Режим чтения
Скачать книгу

Сокровища Манталы. Волшебная диадема читать онлайн - Андрей Дерендяев

Сокровища Манталы. Волшебная диадема

Андрей В. Дерендяев

Сокровища Манталы #1

Что бы вы хотели? Читать о головокружительных приключениях с колдунами, драконами, картами сокровищ и пиратами или лично участвовать в них? А вот четырнадцатилетний Оливер не задавался таким вопросом, он с детства любил книги о далеких неведомых странах и их волшебных обитателях. И однажды он встретил одно такое необычное животное. Его звали Рэнделл, и был он твидлом. Оливер знал о твидлах все: и что они говорят на человеческом языке, и что с восходом и заходом солнца меняют облик. Твидл Рэнделл оказался в беде, и Оливер не смог пройти мимо, он захотел помочь. И, сам того не желая, впутался в нескончаемое и опасное приключение… и, разумеется, побывал в далеких странах, встретил колдунов, дракона, островного царя, спустился на морское дно и нашел настоящую карту сокровищ…

Андрей Дерендяев

Сокровища Манталы. Волшебная диадема

Глава 1

Оливер посещает ярмарку неприятностей

Осторожно помогая себе локтями, Оливер ловко пробирался сквозь ярмарочную толпу. Он с интересом пробежал взглядом по выложенному на прилавках товару. Старинным кувшинам причудливой формы, богато украшенным кинжалам, таинственным амулетам, пугающим своей уродливостью янтарным фигуркам. Тут взгляд Оливера привлекли книги. Они высились на прилавке горой, и такого огромного количества Оливер еще никогда не видел. Некоторые были толщиной с ладонь взрослого мужчины, другие, напротив, тонкие, всего в несколько страничек. Многие в дорогих кожаных переплетах, приятно пахнущих и завораживающих одним видом драгоценных камней, их украшающих. Другие потертые, выцветшие; видимо, очень старые и, скорее всего, необычайно редкие. В стороне от книг лежали свернутые в трубочки листы папируса, испещренные текстом на незнакомом языке. А рядом – Оливер даже ахнул от возбуждения – диковинный, привезенный из далеких таинственных земель пергамент.

Засмотревшись, Оливер лишь в самый последний момент успел выдернуть ногу из-под тяжелого башмака, готового опуститься ему на ступню. Едва избежав неминуемой травмы, Оливер тут же чуть не врезался в толстого, раскрасневшегося на жаре торговца водой, с невероятно умным видом идущего прямо на него.

Торговец моментально принялся изрыгать бесконечный поток грязных ругательств, мгновенно перекрыв своим голосом висевший в воздухе несмолкаемый шум. Растерявшись от обиды, Оливер все же сумел заметить, что толстяк, произнося свой эмоциональный монолог, ни разу не повторил дважды одно и то же проклятие. Глядя на пребывающего вне себя от ярости мужчину, он вежливым тоном заметил:

– Не стоит вам волноваться, особенно на таком солнце. Может и удар хватить.

И постарался улыбнуться. Улыбка, видимо, вышла настолько искренней и сочувствующей, что торговец, оторопев, гневно уставился на него:

– Что? Что ты сказал, мальчишка?

– Солнце… удар…

Оливер вновь улыбнулся, краем глаза замечая, что проходящие мимо зеваки поглядывают на них, а некоторые с явным интересом останавливаются и наблюдают за разыгрывающейся сценой. Не желая испытывать судьбу и тем более служить объектом развлечений, он решил, что пора покидать своего нового знакомого. И не говоря больше ни слова, скользнул в толпу. Но судя по всему, толстяк не был настроен прерывать совсем недавно начавшийся разговор. Оливер не успел сделать и пары шагов, как услышал:

– Стой! А ну, постой! Я научу тебя вежливости, негодник!

«Негодник? – повторил про себя Оливер. – Боюсь, дело начинает пахнуть неприятностями и тумаками».

Не то чтобы Оливера пугали неприятности, отнюдь. Жизнь в приюте ко многому приучила. Но если можно избежать проблем, то зачем нарываться? Лицо торговца водой не сулило ничего хорошего. А за сироту никто не вступится. Никогда.

Поискав глазами ушедшую далеко вперед сестру, он увидел ее возле лотка с пирожками. Оливия с безмятежным, искренне равнодушным лицом прохаживалась неподалеку от прилавка. Но Оливер слишком хорошо знал этот взгляд и сразу догадался, что она намерена непременно стащить несколько румяных булочек.

– Да стой же ты! – продолжало нестись ему вслед.

«Ха! Как бы не так! Не на того нарвался».

И ускорил шаг, плавно переросший в бег.

– Бежим! – выкрикнул он, поравнявшись с сестрой, как раз в тот самый момент, когда она, делая вид, что во все глаза смотрит на проходящего мимо разукрашенного мима, украдкой тянула руку к лотку.

Мигом отдернув ее, Оливия гневно повернулась к нему. Оливер знал, что сестра не разделяет его принципов, заключавшихся в том, что брать чужое нехорошо. Ведь всегда существует риск быть пойманным, глупо так рисковать по пустякам. Но Оливия считала, что не делает ничего предосудительного и опасного.

– Я голодна, – любила повторять она. – А у них не убудет. Я взяла совсем чуть-чуть. К тому же у меня нет денег, и я не могу это купить. И что же: ты прикажешь мне бояться и поэтому ходить не попробовав?..

А далее следовало подставить нужные названия: сырный пирог, пирожки с кремом, джемом, медом, пирожные, торты и так далее и тому подобное.

Наверняка сейчас Оливия попросту решила, что брат специально не позволил ей стащить лакомство. По крайней мере в ее взгляде бушевало неподдельное раздражение.

– Спасибо, братишка, – прошипела она. – Вновь за старое.

Продавщица, низенькая старушка, с подозрением уставилась на них.

– А ну, кыш отсюда, хулиганы! – взвизгнула она и замахала руками, словно отгоняла назойливых мух.

– Не за что, Черепашонок, – отозвался Оливер.

Он прекрасно понимал, что сестра разозлится, услышав это прозвище, но не смог удержаться от удовольствия немного отомстить за попытку воровства.

– Не смей меня так называть, – мгновенно отреагировала Оливия.

– Стой же! – не умолкал тем временем преследователь.

Оливия нахмурилась.

– И во что ты угодил?

– Ни во что особенное. Но предлагаю делать ноги.

– И все-таки? – поинтересовалась она уже на бегу. – Ты же у нас вроде паинька? Где отличился?

– Посоветовал одному толстому торговцу водой не нервничать на жаре. Вид у него был неважнецкий, я высказал опасение, что его может хватить удар.

Оливия обернулась.

– Толстяк, говоришь? Почему тогда нас преследует худощавый?

Оливер недоверчиво покосился назад, но, сколько ни силился, так и не смог разглядеть позади себя изрыгающее проклятия раскрасневшееся лицо.

– Ты все выдумал? – сбавляя скорость, спросила Оливия. – Он точно преследует именно нас? Уверена, худой знать о нас не знает. Ты все специально подстроил.

– Глупость, – ничего не понимая, ответил Оливер. – Но, поверь, он действительно преследует именно нас. И я понятия не имею, что ему нужно. И не хочу знать.

– Я тоже, – несколько смутилась Оливия.

Оливеру не понравилось выражение ее лица.

– Точно? Уверена? Что, уже успела украсть?

– Нет! Ничего я не брала… Меня не могли заметить… Что за люди пошли такие жадные? Из-за какой-то груши, к тому же кислой и невкусной, готовы, не жалея сил, носиться по жаре. Знала бы, не брала.

– Остановитесь! – выкрикнул преследователь. – Остановите вон тех двоих детей!

Дело начало принимать
Страница 2 из 21

совсем скверный оборот. Несколько настырных и крепких рук попытались схватить Оливера. Увернувшись, он со всех ног кинулся в сторону и чудом не врезался в женщину в широченной юбке. Та замахнулась на него зонтиком от солнца и больно огрела по спине. Толпа словно назло уплотнилась, не желая расступаться.

– Набедокурили, детишки? – участливо поинтересовалась сухая старушка в ярком платке на голове и, подмигнув, неожиданно взвизгнула: – Стража! Стража! Они тут. Держу их.

Оливия дернула за платок, натянув его бабуле на лицо, и толкнула на стоявшие рядом хрустальные вазы. Раздался мелодичный звон, следом послышалось сдавленное оханье.

– Да что вы такое творите, бездельники! – К ним выскочил низенький лысоватый продавец хрусталя с перекошенным от ярости лицом.

– Это все она, – Оливия пальцем ткнула в незадачливую помощницу стражей порядка, – с нее спрашивайте. Что, бабушка, уже совсем плохо видите? Вазочки не заметили?

Продавец перевел взгляд на старушку. Напиравшие со всех сторон зеваки возбужденно загалдели.

– Держите их! – вновь послышался окрик. Оливеру показалось, что сейчас голос звучал не так бодро и решительно. Резко развернувшись, он бросился вдоль рядов. Теперь их уже никто не попытался задержать. Напротив, толпа попятилась, расступаясь. Зато в спину полетели ехидные, саркастические замечания, наполненные презрением.

– Постойте! – не отставал преследователь. – Я дру… аше… сем…

Большая часть последних слов потонула в заливистом вопле тощего пацаненка, предлагавшего посетителям ярмарки купить самые, по его словам, вкусные сладости в городе.

«Дру», «аше», «сем»… – на бегу подумал Оливер. – Что он имел в виду? Я дружу с вашей… С кем «нашей»?»

– Остановитесь же вы, наконец! – не оставлял своих попыток обладатель явно обессилевшего голоса. – Я не причиню вам ничего плохого. Я только хочу поговорить с вами.

«Наивный, однако, – хмыкнул про себя Оливер. – А какой упорный попался! И все из-за груши… Не на тех напал. Я тебя не знаю, и говорить мне с тобой не о чем. К тому же грушу уже не вернешь».

– Быстрей! Быстрей! Мы почти оторвались, – поторопила Оливия, вновь бросив короткий взгляд назад. – Он совсем выдохся.

И действительно, голос преследователя вскоре окончательно затих. Пробежав еще несколько рядов, желая подальше уйти от погони, брат с сестрой, наконец, остановились и перевели дух.

– Уфф, – тяжело дыша, произнесла Оливия. – Вообще-то, насколько я помню, продавщицей была тетка с крючковатым носом. Рядом с ней еще вертелась ее прыщавая дочка. А вот худого не помню… Странно все это. Кто он такой и что ему от нас надо?

– Муж продавщицы? – предположил Оливер. – Хотел отучить брать чужое?

– Вполне возможно, – поморщившись, согласилась Оливия, бросив в сторону Оливера недовольный взгляд, и уже более веселым тоном добавила: – Одно я знаю наверняка. Кем бы он ни являлся, мы от него убежали.

Оливеру было трудно не согласиться со столь явным утверждением. Вытерев ладонью вспотевший лоб, он постарался не думать о тех обрывках фразы, до сих пор вертевшихся в голове.

«Позже. Вернусь к ним позже. В более спокойной обстановке. Я дружу с вашей… С кем вашей? Начальницей приюта миссис Доусон? Няней мисс Флауэрс? Нет, он сказал что-то другое… Стоп, Оливер. Хватит. Ты же решил – потом. Значит, потом».

Тряхнув головой, он попытался отогнать приставучие мысли. Желая отвлечься, скользнул взглядом по проходящим мимо людям, разглядывая их лица, прически, одежду. И заметил дешевое кукольное представление. Такое частенько встретишь на каждом оживленном месте. Гнусавые актеры, постоянно забывающие текст; плоские, несмешные шутки; скучный до банальности сюжет. Правда, толкавшиеся неподалеку маленькие дети возбужденно галдели и, громко смеясь, тыкали в тряпичные фигурки вытянутыми пальцами. Поэтому Оливер решил немного постоять и посмотреть. Он обожал разные интересные истории. Вдруг и эта, что, конечно, маловероятно, окажется занимательной?

– Я тебе сейчас покажу! – напыщенным тоном пообещала одна из кукол другой. На ее продолговатую голову был нахлобучен полый серый шар с отверстием впереди. За спиной болтался огрызок тряпки непонятного цвета, в руке виднелась палка, которой она усиленно пыталась махать. – Отучу обижать слабых и беззащитных!

Вторая кукла, длиннее и шире первой, с ухмыляющимся ртом до ушей и маленькими, едва видимыми глазками, с ужасом отшатнулась и отчаянно всплеснула руками:

– Ты что, славный герой? Ты же добрый. Ты не должен бить беззащитного. Гляди, я не вооружен.

Фигурка повернулась к зрителям, демонстрируя отсутствие оружия.

– Дети, подтвердите мои слова.

Оливер увидел у него за спиной короткую палку, видимо служившую кинжалом.

– Герой, герой, – закричали несколько мальчишек, – он тебя обманывает!

– Не слушай их, – стараясь их перекричать, раздалось несколько голосов, – нет у него ничего!

– Герой! – На сцене появилась кукла с огненными рыжими волосами и в мятом платье, несколько лет назад, скорее всего, считавшемся розовым. – Помоги! Надвигается страшная беда. Только ты способен избавить нас от нее.

– Поколоти же, наконец, разбойника, – потребовал толстый парнишка, – а то становится скучно. Или хотя бы рыжую. Она только все портит.

– Беда? – Рыцарь повернулся к девушке. – Я всегда там, где беда. Я ничего и никого не боюсь. Я ваш защитник!

– Вот глупый, – разбойник засмеялся, вернее – тряпичная фигура задергалась в разные стороны, и Оливер догадался, что сейчас, по задумкам устроителей представления, ее должен разбирать смех, – а я, наоборот, стараюсь находиться подальше от бедствий и несчастий. Дети! Кто из нас прав?

– Тебе не надоело? – Оливия закатила глаза. – Как ты смотришь такую чушь?

– Еще немного, – попросил он. – Сейчас начнется самое интересное.

– Ах, разумеется… – фыркнула Оливия. – Ты же читал эту историю. Зачем тогда тратить время? Ты ведь знаешь, чем все закончится. Даже лучше, чем актеры.

– Так что же за беда стряслась? – трубным голосом поинтересовался рыцарь. – Дракон? Огромный тролль? Или другой монстр?

– Враги, благородный герой, – плаксивым голосом произнесла девушка, тряся волосами и, видимо, таким образом изображая страх. – Нам угрожает великая опасность.

– Великая? – радостно воскликнул рыцарь. – Твои слова – бальзам на мое сердце.

– Все! Хватит! – не выдержала Оливия. – Идем.

Оливер нехотя последовал за сестрой.

История, разыгрываемая на маленькой сцене перед десятком скучающих и не выражающих явного интереса детей, была ему давно известна. Он читал о ней в книге сказок, единственной вещи, доставшейся от родителей. И теперь с удовольствием бы посмотрел. Разумеется, то, что он сейчас видел, и близко не напоминало прочитанное. Устроители спектакля все сильно упростили, превратив сказочный эпос в обыкновенный балаганный фарс с элементами комедии. И все же досмотреть до конца ему очень хотелось. Непроизвольно рука скользнула за пазуху и коснулась потертой обложки.

«Оливия узнает – поднимет на смех», – подумал он, удостоверяясь, что дорогая сердцу вещь на месте.

Оливер знал, что в приюте книгу
Страница 3 из 21

родителей никак нельзя оставлять. Если с ней хоть что-то случится, он никогда себе не простит. А случиться может всякое. Местные постояльцы в своей основной массе только и ждали, чтобы напакостить соседу или соседке. И, видя его любовь к книге, непременно постарались бы ее стащить.

Повернувшись спиной к сцене, Оливер вдруг почувствовал, как ему на плечо опускается чья-то рука.

– Ну что? Набегались? – послышался прямо возле уха негромкий, но наполненный злостью и угрозой голос.

Глава 2

Оливер присутствует на аукционе волшебных зверей

– Вечно вы путаетесь под ногами, – добавил второй голос: холодный, лишенный эмоций.

Оливер обернулся. Перед ним стояли трое парней в дорогих одеждах, с длинными, до плеч, волосами и надменными лицами.

«Вот влипли, – угрюмо подумал он. – Угораздило же нарваться…»

Тот, кто держал его за плечо, сильно напоминал недавнего преследователя. Худой, высокий, смуглый, с голубыми, словно вечерний лед, глазами, тонкими, гнущимися в презрительную гримасу губами.

– Что вам от нас надо? – поинтересовалась Оливия, попробовала сделать шаг в сторону, но один из парней грубо перегородил ей дорогу.

– Я предупреждал вас, – сквозь зубы процедил худой. – Я ведь велел сидеть в вашем вонючем приюте. А вы мало того что вылезли из него, так еще имели наглость носиться сломя голову, пугая почтенных граждан. И в довершение ко всему явились сюда.

«Похож, сильно похож, – между тем размышлял Оливер, мысленно сравнивая преследователя с тем, кто стоял перед ним. – И все же длинный моложе. И голос другой. У того вроде как добрее… – Он одернул себя: – И почему я сейчас думаю об этом?»

Он взглянул прямо в лицо худому и не увидел в его взгляде ничего хорошего ни для себя, ни для сестры.

«Плохи дела. Лучше бы нас догнал хозяин груши. Оливия получила бы хороший урок, а мне вообще бы ничего не было».

К удивлению, он почти не испытывал страха, разве что совсем чуть-чуть. Присутствовала лишь злость от невозможности изменить ситуацию.

Оливер слышал об этих парнях: о тех, кто стоял перед ним. Его с сестрой поймала известная на весь город шайка, в которую входили дети богатых горожан. То ли от скуки, то ли от желания испытать судьбу и пощекотать нервы, чувствуя близкую опасность, то ли от недостатка внимания и воспитания в раннем детстве они вечерами грабили одиноких прохожих и избивали подвыпивших гуляк, не имевших возможности дать достойный отпор. С недавних пор члены шайки ополчились на приют сирот и принялись задирать его обитателей, гонять с улиц, а в последнее время и вовсе запретили выходить за порог. И ничего нельзя было поделать. Жалобы в муниципальную стражу ни к чему не привели. Ее руководители предпочли закрыть глаза и сделать вид, что ничего не происходит, опасаясь испытать гнев родителей хулиганов, многие из которых, по слухам, входили в городской совет.

– Ярмарка – не ваша, и ты мне не указ, – прошипела Оливия, топнув ногой и сжимая кулаки. – Отвали с дороги.

Она попыталась оттолкнуть парня; тот только усмехнулся, но с места не сдвинулся.

«Шансов в драке с ними у нас нет никаких, – внимательно оглядывая обидчиков, подвел неутешительный итог Оливер. – Нас двое, а их трое. К тому же каждый из них старше нас года на три. – Он посмотрел в сторону и невесело улыбнулся. – Даже пятеро». – Чуть поодаль маячили еще две фигуры в богатых одеяниях.

– Весело, сиротинушка? – поинтересовался парень, стоявший справа от Оливера. – Я выбью из тебя все веселье. Скоро станет нечем улыбаться.

Оливер не стал отвечать, посчитав излишним.

Они находились в самом центре ярмарки, на небольшой площади, где не было торговых рядов. Вместе с временными лавчонками отсутствовало и множество людей; только группа детей, смотревших кукольное представление, да парочка зевак, стоявших неподалеку от высокой, просторной сцены, дальний конец которой оканчивался занавесом. По ней, то поднимая, то опуская темно-красную, тяжелую на вид ткань, деловито сновали люди в необычных одеждах и диковинных, виденных Оливером только на рисунках в книжках головных уборах. Они выкатили на середину нечто большое, выше человеческого роста, кубической формы, сверху накрытое разноцветными покрывалами, и поставили немного левее центра. За ним последовал еще один такой же куб, тоже накрытый покрывалом, правда, в отличие от первого, размером поменьше. Затем еще один, следом четвертый, пятый… И все разной величины. Вскоре Оливер сбился со счета, да и как-то сложно внимательно следить, когда рядом стоят и угрожают хулиганы.

«Как всегда, нам никто не поможет, – констатировал он. – Да и кто станет спасать сирот?»

– А теперь хорошенько запомните мои слова, – медленно проговорил худой, – вам следует передать их вашим друзьям.

– Ничего я передавать не намерена, – огрызнулась Оливия. – Сами придите и скажите, что хотите. Или слабо?

Двое парней, стоявших поодаль, начали медленно приближаться к ним.

Между тем люди на сцене принялись расставлять по краям горящие тусклым синеватым огнем факелы. Воздух вокруг наполнился легким свечением и слабым, дурманящим ароматом.

Видя, что готовится необычное представление, начали подтягиваться люди. Шли не спеша, глазея по сторонам, бросая любопытные взгляды на таинственные кубы, многие вытягивали шеи, пытаясь проникнуть взглядом в тоненькие щелочки между покрывалами.

Заметив, что происходит, стоявший возле Оливера парень заволновался:

– Авл, слишком много народу.

– Тебя это когда-то останавливало, Джо? – осклабился тот. – Так даже веселей.

– Слишком много, – упорно повторил Джо. – В прошлый раз мы едва не попались.

– Не попались же! – жестко отрезал Авл и перевел взгляд сначала на Оливию, затем на Оливера. – Девчонке говорить бесполезно…

– Да что ты!.. – притворно закатила глаза Оливия, но он не обратил на ее слова никакого внимания.

Двое парней наконец подошли к ним и встали позади, перекрыв дорогу к торговым рядам. Один был пухлый, с подбитым глазом. Второй низенький, коренастый, с огромными кулаками.

– …но ты, надеюсь, запомнишь и сумеешь повторить все в точности, – продолжал Авл, глядя в упор на Оливера. – Итак, слушай. Никогда – повторяю: никогда – не смейте выходить в мой город. Сидите в своем приюте, а когда вырастете, валите подальше отсюда. И без вас нам хватает всякого отребья.

– Да, вижу, – не удержавшись, брякнул Оливер, красноречиво глядя на Авла, и сразу пожалел о своей несдержанности.

– Смешной ты, однако… – Авл побледнел. Губы сжались, став еще тоньше, глаза превратились в маленькие щелочки, сделавшись черными.

«Не убьет же он меня, – продолжая корить себя, подумал Оливер, – тут все-таки столько людей…»

Толпа между тем действительно увеличилась в размерах, заполнив собой все пространство возле сцены и полностью окружив ее, образовав бурлящий, шумящий от нетерпения живой полумесяц. Теперь они стояли на самом ее краю и, судя по количеству постоянно прибывающих новых зрителей, вскоре должны были оказаться поглощенными ею.

Находившимся за спиной двоим парням пришлось встать к своим друзьям почти вплотную.

– Пора веселиться, – нетерпеливо
Страница 4 из 21

прогнусавил толстый. – Ты закончил со своей проникновенной речью?

– А вас разве не учили? – силясь закрыть рот, но все равно ничего не сумев с собой поделать, поинтересовался Оливер. – Папа с мамой не рассказывали? Неприлично обижать девушек.

– Девушек? – заржал толстяк. – Это разве девушка?

Он протянул руку и дернул Оливию за волосы. Та в ответ ударила его по пальцам.

– Ты сам напросился, – прошипел все это время хранивший молчание Авл. – Послание передаст она. А ты… – Он окинул своих приятелей мрачным взглядом. – Уходим! Я придумал нечто получше.

Его дружки схватили Оливера и принялись тащить в сторону расходящихся вдаль рядов. Пытаясь упираться, Оливер краем глаза заметил, что рядом изо всех сил отбивается, но все же помимо своей воли идет Оливия.

«Что задумал этот Авл?» – внутри все похолодело, страшное предчувствие неприятно колыхнулось в груди.

– Добрый, добрый вечер! – Стоявшие кругом шум и гвалт мгновенно оказались перекрыты громким, уверенным голосом. – От всей души приветствую вас, жители несравненной и прекрасной Лавинии. Меня зовут Альд Аир Мано. Я прибыл к вам из далекой страны: мой корабль преодолел глубокие моря, побывал в страшных штормах, пару раз едва не сел на мель. Хотя последнее не следовало говорить, – он весело засмеялся, – моя команда, к счастью, не знала об этом. И теперь они, боюсь, перестанут относиться ко мне с прежним почтением. – В толпе послышались смешки и нетерпеливые выкрики. – Понимаю, понимаю. – Альд Аир усмехнулся. – Начнем то, ради чего мы все тут собрались. Итак, спешу представить вам, дамы и господа и конечно же славные дети, поистине уникальных животных. Твидлов! Или, как их еще называют, – двузверей!

Едва он произнес последние слова, как заиграла торжественная музыка, следом раздалась дробь десятков барабанов, вызвавших такую сильную вибрацию, что у Оливера земля заходила под ногами.

«Твидлы? Неужели они существуют? Они не выдумка?»

Ему так нестерпимо захотелось на них посмотреть, что его силы буквально удесятерились, и он сумел почти освободиться.

– Сильный, однако, какой, – выругался Джо, а коренастый друг толстяка молча и резко опустил свой правый кулак на голову Оливера.

Мгновенно все вокруг потемнело, лишь красные круги да белые искры в глазах не дали ему погрузиться в кромешную тьму.

– Негодяи, убийцы! – донесся казавшийся ему чуть слышным истеричный вопль Оливии.

– Еще нет, – оборвал ее глухой голос Авла, прозвучавший словно из-под толщи воды.

Медленно, очень медленно Оливер начал приходить в себя. Ощущения были не из приятных. Ноги дрожали и подкашивались, сильно болела голова, к горлу подступала противная тошнота. Он огляделся. Они находились в узком проходе между нависавшими с обеих сторон деревянными стенами одноэтажных лавчонок. В глубине виднелась массивная дверь с огромным замком, другая часть выходила, видимо, в один из торговых рядов. Оттуда лился яркий солнечный свет и доносились радостные голоса.

– Очнулся, – глядя ему в глаза, сообщил толстяк.

– Ты как? – Оливия попыталась приблизиться, но ей не позволили.

Оливер кивнул, показывая, что с ним все в порядке, и подмигнул, намекая на стену. Сестра поняла, мгновенно успокоившись, и внешне расслабилась.

– Очень хорошо, – обрадовался Авл, – а теперь пора веселиться.

– Веселиться? – делано удивился Оливер. – Какой смысл был тогда покидать, как мне показалось, весьма увлекательное представление?

– Потому что, недотепа, у нас свои предпочтения в развлечениях, – отозвался толстяк.

– Потому что ты вел себя очень невежливо и заслуживаешь смерти, – добавил холодным тоном Авл, вытаскивая короткий нож.

– Вот как… – побледнел Оливер. – У вас странные представления о вежливости. И к тому же я не хочу умирать, доставляя вам удовольствие.

Он с силой ударил ногой по деревянной стене. Действовал практически наудачу, но это было все, что придумала его раскалывающаяся от боли голова. Падая на землю, он успел увидеть, что Оливия поступила точно так же.

«Молодец, догадалась».

Расчет оказался верным. Иссохшаяся на солнце временная конструкция не выдержала и обрушилась, погребая под собой Авла и его дружков. Не теряя времени, Оливер пополз к выходу. Вскочил на ноги и помог выбраться Оливии. Вслед неслись проклятия и угрозы.

– Они вскоре выберутся оттуда, надо бежать! – Оливия припустила прочь, но толпа мгновенно преградила дорогу.

Сотни людей нескончаемым потоком двигались в одну сторону: туда, откуда разносился громогласный голос Альд Аира:

– …незаменим для тех, кто занимается науками. Станет вам помощником, всегда готов дать бесценный совет. Истинный кладезь блестящих идей.

Оливер остановился, не в силах протиснуться сквозь такое количество народа.

– Вон они! – раздался полный ярости возглас Джо. – Я их вижу.

Оливер вслед за сестрой принялся расталкивать зрителей, пытаясь уйти от погони, но с каждым шагом сделать это становилось все труднее, толпа уплотнялась по мере приближения к сцене, словно сливки, превращающиеся вначале в сметану, а затем в масло.

– При таком скоплении они могут нас запросто убить, никто и не заметит, – усиленно работая локтями, сообщила Оливия. – Надо уходить в сторону.

Они попытались, но тщетно. Их медленно несло прямо к сцене. Оливер взглянул на нее и обомлел, позабыв об опасности. В ярком разноцветном свете факелов он увидел несколько десятков клеток, а в них зверей и птиц. Толстого, с коричневой шерстью, медведя, большого попугая с невероятно ярким оперением, скалящегося во все стороны волка, черную, словно сама ночь, и необычайно гибкую пантеру, нахохлившуюся мрачную сову с сонно прикрытыми глазами. Животные были очень красивы, но казались самыми обыкновенными. А Оливер ожидал увидеть нечто волшебное, ведь он столько читал о них.

Правда, спустя мгновение он начал менять первоначальное мнение. И приглядевшись внимательнее, понял, что ошибся. Обитатели клеток напоминали своих диких сородичей разве что отдаленно. Волк, щелкая челюстями и демонстрируя окружающим острые зубы, перебрасывался с пантерой короткими, насмешливыми фразами на самом настоящем человеческом языке. И Оливер был готов поклясться, что хищники флиртуют. У попугая оказалось такое умное выражение лица (именно лица, по-другому и не скажешь), что Оливер решил, будто птица закончила все университеты мира. Сова, поблескивая огромными, словно две луны, глазами, неожиданно разразилась проклятиями. И их поток лился бурной, нескончаемой рекой из разных, незнакомых Оливеру слов и оказался столь долгим, что он от удивления открыл рот, остановившись на месте и не обращая внимания на постоянные тычки и толчки со стороны окружающих. Наконец птица замолчала, вновь нахохлилась и прикрыла глаза.

– Ходячая энциклопедия, – провозгласил Альд Аир. – Вернее, летающая. – Он лучезарно улыбнулся под пронесшийся по толпе смех. – Знает великое множество ругательств почти на всех языках. Даже меня обучила нескольким. – Он вновь улыбнулся, и зрители снова засмеялись.

– Хватит пялиться. – Оливия влепила Оливеру звонкую оплеуху, тот вздрогнул, приходя в себя. – Нашел
Страница 5 из 21

время…

Оторвав взгляд от сцены, он посмотрел назад. Авл с приспешниками медленно, но неуклонно продвигался к ним, с ледяной улыбкой глядя в их сторону. Вожак молодых аристократов казался бледным и неестественно спокойным. У Оливера по спине пробежал холодок.

– Надо убираться отсюда.

– Да что ты говоришь! – саркастически рассмеялась Оливия. – Не я стояла, как истукан, пялясь на зверушек. Едва докричалась до тебя.

– Это не просто зверушки, это твидлы. Как ты не понимаешь! – возразил Оливер, бросая взгляд на клетки.

Наконец взял себя в руки и повернул влево, двинувшись вдоль сцены.

– Простите, извините, – принялся бормотать Оливер в ответ на недовольные ворчания.

Дело, несмотря на активно работающие локти, все равно продвигалось медленно. Преследователи, напротив, пользуясь широким телом толстяка, пристроились за ним гуськом, а тот, двигаясь вперед с невероятной легкостью, убирал со своего пути людей. Те пытались возмущаться, но встретившись с ним взглядом, мгновенно замолкали, предпочитая пропустить.

– А теперь вы станете свидетелями такого… – голос ведущего выдержал значительную паузу, дождавшись момента, когда все обратят на него внимание, – …такого, о чем вы будете рассказывать своим детям спустя много-много лет. Чуда из чудес. – Его тон неожиданно сделался доверительным и менее торжественным. – Сам каждый раз, когда вижу, изумляюсь. Поистине невероятно. – Альд Аир выдержал паузу и продолжил: – Как только сядет солнце, вы увидите невероятное, подлинно волшебное зрелище. Это не балаганный фокус и не цирк. Все, что вы увидите, произойдет взаправду. Так… Еще чуть-чуть…

Оливер, не удержавшись, кинул взгляд на Альд Аира. Тот стоял, воздев руки вверх, а на его ладонях и причудливом головном уборе играли лучи заходящего солнца. Но не поза мужчины заставила Оливера остановиться, вытаращив глаза. На сцене действительно происходили чудесные вещи.

«Они превращаются, – пронеслось в голове одновременно со вздохом толпы. – Потрясающе…»

С животными, сидевшими в клетках, начало твориться нечто поразительное. Они окутались синеватой дымкой и принялись съеживаться, словно воздушный шарик, из которого выходит воздух.

– Ты что? С ума сошел? – Оливия больно ударила в спину, выведя из состояния транса. – Давай, двигайся!

– Ты разве не видишь?

– Вижу что?

– Это. – Он указал на сцену. – Они превращаются. Точно так же, как написано в книжках.

– Оливер, – едва сдерживаясь, чтобы не закричать, процедила Оливия, – это самое обычное представление. Шарлатанство. Мы и не такое видали. А в твоих книжках много чего пишут. Ты уже взрослый и сам знаешь: не всему следует верить. А теперь бежим, пока у нас еще есть такая возможность.

Бросив взгляд в сторону преследователей, Оливер понял, что шансов скрыться от погони у них почти нет.

«Позвать на помощь? Кому до нас есть дело. Взобраться на сцену? А там будь что будет? На глазах у такого количества народа нас наверняка побоятся убивать».

Он схватил сестру за руку и потащил в свет факелов. Попробовал в одном месте, в другом, но все тщетно. Толпа расступаться не хотела. Стоя невероятно плотно, плечом к плечу, восторженно горланящие зрители не пожелали уступать своих мест. Кинув взгляд назад, он заметил, что и продвижение хулиганов хоть немного, но замедлилось.

Чуть в стороне, слева от центра сцены, идти оказалось немного проще. Медленно, шаг за шагом, Оливер продвигался вперед, вернее – наискосок. И чем дальше, тем быстрее. Вскоре они были уже сбоку, и Оливер мог протянуть руку и дотянуться до горевшего необычным огнем факела. Оливия попробовала взобраться, но кто-то схватил ее и, сильно тряхнув, опустил обратно на землю.

– Ты что творишь? – набросился на нее бородатый мужчина, с взъерошенными волосами и маленькими, похожими на свиные, глазками. – Одна такая умная? Мой сын, между прочим, тоже не прочь там побывать.

Он указал на стоявшего возле него мальчика. Тот такими же крохотными глазами восторженно взирал на превращающихся зверей. Теперь вместо волка, пантеры, совы и попугая в клетках сидели гриф, коршун, ласка и рысь.

– А теперь перейдем к самому главному. – Голос Альд Аира стал звонким, но в то же время интригующим; на мгновение замолчав, в следующую секунду он торжественно выкрикнул: – Сегодня вам, жители Лавинии, невероятно повезло. Этим вечером каждый из вас имеет шанс увести домой любого из моих волшебных и невероятных зверей. Но вас так много, а животных так мало…

Он развел руками, на лице появилось озадаченное выражение. Оливер повернул голову и только теперь смог хорошенько разглядеть говорившего. Аккуратно подстриженная, густая борода, небольшой, но заметный животик. Одет в белую рубашку и широкие красные штаны, подпоясанные толстым поясом, на котором висел кривой кинжал в ножнах. На ногах узкие, с заостренными носами, башмаки без задников, на голове причудливый головной убор, представлявший собой кусок цветной ткани, несколько раз обмотанный вокруг макушки.

– Как же быть?.. – вопросил наконец Альд Аир. – Как разрешить возникшую проблему?

– Кто больше даст денег, того и звери! – выкрикнул кто-то из толпы. – Я готов за попугая хоть сейчас заплатить, сколько надо.

– Кто больше даст? – хитро улыбнулся Альд Аир. – Хотите аукцион?

– Хотим! Хотим!

– Так тому и быть!

Мальчик с поросячьими глазками запрыгал, хлопая в ладоши, а его папа, напротив, сделался мрачнее тучи и попытался украдкой заглянуть в кошелек.

Толпа еще сильнее заволновалась. Оливера отбросило в сторону от сцены и он оказался возле пристроенного к ней одноэтажного строения, сильно прижатым чьим-то плечом к стене. Попытался вернуться, но сразу понял всю тщетность попытки. Возбужденные, оказавшиеся на грани истерики зрители стояли плотной, почти каменной стеной.

– Хватит отдыхать! – Оливия потащила его вдоль здания. – Авл с дружками совсем близко.

– Вон они! – услышал он, словно в подтверждение ее слов, громкие крики. – Хватай их, ребята!

Не оборачиваясь, Оливер со всех ног припустил за сестрой, бегущей вдоль стены. Теперь они наконец сумели выбраться на сильно разреженное пространство. Людей тут находилось мало, беги не хочу, но все дело в том, что бежать было некуда. Хулиганы во главе с Авлом оказались намного быстрее и проворнее. Расстояние между ними сокращалось с пугающей скоростью.

«Что же делать?» – В голове замелькали панические мысли, а рука непроизвольно легла на находящуюся за пазухой книгу.

Неожиданно он заметил небольшую дверь. Оливия пробежала мимо нее и, глядя лишь перед собой, не обратила внимания.

«Только бы оказалась открыта…»

Он остановился, одновременно хватаясь за деревянную ручку и останавливая сестру, понимая, что лишает их единственного шанса на спасение, если дверь окажется закрытой. К счастью, ему повезло. Толкнув ее от себя, он ввалился внутрь. Кругом царили полумрак и затхлый запах. Оливия, не пытаясь возмущаться, последовала за ним.

– Зачем? – спокойным, лишенным эмоций тоном поинтересовалась она. – Зачем ты затащил нас сюда? Теперь нам некуда бежать.

Он закрыл дверь, чувствуя, как в нее спустя мгновение
Страница 6 из 21

забарабанили. Дерево прогнулось под ударами. И Оливер почувствовал – надолго ее удерживать у него не хватит сил.

– Глупо, – продолжила Оливия. – Они скоро откроют. У этой двери нет даже засова. Хотя… – Глаза девочки загорелись, в них появился блеск, сменяя апатию.

Она нагнулась и принялась двигать большой ящик. Спустя немного времени рядом с первым появился второй, следом третий.

– Они хоть немного, но сумеют их задержать, – закончив, удовлетворенно выдохнула она.

Удары продолжали сыпаться, но теперь Оливер смог отпустить дверь. Та сразу немного сдвинулась на него.

– Бежим! У нас не так много времени. – Оливия метнулась в темноту.

Оливер поспешил следом. Глаза постепенно привыкали к мраку, обнаруживая вокруг неясные силуэты диковинных предметов. Он осторожно, стараясь не шуметь, продвигался в глубь помещения. Вскоре, нащупав руками стены с двух сторон, Оливер понял, что они оказались в длинном, узком коридоре. Оливия, шедшая впереди, вдруг резко остановилась и попятилась назад. Следом загорелся яркий свет, заставивший Оливера инстинктивно зажмуриться. Одновременно послышались голоса: судя по всему, разговаривали двое. И тут же за спиной раздался топот, сопровождавшийся громкими криками и смачными ругательствами. Это Авл с дружками наконец проникли внутрь.

– Ой! – испуганно прошептала Оливия, с силой сжимая Оливеру руку. – Кажется, мы попались.

Глава 3

Оливия начинает верить в магию

Оливер открыл глаза, щурясь и стараясь разглядеть, что происходит. Но Оливия не позволила остановиться. Продолжая отступать, она с такой силой вдавила его в стену, что та неожиданно сдвинулась с места.

«Что за чудеса?»

Ничего не понимая, Оливер вновь оказался в темноте. И только сейчас начал догадываться. Они попали в маленькую, лишенную окон комнатку. Видимо, дверь в нее, открытую и не видимую в потемках, он просто не заметил.

– Вы кто такие?! – прогремел Альд Аир; топот ног смолк и на мгновение повисла тишина. – Убирайтесь отсюда!

– Не горячись, мужик, – холодно отозвался Авл, – я не за твоими зверьками явился. Тебя это не касается. Постой в сторонке и не мешай.

– В сторонке? – Голос Альд Аира стал елейным. – В сторонке, значит? Не мешаться, пока ты будешь тут хозяйничать? Я правильно понял?

Оливера начало одолевать любопытство, и он попытался выглянуть, желая разглядеть происходящее в коридоре.

– Ты что творишь? – шикнула Оливия, крепко хватая его руками. – С ума сошел?

– Всего одним глазком, – попросил он. – Они все равно заняты разборками друг с другом и не увидят меня.

– И лишиться его? А вместе с ним – и жизни? Нет, ни за что! – Сестра принялась оттаскивать его от двери.

– Совершенно верно, – холодно подтвердил Авл. – А теперь – с дороги. Не заставляй меня повторять.

– Капитан, вы позволите ему так с собой обращаться?

– Ты разве настолько плохо меня знаешь, Марко? – таким же спокойным, полным благодушия тоном поинтересовался Альд Аир – и вдруг неожиданно громко скомандовал: – Ребята! Все сюда!

Послышались крики, торопливый топот множества ног. Коридор наполнился десятком возбужденных голосов.

– Преподайте им урок. Пусть знают, как связываться с Альд Аиром Мано.

– Ты еще пожалеешь, – прорычал Авл. – Ты не знаешь, у кого встал на пути. Уходим. Вернемся сюда позже.

– Отчего? Прекрасно знаю, – усмехнулся Альд Аир. – С сосунком, вообразившим себя мужчиной. И бегущим при первой опасности. Беги, малец, беги. И больше не показывайся мне на глаза. А то в следующий раз сниму штаны и выпорю.

Последние слова он произнес под радостные улюлюканья своих людей.

– На выход? – поинтересовалась Оливия.

– Я бы не торопился, – прошептал Оливер. – Не нравится мне этот торговец. К тому же, как объяснить, зачем мы забрались сюда? И, главное, что мы не друзья Авла?

– Хм… – согласилась Оливия.

– А теперь и поговорим, – тем же спокойным голосом продолжил Альд Аир. – Надеюсь, Марко, ты порадуешь меня.

– Капитан…

– Не здесь, – мягко прервал его торговец. – Возьми факел и пойдем вон в ту комнату. Там нам никто не помешает.

«В какую именно? – насторожился Оливер. – Надеюсь, не в эту?»

– Прячемся! – опережая ход его мыслей, Оливия метнулась в самый темный угол, таща брата за собой.

Едва они успели убраться от входа, в помещение вошли Марко с Альд Аиром. Все вокруг наполнилось ярким, с красноватыми отблесками, светом. Укрывшись за высокими ящиками, Оливер не удержался и осторожно выглянул.

Спутник торговца оказался высоким смуглым парнем, с прямым носом, большими глазами и черными курчавыми волосами. На вид он выглядел немного старше Оливера. Хотя пару лет ему могли добавлять дерзкий взгляд и наглая усмешка в уголках губ.

Марко зажег от огня факела несколько свечей, вынутых из кармана, и расставил их на низком маленьком столике. Альд Аир уселся на единственный стул, выпятил живот и выжидающе взглянул на своего спутника.

– Ну, как дела с первым заданием?

– Отлично, капитан.

– И как все прошло? Тебя никто не видел?

– Обижаете. Я все сделал быстро и гладко. Как всегда, между прочим. Вы же меня знаете, капитан. В доме никого не было, поэтому проблем тоже не возникло.

«О чем, интересно, они?» – заинтригованно подумал Оливер.

– И где он? Покажи, – потребовал торговец нетерпеливым голосом. – Хочу посмотреть. Очень интересно, зачем он ему.

– Он здесь, извольте, – с этими словами Марко взял одну из свечей и направился в ту сторону, где сейчас прятался Оливер.

Все произошло настолько быстро, что Оливер даже не успел испугаться, лишь инстинктивно подался назад и почти сразу уперся спиной в стену. Оглянулся по сторонам, но бежать было некуда.

«Кажется, на этот раз точно попался… Хоть бы Оливию не нашли».

Марко склонился над ним и сдвинул в сторону один из ящиков.

– Идите сюда.

Альд Аир, недовольно ворча, подошел.

– И что в нем такого? – поинтересовался он. – Я ничего необычного не вижу.

– Не знаю, капитан. С виду самый обыкновенный. Немного меньше, чем обычно, но, думаю, еще подрастет.

– И я о том же… Ничего необычного… Ладно, забудь. О том, что ты сделал, никому не рассказывай. Понял?

– Конечно. Нем, как рыба.

«Они что, не видят меня?» – Оливер боялся пошевелиться, поэтому не мог разглядеть происходящее.

Он вжался в стенку ящика, а другой, стоявший на нем, размерами несколько больше первого, судя по всему, закрывал его от говоривших. Те находились совсем рядом, но прятавшийся оказался в тени, и тусклый свет свечи был не в силах ее разогнать.

«Неужели действительно не видят? – Ожидание становилось невероятно томительным, взгляд упал на пыльный ботинок, видимо, принадлежавший Марко. – Они же совсем близко. Все, насмотрелись, милости прошу обратно к столику… Давайте, ребята».

– Теперь второе задание. – Голос Альд Аира прозвучал буквально возле уха Оливера, тот вздрогнул, сжав зубы.

«Столько времени провел на сцене – неужели ноги не устали? Там же возле стола удобный стул…»

Словно услышав его мысли, торговец развернулся и медленно направился обратно. Оливер с облегчением проследил, как из виду исчезает башмак Марко.

Опасность миновала, и Оливером
Страница 7 из 21

вновь одолело любопытство.

«А что в ящике? Что-то обыкновенное, но могущее вырасти. Интересно… Щенок редкой породы? Или котенок? Больше в такой маленький ящик никто не поместится».

– С этим вышли затруднения, – ответил между тем Марко.

– Так…

– Я разыскал человека. И выяснил, что она у него.

– И…

– Он отказался со мной говорить.

– Это еще почему?

Парень на мгновение замолчал, а потом через силу продолжил и Оливеру сразу стало ясно его нежелание рассказывать.

– Он дал понять, что не испытывает ко мне доверия. Я, дескать, выгляжу как обыкновенный уличный мошенник. Я отвечал, что у меня есть деньги, а остальное не имеет значения. Но он мне не поверил.

– Вот как… – Альд Аир пожевал губами. – Не обессудь, но так и есть. Я просил тебя одеваться приличнее. Где он сейчас?

– В одном трактире. Называется «Пять голубей».

Оливер слышал об этом заведении. Оно имело крайне сомнительную репутацию. Там в основном собирались посетители, столь похожие на бандитов и уголовников, что он даже близко опасался к нему подходить. Оливер вспомнил одежду Марко и удивился, чем она не нравилась Альд Аиру и тем более – одному из завсегдатаев «Пяти голубей». Но затем вспомнил одеяние торговца. По сравнению с Марко он выглядел словно правитель далекой сказочной страны. Штаны из дорогой ткани, ослепительно белая рубашка, кожаная обувь замысловатого вида и богато расшитая, а головной убор… Оливер был готов поклясться, что видел на нем, когда его обладатель сидел на стуле, крупный рубин. Хотя, может, это лишь игра света…

– Знаешь, где находится? – поинтересовался капитан.

– Конечно.

– Тогда идем, проводишь. Лично пообщаюсь с этим манерным субъектом.

Оливер, не веря ушам и не смея радоваться раньше времени, со всей осторожностью выглянул из укрытия. И, к своему облегчению, увидел, как Марко с Альд Аиром покидают помещение. Громко хлопнула дверь, сладостной мелодией отозвавшись в сердце.

«Уфф, ушли. Посмотрим, что в том ящике…»

Он хотел встать и заглянуть туда, но не успел. К нему подскочила Оливия и заключила в крепкие объятия.

– Я думала – всё, они увидят и схватят тебя! – выпалила она. – Перепугалась страшно. Давай уходить отсюда, пока не появился еще кто-то.

– Конечно, конечно. Но разве не интересно, что в ящике?

– Интересно, но не сейчас. – Она потянула его за руку. – Пойдем. Поторопимся, у нас еще есть шанс уйти отсюда невредимыми. Не нравится мне этот Альд Аир.

– Мне кажется, Марко – вор, – настаивал Оливер. – И то, что в ящике, он украл.

– Ты так думаешь? – Оливия явно не верила его словам.

Оливер насупился и высвободился из объятий сестры. Быстро шагнул к находившейся возле стены коробке, возле которой, как он видел, стоял Марко, и открыл. Внутри оказалась клетка, накрытая пестрым узорчатым платком. Оливия в нетерпении сорвала его.

– Птица? – удивилась она. – Сова? Зачем Альд Аиру красть самую обыкновенную сову? Их на рынке полным-полно.

– Совенка, – поправил ее Оливер. – Смотри, какой красивый. Давай выпустим?

– Совенок очень важен для него, – засомневалась Оливия. – Ты уверен?

– Здравствуйте, меня зовут Рэнделл. И я сычик, а не совенок.

Оливия от неожиданности отпрыгнула назад, зацепилась ногой за какой-то предмет и с шумом упала. Оливер лишь раскрыл рот и, не удержав равновесия, сел прямо на пол. Он не сразу понял, кто говорит. А когда понял, не сразу поверил.

– Простите, я не хотел вас напугать.

– Говорит! Она говорит! – Оливия с вытянувшимся лицом и широко раскрытыми глазами принялась трясти Оливера за плечо. – Птица разговаривает. Ты видишь?

– Разумеется… – Оливер пришел в себя. – Это твидл, двузверь.

– Какой еще двузверь? Ты о чем? Я вижу только сову. И притом только одну.

– Есть такие звери; правда, до сегодняшнего дня я не верил в их существование. А ты вообще на сцену глядела?

– На сцену? Как-то не до представления было. Меня больше занимали Авл с дружками.

Сычик кашлянул, и они одновременно повернулись к нему.

– Я очень сожалею, что так вышло.

– Ты кашляешь? – Оливия смешно захлопала глазами. Крайняя степень изумления отразилась на ее лице. – Совы не умеют кашлять.

– Оливия… – Оливер дернул сестру за рукав и прошептал, надеясь, что Рэнделл не услышит: – Возьми себя в руки. Ты ведешь себя неприлично.

– Неприлично? – Она уставилась на него. – Птица разговаривает. У меня мир перевернулся. А ты – «неприлично»… Кто еще существует? Драконы? Говори! Что ты вычитал в своих умных книжках?

– Нет, драконы, разумеется, не существуют. Это все сказки.

– Заранее прошу меня простить, – Рэнделл переступил с лапы на лапу, – но ты неправ.

– Что? – Оливер метнул в него недовольный взгляд. Обычно ему редко кто мог указать на подобные ошибки. В приюте он был единственным, кто прочел всю местную библиотеку.

– Драконы существуют. Их мало, и они прячутся, но они есть.

– Что, правда? – Оливер не на шутку обиделся. – И ты их видел?

– К счастью, не довелось. Поговаривают, что они обладают крайне вероломным и жестоким характером. Мало кто может повстречать дракона и остаться в живых.

– Значит, ты передаешь чужие слова… – Лицо Оливера слегка посветлело.

«Сейчас я его поймаю. А то строит из себя умника. Еще и вежливого…»

– Колдунам стоит доверять, – неожиданно услышал он слова Рэнделла. – Колдуны, в отличие от людей, не имеют привычки к хвастовству. И ради красного словца не станут выдумывать.

– Колдуны? – пропищала Оливия. – И они?..

– Про них ты тоже только слышал? – Оливер скрипнул зубами.

– Вот их я видел. Когда был маленьким.

– Маленьким? – хихикнула Оливия. – Ты и сейчас не очень большой.

Рэнделл внимательно взглянул на Оливию. Оливеру показалось, что желтые, немигающие глаза смотрят с укором. Ему стало жалко сычика и одновременно сильно захотелось поговорить, расспросить про колдунов и драконов. Он никогда не бывал дальше городских стен, а Рэнделла наверняка привезли издалека. Ведь, как писали в книгах, твидлы жили на очень далеких островах.

– Пойдешь с нами? – предложил он.

Сычик кивнул, но при этом заметно погрустнел.

Оливия открыла клетку и поинтересовалась:

– Альд Аир украл тебя?

– Да.

– Зачем?

– Не знаю… Мне нравилось у прежнего хозяина. Он хорошо относился ко мне. Все было замечательно. Пока не явился тот парнишка… А сейчас мне так страшно… Для чего я им?

Глядя на испуганного Рэнделла, Оливер почувствовал, как защемило сердце.

– Мы вернем тебя домой, – пообещал он и протянул руку.

Рэнделл запрыгнул на нее и расправил крылья. Вид у него стал совсем печальным.

– Вы такие добрые. Спасибо вам. Но, боюсь, ничего у нас не выйдет. Я не знаю, где мой амулет.

– Амулет? – удивилась Оливия.

– Амулет повиновения, – вспомнил Оливер.

«И как я мог забыть?»

– Без него я не могу никуда уйти. Я обязан повиноваться приказу.

– И что? – усмехнулась Оливия. – Слишком правильный? Не можешь позволить себе ослушаться?

– Не могу. Хоть и хочу.

– Магия? Волшебство? Вы серьезно? – Потрясению сестры не было предела. – Мне казалось, я уже ничему не удивлюсь. И что, без амулета серьезно – никак?

Оливер принялся объяснять:

– Марко
Страница 8 из 21

наверняка сказал что-то вроде: «Сиди и не выходи из этой комнаты». И Рэнделл не сможет ослушаться. Амулет не позволит. Он на ментальном уровне заставляет повиноваться таким командам.

Сычик вздохнул и полез обратно в клетку.

– Нет, так дело не пойдет, – возмутилась Оливия. – Получается самое настоящее рабство. Любой домашний питомец имеет право сбежать. А тут… – Она взмахнула кулачком. – Надо отыскать этот ваш амулет.

– Только где… – Оливер огляделся.

Подошел и осмотрел стол, стул…

«Альд Аир не стал бы его здесь оставлять. Поэтому и не закрыл дверь. Наверное, хранит в другом месте. Или носит с собой».

Быстро поделился своими соображениями с сестрой.

– Ну да… – улыбнулась она. – Или там, или там. Не особо помогает. Мне не улыбается излазить тут все помещения, рискуя нарваться на людей Альд Аира. Или еще хуже – вернувшегося Авла. Предлагаю идти за торговцем в город.

– А вот мне как раз этого меньше всего хочется, – возразил Оливер. – Только, боюсь, именно этим мы сейчас и займемся.

– Хочешь сказать – амулет с ним?

– Именно. Пораскинь мозгами. Последний час Альд Аир находился на сцене. Потом он встретился с Марко. И парень пошел показывать Рэнделла. Он только вернулся. Иначе они поговорили бы раньше. Значит, амулет все это время был с ним. Рэнделл очень важен для Альд Аира. Помнишь, он приказал Марко никому о нем не рассказывать? Представление заканчивается сегодня, завтра никакого продолжения не предвидится. Такую вещь прятать на несколько часов никто бы не стал. Получается, сейчас амулет либо у Марко, либо у Альд Аира. Я ставлю на второе. В данный момент они вдвоем направляются на встречу. Выходит, для нас нет разницы, у кого амулет. Главное – его украсть.

Оливия выслушала, не перебивая, только пару раз кивнула, соглашаясь.

– Молодец. Только, смотри, не возгордись. Идем?

– Постой. – Оливер взглянул на сычика. – Я все-таки хочу попробовать. – Рэнделл, можешь выйти из клетки?

Тот с готовностью выпрыгнул на пол. Оливер подошел к двери и тихонько, стараясь не шуметь, открыл ее. В коридоре стояла темнота и умиротворяющая тишина.

– А теперь наружу?

Рэнделл направился к выходу, но за несколько шагов до порога остановился. Желтые глаза наполнились грустью.

– Не могу…

– Чудеса. – Оливия присвистнула и тут же испуганно зажала рот. – А если так…

Она попробовала подвинуть Рэнделла вперед. Сычик испуганно замахал крыльями и кинулся к клетке.

– Попытаться стоило. – Оливер закрыл коробку. – Мы скоро вернемся за тобой, – пообещал он Рэнделлу.

– Буду ждать, – ответил тот.

– Альд Аир ушел довольно давно, – напомнила Оливия, выходя в коридор. – А до «Пяти голубей» путь не близок.

– Значит, нам следует поторапливаться, – отозвался Оливер, но весь его боевой настрой неожиданно испарился, уступив место недоброму предчувствию.

Глава 4

Оливер становится корабельным грузом

– Как нам украсть амулет? – поинтересовался Оливер у сестры, едва они оказались на улице.

Небо за то время, пока они находились в здании за сценой, потемнело, став фиолетовым. Солнце успело скрыться, уступив место молодому месяцу, а вместе с ним и ночи.

– Украсть амулет? – задумчиво переспросила она.

– Это возможно? Видела, как Альд Аир разговаривал с Авлом? Он нисколько его не боялся. Вдруг нас поймают? Боюсь представить, что он с нами сделает.

– Боишься? – Оливия чуть сбавила шаг. – Ведь ты первым предложил спасти сычика!

Проходы между рядами почти опустели. Большинство лавчонок закрылись. Люди не спеша тянулись в сторону города.

– Я думал, все намного проще. Откроем клетку и выпустим Рэнделла. Затем осторожно вынесем. Я предположить не мог, что придется красть. Да еще и у такого человека, как Альд Аир.

Оливия криво улыбнулась:

– Мне казалось, сычик понравился тебе.

– Понравился. Еще как! Столько всего знает. Настоящая энциклопедия, только с перьями. Он так много мог бы мне рассказать. Про драконов, колдунов, других твидлов…

На его лице застыло мечтательное выражение, в глазах промелькнули искорки блаженства.

– Тогда перестань волноваться. – Голос Оливии вернул брата в реальность. – Идем. Упустим время. И тогда не видать нам твоей энциклопедии.

– Тебе-то зачем это?

– Он такой милый, беззащитный. – Ее щеки вспыхнули краской. – А с ним так гадко обошлись. Украли из дома. Везут невесть куда. Мы просто обязаны помешать. Кстати, нам следует возвратить Рэнделла прежнему хозяину?

– Думаешь, нам надо вернуть его? – Оливер замялся. – Его владелец упустил свое счастье. Следовало лучше приглядывать.

– А если Рэнделл сам захочет к нему? Чем мы тогда лучше Альд Аира?

– Прежний хозяин сам наверняка где-то купил Рэнделла. У нас такие животные не водятся. И всяко держал у себя дома против его воли. Ладно… Когда получим амулет, спросим у сычика, с кем он хочет остаться. Поступим честно.

А сам подумал:

«Надеюсь, все же со мной…»

Трактир «Пять голубей» находился неподалеку от порта. Собственно, называть это место портом было слишком большим преувеличением. Примерно с десяток обычно пустых причалов, если не считать скучающих чаек, несколько одноэтажных, всегда закрытых построек, служащих складами, да двухэтажный дом с черепичной крышей, в котором находилась местная администрация, почти постоянно обедающая. Вот и все. В детстве Оливер читал, что на находящихся неподалеку от Лавинии островах порты занимают огромные территории и тянутся так далеко вдоль берега, насколько хватает глаз. В них работают тысячи людей, и каждую минуту к какому-нибудь причалу пришвартовывается очередное судно. Кругом стоит несмолкаемый говор на десятках языков, в разные стороны спешат одетые в причудливые одежды матросы, важно вышагивают капитаны и владельцы судов. Начитавшись таких рассказов, он одно время, несмотря на бурные протесты Оливии, часто приходил сюда, но каждый раз оставался разочарованным – их порт и близко не напоминал тот, из книжек.

Правда, одно сходство все же имелось – как и его собратья, порт Лавинии находился в крайне неблагополучном районе, посещать который без крайней надобности не рекомендовалось даже днем.

– Заблудились, ребятки?

Едва они вышли на спускавшуюся к морю дорогу, как к ним с завидным проворством подскочила скрюченная пополам старушка с кривой палкой в руке.

– Лучше тебя знаем, куда идти, бабушка, – отмахнулась от нее Оливия.

Уже окончательно стемнело. Свет падал лишь из нескольких неплотно прикрытых окон да от тонкого, молодого месяца, робко висевшего в небе.

– Охотно верю, милая. – Местная жительница бесцеремонно перегородила путь. – Помогите, чем сможете. Еле ноги передвигаю. А кушать сильно хочется. Два дня не ела.

– Голодать полезно. – Оливия сделала попытку обойти ее справа, а Оливер – слева, но попрошайка неожиданно ткнула в него концом палки.

– А если по-плохому? Выворачивайте карманы, живо!

И словно по команде, из темноты выскочили трое крепких парней, широкоплечих, круглолицых, с квадратными челюстями и маленькими глазками.

– Маму обижать удумали? Идите-ка сюда.

«Им бы лес валить да в армии служить, а не мелочь из детей вытрясать, – подумал
Страница 9 из 21

Оливер. – А ваша мама сама кого хочешь обидит, зря вы за нее волнуетесь».

Не говоря ни слова, он с силой рванул палку на себя, намереваясь вырвать из рук старушки. Но та вцепилась в нее поистине мертвой хваткой.

«Одной ногой же уже в могиле, – напрягая мускулы, возмутился он. – Неужели все пожилые люди только притворяются немощными?»

Тогда Оливер решил сменить тактику и резко выпустил клюку. Грабительница не ожидала такого подвоха и моментально грохнулась на дорогу.

– Негодяй! – взвизгнула она, пытаясь подняться.

– Мама, держись! – отозвались сыновья и бросились к ней.

Воспользовавшись моментом, Оливер кинулся бежать. Рядом спустя секунду пристроилась Оливия.

«Еще парочка таких дней – и можно смело записываться в сборную города по бегу».

– Дураки! – неслось им вслед. – За ними! Да не ко мне! Марш за ними. Не вздумайте упустить.

«Как бы не так», – усмехнулся Оливер и прибавил скорости.

Бегал он хорошо, приютская жизнь научила проворству и выносливости. А сейчас, в отличие от ярмарочного столпотворения, никто не мешал, неожиданно вставая на пути. Через несколько минут погоня отстала, а еще через пару – впереди показалось двухэтажное здание. Над покосившимся входом тусклый свет чадившего факела высветил потрепанную непогодой вывеску, на которой кривыми буквами разной толщины, высоты и цвета было намалевано название: «Пять голубей». Правда, разглядеть Оливер смог только четырех, и напоминали они скорее тощих кур, чем всем известных городских птиц. Куда девался пятый, интересовало его давно, и он в свое время, за неимением ответа, придумал парочку собственных историй на сей счет, но Оливию они не впечатлили.

– Уф… – Сестра остановилась и тяжело перевела дыхание.

– Да уж… – Оливер вытер взмокший лоб. – Мои ноги гудят и определенно выражают недовольство.

– Тсс… – Оливия неожиданно шикнула и пригнулась. – Нам везет. Успели как раз вовремя. Гляди.

Он проследил за ее рукой. Неподалеку от входа стояли две фигуры. Одна толстая и высокая, вторая ниже и значительно тоньше.

«Марко и Альд Аир, – отступая на шаг и пытаясь выискать место потемнее, подумал Оливер. – У кого из них амулет?»

Новые хозяева Рэнделла, не замечая их, тихонько переговаривались, поглядывая на трактир.

– Ничего не слышно, – пожаловалась Оливия. – Давай подберемся поближе.

Оливер вытаращил на нее глаза, с трудом подавляя возмущенный возглас, и попробовал схватить за локоть, стараясь удержать рядом с собой, но тщетно. Сестра бесшумной тенью скользнула в сторону говоривших.

«Поймают – поделом. Даже не попытаюсь помочь, – с упреком посмотрел он ей вслед. – Будет уроком».

Но в следующее мгновение ноги сами двинулись за сестрой.

– Хорошо, капитан. Я распоряжусь, – донесся до него голос Марко. – Ни о чем не беспокойтесь.

С этими словами парень повернулся и быстро зашагал по улице.

«О чем распорядится? Что они задумали?» – мелькнуло в голове у Оливера, пока он прижимался к стене дома, стараясь с ней слиться.

Оливии повезло больше. Она успела нырнуть в дверной проем. И даже зная, что сестра там прячется, Оливер, сколько ни силился, не мог ее разглядеть.

Альд Аир между тем сунул руки в карманы штанов, беспечно огляделся вокруг и, насвистывая веселую мелодию, вошел в трактир.

– Даже не вздумай идти за ним. – Оливер схватил Оливию за руку. – Там опасно. Очень, очень опасно.

– Я знаю, – отмахнулась она.

– Ты, видимо, не совсем хорошо осознаешь степень опасности. Оттуда можно и не вернуться живым.

И словно в подтверждение его слов дверь, около которой они стояли, с грохотом раскрылась, и прямо на них полетел человек. Упав возле их ног, он громко и тяжело застонал.

– Видишь? – Оливер быстро оттащил сестру подальше от лежавшего тела.

Следом на улицу выскочил мужчина с небритым лицом, всклокоченными волосами и огромными кулаками, которыми безостановочно грозил в разные стороны.

– Думаешь, самый умный? Без денег захотел поиграть? Совсем страх потерял? Чтобы ноги твоей здесь не было! Иначе…

Он смачно плюнул и скрылся внутри.

– Видишь? – повторил Оливер, заглядывая Оливии в глаза.

– Вижу, – ответила она.

– А-а-а… – прохрипел игрок. – Кто вы? Помогите… – Он с трудом сел. – Детишки? Деньжата водятся? За сущий пустяк с удовольствием организую вам тут экскурсию. Вы же за этим пришли?

– Нет, – отрезала Оливия, брезгливо морщась, – мы не те, за кого вы нас приняли.

– А что вы тогда тут делаете?

– Не ваше дело. – И, не говоря больше ни слова, она шагнула в раскрытую дверь.

У Оливера от неожиданности перехватило дыхание.

– Почему ты не слушаешь меня, Черепашонок?.. – простонал он и поспешил за ней.

На него мгновенно обрушились яркий свет, крики десятка глоток, пытавшихся нескладно пропеть одну очень известную песню, приглушенный говор, непонятный и весьма противный запах, смешанный с ароматом жареного мяса, звон посуды, ругань, споры и… страх. Он сразу почувствовал его. Ослепленный и ничего не видевший перед собой, Оливер испытал резко накатившую панику. Руки затряслись, колени предательски подкосились.

– Я ничего не вижу… – прошептал он, прикрывая глаза ладонью.

– Если тебе станет легче, то я – тоже, – так же тихо ответила Оливия.

Он сделал несколько шагов вперед и спрятался за одной из множества массивных колонн, поддерживающих низкий потолок зала. Немного переждав в импровизированном укрытии, медленно, стараясь приспособиться к обстановке, двинулся вдоль стены, пытаясь держаться плохо освещенных участков. К счастью, на них никто не обращал внимания. Трактир оказался битком набит людьми, но большинство посетителей сидели отдельными компаниями за столами и не глядели на других. Спустя некоторое время глаза Оливера привыкли, и он понял, что на самом деле здесь не так и светло, скорее даже наоборот. Просто снаружи, в отсутствие должного освещения, улица пребывала практически в кромешной тьме.

– Я его вижу, – сообщила Оливия и осторожно показала рукой.

Оливер взглянул, куда она указывает, и увидел между двумя близко стоящими колоннами укромный закуток. Там за маленьким столом, развалившись на широкой скамье, сидел Альд Аир. Правой рукой он держал огромную деревянную кружку, которую время от времени подносил ко рту. Левая пряталась в складках одежды. Его собеседник имел субтильную фигуру, сосредоточенное выражение лица и короткий меч с широким лезвием.

– У меня такое чувство, что они в любую секунду готовы поубивать друг друга, – прошептал Оливер сестре.

– Поменьше читай свои книжки, – отозвалась она. – Кругом люди. Хоть мы и в «Пяти голубях», но не каждый разговор тут заканчивается поножовщиной.

Альд Аир между тем широко улыбнулся, сверкнув белоснежными зубами, залпом допил содержимое кружки и с громким стуком поставил ее на стол.

– Видимо, не судьба, – беззаботным тоном объявил он. – Слишком непосильную цену ты запрашиваешь, уважаемый.

– Непосильную? – ухмыльнулся сидевший напротив. – А я слышал, твои волшебные животные стоят поистине баснословных денег.

Оливер напряг слух, стараясь не пропустить ни слова, хотя сделать это в таком шуме было весьма
Страница 10 из 21

сложно.

– Байки, – отмахнулся торговец не моргнув глазом. – Россказни и сетования тех, кто потерпел неудачу на аукционе. Такие всегда винят в своих бедах обстоятельства, цены, окружающих, но только не себя. К тому же, – продолжил он доверительным тоном, – не забывай, мне еще надо платить команде, и причем немало. А расходы на обратную дорогу? А портовые сборы? А взнос на участие в ярмарке? Ваша мэрия готова последнее забрать.

Собеседник замотал головой:

– Мне неинтересны твои проблемы.

– Я знаю, – вздохнул Альд Аир, вставая.

– Это твое последнее слово? Ты не один хочешь купить ее. Есть и другие претенденты. И они не столь скупы.

– Жаль, жаль, жаль… – сочувственно произнес Альд Аир.

– Чего жаль? – удивился продавец.

– Тебя жаль!

И с этими словами торговец резко придвинулся к нему, одновременно наклоняясь и выбрасывая вперед руку. Блеснуло лезвие кинжала. Сидевший попытался схватиться за оружие, но опоздал. Сталь полоснула его по ладони, заставив инстинктивно ее отдернуть. В следующее мгновение Альд Аир схватил его за волосы и с силой ударил лицом о стол. Незадачливый противник дернулся, обмяк и повалился на пол. Победитель склонился над ним, ощупывая карманы.

Все случилось настолько быстро, что Оливер не сразу сообразил, что произошло, лишь в страхе отступил на несколько шагов назад, опасаясь оказаться замеченным.

Разом в сторону торговца и его поверженного противника повернулись десятки посетителей.

– Перепил! – крикнул им Альд Аир и указал на кружку, удивительным образом стоявшую теперь со стороны незадачливого продавца. – Лишнего хлебнул. С кем не бывает?

В ответ послышались смех, шутки, и спустя минуту в сторону Альд Аира уже никто не смотрел. Тот усадил лежавшего на стул, прислонил к столу, положив голову на деревянную поверхность. И только сейчас Оливер заметил в его руке свернутый трубкой потертый пергамент.

«Вот что он хотел купить. Интересно, что там?»

Еще секунда – и Альд Аир спрятал пергамент в складках одежды. Выпрямился, отряхнулся, поправил причудливый головной убор и направился к выходу.

– Теперь я еще меньше испытываю желание красть амулет, – заявил Оливер сестре. – Такой если поймает, то… боюсь представить, что с нами сделает.

– Согласна. Но мы должны, – твердым голосом объявила Оливия. – Мы обещали. И кто, кроме нас, защитит слабого сычика?

– И что ты предлагаешь? – поинтересовался Оливер, выходя на улицу. – Каков твой план?

– Идти следом и ждать удобного случая. И самое главное – не занудствовать.

Альд Аир легкой походкой, несмотря на свою фигуру, направился в сторону порта. Оливия двинулась за ним. Оливер, тихонько бурча себе под нос, следовал чуть позади.

Удобного случая по дороге так и не представилось. Торговец шел без остановки до самого причала. Затем свернул вправо и пошел вдоль него к единственному находившемуся там судну. Возле того кипела работа. По узким сходням резво взбегали матросы, таща на своих спинах большие ящики. Около борта их виднелась целая гора. Завидев приближающегося Альд Аира, трудившиеся задвигались еще быстрей. От них отделилась высокая фигура. Оливер узнал Марко.

– Все по графику, капитан, – отрапортовал он.

– Отлично. Где мой подарок?

Парень показал на стоявший рядом ящик.

– Отнеси в то помещение возле трюма и покрепче запри, – приказал Альд Аир. – Сделаешь, и на сегодня свободен.

– Рэнделл здесь, – обратился Оливер к сестре, – и сейчас его отнесут на корабль. – Он взглянул на судно и вслух прочел название: «Черная медуза». Ты же не собираешься…

– Именно, – хитро улыбнулась Оливия. – И теперь у меня есть план…

– Нет… А если они сейчас отплывут?

Она задумалась, но всего на мгновение.

– Не думаю. Альд Аир отпустил Марко. Значит, отходить не собирается.

Оливер проследил за парнем, поднимавшимся на борт и несшим в руках клетку с Рэнделлом.

«Эх, не нравится мне эта затея. С другой стороны, и амулет, и Рэнделл сейчас на корабле. Одним выстрелом двух зайцев, как говорится…»

– И как ты собираешься туда попасть?

– Вон в тех коробках. – Она указала на груду ящиков.

Вздохнув, но не имея собственных идей, Оливер осторожно подобрался к горе коробок. Внутри находились какие-то вещи, вероятно, с представления. Выкинув их, Оливер обнаружил, что хоть и с трудом, но может залезть в одну из самых больших. Теперь оставалось надеяться, что матрос, которому предстоит его нести, не пожелает узнать, отчего груз вдруг так прибавил в весе…

– Ух ты! – раздалось прямо над ухом. – Тяжко…

Оливер почувствовал, что все вокруг зашаталось и затряслось. Ударившись локтем, а затем коленкой, он в итоге оказался перевернутым вниз головой.

– Не жалуйся, Гейл, – услышал он другой голос. – Тебе лишь бы поныть. Неси и не ворчи.

– А ты сам попробуй. Тебе всегда достается намного легче, чем мне.

– Ну, давай, проверю, – проворчал второй матрос. – Посмотрю, что там у тебя.

В следующую секунду ящик кинули на землю. Оливеру пришлось закусить губу от боли, с такой силой он врезался макушкой в деревянную поверхность. Затем опять все зашаталось. И на сей раз он уже оказался в лежачем положении. Так хотя бы было несколько удобней.

– Действительно, тяжеловат, – согласился второй матрос. – Любопытно, что там?

– Говорил я тебе… – обрадовался Гейл. – Давай узнаем, что внутри.

Оливер замер, боясь пошевелиться.

«Уверяю, ничего интересного. Ты разве никогда не видел детей?»

– Что вы там возитесь? – послышался еще один голос. – Гейл! Сэм! Опять за вас приходится всю работу делать. Давайте, пошевеливайтесь. Мне, в отличие от вас, еще в город хочется прошвырнуться.

– Не кричи, – буркнул Гейл, – передохнуть уже нельзя…

И вновь все вокруг закачалось. И, к неудовольствию Оливера, он в очередной раз оказался вниз головой. Пыхтя и бормоча себе под нос, Гейл начал подниматься на борт «Черной медузы».

«Как там Оливия? – принялся размышлять Оливер, пока его под видом груза несли в трюм. – И где может находиться амулет? У Альд Аира в кармане? Или до сих пор у Марко? Тогда мы сглупили, пойдя за торговцем. Нет, уверен, что Марко передал амулет Альд Аиру… Надежда только на то, что тот сейчас лежит в его каюте. И так, чтобы мы смогли найти. В противном случае даже не знаю, как быть… Воровать из карманов я не умею, Оливия – тоже, это не грушу с прилавка стащить. К тому же сделать это придется на чужом и незнакомом корабле…»

Бах! От неожиданности Оливер лишь в самый последний момент невероятным усилием воли удержался, чтобы не взвыть от боли. Из глаз посыпались искры, а голова, на которую пришлась наибольшая сила удара, едва не раскололась. Перед взором замелькали алые круги, вызвав неприятные ощущения в желудке.

«Добро пожаловать на борт, – хмуро усмехнулся он, пытаясь потереть ушибленную макушку. – В качестве презента наша команда награждает вас шишкой».

Глава 5

Оливер знакомится с грустным волком и веселым котом

Только придя в себя, Оливер сумел сообразить, что произошло. Вероятно, Сэм, поленившись, без зазрения совести кинул ящик на палубу, ничуть не заботясь, что внутри могут оказаться хрупкие вещи. В подтверждение
Страница 11 из 21

догадки он услышал быстро удаляющиеся шаги.

Мысленно послав другу Гейла самые страшные проклятия, какие только знал, Оливер нащупал книгу и только затем попытался выбраться наружу. Но едва он высунул нос, как вдалеке раздался шум. Громко стучали тяжелые башмаки. Оливер лишь сумел разглядеть полутемное помещение, освещаемое одним-единственным масляным светильником. Повсюду высились ряды ящиков, коробок, сложенных друг на друга мешков, пузатых бочек и глиняных, с большими, словно уши слона, ручками, кувшинов. Спустя секунду он увидел приближающуюся тень и посчитал за лучшее спрятаться.

Вошедший с грохотом скинул принесенную вещь и неторопливо удалился.

«Команда у Альд Аира явно не горит желанием трудиться», – улыбнулся Оливер и вновь предпринял попытку покинуть свое убежище.

– Кто тут? – послышался слабый голос Оливии. – Оливер? Помоги. Я не могу открыть крышку.

Но помощь пришлось отложить. К ним опять приближался очередной матрос. На сей раз Оливер предпочел скрываться за бочками. Дождавшись, когда они остались с сестрой вдвоем, он наконец освободил ее.

– Сколько у нас времени? – поинтересовалась она. – Не хочется оставаться на корабле, когда он начнет отплывать.

– Я слышал, один матрос собирается в город, как только закончит с погрузкой. К нему могут присоединиться и другие. У нас есть немного времени, думаю, до утра. Знать бы только, где искать…

Пока они прикидывали, куда идти в первую очередь и где на корабле должна находиться капитанская каюта (тут в основном рассуждал Оливер, вспоминая прочитанные книжки про морские путешествия), они спустя некоторое время заметили, что давненько не видели никого из команды «Черной медузы».

– Пора, – произнесла Оливия, прислушиваясь и пытаясь уловить малейший звук.

Оливер вдруг вспомнил.

– Рэнделл должен быть где-то поблизости.

– С чего ты решил? – удивилась Оливия.

– Мы сейчас в трюме. А Альд Аир приказал Марко отнести его…

– Да, да. Слышала, – перебила она. – Идем.

Следуя за сестрой, Оливер вышел в узкий и низкий коридор. Тот уходил вперед и заканчивался лестницей, ведущей наверх. Возле нее находилась дверь.

– Заперто… – разочарованно протянул Оливер, видя, что Оливия не может ее открыть. Он несколько раз дернул за ручку, но безрезультатно. – И ключ, разумеется, у того, кто закрывал. У Марко… И он нам его, конечно, не даст.

– Не ной, – прошептала Оливия. – Постараемся обойтись без ключа. Он не всегда требуется.

Она вытащила из волос заколку и принялась ковыряться ею в замке.

– Ты… – изумился Оливер. – Ты…

– Я… Я… – передразнила она его. – Не только булочки таскаю.

– Ты самая настоящая взломщица, грабительница…

– Не преувеличивай. Всего пару раз открыла дверь в нашу столовую. К твоему сведению, ее постоянно вскрывают. Поэтому через день меняют замки. Ты разве не знал?

– Нет.

– А, ну да… Толстая книга, в которую ты постоянно утыкаешься, скрыла это от тебя. Бывает…

Раздался щелчок, и Оливия осторожно вошла внутрь. Оливер, скрипя зубами, шагнул следом.

– Рэнделл, – позвала она. – Это мы. Оливер и Оливия. Ты здесь? Отзовись.

Тишина. И темнота. Ничего не было видно, лишь слабые, едва заметные очертания предметов.

– Его тут нет, – разочарованно протянул Оливер. – Мы ошиблись.

– Оливер? – вдруг услышал он в тот самый момент, когда хотел уже идти обратно. – А я не верил. Значит, вы действительно хотите мне помочь?

– Разумеется.

– Спасибо. Вам удалось узнать, где амулет?

Внезапно помещение залилось серебряным светом: в находившееся у потолка окно заглянул молодой месяц. Он отразился в круглых желтых глазах, и Оливер наконец увидел сычика. Тот сидел в стоявшей на полу клетке. Грустный, нахохлившийся, с низко опущенным клювом.

– Прости, – Оливер испытал угрызение совести, – мы не смогли его достать. Но мы здесь и не оставим попытки.

– Спасибо. – Рэнделл расправил крылья. – Я вам благодарен, вы ради меня рискуете…

– Правильно, – вмешалась Оливия. – И предлагаю свести риск к минимуму, перейдя от слов к делу. Мы тебя нашли. Сиди и жди нас. А мы – за амулетом.

И с этими словами она потащила Оливера обратно в коридор.

– Постой. – Он остановился и обернулся к Рэнделлу. – Ты, случайно, не знаешь, где он может находиться?

– У Альд Аира. Я видел: тот парень, укравший меня, отдал амулет ему.

– Значит, на поиски Альд Аира! – наигранно бодрым тоном воскликнула Оливия. – Идем, Оливер. Не стоит терять время.

Прикрыв дверь, чтобы никто не догадался, что замок вскрыт, Оливер следом за сестрой вышел в коридор.

– У Альд Аира… – мрачно проговорила Оливия, ее бравурно-показное настроение мигом испарилось. – Я не карманник и не хочу им становиться. Как взять амулет и остаться незамеченной?

– Понятия не имею. – Оливер сжал губы. – Предлагаю заглянуть в его каюту. Если не получится отыскать амулет там, то остается только одно – забирать клетку вместе с Рэнделлом и бежать. И надеяться, что с ним ничего плохого не произойдет. Все-таки он ослушается не по своей воле.

Оливия кивнула. Тихо, стараясь не шуметь, они принялись красться вверх по лестнице. На счастье, палуба пустовала. Видимо закончив погрузку, большинство членов команды решило отправиться в город.

– Тут кругом эти канаты, – ругалась Оливия, пока они пробирались к каютам, – и каждый норовит опутать мне ноги. Полнейшая безответственность и тотальное отсутствие мало-мальских норм безопасности. Не удивлюсь, если парочка человек все же свернули тут себе шею.

Первая дверь, к которой они подошли, оказалась закрыта.

– Оливер, – поинтересовалась Оливия, направляясь к следующей, – ты у нас вроде считаешься умным и образованным, книжки пытаешься читать. Скажи, как мы поймем, что каюта – капитанская?

Он задумался.

– Хороший вопрос… Думаю, она должна быть самой большой. И в ней обязательно стоит стол.

– Стол? Зачем?

– Для совещаний.

– Хм… – Оливия прислушалась. – Надеюсь, на этом судне стол имеется не у каждого. Как вообще выглядит амулет?

– Он похож на драгоценный камень. Крупный такой и прозрачный. Внутри видны песчинки. В центре – волос или перо.

– Волос? – удивилась Оливия. – Зачем?

– Для подчинения обладателя. И в нашем случае, если хорошенько приглядеться, можно рассмотреть изображение сычика. Короче, увидишь – сразу поймешь.

– Такой, наверное, стоит кучу денег.

– Камень на самом деле недрагоценный, он только похож на драгоценный, если ты об этом.

Пока шел разговор, Оливия пыталась заглянуть подряд во все каюты. Некоторые оказались открыты, но были очень маленькими и явно не подходили под определение «капитанская». И лишь в самом конце, когда Оливер уперся в тупик, которым оканчивался коридор, они оказались перед широкой и массивной дверью.

– Она… – сказал он. – Вне всяких сомнений.

– Очень похоже, – согласилась Оливия и попыталась войти внутрь.

К удивлению, у нее получилось. Помещение было просторным, с двумя окнами, шкафом и квадратным столом посередине. Его ножки, видимо, во избежание перемещения во время качки, намертво прикреплены к полу. И, главное, оно пустовало.

– Как бы не попасться… – насторожился Оливер. –
Страница 12 из 21

Бежать отсюда некуда. Странно, что дверь не заперта. Вдруг Альд Аир неподалеку?

– Тогда поспешим. – Оливия принялась деловито осматриваться. – Помоги. Тебе первая половина, мне вторая.

– Первая половина чего?

– Каюты, болван. А еще книжки читаешь. Так, быстрей. Все работаем.

Но как ни пытались, амулет отыскать не удалось.

– С собой носит, – выругалась Оливия. – Предусмотрительный какой попался… Видимо, опасается своих. Хорошая, значит, у него команда, честная. Сильно на контрабандистов смахивают. Ты видел их лица? – Оливер кивнул. – Все, уходим. За Рэнделлом – и на берег. А то мне тут не очень уютно.

И тут Оливер услышал чей-то голос.

– Кто там? Капитан, вы? – послышались шаги, с каждым мгновением звучавшие все громче. – Сэр?

– Пора паниковать! – Оливия всплеснула руками. – Я в шкаф, ты под кровать.

Она метнулась к стене, открыла предательски заскрипевшую дверцу и юркнула внутрь.

– Нам конец. – Оливер застыл, не в силах пошевелиться.

– Ты чего… – закрывая дверь, зашептала Оливия. – Под кровать…

Оливер сумасшедшим усилием воли заставил себя двигаться и лишь в самый последний момент успел спрятаться.

– Никого. – Каюту осветил яркий свет, и на пол легла длинная тень. – Наверное, показалось. Или крысы, будь они неладны. Надо завтра их потравить, достали уже.

Свет исчез, следом закрылась дверь.

Оливер выбрался из-под кровати, вытирая ладонью холодный пот на лбу. Сердце бешено колотилось: казалось, что оно стучит, словно барабан, так отчетливо слышал он его стук в наступившей тишине. Никогда еще Оливер так не боялся. Даже сегодня, оказавшись в руках Авла, не испытывал такого страха. Тогда был план, можно было действовать, а вот сейчас… Оставалось лишь скрываться и надеяться на лучшее. К счастью, пронесло.

– Ушел. – Оливия, успевшая покинуть шкаф, осторожно высунула голову в коридор.

Еще осторожнее двинулись обратно. Сычик все так же сидел, понурив клюв. Большие желтые глаза смотрели грустно, но с робкой надеждой.

– Нам не удалось, – Оливер предпочел сразу сообщить о неудаче, – амулет по-прежнему у Альд Аира. Капитан опасается расставаться с ним даже на корабле.

– Жаль. – Рэнделл принялся переминаться с лапы на лапу. – Все равно спасибо.

– Еще не за что. – Оливер попытался открыть клетку, но маленькая дверца, которая в прошлый раз легко отворилась, теперь оказалась заперта навесным замком. – Вот незадача… – Он несколько раз дернул замок, но безуспешно. – Тебя хорошо стерегут. Только зачем? Ты же не можешь убежать.

– Не могу, – кивнул Рэнделл. – Но хочу.

Оливия присела на колени.

– М-да… придется повозиться. Не проще взять вместе с клеткой?

– А что вы задумали? – заволновался сычик.

– Хотим тебя освободить и забрать с собой.

– Вы что! – перепугался Рэнделл. – Не надо. Нельзя.

– Почему? – удивился Оливер. – Ты ведь приказ не нарушишь, ведь так?

– Так…

– В чем же проблема?

– Не знаю. Но прошу, не надо.

– Не могу, – выругалась Оливия. – Дурацкий замок. Кто их только делает? Как прикажете такой открывать?

– Ключом, – подсказал Оливер. – А то, что ты делаешь, называется взломом.

– Не умничай, без тебя знаю.

– Тихо! – Оливер вновь услышал шаги.

Он до сих пор окончательно не пришел в себя после предыдущего случая, поэтому пребывал настороже, обращая внимание на малейший звук. Следом за Оливией он метнулся за бочки и настороженно уставился на дверь. Спустя мгновение та открылась и на пороге возникла худая фигура.

«Марко, – узнал его Оливер. – Что мешает спать? Ответственный ты мой…»

Парень задумчиво помялся на месте.

– Вроде закрывал, – пробормотал он. – Странно… Устал, наверное. – Медленно подошел к Рэнделлу. – Не смотри на меня волком. Хотя… – Он громко засмеялся. – Спи лучше и не пугай своими разговорами команду. Ребята ведь не знают, что ты на борту.

Развернувшись, он вышел в коридор, закрыв за собой дверь.

– Нет. – Оливия бросилась следом. – Только не это!

Щелкнул замок, она потянула ручку на себя и в бессилии опустилась на пол.

– Что такое? – Оливер, чувствуя недоброе, склонился над ней. – Ты же откроешь ее?

– Прости. – Она сокрушенно покачала головой. – Тут такой же замок, как и у нас на кухне, работает только с одной стороны…

– Нет… – Он, не веря, принялся трясти дверь за ручку. – Вот попали так попали. Ничего, – взгляд проследил полоску лунного света, – есть окно. Вылезем через него.

– Окно? – Оливия оживилась, но спустя секунду продолжила обреченным голосом: – Оно высоко и такое маленькое… К тому же закрыто.

– Попробовать стоит. Не оставаться же на судне. Мало ли куда оно плывет. А мне нравится наш город.

– Ты прав, ты прав. – Оливия поднялась, отряхивая одежду. – Надо только изобрести способ до него добраться. Подожди, дай минутку… – Она задумчиво оглядела помещение. – Так… если это сюда… а это вот сюда…

Оливер не выдержал:

– Говори, что ты там придумала, изобретатель.

– У меня мысль. Если поставим под окном те бочки, на них ящики, то получится что-то вроде лестницы. По ней и доберемся до верха.

– Тогда за работу.

Оливер с энтузиазмом подскочил к ближайшей бочке, но почти сразу почувствовал, насколько та тяжела. Весь пыл мгновенно улетучился. К тому же на Оливию не следовало сильно полагаться. Она все-таки девочка и такие тяжести таскать просто физически неспособна. Максимум, на что следовало рассчитывать, – это то, что она подстрахует и не даст упасть с высоты.

В итоге понадобилось весьма продолжительное время, пока нужное количество бочек оказалось под окном. С ящиками вышло несколько проще. Правда, только до того момента, пока Оливер переносил их к бочкам. Дальше вновь начались сложности. Поднимать наверх, а с каждым разом все выше и выше, было трудно и неудобно. Создаваемая конструкция сильно шаталась, готовая в любой момент обрушиться и таким образом сдать их команде «Черной медузы».

И все же, несколько раз рискуя упасть и только каким-то чудом удерживая равновесие, отдавив при этом парочку пальцев, получив с десяток заноз и столько же ушибов, он наконец справился.

Первой, как более легкая и ловкая, полезла Оливия. Немного повозившись, она открыла окошко и выглянула наружу. Спустилась разочарованная.

– Что не так? – набросился на нее Оливер, с трудом держась на ногах от усталости, ноги и особенно руки гудели, каждая мышца ныла, требуя объяснений, за что с ней так поступили.

– Слишком маленькое, – объяснила она. – Клетка в него не пролезет.

– Мы не бросим Рэнделла, – насупился Оливер. – Мы не поступим с ним так.

– Кажется, – шепотом заметила Оливия, – он не особо рвется…

– Без амулета. Он боится. По правде сказать, я тоже не знаю, что в таком случае произойдет. Но раз мы уже здесь и так далеко зашли, то стоит попробовать.

– Тогда надо открыть замок. – Сестра направилась к клетке. – У меня есть одна идея.

Оливер присел рядом, облокотившись на коробку, и закрыл глаза.

«Всего на минуту», – решил он.

Все тело болело, моля об отдыхе, и отказывалось слушаться, словно мстя за такой титанический труд. Наступила тишина. Оливия молча возилась, бесшумно орудуя заколкой, сычик старался
Страница 13 из 21

не двигаться и не раскрывать клюв, боясь помешать. Оливера окутала приятная дрема, и он не заметил, как уснул.

…Он стоял на высоком, покрытом густой травой холме. Внизу, у подножия, текла широкая река. Течение отсюда, сверху, казалось быстрым, стремительным. Блеснуло несколько бликов, отражая солнечные лучи.

«Странное место, – подумал Оливер. – И незнакомое».

И действительно. Зелень казалась тусклой, словно выгоревшей на солнце, а он привык к густой, насыщенного цвета. Вдалеке виднелись деревья, опушка леса. Но то были скорее деревца, низкие, кривые, и росли они редко, оставляя вокруг себя слишком много пространства.

«Незнакомое… – усмехнулся он собственной мысли. – Разумеется, незнакомое. Это же сон. А во сне может происходить что угодно и где угодно. Это же фантазия моего разума».

Становилось жарко, и Оливер почувствовал, что сильно взмок. Обильный пот выступил на лбу, струйками побежал по спине. Только сейчас он заметил, что одет в доспехи, тяжелый панцирь из кожи и бронзовых пластин. На ногах болтались наколенники, на голове отчетливо ощущался неудобный и сильно мешавший шлем. Левая рука держала круглый щит, правая нащупала рукоять меча.

«Глупо как… На таком пекле, и так упаковываться. Еще пару минут – и я самым натуральным образом спекусь».

Несмотря на сон, Оливер явственно чувствовал, что температура под панцирем начинает подниматься. Расстегнув ремешок, он сорвал с себя шлем, подставляя лицо прохладному ветру. Но вместо облегчения почувствовал себя только хуже. Ни ветра, ни прохлады не было и в помине. Он не испытал ни малейшего дуновения, только обжигающую жару.

«Так дело не пойдет».

Оливер принялся стягивать с себя панцирь, но остановился, уставившись в небо. Насыщенного синего цвета и бескрайнее, словно море, оно походило на густой мармелад. И ни тучки, ни облачка на нем не наблюдалось. За исключением одного-единственного, которое быстро приближалось, полыхая красноватым заревом, будто в нем бушевали молнии.

«Нет, это не молнии, – поправил себя Оливер. – Это – дракон. – И задумался. – Отчего я так решил? Я никогда их не видел. Только читал. Откуда я могу знать? Надеюсь, не заметит и пролетит мимо…»

Не тут-то было. Зверь стремительно спикировал вниз, раскрывая пасть и демонстрируя ряд огромных клыков. Схватив валявшийся у ног шлем, Оливер нахлобучил его обратно и кинулся бежать. В следующую секунду в то место, где он только что стоял, ударил поток пламени. Трава, вспыхнув, обуглилась, оставив после себя дымящуюся золу.

«Простите меня, ноженьки, но вам опять придется потрудиться».

Двигаться в доспехах, наколенниках, с тяжелым щитом и норовившим зацепиться за любую неровность длинным мечом оказалось довольно трудно. К тому же мешал шлем, постоянно сползавший на глаза. Не выдержав, Оливер снял и выкинул его. Подпрыгивая, тот покатился к подножию холма. Издав довольный рык, дракон выпустил в его сторону струю огня. Металл мгновенно расплавился, превратившись в пузырящуюся лужицу.

«Зачем мне тогда все это оружие? – выругался Оливер. – Оно только мешает и нисколько не помогает».

Спустившись, он, тяжело дыша, встал возле толстого дерева, прислонившись спиной к стволу и выставив перед собой щит. Ноги отчаянно гудели, неудобные наколенники сделали свое черное дело, больно натерев их.

«Как только рыцари могут двигаться и тем более сражаться? Ведь в таком вооружении и шагу невозможно ступить».

Чешуйчатый зверь, взлетев высоко в небо, широко расправил крылья и приготовился нападать.

«И почему следует обязательно драться? Чего бы просто не отправиться дальше? Кто такое придумал, что, завидев человека в доспехах, дракону просто кровь из носу необходимо вступить с ним бой? Может, я просто собирался хорошенько пропотеть!»

Дракон ударил хвостом себя по боку и ринулся вниз, рассекая воздух. Оливер завороженно смотрел, не зная, что делать дальше. Просто прятался за щитом, неловко тыча перед собой мечом. Маленькие желто-зеленые глаза противника встретились с его взглядом, и дальше все начало происходить будто бы не с ним. Он словно глядел со стороны на разыгрывающийся на сцене спектакль, в полной уверенности, что находится в безопасности.

Вот раскрылась пасть, хищно лязгнули острые зубы. Из ноздрей вырвался дым и тут же исчез за маленькими ушами. Следом появился огонь и начал набирать скорость. Он летел впереди дракона, собираясь уничтожить все, к чему прикоснется.

«А ведь он меня гипнотизирует. Помню, читал про такое в книге, думал – сказки…»

В самый последний момент Оливер стряхнул с себя оцепенение и отпрыгнул в сторону. Стоявшее позади дерево вспыхнуло и с треском рухнуло на землю. Поток пламени ударил в щит, и Оливер, ослепленный ярким светом, зажмурился. Жар показался в первый момент нестерпимым, поистине обжигающим и всепоглощающим, но он сумел выдержать. И открыв глаза, понял, что еще жив.

«Вот так сюрприз! А щит хорош. Не подвел».

Дракон тоже выглядел удивленным. Не давая ему опомниться, Оливер ударил мечом, делая глубокий выпад вперед.

И получил в ответ чувствительный удар. Затем еще один, еще…

– Оливер! Оливер, проснись.

Сквозь туман сна и узкие щелки не желавших двигаться век он увидел Оливию. Сестра сидела перед ним на коленях и хлестала по щекам.

– Больно ведь, – пытаясь увернуться, буркнул он. – Такой сон испортила…

– Сон? – изумилась она. – Как ты можешь спать?

– Могу, а что такого?

Только сейчас до него дошло, что он не в своей кровати в приюте, а в полутемном трюме «Черной медузы». В маленьком оконце под потолком виднелось тусклое предрассветное небо.

– Я открыла клетку. Рэнделл свободен.

– Ой! – Оливер подскочил на месте, окончательно проснувшись, быстро поднялся, но тут пол под ногами покачнулся и снаружи послышались громкие крики.

– Что происходит? – заволновалась Оливия. – Судно отчаливает? Давай, хватай Рэнделла и бежим.

Оливер, пытаясь удержать равновесие, посмотрел в сторону окна, прищурившись от упавших на лицо утренних лучей солнца. Повернулся назад – и обомлел.

– Волк! – Он медленно попятился, столкнувшись с Оливией.

Сестра, недолго думая, забралась на бочку и принялась размахивать руками, шикая на зверя.

– Уйди! Пошел вон. Оливер, как он сюда попал?

Оливер, продолжая отступать, уставился на зверя. Шелковистая на вид шерсть, две темные полосы вдоль спины, большие, внимательно глядящие глаза, и ряд мелких, острых зубов, которыми хищник вдруг резко щелкнул. Вздрогнув от неожиданности, Оливер стремительно взлетел по недавно созданной им конструкции под самый потолок.

– Не знаю, – пробормотал он. – Рэнделл? Ты где? С тобой все в порядке? – Сычика нигде не было видно. – Он его съел. – И зло посмотрел на хищника.

– Этот волк, – отозвалась Оливия, – всю ночь сидел с нами? Ужас какой! Как мы не заметили? Волк-весельчак? Растягивал удовольствие?

– Нет, – ответил тот грустным голосом.

– И он говорящий?! – взвизгнула Оливия.

– Это я, Рэнделл. Вам не стоит меня бояться. Следовало сразу вам сказать. Но я думал, вы знаете.

– Твидл, – простонал Оливер, спускаясь вниз и помогая слезть Оливии. – Как я мог забыть? Днем одно
Страница 14 из 21

животное, ночью другое.

«Как же я так? Следовало спросить у Рэнделла, кто он ночью. Забыл во всей этой суматохе».

– Серьезно? Такое бывает? – Оливия внимательно оглядела Рэнделла.

Пол закачался еще сильнее.

– Сдается мне, мы отплываем, – опомнился Оливер. – Ты сможешь пролезть в окно? – обратился он к волку.

Тот кивнул.

– Тогда – наверх. – Оливия первой принялась взбираться по импровизированной лестнице. – Теперь нам нечего бояться, с нами хищник. Кто попытается помешать, пожалеет.

При этих словах Рэнделл заметно погрустнел.

– Даже не знаю… – замялся он. – На палубе сейчас наверняка почти вся команда. А я маленький… – Волк действительно был небольшой. – У них сабли, сети…

– Ты боишься?

Оливия остановилась на полпути и обернулась, едва не упав. Ящик, на котором она стояла, шатался так сильно, что, казалось, готов сорваться вниз в любую секунду.

– Не то чтобы боюсь. – Рэнделл выглядел смущенным. – Не поймите меня неправильно…

– Мы рискуем ради тебя, – возмутилась Оливия. – Ты же вступишься за нас?

– Вступлюсь, но только поможет ли…

– Поможет, – отрезала Оливия. – Ты волк. Хищник. Я тебя испугалась, когда увидела. И другие испугаются. Такие зубы… Покажи их – и полдела сделано.

– Идем. – Оливер попытался улыбнуться Рэнделлу.

– Поторапливайтесь, – прикрикнула Оливия, протискиваясь в узкое окошко.

Оливер взял волка на руки и медленно, с трудом удерживая равновесие, последовал за сестрой.

– Тут никого нет, – сообщила она. – Но есть и плохая новость. Корабль действительно отплывает. Как раз сейчас отходит от причала.

– Бегите, а меня оставьте, – предложил Рэнделл. – Без меня у вас больше шансов.

– Нет, – стиснув зубы, ответил Оливер, – я тебя не брошу.

Тело после вчерашних приключений дико болело. Ноги ныли, а мышцы на руках отказывались повиноваться. С невероятным трудом ему все же удалось взобраться наверх.

– Быстрей, быстрей… – Оливия, изводясь от нетерпения, помогла волку выбраться на палубу.

– Сейчас, – отозвался Оливер, собираясь с последними силами. – Уже почти…

– Можешь теперь не торопиться, – услышал он вдруг обреченный голос Оливии. – Нас поймали.

Кинув взгляд на палубу, Оливер увидел, что к ним вразвалочку направляются трое матросов. А впереди важно вышагивает холеный, невероятно толстый кот.

Взгляд затуманен,

Беда приключилась:

На борт воришки пробрались, –

промурлыкал хвостатый. Его черная шерсть едва заметно отливала серебром, а две узкие белые полоски на спине в первый момент приводили в замешательство. Матросы сделали свирепые лица, но один не сдержался и рассмеялся.

«Еще один твидл, – угрюмо подумал Оливер, становясь рядом с сестрой. – Угораздило же связаться. Один трусит, другой скалится и мнит себя стихоплетом».

– Не подходите к нам, – пригрозила Оливия. – Дальше ни шагу. Или спускаю на вас волка.

– Волка? – послышался насмешливый голос, и из-за угла вышел Марко. – Какая воинственная. Не обижай нас, пожалуйста. Мы не сделали ничего плохого.

Зверь лесной передо мной,

Хищный лязг клыков;

Я дрожу, –

наигранно дрожащим тоном промурлыкал кот и, усевшись на палубу, прикрыл глаза лапами.

Оливия смутилась, но тут же вскинула голову:

– Я вас не знаю и не имею понятия, чего от вас ожидать. Нам с братом надо сойти на берег.

– Конечно, дорогуша, разумеется, – с другой стороны показалась фигура Альд Аира. – На берег? Легко. Марко, доложи, что тут происходит. И кто это?

– Капитан, – парень осклабился наглой улыбкой, – только что задержали прямо на месте преступления. Пытались бежать.

– Нехорошо. – Альд Аир покачал головой. – Ой, как нехорошо. У честных работящих людей воруют последнее. – Он нервно посмотрел на Рэнделла, меняясь в лице, но быстро взял себя в руки. – Брат с сестрой? Папа, мама знают?

– Знают, – не моргнув глазом отозвалась Оливия. – Они и послали. – Торговец на миг опешил от таких слов. Судно тем временем все дальше отходило от причала. – Поворачивайте назад.

– Я не могу. – Капитан «Черной медузы» развел руками. – Ты хочешь обанкротить меня? Девочка, ты не представляешь, во что мне выльется простой корабля.

– Мне все равно. – Оливия исподлобья метнула в него взгляд. – Прикидываетесь честным, а сами не лучше нас. Зачем похитили Рэнделла?

– Похитил? – Альд Аир на мгновение запнулся, но почти сразу улыбнулся, усмехнувшись. – Не говори ерунду, девочка. Ты слишком юна и многого не понимаешь. Скажи на милость, для чего мне твидл без способностей?

– Без способностей? – перепросил удивленный Оливер. – Разве такое бывает?

– Как видишь, бывает. Я не крал его. Бывший хозяин сам отдал. А волк, видимо, недопонял и придумал невесть что… А ты не волнуйся. В ближайшем порту я отпущу вас, и вы вернетесь домой. Представьте, что выиграли морской тур. Увлекательный и до безобразия короткий.

– Я не верю вам, – уже не так грозно заявила Оливия, и Оливер почувствовал в ее голосе сомнение. – Вижу, вы не хотите нас отпускать. И ладно. Рэнделл, покажи им!

Волк попытался зарычать. Даже раскрыл пасть, но, посмотрев на столпившихся вокруг людей, которых с каждой минутой становилось все больше, внезапно поджал хвост и попятился.

– Ой, не могу, – развеселился Марко. – И ты им нас пугала? Комнатная собачка и то страшней.

Оливер зло взглянул на парня. Тот не нравился ему все сильнее. Наглый, задиристый, высокомерный. Хотя Рэнделл тоже хорош. Мог бы и рыкнуть.

А царь зверей,

Совсем не царь,

Даже жаль, –

громко продекламировал кот, театральным движением убирая лапы от морды. Матросы дружно заржали. А один склонился над ним и почесал за ухом.

– Ну ты, Йоши, молодец, повеселил.

Йоши поднялся и выгнул спину, сделав хвост трубой, но не удержался и едва не упал. Раздался новый взрыв смеха.

– Бежим, – шепнула Оливия, – пока на нас не смотрят.

Уговаривать не пришлось. Оливер схватил Рэнделла под мышку и кинулся к борту. На миг все опешили и поэтому не успели помешать. Подбежав, он уже хотел прыгнуть, как услышал истошный вопль Альд Аира:

– Стоять! Слушайся меня, я твой хозяин!

И в тот же миг Рэнделл с глухим утробным рыком вывернулся и шлепнулся на палубу. Оливер попытался подхватить волка обратно на руки, но не смог сдвинуть с места. Того словно удерживала неведомая сила. И сколь он ни пытался, не мог двинуться ни на шаг.

– Ты чего? – собираясь прыгнуть в воду, опешила Оливия. – Давай!

– Рэнделл, – прохрипел от напряжения Оливер, напрягая отчаянно болевшие мышцы. – Его что-то держит.

– Отпусти, это все амулет, – сообразила сестра.

– Оливия права, – поддержал ее волк, – я подвел вас, оставь меня здесь, а сам спасайся…

– Нет, – оборвал его Оливер, – я не бросаю друзей.

И тут он почувствовал, как в него вцепились несколько рук и с силой повалили на палубу.

– Так скоро решил нас покинуть? – Над ним склонился ухмыляющийся Марко. – Расслабься и побудь с нами еще немного. И отдай то, что тебе не принадлежит.

С этими словами он вырвал из рук Оливера скулящего Рэнделла.

Рядом ругалась Оливия, раздавая налево и направо тумаки. Окружившие ее плотным кольцом матросы громко смеялись.

– Отпустите
Страница 15 из 21

нас! – во все горло закричала она.

– Тебя никто насильно не держит, – спокойно произнес Альд Аир. – Я лишь не позволил вам забрать то, что принадлежит мне. – Он кивнул Марко, и тот понес Рэнделла обратно в трюм. – Хотите, можете теперь прыгать. Боюсь только – не доплывете. Берег далековато. А предложение про ближайший порт все еще остается в силе. Правда, за попытку воровства круиз превращается в работу. Придется помогать моим ребятам на палубе. У меня правило: халявщиков не держу. Что скажете?

Оливия посмотрела на Оливера. Он ответил ей утвердительным взглядом.

– До ближайшего порта, – ответили они вместе.

– Разумеется. Я хоть раз кого-то обманывал? – Альд Аир широко улыбнулся и весело подмигнул Йоши.

Глава 6

Оливия изобретает новый способ мытья палубы

– Что будем делать? – тихо спросил Оливер, когда ушел Альд Аир, а вместе с ним и большая часть экипажа «Черной медузы».

Рядом остались лишь несколько человек. Они с сосредоточенными лицами принялись тянуть в разные стороны канаты, которые казались бесконечными. Двое полезли на мачту и начали поднимать парус. Возле двери, ведущей в какие-то помещения, уселся Йоши. Мурлыкая веселую мелодию, он занялся утренним умыванием. И матросы и кот делали вид, что потеряли к Оливеру и Оливии всякий интерес, но время от времени украдкой бросали в их сторону внимательные взгляды.

– Не знаю. – Оливия обхватила голову руками. – Не доверяю я этому Альд Аиру.

– Я тоже. Хотя, надеюсь, он сдержит обещание.

– А после? У нас нет денег. Бесплатно никто обратно не повезет.

– Придумаем, когда придет время.

Оливия облокотилась о деревянный борт и посмотрела на воду. Рассекаемая носом корабля, она вспенивалась вдоль бортов судна, оставляя за кормой отчетливый белый след.

«Дорога домой, – горько подумала Оливия. – Была бы дельфином, смогла бы ею воспользоваться».

Ей стало не по себе и сильно захотелось оказаться в приюте. И хоть там, разумеется, никто не ждал, кроме нянечки миссис Шелтон (и то чтобы устроить взбучку за отсутствие ночью в спальне), но там все было привычно, спокойно и хотя бы безопасно.

«Домой… – усмехнулась она. – На самом деле у меня его нет. И никогда не было».

Она не помнила родителей и из всех родных знала только Оливера. Несколько раз пыталась выспросить про отца и маму у начальницы приюта, но добилась только недельного дежурства на кухне.

– Ничего я не знаю, – отрезала миссис Доусон.

– Скажите хотя бы, как я тут появилась, – пыталась настаивать Оливия.

– Как и большинство остальных детей, приставучая девочка, – скривилась начальница. – Добрые люди оставили на нашем крыльце. Будь они неладны. Скорее всего, это сделала твоя мать. Или папаша, если у матери не хватило духу. Но, так или иначе, они отказались от вас.

– Я вам не верю. – В тот раз она едва сдержала слезы, хотя плакала очень редко: в приюте нельзя показывать слабость.

– Дело твое, – скривилась миссис Доусон, – но ты меня расстроила. Не люблю говорить на трагические темы. Придется тебя наказать…

В воздухе кружили крикливые чайки. Их резкие, противные голоса вывели Оливию из задумчивого состояния.

– Раньше у тебя всегда был план, – услышала она недовольный голос брата.

– А теперь нет, – обиделась она. – Остается ждать и надеяться на честность Альд Аира. В противном случае… станем действовать по обстановке.

– Легок на помине, – прошептал Оливер.

К ним наглой походкой направлялся Марко. Йоши выгнул спину, потянулся и попытался потереться о его ногу. Парень в самый последний момент убрал ее, и кот завалился на палубу.

– Мяу! – Он недовольно ударил хвостом. – Я ведь просил никогда так не делать.

Марко подхватил Йоши на руки и подбросил высоко вверх.

– Мяу! – возопил тот. – А так – тем более.

– Терпеть его не могу, – тихо пожаловался Оливер и уже громко добавил: – Где Рэнделл?

– Я тоже, – вслух согласилась Оливия, а сама из-под опущенных ресниц принялась наблюдать за парнем.

Он и близко не напоминал ни одного мальчика из приюта. И даже ни одного из знакомых, живших на соседних улицах. Загорелый, высокий, мускулистый, с большими глазами, в которых прыгали бесовские искорки. Она почувствовала, что краснеет.

«Почему не надела то синее платье? – укорила она себя. – А прическа… Ее попросту нет. На ее месте лохмы и грязные патлы…»

Ее охватило раздражение.

– Чего тебе? – набросилась Оливия на Марко. – Мы не хотим с тобой говорить.

– Не хотите – не говорите, – улыбнулся парень. – Не заставляю. Больно надо. – Он опустил Йоши на палубу. – Я на самом деле не к вам шел…

«Не к нам? – Она все же попыталась хоть что-то сделать с волосами и несколько раз провела по ним рукой. – Не поможет. Все слишком запущено…»

Отряхнула одежду и с ужасом обнаружила, что туфли покрыты толстым слоем пыли. Настроение окончательно упало.

«Он смотрит на меня и видит оборванку из приюта. Если, конечно, смотрит…»

– Вот и иди, куда шел, – проворчал Оливер, так и не дождавшись ответа на свой вопрос. – И кота своего забери.

– Ай-я-яй. – Йоши сокрушенно покачал головой. – До чего же невоспитанный подросток… – И обиженно добавил:

Душа нараспашку,

В ответ – плевок,

Насилу в себя прихожу.

– Вот и приходи в себя в другом месте, – посоветовала Оливия.

– Как скажешь, – кивнул Марко. – Пошли, Йоши.

«Я совсем не это хотела сказать». – Она едва сдержалась, чтобы не топнуть от разочарования ногой.

– Только знайте, завтрак в восемь. А после вас ждет боцман.

– Зачем? – удивился Оливер.

– Начнете отрабатывать круиз, – ухмыльнулся парень и пошел на корму.

Йоши ленивой походкой семенил следом…

Еда оказалась сносной, в приюте частенько готовили хуже. Съев несколько яиц, сваренных вкрутую, парочку тостов с маслом и запив все это виноградным соком, она почувствовала себя лучше. Однако совсем ненадолго.

– Нет, нет и еще раз нет, – заявила она спустя пять минут розовощекому боцману с черной двухдневной щетиной на лице, на полголовы ниже ее, зато упитанному, словно хорошо откормленный поросенок.

Моряк оскалился, сложив руки на груди. Столпившиеся вокруг матросы принялись ухмыляться.

– Девчонка не промах, – заявил один из них, стоявший прямо возле нее. – Как она тебя, Кит, а?

– Что пялитесь? – прорычал Кит. – Работы мало? Всем разойтись по своим местам. – И вновь повернулся к Оливии. – Третьего раза не будет, пойдешь за борт. Еще раз повторяю, идешь на бак и помогаешь убирать канаты.

– Давайте я, – предложил Оливер. – Какая вам разница?

– Разница? – Боцман побагровел. – Мои приказы не обсуждаются. Ты идешь красить, сестра – убирать канаты. Понятно?

– Понятно, но нет. – Оливия тоже скрестила руки на груди. – Видела я те канаты. К вашему сведению, я девочка, а не мужик. Не собираюсь надорваться, таская тяжести.

– Может, все-таки я… – вновь сделал попытку Оливер.

– А ну марш работать! – Боцман сверкнул в его сторону глазами. Оливер, бросив на нее ободряющий взгляд, поспешил к банкам с краской.

– Так, так, так… – Кит оскалился.

– Даже не думайте. – Оливия выдержала взгляд маленьких, недовольных глаз. – Это неженская работа. Или вы
Страница 16 из 21

все тут от долгого пребывания вдали от берега с ума посходили?

– Знаешь, что, лапочка?

– Что?

– Канаты не для тебя, – боцман ехидно улыбнулся, но было видно, что под улыбкой он скрывает сильное негодование, – тебе лучше подойдет… – Он задумчиво огляделся. Теперь они остались вдвоем, и он вновь принял свой бравый вид, с которым встретил ее с братом после завтрака. – Иди в кладовую. Там возьми ведерко и тряпочку. Можешь выбрать любую, наиболее понравившуюся. Вся палуба в твоем распоряжении. Через два дня – чтобы блестела. Понятно?

– Понятно.

Оливия с грустью, сменившей вспыхнувшее на мгновение в душе торжество, оглядела поле предстоящей работы. «Черная медуза» была большим кораблем. Пожалуй, самым большим из всех когда-либо ею виденных. Мыть ей здесь – не перемыть.

– И запомни, – угрожающе прошипел боцман, – впредь никогда не обсуждай мои приказы.

– Мур. – Возле кладовой, находившейся на корме, лежал Йоши, с блаженством вытянувшись на солнце и щурясь от яркого света. – Вливаешься в команду?

Оливия посмотрела на плескавшуюся в ведре воду.

– Тоже хочешь? Вижу, тебе стало жарко.

Кот разгадал ее намек, но не сдвинулся с места, даже ухом не повел.

– Злая ты девочка. Послушай, в точности про тебя. Сочинил этим утром, глядя на чудесный восход:

Плохое всем покажу,

Хорошее припрячу,

Чтобы не лезли.

Оливия непонимающе посмотрела на кота.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Ты и сама поняла. – Йоши спрыгнул. – Загляну на камбуз. И тебе советую. Наш кок утром рыбачил. Обожаю рыбные головы. Пойду, попрошу, пока он их всех не извел на уху.

Не испытывая особого желания заниматься мытьем палубы, Оливия с тоской взглянула себе под ноги. Создавалось такое впечатление, что уборкой никто не занимался с самой постройки корабля. Палубу покрывал толстый слой соли, смешанной с грязью, песком и еще непонятно чем.

«Мне и за год не справиться».

Она вылила немного воды и попыталась потереть тряпкой. Вышло только хуже. Мутный налет принялся набухать, но смываться отказывался наотрез. Зато кожа на ладонях, не привыкшая к такому, покраснела, и вдобавок сильно заболела согнутая пополам спина.

«Так не пойдет. – Оливия выпрямилась. – Надо как-то ускорить процесс, оптимизировать».

Отыскала в углу кладовки палку, прикрепила к ее концу вторую поменьше. Получилась швабра.

«Уже лучше…»

Затем отправилась на камбуз. Там, притворившись голодной, состроила глазки молодому повару, чуть старше Марко, и попросила накормить. Пока он накладывал на тарелку оставшуюся после завтрака еду, стащила несколько баночек моющего средства.

Теперь следовало не торопиться и не счищать грязь слишком быстро. С этим Оливия справилась блестяще. Смотрела за работой других, когда надоело, принялась любоваться морем, игравшими и плескавшимися в его волнах дельфинами. Немного поглядела на белый, огромных размеров парус, надувавшийся под порывами теплого, наполненного соленым запахом ветра. После обеда сходила и проведала Рэнделла. Волк по-прежнему сидел в клетке. Только теперь в другой, более просторной. А после, удостоверившись, что поблизости не шатается Кит, сбегала к Оливеру. Брат удивился, узнав, что волк до сих пор заперт, и принялся задумчиво рассуждать:

– Рэнделл же не может сбежать. Мы в море. К тому же амулет… Видимо, он очень важен Альд Аиру. Странно, он ведь без способностей… А если без способностей, то зачем он понадобился Альд Аиру? И почему его скрывали от команды?

– О каких способностях вы постоянно талдычите? – поинтересовалась Оливия.

– У каждого твидла есть уникальные способности, – начал объяснять Оливер, быстро водя кистью по деревянному борту «Черной медузы». – Зверь не только превращается с восходом и заходом солнца в другого, но и обладает определенными талантами. Возьмем, к примеру, лису-рысь.

– Лиса-рысь? – прыснула, не удержавшись Оливия.

Неожиданно появившийся с важным видом боцман быстро кинул в их сторону взгляд, и ей пришлось спешно прятаться.

– Весело? – сухо спросил Кит.

– Море, солнце, воздушные ванны, – отозвался Оливер. – Чем не повод для радости?

Кит скрипнул зубами, но ничего не ответил.

– Лиса днем, – продолжил Оливер, когда боцман ушел, – рысь ночью. Способность лисы красиво петь.

– Петь? – Оливия с трудом сдержалась, чтобы опять не засмеяться; в голове возник образ существа с рыжей шерстью, вытягивающего вверх мордочку и раскрывающего пасть, из которой льются слова песни.

– Петь, – кивнул Оливер. – Рысь же охотник. Часто охраняет хозяина. И так – у всех зверей.

– У каждого по две способности? – уточнила Оливия.

– Именно, по две на каждое перевоплощение.

– А откуда они взялись, эти твидлы? – спросила Оливия. – Они поистине волшебные.

– Не знаю, – смутился Оливер.

Ближе к вечеру, за пару минут до ужина, когда Оливия делала вид, что заканчивает работать, а на самом деле уже окончательно извелась и не знала, чем себя занять, она увидела Марко.

«Идет», – всплеснула руками и быстро провела ими по волосам.

В течение дня, пользуясь достаточным количеством времени, она соорудила на голове прекрасную, по ее мнению, прическу. Привела в порядок одежду и вымыла обувь. Подкрасила случайно найденным куском угля брови, а ослепительно-белым мелом почистила зубы и придала коже лица аристократическую бледность.

Но стоило Марко приблизиться, как она все испортила. Едва взглянув на него, Оливия выпалила:

– Обязательно здесь таскаться? Я целый день мыла! Хватит меня доставать. Что тебе нужно?

Парень вспыхнул.

– Не нужна ты мне. Больно надо, – осклабился он, засовывая руки в карманы. – И чтобы ты знала, я шел вовсе не к тебе. У тебя с головой все в порядке?

– Ты назвал меня больной? – Оливия закипела от гнева, хотя злость сейчас была направлена исключительно на себя. – Да как ты смеешь? Ты… Ты… – В бессилии придумать гадость она стиснула кулаки. – Ты… Ты…

– Что я?.. – Марко с легкой улыбкой смотрел на нее.

– Ты… Ты… Не смей ко мне подходить! – наконец выкрикнула она. – Никогда!

– Как скажешь. – Парень пожал плечами. – Не особо и хотелось.

Развернувшись, он пошел прочь, а Оливия с трудом удержалась, чтобы не ударить лбом в деревянную дверь кладовки.

«Учудила так учудила. Как так можно?»

Глава 7

Оливия побеждает островного царя

Весь следующий день она продолжала мыть палубу. Моющее средство оказалось даже лучше, чем Оливия думала вначале. Грязь, соль и вросший в дерево песок удалялись без особого труда. Боцман, пришедший посмотреть, как у нее идут дела, и наверняка намеревавшийся отругать ее, в изумлении вытаращил глаза.

– Невозможно… – выдавил Кит спустя несколько секунд, в течение которых стоял с открытым ртом. – Поразительно… Тебе кто-то помогал? Кто? Признавайся!

– Помогал? – презрительно скривилась Оливия. – Дождешься… Вторые сутки на вашем судне, а джентльменов до сих пор не встретила.

Кит, взяв себя в руки, удовлетворенно заметил:

– Я в тебе не сомневался. Это талант, лапочка. Умение расставить вверенный персонал по нужным местам – редкое качество. И, к счастью, я им наделен.

– Заметно, – съехидничала Оливия.

Но боцман
Страница 17 из 21

не заметил в ее словах иронических ноток и, довольный, пошел дальше.

Оливер продолжал красить, теперь вся его одежда была заляпана краской, и он стал похожим на разноцветного попугая. Правда, без перьев и крыльев. Брат постоянно интересовался Рэнделлом. Вечером, когда Оливер, освободившись от работы, имел возможность сходить к волку, возле клетки крутились Альд Аир с Марко. Поэтому Оливия, желая узнать последние новости и заодно подбодрить, пробралась к Рэнделлу сразу после обеда.

Тот лежал, положив голову на лапы, и глядел в стену. Рядом стояла нетронутая миска с едой.

– Привет, – обрадовался он ей.

– Привет, – ответила она. – И Оливер передает тебе привет.

Рэнделл оживился.

– Как он? Не сильно обижается на меня? А ты?

– Не говори глупостей. Я обязательно придумаю, как тебя вытащить. У меня и план уже есть.

– Правда? – обрадовался волк.

– Правда.

– И в чем он состоит?

– Он еще не до конца продуман… Надо утрясти некоторые детали, – уклончиво отозвалась Оливия. – Но время еще есть.

«И зачем я ляпнула про план? – укорила она себя, поднимаясь на палубу. – Ведь я даже не думала ни о чем таком. Просто хотела немного поднять ему настроение. А теперь придется…»

Всю следующую ночь она пролежала без сна, пытаясь найти выход из сложившейся ситуации. Но никаких умных мыслей в голову не приходило.

«Самое скверное, – размышляла Оливия, – не на кого рассчитывать, не у кого спросить. Каждого следует опасаться и от любого ждать подвоха. Единственное, что надо, – выкрасть амулет. А я даже не знаю точно, где он».

При встрече с капитаном сразу после ужина она внимательно оглядела его, но ничего похожего на драгоценный камень не увидела. Ей все больше казалось, что амулет хранится в каюте торговца. Но попасть в нее не представлялось возможным. Ее окна выходили прямо на капитанский мостик и почти круглые сутки были открыты.

И тут представился неожиданный случай. Выйдя утром на палубу, Оливия обомлела от увиденного. В прохладном утреннем воздухе, наполненном свежестью и криками чаек, она разглядела на горизонте хорошо заметную полоску земли. Подбежав к борту, она устремила в ту сторону напряженный взгляд.

– Неужели все? – Рядом встал Оливер, непроизвольно переминаясь с ноги на ногу.

Заветный берег вдалеке,

Сердце радостно поет,

Забудь, то лишь мираж.

Наполненный иронией голос Йоши заставил вздрогнуть, едва Оливия осознала смысл сказанных котом слов.

– Что?

– Перед тобой остров. Называется, кажется, Иотика. И на нем никто не живет.

– Остров? – Оливия повернулась к Йоши. Ей сильно хотелось выкинуть мохнатого в воду и посмотреть, как он станет там бултыхаться. Она слышала, что коты не любят воду, вот и замечательный случай проверить. Но сдержалась. – А ты не знаешь, когда мы прибудем в порт?

– Знаю.

– Когда?

– И в какой именно? – добавил Оливер.

– В Бахару. И сие событие случится завтра.

– В Бахару… – протянула Оливия.

Это название ничего ей не говорило.

– В Бахару? – удивился Оливер. – Но ведь по пути в нее есть и другие порты. Почему мы не зашли в них?

– Приказ капитана. Хочешь подробностей, спроси у него.

Остров между тем приближался. Стали видны песчаный берег, изрезанный бухтами, росшие чуть в глубине деревья, вздымающаяся к небу гора, покрытая густым лесом. Через некоторое время Оливия разглядела поблизости еще несколько островов. Одни были побольше, другие поменьше, парочка совсем маленькие.

– Это архипелаг, – принялся объяснять Оливер – он часто любил демонстрировать свои познания, вычитанные в книжках, – называется Мимлады. Иотика считается крупнейшим…

– Мне все равно, – оборвала Оливия брата. – Давай как-нибудь в другой раз.

Он обиженно пожал плечами и замолчал. Вскоре появился Альд Аир. Улыбнувшись ослепительной улыбкой, поздоровался со всеми и отдал приказ готовить лодку.

«Вот он, шанс». – У Оливии перехватило дыхание, и она опустила взгляд, стараясь не выдать себя радостным блеском в глазах.

Не веря счастью, она смотрела, как торговец, прихватив с собой четырех человек, плывет к берегу.

«Главное, чтобы не взял амулет с собой, – осторожно посмотрела на окна каюты. – Закрыты. И на мостике никого».

– Оливер, – едва шевеля губами, прошептала она, – не знаю, сколько у нас времени, поэтому действуем быстро…

– Ты о чем? – удивился он.

– Мы не имеем права не воспользоваться ситуацией. – Оливия указала рукой на опустевшую палубу, даже Йоши куда-то исчез.

– Что ты задумала?

– Бежать. Разве не понятно? Я не доверяю Альд Аиру. Не знаю, как ты, а мне он не нравится. Даже не знаю, как объяснить…

– Я тоже чувствую себя неуютно на этом корабле, – кивнул Оливер. – И вздохну спокойно, только оказавшись подальше от его команды.

Оливия обрадовалась, что брату не пришлось ничего долго объяснять.

– Тогда ступай, освободи Рэнделла. А я за амулетом.

Оливер кивнул и уже собирался идти, как появился Марко. Оливия мгновенно почувствовала, как учащается дыхание, и запоздало поняла, что щеки заливаются предательским румянцем.

«Так не пойдет, – одернула она себя. – Мигом успокойся!»

– Чего тебе? – Оливер сверкнул глазами на парня. – Иди, куда шел.

– И пойду, – ухмыльнулся тот. – Только вам, хотите или нет, придется пойти со мной.

– С какой стати? – огрызнулся Оливер.

– Да так… выбора у вас нет. – Марко внимательно посмотрел на Оливию и добавил: – Боцман велел набрать воды. Сказал – взять вас с собой. Хотите, отправляйтесь к нему и лично сообщите, что отказываетесь.

Оливия услышала неприятный звук и в удивлении взглянула на брата. Тот, плотно сжав челюсти, скрипел зубами.

Выпрыгнув с лодки, она огляделась. И, хотя пребывала в паршивом настроении от упущенной возможности, все же не смогла не залюбоваться прекрасным пейзажем. Прямо перед ней начиналась стена высоких, стройных деревьев с висевшими на ветвях аппетитными, сочными плодами. Между деревьями росли изумительной красоты цветы. Прозрачный, подернутый легкой голубоватой дымкой воздух разрезали проникающие сквозь кроны солнечные лучи. Отовсюду неслось пение птиц, сливавшееся с успокаивающим плеском воды.

«Если существует рай, то он должен быть здесь», – решила она.

И внезапно все закончилось. Прямо над ухом раздался голос Марко:

– Не советую убегать, – он с улыбкой посмотрел на нее с братом, – остров необитаемый. Гоняться за вами никто не станет. Оголодаете – сами вернетесь.

Матросы, несшие на плечах огромные кожаные бурдюки, дружно засмеялись.

– Держи. – Ближайший матрос протянул ей один.

Стоявший рядом Оливер получил в руки такой же.

Медленно двинулись вдоль берега. Ноги вязли в песке, и идти оказалось непросто. Через пару минут Оливия, запыхавшись, начала выбиваться из сил и всучила свою ношу брату. Так стало несколько легче. Марко, идя бодрым шагом, вскоре был уже далеко впереди, за ним гуськом следовали матросы. Оливия с Оливером замыкали колонну.

Вскоре свернули вглубь острова, теперь их со всех сторон окружали деревья. Песчаный пляж закончился, и они вступили на узкую, постоянно петляющую тропинку. Тонкая нитка дорожки, словно играя, то и дело норовила
Страница 18 из 21

исчезнуть, время от времени пряталась в траве, иногда просто растворялась, но каждый раз вновь появлялась, стоило пройти немного вперед.

Шагать по земле оказалось легче, чем по песку. Оливия не без удовольствия принялась разглядывать свисавшие сверху огромные зеленые листья, любопытных птиц, странных на вид существ, чем-то напоминающих исхудавших медвежат, бесстрашно раскачивающихся на длинных, гнущихся под тяжестью их тел ветках. Несколько раз она оглядывалась, заслышав позади едва уловимый шорох.

– Это же лес, – смеялся Оливер, видя ее испуганное лицо, – тут кругом множество самых разных животных.

– Я вижу.

– Это лишь малая часть.

– Малая? – Она пристальнее огляделась.

– Большую ты увидишь только тогда, когда они сами захотят.

– В книжках прочел?

– Ага…

Оливия все больше отставала от идущих перед ней матросов. А Оливер, несший бурдюки, шел еще медленнее. Крутя во все стороны головой, она вдруг поняла, что не знает, куда идти. Тропинка неожиданно пропала окончательно, а вместе с ней – и команда «Черной медузы».

«Может, к лучшему?» – решила она в первый момент.

Но затем ей стало не по себе. Высокие, словно уходящие в небо, деревья теснились со всех сторон, закрывая солнце. Вокруг царил полумрак и слышались непонятные, пугающие звуки.

– Оливер, – жалобным голосом сообщила она, – кажется, мы потерялись.

– Да ладно тебе, – отмахнулся он, – надо просто двигаться вперед, они не могли далеко уйти… или… – Брат огляделся, внимательно посмотрел под ноги, задумался. – Эй! – громко закричал он. – Постойте! Мы вас не видим!

– Тише ты, – испугалась Оливия, – нас могут услышать.

– Этого я и добиваюсь.

– Не они – другие… местные… всякие страшные звери, которые прячутся и только ждут удобного момента, чтобы нас съесть.

– Глупость какая… Никто нас не съест, – заявил Оливер с умным видом, но нагнулся и подобрал длинную палку, несколько раз взмахнул ею и с довольным видом улыбнулся. – Главное – соблюдать осторожность. Я недавно победил дракона. Что мне теперь какой-то обыкновенный зверь?

– Это был сон, – напомнила Оливия.

– И что? Навык настоящего сражения все равно остался.

– Что же нам теперь делать? Предлагаю пойти обратно. Вдруг найдем тропинку и по ней вернемся к берегу?

– Так и сделаем, но позже. Марко с матросами шел за водой. Нам надо отыскать ближайший источник. Наверняка они еще возле него.

– Или остаться на месте, – возразила Оливия. – Они пойдут обратно этой же дорогой. Нам надо только их дождаться. Или?..

– Или они решат вернуться другим путем, тогда мы проторчим тут до ночи. А ночью я не хочу бродить по лесу. Я столько читал о просыпающихся в это время хищниках…

Оливия представила бросающихся на нее клыкастых и зубастых оголодавших зверей и решила, что с нее хватит.

– Ты как хочешь, а я иду обратно. Берег вон там!

Она уверенно указала рукой.

– Ошибаешься, – возразил Оливер, – он вон там.

И показал в противоположную.

– Издеваешься?

– Я читал в книжках об ориентировании на местности. По моим прикидкам…

– Ты читал… – Оливия усмехнулась. – Все! Я иду.

И действительно пошла. Брат быстро догнал.

– Так мы точно заблудимся. Предлагаю вот что… Давай отыщем место, откуда будет виден берег.

– Хочешь взобраться на дерево?

– Нет. На гору. – Он указал на вздымавшуюся к небу вершину. – До нее совсем ничего. – Видя, что она не разделяет его плана, Оливер насупился. – Можешь предложить что-то получше?

– Отдохнуть и успокоиться.

Оливия увидела впереди, за расступающимся лесом, изумительную поляну. В центре блестел синевой небольшой водоем, а вокруг него росли прекрасные, манящие к себе цветы. Окружающий воздух был наполнен дурманящим голову ароматом.

– Поздравляю, – проворчал Оливер, – теперь мы точно заблудились. Я не помню такого места.

– Может, Марко с матросами шел именно сюда? – с надеждой в голосе спросила Оливия. – Марко! Ау-у-у!

– Видимо, они успели набрать воды, – Оливер указал на речку, впадающую в водоем, – и пошли дальше. А нас даже не подождали. Вероятно, решили полюбоваться местными красотами. Предлагаю двигаться следом. Не стоит терять время.

– Я попью воды? – попросила Оливия. Она дико устала и хотела передохнуть. А сил на дальнейшие споры у нее уже не было.

Оливер остался стоять, а она направилась к водоему. Не спеша напилась и, желая позлить умничающего брата, принялась разглядывать растения вокруг. Одно сразу привлекло ее внимание. Похожее то ли на маленькое раскидистое дерево, то ли на большой куст, оно имело тонкий сочно-зеленый ствол, от которого во все стороны росли прямые ветки. А на них – крупные разноцветные бутоны. Отдаленно они напоминали розы, только больших размеров.

«Какая красота». – Оливия почувствовала, что не может оторвать взгляд.

Она всегда испытывала слабость к цветам и мечтала, что наступит тот момент в жизни, когда ей подарят пышный букет. Правда, вначале придется встретить того, кто захочет подарить. В глубине души, скрывая даже от самой себя, она надеялась, что уже встретила…

– Оливия, – нетерпеливо позвал Оливер.

– Сейчас… – Она протянула руку, собираясь, пока этот момент еще не наступил, сделать самой себе подарок.

– Оливия, – голос брата теперь звучал встревоженно, – не двигайся!

– Что? Ты с ума сошел?

– Не шевелись. Поверь, я не шучу.

– Объясни мне, что происходит?

– Теперь медленно, очень медленно сделай шаг назад.

– Ты издеваешься? Нашел время.

Она отвернулась и вновь протянула руку к бутону.

– Оливия. Это Херба мортиферум…

– Чего? Какая еще, как ее там… Херма?

– Ее цветы смертельны. Главное – не шевелись. Она реагирует на резкие движения.

– Глупости! Цветы такие красивые и милые…

В голове возник образ букета, большого, прекрасного, перевязанного разноцветными лентами. А следом – и того, кто его дарит. Оливия вздохнула, на мгновение мечтательно прикрыв глаза.

А едва открыла веки – в ужасе закричала. Ближайший к ней бутон раскрылся, обнажив несколько рядов маленьких, острых зубов. Отшатнувшись, она отдернула руку. И растение сразу пришло в движение. Ствол изогнулся в ее направлении. Ветки, словно руки, потянулись к ней. Один за другим бутоны стали обнажать зубы.

– Не двигайся! – истошно выкрикнул Оливер. – Не двигайся, и оно тебя не тронет!

Теперь он стоял рядом, судорожно крутя в руках палку.

– Оно ядовитое?.. – сдавленным голосом поинтересовалась Оливия.

– Да. И яд смертелен.

– Смертелен?

Судорожно сглотнув, попыталась унять нервную дрожь. Больше всего на свете она боялась отравиться и поэтому не терпела несвежую пищу.

«Спокойно, все хорошо, Оливия, все хорошо… Нет, не хорошо!»

Взвизгнув, она устремилась в сторону. Ветка с зубастым цветком стремительно рванула за ней. Раздалось клацанье, челюсть Хербы мортиферум сомкнулась на ее одежде, всего чуть-чуть не достав до кожи. В следующую секунду Оливер с силой ударил по ветке палкой. Продолжая истерично орать, Оливия кинулась бежать, не разбирая дороги.

Клац!

Справа возник еще один зубастый бутон.

Клац! Клац! Клац!

Поляна пришла в движение. Хербы мортиферум, казалось, росли повсюду. С трудом
Страница 19 из 21

уворачиваясь, Оливия припустила в лес.

Клац! Клац! Клац! – неслось ей вслед.

Она с огромным трудом избежала смертельного укуса, в следующее мгновение ударила ногой по особо ретивому цветку, сделала несколько шагов вперед, перепрыгнула через маленькое, но от этого не менее настырное растение и наконец оказалась среди деревьев, окутанных синеватыми тенями.

Пробежав еще немного и почувствовав себя в относительной безопасности, Оливия только сейчас сообразила, что Оливера нет рядом.

– Оливер! – останавливаясь, позвала она брата. – Оливер! Ты где? С тобой все в порядке?

Вдруг неожиданно земля ушла из-под ног и она полетела вниз. Бух! Падение вышло неприятным и болезненным. Пытаясь пошевелиться, Оливия посмотрела вверх. Небо сжалось до крошечного голубого пятнышка и находилось теперь очень высоко и пугающе далеко.

«Что случилось?»

Она осторожно подвигала вначале руками, затем ногами.

«Вроде целы…»

Встала и поняла, что очутилась в глубокой, узкой яме. Попробовала выбраться, но, сорвавшись на осыпающейся земле, вновь упала.

«Самой мне отсюда не вылезти».

– Оливер! – снова позвала она. – Ты где?

Ее голос потонул в слое сырой почвы, так и не вырвавшись наружу.

«Он не бросит меня тут, – принялась успокаивать она себя. – Обязательно найдет и поможет».

И все же еще раз прокричала:

– Оливер! Я в яме. Я упала. Помоги!

В ответ – тишина. Разумеется, относительная. По-прежнему переговаривались на своем языке птицы, пищали, издавая разные непонятные звуки, насекомые, шумели на ветру листья. Лес жил своей жизнью и не обращал на Оливию никакого внимания.

«Что-то он меня не ищет…» – переминаясь с ноги на ногу, начала она волноваться.

Опять попробовала вылезти, но все с тем же неутешительным результатом. Отряхиваясь от грязи, постаралась прогнать тревожные мысли.

«С ним все хорошо. И со мной тоже… будет…»

Становилось холодно. Земля была холодной и сырой. В подгнивших листьях начали шевелиться жирные, длинные черви, а из торчавших отовсюду грязных корней, осмелев, принялись появляться огромные жуки. Оливия почувствовала, как к горлу подкатывает комок.

– Мама… – только и сумела выдавить она из себя.

– Вообще-то – Марко. – Заслоняя небо, сверху показалось делано серьезное лицо. – Как ты? Что ты там забыла?

– Марко! – Оливия радостно подпрыгнула. – Помоги мне. Я упала.

– Вижу. А как же приказ не приближаться к тебе?

– Марко, – угрожающе произнесла она, – не смешно!

– Тебе – да; в твоем положении, разумеется, не до веселья. А вот мне…

– Марко…

– Приказ… – напомнил он. – С ним что станем делать?

– Какой приказ? Забудь!

Если бы Оливия могла, она прямо на месте придушила бы наглеца.

– Хватай крепко. – Парень кинул ей веревку, в которую она тут же вцепилась. – А теперь – держись.

И он начал тянуть вверх. Спустя немного времени Оливия оказалась на свободе. Отдышавшись и стряхнув с себя часть грязи, она подошла к довольному собой Марко и залепила пощечину.

– Странный у тебя способ выражения благодарности, – хмыкнул он, потирая ушибленное место, но улыбка по-прежнему играла на его губах.

– Мог сразу помочь, а не заставлять упрашивать.

– А почем мне знать, что ты там не от меня пряталась?

«Пряталась?.. Зачем?»

– Как ты меня нашел?

– Очень просто. Первое правило поиска – ищи возле воды.

– Что, правда? Ты, оказывается, умный. Ты не видел моего брата?

– Видел.

– И где?

– Там. – Марко рукой указал в сторону реки.

– И что он там делает? Почему не ищет меня?

– Он занят.

– Занят? Чем?

– Он, как бы это сказать, вступил в неравную схватку. Хотя лучше пойдем быстрей, покажу.

– В схватку? С кем? Что с ним? Говори! – Оливия поспешила обратно на поляну.

– Когда я его видел, – на ходу принялся рассказывать Марко, – с ним все было хорошо.

– Было? – Она с негодованием взглянула на парня. – Почему ты не помог ему?

– Я решил, что ты больше нуждаешься в помощи, – отозвался он. – Я видел, что с вами случилось на поляне. Но не успел помочь. Затем ты побежала, причем очень быстро. Я не смог тебя догнать. Оливер остался, продолжая сражаться с теми жуткими растениями. После отступил к реке. Растения отстали от него, но напали какие-то животные…

– Животные? – вскричала Оливия, округляя глаза и представляя огромных диких хищников, невероятно лохматых, с торчащими изо рта длинными острыми клыками.

– Вначале я хотел ему помочь, но твой брат и без меня прекрасно справлялся. Тогда я решил отыскать тебя.

– Меня? – У Оливии сердце едва не выпрыгнуло из груди.

«Меня… Он хотел мне помочь… Как мило…»

– Я пошел следом за тобой, но ты неожиданно исчезла. Я не знал, что ты упала в яму. Ходил и искал. В конце концов нашел.

Они вышли к реке, мелкой, узкой, но с быстрым течением. И Оливия обомлела, в ужасе уставившись на происходящее. Оливер стоял по колено в воде, размахивая во все стороны палкой. А вокруг прыгали, дико орали и протягивали к нему крючковатые лапы с острыми когтями те самые миловидные существа, которых она видела мирно висящими на ветках. Она насчитала их примерно с два десятка. Толпясь на берегу, животные пытались схватить Оливера, некоторые бросали в него маленькими камнями. Ее бедный брат уже с трудом двигался, его движения стали медленными и неуверенными.

– Еще немного – и он достанется им без всякой борьбы, – сделал неутешительный вывод Марко. – Мохнатые берут твоего братца измором.

– В воду!.. – завидев их приближение, прохрипел Оливер. – Игнавии не любят ее.

– Игнавии? – переспросил Марко, поглядывая на Оливию. – Твой брат – зоолог?

– Нет. Он читатель. Прочел все книги в нашем приюте. Он знает все и обо всем.

– В приюте? – удивился Марко. – Так у вас нет родителей?

– Не задавай глупых вопросов. Лучше помоги ему.

Тут игнавии увидели их. Громко заверещав, так, что у Оливии заложило уши, животные устремились к ним.

– Вот засада, – выругался Марко, принимая боевую стойку.

Он подобрал лежавшую неподалеку корягу и с размаху огрел ею ближайшую игнавию. Животное с диким криком отпрянуло в сторону, остальные его сородичи остановились и настороженно уставились на Марко с Оливией. К несчастью, палка от сильного удара сломалась, а другой поблизости не наблюдалось.

– В воду, залезайте быстрей в воду… – вновь прохрипел Оливер, он оперся на свою палку, тяжело дыша и вытирая мокрый лоб.

– Мы бы рады последовать твоему совету, – отозвался Марко, – но кое-кто против. Поговоришь с ними?

Игнавии угрожающе зашипели. Оливия увидела блеснувшие на солнце огромные клыки.

«Что за остров? Как тут хоть кто-то выжил? Каждый норовит съесть…»

– Предлагаю, пока не поздно, – прошептал Марко, – нападать первыми. Возьмем этих тварей неожиданностью.

– Неожиданностью?

– По моей команде бежим в реку.

– А они? – Оливия показала на игнавий.

– Старайся, чтобы не укусили. Давай!

Он стремительно кинулся вперед. Проклиная Марко и его чудо-план, Оливия последовала за ним. В первый момент животные попятились, перестав шипеть. Оторопев от такой наглости, они даже расступились. Но почти сразу пришли в себя и, в свою очередь, набросились на них.

– Ай! – Оливия
Страница 20 из 21

почувствовала, как острые маленькие зубы вырвали кусок из ее платья. – Ай! Ай! – Несколько острых когтей полоснуло по ногам.

И все же план сработал. Стоя по колено в реке, Оливия обняла брата.

– Что дальше? – спросил Марко. – Долго так?

– Пока твой корабль не уйдет с острова, – зло ответил Оливер.

– Вот как… Так не пойдет. Я не хочу здесь оставаться.

– Тебя никто не держит.

Оливия почувствовала, что замерзает, вода была очень холодной, почти ледяной.

– Оливер, – обратилась она к брату, – я не хочу оставаться на острове.

– Что?

– Мы и полдня на нем не провели, а нас уже столько раз пытались убить…

– Думаешь, на «Черной медузе» будет лучше? Я не доверяю Альд Аиру. И ему, – он красноречиво посмотрел на Марко, – тоже.

– Хорошо, – тот развел руками, – хоть в чем-то мы сходимся.

– И почему? – Оливер вдруг прищурился и лицо его сделалось жестким. – Почему вы вышли из леса вдвоем? С тобой все хорошо? – Он перевел взгляд на Оливию.

– Лучше, чем было бы, не найди я ее, – холодно произнес Марко. – Пока ты строил из себя рыцаря утренней зари, резвясь с мохнатыми монстрами, я вытаскивал твою сестру из глубокой ямы, в которую она угодила.

– Правда? – недоверчиво спросил Оливер, все еще продолжая пристально глядеть на нее. Оливия кивнула. – Спасибо, что вытащил, – тон брата стал более миролюбивым, – но мое отношение к тебе все равно не изменилось. Зачем ты украл Рэнделла?

– Тебе не все ли равно? – Голос Марко сделался угрожающим. – Давай решим этот вопрос в любое другое время. Я не хочу, чтобы «Черная медуза» действительно уплыла без меня.

Оливер сверкнул глазами, но спорить не стал. Игнавии тем временем кинули в их сторону несколько камней, бесцеремонно напомнив о себе.

– Почему бы нам не перейти на другой берег? – предложил Марко.

– Бесполезно, – мрачно изрек Оливер. – Я пытался, они нам не позволят.

– Твари ведь боятся воды? – уточнил парень.

– Попробуй, – пожал плечами Оливер, – ведь все равно больше нечем заняться…

Марко одарил его испепеляющим взглядом и начал медленно выходить из реки. Игнавии громко закричали. Пять или шесть ловко залезли на росшие рядом деревья и, раскачавшись на ветках, перепрыгнули на противоположный берег. Грязно выругавшись, Марко вернулся обратно.

– Я не могу стоять без дела; к тому же, – он посмотрел на начавшее темнеть небо, – скоро наступит вечер, а за ним и ночь. И неизвестно, кто еще злой и голодный отправится прогуляться по лесу.

Оливию передернуло. Ноги сильно замерзли, зубы выбивали громкую дробь, а тело настойчиво требовало отдыха. К тому же дико хотелось есть.

– А где остальные? – спросила она у Марко. – Те, с кем ты шел за водой.

– Наверное, уже на корабле.

– А они не пойдут тебя искать?

– Может, и пойдут. Только насколько быстро отыщут? Они не такие умные, как я.

Он улыбнулся, но улыбка вышла уже не такой жизнерадостной, как прежде.

– Надо придумать… что-то придумать… – Оливия, желая согреться, принялась ходить взад-вперед, вызвав невероятный переполох среди игнавий. – Думай, давай, думай…

– Она всегда такая? – поинтересовался Марко у Оливера.

Тот мрачно посмотрел на него.

– Какая «такая»?

– Загадочная.

– Довольно часто. – Оливер немного подумал и добавил: – Можно сказать, почти всегда. Обожает придумывать всякие разные вещи, нужные и ненужные. Одним словом – изобретатель.

– Тогда не станем мешать, – предложил Марко. – У меня, если честно, никаких идей нет.

Оливия, слушавшая разговор вполуха, была благодарна, что мальчишки наконец догадались замолчать.

«Они должны чего-то бояться… – Мысли от холода и усталости путались, не желая выпускать наружу нужную. – Они и боятся… – ответила она сама себе. – Воды… И как это использовать? У нас нет ни шлангов, чтобы поливать, ни емкостей, чтобы в них набрать…»

Вдруг ее взгляд упал на спину Марко.

«Бурдюк!»

Она едва не запрыгала от радости. Игнавии, едва немного успокоившиеся, тут же вновь принялись бесноваться, яростно рыча.

– Он много вмещает? – поинтересовалась она у парня, указывая на кожаный сосуд.

– Достаточно. Зачем тебе? Смерть от жажды нам в ближайшее время точно не грозит.

– До конца леса хватит?

– До конца леса?.. – Глаза Марко округлились, он начал понимать, куда она клонит. – Чистое безумие, но я согласен. Все лучше, чем мерзнуть в бездействии.

– Глупо, – заявил Оливер. – К тому же я два своих оставил на поляне. И они боятся лишь большого количества воды.

– Ты уверен? – Марко зачерпнул немного влаги в ладони и с разбегу плеснул в сторону игнавий.

Те кинулись врассыпную, стараясь избежать даже самых маленьких капель.

– А как же дождь? – возразил Оливер. – Он ведь тут бывает. И думаю, часто, судя по пышной растительности.

– Что ты хочешь этим сказать, книжный червь?

Оливия никак не хотела расставаться с надеждой.

– Прячутся в пещерах, – она указала рукой на гору.

– Я не думаю, что нам хватит воды в бурдюке, – упорствовал Оливер.

– А я предлагаю попробовать, – вновь брызгая ею на игнавий, настаивал Марко. – Идем, Оливия. В лесу еще есть палки и камни.

Он решительно двинулся к берегу, на ходу снимая со спины бурдюк.

– Безумие, – продолжал твердить Оливер, – у них очень острые зубы.

– Я знаю, – ответила Оливия. – Успела убедиться.

– Ладно, хорошо. – Оливер потряс корягой, все еще находящейся у него в руке. – Надеюсь, сумеем прорваться.

Идущий впереди Марко выбрался на берег и окатил наиболее рьяных игнавий струей воды. Те отпрянули, яростно щелкая зубами. Оливия догнала парня и встала за его спиной, следом двигался Оливер, размахивая своим импровизированным мечом. Вскоре животные догадались, что наибольшая опасность исходит от Марко, и разумно расступились перед ним, принявшись нападать на Оливера с Оливией. Брат, как мог, защищал ее, но ей все равно приходилось тяжело.

Медленно, отвоевывая буквально каждый шаг на пути, они прошли через поляну и вступили в лес. И тут началось самое страшное. Игнавии, оказавшись в родной стихии, изменили тактику. С громкими криками взобрались на деревья и принялись атаковать сверху. Теперь поливать их водой стало намного труднее. Оливия, сумев подобрать толстую палку, попыталась отбиваться, но палку выхватили у нее из рук и несколько раз ударили ей же по голове.

– Вода заканчивается, – вскоре сообщил Марко. – Еще немного – и придется бежать.

Оливия попыталась разглядеть впереди синеву моря, но тщетно.

«Никогда бы не подумала, – горько усмехнулась она, – но я просто мечтаю вернуться на «Черную медузу».

Несколько цепких лап вцепились ей в волосы, пытаясь затащить наверх. Она пригнулась, стараясь высвободиться. На глазах выступили слезы, когда она почувствовала ужасную боль, и ей показалось, что кожа на голове в любую секунду готова лопнуть. Невероятным усилием ей все же удалось вырваться.

– Ах вы, гады! – выкрикнул Оливер.

И тут она увидела, как брат тоже лишается своего оружия.

– Бежим! – скомандовал Марко, размахивая пустым бурдюком.

Пересиливая боль и усталость в ногах, Оливия что есть сил бросилась вперед. Правда, сил осталось мало. К тому же почти сразу она
Страница 21 из 21

зацепилась за предательски росшую прямо на пути корягу и, грохнувшись на землю, растянулась возле толстого дерева. Мимо, не успев помочь, пробежал Оливер. Марко оказался далеко впереди. А сверху, с длинных, толстых веток на нее с торжествующим кличем начали прыгать игнавии.

Откатившись вправо, она попыталась подняться. Одно из существ запрыгнуло на плечи, но Оливия сумела отбросить его и хорошенько приложить вдогонку ногой.

– Еще хочешь? – выкрикнула она.

Игнавия злобно зашипела и попыталась напасть, но Оливия вновь ударила носком обуви. Остальные сородичи игнавии вдруг остановились. И неожиданно Оливия осталась один на один с мохнатым существом.

«Что происходит? – удивилась она. – Почему остальные не нападают?»

Игнавия между тем начала медленно приближаться. Шерсть на ее теле казалась значительно гуще, чем у других животных, да и ростом она была вроде как выше. Сверкнули острые клыки, и хищник кинулся вперед. И тут же, дернувшись, остановился как вкопанный. Мгновение постоял на месте, а затем завалился на спину.

– Попал! – радостно выкрикнул Оливер.

Оливия увидела рядом с головой игнавии крупный камень.

– Беги! – поторопил ее Марко. – Пока остальные не опомнились.

Собрав последние остатки сил, Оливия пустилась наутек.

– Что это было? – поинтересовалась она, когда они наконец очутились на берегу моря.

К ее изумлению, игнавии не стали за ними гнаться, но они все равно остановились не раньше, чем сумели покинуть лес.

– Вероятно, ты столкнулась с их вожаком, – предположил Оливер. – Игнавии настолько уверовали, что нам от них не уйти, что их предводитель вознамерился собственноручно тебя одолеть.

– Ты серьезно? – рассмеялся Марко.

– Такое часто случается у диких животных, – с умным видом добавил Оливер, – у волков, например.

– Какой-то мохнатый карлик, ростом с годовалого ребенка, настолько обнаглел, что вызвал Оливию на поединок?

– Не совсем так. Это не был поединок, – принялся умничать Оливер. – Для поединка требуется взаимное согласие сторон, а в нашем случае ничего подобного я не заметил.

– Прекрати ты уже. И ты. – Оливия с упреком взглянула на Марко. – Вы оба. Я устала. И едва не погибла. А вы заладили: поединок, предводитель… Скажи лучше, зачем мы вообще плыли к этому острову?

– Набрать воды, – нахмурившись, ответил Марко.

– Да ладно… – отмахнулся Оливер. – Мы в море всего два дня. И запасались водой в Лавинии. Неужели она так быстро закончилась?

– Неправильно посчитали… – Марко отвернулся, делая вид, что высматривает «Черную медузу».

«Он явно что-то знает, но не хочет говорить…» – Оливии стало любопытно, она даже забыла об усталости.

– А куда отправился Альд Аир?

– Да, куда? Мы причалили сюда неслучайно. Зачем Альд Аир ушел на остров? Он же необитаемый. – Оливер, обожавший выяснять правду, в упор посмотрел на Марко. К тому же сейчас к любопытству примешивались личные чувства.

– Он капитан и не докладывает мне о каждом своем шаге. Думаю, просто отправился на экскурсию.

– Экскурсию, говоришь… – Оливер прищурился. – Что-то не верится… Хорошо, не хочешь говорить – не надо.

Оливия искоса посмотрела на Марко. Тот явно испытывал облегчение, что от него отстали. Она опять почувствовала себя усталой. И ей захотелось сейчас только одного – лечь в кровать и крепко уснуть.

Марко натянуто ухмыльнулся, подмигивая ей и переводя разговор на другую тему.

– И все-таки не могу удержаться и не сказать. Отныне ты смело можешь звать себя Оливия Победительница.

– Победительница?

– Да. Ведь ты одолела островного царя. Пусть мохнатого и к тому же карлика, но одолела.

Оливер выдавил смешок.

– Представляю… Он хотел покрасоваться перед подданными, показать, какой он смелый и храбрый. А теперь его, может, уже свергают. Мы произвели тут настоящий государственный переворот.

Оливия не удержалась и улыбнулась.

Глава 8

Оливия участвует в заговоре

До лодки, одиноко лежащей на песке, пришлось пройтись. Залезая в нее, Оливия почувствовала, что силы окончательно покидают ее. Мир вокруг неожиданно подернулся дымкой, и на краткий миг небо поменялось с морем местами. Не в силах издать ни звука, Оливия повалилась на деревянную скамейку, жесткую и покрытую толстым слоем соли. Волнения последних дней, падение в яму и время, проведенное в ней в одиночестве, нападение желавших съесть ее игнавий и схватка с их вождем – все это вдруг навалилось на нее, причем одновременно. Последние события, сменяя друг друга с калейдоскопической скоростью, не давали ни мгновения подумать и осознать, что происходит; она просто двигалась по течению, изредка предпринимая попытку выбраться, приняв в сторону. И вот теперь Оливия вдруг поняла, во что угодила. Осознала, где и с кем находится, как отвратительно и неряшливо выглядит, и самое главное – не имеет ни малейшего понятия, куда столь нежелательное приключение в итоге заведет, когда и, что самое важное, как закончится.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/andrey-derendyaev/sokrovischa-mantaly-volshebnaya-diadema-2/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.