Режим чтения
Скачать книгу

Сокровища Манталы. Таинственный браслет читать онлайн - Андрей Дерендяев

Сокровища Манталы. Таинственный браслет

Андрей Викторович Дерендяев

Сокровища Манталы #2

Сами того не желая, Оливер и его сестра Оливия на свою беду становятся свидетелями необъяснимых преступлений. Им бы пройти мимо, но ненароком они узнают, что эти преступления могут раскрыть тайну гибели их родителей…

Выяснение правды оказывается делом непростым и опасным. Хорошо, что рядом верные друзья – волшебные существа твидлы. Вместе и самый жуткий враг не страшен! Пусть даже он незрим, таинственен, строит козни и желает брату с сестрой смерти.

Андрей Дерендяев

Сокровища Манталы. Таинственный браслет

Глава 1

Оливер делает неверный выбор

Оливер многое бы отдал за возможность одновременно находиться сразу в двух местах. Невероятно удобно, а главное, решает многие проблемы. Отчего люди не наделены такой способностью?

Вот прямо сейчас такое умение непременно бы ему пригодилось. Он стоял на незнакомой улочке, петлявшей вдоль липнувших друг к другу невероятно высоких домов. Их верхние этажи, словно подталкиваемые любопытством, нависали над вымощенной гладко-серым булыжником мостовой, закрывая вечернее солнце. Вокруг, несмотря на тишину и видимое спокойствие, царила недобрая атмосфера. Ощущение чего-то нехорошего, явный предвестник беды, буквально пропитало воздух, словно влага в дождливую погоду.

Оливер, однако, ничего этого не замечал. Он столкнулся с необычайно сложной дилеммой и, не зная, как ее решить, мечтал разорваться надвое. Но при условии, что каждая половина останется живой и будет превосходно себя чувствовать. Он стоял и никак не мог определиться, полностью погрузившись в свои мысли.

В такое состояние его ввели два обычных магазина. На взгляд любого проходящего мимо человека, они ничем не отличались друг от друга. Разница заключалась лишь в том, что один находился на правой стороне улицы, а второй – на левой. Первый назывался «Лавка древностей. Антиквариат, старинные рукописи, артефакты». А второй – «Магазинчик всего и вся. Книги, манускрипты, редкие папирусы». Для чего их хозяевам понадобилось открывать два, по сути, одинаковых заведения так близко один от другого, Оливер не знал. Он и не задавался таким вопросом. Его больше волновало, в какой зайти в первую очередь. Ситуация выглядела глупо, но Оливер на полном серьезе никак не мог определиться. Казалось бы, в чем тут проблема? Сперва направиться в тот, что справа, а после – в тот, что слева. Или наоборот? В одном, судя по названию, находится множество интереснейших книг. Зато в другом продаются артефакты и антиквариат. Оливер застыл, понимая, что ему с каждым мгновением все трудней сделать выбор.

Рядом подал голос заскучавший Рэнделл. Он являлся волшебным существом, или, как их называли колдуны из Манталы, твидлом. Волк днем, ночью он превращался в сычика. Оливер встретил Рэнделла на ярмарке в своем родном городе Лавиния, когда убегал вместе с сестрой от местных хулиганов. Именно знакомство с твидлом положило начало приключениям, благодаря которым Оливер сейчас находился в Массалии. Он сблизился с Рэнделлом, найдя в нем замечательного собеседника и верного друга.

Волк устало засопел и с надеждой в голосе поинтересовался:

– Может, на сегодня хватит? Вернемся сюда завтра.

«Завтра? Да ни за что!» – Оливер, когда дело касалось книг и редких вещей, не ведал усталости, забывая о времени и прочем, включая еду и сон.

Однако вопрос друга все же возымел действие. Опасение уйти отсюда прямо сейчас и так и не узнать, что находится в тех магазинах, помогло Оливеру определиться. Стряхнув оцепенение и поправив висевшую на плече сумку с купленными сегодня книгами, он направился к входу в «Лавку древностей». Волк, вздохнув, потрусил следом.

Открыв дверь, Оливер шагнул внутрь. В первый момент он ничего не увидел, лишь окутавший его со всех сторон полумрак. После солнца, светившего на улице, глаза с трудом привыкали к темноте. Позади настороженно засопел Рэнделл, видимо, и его острый взгляд ничего не мог разглядеть.

Пройдя немного вперед, Оливер наконец различил смутные очертания стеллажей. Высокие, выше человеческого роста, они многочисленными рядами уходили в глубь помещения. Рядом, на полу и на низких подставках, красовались пузатые вазы, расписанные непонятными рисунками амфоры, прекрасные статуи. В проходах на круглых столиках виднелось оружие: мечи, кинжалы, кривые сабли; тонкие, словно иглы, шпаги; длинные ножи; острые, как лезвие, стилеты.

Оливер сделал еще несколько шагов, и, будто по волшебству, на стенах вспыхнули масляные светильники. Вздрогнув от неожиданности, Оливер едва не врезался в начищенные до блеска рыцарские доспехи. Широкий, с замысловатым гербом щит покачнулся и начал заваливаться на него. Оливеру стоило большого труда вернуть его на место.

Свет ламп прогнал темноту в дальние углы, и Оливер с любопытством осмотрелся. Увиденное превзошло все ожидания. Огромное, терявшееся вдалеке помещение оказалось сплошь уставлено старинными вещами: картинами, мебелью, посудой, оружием, вазами, статуями и огромным количеством книг. Последнее обстоятельство порадовало Оливера больше всего. Он, собственно, и зашел сюда исключительно ради них. Глядя на прогибавшиеся под их тяжестью полки, Оливер наслаждался моментом. Рука помимо воли коснулась переплета, пальцы пробежались по мягкой коже, взгляд скользнул по названиям редких рукописей.

Медленно, внимательно изучая их содержимое, Оливер двинулся вдоль стеллажей. Взор выхватил «Алхимию» Стефана Секунда, затем остановился на «Географии» Приска Триполетанского. Рядом сверкала обложкой «Краткая история правления Проба Великого» Амулея Херонейского, а возле нее пристроился томик «Жизнеописаний королей Кнопса». Оливер потянулся к нему, желая посмотреть, но тут увидел следующую книгу, «Описание всех известных земель» Эгнация Марцелина. Позабыв о королях, Оливер схватил весьма объемный труд и раскрыл на первой странице. Бумага приятно пахла, темные чернила витиеватых букв выглядели насыщенными и совершенно не выцветшими.

– Тяв, – напомнил о себе Рэнделл, видя, что Оливер собирается погрузиться в чтение. – Уже вечер, а нам еще предстоит обратная дорога.

С сожалением закрыв книгу, Оливер хотел уже вернуть ее на полку, как вдруг услышал за спиной голос:

– День добрый, молодой человек. Чем могу помочь?

Оливер, не ожидая, что кто-то вот так тихо может к нему подкрасться, едва не опрокинул на себя стеллаж. Рэнделл, тоже застигнутый врасплох, глухо зарычал, выражая недовольство. За последнее время Оливер привык к такому вот вежливому обращению. Весь предыдущий месяц, сразу после окончания приключений, порожденных кознями Альд Аира Мано, он и его друзья доставали с затонувшего корабля пиратские сокровища. Взяв из заполненных водой трюмов все вплоть до последней монетки – на чем настаивал Йоши, – он стал богатым. Правда, насколько богатым, Оливер не знал. У него никогда не водилось более-менее приличного количества денег, разве что парочка медяков. Поэтому он просто не представлял, каким состоянием сейчас обладал – насколько оно крупное и на какое время
Страница 2 из 25

его хватит. Лишь в одном Оливер был уверен: сейчас он мог позволить себе купить любую книгу, даже самую редкую и дорогую.

Хотя одними книгами он решил не ограничиваться. Обзаведясь деньгами, Оливер позволил проснуться еще одной своей страсти – любви к дорогой одежде. До поры до времени она дремала где-то глубоко в подсознании, понимая, что не имеет ни малейшего шанса. Оливеру всю жизнь приходилось ходить в старых, заплатанных штанах, порванных рубашках, донашивать за старшими ребятами из приюта стоптанную обувь, часто дырявую и натиравшую ноги. Оливер терпел, понимая, что у него нет другого выхода. Но теперь ситуация изменилась, и пробудившаяся страсть заявила о себе в полный голос. Потакая ей, он накупил кучу одежды. В настоящий момент на нем были черные брюки, темная шелковая рубашка, ботинки из тонкой, очень мягкой кожи. На плечи он накинул легкий короткий плащ с капюшоном, а на руки натянул перчатки. Неудивительно, что в магазинах продавцы, едва увидев его, со всех ног бежали к нему. Наверняка они принимали его за избалованного сынка богатых родителей.

– Не стоит так тихо подкрадываться… – начал Оливер, поворачиваясь к говорившему, но не закончил фразу; готовые вырваться наружу слова помимо его воли застряли в горле.

В нескольких шагах от него стоял невысокий человек, держа в вытянутой вверх руке ярко горевший фонарь. Одетый в темные штаны и светлую рубаху, длинные, до колен, сапоги, короткий, но толстый плащ, в колпаке, спадавшем на плечи, он напоминал гнома из сказок. Только гнома злого, сильно обиженного жизнью. Левый глаз незнакомца закрывала повязка, правый, налитый кровью и яростью, смотрел прямо на Оливера, проникая едва ли не в душу. Тонкие губы едва заметно шевелились, обнажая желтые зубы. Вдоль щеки шел глубокий шрам, давно заживший, но оттого еще больше пугавший. Огромный с горбинкой нос настолько сильно отличался своими размерами от остальных частей лица, что казалось, будто очутился на физиономии незнакомца по ошибке.

– Я… я… – Оливер на мгновение потерял дар речи.

Он обожал посещать книжные магазины, в них всегда царят тишина и спокойствие. Там он чувствовал себя защищенным, словно попадал в другой, более хороший мир. Но стоявший перед ним незнакомец нарушил годами сохранявшуюся гармонию. Теперь, покупая очередное интересное сочинение, Оливер всегда будет вспоминать уродливого карлика.

– Оглядеться зашли, молодой человек? – Незнакомец продолжал внимательно смотреть на него. – Или что-то конкретное ищете?

Оливер понял, что желает как можно быстрее убраться отсюда. Он и так достаточно накупил себе книжек, о чем настойчиво напоминало уставшее плечо.

– Меня зовут Милон, и я являюсь хозяином этого заведения.

– Очень приятно. – Оливер никак не мог отделаться от мысли, что единственный глаз Милона видит его насквозь.

– Смотрю, вы коллекционируете редкие манускрипты. – Милон кивком указал на сумку Оливера.

«Как он догадался, что там книги?» – удивился он.

Толстая ткань сумки хорошо скрывала ее содержимое, Оливер был в этом уверен.

– Могу предложить вам «Историю Лакомонии» Фокия Мармидонского, с рисунками и картами, – продолжал хозяин магазина. – Редкий экземпляр, список сделан еще при жизни автора. Считается наиболее полным. А то в последнее время появилась мода сокращать такие произведения.

Он взял с полки толстенный том и показал Оливеру. Тот сглотнул слюну. Он давно мечтал его почитать.

– Всего десять золотых. – Милон, не меняясь в лице, вернул книгу на полку и взял следующую. – Есть еще «История пиратов» Диомена Клитского. Рискну предположить, в вашем возрасте данное произведение покажется вам невероятно увлекательным.

У Оливера перехватило дыхание. Милон перечислял ему все новые и новые названия, приводящие его в возбуждение. Он с удовольствием купил бы весь магазин, благо средства теперь позволяли, но просто не знал, где хранить такую огромную библиотеку. Его даже не отпугивали цены, хотя на те же десять золотых еще совсем недавно он с сестрой спокойно и ни в чем себе не отказывая прожил бы три месяца.

– Ну так что, молодой человек? – Голос Милона внезапно стал громче, и Оливер вдруг понял, что не слушает его уже некоторое время. – Каков ваш выбор? «Хронография Манталы и сопредельных островов» Григория Симокатского или «Сто знаменитых поединков» Астария Вендельского?

– «Хронография Манталы»? – переспросил Оливер.

Он давно грезил хотя бы увидеть эту книгу, просто подержать в руках, почувствовать, что она действительно существует.

– Покажите еще раз «Хронографию», – попросил он Милона.

Хозяин лавки протянул ему небольшую книжку.

«Какая-то она тонкая, – разочарованно оглядел ее Оливер. – Сокращенный вариант? Эпитома?»

– Что-то не так? – Оливер впервые увидел, что Милон хмурится.

– Мне всегда казалось, что она несколько объемней, – объяснил он, непроизвольно засовывая свободную руку в карман штанов и нащупывая золотую монету.

– А вы раньше, молодой человек, ее видели? – поинтересовался одноглазый.

– Нет, – признался Оливер. – Зато много слышал и читал.

– Читал о книге? – рассмеялся Милон неприятным каркающим смехом.

Оливеру хозяин магазина нравился все меньше. Видимо, Рэнделл также пребывал от него не в восторге – волк оскалился, обнажая клыки.

– Славный у вас, молодой человек, твидл, – усмехнулся Милон, показав подгнившие зубы. – А о книге не волнуйтесь. Она такой раритет, что о ней начинают слагать всякие небылицы.

Оливер открыл «Хронографию». Красивый вычурный почерк, яркие свежие чернила, светлая, почти белая бумага. Сочинение сохранилось в великолепном состоянии, особенно если учесть, что было написано триста лет назад.

Неожиданно Оливер вспомнил рыцарские доспехи, которые едва не сбил, когда вспыхнул свет. Они тоже выглядели отлично: начищенные до блеска, без единого ржавого пятнышка, а нарисованный на щите герб так переливался красками, словно его нарисовали не далее чем вчера.

«Подделки?»

Оливеру сделалось неуютно. Он украдкой огляделся. Действительно, вазы, картины, разбросанное по столам старинное оружие больше напоминали новехонькие изделия, чем редкие древние экземпляры.

«Магазин находится чуть в отдалении от центра, – напомнил себе Оливер. – Может, поэтому никто до сих пор не догадался?»

Он вспомнил название, висевшее над входом: «Лавка древностей. Антиквариат, старинные рукописи, артефакты». Артефактами тут точно не пахло.

«Пора уходить», – решил он, с сожалением поглядывая на псевдо-«Хронографию».

– Я, пожалуй, пойду, – сообщил он Милону.

– И ничего не купите, молодой человек? – расстроился хозяин лавки. – И что так? Не устроила цена? Назовите вашу.

– Я… зайду к вам в другой раз. К сожалению, деньги дома забыл.

Оливер сжал в ладони монету, досадуя на себя, что не спрятал ее подальше.

– Деньги? – вскинул брови Милон. – Они-то как раз при вас, молодой человек. Вон кошелечек болтается на поясе. И книги понравились, я же по глазам вижу. Так в чем дело?

Он придвинулся ближе, встав почти вплотную. Фонарь, висевший у него в руке, ярким светом больно ударил Оливеру
Страница 3 из 25

в глаза.

– Ни в чем! Я просто передумал! – выкрикнул Оливер, протягивая Милону его книгу.

Карлик хитро улыбнулся.

– Сколько держите в кулачке? Могу и на эту сумму подобрать что понравится.

«Как он догадался?» – в очередной раз удивился Оливер, разжимая ладонь.

Глаз торговца на мгновение вспыхнул жадным блеском, но он быстро взял себя в руки. Неожиданно Оливер разозлился на самого себя. Отчего он должен бояться этого карлика? Мошенник дурит людям голову, подсовывая вместо настоящих книг поддельные.

– У вас все не настоящее! – заявил он Милону. – С какой стати я должен такое покупать?

– Обижаешь, молодой человек. – Хозяин лавки совершенно не изменился в лице, лишь глаз налился кровью еще сильней. – У меня товар качественный. Никто не жаловался.

Оливер оказался в замешательстве. На мгновение он решил, что ошибся. Но что-то в голосе Милона его насторожило. Да и смотрел карлик на него теперь совсем по-другому.

– Мне пора. Отец в соседнем магазине, наверное, заждался.

– Не торопитесь, молодой человек. – Милон загородил ему дорогу. – У вас такая необычная монета. Не позволите рассмотреть поближе?

Он протянул костлявую руку с длинными тонкими пальцами. Чувствуя, что совершает ошибку, Оливер вложил в нее золотой.

Хозяин лавки внимательно его оглядел, подбросил, а затем попробовал на зуб. Удивленно хмыкнув, поднес монету к глазу, прищурился, стараясь лучше рассмотреть.

– Откуда она у вас, молодой человек? – поинтересовался карлик.

– Папа дал. Который все еще ждет меня.

– Папа… – задумчиво повторил Милон. – Видать, у твоего отца их много, раз он позволяет тебе ими расплачиваться.

Он выжидающе смотрел на Оливера.

Тот не знал, что и думать. От слов карлика ему стало не по себе, и он понял, что Милон не просто ему неприятен, он его по-настоящему боится. Но отвечать все равно следовало, и желательно правдоподобно.

– В банке выдали, – солгал он.

– Вот как… – Хозяин лавки с прищуром продолжал смотреть на него, светя фонарем прямо в глаза. – Предлагаю дождаться твоего отца и послушать, что он скажет.

– А какая вам, собственно, разница? – возмутился Оливер, делая попытку обойти карлика, но тот ловко преградил ему дорогу.

«Он что, ограбить меня хочет, а потом убить? – испугался Оливер. – Или убить, а затем ограбить? Да какая разница! О чем я только думаю!»

И, словно подтверждая его мысли, Милон громко крикнул:

– Джад, иди быстрей сюда, тут у мальца странное золотишко, на вид очень древнее.

Оливер дернулся в сторону, врезаясь в стеллаж. Рэнделл принял боевую стойку, глухо зарычав.

– Спокойно, твидл, спокойно. – Милон, даже не взглянул на волка.

Шерсть на спине Рэнделла встала дыбом, и он вновь зарычал. Оливер, напротив, попятился, вновь натыкаясь спиной на книжные полки. Сверху попадали толстые тома.

– Тронете меня, и мой папа вам такое устроит! – пообещал Оливер таким тоном, что даже сам поверил.

– Я подожду твоего отца. – Милон хитро ухмыльнулся. – Он ведь знает, что ты тут. Не так ли? Значит, рано или поздно явится за тобой.

Оливер ощутил, как по коже побежали мурашки.

«И что делать?» – Он с волнением взглянул на Рэнделла.

Волк в ответ оскалился на карлика.

– Судя по загару и акценту, ты, парень, не местный, – улыбнулся Милон. – Никто разыскивать тебя не станет. Твой папочка погорюет малость и отправится восвояси. Так что, если хочешь уйти отсюда подобру-поздорову, будь паинькой и отдай кошелек. И скажи, откуда золото.

Оливер судорожно соображал, что делать. Рэнделл продолжал рычать, но карлик и бровью не повел, словно напротив него находился не хищник, а безобидный котенок.

– Монеты у тебя, парень, качественные, не разбавленные. – Милон не сводил с Оливера взгляда, прожигая своим единственным глазом. – Но явно старые и долго находились в воде, причем соленой.

«Как он догадался?» – изумился Оливер, пытаясь сохранить невозмутимое выражение на лице.

– Выходит, твой папочка присвоил себе чьи-то сбережения, – продолжал хозяин лавки. – Ай-ай-ай… Следует делиться с хорошими людьми. Итак, где он взял золото?

– Там, где его уже нет! – огрызнулся Оливер, тут же отчитав себя за несдержанность.

Рэнделл неожиданно замолчал и отшатнулся. Оливер повернулся и увидел направлявшегося к ним высокого плотного мужчину. Он выглядел настолько широкоплечим, что с трудом помещался в проходе между стеллажами. Голый по пояс, он был в переднике, заляпанном на груди чем-то красным, мешковатые штаны и забрызганные грязью ботинки завершали портрет.

– Что случилось? – Он уставился на Оливера маленькими, свиными глазками, выпятив огромную квадратную челюсть.

Поймав брошенную Милоном монету, Джад бегло ее осмотрел.

– Остальные такие же? – деловито спросил он у торговца.

– Кажись, да, – кивнул тот. – Отказывается говорить, где взял. Разберись.

– А как же папа? – напомнил карлику Оливер. – Я думаю, моему папе это не понравится.

– А я думаю, нет у тебя никакого папы, – ухмыльнулся Милон. – И раз ты не хочешь покупать книги, то расскажешь, где взял золото, которому, по моим прикидкам, не меньше ста лет.

– От отца, – не моргнув глазом соврал Оливер.

– Получается замкнутый круг, – констатировал торговец. – И я вижу только один выход. Джад, узнай, что у него там в кошельке!

Великан, расставив перед собой руки, наклонился и бросился вперед. Оливер, смекнув, что теперь точно пора убираться, запустил ему в лицо «Хронографией» и кинулся наутек. Громко тявкая, следом припустил Рэнделл.

– Крок! Руж! Ко мне! – закричал Джад.

Оливер прибавил шагу. Если Крок и Руж хоть отдаленно напоминают Джада, то ему с Рэнделлом несдобровать.

На деле вышло еще хуже. Магазин наполнился лаем, и, оглянувшись, Оливер увидел, что за ними несутся два пса. Огромные, ростом с теленка, они злобно скалились, брызгали слюной, щелкали клыками и, главное, весьма резво перебирали лапами.

«Вот влип, – мрачно подумал Оливер. – Никогда бы не поверил, что такое может случиться в книжном магазине!»

Дверь на улицу в красноватых лучах светильников казалась нереальной, недостижимой целью. Вроде совсем недалеко, всего несколько книжных стеллажей, но в то же самое время Оливер понимал, что псы бегут намного быстрей и ему не успеть. Неожиданно в глазах потемнело, и, не понимая, что произошло, он налетел на шкаф. Звонко грохотнул падающий на пол металл. Не удержавшись на ногах, Оливер рухнул на колени. Он по-прежнему ничего не видел, зато чувствовал прохладу стали – он лежал на груде оружия.

Глаза медленно привыкали к темноте.

– Тяв, – едва слышно произнес Рэнделл, – этот Милон, видимо, выключил свет.

Поблизости послышалось рычание. Крок и Руж медленно приближались, но они также ничего не видели.

Оливер гордился своей начитанностью и поэтому знал: зрение животных намного лучше приспособлено к темноте, чем у человека. Следовательно, псы заметят его значительно раньше, чем он их. Ситуация выглядела безвыходной.

«Загрызут в книжном магазине, – горько подумал Оливер. – А сестра даже не узнает, что со мной случилось».

Рука неожиданно нащупала гладкую рукоятку шпаги, а колено ощутило неровную
Страница 4 из 25

поверхность металла, судя по всему, небольшого щита. Осторожно, стараясь не шуметь, Оливер встал и юркнул за ближайший стеллаж. Сжимая в ладони оружие, он успокоился, хотя и не умел с ним обращаться. Рычание становилось все громче – Крок и Руж находились совсем рядом.

– Идем, – прошептал Оливер Рэнделлу. – Если хоть что-то видишь, веди.

Волк бесшумно потрусил в темноту. С трудом различая его силуэт, Оливер последовал за ним.

– Гав! – Из-за угла выскочили псы и бросились на них.

Оливер двинул одного щитом по голове, а второго огрел по спине шпагой. Крок и Руж взвыли от боли. Пользуясь секундным замешательством собак, он обрушил на них стеллаж с книгами. Псы жалобно заскулили, тщетно пытаясь выбраться наружу.

– Хм… Нехорошо… – За спиной возникла огромная фигура Джада. – Нехорошо обижать животных.

Расставив руки, он побежал вперед. Застыв на месте, Оливер просто стоял и ждал, что произойдет дальше. К своему удивлению, он не чувствовал страха, оружие в руках придало ему уверенности. Дождавшись, когда великан приблизится, он, вспомнив эпизод из недавно прочитанной книги, с размаху ударил его щитом в колено и следом, подпрыгнув, врезал эфесом шпаги в грудь. Джад покачнулся и громко выругался. На лице отразилось недовольство. Мужчина наклонился, пытаясь схватить противника. Оливер понял, что если он окажется в руках Джада, то уже не вырвется. Позади послышалась возня – это Крок и Руж выбирались из-под стеллажа. Еще немного, и псы набросятся на него.

Вдруг Рэнделл, пригнувшись к полу, словно тень, проскочил у Джада между ног. Великан попытался схватить волка, но опоздал.

– Тяв! – Оказавшись позади Джада, Рэнделл вцепился ему в штанину.

Не видя другого выхода, Оливер решил последовать примеру друга. Прижавшись к прохладному полу, едва ли не на карачках, прикрывшись сверху щитом, он бросился вперед. Джад вцепился огромными ручищами в края щита, поднимая Оливера вверх. Выпустив его, Оливер, замирая от страха, принялся протискиваться между ног Джада. Великан слишком поздно догадался сомкнуть их. Еще мгновение, и Оливер очутился у него за спиной.

– Бежим! – Рэнделл понесся в темноту.

С трудом различая фигуру волка, Оливер устремился за ним.

– Все приходится делать самому. – Возле двери, скрестив руки на груди, стоял Милон. – Золото, молодой человек. Тебя не учили, что с хорошими людьми надо делиться?

– Видимо, я прогулял тот урок, – тяжело дыша, отозвался Оливер. – Я, к вашему сведению, рос в приюте, а там далеко не всему учат.

– Большие деньги в столь юном возрасте могут развратить, – улыбнулся карлик. – Я лишь избавляю тебя от незавидной участи.

– Но одно в приюте я усвоил прекрасно, – заявил Оливер. – Свое следует отстаивать. Всегда!

Он резко выбросил руку со шпагой вперед, направив острие клинка в единственный глаз карлика. Хозяин лавки в ужасе отпрянул, прикрывая лицо руками. Оливер, пользуясь замешательством Милона, кинулся к двери и дернул за ручку. Заперто.

Глава 2

Оливер входит не в ту дверь

Позади отчетливо звучали шаги Джада и приближающийся лай Крока и Ружа.

– Тебе не выбраться отсюда, – злорадно прошипел Милон. – Если не хочешь поближе познакомиться с моими собачками, отдай золото.

– Вот еще! – Оливер заметил стоявшую невдалеке статую какой-то неизвестной ему правительницы.

С короной на голове, в ниспадающих до самых пят одеждах, она с надменным лицом держала перед собой ветвь оливкового дерева. Недолго думая, Оливер подбежал к ней и обхватил руками. К сожалению, шпагу пришлось бросить на пол. Охнув от тяжести, он потащил статую к двери. Увидев, что Оливер теперь безоружен, Милон попытался ему помешать.

– Где вы там?! – выкрикнул он, бросаясь к нему.

С грозным рычанием Рэнделл прыгнул карлику на грудь, сбивая его с ног. С разбега Оливер ударил статуей в дверь, как тараном. Та содрогнулась, протяжно заскрежетав петлями, но все-таки выдержала. Изваяние королевы, напротив, лишилось головы, укатившейся за ближайший стеллаж.

– Гав!

Даже не оборачиваясь, Оливер чувствовал, что псы уже совсем близко.

Удар. Еще один. Дверь наконец заскрипела и, ломаясь, открылась. Он ожидал увидеть прогуливающихся по улице горожан, но, как назло, она выглядела абсолютно безлюдной. От возмущения и обиды он едва не потерял драгоценное время. Еще мгновение, и псы, подгоняемые Джадом и Милоном, набросились бы на него. Чудом увернувшись, Оливер отпрыгнул за порог и захлопнул за собой едва державшуюся в проеме дверь. Ее поверхность тут же содрогнулась под чувствительными толчками.

– К тебе никто не придет на помощь. – В широкой щели показался наполненный гневом глаз Милона. – Тебе некуда бежать.

– Гав! Гав! – вторили ему Крок и Руж, барабаня лапами по двери.

Оливер и сам все прекрасно понимал. Видимо, ему не выбраться из сегодняшней передряги. Не обладая отменной физической силой и выносливостью, он не сможет долго противостоять двум мужчинам в расцвете лет, пусть один из них и карлик. Вдобавок не следовало забывать и про Крока с Ружем, готовых в любую секунду разорвать его на куски.

Он посмотрел на Рэнделла. Волк ответил ему печальным взглядом. Улица по-прежнему оставалась пустынной. Оливер, удерживая дверь из последних сил, даже не собирался задаться вопросом, куда все подевались. Вероятно, сегодня просто не его день.

Оставалось только одно – пока силы окончательно не иссякли, бежать отсюда со всех ног. И надеяться, что догонят его не сразу. А там как знать… Вдруг он по дороге повстречает стражников или добрых горожан, которые решат его защитить.

– На счет «три», – сказал он Рэнделлу.

Твидл кивнул: мол, понял.

– Три! – выкрикнул Оливер и кинулся прочь от магазина.

Волк, набирая скорость, несся рядом.

В следующее мгновение дверь слетела с петель и с грохотом обрушилась на булыжную мостовую. На улицу выскочили Крок и Руж. Оглядевшись и зловеще втянув ноздрями воздух, псы бросились в погоню.

– Гав! Гав! – Улица наполнилась заливистым лаем, смешанным со злобным рычанием.

За псами ритмично шагал Джад. Его огромные ноги почти не сгибались, напоминая цирковые ходули. Гигант не прилагал особых усилий, но тем не менее отставал от несущихся с бешеной скоростью собак лишь на расстояние вытянутой руки. Милон, пыхтя и бурча под нос ругательства, ковылял далеко позади. В его руке сверкал широкий кинжал.

«Не уйти», – грустно подумал Оливер, оглянувшись.

Метнувшись следом за Рэнделлом в узкий переулок, он едва не упал, споткнувшись о кучу мусора. Висевшая на плече сумка с книгами сильно затрудняла движения. Перепрыгнув через грязную лужу, он попытался открыть широкую деревянную дверь, ведущую на второй этаж высокого особняка, но лишь потратил время, дергая за проржавевшую металлическую ручку.

– Давай же! – Рэнделл в нетерпении подтолкнул его дальше. – Они явно разозлились. И я не хочу знать насколько.

Пробежав вдоль дома, они свернули на кривую, петлявшую из стороны в сторону улочку. Нависавшие сверху маленькие балконы с росшими на них цветами полностью закрыли небо, скрыв заходящее солнце. Здесь пахло сыростью и давно гниющим мусором.
Страница 5 из 25

В темных углах копошились крысы, пища и дерясь между собой. Под ногами хлюпала грязь, предательски замедляя движение.

Вскоре Оливер начал уставать. Они уже пробежали довольно большое расстояние, но так и не оторвались от погони. Напротив, Крок и Руж неумолимо сокращали дистанцию между ними. На их пути до сих пор так и не встретился ни один человек, что выглядело по меньшей мере удивительно. С трудом переводя дыхание, Оливер на бегу попробовал открыть еще несколько дверей – безрезультатно.

– Гав! Гав! – Лай звучал уже совсем рядом, а в отдалении слышался мерный топот тяжелых башмаков Джада.

Преодолевая очередную, уже, наверное, двадцатую по счету узкую улочку, Оливер понял, что дальше двигаться не в состоянии. Он и так прилично находился за сегодняшний день, посетив более десятка книжных магазинов. И теперь его увлечение аукалось ему самым неблагодарным образом.

– Бросай меня и спасайся, – сухо предложил он Рэнделлу. – Им нужны только деньги. Так что со мной все будет хорошо.

Твидл удивленно покачал головой:

– Ты что такое говоришь? И не подумаю.

Заливистый лай и тяжелые шаги Джада звучали уже буквально за спиной.

– Молодой человек, ты где? – рассмеялся Милон, в его голосе не слышалось и намека на усталость, словно карлик не бегал все это время, а свободно парил в воздухе. – Я тут знаю каждый закуток. Тебе не спрятаться.

«Что за город… – мысленно простонал Оливер. – Никакого почтения к туристам».

Шатаясь, он сделал несколько шагов и, потеряв равновесие от усталости, рухнул на ближайшую дверь. Та неожиданно открылась, и Оливер, не удержавшись на ногах, упал на мягкий шерстяной ковер. От удивления он не сразу сообразил, что произошло, а затем, проворно поднявшись, втащил за собой Рэнделла и, стараясь не шуметь, закрыл дверь.

«Хоть бы они не увидели, куда мы делись!» – взмолился он, прикладывая ухо к деревянной поверхности и вслушиваясь в звуки, доносящиеся с улицы.

Лай теперь звучал приглушенно, а грохот ботинок Джада и вовсе стих. Не слышал Оливер и голос Милона.

«Неужели спаслись?» – Он боялся поверить своему счастью.

– Переждем здесь, пока не уйдут, – прошептал он твидлу. – Не станут же они ломиться в каждый дом.

– Оливер… – Он почувствовал, как Рэнделл тихонько тянет его за рукав рубашки.

– Не мешай, – отмахнулся он от волка. – Я из-за тебя ничего не слышу.

– Мы тут не одни, – сообщил вдруг твидл. – И кажется, нам не рады.

Быстро обернувшись, Оливер от неожиданности обомлел. Прямо возле его горла поблескивало острие длинного меча. Пробежав по нему взглядом, он увидал мускулистую руку, его державшую, затем обладателя руки – крепкого парня в темной просторной одежде, состоящей из широких штанов, рубахи с рукавами и плаща. Парень внимательно оглядывал Оливера маленькими пронзительными глазами, в которых не обнаруживалось ни малейшего намека на добродушие и гостеприимство.

«Серьезно? – Оливер не знал, плакать ему или смеяться. – Да что же это такое!»

За спиной незнакомца начинался короткий коридор, ведущий в просторное помещение. Из него от множества светильников, подвешенных к потолку, лился ослепительно-яркий свет. В комнате почти отсутствовала мебель, зато в избытке имелись ковры и подушки. Посередине, скрестив ноги, сидело около десятка людей в таких же темных одеждах, как и у парня, стоявшего рядом с Оливером. Суровые на вид, бородатые и с мрачными лицами. У каждого на коленях лежало по развернутому свитку. И все они не сводили взгляда с Оливера и Рэнделла. Возле дальней стены стоял маленький диван, на нем со скучающим видом полулежал светловолосый парень. Он тоже поглядывал в их сторону, взгляд его был ленивым и вызывающе расслабленным. Тонкий кинжал в руках у парня больше напоминал огромную швейную иглу, только с рукоятью.

– Ой, – Оливер постарался улыбнуться, – извините, что вот так ворвался к вам. Даже не знаю, что еще сказать. Может, я пойду? А вы продолжите заниматься своими делами.

Искренне надеясь, что Милон с Джадом, потеряв их из виду, уже направляются обратно в магазин, он попятился к двери, одновременно отодвигая направленный в его сторону меч. Незнакомец, державший оружие, хмыкнул и оглянулся на своих приятелей.

– Ты кто такой?

Один из сидевших на полу, плотный седовласый мужчина, медленно поднялся и, в упор глядя на Оливера, неспешно направился к нему. Его хмурое сосредоточенное лицо не сулило ничего хорошего.

– Я? Меня зовут Оливер Стоун. – Он встретился взглядом с седовласым. – Я случайно к вам зашел. Запутался в нумерации зданий. Тут все двери и дома одинаковые, вы не находите?

– Запутался, говоришь? – скривился худой человек с длинными, до плеч, волосами. – А ну признавайся, зачем явился?

Он ловко встал, уперев руки в боки, отчего его плащ распахнулся, открыв глазам Оливера еще один широкий меч.

– Как ты думаешь, что они от нас хотят? – прошептал Оливер Рэнделлу.

Волк покачал головой:

– Боюсь даже представить.

Трое мужчин встали напротив Оливера.

– А если он шпион? – спросил седой.

– Шпион?! – возмутился Оливер. – Мне четырнадцать лет! Вы за кого меня принимаете?

– Враги коварны и подчас надевают самые невинные личины. – Седой не сводил с Оливера взора. – Они не единожды пытались нас остановить. Зачем ты здесь?

– Говорю же, случайно к вам попал. Убегал от кое-кого, решил укрыться. Вот и очутился тут.

– Складно врешь. – Длинноволосый склонил голову набок.

– Я ходил за книгами. – Оливер показал сумку. – На меня напали. Если я лгу, стал бы такую тяжесть таскать с собой?

Длинноволосый заглянул в сумку и посмотрел на седого.

– Кажется, правду говорит.

– Так я свободен? – обрадовался Оливер.

– И что, мы позволим ему так просто уйти? – поинтересовался светловолосый, лениво поднимаясь с дивана. – Не верю я ему. Он явно что-то вынюхивал. Предлагаю хорошенько допросить.

Оливер мрачно посмотрел на него. Высокий, выше его, старше года на два-три, с бледной кожей, аристократическими чертами лица и большими темными глазами. Говорил парень с легким певучим акцентом, растягивая слова на манер вельмож.

– Оливер, говоришь? – Седой положил руку на рукоять меча. – А фамилия, значит, Стоун.

Оливер не успел ответить. Беспокойно переминавшийся с лапы на лапу Рэнделл неожиданно сделал шаг вперед, загородив собой друга, и грозно зарычал.

– Попридержи своего волка! – отшатнулся стоявший рядом третий мужчина, замахиваясь на твидла мечом.

Рэнделл, что было на него не похоже, возмущенно тявкнул и протяжно завыл. И в следующую секунду тело волка окуталось синеватой дымкой и он начал превращаться в сычика. А еще через мгновение он, расправив крылья, завис в воздухе, грозно щелкая клювом.

В первое мгновение у собравшихся в помещении людей от удивления вытянулись лица. В комнате повисла тишина, нарушаемая лишь недовольным уханьем Рэнделла.

– Не может быть… – Третий мужчина медленно, словно ему мешала невидимая сила, опустил меч.

– Щит! – изумленно прошептал седой. – Пернатый щит.

– Дружбы редкое творение… – ахнул длинноволосый.

– Каменный воин… – выдохнули остальные, и лишь
Страница 6 из 25

светловолосый парень, побледнев, из лениво-расслабленного стал серьезным и крепко сжал кинжал.

«Что, твидла никогда не видели? – удивился Оливер. – Что за бред они несут?»

Мужчины принялись обниматься, радостно поглядывая на Оливера. Помещение наполнилось возбужденными криками:

– Сбылось! Мы нашли его! Каменный воин и дружественный щит! Мы были правы!

Тьма накроет все живое,

Соль и свобода сольются вместе.

К спасителю с пернатым щитом

Кот отнесет деревянный, –

нараспев произнес седой и деловито поинтересовался: – У тебя же в кармане лежит деревянная статуэтка кота, не так ли?

– Ага! Конечно! – хмыкнул Оливер, дивясь неожиданному вопросу. – А еще коня, барсука и чихуа-хуа.

Он счел, что с него хватит, и резким ударом ноги открыл дверь.

– Давай убираться отсюда, – предложил он Рэнделлу, севшему ему на плечо. – Выберемся живыми, обещаю: месяц ноги моей не будет ни в одном книжном магазине.

Оливер выскочил наружу. После яркого света, горевшего в помещении, он с трудом разбирал дорогу. Через несколько шагов ему пришлось остановиться, давая глазам привыкнуть к тусклому вечернему освещению редко развешанных масляных ламп.

– Постой! – послышались за спиной удивленные голоса.

«Вот еще!» – ухмыльнулся Оливер, а Рэнделл, напротив, нервно заерзал на плече.

– Парень, ты куда? Остановись! Близится тьма!

– Купите фонарь, – бросил он на бегу.

– Мы напугали тебя, я понимаю. Остановись и выслушай нас! – взывал к нему седой. – Я все объясню!

– С превеликим удовольствием, прямо горю желанием! – не оборачиваясь, воскликнул Оливер.

Через мгновение за спиной послышался шум погони.

– Ты веришь в судьбу? – продолжал кричать седой. – Тебе многое суждено!

«Я и не такого на ярмарках наслушался. – Оливер все больше утверждался в правильности своего решения. – Нет, не на того нарвались».

И, чувствуя, как возмущенно заныли уставшие ноги, припустил изо всех сил.

– Постой же! – Голос седого постепенно затихал. – Ты не ведаешь, что творишь!..

«Ведаю, и очень даже хорошо». – Оливер бы с удовольствием посмеялся над наивными уловками преследователей, если бы так сильно не устал.

– Да что же ты такой упертый попался… – Седой внезапно осекся, а затем разразился ругательствами.

Оглянувшись, Оливер с удовлетворением увидел, что мужчина растянулся на мостовой. Пытаясь подняться, он рычал проклятья и, показывая на Оливера, требовал, чтобы ему не дали уйти.

Рядом с ним суетилось пятеро человек. Тяжело дыша, они угрюмо взирали на Оливера.

– Кажется, они всерьез разозлились, – заметил сычик.

– Значит, у нас появился лишний повод не дать себя поймать.

И, показав незадачливым преследователям язык, Оливер побежал дальше. Мрачные физиономии мужчин придали ему сил, и вскоре он сумел оторваться от погони.

Переводя дух, он остановился возле маленького фонтанчика и вдоволь напился прохладной воды. Едва опасность миновала, как вокруг, словно по волшебству, появились люди: прошла, кряхтя, старушка; молодая женщина с интересом покосилась на Рэнделла и указала на него двум своим малышам; худенькая девушка, взглянув на его дорогую одежду, состроила глазки и презрительно фыркнула, когда он не обратил на нее внимания.

А затем Оливер услышал крик, полный первобытного страха и дикого отчаяния. Он ни за что не спутал бы голос сестры. Вздрогнув от накатывающего ужаса и чувствуя, как покрывается холодной испариной, он понял – Оливия зовет на помощь.

Глава 3

Оливия знакомится с ходячим бедствием

Шедший рядом Марко, не ведая усталости, сыпал подробностями буквально обо всем, на что Оливия имела несчастье посмотреть. Его взгляд пылал возбуждением и энергией, хотя пару раз, когда он замолкал, Оливия замечала промелькнувшую словно тень мимолетную тоску и едва уловимую печаль.

– Вон тот фонтан… – соловьем заливался Марко. – Да, тот, с носами трирем, он возведен Аульцием Глаброном после победы возле Кальнийских островов. Триремы? Ты не знаешь, что такое триремы? Нет, не примеры, а триремы. Три-ре-мы. Это такие суда… Нет, скорее не суда, а корабли. Ведь правильно называть судном торговое транспортное средство, а триремы относятся к военным…

Последовал утомительный рассказ, смысл которого Оливия утеряла уже после третьего слова. В какой-то момент у нее даже мелькнуло подозрение, а не подготовился ли Марко к их прогулке, заранее прочитав парочку скучнейших книг. Хотя вряд ли. Такое не очень на него похоже. А представив Марко становящимся на цыпочки и тянущимся к полке с книжками, тихонько рассмеялась.

Но факт оставался фактом: Марко знал о городе, в котором они сейчас находились, буквально все. И названия маленьких, подчас незаметных улиц; и кому и, главное, зачем воздвигли тот или иной памятник; и кто и для чего возвел такое-то здание; и по какой причине пристроили рядом высоченную арку, совершенно бесполезную, по ее мнению. На Оливию такие истории навевали тоску и сонливость.

Она даже умудрилась пропустить мимо ушей название города, в котором они оказались. Причем винила в этом Марко. Нечего было на невинный вопрос «А куда они приплыли?» отвечать лекцией в стиле Оливера. Оливия запомнила лишь, что город является республикой и считается крупнейшим торговым портом в округе.

Торговали тут действительно всем и едва ли не на каждом шагу. У Оливии создалось впечатление, что она очутилась не в городе, а в центре огромного базара. Едва они покинули порт, как угодили в огромную толпу, двигавшуюся одновременно во всех направлениях. Всюду тянулись бесконечные прилавки, заваленные несметным количеством самого разнообразного товара, начиная от тонкого, почти прозрачного шелка и заканчивая редкими видами твидлов. Оливер едва не свернул себе шею, крутя ею в разные стороны. А затем, не в силах совладать с нахлынувшим любопытством, вместе с Рэнделлом свернул в узкий проулок, заявив, что слышал, будто тут неподалеку находится улица из одних только книжных магазинов. Оливия едва успела крикнуть брату, чтобы тот вел себя осторожно.

Стоило Оливеру исчезнуть, как Марко нежданно-негаданно перевоплотился в заправского экскурсовода, заведя занудный, а главное, бесконечный рассказ. Оливия зевала, закатывала глаза, шутила, перебивала – все без толку. Парень явно возжелал ознакомить ее со всеми местными достопримечательностями, не понимая, что общение с Оливером выработало у нее на всякие истории устойчивую аллергию.

К тому же она не видела, чем этот город отличается от остальных, в которых они ранее побывали. Такие же толпы на улицах, как и в Бахаре, заставили ее поморщиться при воспоминании о невольничьем рынке. Шумный порт напомнил ловушку, устроенную Мазаком и Альд Аиром в Маакаре. Дома с разноцветными черепичными крышами навеяли мысли о приюте и жизни в Лавинии, которую, как надеялась Оливия, она оставила в прошлом.

Она уже была готова попросить парня замолчать и просто приятно провести время, пользуясь моментом, пока рядом нет Оливера, назойливо игравшего роль старшего брата. И тут ситуацию спас Йоши, толстый кот с необычайно высоким самомнением. Хохмач и балагур, он родился
Страница 7 из 25

на далеких островах неподалеку от таинственной страны Мантала. Твидл, как и лучший друг Оливера Рэнделл, он разговаривал на человеческом языке, а пребывая в особенно хорошем настроении, сочинял стихи.

Глядя на Марко, Йоши удивленным тоном поинтересовался:

– А когда мы начнем тратить деньги? Мы уже тут несколько часов. У меня в отличие от вас давно составлен список покупок, и я желаю неукоснительно следовать ему вплоть до последнего пункта. Я слышал, в этом городе есть все. А вместо похода по магазинам вы держитесь за руки и глупо улыбаетесь.

Они стояли возле таверны, откуда доносились громкие голоса и соблазнительные запахи.

– Так что заканчивайте впустую тратить время, – продолжал возмущаться кот, доставая из висевшей на боку сумки свернутый в трубочку лист бумаги весьма приличных размеров. – Для начала я хочу тройную порцию рыбы, самой дорогой, и причем прямо сейчас. А ваша романтическая прогулка повременит. Я так долго ждал момента, когда стану богатым… – Он закатил глаза. – Так давайте воспользуемся всеми благами, которые предоставляет туго набитый кошелек. А за руки вы сможете подержаться после.

Оливия готова была съесть сколько угодно рыбы, лишь бы хоть на время прекратить нудную лекцию.

– Я согласна, – мгновенно поддержала она кота. – Давай веди нас в свой любимый ресторан.

– Любимый? – Йоши недоуменно посмотрел на нее. – Я тут впервые.

Теперь пришла очередь Оливии изумляться. Она считала, что прекрасно знавший город Марко бывал здесь раньше. Парень дружил с Йоши, познакомившись с ним на корабле злого торговца и контрабандиста Альд Аира, пытавшегося продать ее и Оливера в рабство. Марко был членом команды негодяя и его любимцем. Но, встретив Оливию, переменил взгляды и помог ей и брату бежать.

– Откуда ты тогда столько знаешь про город? – Она озадаченно взглянула на парня.

– А ты думала, я только судном умею управлять да паруса ставить? – ответил он вопросом на вопрос. – Твой брат не единственный, кто читает умные книжки.

Оливия раскрыла рот, но не успела ничего сказать.

– Держите! Держите вора! – Крик доносился со стороны стоявших в отдалении торговых рядов. – Стой, мерзавец!

Голос кричавшего приближался. Пронзительный, наглый, он сразу не понравился Оливии, отчего-то решившей, что его обладатель нехороший человек.

Люди крутили головами, многие вытянули шеи, глазея по сторонам.

И тут Оливия увидела странного вида существо. Сильно похожее на кота, оно быстро передвигалось на длинных тонких ногах. Вытянутое тело покрывал густой светло-серый мех. Но самое поразительное представлял собой хвост – тонкий, но вместе с тем живописный. Он яростно мотался из стороны в сторону, но Оливия все же смогла разглядеть на нем множество белых и черных полосок, попеременно чередующихся между собой.

Существо затравленно смотрело на таращившихся прохожих. Кинув взгляд назад, оно метнулось влево, но несколько человек решили его схватить. Тогда оно бросилось к входу в таверну, нелепо выбрасывая на бегу тонкие ноги.

– Держите его!

Оливия наконец увидела преследователя и поняла, что не ошиблась.

Низкий, круглый, словно бочонок, мужичок грозил кулаком и призывал окружающих помочь ему. Его красное лицо с толстыми, будто сардельки, губами походило на помятый перезрелый помидор. Жиденькие, взмокшие от пота волосы на голове сбились в нелепую прическу.

Существо почти достигло таверны, когда к нему потянулось несколько рук. Увернувшись, оно подпрыгнуло, осуждающе взглянуло на зевак и, вдруг поскользнувшись на недоеденном пирожке с повидлом, выполнило в воздухе невероятно сложное сальто. Оливия не сразу поняла, что существо летит прямо на нее, а когда осознала, что происходит, было уже слишком поздно.

Секунду спустя она обнаружила себя лежащей на земле, а на голову ей упало несколько ярко-рыжих тыкв, еще совсем недавно аккуратно сложенных ровной горкой на стоящей поблизости телеге. Тело отзывалось дикой болью на любую попытку пошевелиться. Перед глазами плавали красные круги, а в голове гудело, словно после удара палкой. И в довершение ко всем бедам существо наглым образом сидело у нее на груди и не думало слезать.

– Спасибо вам, юная леди! – Толстяк склонился над ней, хватая существо за лапу.

– Что оно натворило? – едва ворочая языком, поинтересовалась Оливия.

– Ты в порядке? – Марко помог ей подняться.

Толстяк попробовал оторвать существо от ее груди, но оно вцепилось в Оливию мертвой хваткой.

– Гаденыш испортил мой товар, пытался украсть и опрокинул целый лоток с гранатами, – нажаловался торговец. – Они все испорчены. Кто их теперь купит?

– И что вы с ним сделаете? – Оливия с трудом заставляла себя не обращать внимания на раскалывающуюся от боли голову. Едва держась на ногах, она вынужденно оперлась на крепкую руку Марко – хоть какой-то приятный момент.

– В реке, наверное, утоплю. – Толстяк потянул существо на себя. – Денег у него все равно нет. Так хотя бы проучу.

Оливии стало жалко беднягу. Хоть он и доставил ей столько неприятностей, но смерти точно не заслуживал. Она сунула руку в карман и достала золотую монету.

– Достаточно? – сухо спросила она у торговца.

– Для чего? – удивился толстяк.

Рядом возбужденно зашумела толпа зевак.

– Для возмещения ущерба. Отпустите его, и деньги ваши.

– Как скажете, юная леди! – Глазки толстяка алчно блеснули, и он ловко, для своих жирных пальцев, выхватив монету, поспешил обратно к прилавку.

– Добренькая ты, однако, – промурлыкал Йоши. – Смотри, заделаешься в благодетельницы, быстренько потратишь свою долю.

– А он не твидл, случайно? – Марко внимательно смотрел на существо.

– Я? Вы обо мне? – Животное наконец отпустило Оливию и спрыгнуло на землю. Его огромные глаза, окруженные темными пятнами, смотрели с благодарностью. – Конечно, я твидл. Он самый. – Говорило оно отрывисто и быстро, глотая окончания слов. – Спасибо! Огромное спасибо вам всем. Я… на самом деле не такой. Я… э-э-э… я не ворую обычно. Ой, что я такое несу? Я не вор. Не подумайте, что спасли вора.

– Ха! – фыркнул Йоши. – Тогда, Оливия, ты зря выкинула золотой. Скоро объявится его хозяин.

– Не объявится, – возразил твидл. – Я… я теперь сам по себе. Вот!

– Сам по себе? – удивился Йоши.

– Теперь? – переспросил Марко.

Твидл смутился и покосился на Оливию.

– Мм… А кстати, меня зовут Бузимба. Классное имя, правда? Днем я лемур, а ночью лиса. Вот!

– Лиса? – изумилась Оливия, в ее представлении Бузимба меньше всего напоминал рыжую плутовку.

– Не та, которая встречается в твоих родных местах, – пояснил Йоши, – а этиопская. Маленькая такая, но с огромными ушами. Бузимба, оказывается, из того редкого вида, который многие считают вымершим.

– Совершенно верно, да. – Лемур сделал попытку поклониться, шагнул назад и, неловко согнувшись, задел проходящего мимо человека.

Тот едва не выронил большой сверток, который нес под мышкой, громко чертыхнулся и отвесил Бузимбе звонкую оплеуху. Твидл моментально метнулся обратно к Оливии и спрятался у нее за спиной.

– Эй, уважаемый, потише в движениях! – возмутился Марко,
Страница 8 из 25

но обидчик Бузимбы уже скрылся в толпе.

– А где твой амулет? – Йоши, забывший о тройной порции рыбы, продолжал внимательно разглядывать нового знакомого.

– Амулет? Я… э-э-э… а я его выкинул. Да! Зачем он мне? И без него хорошо. Мне больше никто не указ.

– Вот как… – Йоши на мгновение задумался, а затем театральным голосом продекламировал:

В свободное плаванье я ухожу.

Хозяин и цепи в прошлом.

Рабство прощай.

Бузимба посмотрел на кота.

– Ой! А я тоже так умею. – Он судорожно потер лоб, едва не угодив пальцем в глаз. – Вот слушайте. Спасен! Спасен!.. Э-э-э… Никто не страшен. Как же мне теперь хорошо.

Йоши наградил лемура презрительным, слегка шокированным взглядом.

Тот между тем, начав пританцовывать, сделал несколько нелепых па, но после второго наступил своей спасительнице на ногу. Оливия поморщилась.

– Кажется, мы собирались поужинать. Кстати, ты голоден? Поэтому украл?

Твидл кивнул:

– Одному тяжело, раньше было легче.

– А что случилось с твоим хозяином? – спросила Оливия, посчитав, что раз отдала золотой, то имеет право на любопытство.

– Думаю, лемур поведает свою душещипательную историю кому-то другому, – не дал ответить твидлу Йоши. – А нам действительно пора подкрепиться. – И направился к двери таверны.

– Не стоит туда ходить, – остановил его Бузимба. – Там часто подают протухшую рыбу. Э-э-э… Ее даже собаки есть отказываются.

– Да?.. – Кот разочарованно обернулся. – И куда нам тогда идти? Я не собираюсь отказываться от плана.

– С готовностью покажу, – обрадовался Бузимба. – Я как бы… знаю тут каждый закуток. Да! Следуйте за мной.

– Мы сами разберемся, – возразил Марко.

– Не будь злыднем, – видя, как у лемура от обиды вытягивается мордочка, упрекнула Оливия парня. – Не ты один знаком с этим городом. Кстати, мне интересно: а откуда ты тут все так хорошо знаешь? Дело ведь не только в книгах, правда?

– Я… мм… – Марко неожиданно помрачнел и промямлил нечто нечленораздельное, сделав вид, что поперхнулся. Прокашлявшись, он махнул рукой: – Ладно, веди нас, Бузимба.

Оливии стало любопытно, ей все сильнее начинало казаться, что парень что-то скрывает. Она несколько раз пыталась расспросить Марко про его прошлое, но он под разными предлогами уходил от ответа.

«Хорошо же, – проворчала она про себя. – Обязательно докопаюсь до твоей тайны, Марко».

Лемур повел их вначале по широкой улице, заполненной людьми, затем свернул в малоприметный проулок, прошел через узкую арку в полуразрушенном доме и далее поковылял по петляющей улочке в сторону видневшегося вдалеке фонтана.

– Ты уверена, что нам следует доверять ему? – тихо поинтересовался Марко. – Вдруг он нас ведет в ловушку.

– Вот! Вот! И я о том же, – поддержал друга Йоши. – Кто знает, а не подстроена ли встреча. Злодеи увидели у нас золото и теперь готовятся напасть. – Он опасливо огляделся.

– Не несите чепуху, – отмахнулась Оливия. – Посмотрите на него, он такой милый и беззащитный. Он неспособен на подлость.

– Но фрукты-то он украл, – напомнил Йоши. – А это как минимум преступление.

«Не такое и страшное», – хотела возразить Оливия, вспомнив, как сама таскала плюшки из приютской столовой, но не успела.

Бузимба вдруг резко остановился и, пятясь, вжался в стену.

– Не нравится он мне, – процедил, глядя на трясущегося твидла, Йоши. – Предлагаю уходить отсюда, пока не явились его дружки.

Кот сжал лапами сумку и, озираясь, завертел головой.

– Что с тобой? – Оливия подбежала к Бузимбе.

– Там… Там… – заикаясь, зашептал тот и начал медленно, крадучись, отступать вдоль стены.

Оливия посмотрела в ту сторону, куда он указывал, но, кроме удаляющихся спин двух прохожих, никого не увидела.

Неожиданно Бузимба потащил ее за собой.

– Я не хочу… не хочу… – заскулил он.

Ничего не понимая, Оливия попыталась вырваться, но твидл все сильней впивался в нее когтями.

– Все, хватит! – возмутилась она и оттолкнула его.

Лемур не удержался на лапах и отлетел в узкий темный проем между домами. Проклиная себя за излишнюю доброту, Оливия хотела уже вернуться к ожидавшим ее друзьям, но вдруг ей вновь стало жалко твидла. К тому же по-прежнему ничего плохого не произошло, на них никто не нападал и грабить не собирался. Рядом, насколько она помнила, находилась оживленная улица, и в случае чего всегда можно позвать на помощь.

Кивнув Марко, разглядывающему витрину с рыболовными снастями, мол, с ней все в порядке и она сейчас вернется, Оливия направилась в темный проем. Бузимбы нигде не было видно. Сделав несколько шагов, она обнаружила маленькое открытое окошко. Оно находилось совсем низко, на высоте человеческого роста. Видимо, лемур угодил в него. Ей стало не по себе. Бедное существо просто испугалось, а она вместо того, чтобы помочь, кинула его в чей-то незнакомый дом.

Заглянув в окно, она увидела Бузимбу, тщетно пытавшегося выбраться наружу. Он находился в просторной комнате, пол которой устилали ковры. Помещение располагалось ниже уровня улицы, словно с течением времени погрузилось в землю. Всюду стояла дорогая на вид мебель, висели картины. Лемур отчаянно карабкался вверх, но, к его несчастью, окно располагалось слишком высоко.

– Кресло, – прошептала Оливия, внутренний голос подсказал ей, что говорить громко сейчас не следует. – Подвинь его.

– Не могу, я пытался, – пожаловался твидл. – Я маленький, а оно тяжелое. К тому же я подвернул лапу. – И в доказательство принялся заметно хромать, корча болезненные гримасы.

Другого выхода не оставалось, следовало спуститься и помочь Бузимбе.

«Не убьют же меня хозяева, – рассудила Оливия. – В крайнем случае дам им парочку золотых. К сожалению, видимо, такой у меня сегодня день».

Толстый шерстяной ковер с ярким замысловатым узором смягчил звук ее прыжка. Схватив лемура в руки, она уже собиралась поднести его к окну, как услышала голос, заставивший ее замереть:

– Еще раз говорю, Кларисса. Делай, как велят, и все будет хорошо.

Звучал он тихо, едва слышно и, казалось, принадлежал одновременно и женщине и мужчине.

– Ой, да перестань, – хмыкнула Кларисса. – О твоих проделках непременно узнают. Я об этом позабочусь обязательно. Да и что ты мне сможешь сделать?

– Ты боишься, я же вижу. – Странный голос наполнился уверенностью. – Для чего строить из себя героиню? Просто сделай, как я говорю.

– Убирайся! – взвизгнула Кларисса. – Вон из моего дома!

– Ой! Ой! Сейчас начнется! – перепугался лемур. – Где бы спрятаться?

Оливия быстро огляделась. Судя по всему, чтобы выйти из дома, обладателю страшного голоса следовало пройти через комнату, где она сейчас находилась. Она прикинула, где бы укрыться, ведь выбраться наружу она не успевала.

– Вы что там делаете? – услышала она вдруг голос Йоши и, обернувшись, увидела его мордочку в оконном проеме.

– Тише ты, – шикнула она на твидла. – Уходи.

Тот, видимо ее не расслышав, напротив, полез в комнату.

– Тут такое творится… – Бузимба, напрочь позабыв про опасность, закрутился на руках, одновременно посвящая кота в подробности подслушанного разговора.

Оливия, пытаясь зажать ему пасть и боясь, что их
Страница 9 из 25

в любую секунду обнаружат, одновременно прислушивалась к разговору.

– Успокойся. – Собеседник Клариссы и не думал уходить. – Придется преподать тебе урок, сама виновата.

– Что там происходит? – Йоши от любопытства приложил лапу к уху, стараясь не упустить ни слова, видимо, он ничего не понял из сумбурных объяснений лемура. – Вкратце, пожалуйста, в двух словах.

– Кто-то… э-э-э… кому-то грозится преподать урок, – пропищал Бузимба. – Сейчас обязательно случится плохое. Надо бежать отсюда.

– Ты, как я вижу, мастер притягивать проблемы, – промурлыкал кот.

Оливии стало интересно, и она осторожно подкралась к двери комнаты, желая разглядеть говоривших. Кларисса оказалась самой обычной женщиной лет сорока – сорока пяти. Светлые волосы, убранные в простую прическу, большие глаза, тонкие губы, заостренный подбородок. Одетая в темно-фиолетовое платье с длинными рукавами, она сидела вытянувшись в струну на мягком с виду диване. Большой платок медленно сползал с ее плеч, но Кларисса, казалось, этого не замечала. Она нервно теребила его край, в упор глядя на собеседника. Тот небрежно развалился на резном деревянном стуле. Его фигуру полностью скрывал просторный плащ, волнистыми складками спускавшийся к полу, на лицо был надвинут капюшон. Оливия неважно разбиралась в моде и не могла с уверенностью сказать, мужская одежда на нем или женская.

– Пугать меня хочешь? Я тебя не боюсь! – срывающимся голосом воскликнула Кларисса, хотя выражение ее лица говорило об обратном.

– А зря. Хотя подозреваю, ты просто никогда не боялась по-настоящему.

– Не нравится мне человек в капюшоне, – сообщил Йоши. – Мне даже стало немного жутко. А Кларисса вообще в любую секунду готова грохнуться на пол.

Оливия не знала, что делать: бежать или помочь бедняге. Приют и улица приучили ее: не всегда следует вмешиваться, если дело не касается лично тебя. Но смотреть на издевательства над слабым ей не давала возмущавшаяся совесть. Дилемму решил стук в дверь.

– Кларисса! Ты дома? – послышался наигранный, с нотками жеманства женский голос. – Это я, Лиза.

Вздрогнув, собеседник хозяйки дома привстал, раскрывая плащ. И в следующую секунду выражение лица Клариссы резко изменилось, кожа вначале побледнела, а затем покрылась синими пятнами.

Оливия замерла в недоумении, не понимая, что происходит. Кларисса тем временем судорожно, будто рыба, вытащенная из воды, принялась хватать ртом воздух. Ее руки, трясясь и дергаясь, потянулись к горлу.

Остолбенев, Оливия пошатнулась. На нее неожиданно накатила волна сметающего все на своем пути ужаса, настолько сильного, что она на мгновение забыла, где находится. Во рту появился мерзкий привкус, ей показалось, что из тела словно уходит жизнь. И, не выдержав всепоглощающего страха, Оливия истошно закричала.

Глава 4

Оливер сталкивается с неразрешимой загадкой

Не разбирая дороги, Оливер бежал со всех ног. Голос сестры звучал в ушах, придавая сил уставшему телу. Сумка с книгами больно била по спине, и у Оливера на мгновение даже мелькнула мысль выкинуть ее. Расталкивая зазевавшихся прохожих, он свернул на узкую улочку. Рэнделл, громко ухая, летел рядом, пугая высунувшихся из окон местных жителей.

«Что с ней случилось?»

В голове, сменяя друг друга, мелькали разнообразные сцены, одна страшней другой: Оливия лежит, сломав ногу, и никто не приходит ей на помощь; на Оливию напала стая диких, голодных собак и вот-вот покусает; дерзкие грабители окружили сестру в узком переулке и силой пытаются отобрать кошелек.

– С ней Марко, – успокоил друга сычик. – Он защитит Оливию.

– Она звала на помощь, – возразил Оливер, ускоряя, насколько был способен, бег. – Значит, он не в силах справиться с ситуацией.

Легкие были готовы разорваться. Грудная клетка ходила ходуном.

«Сдались мне эти книги, – мысленно простонал Оливер. – Если бы не они, я был бы с ней и обязательно помог».

Он читал, что Массалия опасный город, но, расставаясь с сестрой перед походом по магазинам, и предположить не мог, что все закончится таким образом.

Ничего не видя перед собой, он несся в сторону, откуда, как ему казалось, донесся крик сестры. Неожиданно Оливер понял, что улица скоро закончится, а Оливию он так и не нашел. Резко развернувшись, он устремился в обратном направлении.

«Они должна находиться где-то поблизости. Вероятно, негодяи потащили ее в укромное место, в какой-нибудь притон».

Метавшийся взгляд выхватил темный, узкий проход между домами. Не задумываясь ни секунды об опасности, которая его там поджидает, Оливер устремился туда, но, споткнувшись, кубарем покатился, больно ударившись обо что-то твердое. Вскочив, он приготовился защищаться. Паривший над ним Рэнделл воинственно заухал.

От дома отделилась тень и направилась в их сторону.

– Я… я… буду драться! – выкрикнул Оливер. – Оставьте мою сестру в покое!

– Оливер? – Из полутьмы вышел Марко, усиленно потирая спину. – Ты бы хоть под ноги смотрел.

– Где Оливия? Что с ней?

– Не знаю. – Парень выглядел озабоченным. – Пока ты не налетел на меня, я пытался ее найти. Она где-то здесь.

– Ты оставил ее одну? – набросился Оливер на Марко. – Что случилось?

– Она пошла следом за Бузимбой и пропала. И кстати, вместе с Йоши.

– За Бузимбой? Кто это? В этом городе никому нельзя доверять. Ты сам говорил.

Парень не успел ответить – из темноты раздался перепуганный вопль Йоши:

– Ой-ой! Помогите! Они двигаются! Они раздавят меня. Спасите! Они дышат и тянутся ко мне!

– Из-за меня! – запищал следом еще один голос, дрожащий и заикающийся. – Опять из-за меня. Я все испортил! Ко мне отнеслись по-хорошему. А я?

Словно по волшебству, перед ничего не понимающим Оливером возник Йоши, а следом за ним странное существо. Кот с трудом передвигал толстыми лапами, пригибаясь к земле. Он тяжело дышал, глядя перед собой огромными немигающими глазами, в которых застыл ужас. Заметив Марко, Йоши запрыгнул к нему на грудь и прижался, сотрясаясь в конвульсиях. Странное на вид существо, сильно похожее на лемура, не видя Оливера, шатаясь, проковыляло в сторону улицы. Оно сильно тряслось, заламывало в истерике тонкие передние лапы и било себя по голове длинным, изумительной красоты хвостом.

– Такой шанс… а я… вновь все испортил… Глупый, глупый Бузимба. Поделом мне.

Несмотря на страх за сестру, Оливер не мог не обратить внимания на Бузимбу. Разглядев на его спине две белые, едва заметные полоски, он на мгновение обо всем забыл.

«Не может быть, – уставился он на перепуганного твидла. – Где они нашли его? Он относится к очень редкому, почти исчезнувшему виду».

Дальнейший ход мыслей прервали слова Йоши, заставившие Оливера выкинуть чудесного твидла из головы.

– Марко, – едва ворочая языком, шептал кот, – они дышат. Представь себе, дышат, прямо как ты. Вот ужас.

– А где Оливия? – закричал Оливер, ища взглядом сестру.

Спустя мгновение появилась и она. И только сейчас он увидел маленькое окошко, из которого, медленно, словно пребывая в трансе, вылезла сестра. Она сильно шаталась, шумно втягивая в себя воздух. На мертвенно-бледной коже лица отчетливо
Страница 10 из 25

проступали темные пятна.

Оливер подбежал к ней, желая успокоить, и почувствовал, что она буквально горит. Внезапно позади нее, прямо возле окошка что-то шевельнулось. Не оборачиваясь, но, видимо, почувствовав это движение, Оливия в страхе расширила глаза и, не издавая ни звука, кинулась следом за лемуром. Оливер попытался ее догнать, но она истошно выкрикнула:

– Не сейчас! Позже! Дай прийти в себя!

Обменявшись с Марко озадаченными взглядами, Оливер, сбавив шаг, все же последовал за сестрой. Марко, прижимая к груди трясущегося Йоши, шел рядом.

– Что случилось? – спросили они у кота.

Оливер смотрел на Йоши и не мог понять, что же ему в нем кажется странным.

– Говорю же вам: они двигаются, дышат, – повторил он.

– Кто они? – удивился Марко. – На вас напали? Ты в порядке?

– Нет! – обиженно отозвался твидл, свежий воздух действовал на него успокаивающе, потому что выглядел он уже не таким напуганным.

– Тогда кто двигался?

– Стены!

– Стены? – Оливер готов был рассмеяться, если бы не страх, все еще горевший в глазах кота.

– Да, стены, – повторил Йоши. – Они вдруг задышали и начали приближаться ко мне.

– Живые стены? – Марко ничего не понимал. – Вы встретили живые стены?

– Нет, самые обыкновенные. Только они двигались и дышали. С каждым мгновением в помещении становилось все меньше места. И не гляди такими глазами! – истерично выкрикнул кот. – Они действительно двигались! Я думал, эти стены меня раздавят. Лемуру и Оливии хорошо, они худые и места занимают мало. А я толстенький. Да, я действительно видел дышащие стены. И они двигались.

Оливер переглянулся с Марко.

– Магия? Очень похоже на какое-то заклинание.

– Согласен, – кивнул Марко. – Только зачем кому-то накладывать на них заклинание?

– Со мной все хорошо, со мной все уже хорошо… – Выйдя на улицу, Оливер увидел женщину в длинном фиолетовом платье, навзрыд плачущую на плече у еще одной женщины.

– Кларисса, что произошло? Что случилось? – ахала та. – На тебе лица нет.

– Нервы, Лиза, я просто перенервничала, – слабым голосом отвечала Кларисса.

Догнав сестру, Оливер взял ее под руку. С другой стороны пристроился Марко, наконец опустивший Йоши на землю.

– Ты тоже испугалась тех стен? – поинтересовался Оливер.

– Что? – переспросила Оливия. – Какие стены? Вы о чем?

Она продолжала тяжело дышать, вытирая взмокший лоб платком, но выглядела заметно лучше.

– Двигающиеся и дышащие, – напомнил Марко. – Так напугавшие вас.

– Стены? – Глаза Оливии расширились.

– Стал бы Бузимба бояться стен, – добавил лемур, заламывая лапы. – Нет… стены там как стены. Я… э-э-э… Даже не могу объяснить… Я вдруг понял… Нет, осознал, почувствовал…

– Да, я тоже почувствовала, – согласилась Оливия. – Я смотрела на ту женщину, Клариссу, и мне показалось, что ее отравили, она задыхается и вот-вот умрет. А затем у меня закружилась голова, и я поняла, что отравили и меня.

– Нет, какая глупость! – возмутился Йоши. – Никто никого не травил. Вы что, слепые? И никто из вас не видел, как двигались стены, комната уменьшилась и меня едва не раздавило?

– Во всем виноват я… Все из-за меня, – пищал лемур. – Именно из-за меня все попали в тот дом.

Озадаченно почесывая затылок, Оливер переводил взгляд с сестры на Йоши, с кота на лемура, с того, кто назвал себя Бузимбой, вновь на сестру. Рядом тихо ухал Рэнделл.

– Как-то это все странно… – медленно произнес Оливер.

– Магия, – подсказал сычик.

– Мы с Марко уже думали об этом. Но зачем кому-то насылать на них колдовское заклятие?

– Не на нас, – криво улыбнулась Оливия. – А на Клариссу. Ей кто-то угрожал. Она что-то не хотела делать, вот тот человек и наказал ее с помощью волшебства.

– Насколько я знаю, – сообщил Йоши, – магия так не действует.

Оливер вдруг понял, что его все это время смущало в твидле. Ошарашенно взглянув на Рэнделла, он потрясенно воскликнул:

– Йоши, ты все еще кот!

– Да, и что? – Йоши посмотрел на темное небо, серебристый полумесяц, выглядывающий из-за крыш домов, ухающего Рэнделла и вдруг застыл словно громом пораженный. После долгой паузы он наконец вымолвил, непонимающе повернувшись к Марко: – Как такое возможно? Почему я до сих пор не превратился в панду?

Глава 5

Оливия слышит квакающее предсказание

Ощущения все еще были не из приятных. Сильно хотелось пить, руки продолжали трястись, а желудок скручивался в нестерпимых спазмах. Вдобавок побаливало горло, будто по его поверхности прокатился не один десяток ежей.

Оливия с трудом улавливала суть разговора, не сразу поняв слова Йоши о дышащих стенах и сетования Бузимбы, что он во всем виноват. Ей до сих пор становилось жутко при воспоминании о человеке в капюшоне и зеленеющем лице Клариссы. Хозяйку дома травили каким-то специфическим зельем, и ничто не могло убедить Оливию в обратном. Она всегда боялась ядов, панически, едва ли не до потери сознания. При любой возможности избегала несвежей пищи, на дух не переносила слишком теплую воду и с подозрением относилась к неизвестным блюдам. Одного она только не понимала – отчего Йоши и Бузимба говорили совсем о другом. Ведь она не сошла с ума, у нее не случилась галлюцинация. Она видела на улице трясущуюся Клариссу, в истерике рыдающую на плече у подруги, – бедняга испытала такие же ощущения, что и она.

– Это ты виноват! – Громкий возглас Йоши с трудом пробился в ее сознание.

Она изумленно посмотрела на твидла. Кот, потрясая лапой, с негодованием смотрел на лемура.

– Из-за тебя я перестал превращаться. Наверное, ты болен. А теперь заразил и меня.

Оливия с удивлением отметила про себя, что солнце давно село и Йоши действительно давно пора было превратиться в панду. Да и Бузимба по всем законам твидлов уже должен стать лисой. Вот и Рэнделл, машущий крыльями рядом с братом, прямое тому свидетельство.

– Не болен я! – возмутился лемур. – Я… э-э-э… Прошлой ночью я был лисой. Да!

– Но я-то тебя лисой не видел, – возразил Йоши.

– А мне кажется, – перебил спор твидлов Оливер, как всегда в таких случаях принявший умный вид, – дело тут в магии. Вы оба побывали в том доме и не превратились. А Рэнделла с вами не было, вот он преспокойно и стал сычиком.

– Хм… – задумчиво произнес кот. – Пожалуй, есть в твоих словах зерно истины. Но и без лемура, уверен, не обошлось. Ведь именно он затащил нас туда.

– Я… я тут ни при чем. – Бузимба насупился и, ища поддержки, посмотрел на Оливию.

– Он прав. – Она погладила трясущегося от возмущения твидла. – Не забывайте про меня. Да и про Клариссу, кстати, тоже. Зачем и на людей насылать заклятие против твидлов?

– Побочный эффект, – буркнул Йоши.

– Но зачем? – удивился Марко. – Для чего кому-то лишать вас возможности превращаться? Да и кто на такое способен?

– Только очень могущественный колдун, – вставил Рэнделл. – Превращение заложено в нас природой.

– А раньше такого никогда не случалось? – поинтересовался Оливер.

– Нет, – ответили твидлы хором.

А Йоши добавил:

Ночью панда, кот днем.

Гармония двух в одном.

Природой так устроено.

– А почему твидлы вообще превращаются? –
Страница 11 из 25

продолжал задавать вопросы брат.

Оливии даже показалось, что Оливер отчасти доволен сложившейся ситуацией, ведь появился лишний повод поспрашивать и, если повезет, выслушать кучу нудных историй.

– Твидлы всегда превращались, – объяснил Йоши. – На то мы и твидлы. А больше знают только колдуны.

– Колдуны… – разочарованно протянул Оливер.

«Сейчас предложит прочитать в книжках», – улыбнулась окончательно пришедшая в себя Оливия.

– Думаю, стоит обратиться к книгам, – произнес Оливер. – В них обязательно отыщется ваш случай.

– А не проще отыскать человека, сотворившего такое с ними? – удивился Марко. – Пойдем спросим у той женщины. Она наверняка знает, кто он и где искать.

У Йоши и Бузимбы одновременно от ужаса расширились глаза.

– Нет, не стоит, – затараторил кот. – Я верю, Оливер обязательно что-то найдет в своих умных книжках, какое-то зелье, которое поможет нам. И только если у него ничего не получится… – Он помрачнел и не закончил предложение.

– Тогда отдыхать, и с утра начну. – Оливер от удовольствия едва не потирал руки. – К тому же существует шанс, что действие магии за ночь пройдет и в следующий раз Йоши с Бузимбой превратятся. Так что не стоит раньше времени переживать. Давайте просто поглядим, как станут развиваться события.

Гостиница, в которой они остановились, находилась весьма далеко от дома Клариссы, и, чтобы туда попасть, им пришлось идти рядом с городским рынком. Несмотря на поздний час, возле входа на территорию базара все еще суетились торговцы, прохаживались одинокие покупатели, работали магазинчики.

– Жулик! Хотел нас обмануть! – услышала Оливия возмущенные крики. – Пытался подсунуть ненастоящих твидлов. Хорошо, что не поленились и подождали захода солнца.

Возле важного, пожилого торговца в длинных одеждах и с густой бородой собралась целая толпа. Оливер с Рэнделлом, а следом за ними Йоши и Бузимба направились к ним. Оливия с Марко остались стоять чуть поодаль.

– Уважаемые, потише. – Торговец вел себя на редкость хладнокровно. – Вы их только пугаете. Успокойтесь. Сейчас вы все увидите, дайте им время.

– Не слушайте его! – выкрикнул круглолицый розовощекий парень. – Обманщик!

– Звери никакие не волшебные, – поддержала его рыжеволосая девушка. – А самые обыкновенные.

– Приходите утром. – Торговец погладил бороду. – Обещаю, с первыми лучами солнца вы сможете лицезреть небывалое зрелище.

– Мама, мама! – Маленький мальчик дернул высокую красивую женщину за руку. – А почему они не хотят превращаться?

– Еще как хотят, – буркнул Йоши. – Вот как, оказывается, складываются дела. Все намного хуже…

Оливер задумчиво посмотрел в сторону.

– Значит, дело не в магии, – обратился он к коту и лемуру, – а в чем-то другом…

Рука Марко нашла ладонь Оливии и нежно сжала. Она с удовольствием оперлась на плечо парня. Хоть какая-то компенсация за сегодняшний ужас.

– Что же делать? – Лемур в панике закатил глаза. – Бедный, бедный Бузимба… – Он вздрогнул и покосился на Оливию. – Ты прогонишь меня?

– Нет, ты что, – заверила она твидла. – Если хочешь, оставайся с нами.

– И возьмешь с собой? – с надеждой в голосе спросил Бузимба.

– Конечно.

– А почему тогда наш стеснительный волк не пострадал? – Йоши с прищуром уставился на Рэнделла. – В чем твой секрет, пернатый?

– Ни в чем. – Сычик благоразумно взлетел выше.

– Теперь точно помогут только книги. – Оливер наконец вышел из задумчивого состояния. – Думаю, нам следует ехать в Ламар.

Оливия вздрогнула, услышав это название. Ей сразу вспомнился давний сон: большое каменное здание, студенты в мантиях и таинственный меч.

– Почему именно туда? – спросил Марко.

– Это город ученых, и там множество библиотек.

– Ты забил книгами целую каюту на судне, – напомнила Оливия.

– В них нет ответа на вопрос, отчего твидлы могут перестать превращаться, – возразил Оливер. – Уверен, колдуны из Манталы знают, но до них слишком далеко. И если они хоть немного похожи на Орозия, то не станут с нами разговаривать.

– Так чего мы ждем? – обратился к остальным Йоши. – В Ламар так в Ламар. Я привык ночью ощущать себя пандой. И, продолжая оставаться котом, чувствую дискомфорт. Брр! А эти вечно пищащие мыши… Вы даже не представляете, сколько их в городе. От их несмолкающих голосов у меня болят уши.

– Ламар… – Рэнделл наморщил лоб. – Я, кажется, слышал раньше это название… Ламар… Ламар… И где он находится? Далеко?

Все повернулись к Марко. Парень изумленно вскинул вверх брови:

– Почему вы так на меня смотрите?

– Ты лучше всех знаком с географией и бывал во многих городах, – пояснил Оливер.

– И точно знаешь больше, чем хочешь показать, – вставила шпильку Оливия, питая слабую надежду, разозлив Марко, выпытать у него хоть что-то о его прошлом.

– Я там никогда не бывал, – развел руками парень.

– Но… – Оливия посмотрела ему прямо в лицо.

Тот немного помялся и, словно сделав над собой усилие, выпалил:

– Но знаю, как до него добраться.

– И как? – оживился Оливер.

– На любом судне через Фригольский пролив. Полдня неспешного плавания, и мы на месте.

– Так Ламар совсем рядом? – Оливер от возбуждения принялся ходить взад-вперед.

«Неужели близость полок с книгами способна так обрадовать?» – фыркнула Оливия.

– Почему ты не хотел говорить? – спросила она у Марко напрямик.

Все разом посмотрели на него, ожидая ответа.

– Не то чтобы не хотел… – медленно, явно подбирая слова, произнес парень. – Я просто думал, мы сможем отыскать причину случившегося в Массалии. Ведь, как мы знаем, твидлы не превращаются именно здесь. А вдруг в других местах с ними все в порядке?

Он выглядел взволнованным, но старался скрыть эмоции. У Оливии его поведение вызывало все более жгучий интерес.

– Тогда нам точно следует отправляться в Ламар, – заявил Йоши. – Нечего торчать в этом городишке. Я не хочу до конца своих дней оставаться всего лишь говорящим котом.

– Чем больше книг, тем больше шансов отыскать нужную, – добавила Оливия. – Оливер верно говорит, надежда только на книги, правда, Бузимба?

Она специально обратилась к лемуру, уверенная, что тот в благодарность за спасение от торговца согласится с ее словами.

– А?.. Я?.. – Не веря, что спрашивают его мнение, Бузимба в удивлении завращал глазами. – Да… Да… Конечно!

– Вот видишь? – словно объясняя прописные истины школьнику, обратилась она к Марко. – Большинство считает, что нам следует отправиться в Ламар.

– Большинство? – усмехнулся парень, переводя взгляд на Йоши с Рэнделлом.

Сычик взлетел еще выше, а кот твердо произнес:

– Я не хочу и лишнего дня оставаться в неведении, что происходит. А в Ламаре, как я знаю, проживает много ученых. В случае чего они подскажут нам дельную мысль.

– Дельную мысль… – Марко печально взглянул на Оливию. – Подчиняюсь большинству.

И, не говоря больше ни слова, направился в сторону гостиницы. Оливии стало стыдно.

«Он сам виноват. Нечего скрывать от меня свое прошлое», – успокоила она себя, но легче не стало.

Зато Оливер выглядел по-настоящему счастливым – видимо, уже предвкушал,
Страница 12 из 25

как расхаживает вдоль книжных стеллажей.

На самом деле Оливия испытывала недовольство. Случившееся с твидлами нарушило все ее планы. Раньше она редко планировала свою жизнь, даже на несколько дней вперед, и поэтому с удивлением обнаружила, что ей не нравится, когда ее планы нарушают.

Пережив благодаря козням хитрого торговца, а по совместительству и контрабандиста Альд Аира множество опасных приключений, они с Оливером решили не возвращаться в Лавинию. Оливия была рада: мрачный приют, где она ни с кем по-настоящему не дружила, вечно ворчащие нянечки, безрадостная перспектива нищенского существования после совершеннолетия никогда ее не прельщали. Просто не имея других вариантов, она не задумывалась, как изменить свою жизнь. Но с появлением Марко прекрасное будущее замаячило перед ней во всех красках. А после того, как они добыли золото пиратов, оно и вовсе наступило.

Не то чтобы Оливия сильно радовалась полученным деньгам. Нет, в отличие от Йоши она не стала кататься по ним, целовать, разговаривать с монетами, словно они живые, и целыми днями их пересчитывать. Но их наличие придало жизни спокойствие и стабильность, теперь одной проблемой стало меньше и можно было сосредоточиться на других вопросах. К тому же, разбогатев, она открыла для себя множество удивительных вещей, о которых раньше и не подозревала: красивую одежду, косметику, дорогие масла, чудесные кремы и духи с изумительными ароматами.

Еще тогда, после бегства от Альд Аира, осознав, что опасность миновала и она свободна и вольна делать что хочет, Оливия вместе с братом захотела узнать о судьбе родителей, разыскать, если получится, родственников, выяснить свою настоящую фамилию. Нынешняя, Стоун, ей никогда не нравилась. Хотя могло быть и хуже. Фамилию Стоун она получила в приюте. Не отличавшаяся большим воображением начальница заведения давала сиротам даже не фамилии, а какие-то прозвища. Так, благодаря ее скудоумию некоторые счастливчики стали Флаурзами, Сноу либо Форестами. Другим повезло и того меньше, их назвали Уайтами, Блэками и Греями. Проживали в приюте те, кого нарекли Холидеями, Роузами и Литтлами.

Оливия всегда знала, что Стоун – не настоящая ее фамилия. Но по какой-то причине ее наградили именно ею. Но она всегда пребывала в полной уверенности, что начальница приюта знает больше, чем говорит. И, став богатой, собиралась вернуться в Лавинию и поговорить с ней. А если не помогут слова и увещевания, воспользоваться в качестве аргумента золотом.

Однако отправиться в родной город сразу не получилось. Забрав с затонувшего корабля последнюю монетку, Марко заявил, что плавать по морю с таким ценным грузом – настоящее самоубийство. И предложил поместить его в банк. Ближайший и, по его словам, лучший находился в Массалии.

Уже тогда Оливия задумалась, отчего парень выбрал именно этот город. Но не придала промелькнувшим мыслям значения. Решив проблему с хранением золота – в банк его отвез Марко, – друзья намеревались прогуляться по Массалии, а на следующий день отправиться в Лавинию. И тут, руша все планы, твидлы перестали превращаться. Разумеется, Оливия не злилась на них и не собиралась бросать друзей в сложной ситуации, просто столь важный для нее поиск информации о родителях откладывался, а уходившее время явно не увеличивало шансы на успех.

За ночь настроение Оливии не изменилось. По прибытии в гостиницу она почти не общалась с Марко – тот сразу отправился спать в свою комнату, отчего ей стало еще хуже. Злясь на себя и на парня, она решила отомстить. И утром, едва они после недолгих сборов вышли на улицу, принялась спрашивать обо всем, что попадалось на глаза. Ее целью было заставить парня разговориться – вдруг потеряет бдительность и невзначай проболтается о чем-то важном.

Мысль казалась отличной, но до той поры, пока не вмешался Оливер. Соревнуясь между собой, мальчишки принялись наперебой говорить обо всех памятниках, фонтанах, заметных зданиях и о куче других непонятных и ненужных, по мнению Оливии, строениях. Но, твердо решив докопаться до истины, она внимательно слушала всю информацию, потоком льющуюся на нее. Еще никогда она так не уставала от самого обычного общения, но дело того стоило. С трудом следя за нудным и неинтересным разговором, она старалась не упустить ни слова.

Так, Оливия узнала, что Ламар – это один из городов Тразиминского королевства и университетов там действительно как грибов после дождя. Из Массалии в Ламар ведет морской канал, впадающий во Фригольский пролив, который, в свою очередь, дает начало реке под названием Фира. Тразимин большое государство, и Массалия раньше являлась его частью, но потом обрела независимость, став республикой.

– Вон то здание построил Георг Бридский. – Марко указал на серый дом с остроконечной крышей, большими окнами и толстыми колоннами перед входом. – Не знаешь, случайно, Оливер, в честь кого?

Брат явно начинал жалеть, что втянулся в этот словесный поединок, – Марко знал о Массалии намного больше, чем он.

– В честь победы в морской битве, – буркнул он.

– А вот и нет, – с удовлетворением заметил парень. – Любитель книжек вновь ошибся. Георг Бридский построил его в честь Жозефины Комнины, сестры Филиппа, короля Тразимина.

«Откуда он столько знает?» – не уставала изумляться Оливия.

– А вон тот памятник? – Марко указал на громадную статую сурового воина с бородой и огромным двуручным мечом в руках, у его ног вздымались каменные волны, качая суда с поднятыми парусами.

– Правитель города, наверное… – бросил Оливер, отворачиваясь в сторону. – Мне неинтересно. Предлагаю закончить никому не нужное представление.

Оливия видела, что брат на взводе. Он всегда гордился своими знаниями, обычно оказываясь если не умнее большинства, то как минимум начитанней. А сейчас Марко раз за разом указывал ему, что это не так.

– Как скажешь, – ухмыльнулся парень. – Вообще-то сам начал. И что, даже не желаешь узнать, кто перед тобой?

– Нет, – огрызнулся Оливер.

– Зато я хочу. – Оливия с невинной улыбкой повернулась к Марко. – Так интересно… И что такого замечательного совершил сей муж, раз ему поставили памятник?

Скульптура действительно выглядела впечатляюще – как минимум она поражала своими гигантскими размерами, возвышаясь над крышами близстоящих домов.

«И стоило тратить так много камня? – думала, разглядывая ее, Оливия. – Лучше поставили бы парочку лишних скамеек».

У нее еще ныли ноги после вчерашних приключений, но, как назло, все места, где можно было бы присесть, оказались заняты.

– Отлично, – бодрым голосом ответил Марко, подозрительно поглядывая на Оливию. – Перед вами Фокий Великий, первый правитель Массалии, основатель торговой республики, победитель Несметной армады и…

– Блокады? – хихикнула Оливия.

– Армады, – поправил ее Марко. – Так называют большое число кораблей, собранных вместе. Дело было давно. Однажды в Тразимине наступили смутные времена: гражданская война, волнения и все такое. Фокий воспользовался ситуацией и захватил в городе власть. Но он понимал – в одиночку он во главе города
Страница 13 из 25

не удержится. И организовал республику, став ее первым правителем. В молодости он слыл удачливым торговцем, заработал огромную кучу денег. И когда новый король Тразимина явился к стенам Массалии с требованием подчиниться, он просто выкупил независимость города.

– Выкупил? – удивилась Оливия. – Как помидоры на рынке? Такое разве возможно?

– В его случае сработало. Новый король нуждался в золоте. Он выдвинул только одно условие.

– И какое?

– Массалия обязалась платить Тразимину ежегодную дань.

– Откуда ты все это знаешь? – У Оливии мелькнула догадка. – А ты, случайно, не отсюда родом?

– Нет, – улыбнулся Марко.

«Тогда откуда?» – хотела спросить она, но не успела, рядом громко заворчал Йоши, а следом жалостливо захныкал Бузимба.

– Он превратился. – Кот указал лапой на Рэнделла, ставшего волком. – А я? Я превращусь вечером?

На лицо Оливии упали лучи восходящего солнца – желая быстрей попасть в Ламар, они встали еще до восхода.

– А я? – вторил коту лемур.

– Да мне все равно, что там с тобой! – отмахнулся от него Йоши. – Даже не думай, что мы братья по несчастью.

Ближайшая дорога в порт вела через базар. Несмотря на раннее утро, на прилавках уже был разложен готовый к продаже товар, а посвежевшие и набравшиеся за ночь сил торговцы зазывали покупателей. Открывались разнообразные развлекательные аттракционы, плясали и устраивали представления клоуны и мимы, назойливо предлагали свою продукцию продавцы уличной еды.

С трудом прокладывая дорогу сквозь все более уплотнявшуюся толпу, Оливия размышляла о Марко: «Что же он такое скрывает? И, главное, почему?»

Самое интересное, она не знала даже его фамилии, только имя. Парень упорно отказывался делиться с ней своим прошлым, вызывая таким поведением все новые вопросы.

– …Понятия не имею, – услышала она угрюмый голос. – Они ни у кого не превращаются. Говорить говорят, а другими животными или птицами не становятся.

– Поговаривают, колдуны во всем виноваты, – вторил ему другой голос, тихими интонациями напомнивший журчание ручья. – Мстят королю Тразимина.

– Их король дел натворил, а расхлебывать нам.

Оливия взглянула в сторону болтавших и увидела двух торговцев с уставшими, изможденными лицами – видимо, нынешней ночью оба не сомкнули глаз. За их спинами стояли клетки с животными и птицами: волками, медведями, пантерами, совами, попугаями. Твидлы испуганно переглядывались, переговариваясь между собой. И у всех на спинах виднелись белые полосы. Оливии даже показалось, что в одной из клеток промелькнул маленький дракон, но она не успела разглядеть, а секунду спустя волшебное животное закрыл метавшийся за прутьями разъяренный лев. А проверять Оливия не рискнула, да и не настолько ей было интересно.

– Колдуны? – Оливер, сгорая от любопытства, подошел к беседующим. – Они на такое способны?

– Кто их знает! – хмыкнул первый торговец.

– По слухам, именно они создали твидлов, – добавил второй.

– Неправда, – возразил Рэнделл. – Они на такое неспособны. Ни один колдун неспособен.

– Ты уверен, маленький волк? – улыбнулся второй. – Они тебе лично об этом сказали?

Рэнделл смущенно потупил взгляд.

– Маги никогда не уважали людей, – продолжал первый. – Считали нас ниже себя.

Оливия вспомнила, как вел себя Орозий, единственный волшебник, которого она видела в своей жизни. Тот явно не отличался хорошими манерами и разговаривал с ее братом так, будто делал ему одолжение.

– Зачем им издеваться над ними? – Оливер не поверил словам торговцев. – Ведь они используют твидлов в своей работе.

Торговцы дружно пожали плечами.

– Ладно, к чему этот разговор… – Первый направился к клеткам, второй, чуть помедлив, последовал за ним.

– Сдавайся, город, или предам тебя огню! – долетел до Оливии наигранно грозный крик.

Повернувшись, она увидела маленькую сцену, в центре которой стоял низенький пузатый человек в короне из мятой бумаги. С его плеч свисала длинная тряпка, видимо, плащ. Актер размахивал бутафорским мечом, корчил устрашающие рожи и бешено вращал неправдоподобно огромными глазами.

– И не подумаем! – Из-за стоявших на краю сцены груды коробок, лишь наполовину прикрытых рваным куском выцветшей материи, высунулись еще два актера и оскалили желтые, выщербленные зубы, одновременно громко улюлюкая.

– Тогда вы сами виноваты! – грозно объявил актер с мечом, шагнул на лежавшую рядом широкую доску, сильно напоминавшую часть двери. Взялся свободной рукой за торчавшую вверх палку с привязанной к ней грязной простыней и, гордо выпрямившись, заявил: – Вперед, мой флот! Покажем гнев короля Теодориха!

Очередное представление, больше напоминавшее балаган и интересное в основном изнывающим от скуки детям, ждавшим, пока их родители закончат свои дела. Оливия взглянула на брата. И разумеется, оно привлекло внимание Оливера. Отвернувшись от торговцев и разом позабыв о проблемах твидлов, он уставился на сцену.

«Сейчас скажет: здесь то-то и то-то не так, но давайте взглянем. Я читал, а теперь хочу посмотреть».

Но оказалась не права. Оливер впервые слышал историю, разыгрываемую на сцене. Брат смотрел на актеров, усиленно пытаясь понять, что они изображают.

Оливии стало любопытно, а знает ли Марко. У нее от полученного сегодня количества информации раскалывалась голова. Но конечная цель требовала жертв, и Оливия решила и дальше придерживаться избранной тактики.

– Вот здорово! – захлопала она в ладоши, с грустью представляя, насколько глупо выглядит. – Жаль, опоздали к началу.

И выразительно взглянула на парня. Тот с легкостью попался.

– Тот, с тряпкой на плечах, – тихо сказал он, – король Теодорих Непотопляемый. Свое прозвище он заслужил после осады Массалии. Ее как раз показывают на сцене. Он явился под стены города с огромным флотом…

– Армадой? – не без сарказма вставила она замысловатое слово.

– Можно и так сказать, – усмехнулся парень. – Но потерпел поражение, потеряв все корабли. Отсюда и прозвище.

– Он ведь их потерял? – удивилась Оливия. – Почему тогда «непотопляемый»?

Краем глаза она заметила, что Оливер, глядя на сцену, внимательно слушает их разговор.

– Они все утонули, – пояснил Марко. – Все, кроме одного, того, на котором находился король. В Массалии знают секрет оружия – огня, который невозможно потушить водой. Им и сожгли флот Теодориха.

– Вот как… – Оливия с трудом представляла себе огонь, который горит в воде.

Зато она прекрасно понимала, что если не оттащить брата от сцены насильно, то они застрянут тут надолго.

Внезапно скучавший рядом Бузимба, развлекавшийся в основном тем, что переминался с лапы на лапу да пытался поймать свой роскошный длинный хвост, жалобно заскулил и схватил Оливию за руку.

– Да что такое… Опять… Не хочу… Ну почему?

Он настойчиво потащил ее в направлении торговых рядов. Несмотря на маленький рост и хилое, субтильное тельце, лемур оказался на удивление сильным, и Оливия с трудом могла ему сопротивляться. Ища поддержки, она бросила взгляд на Марко, но тот, как назло, в этот самый момент покупал у уличного торговца пирог с рыбой для Йоши.
Страница 14 из 25

Увлекаемая в толпу, она попыталась крикнуть, но Бузимба ее опередил:

– Ни звука… Тише… Нас не должны увидеть.

– Но почему?

Не желая оставаться наедине с мохнатым источником проблем, она в самый последний момент исхитрилась вцепиться в Оливера.

– Что? А? Куда? – Брат не сразу понял, что происходит. – Я хочу досмотреть.

На сцене актер с бутафорским мечом наконец подошел к груде коробок и пнул их ногой. В ответ сверху полетели маленькие горящие шишки, вызвав громкий смех детей и живой интерес проходящих мимо взрослых.

– Бузимба, что происходит? – Оливия силилась остановить лемура, увлекавшего ее и Оливера за собой. – Куда ты меня тащишь?

– Подальше отсюда. Да! Он снова здесь.

Резко свернув, Бузимба метнулся сквозь толпу и очутился перед высоким шатром из синей ткани, с большим прозрачным шаром на вершине.

«Предсказание будущего» – гласило название перед входом, вернее, та часть, которую Оливия успела прочесть. В следующую секунду Бузимба втолкнул ее с братом внутрь и, озираясь, быстро последовал за ними.

В шатре царил полумрак. Сделав несколько шагов вперед, она разглядела маленький стол и лежавший на его поверхности большой шар, точную копию венчавшего шатер.

– Садитесь… – раздался тихий, но настойчивый голос.

Оливия заметила возле стола ровно три стула и опустилась на один из них. Ноги мгновенно ответили благодарностью, но разум настороженно следил за Бузимбой, занявшим стул слева. Справа сел Оливер.

– Ква… Ква… – Возле шара, выпучив глаза, сидела жаба настолько огромная, что Оливии стало нехорошо. На ее ярко-зеленой коже поблескивали капли воды, а вдоль спины едва заметно серебрились две полоски. Она прыгнула на лежавшую рядом подушку и оценивающе оглядела вошедших.

«Еще один твидл, – мрачно подумала Оливия. – Интересно, тоже не превращается?»

Она уже хотела спросить, но жаба заговорила первой:

– Ква… Похожи, но разные… И знаний колодец. Ква… Вижу мрак. Чернее черного. Вижу зло. Грозит обоим. Ква…

– Обоим? – забеспокоился Бузимба. – А кому? Ой-ой… Так и думал… Ой-ой…

Жаба, не обращая внимания на лемура, продолжала:

– Друга в беде не бросить никак, друга помощь забыть невозможно. – Она уставилась на Оливера, и тот вздрогнул от ее слов. – Народ мелкий стонет в беде, пройти мимо нельзя, помочь придется, на всякое зло отвечаем любовью к друзьям, на волю рвется, туда и дорога. Ква…

Даже во мраке шатра Оливия заметила, как побледнел брат и непонимающе уставился на зеленого твидла, а тот все говорил и говорил:

– Героем рожден, хоть быть им не хочет, отмечен судьбой, но сам не поверит, время мотает он куда хочет, столкнется с врагом без надежд на победу. Ква… Выбор получит, но сделать не может, кровь за него родная решит, жизнь или смерть, победа иль гибель. Ква…

Оливер сглотнул и повернулся к Оливии, напрочь позабывшей о притихшем Бузимбе. В повисшей тишине брат дрогнувшим голосом прошептал:

– Похожее предсказание читал мне в замке Орозий… Но какое отношение оно имеет ко мне?

Глава 6

Оливер посещает библиотеку без книг

Оливия не успела ответить, да, видимо, и не знала, что сказать. Шар на столе вспыхнул ослепительным светом, и жаба повернулась к ней.

– Ква… Опасайся лишенного сил недавно, торты разлюби и не доверяй украшениям. Ква… Опасность грозит, лишь смерть остановит, свой путь повторно пройдешь, героев двух встретишь. Ква… На ветре промчишься в грозы час ненастный, ум в помощь в секунду беды, родительскую память спасти не сумеешь. Ква…

В шатре воцарилась тишина. Сбитый с толку Оливер сидел, боясь пошевелиться, скользя взглядом по серебристым полоскам на теле жабы. Та была явно довольна собой. Громко квакнув и даже не посмотрев в сторону Бузимбы, она прыгнула в темноту.

– Так! Так! Встаем, не засиживаемся! – затараторил суетливый голос. – Сколько вас тут? Трое… Три сестериуса, пожалуйста, и прошу на выход. Снаружи уже очередь выстроилась из желающих. Славный сегодня денек, не находите?

Маленький, худенький человечек с невероятно большой головой и пронзительными глазами откинул полог шатра, впустив внутрь солнечный свет. Оливер, медленно приходя в себя после услышанного, трясущейся рукой протянул требуемую плату. Пошатываясь и щурясь от яркого солнца, он вышел наружу. В шатер тут же, весело смеясь, вбежали трое детей.

– Что это было? – Оливия зябко поежилась, хотя погода была теплой.

– Без понятия… – Оливер не знал, как реагировать на слова зеленого твидла. – Вроде жаба говорила что-то про зло… И, кажется, про торт…

– Ага, – согласилась Оливия. – Я, дескать, теперь должна разлюбить сладкое. Не дождетесь.

– И как к этому относиться? – Оливер едва понимал речь сестры.

Бузимба нервно огляделся по сторонам.

– Не будь глупым! – воскликнула Оливия, она окончательно пришла в себя после представления, устроенного жабой. – Мы ведь на ярмарке. Неужели ты поверил в правдивость предсказаний? Но не за три же сестериуса. Я тебя умоляю…

– Ты права, – согласился Оливер, прогоняя всколыхнувшееся было чувство тревоги. – В таких местах те еще хитрецы…

– Куда вы подевались? – Из толпы вынырнул встревоженный Марко.

Рядом вразвалочку семенил Йоши, с явным удовольствием уплетая рыбный пирог. Причем ел в основном начинку, выплевывая куски теста на землю. Следом плелся скучающий Рэнделл.

– Да так… Будущее захотелось узнать, – улыбнулась Оливия, указав на шатер.

– И как? Светлое вас ждет?

– Насчет светлого не знаю. Но насыщенное и увлекательное точно.

Стараясь выкинуть слова жабы из головы, Оливер принялся разглядывать идущих навстречу прохожих. В основном это были местные жители в однотонных одеждах простого покроя. Такие же носили и в Лавинии, откуда Оливер и Оливия были родом. Но иногда попадались странные и даже диковинные люди. Возле прилавка с фруктами он заметил чернокожего высокого человека с абсолютно лысой, блестящей на солнце головой и пышной кучерявой бородой. Он был одет в широкую кожаную рубаху с длинными рукавами и обтягивающие красные штаны. У фонтана Оливер столкнулся с низкорослым мужчиной с красной кожей и длинными, до середины спины, волнистыми волосами. Его широкую грудь покрывали пугающие изображения жутких демонов, а нос и уши украшали тяжелые золотые кольца. А уже возле выхода с базара Оливер заметил неприятного на вид альбиноса, с белыми словно снег волосами и прозрачной кожей. Альбинос взглянул на Оливера голубыми водянистыми глазами и, заметив, как тот вздрогнул, ухмыльнулся, обнажив крупные зубы, которые скорее напоминали клыки хищника.

Порт Массалии поражал воображение. Огромный, поистине гигантских размеров, он врезался бесчисленными причалами в море, и его границы терялись где-то вдалеке. Оливер даже придумал историю, что порт бесконечный и, сколько ни иди, никогда не отыщешь противоположный конец.

Жизнь в порту не прекращалась ни на мгновение. В воздухе звучал многоязычный говор. Знакомые и незнакомые Оливеру слова, причудливо переплетаясь, создавали неповторимую атмосферу. Швартовались, готовясь к выгрузке, торговые ладьи; поднимали паруса набравшие новый товар
Страница 15 из 25

и снаряженные к дальнему плаванию корабли; оглашались громкими командами неисчислимые боевые ладьи, блестя на солнце металлическими носами; гордо покачивались на волнах изысканно украшенные суда богачей и вельмож.

Вдоль причалов высились многоэтажные здания складов, способные вместить в себя несколько городов со всеми жителями. К их дверям нескончаемой вереницей катились повозки, груженные самым разнообразным товаром, начиная от мешков с пшеницей и заканчивая изумительной красоты статуями. Везде кипела работа, сновали неутомимые грузчики, суетливые работники порта, прохаживались веселые, довольные, что оказались на твердой земле, матросы, суровые капитаны и надменные торговцы.

С удивлением Оливер заметил, что на многих кораблях наравне с людьми трудятся и твидлы. Ловкие обезьяны ростом с человека выгружали содержимое трюмов, одновременно громко переговариваясь между собой и с членами команды. Высокие животные с большими круглыми ушами и длинными отростками вместо носа тащили на спине особо тяжелые вещи, поглядывая перед собой маленькими грустными глазами. Крупные попугаи с мощными кривыми клювами с умным видом пересчитывали коробки, заглядывая внутрь и громко ругая подходивших к ним грузчиков. Свирепые пантеры грациозно прохаживались вдоль складов, внимательно приглядываясь к каждому приближающемуся к входу.

Оливер, будь на то его воля, с удовольствием остался бы здесь на несколько дней. Он много читал о самых разных портах и сожалел, что в Лавинии он маленький и почти не работающий. Тут же можно было встретить кого угодно, даже жителя самых дальних и малоизвестных стран, увидеть твидла редкого вида, а при удаче и поговорить с ним, услышать множество интересных историй, которые вряд ли когда-либо будут записаны.

Подняв с морского дна сокровища пиратов, друзья в первую очередь в ближайшем портовом городе купили корабль. Идея приобрести судно принадлежала Марко, но остальные, выслушав его доводы, не споря, согласились. Оно стояло в отдалении от основной, торговой, части порта, рядом с умопомрачительного вида кораблями. На многих из них мачты поблескивали позолотой, усыпанные жемчугом весла стоили как небольшой флот, изображения мифических животных на носу пугали реалистичностью и детальной проработкой, шелковые паруса обеспечили годовым заработком не одну гильдию ткачей, а серебряные пластины на бортах, по мнению Оливера, смотрелись вульгарно и вычурно.

В сравнении с такими соседями корабль друзей выглядел серо и непривлекательно: маленький, с крохотным трюмом, одной мачтой и скромными белыми парусами. Зато благодаря компактной планировке каждый получил каюту с кроватью, столиком возле окна и вместительным шкафом. Йоши, довольный покупкой, повесил у себя гамак, на пол положил мягкий ковер, а на стены поместил маленькие пейзажи островов близ Манталы.

Небольшие размеры делали управление судном легким и удобным, не требуя наличия специальной команды. Ее на борту и не было, Марко с Оливером в случае надобности поднимали либо опускали тот или иной парус, изредка им помогала Оливия.

Раньше корабль носил название «Свирепый». Продавший его подозрительного вида мужичок с бегающей улыбкой и лукавым взглядом утверждал, что приобрел посудину для младшей дочки, любившей кататься с подружками по заливу. Однако в настоящий момент она далеко, в другом городе, учится в закрытой школе для девочек, а оплата причала для судна обходится дороговато. Оливер, выслушав его историю, не поверил ни единому слову, а Марко, заглянув в трюм, заявил, что здесь еще пару дней назад хранили контрабандный товар.

Едва друзья вышли на «Свирепом» в море, как, не сговариваясь, захотели сменить название. Возникла непредвиденная загвоздка: все, включая Рэнделла, предложили свой вариант. Спорили долго, но к единому мнению так и не пришли. И тогда Оливер предложил разрешить ситуацию с помощью жеребьевки. По ее итогам победителем оказался Йоши, а корабль получил название «Великолепный кот».

Марко оказался прав. Подгоняемый попутным ветром «Великолепный кот» за несколько часов преодолел широкий канал, ведущий из портовой гавани, и очутился в заливе. Спустя еще немного времени вдалеке показался Ламар. Город раскинулся на высоком холме, спускаясь с его вершины в покрытую лесами долину. К удивлению Оливера, вокруг Ламара отсутствовали крепостные стены, вместо них росли фруктовые сады, среди которых прятались маленькие одноэтажные домики с красными черепичными крышами. Узкие улочки, зажатые между деревянными заборами, разбегались во все стороны, словно замысловатая паутина. Ближе к центру они становились шире, а дома больше и выше.

Река Фира, полноводная, с мутной зеленоватой водой, огибала холм широким полукругом, деля Ламар на две неравные части. Оба берега соединялись многочисленными мостами, создавая впечатление, будто местные жители, желая укротить реку, надели на нее кандалы.

Порт города университетов, как еще называли Ламар, представлял собой тихую, сонную гавань с деревянными причалами, краска на которых давно выцвела и начала облупливаться. Основная масса судов, минуя Ламар, направлялась дальше, в более крупные города. Здесь же редко кто останавливался, в основном для высадки пассажиров.

Обо всем этом Оливер услышал от Марко, без умолку болтавшего о Ламаре и одновременно выразительно поглядывавшего на Оливера. Взгляд парня словно говорил: «Эй, книжный червь, ты читал такое в своих романах и исторических хрониках?» Оливер, обожавший такие рассказы, сейчас слушал вполуха. Рассматривая город, он пытался понять, откуда Марко столько знает.

«Ни про Бахару, ни про Маакар он не сказал ничего интересного, хотя бывал там раньше. Даже про острова, где мы встретили игнавий, а затем нашли золото из Манталы, он не сообщил ни одной занимательной подробности. А сейчас уже второй день соловьем заливается. Странно…»

Оливер честно признался себе, что ему не нравится, когда кто-то оказывался умнее его. Но даже откровенный разговор с собой не помог. Тогда он решил не обращать на Марко внимания. Вскоре парень, к его облегчению, замолчал, вынужденный заняться оформлением бумаг для представителей порта.

В отличие от Массалии с ее упрощенной процедурой таможенного контроля, в Ламаре все обстояло сложней и запутанней. Марко, единственный, кто хоть немного разбирался в таких делах, с грустью сообщил, что дело займет не один час.

Йоши, недовольный задержкой, мрачно посмотрел на пузатого таможенника и тихо, чтобы тот не услышал, ехидно произнес:

– Как сказал один знаменитый поэт:

Абсурда славное творенье

Ниспослано для поклоненья.

С любовью идола создали,

Из грез и воздуха сваяли.

– Не-а, – возразил Бузимба. – Там немного не так.

– И как же? – Кот, едва не поперхнувшись, повернулся к лемуру. – Это мой любимый поэт. Я знаю все его стихи наизусть.

– Охотно верю, – пискнул Бузимба, ища взглядом Оливию. – Но моя уникальная способность – исключительная память. Я… э-э-э… слышал это четверостишие раньше. Оно из поэмы Мурциала «О важности пустого». Да! И на самом деле оно
Страница 16 из 25

звучит так:

Абсурда славное творенье

Ниспослано для поклоненья.

Себе мы идола создали,

Из лжи и зависти сваяли.

Йоши смерил лемура испепеляющим взглядом.

– Исключительная память, значит… – И, повернувшись к Бузимбе спиной, трагическим голосом воскликнул: – Я так не могу! Мне не хватает воздуха! Меня душит эта тесная палуба! Я иду в город. Кто со мной?

Послав Оливеру многозначительный взгляд, он перепрыгнул через борт, очутившись на узком причале. Местами подгнившие доски отчаянно заскрипели, готовясь в любую секунду сломаться.

Оливер с удовольствием ухватился за возможность покинуть судно.

– Действительно, что мы тут все торчим. Марко и без нас прекрасно справится. К тому же мы ему особо ничем помочь не можем.

Оливия покачала головой.

– Ты иди, а я останусь. Встретимся возле… – Она на мгновение замолчала, словно пыталась что-то вспомнить. – Возле университета… натуральных наук, если не путаю.

«Оливия знает названия местных университетов? – удивился Оливер, взглядом призывая Рэнделла следовать за ним. – Откуда?»

– Ламарский университет естественных наук, – поправил ее Бузимба.

– Да, этих самых наук. Встретимся там через два часа. Надеюсь, Марко успеет управиться.

Едва выйдя за ворота порта, Оливер не поверил глазам – пара шагов, и он словно в другом мире. От восхищения и восторга он застыл, любуясь увиденным.

Город утопал в зелени: всюду росли густые, аккуратно подстриженные кусты, высились стройные деревья, источали аромат прекрасные цветы. Высокие кирпичные здания прятались за свежевыкрашенными заборами, поглядывая на прохожих распахнутыми окнами. По вычищенной, без единой пылинки мостовой катились, постукивая колесами, кареты; прогуливались, укрываясь маленькими зонтиками, дамы; с достоинством шагали вельможи, сопровождаемые слугами; весело смеясь, бежали дети. Воздух переполняла свежесть, радостное ощущение праздника и весенний, несмотря на раннее лето, восторг.

Оливер, мысли которого лихорадочно метались от вопроса, откуда Оливия знает названия местных университетов, к обладавшему феноменальной памятью Бузимбе, мгновенно забыл, о чем думал. Раскрыв рот, он проследил за чудо-повозкой, проехавшей рядом. Она напоминала обычную телегу, но двигалась сама по себе. Издавая глухой звук, она катилась по улице, а прохожие без всякого удивления поглядывали на нее, словно такое было для них в порядке вещей.

– Магия, – хмыкнул Йоши. – В Мантале и не такое увидишь.

«Разумеется, волшебство», – согласился Оливер, но исходящий от повозки шум еще долго не давал ему покоя.

Ближайший университет располагался в паре кварталов от порта. Посередине огромной территории, окруженной живой зеленой изгородью, высилось громоздкое, похожее на глыбу здание. К нему вело множество посыпанных песком дорожек. Окна, больше напоминавшие бойницы, сурово поглядывали на студентов, одетых в просторные разноцветные рубашки и широкие штаны. Оливер с удивлением заметил, что многие из них ходят без обуви.

– Философы, – усмехнулся Йоши, указывая на большой стенд перед обитой металлическими листами дверью. – Надеются голой пяткой нащупать правду земли.

– «Университет философии и прикладной эзотерики, – прочел Рэнделл надпись на стенде, украшенном непонятными символами, отдаленно напоминавшими гербы. – Наше заведение предлагает углубленное изучение следующих дисциплин: сущность бытия, познание мироздания, открытие собственного «я», космогония, мудрость вселенной, метафизика, онтология, введение в сущность добра и зла, диалектика, а также медицина, история и риторика».

– Весело у них тут, – констатировал Йоши. – Правда, боюсь, пользы от здешних ученых будет немного. Я у них спрошу: «Отчего я мог перестать превращаться?», а они мне в ответ: «А вы, уважаемый Йоши, уверены, что вообще существуете?»

– Попробовать стоит. – Оливер потянул на себя тяжелую дверь, которая бесшумно открылась.

– А нас пустят в библиотеку? – засомневался Рэнделл. – Мы же тут не учимся.

– И что с того? – пожал плечами Оливер. – Я не собираюсь брать книги с собой. Я хочу лишь почитать. А для этого мне не надо быть студентом.

– Утром еще одного нашли, – войдя внутрь, услышал Оливер, – лежал без сознания, едва дыша.

Оглядевшись, он увидел троих студентов, сидевших на широкой мраморной скамье. Рядом журчал фонтан, брызги которого разлетались в разные стороны. Вокруг царил полумрак, разгоняемый огнем развешанных вдоль стен факелов. От двери вел длинный коридор, оканчивавшийся большим залом.

Один из собеседников, темноволосый парень в зеленой рубашке и темно-синих штанах, слегка понизив голос, произнес:

– Говорят, это он. Тот ужасный колдун. Вернулся и мстит всем своим недругам.

– Азариус Магнеций? – Сидевшая рядом с ним белокурая девушка, вздрогнув, побледнела. – Мамочки! Он же мертв. Как такое возможно?

– Идем-идем. – Йоши настойчиво подтолкнул Оливера. – У нас мало времени.

Библиотека располагалась в дальнем крыле, на третьем этаже. Пройдя коридор, друзья вышли в зал, стены которого украшали многочисленные портреты. Оливер с интересом принялся их разглядывать. Седовласые мужи с важными лицами, взглядами, исполненными мудрости и знаний, многие с роскошными бородами и бакенбардами. Женщины в цветных мантиях и причудливых головных уборах напоминали сказочных волшебниц.

– Сдались тебе дедушки с бабушками, – проворчал Йоши. – Давай быстрей найдем нужную книгу и пойдем отсюда. А то на меня как-то странно поглядывают.

Проходивший мимо низенький старичок с трясущимися руками испуганно покосился на кота и постучал себя по уху. Оливер огляделся. Действительно, многие преподаватели, да и некоторые студенты удивленно взирали на Рэнделла с Йоши.

«Твидлов разве не видели? – Оливер не понимал причины их интереса. – После той повозки они изумляются волшебным животным?»

Поднявшись по узкой винтовой лестнице на третий этаж, они пошли вдоль многочисленных дверей, одна оказалась приоткрытой, и Оливер, не удержавшись, заглянул внутрь. Его взору предстало просторное помещение. В его середине, образовав круг, на подушках сидели студенты. В центре, заложив руки за спину, прохаживался преподаватель. Студенты вели себя непринужденно, перебивая друг друга, задавали вопросы, многие улыбались. Преподаватель даже не пытался их утихомирить, напротив, он, казалось, поощрял раскованное поведение.

– Вот я вас и подловил, профессор! – радостно рассмеялся худой прыщавый парнишка. – Вы не правы. Такого не может быть в принципе.

– Вот как? – повернулся к нему мужчина.

Оливер пребывал в полной уверенности, что наглеца сейчас выставят из аудитории, по крайней мере, так непременно поступили бы преподаватели в Лавинии.

– Допустим… – произнес профессор, явно не собираясь наказывать парня. – Объясни, почему ты так считаешь.

– Нас ждут знания. – Йоши, не дав дослушать разговор, потащил Оливера дальше.

Такой библиотеки Оливер еще не видел. На многочисленных полках и стеллажах лежали горы свитков, высились стопки восковых и глиняных табличек, но не хранилось ни одной даже самой маленькой
Страница 17 из 25

книжки.

– От них вообще есть прок? – Кот разочарованно повертел одну из табличек в лапах. – На ней любой студент может написать какую угодно чушь.

– А вдруг они защищены заклятием? – предположил Рэнделл.

– Надеюсь, – проворчал Йоши. – И куда нам? С чего начнем?

Оливер собирался спокойно, без всякой спешки осмотреться, но понял, что с Йоши его план обречен на провал.

– Знаете что… предлагаю вам изучить каталог. В нем названия всех книг, имеющихся в этой библиотеке. – Он указал на большой шкаф с выдвижными ящичками. – А я схожу поищу того, кто нам поможет. – И, видя, что Йоши собирается возразить, быстро добавил: – Разделившись, мы быстрей добьемся результата.

Оливер медленно побрел в глубь библиотеки, бегло просматривая таблички, прикрепленные к стеллажам. «Основы эзотерики», «Введение в эзотерику», «История эзотерики», «Эзотерика сегодня», «Эзотерика и метафизика», «Эзотерика против схоластики»…

Остановившись, он огляделся. Впереди мелькнула низенькая круглая женщина с платком на плечах, похожая на библиотекаршу. По крайней мере, Оливер надеялся, что она является библиотекаршей.

– Не подскажете, – догнав ее, обратился он к ней, – где тут раздел про твидлов?

Игравшая на пухлых губах расслабленная улыбка мгновенно исчезла.

– Что? – Женщина внимательно взглянула на Оливера и неожиданно взвизгнула: – Издеваешься, паршивец?! Марш отсюда или доложу начальству!

И быстро засеменила прочь.

Оливер озадаченно почесал затылок.

– Ладно, – пробурчал он тихо, – хорошо, как всегда, разберусь сам.

И действительно, вскоре он отыскал секцию, посвященную дальним странам. На самой верхней полке нашлось несколько свитков про Манталу.

«Надеюсь, про твидлов здесь хоть что-то написано».

Неспешно проглядывая сочинение Прокопия Клапидонского, Оливер увидел изображение короны, показавшейся ему знакомой.

«Это ведь та самая диадема, которую я подарил Оливии!»

«Украшение считалось собственностью королевы Манталы и переходило к правительнице сразу после коронации, – с интересом начал читать он. – Диадема являлась символом власти и надевалась редко, обычно в особо торжественные моменты. Ее главная особенность – внешняя простота: тонкий обруч и один-единственный драгоценный камень. В этом суть правителей Манталы, они чужды показных проявлений власти. Однако диадема известна не столько своей красотой, сколько связанными с ней легендами. Многочисленные слухи наделяют ее некой таинственной силой. Какой именно, ваш покорный слуга, к сожалению, так и не выяснил. Поговаривают, что несколько молодых королев сразу после коронации жаловались фрейлинам на странные видения, тревожные мысли, непонятные переживания. Но все это, на мой взгляд, легко объяснимо волнением, а не якобы воздействием силы украшения».

Оливер задумчиво повертел свиток в руках.

«Хм… Орозий, кстати, тоже спросил, не заметил я чего-то странного в Оливии, когда она носила диадему…»

Просмотрев остальные свитки, касающиеся Манталы, и не найдя больше ничего интересного, он вернулся к друзьям. Еще издалека он заметил идущего с противоположной стороны Рэнделла. И, приближаясь, услышал:

– Йоши, иди быстрей сюда. – Волк явно старался говорить тихо и не привлекать к своей персоне внимания. – Кажется, тут не очень любят волшебных существ.

– Что? – громко переспросил кот, со скучающим видом перебирая книжные карточки. – С чего ты решил?

На него недовольно покосилась толстенькая библиотекарша, как раз проходившая мимо.

– А что тут делает кот? – Ее взгляд скользнул по Йоши, а затем переместился на Рэнделла. – И пес вдобавок. Кто пришел с животными? А ну кыш отсюда!

Йоши и ухом не повел.

– Я не кот, уважаемая, а твидл.

У библиотекарши глаза полезли на лоб. Всплеснув руками, она в ужасе заголосила:

– Караул! Он разговаривает! Магия!

– Про это я и хотел сказать, – сообщил Рэнделл удивленному Йоши.

Оливер непонимающе уставился на Рэнделла, краем глаза замечая, что на них с мрачными лицами надвигаются посетители библиотеки.

Глава 7

Оливер получает возможность узнать, насколько он умен

Рэнделл, увидев Оливера, потрусил к нему. Йоши, шипя, кинул в библиотекаршу стопку карточек и спрыгнул на пол.

– Бежим отсюда! – решив не искушать судьбу, предложил Оливер и устремился к выходу.

К счастью, их никто не преследовал, лишь несколько любопытных студентов какое-то время смотрели им вслед.

Очутившись на улице, они устало повалились на траву.

– Нашел что-нибудь? – поинтересовался Йоши.

– Нет, – покачал головой Оливер. – Рэнделл, как ты узнал?

– Из разговоров, – пояснил волк. – Я пошел побродить, думал, найду что-то полезное. Так на меня смотрели с таким недовольством… А две студентки, считая, что я их не слышу, увидав мои белые полоски, побледнели и наговорили про меня гадостей.

– Может, твидлам запрещен вход в библиотеку? – предположил Оливер.

– С какой стати? – возмутился Йоши. – Это самая настоящая дискриминация! Я умней и образованней многих здешних студентов. Нет, вы только послушайте! А если меня тянет к знаниям? Я что, не могу их получить? Безобразие!

– Я всего лишь высказал один из вариантов, – попытался успокоить кота Оливер. – Скорее всего, так решили поступить только тут. Вряд ли такая практика распространена повсеместно во всем Ламаре. Мы же видели самодвижущуюся телегу. Здесь магия буквально на каждом шагу. И с какой стати местным жителям ущемлять в правах волшебных животных?

– Надеюсь, ты прав, – проворчал Йоши, расслабившись.

У Оливера после бега пересохло в горле, и он направился к ближайшему фонтану напиться воды.

– Сам видел. – Стоявший рядом с фонтаном студент в белоснежной рубахе и такого же цвета штанах оживленно беседовал с парнями в зеленом и желтом. – Бледный такой лежал, почти не дышал.

– Если он вернулся, – голос парня в зеленом заметно дрогнул, – то нам конец. Он не успокоится, пока не отомстит.

– Уже четвертый за неделю. – Студент в желтом явно не испытывал такого страха, как его собеседник. – Из них трое взрослых. Нам нечего бояться.

– Но кроме них он напал и на ту девушку. Азариус жесток. Одна знаменитая «Ночь несостоявшегося заседания ученых» чего стоит. И никто не смог его остановить.

– Да ладно тебе! – рассмеялся парень в желтом. – Ты ему точно неинтересен. Он о тебе даже не знает.

– А мои родители?

Подслушивая разговор, Оливер забыл, зачем подошел к фонтану. И лишь когда студенты направились к стоявшей в отдалении группе парней, наконец напился.

– А вот тут я бы задержался, – объявил Йоши спустя некоторое время.

Они стояли перед еще одним университетом – возведенным из светлого камня, с множеством колонн, просторных портиков и большими окнами. Издали создавалось впечатление, что здание парит над землей, настолько оно выглядело воздушным и легким. Учившиеся тут студенты носили светлые хитоны, туники и сандалии. Возле главного входа красовалась яркая надпись, выполненная крупными, с замысловатыми завитушками буквами: «Гуманитарный университет города Ламара».

– Восхитительно… – Кот блаженно прикрыл глаза. – Слова
Страница 18 из 25

так и рвутся сами наружу. – Он выпрямился и театральным голосом продекламировал:

Красу нетленную соткал.

Страстью звезду украсил.

Вдохновение пришло.

По дорожкам прогуливались студенты во главе с седым преподавателем. Тот важно вышагивал, что-то рассказывая, а студенты, окружив его плотной толпой, слушали, изредка задавая вопросы.

– …Сюжетная линия лишь на первый взгляд проста и недостойна особого внимания, – долетело до Оливера. – Но стоит пристальней вглядеться, вчитаться между строк, как все видится уже намного сложней. Характер главного героя, его поведение, мысли и действия достойны отдельного упоминания. В ходе развития истории, по мере ее приближения к финалу, они претерпевают изменения, эволюционируют. Метаморфоза, произошедшая с главным героем, его трансформация и причины, приведшие к таким переменам…

– Мяу… – Йоши настойчиво привлек к себе внимание. – Сам бы послушал, но мы тут не за этим.

Оливер со вздохом побрел к дверям университета. Он вдруг почувствовал зависть. Всегда мечтая учиться в одном из таких мест, он захотел поступить в университет. Правда, пока еще не знал в какой.

Исследование здешней библиотеки не принесло никаких результатов. В ней также отсутствовали сведения о твидлах. Идя вдоль стеллажей с книгами, Оливер с удивлением обнаружил, что не видит литературы по волшебству и магии.

Наученные недавним опытом, Йоши с Рэнделлом ожидали его в коридоре, удобно расположившись возле открытого окна.

– Слишком дорогие? – предположил кот, выслушав его рассказ.

– Не входят в программу обучения? – изумился волк.

Вспомнив странное поведение толстой библиотекарши, Оливер не знал, что и думать.

Следующий университет своими размерами напоминал крохотный город. Вместо одного здания на его территории виднелось с десяток маленьких двухэтажных домиков с плоскими крышами. И лишь одно, стоявшее на небольшом холме, имело треугольную крышу и гордо возвышалось над остальными благодаря четырем этажам.

Местные студенты расхаживали в серо-синих, местами потертых одеждах. Многие, те, что постарше, несли в руках инструменты или непонятные механизмы.

«Ламарский университет науки и техники» – гласил установленный возле широкой дорожки огромный квадратный стенд. Прямо за ним начинался небольшой парк со скамейками, фонтанами, горками и даже маленькими бассейнами. Под деревьями стояло несколько столов, возле которых Оливер увидел толпу мальчишек и девчонок. Он хотел было пройти мимо, но, заметив, что они одеты в обычную, не университетскую одежду, решил подойти. Большинство оказалось одного с ним возраста. Они переговаривались друг с другом, хотя явно познакомились недавно.

– Ты уверена, что здесь безопасно? – жалобным голосом спросила пухленькая светловолосая девочка у темноволосой подруги. – Мы тут всего день, но я уже такого наслушалась… Мне страшно, Мила.

– Эмма, такое происходит в каждом городе, мне ли не знать, – заверила ее Мила. – В Ламаре ненамного опасней, чем в любом другом месте.

– Не знаю, не знаю… – Эмма испуганно огляделась. – Говорят, он настоящий колдун. Очень могущественный и злой. Вдруг я следующая?

– Не говори ерунды, – отмахнулась Мила. – Об Азариусе Магнеции лет десять никто не слышал. Если кто-то и творит эти ужасные вещи, то явно не он.

– Говорят… говорят, он топит людей, когда рядом нет воды! – с жаром воскликнула Эмма. – А у некоторых после его нападения вся кожа покрыта волдырями, словно их пчелы покусали. А ни одной и близко никто не видел. А как ты объяснишь…

– Да никак, – оборвала Мила подругу. – Тебе бояться следует не выдуманного злодея, а твоих родителей. Если ты в этом году не поступишь в университет, они всыпят тебе такого ремня, что ты неделю сидеть не сможешь.

Эмма мгновенно замолчала.

«Наверное, это желающие поступить в университет», – догадался Оливер.

– Все записались? – поинтересовалась круглолицая женщина в пенсне. – Я ухожу на перерыв. Мальчики! Девочки! Вы слышите меня?

– А куда вы записываетесь? – спросил Оливер.

Стоявшие рядом ребята с удивлением взглянули на него.

– А ты кто такой? – хмыкнул парень с надменным лицом, темными глазами и ехидной улыбкой на губах. Его русые волосы были аккуратно зачесаны назад, на пальце блестело толстое золотое кольцо, а дорогую одежду он носил с напускной небрежностью.

– Может, пойдем? – едва слышно предложил Рэнделл. – У нас и так дел полно.

– Оливер Стоун, – глядя прямо в лицо парню, представился Оливер.

– Оливер, значит… Так-так-так… Здесь собрание умных и достойнейших, Оливер. Иди куда шел.

– Достойнейших?

– Прекрати, Дэнни! – воскликнула Мила. – Хватит выделываться. Оливер, тут проходит тестирование, отбор к соревнованию.

– К какому соревнованию? – Оливеру стало интересно.

Мила удивленно посмотрела на него:

– Ты разве не для этого пришел?

– Зачем ты ему объясняешь? – ухмыльнулся Дэнни. – Парнишка не туда зашел.

– А может, туда. – Оливер посмотрел Дэнни в глаза. – Боишься проиграть?

– Я? – заржал Дэнни. – Я год готовился к соревнованию, занимался с лучшими преподавателями. Я не могу потерпеть неудачу. Парни, объясните ему, что у него нет никаких шансов.

– Ты нам неровня, – поддержал Дэнни смуглый мальчик. – Я учусь в закрытой школе Мидлшира. Слыхал про такую? А ты откуда?

– Из Лавинии.

– Лавинии?

Теперь смеялись все без исключения, не веселилась только Мила.

– Ну тогда беги быстрей, записывайся. – Дэнни с трудом выдавливал из себя слова. – Нам нужны такие, как ты. Должен ведь кто-то занять последнее место.

– Я специально готовился к соревнованию, – признался толстый, пухлощекий мальчик. – Меня натаскивали лучшие преподаватели моего города. Я даже знаю некоторые вопросы.

– Пойдем, – шепнул Йоши. – Не трать на них время.

Оливер хотел было последовать совету кота – ведь он приехал сюда не за этим, у него есть долг перед друзьями, да и от первоначального плана он не собирался отказываться, – но неожиданно в нем взыграло самолюбие.

«Умные, значит… – Он оглядел смеющихся сверстников. – Уже победителями себя мните…»

Развернувшись, он быстро подошел к столу. Женщина в пенсне уже собрала документы в стопку и теперь занималась тем, что сортировала их.

– Хочу записаться.

Недовольный взгляд из-под толстых стекол.

– Время вышло, меня ждут кексы и чай. – Раздраженно скинув пенсне, она торопливо убрала последние бумаги и добавила: – Я тут с раннего утра.

Оливер вытащил из кармана золотой.

– Прошу, пожалуйста, войдите в мое положение. Моя фамилия Стоун. Оливер Стоун.

Обычно он так не делал. Вернее, так он не делал никогда – у него ведь раньше не было тех денег, что появились сейчас. Золотой казался ему огромной суммой, но обида и злость, кипевшая внутри, требовала выхода. Он не мог позволить себе не попасть на эти соревнования.

Пожевав губами, женщина сгребла монету в карман.

– Начало через полчаса в главном здании. Кабинет номер десять. Извольте туда, молодой человек, прийти вовремя. Там вам деньги уже ничем не помогут.

– Зачем ты это сделал? – набросился на него Йоши. –
Страница 19 из 25

А библиотека? А книги? А наше задание?

– После тестирования я продолжу заниматься нашими делами, – пообещал Оливер коту.

Злость постепенно уступала место осознанию, что он не готов к соревнованию и у него нет ни единого шанса на успех.

«Тогда хотя бы взгляну на вопросы, – решил он. – Интересно, к чему те парни готовились целый год».

– Успел? – поинтересовалась, подходя к нему, Мила.

Шедшая за ней Эмма, продолжая опасливо озираться, с подозрением взглянула на твидлов.

– Да, – кивнул Оливер. – А что за соревнования?

Девочка удивленно приподняла брови.

– Странный ты…

– И с волшебными зверями расхаживаешь… – добавила Эмма.

– Этот конкурс ежегодно проводит бургомистр Ламара. Он международный, участвовать могут желающие из любой страны. Мы с Эммой вот приехали из Кадмира.

Оливер слышал про Кадмир, небольшое государство, состоящее из одного города. Оно находилось неподалеку от Лавинии. Он пристальней пригляделся к Миле. Черноволосая, с едва заметно вздернутым носиком, большими темно-зелеными глазами и симпатичными ямочками на щеках.

– Трое победителей получат возможность бесплатного обучения в любом университете города, – между тем продолжала рассказывать Мила.

– Но если ты не готовился, то у тебя нет шансов, – сообщила Эмма. – Я слышала, вопросы очень трудные. И не только на самом соревновании, но и на предварительном тестировании.

– А тестирование для чего?

– По его результатам отбирают двадцать пять лучших, – пояснила Мила. – Они и примут участие в соревновании.

Оливер огляделся. По мере приближения к главному зданию потенциальных участников соревнования становилось все больше. Сейчас они шли в толпе как минимум из ста мальчишек и девчонок.

– Так, проходим, проходим… – Около входа их встретил высокий худой сотрудник университета в темной мантии. – Напоминаю, садимся по одному. И не волнуйтесь, столов на всех хватит.

Твидлов внутрь не пустили, и они, недовольно ворча, остались ждать снаружи, улегшись прямо на аккуратно подстриженный газон.

Оливер сел за стол и придвинул к себе лист с вопросами. На углу стола стояла металлическая чернильница, посередине лежало перо и чистая бумага.

– Отвечайте быстро, долго не раздумывайте, – объявил все тот же высокий сотрудник. – Иначе не успеете. Времени на тестирование дается час, не более.

Расслабленно потянувшись, уже и не мечтая угодить в заветные двадцать пять счастливчиков, Оливер приступил к изучению вопросника. Ему стало просто любопытно, желание победить и отомстить задаваке Дэнни окончательно ушло.

К его удивлению, вопросы оказались не такие и сложные, к тому же к каждому давалось пять вариантов ответа. Всего их было сто, причем на разные темы: история, география, литература, искусство, архитектура, живопись, мифология.

Не особо задумываясь, часто отвечая наудачу и не глядя на предлагаемые варианты ответа, он быстро и не без удовольствия справился с тестированием. Оливеру даже стало жаль, что вопросов слишком мало.

Встав, он направился к выходу. Остальные мальчишки и девчонки усиленно пыхтели, уткнувшись в свои листы. Лишь Мила да Дэнни, подняв головы, посмотрели на него.

Девочка удивленно расширила глаза, а парень злорадно прошептал:

– Что, Лавиния, теперь понял, куда попал?

– Так быстро? – Сухой старичок с короткой бородой и морщинистым лицом взял лист из рук Оливера. Быстро пробежав по нему взглядом, хмыкнул и положил в стоявшую рядом корзину. – Вы уверены, юноша? Не хотите перепроверить? Время еще есть.

– Нет, спасибо, – улыбнулся Оливер. – Тут ведь ничего сложного нет.

Сидевший неподалеку парень, услышав его слова, поперхнулся и закашлялся.

– Как знаете… Результаты объявят вечером.

– Спасибо. – Оливер вышел в коридор.

Уверенный, что допустил кучу ошибок, он не собирался возвращаться. Закрывая дверь, он обернулся и заметил, что Мила бросила в его сторону короткий взгляд.

Глава 8

Оливия утаивает нежданную находку

– Великолепно, не правда ли? – Марко указал на круглое белое здание с остроконечной крышей, стоявшее посередине небольшой площади.

Рядом со зданием росли стройные, похожие на пики стражников деревья с крупными сочно-зелеными листьями. Перед прямоугольным входом высились покрытые золотистой краской колонны, образуя портик, в тени которого прогуливались люди. Глядя на здание, Марко восторженно присвистнул. Оливия не понимала, что он нашел в этом строении чудесного и прекрасного. Здание как здание. Такие в Ламаре встречались буквально на каждом шагу.

Они медленно шли по широкой улице, вымощенной гладким серым камнем. По обеим сторонам высились кирпичные дома, выкрашенные в яркие цвета. На первых этажах располагались магазинчики, работали кафе, стояли столики и длинные деревянные скамейки. Кругом росли цветы, распространяя душистый аромат, зеленели кусты, покачивали на ветру тонкими ветками деревья.

– Красиво… – согласилась она, больше чтобы не обижать парня, и, не удержавшись, задала вертевшийся на языке вопрос: – Ты бывал здесь раньше?

Марко вздрогнул, восторг в глазах испарился, и он вновь превратился в привычно беззаботного парня. В уголках губ промелькнула так нравившаяся Оливии улыбка. Правда, сейчас она выглядела неестественно-вымученной.

– Нет. С чего ты решила?

– Так, просто спросила. А почему Ламар называют городом университетов?

Они уже прошли достаточно большое расстояние, но Оливия до сих пор не заметила ни одного, даже самого маленького.

– Потому что… э-э-э… в Ламаре их больше, чем в каком-либо другом месте, – ответил вместо парня Бузимба.

– Вот как? – удивилась Оливия. – И сколько?

– Тринадцать, – сказал Марко.

– Пятнадцать, – поправил его лемур. – Раньше было тринадцать. Но два года назад открылся Университет географии, а в прошлом году Университет благородных барышень.

Марко, вскинув брови, покосился на Бузимбу.

– Я… я… – запаниковал лемур. – Я не специально. Да! Но я сказал правду. Я читал об этом в «Университетском вестнике». Да! А все, что я читаю… Честно, я не специально… – Он сжался, готовый сквозь землю провалиться. – Но такая моя способность.

– Поберегись!

Прямо на них из-за угла на полной скорости выехала телега. У Оливии от изумления отвисла челюсть – телега двигалась сама, без лошадей или ослов, ее даже сзади никто не толкал.

– С дороги! Зашибу! – кричал сидевший впереди кучерявый парень, одновременно дергая рукой за длинную палку.

К удивлению Оливии, никто не обращал на него внимания, лишь, расступаясь, давали проехать.

– Ужас, спасите! – Лемур в страхе метнулся в сторону и врезался в спешащего по своим делам высокого статного мужчину.

Тот, едва не упав, громко чертыхнулся.

– Пошел прочь! – Он замахнулся на твидла, но лемур ловко увернулся. – Чье животное?

Заикаясь, Бузимба рассыпался в извинениях.

Мужчина попробовал обойти Бузимбу, дернувшись вправо. Но перепуганный лемур метнулся в ту же сторону. Нервничая, незнакомец подался влево, но и Бузимба, суетясь и желая пропустить его, отскочил туда же.

– Паршивец! – Ярясь, мужчина споткнулся, и Оливия увидела,
Страница 20 из 25

как из его кармана выпал кожаный мешочек.

В следующую секунду она скорее почувствовала, чем заметила, что прямо на нее едет телега. Еще мгновение…

И тут чьи-то крепкие руки буквально в самую последнюю секунду вытащили ее из-под колес. Падая на мостовую, она не без удовольствия поняла, что спас ее Марко.

– Смотри, куда едешь! – Лежа на холодной брусчатке, Оливия наградила лихача испепеляющим взором.

– Осторожней надо быть, красавица! – Сидевший на козлах парень, ничуть не смутившись, лучезарно улыбнулся во весь рот.

– Что это было?

– Телега. – Марко поднялся и помог Оливии встать.

Она посмотрела на Бузимбу. Мужчина наконец сумел обойти лемура и теперь спешно удалялся. Глядя ему в спину, Оливия, все еще ощущая легкую нервную дрожь в руках, поинтересовалась:

– Как она двигалась?

– Думаю, самая обычная магия, – предположил Марко. – С тобой все в порядке?

– Да. – Оливия только сейчас заметила, что выпавший из кармана мужчины кожаный мешочек все еще лежит на мостовой.

Быстро подбежав, она подняла его. Кошелек был туго набит монетами. Не нуждаясь в деньгах, Оливия хотела вернуть вещь ее владельцу, но незнакомец уже скрылся в толпе. Подкинув кошелек на ладони, она решила подождать, а вдруг его хозяин обнаружит потерю и вернется. Оливия удивилась своему поведению – раньше она никогда бы так не поступила.

Неожиданно мешочек развязался, и к ногам Оливии упало золотое кольцо с крупным камнем кроваво-красного цвета.

– Ух ты! – воскликнул Бузимба. – Прелестная вещица.

– Да уж… – Оливия надела кольцо на палец.

К ее изумлению, оно оказалось впору, хотя, беря его, она была уверена, что оно ей велико. Вытянув руку вперед, Оливия залюбовалась переливами солнечных лучей, заигравших на золотой поверхности. Камень же, напротив, словно впитывая свет, посветлел и увеличился в размерах. У Оливии никогда не было украшений, даже бижутерии. Оттого ей очень понравилась подаренная Оливером диадема. Но наслаждалась она ею недолго. Вначале ее забрал Альд Аир, а затем колдун Орозий.

– Дай померить. – Лемур даже подпрыгнул от нетерпения. – Классно смотрится. Это тот торопыга выронил?

Теперь Оливия уже не так сильно хотела вернуть кошелек.

– Да, он. – Она протянула Бузимбе мешочек с деньгами. – Никому, даже Марко, ни слова.

Она взглянула на парня. Он, закончив чистить одежду, медленно направлялся к ней. Отчего-то она решила не показывать ему находку.

– У нас мало времени, – объявил Марко. – Скоро встречаться с Оливером. Придется поторопиться.

Едва они свернули с широкой главной улицы на узкую, тянувшуюся вдоль наполненного пением птиц парка, как заметили приличных размеров толпу возле одного из двухэтажных домов. В основном она состояла из молодежи, парней и девушек, года на два-три старше Оливии.

– Еще одна… ужас какой… бедняга… – донеслись до Оливии обрывки разговоров.

Ей стало не по себе, и она переглянулась с Марко. Тот сжал ее руку, на счастье, ту, на которой не было кольца.

Подойдя ближе, Оливия увидела лежавшую на траве девушку. Неестественная поза, бледная кожа и перепачканная одежда наводили на мысль о самом страшном. Двое парней похлопывали ее по щекам и неумело делали искусственное дыхание. Оливия хотела отвернуться, но не смогла.

– Бедняга… Что с ней случилось?.. Похоже на магию… Уже средь бела дня… – перешептывались зеваки.

Многие плакали. Несколько девушек дрожали, то ли от налетевшего порыва ветра, то ли от страха. Оливии показалось, что трава рядом с девушкой мокрая. Приглядевшись внимательней, она заметила небольшую лужу.

– Я нашел ее, – рассказывал, сильно заикаясь, веснушчатый парень. Его так сильно трясло, что он с трудом говорил. – Мы собирались пойти на лекцию. А теперь…

– Власти наконец хоть что-нибудь сделают?! – сердито выкрикнул студент с бледным лицом. – Или продолжат и дальше смотреть сквозь пальцы на эти бесчинства?

– А что они могут? – всхлипнула худенькая блондинка. – Это все Азариус Магнеций. Его невозможно остановить.

– Азариус, Азариус… – проворчал парень. – Кто-то специально прикрывается его именем. А мы все трясемся от страха и не можем за себя постоять.

Неожиданно лежавшая до сих пор без движения девушка дернулась, и из ее рта хлынула вода. Зайдясь в кашле, она согнулась и нервно вцепилась в одного из студентов.

– Тону! – прохрипела она и, распахнув глаза, попыталась подняться, но, схватившись за грудь, извергла очередную порцию воды. – Помогите!

– Магия… магия… – зашептались в толпе. – Это все Азариус…

Оливия только сейчас заметила, что платье девушки насквозь мокрое. И ей вдруг стало настолько плохо, что у нее подогнулись колени и она, пошатнувшись, едва не упала. Поведение девушки напомнило ей вчерашний случай в доме Клариссы. Затравленно оглянувшись, она поискала взглядом человека в плаще и с капюшоном на голове. Но, к ее облегчению, вокруг стояли только студенты в университетской форме. Она уткнулась в плечо Марко. Дрожавший так сильно, будто его бил озноб, Бузимба, тихо поскуливая, обхватил ее ногу, прижавшись к ней всем телом.

– Что случилось? Как ты? Что произошло? – наперебой расспрашивали девушку студенты.

Они помогли ей подняться и усадили на каменную скамью возле входной двери. Кто-то успел сбегать в дом и принести одеяло. Кутаясь в него и продолжая выплевывать воду, она непонимающе смотрела на обступивших ее людей. Наконец, увидев того студента, с которым собиралась на лекции, с явным облегчением схватила его за руку. Он опустился рядом на скамью и обнял девушку за плечи.

– Лора, как ты? Что случилось?

– Не знаю, – прохрипела она. – Я ждала тебя. Собиралась выйти из дома. Хотела открыть дверь и… – На ее лице промелькнул ужас. Оливия хорошо запомнила этот взгляд. Точно так же смотрела Кларисса в тот момент, когда ей стало плохо. – Я почувствовала, что тону. Вокруг меня вдруг появилась вода… Я начала захлебываться… И больше ничего не помню.

– Бред… – Парень, взывавший к властям, внимательно оглядел газон. – Здесь есть вода, но ее столько, что в ней даже котенка не утопишь.

– Шок, – авторитетно сказал другой студент, с умным лицом и большим носом. – Мы изучали такое на втором курсе. Мозг умышленно стирает последние воспоминания, дабы не травмировать психику.

– Она же сказала, что едва не утонула, – напомнил успокаивающий Лору парень.

– В таком количестве воды это невозможно.

– Тогда что с ней такое?

– Понятия не имею.

Оливия более-менее пришла в себя и отстранилась от Марко. Студенты начали потихоньку расходиться. И вдруг Оливия увидела высокую фигуру под раскидистым деревом неподалеку. Мужчина, внимательно слушая, не сводил с Лоры взгляда. Лицо незнакомца Оливия, как ни силилась, разглядеть не смогла. На человеке, несмотря на теплую погоду, был темный плащ.

От нахлынувших воспоминаний Оливии стало плохо. Резко закружилась голова, к горлу подкатила тошнота. Судорожно хватая ртом воздух, она уставилась на незнакомца.

Глава 9

Оливия находит замок из сна

– Марко, – едва слышно прошептала она, поворачиваясь к парню, – он тут.

– Кто?

– Тот человек… –
Страница 21 из 25

Оливии было трудно говорить, она с трудом ворочала языком. – Я его видела… тогда… в доме Клариссы.

– Где он? – Марко вытянул шею, оглядывая студентов, и на его лице появилось суровое выражение.

– Под деревом, – сглотнула Оливия.

Она не имела ни малейшего представления, что делать. Но сейчас, в отличие от прошлого случая, рядом хотя бы стояли люди, она находилась на улице и было светло. Подавив страх, Оливия собрала волю в кулак. Наконец она взглянет в глаза вчерашнему ужасу.

– Там никого нет, – услышала она голос Марко.

– Как нет? – Оливия отказывалась верить. – Только что там стоял.

Она огляделась, но, к ее разочарованию, незнакомец исчез. Не сдержав эмоций, Оливия громко выругалась:

– Проклятье!

Несколько человек повернулись в ее сторону и неодобрительно нахмурились.

– Как он выглядел? – спросил Марко.

– Высокий, худой… – Оливия напрягла память. – Хитрец, он прятался за деревом, скрываясь в тени ветвей. Я не рассмотрела его хорошо. Помню только плащ.

– Негусто, – проворчал Марко. – Ребята! – обратился он к студентам. – Кто-то из вас видел высокого худого мужчину? Он только что стоял тут неподалеку. Я думаю, это он виноват в случившемся.

Все разом зашумели, переглядываясь и спрашивая друг у друга. Оливия наклонилась к Бузимбе.

– А ты видел его?

Лемур отрицательно затряс головой.

– Я так боялся… так боялся… что не смотрел по сторонам.

– Нам пора, – напомнил Марко, так и не услышав от студентов ничего вразумительного. – Нас ждет Оливер.

Они едва успели к назначенному времени. Брат прохаживался возле большого круглого фонтана. Рэнделл с блаженным видом, щурясь на солнце, лежал на траве. Йоши с задумчивым выражением на мордочке что-то записывал в толстую тетрадь. Увидев лемура, кот нахмурился и с высокомерным видом отвернулся, убирая тетрадь в мешок и закидывая его за спину. Изрек:

Учтивость и такт.

Без них я рожден.

Потеря какая.

Возле фонтана росли низкие, подстриженные кусты, вдоль которых бежали широкие дорожки. Вокруг во множестве росли разнообразные деревья, делая территорию университета похожей на парк. Величественное здание с большими окнами и трубами на крыше горделиво возвышалось в отдалении. К нему со всех сторон, словно муравьи, спешащие в муравейник, направлялись студенты. Оливия узнала это место. Она оказалась здесь не впервые, только листья на деревьях тогда были желто-красными, а многие ученики кутались в теплые мантии. Оливия застыла, пораженная увиденным.

«Как такое может быть?»

Она не верила в вещие сны. Но после встречи с волшебными твидлами, колдуном Орозием и чудес, свидетелем которых она стала, ей трудно было игнорировать случившееся.

«Видимо, тот сон что-то значил… Вот только что?..»

Оливия не имела ни малейшего понятия.

Она подошла к брату.

– Оливер… Даже не знаю, как сказать…

Он внимательно посмотрел на нее.

– Ты в порядке? – встревожился Оливер. – Ты бледная… Что-то случилось?

– После об этом… Я видела это место во сне.

– Как? Когда?

Заинтригованный Йоши смешно вытаращил желтые глаза:

– Ты открыла в себе дар провидицы? Может, скажешь, когда я вновь начну превращаться?

– Тогда… когда мы в первый раз спустились на затонувший корабль и спали в тех пещерах, – проигнорировала она вопрос кота.

К ее удивлению, Оливер не выглядел удивленным.

– Ты спала с диадемой на голове?

– Да… Думаешь, дело в ней?

– Я не уверен… но она непростая. – Оливер пытался одновременно говорить и думать, к сожалению, получалось у него плохо. – Я кое-что прочитал про нее. И Орозий, помню, говорил… И свойства камня…

– Короче, пожалуйста, – не выдержала Оливия.

– Диадема во всем виновата. Из-за нее тебе тогда приснился сон.

– Он пророческий?

– Не знаю.

– Ай-ай-ай, – расстроился Йоши. – Вновь приходится полагаться на написанные неизвестно кем манускрипты.

– Диадема, вызывающая сновидения… – Марко задумался. – Никогда о такой не слышал.

– Она не сновидения вызывает, – скривился Оливер, будто его только что накормили лимоном. – Она воздействует на подсознание, интуицию и логику, обостряет их. Хотя я до конца не уверен, мало информации.

Оливия вспомнила свои ощущения, когда носила диадему.

– Ты прав. Именно так она и действовала.

– Тогда ты, скорее всего, видела вещий сон, – предположил Оливер. – Ты заглянула в будущее и увидела наше прибытие сюда. Поздравляю.

– Нет. – Оливия так не считала, к тому же во сне она бродила по университету одна. – Время года было другое: желто-красные листья на деревьях, студенты в теплых мантиях.

– Тогда не знаю, – развел руками Оливер.

– Нашли что-нибудь? – поинтересовался Марко, переводя разговор на более насущную тему.

– Нет, – доложил Йоши. – И Оливер уверяет, что здесь наш последний шанс.

– Он прав, – кивнул Марко, и его глаза наполнились искорками веселья. – В этом университете самая большая в городе библиотека. Тут работают и преподают лучшие ученые страны. Если они нам не помогут… – Он резко отвернулся, но Оливия все же заметила промелькнувшее на его лице волнение.

«Эге… А что это он?»

– И откуда ты знаешь? – Пользуясь состоянием парня, она, будто коршун, вцепившийся в жертву, набросилась на Марко.

– Слышал, – буркнул тот и повернулся к ней спиной. – Давай в другой раз.

Оливия, оторопев, замолчала.

– Йоши! – обратился Марко к коту, указывая на небольшую харчевню, видневшуюся за деревьями. – Нет желания перекусить?

Кот замялся. Оливия поняла, что ему хочется идти с Оливером, чтобы быть в курсе их поисков. Но одновременно он не мог бросить друга.

– А почему бы и нет, – после недолгого раздумья вымолвил твидл. – Закажу себе двойную порцию рыбы. Надо же хоть что-то из списка выполнить. Или я зря его составлял?

– Хорошо, – согласился Оливер. – Ждите нас в таверне.

К университету вела знакомая Оливии дорожка, посыпанная мелким песком. В отличие от сна, на ней не было опавших листьев, так приятно шуршавших под ногами. Припекало солнце, по синему небу неспешно бежали ажурные облака. Оливия не придала увиденному сну большого значения. Вначале она хотела рассказать о нем брату, но за чередой приключений позабыла, и видение с течением времени переместилось на задворки памяти. И лишь услышав про город Ламар, она вспомнила о нем. Но слова «Ламар» и «Университет непонятных наук» она могла узнать и от Оливера. Брат постоянно что-то рассказывал, и, разумеется, она большую часть его историй пропускала мимо ушей. Но память странная штука, и довольно часто в ней застревают неизвестно откуда взявшиеся факты. Именно так Оливия и расценила свои знания о Ламаре и местном университете невнятных наук.

– Оливер! Оливия! – вывел ее из задумчивости чей-то возбужденно-удивленный голос. – Неужели это вы? Вот уж не ожидал вас увидеть в Ламаре. Судьба все же благоволит мне.

Обернувшись, она увидела спешащего к ней высокого худого мужчину в темно-коричневой одежде, высоких, до колен, сапогах и кожаных перчатках.

– Гарольд! – Оливия радостно улыбнулась. – Выходит, вас не загрызли милнаторы?

Оливия отметила, что мужчина выглядит не совсем
Страница 22 из 25

здоровым: бледная кожа, темные круги под запавшими глазами, трясущиеся руки, ссутулившаяся спина.

– Вы знакомы? – Оливер изумленно покосился на Гарольда.

Оливия вспомнила, что не рассказывала брату про него.

– Это Гарольд Макалистер, он знал наших родителей, – пояснила она и виновато обратилась к мужчине: – Простите, что не пришла тогда. Мне пришлось спасать брата. Вы в порядке? Выглядите усталым.

– Со мной все хорошо. – Макалистер неожиданно занервничал и опасливо оглянулся. – Те звери вскоре убежали вслед за вами. Я их не особо интересовал. Рад, что с тобой, – он перевел взгляд на Оливера, – и с тобой все в порядке.

– Вы знали папу и маму? – Оливер подался вперед. – Расскажите о них!

– Да, пожалуйста, – поддержала Оливия брата.

Она очень долго винила себя за то, что так и не успела расспросить Макалистера про родителей. И боялась, что упустила единственную возможность. Оттого и не говорила ничего Оливеру.

– Э-э-э… – Улыбка на лице Гарольда исчезла, и он мрачным тоном произнес: – Зря вы приехали в родной город.

– Зря? – удивилась Оливия.

– Родной?! – вскричал Оливер. – Так наша семья из Ламара?

– И как мы очутились в Лавинии? – поинтересовалась Оливия у Макалистера.

Тот покачнулся и едва устоял на ногах.

– Простите, – пробормотал он слабым голосом. – Я обязательно все расскажу, но сейчас мне надо идти.

– Что? – Оливия не верила своим ушам. – Вы не можете! Не имеете права! Вы должны рассказать все, что знаете.

– Я с удовольствием… – Макалистер чахнул буквально на глазах. Озираясь, он медленно заковылял по дорожке, тянувшейся вдоль здания университета. – Давайте увидимся позже. Непременно дождитесь меня.

– Откуда вы знали наших родителей? – Оливер сделал попытку остановить Гарольда. – Вы с ними учились? Жили рядом?

На них начали оглядываться проходящие мимо студенты. Макалистер умоляюще приложил палец к губам:

– Прошу вас, не шумите. Вы привлекаете внимание.

– И хорошо! – воскликнул Оливер.

– Простите, но мне действительно сейчас надо идти. Позже, увидимся позже. – В голосе мужчины явственно слышались умоляющие нотки. – Я никуда не денусь. Я же сам вас искал.

– Ну уж нет! – Оливия не собиралась упускать его во второй раз.

– Не надо, я все вам расскажу. – Гарольд на заплетающихся ногах неожиданно весьма резво припустил прочь. – Встретимся в университетской таверне через два часа.

Оливия, не желая отпускать Макалистера, вцепилась в его камзол.

– Скажите хотя бы, как звали наших родителей. Вдруг я больше вас никогда не увижу.

– Грег и Амелия Бэмфорд.

Оливия ослабила хватку, и Гарольд, освободившись, быстро удалился.

– Они жили здесь. – Оливер огляделся вокруг. – Вдруг встретим и других их знакомых?

– Хотелось бы. – Оливия медленно направилась к входу в университет.

Притихший Бузимба шел рядом. Рэнделл, не сговариваясь с лемуром, пристроился возле Оливера.

«Каждый получил по твидлу», – несмотря на мрачное настроение, улыбнулась Оливия.

– А почему ты не рассказала о встрече со знакомым родителей? – спросил Оливер, и в его голосе отчетливо слышались нотки вызова. – И как, а главное, когда ты с ним познакомилась? Я твой брат. К чему такая скрытность?

Оливия вздохнула. Она ждала этого вопроса и полностью разделяла недовольство брата. На его месте она бы рвала и метала. Но она не была на его месте. И сейчас ей требовалось дать Оливеру более-менее внятное объяснение своему поступку.

– Я не успела с ним толком поговорить, – призналась она. – Мы расстались, и я чувствовала себя виноватой, что упустила возможность узнать про маму с папой.

Она коротко рассказала про то, как столкнулась с Макалистером в Бахаре.

– И ты от меня такое скрыла? – В тоне Оливера по-прежнему сквозила горечь.

Оливии стало неловко, и она отвернулась.

– Тем вечером я оказалась перед выбором: пойти к Макалистеру или спасать тебя. Я выбрала тебя. Думаешь, меня не мучила совесть?

– Ты моя сестра. – Оливер взял ее за руку. – Ты можешь мне доверять. Всегда. И я в любом случае поддержу тебя. Ты единственный мой родной человек.

Оливия не ожидала от брата таких слов. И, не зная, что сказать, молчала.

– И что ты думаешь про Макалистера? – спросил Оливер. – Ты все-таки хоть немного, но поговорила с ним.

Она пожала плечами:

– Странный он. Так рвался нас увидеть, а потом убежал.

Оливер кивнул.

– Ради нас он приехал в Лавинию. Так может поступить только очень близкий человек, любивший не только своих друзей, но и их детей.

– Если он такой друг, то где он был все эти годы? – резонно заметила Оливия.

– Либо ему от нас что-то надо.

– И что? У нас ничего нет. Но одно могу сказать – если бы тогда в Бахаре он не подпалил хвосты милнаторам своими огненными шарами, то они бы меня сожрали.

– Он что, колдун?

– А, ну да. Забыла сказать.

– Колдун? – Оливер остановился. – Знакомый наших родителей – маг? Как Орозий?

– Вроде того…

– Нам везет! – Брат радостно потер руки. – Он должен знать, что происходит с твидлами. Эх, все-таки не зря мы приехали в Ламар.

Оливия отметила, что здание университета выглядит так же, как и в ее сне: старые кирпичные стены, множество прямоугольных окон, высокие, похожие на грибы башни, остроконечные крыши с бесчисленным количеством труб. Из полутемных ниш, расположенных на верхних этажах, грозно взирали статуи горгулий, свирепых львов и каких-то непонятных существ. Поднявшись по ослепительно-чистым ступенькам, Оливия собиралась открыть широкую дубовую дверь, как путь им преградил человек в мантии и небрежно надетом на макушку берете. Важно сложив руки на груди, он усмехнулся в начинавшую седеть бороду. Его взгляд из-под густых лохматых бровей скользнул по Оливеру и остановился на Оливии.

– Так-так-так… На студентов вы непохожи. Позвольте узнать, молодые люди, что вы здесь забыли?

Оливер замялся, промычав нечто неразборчивое. Видимо, не ожидал, что его не пустят внутрь. Оливия, напротив, нисколько не смутившись, тряхнула волосами и посмотрела человеку прямо в глаза. Она предвидела нечто подобное. Везение не могло длиться вечно. Ее сильно удивляло, что брат преспокойно разгуливал по разным учебным заведениям, а его никто ни разу не остановил. И вот этот момент настал.

– Куда это вы собрались с животными? – Мужчина перевел взор на Рэнделла с Бузимбой, а затем вновь посмотрел на Оливию. – И к тому же с твидлами.

Однако она не собиралась отступать. Ей не понравился тон этого человека. Вдобавок он смотрел на них сверху вниз, получая преимущество. Не зная, что делать, Оливия скопировала позу мужчины – скрестила руки на груди – и приняла надменный вид.

– Нам просто нужно внутрь, – улыбнулась она, произнеся первое, что пришло в голову.

Неожиданно мужчина посторонился и извиняющимся тоном проговорил:

– Простите, я не думал… Проходите, разумеется.

Оливия, теряясь в догадках, что она такое сделала, наглея, добавила:

– Так-то лучше.

Мужчина, потянув за кольцо, открыл дверь.

– Не мне вам советовать, – доверительно прошептал он, – но лучше оставьте ваших зверей снаружи.

– Он прав, –
Страница 23 из 25

поддержал его Оливер. – Отчего-то твидлов не везде любят в Ламаре.

– Это еще мягко сказано, – хмыкнул незнакомец.

Оливия посмотрела на Бузимбу.

– Придется тебе подождать нас. Но не бойся, я недолго.

Рэнделл, ворча, уселся рядом с лемуром.

– В той стороне есть беседка с фонтаном, – сообщил незнакомец, глядя на недовольных твидлов. – Туда редко заглядывают студенты, а преподаватели еще реже. Там им будет лучше. Да и спокойней.

– Отправляйтесь лучше в таверну, – решила Оливия. – Мало ли что… А так там Марко и Йоши.

Мужчина повернулся к ней:

– Кстати, меня зовут Феликс Александров.

– Хм… – Оливия хотела назвать свое имя, но что-то ее остановило.

– Понимаю. – Александров посторонился, пропуская их внутрь.

Сбитая с толку, Оливия вошла в огромный холл. Уже ничему не удивляясь, она рассматривала гигантскую люстру и выложенный разноцветным камнем пол.

– Странный он какой-то, этот Феликс Александров, – крутя головой и пытаясь увидеть все и сразу, пробормотал Оливер. – Сначала не хотел пускать, а затем разве что не кланялся. Он был в твоем сне?

– Нет. – Оливия не знала, что и думать. – Зато мы внутри, а это самое главное.

– Согласен. Теперь надо бы найти библиотеку… – в замешательстве пробормотал он, пытаясь угадать, какой из трех коридоров, берущих свое начало в холле, выбрать.

– Идем. – Оливия уверенно направилась к тому, что находился посередине.

– Ты знаешь, куда идти? – поинтересовался брат, одновременно разглядывая университетский герб. – И ты все это видела во сне? Вплоть до мельчайших подробностей? Удивительно…

Оливия и сама не понимала, как такое возможно.

«Интересно, зачем диадема показала мне университет? Из-за родителей?»

Библиотека располагалась в огромном помещении на втором этаже. Оливия никогда не видела столько стеллажей, полок и шкафов. Казалось, им нет числа. Они тянулись и тянулись бесчисленными рядами, теряясь где-то вдалеке.

– И как нам отыскать нужную книгу? – мрачно пробурчала Оливия. – Мы в твоем мире. Действуй.

Однако Оливер, глядя немигающим взглядом прямо перед собой, не ответил и даже не пошевелился.

– Остолбенел от счастья? – съязвила Оливия. – У нас мало времени.

Оказалось, что ее насмешливое предположение недалеко от истины. Оливер в буквальном смысле потерял от увиденного дар речи.

– Так дело не пойдет, – рассердилась Оливия. – Это всего лишь книги. Не стоит делать из них культ.

И залепила брату затрещину. Помогло. Потирая затылок, Оливер сказал:

– Даже у Орозия в замке их меньше. Причем намного. Без посторонней помощи нам не разобраться.

Он огляделся.

– Кого ты ищешь? – Оливия чувствовала, что ее терпение заканчивается. – Или выбираешь, что почитать?

– Я, конечно, не отказался бы… – ухмыльнулся он. – Предполагаю, тут хранится большая часть из когда-либо написанного в нашем мире. С удовольствием провел бы здесь пару деньков. Но ищу я каталог либо сотрудника библиотеки. Идем.

Оливер направился вдоль гигантского стеллажа высотой в два человеческих роста. Через некоторое время, поблуждав среди шкафов, они увидели невысокую женщину в длинной, до пола, юбке, серой кофте и смешном головном уборе. Она катила перед собой деревянную тележку, наполненную свернутыми в трубочку манускриптами. Недовольно ворча, она периодически останавливалась и клала один из них на полку. Пару раз ей пришлось воспользоваться приставной лестницей, чтобы забраться под самый потолок. Спускаясь в последний раз, сотрудница библиотеки задела локтем лежавшую с краю тоненькую книжку, и та упала на пол.

Не заметив этого, женщина сложила лестницу, прикрепила ее к тележке и, продолжая ворчать, двинулась дальше. Любопытный Оливер поднял упавший томик и тихо присвистнул.

– «Мастер Магнусон Халдей. Предсказания», – прочел он название на обложке.

Открыв первую страницу, он углубился в чтение, забыв обо всем на свете.

– Нет! – возмутилась Оливия. – Ты что творишь? Твои друзья в беде. А ты…

– Да… да… – Брат рассеянно взглянул на нее и с сожалением закрыл книгу. – Жаль… Интересно.

Он хотел вернуть ее на полку. Потянулся, привстав на цыпочках, но не достал. Немного подумал и, к изумлению Оливии, сунул книгу за пазуху.

– Ты… ты… – Она на мгновение потеряла дар речи.

– А ты таскала груши и пирожные на рынке, – напомнил Оливер. – А предсказания Магнусона Халдея все равно большинству студентов не интересны. Уверен, их даже нет в программе обучения.

И не дав ей возможности возразить, быстро пошел за удаляющейся библиотекаршей.

– Простите, извините, – догнав, обратился он к ней. – А где у вас книги про твидлов? Или хотя бы про Манталу?

– Что? – Женщина остановилась как вкопанная. – Про твидлов? Зачем они вам?

– Чтобы читать, разумеется.

– Кто вам такое задал? Ты уверен? – Библиотекарша оперлась о тележку, уронив несколько рукописей. Не обращая на них внимания, она, поджав губы, уставилась на Оливера.

– Нам не то чтобы задали… – Оливия повторила тот же фокус, что и при входе в университет: приняла важную позу, скрестив руки на груди.

Библиотекарша повернулась к ней. Несколько секунд она молча смотрела на нее, а затем, моргнув, поинтересовалась:

– Как странно… Я уверена, что раньше никогда вас не видела. Но ваши лица мне кажутся знакомыми.

– Спутали с кем-то? – предположил Оливер. – Такое бывает.

– Нет. У меня отличная память на лица. А ваши родители? Они в университете не учились?

– Родители? – переспросил Оливер. – Да, вполне возможно. Грег и Амелия Бэмфорд.

Женщина вздрогнула, по ее лицу пробежала мрачная тень. Мгновение библиотекарша, не говоря ни слова, смотрела на них, словно не знала, как поступить. Затем, побледнев, всплеснула руками и, взвизгнув, неестественно высоким голосом выпалила:

– Убирайтесь отсюда! Быстро! И, если не хотите проблем, никогда не возвращайтесь!

– Вы с ума сошли! – опешила Оливия.

– Убирайтесь, говорю! – Библиотекарша начала подталкивать их к выходу. – И мой совет: покиньте город сегодня же!

Глава 10

Оливия узнает страшную правду

Дверь библиотеки с шумом закрылась, и Оливия с Оливером в недоумении посмотрели друг на друга.

– Я всегда говорила, чтение книг до добра не доведет, – немного придя в себя, вымолвила Оливия. – Ты только что мог наблюдать наглядный пример.

Оливер пропустил ее шутку мимо ушей.

– Она явно свихнулась, – буркнул он. – Какие проблемы? Нас тут никто не знает.

– И почему мы должны уезжать из города? – поддержала брата Оливия. – Да кто она такая? Кем себя возомнила? Дораскладывалась книжонки по полочкам, совсем с людьми разучилась общаться. А вежливость? Мы, кажется, в университете. А она нам: «Убирайтесь отсюда!» Давай вернемся. У меня язык чешется высказать ей все, что я о ней думаю.

– Не стоит. – Оливер потер лоб. – Она взбеленилась, когда я сказал, кто наши родители. Значит, она не на нас ругалась, а на них.

– На них? – изумилась Оливия. – Они вообще-то давно умерли.

– Знаю. – Голос брата дрогнул. – Но, выходит, она их знала. Скорее всего, папа и мама здесь учились.

– Похоже на то, – согласилась Оливия.

Оливер
Страница 24 из 25

восторженно огляделся.

– Ты не понимаешь! Они учились тут в этом университете.

– Да поняла я уже. – Оливия не могла взять в толк, отчего брат так радуется. – Наши родители были умными.

– Не просто умными, а очень умными. Ламарский университет естественных наук считается одним из лучших в мире. И учиться в нем престижно.

– Тебе лучше знать, – скривилась Оливия.

– Теперь я тоже хочу сюда. – Он неожиданно сделался серьезным. – Ну и дурак же я! Так беспечно отнесся к тестированию.

Оливия озадаченно посмотрела на него.

– Ты о чем?

– Ну… – Брат замялся. – Пока мы выясняли про твидлов, я… как бы… быстро прошел тестирование на поступление.

У Оливии глаза полезли на лоб.

– Я тебя всего на два часа оставила, а ты умудрился поступить в университет, – рассмеялась она. – Ты в своем репертуаре.

Оливер отмахнулся.

– Еще не поступил, это был только предварительный отбор. – Он заметно занервничал и, пытаясь успокоиться, закусил губу. – Только бы попасть в первые двадцать пять… Ладно, сам виноват. – И едва не подпрыгнул. – Знаешь, о чем я подумал? Если папа и мама здесь учились, то преподаватели могут их помнить.

– Столько лет прошло… – скептически покачала головой Оливия.

– Тогда нам нужен какой-нибудь старенький профессор, – не сдавался Оливер. – Заодно спросим у него про твидлов.

– А если он тоже накричит на нас и захочет выгнать?

– С каких пор тебя пугают кричащие люди? – улыбнулся Оливер. – Вот и узнаем, выжила библиотекарша из ума или дело тут намного серьезней.

Оливер уверенно направился в сторону лестницы. Оливия, разглядывая многочисленные двери и ряды статуй, шла следом. Несколько поворотов, и они очутились возле уже знакомого Оливии маленького холла.

Уже зная, что увидит, она отыскала взглядом низкую каменную скамейку, маленькие деревья в кадках и прятавшийся за ними мелодично журчащий фонтан. Прохладные капли упали ей на лицо, и Оливия почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы. В горле застрял непонятно откуда взявшийся комок, а сердце тоскливо защемило. Она отвернулась, чтобы брат ничего не заметил, и провела рукой по зеленым листьям.

– Я знаю это место, – растерянно произнес Оливер.

– Я… мы… кажется, бывали тут раньше… – Оливия бросилась прочь.

Она не могла позволить себе плакать, только не сейчас и только не здесь.

Оливер догнал ее.

– Родители… Они приводили нас сюда.

– Да, – из последних сил пытаясь не разрыдаться, сказала Оливия.

Она никогда не ныла, даже когда была совсем маленькой. И поэтому ненавидела себя сейчас. Она должна оставаться сильной, а слезы делали ее слабой. Шмыгнув носом, Оливия взглянула на брата.

– Не говори ничего. Все обсудим потом.

На ступеньках широкой лестницы, как и в ее сне, сидело, уткнувшись в книги, несколько студентов. Оливер предсказуемо задержался возле них и с плохо скрываемым интересом заглянул в раскрытые страницы.

Со стороны третьего этажа послышалось кряхтенье. Оливия подняла голову и увидела опирающегося на трость сухого старичка с длинными седыми волосами и аккуратной бородой. На нем была малиновая мантия, съехавший набок фиолетовый берет и башмаки на невероятно толстой подошве.

– То, что надо, – подтолкнула брата Оливия.

Перестав заглядывать читающим студентам через плечо, Оливер направился к преподавателю. Тот не сразу расслышал, когда к нему обратились.

– А? Что? – Он посмотрел на Оливера подслеповатыми глазами. – Экзамен через десять дней. Я уже говорил, молодой человек. Заранее сдать возможности нет. Да я что-то и не припомню вас.

– Я не ваш ученик, – повышая голос, ответил Оливер.

– Мы просто хотели кое-что у вас узнать, – не выдержала Оливия.

– Узнать? – Старичок остановился и перевел дух. – Я вас слушаю.

– Вы ведь давно работаете в университете? – спросил Оливер.

– В следующем году пятидесятый год пойдет, – не без гордости объявил преподаватель. – Юбилей… Никогда не думал. Но получается… – Он задумчиво прикрыл глаза, и Оливия испугалась, что дедушка уснул. – Я здесь провел большую часть жизни. А ведь был когда-то таким же студентом, как и вы. Кстати, а почему вы не в форме?

– Ее отменили, – заявила Оливия, получив от брата за вранье тычок локтем в бок. – Еще до моего рождения.

– Раз вы так давно тут, – перебил ее Оливер, – не помните ли, случаем, Грега и Амелию Бэмфорд?

– Как вы сказали, молодой человек? – переспросил старик.

– Грег и Амелия Бэмфорд, – повторил Оливер. – Впрочем, у Амелии могла быть и другая фамилия.

Старичок задумался, причем Оливия пребывала в полной уверенности, что на сей раз он точно спит. Неожиданно подслеповатые глаза преподавателя распахнулись, и он уставился на Оливию.

– Кто вы? – На его лице промелькнул страх. – Почему о них спрашиваете?

– Так вы знали их?! – обрадовался Оливер. – Расскажите! Они ведь здесь учились? Что с ним случилось?

– Уходите! Что вам надо? Оставьте меня в покое!

Крик старика привлек внимание студентов. Они разом закрыли книжки и поднялись со своих мест, явно готовые в любой момент прийти на помощь преподавателю.

– Вам трудно сказать? – Оливия в нетерпении едва не схватила старичка за мантию, но тот отшатнулся.

– Ничего не знаю! – Он замахнулся на нее тростью. – Почему ты о них спрашиваешь?

– Они наши родители, – выпалил Оливер.

Седой преподаватель затравленно огляделся и, увидев спускавшуюся по лестнице высокую худую женщину, протянул к ней руки.

– Миссис Болье! Миссис Болье!

– Фердинанд, что происходит? – спросила она. – На вас лица нет.

– Я… я… я…

– Успокойтесь, пожалуйста. – Она строго посмотрела на Оливию, а затем на Оливера. – А вы кто такие?

Голос женщины звучал требовательно, но вместе с тем вежливо. В нем отчетливо проступили елейные нотки, напомнившие Оливии вкус сиропа, украденного ею однажды с приютской кухни. В первый момент вкусный и сладкий, он спустя секунду становился приторным и горьким, его хотелось выплюнуть и больше никогда не пробовать. Внешний вид незнакомки в точности соответствовал голосу: румяная, улыбающаяся, с игривым блеском в глазах. Ее одежда была под стать лицу: яркая, просторная, с множеством бус на груди.

«Ей только сахара не хватает», – скривилась Оливия, глядя на нее.

– Флора… Флориана… – забормотал старик. – Это дети Бэмфордов.

– Вот как… – Флориана распахнула глаза и улыбнулась настолько широко, что Оливия испугалась, как бы ее лицо не покрылось трещинами. – Дорогие мои, и что вас сюда привело?

– Я… я… – Седой преподаватель с надеждой взглянул на Флориану.

– Вы устали, и вам нужен отдых, – кивнула та. – Не волнуйтесь, идите в преподавательскую. Девочки напоят вас чаем.

Фердинанд спешно поковылял наверх.

– Ну что ж… – Флориана оглядела притихших Оливера и Оливию. – Добро пожаловать в Ламарский университет естественных наук. Я ректор этого храма знаний, и меня зовут Флориана Болье. Но вы можете звать меня просто Флора.

– Как природа? – не удержалась Оливия.

– Совершенно верно, радость моя, – кивнула Флориана.

И быстро, Оливия даже не успела осознать, что происходит, схватила ее
Страница 25 из 25

пальцами за щеку и потрепала.

– Так что вас к нам привело? – Ректор перевела взор на Оливера.

Оливия, потирая пульсирующую от боли щеку, зло посмотрела на нее. Но миссис Болье не обратила ни малейшего внимания на ее возмущенный взгляд.

– Флориана… – начал Оливер, но, увидев ее недовольство, быстро исправился: – Простите, Флора. Мы хотели узнать про наших родителей. Вы, случайно, не были с ними знакомы?

– С Грегом и Амелией? – Миссис Болье каким-то образом умудрилась улыбнуться еще шире. – Да, я их знала довольно хорошо.

«Вот вредина попалась, – подумала Оливия, все еще ощущая боль в щеке. – Неужели Оливер не видит? Она вовсе не такая, какой хочет казаться».

Но брат ее мнения явно не разделял.

– Они здесь учились?

– Учились? Нет, что ты! Они тут преподавали. Читали лекции по истории, археологии, философии. Изучали древние языки, артефакты, старинные предметы.

– Так наши родители были учеными? – Оливер радостно посмотрел на Оливию.

Она едва могла скрыть охватившее ее волнение.

«Преподаватели… Никогда бы не подумала. Хотя теперь понятно, в кого брат. – В ее голове пронеслись видения из сна, картинки того, что она видела сегодня в университете: лестницы, коридоры, уютный садик с фонтаном. – Вот почему все казалось мне знакомым. Папа и мама брали меня с собой в университет».

Она отвернулась, не желая показывать миссис Болье своих переживаний.

– Да что мы стоим на лестнице, словно неприкаянные, – всплеснула руками Флориана, не ответив Оливеру. – Пойдемте лучше в мой кабинет. Я угощу вас печеньем с молоком.

Развернувшись, ректор поспешила вверх по лестнице. Оливер будто щенок шел за ней. Оливия, немного придя в себя, попыталась схватить брата за руку, но безуспешно.

«И дед, и полоумная библиотекарша, едва услышав про наших родителей, гнали нас прочь. А эта мадам собирается угостить печеньем. Тут явно что-то не то».

– Оливер, – тихонько окликнула она брата, – тебе не кажется все это странным?

– Ты о чем?

– Поведение библиотекарши. Старика. Миссис Болье вызывает у меня весьма сильное подозрение.

– Не выдумывай, – фыркнул брат. – Она же ректор, первый человек в университете. Мало ли что говорили те люди. И главное, она была знакома с папой и мамой.

Они поднялись на третий этаж, и Оливер застыл в восхищении. В широкой нише высотой в полтора человеческих роста был установлен хрустальный куб, внутри которого поблескивал золотом большой меч. На рукояти, шипя и готовясь изрыгнуть пламя, глядели в противоположные стороны два дракона. Словно живые, они расправили гигантские крылья, будто в любой момент собирались взлететь. Оливия совсем позабыла о мече, хотя тоже видела его во сне. Но оружие ее мало интересовало, поэтому спустя непродолжительное время воспоминание о нем вылетело у нее из головы.

– Не может быть! – воскликнул Оливер. – Это же…

– Совершенно верно, – небрежно бросила Флориана. – Перед вами меч сэра Роберта, основателя нашего университета. Скажите лучше, где вы все последнее время жили? Если не ошибаюсь, вы покинули Ламар вместе с родителями. Не так ли?

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/andrey-derendyaev/sokrovischa-mantaly-tainstvennyy-braslet/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.