Режим чтения
Скачать книгу

Колокола тревог читать онлайн - Анатолий Терещенко

Колокола тревог

Анатолий Степанович Терещенко

Мир шпионажа

В книге «Колокола тревог» Анатолий Терещенко проводит анализ причин распада СССР. Автор приводит множество исторических фактов и документов, которые дают четкое представление о заказчиках и исполнителях развала великой страны. Эти, казалось бы, далекие события тесно переплетаются с современностью. Что ждет Россию в будущем? Ответ на вопрос в этой книге.

Анатолий Терещенко

Колокола тревог

Предисловие

Нет человека, который был бы как Остров, сам по себе, каждый человек есть часть Материка, часть Суши; и если волной снесет в море береговой Утес, меньше станет Европа, и так же, если смоет край мыса или разрушит Замок твой или друга твоего; смерть каждого Человека умаляет и меня, ибо я един со всем Человечеством, а потому не спрашивай, по ком звонит колокол: он звонит по Тебе.

    Джон Донн

От автора

Понятие «контрреволюция» по-разному прижилось в народе. Для одних граждан – это событие с восклицательным знаком, для других – с вопросительным, для третьих – оно враждебно по сути. Но все обсуждения идут в основном в рамках «дискуссионного трепа». Казалось бы, много лет это слово не сходит со страниц СМИ. Прошло уже более 20 лет – и на все один ответ. Ответа нет!

Главное для толстосумов, ставшими таковыми в результате всякого рода случайностей и преференций – получение от президента окаянных 90-х живых денег, за которые можно купить океанскую яхту или спортивный клуб. А дальше – собственная прибыль, неразделенная с государством и скрываемая от налоговиков, теплое гнездышко в виде виллы или замка где-то за морем или даже за океаном. Сплошь и рядом хорошо рифмованные два слова, ставшие броскими современными понятиями: ворье да вранье.

Когда-то миллионер Путилов построил огромный завод в Петрограде и хотел возвести терминал на Неве, чтобы принимать морские и океанские суда, но у него не хватило денег. Он доживал последние годы в нищете и прозябании.

Посмотрите на нынешних олигархов – они стали иностранцами для моей страны. Деньги от прибыли тратятся на спортивные клубы, яхты, виллы и громадье недвижимости за границей. Появились огромные счета в забугорных банках, в том числе и в оффшорах. Дети у них учатся и воспитываются в школах и университетах Запада. Их жены ездят рожать туда же, и не потому что там доктора на порядок лучше, чем в России, а для того, чтобы застолбить гражданство своих чад в «новых родинах».

В заграничных школах и университетах им прививаются скорее не знания, а презрение к сермяжной России и ее простолюдинам. Несокрушимая коррупция ржей проела крышу страны, а ведь, как известно, от крова зависит сохранность перекрытий, стен и фундамента.

Наш президент говорит: «Посадки нужны, но с кем я буду работать?!» Вот и продолжает работать с теми, кто смело призывает: «Надо разогнать всех старых преподавателей (наверное, советских) и набрать новых, тогда образование расцветет». Если бы эта дама сказала что-либо подобное в любой цивилизованной стране, ее бы вышвырнули с должности на второй же день.

Недавние замы-дамы министра обороны Сердюкова обозвали воинов Российской армии «зелеными человечками», и никто из верхов не прореагировал на эту подлую издевку, ходившую незамеченной несколько лет. Никто ни морально, ни юридически не защитил ратников. Да и они понуро молчали, за исключением некоторых с достоинствами высокой нравственности.

Что это, если не безразличие и равнодушие к жизни армейцев у наших властелинов? Они, понятно, заняты другими делами, связанными с баблом. Налицо элементарный подрыв безопасности страны!

Оперативники только заметили эту психологическую мину.

Российская политика, подобно погоде ранней весной: то солнышко улыбнется, то снег на голову обрушится, то капель появится, то морозец сосульки вернет. Так и живем.

Социальные бунты в виде контрреволюций в России начинались сверху и проходили, как правило, в столицах – в Петрограде в 1917 году и в Москве в 1991 году, без активного участия народных посланцев в разработке стратегии этих верховных бунтов. Это потом, простых людей особенно в мегаполисах, превращенных в трудноконтролируемую толпу, намагничивали и подключали к массовости на митингах и манифестациях для участия в тактических столкновениях с представителями законной власти. Среди них, как правило, отсутствовали государственно-мыслящие деятели. Так было при Керенском – Троцком и при Горбачеве – Ельцине.

Генератором разрушений в России всегда являлись прозападные силы и сам Запад, особенно Великобритания, для которой наша страна была словно красная тряпка для быка. Так, она в двух последних мировых войнах постоянно нацеливала Германию на Восток.

Давайте несколько углубимся в историю.

Освободившись от золото-ордынского ига, Москва провозгласила себя «Третьим Римом». Лондон и другие европейские столицы в ответ только хихикали.

Но прошло некоторое время, и Московская Русь скоро превратилась в Российскую Империю со своими царями-им-ператорами. Солдаты и офицеры этой Императорской армии в ходе войн доходили до Парижа, Берлина и других европейских столиц.

Пока русская знать почивала на лаврах, в Англии началась промышленная революция. Этот социально-политический переворот сделал необратимым переход человечества от аграрной экономики к индустриальной.

В результате произошло разделение всех стран на индустриальные («мастерские мира») и аграрные («мировая деревня»). И сразу же развернулась борьба между индустриальными странами за раздел аграрной периферии, за мировое господство, за утверждение себя в ранге сильного.

В 1917 году большевики приняли аграрную страну, на которую точили зубы все, кому не лень: и «друзья» белых, и «друзья» красных. Каждому хотелось урвать плодородной землицы. Отломить свой кусок из рук ослабленного двумя войнами православного государства.

Советское руководство понимало, что по России уже звонит колокол, что если она не выберется из трясины «большой деревни» и не направит стопы в сторону «своей мастерской» на мировом уровне, значит ей конец.

В руководящих кругах партии к десятой годовщине революции утвердилась не только идея об индустриализации, но и мысль о необходимости высоких «темпов» ее проведения.

Обговаривались и верстались амбициозные планы: «догнать и перегнать» наиболее развитые капиталистические страны. И люди своим трудом переделали страну. Они заложили фундамент будущей победы в Великой Отечественной войне. Высочайший уровень коллективизма, глубокая духовность, сопричастность каждого к национальной идее – построение социализма двигали людей к обновлению страны. Это была настоящая национальная идея.

Мы выбирались из царской трясины, которая чуть ли не отождествляется некоторыми сегодняшними нашими адептами монархизма, близко прислоненными к власти, почти что раем. Но рая никакого не было. Был мрак, особенно, деревенский.

В городах и поселках этого мрака тоже хватало.

И вот, за десяток лет мы пробежали отрезок в сотню годов…

Армия Красной Империи – СССР в годы Второй мировой войны доказала свое превосходство над самой сильной в Европе, если не в мире, армией гитлеровской Германии. Вермахт был
Страница 2 из 27

окончательно повержен в Берлине.

Страны континентальной Европы сдавались гитлеровцам за какие-то недели. Для участи Советского Союза, Третьим рейхом было отведено несколько месяцев. Однако нацистам потребовалось 1418 суток, чтобы признать не победу, а свое сокрушительное поражение. Именно этот срок перечеркнул план «Барбаросса», и советский народ вышел в войне победителем, поручив своим воинам бросить наземь у стен мавзолея вражеские знамена и штандарты.

Советский Союз вскоре стал сверхдержавой, которая на равных соревновалась с США во многих областях. Мы гордились образованием, культурой, здравоохранением, социальной сферой. В космонавтике, ракетостроении и качестве средней школы мы уже тогда опережали янки, и это несмотря на «железный занавес», поставленный нам Западом с целью отгораживания Советской России от цивилизованного мира. Не только мы его ставили, но и нам его ежедневно сооружали.

Руководители стран Запада запрещали под угрозой больших штрафов и даже уголовного наказания предприятиям, фирмам и компаниям продавать Советской России новейшие технологии, компьютеры и другое промышленное оборудование. Нас считали чуть ли не самыми опасными партнерами в соревновании на выживаемость в этом неспокойном мире.

Умом соотечественников и вопреки нашим ненавистникам Советский Союз скоро оказался вооруженный атомной и водородной бомбой. Потом послал первый спутник и первого человека в космос. Страна обеспечила себя высокоточными стратегическими ракетами и мощным океанским флотом.

Наработки сталинской индустриализации мы долго эксплуатировали, не думая, что в машине экономики надо было обновлять детали, менять масло и следить за работой механизмов. До сих пор на новую Россию работают станки и заводы сталинской эпохи.

Но вернемся к контрреволюциям 1985 и 1991 годам. Не будем трогать эпоху Керенского и Троцкого. О ней написано, если не все, то очень многое.

Правителям Горбачеву и Ельцину и их клевретам было наплевать, что в ходе межличностной грызни разрушится Большая Страна, измученная приобретенными в последнее время болезнями. Вместо спасения Родины, переродившаяся партноменклатура ее решила уничтожить. Сначала травила ядами «мучительной перестройки», убивая партию, затем провозгласила «реформы», которые оказались без реформ, потом стреляла в спину Стране на правительственной даче в Белоруссии в 1991 году, добивала Отчизну из танковых орудий в Москве в 1993 году. Это было приглашение к гражданской войне, которую остановил не Ельцин и его камарилья, а трезвомыслящие граждане, посчитавшие, что не за кого проливать кровушку.

Прошло более двадцати лет, как исчезла с географической карты мира наша Родина – СССР. За ее убийство никто не ответил, потому что новые правители и их подпевалы боялись окрика из-за океана и поспешили объявить о неприкосновенности «первого гаранта конституции», ну, естественно, и себя. Была исключена ответственность за безответственность, что способствовало погружению в бездну кризисных явлений и неверие народа в призывные слова.

Избрание Ельцина на второй президентский срок оказалось фарсом, обманом народа. Выборы проводились не без участия советников из США и их помощи в «электронном подсчете голосов». Человек с рейтингом в два процента – выигрывает! Чудеса в решете!

Таким же лукавством оказалась и чубайсовская приватизация, утверждавшая, что ваучер равен «Волге». Обмануло людей чиновничество, смошенничало, не краснея. И никто с него до сих пор не спросил. Чубайс и по сей день ходит в политике гоголем. Власть якобы боится обострения в стране, если награбленное будет возвращено. Но это не так. Народ не встанет на защиту нуворишей.

Надо признать и осознать, что это был не первый и не последний выстрел в нашу Отчизну. В нее стреляли и раньше, и будут стрелять еще, если мы не поймем, что с нами произошло и где мы находимся сегодня. Только объединение думающих россиян сможет сделать Россию сильной и привлекательной.

Подчеркиваю, разрушителям нашей Отчизны активно помогал Запад. Наши правители разных калибров не думали о катастрофических последствиях, которые ожидали и ожидают народы некогда единой страны.

Мутанты, хитро заигрывая с Западом и подставляя плечи для похлопывания дяди Сэма, в глазах трезвомыслящих россиян превращались в пустышек. Для Запада они тоже скоро стали использованным материалом. Эти мотыльки напоминали лохов, а ведь за ними стояла и стоит обманутая Россия с сотней теперь олигархов-миллиардеров и десятками миллионов бесправных, униженных и не живущих, а выживающих россиян.

Любая страна сильна не столько наличием оружия, сколько уровнем культуры. Ее нельзя унаследовать, ее надо завоевывать каждодневно через воспитание. Недаром говорится, что культура – это то, что остается, когда все остальное забыто.

В ельцинскую эпоху в развале находилась не только армия, но и промышленность. Так называемые проправительственные федеральные «независимые» телеканалы каждодневно ставили и подрывали идеологические мины, действующие убийственно для воспитания молодежи. Фугасы безнравственности, аморальности с пропагандой животных инстинктов, насилия и жаждой добычи денег рвутся до сих пор в квартирах и домах наших граждан. Они вылетают из мониторов и глубоко ранят стариков и убивают молодежь. Управы на них нет никакой! Власть молчит, никак не реагируя на пляски бесов, тогда как подобные телепередачи надо фильтровать, как это делается в цивилизованных странах, а не награждать их создателей. Это же какой-то нонсенс!

Что мы потеряли и что досталось нам от таких крутых необузданных «перестроек и реформ», а по существу контрреволюций сверху? В осадке, отстоявшемся за последние два десятка лет, мы видим элементарное сожительство чиновничества разных уровней с бизнесменами, рупором которых являются производители зелья – безнравственной отравы для молодого поколения.

Мы то стоим, то бежим на месте, и находясь без подвижек уже четверть века, разочаровывая забитый молчаливый народ, иногда подпитывая его подачками с барского стола, но чаще обещаниями лучшей жизни.

«По ком звонит колокол?» – спрашивал великий американский писатель и гуманист Хемингуэй. По нам он звонит: по России, по нашим детям и внукам, по терпеливому российскому народу и усеченному государству!

По ком звонит колокол?

И нежно чуждые народы возлюбил,

И мудро свой возненавидел

    А.С.Пушкин

Эта книга с думами о России Великой, давно и недавно, а сегодня волей, каждый пусть назовет, каких правителей, ставшей усеченной, раскрытой, положенной на бок, какой она никогда не была. Только задумайтесь: мы волей контрреволюционеров разных мастей конца 80-х и начала 90-х годов отброшены к границам XVII века!

Всего лишь два десятилетия назад россияне жили в мире, который был идеологически и экономически расколот. Его безопасность обеспечивали огромные стратегические запасы ядерного оружия и средств их доставки двух сверхдержав. Однако, предлагавшийся после «холодной войны» однополярный мир тоже не состоялся, так как однополярный мир – это миф, потому что это мир одного хозяина, одного суверена с одним центром власти, с одним центром силы, с одним центром
Страница 3 из 27

принятия решения.

И этот мир ничего общего не имеет, ни с демократией, ни с либеральными ценностями. Дело в том, что демократия – это, как известно, власть большинства при учете интересов и мнений меньшинства.

Кстати говоря, Россию постоянно учат демократии. Но те, кто нас учит, сами почему-то учиться не очень хотят. Так и хочется спросить: «А судьи кто?» Те, кто без решения ООН разорвали, а потом отбомбили суверенную страну Югославию. Затем обманным путем прошлись по Ираку, Афганистану и Ливии. Сегодня свора радетелей мира терзает Сирию, Ирак и Украину.

По указке и на деньги заокеанских ястребов прошла контрреволюция в Украине, закономерно перетекшая в гражданскую бойню на юго-востоке этой братской нам страны.

Это что? Заявки на однополярный мир? Но он не состоится в силу отсутствия военно-политических и экономических ресурсов, а также морально-нравственной базы.

В этих конфликтах с применением силы в международных делах и пренебрежением к нормам и принципам международного права погибло намного больше народа, чем в период «холодной войны» при существовании двухполярного мира.

Сегодня ни один глава государства не может спрятаться за нормы международного права. Двухполярный мир? Забудьте. Он ушел в прошлое. Теперь международные права игнорируются, в первую очередь, хозяевами мира – руководителями США и стран НАТО.

Нас успокаивают блудливые краснобаи из обоймы тех, кто радуется развалом Большой Страны – моей Отчизны, в которой и малая Родина писалась с большой буквы. Они говорят:

«В такой конфигурации легче жить!»

Какой конфигурации и кому?

Усеченной, обломанной, проходной… Барыгам – да! Это они сделали страну сырьевым придатком «золотого миллиарда». А остальной массе осталось только выживать.

С годами СМИ и свои, и чужие вещали, что Россия – колониальная страна, что она тюрьма народов, что ее народы плохие работники, а поэтому обречены на прозябание и отставание от Запада. Достаточно почитать некоторые газеты, где русские люди, я говорю о пишущей братии за деньги и под псевдонимами, пытаются всячески унизить все русское. В середине ХХ века это делали руководители Третьего рейха против всех славян.

Украинца, прожившего большую часть жизни в России, трудно уличить в великодержавном шовинизме. Автор целой серии публицистических статей ратовал и ратует за единение, в первую очередь, братских славянских народов: Белоруссии, России и Украины – Великой Руси. Этого желают народы, но этого не хотят правители, опьяненные властными синдромами, а также националисты и русофобы разных мастей.

В этой связи вспомнилось письмо, направленное Тютчевым своей дочери. Он в нем писал:

«Можно было бы дать анализ современного явления, приобретающего все более патологический характер. Это русофобия некоторых русских людей…

Раньше они говорили нам, что в России им ненавистно бесправие, отсутствие свободы печати и т. д., и т. п., что именно бесспорным наличием в ней всего этого им и нравится Европа…

А теперь что мы видим? По мере того, как Россия, добиваясь, все большей свободы, все более самоутверждается, нелюбовь к ней этих господ только усиливается».

И действительно, стоит России сделать какой-нибудь прорыв, как он тут же шельмуется. В этот ряд наблюдений укладывается и мысль Достоевского:

«Они ненавидят Россию, так сказать, натурально, физически: за климат, за поля, за порядки, за освобождение мужика, за русскую историю, одним словом, за все, за все ненавидят».

Русская интеллигенция, традиционно «оторванная от народа», постоянно предлагала этому народу реформы, совершенно чуждые русской действительности – и прошлой и настоящей, а потом добавляла обреченным людям то слова Нестора из летописи: «Вся земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет», то слова Алексея Толстого из поэмы «История государства Российского от Гостомысла до Тимашева»:

Послушайте, ребята,

Что вам расскажет дед.

Земля наша богата,

Порядка в ней лишь нет.

А эту правду, детки,

За тысячу уж лет

Смекнули наши предки:

Порядка-де, вишь, нет.

И стали все под стягом,

И молвят: «Как нам быть?

Давай пошлем к варягам:

Пускай придут княжить.

Так вот, либералы разных мастей, в том числе и «пятая колонна» – «агентура влияния» Запада, приучали нас к мысли, что мы никудышные, неповоротливые и ленивые. Но это не так. Царская Россия и Советский Союз с тысячелетней историей доказали свою значимость в победах в двух Великих Отечественных войнах: над французскими войсками Наполеона и немецким вермахтом Гитлера, а так же в освоении космоса, в создании ядерного щита и превращении страны в мощную военную и экономическую Сверхдержаву. Ленивый и никудышный народ такого бы государства не построил.

Но, как известно, всякие победы куются до боя. Значит, на правильном пути были реформы Александра I и Сталина, подготовивших Россию к великим битвам.

Сталин, придя к власти, понял, что, в первую очередь, надо поскорей выбираться из трясины «мировой деревни» и идти в сторону «машинного производства». У него вызрела и утвердилась идея об индустриализации страны.

Что же конкретного было сделано?

Было завершено строительство ГЭС на реке Волхов, одной из основных, предусмотренных планом ГОЭРЛО. Только что открылись две стройки. Одна – Днепрострой: сооружение плотины и самой крупной в ту пору европейской ГЭС на Днепре близ Запорожья; другая – Турксиб: новая железная дорога, напрямую связывающая Транссибирскую магистраль со Средней Азией. Строился тракторный завод в Сталинграде и много других промышленных предприятий. И это не осанна Сталину, а факты, против которых начатая «десталинизация» равносильна лающей моське на слона.

Нелепые разговоры о десталинизации – это политический курьез, так похожий на тот, что случился с нашими соседями китайцами, когда они боролись с конфуцианством, имея в виду одного из прославленных героев войны за свою независимость – маршала Линь Бяо.

Что касается сельского хозяйства, то в руководящих кругах партии на XV съезде ВКП(б), состоявшемся в декабре 1927 года, было сказано, что нет иного решения проблемы, кроме «перехода мелких и распыленных крестьянских хозяйств в крупные и объединенные хозяйства на основе общественной обработки земли…перехода на коллективную обработку земли на базе новой, высшей техники».

В заключительной резолюции говорилось о «решительном наступлении на кулака», но сам Сталин, как писал глубокий исследователь истории Советской России итальянец Джузеппе Боффа, предупредил, что репрессивные меры в этом случае были бы ошибкой.

Труд наших колхозников решил продовольственную проблему воюющей Красной армии лучше, чем это сделали мелкие собственники Германии. Немецкие военнопленные завидовали организации обеспечения питания в РККА. Это не оправдывает некоторые сбои в этом вопросе, случавшиеся из-за разгильдяйства тылового руководства.

Нужно отметить, что страна быстрыми темпами преображалась в сторону реальной и масштабной модернизации. Но вожди новейшей истории Союза и России не могли или не хотели уловить, как сталинский фокус созидательности смещался в сторону поиска новых деловых людей. Для них раздутые ими же репрессии – главнее. Адресую
Страница 4 из 27

новых чиновников к книге Александра Елисеева «1937. Вся правда о «сталинских репрессиях».

А вот вчерашние партийные деятели, ставшие сегодняшними псевдодемократами, представляют собой жалкое зрелище. Они проиграли битву за страну задолго до перестройки, потому что были слабыми и лукавыми управленцами. Да, «страшно далеки они были от народа».

В последнее время на разных уровнях в общественное сознание стала внедряться подлая идейка, суть которой состоит в следующем:

«Мы сами, весь народ, сообща разрушили государство, руководствуясь исключительно благими намерениями, но часто искренне заблуждаясь. Поэтому не имеет смысла искать виноватых, лучше забыть о политических разногласиях и начать, наконец, всем вместе наводить порядок в нашем общем доме! Начать с нуля».

Но это логика нулей!

Сколько можно начинать с нуля?!

Поэтому нет порядка до сих пор на постсоветском пространстве. Нелепым выглядит недавний поворот СМИ к массированной антисоветчине с нелогичными призывами к десталинизации. Сегодня, когда нет, не только самого Сталина и Советского Союза, но и нет его выдающихся наркомов и министров, полководцев и героев колхозных полей, поддерживавших достижения СССР и после его смерти.

Говоря о Сталине, надо понимать и принимать то время, когда он воевал с троцкизмом оружием репрессий, осужденных уже нами не раз. Это было время, когда нарастала угроза войны. Затем последовал период войн на Западе и на Востоке.

О какой же «десталинизации» может идти речь, когда уже почти четверть века в нашей жизни свирепствует буржуазная демократия, а синий глаз ТВ экрана смотрит на нас внимательно, а его уста осыпают обывателя «рыночной» безнравственностью.

Правда, для озвучивания этих коварных мыслей мобилизованы силы разных калибров из словесной артиллерии. Но этим некоторым холуям – борзописцам из так называемой «творческой интеллигенции» следует напомнить, что у нас в стране не существует коллективной ответственности за преступления конкретных лиц. Как нет преступных народов, а есть особи из этих народов, совершившие преступления.

Как сказал один политик: «Мухи отдельно – котлеты отдельно». Одни активно и деловито разрушали – с них один спрос, другие были прорабами развала и воровали – с них другой, может быть, даже более жесткий. Третьи равнодушно смотрели на то, как их преступно делали бесправным быдлом, наказавшим себя и неосознавшим этого.

Не может быть сильным государство, где правителей то назначают в качестве преемников под гарантии собственной безопасности, то договариваются, кто будет дальше рулить страной из поруливших, а не избирают их честно, прозрачно без всяких административных ресурсов всем народом из достойных носить «шелом власти».

Не может быть сильной страна, где правители вместо отчета о проделанной работе, рассказывают «какая халва будет сладкая» завтра, где отчет подменяется планом «на очередные десятилетия». А ведь прошло уже два этих самых «многообещающих десятилетий». И что же? Российского народа уменьшилось, а планка реального уровня жизни, если оценивать его через покупательную способность населения, снизилась на три единицы. И обещанного удвоения ВВП не произошло – о нем просто забыли, чтобы не бередить души.

Выиграв Вторую мировую войну, самая крупная мировая империя исчезла с карты мира и вернулась к границам XVII столетия. Этот сюжет могла родить только гадкая сказка.

А что делает народ? Люди тупо смотрят на происходящее и молчат, все еще не понимая, куда они пришли и куда их снова зазывают идти.

Когда начнется действительное, а не декоративное восстановление российской государственности многим представителям «творческой интеллигенции» и «правящей элиты» придется держать ответ перед Россией и ее народом. Лучше, если они это сделают раньше и откровенно скажут: «Мы ошибались!» Это будет покаяние, а не грех умолчания! Что они за четверть века сделали? Больше вывезли из России денег за счет нефти и газа. Гражданского общества тоже не создали. Что у нас: ракеты – да! Нефть – да! Газ – да! И все! Но это может все в один «прекрасный» момент рухнуть. Образование, культура, промышленность, сельское хозяйство – страшно подумать – они на боку. Зато вбухивали миллиарды в сомнительные проекты. Некоторые можно перечислить.

Бывший министр обороны Сердюков убедил тандем в необходимости заказать у Франции не два, а четыре вертолетонос-ца типа «Мистраль». Смелые флотоводцы доказывали, что эти «корыта» нам не подходят. Сейчас выясняется, что тогда «крайне недостаточным» было научное сопровождение контрактов по закупкам тех кораблей. Оказалось, для их эксплуатации понадобится 50 видов различных ГСМ европейского производства. Замена их на российские аналоги грозит поломкой двигателей и других систем. С нашим топливом не выдерживают даже моторы отечественных машин. Среди других недостатков французских вертолетоносцев: тихоходность, слабая ледовая прочность бортов, плохая устойчивость из-за плоской формы днища и огромная парусность. Прогноз: они станут мучением для моряков, и вскоре будут ржаветь на свалке. Закупка их нанесет значительный ущерб отрасли и государству.

Никому ненужная, затратная Московская монорельсовая дорога, строительство который обошлось городу в «красивую цифру» – 6 335 510 000 рублей (в ценах 2005 г.) = 221,3 млн. долларов (по курсу ЦБ РФ на 1 июля 2005 г.) Сейчас ее думают демонтировать, потому что она является убыточной.

Вантовый мост через пролив и бухту Золотой Рог на остров Русский был построен в рамках подготовки к саммиту АТЭС. Сооружение уникально, стоимость которого тоже впечатляющая – 1 млрд. долларов. Еще столько же ушло на подъездную дорогу в аэропорт и в город. Итак, 2 млрд. зеленых «проглотил» мост в никуда. И возникает вопрос: зачем он нужен? На острове проживает всего пять тысяч жителей, да и те в основном бедные рыбаки, обитающие в домах барачного типа, автомашин не имеют. Аргумент в пользу целесообразности моста был строящийся вуз – ДВФУ на том же острове. Утописты планировали, что университет станет крупнейшим учебным заведением страны и даже всего мира. Однако достроить здания ДВФУ подрядчик не успел. Студенты остались на материке. Сейчас на острове живут лишь иногородние студенты, которые каждое утро ездят на занятия в город. Говорят, что уже достроили и там идут учебные занятия с количеством студентов на порядок ниже от запланированного набора.

Зимняя олимпиада в Сочи прошла успешно, но амбициозная стройка объектов, где природа отличается капризами погоды в районе Красной Поляны может в любой день соревнований заявить о себе не снегом, а дождем. Как это случилось в начале февраля 2013 года в соревнованиях фрирайдеров – сноубордистов и горных лыжников. Разве у нас в России не нашлось других, более гарантированных для снега, мест? Деньги затрачены огромные, а вот отдачи от построенных объектов в перспективе специалистами оцениваются скептически. По данным строителей Олимпиада-2014 обошлась в 50 млрд. долларов вместо 12 млрд. до начала Игр, а может, и больше. Олимпийский бюджет вырос в 5 раз, а на некоторых объектах в 8 раз, что взорвало даже президента, а гражданское общество равнодушно «созерцало» на эти космические траты в
Страница 5 из 27

период международного экономического кризиса. Дорога к Олимпийским объектам, по данным СМИ, вымощена взятками, и вся система финансирования крайне не прозрачна. Неслучайно чины высокого уровня активизировались со строительством в тех краях своих замков, вилл и дач за счет явно «напиленных» денег.

Исследование «Аэрофлота» опозорило отечественный самолет «Superjet», на который ушли десятки миллиардов «зеленых». У авиакомпании всего 10 таких самолетов, но именно на них в 2012 году пришлось 40 % нештатных ситуаций. В прессе флагман российского авиапрома уже дразнят «Су-перджетом из топора». А ведь недавно в «совковом» Союзе мы умели делать аэропланы на уровне международных стандартов. Они отвечали всем параметрам по бесшумности, экологии и безопасности. Обида берет за то, что приходится непатриотично говорить о своих детищах.

Хасидский вопрос: «Библиотека Шнеерсона» (БШ) – собрание древнееврейских книг и рукописей, начало которому было положено еще в XVIII веке. В начале ХХ века владельцем библиотеки стал Йосеф Ицхок Шнеерсон. В 1917 году она была национализирована и передана на хранение в наше центральное книгохранилище – сейчас Российскую Государственную Библиотеку (РГБ). БШ представляет собой неотъемлемую часть российского культурного наследия и состоит из 12 тысяч книг и 50 тысяч редких документов.

Многовековый, религиозный центр движения «Хабад» – местечко Любавичи – находилось и находится на территории России. Дважды коллекция спасалась нашей страной: в Первую и во Вторую мировые войны. Поэтому российская община хасидов имеет больше прав на коллекцию, чем любые иностранцы.

В 1994 году, с разрешения Ельцина, по международному библиотечному абонементу, хасидам США были переданы 7 книг на два месяца. До сих пор они к нам не вернулись, хотя МИД РФ неоднократно напоминал американцам об этом непорядочном инциденте.

16 января 2013 года Федеральный окружной суд в Вашингтоне обязал власти России выплачивать штраф в размере 50 тысяч долларов в день до тех пор, пока библиотека Шнеерсона не «вернется в США».

Почему мы молчим и не предъявим еще больший иск американцам за практически похищенные книги? Правда, достойный ответ власти нашли. Наконец пристроили книги по предложению президента Путина в России.

И все же, старо-новая и ново-старая российская власть пытается что-то сделать хорошее для народа, но что получается, пусть скажут сами люди, особенно живущие за пределами кольцевой в дальней глубинке без света, газа, дорог и с дороговизной. И это XXI век!

Пока видны только параметры непонятной стратегии. А хочется увидеть прозрачную тактику в виде привлекательной национальной идеи, а ее никак и никто не может найти или выстроить.

И все же в том, что Россия через идею Русского Мира станет снова Великой: с новыми сильными духом, не только хорошо думающими, но и делающими конкретное добро и такие же подвижки в социальной сфере для народа, правителями, нет никакого сомнения. Наладится жизнь, тогда к России потянутся и другие народы, чтобы заключить с нею новый Союз! Постоянными обещаниями долго политики не живут. Несбывшиеся посулы со временем превращаются в великие грехи.

Ах, как хочется верить в светлое будущее!

Пока же по нам ежедневно звонит колокол! В его малиновом, пока не вечевом звоне слышится, нет, не набат к сходу, а благовестный призыв к уразумению того, что может случиться с нами. Если не прислушаемся к его голосу и не избавимся от нечистой силы: монетаризма, коррупции, бездуховности, непродуманности и пустозвонной обещаловки…

Часть первая

Из окон Лубянки

Впервые на Лубянке

Июнь 1974 года в Венгрии выдался теплым и ласковым. Редкие летние дожди перемежались с мягкими солнечными днями. Пахло полевыми цветами. Щебетали разноголосицей птицы в густых ивовых кронах и робких косах березок, высаженных в память о Родине вдоль оград советского военного городка.

Сомбатхейский гарнизон Южной группы войск жил своей обыденной жизнью. На местном полигоне воины одного из батальонов мотострелкового полка проводили инспекторские стрельбы. Детскую площадку заполняли крики играющих детей. В автопарке ремонтники возились с «больным» БТРом – перебирали «застучавший» двигатель.

Автор книги в звании капитана и при должности старшего оперуполномоченного Особого отдела КГБ СССР по ЮГВ ожидал комиссии из Центра – из Москвы, из Второго отдела – кураторского – 3-го Главного управления КГБ СССР. Москвичей сопровождал будапештский начальник генерал-майор Иван Яковлевич Галютин – человек волевой и цепкий в контрразведывательной бухгалтерии. Он знал слабые и сильные стороны любого оперативника. Как любой думающий начальник, в том числе и о себе, он представил московским гостям список объектов наиболее «крепких и интересных». Таким объектом оказался и мотострелковый полк, дислоцирующийся в городе Сомбатхей области Ваш на венгеро-австрийской границе.

Подвести начальника оперативник не мог, да и показать конкретные объективные результаты был способен. Поэтому проверка закончилась успешно, а так, как срок службы у автора в Венгрии подходил к концу, ему предложили попробовать себя на работе в Центральном аппарате военной контрразведки.

– Все хорошо, но у меня квартиры в Москве нет, – взволнованно на заманчивое предложение проговорил оперативник.

– Конечно, не быстро, но она у вас будет, – обнадежил руководитель комиссии.

Сборы были недолги…

* * *

И вот офицер при капитанских погонах на исторической Лубянке.

Немного истории. Как известно, чекистский штаб занял здание страхового общества «Россия». По мере роста аппарата спецслужб требовалось расширение помещений. Последняя реконструкция здания на Лубянке происходила на глазах автора в 1983 году.

В 1932 – 1933 годах по проекту архитекторов Лангмана и Безрукова к дому ОГПУ был пристроен новый корпус в стиле модного тогда конструктивизма. Ш-образное здание выходило главным фасадом на Фуркасовский переулок, а закругленные углы смотрели на Большую и Малую Лубянку, а также на Кузнецкий мост.

Легендарная Лубянка, дом № 2 – штаб КГБ СССР, проклинаемый врагами страны, встретил молодого оперативника настороженно. Ясно – не полк, в котором все знакомы и все знакомо! Тут по коридорам «ока государева» сновали озабоченные своими делами, как правило, оперативными проблемами, офицеры-контрразведчики. Автору казалось, у каждого из них в голове роятся: какие-то планы обеспечения операций, проверки выдвинутых версий, очередных встреч с ценной агентурой и т. д. и т. п. Так оно, наверное, и было…

Офицеру, как и всем, кто впервые попадал на работу в центральный аппарат, лубянская атмосфера виделась таинственной, диковинной, наполненной каким-то недоступным для понимания смыслом. Она завораживала и притягивала. Ее боялись и ею гордились. Еще бы, когда отвечали на вопрос о месте службы, ответ звучал коротким, как выстрел, словом – Лубянка!

Встреча с кадровиками, «сватанье» у начальника военной контрразведки страны генерал-лейтенанта Н.А. Душина. И вот, наконец, объект дальнейшего обслуживания определился – это центральный аппарат Главного Разведывательного Управления Генштаба ВС СССР, службе которому автор посвятил всю оставшуюся до
Страница 6 из 27

ухода в запас жизнь. Здесь в коллективе высоких профессионалов, как говорится, «штучной сборки», ковались навыки, нарабатывался опыт борьбы со шпионажем, изобличались конкретные агенты ЦРУ, пробравшиеся в подразделения ГРУ советского Генштаба.

Молодого оперативника поразило внутреннее убранство старого корпуса. Оно практически не изменилось со времен переезда сюда Чрезвычайной комиссии. Живо представлялись времена Дзержинского, работавшего сначала в другом здании, потом Ягоды, Ежова, Берии и руководителя легендарного СМЕРШа Абакумова, жизнь которого закончилась так же бесславно, как и трех предыдущих.

Бросились в глаза интерьерные фрагменты кабинетов с квадратными «хрюкающими» электрическими часами, висевшими высоко, почти под потолками наверное с тридцатых – сороковых годов. Вот это было качество!

В некоторых начальственных кабинетах виднелись остатки старого декора: заштукатуренные мраморные камины, остатки потолочной лепнины и задекорированные ореховым шпоном панели. Это все следы прежней дореволюционной роскоши акционерного общества. Тяжелые двери с бронзовыми ручками и выцветшие дубовые панели красовались в кабинетах оперативного состава и руководителей среднего звена. Кругом стены были окрашены тусклой, салатово-зеленого цвета, масляной краской.

Гулкие, замкнутые кольцами коридоры, с начищенными мастикой паркетными полами и хрупкие, в трещинах, линолеумные дорожки. В полдень эти коридоры оживали. Многие изголодавшиеся сотрудники и секретари устремлялись к лифтам, чтобы спуститься вниз, в столовые.

Подобные дорожки автор встретит много лет спустя в здании Управления КГБ СССР по городу Ленинграду и Ленинградской области. Так называемый «Большой дом» был построен почти за год, в 1931–1932 годы. До сих пор хорошо спланированное и продуманное здание стоит, как твердыня. Значит, умели быстро и прочно строить «поколение победителей!» Даже тогда, когда в войну рвались бомбы на улице или внутри ансамбля, взрывная волна проходила сквозняком в широкие окна, и стены не разрушались!

Но вернемся к Лубянке. Обеденный перерыв. Столовая.

Медленно продвигается очередь. Терпеливо, с подносами в одной руке и набором «инструментов» в другой, течет человеческий ручеек к раздаче. Тихо скользят по нержавейке трубок козырька коричневые пластмассовые подносы. Неспешно заканчивается трапеза за шестиместными столами с пластиковым покрытием. В Центре не принято спешить при обеде. Разговор идет на отвлеченные темы, у каждого свой служебный секрет вызревает молча. Говорят о детях, охоте, рыбалке, поделках, просмотренных кинофильмах, театральных постановках…

Более степенно проходил обед у начальников отделов и их заместителей. У них отдельная столовая со скатертями на столах и бойко снующими меж ними официантками.

Руководители управлений, заблаговременно созвонившись, ходили в свою столовую стайками. И вот уже вызывающими молчаливое почтение публики, украшенные лампасами и золотыми погонами, они точно по расписанию проплывали по коридорам в отведенные только им кормовые закутки.

А где-то на четвертом этаже Лубянки председатель КГБ и его замы келейно собирались за одним большим столом в харчевне самого высокого ранга. Это незначительный фон, но без него не было бы и основной работы. Человек должен питаться. Такой режим пополнения калориями был и в других ведомствах. Комитетчики не отличались в этом святом деле какими-то особенностями. Правда, в ЦК КПСС было все по-другому: вкуснее, богаче и дешевле.

Через полтора года автор получил трехкомнатную квартиру.

Не одинаково складывались творческие судьбы оперативников. Одни уходили в отставку, не оставив за спиной ощутимых достижений на ниве обеспечения госбезопасности. Другие, были более удачливы: их дела могли бы лечь, а некоторые и легли, в основу сюжетов многих детективных историй и сценариев фильмов. Третьи написали книги об интересной работе своих коллег на ниве контршпионажа. По-человечески грустно было прощаться с фронтовиками – нашими скромными гуру. Они были такими незащищенными как мы сегодня, в самом расцвете дряхлости, когда перестаешь завидовать и начинаешь сожалеть.

* * *

Почти двадцать лет!

Пробежали-пролетели годы на одном из самых ответственных участков оперативной деятельности. Автор не жалел, что попал в Москву. Он гордился генштабовскими объектами и людьми, окружавшими его, как армейскими контрразведчиками, так и военными разведчиками. Это была настоящая элита, а вот то, что приходилось выкуривать из нор «кротов», пробравшихся в ГРУ – это уже специфика оперативников на объектах обслуживания.

Именно здесь, в окружении ветеранов, ковался коллектив шахтеров 2-го отделения 1 – го отдела 3-го Главного управления КГБ СССР – военных контрразведчиков, обслуживавших подразделения военной разведки – своеобразного фильтра от проникновения всякого мусора в систему военной разведки из завербованных агентов. Автор являлся последним руководителем этого легендарного подразделения шпионоловов. Потом в конце правлений Горбачева и начала Ельцина началась ломка всех структурных звеньев военной контрразведки.

Военная разведка – это старшая сестра военной контрразведки, так как родилась 5 ноября, а особые отделы -19 декабря 1918 года. ГРУ – это гордость Генштаба, его глаза и уши!

Военные контрразведчики защищали военную разведку от проникновения вражеской агентуры, хорошо помня известное требование: армия слепа без разведки, а без контрразведки – беззащитна. А еще они считали, что если разведка – Бог любой войны, то контрразведка – Ангел Хранитель.

Разгар «холодной войны» давал о себе знать частыми вербовочными подходами к военным разведчикам, находившихся в длительных зарубежных командировках. Нельзя было допустить, чтобы разведки ЦРУ и стран НАТО имели свои «глаза и уши» в центральном аппарате ГРУ и других управлений Генштаба ВС СССР. На это нацеливало оперативников начальство военной контрразведки. В таком подходе были заинтересованы министры обороны страны и руководители Генштаба Вооруженных Сил СССР.

Начальник ГРУ генерал армии Петр Иванович Ивашутин, хорошо знавший контрразведывательную деятельность, отвоевавший в войну в качестве руководителя управлений ВКР СМЕРШ НКО СССР на ряде фронтов, тоже понимал тяжесть работы оперативников из военной контрразведки.

Он знал, что личный состав, обслуживавший подразделения военной разведки, достаточно опытен, чтобы как можно плотнее и надежнее перекрыть вероятные каналы проникновения вражеской агентуры.

Генерал оказывал всяческую помощь оперативникам в проведении тех или иных чекистских мероприятий, не боясь испачкать честь своего мундира. Главная опасность разведывательного коллектива – это пробравшиеся в его ряды «кроты» или «оборотни», как кому хочется называть вражье племя. Вычислять и выкуривать предателей из здорового тела ГРУ доводилось офицерам военной контрразведки.

Проникнутые профессиональной ответственностью за порученное дело, они являлись не квасными патриотами, а настоящими радетелями за безопасность Отчизны. Они молча делали свою тонкую работу. Оперативники Второго отделения отметились конкретными
Страница 7 из 27

результатами в работе. За неполные десять лет, периода 70–80 годов, армейским чекистам только в ГРУ удалось обезвредить немало вражеской агентуры: бывших служащих Нилова и Чернова; офицеров: майора Филатова, старшего лейтенанта Иванова; полковников Васильева и Баранова; агентурную семейную пару подполковника Сметанина и его супругу; и, наконец, была вытащена почти двадцатипятилетняя «заноза», глубоко сидевшая в теле ГРУ, предателя со стажем генерал-майора Полякова.

Это ли не доказательство умения работать так, как того требовало время, обстоятельства и, главное – долг перед Родиной, который, к сожалению, еще недавно топтали демократы ельцинского разлива. Хотя мои молодые коллеги доказывают обратное – они патриоты без кавычек. Значит, эстафетная палочка лучших традиций армейских контрразведчиков в надежных руках. И у них есть свои заслуги и результаты. Время другое, но почерк, формы и методы деятельности тайного противника одинаковы. Пройдет время, и они расскажут о своих победах на незримом фронте. А их будет, думается тоже немало!

* * *

Аналитическим умом многие оперативники понимали, что страна начинает слабеть в гонке вооружений, – противники или «партнеры» постепенно загоняют в угол токующих руководителей, которые не хотели видеть надвигающейся опасности. Времена менялись. Менялась и сама партия на уровне рядовых членов, а вот ее руководители не хотели этого понимать, а тем более принимать новые вызовы времени. Революционные идеалы и лозунги постепенно уступали место конъюнктуре. Профессиональных подпольщиков и партизан, участников войны, меняли номенклатурные демагоги. Риторика партийного чиновничества трансформировалась в политическую трескотню – даешь «Единство партии и народа!». Призывали крепить Отечество, но как – они не знали. Не случайно М.С. Горбачев как-то признался:

«Надо вылезать, надо вылезать! Я не знаю, как, но у меня есть план…»

Это равносильно тому, что я буду строить дом, но не знаю как. С чего начинать? Может с крыши?

Есть две диаметрально противоположных оценки того времени.

Впервые заговорили о смене курса так называемые «шестидесятники», – это кучка горластых и нахрапистых болтунов, жаждавших обновления советского строя и демократии, но ничего толкового не предлагавших Хрущеву. Да он их и не слушал, а только поругивал.

Как писал Андрей Буровский:

«Позже, когда власть догадалась погромче цыкнуть, многие из «шестидесятников» драпанули за рубеж и там «боролись за демократию», если хоть кто-то их слушал».

А вот, не иначе, как «агент влияния», о чем сегодня пишут многие авторы, бывший член Политбюро ЦК КПСС А.Н. Яковлев с первых дней пребывания у «кремлевского корыта» пугал Горбачева. Он предупреждал, что страна стоит перед экономической катастрофой и срочно нужны изменения, предлагая начать их с разгрома партии. Что значило разгромить правящую государственную партию? А означало это одно – разрушить взрывом фундамент дома под названием «Советский Союз». Китай ничего подобного не сделал и выиграл борьбу за инвестиции. Сегодня он уже на середине лестницы к постаменту сверхдержавы.

В задачу Яковлева входила подмена понятий на таком уровне, чтобы народ, спохватившись, не поинтересовался: а какие цели у перестройки? К чему мы придем? Что будет знаменовать кардинальное реформирование.

По этому поводу С. Кургинян смело бросил в лицо прорабу перестройки такие слова:

«Отсутствие открыто предъявляемых целей, подмена их популистской демагогией означает на деле сокрытие подлинных целей, носящих настолько антигуманный характер, что их необходимо скрывать как можно более тщательно. Вот почему мы заявляем «Нет!» любой демагогии и требуем обсуждения целей по существу, исходя из реальности и построения программ, исходя, в свою очередь, из этих реальных целей, т. е. системно, концептуально».

Кроме этого, в обязанности А.Н. Яковлева входило: мобилизовать, «прикормить» журналистов и главных редакторов газет и журналов, внушив им перестроечные идеи, с целью дискредитации практики социалистического строительства, а также установить и закрепить мосты между западными советологами и «правильно» пишущей братией в СССР.

Глава советского правительства Н.И. Рыжков тоже называл экономику СССР конца 70-х годов «тяжело, если не сказать смертельно, больной».

Но есть и другие мнения, которые разделяет и автор.

А.М. Буровский:

«В официальных советских источниках того времени данный период именовался развитым социализмом. Он отмечен отсутствием каких-либо серьезных потрясений в политической жизни страны, а также социальной стабильностью и относительно высоким уровнем жизни».

М. Эллман и В. Конторович:

«В начале 80-х годов, как по мировым стандартам, так и в сравнении с советским прошлым дела (с экономикой в СССР – авт.) были не столь уж плохи».

Л.Б. Резников:

«…сложившаяся в первой половине 80-х годов в СССР экономическая ситуация, согласно мировым стандартам, в целом не была кризисной. Падение темпов роста производства не перерастало в спад последнего, а замедление подъема уровня благосостояния населения, не отменяло самого факта его подъема».

И таких оценок уйма. Но сегодняшние руководители СМИ не хотят, а может боятся, их тиражировать.

Но не дремал Запад в своих нападках на социалистическое строительство в СССР…

Президент США Р. Рейган принял директиву национальной безопасности, которая была направлена на подрыв советской экономики. Объявление доктрины «звездных войн», так называемой «Стратегической оборонной инициативы» (СОИ), вынуждало руководство СССР «поспевать» за главным противником. А поспевать не надо было, а надо была делать то, что мы делали лучше американцев.

Эксперт по советской промышленности американец Г. Роуэн говорил:

«Мы должны просто держать высокий уровень вооружения, чтобы Москва постаралась догнать нас, а также прекратить поставки западных средств, необходимых им для выживания. И мы еще в этом десятилетии увидим, как развалится советская система».

На самом деле СОИ – величайший блеф даже в современный период. Американцам, по оценкам тогдашних специалистов, для того чтобы осуществить программу «звездных войн», нужно было пойти на космические затраты, исчисляемые в районе половины триллиона долларов. Такой возможности и таких денег у них тогда не было. Но наши доморощенные пораженцы из политической элиты так запугали Кремль, что его обитатели поверили в правдоподобность затеи янки, и начали потихоньку затягивать пояса в стране.

В средствах массовой информации с санкций, думается тех же «агентов влияния», сидящих в Кремле, рисовались страшные картины российского апокалипсиса. Они требовали, чтобы добывающие органы разведки ПГУ КГБ и ГРУ ГШ закупали фильмы на эту тему, которые миллионными тиражами штамповались на Западе. В них можно было видеть, как наши ракеты легко перехватываются боевыми спутниками США, сбиваются электромагнитными пушками и «мечами» лазерных установок. Советский обыватель глядел на эту мрачную картину «национальной отсталости» в обороне и ему делалось страшно за свое будущее и будущее детей.

Автор не раз смотрел эти фильмы, привезенные из-за границы, для
Страница 8 из 27

«расширения кругозора» партийных чиновников, офицеров военной разведки и генералов Генштаба, о состоянии «нового» вооружения США, которое якобы вот-вот у них появится. Многие опытные военные разведчики, имеющие солидную техническую подготовку, прямо заявляли, что это элементарный fake – придуманный блеф: что разрекламированная Рейганом программа «звездных войн», или «высокой границы», с треском провалится и потащит за собой наши расходы. Основная причина фиаско – чудовищная дороговизна проекта и технологическая несостоятельность США осуществить подобное.

В беседе с автором начальник одного из информационных управлений ГРУ доктор технических наук, генерал-лейтенант Василий Семенович Диденко, пояснил, что для того, чтобы сбить только одну советскую ракету (а в «пенале» головной части ракеты – их было десять), нужна установка, способная послать лазерный импульс мощностью в один мегаджоуль (мДж).

В середине 80-х годов американцы создали силовую установку для «лазерной пушки» мощностью в 100 килоджоулей (кДж) – в десять раз меньше. Включили… И посадили всю энергосистему одного из штатов. А луч рассеялся и только осветил борт низкоорбитального космического спутника.

У нас же было много такого, что можно было противопоставить американской противоракетной обороне (ПРО), но возможности советского вооружения того времени за пределами этого повествования.

И все же, кто-то из властных чиновников был заинтересован в разбазаривании денег и в стремлении напугать советских вождей американским мифическим оружием. А за этим стояла трата больших, очень больших денег, так нужных больной экономике. За этим всем маячил сегодня широко известный «распил». Они набивали карманы рублями, а потом по ночам этим взрослым дядям и тетям становилось гораздо страшнее, чем детям. Жгли ворованные деньги, из-за страха быть изобличенными от «деревянных» избавлялись в каминах на дачах.

Страна находилась в окружении военных баз, в удавке запретов на приобретение новейших технологий, в страхе искусственного обвала цен на энергоресурсы – газ, нефть, руду и уголь. Мы надеемся приблизительно, зато боимся точно. А бояться было чего…

Сегодня много похожего на СССР, только РФ – это не Советский Союз. А что это значит – понятно каждому.

* * *

За тринадцать лет после развала КГБ органы госбезопасности несколько раз меняли на фасаде свое название: АФБ – МСБ – МБР – ФСК – ФСБ. Бессчетное множество внутри ведомства реформ и перестроек. После 1991 года власть сама довела спецслужбы «до ручки»: демонтировала из идеологических соображений памятник Ф.Э. Дзержинскому – тотем честности, порядка и державности; расчленила единый штаб госбезопасности на части, и «веник» очищения не стал «мести» так, как «мел» раньше. Его решили головотяпы поломать по прутику, а прутиком много не наметешь. Штаб ГБ с разведкой, контрразведкой и пограничными войсками стал не нужен псевдодемократам во главе с Ельциным. Они нацелились на воровство через «прихватизацию по-чубайски», не боясь теперь раздробленных органов социальной защиты и энергосистемы.

И горлопанила всякая шушера из первого ельцинско-афанасьевского призыва:

Спецслужбы нам не нужны!

В армии нет необходимости – нет внешнего врага!

Долой сексотов и их вдохновителей!

КГБ – тюрьма народов!

ГРУ – армия бандитов!

У нас нет врагов – есть только партнеры!

Шпионов у нас не будет!

Нам не надо сейчас защищаться – все люди братья!

Свободный мир призывно раскрывает объятия!

Агенты – это рудимент режима!

Стучать и доносить – безнравственно!

Было обилие и других, подобно этим призывов и лозунгов.

Полно всякой чепухи насаждалось «всенародно избранным» и его недалекими и «далекими» клевретами против армии, но, особенно, против органов госбезопасности.

23 августа 1991 года Горбачев без согласования с коллегией КГБ СССР назначил Бакатина, зарекомендовавшего себя к тому времени образцовым «чистильщиком» агентурного аппарата МВД, председателем Комитета государственной безопасности. Ему была поставлена задача – перетряхнуть чекистский орган. Бакатин даже не скрывал поставленной Горбачевым по КГБ перед ним задачи. В своей книге «Избавление от КГБ» он так определил собственную роль в судьбах личного состава Комитета:

«Я вынужден был не просто начать забой скота – его истребление…»

Скотом он называл сотрудников органов госбезопасности, которые сам же и возглавлял.

Последний председатель КГБ Вадим Бакатин, чьим приказом по кадрам № 1 от 2.02.1992 года, автор был уволен по собственному рапорту из органов, изобрел специальный ругательный термин – «чекизм» и стал бороться с ним, непокладая рук.

При таком председателе автор книги посчитал себя униженным и оскорбленным, а потому и распрощался с Лубянкой.

Свой книжный опус борьбы с органами госбезопасности Бакатин, как уже упоминалось выше, так и назвал – «Избавление от КГБ».

Потом с разрешения Горбачева Бакатин 5 декабря 1991 года передал послу США в СССР Роберту Страуссу святая святых любой контрразведки – техническую документацию со схемой слухового контроля с внедренной специальной аппаратурой, строящегося нового здания посольства США в Москве.

Американский посол сначала опешил, не поверив такому подарку. Подумал провокация или дезинформация. Однако все это оказалось, к сожалению, горькой правдой. Сколько сил и средств затратила страна на этот проект, сколько специалистов, инженеров и оперативников «жгли мозги», чтобы осуществить задуманное – все из-за предательства превратилось в ведро праха.

Выиграл только чиновник Бакатин и его чадо. Его сыну, ставшему предпринимателем, американская сторона разрешила заниматься бизнесом в Америке. Вот уж, действительно, как в народе говорится:

«Где клятва, тут и преступление».

Предают Родину только свои, чужие ее могут только завоевать.

Как писали газеты:

«Надо иметь мужество признаваться: мы сами, собственными руками уничтожили и разваливали спецслужбы – некогда лучшие в мире».

Оказывается, как просто разрушить то, что создавалось десятилетиями, и как трудно это потом восстановить…»

В воспоминаниях бывшего работника аппарата ЦК КПСС Степана Карнаухова о Бакатине есть такие, думается, честные слова:

«Довольно тесные и хорошие отношения в течение ряда лет складывались с Бакатиным. Но его позиция в августе 1991 года и последующее выполнение задачи по разгрому органов государственной безопасности СССР породили большое недоверие к этому человеку. Когда же застал на Кательнической набережной в его кабинете известного провокатора и предателя Олега Калугина остатки доверия и иллюзий к этому, по природным данным незаурядному человеку окончательно испарились. Еще раз убедился, что даже самая перспективная личность превращается в ничтожество на службе грязному и неправому делу».

Но извините, в 70-80-х не было «расстрелов для счета», как это практиковалось прежде, особенно в ежовские лихие «тридцать седьмые», да и чекисты были другими людьми – более образованными, воспитанными на лояльных принципах «морального кодекса строителя коммунизма», хоть и составляли «боевой отряд партии». Вот с этими профессионалами своего дела, с согласия
Страница 9 из 27

Горбачева, Бакатин и решил расправиться путем забоя его, как скота…

Разве эти действия чиновничества не были звоном тревожного колокола по России? Тогда, что такое предательство или вредительство?!

Тайны Андропова

Председатель КГБ СССР Андропов для чекистов 60-80-х годов являлся уважаемым руководителем. Долго его портреты висели в кабинетах у некоторых оперативных работников. У автора на столе, тоже в знак такого же почтения и почитания к большому начальнику, стояла небольшая открытка, напоминающую иконку с его изображением. Он был для нашего поколения чекистов святым и на фотографии снят со звездой Героя Социалистического Труда, скромно и одиноко висевшей на лацкане синего костюма с малиновым галстуком.

В то время советские люди привыкли созерцать небожителей, осыпанных большим количеством звезд. А потому, мы верили в скромность своего руководителя, и она у него была, как знак непогрешимости бойца с несправедливостью. А, как известно, скромность – это способ услышать от других все то хорошее, что мы думаем о себе.

Когда Генсек скончался, автор написал экспромтом, буквально «с листа» честное стихотворение «На смерть Андропова», ходившее размноженным по Главку, где перечислялись его заслуги, и высказывалась общечеловеческая, христианская скорбь об ушедшем в мир иной человеке.

Мы знали, что он отличался спокойствием, выдержкой, умом, даже сентиментальностью: писал стихи, дружил с отдельными поэтами и писателями, любил слушать классику, уважал театр. На почетную и уважаемую должность председателя КГБ его назначил «дорогой и любимый» Леонид Ильич Брежнев после неожиданного снятия с этого поста генерал-полковника В.Е. Семичастного.

Тогда многие чиновники с новым назначением рассуждали так: Брежнев твердо усвоил истину «Предавшему хотя бы раз – уже нет доверия». Такое усвоение являлось априори. Тем более в непредсказуемом будущем. Ведь в это время шла борьба кланов Брежнева и Шелепина, на стороне последнего находился и председатель КГБ. В жизни, а в политике особенно, предают друзей только свои, в основном, ради карьеры. Семичастный предал своего сюзерена – Хрущева. Почему же он не способен повторить этот вариант с новым «Хозяином Кремля», если заведутся черви корысти и предательства в мозгу?

Таких гарантий, естественно, дать никто не мог в отношении комсомольца, не пожелавшего идти на фронт. Отсидевшись где-то, то ли в районе Кузбасса, по одним данным, то ли в Средне-Азиатской эвакуации, по другим, он вдруг вынырнул на Украине, чтобы в комсомоле сделать головокружительную карьеру и затем стать и руководителем грозной спецслужбы.

Первый секретарь ЦК Компартии Украины, член Политбюро ЦК КПСС П.Е. Шелест, в своих воспоминаниях писал:

«18 мая 1967 года я приехал в Москву на заседание Политбюро. В повестке дня было много разнообразных вопросов. За несколько часов до заседания меня пригласил к себе в кабинет Брежнев. Немного поговорили о текущих делах, затем он мне сказал:

– Сегодня на Политбюро будем решать вопрос об освобождении Семичастного от обязанностей председателя КГБ.

Для меня это было большой неожиданностью и довольно неприятной новостью. Мне хорошо была

известна особая роль В.Е. Семичастного в период подготовки и проведения «мероприятий на основе партийной демократии» в отношении Н.С. Хрущева. Безусловно, и то, что Брежнев многим был обязан лично Семичастному. Не видя ни малейшей причины к постановке вопроса на Политбюро об освобождении Семичастного, естественно, я задал вопрос:

– Какая причина его освобождения?

Брежнев уклонился от прямого ответа, но все же сказал:

– Много поводов к тому, чтобы провести этот акт, позже все узнаешь.

К этому времени поступили первые сведения о Светлане Аллилуевой, дочери Сталина – все было так «темно», что даже мы, члены Политбюро, не все понимали, что все-таки с ней произошло. Впоследствии стало известно, что по распоряжению А.И. Микояна Светлане было временно разрешено выехать в Индию на похороны очередного мужа…

Заканчивалось заседание Политбюро, рассмотрены все «основные» вопросы, и вдруг Брежнев как-то торопливо и нервозно выкрикнул:

– Позовите Семичастного!

Когда он вошел в зал заседания, мы почувствовали его напряженность и недоумение. Зачем его пригласили на заседание Политбюро? Но он держал себя хорошо. Неожиданно для многих членов Политбюро Брежнев заявил:

– Нам надо обсудить вопрос о В.Е. Семичастном.

Члены Политбюро удивленно переглянулись.

Семичастный подал реплику:

– А что обсуждать?

В ответ на это Брежнев со сталью в голосе заметил:

– Есть предложение освободить В.Е. Семичастного от занимаемой должности.

Семичастный снова подал голос:

– За что освободить? Мне причина неизвестна, со мной по этому поводу никто до сих пор не говорил.

Но недоуменный вопрос Семичастного остался без ответа от Леонида Ильича.

Все молчали. Многие члены Политбюро не были готовы к постановке такого вопроса, тем более к его решению в такой форме. Я был буквально поражен тем, что до заседания Политбюро с ним никто не переговорил, и он был вызван внезапно, чтобы не дать даже опомниться…

Семичастный снова задал вопрос:

– Я хочу узнать – за что же все-таки меня освобождают?

На это последовал окрик Брежнева:

– Много имеется недостатков в работе органов КГБ, плохо поставлена разведка и агентурная работа, а случай с Аллилуевой тоже о многом говорит.

Семичастный на это замечание возразил:

– Вопрос деятельности КГБ, состояние разведки и агентурной работы нигде не обсуждался. Поездка Аллилуевой в Индию органами КГБ не санкционировалась. Кстати, ее выезд состоялся вопреки нашим возражениям.

Но и на сей раз голос Семичастного канул в молчание.

Одним словом, было «единогласно» принято решение: «Освободить т. Семичастного В.Е. в связи с переходом его на другую работу…

Методика «одобрямс» сработала четко.

Тут же Брежневым было внесено предложение: председателем КГБ утвердить товарища Андропова Ю.В…».

Вот так Юрий Владимирович стал шефом КГБ, если верить словам Киевского партийного чиновника, а оснований для недоверия нет, потому что признания и других членов ПБ, присутствовавших на заседании Политбюро ЦК КПСС, трафаретно накладываются на вышеупомянутый рассказ украинского партийного лидера, которого вскоре тоже уберут из Украины.

* * *

С чего же начал Андропов?

Во-первых, он воссоздал 5-е (идеологическое) управление. До этого существовало 4-е управление МГБ – КГБ, занимавшееся борьбой с антисоветским подпольем, националистическими формированиями и враждебными элементами. С 15 марта 1957 года его возглавлял генерал-майор Е.П. Питовранов, которого Хрущев снял с этой должности и направил возглавлять Высшую Школу КГБ. Именно там автор познакомился с Евгением Петровичем, посвятив ему главу в своей книге «СМЕРШ в бою» под названием «Сталинский фаворит».

На должность начальника «пятой управы» в августе 1957 года был назначен секретарь Ставропольского крайкома партии А.Ф. Кадашев. Руководил он этим подразделением до декабря 1968 года.

23 мая 1969 года начальником 5-го управления назначается Ф.Д. Бобков, сделавший в последствии головокружительную карьеру. Он везде успевал: и бороться с подъемом
Страница 10 из 27

русского национального самосознания; и принимать звезды на генеральские погоны; и держать под бдительным оком журналы «Москва», «Наш современник», «Молодая гвардия», культивировавших русскую идею. И, наконец, после развала СССР успел переметнуться в сторожа к проворовавшемуся банкиру и бизнесмену с русофобской одержимостью господину Гусинскому.

И Андропов, и Бобков не закрывали вышеупомянутые журналы, но и не давали работать им в полную силу. Об этом шептались многие писатели и журналисты той поры. Не раз об этом говорил и редактор журнала «Россияне» поэт В.И. Фирсов, дававший одну из трех рекомендаций и автору в «Союз писателей России».

В самоутверждении здоровых идей для страны русофилов, эта двойка чуть ли не находила элементы махрового великодержавного шовинизма.

А еще Андропов с удивительной ловкостью мог совмещать в себе внешний либерализм и внутреннюю жесткость, а иногда и жестокость. Автор часто задумывался: «По какой причине именно в период его борьбы с инакомыслием некоторые националистически настроенные евреи почему-то стали проявлять неслыханную активность в СССР, создавая правозащитные движения и другие различные организации, которые 5-е управление КГБ и разоблачало, но делало это с «огромными брызгами»?

Комитет создавал больше рекламы этим движениям, чем пытался искоренить еще один подвид национализма. А вот русские молодежные организации национального, подчеркиваю, не националистического толка, подавлялись в своем зародыше. Множество их участников приобретали совсем не символические «годы неволи», не условные наказания и не шли через профилактику, как, например, прозападные правозащитники, а получали совершенно реальные сроки лишения свободы на 10 – 15 лет с отсидкой в лагерях Мордовии и других местах необъятной Родины.

Совершенно ясно, что цели Запада по тихому разрушению, по предательскому разгрому СССР, не могли быть выполнены до тех пор, пока на пути его стоял КГБ СССР, не побоюсь сказать и сегодня, с чистыми и честными делами в 70–80 годы и яркими чекистскими традициями. Я это говорю, как свидетель тех лет, работая в центральном аппарате КГБ СССР на Лубянке.

Другой задачей Ю.В. Андропова стало создание интеллектуального ядра, которое со временем могло бы стать главным «мозговым центром» в борьбе против возможных будущих катаклизмов «внутри» системы. Именно он мог отобрать из широкого числа конспираторов нужных и верных лиц, обработать их и помочь им выдвинуться и закрепиться на ключевых постах в плеяде будущих «перестройщиков-разрушителей». Одним из них был М.С. Горбачев, в настоящее время проживающий то в Германии, то в США.

Это «заслуга» Андропова – ориентироваться на перспективный «подлесок», как себя называл Горбачев.

Что касается поэтического творчества Андропова, автору давно попадались в руки стихотворения, ходившее по коридорам Лубянки. Вот одно из них, которое было даже помещено в записную книжку:

Да, все мы смертны, хоть не по нутру,

Мне эта истина, страшней которой нету,

Но в час положенный и я, как все умру,

И память обо мне сотрет седая Лета.

Мы бренны в этом мире «под луной»,

Жизнь – только миг, небытие – навеки.

Кружится во вселенной шар земной,

Живут и исчезают человеки.

Но сущее, рожденное во мгле,

Неистребимо на пути к рассвету.

Иные поколенья на Земле

Несут все дальше жизни эстафету.

Значит, рифмованные труды каким-то образом утекали, чтобы показать, какой разносторонний председатель, хотя сегодня многие пишут, что он не афишировал свое поэтическое творчество.

* * *

Да, должность председателя КГБ СССР Ю.В. Андропова была закрытой. Никого не интересовала его биография, – неприлично, да, и боязно было изучать ветки генеалогического древа, чтобы найти плоды родословной семьи главного чекиста страны.

Впервые краткая биографическая справка уже только о новом генсеке, появилась 13 ноября 1982 года на страницах газеты «Правда». В ней в частности говорилось:

«Юрий Владимирович Андропов родился 15 июня 1914 г. в семье железнодорожника на станции Нагутская Ставропольского края…»

Как писал Роман Перин в книге «Гильотина для Бесов»:

«В биографии Андропова остается множество белых пятен, особенно в вопросах его происхождения и взлета на вершину власти. Исследователям известно из «семейного предания», что мать Юрия была по фамилии Эренштейн, потом появилась версия Фанштейн».

И только совсем недавно автор И.А. Минутко в книге «Юрий Андропов. Реальность и миф» установил, что ее звали Евгения Карловна Флекенштейн. Конечно же, не в фамилии дело, а в умолчании правды. Минутко же опубликовал фрагмент из автобиографии Ю.В. Андропова, в котором говорится:

«Мать моя родителей не помнила, она в младенческом возрасте была подкинута в семью купца Флекенштейна и воспитывалась в ней до шестнадцати лет. Ее второй муж, мой отчим – Федоров Виктор Алексеевич. В его семье я воспитывался вплоть до окончания железнодорожной школы в 1930 году, до начала самостоятельной жизни».

Автор Д. Бабиченко утверждает, что приемных родителей Евгении Карловны звали Карл Францевич и Евдокия Михайловна, что жили они в Москве по адресу: Лубянка в доме № 26. Карл Францевич был «выборгским уроженцем», торговал часами и ювелирными изделиями. В 1915 году, после знаменитого анти немецкого погрома, в результате которого, видимо, пострадала и его лавка, он скоропостижно скончался. То ли от переживаний, то ли от нанесенных побоев, несовместимых с жизнью.

Вот тут-то и возникает вопрос: «Если учесть, что мать Юрия Владимировича до 1 91 6 года жила в Москве, то, извините, как он мог родиться в 1914 году на станции Нагутская?»

Об отце Ю. Андропова вообще ничего неизвестно, кроме того, что «он работал на железной дороге». А по другим данным он был простым местечковым ювелиром-скупщиком. В одном случае Юрий Владимирович писал, что вскоре после его рождения Евгения Карловна «развелась с мужем», в другом – что его отец умер.

Первоначально он утверждал, что лишился отца «в двухлетнем возрасте», то есть в 1916 году, затем было установлено, что его отец умер в 1919 году.

Как отмечал, кто-то из великих мыслителей:

«Казалось бы, ложь дело простое и доступное каждому, а между тем ни разу мне не приходилось видеть лжеца, который удачно соврал бы три раза кряду».

Следователи этот феномен часто используют при изобличении вралей, заставляя повторить показания и тогда «легенда» рассыпается, как песочный замок.

Столь скромные и противоречивые сведения о родителях человека, возглавлявшего КГБ и СССР, выглядят более чем странно. Известно все о его болезнях и сыне – алкоголике от первого брака, но ничего о родителях. Такая ситуация равносильна ответа одного из современных политиков: «мама – русская, а отец – юрист».

Как с такой «сиротской» биографией он мог возглавлять комсомол Карелии и двигаться в сторону ЦК КПСС? Видимо за этой недосказанностью скрывается чисто еврейское происхождение Андропова. И в этом ничего предосудительного нет, но зачем скрывать то, что будет все равно со временем явным. В зарубежных кругах русской эмиграции всплыла другая фамилия Андропова – Урия Либерман.

А. Авторханов в 1986 году писал в Париже, что Андропов в отличие от других учеников
Страница 11 из 27

Сталина, совсем не антисемит, ибо сам якобы полуеврей с материнской стороны. Публицист А. Игнатьев:

«Андропов – еврей, а его подлинная фамилия – Либерман».

Ну и что, что он еврей? Это же не компрометирующий материал. Разного народа было и в ЦК и в ЧК! Здесь идет речь только о таком понятии, как ложь, а она должна быть развенчана.

В СМИ как на постсоветском пространстве, так и за рубежом можно встретить целый набор фамилий, который приписывают Ю.В. Андропову: Андропуло, Андропян, Либерман. Однако никаких доказательств на этот счет не приведено.

Цель этого исследования – не искать корни принадлежности Андропова к определенной нации, а показать, что отсутствием искренности страдали даже самые высокие чиновники советского истеблишмента.

Важна другая оценка – автор многих ярких публикаций в отношении Юрия Андропова историк Рой Медведев признавался:

«Председатель КГБ был просто увлечен… Горбачевым и не раз говорил о нем с восхищением».

А вот этот любимец Юрия Владимировича – тот самый Михаил Сергеевич, после смерти ходатая о нем, скажет не то, что очень нелицеприятно, но даже подло и гадко:

«Да что Андропов особенного сделал для страны?!

Почему бывшего председателя КГБ, пересажавшего в тюрьмы и психушки диссидентов, изгнавшего многих из страны, средства массовой информации у нас и за рубежом не сожрали с потрохами? Да, он полукровок (на половину еврей – авт. А а они своих в обиду не дают».

Сам Андропов, будучи Генеральным секретарем ЦК КПСС однажды с горечью спросил главу Кремлевской медицины академика Евгения Ивановича Чазова:

«Недавно мои люди вышли в Ростове на одного человека, который ездил по Северному Кавказу – местам, где я родился и где жили мои родители, и собирал о них сведения. Мою мать, сироту, младенцем взял к себе в дом богатый еврей. Так даже на этом хотели эти люди сыграть, распространяя слухи, что я скрываю свое истинное происхождение».

В одной из бесед с автором, коллега по службе на Лубянке, старый дотошный чекист, участник Великой Отечественной войны подполковник Петр Иванович Данилов признавался:

«Почему-то за Андроповым сохранилось определение корифея органов госбезопасности. Своей тучной славой он затмил многих знаковых профессионалов-руководителей: Дзержинского, Менжинского, Артузова, Абакумова и других. Думается, тут не обошлось без умышленной «раскрутки» его со стороны СМИ. Заметь, ни один сегодняшний диссидент, пострадавший от Андропова, не подвергает его критике как безжалостного слугу кремлевских партократов.

Напротив, в публикациях и на ТВ только высокопарные эпитеты: Солженицына не посадил, а отправил за границу за Нобелевской премией; Сахарову устроил отдых на свежем воздухе; дружил по существу с диссиденствующими личностями: с Евгением Евтушенко, Юлианом Семеновым, Юрием Любимовым; поддерживал «Литературку». До сих пор никакому «мученику совести» не пришло в голову на волне «демократизации» переименовать проспект Андропова в Москве, в то время как меняются и уже поменялись тысячи названий городов, поселков и улочек, названых в честь большевиков…»

Автор ничем не смог возразить своему старшему товарищу, так как в его словах были интересные повороты мыслей.

* * *

И еще есть одна нераскрытая тайна – степень его участия в партизанском движении Карелии. Как известно, в октябре 1941 года Петрозаводск захватили белофинны при активной помощи немцев. Юрий Владимирович, будучи лидером комсомола республики, якобы принимал активное участие в партизанском движении. Но когда литературные рабы с холуйскими побуждениями решили написать что-то наподобие «Малой земли» о партизане-герое Андропове и «карельских мстителях», то главный чекист к этой затее отнесся прохладно и даже, я бы сказал, крайне отрицательно. Он просто запретил копаться в архивных материалах, отражающих степень его участия в карельском подполье.

А вот что пишет А. Островский об Андропове этого периода в своей книге «Кто поставил Горбачева?»:

«В 1940-м Ю.В. Андропов возглавил ЦК ЛКСМ Карелии…не автономной, как сейчас, а союзной Карело-Финской ССР. Это означает, что накануне Великой Отечественной войны Юрий Владимирович переместился не по номенклатурной горизонтали, а по вертикали, т. е. сделал важный шаг в своей политической карьере».

По некоторым данным, в 1938 году Л.П. Берия приказал прекратить агентурную вербовку номенклатурных работников. Между тем существует версия, будто бы Ю.В. Андропов продолжал сотрудничать с органами государственной безопасности и в Петрозаводске. Называют и фамилию его куратора – «Гусев».

Далее в официальной биографической справке говорится:

«С первых дней Великой Отечественной войны Ю.В. Андропов – активный участник партизанского движения в Карелии. После освобождения в 1944 г. города Петрозаводска от финских захватчиков Ю.В. Андропов – на партийной работе».

Однако, карельским следопытам не удалось найти тот партизанский отряд, в котором сражался их знаменитый земляк. Это дает основание думать, что его партизанское прошлое имеет такое же отношение к действительности, как и плавание Ю.В. Андропова на судах Волжской флотилии в качестве матроса.

* * *

И все же большинство мемуаристов эпохи Ю.В. Андропова отзываются о нем положительно. По воспоминаниям генерала армии Ф.Д. Бобкова и других сотрудников, близко к нему стоявших, Юрий Владимирович обладал немаловажным качеством: он умел слушать и слышать людей, считаться с их мнением; не отвергал несогласия, даже тогда, когда принимал решения вопреки мнению возражавших. Но если последние оказывались правы, впоследствии он всегда это признавал прилюдно. Привлекало в нем и то, что он не был сторонником скоропалительных решений. Принимал их вдумчиво и не спеша, после просева мыслей.

Он был до крайности щепетилен и осторожен и, как правило, отказывался от подарков. Один из помощников Ю.В. Андропова Игорь Синицын вспоминал:

«В 1974 году отмечалось шестидесятилетие Юрия Владимировича. Подарков прислали столько, что они заняли весь зал коллегии КГБ. Когда все разложили, позвали Юрия Владимировича посмотреть. Он с удовольствием рассмотрел подарки, и был, естественно, растроган. Тут были не только памятные сувениры, но и дорогие презенты. Особенно ему понравился подарок чехословацкого лидера Густава Гусака – набор хрустальных рюмок и стаканов замечательной работы. Андропов полюбовался на них, оценил тонкую работу и приказал отправить весь хрусталь в буфет для общего пользования. Себе ничего не взял.

Перед этим весной отмечал юбилей один генерал из числа первых заместителей. Тому все подарки отправили на дачу, как он порекомендовал сделать».

Но у Юрия Владимировича был один прокол, связанный с таким качеством, как осторожность. В народе говорится:

«Высоко поднял, да низко опустил». Однажды Андропов доверительно заговорил с Леонидом Ильичем о том, что муж «горячо уважаемой медсестры» Нины Коровяковой много болтает, а поэтому есть смысл сменить медицинскую работницу. Кстати, это она посадила генсека на сильнодействующие снотворные, постепенно разрушавшие организм быстрым привыканием к ним.

– А что он говорит? – спросил с хитринкой Брежнев, улыбчиво с
Страница 12 из 27

прищуром из густых черных бровей взглянув ему в глаза.

– Болтает, что у вас с ней сложились отношения, выходящие за рамки служебных, – признался Андропов.

– Знаешь, Юрий, это моя проблема и прошу больше ее не затрагивать, – жестко ответил набычившийся Леонид Ильич председателю КГБ.

Андропова этот ответ поверг в шок, понимая пословицу: «Горький или огорченный песни не слушает». Он так напугался, столько пережил в ожидании соответствующей санкции, что неделями не спал, все думал, снимет его с должности шеф или нет. Он долго себя проклинал за сказанную глупость. Больше разбираться в подобных, довольно-таки, щепетильных вопросах он остерегался. Как известно, грязное белье всякий стыдится показывать…

А что касается этого конкретного случая, Андропов об этом рассказывал Чазову. Больше в семейно-личные дела Брежнева Юрий Владимирович не вмешивался. Это была его первая и последняя ошибка, а повтор ее мог обернуться катастрофой для его политической карьеры.

С другой стороны он был требовательным и, в то же время, удивительно понимающим подчиненных руководителем. Неотъемлемым требованием Андропова было соблюдение законности. Он часто говорил, что чекисты должны быть образцом законопослушности. В целях строгого соблюдения законности Андропов ограничил некоторые прерогативы местных руководителей по части права на возбуждение уголовных дел по статье 70 УК РСФСР – антисоветская пропаганда. Такое решение принималось после его приказа только с санкции Центра.

Ю.В. Андропов слыл затворником. Мы были свидетелями его распорядка дня. Его черный «членовоз» ЗИЛ в девять утра прибывал к первому подъезду. Он, выходя из машины, неторопливой походкой направлялся в свой кабинет на Лубянке и вечером уезжал, покидая рабочее место только для того, чтобы доложить срочные бумаги Брежневу, побывать в здании разведки в Ясенево или пройти процедуры в больнице. А они все увеличивались в объеме и времени.

Основной функцией органов госбезопасности Ю.В. Андропов считал защиту конституционного строя – не правителей, а устоев государства, хотя были и исключения.

Но, к сожалению, его последователи не смогли обеспечить эти устои и они рухнули благодаря предательству верхов и беззубости нового руководства КГБ. Часть вины, большая ее часть, лежит на бывшем начальнике секретариата Андропова, ставшим сначала руководителем ПГУ КГБ (внешняя разведка), а потом и председателем КГБ товарище В.А. Крючкове.

Хочется сказать о впечатлениях, которые мы оперативники на Лубянке испытывали в начале 80-х годов от обострения советско-американских отношений. Администрация Рейгана продолжала нагнетать обстановку и добиваться военно-стратегического превосходства США над СССР. Об этом не говорил, наверное, только ленивый. На совещаниях, партийных собраниях и партактивах, занятиях по чекистской подготовке звучала тревожная струна возможности развязывания противником ракетно-ядерного нападения и вытекающей отсюда активизации всей агентурно-оперативной работы.

А.Ф. Добрынин, с позиции посла в США по этому периоду в книге «Сугубо доверительно» отмечал:

«Надо сказать, что президентство Рейгана вызвало у нашего руководства, в частности у Андропова и Устинова, впечатление и даже убеждение в том, что новая администрация США активно готовится к возможной ядерной войне. В результате этого Политбюро по инициативе Андропова санкционировало специальную директиву нашим разведслужбам (по линии КГБ и Генштаба) организовать тщательный сбор информации о возможных планах США и НАТО совершить внезапное ядерное нападение на СССР».

В зарубежных СМИ начало этой разведывательной операции проходило под кодовым названием «РЯН» – «Ракетноядерное нападение». Публикации относились к маю 1981 года. Но что удивительно, информация на Запад попала сразу после того, как председатель КГБ Ю.В. Андропов выступил на закрытом совещании. Это к тому, что можно с уверенностью сказать – агентура противника действовала на самых верхних этажах власти.

Предатель, бывший сотрудник ПГУ КГБ СССР, боясь разоблачения и ответственности за шпионаж против СССР, и сбежавший в Великобританию полковник Олег Гордиевский, подготовивший вместе с англичанином Кристофером Эндрю книгу «Разведывательные операции от Ленина до Горбачева» писал:

«Он (Андропов – авт.) заявил, что новая американская администрация активно готовится к ядерной войне и что существует возможность нанесения Соединенными Штатами первого ядерного удара. В соответствии с этим Политбюро решило, что теперь основной задачей операций советской внешней разведки должен стать сбор военно-стратегической информации о ядерной угрозе США и НАТО».

К удивлению большей части аудитории, Андропов сообщил, что КГБ и ГРУ впервые будут сотрудничать в разведывательной операции мирового масштаба под кодовым названием «РЯН».

8 марта 1983 года Рональд Рейган выступил с резкой антисоветской речью, назвав СССР «империей зла» и призвал мировое сообщество на борьбу с этой страной. А ровно через пятнадцать дней огласил свою программу – стратегическую оборонную инициативу (СОИ), которая по заключению многих специалистов была ничем иным, как операцией по заблуждению нашего руководства. Но партийное чиновничество к заключениям военных профессионалов и ученых-физиков не прислушались и включили рубильник гонки вооружений. И страна не выдержала такого внезапного экономического напряжения. Резко подскочили затраты – страну гробили кремлевские «перестраховщики». Андропов стоял рядом с ними.

Конечно, легко сегодня говорить, глядя на бои того времени со стороны. Но были люди трезвомыслящие, однако их не слышали, или не хотели слушать. Большие деньги маячили и манили в программах противодействия СОИ. В большом куске незаметно и легко можно было «отпилить» кусочек, как сейчас говорят, и положить себе в карман. Эти мысли не покидают автора до сих пор. Вспоминается его беседа на эту тему с уже упоминаемым доктором технических наук, профессионалом в космической технике и физике генерал-лейтенантом В.С. Диденко Он говорил, что «…только идиот может поверить в развязывании полномасштабной ядерной войны сегодня. Американцы ведь прекрасно знали, чем и как может ответить Советский Союз».

И вот, уже в прессе США появляется несколько статей известного американского астрофизика Карла Сагана из Корнельского университета. В своих материалах он рисует картину планетарного апокалипсиса. В результате «ядерных пожаров» произойдет, как он утверждал, такой выброс в атмосферу «пепла и пыли, что на время они закроют солнечные лучи» и на земле установится «ядерная ночь с резким понижением температуры». На эту тему появилось даже несколько голливудских фильмов.

Наши ученые Н.Н. Моисеев, В.В. Александров и Г.Л. Стен-чиков на основе расчетов, полученных при работе на компьютерной технике, доказали аналогичную идентичность сагановским прогнозам. Они подтвердили точнее и с более продолжительным кошмаром – «ядерную ночь» в течение трех месяцев и для самих американцев. Этот доклад был заслушан на одном из форумов в США. Янки, наконец, поняли, что сверхдержава, какой был Советский Союз, прекрасно осведомлена о
Страница 13 из 27

последствиях, и шутить не будет. Ударит так, что мало не покажется.

* * *

Мир не знает идеальных политиков. Все они стремятся обособиться, казаться на голову выше подчиненных. Настоящий властитель в правлении своем всегда единоличен, а потому не может быть наполнен одними только добродетелями. И даже если человек от рождения исключительно порядочен и честен, добр и отзывчив, то эти качества неузнаваемо трансформируются, меняются на трудном пути к политическому трону. А уж если такой человек взбирается на самое высокое кресло подиума власти, от этих качеств мало что остается. Они и вовсе испаряются.

Так попытаемся исследовать эти поведенческие метаморфозы в деятельности нашего героя.

Часто в беседах с коллегами возникали вопросы в отношении политики Андропова, на которых трудно было ответить, хотя его «мероприятия» по укреплению трудовой дисциплины «были встречены с пониманием советскими трудящимися», как писали тогда газеты. Но непонятна была кара за отдельные проступки: посадка в тюрьму на несколько лет за прочтение «антисоветской» книги, за рассказанный антисоветский анекдот – психушка, за «неверное» истолкование марксизма-ленинизма или линии партии – увольнение с работы и исключение из партии.

Чего и кого тогда остерегался советский режим? Неспособности противостоять идеологическим диверсиям противника или подыгрывал ему?

Один из товарищей автора тогда говорил:

«Зачем из «заблудшей» небольшой когорты малоизвестных писателей-евреев Солженицына, Войновича, Терца, Галича, Бродского и других нужно было делать всемирно известных «мучеников» совести?

Зачем из выдающегося физика Сахарова понадобилось лепить политика мирового масштаба, каким он никогда не был и не стал бы, а тем более ссылать его в Горький?»

Думается, Андропов должен был сознавать, что он оказывает «медвежью услугу» стране, что битых в России чтят и уважают, что со временем «борцы за права человека» будут у власти и станут править сознанием одураченных масс в период глобальной «перестройки». Почти все известные диссиденты получили депутатские мандаты или иные теплые места. Книги войновичей и аксеновых, солженициных и бродских, некрасовых и галичей, издававшиеся на Западе ограниченными тиражами, стали печататься в России миллионами экземпляров. Авторы превратились в «национальных героев». Народ чуть ли не молился на Андрея Сахарова, запоем читал работу Александра Солженицына «Как нам обустроить Россию?», преклонялся перед мудростью трактовки советского историка Роя Медведева и других «страдальцев».

Книги предателей Отчизны Гордиевского и Резуна (Суворова) печатались и печатаются до сих пор в России многотысячными тиражами. Попробовал бы какой-нибудь издатель в США так широко афишировать изменника – наверняка, прогорел бы. Его бы не поддержали ни нация, ни власть. Убрали бы с полок, а мы сегодня умиляемся «работами Суворова», заполнившими полки крупных книжных магазинов, где шельмуется наше прошлое и настоящее с прицелом, чтобы не состоялось будущее. То, что проповедует несимпатичный нам персонаж, неубедительно даже для него самого. Иначе он не призывал бы нас покаяться за наши прошлые победы, не требовал бы, как и ему подобные, принятия закона о запрещении уважать свое прошлое и его героев, брызгая при этом слюной и задыхаясь от злобы.

Сегодня мы вновь наступаем на одни и те же грабли, – клонируем новых «мучеников совести» типа Навального, Макаревича и других.

* * *

По утверждению венгерских националистов, Юрий Андропов являлся масоном. Они ссылались на публикацию в крупном американском журнале «Атлантик ревю» за две недели до смерти главы СССР. В доверительных отношениях он находился с советниками, которые являлись доморощенными масонами: Г.А. Арбатовым, А.Е. Бовиным, Ф.М. Бурлацким, А.И. Вольским и другими. Некоторые из них имели израильское гражданство. Их фамилии в числе других «агентов влияния» из «еврейской сферы» России в списке масонов приводит писатель О.А. Платонов в своей книге «Терновый венец России».

Андропов и Вольский – интересный узел! Последнего жизнь «мотала» по горячим точкам – Венгрия и Чехословакия, Чернобыль и Карабах, Чечня и Северная Осетия. Действительно только масонский черт знает причину важности персоны Вольского, этого загадочного человека, «министра без портфеля», но влиявшего на политику огромного государства. Пребывание Вольского в Венгрии в 1956 году совпадает с нахождением там Юрия Андропова и Владимира Крючкова.

Вопросы об «агентах влияния» Крючков поднимал не раз, но за все время пребывания на должности председателя КГБ (с 1988 по 1991 гг.) он так не смог их «вывести на чистую воду» – то есть «раскрыть», а может, не хотел или ему не давали это сделать. Он их, за исключением некоторых, так и не назвал.

Генерал-полковник Маркус Вольф – руководитель разведки ГДР, человек со светлейшей головой, хорошо знавший нашу страну, являясь искренним другом СССР и КГБ, со временем скажет о председателе Комитета такие слова:

«Возможно, я слишком идеализирую Андропова. Даже для такого его почитателя, как я, понятно, что он заслуживает критического отношения, особенно из-за его жесткого отношения к диссидентам. Его интерес к допустимым формам политического плюрализма ограничивался наблюдением за венгерским экспериментом, который мы полушутливо, полупренебрежительно называли «венгерский гуляш». Однако во внутренней политике превыше всего он ставил стабильность в Советском Союзе и проводил в жизнь куда более жесткие идеологические установки…»

Решение Андропова повысить Крючкова и назначить его начальником Первого главного управления КГБ было логичным, но не очень мудрым.

И дальше:

«Когда в августе 1991 года я услышал, что бывший секретарь Андропова возглавил ГКЧП, я сразу понял: крах неминуем!»

Что же получается, Андропов ошибался в выборе кадров? Он «ошибся» в выборе трех судьбоносных для Советского Союза фигур – сначала Крючкова и Горбачева, а потом шлейф грешка потянется за ним и в привлечения Ельцина в партийный ареопаг. Вся эта тройка стала могильщиками Великой Державы из-за своих глупостей, амбиций и необузданности, а по существу неспособности стать государственными деятелями. Они остались политиками, стремительно превращаясь в политиканов. Разницу между государственным деятелем и политиком, я думаю, читатель знает.

Крючков же в интервью газете «Правда-5» в № 30 от 15 августа 1997 года поспешил ответить немецкому коллеге: «История нас уже оправдала!»

А вот в № 37 от 13 октября того же года и в той же газете читатель из Кишинева Анатолий Ковалев возразил:

«История вас не оправдала!»

Да и никогда уже не оправдает, ибо председатель КГБ не справился со своими обязанностями – сохранить государство от распада. Так же, как и поддался чарам «ставропольского комбайнера» и «царя овец» (так его назвал однажды Леонид Брежнев) Михаила Горбачева предшественник Крючкова – Чебриков, помогавший ему всеми правдами и неправдами взобраться на высший политический трон Советского Союза.

Инструменты и исполнители у него были под руками. Но случилось то, что могло не случиться. Узнав о бесславном руководстве ГКЧП и развале страны, Андропов
Страница 14 из 27

перевернулся бы в гробу и отправил бы с того света проклятия в адрес своих учеников. А может быть, спокойно воспринял смену политической декорации с заменой социализма на капитализм. Трудно сказать, имея сегодня открытые сведенья, а не «сундучные» материалы о нем.

В одной из газет «Совершенно секретно» (№ 2 – 1995 год) был помещен отрывок из смелых мемуаров бывшего сотрудника ПГУ КГБ Михаила Любимова. Он рассказывал о секретном плане Андропова по перестройке СССР и указывал на то, что именно шеф КГБ готовил кандидатуры будущих главных разрушителей страны – Горбачева и Ельцина.

М. Любимов считает, что план под кодовым названием «Голгофа» был разработан на Западе, а точнее в ЦРУ и запущен в Кремль. На основании этого плана Ю. Андропов через своих помощников сформулировал задачу «восстановления истинного социализма» путем уничтожения социализма существующего через реставрацию капитализма, «причем, не мягкого шведского социал-демократического типа», а как пришлось слышать от Андропова:

«Мы должны ввергнуть страну в дикий необузданный капитализм, где царит закон джунглей…»

Автор ставит под сомнение такую прямолинейность достаточно осторожного Генсека. Но то, что написано пером, не вырубишь топором. Хотя сказал, значит, думал, что говорить.

* * *

После реализации так называемого «Ленинградского дела» в конце сороковых, волны репрессий прошли по всем районам Северо – Запада нашей страны. Так, в начале января 1950 года в Петрозаводск прибыла комиссия из ЦК ВКП(б) вместе с группой представителей МГБ СССР.

Первым секретарем ЦК Карелии с 1938 года работал Геннадий Николаевич Куприянов – честный и порядочный человек. В годы Великой Отечественной войны Куприянов являлся прямым начальником Андропова по формированию партизанского штаба в начале войны, а также Членом военного совета Карельского фронта. Андропов относился к Куприянову с большим пиететом, у них не было никаких споров и столкновений.

Но… преданность и уважительность Юрия Владимировича своему начальнику не выдержала первого же испытания. Он, как и ряд других его коллег, «дал материал» (то есть представил донос в форме политического обвинения) по начавшемуся в Петрозаводске «делу Куприянова».

24–25 января состоялся пленум ЦК Карело-Финской республики, где Андропов обвинил своего шефа во всех смертных грехах да еще покаялся, что своевременно его не разоблачил как врага народа.

Куприянова сразу же арестовали и дали… 25 лет лагерей.

Потом после освобождения в своей рукописи «Партизанская война на Севере» Куприянов напишет:

«Юрий Владимирович сам не просился послать его на войну, в подполье или партизаны, как настойчиво просились многие работники старше его по возрасту. Больше того, он часто жаловался на больные почки. И вообще на слабое здоровье. Был у него еще один довод для отказа отправить его в подполье или в партизанский отряд: в Беломорске у него жила жена, она только что родила ребенка. А его первая жена, жившая в Ярославле, забрасывала нас письмами с жалобами на то, что он мало помогает их детям, что они голодают и ходят без обуви, оборвались и мы заставили Юрия Владимировича помогать своим детям от первой жены…

Все это, вместе взятое, не давало мне морального права послать Андропова в партизаны, руководствуясь партийной дисциплиной. Как-то неудобно было сказать: «Не хочешь ли повоевать?». Человек прячется за свою номенклатурную бронь, за свою болезнь, за жену и ребенка».

К сказанному комментарии излишни.

* * *

Вскоре после сдачи Куприянова и суда над ним заслуги Андропова были оценены властью – он оказался в МИДе, а с 1954 года послом в Венгрии. Именно здесь в его политической карьере произошел второй после Карелии коварный эпизод.

О событиях 1956 года, во время службы автора в Венгрии в 70-х годах, много интересного рассказывал сотрудник МВД ВНР майор госбезопасности Алексей Липтак, оперативно обслуживавший окружение советского гарнизона. Он прекрасно владел русским языком. Многие повествования венгерского коллеги, чудом оставшегося живым во время мятежа, полностью перекликаются с данными писателя и журналиста Сергея Семанова.

В начале 50-х годов диктатором в ВНР был жестокий Матиас Ракоши, якобы ставленник Берии. В стране шли массовые аресты и казни по политическим мотивам. Народ и партийную власть это стало волновать, что послужило причиной снятия Ракоши с руководящего поста. Он бежал в СССР «доживать свой век».

На смену ему к власти пришел Имре Надь, давний соперник Ракоши. Многие до сих пор в Венгрии его чтят как либерала, но этот революционер имел и другое лицо – он принимал участие в расстреле царской семьи, потом был связан с НКВД и давал наводки для преследования некоторых своих земляков в Москве.

Убыв в Будапешт, Имре Надь круто переменил политический курс попыткой выйти из-под влияния Москвы. В этих чрезвычайных условиях Андропов продемонстрировал природную хитрость. Он постоянно контактировал с венгерским руководителем, успокаивая его доводами, что Советский Союз не применит силу, что все политические и идеологические узлы буду развязаны мирным путем. Надь проникся к Андропову доверием, а тем временем советский посол слал в Москву депешу за депешей, настаивая немедленно ввести войска в Венгрию. Обстановка усложнялась. Хрущеву пришлось дважды посылать в Будапешт для объективной оценки ситуации своих гонцов – Суслова и Микояна.

Когда поздней осенью 1956 года наши танки в нескольких местах пересекли венгерскую границу и двинулись на Будапешт, Надь растерялся и вызвал к себе для объяснений Андропова. Советский посол уверял его, что это лишь «тактическое передвижение», что «все будет мирно», что «никаких глупостей Никита Сергеевич не допустит». А в это время Андропов лихорадочно искал преемника – и нашел в лице 44-летнего Яноша Кадара – подпольщика, антифашиста, отсидевшего три года в тюрьме по «милости» Ракоши.

4 ноября советские войска были в Будапеште. Надь был смещен, судим и казнен. Любопытны объяснения бывшего начальника Будапештской полиции и сторонника Надя полковника Копачи:

«Андропов производил впечатление сторонника реформ. Он часто улыбался, у него всегда находились льстивые слова для реформаторов, и нам трудно было уразуметь, действовал ли он только согласно инструкциям или по личному почину».

Андропов обещал Копачи, что введет его в правительство Кадара. После последней аудиенции у руководителя Посольства СССР, советский посол улыбался и приветливо помахал гостю рукой, словно говоря, верь мне, все будет хорошо. Но вместо обещанного благополучия Копачи арестовали, и он отсидел семь лет в тюрьме. Именно тогда он понял воинственную двойственность – сестру коварства Андропова.

* * *

Впервые Юрий Андропов стал семейным в 1936 году, вступив в брак с Ниной Ивановной Енгалычевой, вместе с которой учился в техникуме. В том же году у них родилась дочь Евгения, а в 1940 году – сын Владимир.

Тогда же Ю.В. Андропов был переведен на работу в Петрозаводск. Он фактически бросил жену с двумя малолетними детьми на выживание в Ярославле и больше никаких отношений со своей первой семьей не поддерживал. Причина – неизвестна. Но если представить, что виновна в чем-то жена,
Страница 15 из 27

возникает вопрос, а в чем же виноваты малолетние дети?

В Петрозаводске Ю.В. Андропов женился вторично на Татьяне Филипповне Лебедевой. У них родились сын Игорь и дочь Ирина. Их дети сейчас живут в Америке. Одно непонятно – внуков «палача империи зла» и «врага США», как писали некоторые зарубежные газеты, «приютили янки» – значит, за какие-то заслуги перед Америкой. Простого решения тут не могло быть. Американское руководство дает добро проживать иностранцам на своей территории только за какие-то заслуги или по ходатайству еврейской общины…

Несколько слов о взаимоотношениях Андропова с сыном Владимиром (от первого брака). Это было время, когда политики держались на расстоянии от своих родственников. Владимир Юрьевич имел две условные судимости по малолетству. Одно время работал механиком-наладчиком в конструкторском бюро Тираспольской швейной фабрики, где и познакомился с будущей женой Марией. На свадьбу приехало много Машиных родственников, а вот со стороны жениха не было никого. Через год у них появилась дочурка – Евгения. Им дали комнату в общежитии.

Когда в 1967 году Юрий Владимирович стал председателем КГБ, Владимир поехал навестить любящего отца в Москву. Но очень быстро возвратился из столицы. Вернулся в Тирасполь разочарованным – беседы с отцом не получилось. Его поразила холодность и безразличие родителя. И после этого Володино беспризорное детство словно прорвалось наружу – он начал пить. Теперь для него отца не существовало. Отец оттолкнул сына, а сын отца.

4 июня 1975 года Владимир скончался в больнице города Бендеры. Разумеется, ходил слух, что его «убрали», и в смерти Андропова-младшего действительно существовало много загадочного. Но меньше всего есть оснований думать, что Андропов, используя свои возможности, избавился от непутевого сына, компрометирующего его как высокого партийного чиновника. Володе было только 35 лет. Юрий Владимирович послал своей бывшей жене телеграмму:

«Похороны Владимира в Бендерах 5 июня».

Да, власть, коварство и равнодушие – друзья!

Сестра Владимира Евгения работала в Ярославле педиатром в поликлинике. Сейчас находится на пенсии. У нее двое внуков.

От второй жены – Татьяны Филипповны Лебедевой, как уже говорилось, были сын Игорь и дочь Ирина. Игорь Юрьевич одно время служил послом СССР в Греции, затем послом СССР по особым поручениям.

Дочь Игоря Юрьевича Татьяна и сын Ирины Юрьевны Дмитрий, живут в настоящее время в США.

Со слов Роя Медведева:

«Его потомки от разных браков между собой никогда не общаются: ничего общего. Мнения об этом человеке крайне противоречивы. Знавшие его лично полагали, что человек он добродушный, интеллектуальный. По крайней мере, на фоне Политбюро очень и очень выделялся. Был не лишен чувства юмора, мог подшутить и над собой».

Другие вспоминают, что Андропов организовал в СССР карательную психиатрию, ужесточил борьбу с диссидентами и был жесток со своими политическими оппонентами – специалистом по «закручиванию гаек». Его еще называли «сильной рукой».

За полуторагодичное правление Андропова в роли Генсека было сменено 18 союзных министров, 37 первых секретарей обкомов и крайкомов КПСС, ЦК Компартий республик. Темпы ротации были бешенные. Наведение порядка народ устраивало. Возмущение появилось у людей только тогда, когда Андропов подключил «органы» заняться не только верхушкой, но и простыми гражданами. Во многих городах в рабочее время стали проводиться милицейские облавы в магазинах, кинотеатрах, выставках, музеях и в других общественных местах с целью выявления прогульщиков. Для советского человека, прожившего период либерального правления Брежнева, это было дикостью.

Помощник Е.К. Лигачева Валерий Легостаев отмечал:

«В современной России и на Западе есть немало влиятельных лиц и организаций, кровно заинтересованных в сокрытии бесспорного факта, что много лет председателем всесильного КГБ был евреем.

Национальная принадлежность Андропова в силу определенных российских традиций, вроде и не давала ему поводов для особенных амбициозных планов, а потому упрощала проблему партийного контроля за деятельностью КГБ. Вот эта иллюзия и оказалась самой катастрофической. Со временем она вышла боком и триумвирату Брежнев – Косыгин – Подгорный, и всему светскому обществу».

Как писал Марк Штейнберг в статье «Кто вы, генсек Андропов?»:

«Валерий Легостаев прямо обвиняет Андропова в физической ликвидации ряда современных ему партийных, государственных и военных лидеров: маршала Гречко, членов Политбюро ЦК КПСС Кулакова, Машерова, Суслова, Косыгина и других».

Но эти слова пока голословны…

* * *

Изучая литературу о Юрии Владимировиче Андропове, автор выдвигает еще одну версию – его «залечили», чтобы избавиться от «новатора». Да, у него были мысли о переустройстве страны, возможно, по типу нынешнего Китая, с постепенным вводом частной собственности при временном оставлении руководящей роли коммунистической партии как стержня, держащего политико-экономическую структуру общества. Потом он надеялся разобраться с небожителями из партийного чиновничества, прикрытыми панцирем всеобщей неприкосновенности. Думал он покончить и со сталинской нарезкой границ внутри Союза.

Юрий Владимирович понимал, что партийный стержень нельзя пока выдергивать и ломать, как это сделали либералы, почувствовавшие запах бешенно-халявных денег – появление большого навара через приватизацию. А зерна приватизации уже прорастали в умах «агентов влияния» и адептов прозападных конструкций нового государственного каркаса.

Андропов, будучи аккуратным и чрезвычайно осторожным человеком, не мог откровенничать с кем попало, так как слишком важное мероприятие рождалось в его голове с разворотом корабля под именем «Советский Союз» на несколько румбов в сторону, но, не меняя задуманного направления. Признаться об этом он мог только «подлеску» Горбачеву, но по всей вероятности, не полностью. Этого было достаточно, чтобы ускорить «вызревание» болезни.

Со слов сына Андропова Игоря Юрьевича ясно, что отец не собирался так рано уходить из жизни; его тревожило, что страна может «сойти с рельсов», если у штурвала станет нетерпеливый или недалекий человек. Сын назвал отца «осторожным постепенцем» не случайно. Но удивляет то, что этот осторожный человек решил сделать ставку на «личность без личности», соорудившим себе карьеру роскошными приемами столичных гостей за счет государственных денег, так как зарплаты бы ему не хватило.

При Горбачеве так и случилось – страна сошла с рельс и полетела под откос. Никого не нашлось, чтобы отремонтировать путь и поставить локомотив с собранными вагонами на рельсы и уже более осторожно двигаться к цели.

«История показала, – как писал Андрей Буровский в книге «Да здравствует «Застой!», – что этот путь – самый надежный. Может быть, Юрий Владимирович просто не успел провести страну по этому пути?

Может быть, именно поэтому он и не вышел из больницы, став опасным для «либералов»?

Думается, что оценки Андропова во многом зависят от того, как человек относится к СССР и советской власти.

Также тайной Ю.В. Андропова считается еще одна: как он – человек
Страница 16 из 27

аналитического склада ума и тонкий психолог, не мог разглядеть в Горбачеве слабоволие и угодливость, словоблудие и глупость, что должно было насторожить любого человека такого ранга. А второе – это родословные Михаила Сергеевича и Раисы Максимовны, и, в связи с этим некоторые темные места в их биографиях. Кто-кто, а председатель КГБ должен и обязан был знать об этих фактах. А если знал, то почему молчал?

Любой оперативник помог бы проверить их по учетам и найти то, что нашлось через столько лет после трагедии со страной, виновником развала которой были, как ни странно, но чета Горбачевых. Раиса Максимовна тоже приложила усилие к тому, чтобы авторитет мужа и страны падал в лице простых граждан.

Писатель Н.А. Зенькович о родственниках Раисы Максимовны писал:

«При Сталине дед по материнской линии – Пантелей Ефимович – сидел в тюрьме, по отцовской линии – Андрей Моисеевич – был сослан и несколько лет валил в Сибири кедры и пихты, и, как сейчас выяснилось, вовсе не по политическим мотивам. Дед супруги был расстрелян в 1937 году как ярый троцкист, отец Раисы Максимовны отсидел в тюрьме как противник Сталина».

Еще раз подчеркиваю: как председатель КГБ, Ю.В. Андропов должен был знать эту информацию и соответственно прореагировать на нее.

Но, увы, генсек оставил нам только одни догадки.

Сусальное изображение Андропова известно. Он до сих пор среди огромной массы коллег автора – икона. Но давайте послушаем его приближенного – советника и помощника А.И. Вольского:

«Он был суровый человек. Никогда не интересовался личными делами подчиненных, не спрашивал: «Как семья, дети?» Ко всем обращался на «вы», по имени-отчеству. Некоторые считали его безжалостным».

Вот только своего протеже Горбачева не научил такту – тот вечно «тыкал», даже на старших по возрасту.

Как отмечали В.В. Гришин и В.М. Кириллов:

«Председатель КГБ Ю.В. Андропов, с одной стороны, вел активную борьбу с диссидентством, с другой стороны, поддерживал и даже инициировал это оппозиционное движение».

Помощник президента СССР А.С. Черняев подтверждает этот тезис в статье «Хочу сказать правду»:

«Андропов придумал диссидентское движение, раскрутил его, а потом сам же его давил и душил. Это ему нужно было, чтобы доказать своим «коллегам», что он настоящий коммунист.

В чем заключалась выгода?…демонстрировать Западу существование инакомыслия в СССР, но и для давления на консервативную часть руководства партии, а также для подготовки кадров будущих либеральных реформ».

Леонид Млечин в книге «Знаменитые самоубийства» писал:

«Андропов страдал целым букетом тяжелых заболеваний, которые заставляли его почти постоянно находиться в больнице».

Ему бы следовало давным-давно уйти на пенсию, но в советском аппарате (и только ли в советском? – авт.) этого никто не делал: пока ты у власти – ты человек, а вышел на пенсию – ты никто. Поэтому он не отказался от поста генерального секретаря, а с радостью переместился в главный кабинет на пятом этаже.

Таким образом, к власти в 1982 году пришел совершенно больной и глубоко уставший человек, который с трудом исполнял свои функции. Когда он шел, его поддерживали два охранника.

Что делает жажда власти?!

А вот откровения хирурга Прасковьи Николаевны Мошенцевой, описанные в книге «Тайны Кремлевской больницы» о жене генсека Татьяне Филипповне:

«Она не раз лежала в неврологическом отделении и непрестанно требовала уколов. Она просто придумывала себе разные недомогания и требовала наркотиков. От успокоительных уколов отмахивалась. Видимо, она привыкла к наркотикам с молодых лет. Сейчас мне кажется, что виноваты врачи. Это они уступали ее настойчивым просьбам, подсознательно трепеща пред одним именем ее мужа. Врачи и приучили ее к наркотикам».

Это вовсе не злорадство, а констатация факта трагедии в семье Андроповых.

* * *

Как известно, в середине 70-х годов Брежнев часто болел. Летом 1975 года он улетел в Крым на свою дачу в Нижнюю Ореанду. Улетел «поправить пошатнувшееся здоровье». После отдыха Леонид Ильич отлежал некоторое время в больнице.

Кремлевский доктор Е.И. Чазов при встрече с Ю.В. Андроповым поставил его в известность о том, что состояние Брежнева становится угрожающим, а потому дальше нет смысла скрывать от Политбюро ЦК КПСС ситуацию, связанную со здоровьем генсека.

Следует заметить, что Андропов был осведомлен о планах Брежнева, поставить вместо себя Щербицкого, а самому занять пост Председателя партии.

11 сентября А.С.Черняев в дневнике отмечает:

«Все заметнее недееспособность Брежнева. Вернулся из отпуска еще 29 августа, но нигде еще не появился, и в ЦК его не чувствуется. А поскольку все сколько-нибудь существенное замкнуто на него, дела стоят».

Все чаще и чаще члены Политбюро в душе возмущались неработоспособностью генсека, а некоторые из них начали действовать.

Как известно, Брежнев после Крыма некоторое время лечился в ЦКБ. К нему тут же явился Н.В. Подгорный, однако Е.И. Чазов заявил председателю Президиума Верховного Совета СССР, что генсеку нужен покой, а если Политбюро интересуется состоянием здоровья Брежнева, то он готов представить соответствующее заключение консилиума профессоров. Гостью пришлось удалиться, не получив желаемого ответа. Этот визит был не случайным.

Так Г.И. Воронов вспоминал:

«Подгорный мне говорил: «Мы пытались Брежнева убрать…и поставить официально вопрос на пленуме».

Как писал Александр Островский:

«Мы не знаем, называл ли Н.В. Подгорный Г.И. Воронову, кто именно пытался убрать Л.И. Брежнева. Единственно, что следует отметить, подготовка отставки генсека была невозможна, если в ней не участвовали спецслужбы.

Из интервью Г.И. Воронова явствует, что Ю.В. Андропов (который, как мы знаем, накануне считал необходимым смещение Л.И. Брежнева с поста генсека) прямо или через посредников был посвящен Н.В. Подгорным в его намерения…

Это дает основание утверждать, что Ю.В. Андропов не отверг сделанное ему предложение и не поставил о нем в известность Л.И.Брежнева, хотя по долгу службы обязан был это сделать».

Он этого не сделал. Получается одно из двух: он или играл, или разделял с заговорщиками планы.

Но вот интересная деталь: Е.И. Чазов в книге «Власть и здоровье» о визите Н.В. Подгорного в ЦКБ признается:

«Я тут же сообщил о неожиданном визите Андропову, а тот Суслову. Между тем события, связанные с болезнью Брежнева, начали приобретать политический характер.

Не могу сказать, каким образом, вероятнее от Подгорного и его друзей, но слухи о тяжелой болезни Брежнева начали широко обсуждаться не только среди членов Политбюро, но и среди членов ЦК.

При встрече Андропов начал перечислять членов Политбюро, которые при любых условиях будут поддерживать Брежнева. Ему показалось, что их недостаточно.

«Хорошо бы, – заметил он, – если бы в Москву переехал из Киева Щербицкий. Это бы усилило позицию Брежнева. Мне с ним неудобно говорить, да и подходящего случая нет. Не могли бы вы поехать в Киев для его консультации, тем более, что у него что-то не в порядке с сердцем, и одновременно поговорить, со ссылкой на нас, некоторых членов Политбюро, о возможности его переезда в Москву».

Возникает вопрос: на каких
Страница 17 из 27

условиях?

Щербицкий возглавлял вторую республику в Союзе по экономической мощи после РСФСР. Он мог претендовать в Москве только на две должности – Генсека или председателя Совмина.

По указанию Андропова Чазов поехал в Киев. Осмотрев Щербицкого и не найдя никаких отклонений в здоровье, препятствующих работе, лейб-медик вдруг выказал желание поговорить с ним и на другие темы.

Щербицкий сразу же почувствовал, что московский гость приехал к нему не только для того, чтобы справиться о его здоровье.

– Прекрасно, я приглашаю вас на дачу. Там у нас тихо и никто нам не помешает разговаривать на важные темы.

– Я согласен, – улыбнулся Евгений Иванович, почувствовавший, что теперь он сможет выполнить поручение Юрия Владимировича.

Из воспоминаний Чазова:

«Был теплый день, и мы вышли погулять в парк, окружавший дачу. Получилось так, что мы оказались вдвоем со Щербицким. Я рассказал ему о состоянии здоровья Брежнева и изложил просьбу его друзей о возможном переезде в Москву. Искренне расстроенный, Щербицкий ответил не сразу. Он долго молчал, видимо, переживая услышанное, и лишь затем сказал:

«Я догадывался о том, что вы рассказали. Но думаю, что Брежнев сильный человек и выйдет из этого состояния. Мне его искренне жаль, но в этой политической игре я участвовать не хочу».

По приезду в Москву Чазов рассказал Андропову о реакции Щербицкого. Юрий Владимирович «бурно переживал и возмущался» отказом киевского коллеги по Политбюро. И было отчего переживать. Достаточно было Щербицкому сообщить Брежневу о визите Чазова в Киев, карьера Юрия Владимировича могла бы завершиться на декабрьском пленуме ЦК КПСС 1975 года, ведь сильно пахло заговором.

Андропов проклинал себя за свою неосмотрительность в отношении Брежнева. Это была его вторая крупная психологическая ошибка, которая могла негативно повлиять на его дальнейшую службу. Он так «напереживался», что подскочило давление, и он на второй день не вышел на службу, а укатил в ЦКБ.

* * *

Как результат подковерной борьбы, на Пленуме были выведены из ЦК Г.И. Воронов, А.Е. Кочинян, Я. Насриддинова, В.П. Мжаванадзе, А.Н. Шелепин и П.Е. Шелест. Вскоре после очередного съезда партии за ними последовали Д.С. Полянский, а потом и В.Н. Подгорный как основной заговорщик, любивший чувственно целовать губами генсека взасос. Андропов на ходу успел спрыгнуть с подножки поезда мятежников. Теперь Юрий Владимирович умно вписался в круг друзей: Брежнева, Устинова, Кулакова, Тихонова, Соломенцева, Щербицкого, Громыко, Черненко и др. И во многом ему помог доктор Чазов.

В 1978 году снова заговорили о возможном уходе Брежнева из-за частых болезней. Среди претендентов появились ленинградец Г.В. Романов и москвич Ф.Д. Кулаков. Первого, как известно, скомпрометировали гадко и необоснованно свадьбой дочери с использованием якобы музейной посуды, а также любовными похождениями. Второго, со слов бывшего помощника Ю.В. Андропова И.Е. Синицына, нашли на даче с простреленной головой.

В апреле 1979 года Брежнев сам на заседании Политбюро попросил отпустить его на пенсию, он, мол, стар, а потому стал уставать, работоспособность резко упала, и это приносит ущерб стране. Соратники тут же зашумели, последовали возгласы:

– Не отпустим… вы нам и народу нужны…вы еще поработаете», – понимая, что и они по возрасту ему подстать – «семидесятилетние среднего возраста».

Со слов одного из руководителей 9-го управления КГБ, отвечающего за охрану генсека генерала М.С. Докучаева:

«На заседании постановили: чтобы он в пятницу уезжал в Завидово, отдыхал там и возвращался в Москву не раньше вечера воскресенья, а то и в понедельник. В таком режиме он и проводил служение советской Родине до конца своих дней».

Ортодоксы марксизма-ленинизма переставали быть таковыми. Адепты социализма разуверялись в правильности пути.

Так заместитель министра иностранных дел СССР Г.М. Корниенко вспоминал:

«По крайней мере, дважды в моем присутствии он (Андропов – авт.) говорил примерно так: какой там, к черту, развитой социализм, нам до простого социализма еще пахать и пахать».

Вирус разложения общества был налицо. За период с 1945 по 1991 годы девяносто один сотрудник КГБ и ГРУ изменили Родине. Из них сорок восемь человек, т. е. большинство, бежали за границу или же были разоблачены как раз в период с 1975 по 1991 годы – годы, когда ученик Андропова, его начальник секретариата возглавил сначала ПГУ, а затем КГБ. Это была уже эпидемия неверия в руководство страны.

В связи с этим провалившийся в результате предательства наш ценнейший агент в ЦРУ Олдрич Хейзэн Эймс, проработавший около 10 лет на КГБ под псевдонимом «Колокол» вспоминал, что глаза и уши американской разведки были везде. Агенты ЦРУ проникали на многие участки советской системы: КГБ, ГРУ, Кремль, научно-исследовательские институты… Не просто проникали в разведслужбы Советского Союза и стран Варшавского договора, но и «в гигантских масштабах манипулировали ими».

Следует заметить, что от этого «эймсовского» удара нашей разведки ЦРУ не может оправиться до сих пор.

Автору, как руководителю первичного чекистского звена в системе центрального аппарата КГБ доводилось слушать от оперативного состава много зрелых вопросов: почему не внедряются компьютеры для анализа оперативной обстановки?

Остро ставились вопросы: почему не применяются «детекторы лжи»? Почему запрещают работать против партийного чиновничества? Почему Ю.В. Андропов не вводит Службу собственной безопасности в системе КГБ? Зачем эти облавы?

В этой связи вспоминается случай, рассказанный автору этой книги начальником КП ГРУ капитаном 1 – го ранга В.И. Вилюковым. Когда один из офицеров Командного пункта ГРУ был задержан «летучим патрулем», которые наводнили Москву в 1983 году по указанию Ю.В. Андропова с целью выявления в рабочее время нарушителей трудовой дисциплины.

Выяснилось, что после суточного дежурства он с товарищами по дежурной смене зашел в кафе пообедать и отметить день рождения одного из них. С учетом политического характера проводимой кампании, которая контролировалась «на самом верху», офицер как дисциплинированный подчиненный доложил о происшествии своему непосредственному начальнику.

Начальник ГРУ генерал армии П.И. Ивашутин внимательно выслушал доклад офицера и задал ему несколько вопросов по личности провинившегося. После данной положительной характеристики спросил:

– А вы, товарищ Вилюков, посещали когда-нибудь с друзьями рестораны?

На утвердительный ответ офицера он резюмировал:

– Хорошо работает офицер? Так пусть и работает. А кампании так и останутся кампаниями…Они скоротечны…

Смело высказался начальник ГРУ Генштаба по поводу очередных глупостей властей.

Много было всяких кампаний: власти обещали перегнать США по промышленному производству; построить коммунизм к 80-ым годам; решить жилищную проблему и т. д. и т. п. Но до сих пор государство не может обеспечить фронтовиков приличным жильем, хотя не раз обещало, особенно перед выборами. Вопросы, вопросы, вопросы…Они были горячими, потому что являлись злободневными. Ответов мы тогда в 70-80-е годы так и не получили. Ждем-с и сегодня.

Это все колокольные звоны!

* * *

Андропов, а не Горбачев первым
Страница 18 из 27

ввел в обиход понятие «перестройка». Суть его новаторского подхода в политикоэкономической ситуации государства описал А.Н. Яковлев, который был уже в верхних властных структурах. Он в своей книге «Омут памяти. Сумерки» отмечал:

«План Андропова по «спасению социализма», если судить по его высказываниям, состоял в следующем: в стране вводится железная дисциплина сверху донизу, координировано идет разгром инакомыслия, ужесточается борьба с коррупцией и заевшейся номенклатурой; под строгим контролем происходит умеренное перераспределение благ сверху вниз; проводится партийная чистка. Убираются из номенклатуры все, кто неугоден КГБ».

Меня, например, поразило его предложение «О лицах, представляющих особую опасность для государства в условиях военного времени. Андропов заранее готовил списки для ареста и лагерей».

Верить Яковлеву можно с натяжкой, но, с другой стороны, в ряде СМИ на Западе в 1982 году, после избрания Андропова генсеком, отмечалось, что он по настоящему «либерал», человек с «прозападным уклоном».

Этот материал подавался в журналах: 15 ноября в «Шпигеле», 19-го в «Цайте» и 21 – го в «Ньюсуик». Бросается в глаза слишком быстрая смена векторов: вчера на посту председателя он – «монстр», «душитель свободы», «красный палач», «жестокий кэгэбэшник», а сегодня в должности генсека – «демократ», «либерально настроенная личность», «адекватен», «способен перестроиться» и прочее.

Но вот ельцинский архивариус Р.Г. Пихоя утверждает, что «слухи об Андропове», как «просвещенном диктаторе, нечуждом западных ценностей» стали распространятся на Западе, по меньшей мере «с начала 1 982 г…»

Выходит, знали заранее, кто будет очередным генсеком, и готовили ему новый имидж.

Западник Г.А. Арбатов, являвшийся помощником Ю.В. Андропова, входивший даже в семьи Киссинджера и Буша старшего, признавался, что, благодаря ему, Ю.В. Андропов «так быстро отмылся от Лубянки… Это я, со своей международной репутацией создал ему реноме на Западе, да и у нас».

Наверное, он и такие же ему подобные из окружения генсека Андропова, предлагали идею многоукладной рыночной экономики, децентрализации советского общества и раздела СССР на 41 штат по образу и подобию США, что непременно вело бы к разрушению единого государства.

И.А. Вольский вспоминал:

«Как-то генсек меня вызвал: «Давайте кончать с национальным делением страны. Представьте соображения об организации в Советском союзе штатов на основе численности населения, производственной целесообразности, и чтобы образующая нация была погашена.

Нарисуйте новую карту СССР».

Как понимать слова Андропова о том, чтобы в России «образующая нация была погашена?» Наверное, дабы не было упоминания самого понятия – русский. В связи с этим автору пришлось обратиться к творчеству великого русского философа Николая Александровича Бердяева, чтобы найти ответ на вопрос: что же за народ русские в его понимании? Вот довольно глубокие ответы ученого и публициста:

«Русский никогда не чувствует себя организатором, он привык быть организуемым;

– в типичной русской душе есть много простоты, прямоты и бесхитростности. Ей чужда всякая аффектация, всякий взвинченный пафос, всякий аристократический гонор, всякий жест. Это душа – легко опускающаяся и грешащая, кающаяся и до болезненности сознающая свое ничтожество перед лицом Божьим;

– русский народ как будто бы хочет не столько свободного государства, свободы в государстве, сколько свободы от государства, свободы от забот в земном устройстве. Русский народ не хочет быть мужественным строителем, его природа определяется как женственная, пассивная и покорная в делах государственных. Он всегда ждет жениха, мужа, властелина;

– в русском человеке так мало подтянутости, организованности души, закала личности… В самых высших своих проявлениях русская душа – странническая, ищущая града не здешнего и ждущая его сошествия с неба;

– русский народ – самый аполитический народ, никогда не умевший устраивать свою землю;

– в русском народе поистине есть свобода духа, которая дается лишь тому, кто не слишком поглощен жаждой земной прибыли и земного благоустройства;

– русский народ – народ государственный, он покорно согласен быть материалом для создания мирового государства, и он же склонен к бунту, к вольнице, к анархии;

– русский человек может бесконечно много терпеть и выносить. Он прошел школу смирения. Он легко поддается соблазнам и не выдерживает соблазна легкой наживы;

– русская доброта часто бывает русской бесхарактерностью, слабоволием, пассивностью, боязнью страдания…»

Да простит меня читатель за длинный перечень бердяевских формулировок.

До недавнего времени тоже делалось многое для того, чтобы русская нация, или как ее стыдливо называют «титульная», была «погашена», выражаясь андроповским языком. Разве такого рода русофобия не обидна для русских людей?

Но не надо забывать чиновникам, стоящим с кнутом над народной толпой, что русские обладают удивительным сплавом расслабленной, мягкой, всеобъемлющей доброты и нежности с крайней жестокостью во время бунтов, причем с переходом от одного к другому периодам развития страны стремительно, даже молниеносно.

* * *

Подведение жизненных итогов у Юрия Владимировича было тяжелым и трагичным. Как говорится: «Не человек гонит, а время. Не время проходит, а мы проходим через годы. Мы не живем, а дни провожаем». А они, эти дни, мелькают, как окна проходящего вблизи нас пассажирского экспресса. Из них складывается сама жизнь.

Как писал Е.И. Чазов:

«Ю.В. Андропов, последние шестнадцать лет, страдал почечной недостаточностью, а точнее, выражаясь медицинской терминологией, как это было сказано в медицинском заключении – интерстициальным нефритом, нефросклерозом, вторичной гипертонией, сахарным диабетом, осложнившейся почечной недостаточностью».

Как видите, целый букет болезней, но он сумел дожить почти до 70-ти лет. Однако были, данные свидетелей, обнародовавшие после смерти Андропова свои наблюдения и признания, а также другие факторы, негативно повлиявшие на состояние здоровья и кончину Юрия Владимировича.

В 1969 году он вместе с А.Н. Косыгиным вылетал на похороны лидера вьетнамских коммунистов Хо Ши Мина в Ханой. На обратном пути была сделана остановка в Пекине. После возвращения в Москву, Юрий Владимирович занемог. Его положили в ЦКБ. Пройдя курс лечения, по данным журналиста Д. Макарова, со ссылкой на слова «высокопоставленного генерала КГБ», Андропов заявил в своем узком кругу:

«Китайцы меня чем-то отравили».

По утверждению того же самого журналиста, Ю.В. Андропов совершил в конце 1976 года тайную поездку в Афганистан. В своей статье журналист передает воспоминания В.М. Чебрикова:

«Когда мы провожали его в Москве в аэропорту, он легко вбежал по трапу в самолет. Вернувшись через несколько дней обратно, он не мог даже самостоятельно сойти с трапа вниз. Его спускали на носилках и прямо из аэропорта увезли в ЦКБ… Это была вирусная инфекция – нечто вроде ветрянки. Только особой формы.

Болезнь Андропова поначалу окружили глубокой тайной даже для высшего руководства КГБ».

А вот что рассказывал Владимир Пирожков:

«Когда
Страница 19 из 27

Андропов вернулся из Кабула, я несколько раз пытался с ним встретиться, но всякий раз мне говорили, что Ю.В. очень занят. Это удалось мне только через две недели. Он все еще находился в ЦКБ, но ему уже разрешили гулять…

В парке около двухэтажного особняка, где всегда лечился Андропов… мы с ним и встретились…

Если бы я заранее не знал, что передо мной Ю.В., я бы его не узнал: все лицо его было покрыто какой-то ужасной коростой. Передвигался он с большим трудом».

Но врачам удалось победить эту болезнь. А вот другая, связанная с заболеванием почек, давала о себе знать с каждым месяцем все больше и больше. Со слов Е.И. Чазова:

«В начале 1983 года произошло то, чего мы давно боялись. У Андропова полностью перестали функционировать почки. В организме катастрофически стало нарастать содержание токсичных веществ… С тяжелым чувством, понимая всю безысходность, ведущие наши специалисты – академик медицины Н.А. Лопаткин, профессор Г.П. Кулаков и другие – вместе с нами приняли решение начать использование искусственной почки… Мы вынуждены были перейти на проведение гемодиализа – периодическое очищение крови от шлаков, которые почти не выводились из организма.

Несмотря на все кардинальные процедуры улучшения здоровья не отмечалось. Встал естественный в данной ситуации вопрос о пересадке донорской почки, но прибывший специалист из США доктор Альберт Рубин не советовал проводить операцию из-за слабости организма пациента».

Как могло случиться, что здоровье первого лица государства доверили подданному той страны, глава которой был крайне враждебно настроен к СССР? На этот вопрос ни в книге Е.И. Чазова «Здоровье и власть», ни в объяснениях руководителя КГБ СССР В.М.Чебрикова вразумительных ответов нет, как и не было ответа, отчего все же умер Ю.В. Андропов.

Александр Островский своей книге «Кто поставил Горбачева?» подробно исследует хитросплетения в кремлевской медицине. Освещая роль лейб-медика Е.И. Чазова, он говорит о «непонятном лечении».

Дело в том, что Ю.В. Андропов в конце сентября 1983 года отдыхал в Крыму, откуда приехал с обширной флегмоной на спине. Со слов Е.И. Чазова он там простудился. Но причем простуда и флегмона? Автор имел некоторое отношение к медицине в армии после окончания учебного медико-санитарного батальона 41 ТД служил в ПМП санинструктором. Даже эти первичные лекарские знания позволяли знать и лечить у солдат фурункулы, абсцессы, карбункулы и флегмоны. Так вот флегмона – это гнойное воспаление клетчатки, возникающее через проникновения в нее микроорганизмов в результате заражения. За – ра – же – ни – я!

1 октября Ю.В. Андропова доставили в Москву и госпитализировали в ЦКБ. Ходить он уже не мог.

В своей книге «Здоровье и власть» Е.И.Чазов писал:

«Мы привлекли к лечению Андропова все лучшие силы советской медицины. Однако состояние постепенно ухудшалось – нарастала слабость, он опять перестал ходить, рана так и не заживала. Нам все труднее и труднее было бороться с интоксикацией».

Но в другой книге «Рок», вышедшей в 2000 году, он вдруг меняет свои версии в воспоминаниях:

«В связи с простудой у него развился абсцесс, который оперировал академик В.Д. Федоров. К сожалению, организм потерял сопротивляемость и ликвидировать гнойный процесс не удалось».

Но позвольте, «абсцесс» и «флегмона» – это разные воспалительные процессы и разницу между ними академик Е.И. Чазов хорошо знал. Тогда получается, он сознательно исказил данные о характере заболевания генсека? Наверное, чтобы обелить медицину.

А вот еще одно признание Е.И. Чазова в интерпретации Е. Жирнова:

«Погиб он (Андропов – авт.) нелепо. Я себя ругаю, что не уследил. У него на спине образовался гнойник. И он не заживал. И начался сепсис, заражение крови, от которого он, в конце концов, и погиб».

Тогда что же получается? Медицинское заключение о причинах смерти в феврале 1984 года Ю.В. Андропова было сфальсифицировано с целью сокрытия правды. Генсек умер не от почечной недостаточности, а от заражения крови.

Но это уже не подходит под определение «халатность». Такое объяснение трудно назвать непрофессионализмом. У любого здравомыслящего человека невольно возникает вопрос о преступлении.

В ноябре 1983 года в окружении Ю.В. Андропова возникли подозрения, что ухудшение его здоровья имеет искусственный характер. На имя председателя КГБ В.М.Чебрикова пришло письмо, подписанное двумя сотрудниками Комитета, указывающими на недостатки в лечении Андропова. Шеф КГБ вызвал Чазова. Доктор вспоминал:

«Чебриков был явно смущен, растерян и не знал, как начать разговор. Думаю, что сыграло роль то, что он знал уровень наших отношений с Андроповым.

«Знаете, Евгений Иванович, – заявил глава КГБ, – я получил официальное письмо от сотрудников КГБ, в котором они пишут о недостатках в лечении Андропова и требуют моего вмешательства в обеспечение процесса лечения».

И он показал мне письмо, которое, к моему удивлению, было подписано людьми, совсем недавно высказывавшими восхищение тем, что нам удалось так долго сохранить работоспособность Андропова».

Одним из авторов этого письма был начальник охранного главка «девятки» – генерал Ю.С. Плеханов.

И дальше Чазов продолжает в своей книге «Здоровье и власть»:

«Видимо, где-то внутри у него (Чебрикова – авт.) появилось сожаление, что он поднял вопрос о письме. Кто знает, а может быть, я изменю своим принципам и сделаю достоянием всех членов Политбюро и ЦК тот факт, который знали очень немногие, в частности он и я, что дни Андропова сочтены».

Получается, что в середине октября 1983 года В.М. Чебриков уже знал, что генсек – не жилец. Посвятить в эту истину его мог только Е.И. Чазов.

Что должен был сделать шеф КГБ, получив такую информацию?

Немедленно поставить в известность всех членов Политбюро или К.У.Черненко; потребовать срочного проведения консилиума; организовать оперативное изучение этой проблемы, ведь речь шла о главе государства.

Но что мы видим? В.М. Чебриков не только предпочел сохранить в тайне это письмо от руководителей партии и государства, но и отверг возможность привлечения к решению вопроса о судьбе генсека других специалистов.

Чебриков заметил:

«Считайте, что этого разговора не было, а письмо я уничтожу. И еще: ничего не говорите Андропову».

И он не боялся, так как знал, что оно не было зарегистрировано, а Плеханов передал его из рук в руки. Из этого вытекает, что Чебриков совершил преступление – злоупотребление служебным положением и фактически отдал судьбу Андропова в руки Чазова.

Вот такими категориями формальной логики рассуждал профессиональный историк, доктор исторических наук, публицист и писатель Александр Владимирович Островский.

2 декабря 1983 года неожиданно и внепланово лег в ЦКБ на «диспансеризацию» М.С. Горбачев и имел с Ю.В. Андроповым две последние, относительно продолжительные встречи. Говорили об изменениях в Политбюро и предстоящем пленуме.

В середине декабря на беседу с генсеком был приглашен Е.К. Лигачев. В своей книге «Предостережение» он вспоминал:

«Палата выглядела скромно: кровать, рядом с ней несколько медицинских приборов, капельница на кронштейне. А у стены – маленький столик, за которым сидел какой-то
Страница 20 из 27

человек. В первый момент я не понял, что это Андропов.

Юрий Владимирович был одет не столько по-больничному, сколько по домашнему – в нательную рубашку и полосатые пижамные брюки».

24 декабря у Юрия Владимировича присутствовал его помощник А.И. Вольский с целью забрать, направленные ранее, тезисы выступления генсека на очередном Пленуме. Андропов внес в них два дополнения. Вот они:

«Товарищи, члены ЦК КПСС, по известным причинам я не могу принимать в данный период активное участие в руководстве Политбюро и Секретариатом ЦК КПСС. Считал бы необходимым быть перед вами честным: этот период может затянуться. В связи с этим просил бы Пленум рассмотреть вопрос и поручить ведение Политбюро и Секретариата ЦК товарищу Горбачеву Михаилу Сергеевичу…

Когда я пришел на Пленум, эти тезисы, или, как их тогда «деликатно» называли, «текст речи», раздавали его участникам. Получив текст на руки, я вдруг с ужасом обнаружил, что там нет последнего абзаца…

Я попытался что-то выяснить, получить, какое-то объяснение, но все кончилось тем, что мне было прямо сказано: не лезь не в свое дело».

Из этого события можно сделать вывод, что любимчика Ю.В. Андропова – М.С. Горбачева не восприняли в рекомендованном генсеком положении.

Новый председатель

Андропов в мае 1982 года покинул пределы Лубянки, и переехал со своим хозяйством – советниками и помощниками в Кремль. На должность хозяина Лубянки в Москву прибыл из Киева Председатель КГБ Украины генерал-полковник Виталий Васильевич Федорчук. Он находился в дружественных отношениях с главным коммунистом Украины Щербицким, которого Брежнев не раз сватал на свое место. Об этом знали многие из числа партийного ареопага.

Разные мнения ходили о Федорчуке на Украине. Приведу слова человека, поработавшего в период нахождения нашего героя в Киеве, на оперативной работе не один год полковника Петра Филипповича Лубенникова:

«Это был требовательный руководитель, жесткий, но не жестокий. Высокий профессионал. Он не пасовал перед трудностями. Подчиненного мог похвалить и пожурить, но за дело. В руководстве партийными органами Украины пользовался заслуженным авторитетом. Квартирный вопрос для оперативного состава решил раз и навсегда.

Перед отъездом в Москву даже в резерве КГБ Украины оставалось 67 квартир. Вот она забота! С начальством говорил смело, – не прогибался, а потому всегда ходил прямо. Никогда у него не крутился копчик пропеллером. А вот с Андроповым, знаю по многочисленным беседам с коллегами, не сработался.

Такие начальству неудобные, оно их боится».

Помнится, был теплый майский день.

Виталий Васильевич с аэропорта приехал на Лубянку. Сотрудники военной контрразведки были горды, что наконец-то Комитет возглавил не партийный чиновник, а профессионал, тем более выходец из среды армейских чекистов. Он был участником вооруженного конфликта на реке Халхин-Гол. Знаком с Жуковым. Затем в 1939 году его зачисляют сотрудником Особого отдела НКВД по частям Уральского военного округа. Войну прошел в должностях руководителя военной контрразведки дивизий, бригад, гарнизонов на Калининском, Западном и Северо-Кавказском фронтах.

В 1967 году генерал-лейтенант В.В. Федорчук становится начальником 3-го Главного управления КГБ при СМ СССР. Заметьте, с приходом Андропова на должность председателя КГБ СССР Федорчука вскоре убирают из центрального аппарата союзного Комитета на «повышение». С 18 июля 1970 года он уже председатель КГБ при СМ Украинской ССР. С мая по декабрь 1982 года – Председатель КГБ СССР.

И вот тут среди коллег, помню до мелочей, поползли как-то сразу назойливые слухи в виде признания очевидцев, а также грязные сплетни и другие инсинуации в отношении нового Председателя КГБ. Искусственность наветов чувствовалась по скорости и масштабам их распространения.

Говорили, что Федорчук в аэропорту по прибытию с Украины высказал неудовлетворение, что встречали его не на комитетской андроповской машине ЗИЛ, а на новой, и это его, якобы, покоробило, поэтому и приехал он на Лубянку на дежурной «Волге» вместе с охраной.

Потом кто-то «узнал» о его негативной реакции на состояние кабинета Андропова. Через комендатуру он, мол, потребовал: немедленного ремонта, установки свежей мебели, смены паркета. Это было связано с большими затратами бюджетных средств.

Ходили сплетни, что новый Председатель критиковал управленческий стиль своего предшественника. Широко обсуждалась его (Андропова – авт.) семейная беда – спивающийся сын и прочее. Распространялся даже такой вредный тезис о нашествии в Москву «хохлов» – украинцев.

Послушаем же высоких партийных чиновников по этому вопросу.

По мнению бывшего помощника М.А. Суслова – А.И. Байгушева, В.В. Федорчук появился в Москве «как авангардный полк Щербицкого, который должен был занять плацдарм и обеспечить переход в генсеки самого Щербицкого».

М.С. Горбачев в книге «Жизнь и реформы», характеризуя поведение В.В. Щербицкого накануне смерти Л.И. Брежнева, пишет, что «он развил большую активность, старался держать в поле зрения все события, происходившие в верхах, регулярно перезванивался и встречался с Федорчуком…»

И сразу же возникает вопрос: откуда такая глубокая информация у секретаря ЦК КПСС по сельскому хозяйству? Ответ один – источник Ю.В. Андропов, который доверял своему растущему «подлеску» в лице Горбачева. Выходит, Андропов внимательно следил за поведением и действиями Щербицкого, которого в какой-то степени боялся.

И было чего опасаться. При живом Брежневе Андропову должность генсека не светила. Более того, в последнее время Леонид Ильич стал интересоваться у Е.И. Чазова состоянием здоровья Андропова и даже намеревался отправить его на пенсию, о чем главный чекист страны, конечно же, знал через высокого лейб-медика.

В 1982 году Брежнев планировал в очередной раз уйти с поста генсека. Своим преемником он видел только Щербицкого. Смену власти предполагал провести сначала весной, а потом в ноябре 1982 года. Но, за несколько дней до ноябрьского пленума, Л.И. Брежнев, серьезно в эти дни не болея, внезапно скончался!

При этом к больному прибыл первым не Чазов, а Андропов. По рассказам жены Брежнева он забрал «бронированный портфель с документами и увез».

Журналист Ю. Изюмов, со ссылкой на «людей, близких к семье Брежнева» писал:

«Когда Ю.В. Андропов прибыл на дачу, то никому не сказав ни слова, прошел в спальню, взял там небольшой черный чемодан и уехал…Потом он появится второй раз вместе с Чазовым.

На вопрос о том, что было в чемодане, Виктория Петровна ответить, естественно, не могла. Леонид Ильич ей говорил, что в нем «компромат на всех членов Политбюро», но говорил со смехом, как бы шутя».

Александр Островский по этому поводу писал:

«Хотя данный эпизод давно известен в литературе, никто пока не задумывался над вопросом: а мог ли кто-нибудь забрать этот портфель до того, как врачи официально констатировали смерть генсека? Ответ на этот вопрос может быть только один: нет.

Следовательно, забрав «бронированный портфель», Ю.В. Андропов тем самым независимо от врачей констатировал смерть Л.И. Брежнева. Более того, если верить Е.И. Чазову, покидая дачу, он сказал ему:

– Надо срочно собирать
Страница 21 из 27

пленум ЦК.

Таким образом, Ю.В. Андропов, по сути дела, дал понять, что о действительной борьбе за жизнь Л.И. Брежнева не может быть и речи».

По данным исследователей, смерть Л.И. Брежнева была констатирована не ранее 10.30. Однако, в сообщении о смерти и медицинском заключении она была сдвинута, как минимум, на два часа раньше.

Потом и Андропов закончит свой земной путь, но не внезапно, а в мучениях, словно расплачиваясь за какие-то грехи. «Люди, – как говорил Л.Н. Толстой, – наказываются не за грехи, а наказываются самими грехами. И это самое тяжелое и самое верное наказание».

А вообще, хуже всего грехи, не доведенные до конца. Американские врачи до последнего консультировали его – не помогло. Жизненный карниз обломился. Но в отличие от Брежнева, Андропову фактически удалось поставить вместо себя своего преемника – Горбачева.

Кандидат в генсеки Щербицкий остался в Киеве.

После того, как руководителем СССР стал главный чекист страны, опять же, со слов Горбачева, – отношения между Андроповым и Щербицким внешне выглядели вполне нормальными. Но за время пребывания Андропова на этом высоком посту в Кремле, Щербицкий, со слов Михаила Сергеевича, так и не переступил порог кабинета Юрия Владимировича:

«Я видел, каким мучением для той и другой стороны являлось даже их редкое общение по телефону».

Не с той ли поры закладывались мины замедленного действия в отношениях России с Украиной? Удары колокола тревоги должны были услышать те, кому положено, но они токовали.

Однако вернемся к инсинуациям.

Все эти сплетни и слухи кто-то же готовил и распускал. Зачем? Существовала, значит, чья-то заинтересованность. Понятно кого – недоброжелательных шептунов и среди них был главный шептун. А значиит, должен тогда быть заказ. И он, наверное, был.

То, как Андропов расправился с генералом армии Щелоковым – близким другом Брежнева и партнером по правоохранительной деятельности, говорило о жестокости и мстительности интеллигентного Юрия Владимировича.

То же самое было проделано и с зятем Леонида Ильича генерал-полковником Чурбановым – заместителем министра внутренних дел.

Да, они в чем-то виновны, но доля такой или похожей вины лежала на многих неприкосновенных и неприкасаемых партийных небожителях. Они были «божествами», поэтому могли творить много такого, что ломало рамки приличия, морали и законов. Этим недугом болеет до сих пор наше современное общество. Получается, болезнь неизлечима.

Думается, В.В. Федорчук был осведомлен об этих качествах своего предшественника. Наверное, он знал и о его «великой роли» в Венгерских событиях 1956 года. Знал и о покрытой мраком истории по руководству комсомольского секретаря партизанами Карелии в годы войны. Был посвящен и в его отношения со старшим сыном Владимиром и о влиянии на решение СССР ввести войска в Афганистан.

Тем более Виталий Васильевич располагал данными о намерении Брежнева поставить после себя на должность генсека Щербицкого, а также многое другое, происходящее за кулисами политической деятельности нового генсека. Ярую борьбу под кремлевскими коврами он тоже представлял хорошо, потому что видел ее ежедневно. Однако он не опускался до сплетней, он был порядочным мужиком, высоким профессионалом – оперативником, а не партократом.

* * *

Последнее десятилетие ушедшего века выдалось для Виталия Васильевича Федорчука трагическим. Все мы по жизни, хотим того или нет, являемся участниками огромной лотереи несчастий. Жизненные беды обычно накатываются волнами. А может, для нас всех дарована жизнь в наказание?

Сначала погиб сын. Потом смерть подкосила жену. А в 1994 году не стало и дочери. Но образ старческой жизни его не удовлетворял, считая, что несчастье, как и набожность, может войти в привычку. И надо признаться, он провел остаток жизни стоически: покинутый и забытый молодой порослью коллег по оружию, никому ненужный. Раз в неделю приезжала внучка, помогала готовить старику еду на целую неделю. Конечно, тяжелый инсульт подорвал его здоровье. Но здоровый организм выдюжил, как говорится, часть нейронов восстановилась за счет железной воли к жизни и ведомственного госпиталя.

Кадровый контрразведчик интервью давал с неохотой даже своим коллегам, не говоря уже о писателях, журналистах, телевизионщиках.

Многие те, кто встречался с ним в его квартире на Воробьевых горах, в один голос заявляли, что этот человек, «в свои за восемьдесят», остается цельной натурой, личностью с твердыми убеждениями, никак не желающий подстраиваться под конъюнктуру. Думается, он был сыном своего времени, честно прослуживший Отчизне, которая в то время называлась – Советский Союз!

Оценивая события 1991 года, он со всей откровенностью заявлял, что для него до сих пор много неясного в Кремлевских делах, которые «попахивали контрреволюцией». Вот его оценки тех событий:

«Одно, впрочем, несомненно, Горбачев со своей контрреволюционной перестройкой довел страну до ручки и, конечно, его надо было снимать и наказывать. Жаль, что не удалось это сделать. Его следовало бы судить за все не проделки, ошибки или проступки, – а за ряд государственных преступлений.

ГКЧПисты тоже виновны в развале страны. Иметь в руках армию, КГБ и МВД и так бесславно сдаться честолюбцу Ельцину. Его надо было тоже вместе с Горбачевым задерживать и препроводить в Лефортово».

Слаб был и главный хранитель государственной безопасности председатель КГБ – Крючков, все чаще и чаще смотревший в рот Горбачеву. Он ведь тоже был птенцом из Андроповского гнезда, – являлся его начальником секретариата…

* * *

Результаты путча имели самые печальные последствия для Комитета госбезопасности. Еще недавно могучая и грозная организация оказалась разгромленной буквально в считанные недели. Притом, на советские спецслужбы – разведку и контрразведку – был вылит поток всевозможных «разоблачений и обвинений». Неудивительно, что у многих наших обывателей сложилось представление о КГБ, как о неком монстре, державшем в страхе всю страну. Заказные журналисты стали сводить работу органов исключительно к репрессиям, лагерям, нарушениям прав человека и так далее. Все это блеф, потому что многие чекистские коллективы решали конкретные разведывательные и контрразведывательные задачи, обеспечивая безопасность Родины, армии, оборонной промышленности и противодействовали идеологическим диверсиям, которые мутным потоком корежили нашу мораль, соборность и историю. То же самое делается и сегодня против Российской Федерации.

В один из дней, после очередного показанного по ТВ «энкавэдэшного» пасквиля, автор ответил стихотворением в защиту своих коллег:

Не шкурная порода у ребят,

Моих коллег, была тут на Лубянке!

Они могли огонь взять на себя

Войны минувшей ранние подранки.

Не партии служили, а стране,

Сердца в дела служебные вплавляя,

Мы жили, как солдаты на войне

Переднего всегда в сраженьях края.

Нам либералы вешали лапшу,

О злодеяниях легко и лихо врали…

Я до сих пор знак доблести ношу

Меч со Щитом, хотя они в опале.

Пускай рычит богатая шпана,

И обрастают оборотни страхом…

Поднимется с колен моя страна

Потомками поверженного флага!

А вообще, ни одно уважающее себя государство не
Страница 22 из 27

может обойтись без сильной разведки и контрразведки. Лично я никогда не стыдился своей службы в КГБ. И сейчас не стыжусь, потому что в годы работы мое подразделение ни на миллиметр не отступало от буквы закона.

Надо отметить, что у Федорчука со Щербицким сложились самые теплые – личные и рабочие отношения.

Виталий Васильевич вспоминал:

«А вот с Шелестом отношения были натянутыми. Очень уж амбициозным был этот человек и при этом малокультурный, ограниченный. Никаких других мнений, кроме собственного, не признавал. Любил самоуправничать. Не нравилось, видимо, ему, что меня на Украину прислала Москва. Он же заигрывал с националистами, на чем в итоге и погорел. В народе процесс снятия Шелеста с должности называли так – «вот он и прошелестел».

Я лично за те полтора года, что при Шелесте работал, был у него на докладе всего два или три раза, все больше ходил к Щербицкому, возглавлявшему тогда Совмин республики. С ним и решал все вопросы…

Переход свой в МВД могу объяснить кознями Андропова – он просто хотел поставить на КГБ своего человека – Чебрикова, к которому очень благоволил».

* * *

Интересны наблюдения В.В. Федорчука за поведением некоторых быстро перекрасившихся партийных чиновников:

«Вчерашние убежденные коммунисты вдруг превратились в одночасье в антикоммунистов, – вспоминал он, – пламенные интернационалисты ударились в национализм, а воинствующие атеисты заспешили со свечками в церковь. Самое интересное, что эти люди, как и прежде, стоят «у руля», получают государственные награды, не сходят с телеэкранов. При этом считают себя вправе учить жизни других.

Очень характерна в этом смысле фигура Леонида Кравчука, в советское время видного партийного идеолога, а позднее, – первого президента независимой Украины. Мне приходилось с ним иногда общаться.

Кравчук работал в Отделе пропаганды ЦК КПУ. Нередко сталкивался с ним в коридорах ЦК. Меня он почему-то панически боялся. При встрече сразу готов был, что называется, лапки кверху поднять, лебезил ужасно. Конечно, изо всех сил демонстрировал преданность советской власти, с «крамолой» боролся усердно. Но я, откровенно говоря, его недолюбливал».

Недолюбливал его генерал-фронтовик, потому что уловил в нем неискренность, подобострастие и фальшивость.

На Украине от местных чекистов автор услышал историю – то ли байку, то ли быль. Кравчук после 1991 года осмелел и признался, что он гордится тем, что «по ночам носил продукты бандеровским повстанцам в лес». Наверное, за эти бесстрашные поступки партия ему поручила ответственный пост по руководству идеологией в ЦК компартии Украины.

На вопрос одного из корреспондентов относительно того, что выиграли республики, ставшие суверенными государствами, Федорчук ответил честно:

– Что выиграли другие, я затрудняюсь ответить. Могу судить только на примере России. А она потеряла, по-моему, довольно много: и в экономическом, и в политическом, и в социальном, и в оборонном отношениях.

Стала куда слабее, чем когда находилась в Союзе. Думаю, что та же ситуация и на Украине, и в Молдавии, и в Грузии и так далее. Как говорят некоторые недальновидные политики: зато они отделились от России, а что это – большое достижение? Советский Союз был великой державой: его уважали, с ним считались во всем мире. А теперь, всем заправляют американцы, всюду суют свой нос, и мы пока ничего им не можем противопоставить.

Скажите, чему же тут радоваться?

Радоваться действительно нечему, но и плакать в жилетку не нужно. Необходимо трудиться, чтобы побеждать в своих добрых начинаниях, а плохих у нас было и есть достаточно. Многие триумфальные арки наших «побед», выстроенные по чертежам кремлевских инженеров и прорабов, народ позднее носил, как ярмо. Ведь побеждает не обязательно правое дело, но дело, за которое лучшие люди боролись, хотя потом и сокрушались с вопросом – зачем?

* * *

Киевский журналист Иван Бессмертный, беря интервью у отставного генерала Виталия Васильевича Федорчука, спросил о его молчаливой реакции на опубликованные гадости в разделе из книги Леонида Млечина «Председатели органов госбезопасности». В ней говорилось, что бывший главный чекист чуть ли не родом из Днепропетровска, поэтому, дескать, и был приласкан Леонидом Ильичом Брежневым.

Виталий Васильевич ответил:

– Тем не менее я с Житомирщины. Родился в простой крестьянской многодетной семье. Никакой «волосатой руки», никакого блата у меня нигде не было. Все, что в жизни получилось, состоялось благодаря своему личному труду, своей энергии и своей воле. Знаю я, кто такой Млечин. Либерал до мозга костей. Что с ним дискутировать? Либералы, они же, как черви, изнутри подтачивают свои государства. И не трудно заметить в чью пользу. В пользу США.

Большинство из них пребывают на иждивение этой страны, получают от нее различные гранты, вспомоществования. Мерзко все это.

– Думаю, в жизни было не все так просто, как дважды два – четыре, как это изобразил Леонид Млечин. Вы пребывали на важнейших государственных постах (председатель КГБ Украины, председатель КГБ СССР, министр МВД СССР) в то время, которое легкомысленно называют «застоем», а на самом деле – это интереснейший отрезок истории, который еще ожидает честного, непредвзятого исследования.

– Да, удивительное было время. Внешне все выглядело очень спокойно, а за кулисами шла жесточайшая борьба.

– Кого с кем?

– Говоря сегодняшним языком, патриотов и либералов-разрушителей. В данном случае, я имею в виду не противостояние по линии «диссиденты – партийный аппарат». История с тюрьмами и высылкой за границу некоторых деятелей культуры, а еще более, откровенно говоря, история искусственного создания диссидентского движения – это отдельная тема.

Когда я говорю о борьбе либералов и патриотов, то имею в виду очень скрытое, искусно замаскированное противостояние внутри самого партийного аппарата, внутри высшего руководства СССР.

– В этом контексте очень интересно было бы знать ваше мнение о Юрии Владимировиче Андропове, многолетнем председателе КГБ СССР с имиджем либерального интеллектуала, знающего иностранные языки, увлекающегося искусством и даже тайно покровительствующего некоторым писателям и артистам.

– Мое мнение о нем резко отрицательное.

– Почему?

– Вопреки сложившемуся среди интеллигенции положительному о нем мнении очень много для развала Союза вольно или невольно сделал именно он.

– Я в шоке…

– А почему? Вы ожидали от меня в его адрес осанну?

– Да нет, пожалуй. Подозревал, что ваше мнение о нем будет неоднозначным. Просто не ожидал, что оно будет столь резким.

– Вот вы приехали с Украины и, наверняка, захотите спросить меня о диссидентах: как, почему и кто их сажал? Андропов требовал, чтобы мы сажали.

– Этот вопрос действительно многих волнует. Меня же очень интересует еще и другое: как так получилось, что эти репрессии только ускорили развал Союза?

– Когда я был председателем КГБ Украины, председатель КГБ СССР Андропов требовал, чтобы мы ежегодно в Украине сажали по 10 – 15 человек. И мне стоило невероятных усилий, вплоть до конфиденциальных обращений к Брежневу, чтобы количество украинских диссидентов ежегодно ограничивалось двумя – тремя
Страница 23 из 27

людьми. К тому же, Андропов лично следил за ходом следствия по делам некоторых украинских диссидентов. Иногда задавал направление. Можете себе представить? А потом, с помощью некоторых писателей, во всем виноватым сделали КГБ Украины, Федорчука, который якобы выслуживался перед Москвой.

– Когда думаю о диссидентах, сразу же вспоминаю известное выражение Алена Даллеса, многолетнего шефа ЦРУ, из его книги «ЦРУ против КГБ». Он там говорит:

«Нам, американцам, очень выгодно, что в СССР есть политзаключенные. Мы должны их всячески поддерживать, чтобы, когда они будут освобождены, у них были четко выраженные антисоветские позиции».

Еще важно, пишет Даллес:

«Чтобы освобождение диссидентов совпало с тем временем, когда мы с помощью наших друзей в СССР приведем к власти либерального лидера, и тот затеет преобразования».

Не может не удивлять то, что события в СССР со времени перестройки развивались в точности по плану Даллеса.

– В том-то и дело.

– И в связи с этим вопрос: а как же интеллектуальность Андропова? Он что, не понимал чего-то?

– Все он понимал. Более того, он содействовал реализации этих планов. Вы, наверное, обратили внимание, что в тюрьмы сажали в основном писателей – государственников, а за границу высылались либералы, такие как Аксенов, Бродский, Буковский. Некоторые деятели культуры были вроде полузапрещенные. На самом деле Андропов им тайно покровительствовал, оберегал их, создавал для них и о них соответствующее положительное общественное мнение.

– Вы могли бы назвать этих деятелей?

– Пожалуйста. Это Высоцкий, Любимов, некоторые другие. А чего стоит его странная дружба с Евгением Евтушенко? Ведь доходило до курьезов. Бывало, пьяный Евтушенко в кругу друзей-писателей демонстративно звонил Андропову по прямому телефону. А мутная история с Солженицыным? Подумайте: как сельский учитель, отсидевший в тюрьме, смог получить в распоряжение тайные архивы НКВД? Причем в его книгах многие документы банально фальсифицированы, размах репрессий многократно преувеличен. То, как лично Андропов руководил операцией по выезду Солженицына в США – это отдельная история. Спрашивается, а зачем он это делал? Чтобы там, в США, без малейших затруднений продолжал своими книгами разрушать Союз?

Так кто, если не Андропов, содействовал развалу Союза?

– Весной 1982 года, за полгода до смерти Брежнева, Андропов стал секретарем ЦК КПСС, а на освободившееся место председателя КГБ СССР были назначены вы. Это назначение произошло по инициативе Андропова?

– Нет, он меня ненавидел, как и я его.

– А как же получилось, что именно вы стали председателем КГБ СССР?

– На этом настоял Леонид Ильич Брежнев. Как вы знаете, я к тому времени больше десяти лет возглавлял КГБ Украины. И вот, помню, звонит мне Владимир Васильевич Щербицкий. Говорит:

«Будь у телефона, сейчас будет звонить Брежнев».

Через пару минут звонит Леонид Ильич.

«Ты должен, – говорит, – сдать дела в Киеве, явиться в Москву и вступить в должность председателя КГБ СССР».

Вот так все это было.

– Приходилось слышать, что Брежнев своим преемником хотел видеть не Андропова, а Щербицкого.

– Это, действительно, правда. Еще в 1972 году, когда у него возникли первые серьезные проблемы со здоровьем, он пожелал уйти, а на свое место рекомендовал Щербицкого.

– А что же помешало осуществлению его желания?

– Не что, а кто… Все тот же Андропов. Он тогда через своего доверенного человека академика Евгения Чазова уговорил Владимира Щербицкого отказаться от предложения Брежнева.

Кстати, и в 1982 году, уже чувствуя, что умирает, Леонид Брежнев хотел, чтобы вместо него руководителем СССР стал Щербицкий. Но Андропов опять сыграл в свою игру…

И в тех обстоятельствах Андропов просто вынужден был согласиться с требованием Брежнева – назначить меня председателем КГБ СССР.

– Когда через полгода, осенью 1982-го, Брежнев умер, Генеральным секретарем ЦК КПСС стал Юрий Андропов, он назначил вас министром МВД. С чем это было связано?

– К тому времени больше 20 лет министром МВД СССР был генерал Щелоков. Андропов ненавидел его лютой ненавистью. Став лидером СССР, он тут же Щелокова отправил на пенсию. А меня, тоже ненавидя и желая хоть как-то унизить, освободил с должности председателя КГБ СССР и назначил главным милиционером страны. И ничего. Я его пережил. Работал министром МВД до 1985 года. Работал добросовестно, честно. Как и на всех предыдущих, высоких должностях: и в КГБ Украины, и в КГБ СССР. За все годы службы ни копейки не взял в виде взятки. Жил на зарплату и только на зарплату.

Освободил меня с должности министра МВД СССР уже только Михаил Горбачев – еще один выкормыш и ученик Андропова, который, в конечном итоге, и завершил дело своего учителя – развалил и бросил на поругание иностранцам нашу некогда великую Родину – Советский Союз.

– Еще интересно бы знать ваше мнение о Владимире Щербицком.

– Отношения с Владимиром Васильевичем у меня всегда были очень хорошие, и когда я работал в Киеве, и когда переехал в Москву. Он – великий человек. Он очень много сделал для Украины. Помню, как он защищал перед Брежневым украинских писателей от Андропова.

Я был просто потрясен, когда узнал, что Щербицкий покончил с собой. Оно и немудрено: дело его жизни рухнуло, к тому же он очень переживал из-за Чернобыля.

– Почему на Украине такая вражда к России? Сейчас у вас есть друзья? Вы не чувствуете себя одиноким?

– К сожалению, некоторые друзья уже умерли, а некоторые – начали служить Америке. И дружба закончилась. Грустно все это. Вы думаете, почему на Украине такая вражда к России? Американцы вкладывают миллионы, раздувая эту вражду против России. И опираются они в этом не только на падкую на доллары и еще недостаточно образованную молодежь, но, к моему глубочайшему огорчению, и на некоторых моих бывших коллег.

– Да, в основном на некоторых совершенно аморальных типов, которые в свое время служили в Пятом управлении КГБ, создавали и сажали в тюрьмы диссидентов, получали за это награды, а теперь выступают за реабилитацию украинских фашистов из ОУН-УПА и дивизии Ваффен СС «Галичина».

– В том-то и дело. Я все понимаю, но поймите и меня: мне, как бывшему руководителю госбезопасности, просто неудобно рассуждать на эту тему.

– Виталий Васильевич, а вот с нынешним руководством России, с Путиным вы общаетесь? Ваш опыт сегодня востребован?

– Путин у меня бывал. Он сидел здесь, вот в этом кресле, где сейчас вы сидите. К сожалению, Путин и его команда считают меня уже слишком старым, чтобы призвать на службу. А личные отношения очень хорошие. Мы общаемся.

– Органы госбезопасности России, вас, наверное, не только охраняют, но и контролируют.

– Кушайте, кушайте. Пейте водочку…

Такой вот был бывший председатель КГБ Украины и СССР Виталий Васильевич Федорчук – прямолинеен, смел, решителен в делах важных и нужных для дела. Он оставался патриотом Большой Страны и единства братских славянских народов до последних дней жизни, которая завершилась в госпитале ФСБ, практически на руках у дочери автора.

* * *

Итак, на место В.В. Федорчука на пост председателя КГБ СССР новый генсек назначил своего заместителя В.М. Чебрикова. Логика в действиях Ю.В. Андропова была
Страница 24 из 27

вполне объяснима. Во-первых, он убирал из органов госбезопасности ставленника покойного руководителя страны.

Во-вторых, он решал задачу кардинальной чистки руками В.В. Федорчука одного из важнейших правоохранительных ведомств страны – МВД, засоренных в его понимании людьми недавно снятого с должности Н.А. Щелокова. Убирались из министерства, в том числе, и высокие профессионалы. Некоторые, видя произвол властей, покидали службу по рапортам.

Ю.В. Андропов вслед за новым министром внутренних дел направил в МВД более 150 офицеров из КГБ. Шли туда чекисты без особого желания, хотя и на повышение в званиях и должностях. Автору и его коллегам никто не предлагал перехода, видно мы были нужны военной контрразведке на своих должностях. А те, кто захотел возвратиться снова в КГБ из МВД Федорчука, их уже на Лубянку не брали.

Генерал внешней разведки КГБ СССР В.А. Кирпиченко так охарактеризовал нового председателя Комитета:

«Чебрикову претили дворцовые интриги, атмосфера угодничества и клановая солидарность воцарившихся в Кремле днепропетровцев».

А вот из уст Е.К. Лигачева Виктор Михайлович выглядит несколько иначе:

«Он был немного замкнутый на первый взгляд, суровый, но спокойный, надежный человек. Мы все ему верили. Он один из немногих, кто мог…возразить с должным тактом. Попытаться убедить и провести свою линию».

Посол в ФРГ и заместитель МИД СССР Юлий Квицинский отмечал:

«Казался он всегда хмурым и строгим человеком, но в беседе производил благоприятное впечатление. Говорил просто и откровенно».

Генералу же КГБ В.В. Иваненко он запомнился таким:

«Чебриков был человеком скучным, ни одного свежего слова от него было добиться невозможно. На его совещаниях люди тосковали, выходили из его кабинета с пустой головой».

Автор, из личных наблюдений, сделанных в ходе присутствия на совещаниях, которые проводил В.М. Чебриков, а также из общения с коллегами, вынес мнение, что он (Чебриков – авт.) был выдержан, потому что профессионально владел обсуждаемым материалом. Не суетился, имел обыкновение выслушивать собеседника до конца, не перебивая его. Внешне казался спокойным человеком, чувствующим в себе где-то в глубине души спрятанную силу. О таких людях в народе говорят, что зря трепаться не будут.

В.М. Чебриков являлся не публичным политиком, но он много сделал для воцарения М.С. Горбачева на Кремлевский престол, наверное, болея скорее за свое высокое положение в государстве, чем за его безопасность.

Таким образом, он не был государственным деятелем, он был политиком, постепенно превращавшимся в политикана.

Агенты влияния

Понятие «агент влияния» старо, как мир. Оно обозначает особо засекреченного негласного сотрудника, как правило, вращающегося в верхних политических сферах. «Агент влияния» должен обладать незаурядными способностями и привлекательной внешностью, хотя последнее качество не всегда применимо к некоторым доморощенным коллаборационистам, старателям на приисках предательства.

Исходя из исторических полотен, такое лицо после тщательной подготовки под благовидной «легендой» засылали в соседние общины, племена и государства. Основной целью акции было внедрение агента в верхние эшелоны власти для скрытого подрыва могущества явных и потенциальных противников.

Во время написания книги о разведчике полковнике А.П. Святогорове, под псевдонимом «Зорич», автор обратился к некоторым его архивам, в которых нашел материалы об «агентах влияния» с идеями китайского полководца Сунь Цзы, жившего более 2500 лет назад.

На эту важную тему великий китаец писал:

«Разлагайте все хорошее, что имеется в стране вашего противника. Вовлекайте видных представителей вашего противника в преступные предприятия.

Разжигайте ссоры и столкновения среди граждан вражеской страны.

Подстрекайте молодежь против стариков.

Мешайте всеми средствами деятельности правительства…

Будьте щедры на предложения и подарки для покупки информации и сообщников.

Вообще не экономьте ни на деньгах, ни на обещаниях, так как они приносят богатые дивиденды».

Но сенсационное сообщение в современной истории по этому поводу прозвучало в 1974 году в ходе международного совещания на Кубе. В Гаване тогда собрались на встречу представители органов госбезопасности социалистических государств: Польши, ГДР, Чехословакии, Болгарии, Венгрии, Монголии и республик СССР. Всех потрясло, а скорее, бросило в шок, выступление высокого профессионала, мудрого человека, начальника контрразведки ЧССР генерала Мольнара. Он в частности открыто сказал то, о чем мало кто догадывался, а если знал, то молчал:

«Все выступавшие рассказали много интересного о положении дел на линии борьбы с идеологической диверсией противника. Опасность ее для всех понятна: противник ищет силы внутри наших государств и находит тех, кто идет на сотрудничество с ним, подрывая власть, борется с социалистическим строем. Все правильно…

Но хочу предупредить вас, настоящая опасность наступит тогда, когда на сотрудничество с противником пойдут представители властных структур – лица, стоящие у власти. Мотивы их сближения с противником могут быть разными. Это может быть стремление найти гарантии укрепления личной власти, слабая убежденность в социалистическом мировоззрении, научная неподготовленность…

Говорю это на опыте моей Чехословакии. Мы пережили то, что творили руководители государства во времена Дубчека, то, что делал он сам. И органы государственной безопасности не могли препятствовать тому, что вело к гибели строя. Мы не могли выступить против власти, потому что народ верил власти, а не тем, кто выступает против нее. Тем более, что они прикрывались клятвами в верности идеям Маркса и Ленина, утверждали на словах социализм, борясь с изъянами прошлого. Стать «переворотчиками» мы не могли.

Хочу предупредить и призвать вас подумать, как поступать в таких случаях. Одно дело подпольная борьба отдельных лиц или групповых формирований, которые вступили в сотрудничество с противником. И совсем другое, когда происходит изменение позиций руководителей партии и государства в сторону от социалистического пути развития.

Ревизионизм охватывает высшие эшелоны власти…»

* * *

Это выступление произвело на всех остальных сильное впечатление.

Присутствовавший на этом совещании Ф.Д. Бобков скажет:

«Потом, спустя много лет, выступление Мольнара в Гаване, его предупреждение не только вспоминалось – осуществлялось на наших глазах, в СССР шла горбачевская «перестройка».

Государство убивали, находясь в здравом уме и твердой памяти, первые лица страны и их ближайшие соратники. Аналогов такому событию в человеческой истории нет. Не могу утверждать, были ли они агентами, но то, что их действия, в конечном счете, совпали с планами западных спецслужб и политиков – очевидно».

И здесь Бобков осторожничает – некоторые из них давно были «агентами влияния», о чем написано уже в сотнях книг и помещено на сайтах в Интернете со ссылками на аналитические документы.

Но вернемся к истокам перестройки – к эпохе Андропова. Сотрудник международного отдела ЦК КПСС С.М. Меньшиков о работе «На Старой площади» вспоминал:

«Вскоре
Страница 25 из 27

после смерти Л.И. Брежнева при Ю.В. Андропове было принято решение о подготовке новой редакции Программы КПСС, которую предстояло принять на очередном съезде партии в 1986 году. Работа по составлению этого документа началась заблаговременно, в 1983 году.

Как всегда, на загородной даче засела очередная группа, в которую входили представители Отдела пропаганды, а также директор Института США и Канады Георгий Арбатов, политический обозреватель «Известий» Александр Бовин (потом при Ельцине стал послом РФ в Израиле – авт.) и только что назначенный директором ИМЭМО Александр Яковлев. Отбор группы был странным, так как в нее не вошли такие видные идеологи того времени, как главные редактора газеты «Правда» Виктор Афанасьев и журнала «Коммунист» Ричард Косолапов, директор Института философии АН Георгий Лукич Смирнов и другие.

По-видимому, на таком составе группы настоял новый генсек Юрий Андропов, который лично знал Арбатова и Бовина, работавших в руководимом им Отделе социалистических стран ЦК еще до перемещения в КГБ. Знал ли он об особых настроениях этой группы? Не мог не знать».

Он хотел вернуться к проблеме недобитого Н.С. Хрущевым культа личности Сталина. В период правления Л.И. Брежнева фонд вождя был закрыт для исследования. Началась подготовка к передаче материалов этого фонта на открытое хранение.

Кроме того, он считал несерьезным заниматься масонскими связями за границей некоторых лиц, занимавшим высокие посты в партийно-государственной номенклатуре.

Почему?

* * *

17 июня 1991 года на закрытом заседании Верховного Совета СССР председатель КГБ СССР В.А. Крючков довел до сведения депутатов подготовленную ПГУ КГБ – внешней разведкой записку в ЦК КПСС – «О планах ЦРУ по приобретению агентуры влияния среди советских граждан».

Этот документ был подписан еще Ю.В. Андроповым.

Но, почему-то, до этого времени записка не обнародовалась. Мои товарищи по Лубянке тогда задавали и сами себе, и другим один и тот же вопрос: ПОЧЕМУ? Случилось это тогда, когда развал страны уже был предрешен и бывший шеф КГБ ушел из жизни. Это еще одна из загадок в деятельности Андропова. До сих пор общественность не располагает этим списком, если не считать неоднократно называемых в печати бывших членов Политбюро ЦК КПСС Яковлева и Шеварнадзе. Хотя писатель Олег Платонов сумел продолжить список «агентов влияния» в облике масонствующих личностей, но о них чуть ниже.

Американцы в 1 991 году в ходе завершения «холодной войны» одержали победу над «советским драконом». Так называл СССР директор ЦРУ Дж. Вулси и продолжал, что:

«…На протяжении 45 лет мы боролись с этим страшным драконом – Советским Союзом и, наконец, убили его… но мы обнаружили себя среди джунглей, кишащих ядовитыми змеями…

За множеством этих змей труднее уследить, чем за драконом, действия которого можно было предсказать. Однако и змеями можно управлять через тех людей, которые у нас есть. Риск возникновения катастрофы (например, ядерной) не так уж велик. Поведение многих лидеров предсказуемо сейчас в большей степени, чем раньше».

Разве это не инструкция для подготовки «агентуры влияния»?

Как писал генерал госбезопасности Вячеслав Широнин в книге «Агенты перестройки. Рассекреченное досье КГБ»:

«Анализируя современную подрывную практику ЦРУ США нетрудно обнаружить, что девиз китайского полководца и философа Сунь Цзы полностью соответствует деятельности этого разведывательного сообщества против России.

А признание Дж. Вулси о том, что по окончанию «холодной войны» ЦРУ хорошо подготовилось к работе в «джунглях», включая и приручение «змей» через своих «людей», весьма примечательно».

Многие граждане на постсоветском пространстве сожалели и до сих пор сожалеют о распаде СССР, но поезд ушел. А потирали руки от радости Рейган, Вулси, Горбачев и Ельцин. Так кто они, эти два последние нам, россиянам, – вожди или предатели? Первого наградили недавно орденом, второму поставили памятник. Так пусть ответит на этот острый вопрос каждый читатель за себя, а суд истории – он справедлив.

Как сказал поэт:

Чего мы ждем? – Уже идет война

Четвертая…Мы Третью проиграли.

Разломанная гигантская страна

И заповеди стерты на скрижалях.

Нас приучают жить под их стандарт,

И денежному молоху молиться…

Людей скопленье не толпа – стада,

Я от стыда готов уж провалиться.

Подвижек я в реформах не нашел,

Россия в разорительном стриптизе,

А ей поют, – а жить ведь хорошо,

Все хорошо, прекрасная маркиза!

Это стихотворение написано в лихие 90-е годы, в период ельцинских «реформ без реформ».

Как справедливо заметил Роберт Орбен, детективные сериалы заканчиваются в самый подходящий момент: после ареста преступника и до вынесения судебного приговора. Думаю, время и новые люди поставят вчерашние события и участников в них на свои исторические места.

Нас, россиян, и не только нас, но и граждан других республик, ставших независимыми государствами в рамках СНГ, цээрушник назвал «змеями» за исключением нынешних прибалтов и украинцев, разрешивших парады собственных ваффен-СС. Что ж, такая кличка в разрезе заповедей, внушаемых директором ЦРУ Алленом Даллесом, стала хрестоматийной. Всю ее автор цитировать не намерен:

«Посеяв там (в Советском Союзе – авт.) хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности поверить. Как? Мы найдем единомышленников, своих союзников и помощников в самой России.

Мы будем всячески поддерживать и поднимать так называемых художников, которые станут насаждать культ секса, насилия, садизма, предательства – словом, всякой безнравственности.

Мы будем незаметно, но активно способствовать самодурству чиновников, взяточников, беспринципности, бюрократизм и волокиту введем в добродетель.

Честность и порядочность будем осмеиваться – они никому не станут нужны, превратятся в пережиток прошлого. Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркомания, животный страх друг перед другом и беззастенчивое предательство, национализм и вражду народов, прежде всего вражду и ненависть к русскому народу – все это мы будем ловко и незаметно культивировать, все это расцветет махровым цветом».

Ура! Приехали. Все это уже «расцвело в России махровым цветом». За двадцать лет «реформ без реформ» Россия стала изгоем. 17 лет ее не принимали в ВТО, а наши вожди униженно клянчили для себя этот шесток. Вступили и что? Облом.

Люди смеются, негодуя от этой затеи и пока просят: наведите порядок в стране, дайте рабочие места, запустите заводы и фабрики, отберите у барыг землю под сельскохозяйственное производство, заберите приватизированные крупные промышленные объекты у олигархов, не платящих годами налогов. А скоро станут требовать, потому что становится стыдно за «правопреемницу Советского Союза». Правда в последнее время власть поняла, что бизнес надо контролировать, иначе его «офшорность» может разорить госказну.

На телеканалах ведутся передачи, точно по лекалам Аллена Даллеса. Народ возмущается, требует прекратить эту мерзость – типа «Дом-2», но власть глуха. Она активна только через свои фирмы, рынки, компании и холдинги гнать цены и тарифы. И, кажется, государство не причем, оно
Страница 26 из 27

отдало все и вся в частные руки по рекомендациям вчерашних наших противников, а теперь партнеров, все равно называющих нас «змеями». Так в чем же роль государства?

Частник по рекомендации дядя Сэма схватил тонкошеих россиян за горло и старается давить и доить. Толстосумы выбрасывают миллиарды долларов на яхты, недвижимость, клубы по интересам, направляют своих детей учиться и жить за границу, жен рожать за морями-океанами, а жизнь большинства людей в своей стране опустили ниже плинтуса.

Пенсия у стариков несколько тысяч, а за парковку в неположенном месте готовятся штрафовать сумой в половину стариковской государственной подачки. Это нонсенс, который может дорого обойтись голодной на деньги власти. Я не говорю уже о космических штрафах за участие в митингах. Да, нарушителей спокойствия людей и правопорядка надо наказывать, но не такими же драконовскими методами. Больших денег у нашего народа нет, значит, надо будет расплачиваться недвижимостью. А это крах для семей и, в конечном счете, консолидация граждан вокруг системной оппозиции.

Весь этот небольшой спектр общенародных неурядиц, возможно, и есть результат действия внутренних «кротов» из когорты «агентов влияния». Найти их и обезвредить – дело новой поросли оперативников как ФСБ, так и МВД.

Еще в 1973 году на одном из совещаний Андроповым были приведены слова сотрудника американской разведки, одного из руководителей «Комитета «Радио Свобода»:

«Мы не в состоянии захватить Кремль, но мы можем воспитать людей, которые могут это сделать, и подготовить условия, при которых это станет возможным…зачем мы изучаем Советский Союз и положение в этой стране?.. Одной наукой освободиться от коммунизма невозможно, нужны действия. Значит, за нами должны быть силы, которые в состоянии действовать…

На первоначальном этапе предусматривается установление контактов с разного рода недовольными лицами в Советском Союзе и создание из них нелегальных групп. На последующем этапе намечается консолидировать такие группы и превратить их в «организацию сопротивления», то есть в действующую оппозицию».

Итак, «Радио Свобода» была на тот период филиалом ЦРУ. Но отставных разведчиков не бывает.

И эти силы действовали, однозначно действуют и нынче, особенно на Украине и в Прибалтике

Нонсенсом выставлена сегодня напоказ неосмотрительность Ельцина, назначившего заместителем секретаря Совета Безопасности РФ Б.А. Березовского – авантюриста, уголовника и лица с двойным гражданством – России и Израиля. Это уже тянет на преступление со стороны президента. Но он был неподвластным закону королем.

Сегодня бывший сотрудник «Радио Свободы» некий Кулистиков возглавляет телевизионный канал «НТВ». Наверное, властям лучше знать, кого назначать своим рупором.

Уже в то время лозунгами для действия коллаборационистов были слова А.Н. Яковлева:

«Мы исповедовали двойную и тройную мораль».

И его идеологического побратима О.А. Трояновского:

«Ведь может советский человек выбрать себе новую родину?»

Комментарии, как говорится, излишни.

* * *

О результатах работы «агентов влияния» образно сказал великий философ современности, выдворенный еще советской властью за границу, Александр Зиновьев.

В 2002 году он отмечал, что:

«…если горбачевская клика явила миру беспрецедентный пример политического и идеологического предательства, то ельцинская клика добавила к этому точно такой же беспрецедентный пример ограбления правителями своей собственной страны. Делалось это открыто, демонстративно. Причем грабители, не будучи уверены в прочности своего положения, переводили награбленные богатства на свои счета в западные банки.

Новая власть превратила всю страну в лагерь уголовников. Будучи слабой и безнравственной, она стала вербовать сторонников самым подлым образом – под видом класса собственников она создала класс воров.

Возникло уголовно-мафиозное государство, совершенно не способное ни на какие созидательные свершения. Оно беззащитно перед внешним врагом. Оно не может сплотить вокруг себя массы населения. Его лидерам чуждо понятие «Родина». Они растлили народ, в особенности – детей и молодежь. В стране фактически исчезла всякая законность, расцвела преступность всех родов, люди лишились личной защиты со стороны государства и отданы во власть гангстерских банд, наступило неслыханное обнищание подавляющего большинства населения, рухнула вся прежняя система духовных и моральных ценностей.

Одним словом, сложилось состояние, которое раньше называли смутой, а теперь стали называть беспределом.

Оргия приватизации превратилась в организованное ограбление страны и населения. До какого ужасающего состояния была доведена экономика, об этом стали писать и говорить даже в западных средствах массовой информации.

Население было ввергнуто в ужасающую нищету. Причем все это делалось сознательно и оправдывалось «теоретически» как, якобы, необходимый этап некого «первоначального накопления капитала».

Что-то надолго растянут этот переходный процесс «накопления». Надо понимать, значит, еще не накопили.

Прошло более двадцати лет, а света в конце тоннеля не видно. За пять лет после тяжелейшей войны и Германия, и Советская Россия сумели практически восстановиться, а мы, дожевывая, допивая, добирая результаты труда, оставшиеся от «тоталитарной системы» ничегошеньки не создали. Нет обещанных «прорывов в цивилизацию». Сидим на трубе и торгуем, что дала земля – нефтью и газом, оставляя на родной земле новые дырки от скважин и захламленную территорию вокруг них. Россию за это Запад до недавнего времени хвалил, значит, мы им выгодны, именно, т а к и м и.

Кто нас привел в этот этап «первоначального, а скорее, грабительского, накопления капитала?»

Ответ напрашивается один, в том числе – «агентура влияния».

Разве это не тревожные звуки колокола по нам?!

* * *

Пора, думаю, открыть то, что скрывали Андропов и Крючков. И поможет автору в этом писатель – державник Олег Платонов. Он утверждал, что первым шагом масонской закулисы к воссозданию на территории СССР масонской сети стали операции, связанные с поиском в нашей стране лиц, которые могли стать «агентами влияния».

Кто он, этот тип, еще раз позволю напомнить – это гражданин одного государства, который действует в интересах другой страны, используя для этого свое высокое служебное положение в верхних эшелонах власти: руководитель страны, политической партии, парламента, СМИ, а также заметная личность в науке, искусстве и культуре.

Программа деятельности «агентов-влияния» в Советском Союзе была разработана, как уже известно, масоном Алленом Даллесом.

Директива Совета Национальной Безопасности – СНБ-20/1, утвержденная воинствующим президентом Трумэном 18 августа 1948 года провозглашала:

«Провести коренные изменения в теории и практике внешней политики, которых придерживается правительство, стоящее у власти в России…

Речь идет, прежде всего, о том, чтобы сделать и держать Советский Союз слабым в политическом, военном и психологическом отношениях по сравнению с внешними силами, находящимися вне пределов его контроля».

Директива СНБ-68, подписанная Трумэном 7 апреля 1950 года,
Страница 27 из 27

предписывала:

«Нам нужно вести открытую психологическую войну с целью вызвать массовое предательство… сеять семена разрушения…усилить позитивные и своевременные меры и операции тайными средствами в области экономической, политической и психологической войны с целью вызвать и поддержать волнения…

Мы должны руководить строительством политической и экономической системы свободного мира. Но помимо утверждения наших ценностей наша политика и действия должны быть таковыми, чтобы вызвать коренные изменения в характере советской системы…

Совершенно очевидно, это обойдется дешевле, но более эффективно, если эти изменения явятся в максимальной степени результатом действия внутренних сил советского общества».

В циркуляре госсекретаря США Дж. Ф. Даллеса американским посольствам и миссиям за рубежом от 6 марта 1953 года, сразу после смерти Сталина, подчеркивалось:

«Нашей главной целью остается сеять сомнения, смятения, неуверенность в отношении нового режима не только среди правящих кругов и народных масс в СССР и странах – сателлитах, но и среди коммунистических партий вне пределов Советского Союза».

И, наконец, в Законе о порабощенных народах, принятом Конгрессом NОА в августе 1959 году, открыто ставился вопрос о расчленении России на 22 государства и разжигании ненависти к русскому народу.

Вот оно элементарное вмешательство «самой демократичной» мировой державы во внутренние дела другого государства. И пусть теперь либералы докажут обратное. Хотя они и пытаются утвердиться в мысли, что Советский Союз был на глиняных ногах и развалился сам по себе. Эти глиняные ноги подтачивали внутренние двуногие кроты в лице подготовленных западом единомышленников, союзников и помощников в России. Это надо помнить рулевым!

Родину разваливали извне и изнутри.

Первыми пробами подготовки единомышленников стала попытка вербовки некоторых лиц из группы советских стажеров, находившихся в конце пятидесятых-шестидесятых годов в Колумбийском университете. В группу этих «студентов» входили будущие адепты «перестройки» А. Яковлев и О. Калугин. Из разных источников стало известно, что уже в то время КГБ СССР располагал некоторыми настораживающими данными в отношении указанных лиц. Но они, почему-то, поднимались по ступеням государственной службы.

В начале семидесятых годов А.Н. Яковлева назначают послом в Канаду, где он активно поддерживает связи с широким кругом лиц, среди которых особо доверительные отношения сложились у него с премьер-министром, видным русофобом и масоном Пьером Трюдо.

В это же время, другой подозреваемый «в тесных контактах» с установленными сотрудниками ЦРУ в Колумбийском университете обретает в лице Андропова «доброго дядю». С его санкции он назначается на один из ответственейших постов ПГУ КГБ СССР – становится руководителем управления внешней контрразведки советской разведки и самым молодым генералом.

Этот период его службы запомнился многими провалами нашей агентуры за рубежом и осложнениями взаимодействия с другими подразделениями контрразведки КГБ. В своей, подаренной и подписанной автору книге «Анатомия предательства. 35 лет шпионажа Олега Калугина»: «Анатолию Степановичу на память в честь общей борьбы с государственными преступниками». Ветеран внешней разведки Александр Соколов, хорошо знавший Калугина, писал:

«Следует отметить весьма важный момент в поведении Калугина во время работы во внешней контрразведке. Он постоянно пытался внушить своему близкому окружению и оперативному составу, и не безуспешно, мысль о том, что он «любимец» Андропова и пользуется его особым покровительством».

Запомнился один жесткий разговор с Калугиным. Его провел по телефону непосредственный руководитель автора – начальник 2-го отделения 1-го отдела З-го Главного управления Н.П. Петриченко. Автор находился в это время в его кабинете. Он, буквально отчитал генерала-выскочку за серьезное упущение в конспирации при работе с агентурой его подразделения, а потом поднялся, весь красный и взволнованный, и откровенно резанул:

– Да этот блатник, больше чем уверен, пробравшийся в разведку «крот». Все, что он делает – во вред службе, а значит, и стране.

Сказал, подхватил папку и побежал на доклад к начальнику Главка. И вот с тех пор, у автора на долгие годы службы в КГБ зародилось подозрение к Олегу Калугину.

Время же подтвердило правоту оценки чекиста от Бога, умницы, к сожалению, уже покойного, Николая Петровича Петриченко.

Сегодня Калугин принят с распростертыми объятиями в США и обласкан ЦРУ, без заслуг такие почести исключаются.

Нынче и внуки Андропова почему-то оказались в США. Как писали газеты, в 60-70-е годы в окружении советских вождей возникает группа «агентов влияния» в числе Ф. Бурлацкого, Г. Шахназарова, Г. Герасимова, Г. Арбатова, А. Бовина и других.

О. Платонов по их поводу сказал:

«Маскируя свою антигосударственную деятельность привычной марксистской фразеологией, эти партийные советники постепенно подталкивали политическое руководство страны к принятию решений, ставших первыми шагами на пути разрушения СССР. Ярким примером такого советника – «агента влияния» был директор Института США и Канады Г.А. Арбатов, занимавший уже тогда проамериканскую позицию. В предисловии к мемуарам этого «агента влияния», изданным в США, заместитель госсекретаря Талбот откровенно признает, что господин Арбатов стал другом Америки с 70-х годов».

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/anatoliy-tereschenko/kolokola-trevog/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.