Режим чтения
Скачать книгу

Анекдоты и тосты от Раневской читать онлайн - Фаина Раневская

Анекдоты и тосты от Раневской

Фаина Георгиевна Раневская

Юлия Бекичева

Очень народная книга (АСТ)

Непревзойденная Фаина Раневская – кладезь остроумия и язвительного тонкого юмора. Данный сборник – малая, но лучшая часть огромной коллекции ее бесподобных высказываний.

Фаина Георгиевна Раневская

Анекдоты и тосты от Раневской

© Бекичева Юлия, 2015

© ООО «Издательство АСТ», 2015

© ООО «Издательство «Наше слово», макет, 2015

~ ~ ~

В 1915 году в кабинет директора одного из подмосковных театров вошла худющая, востроносая девица и, промямлив: «Рекомендация», протянула письмо.

«Дорогой Ванюша, – писал приятель директора, антрепренер Соколовский. – Посылаю тебе эту дамочку, чтобы отвязаться от нее. Ты уж сам как-нибудь деликатно, намеком, объясни ей, что делать ей на сцене нечего, что никаких перспектив у неё нет. Отговори её как-нибудь от актерской карьеры – так будет лучше и для неё и для театра. Это совершенная бездарь. Фамилия её Раневская».

Таких «Соколовских», отказывающих ей в таланте, будущая легенда советского театра и кино Фаина Георгиевна Раневская встречала немало. Были они и среди коллег («Режиссеры меня не любили за активность»). Случались и среди зрителей.

Удивительно, но ранимую, интеллигентную, с глазами преисполненными мудрой печали, Фаину Раневскую часто ассоциировали с невежественными, крикливыми и предприимчивыми тетками, которых она представляла на сцене и в кино. И только самые близкие друзья Фаины Георгиевны знали, какова она на самом деле. Блестяще образованная, влюбленная в профессию, беспомощная в быту, волею судьбы не познавшая ни материнства, ни супружеской любви. Пользуясь доверчивостью, добротой и одиночеством актрисы, окружающие частенько обманывали и обижали Раневскую. Она прятала обиды за остротами, за прямолинейностью. Иного способа защититься от «этой гадости» Фаина Раневская не знала.

Спустя шестьдесят лет своей артистической деятельности, в последнем интервью, зафиксированном в серии «Старые мастера» режиссера – документалиста Марианны Таврог, «королева эпизода», «исполнительница ролей второго плана» призналась, что сожалеет только об одном:

«– У меня фактически ничего не сыграно. Все, что я хотела бы сказать, осталось при мне».

«– Почему же вы не напишете книгу о своей жизни?» – спросили актрису.

«– Книги должны писать писатели и мыслители, – ответила Раневская. – А потом… Моя книга называлась бы «Книга жалоб», а я не люблю жаловаться».

И что же? Дальше тишина? Ведь Раневская покинула бренный мир, не оставив нам своей автобиографии. Но живы ее письма, передаются из уст в уста воспоминания о ней, а зрители по-прежнему повторяют когда-то произнесенные Фуфочкой и записанные её коллегами фразы. В них – смех, слезы и большая житейская мудрость.

Фаина Раневская о здоровье и нездоровье

Коллеги Фаины Георгиевны вспоминали, что у актрисы было слабое здоровье, она нередко посещала врачей и то и дело оказывалась на больничной койке. Чтобы не упасть духом и не позволить болезням взять над собой верх, Раневская шутила и над своими болезнями и над медперсоналом, с которым ей приходилось иметь дело.

Как-то, в очередной раз Фаина Георгиевна Раневская отправилась отдыхать в санаторий:

«Назначили мне лечащую докторшу, – вспоминала актриса. – Пришла она, поздоровалась и сказала:

– Как я рада, что вы у нас лежите! Так приятно увидеть вас не на экране, а в жизни!

– Спасибо, – поблагодарила я. – Надеюсь, что в жизни меня смогут увидеть и после вашей больницы.

Врачиха захохотала и стала делать мне кардиограмму.

– Как у вас с сердцем? – поинтересовалась она. – Не болит?

– Нет, с сердцем, по-моему, все в порядке.

– Странно.

– Что странно?

– У вас должно болеть сердце. Я это вижу по кардиограмме.

– Ноу меня оно не болит, – попыталась защищаться я.

– Этого не может быть, – утверждала докторша. – У вас оно должно болеть.

Наш спор закончился вничью, но, как только докторша ушла, я взялась рукой за сердце и почувствовала: кажется, и в самом деле оно начинает болеть».

~ ~ ~

«Вернулась из Кремлевской больницы, где мне было очень грустно, очень тяжело потому, что чувствую себя неловко среди «избранных» и считаю величайшей подлостью эти больницы», – писала в одном из писем Раневская.

~ ~ ~

Лучшее средство от кашля – касторка. Врачи об этом догадываются, но выписывать не рискуют.

~ ~ ~

Фаина Раневская очень тяжело переживала смерть режиссера Таирова. Вконец измучившись, Фаина Георгиевна обратилась к психиатру.

– На что жалуешься? – спросила врач.

– Не сплю ночью, плачу.

– Так значит, плачешь?

– Да.

– Сношений был?

– Что вы, что вы!

– Так. Не спишь. Плачешь. Любил друга. Сношений не был. Диагноз: психопатка! – заключила врач.

~ ~ ~

Молодой коллега обратился к актрисе с вопросом:

– Фаина Георгиевна, я видел вас в больнице. Заболели?

Раневская не любила жаловаться на болячки, тем более малознакомым людям. Вот и на этот раз она решила отшутиться:

– Организм свой пугала.

– Что делали?

– Пугала организм. Водила его в больницу, чтобы посмотрел, что с ним будет, если вздумает заболеть.

– Наркоз помогает врачам.

– Вы хотели сказать больным, Фаина Георгиевна?

– Нет, именно врачам, милочка. Наркоз – единственный способ избежать советов больного во время операции.

~ ~ ~

Знакомый Фаины Георгиевны постоянно жаловался на бессонницу:

– Всю ночь кручусь с боку на бок, не могу заснуть.

Раневская фыркнула:

– Если бы я крутилась, тоже не могла бы заснуть. Вы лежите спокойно.

(Самой Фаине Георгиевне этот совет не помогал. Актриса тоже страдала бессонницей.)

~ ~ ~

– Знаете, каких больных не любят врачи? – допытывалась Раневская у коллег.

– Нытиков? – предположил кто-то.

– Нет, тех, кто умудряется выжить, несмотря на все их прогнозы.

~ ~ ~

– Хроническое что-нибудь есть? – поинтересовался врач у Фаины Раневской, заполняя бланк осмотра в санатории.

Раневская кивнула:

– Есть.

– Что?

– Нехватка денег и ожидание светлого будущего.

~ ~ ~

– Фаина Георгиевна, вы были у врача? – осведомилась у Раневской коллега. – Что он вам сказал?

– Ничего не сказал. Не успел. Я так напугала его своими жалобами, что несчастного хватил удар.

~ ~ ~

Склероз – это тяжело, но еще хуже, когда при этом возникает понос: ищешь кабинку, а зачем – забыла.

~ ~ ~

– Я не пойду на сеанс к этому гипнотизеру.

– Почему, Фаина Георгиевна?

– А вдруг он и правда мысли читать умеет? А я столько всего надумала…

~ ~ ~

Коллеги Фаины Георгиевны вспоминали, с каким удовольствием показывала им актриса огромный транспарант, вывешенный на фронтоне больницы. Он состоял из нескольких частей. В результате получилось: «Само лечение опасно для здоровья!»

~ ~ ~

– Склероз гораздо лучше геморроя, – как-то заявила Фаина Раневская.

– Чем же? – уточнил коллега актрисы по съемочной площадке.

– Геморрой и самой не видно, и жаловаться неудобно. А при склерозе ничего не болит и, то и дело новости.

~ ~ ~

– Медицина достигла таких успехов, что здоровых людей уже практически не осталось, – жаловалась Фаина Георгиевна соседке, возвращаясь домой с очередного медицинского осмотра.

~ ~ ~

Это очень известный доктор, в его
Страница 2 из 8

диагнозах только самые модные болезни, а в рецептах только самые дорогие лекарства.

~ ~ ~

Мы с организмом договорились: я прекращаю мучить его диетами, а он разрешает мне курить.

~ ~ ~

После очередного пребывания в больнице, Фаина Георгиевна изрекла:

– Неизлечимых болезней нет. Просто, не все больные доживают до своего излечения.

~ ~ ~

На вопрос о состоянии здоровья Раневская со вздохом ответила:

– Ни состояния, ни здоровья. Одна симуляция.

~ ~ ~

– Фаина Георгиевна, вам нужно бросить курить. Ну, соберите вы свою волю в кулак, – просил актрису режиссер Юрий Завадский.[1 - Юрий Александрович Завадский (1894–1977) – советский актер и режиссер, педагог. Народный артист СССР (1948). Лауреат Ленинской (1965) и двух Сталинских премий (1946, 1951). Герой Социалистического Труда (1973).]

Раневская вздохнула:

– Кулак слишком большой получится, могут не понять…

~ ~ ~

После продолжительного лечения Фаина Раневская вышла из больницы.

– Фаина Георгиевна, ну как? – спросили актрису знакомые.

– Плохо!

– Что такое?

– То процедуры, то уколы, то осмотры… Совершенно некогда было поболеть!

~ ~ ~

Об одном я помню точно: у меня склероз!

~ ~ ~

Парадокс медицины: чтобы поставить человеку точный диагноз, нужно произвести вскрытие. Но так как вскрытию никто подвергаться не хочет, лечат по приблизительным диагнозам.

~ ~ ~

– Фаина Георгиевна, какой диагноз вам поставили? – спросили актрису коллеги.

– ЧЕЗ.

Полдня думали, что это может быть такое. Спросить стеснялись, но любопытство оказалось сильнее стеснительности.

– Так что же это все-таки за таинственная болезнь такая? Как расшифровывается ЧЕЗ?

– ЧЕЗ? Черт Его Знает.

~ ~ ~

– Что вам сказал врач по поводу предстоящей операции? – спросили Фаину Георгиевну.

– Успокаивал. Это у него двадцатая такая. Должно же, в конце концов, получиться.

~ ~ ~

Врач, осматривая Раневскую:

– Ну что, голубушка, спите хорошо? Не беспокоят ли вас ночные кошмары?

– Мне вполне хватает дневных кошмаров, доктор.

~ ~ ~

N терпеть не могут врачи, он безнадежно здоров.

~ ~ ~

– Фаина Георгиевна, какое средство для похудения лучше остальных, не подскажете?

– Зависть.

~ ~ ~

N халявный уксус не пьет, потому что диабетик.

~ ~ ~

– Почему вы не сделаете пластическую операцию? – спросила Фаину Георгиевну одна знаменитая актриса.

– А толку? Фасад обновишь, а канализация все равно старая.

~ ~ ~

Моя любимая болезнь – чесотка: почесался и ещё хочется. А самая ненавистная – геморрой: ни себе посмотреть, ни людям показать.

~ ~ ~

«В больнице, помимо борьбы с моим инфарктом, врачи боролись с моей бессонницей. Начали со снотворных: различные комбинации, интервалы, количества – в 19.30 – таблетка димедрола, в 20.00 – таблетка намбутала и полтаблетки ноксирона, в 21.00 – ноксирон и мелинал и т. д. Никакого эффекта. Однажды утром заходит докторша с просветленным лицом, полным надежды.

– Ну, сегодня вы хорошо выспались?

– Отвратительно! Заснула часов в пять-шесть.

– Но, Фаина Георгиевна, я же вчера вам дала успокоительное для буйнопомешанных!

– Правда?

– Ну конечно.

– Как жаль, что вы мне раньше этого не сказали: может быть, тогда бы я заснула…»

~ ~ ~

Однажды Раневскую спросили, что она думает об облысении.

– Облысение – это медленное, но верное превращение головы в жопу, – не задумываясь ответила актриса. – Сначала по форме, а потом и по содержанию.

~ ~ ~

Когда я просыпаюсь утром и чувствую, что у меня ничего не болит, я думаю, что уже померла.

~ ~ ~

…Все приятное в этом мире либо вредно, либо аморально, либо ведет к ожирению.

~ ~ ~

– Вот ваши снотворные таблетки, Фаина Георгиевна, этого вам хватит на шесть недель.

– Но, доктор, я не хотела бы спать так долго!

~ ~ ~

«Кремлевская больница – кошмар со всеми удобствами», – писала в письме актриса.

~ ~ ~

– Этот доктор творит чудеса! – делилась с приятельницей Фаина Раневская. – Он буквально за считанные минуты вылечил все мои болезни.

– Но каким образом? – изумилась приятельница.

– Доктор сказал, что все мои болезни – это всего лишь симптомы приближающейся старости.

~ ~ ~

Оказавшись в больнице, Фаина Раневская никак не могла заснуть. Пригласили психиатра.

«Пришел пожилой мужчина с седым венчиком на голове и добрыми глазами.

– Расслабьте мышцы, – попросил он, – закройте глаза, и будем спать.

Он удобно раскинулся в кресле и начал умиротворенно:

– Вы в поле. Зеленая травка, тихо щебечут птицы. Над вами бездонное голубое небо, легкие облака, как бесчисленные стада баранов.

Психиатр старался, он говорил медленно и задушевно, используя хорошо знакомый стиль газетных очерков, чем очень смешил меня, но я старалась не показывать этого. Доктор шел по полям и лугам, заходил в широколистные дубравы. Голос его уже шелестел:

– А там за дубравой одинокий ручей, тихо журча, несет свои воды… Хрр-р.

Я вздрогнула: что это? Психиатр спал. Минут через пятнадцать он открыл глаза, посмотрел на меня и улыбнулся:

– Ну вот и поспали, ну вот и молодчина!»

~ ~ ~

Одиночество, как состояние, не поддается лечению.

~ ~ ~

Фаина Раневская разговорилась с подругой о медицине. Подруга поинтересовалась у актрисы:

– Фаина, как ты считаешь, делает ли медицина успехи?

– А как же, – ответила Фаина Георгиевна. – В молодости мне каждый раз приходилось раздеваться у врача, а теперь достаточно показать язык.

~ ~ ~

Я себя чувствую, но плохо.

~ ~ ~

Чем я занимаюсь? Симулирую здоровье.

~ ~ ~

Ночью болит все, а больше всего – совесть.

~ ~ ~

Склероз нельзя вылечить, но о нем можно забыть.

~ ~ ~

После инфаркта:

– Если больной очень хочет жить, врачи бессильны.

~ ~ ~

Фаина Георгиевна Раневская была заядлой курильщицей. Как-то раз, осматривая ее, врач спросил:

– Чем же вы, милейшая, дышите?

– Пушкиным, – отвечала она.

~ ~ ~

– Вы заболели, Фаина Георгиевна?

– Нет, я просто так выгляжу.

~ ~ ~

Доктор, который лечил Раневскую, вспоминал, как его пациентка принесла мочу на анализ в термосе.

– Но почему же в термосе, а не в баночке? – выпучил глаза доктор.

– Ох, ни хрена себе, – недовольно заворчала актриса. – А кто говорил: «теплую неси»?

~ ~ ~

Кто-то из актеров позвонил Раневской справиться о здоровье.

– Дорогой мой, – пожаловалась она, – такой кошмар! Голова болит, зубы ни к черту, сердце жмет, кашляю ужасно, печень, почки, желудок – все ноет! Суставы ломит. Еле хожу… Слава богу, что я не мужчина, а то была бы еще и предстательная железа.

~ ~ ~

Актриса, служившая в Московском театре имени Моссовета пожаловалась на то, что ее муж невыносимо храпит.

– Это просто невозможно! Все перепробовали, ничего не помогает. Неужели нет надежного средства от храпа?

– Есть, – обнадежила коллегу Раневская. – Бессонница.

~ ~ ~

Приятельница Фаины Георгиевны посетовала, что ей нужно попасть на прием к окулисту, но там такие очереди – не пробиться.

– Зачем тебе окулист? – воскликнула актриса.

– Ну как же, зрение проверить.

– Проверь сама. Если с пяти шагов отличаешь десятку от трешки, значит все в порядке.

~ ~ ~

Как-то раз Фаина Георгиевна попала в больницу с переломом руки.

– Как же вас угораздило, дорогая вы моя? – сокрушалась пришедшая навестить Раневскую коллега.

– Да вот, спала и на тебе… Приснился сон, будто
Страница 3 из 8

пришел ко мне Аркадий Райкин[2 - Аркадий Исаакович Райкин (1911–1988) – выдающийся советский актер театра, эстрады, кино, конферансье, театральный режиссер, юморист. Народный артист СССР (1968) Герой Социалистического Труда. Лауреат Ленинской премии (1980).] и говорит: «Ты в долгах, Фаина, а я заработал кучу денег», – и показывает шляпу с деньгами.

Я тянусь, а он говорит:

«Не стесняйся. Подходи ближе».

Пошла я к нему, за деньгами и. упала с кровати. Вот, теперь рука сломана.

~ ~ ~

Коллеги Фаины Раневской неоднократно вспоминали рассказы актрисы о поликлиниках, больницах, санаториях и докторах. Вот один из них:

«Прихожу в поликлинику и жалуюсь:

– Доктор в последнее время меня отчего-то подводят вкусовые рецепторы.

– Дайте Фаине Георгиевне семнадцатую пробирку, – командует доктор, обращаясь к медсестре.

– Я попробовала. Это же настоящее говно!

– Вы совершенно здоровы. Ваши вкусовые рецепторы в полном порядке, – говорит доктор.

…Проходит несколько дней и я опять появляюсь в кабинете этого врача.

– Доктор, вкус у меня появился, но память все хуже и хуже.

– Дайте Фаине Георгиевне пробирку номер семнадцать, – как и в прошлый раз просит медсестру доктор.

– Но там же говно, – возмущаюсь я.

– Вот и память вернулась».

~ ~ ~

Актрисы обсуждают, как срочно похудеть к празднику.

– Ешьте фрукты, – советует Раневская.

– Какие именно, Фаина Георгиевна?

– Немытые.

~ ~ ~

Раневской делали операцию под наркозом. Врач попросил ее сосчитать до десяти. От волнения актриса начала считать невпопад:

– Один, два, пять, семь…

– Будьте повнимательнее, пожалуйста, – попросил врач.

– Поймите, как мне трудно, – начала оправдываться актриса. – Ведь здесь нет моего суфлера.

~ ~ ~

– Я рекомендовал вам выкуривать только по одной папиросе после еды. И вот результат: у вас прекрасный здоровый вид, вы заметно поправились, – с оптимизмом произнес лечащий врач Фаины Раневской.

– Вы хотите сказать, что моя жопа стала еще толще, чем была? Неудивительно, я ведь теперь ем по десять раз в день, чтобы покурить, – объяснила Фаина Георгиевна.

~ ~ ~

– Фаина Георгиевна, вы опять захворали? А какая у вас температура?

– Нормальная, комнатная, плюс восемнадцать градусов.

~ ~ ~

Раневская изобрела новое средство от бессонницы и поделилась своими соображениями с коллегой Риной Зеленой:

– Надо считать до трех. Максимум – до полчетвертого.

~ ~ ~

Однажды Фаина Раневская стала свидетельницей воркования влюбленной парочки. Девушка: – Ой, у меня щека болит.

Юноша поцеловал возлюбленную в щечку.

– А теперь болит?

– Теперь не болит щека, но болит шея. Юноша поцеловал девушку в шейку.

– Ну как?

– Не болит.

Сидевшая тут же Раневская полюбопытствовала:

– А от геморроя вы, молодой человек, не лечите?

~ ~ ~

– 85 лет при диабете – не сахар, – сокрушалась Фаина Георгиевна.

Фаина Раневская и Юрий Завадский

О взаимной неприязни режиссера Юрия Завадского и актрисы Фаины Раневской ходили легенды. Пожалуй, не было в театре никого, кроме Фаины Георгиевны, кто бы так ретиво возражал режиссеру и так открыто над ним насмехался. И только спустя несколько дней после похорон Юрия Александровича…

«Раневская прижала меня к себе, – вспоминал коллега Фаины Георгиевны Геннадий Бортников, – и долго молчала. Молчал и я. В глазах Фаины Георгиевны была какая-то отрешенность.

– Осиротели, – сказала она. – Тяжело было с ним, а без него будет совсем худо».

~ ~ ~

Знаменитая балерина Галина Уланова[3 - Галина Сергеевна Уланова(1909–1998) – русская советская балерина, балетный педагог. Народная артистка СССР (1951). Дважды Герой Социалистического труда (1974, 1980). Лауреат Ленинской (1957) и четырех Сталинских (1941, 1946, 1947, 1950) премий. Самая титулованная и более всех награжденная среди всех народных артистов СССР.], последняя из жен Завадского, в детстве на вопрос о том, кем она хочет стать в будущем, уверенно отвечала: «Мальчиком!»

Услышав об этом, Раневская порадовалась: – Хорошо, все-таки, что ей не удалось стать мальчонкой, иначе Завадского обвинили бы в однополой любви…

~ ~ ~

Юрий Александрович Завадский в очередной раз произнес на репетиции характерную для него сентенцию и призвал коллектив подумать над каким-то вопросом:

– Одна голова хорошо, а…

– …с телом куда лучше! – успела вставить Раневская, мгновенно разрушив весь пафос выступления режиссера.

~ ~ ~

Юрий Завадский на собрании труппы:

– Сезон обещает быть хорошим… Раневская шумно вздохнула:

– …но обещание опять не выполнит.

~ ~ ~

Завадский всегда разъяснит, к какому выводу актеры должны прийти своим умом.

~ ~ ~

Молоденькой актрисе, страстно желавшей понравиться Юрию Завадскому, Фаина Раневская посоветовала:

– Как только он к вам приблизится, вставайте на цыпочки и молчите.

– Но для чего?

– Чтобы быть похожей на балерину. Да, и еще прекратите кушать, балерины все тощие.

~ ~ ~

На очередное замечание режиссера Завадского о том, что не мешало бы бросить курить, Фаина Раневская ответила:

– Венера тоже курила…

Пытаясь вспомнить хоть одну Венеру-актрису, Юрий Завадский озадаченно спросил:

– Какая Венера?

– Милосская.

– Кто это вам сказал?

Раневская пожала плечами:

– А почему же ей мужчины руки отбили?

Завадский со злорадным удовольствием пообещал:

– И вам отобьют, Фаина Георгиевна!

Актрису это ни капельки не смутило:

– На памятнике? Пусть отбивают. Только памятник для начала поставьте.

~ ~ ~

Завадский на собрании назидательно:

– Слово не воробей…

Раневская согласилась:

– Конечно! Оно голубь – нагадит, так нагадит!

~ ~ ~

Завадский в гневе во время очередной перепалки на репетиции:

– Фаина Георгиевна, возьмите себя в руки!

– Не могу. Боюсь задушить.

~ ~ ~

– Юрий Александрович, берегите себя. Вы себе еще пригодитесь, – советовала Завадскому Раневская.

~ ~ ~

Завадский принялся рассуждать о необходимости профилактики гриппа и об обязанности каждого актера сделать прививку:

– Обещают, что этой зимой Москву снова свалит грипп.

Раневская тревожно:

– Постановление партии и правительства было, что ли?

~ ~ ~

– Зачем вы так подробно расспрашивали Завадского, видит ли он в отпуске сны? – спросила одна актриса Фаину Георгиевну.

– Хочу присниться Юрию Александровичу и испортить ему весь отпуск.

~ ~ ~

– Фаина Георгиевна, почему бы вам просто не промолчать в ответ на мои реплики? – кипятился Завадский – Вам нужно обязательно ответить?

– Не могу же я оставлять вас в долгу, отвечая на серебро золотом. Приходится и самой размениваться.

~ ~ ~

Завадский любит, когда говорят правду в глаза, как бы она ни была льстива!

~ ~ ~

– Завадский больше не выбрасывает свой хлам, – сообщила Раневская сидящей в гримуборной актрисе.

– Почему вы так решили?

– Зачем выбрасывать, если можно показывать его на сцене?

~ ~ ~

Завадский хуже, чем думает о себе он сам, но, возможно, лучше, чем думаю о нем я.

~ ~ ~

Завадский лучший из режиссеров, если не принимать во внимание всех остальных.

~ ~ ~

– Завадский тоже человек, – объясняла Раневская коллеге Геннадию Бортникову, – но он пока об этом не догадывается. Вот слезет с постамента…

Немного подумав:

– Нет, сам не слезет…, а сбрасывать жалко. Тоже
Страница 4 из 8

человек ведь…

~ ~ ~

Завадский Раневской:

– Я больше не буду вам ничего советовать, вы и без того умная, придумывайте это сумасшествие сами!

– Ну нет, мне без вашей помощи с ума не сойти!

~ ~ ~

Завадский никогда не ошибается просто так. Он совершает ошибки в назидание другим.

~ ~ ~

Разгневанный Завадский закричал:

– Зла не хватает!

Раневская услужливо:

– Могу одолжить.

~ ~ ~

По воспоминаниям коллег Фаина Раневская часто опаздывала. Когда у Завадского бывало хорошее настроение, он норовил ее поддеть по этому поводу:

– Фаина Георгиевна, почему вы снова опоздали?

Та невозмутимо:

– Поздно вышла из дома.

– Почему же нельзя было выйти пораньше?

– Выходить пораньше было тоже поздно, голубчик…

~ ~ ~

Бывает взаимная любовь. У нас с Завадским взаимная нелюбовь. Но мне лучше то, что есть.

~ ~ ~

Услышав, как актеры судачат о том, что у них с Юрием Завадским идет непрерывная война, Фаина Раневская задумчиво нахмурилась:

– Скажите, а всякие там конвенции не отменили?

– Какие конвенции, Фаина Георгиевна?

– Ну, военные, по поводу пленных…

– Нет, а почему вы спрашиваете?

– Если я одержу победу, мне же Завадского содержать придется.

Немного подумав:

– Может, проиграть? Пусть он меня содержит, у него кошелек толще.

~ ~ ~

Завадский, утомленный спором с Фаиной Раневской, машет рукой:

– Ладно, пусть будет по-вашему!

Та торжествующе:

– Поздно, я уже передумала!

~ ~ ~

Я очень добрая. Я даже могу простить Завадского за то, в чем он не виноват».

~ ~ ~

– Мне нужно в магазин, – заявила во время одной из репетиций Фаина Раневская.

– Что-то срочное, Фаина Георгиевна?

– Да, хочу купить брюки.

– Вы же не носите брюки.

– Вчера Юрий Александрович Завадский сказал, что если он увидит меня в брюках, то непременно получит инфаркт. Ради этого стоит их надеть.

~ ~ ~

С Завадским трудно. Если я молчу, он тут же воображает, что он прав. Если спорю – считает что дважды прав.

~ ~ ~

Известно, что Юрий Александрович Завадский был женат несколько раз.

В том числе, его женой была актриса Вера Марецкая[4 - Вера Петровна Марецкая (1906–1978) – советская, российская актриса театра и кино. Народная артистка СССР (1949). Герой Социалистического Труда (1976). Лауреат четырех Сталинских премий (1942, 1946, 1949, 1951).]. Раневская не упускала случая съязвить по этому поводу:

Завадский предпочел видеть Верку на сцене, – говорила Фаина Георгиевна. – Наверное, дома по утрам она представляет неприглядное зрелище.

~ ~ ~

Была женой Юрия Александровича и великая балерина Галина Уланова.

– Завадский не вынес болтливых актрис и выбрал себе в жены балерину, чтобы молчала, – заявила Раневская.

~ ~ ~

Юрий Завадский очень любил проводить своеобразные лекции об актерской игре в частности и о театре в целом. Не ходить на них считалось рискованным. Актеры боялись режиссерского гнева.

Однажды, после очередной длинной и скучной лекции, Завадский вдруг обратил внимание на непривычно притихшую Раневскую:

– Фаина Георгиевна, что-то вас давно не слышно…

– Это чтобы умнее казаться. Те, кто молчат, всегда умнее выглядят. Вы брали бы пример…

~ ~ ~

Коллега Фаины Георгиевны, актер страшно переживал, услышал ли Завадский, что он сказал. Раневская обнадежила молодого человека.

– Не услышал. Завадский никогда не слышит, если говорят не о нем.

~ ~ ~

– Это ваши слова, Фаина Георгиевна?! – возмутился по какому-то поводу Завадский.

– Нет, я их взяла взаймы.

~ ~ ~

– Завадский опорочил меня перед потомками, – заявила как-то Фаина Георгиевна.

– Чем, Фаина Георгиевна?

– Он – гениальная сволочь. Но потомки, к сожалению, забудут, что он – сволочь, зато будут помнить, что гениальная. А если гений не дает роли Раневской, значит, Раневская – говно.

~ ~ ~

Во время одной из репетиций Завадский услышал, как Раневская говорит о нем:

– Юрий Александрович очень любит, чтобы ему говорили правду в лицо, даже если после подобных откровений правдолюбца уволят.

– Я же вас не уволил, Фаина Георгиевна, – заметил режиссер.

– Боитесь, что я уйду и скажу эту правду в другом месте.

~ ~ ~

Завадский воскликнул в отчаянии:

– Публика просто не способна понять замысел этого спектакля!

Раневская тут же посоветовала:

– Поменяйте публику.

Завадский ехидно:

– Посоветуйте как.

– Напишите на афише: «Спектакль только для тех, кто способен понять». Будет аншлаг, все решат, что признаваться в неспособности неприлично.

~ ~ ~

– Если Завадский умрет, я умру тоже.

– Почему, Фаина Георгиевна? Вы так его любите?

– Не от тоски, от избытка желчи. Мне не на кого будет ее изливать.

~ ~ ~

Я не помню случая, чтобы кому-нибудь удалось оказаться сверху Завадского.

~ ~ ~

Иногда Юрий Александрович ведет себя не как мужчина, а как склочница из коммунальной квартиры.

~ ~ ~

Завадский – вытянутый в длину лилипут.

~ ~ ~

Была у Завадского жена – Уланова. Слава богу, у нас не танцевала.

~ ~ ~

Кончаю мое существование на помойке, то есть в театре Завадского.

~ ~ ~

Театр – невыносимая пошлость во главе с Завадским.

~ ~ ~

Творческие поиски Завадского охарактеризовывались Раневской не иначе, как «капризы беременной кенгуру».

~ ~ ~

Раневская постоянно опаздывала на репетиции. Наконец, у Завадского лопнуло терпение и он попросил актеров не замечать актрису, когда она в очередной раз опоздает.

Вбежав в репетиционный зал, Раневская поприветствовала коллег:

– Здравствуйте.

Молчание.

– Здравствуйте, – повторила Фаина Георгиевна громче, но ответа не услышала.

– Здравствуйте.

Ноль внимания.

– Ах нет никого?! Тогда пойду поссу.

~ ~ ~

Наблюдая за происходящим на сцене Юрий Александрович не выдержал и заорал:

– Фаина Георгиевна! Вы своими находками «сожрали» весь мой замысел!

– То-то у меня чувство, как будто я говна наелась, – достаточно громко пробурчала Раневская.

– Вон из театра! – крикнул мэтр.

Подойдя к авансцене, Фаина Георгиевна ответила:

– Вон из искусства!!

~ ~ ~

Юрий Александрович Завадский любил не только читать лекции, но и организовывать мастер-классы по актерскому мастерству, точнее по своему видению театра. Фаина Георгиевна не любила эти мероприятия, считая их пустой тратой времени. В который раз заметив, что Раневская не пытается скрыть зевоту, режиссер начал укорять актрису:

– Фаина Георгиевна, как же так? Я говорю, а вы зеваете!

– Не смущайтесь, – заявила Раневская. – Я всегда зеваю, когда мне очень интересно.

~ ~ ~

Завадский:

– Фаина Георгиевна, почему вы меня не слушаете?

Раневская:

– Чтобы не появилось желание возражать.

~ ~ ~

Завадский:

– Наша позиция твердая! Раневская:

– Но гибкая.

~ ~ ~

Услышав о Завадском, что тот страшно злопамятный и никогда никому ничего не прощает, Фаина Раневская возразила:

– Неправда! Себя он прощает всегда.

~ ~ ~

Как-то Юрий Александрович Завадский, который только что к своему юбилею получил звание Героя Социалистического Труда, опаздывал на репетицию. Ждали долго. Наконец, не выдержав, Раневская спросила с раздражением:

– Ну и где же наша Гертруда?

~ ~ ~

Есть перпетум мобиле, а Юрий Александрович – перпетум кобеле.

~ ~ ~

Он умрет от расширения фантазии.

~ ~ ~

Делая скорбную мину, Раневская замечала: «В семье не без режиссера».

~ ~
Страница 5 из 8

~

…С упоением била бы морды всем халтурщикам, а терплю. Терплю невежество, терплю вранье, терплю убогое существование полунищенки, терплю и буду терпеть до конца дней. Терплю даже Завадского.

~ ~ ~

– Ох, вы знаете, у Завадского такое горе! – Какое горе? – Он умер.

~ ~ ~

Во время репетиции Юрий Александрович Завадский обиделся на актеров из-за какой-то ерунды, не сдержался, накричал, выбежал из репетиционного зала, хлопнув дверью и бросив:

– Пойду повешусь!

Все были подавлены. В тишине раздался спокойный голос Раневской:

– Юрий Александрович сейчас вернется. В это время он всегда ходит в туалет.

~ ~ ~

Завадскому дают награды не по способностям, а по потребностям. У него нет только звания «Мать – героиня».

~ ~ ~

Когда у Раневской спрашивали, почему она не ходит на мастер-классы и лекции Завадского о профессии актера, Фаина Георгиевна отвечала:

– Я не люблю мессу в бардаке.

~ ~ ~

– Доктор, в последнее время я очень озабочена своими умственными способностями, – жаловалась Фаина Георгиевна.

– А в чем дело, дорогая моя? Каковы симптомы?

– Очень тревожные: все, что говорит Завадский кажется мне разумным.

~ ~ ~

Отзывчивость никогда не была сильной стороной режиссера Юрия Александровича Завадского. Притворяться же он не хотел и не любил. Когда однажды на гастролях у Фаины Георгиевны случился сердечный приступ, Завадский лично отвез актрису в больницу и ожидал в коридоре, пока несчастной сделают укол. На обратном пути в театр режиссер поинтересовался:

– Что они сказали, Фаина?

– Что, что… Грудная жаба[5 - Стенокардия, грудная жаба – болезненное ощущение, чувство дискомфорта за грудиной.], – пробурчала Фаина Георгиевна.

– Какой ужас! – воскликнул Завадский. – Грудная жаба!

Но уже через минуту, засмотревшись на пейзаж за окном автомобиля, стал напевать:

– Грудная жаба, грудная жаба.

~ ~ ~

– Вы знаете, что снится Завадскому? – спрашивала коллег Раневская. И тут же отвечала на свой вопрос. – Ему снится, что он уже похоронен в Кремлевской стене.

~ ~ ~

Завадский родился не в рубашке, а в енотовой шубе. У других во рту была серебряная ложка. У Завадского был половник.

~ ~ ~

Завадский уцененный Мейерхольд.[6 - Всеволод Эмильевич Мейерхольд (1874–1940) – русский советский театральный режиссер, актер и педагог. Народный артист РСФСР (1923).]

~ ~ ~

Завадский – маразматик – затейник.

~ ~ ~

Фаина Раневская часто говаривала, что Завадский простудится только на её похоронах.

~ ~ ~

– В зрительном зале нужно поменять кресла, – заявила Фаина Георгиевна.

– Это еще зачем? – подозрительно прищурился Завадский.

– Подголовники нужны высокие.

– Фаина Георгиевна, с задних рядов и без того сцену плохо видно.

– Еще одна производственная пьеса, и в театр будут ходить только те, кому дома выспаться не дают. А спать удобнее с подголовником.

~ ~ ~

– Вчера была приятно удивлена.

Зная, что накануне Фаина Раневская ходила на спектакль в другой театр, Завадский несколько ревниво поинтересовался:

– Чем это?

– Оказывается, бывает хуже, чем у нас.

~ ~ ~

– Дурной характер Завадского куда тяжелее моего!

– Ты уверена, Фаина? – засомневалась Вера Марецкая.

– Конечно! Я свой переношу легко, а его – трудно.

~ ~ ~

– Куда поедет отдыхать Завадский, когда возьмет отпуск? – поинтересовалась Раневская.

– Кажется, в Крым, – отмахнулась Марецкая. – А тебе зачем?

– Хоть бы раз поехал в местный санаторий.

– Зачем? – снова спросила Марецкая.

– Крым мне не по карману, а в санатории я бы ему отпуск испортила с удовольствием.

~ ~ ~

Завадский посредственному актеру:

– Вашей игрой недовольна добрая половина зрителей!

Раневская поддержала:

– А что уж говорить о злой…

Фаина Раневская. Между нами, девочками

В минуты откровения Фаина Георгиевна призналась известному телеведущему, писателю Глебу Скороходову в том, что у нее нет подруг. Раневской претили женское легкомыслие, глупость. Она то и дело посмеивалась над коллегой, актрисой Любовью Орловой, имеющей слабость к нарядам. А посмеиваясь, страдала: «Одежду ношу старую, всегда неудачную. Урод я». И снова на выручку приходило чувство юмора.

~ ~ ~

Слушая восторженную речь какой-то актрисы, Фаина Георгиевна заметила:

– Боже мой! Она же сейчас захлебнется, не успеем откачать!

~ ~ ~

Утром, заламывая руки:

– Это ужасно, ужасно!

– Что именно, Фаина Георгиевна?

– Мне приснилось, будто я гуляю по Красной площади абсолютно голая, в одной шляпке. А все глазеют и глазеют.

– О боже! Голая!

Раневская махнула рукой:

– Причем здесь это? Шляпка была совершенно старомодной.

~ ~ ~

Однажды Фаина Георгиевна застала молоденькую актрису в слезах:

– Он отверг меня, – пожаловалась страдалица.

Раневская успокоила:

– Не переживайте, милочка, люди обычно отказываются от слишком дорогих вещей, которые не могут себе позволить.

Тихонько себе под нос:

– …или от всякой дряни…

~ ~ ~

Раневская в образе Маргариты Львовны посмотрела на себя в зеркало и произнесла:

– Да, красота страшная сила!

А после тихонько добавила:

– …а ее отсутствие еще страшнее.

~ ~ ~

Надоевшей актрисе:

– Вы – счастье, которого всегда в совершенном избытке.

~ ~ ~

Марецкая об общей знакомой:

– Слава богу, хоть к старости поумнела!

Раневская в ответ:

– Не поумнела, а просто стала осторожнее. Кроме того, она стала хуже слышать, а потому, на всякий случай, соглашается.

~ ~ ~

– Женская логика и правда ущербна, по крайней мере, в отношении мужчин.

– ?!

– Сначала старательно не замечают недостатков, потом влюбляются в это черт-те что, выходят за него замуж, десяток лет перевоспитывают, а потом рыдают, что вышли замуж не за того.

~ ~ ~

– У меня неприятность, – заявила Раневская домработнице.

– Что случилось?

– Приснился Аполлон…

– Какой еще Аполлон?

– Бельведерский!

– И что?

– Только он подошел ко мне… и тут вы со своими дурацкими вопросами!

~ ~ ~

– Фаина Георгиевна, у вас хорошая память?

– Не жалуюсь, милочка. Особенно в том, что касается чужих недостатков и своих достоинств.

~ ~ ~

– Столько гадости написала в письме, столько гадости… – бормотала Фаина Раневская.

– Почему не зачеркнули, Фаина Георгиевна? – спросили актрису.

– Чернила закончились.

– А зачем отправили?

– Не пропадать же откровениям.

~ ~ ~

– Фаина Георгиевна, а вы в кого-нибудь влюблены?

Сказать, что в Качалова[7 - Василий Иванович Качалов (1875–1948) – ведущий актер труппы Станиславского, один из первых народных артистов СССР (1936).] или Станиславского[8 - Константин Сергеевич Станиславский (1863–1938) – русский театральный режиссер, актер, педагог, реформатор театра. Создатель знаменитой системы, которая более века пользуется огромной популярностью в России и в мире. Народный артист СССР (1936). Основатель Московского общества искусства и литературы (1888). Один из основателей Московского Художественного театра (1898).], которых давно нет на свете, сочтут чокнутой. А потому Раневская ответила:

– В себя. Хоть и говно, зато знакомое с детства.

~ ~ ~

Сидя в гримуборной, дамы принялись обсуждать, что больше всего приводит к морщинам. Вспомнили все, что только можно: гримасничество, плохой грим, пересушенную кожу, неумелый массаж…

– Фаина
Страница 6 из 8

Георгиевна, а вы как считаете, что приводит к морщинам?

– Жизнь, – невозмутимо ответила Раневская.

~ ~ ~

Актриса, обиженная очередной насмешкой Раневской, спросила Фаину Георгиевну:

– А если бы над вами попробовали посмеяться?!

– Я бы ответила.

~ ~ ~

На вопрос: «Как отделаться от поклонника?», Фаина Георгиевна предложила:

– А вы в него влюбитесь и начните преследовать.

Вера Марецкая, присутствовавшая при разговоре, возразила:

– Ничего хорошего! Влюбится, а он из-за её преследований сбежит. Тогда что?

Раневская гнула свою линию:

– Тогда придется срочно разлюбить.

– Так не проще ли преследовать не влюбляясь?

– Нет, милочка, преследовать без любви пошло, меркантильно…

~ ~ ~

Раневская, разглядывая снимки:

– Черт-те что! Раньше снимать умели… Даже у вас десять лет назад я выходила куда лучше.

~ ~ ~

Раневскую попытались убедить в необходимости присутствовать на каком-то скучнейшем заседании. Она, потупив глаза, произнесла басом:

– Не могу, у меня сегодня свидание…

Собеседник на несколько мгновений потерял дар речи, а опомнившись, поинтересовался.

– С кем?

– С самой собой. И я не могу ни пропустить, ни опоздать. Извините, голубчик.

~ ~ ~

На одной из репетиций Юрий Александрович Завадский крикнул молоденькой актрисе, которая еле слышно произносила реплики на сцене.

– Голос, где голос?! Вас никто из сидящих дальше первого ряда не услышит!

Раневская пожала плечами:

– При таких ножках кто ее будет слушать?

~ ~ ~

Завадский возмущенно:

– Фаина Георгиевна, я не понимаю эту вашу женскую логику.

– Куда вам, вы же мужчина…

~ ~ ~

Завадский в сердцах:

– Невозможно заставить двух женщин согласиться друг с другом!

Раневская:

– Ну почему же? Предложите им обсудить третью…

~ ~ ~

Знакомая Фаины Георгиевны поделилась с актрисой своей озабоченностью:

– Достала сапоги, не знаю, как их уберечь, чтобы и на будущий год хватило.

Раневская посоветовала:

– А вы в них не ходите, вы их носите, чтобы все видели, что они есть, но сами сапоги не изнашивались.

(В те годы «раздобыть», «достать» означало с трудом купить то, чего давно нет в магазинах.)

~ ~ ~

У мамаш все дети лапочки и гении, а отцы этих гениев поголовно сволочи и идиоты.

~ ~ ~

Актриса, побывавшая за рубежом, со смятением в голосе делилась своими впечатлениями:

– Там женщины раздеваются в кабаре за деньги.

– Фаина Георгиевна, а вы бы смогли раздеться перед публикой за деньги? – тут же поинтересовался кто-то.

Раневская подумала и грустно произнесла:

– К сожалению, милочка, у меня нет таких денег, чтобы заманить публику на подобное представление.

~ ~ ~

– Фаина Георгиевна, в чем секрет женской привлекательности?

– В основном, в глупости.

– Вы считаете, что мужчины предпочитают глупеньких женщин?

– Нет, но только глупенькие женщины пытаются привлечь мужчин при помощи каких-то секретов.

~ ~ ~

Сосед Фаины Раневской пожаловался актрисе на бесконечные недомогания супруги, мол, она только и делает, что ищет у себя какие-то заболевания.

– Все очень просто, голубчик, скажите, что это признаки старости. Все недомогания как рукой снимет.

~ ~ ~

В гримуборной шел разговор об одной небезызвестной актрисе, а именно о том, любит ли она мужа, верна ли ему.

– Любит! – заявила одна из участниц обсуждения.

Раневская не могла не согласиться:

– Любит. Она вообще мужчин любит.

~ ~ ~

Фаина Георгиевна советовала Геннадию Бортникову, которому не давала прохода девушка:

– Чтобы отвязаться от назойливой поклонницы, скажите ей, что она похожа на свою подругу.

– А если не поможет?

– Тогда скажите, что похожа на меня.

~ ~ ~

– Не могу перестать витать в облаках и мечтать о встрече с ним. Что мне делать? – спросила у Фаины Георгиевны знакомая.

Раневская посоветовала:

– В зеркало посмотри.

~ ~ ~

У нее много серого вещества в голове, но это не мозг, а просто каша из непереваренных сплетен.

~ ~ ~

Вчера Любовь Орлова прекрасно выглядела, на ней был костюм цвета кофе с молоком и двумя ложками сахара…[9 - Любовь Петровна Орлова (1902–1975) – советская актриса театра и кино, пианистка, певица, танцовщица. Лауреат двух Сталинских премий первой степени (1941, 1950). Народная артистка СССР (1950).]

~ ~ ~

Сидя перед зеркалом, Раневская и Марецкая отметили, что в последнее время обе значительно постарели и это не лучшим образом сказалось на их внешности. Раневская:

– Раньше смотрела в зеркало в гримерке и видела молодую девушку, которую нужно загримировать в старуху. А сейчас вижу старуху, которую и гримировать не нужно.

Марецкая:

– А у меня наоборот. Раньше видела молодую девушку, которой грим не нужен, а теперь вижу старуху, которую нужно раскрасить, как молодую.

~ ~ ~

Верка Марецкая очень скромная. Она никогда не перебивает тех, кто ее хвалит.

~ ~ ~

У всех есть «приятельницы», у меня их нет и не может быть. Вещи покупаю, чтобы их дарить. Одежду ношу старую, всегда неудачную. Урод я.

~ ~ ~

Бывают полные дуры, а бывают худые…

~ ~ ~

Быть Любовью Орловой очень трудно. Она икона, а к иконе каждый норовит приложиться.

~ ~ ~

– Фаина Георгиевна, как полагаете, какие женщины самые привлекательные?

– Те, у которых мужья в командировке.

~ ~ ~

– Любовь Орлова никогда не жалуется, что у нее что-то плохо, – восторженно отозвалась о Любови Петровне начинающая актриса.

Раневская:

– Правильно, не хочет никого радовать.

~ ~ ~

По поводу очень худой женщины:

– Глядя на нее, я начинаю верить, что Ева создана из ребра Адама…

~ ~ ~

– Ах, Фаина, дорогая, как я вам завидую! – щебетала актриса, служившая в одном театре с Фаиной Раневской.

– Ваша зависть мне льстит, – ответила Фаина Георгиевна.

~ ~ ~

О знакомой:

– Она пышет злобой, как здоровьем.

~ ~ ~

Ей так идут ее недостатки, что о достоинствах даже забываешь.

~ ~ ~

Я, конечно, ягодка, но уже только для варенья.

~ ~ ~

– Женщины в процессе эволюции продвинулись дальше мужчин.

– В чем именно, Фаина Георгиевна?

– Мужчины, всего лишь, способны говорить часами, а женщины еще и умеют и желают делать это.

~ ~ ~

Домработница, утром, обнаружив Раневскую лежащей на диване:

– А чего это вы лежите, когда давно день? Та, выпустив кольцо дыма, философски:

– Счастья жду…

– Лежа-то чего?

– Сидя ждать устала.

~ ~ ~

Зрение у женщин, милочка, удивительная вещь. Оно становится ни к черту, если смотришь на свои морщины перед зеркалом в гримерке, и резко улучшается, если замечаешь морщинки у кого-то другого, играющего на плохо освещенной сцене. Даже, если ты сидишь в последнем ряду.

~ ~ ~

Некрасивая… некрасивая… Зато больше вероятности безгрешной в рай попасть…

~ ~ ~

Об очень полной женщине:

– У нее любимое занятие – есть пирожные под утреннюю гимнастику по радио.

~ ~ ~

Эмансипация – глупость! Рассказывать мужчинам, что женщины их умнее, действительно глупо. Какая же умная женщина выдает свои секреты?

~ ~ ~

– Фаиночка, тебе не надоели вопросы об отсутствии мужа? Столько нетактичных людей вокруг! – спросила знакомая у Раневской.

– Да, действительно, нетактично так открыто завидовать…

~ ~ ~

– Милочка, вас так волнуют слухи о множестве ваших любовников, потому что это всего лишь слухи?

~ ~ ~

– Женщина должна быть либо красивой, либо
Страница 7 из 8

умной!

– Почему, Фаина Георгиевна?

– Смесь красоты и ума мужчинам не одолеть.

~ ~ ~

Женщины выходят замуж, чтобы не быть одинокими по вечерам, и разводятся по этой же причине.

~ ~ ~

Услышав о драке, Фаина Георгиевна отметила:

– Кулаки – это удел мужчин. Женщины справляются безо всякого оружия, языком. Сплетня сильнее танков и ракет.

~ ~ ~

– Фаина Георгиевна, говорят, что женщины живут дольше мужчин.

– За всех ручаться не могу, но вдовы– точно.

~ ~ ~

Услышав в докладе пафосную фразу: «Скромность, украшающая человека…», Фаина Георгиевна произнесла басом на весь зал:

– Бижутерия.

Докладчик:

– Что?

Раневская пояснила:

– Скромность, украшающая человека – бижутерия.

~ ~ ~

– Статистика утверждает, что женщины живут дольше мужчин лет на пять…, – читая газету, объявила Марецкая.

Раневская согласилась:

– Конечно, именно столько они постоянно отнимают от своего возраста, когда его называют.

~ ~ ~

Женщины верны всегда, только не всегда одному и тому же мужчине.

~ ~ ~

– N предусмотрительная, всегда надевает на прием к окулисту новое белье.

– Зачем?

– А вдруг он окажется нахалом?

~ ~ ~

Балерина, сморщив носик:

– Фаина Георгиевна, ну что вы все «жопа» да «жопа»…

– А как надо?

– Сказали бы «пятая точка»…

– Это у вас, милочка, точка, а у меня жопа.

~ ~ ~

Женщины никогда не делятся сплетнями, они их размножают.

~ ~ ~

– Есть что-нибудь общее в мужских и женских компаниях?

– Есть, – ответила Раневская. – И там, и там говорят о женщинах.

~ ~ ~

– Женская логика действительно непостижима.

– Отчего же, Фаина Георгиевна?

– Женщины не желают и даже боятся походить друг на друга и при этом носят совершенно одинаковые модные вещи.

~ ~ ~

Кокетливая молодая актриса:

– Не понимаю, зачем вообще нужна женская эмансипация?

Раневская с усмешкой:

– Чтобы мужчинам было с чем бороться…

~ ~ ~

– Фаина Георгиевна, какой возраст для женщины самый лучший?

– Неделя.

– Почему?

– Можно еще фантазировать, что будет красавица, умница, глазки будут большие, ножки – стройные, фигура – хорошая… А потом из этой мечты получается дура с поросячьими глазками и толстой жопой…

~ ~ ~

– Женщинам не следует бояться возраста. Если ты интересна, то интересна в любом возрасте, а если нет, то нет.

– Но вы же сами называете преклонный возраст «проклятым».

– Вовсе не из-за мужчин. Просто старость сильно ограничивает возможности. Мне вот уже не сыграть Джульетту… Хотя… Я никогда и не хотела.

~ ~ ~

Наблюдая, как долго актриса наносит на лицо маску, как старательно расчесывает волосы и всячески прихорашивается, Фаина Георгиевна не выдержала:

– Милочка, вы так ухаживаете за собой, словно больше ухаживать за вами некому.

~ ~ ~

– Страдающие женщины делятся на две категории.

– На какие конкретно, Фаина Георгиевна?

– На тех, что уже нашли мужа, и тех, что пока ищут.

– А не страдающие?

– Эти в разводе.

– А вдовы?

– Этим обязательно нужно сунуть голову в петлю еще раз.

~ ~ ~

В перерыве между киносъемками молодые актрисы обсуждают, какие противозачаточные средства самые надежные. Интересуются мнением Раневской.

Та басом:

– Снотворные…

~ ~ ~

Собираясь после вечерних съемок на свидание, актриса театрально капризничает:

– Не знаю, стоит ли идти? У меня плохое настроение…

Раневская:

– Не бойтесь, милочка, оно не передается половым путем.

~ ~ ~

– У женщин две беды…

– Какие, Фаина Георгиевна?

– Зеркало и весы. Еще паспорт, но его хоть потерять можно…

~ ~ ~

Актриса сетовала, мол, одна подруга худая, другая тоже, а ей никак похудеть не удается. А ведь все диеты перепробовала.

Раневская посоветовала:

– Попробуйте иначе.

– Ну-ну, – собеседница ожидала получить новый рецепт, но услышала:

– Откормите подруг.

~ ~ ~

В доме отдыха, в номере у одной актрисы плохо закрывалась задвижка входной двери. Умоляя администратора исправить положение, актриса кокетливо поинтересовалась:

– А если меня украдут?

Присутствующая здесь же Раневская успокоила ее:

– Разглядят – вернут на место.

~ ~ ~

Раневская советовала, как отомстить мерзкому соседу, паркующему свою машину так, что пройти мимо просто невозможно:

– Прикрепите к стеклу записку: «Спасибо за сумасшедшую ночь, дорогой!»

– И что?

– У него жена ревнивая, пару раз такие записки увидит, и ему достанется, и машину больше ставить куда не следует не будет.

~ ~ ~

Талантливый график, давний друг Фаины Георгиевны Раневской Александр Александрович Румнев частенько приходил домой к актрисе, подолгу и допоздна засиживался с ней в её полутемной комнате, рисовал, рассказывал что-нибудь интересное. По мнению домработницы Раневской Лизы, обстановка была интимная. Однажды девушка не выдержала:

– Фаина Георгиевна, что же это такое? Ходить, ходить, на кровать садится, а предложение не делает…

~ ~ ~

Фаина Раневская с нескрываемым удовольствием изображала, как её домработница Лиза, собираясь на свидание, часами обзванивала своих подруг. «Маня, у тебе бусы есть? Нет? Пока», «Нюра, у тебе бусы есть? Нет? Пока».

– Для чего тебе понадобились бусы? – недоумевала Фаина Георгиевна.

– А шоб кавалеру было шо крутить, пока мы в кино сидим, – отвечала Лиза.

~ ~ ~

В моем тучном теле сидит очень даже стройная женщина, но ей никак не удается выбраться наружу. А учитывая мой аппетит, для нее, похоже, это пожизненное заключение.

~ ~ ~

Удивительно, – размышляла Раневская. – Когда мне было двадцать лет, я думала только о любви. Теперь же я люблю только думать.

~ ~ ~

– N относится ко мне, как к собаке, – жаловалась Фаина Раневская. – Даже хуже! У собаки есть меховое манто, а мне о нем приходится только мечтать.

~ ~ ~

Женщины – не слабый пол, слабый пол – это гнилые доски.

~ ~ ~

Милочка, если хотите похудеть – ешьте голой и перед зеркалом.

~ ~ ~

Вторая половинка есть у мозга, жопы и таблетки. А я изначально целая.

~ ~ ~

Я социальная психопатка. Комсомолка с веслом. Вы меня можете пощупать в метро. Это я там стою, полусклонясь, в купальной шапочке и медных трусиках, в которые все октябрята стремятся залезть. Я работаю в метро скульптурой. Меня отполировало такое количество лап, что даже великая проститутка Нана могла бы мне позавидовать.

~ ~ ~

Пусть это будет маленькая сплетня, которая должна исчезнуть между нами.

~ ~ ~

Однажды на съемках постоянный гример Фаины Георгиевны то ли заболел, то ли просто не пришел. После грандиозного скандала, Раневская согласилась на другого гримера – робкую, скромную, только окончившую институт девушку. Трясясь и робея, новенькая приблизилась к артистке. Очевидно, желая ее подбодрить, Раневская решила поговорить с девушкой о жизни.

– Замужем? – спросила она.

– Нет…, – робко пропищала девушка.

– Хорошо! – одобрила Фаина Георгиевна. – Вот помню, когда в Одессе меня лишали невинности, я орала так, что сбежались городовые!

~ ~ ~

…Сумочка для женщины – часть ее тела.

~ ~ ~

– Однажды я забыла люстру в троллейбусе, – вспоминала Раневская. – Новую, только что купленную. Загляделась на кого-то и так отчаянно кокетничала, что вышла через заднюю дверь без люстры: на одной руке сумочка, другая была занята воздушными поцелуями…

~ ~ ~

– У вас такой чудный
Страница 8 из 8

румянец!

– Оставьте, какой же это румянец? Это чудеса науки и техники – румянец из Парижа.

~ ~ ~

«Помню, как-то приехала в маленький провинциальный городок – еще очень молодая, очень гордая тем, что у меня в кармане настоящий контракт. Оставив багаж на вокзале, я решила до театра пройти пешком, чтобы познакомиться с местом, где мне предстояло играть. Шла медленно, рассматривая дома и витрины. И вот стала замечать, что прохожие, главным образом мужчины, обращают на меня внимание: провожают долгими взглядами, оглядываются, многозначительно перемигиваются. «О, в этом городе умеют ценить красоту, – подумала я не без иронии. – Здесь можно рассчитывать на успех». И что же? Когда я наконец вошла в театр, актеры, встретившие меня в вестибюле, сказали, что у меня сзади распоролась юбка и мое кружевное исподнее оказалось наружу».

~ ~ ~

Как-то раз Фаина Георгиевна ехала в лифте с артистом Геннадием Бортниковым[10 - Геннадий Леонидович Бортников (1939–2007) – советский актер театра и кино. Народный артист Российской Федерации (1992).] и лифт застрял. Только спустя сорок минут их освободили.

– Ну вот, Геночка, – изрекла Раневская, – теперь вы обязаны на мне жениться! Иначе вы меня скомпрометируете. Бортников годился Раневской во внуки.

~ ~ ~

Раневская часто заходила в буфет и покупала конфеты или пирожные. Не для себя. С ее страшным диабетом сладкое актрисе было противопоказано. Пирожные и конфеты она покупала, чтобы угостить кого-нибудь из друзей-актеров. Однажды в буфете она подошла к актрисе Варваре Сошальской[11 - Варвара Сошальская-Розалион (1907–1992) – советская актриса театра и кино. Заслуженная артистка РСФСР (1939), народная артистка РСФСР (1971).]:

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/faina-ranevskaya/anekdoty-i-tosty-ot-ranevskoy/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Примечания

1

Юрий Александрович Завадский (1894–1977) – советский актер и режиссер, педагог. Народный артист СССР (1948). Лауреат Ленинской (1965) и двух Сталинских премий (1946, 1951). Герой Социалистического Труда (1973).

2

Аркадий Исаакович Райкин (1911–1988) – выдающийся советский актер театра, эстрады, кино, конферансье, театральный режиссер, юморист. Народный артист СССР (1968) Герой Социалистического Труда. Лауреат Ленинской премии (1980).

3

Галина Сергеевна Уланова(1909–1998) – русская советская балерина, балетный педагог. Народная артистка СССР (1951). Дважды Герой Социалистического труда (1974, 1980). Лауреат Ленинской (1957) и четырех Сталинских (1941, 1946, 1947, 1950) премий. Самая титулованная и более всех награжденная среди всех народных артистов СССР.

4

Вера Петровна Марецкая (1906–1978) – советская, российская актриса театра и кино. Народная артистка СССР (1949). Герой Социалистического Труда (1976). Лауреат четырех Сталинских премий (1942, 1946, 1949, 1951).

5

Стенокардия, грудная жаба – болезненное ощущение, чувство дискомфорта за грудиной.

6

Всеволод Эмильевич Мейерхольд (1874–1940) – русский советский театральный режиссер, актер и педагог. Народный артист РСФСР (1923).

7

Василий Иванович Качалов (1875–1948) – ведущий актер труппы Станиславского, один из первых народных артистов СССР (1936).

8

Константин Сергеевич Станиславский (1863–1938) – русский театральный режиссер, актер, педагог, реформатор театра. Создатель знаменитой системы, которая более века пользуется огромной популярностью в России и в мире. Народный артист СССР (1936). Основатель Московского общества искусства и литературы (1888). Один из основателей Московского Художественного театра (1898).

9

Любовь Петровна Орлова (1902–1975) – советская актриса театра и кино, пианистка, певица, танцовщица. Лауреат двух Сталинских премий первой степени (1941, 1950). Народная артистка СССР (1950).

10

Геннадий Леонидович Бортников (1939–2007) – советский актер театра и кино. Народный артист Российской Федерации (1992).

11

Варвара Сошальская-Розалион (1907–1992) – советская актриса театра и кино. Заслуженная артистка РСФСР (1939), народная артистка РСФСР (1971).

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.