственное внутреннее Служение оказалось слишком мало. Я знал – ему непременно потребуется моя помощь – и сразу же, как смог, поспешил за ним. Сильно торопился, но догнать его отряд не успел, меня не пропустили в город ночью, когда вы успели повстречаться друг с другом. После решил непременно отомстить сам, когда узнал о твоей победе над отрядом наставников.

– И все же мне не очень ясно про ключи. Почему тебе так доверяли? Странно это.

– Наставник Готиус стал для меня почти как родной отец, – заметно смутился парень, рассказывая дальше. – Он где-то подобрал меня полумертвого, уже и не помню сам. С тех пор я был всегда при нем, а последние годы мы жили при школе Борцов со Скверной на Черном Перевале. Наставник хорошо меня знал, догадываясь о том, что я быстро найду спрятанный им ключ, но все равно не стал передавать его кому-то другому. Он вообще мало кому верил, а за ценности всего отряда и школы с него могли строго спросить. Потому и отдал свой ключ мне, с наказом никому не передавать и никого не пускать в хранилище до его возвращения.

Да, «веселенькая» ситуация, однако. Парень, оказывается, мстил не только за одну веру, но и за человека, который стал для него близок. То есть я для него теперь личный враг. Впрочем, вера все же оказалась явно сильнее, иначе он бы так быстро не сломался.

– Понятно, – удовлетворенно кивнул я ему, – теперь расскажи о своем сообщнике в городе. Можешь не пытаться меня обмануть, спасая его, – я видел, как он бросил амулет.

– Это Повелитель сил Камиш, – нехотя ответил пленник, – старый Борец со Скверной. Раньше часто бывал у нас в школе и общался с наставником Готиусом. Потом его отправили сюда с заданием войти в свиту к местному смотрящему. Когда узнал о гибели группы наставников, я сразу нашел его, а он рассказал, что нужно срочно сделать. Он по возможности оставляет мне ключ, я тихо убиваю тебя и всех, кого найду в доме. Дальше незаметно покидаю город и возвращаюсь обратно на Черный Перевал в школу. Камиш
Страница 13 из 27

потребовал, чтобы о своих действиях здесь я никому потом не говорил ни при каких обстоятельствах. Но огненную клятву давать ему я отказался.

Так, а вот это уже совсем интересно. С агентами от Борцов со Скверной среди людей местных авторитетов все понятно. Что-то подобное вполне ожидалось. Только вот тут мы наблюдаем странность – Слугам Истинного я сейчас нужен исключительно живым для публичного сожжения, а их агент толкает мальчишку, горящего желанием мести, на убийство. Тут где-то явно нарушена логика, или мы чего-то не понимаем. Сдается мне – тот самый агент ведет какую-то свою игру. И зревшая в моей голове идея завтра же сдать того подлеца авторитету Сому – пусть сам с ним разбирается – оказывается никуда не годной. Лучше не торопиться и разобраться во всем самому. Агента можно удачно прихватить на имеющемся компромате, заставив поработать еще и на себя, – авось когда-либо пригодится.

– Ладно, считай – тебе поверили на слово. – Я посмотрел на парня усталым взглядом. – Хотя без проверки ничто не останется. А потому можешь что-либо добавить к своему рассказу, пока еще не слишком поздно, – показал пленнику явную и недвусмысленную угрозу.

Но он никак не отреагировал на нее, даже расслабившись, очевидно посчитав, будто все рассказал как на исповеди. Тогда осталось выяснить последние детали – и на сегодня все.

– Ты амулет невидимости на себя настраивал? – решил уточнить прямым вопросом некоторые свои догадки, хотя ответный взгляд все сразу выдал и без всяких слов.

– Это может сделать сейчас только парочка Повелителей мудрости в столице, а мне сойти с ума пока не очень хочется, – брезгливо фыркнул парень.

– И много ли у вас там осталось подобных амулетов? – Убийцы-невидимки для меня реально опасны, лучше иметь хотя бы общее представление, сколько их еще можно ждать.

– Больше нет, их только три действующих было, – несказанно обрадовал меня пленник. – Но у других боевых групп Борцов со Скверной могут еще найтись до половины дюжины на все королевства, как мне рассказывал наставник Готиус.

А вот это очень скверные новости. Придется что-либо особенное придумать, дабы как-то суметь защититься от применения подобных сюрпризов против нас. Ведьма-то умеет своим энергетическим щупальцем видеть и через такую качественную защиту, но она далеко не всегда может оказаться рядом. Да и спать ей когда-то нужно. Остается понадеяться на какие-либо свои технические средства защиты, но это потом, их ведь еще сделать надо. Пока же придется постоянно скрываться под такой же маскировкой, выходя за пределы зоны защитного периметра. Вот напасть-то…

– Второй амулет для чего? – поднял повыше вторую небольшую плоскую полукруглую металлическую штуковину на цепочке.

– Это амулет для прохода всех врат на Черном Перевале, и он же служит ключом для доступа в хранилище, расположенное внутри вторых врат. Это именно тот ключ, который мне оставил наставник Готиус.

– Ты хочешь сказать, без него у Слуг Истинного и Борцов со Скверной теперь начнутся большие проблемы?

– Есть еще один ключ у брата Уму, но он не ко всем комнатам хранилища пропустит, самые редких и сильных амулетов они теперь не смогут достать.

И на этом спасибо. Наведаться бы туда да выгрести все ценное, пока не спохватились, но пока придется отбросить такую заманчивую идею – слишком опасно.

Еще оставался последний боевой амулет. Вытащил из кармана очередную хитрую конструкцию. Весьма занятную, кстати. Сразу два накопителя силы от ловушек алхимиков подключались толстыми золотыми плетеными проводами в прозрачной изоляции к одному эффектору, за которым располагался еще один короткий конический стержень из неизвестного материала, очень похожий на какое-то изделие древних мастеров. Не камень, не металл и не кость, скорее какая-то очень прочная пластмасса. В составе конструкции наблюдался привычный для амулетов, используемых Борцами со Скверной, блок самостоятельной зарядки накопителей пользователем. А вся эта магическая начинка была заключена в ажурный серебряный корпус, по внешнему виду сильно напоминающий небольшой пистолет, правда, без спускового крючка и защитной скобы. И этот амулет требовал авторизации пользователя, то есть для меня оказывался совершенно бесполезным.

– Что это за игрушка? – спросил своего пленника, которому уже сильно надоело лежать привязанным и не иметь какой-либо возможности пошевелиться.

– «Воздушный кулак». Мощный, дальний, управляемый. Наш мастер Бокк только четыре таких амулета сделал, больше просто не из чего.

А ведь я уже успел познакомиться с действием подобной штуки на себе во время путешествия к Черному Перевалу. Неприятно даже вспоминать. С сотни метров меня легко сшибало с ног, а вблизи так и вообще могло все кости переломать.

– Сними привязку с себя, – жестко потребовал я, положив амулет рядом с рукой парня, откинув в сторону краешек сети. – Только смотри, не балуй…

– Все, готово, – сказал он через несколько секунд.

Взяв амулет в свои руки, проверил, коснувшись его силой. Теперь он легко откликался на нее. Разберусь с ним позже, пока просто убрал его обратно в карман, чувствуя – дальше держаться нет сил, пора заканчивать.

– Ты убьешь меня? – вдруг спросил пленник обреченным голосом.

– Нет, – покачал я головой, показывая, что не собираюсь так делать. – Я обещал отпустить тебя, если все честно расскажешь, но твои слова нуждаются в дальнейшей проверке. Пока посидишь тут в камере пару дней, а дальше посмотрим. Да, тебя еще кое-кто завтра увидеть хотел из твоих прежних знакомых. Сейчас развяжу путы. Дергаться не советую: убью сразу.

Собрав максимум возможного из остатков своих сил, внутренне приготовился к решительному броску развязанного пленника, который попробует ударить или удрать. Однако парень сопротивляться не стал и понуро проследовал в одну из пустующих камер, позволив себя закрыть. Проверив взглядом силы территорию вокруг особняка на предмет нежелательных гостей, сам я отправился на третий этаж, в спальню, где предварительно обнаружил магическим взором спящую Марину. Скинув с себя сапоги, улегся рядом на кровать поверх одеяла во всей остальной одежде, мгновенно отключившись, едва голова коснулась мягкой подушки.

Глава 4

Хладная клятва

Как это ни странно, мне дали спокойно выспаться, хотя на это даже не надеялся. Да и во время сна никто из незваных гостей не пытался ткнуть в горло острым железом. Еще одна ночь прошла, и наступил новый день, полный тревоги и забот. Хочется верить – рано или поздно охотники за моей головой поймут, что им стоит поискать добычу немного попроще. Или же просто сами охотники закончатся раньше, чем успею кончиться я. Но пока до этого еще далеко, и следует делать запланированные раньше дела, просто учитывая их наличие где-то совсем рядом. На сегодняшний день и так много чего отложил. Успеть бы еще пройтись по ярмарке, а то у нее сегодня последний торговый день. А может быть, наоборот – сначала ярмарка, а потом все остальное? Сейчас разберемся.

«Марина, как там у вас идут дела?» – спросил Ведьму по мысленной связи.

«Проснулся, наконец, – ехидно заметила она. – Спускайся вниз, тут еще немного осталось чего пожевать, да и некоторые «удобства»
Страница 14 из 27

с горячей водой работают. Пахнет от тебя – не стану пояснять как, а еще на кровать забраться не постеснялся, чуть ночью не задохнулась!»

М-да, своего свежего «казарменного аромата» даже и не чувствовал, пока об этом прямо не намекнули.

«Неужели Осус сумел печь починить, раз ты говоришь про какие-то «удобства»? Если так – это сильно радует».

«Нет, здесь при кухне еще одна есть, от которой вся хозяйственная часть питается, он ее и запустил, пока ты там дрых», – ответила Ведьма, обломав мои несостоявшиеся радостные восторги.

«Сейчас спущусь», – ответил ей, обрывая мысленную связь.

Хозяйственная часть – это совсем не господские покои. Здесь «удобства» оказались самыми минимальными, разве только по сравнению со студенческим общежитием, где на целый этаж один туалет и одна душевая, их можно назвать настоящей роскошью. Впрочем, тут даже не для самых бедных людей в городе такое практически недоступно. Вон у Повелевающего мудростью Питса все находится исключительно во дворе да на огороде, как в наших старых деревнях. А ведь он лучший специалист по амулетам во всех Смертных Землях, как некоторые мне говорили, разве что его деловая репутация немного подкачала из-за излишней жадности. Кстати, с ним сегодня нужно встретиться и с мастером-оружейником Толисом тоже. Хоть ремонт магической системы дома и сильно дорог, но оставлять так, как она есть сейчас, нельзя, иначе придется дежурить каждую ночь на улице, ожидая очередного нападения.

Почти полтора часа ушло на приведение себя в подобающий вид. Заодно пригодился и эликсир, убирающий запахи тела, за неимением более привычных дезодорантов. Одежду тщательно вычистил специальным амулетом – куда лучше, чем иная химчистка. В общем, мое изображение в зеркале мне даже понравилось. Если убрать выражение хронической усталости с лица, то хоть на конкурс мужской красоты выставляйся, не хватает лишь фингала под глазом для полного комплекта.

– А куда маг подевался? – спросил у Марины, методично пережевывая восстановленный из сублимата кусок жареного мяса.

– Он с твоим вчерашним пленником возится, пошел его кормить часа три назад, да и сидит в подвале с тех пор, – ответила девушка, утягивая у меня половину куска прямо из руки.

– Может, с ним что-то случилось? – немного взволновался я после ее слов, забыв отобрать еду обратно.

– Нет, я присматриваю периодически, – успокоила она меня, окончательно уничтожая съестное. – Судя по всему, они там просто разговаривают.

– Сейчас схожу узнаю, до чего они договорились, все равно есть больше нечего, – хмуро улыбнулся девушке, забавно слизывающей языком мясной сок со своих пальчиков.

– Мне потом расскажи, а то совсем не воспринимаю местной речи, – сокрушенно заметила она, оглядываясь в поисках еще одного невскрытого пищевого пайка. – Даже не знаю, как ты их можешь понимать, – какофония, а не речь, хуже китайского языка.

– Ничего, научишься и ты когда-нибудь, – обнадеживающе ответил ей, так и не рассказав до сих пор о том, что мое понимание языка аборигенов работает исключительно за счет специального амулета на моей голове.

В некотором роде мне даже выгодно, чтобы Марина общалась с местными исключительно через меня. Судя по складу ее характера, девушка она слишком самостоятельная и, едва получив возможность свободно общаться с людьми, запросто может понаделать кучу ошибок. На честное слово тут почти никому нельзя верить, все так и стараются как-то под себя подмять, особенно те, у кого чуток власти есть. Дашь слабину – и все, мгновенно окажешься чуть ли не в пожизненном долговом рабстве или превратишься в расходный материал для достижения чьих-то целей.

– Чуть не забыл, – протянул девушке портативную радиостанцию с гарнитурой скрытого ношения. – Заряда аккумулятора на пару суток должно хватить, потому держи постоянно включенной, если выйду из дома. Перед выходом мысленно предупрежу.

– Зачем? – изумилась она. – Мы же можем и так мысленно на расстоянии разговаривать.

– Только внутри дома или когда вместе находимся за его оградой. Если ты внутри, а я снаружи, защитная система полностью блокирует мысленную связь, я проверял, а вот с радиосвязью может и получиться, – пояснил ей. – И еще составь список того, что нам стоит на ярмарке купить, кроме еды. Ты ведь уже все просмотрела и лучше меня знаешь – что у нас есть, а чего нет.

– А когда пойдем? У меня уже все давно посчитано, – с самым живым интересом посмотрела она на меня.

– Через пару часов, не раньше, – немного охладил ее быстро пробудившийся при упоминании возможного шопинга энтузиазм.

– Хорошо, буду ждать тебя, – смиренно отступилась она, опустив взгляд.

– Да, еще один важный момент… – Переключился на мысленное общение и передал Ведьме картинку решения геометрической задачи, чтобы настроить на себя амулет-невидимку, поясняя, зачем это нужно и какие могут оказаться последствия неудачи. – Справишься сама с подобной задачей при сильной необходимости?

– Сложно, – покачала она головой. – Почти как органическая химия сложных полимеров, приходилось сталкиваться. Не знаю, получится или нет.

– Пока потренируйся без контакта с амулетом по показанной схеме и не рискуй зря – это опасно.

– Учту, – ответила она, стащив у меня из-под носа фрукт, немного похожий на яблоко, на который я до этого пристально смотрел.

С сожалением осознав неожиданное завершение завтрака, так как все съедобное вдруг закончилось, я спустился в подвал посмотреть на происходящее там. Маг Осус сидел вместе со вчерашним пленником в одной камере и о чем-то тихо разговаривал. Мельком заглянув за приоткрытую дверь, я не обнаружил чего-либо подозрительного и, не привлекая к себе внимания, отправился по другим делам. Мой путь теперь лежал во дворец авторитета Сома.

Выйдя за ворота, проверил радиосвязь, вызвав Марину. Она сразу же отозвалась, будучи заранее предупрежденной о моем выходе. Связь прекрасно работала, магическая защита не являлась для нее помехой. Одной проблемой меньше. Пройдя малолюдными переулками кружным путем, обходя торгующие толпы, подошел к нужной мне двери. В отличие от моего особняка, дворец авторитета Сома не окружался забором и не отделялся от шумных улиц центра зелеными насаждениями. Небольшой парк у него тоже имелся, но располагался во внутреннем дворе, со всех сторон закрытый высокими стенами дворца. Мой особняк был выстроен в виде большой буквы «Н», а дворец Сома имел внешнюю форму восьмиугольной соты, занимая чуть ли не целый квартал посреди города. В этот раз меня опять не заставили ждать, авторитет сразу радушно принял гостя, усадив за обеденный стол. Несмотря на недавний легкий перекус, только возбудивший мой аппетит, я оказался несказанно рад такому повороту событий.

– Лихо ты вчера поставил на место этого зазнайку Кабана, – заявил Сом, дав мне немного насытиться. – Тоже мне авторитетом себя решил возомнить, шантрапа искательская!

– А мне он показался весьма сильным воином… – ответил я ему, дожевывая жареное крылышко птицы, сильно напоминающей тощую курицу.

– Как воин он, безусловно, хорош, – поддержал меня Сом, – но как лидер клана… – И, всем видом выражая большие сомнения, добавил: – За время его главенства
Страница 15 из 27

«северные» сильно сдали. Скоро «южные» их подомнут под себя, если и дальше так пойдет. – Авторитет в сердцах махнул рукой, выражая свое сильное недовольство.

– Тебе разве не все равно? – удивился я такой яркой эмоциональности с его стороны, явно не соответствующей поводу.

– Ты просто не понимаешь, – взглянул он на меня сверху, как учитель на несмышленого послушника. – Искательские кланы платят городу за защиту их общей собственности, то есть фактически мне. Каждый клан платит основной взнос за право считаться городским кланом – и только потом за занимаемое его собственностью место в городе. Еще кланы хранят у смотрящих общие деньги и иногда покупают защиту своих людей, передают выкуп за пленных, если требуются такие услуги. Чем больше кланов в городе и чем сильнее каждый отдельный клан, тем больше город получает с них денег, помимо основной торговли. Поэтому я не могу позволить двум оставшимся городским кланам превратиться в один. Да и конкуренция снизится, искатели совсем обленятся. Они и так уже в дальние походы почти не ходят, побираясь по ближайшим окрестностям, не то что раньше. И этот Торопыга Кабан, если вовремя не возьмется за голову, быстро ее потеряет даже без моего участия.

– А зачем ты мне это говоришь? – еще больше удивился я его откровенности, причем вполне искренней. – Или ты хочешь поставить меня на его место?

– Тебе сильно хочется несколько лет подряд провозиться со всем этим сбродом, ныне называющим себя «искателями»? – злорадно ухмыльнулся он на мой вопрос.

– Вообще-то нет, – задумчиво ответил я, прикидывая свои перспективы на этом поприще. – Разве что свой клан создать в перспективе. В дальние походы одной малой группой особо не походишь.

– Это совсем другое дело, – улыбнулся мне Сом, излучая настоящее одобрение. – Тебе, как действующему авторитету, даже не обязательно клан регистрировать и платить взносы. Достаточно вести торговлю в городе, чтобы все оставались довольны. Не будешь же ты сам все на Черный Перевал возить.

– Такая возможность у меня вроде бы теперь есть… – не очень уверенно заявил я.

– Есть, – кивнул авторитет. – Но если захочешь полноценно самостоятельно вести торговые дела, то преданных людей тебе потребуется много, и мало что преданных – они еще толковыми должны оказаться, иначе прогоришь. Таких людей приходится годами вокруг себя собирать и всячески обхаживать, дабы не сбежали к другим. Тебе сейчас куда выгоднее вести дела через меня или город, что почти одно и то же. А еще я сильно сомневаюсь в твоем желании безвылазно сидеть в городе, как приходится делать мне. Думаешь, это так приятно? Может, мне тоже очень хочется увидеть столицу алхимиков своими глазами!

– Ты что, тоже был раньше искателем? – неожиданно спросил Сома о том, чего даже представить раньше не мог.

– Как ты думаешь, – спросил тот, хитро прищурив один глаз, а вторым насмешливо глядя в мою сторону, – чей искательский знак ты теперь носишь на своей шее?

– Неужели твой… – споткнулся я о свою собственную мысль, теряя дар речи на несколько секунд от глубокого изумления. – Ты хочешь сказать, что когда-то являлся членом того самого Искательского Братства?

– Все же узнал про амулет… – задумчиво буркнул он себе под нос. – Да, ты прав, когда-то я состоял в Искательском Братстве и сам ходил в дальние походы. До второго города алхимиков даже доходил и проклятия не боялся. Но – увы, время неумолимо, а Смертные Земли безжалостны.

Сумел меня ошеломить авторитет, причем в который раз. Можно, конечно, списать его откровения на то, что он специально для меня устроил тут театр одного актера для одного зрителя. Опять что-то от меня хочет получить непрямым способом, что-то такое, считавшееся прежде совершенно невозможным. Скорее всего, это именно так и есть, можно даже не думать. Вот только все им сказанное – чистейшая правда, за то могу любой зуб поставить. Лучше, конечно, не свой собственный. Но раз его сейчас пробило на откровенность, можно вытянуть из него больше полезной информации, при этом не сразу касаясь наших не очень-то «дружественных» отношений из-за его прежних подстав.

– Значит, ты знаешь, как погибло Братство? – задал вопрос-утверждение.

Как могла исчезнуть сильная идеологическая организация, проповедующая благородство, взаимопомощь, чистоту помыслов, подкрепляя это весомыми материальными и магическими ресурсами? Такие организации сами не умирают, их кто-то должен обязательно убить.

– А Братство не погибло, – немного разочарованно хмыкнул Сом в ответ на мои наивные измышления. – Братство успешно действует до сих пор, просто оно ушло из Смертных Земель. Здесь остались только такие особенные «братья», как я, – надеюсь, теперь тебе понятно зачем?

Ну да, теперь-то сложно не понять, когда практически все разжевали и даже положили в рот, осталось только проглотить. Искательское Братство стало в королевствах тайной организацией, противодействующей Лордам и Слугам Истинного, а Сом и его люди занимаются ее финансированием. Революционеры-конспираторы, блин, Ленин в Разливе, а Крупская с Феликсом на сеновале. Кстати, про ту «Крупскую»…

– Кто такая Аэль? – задал в лоб давно мучающий меня вопрос.

– Жрица Отвергнутого Храма, – сказал авторитет три ничего не значащих для меня слова, добавив к ним совершенно такие же: – Прошедшая некогда полную инициацию, но еще ни разу не взошедшая.

– Ничего не понял, – помотал головой, показывая свою полную неосведомленность.

– А, да, совсем забыл – ты еще слишком «молод», чтобы об этом знать… – Усмехнувшись, он решил немного пояснить: – Слуги Истинного очень хорошо постарались, чтобы никто из простых людей не смог больше услышать Гласа Его, и заставили позабыть всех о том, как это бывало раньше. Слуги наивно думают, что смогли уничтожить всех Жриц, но они еще сохранились. И одна даже выбрала тебя в качестве своего спутника по Великому Пути.

– То есть Аэль выбрала меня сама, а не ты мне ее подарил? – Опять мои мысли пребывали в замешательстве от множества непоняток.

– Конечно, – улыбнулся довольный моей реакцией авторитет. – Жрицу сложно к чему-то склонить и принудить, если она того сама не захочет. Некоторые Слуги Истинного могут от них как-то защититься, и то лишь самые сильные. Ты же чувствуешь, как она на тебя действует, просто находясь рядом. Причем она постоянно сдерживает себя, опасаясь сорваться. Впрочем, подробности Аэль тебе сама сегодня ночью расскажет – пришло ваше время быть вместе.

Ничего себе, смелое заявление.

– Мне вот только интересно: как к ней моя Ведьма отнесется? – с хитрым прищуром глянул я на собеседника, подсказывая ему, что не все так просто.

– А, да, немного забыл, она ведь у тебя смогла войти в силу и даже кого-то полностью выпить? – вернул он такой же прищуренный взгляд мне, показывая, что полностью в курсе прошлых событий. – Ничего, девушки без тебя, сами договорятся, это не твои проблемы. Просто не сопротивляйся, и все будет хорошо.

Все прочие вопросы, которые прежде сильно просились наружу и пихались локтями, желая пробиться вперед, куда-то тихо разбежались, оставив полнейшую пустоту в моей голове. Видя мое растерянное состояние, Сом взял инициативу в свои руки, выдав мне план
Страница 16 из 27

дальнейших действий, вернувшись к самому началу разговора:

– Если ты сам разобрался с Торопыгой Кабаном и выдал ему самые правильные требования даже без моей помощи, то и дальше не отступай от них. Мог бы даже больше запросить, но и так хорошо вышло. Искатели потом попытаются всячески занизить твои претензии, но помни: без тебя у них ничего не получится, и они прекрасно это знают. Потому твердо держись на том, что запросил. Ты уже без меня явно понял – потом потребуется крепко выкручиваться: платить по договору и отпускать тебя никто не захочет. Даже если бы ты запросил куда меньше, живые герои никому не нужны, кроме самих героев. Впрочем, тебе не привыкать. Твоя главная задача в этом деле – собрать под себя максимум ценных людей. Большинство бандитских буси привязывались огненной клятвой к авторитету Фосу и его правой руке – Живодеру. Теперь же они стали заложниками ситуации и станут держаться за Искательский Поселок до самого конца, понимая, что если проиграют, то жаждущие мести искатели их всех перебьют. Но если они смогут вовремя присягнуть тебе – это даст им шанс выжить. Особой любви среди искателей ты потом не сыщешь, но зато сможешь самостоятельно позаботиться о своей безопасности. Помни, настоящая охота на тебя еще даже не начиналась, все, кто пытался напасть, просто сильно недооценили тебя и мой интерес. Открыто помогать своими людьми я тебе не могу, рассчитывай больше на себя. Разве что охрану вокруг твоего особняка пока несет моя дружина – слишком много еще желающих получить за твою голову вместе с телом премию в три тысячи золотых, обещанную Слугами Истинного. И ведь даже не догадываются, что им никто не собирается платить даже мелкого медяка.

– Почему? – опять удивился я. – Неужели денег жалко?

– Сумевший захватить в плен настоящего героя сам становится героем, а они, как я уже раньше говорил, никому тут не нужны. Потому официально удачливых охотников с большими почестями проводят за Черный Перевал, где их дорожка благополучно окончится в ближайшем лесу. Обычная старая практика.

– Сурово… – Что мне еще оставалось сказать?

– Такова жизнь, – ухмыльнулся авторитет Сом, разводя руками: каков вопрос – таков ответ, ничего не скажешь.

В общем, на этом месте наша откровенная беседа подошла к концу. И меня, все еще находящегося под большим впечатлением, проявляя самое искреннее уважение, выдворили на улицу слуги.

– Подхожу к задним воротам, будь внимательна. – Я активировал рацию, передавая Марине информацию о своем местонахождении.

Ибо на ней сейчас лежит обязанность защиты внешней территории особняка, а как у нее с опознаванием людей на расстоянии, до сих пор не разобрался.

– Уже вижу, – быстро пришел от нее ответ.

Надо же, у меня не получилось бы в любом случае так легко заглянуть за двойную защитную систему.

– Пока я отсутствовал, ничего не произошло?

– Нет, только тут твой маг тебя уже обыскался – что-то ему срочно надо, ничего из его болтовни не понимаю.

– Сейчас узнаю, отбой связи, – ответил ей, входя в ворота и отключая радиосвязь.

Проверка дома магическим взором – так меня тоже сразу же нашли и уже идут по мою душу с каким-то срочным вопросом.

– Витос. – Взъерошенный и чем-то сильно возбужденный Осус сразу обратился ко мне, едва я оказался в зоне его досягаемости, и быстро заговорил: – Талик хочет немедленно принести тебе клятву преданности!

– А зачем это ему? – немало удивился такому повороту событий. – Еще ночью убить хотел, а теперь решил преданно служить. С чего это вдруг?

– Он считает – раз на тебя обращен Взор Его, то его попытка покушения обрекает его на скорую гибель в Скверне. И чтобы смыть с себя порок неправедного смертного гнева, который был допущен им по отношению к тебе, он должен отслужить тебе, пока ты сам не захочешь прогнать его от себя словом своим. Просит тебя не прогонять его минимум два года, иначе не останется ему места в мире живых.

Вот ведь фанатик малолетний. Свалился же на мою голову. И что с ним теперь делать? Ладно, попробуем подумать конструктивно.

– Ты раньше говорил, что он был твоим лучшим учеником? – спросил взъерошенного мага, так страстно решившего похлопотать за мальчишку.

– И не только моим, – сразу же ответил тот. – У парня реальный талант ко всему, что так или иначе касается управления силой. Если он станет учиться в Академии, то лет через двадцать сможет стать полным Магистром.

Хм, какое-то новое звание среди местных магов появилось. Повелевающих знаю, Повелителей тоже, а Магистры – что-то свежее.

– Извини, Осус, я, наверное, не все хорошо знаю, из провинции родом, Магистр – это кто в вашей системе званий? До Повелителя сил или после?

– Нет, Витос, не так. – Маг немного скривился от моей дикой, по его представлению, необразованности, которая сильно бросалась в глаза. – Все буси на определенном уровне посвящения выбирают основную специализацию, глубоко изучая что-то одно. Я вот пошел по стопам своего отца, став к настоящему времени Повелителем плоти. Мой брат двинулся немного в другую сторону и сейчас является Повелевающим мудростью, хотя ему бы больше подошло боевое направление, которое сейчас не так престижно, как раньше. Магистрами же становятся те, кто смог подтвердить минимальный уровень Повелевающего одновременно по трем направлениям и уровень Повелителя по одному. Для таких достижений нужен большой талант, что встречается крайне редко, огромная усидчивость и настойчивость в учебе, которой обладает еще меньшее число людей.

– И много в королевствах этих Магистров сейчас? – спросил я чисто ради проформы, заранее зная примерный ответ.

– Три года назад числилось пятеро, но из тех, кто жил в столице, могу назвать только двоих. Про остальных давно ничего не было слышно, наверняка у кого-то из высших Лордов служат и не показываются при Академии. Для любого наставника большая честь, когда его послушник становится Магистром, но это происходит очень редко.

Что ж, примерно такое положение дел и предполагалось. Такие маги слишком опасные противники, хорошо что их мало. И теперь понятно, почему он так печется о том мальчишке. Окажись я на его месте – сам бы за такого ученика зацепился. Если у него и впрямь масса талантов, то такого перспективного юношу стоит держать при себе. Только с религиозным фанатизмом придется что-то делать, иначе его можно сравнить с гранатой без чеки. Когда и где рванет – совершенно непонятно.

– Хорошо, я приму клятву Талика, раз ты за него так просишь, – принял я окончательное решение и последовал по длинному коридору, ведущему к тюремному подвалу.

Осус мелкими шажками быстро засеменил за мной. Ему тоже явно хотелось присутствовать, хотя особой надобности в том не было. Мне вообще не хотелось принимать каких-то клятв, особенно огненных, лучше нормально договориться двум разумным людям к взаимному интересу, но раз «клиент» сам сильно хочет поклясться – пускай, его выбор.

Камера, где находился пленник, оказалась приглашающе открыта, но он сам не выходил оттуда в ожидании моего прихода. Мне сильно не понравилось такое наплевательское отношение к безопасности, и я взглядом выразил свои чувства по этому поводу подошедшему магу, указав на дверь. Тот понял мой молчаливый
Страница 17 из 27

упрек и заметно смутился, но в другой раз, скорее всего, сделает точно так же, пока на своей шкуре не осознает смертельной опасности, постоянно поджидающей любого человека, так или иначе оказавшегося со мной рядом. Еще одна забота на мою голову. Но пока это не критично, займемся тем, зачем сюда пришли.

– Ты хотел принести клятву верности? – обратился я к сидящему на полу парню. – Если ты твердо решил это сделать, то могу сразу заявить тебе – пребывание со мной рядом может сильно разойтись с твоими представлениями о деле Служения, которому ты себя посвятил. Более того, все то, что тебе рассказывали об Истинном, может оказаться совсем иным. И я не могу обещать тебе, что стану поступать так, как ты посчитаешь правильным, скорее наоборот. Если ты сейчас не готов принять все это заранее, то лучше забудь о своем желании.

– Я уже думал обо всем подобном, авторитет Вит. – Мальчишка ничуть не смутился, наоборот, глянул на меня с явным вызовом. – Есть один способ сразу решить раз и навсегда все возможные проблемы, которые могут возникнуть из-за моего невежества относительно тебя и твоего общения с Истинным.

– Какой способ? – удивился такому категоричному заявлению.

– Прими мою клятву – и все поймешь сам, иначе не знаю, смогу ли все объяснить, мое Служение пока слабо.

– Хорошо, говори свою клятву, раз ты все заранее решил.

– Положи мне руку на голову, – попросил парень.

Я сделал так, как он просил, но при этом внутренне приготовился к любой возможной гадости с его стороны и все равно прозевал.

– Обещаю применить свою волю на благо авторитета Вита, по любому слову и принятому им решению под неусыпным Взглядом Его, в чем призываю для подтверждения своей клятвы хладную силу Воли Истинного!

Едва парень сказал последнее слово, по нему потекла пелена синего холодного пламени, которая мгновенно перекинулась на меня через руку и тоже окатила всего с ног до головы. Это было даже приятно, однако за подобными спецэффектами обязательно должно стоять что-то более значимое. Как минимум, какие-то важные обязательства, про которые мне никто до этого не сказал.

– Истинный принял мою клятву! – Парень подпрыгнул на месте и вновь упал передо мной на колени, обхватывая руками мои ноги. – Я ведь даже и не надеялся, наставники говорили о таком лишь как о теоретической возможности.

– А теперь давай рассказывай, что ты только что тут учудил? – вырвал я свои ноги из его объятий и присел рядом, будучи очень злым. – Мне очень хочется узнать, во что ты меня втравил своей непонятной клятвой.

– Извини, наставник Вит. – Талик сразу поставил себя в подчиненное положение, назвав меня своим учителем. – Я ничтожно сомневался в твоем рассказе и хотел, чтобы Истинный подтвердил твои слова, если ты действительно действовал по Воле Его. А это можно сделать только через клятву хладной силой, призывая Его свидетелем. Ты сам бы мне такую клятву никогда не принес, как бы тебя ни просили, но если Он принял мою верность для тебя, то тем самым подтвердил свою Благую Волю к тебе. Теперь я не сомневаюсь в твоем праведном Служении, наставник, и буду впредь самым преданным тебе рабом, ибо клятва хладной силой сильнее любых данных прежде огненных клятв, полностью смывая их.

Фанатик малолетний, надо же что удумал. Неужели все эти сказки про «Истинного» имеют под собой реальные основания? Только местного божества мне для полной компании сейчас не хватало. Сумел же меня провести парень – хоть и молод, хитрости ему уже не занимать. Кем вырастет – даже и подумать страшно, не иначе как еще один авторитет Сом получится.

– А что бы ты делал, если бы Истинный сейчас не принял твоей клятвы? – ехидно спросил его, подозревая о наличии в его рукаве еще какого-либо козыря.

– Тогда у меня не оставалось иного выхода, кроме как силой кинуть свою душу в Бездну, прихватив твою с собой, – ничуть не смутился моему вопросу молодой маг. – Борец со Скверной всегда должен быть готовым очистить мир от нее даже ценой своей жизни, если нет других возможностей.

– И ты думаешь, у тебя получилось бы? – Про себя я даже немного испугался его прямолинейности.

– Не знаю, – смутился Талик, заметно покраснев, явно переживая внутренний конфликт больших сомнений между своей верой и тем, с чем ему пришлось столкнуться. – Ты гораздо сильнее меня, но Истинный в последнем желании жертвы за праведное дело жизни обязательно встал бы на мою сторону. Он показал мне, недостойному, как жалки и нелепы были мои сомнения. Я готов принять от тебя любое наказание за свою дерзость.

– Ладно, – немного успокоился я от его сумбурных слов, сказанных с патетикой глубокого фанатизма, чувствуя, что за ними нет двойного дна. – Выходить наружу дома тебе временно не разрешаю, пусть тот, кто тебя сюда направил, пока думает, что ты погиб. Ты, кстати, в курсе, что Слугам Истинного я нужен исключительно живым?

– Да, – парень утвердительно кивнул.

– А вот твой бывший здешний сообщник, как его там… – запнулся, вспоминая ночной допрос: вечно из головы вылетают чужие имена.

– Камиш, – подсказал мне Талик.

– Да, Камиш, – поправился я. – Так вот, он приказал тебе меня убить. Ты уверен, что он реально работает только на Слуг Истинного? Или же имеет какие-то иные интересы.

– Не знаю, – опять смутился парень. – Он мог связаться с Храмом на Черном Перевале и получить новые инструкции.

– У него есть такая возможность – связываться прямо отсюда с Храмом? – немало удивился я, припоминая по чужим рассказам о том, что у аборигенов с дальней связью не очень хорошо, а вернее – никак.

– Это один из самых охраняемых секретов Борцов со Скверной, я даже не имею права об этом знать, просто однажды случайно подслушал, что говорил наставник Готиус при инструктаже своему боевому напарнику… – с выражением внутренней борьбы на своем лице ответил мне Талик.

Парню очень сильно не хотелось отвечать на последний вопрос, но тут, похоже, в дело вступила его свежая клятва преданности, в итоге отмолчаться и уйти в сторону, сказав, что не знает, ему не удалось. Он еще немного помялся и продолжил выдавать мне совершенно секретные сведения:

– Под сетью дорог, построенных древними мастерами, тянутся особые каналы подчиненной силы. Благодаря специальным амулетам можно мысленно общаться через них практически везде, где проходят эти дороги, невзирая на разделяемое расстояние.

– Ты знаешь, как выглядит амулет связи? – Полученные сведения оказались реально важными.

Если мои противники имеют оперативную дальнюю связь, то придется учитывать это в своих планах. Раньше хоть оставалась некоторая надежда, что скорость реакции системы управления врагов оставляет желать лучшего, чем можно хорошо пользоваться. Теперь же придется искать очередные способы уйти от хорошо скоординированных действий отрядов Борцов со Скверной. И для начала стоит где-то разжиться связными амулетами, чтобы попытаться понять, как этот древний магический телефон работает, – возможно, удастся подслушать, о чем враги «говорят» между собой.

– Амулет выглядит как небольшой серый перстень с зелеными и синими переплетающимися прожилками и красным камнем, – тем временем ответил юноша, уже переставший бороться с собой, осознав, что это
Страница 18 из 27

совершенно бесполезно. – Только он обязательно долго настраивается на хозяина, и владеть им могут очень немногие.

Хм, а у меня вроде как валялись какие-то неизвестные перстни, доставшиеся в числе прочих трофеев. И один вроде как даже вполне подходит под это описание, причем попавший в мою коллекцию бесполезной магической бижутерии еще при первом нападении по пути к Черному Перевалу. Позвав парня за собой, пошел наверх, где у меня лежал мешок с вещами. Хорошо хоть искать долго не пришлось, все мелкие и потенциально ценные предметы некогда сложил в один кошель.

– Знакомый амулет? – протянул найденный там перстень Талику.

Тот, не став даже прикасаться к нему, кивнул.

Коснувшись перстня силой, я совершенно ничего не почувствовал, как будто он представлял собой обычное ювелирное украшение без какой-либо магии. Раньше как раз посчитал его обычным украшением. Угу, там своя защита: пока не наденешь на палец, никакой реакции не жди. А если наденешь – то на встроенную ловушку можно запросто нарваться.

– Скажи, ты знаешь о возможном действии такого амулета, если его наденет на палец не его владелец? – продолжил пытать вопросами своего юного информатора.

– Это же изделие древних мастеров, неужели ты сам не видишь? – удивился он тому, что я его спрашиваю, когда, по его мнению, и так должен сразу все знать.

– И все равно поясни, – решил я проявить некоторую настойчивость.

– Обычная для изделий древних мастеров защитная система включает в себя распознавание принятого основного владельца и тонкую настройку на работу с ним. – Талик, видимо, подумал, что я его просто экзаменую, и выдал мне заученную фразу из какой-то книги или лекции. – Для амулетов персонального гражданского применения при случайном использовании не его владельцем предусмотрена активация предупреждения или принуждения к возврату вещи прежнему владельцу через ответственных лиц. В боевых же амулетах основным пользователем могут активироваться смертоносные ловушки. Данный амулет не является боевым, иначе был бы исполнен в виде медальона, а потому ничего особенно опасного от него можно не ожидать. Возможное принуждение к возврату легко снимается любым Повелителем мудрости. Более того, если персональный амулет остается свободно видимым, то защитная система в нем и вовсе не активирована или же предусмотрена быстрая смена владельца. Вероятнее всего, этот перстень взят с погибшей боевой группы Борцов со Скверной, значит, в нем задействован именно последний режим, положенный по уставу.

Вот это да. Как по писаному шпарит! Однако память у юноши весьма достойная. Прямо справочник ходячий.

– Гляжу, у тебя по амулетам весьма хорошая подготовка, приятно слышать… – похвалил я парня, надевая перстень себе на палец и касаясь его силой.

Ага, так и есть, очередная задачка по созданию трехмерных образов в уме. Даже несколько проще, чем у амулета невидимости. Ха, рано обрадовался: трехмерный «тетрис» – только вступительная часть. Дальше нужно составить картинку в виде человека, если судить по предлагаемому шаблону. Причем не абы какого человека, а самого себя, и проверка идет по самоощущению правильности образа из бессознательного. Тут можно серьезно закопаться, ибо сознательное представление о себе может заметно отличаться от того, что сидит в бессознательном. Особенно у некоторых женщин в нашем мире, не представляющих себя без толстого слоя косметики на своем лице и прочих украшательств. Для них испытание подобным амулетом станет слишком жестоким и оставляющим серьезную психологическую травму. Подсказок же амулет не дает, просто принимая или не принимая предлагаемую пользователем форму. Как тот Станиславский, просто «не верит» – и все. Разве только гипертрофированно отражает пользователю диссонирующее чувство несоответствия. Мерзкое такое чувство. В общем, потенциальный удар по самооценке получается весьма серьезным, и без опытного психолога тут никак не разобраться. Мне же с этим сильно проще – давно выработалась привычка принимать себя любого и ориентироваться исключительно на телесные ощущения. Именно то, что этому амулету сейчас от меня и требуется. Всего с четвертой попытки сделанный образ успешно прошел проверку, и открылись интуитивно понятные опции настройки работы амулета. Их тут вроде бы немного. Пользовательская привязка и маскировка. Включаем. Задание образа-послания для потенциального неавторизованного пользователя. Не знаю, нужно это включать или нет, оставляю изначальную пустую картинку. Теперь бы еще понять, как основной функционал работает, – чай, не привычный сотовый телефон с экраном и клавиатурой. Как другого-то человека вызывать? Так, похоже, разобрался, тот образ, который вносится при настройке амулета на его хозяина, и есть «внутренний сетевой идентификатор» абонента в магической сети глобальной связи. Если кто-то его знает, теперь может вызывать меня. Только так, и никак по-другому. И никаких общественно-доступных сетевых контактов для всех желающих срочно пообщаться, независимо от времени суток. Хорошо знаешь вызываемого человека, имеющего свой связной амулет, – будет тебе связь, если он, конечно, находится в зоне доступа. Не знаешь – извини, приказано не беспокоить. Кстати, тут есть дополнительная настройка вызова. Можно задать какую-то простую визуальную задачку-пароль, которую потребуется решить тому, кто до тебя захочет достучаться. А также пара дюжин свободных мест под чужие образы. Своеобразная записная книжка с функцией «черного» и «белого» списка. Серьезно подошли к делу древние мастера – почти все необходимое смогли предусмотреть в такой маленькой штуковине.

Открыл глаза и увидел недоуменные лица Талика и Осуса, пристально смотревшие на мою руку: перстень на ней уже исчез, как будто там его никогда и не было.

– Чего вы так на меня смотрите? – спросил их, обводя своим внимательным взглядом, который, похоже, несколько напугал их.

– Так это, значит, твой собственный амулет? – радостно воскликнул юноша, а маг лишь недовольно поморщился.

– Как ты определил, что амулет мой? – спросил почему-то возбудившегося парня.

– А как же иначе – без помощи знающего секреты Повелевающего мудростью такой амулет нельзя привязать к себе, к тому же так быстро. Другое дело, если ты уже настроен на него. Значит… – Юноша запнулся и внимательно посмотрел в глаза с огнем надежды в своем взгляде. – Значит, ты Сокрытый от Мира Борец со Скверной из Тайного Храма?

Вместо ответа я просто пожал плечами: пусть дальше верит в то, что сам себе придумал, раз так хочет, зачем его зря расстраивать? Тайный Храм, говорит, – пусть будет Храм. Потом стоит непременно узнать, что это такое и чего от него можно ждать. Во что-то хорошее верится с трудом, а неприятности лучше встречать, хорошо подготовившись.

– Благодарю за проверку силы моего Служения, наставник, – глубоко поклонился мне в ноги парень.

И что самое интересное, маг Осус тоже повторил за ним глубокий поклон. Вот это попал – за кого они теперь станут меня принимать? С одной стороны, вроде бы такое признание может служить дополнительным фактором их преданности, а с другой – теперь придется тщательно скрывать свое невежество по очень многим
Страница 19 из 27

вопросам. Разве что устраивать подобные показательные проверки веры и знаний. Только бы случайно не заиграться.

– Никому не рассказывайте о том, что вы только что видели. И об остальном тоже молчите, – выдал им свои указания без какой-либо конкретики. Пусть сами догадываются, о чем нужно непременно молчать. – На вас двоих сейчас ляжет защита дома от возможного внешнего проникновения, так как защитная сеть силы практически не работает. Если кто-то чужой проникнет за ограду, в драку не лезьте, ваша задача – только как можно быстрее сообщить мне об этом. Дальше моя забота. Сможете меня быстро найти на ближайшей ярмарке?

Парочка практически синхронно кивнула.

Глава 5

Страсти вокруг ярмарки

По завершении одного дела пора заняться другим – и так куча времени зря пропала. Не совсем зря, конечно, чего уж кривить душой, но все равно.

«Марина, ты собралась идти на ярмарку?» – мысленно обратился к Ведьме после безуспешных попыток обнаружить ее в доме, хотя близкое присутствие девушки явно ощущалось.

– Уже, – ответила она голосом, появившись прямо из воздуха передо мной в полной боевой экипировке – в кольчуге и со своим луком. – Занятная игрушка… – полностью насладившись произведенным на меня эффектом неожиданности, добавила она чуть погодя, имея в виду амулет невидимости. – Извини, ты не разрешал, но просто так сидеть и ничего не делать – слишком скучно… – Заметив следы явного недовольства на моем лице, девушка приняла самый виноватый вид.

– Ладно, справилась, молодец! – похвалил я ее, вызывая совсем не наигранный восторг. – Только в следующий раз, если сильно захочешь сама с какими-то амулетами поиграть, просто вспомни о том, что там могут попасться смертельные ловушки или более хитрые, заставляющие глупого человека силой делать то, что ему совсем не захочется.

– Я тебя услышала, – ехидно заметила она на мою отповедь. – Только ты сам тоже зря не рискуй, мне без тебя будет совсем тоскливо.

– Договорились, – примирительно кивнул. – Пойдем, раз собрались, только оставайся всегда начеку – неизвестно, с какой стороны последует неожиданный удар.

Ярмарка постепенно завершала свою торговую часть, и люди уже больше просто ходили и общались друг с другом. Торговцы сворачивали свои импровизированные лавки и готовились разъехаться по гостиницам и трактирам, где можно хорошо отметить завершение удачного торга. Но никто никуда не торопился, в надежде на то, что вдруг объявится еще один запоздалый покупатель. И некоторые его дожидались в нашем лице. Марина поставила меня в известность, что в доме имеется большой «холодильник», занимающий целых две комнаты рядом с кухней, но сейчас он совершенно пуст и из еды остались только сублиматы, которых хватит едва на один день, причем если экономить. В итоге первым делом пришлось закупаться продуктами. Девушка клятвенно пообещала хорошо готовить, я не возражал и сразу брал все из большого списка и того, что она захотела, едва лишь завидев на лотках, при этом отчаянно торгуясь. Ярмарочные цены оказались вдвое ниже, чем в среднем по городу, но удавалось скинуть еще больше, учитывая близкое завершение торга и поистине оптовые объемы закупаемого. Естественно, приходилось выбирать из последних остатков и всякого нераспроданного, порой из-за высоких начальных цен. Всякие деликатесы типа копченой колбасы и нежного сыра тут явно не пользовались повышенным спросом, в отличие от рядовой еды. Решил не мелочиться и сразу арендовал у предприимчивых купцов три большие телеги, которые сделали четыре ходки к особняку и обратно, благо тут совсем рядом. Шестерка расторопных грузчиков тоже нашлась и за пару больших серебряков быстро перекидала все наши покупки от телег к месту хранения. Мы закупили множество относительно свежих продуктов и про «сухари» не забыли. Да, базар на Черном Перевале все равно гораздо выгоднее посещать, но туда далеко идти, и меня там ждут с большим нетерпением Слуги Истинного, чтобы красиво зажарить на потеху публике. Еще два часа времени прошло, пока мы мотались туда-обратно, загружая и разгружая телеги. Но до наступления темноты еще можно многое успеть. Следующей значительной по объему покупкой стала простая ткань в широких рулонах и плотная бумага. Ткань потребовала Марина, посетовав, что во всем доме нашелся только один удовлетворительный комплект постельного белья, а на бумагу я запал сам, вспомнив свое давнее желание нарисовать большую настенную карту. У меня же есть учебник географии алхимиков, где весьма подробно прорисована долина, ставшая ныне Смертными Землями. Можно попробовать переложить ее на бумажную основу большего размера и постепенно дополнять актуальными к сегодняшнему дню изменениями. Работа большая, но она того стоит, ибо мне сильно не нравится ходить по лесам практически вслепую или ориентироваться по имеющимся дорогам и тропам. Где люди ходят более-менее регулярно – там запросто может прятаться бандитская засада или поджидать голодные звери, рассчитывающие перекусить глупым человечком. Лучше уж дальними лесами ходить, постепенно протаптывая свои тайные тропы, известные только самому близкому кругу. Но как делать это без карты – даже ума не приложу. Купленная мной бумага, кстати, оказалась тканью с нанесенным на нее слоем выделанной целлюлозы и предназначалась для отделки стен. Что-то типа наших обоев, только без рисунка, под девизом: «Раскрась сам, как тебе нравится». Обошлась такая «бумажка» весьма дорого, в пять полных серебряков, и бородатый купец категорически отказался торговаться, сразу заявив, что отдает товар за те же деньги, которые платил, в связи с окончанием торга, но себе в убыток отдавать точно ничего не станет. В это верилось с большим трудом, но ничего не поделаешь – другие торговцы, вероятно имевшие аналогичный товар, уже покинули ярмарку. А с тем, чем можно рисовать, возникла настоящая проблема. Имеющиеся в наличии сухие краски для создания настенных картин, которые нашлись в ассортименте у того же купца, тут не очень подходили – тонкой кисточкой я совершенно не умею пользоваться. Но все равно пришлось брать их, так как ничего более подходящего нигде не видел. Придется сделать чертежный рейсфедер, с ним более-менее справлюсь.

Пока я разбирался с красками, почувствовал на себе чье-то постороннее внимание. Сначала резко напрягся и даже предупредил Ведьму, но потом сумел распознать наблюдателя. Им оказался молодой Повелевающий силами Амикус, с которым мы вместе ходили в первый поход под руководством опытного искателя Носатого Следопыта. Парень хотел встретиться со мной и догадался, где стоит искать, правда, ждать моего появления ему долговато пришлось. Дав отбой тревоги насторожившейся девушке, попытался мысленно связаться с молодым человеком. Контакт возник, но нормально поговорить, как с Мариной, не удалось. Парень явно понимал меня, но мне в ответ приходили только отдельные обрывки его эмоций. Возможно, он просто еще не освоил в должной мере общения на расстоянии с помощью силы, или же что-то мешало мне воспринимать его мысленную речь. Помню, недавно сам делал в этом свои первые шаги, буквально пробираясь на ощупь и следуя исключительно собственной интуиции. Сейчас же, с
Страница 20 из 27

опытом, общение получается уже практически на автомате, тогда же приходилось специально мысленно тщательно «проговаривать» слова, как будто пропуская их через голосовые связки и направляя к «слушающему» вниманием силы. В общем, достаточно сложное занятие, требующее хорошо развитых способностей к мысленному моделированию. Вполне допускаю, что маги вообще как-то по-другому мысленно общаются, – мне же ведь пока никто не рассказал, как это правильно делается, а я не только изобрел собственный «велосипед с квадратными колесами», но и научился на нем неплохо кататься по здешнему бездорожью. Потому попытка связи на расстоянии оказалась неудачной, и пришлось идти встречаться лично, чтобы нормально поговорить. Амикус пожаловал не один – с ним присутствовал парень примерно его же возраста и тоже в цветастом балахоне, показывающем всем остальным его видный статус мага. Еще одним несомненным плюсом балахона являлся капюшон, который в данный момент прикрывал от посторонних взглядов изрядно помятую физиономию своего хозяина. Оба глаза ярко светили синими фонарями, губы тоже налились неестественной краснотой. Вот она, самая наглядная демонстрация сурового превосходства грубой силы перед всякой магией.

– Ты хотел меня видеть? – обратился я к Амикусу, после того как внимательно осмотрел его приятеля.

– Витос, ты говорил, что можешь куда-то пристроить меня в городе? – с огромной надеждой в голосе спросил он.

– Было такое дело, – подтвердил некогда сказанное.

– Сегодня последний день, когда я имею право находиться в городе, завтра обязательно должен выйти в поход, а Следопыт еще не вернулся. Опытные искатели в свои группы не берут новичков без клановых медальонов. Другие наставники за принятие в группу хотят денег, у меня столько нет, все на лечение ушли, даже оружие пришлось продать, а рука так до сих пор нормально и не работает. Идти в лес с такими же бедолагами, как сам, – это верная смерть. Подходящей работы никто не предлагает, да и не очень подходящей тоже, с покалеченной рукой даже в рабы не берут. Помоги, а?

– Хорошо, могу взять к себе на службу, – сильно обрадовал я парня, вспомнив о том, что вскоре потребуется чинить магическую конструкцию в особняке и обязательно потребуются умелые помощники, да и на перспективу преданные люди крайне нужны. – Только учти, что служить мне тяжело и достаточно опасно, придется постоянно учиться и периодически рисковать жизнью.

– Согласен! – Амикус чуть ли не подпрыгнул на месте от радости. – Готов хоть сейчас принять семилетнюю клятву преданности. Только… – резко погрустнел он, что-то вспомнив, – обычный искатель типа тебя ведь не может распоряжаться порядками города. Ты же сам вынужден лишь временно пребывать тут от одного похода до другого. И все равно я согласен, с тобой можно выжить.

– Выжить я бы и сам не отказался, – усмехнулся я его словесной тираде и своим не самым радужным мыслям по этому поводу. – Только вот сделать это не так-то просто. За то время, пока мы с тобой не общались, кое-что успело сильно измениться. Мне удалось обзавестись таким количеством очень сильных врагов, что и считать-то их уже перестал. Одни Борцы со Скверной Слуг Истинного чего стоят. Если не побоишься оказаться у них на пути, когда они придут за моей головой, – то добро пожаловать в команду.

– Здесь Слуги Истинного не имеют того влияния, как по ту сторону Черного Перевала, – совершенно спокойно ответил парень. – Раз ты в одиночку справился со зверем, который посильнее боевого Повелителя будет, то и Борцов со Скверной можешь не бояться.

– Мне бы сейчас твою уверенность, Амикус… – покачал я головой, показывая свое отношение к обозначенной проблеме. – Так что ты все еще согласен – или лучше передумаешь и обратишься к кому-то еще? Спокойной жизни точно не обещаю.

– Нет, я уже не передумаю, – уверенно заявил молодой маг. – Только хочу еще попросить за моего товарища по Академии – Валона, – он кивнул на стоящего рядом парня. – Его, как и меня, предали родственники в борьбе за наследство, а здесь, в Лессе, сумел отбиться от бандитов, убив силой двоих из большой городской банды. Та объявила на него настоящую охоту и преследует даже тут, на чужой территории. От пары нападений едва удалось сбежать, а последнее с моей помощью отбить. Если ему как-то не помочь, то бандиты не отстанут, пока не убьют.

При других обстоятельствах я серьезно задумался бы на ту тему, что мне кто-то хочет подсунуть своего человека. Такого своеобразного «троянского коня» или просто шпиона. Но если чуть-чуть подумать, подключая здравомыслие, то кто мог догадаться, что я непременно захочу взять себе в формирующуюся команду каких-то левых мальчишек? Тот же Амикус – он тут практически никто. Силы мало, опыта нет, даже работу найти не может. По здравом рассуждении ему стоило сейчас отказать и искать более опытных магов. Можно рассмотреть его как разовую возможность подвести ко мне потенциального убийцу, зная о том, что мы раньше общались, но совсем не того, к чьей рекомендации я непременно прислушаюсь, взяв к себе нужного человека. Решено: беру молодежь под свое крыло, начну постепенно воспитывать свою гвардию с молодых лет. Заодно Талику найдется с кем общаться – может, им удастся как-то справиться с его религиозным фанатизмом, переходящим все разумные пределы. И все равно парням еще потребуется заслужить мое доверие – каким-либо клятвам у меня веры нет.

– Амикус, я могу взять к себе служить и твоего приятеля, как и тебя, только при условии, если ты сможешь поручиться за него как за самого себя. С тобой мне уже приходилось попадать в сложные ситуации и выходить из них, именно благодаря этому сейчас мы и разговариваем. А вот его вижу впервые.

– Могу за него поручиться, – утвердительно кивнул молодой маг, посмотрев на своего приятеля, опустившего взгляд куда-то себе под ноги и явно сгорающего от стыда.

– Ты согласен с моими условиями, э… как там тебя зовут – Валон? – спросил я его.

– Согласен, – буркнул под нос побитый маг, еще сильнее покраснев от внутреннего волнения, ну прямо как совсем юная девица перед бравым солдатом, впервые затащившим ее на сеновал.

Такое сильное волнение привлекло мое пристальное внимание и пробудило любопытство.

– Тебя что-то беспокоит? Ты хочешь об этом поговорить? – нарушил молчаливое смущение парня классической фразой практикующих психологов.

– Это правда, что ты в одиночку перебил кучу серых балахонов на Перевале и осквернил тамошний Храм? – спросил он, подняв на меня свой взгляд с земли.

– Неправда, – ухмыльнувшись, ответил ему. – Как ты их назвал – «серые балахоны» – сами разбежались от страха, я их даже пальцем не тронул, Храм – да, моя работа. А нечего красивых девушек на костер тащить! – посмотрел на Марину, стоявшую с гордым видом немного в стороне от нас.

Валон проследил за моим взглядом и явно впервые увидел Ведьму, в этот момент внимательно рассматривавшую его, отчего впал в прострацию, застыв на месте с открытым ртом.

– Расслабься, не съест она тебя без моего приказа, – попытался я опять привести его в чувство, но это получилось далеко не сразу.

Парень смотрел на девушку и никак не мог справиться со своими эмоциями.

– Настоящая
Страница 21 из 27

пробужденная Ведьма, – тихо сказал он через некоторое время, приходя в себя. – Выходит, правду писали в запретных свитках… – После чего повернулся ко мне и твердо заявил, гордо расправив свои плечи: – Готов служить человеку, способному подчинить открытую силу женщины, до скончания своих дней!

И его взгляд сильно напомнил тот, которым смотрел на меня Талик, когда признал во мне тайного Борца со Скверной. Только еще одного религиозного фанатика мне сейчас не хватало. И вообще – чего тут такого необычного? Но с другой стороны, такой красивый спектакль по заказу сыграть практически невозможно, сразу видно настоящие чувства.

– Договорились, парни, – подвел я некоторый итог нашим разговорам. – Я приму ваши клятвы верности, но только через пару месяцев вашей службы, когда станет ясно, стоит ли мне это делать.

Мое последнее заявление вызвало на их лицах явное недоумение: как так можно – принимать на службу и не брать при этом клятвы верности? Но мне их мысли по этому поводу оставались безразличны, так что решил по-быстрому пристроить их к нужному делу. Пусть зарабатывают свое право служить дальше.

– Амикус, ты знаешь, где живет Повелевающий мудростью Питс, который привел меня в вашу компанию новичков?

Тот кивнул.

– Иди сейчас к нему и скажи, что его срочно хочет видеть авторитет Вит около ворот своего особняка, – показал рукой на виднеющуюся неподалеку крышу трехэтажного здания. – Ему предлагается работа с хорошей оплатой, так что пусть поторопится.

Второй парень внимательно смотрел на меня, ожидая подобных инструкций. Но, помня, что за ним могут охотиться бандиты, решил пока не отпускать его далеко от себя. Если те случайно нападут, когда я окажусь рядом, получится хороший повод для небольшой разминки. Надоели хорошо подготовленные и экипированные маги-убийцы, хочется встретиться с обычными мальчиками для битья. Да и некоторые амулеты в деле пора проверить. Попробуем немного половить рыбку на живца – вдруг клюнет!

– Валон, ты пойдешь следом за нами, чуть отставая, шагах в тридцати – сорока сзади, – озвучил ему свой план. – Когда заметишь на себе внимание со стороны тех, кто хочет тебя достать, ничего не делай, просто будь готов быстро бежать в нашу сторону – об остальном мы с Ведьмой позаботимся. Ты опасность и чужую злобу хорошо чувствуешь?

– Да, мой господин, – ответил он, озвучив мой новый для него статус. – Это одна из моих самых сильных сторон. Если бы я не чувствовал опасности и эманаций злобы – давно бы здесь убили, боевое направление у меня пока довольно слабое, а на амулеты нет денег.

Быстро мысленно пересказал Марине наши разговоры, поделившись дальнейшими планами, и мы покинули закрывающуюся ярмарку, присоединившись к основному потоку покидающих центр города людей. Наш путь лежал к дому мастера-оружейника Толиса, которого я хотел пригласить лично. Идти до него относительно недалеко, но пришлось проходить несколько кварталов узкими радиальными переулками. Если кто за нами и следил в центре, имея недобрые намерения, то именно в тех переулках стоило ожидать возможного столкновения: больно места удобные для засады или же нападения вдогонку. Однако по пути туда нас никто не побеспокоил. Опять изредка я ловил магическое внимание со стороны, которое, впрочем, на нас долго не задерживалось. Шедший позади парень тоже выглядел достаточно спокойным, хотя постоянно вертел головой по сторонам, не удовлетворяясь одним лишь магическим чутьем.

Около дома мастера несколько мужиков пытались закатить на телегу большую деревянную катушку. Судя по тому, как они корячились, весила она весьма прилично, и их сил явно не хватало, чтобы закатить ее по наклонным сходням. Подошел ближе – посмотреть, что там так подозрительно блестит. На катушку была плотно, виток к витку намотана тонкая металлическая проволока, отсвечивающая зеленоватым цветом. Похоже на сильно укрепленное магией железо. «Надо же, оказывается, здешний оружейник теперь телеграфные провода из гвардейского оружия с горя делает», – подумалось мне. Заметив мое пристальное внимание, мужики прекратили свои тщетные попытки на середине пути и, грязно ругаясь, скатили катушку обратно на землю, едва не придавив мелкого мужичка, страховавшего их внизу. Ему сильно повезло, что катушка просто прокатилась над ним сверху, серьезно не задев. Поднявшись с земли, тот демонстративно отряхнул запачканную одежду, повернулся ко мне и нагло заявил:

– Вместо того чтобы скалиться, лучше бы помог! Третий раз за день катаем. Городские мастера здесь совсем обнаглели, не хотят лишний раз из своего дома нос высунуть, а некоторые прохожие еще ехидно ухмыляются, бесплатно глядя на наши труды. Гони серебряк и дальше смотри! – безапелляционно заявил он мне.

Тут он прав. Наблюдать со стороны за их «трудами» весьма забавно. Особенно если хорошо представлять, как сделать самый простой блок и затащить эту катушку на телегу силами всего одного человека. Платить деньги за просмотр совершенно не в моих принципах, а вот немножко позлорадствовать – всегда пожалуйста.

– Что, не хотят мастера брать ваш товар? – продолжил ухмыляться, глядя на тихо ругающихся между собой мужиков, изредка кидающих в мою сторону недобрые взгляды.

– Бездельники! – вспылил мужичок, активно замахав руками. – Им только готовое подавай, сами ничего делать не желают. Из этой проволоки две дюжины гвардейских броней можно сплести, и еще половина останется, но нет, им проще у искателей ценную добычу за считаные медяки скупать. Совсем обленились!

– Сами бы взяли и сплели те брони, – пожал плечами в ответ на его эмоциональный порыв по поводу чужой лени. – Думаю, их бы у вас с руками на Черном Перевале оторвали, золота не пожалев.

– Так это… – мужичок сбавил свой напор, – не мастера мы, такое нам не по силам.

– Проволоку, значит, сумели как-то сделать, а брони из нее не можете? – добавил ехидства в голос, поняв, что это очередные горемыки-искатели, где-то разжившиеся тяжелой добычей и пожелавшие выручить за нее кучу золота.

– Не делали мы ее… – Наглый мужичок опустил глаза, будучи явно пристыжен моими словами. – Это железо из брошенного поселка алхимиков. Знал бы ты, сколько трудов стоило притащить его оттуда, так бы не ухмылялся.

– Могу догадаться, – убрал я улыбку с лица, став очень серьезным.

Эти мужики действительно заслуживают настоящего уважения, раз сумели не только организовать дальний поход, но и притащить такую тяжелую добычу. Ее ведь по лесам долго катить пришлось. Или же они как-то смогли проскочить по дорогам с телегой, обходя засады бандитов, что еще сложнее. С такими перспективными искателями стоит непременно подружиться – глядишь, пригодятся.

– Вы из какого клана? – спросил насупившихся мужиков, уже собравшихся продолжить свою работу после небольшой передышки, вызванной нашим неожиданным появлением.

– А ты кто такой, чтобы спрашивать? – вступил в разговор самый крепкий из них с цепким взглядом опытного бойца.

– Авторитет Вит, – представился я ему, глядя в глаза и добавляя весомую толику силы.

– Извини, авторитет, не признали сразу, – поклонился мне искатель, сразу поверив на слово, остальные мужики тоже повторили поклоны за ним. – Мы из
Страница 22 из 27

клана чистой воды города Лесса, в Юмаю всего четвертый раз, почти никого тут не знаем, прибыли на ярмарку.

– Ничего, с кем не бывает… – опять улыбнулся им, демонстрируя свое хорошее настроение. – Сколько за свое железо выручить хотели? – решил поинтересоваться их реальными аппетитами.

– Сначала хотелось бы получить дюжину золотых – все же железо с полным плетением подчиненной силы внутри, – опять вступил в разговор первый мужичок, явно выполнявший в этой компании роль главного купца. – Но сейчас даже не знаем, нам бы свои расходы теперь вернуть да долги отдать, четыре золотых… убьют, если не расплатимся.

– Могу немного помочь вашей беде, – подарил им слабую надежду, слегка разочаровав потом. – Только сами понимаете, не просто так…

– Извини, авторитет Вит, мы слишком плохие бойцы, чтобы что-то тебе обещать, – опять обратился ко мне крепкий воин.

– Конечно, хорошие бойцы тоже нужны, – покачал я головой, показывая, что меня немного неправильно поняли. – Но могут вскоре потребоваться некоторые услуги по искательской части. К примеру, вы проведете меня к тому поселку, где взяли этот металл, и вообще подробно и ничего не скрывая расскажете обо всем, что знаете о Смертных Землях. О том, что видели, где какие скрываются опасности.

– Зачем это тебе? – сильно удивился воин, подозрительно посмотрев на меня.

– Скучно сидеть в городе… – уклончиво ответил я. – Хочу немного развеяться, прогулявшись по дальним окрестностям Смертных Земель, и чтобы никто не мешал.

Тот явно расслабился – видимо, мой ответ полностью устроил его. Ну да, глупый авторитет захотел опасных приключений, мало ли какая блажь придет в голову от скуки.

– Это можно. – Мужики заулыбались, переглянувшись друг с другом.

– А с железом тогда что делать? – спросил меня мелкий «купец». – У нас тут еще кое-что есть.

– И что же? – скорее обозначил интерес, нежели заинтересовался.

– Три походные армейские печи мягкого тепла, полностью исправные, хоть сейчас заливай земляное масло и используй. – Он ловко запрыгнул на телегу, скидывая прикрывавшую какие-то бочки грубую ткань.

Хм, больше всего эти печи похожи на сильно растолстевшие «буржуйки». Мне они немного напомнили круглые нагревательные тэны, которые ставят в небольших финских парилках, накладывая сверху камней. Возникшая ассоциация вызвала сильное желание сделать такую парилку у себя дома. Настоящая русская парная с большой кирпичной печью, конечно, лучше, но и сухая финская сауна тоже весьма неплоха. Поставить туда парочку таких печей – и все дела. Просто, и главное – быстро.

– Почему до сих пор не продали? – спросил я мужичка.

– Нормальной цены не хотели давать, – честно ответил «купчик». – Просили всего по одному золотому за печь, но даже и за половину никто не соглашался купить – ждали, когда мы скинем еще. Лучше обратно в лес отвезти, чем соглашаться отдавать добычу за бесценок.

– Хорошо, мужики, – принял я свое окончательное решение. – Вы сейчас отвезете весь этот металл в центр города, к дому судьи – знаете где? – Получив от них явное подтверждение, добавил: – За это добро вам от меня причитается восемь золотых, но с вас возьму обязательства предоставить услуги, о которых спрашивал. Годится?

Искатели кивками подтвердили свое согласие, опять дружно подавшись к тяжелой катушке. Остановив их едва не начавшееся погрузочное мучение, быстро объяснил, как сделать блок. Причем из той же проволоки и подручных материалов. На меня посмотрели немного странно, но возражать не стали, быстро организовав дело по моим словам. Пока они грузились, подозвал своих спутников, стоявших поодаль, и зашел с ними в дом мастера-оружейника, который последние минуты пристально смотрел на нас из окна.

– Чем эти жадные искатели тебя так сильно заинтересовали – неужели своим железом? – спросил он меня, когда мы поприветствовали друг друга.

– Железо тоже когда-нибудь пригодится, – немного нахмурился я при упоминании мастером чужой жадности: он и сам ведь далеко не образец истинной добродетели. – Ты пробовал подумать, сколько сил им пришлось приложить, дабы доставить его сюда? Если направить их энергию в более правильное русло – им же потом цены не будет.

– Об этом не мне судить, – усмехнулся Толис. – Мое дело простое – если искатели предлагают выгодный товар, беру, думать о людях, как их к хорошему делу привлечь, – это уже задачка авторитетов, а не моего скромного ума.

– Вот они и подумали в моем персональном лице… – широко улыбнулся в ответ на такое категоричное заявление, осматривая, что изменилось в торговом предложении оружейника с моего прошлого посещения.

Изменения оказались практически незаметными. Разве что добавилась парочка серых кольчуг и один большой арбалет.

– Сдашь этих искателей со всеми потрохами авторитету Сому за небольшую плату – думаешь, он их к себе караванщиками возьмет? – Оружейник опять усмехнулся, представляя, что я могу дальше с ними делать при таких начальных установках. – Так прямо тебе скажу – напрасное дело, он тебе за них и мелкого медяка не даст, даже если заинтересуется.

– Да ладно тебе, обойдусь своими силами и без авторитета Сома, – ответил ему, догадавшись о том, что мастер пока не знает об изменении моего собственного статуса, принимая за обычного удачливого искателя с хорошими деньгами в карманах, чем можно пока спокойно пользоваться. – Кстати, ты-то сам на их железо почему не польстился? – перевел тему разговора в другое русло.

– А что мне с ним делать? – удивленно спросил он.

– Гвардейские кольчуги, – передал ему деловую мысль от ушлых искателей.

– Слишком долго и сложно, – сразу отмахнулся он от нее. – Нужны минимум два опытных помощника, иначе не получится удерживать совершенно одинаковую форму большого числа мелких колец. С разными кольцами в готовой кольчуге при ее использовании появятся выраженные напряжения подчиненной силы, образуя слабые места. Это общий недостаток любых значительно укрепленных изделий, там сложно обеспечить равномерность растекания внешних потоков силы по многочисленным встроенным плетениям, отделенным друг от друга. Кольчуги лучше из серого железа делать, там нет таких проблем. Раньше над одной гвардейской кольчугой работали семеро опытных мастеров в течение целого месяца, и то часто приходилось переделывать. Лучший цех в столице за год полудюжину броней в гвардию сдавал, да и то не всегда получалось. Ты же предлагаешь взяться за такое дело мне одному. Металл у искателей, несомненно, хорош, но он совершенно не стоит тех денег, которые они за него просили.

– Понятно, – тихо заметил про себя, что идея как-то автоматизировать процесс местным мастерам в голову даже не пришла. – А почему печи не взял? – решил узнать что-то нехорошее и о втором наборе доставшегося мне «железа».

– Какие печи? – удивился он. – Кроме той проволоки они больше ничего мне не предлагали.

– Зато предложили мне. Походные армейские печи по золотому за штуку.

– Наверняка разбитые и без управляющего амулета… – Судя по изменению выражения лица, мастер явно заинтересовался.

– Говорят, полностью рабочие, но сам еще не проверял.

– Если так, то потом мне можешь их продать. Дам даже по
Страница 23 из 27

два с половиной золотых. Эх… – Толис сильно расстроился, узнав, как некие весьма ценные вещи прошли мимо него в каких-то двух шагах.

– Подумаю, – немного обнадежил его, так ничего и не пообещав. – Да, я ведь к тебе не просто так шел, а по делу! – Пришло подходящее время рассказать о настоящей цели своего визита.

– Если ты хотел узнать о том, когда прибудет мастер Мифас с обещанным оружием из мертвого железа, то пока и сам не знаю, твои деньги для него только сегодня утром передал с доверенным человеком, раньше не получилось. Так что скоро прибудет, дней через пять-шесть, – сбил он меня с настроя, напомнив о старом деле.

– Ты же тогда всего про три дня говорил? – глянул ему в глаза, обозначая свое явное недовольство.

– Извини, тогда совсем забыл про ярмарку, – сразу стал оправдываться оружейник, – никто из доверенных людей не хотел идти в город Титс только по твоей и моей надобности. А отправлять золото с кем попало – сам понимаешь, не стоит.

– Ладно, чтобы не оставаться в обиде, с тебя за такие просчеты потребую существенную скидку за работу, – быстро воспользовался я ситуацией к своей пользе, предложив компенсировать моральные издержки материально.

– Идет, – согласился с моими требованиями мастер, благо с него не требовали честно заработанных прежде денег, просто обещали позже меньше заплатить, а это совсем не так неприятно переживается. – Что тебе там еще нужно переделывать, говори?

– Нужно наладить систему питания амулетов в доме судьи, починить основную печь и еще кое-что по мелочи.

– Зря ты взял подряд на ремонт того дома, – недовольно покачал головой мастер. – Там работы минимум на полгода для всех городских мастеров, если собрать их вместе, да еще помощников из других городов позвать. Мне одному вообще им можно заниматься несколько лет кряду. Сомневаюсь, что сможешь на этом подряде хоть что-то заработать, скорее много своих денег зря потеряешь.

– Ты уже знаешь, что там надо делать? – возник у меня естественный вопрос, после того как Толис показал свою явную осведомленность.

– Да, – уверенно ответил он, – авторитет Сом три года назад приглашал меня и других городских мастеров посмотреть, что там можно восстановить и во сколько это обойдется. Когда ему назвали примерную стоимость и продолжительность работ, он сразу отказался что-то делать. Даже просто снести тот особняк и построить новый на его месте нельзя, ибо это самое старое здание в городе, построенное тем же Великим Мастером, который создал ворота на Черном Перевале. Без него общая защитная система подчиненной силы города перестанет работать.

Чем дальше в лес – тем толще партизаны. То есть чем больше узнаю о «подарочке» Сома, тем решительнее хочется схватиться за голову, все бросить и немедленно сбежать из города. Однако сама ситуация выглядит как достойный вызов, который стоит принять и потом всех удивить, придумав что-то необычное.

– Как говорят там, откуда я родом, – «глаза боятся, а руки делают». Собирайся, мастер, прямо сейчас займемся ремонтными работами, – решительно заявил ждущему моего решения Толису.

– Я работаю как умею – ты платишь независимо от полученного результата. Раз тебе нравится зря тратить свои деньги, ничего не имею против того, чтобы они случайно оказались в моих карманах, – вполне дружелюбно подначил он меня.

– Про обещанную скидку смотри не забудь, – частично вернул ему подначку обратно, оставив на его лице весьма кислое выражение.

Несмотря на постепенно сгущающиеся сумерки, мастер Толис не стал отнекиваться и прикрываться другими неотложными делами, быстро собравшись в дорогу. С собой он практически ничего не брал, заметив – сегодня получится разве лишь произвести приблизительную оценку необходимого для дальнейших работ, но все равно сразу попросил золотой задатка, проверяя серьезность моих намерений. Несмотря на внутренний протест платить за несделанную работу, пришлось раскошелиться.

Опять мы вытянулись охотничьей группой по пути к центру. В этот раз побитый молодой маг шел впереди нас на весьма приличном расстоянии. Периодически я и Марина магическим взором оглядывали пространство вокруг него в поисках возможной опасности. Про себя тоже не забывали и иногда «посматривали» по сторонам и назад. Впрочем, наша повышенная бдительность опять пропала зря, и до самого дома ничего неожиданного не произошло. Редкие прохожие, попадавшиеся нам на пути, агрессивных действий не предпринимали, отдельных кого-то ждущих групп тоже не заметили. Однако за квартал до центрального входа в особняк, к которому мы шли, Валон остановился на месте, оглядываясь по сторонам и выражая при этом самую настоящую обеспокоенность.

– Туда нельзя идти! – кинулся он ко мне навстречу, едва мы подошли к нему ближе.

Тщательно «просмотрел» улицу до самых ворот, потом дальше и даже заглянул в ближайшие переулки и на опустевшую центральную площадь города. Ничего подозрительного там не заметил. Да и вообще людей там почти не было, разве лишь на самой площади и достаточно далеко. Мысленно попросил Ведьму пройтись по тем же местам своим щупальцем, ибо если я не могу видеть магов, прикрытых амулетом невидимости, то для нее это не проблема. Та тоже ничего не нашла, хотя один раз отчего-то напряглась, но потом опять успокоилась.

– Там никого нет, – обратился я к парню. – Ты точно уверен, что там кроется какая-то опасность?

– Да. Кто-то совсем недавно что-то сделал, оставив после себя едва заметные следы, в которых есть сильное желание убить. Через полчаса эти следы полностью развеются, но я их еще немного чувствую.

– Что это может быть, не подскажешь? – Мне стало любопытно.

Ни я, ни Марина ничего не замечаем, а вот парень что-то такое чувствует. Может, он и ошибается насчет опасности, но лучше лишний раз перестраховаться.

– Не знаю… – Юноша немного поежился под моим взглядом – видимо, больше испугавшись моих сомнений в его словах, чем самой опасности. – У меня не получается далеко смотреть взглядом силы, но точно могу сказать – рядом с воротами на улице что-то спрятано. Оттуда тянет духом настороженной смерти.

Вновь я прошелся своим вниманием по пространству перед воротами, однако опять ничего не обнаружил. Совершенно пустая улица. Хорошо, если там кто-то поставил скрытую ловушку – пусть она поймает кого-то другого, пришла в голову дельная мысль.

– Идем переулками к каретным воротам, – резко скомандовал я.

Больше всего мне не понравилось, как сильно напрягся мастер Толис, прислушавшись к нашим разговорам. Риски и опасности – совсем не то, чего бы он хотел вместе с деньгами за свою работу. И если бы не полученный от меня задаток, сейчас бы уже постарался покинуть нашу компанию, пока еще не слишком поздно. Вперед опять пустили Валона, но мы с Мариной ни на секунду не выпускали его из своего внимания. Около каретных ворот стояла телега искателей, да и сами они расселись на земле около нее в ожидании нас. Здесь парень какой-либо опасности не почувствовал. Однако разыгравшаяся у меня паранойя вынудила нас еще раз пройтись кругами, выходя к задним воротам. Тут тоже все оказалось чисто, и мы решились пройти на закрытую территорию. Каких-либо неприятных сюрпризов не произошло, амулет-ключ
Страница 24 из 27

сработал штатно, и мы оказались прикрыты от постороннего внимания системой магической защиты, которая еще неплохо работала, набравшись за день солнечного тепла. Оказавшись в доме, отправил Толиса в подвал в одиночку разбираться с печью, а сам, найдя на третьем этаже Осуса и Талика, попытался узнать у них, не видели ли они чего-либо подозрительного за время нашего отсутствия. Вполне ожидаемо они ничего такого не видели, на внутреннюю территорию никто не проникал, а за внешний контур «заглянуть» слишком сложно. Плохо. Но начатые дела все равно нужно завершать. Впустить искателей, предупредить Амикуса – тот где-то до сих пор задерживался: наверное, так и не смог уговорить вредного Питса. И только потом попытаться разобраться с той ерундой, которую кто-то поставил около главного входа. Это дело тоже нельзя долго затягивать, иначе тот же злоумышленник сможет заминировать все выходы из особняка, и нам придется сидеть взаперти или лазить через забор.

Оставив Марину в доме «смотреть» за внешними окрестностями, раз ей не мешала в этом магическая защита, прихватив с собой чувствительного до опасности Валона, вышел встретить искателей. Оказавшись за охраняемой территорией, попытался мысленно связаться с Амикусом. Контакт возник, причем достаточно близкий, но опять от него приходили исключительно обрывки эмоций. Несколько раз проговорил ему в надежде на понимание, что нельзя подходить к центральному входу, отправив искателей разгружаться в бывшую конюшню. Те попросились там же переночевать, опасаясь по темноте с деньгами в карманах искать гостиницы на городских окраинах, явно ожидая встретить ватаги разбойников. В центре тех быстро ловила стража, а там они чувствовали себя вполне вольготно. Не найдя причин отказать, разрешил им занимать конюшню, заодно предупредив, чтобы не ходили в сторону особняка, ибо там стоит настороженная защита, которая примет их за чужаков. Получив клятвенные заверения, что они за ворота конюшни и носа не высунут, отправился встречать запоздавшего юношу. Валона опять взял с собой на всякий случай, хотя правильнее было его оставить дома. Несмотря на мое мысленное предупреждение, мы перехватили Амикуса и Питса в том же самом месте, где Валон впервые обнаружил опасность.

– В следующий раз, посылая ко мне всяких мальчишек, обязательно передавай амулет с личным посланием. Ходят тут всякие и требуют невесть чего, – сразу стал возмущаться Повелевающий мудростью, едва я поприветствовал его.

– Хорошо, обязательно передам, – согласно кивнул ему, добавив: – Только амулет причитается с тебя, причем вопроса про какие-то деньги даже не задавай!

Ага, уже вижу, нечего тебе на такое ответить, морда бородатая.

– А ты мне тогда говорил про пропуск за Черный Перевал, неужели забыл? – ехидно поинтересовался он, считая, что ударил в самое больное место. – Ты мне столько всего уже наобещал, а сам ничего не делаешь! – Питс продолжил возмущаться явно напоказ, хотя зрителей, кроме пары мальчишек, рядом больше не нашлось.

– Хочешь – дам тебе прямо сейчас достаточно денег на пропуск за ворота, как ты некогда хотел в том долге жизни? – весело подмигнул ему, показывая, что не все так просто, как кажется.

– Где скрыт подвох? – мгновенно сориентировался он.

– Мне просто сильно интересно – отпустят тебя хотя бы на день пути от третьих врат или же еще на самом Перевале в землю закопают? – показал ему самую ехидную ухмылку.

– Откуда такие сведения? – явно не поверил он мне.

– Да с некоторыми знающими людьми пообщался, – только ухмыльнулся я его сомнениям. – Они-то и поведали, что бывает с теми везунчиками, у которых находится достаточно денег, чтобы вырваться отсюда. Когда ты еще жил в столице, знал ли хоть одного человека, кто из Смертных Земель сумел вернуться?

– Знал, – твердо ответил он. – Некоторые купцы отсюда регулярно с караванами ходят.

– То купцы, – я картинно отмахнулся от его заявления. – Они дальше базара на Черном Перевале в Смертные Земли не заходили. Я спрашиваю о тех, кого сюда сослали на вечное поселение.

– Таких действительно не припомню, – явно задумался Питс. – Как же тогда все эти многочисленные истории про тех, кто сумел откупиться и вернуться к старой жизни?

– Все эти истории нужны исключительно для внутреннего употребления тут, дабы у людей оставался стимул шевелиться. А с другой стороны врат все здешние «счастливчики» совершенно никому не нужны и даже вредны. Но если ты действительно захочешь покинуть эти места – могу попробовать тайно вывести на ту сторону, никто даже и не заметит. Есть свои средства. Вот за это с тебя многое попрошу.

– У меня многого просто нет, – твердо ответил он, поглядев мне в глаза. – Но если это в моих силах, то готов согласиться на такой вариант.

– А как ты там, в королевствах, сможешь устроиться? Не отправят тебя сюда во второй раз, если поймают? – Своим страстным желанием вырваться отсюда во что бы то ни стало он сумел меня заинтересовать.

– С этим я сам разберусь, – уклончиво заметил он, – есть, как ты сказал, «свои средства». Лучше скажи – чего ты хочешь за проход на ту сторону?

Ага, предварительно ведь даже и не умудрился подумать, что мне от него может пригодиться помимо работы. Вытрясти из него какие-то амулеты и другие материальные ценности – это ерунда на самом деле. Самое ценное – это знания в его голове. А их быстро и просто не получить. Или получить? Он же ведь не простой маг, а Повелевающий мудростью, по-нашему – что-то типа специалиста широкого профиля по голове и ее внутреннему содержимому. Да еще, по слухам, в столичной Академии преподавал. Значит, попробую именно это и спросить.

– Мне нужно, чтобы тут тебя кто-то полностью заменил. Если не один-единственный человек, то можно несколько. Есть тут у меня некоторое количество перспективных юнцов, которых надо срочно к делу пристраивать, обучив соответственно, – кивнул в сторону идущих чуть дальше от нас Валона и Амикуса. – Причем чем быстрее – тем для тебя же и лучше. Если сам знаешь еще кого-то стоящего, на кого можно положиться, взяв в свою команду, – рассмотрю и этот вариант. Да, их обучение сам стану постоянно контролировать, спрос строгий. Если подходят тебе такие условия, то будет тебе тайный переход на ту сторону. Сразу же по результату.

– Условия подходят, – ответил он после некоторого раздумья. – Только мне потребуется тот амулет, который ты сейчас носишь на голове, если хочешь обучить своих послушников быстро. И вторая часть от него тоже, – добавил он.

– Амулет, говоришь… – заставил он меня серьезно задуматься на тему: что же такое он мне некогда на голову надел, дабы я стал понимать местную речь? И, отправив молодежь чуть подальше, чтобы она не слышала наших разговоров, тихо спросил: – Я не перестану понимать язык, если его сниму? И вообще расскажи про него правду наконец, только не надо говорить, что эта штука нужна лишь для быстрого понимания незнакомого языка.

– Вижу, Витос, ты уже сам во многом успел разобраться, – хмыкнул бородач. – И даже в оставленную мной ловушку до сих пор не попался, умеешь ждать и терпеть, значит.

– Ты давай от заданного вопроса не отвлекайся, комплименты дамам в столице говорить будешь, – направил его опять в
Страница 25 из 27

деловое русло.

– Язык ты уже полностью освоил, и амулет тебе для этого больше не нужен. Там полудюжины дней ношения вполне хватило. Такие амулеты когда-то давно использовали древние мастера и наставники для обучения своих послушников. Надев его себе на голову, наставник может передать в него некоторую часть своих навыков и знаний и потом перенести их прямо в голову ученика. Но перенесенные знания и навыки все равно требуют закрепления практикой, иначе быстро теряются. Я заложил в амулет свое знание языка королевств и передал тебе. В общении с людьми ты давно полностью закрепил язык у себя. Пользоваться таким амулетом, передавая в него знания, мало кто сегодня может, хотя таких амулетов в королевствах известно больше четырех дюжин. Даже в Академии никто давно их не применяет – в ее амулетном хранилище они лежат мертвым грузом. Дело в том, к примеру, что, дабы заложить в амулет знание языка, мне пришлось особым образом вспоминать все известные слова и стоящие за ними образы вместе со множеством взаимных связей, иначе бы ты ничего не понял. Только долгая преподавательская деятельность в данной области и тренировки в работе с этим амулетом позволили мне это сделать. – Он замолчал, глядя на меня в ожидании ответной реакции.

– А вторая часть амулета, надевающаяся на руку, отвечает за управление усвоением послушником всего заложенного в головную конструкцию? – высказал я свою догадку, так и не оценив его рассказа о собственной неимоверной крутизне.

– Ты прав, – подтвердил он мои слова. – Это управляющая часть, контролирующая нисходящее перетекание переданного в амулет опыта, при необходимости отсекающая лишнее, чего послушнику в данный момент не нужно знать, и обеспечивающая наставнику обратную связь во время учебной практики. Если ты мне вернешь этот амулет, я быстро подготовлю твоих молодых послушников – думаю, за полгода. От себя тоже двоих предложу – одного своего слугу, которого ты у меня уже видел, и есть на примете еще один талантливый парнишка. До моего нынешнего уровня полностью поднять их не обещаю, там требуется многолетняя самостоятельная практика, которой никаким обучением и амулетами не заменишь, но занять мое место в городе они вполне смогут.

– Договорились, – удовлетворенно кивнул я. – Только ты и меня в первую очередь обучишь работать с этим амулетом, а потом оставишь его мне – здесь он гораздо нужнее, чем тебе в королевствах.

– Идет, – согласился с моими условиями хитрый маг, добавив свое дополнительное предложение: – По ту сторону Черного Перевала мне потребуются деньги, как минимум четыре дюжины золотых, а лучше пять-шесть. Я могу предложить тебе кое-что весьма ценное за эти деньги, чего ты здесь ни у кого не найдешь, но только уже на той стороне. Что это, пока говорить не хочу, но уверяю – оно тебе весьма пригодится и стоит гораздо больше, чем прошу.

– Давай об этом поговорим, когда парней обучишь, – не стал я вызнавать подробностей об его очень «выгодном» предложении, хотя и видел по глазам, что он именно этого и хочет, так своеобразно торгуясь, прикрываясь ореолом неизвестности, благо мы уже практически пришли.

Отправил Питса в помощь Толису, узнал у Марины, что ничего подозрительного за время моего отсутствия не произошло, представил парней Талику и Осусу, наказав тому помочь быстро восстановить пострадавшим здоровье. Ибо если уж в команде есть свой целитель, то пусть немного поработает по своей основной специальности. Остальные бытовые вопросы народ уже мог решить и без моего участия. Свободные жилые комнаты имелись на втором этаже, продукты на полгода сидения в полной осаде благополучно загружены в хранилище, кухня работала, гигиенические потребности можно удовлетворить в отделении прислуги. Дальше, по идее, требовалось идти разбираться с тем «сюрпризом», который оставили неизвестные у парадного входа, но вместо этого, прихватив нужные вещи, я спустился в подвал – узнать, что там в итоге решили мастера и сколько придется готовить денег для начала восстановительных работ.

– Брось ты это безнадежное дело! – сказал мне мастер Толис, после того как обрисовал суть проблемы и расписал объем необходимых работ, а Питс только подтвердил сказанное.

Да, если дела обстоят именно так, как говорил мастер, то лучше оставить все как есть и ничего не трогать. Более того, как теперь выяснилось, при прежнем владельце энергетическая система также была неисправна, просто в меньшей степени. Частично работала лишь бытовая часть, подававшая тепло на амулеты третьего этажа, где размещались хозяйские покои. Но при последнем боевом столкновении вышла из строя и она, когда засевший там маг слишком резко потянул силу через нее для удержания своего щита. Защитную же систему разрушили гораздо раньше, лет двадцать назад, и работала она в нынешнем виде с тех пор. Вернее – не работала, а лишь изображала видимость своей работы. Питающая амулеты конструкция состояла из большой печи, работающей на нефти, где пламя, проходящее через многочисленные форсунки, разогревало тепловой накопитель, представлявший собой большой бак, заполненный легкоплавким металлом. Судя по температуре работы этого накопителя (около ста пятидесяти градусов), металл был смесью свинца, олова и других легкоплавких. В бак входили толстые тепловые трубы толщиной с мою руку, числом четыре дюжины. Затем эти трубы отправлялись в стены здания и вниз под землю, передавая тепло от накопителя многочисленным амулетам, питающимся от него. Серьезным недостатком конструкции оказалась замкнутость этих труб друг на друга, хотя изначально такая схема, наоборот, призвана обеспечить дополнительное резервирование. Если где-либо отказывала одна труба или сразу несколько в разных местах, амулеты запитывались от уцелевших. Но у конструкции оказалось два слабых звена – удаленные кольцевые распределители тепла, один из которых размещался под внешней оградой, а другой прятался на чердаке особняка. И при выходе из строя любого из них вся система переставала действовать как задумано, терялась обратная связь, и управляющий амулет просто выключался. Внешний кольцевой контур оказался полностью исправен. Также работали тепловые трубы, идущие под землю. Именно за счет накопления тепла от солнца в этом контуре внешняя система и подавала некоторые признаки жизни, но уже была не способна причинить существенный вред какому-либо нарушителю защитного периметра. Спрятанным в землю боевым амулетам просто не хватало энергии. А вот внутренний контур на чердаке полностью разрушен, как и тепловые трубы, идущие к нему.

Если сейчас растопить печь, то внешний защитный контур начнет работать как надо, но только до первого реального срабатывания боевых амулетов. Амулет управления печью тоже поврежден и не может обеспечить необходимого регулирования силы нефтяного пламени. Можно сказать, «хорошо», что он перекрыл нефтяной канал, иначе могло разорвать бак с жидким металлом, и это привело бы печь в окончательную негодность. Заменить регулирующий амулет просто нечем, а для того чтобы починить и настроить имеющийся, требуется устранить неисправность внутреннего контура и тепловых труб в стенах, что крайне сложно. Главная проблема –
Страница 26 из 27

тепловые трубы дополнительно хорошо защищены от потерь тепла в нештатных местах, а заодно и защищались от любого воздействия чужой силой снаружи. Чтобы добраться до труб и что-то сделать, ремонтнику требовалось разбирать стену, снимать внешнюю защиту, постепенно восстанавливать внутреннюю структуру, пользуясь переносной печью, опять ставить защиту на место и собирать стену обратно. И таким же образом поступать каждые полтора метра, при средней длине внутренних труб около двадцати пяти. За день работы мастер мог сделать только одну подобную операцию, большего просто не успевал.

– А почему нельзя пройтись вниманием по трубе прямо отсюда снизу вверх, постепенно восстанавливая ее и ничего больше не разбирая? – спросил я мастера Толиса, когда вник в суть главной проблемы, и серьезно расстроился.

– Хочешь сам попробовать? – ехидно ухмыльнулся он, показывая свое превосходство, прекрасно понимая, что у меня ничего не получится.

– Хочу! – в ответ вспылил я. Плохое настроение давало о себе знать, требуя непременно вывернуться наизнанку или вывернуть находящихся тут людей. – Причем прямо сейчас. Ты учишь, как это делается, – а дальше я разберусь сам, если ты такой слабосильный мастер.

– Разбежался, – продолжал ухмыляться оружейник, – там одной учебы на полгода, если заниматься целыми днями, ни на что больше не отвлекаясь. Или ты знаешь более быстрые способы? Если знаешь – скажи, мне самому очень интересно. Ничего не получится, готов спорить на что угодно.

Я внимательно посмотрел на стоящего рядом Питса, с которого при моем взгляде сползла довольная улыбка. Тот уже догадался, какая идея мне пришла в голову.

– Способ есть, – с решимостью во взгляде посмотрел я на Толиса, сгоняя улыбку и с его лица. – Прямая передача опыта через специальный амулет.

– Никогда о таком не слышал, – заметил тот и посмотрел на нахмурившегося Повелевающего мудростью, явно ища у него поддержки.

Тот только кивнул, подтвердив мои слова, хотя это предложение совсем не вызывало у него какого-либо энтузиазма. Я же внутренне уже завелся и не собирался останавливаться. Даже паранойя куда-то спряталась, уступив место холодной злости. Надавив пальцами на виски, снял со своей головы амулет, сразу ставший видимым, и протянул его Питсу вместе со второй частью, специально захваченной мной раньше из мешка. Оружейник же глядел на него с раскрытым от удивления ртом.

– На что угодно споришь, значит? – переспросил мастера, давя злым взглядом на его волю.

– Смотря что попросишь, – быстро пошел тот на попятную.

– Давай попробуем обойтись без споров, – тоже решил я немного отступить, – проведем сейчас один эксперимент и успокоимся.

– Слишком опасно, – вступил в наш разговор Повелевающий мудростью. – Для тебя опасно, Витос, – поправился он. – Могу отсечь все лишнее и оставить главную суть, только если передаю в амулет свой опыт. Сейчас же тебе придется принять на себя тяжелый удар чужих знаний, и я совсем не уверен, что ты сможешь его выдержать, сохранив личность.

– Рискнем!

В другой момент я отказался бы от подобной авантюры, но злость во мне требовала немедленного выхода, прямо как в смертельном поединке, когда в живых остаешься или ты, или враг.

Только тут и он, и я были одним и тем же лицом, а отступать все равно категорически не хотелось. Умом я прекрасно понимал – так поступать неправильно, однако решительный настрой настойчиво толкал меня вперед, а я уже подталкивал присутствующих тут мастеров, так и не решившихся серьезно возразить мне. Питс надел обучающий амулет на голову Толису, а вторую его часть на свою руку. Оружейнику требовалось тщательно вспоминать свою работу, все то, что может потребоваться, чтобы суметь починить тепловые трубы, и постараться не вспоминать лишнего, к делу не относящегося. Этот процесс требовал времени, за которое можно успеть подготовиться к самой работе. Пока мастер вспоминал, Повелевающий мудростью разомкнул управляющий печью амулет, заставив ее разогреваться. Топлива оказалось более чем достаточно, форсунки и система подачи воздуха полностью исправны. За два часа, пока Толис вспоминал, металл в накопителе тепла расплавился и набрал достаточную для работы температуру, даже несколько большую, чем используют здешние мастера для работы, но для меня она пошла в самый раз.

Когда обучающий амулет вновь оказался на моей голове, несколько секунд ничего не происходило, а потом сразу крепко накатило, разрывая сознание на куски. Но у меня уже имелся опыт сборки себя из мелких кусочков, потому я справился и в этот раз. Но сказать, что получилось легко, – никак нельзя. Поначалу постоянно ощущал посторонний давящий фрагмент чужой личности в своем сознании, мысленное касание к которому вызывало весьма болезненный эффект раскола моей собственной. Но именно этот фрагмент и требовалось как-то ассимилировать, поглотить, получив из него нужные знания и навыки. Удерживая свою целостность и подбирая отваливающиеся осколки, я медленно «отрывал» и «проглатывал» кусочки от чужого, пока не «съел» их все. Открыв глаза, увидел побелевшее от напряжения лицо Питса и растерянное Толиса.

– Все хорошо, – через силу улыбнулся им, снимая возникшее напряжение.

После окончания процедуры восстановления себя стоило отправиться на отдых, но желание продолжить начатое дело никуда не исчезло, даже разгоревшись еще сильнее. Пришедшее интуитивное знание нужных действий только подхлестывало меня изнутри. Глотнув «эликсира жизни» из фляжки, я решительно подошел к печи, проникая через ее стенки своим вниманием силы. Теперь я прекрасно знал, как это делается. Чем-то принципиально новым для меня сие знание не являлось. Просто требовалось особенным образом концентрироваться и тянуться, а в остальном – это оказалось примерно аналогично тому, что требовалось для магического взгляда на дальнее расстояние. Не знаю, сколько бы ушло времени для обучения такому обычным способом, но через прямую передачу опыта все получилось практически сразу. Через печь я проник вниманием в тепловые трубы, здесь они не имели внешней защиты и хорошо «просматривались». «Осмотрев» изнутри исправные, проник в поврежденные. Да, разницу между ними можно сразу заметить. Тепловые трубы состояли из трех железных трубок, вставленных одна в другую. Между внутренними трубками из тонких волокон серебра строилась сложная трехмерная структура, по которой быстро перемещалось какое-то вещество-теплоноситель. В поврежденных трубах эта структура-проводник частично оплавилась по всей длине, потеряв свои проводящие свойства, и теплоноситель больше не мог свободно перемещаться. Интуитивно чувствуя, как надо действовать, направил тепло от горячей печи в трубу, восстанавливая своей волей внутреннюю структуру, постепенно придавая ей правильную форму. Это оказалось достаточно просто, но продвинуть свое внимание дальше трех метров никак не получалось. Вернувшись обратно, заметил, как опять рушится едва восстановленная структура. Теплоноситель быстро потек по ней снизу вверх и, наткнувшись на еще не восстановленный участок, стал отдавать там принесенное тепло, разрушая ее сверху вниз. Чтобы полностью исправить трубу, мне нужно восстановить
Страница 27 из 27

ее от начала до конца за один проход, тогда теплоноситель начнет циркулировать по кругу, спускаясь по внутренним трубкам, и уже не будет разрушать систему изнутри. Теперь понятна вся сложность такой тонкой работы. Даже учитывая мою возможность «заглядывать» в металл дальше, чем мастер Толис, со стороны горячей печи трубку не восстановить, и придется действовать так, как он изначально предлагал. Медленно, тяжело и долго. Однако у меня есть фокусирующий амулет, коим не грех попробовать воспользоваться.

Собрав свое разбитое сознание в очередной раз, приступил к работе. Безотрывно формируя сложную форму, подталкивая серебро снизу в места, где его не хватало, я продвигался все дальше и дальше по выбранной трубе, пока она не закончилась верхним расширением. Поднимающийся горячий теплоноситель очень помогал мне в передаче силы вверх, значительно упрощая и ускоряя работу. Без него ушло бы куда больше времени и психических сил. Когда верхняя часть полностью восстановилась, теплоноситель потек вниз, не разрушая восстановленной тепловой трубы. Пока у меня хватало внутренней концентрации, сразу взялся за следующую трубу, повторяя свои действия. После, проверив достаток концентрации, схватился за следующую – и так дальше, пока не осталась последняя труба, самая толстая и длинная, состоящая из четырех вложенных внутренних трубок. Здесь пару раз срывался на полпути из-за существенно большей сложности и накопившейся усталости, которая не лучшим образом сказывалась на концентрации расширенного сознания, но все равно справился буквально на самых последних силах и запасе злости. Выпав из работы в реальность, ощутил просто гигантское магическое переутомление, которое совершенно невозможно терпеть.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/aleksey-abvov/za-tenu-ushedshego-alhimika/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.