Режим чтения
Скачать книгу

Азиатское притяжение читать онлайн - Олеся Новикова

Азиатское притяжение

Олеся Новикова

Успешное офисное восхождение со стула на стул: от агента по продажам до руководителя отдела – никак не предвещало, что я когда-нибудь слезу с «иглы» и решусь на авантюру. Но такой момент настал. Недоумение и страхи друзей и знакомых («а как же так?», «хорошая же работа», «а что потом?») уже не могли меня остановить – я отправилась в большое путешествие навстречу мечте: шесть месяцев с рюкзаком по пяти странам в двадцать три года.

Олеся Новикова

Азиатское притяжение

Об авторе

Олеся Новикова – специалист по продажам, тревел-журналист, писатель, тренер, автор и ведущая проекта re-self.ru.

Родилась на Камчатке, где до двадцати трех лет строила карьеру в рекламном отделе местной газеты. Пока однажды не развернула свою жизнь на сто восемьдесят градусов. Написав заявление по собственному желанию, она отправилась в первое самостоятельное путешествие – в сторону экватора. Навстречу заветной мечте.

От автора

Посвящается моей маме

Успешное офисное восхождение со стула на стул: от агента по продажам до руководителя отдела – никак не предвещало, что я когда-нибудь слезу с «иглы» и решусь на авантюру. Но такой момент настал. Недоумение и страхи друзей и знакомых («а как же так?», «хорошая же работа», «а что потом?») уже не могли меня остановить – я отправилась в большое путешествие навстречу мечте: шесть месяцев с рюкзаком по пяти странам в двадцать три года.

Это было в 2007 году.

Тогда я искренне думала, что отправляюсь в путешествие по Азии – исследовать мир, познавать страны, открывать новые горизонты в буквальном смысле, а оказалось, что мои намерения обретут еще и метафорическое значение – сегодня, спустя семь лет, я могу с уверенностью сказать, что это была не просто поездка по экзотическим уголкам Земли, а экспедиция по неизведанным граням собственной натуры: первая «вылазка» внутрь себя, которая послужила полной перестройке моего мировоззрения и фундаментом для многих преобразований в жизни.

Собирая рюкзак, я не планировала писать книгу, во всяком случае, не оставляла таких деклараций ни знакомым, ни самой себе, как этим любят злоупотреблять многие начинающие путешественники. Я даже не вела отчеты в дороге. Были лишь письма маме, сохранившие все краски расстилающегося передо мной мира.

Но по возвращении меня ждал неожиданный факт – друзья слушали подробности моих приключений, хоть и с восторгом, но абсолютно без прикладного интереса. Как будто смотрели передачу «Вокруг света», только с моим участием. Никому подобный жизненный сюжет для личного воплощения был не нужен.

А мне хотелось поделиться. Очень хотелось. Но не пейзажами, не храмами, не качеством пляжей и не образом культуры местных жителей. Куда важнее было то, что это реально — взять и поехать в двадцать с небольшим путешествовать по Азии. В одиночку. По земле. От Китая до Борнео. Даже если ты девушка. Даже если ты девушка, которая живет на Камчатке. Даже если ты девушка, которая очень боится.

Многие мои «глубокие умозаключения» перед стартом на поверку оказались пустышками, я просто обязана была дать ответы, раз мир позволил мне их увидеть. Наверное, где-то есть молодая жизнь, которая так же мечтает увидеть мир, но ее обступили со всех сторон многочисленные «а что если?». Как рассказать ей, что все реально и проще, чем кажется? Как достучаться до самого сердца?

Единственное сердце, которое у меня было под рукой, – мое собственное. К нему я и решила прокладывать путь. Писать для себя в двадцать лет.

Так появилась книга, которую я не смогла найти перед стартом и в которой ответила самой себе на свой же вопрос из прошлого: «Можно ли путешествовать долго, самостоятельно и прямо сейчас (а не на пенсии)?»

Мне было важно поднять все ключевые вопросы через призму личного опыта: как, где, сколько, а главное – почему?

Почему бы не собраться в ближайшее время, вместо бесконечного ожидания «лучших времен»?

Всегда ваша Олеся Новикова, автор проекта re-self.ru 2014 год

Желание знакомиться с миром и однажды совершить настоящее путешествие было у меня всегда. Но оно могло бы так и пылиться на полке заветнонесбыточных мечтаний, если бы в один знойный день, когда я отдыхала от сумасшедшей гонки рабочих будней на белоснежном песке умиротворенного пляжа, меня не посетила пугающая своей наивностью мысль: «А ведь, можно поехать путешествовать. Только не на две недели, как сейчас, переплачивая турфирме и не видя страны, а самостоятельно – на полгода, например».

Так все и началось. Абсурдная идея завладела моей жизнью. Появилось необратимое азиатское притяжение.

Опыта самостоятельных путешествий я не имела, богатых родителей и спонсоров тоже. Смею предположить, что я вообще ничем особенным не отличалась. Работала, училась, развлекалась, влюблялась, расставалась, раз в год выезжала на две недели в отпуск, предварительно полгода собирая на это деньги. Хотя нет, одна особенность все-таки была – я жила на Камчатке. Очень далеко.

Тесное общение с Интернетом выявило два факта. Во-первых, я – неоригинальна в своих мечтах, во-вторых, всё давно уже придумали, и это здорово. Оказалось, ничего сверхъестественного в моем желании нет. Во всем мире распространено понятие «бэкпэкер», то есть вольный путешественник с рюкзаком за плечами. Более того, во многих странах развита целая инфраструктура для комфортного и бюджетного туризма без посредников. «А в Азии с этим совсем хорошо из-за низких цен», – будто специально уточнял Интернет, увеличивая силу притяжения.

В нашей стране бэкпэкерство и его атрибуты еще как-то не освоились. Вроде и хостелы в центре Москвы уже есть, и путеводителями все полки уставлены, и информации на тему самостоятельных поездок много, но массовой информированности нет. Я жила в вакууме, который смогла осознать, только попав в мир самостоятельных путешественников. Разве ездила бы я в многозвездочную Турцию или массовый Китай со своих первых отпускных, если бы знала, что можно ехать самостоятельно, дешевле и «молодежнее»? Просто никто никогда так не ездил, никто не говорил, что это возможно.

В сентябре 2007 года я написала заявление по собственному желанию, взяла академ в институте, попрощалась с друзьями, сделала новую стрижку, поменяла каблуки на трекинговые сандалии, а сумочку на рюкзак, и двинулась в путь – в сторону экватора. В компании самой себя.

В уме был маршрут на полгода: Китай – Лаос – Таиланд – Камбоджа – Малайзия – Сингапур – Индонезия. Жестких планов я не строила, обещаний не давала, поэтому сама не знала, куда это меня приведет.

Письмо 1-е

06.09.2007

Несмотря на обещанный дождь и ветер «до пятнадцати метров в секунду», как накануне передало злобное радио, меня провожало ясное небо, восходящее солнце и родные камчатские вулканы. «Друзья, я обязательно вернусь, чтобы еще раз подняться на одну из ваших вершин и задуматься о жизни в окружении запаха серы и дымящихся фумарол огромного кратера».

Полет прошел нормально. Самолет сел, а внизу ждала целая делегация людей в форме. Один из них сразу поднялся на борт с вопросом:

– Генералов довезли?

Стюардесса улыбалась, а из первого салона появилась группа довольных мужчин. Так бы сразу и сказали, что с нами генералы… Я
Страница 2 из 14

бы хоть по салону походила и к скрипу обшивки не прислушивалась. Генералов встречали черные машины у трапов, а меня приветствовал весь Хабаровск.

Уйти в никуда, или Навстречу мечте

Решение принято, вещи собраны – наступил момент сообщить коллегам и друзьям:

– Я ухожу, чтобы отправиться в путешествие.

Четыре года я упорно посещала офис и видела результаты. Все строилось шаг за шагом: агент – менеджер – начальник отдела. Одни считали мою карьеру лишь удачным стечением обстоятельств, другие – результатом моих усилий. Но решительно никто не ожидал, что я могу уйти. Не к конкурентам, не в декрет, а – в никуда. Такой вердикт вынесли мои знакомые, оценивая непонятный для них поступок.

Я была готова рассказать про маршрут, про страны, которые хочу увидеть, про экипировку и достопримечательности. Но это оказалось менее интересным, чем страшилки про дальние дали и неопределенное будущее молодых девушек со странными взглядами на жизнь.

– А что потом?

Этот вопрос задавал буквально каждый. Все считали своим долгом уточнить, как можно уволиться с хорошей работы ради непонятного события длиною полгода. Ответ про заветную мечту не удовлетворял, а других вариантов у меня не было. Пришлось делать вид, что я не понимаю глубины вопроса и смысла «потом», и отвечать стандартной формулировкой: «Все будет хорошо». Хотя, в принципе, я действительно не понимала всех этих «пПотом», потому что задала сама себе встречный вопрос: «А если я останусь работать на одном месте и не осуществлю свою мечту, что потом?» Ответа тоже не было. Видимо, вопрос про «потом» всегда будет риторическим.

Следующие вопросы можно было записывать для истории. Даже разделить на два раздела: банальные и оригинальные. Собственно, банальные звучали регулярно, практически от каждого знакомого, иногда по два раза.

– Ты нас бросаешь?

В хит-параде вопросов этот – номер один от коллег. Слово-то какое – «бросаешь». Мама меня не озадачила такими формулировками, зато некоторые коллеги восполнили пробел. Умные книги по психологии назвали бы это «манипуляционным вопросом, вызывающим чувство вины, которое надо непременно искоренять». Как хорошо, что я давно не читаю такую литературу и от невежества – ни чувства вины, ни необходимости с ним бороться.

– Как тебя мама отпускает?

Моя мама мне доверяет и поддерживает. Такое бывает.

– Тебе же за пол года Азия надоест?

Россия же не надоела за двадцать три с половиной года.

Оригинальные комментарии были неотразимы. Я бы никогда не поверила, что такое можно спрашивать на полном серьезе, а главное, что так можно думать, если бы не услышала это лично.

– Надо быть патриотом своей страны!

– Как тебя мама отпускает, ты же у нее одна?!

– Юго-Восточная Азия – очень опасный регион: Вьетнам, Афганистан, Австралия…

– Из-за этой поездки ты не купишь себе машину.

– Лучше бы ты сказала, что замуж выходишь!

– А что ты будешь там искать?

Получалось, что надо быть патриотом. Выйти замуж за соседа и родить много детей, чтобы одного не жалко было, если он вдруг путешествовать захочет. Купить машину и ездить по привычному кругу с комфортом. Во дворе – безопасно. А в путешествиях, действительно, что искать? Наверное, клад. Но мы, взрослые люди, и так знаем, что их не существует. Поэтому всем – замуж за соседа.

Я воздерживалась от каких-либо споров. Отвечать на чужие страхи, абсолютно ничем не подкрепленные, мне не хотелось.

Моральная поддержка и фраза: «Ты молодец!» тоже были. Чаще – от тех, от кого и не ожидала. Близкое окружение имеет право очень беспокоиться за твою судьбу, зато малознакомые люди имеют право искренне за тебя порадоваться, абсолютно не беспокоясь за последствия. В этом, наверное, и есть гармония общения с окружающим миром.

Письмо 2-е

10.09.2007

В отличие от аэропорта Хабаровский вокзал пах свежестью и новыми технологиями. Это мой первый вокзал за пятнадцать лет и вообще мой первый самостоятельный вокзал, поэтому он разглядывался с особым вниманием и, возможно, запомнится на всю жизнь. Электронные справочные, большой зал ожидания и чистые туалеты настраивали на философский лад – я в самом начале пути, когда многое будет в первый раз, и все это будет только потому, что я позволила этому быть…

Первый самостоятельный поезд тронулся вовремя: седьмой вагон, седьмое место, седьмое сентября. Продолжая размышлять о глобальном смысле происходящего, я думала, что если бы не решилась ехать, не принесла заявление боссу и не отправилась покупать билет Хабаровск – Чита, то не было бы мистических цифр. Есть ли роль наших действий в невероятных удачах, случайных совпадениях или роковых стечениях обстоятельств?

Вспоминая мамины наставления, что я увижу аж треть великой Транссибирской магистрали, я часто выходила к окну. Ждала час, ждала два. Когда начнется? Ну, не знаю, что начнется. Что-нибудь. Великие русские города, великие леса и реки, горы и сопки – короче, когда начнется? Все двое суток за окном был лес, жуткого вида строения и глухие названия городов. Когда на очередное «Черемушкино» я поинтересовалась, деревня ли это, проводница оскорбленно ответила, что это большой город. Попутчики из соседних купе, которые имели честь проехать по знаменитой магистрали от начала до конца, многозначительно сказали, что начнется около Новосибирска.

Ехали спокойно. У нас был прямо «вагон небуйных». Мужчины тихонечко пили, женщины тихонечко спали, проводницы тихонечко храпели из соседнего купе. Главными возмутителями тишины, которых попросили говорить потише, оказались мы с соседкой, так как весь вагон уже знал про Китай, Камчатку и Казахстан, ее родину. Мы делились своими историями и предвкушениями больших путешествий. За разговорами я прибыла в Читу.

Попутчик, нам с тобой не по пути

Наверное, как и все, я бы хотела открывать мир с близким по духу человеком. Делиться впечатлениями и решать спорные вопросы сообща, полностью доверять и не искать компромиссы, так как желания и убеждения совпадают. Когда я встречу такого человека, то вряд ли мы уже расстанемся. Это будет партнер на всю жизнь.

А до знаменательной встречи со второй половиной бэкпэкеры путешествуют с друзьями, родственниками, с малознакомыми попутчиками. Ищут компромиссы, учитывают интересы друг друга, сглаживают конфликты, обижаются, ссорятся, устают друг от друга, мирятся, делятся мнениями, радуются вместе. Или странствуют одни, когда не хотят испытывать вышеперечисленные эмоции с чужими людьми.

Стартовать одна я не собиралась. Ехать в одиночку по незнакомым странам, к тому же в непонятный азиатский мир, мне не хотелось. Я даже не рассматривала такую перспективу, сразу решено было искать попутчика. Разумеется, мужского пола. Я с трудом представляла, как можно ездить с малознакомым человеком, но если он при этом и девушка – не представляла вообще. Я за гармонию, за инь-ян. С парнем как-то проще найти компромисс, уступить легче и в то же время легче настоять на своем. И конечно, надежнее.

В итоге я стала искать. На Камчатке бэкпэкеры отсутствовали как класс, поэтому, как большинство «ищущих», мы встретились в Сети. На специализированных форумах это горячая тема. Одиночное путешествие пугает неопытного бэкпэкера куда больше, чем
Страница 3 из 14

поездка в паре с абсолютно непохожим человеком. Мало кто задумывается о том, что чужие интересы могут встать поперек твоим собственным. Я была уверена, что все, кто интересуется самостоятельными путешествиями, по определению родственные души, и нашла попутчика легко и просто – по схожести маршрута. Поэтому и оказалась в Чите за пару дней до старта в Китай, где была запланирована первая встреча с моим предполагаемым компаньоном.

Советов на тему «как найти попутчика» я прочитала много.

«Хороший попутчик для длительной поездки – это человек с похожими взглядами на жизнь, гибкий в общении, самостоятельный, имеющий сильную внутреннюю мотивацию. Для того чтобы понять, на сколько вы друг другу подходите, мало только обсуждений, надо неоднократно встречаться и, желательно, сходить вместе в поход (лучше – на пару дней) – проверить друг друга на совместимость в дороге», – повторял интернет одно и тоже, меняя лица говорящих.

Но у меня был территориальный фактор. Все добрые советы о предварительном общении были отвергнуты как невозможные. Камчатка – очень далеко, просто так не встретишься. Я пошла своим путем – общалась с попутчиком только в виртуальном пространстве.

Моя идея путешествия с малознакомым человеком сводилась к тому, что люди легко расстаются при возникновении проблем. Мы полностью самостоятельны и автономны, вместе нас связывает желание поделиться впечатлениями. Но если начались ссоры, появилось раздражение или мы просто друг от друга устали, то легко продолжаем путь раздельно. Даже не мучаем себя объяснением причин. Интересное это слово – «попутчик». И не друг, и не брат, и тем более не муж. Это человек, который едет в ту же сторону, имеет те же намеренья и возможности. Попутчик – это спутник без обязательств.

Это было первое, что я озвучила новому другу. Он полностью поддержал такую точку зрения. То, что я девушка, не означало, что я зависимый путешественник. Я могу комфортно ехать одна, я могу в любой момент вернуться домой по серьезной причине и без, я могу влюбиться в какое-нибудь место и остаться там жить. Соответственно, и мой попутчик тоже все это может. Взаимная независимость малознакомых людей может сделать их отличными попутчиками, а то и друзьями в будущем. Главное, никто никому ничего не должен.

Мой знакомый полностью соглашался с такими рассуждениями. Я нашла хорошего попутчика. Так мне показалось вначале.

История виртуального общения длилась несколько месяцев. Закончилось все тем, что мне стало понятно – мотивы наших поездок кардинально разные. Именно внутренние мотивы, а не цели, озвученные при знакомстве. Путешествовать вместе мы не сможем. Это было интуитивное ощущение, внутреннее знание, но мне его было достаточно, чтобы первая встреча стала расставанием. Я озвучила, что мы едем раздельно, и приготовилась к внутренней фразе: «Занавес».

Но доброжелательного окончания по сценарию «если что не так, то легко расстаемся» не последовало. Слова: «Мы – разные, поэтому нам не по пути» довели парня до истерики. Я услышала много интересного в свой адрес.

Потом были извинения и настойчивые предложения осуществить запланированное, стартовать вместе. В общем, я еще не была замужем, но в разводе уже побывала.

Одно желание увидеть мир не делает людей единомышленниками. Без совпадения внутренних мотивов вряд ли получится долго ездить. Если человек стартует в поездку для саморазвития, это здорово, но если он бежит от проблем, потому что дома не получается реализоваться, а заграница представляется волшебной пилюлей, скорее всего, его ждут разочарования и неудовлетворенность, которыми он сразу же поделится с компаньоном. Для меня оказалось очень важным, что я ко всему подготовилась сама, что была автономна. Я смогла за пару дней до старта принять решение, что мне будет комфортнее начать путь одной, чем пытаться наладить то, что наладить не удастся и просто не хочется. Ведь осуществляется моя мечта, и нет смысла превращать ее в зависимость – «только бы не одной». Ко всему, меня ждал Китай – большая, непонятная и дружелюбная страна. Во время подготовки, я читала удивительные отчеты девушек, которые проехали по этой стране самостоятельно и в одиночку. В их воспоминаниях не было ни капли грусти или страха, только радость и переполненность чувствами от увиденного.

Думаю, что перед стартом их посещали те же сомнения и волнения, что и меня, но они не развернулись и решили попробовать.

Письмо 3-е

13.09.2007

Чита приняла меня солнечным днем и понятным расположением улиц, по которым я шла без карты и легко ориентировалась. Чувствовалось, что город привык к транзитникам в Китай.

До старта у меня оставалось пару дней, один из которых я посвятила общению с настоящими бэкпэкерами. Наверное, в глубине души мне хотелось убедиться, что они, самостоятельные путешественники, существуют и все происходит уже в реальности, а не в виртуальном пространстве. Мне давали советы и рекомендации опытные коллеги, я прочитала десяток отчетов, но все это было дистанционно, через интернет. Недоставало личного общения и глаз рассказчика. Видимо, я искала доказательства, что все события последнего месяца имели место быть на самом деле.

На смс тепло откликнулся Стен, разместивший свои контакты на одном из форумов. С ним и его другом мы встретились в приятной пиццерии, где за ужином три бэкпэкера, один из которых только пару суток мог считать себя таковым, обсудили, как здорово путешествовать самостоятельно. Иногда разговор походил на блиц вопрос-ответ, где я уточняла то, что и так знала, пытаясь зафиксировать это в реальном времени. Интересные, общительные, веселые и такие реальные парни делились впечатлениями, рассказывали про Китай и подарили мне заряд положительных эмоций, с которым я села в поезд, отправляющийся в сторону моей мечты.

До Забайкальска доехали быстро, дорога не ощущалась. А на границе мы встали на восемь часов. Помимо пограничной и таможенной проверки здесь еще меняли колеса, поскольку в Китае более узкая железнодорожная колея.

В приграничном городе ничего не было: ни кафе, ни достопримечательностей, только стаи мошек, от которых можно было спрятаться лишь в помещении. В задании вокзала, где туристов мариновали шесть часов, были пирожки и лимонад. Ни телевизора, ни уютного кафе, ни других развлечений. Бедные иностранцы пытались что-то объяснить без знания русского языка, но в приграничном городе продавцы не говорили на английском. Странный город, который не хочет денег. Раз в две недели здесь проходит поезд Москва – Пекин, и никто даже не пытается этим воспользоваться.

Наконец-то мы тронулись. На улице уже было темно, за окном все те же ветхие строения, точь-в-точь как на великой магистрали. Ехали не больше пяти минут, как на горизонте появились огни. По вагону стала струиться национальная китайская музыка. Мы прилипли к окнам. Наши мысли озвучивал трехлетний ребенок: – Китай! Китай! Ура!

Первая остановка была в городе Маньчжурия, где мы получили заветные штампы о въезде в страну, и я могла считать свой азиатский марафон официально открытым.

Визовый вопрос

Первое условие для попадания в страну – наличие визы. С этого вопроса и началась моя подготовка в самостоятельное
Страница 4 из 14

путешествие.

Обычно виза представляет собой штамп или наклейку в паспорт, где обозначены условия нахождения в стране. Существуют разные типы виз и, соответственно, разные требования для их получения. Меня интересовали туристические визы.

Каждая страна выдвигает свои условия для их получения, на которые влияет в том числе и национальность обратившегося. Отдельные государства обмениваются сложностями в этом вопросе. Россия, как можно догадаться, не исключение. Поэтому самостоятельное получение некоторых виз с российским паспортом требует немалых усилий. Иностранцы, желающие посетить нашу родину, тоже сталкиваются с большой бумажной волокитой. У нас это взаимно.

Туристические визы могут иметь срок действия от двух недель до полугода и ограничения по въезду в страну. Бывают однократные, двухкратные или мультивизы.

Однократная виза подразумевает, что она будет аннулирована после того, как вы покинете страну, вне зависимости от срока действия. То есть виза на месяц сгорит, если пересечь границу через пять дней. Двухкратные разрешают въезжать в страну дважды в течение срока действия, а мультивизы не ограничивают количество въездов.

Также некоторые визы имеют коридор. Это период, когда можно посетить страну с момента открытия визы. Если этот период просрочить – виза аннулируется. А визы без коридора означают, что срок действия начинает отсчитываться сразу.

Я решила первую визу первой страны делать через турфирму. Для подстраховки, так сказать. Моя китайская виза была класса L, имела срок действия тридцать дней и коридор в три месяца. Я получила ее заранее и имела возможность въехать в страну в удобное для меня время в течение положенного коридором срока.

Получить визу самостоятельно можно в консульстве, посольстве или непосредственно на границе. Опять же, у каждой страны свои требования. Я все выясняла отдельно.

Чтобы обратиться за визой лично, надо внимательно изучить все требования консульства и собрать пакет необходимых бумаг. Минимальный набор: загранпаспорт, заполненная анкета, фотография. В некоторых странах просят справку с места работы, учебы, выписку из банка с достаточным количеством средств, бронь авиабилетов и гостиницы. При общении с сотрудниками консульства стоит отвечать вежливо и серьезно. Главная цель разговора – показать, что вам интересна их страна для посещения, но вы непременно вернетесь домой и сроки у вас четко определены (даже если на самом деле жестких планов нет).

Заполняя анкету, в графе «работа» я не ставила прочерк. Откровенное признание, что у меня была отличная работа, а теперь я отдалась мечте, вряд ли вызвала бы понимания у чиновников. Так можно и в список «возможных нелегалов» попасть вместе с отказом в визе. Поэтому я указала прошлое место работы. Информация эта редко проверяется в легковизовых странах. В странах, где получение визы – более сложный процесс, требуют справку с места работы.

В среднем визы делаются около недели. Стоимость зависит от страны. За срочность цена удваивается, а вы получаете возможность сэкономить время.

Некоторые визы можно продлить на месте (именно на это я и рассчитывала, составляя маршрут по Китаю), другие продлеваются только на территории других государств. Очень популярный способ безмятежной жизни в Таиланде – так называемый «виза ран», когда покидают страну, чтобы опять въехать и получить новый штамп на месяц.

Существуют максимально «легкие» для посещения страны, куда не требуются визы для граждан России. На границе ставят штамп, ограниченный сроком безвизового пребывания. Хотя и в этом случае может выдвигаться ряд требований. Например, наличие обратного билета или брони отеля.

Страны Юго-Восточной Азии радуют легким визовым режимом. Лаос, Таиланд, Малайзия – безвизовые для россиян. Виза Камбоджи выдается на границе всем, аналогично в Индонезии (но при наличии авиабилета). Эта одна из причин, которые делают регион очень популярным у бэкпэкеров всего мира.

Письмо 4-е

14.09.2007

Пекин? Пекин! Пекин… Приехала в 5:30 утра, по расписанию. Толпы таксистов хотели общения. Показала адрес, завязался утренний диалог:

– Сто юаней, – сказали они.

– Десять, – ответила я, ведь сайт по бронированию хостелов предупредил меня о реальной стоимости проезда.

Два таксиста махнули на меня рукой и ушли. Не успела я опомниться от такого хамства, как прибежал их коллега:

– Пятьдесят юаней.

Я решила промолчать и дать ему подумать о своей судьбе.

– Ок, двадцать юаней, последняя цена.

Я тоже не стала тоже испытывать фортуну, одобрительно кивнула и начала открывать дверцу машины. Но мужчина схватил меня за руку и повел через дорогу.

– Куда мы?

Английского он не знал, поэтому сжал руку сильнее, ускорив шаг. Не успела я подумать, куда же могут завести хождения по столице Китая с незнакомым мужчиной, как передо мной открыли дверь, приглашая внутрь. Маленькая клетка на колесах с одной перегородкой, именуемая моторикшей, тарахтя и покачиваясь в потоке машин, свернула в переулок и доставила меня в хостел.

У стойки администратора меня встретил приветливый парень, который на не совсем понятном, но все-таки английском языке поприветствовал меня и обрадовал, что свободные места есть. Получив ключи, я отправилась знакомиться с моей первой комнатой-дормитори. По случаю раннего утра в номере крепко спали два тела, укрытых с головой одеялом. Я не стала мешать сну соседей, оставила рюкзак и ушла гулять. С сокроватниками – общительной парой из Англии – познакомилась только ближе к вечеру. Ребята стартовали в годовое путешествие по Азии, и Пекин тоже был их первым городом. Они советовали интересные места, которые уже успели посетить, а я вдоволь практиковала английский язык, требующий разминки.

На главную площадь страны Тяньаньмэнь я отправилась пешком. Двадцать минут среди небоскребов и пробуждающегося города, и меня затянул водоворот лиц, криков, улыбок и запахов. Шестнадцатимиллионный город с огромным потоком туристов концентрировал всю свою мощь на одной, пусть даже самой большой в мире, площади. Я свернула в первую же калитку, чтобы перевести дыхание. В маленьком тихом парке я смогла привести мысли в порядок, объясняя себе, что толпа теперь будет окружать меня везде. Здесь же встретила пару китайцев, которые, узнав, что я из России, счастливо сказали по-русски: «Москва, Ленин, Сталин», на что я честно ответила: «Мао Цзэдун».

Немного адаптировавшись, я отправилась в Запретный Город, который был домом для двух императорских династий Китая. На протяжении пятисот лет он был закрыт для посещения, а сейчас это главная достопримечательность Пекина. Расстояния и очереди там огромные. Поэтому, пройдя на территорию, я опять села отдохнуть. И сразу познакомилась с прелюбопытнейшей парой: она – американка, директор Университета иностранных языков, он – китаец, много лет живущий в Америке, профессор в том же университете. Лучшей компании для прогулки по императорскому дворцу я и представить не могла: мы обсудили историю Китая, настоящие и прошлое России и США, поговорили о будущем. Меня спросили, интересна ли мне перспектива поработать преподавателем в университете, так как у них есть кафедра русского, а мой английский очень
Страница 5 из 14

хорош. Конечно, я не планировала сейчас менять свои планы и не стремилась к многообещающему американскому будущему, но меня очень воодушевляли случайные знакомства и возможности, которые уже начало дарить это приключение. Стоимость билета в следующий парк, куда мы пошли вместе, осталась для меня загадкой. Новые знакомые настояли на том, что плата за вход будет их небольшим вкладом в мое путешествие.

Первый день подошел к концу. Поток информации и эмоций оказался таким сильным, что в голове была лишь одна мысль: «Удивительно, у них все манекены в витринах европейской внешности».

Жизнь вне отеля

Экономить, точнее, не переплачивать в путешествии можно на трех основных вещах: жилье, транспорт и еда. С последними пунктами все было более-менее понятно: вместо самолетов – автобусы, вместо ресторанов – кафе. А есть ли жизнь вне отеля и какая она на вкус, я толком не знала.

С понятиями хостелы и гестхаусы я познакомилась сначала в интернете.

Такая важная подробность бэкпэкерской жизни описывалась очень скудно – все сводилось к тому, что в хостелах «дешево и приемлемо». Но мне хотелось деталей. С одной стороны, кровать нужна, чтобы спать, а с другой – путешествие длиною полгода – это самая настоящая жизнь, и не маленькая ее часть, а большая подробность. Комфорт в разумных пределах мне необходим. Я знала, что смогу жить в спартанских условиях неделю, может, и две, но пару месяцев в бомбоубежище – и я перестану понимать, зачем все это. Без сна на чистых простынях, ночной тишины и душевного комфорта я развернусь назад.

Вообще вот это «развернусь назад» меня очень выручало. Я давно заметила, что данное себе право на ошибку помогает принимать сложные решения и… не ошибаться. Это не означало, что при малейшей нестыковке с ожиданиями я поворачивала назад или кричала каждому о своем намерении. Но, один раз объяснив себе, что я не робот, я могу устать, могу сделать что-то не так, могу просто передумать, я обрела уверенность. Я могу ошибиться. Ну и пусть. Вернусь домой и буду знать, что такое самостоятельное начало путешествия, буду знать, что хостелы – страшные и неприветливые общаги, где жить некомфортно, буду знать, что одна путешествовать не смогу. Это тоже опыт, который бесполезным не бывает. Во всяком случае, так утверждают разные умные источники.

Раз уж интернет не хотел давать развернутых ответов, мне предстояло узнать все самой.

Хостелы – это общежития для путешественников. Они знамениты дешевыми комнатами – дормитори на четыре, шесть или более человек. Подобное размещение очень помогает сэкономить бюджет. Помимо общих комнат есть выбор индивидуальных двухместных номеров. Они дороже, но по сравнению с гостиницами на порядок экономнее. Гестхаусы – то же самое, но без дормитори. В них преимущественно двухместные номера. Они популярны в странах Юго-Восточной Азии за счет низкой стоимости индивидуального номера, поэтому необходимость в многоместных номерах отпадает.

Обычно в каждом хостеле или гестхаусе, который я навещала, был выбор комнат разной степени комфортности и разной стоимости. В первую очередь, на цену влияло наличие персональной ванной комнаты.

Ванная может быть общей на этаже или индивидуальной в номере. Если это дормитори, то индивидуальной для всех обитателей. При выборе комнаты я всегда навещала ванную. Конечно, общая ванная комната значительно экономила бюджет, и если она была достойна, а мой внутренний голос говорил: «пойдет», то я выбирала ее. Чаще всего общие уборные мыли по нескольку раз в день и выглядели они прилично. Чтобы обойтись без сюрпризов, стоило спрашивать про наличие горячей воды. Иногда под «горячей» подразумевали «слабо теплую». Единственным способом удостовериться была личная проверка – что я и делала, если на улице было прохладно.

Когда я переместилась в тропики, при выборе номера появился еще один параметр, влияющий на цену: с вентилятором или с кондиционером. С вентилятором намного дешевле, и обычно на этом я и останавливалась, так как было не душно, за исключением тех случаев, когда стояла сильная жара или окна в комнате отсутствовали, что бывало редко.

Меня приучили думать, что чем меньше звезд у отеля, тем хуже состояние комнат, работа персонала и так далее. Но практика показала, что к бэкпэкерским местам это не имеет никакого отношения, они не попадают в квалификацию «звездности» вообще. Стоимость номера в отеле зависит от его инфраструктуры – несколько корпусов, большая территория, ресторан, бар-караоке и – мое самое любимое – два хлорированных бассейна в двух шагах от моря. Даже если я всем этим не пользуюсь, а провожу время на пляже и экскурсиях, я все это оплачиваю. В гестахаусах и хостелах все по-другому. В стоимость комнаты включен только комфортный ночлег – именно то, что мне и было нужно.

Хотя на этом внимание хостелов к посетителям не заканчивалось. Они боролись за гостей еще и удобным месторасположением – недалеко от центра или около вокзала. На каком-нибудь сайте или в путеводителе я выбирала популярный хостел, а рядом всегда находились новые – малоизвестные, где цены чуть ниже. Они располагались в пешеходной доступности друг от друга, я гуляла от одной двери к другой и выбирала лучший вариант, вплоть до разглядывания соседей в комнате, если предстояла ночь в дормитори. Чаще всего я искала по приезде. Это позволяло оценить номер на месте, ориентируясь на свой бюджет, и поторговаться. Я старалась не покупать комнату «вслепую», без предварительного осмотра. Мой внутренний голос должен был решить – хочу я тут жить или надо поискать еще.

Если приезд в город совпадал с национальным праздником или высоким туристическим сезоном, то благоразумнее было забронировать место ночлега заранее. В интернете, на специализированных сайтах, можно посмотреть информацию о гестхаусе, расположение на карте, советы как добраться на общественном транспорте. Бронирование через такие системы подразумевает оплату 10 % от общей стоимости по пластиковой карте, остальное – при заселении. Некоторые хостелы принимали бесплатное бронирование по интернету или телефону – было достаточно звонка за несколько дней, уточнения своих данных и даты заезда. В Китае так работали практически все. Всего один звонок – и комната ждала меня целый день до оговоренного времени.

При заселении просили предъявить паспорт. Можно дать и копию, включая страницу с визой. Я давала паспорт – главное было его забрать. Также требовался депозит за ключи. Сумму возвращали в день отъезда, а на руках появлялись деньги, про которые я успевала забыть, что добавляло радостных мыслей в начале дня.

Еще один момент, который влиял на удобство, – я оплачивала номер каждый день, а не за весь срок сразу. Так легче поменять планы. Можно выбрать другой хостел через день, можно раньше уехать, можно чувствовать свою мобильность и независимость от обязательств. Сотрудники привыкли к такой системе, для это них норма – главное было успевать оплачивать до расчетного часа. Но я всегда предупреждала о дне отъезда заранее, когда была уверена в своих планах, потому что не хотелось подводить людей, которые не продают номер, так как думают, что я продлю проживание.

Расчетный час – полдень, к этому времени
Страница 6 из 14

нужно освободить комнату в день отъезда. Если пробыть в комнате до вечера, то придется оплатить половину стоимости суток. Когда отъезд планировался на вечер, я выносила вещи в холл к положенному времени, сама шла гулять. Таким образом я не платила дополнительно. В любом случае, проводить весь день до вечера в комнате я бы не стала.

Еще были ситуации, когда я уезжала в двухдневный поход и планировала вернуться в тот же гестхаус. Смысла платить за сутки, которые я не ночевала, – нет. Предварительно предупредив персонал, я выписывалась, большой рюкзак оставляла в камере хранения или в холле (обычно для этого есть специально место, такие просьбы не редкость) и уезжала. Разумеется, ценные вещи были со мной, поэтому меня не особо беспокоило отсутствие жестких мер безопасности по охране моего багажа. По возвращении меня ждал не только мой рюкзак, но и забронированная комната.

Самое важное, что чувствуешь в таких местах: они рассчитаны на бэкпэкеров. Путешественники – их целевая аудитория, если вспомнить профессиональный язык. И это сразу вычеркивает все ассоциации с русским словом «общага». Это места для путешественников в широком смысле слова.

Сотрудники знают английский язык, помогают сориентироваться по интересным местам в городе, лояльно относятся к желанию экономить. В холле висят карты и листки с советами, предложениями от местных турфирм по организации экскурсий и покупке билетов. По вечерам, жители хостелов собираются в холле, где есть бар, телевизор, иногда бильярд, и делятся своими приключениями.

В абсолютном большинстве мест, в которых останавливалась я, атмосфера была семейная и дружелюбная. Персонал жил непосредственно в гестхаусе, для них это был дом, где я становилась гостем. Не было возмущенных отзывов постояльцев, что так популярно в отелях любой звездности, потому что, выбирая комнату лично и платя за нее около десяти долларов, а в придачу получая теплое отношение хозяев, люди искреннее радовались.

Письмо 5-е

17.09.2007

Великая китайская стена была, пожалуй, самым желанным объектом в окрестностях Пекина, куда я стремилась попасть. Я не знала, что меня ждет, – размах и дух времени или раскрученный отреставрированный туристический объект без должной исторической силы. Меня тянуло увидеть и узнать это самой, без подсказок всезнающего экскурсовода. От нашего милейшего хостела собралась компания человек из восьми, что сэкономило нам стоимость проезда и добавило мне воодушевления: я хотела найти компанию на пеший подъем до стены.

– Тысяча сто ступенек до стены, – сообщил водитель автобуса, поубавив энтузиазма у небольшого количества желающих.

Парни купили билеты на фуникулер, а я в компании только одной девушки из Франции по имени Асма двинулась вверх.

Горы и сопки, а на них тонкая цепочка, созданная человеческими руками, – так виделась стена вдалеке. Путь до нее оказался нетяжелым. Красивый лес, прохлада, полчаса вверх – и вот оно новое Чудо Света. Я столько слышала о ней, столько видела фотографий. А в итоге она оказалась другая – куда более величественная и манящая, чем я представляла.

Шагать пришлось не столько до стены, сколько по ней. За каждым поворотом открывались новые, захватывающие дух панорамы. Стена казалась бесконечной. И мы шли, шли, не желая останавливаться. Моя компаньонка была по национальности марокканка и верующая мусульманка. Целый день она бодро шагала без воды и еды. Рамадан.

На обратный путь без вариантов был выбран спуск на санках. Передо мной нарисовалась управляемая индивидуальная конструкция, глядя на которую я вспомнила бобслей. Рассматривая этот аппарат и упрашивая себя сильно не гнать, я услышала за спиной русскую речь:

– Тормоза придумали трусы.

Это оказалась группа московских мужчин в самом расцвете сил на отдыхе. Волею случая они стартовали прямо за мной.

«Они точно не будут держать дистанцию. Придется гнать», – думала я, борясь с нарастающим страхом. Но отказываться было уже поздно, и, упаковавшись в аппарат, я стартовала, услышав за спиной бодрый мужской смех.

Однако желание и страх скорости остались нереализованными: перед нами ехала китайская леди, и сказать «ехала» – это очень ей польстить. Когда мы сползли, глаза леди светились от счастья и полученного адреналина.

Предпоследний день в Пекине оказался несказанно приятным. Вместе со студенткой из Испании мы поставили целью посетить за день как можно больше любопытных мест. Везде добирались сами, на автобусе и метро. С помощью карты это оказалось несложно. Летний дворец, два храма, большой торговый центр и кульминация дня – вечерний рынок насекомых. В ассортименте предлагалось барбекю из тараканов, кузнечиков, скорпионов, морских звезд, жуков, змей и других, видимо вкусных, деликатесов. Пекинцы ходят туда на ужин после работы. Везде нам встречались довольные люди с тараканами на палочках.

Нафотографировавшись вдоволь, я набралась смелости и наглости и стала просить продавца вынуть мне одну палочку со скорпионами для памятного фото «я и зодиакальный собрат». Он довольно хмыкнул и достал. Протягивая мне палочку, продавец дернул моего «собрата» за хвост, и тот зашевелился. Он был живой! Это была не галлюцинация, свидетели подтвердили, что тварь шевелилась.

Я орала. Я очень громко орала. Кто бы мог подумать, что они живые. Фото не получилось, а продавец, смеясь, пытался объяснить, что они не опасные и я могу даже взять их в руку. Наверное, издевался…

Со слов голландца, нового соседа по комнате, я все же узнала, каковы скорпионына вкус.

– Жестковато. Морской конек вкуснее.

Библия путешественника

«Фундаментом» всей моей подготовки стала информация. Источников, желающих помочь, оказалось много: специализированные сайты и форумы, книги, журналы, рассказы очевидцев. Использовать только один было бы нерационально, данные теряли актуальность каждый день. К тому же форумы вряд ли необъективны, каждый участник высказывал лишь собственное мнение, которое могло не совпадать с моими интересами. Единственное решение, которое увидела я, – всегда перепроверять важные моменты, уточнять с помощью разных источников. И несмотря на то, что по каждому вопросу я знала мнение разных ресурсов, ключевую роль в информировании взял на себя путеводитель.

Поспорить на тему полезности путеводителя – любимое занятие опытных путешественников. Я, как новичок, внимала их рассуждениям, пытаясь разглядеть истину. И сразу избавила себя от иллюзий найти идеал. Как и в обычной жизни, это занятие превратилось бы в неэффективную трату времени.

Первоначальный выбор стоял между книгами русского и иностранного производства. Бэкпэкерство очень развито в англоязычном мире, соответственно, там же развит и рынок сопутствующих товаров. Иностранные путеводители чаще обновляются, и это их самое главное достоинство. В них концентрируется много полезной информации для экономного самостоятельного передвижения по стране. Поэтому я выбрала их, благо английский язык читался и понимался легко. Существенным недостатком была цена – тридцать долларов, что в сравнении с отечественными за семь – десять было очень ощутимо.

Русские издательства имеют меньший опыт в создании «библий», хотя сейчас это
Страница 7 из 14

направление начали развивать. Самое главное достоинство отечественных путеводителей – родной язык. И если бы это было бы решающим фактором, я бы использовала их. Правда, ошибок в наших книгах больше, и связанно это опять с обновлением. Новые книги появляются не так часто.

Вообще, отдельным классом идут красочно иллюстрированные издания, где много картинок и занимательных рассказов из истории государств. По сути, такие книги никуда «вести» не будут, их призвание – развлекать, показывая очаровательные природные ландшафты и невероятные архитектурные творения. Карты в них посредственны, телефоны и адреса отсутствуют, информации по местному транспорту даже не предполагается. Такие путеводители для бэкпэкеров вообще не подходят – лишний килограмм фотографий, обработанных фотошопом. Поэтому спрашивать надо именно путеводители для самостоятельного знакомства со страной, надеясь, что спрос все же породит предложение и на русском языке.

Большинство встреченных мною людей использовали англоязычные книги. Большой штат авторов позволяет регулярно выпускать свежие книги с хорошим подбором практичной информации, что было существенным плюсом для моей поездки. А недостатком книг стала их «звездность» – частота использования советов. Иногда было ощущение, что бэкпэкеры со всего мира ехали в тот хостел, который оказался на страницах знаменитого советчика. Это приводило к перенаполняемости и повышению цен за комнату.

Хотя информация о жилье самая неоднозначная в любом путеводителе. Слишком быстро идет застройка в популярных районах. Обычно ночлег лучше искать самим, неподалеку от хостелов, указанных в книге. Такие места, как правило, дешевле, так как еще не столь популярны. Хотя все относительно. Иногда по советам книги я находила отличное дешевое жилье.

Мой первый путеводитель, тоже англоязычный, я купила в Пекине. Эта была книга по Китаю, свежего, 2007 года. Она стала мне добрым другом, с кем я могла поспорить, но чьи советы были незаменимы. Под одну обложку упаковали всю полезную информацию о стране: историю региона, особенности городов, цены на жилье с адресами и отзывами о хостелах, нужные телефоны, карты, сведения о междугородном транспорте и стоимости билетов. Незаменимым моментом оказался перевод названия городов на иероглифы, чтобы покупать билеты и разговорник.

В этом путеводителе практически не было ошибок в картах, и я вполне сносно гуляла по незнакомым городам с таким навигатором. Информация о ценах совпадала с действительностью. Чего не скажешь о моем следующем друге – «Юговосточная Азия», который уже был староват и владел информацией годичной давности. Ориентироваться в ценах было тяжелее, разница примерно в десять – двадцать процентов, плюс некоторые объекты уже не существовали.

Ошибки в путеводителях были, но они не уменьшали общий вклад в мое дело. Книги предлагали варианты, как добраться в нужный город, сколько это занимает времени, где купить билеты подешевле, куда сходить днем, куда – вечером, как доехать до достопримечательности на общественном транспорте, какое блюдо стоит попробовать, с какими проблемами можно встретится и как их решать. Это не было установкой к действию, я воспринимала информацию как советы и адаптировала под себя.

Я видела «фанатиков», которые следовали указаниям свято. Если путеводитель станет «поводырем», то путешествие превратится в слепое повторение чужого опыта. Интрига личного участия будет утрачена, появится страх «ослушаться» и попасть в неприятность. Все можно довести до абсурда.

Встречались мне и ярые «атеисты», которые не признавали «дорожной библии» как таковой. Их мотив – стадность тех, кто следует этой информации. Боялись потерять запал первопроходца. «Но тогда идите своей дорогой», – так и хотелось сказать. А эти люди встречались в тех же хостелах, которые советует популярный путеводитель, и за беседой разглядывали мою книгу и выписывали названия городов – было понятно, что за высокими речами часто есть скрытые мотивы. Как ни странно, часто это стоимость книг.

Особый класс – сомневающиеся. Они раздувают «ширпотребность» книг. Вроде они и хотят путеводитель, но не такой плохой, как эти все. Говорят, об огромном количестве ошибок, о невозможности пользоваться такими картами, о недостаточной информации по достопримечательностям и тому подобное. У меня сложилось впечатление, что либо они сами путеводителями не пользовались, а их мнение сформировалось по отчетам атеистов, либо использовали источник однобоко, не подкрепляя свежими новостями из интернета и просто от встречных людей.

Купить свежие путеводители можно было еще перед стартом – через интернет или в книжных магазинах столицы. Но я предпочла отовариваться в дороге, последовательно. В крупных азиатских городах есть хорошие книжные магазины с достойным выбором. А в отдельных местах, например на Каосан-роуд в Бангкоке, продаются использованные книги по низкой цене. Популярность книг не оставила равнодушными пиратов, поэтому в Азии за пару долларов можно было купить и новую книгу. Правда, страницы в таких изданиях начинают моментально вылетать, и качество печати – низкое.

Использование путеводителей оказалось полезным по многим причинам. С их помощью разрабатывался маршрут, страховалась информация с ночлегом, благодаря телефонам консульств, авиакомпаний, ж/д вокзалов и миниразговорникам быстро решались неожиданные вопросы.

Письмо 6-е

22.09.2007

Остановка, откуда идут прямые автобусы на вокзал, была прямо напротив хостела. Ехать не больше пятнадцати минут. Меня ждал поезд Пекин – Шанхай. Я не спешила первые минут двадцать, и постепенно меня стало охватывать понимание, как люди на поезда-самолеты опаздывают. Ну, как в трезвом уме и памяти можно не рассчитать свое время и не приехать к нужному часу? Но оказалось, мне незнакома проблема жителей мегаполисов. На дороге – пробка. Такси брать так же бесполезно, как ждать автобус. А не спешить больше было нельзя.

Быстрым шагом с тяжелым рюкзаком, по жаре дневного Пекина я шла на вокзал. Измученная, но я добралась вовремя и подумала: «Ура!»

На центральном электронном табло горел номер моего рейса и номер выхода – 2. По указателям я нашла этот выход и на всякий случай уточнила у служащей вокзала. Протянула билет – она одобрительно махнула головой. Отлично.

Села на пол на рюкзак, как и большинство пассажиров. Объявили посадку на очередной рейс. Народ повалил, через пять минут зал опустел. Периодически по нему пробегали опоздавшие. Забавное зрелище – бегущие по огромному залу огромного вокзала с огромным багажом.

Сижу. Моего рейса на табло нет. Усталость сменилась расслабленностью и умиротворением, философских мыслей о смысле жизни поубавилось – видимо, я начала привыкать к новой реальности и миру вокруг. Проверка времени выявила, что до отправления моего поезда – десять минут. А посадка должна была начаться за полчаса…

Вскочила – и бегом к той же тете. Опять показываю билет. Она машет – мол, наверх, на второй этаж. Думать на тему: «Какого черта ты в первый раз сказала, что я правильно пришла?» – было бесполезно. Все, кто искал информацию по Китаю, неизбежно натыкался на правило: спроси о направлении
Страница 8 из 14

минимум у трех человек, даже если первый абсолютно точно знал, что говорит. Почему не спросила, почему не проверила?

Бегу. Огромный вокзал. Длиннющий эскалатор. Полно народу. Я же в Пекине. Восемь минут до отправления.

Прибегаю на второй этаж. Там на общем табло опять мой рейс и опять цифра 2. Смотрю – здесь уже другой холл номер два. Бегу туда. Но и там моего рейса нет! Оглядываюсь по сторонам – вдалеке еще один холл номер два. Сколько же тут помещений и все под одной цифрой? Но и там нет моего рейса.

(Абзац вырезан внутренней цензурой.)

Бегу к очередной тете в форме.

– Help, help! – и машу билетом.

Она показала направление. Времени проверить не было. Бегу. Другая тетя по пути. Я ей:

– Help! Help!

Она мне отвечает:

– Number four.

Вижу, на воротах четыре горит номер моего рейса, заканчивается посадка. Блин, откуда четыре, я так и не поняла.

Опять бегу. Расстояния по-прежнему огромные. Вот он, мой поезд, вагон номер десять, а у меня шестнадцатый. Шесть вагонов я бежала. Села в поезд, и ровно через три минуты, четко по расписанию, мы тронулись. Я была последней.

Первая самостоятельная посадка в китайский поезд прошла успешно.

По земле едешь – дальше будешь

Изначально я делала ставку на общественные автобусы и поезда. Маршрут был разработан с учетом перехода границ по земле, исключение составляла только островная Индонезия. Наземный транспорт давал возможность посмотреть страну вдумчиво, не спеша, и, конечно, экономить.

Мысль о «местном транспорте» меня не пугала. Дома я им пользовалась, почему же заграницей я должна перемещаться с помощью сложного определения «трансфер» или на такси?

«Я могу сама, на автобусе», – повторение перед стартом больше походило на самовнушение, потому что пугала меня другое азиатский местный транспорт. Грязь, полная антисанитария и азиаты – практически инопланетяне, которые будут тянуть руки, чтобы потрогать невиданное существо – белую девушку. Я, конечно, себя убеждала, что это стереотипы, основанные на страхе неизвестного, что в Азии тоже люди и вероятность того, что они видели белых, очень велика, практически стопроцентная, но все мои правильные разговоры с собой не помогали избавиться от странных мыслей. Если в русский поезд где-нибудь на Урале зайдет негр, думаю, он вызовет некий ажиотаж, а возможно, и желание потрогать…

Как и следовало ожидать, все развеялось только действием. Вернее, первым же опытом. Моими соседями по пути в Шанхай были молодые китайские парни, которые радовались единственной белой девушке во всем вагоне, и тот факт, что я оказалась их соседкой, дал им повод для разговоров на весь вечер. Парни были не простые, а, по всей видимости, модные и продвинутые. Поговорить со мной они не могли, поэтому демонстрировали знание этикета и гостеприимство жестами – предлагали растворимую лапшу и старались угостить непонятными консервами. Когда наступило время спать, мальчики позабыли о приличиях и устроились, как им было удобно. Я была им очень благодарна, так как спать сидя десять часов мне совсем не хотелось. Дело в том, что с билетами на такое популярное направление, как Пекин – Шанхай, в Китае напряженно, и я смогла достать билет только в скорый поезд, где места, как в самолете, – мягкие кресла, в кровати они не раскладываются. Поэтому когда ребята не стесняясь разложили выдвижные столики, закинули на них ноги и максимально комфортно развалились на креслах полулежа, мне хотелось сказать им спасибо. Я последовала антикультурному примеру, закинула ноги, развалилась и выспалась.

В китайских поездах есть четыре типа вагонов. Я выбирала по правилу «золотой середины». Дорогие места не подходили по определению, самые дешевые – по силе мотивации. Многочисленность населения привела к тому, что в стране можно было купить билет в самый дешевый вагон – «без места». Это означало, что люди там везде, в прямом смысле слова: не только на полу в проходе, но даже под сиденьями. Если бы я и купила билет в такой класс «с местом», количество людей вокруг было бы ужасающим. Большинство бэкпэкеров, рассказывающих про такой способ передвижения, выбрали его вынужденно – по причине полного отсутствия мест в другие классы. Отсюда главное китайское правило – покупать билет заранее.

Передвигаться между городами на небольшие расстояния было удобно на автобусах. Они быстрее, иногда дешевле. Кондиционер встречался в большинстве междугородних автобусов. Он очень холодный, и его не делают «потише», поэтому я всегда брала свитер. Простудиться в трехчасовом «холодильнике» очень просто.

В Китае я опробовала новый для себя вид транспорта – ночной автобус. В таком транспорте можно было только лежать, он оборудован спальным местом. «Удовольствие» это терпимое, особенно если «кровать» индивидуальная. Но, Китай – страна сюрпризов, и индивидуальное ложе у меня было только в первый раз. Но не буду об этом раньше времени.

Билеты я старалась покупать непосредственно в кассах. На улицах и в турагенствах – с комиссией. Приезжая на автостанцию, я игнорировала «помогал» – агентов, которые стремились продать билет, и покупала билет сама. Иногда они были безобидны и не накручивали цену, просто хотели укомплектовать свой автобус, а иногда могли отвести от выбора и продать дороже. Я пыталась мыслить по-азиатски и не раздражаться на них, это своего рода обычаи страны: громко кричать, брать за руку и пытаться продать свой товар. Можно сказать, это – страна изнутри, а не только картинки от турагентств.

В Китае мне встречались кассы для иностранцев. Правда, даже там не было гарантии, что мне смогут внятно ответить на английском языке. Поэтому я всегда готовилась заранее. В сети интернет есть сайты с расписанием поездов. Я выписывала номер рейса, дату, цену соответствующего класса и название города. В моем путеводителе были названия городов на китайском языке. Кассир ориентировался в полученной информации и выдавал билет. Я всегда проверяла данные на билете, особенно пункт назначения. Лично сверяла иероглифы.

В странах, где знание английского не является привилегией, все было намного проще. Языковые проблемы наблюдались только в Китае, поэтому он требовал большей подготовки и бдительности.

На вокзал я приезжала примерно за сорок минут и ориентировалась по номеру рейса. На большом табло пишут номер ворот, где будет посадка. Цель – найти эти ворота, увидеть на них номер своего рейса и ждать. Бывало так, что я путалась. Однажды мне попался вокзал, где на табло не было арабских цифр – только иероглифы. Тогда помогали лучшие друзья бэкпэкера. Как ни странно, это люди в форме. Обычный милиционер на улице или сотрудник вокзала считают своей миссией помочь иностранцу. Они оставляли свои дела, брали меня за руку и вели к месту.

Для Китая существует правило «трех человек». Когда вы спрашиваете направление, уточните минимум у трех человек, только после следуйте указаниям. Здесь действует известное восточное стремление «сохранить лицо»: человек может понятия не иметь, как дойти до нужного места, но сказать «не знаю» – значит «потерять лицо». Он лучше покажет вам наугад. Причем, отлично зная это правило перед стартом, я все равно неоднократно попадалась.

Все это особо требовалось вначале. Потом
Страница 9 из 14

ориентирование на вокзалах и автостанциях стало нормой. По большому счету, система везде понятная, чаще всего там много указателей, есть английский перевод или люди в форме, готовые вывести куда надо. Азиатский местный транспорт позволил передвигаться не просто экономно, но и комфортно. А такова была цель.

Письмо 7-е

28.09.2007

Шанхай – город больших возможностей и больших желаний. Если есть на свете места для души, то Шанхай – это место, где можно устроить праздник для тела. Я смотрела на город с восемьдесят восьмго этажа самой большой башни в Китае и понимала – сюда стоит вернуться обязательно: приехать и устроить мега-вечеринку нон-стоп: шопинг, клубы, рестораны, ночной Бунд…

Мой Шанхай начался с дороги в хостел. По пути передо мной вырастал лес небоскребов и каскад зданий в европейском стиле, а финалом этой панорамы стал Бунд – знаменитая набережная Шанхая, фотографии которой являются визитной карточкой города. Кстати, именно этот образ Шанхая обманул меня – я представляла его ультрасовременным мегаполисом, устроенным по последнему слову прогресса, где все, от небоскребов до табуреток, которые стоят в этих небоскребах, – из нержавеющей стали. А оказалось не совсем так…

Здесь много улиц, гуляя по которым ощущаешь себя как в Европе. Меганебоскребы и старые кварталы, многоэтажные дорожные развязки и узкие кривые улочки, мировые бренды в оригинале и дешевый китайский ширпотреб, фешенебельные рестораны и лапша на улице – это Шанхай!

Он кардинально отличается от китайской столицы. Пекин – более упорядочен и строг, в нем все «по полочкам». В Шанхае одно вытекает из другого и все переплетается.

Хостел выбрала по рекомендациям встреченных мною людей, когда же я сюда добралась, меня охватило недоумение – крохотная комнатка со ржавым потолком и запахом сырости. С дороги я была невосприимчива к таким пустякам и просто легла спать, а наутро четко поняла, что прожить здесь не смогу даже сутки. Решился этот вопрос на удивление просто: я попросила переселить меня в другую комнату, и меня переселили. Без лишних вопросов. Со второй попытки я получила чистое, просторное и сухое жилье. Я убедилась, что хостелы – это не тот случай, когда надо терпеть разруху, несмотря на то, что цены низкие. Надо выбирать и требовать хорошие условия, это нормально. А первый вариант комнаты предлагают тем, кто вдруг постесняется попросить о переселении или в случае полного отсутствия мест. Но я для себя решила, что если бы в мою просьбу не захотели вникать, я бы ушла на поиски нового места. Пять дней в Шанхае хотелось провести в уюте, и я бы его в любом случае нашла.

Вообще этот хостел проходил у меня под названием «все бесплатно». А именно: интернет, кухня для самоиспользования, фен, путеводители – включая последний «Лоунли Плэнет» по Китаю и отдельно по Шанхаю. И самое главное – он находился в двух шагах от Бунда, то есть от самого интересного.

Вечерами в холле собиралась веселая компания: австралийцы, приехавшие в Шанхай за тем, за чем и надо туда ехать – за праздником жизни; испанец, порекомендовавший места в Таиланде, где побывал, и рассказавший про Камбоджу; голландец, который уже три месяца провел в пути и повидал много мест, но обидевшийся на меня, когда я отказалась разделить с ним наркотическую трапезу; две американки, работающие в Корее учителями английского; девушка из Израиля, уже около месяца одна путешествующая по Китаю; испанец-певец, который радовал нас живой музыкой под гитару… Кстати, за недолгие полторы недели пути я уже встретила четырех девушек, путешествующих самостоятельно и в одиночку – не такая уж это редкость.

Шанхай днем – это музеи. Я посетила три: Исторический музей Шанхая (Shanghai Museum), Музей градостроения (Urban Exhibition Shanghai Museum) и Музей древней китайской сексуальной культуры (Sex Culture and health Museum). Особенно поразила виртуальная экскурсия по Шанхаю в Музее градостроения: ты находишься в закрытой комнате в форме капсулы – а вокруг и всюду город. Проезжаешь по нему на машине, потом по реке на катере – очень реалистичные ощущения.

Шанхай вечером – это в первую очередь Бунд. Я пришла на набережную еще засветло и ждала темноты, она надвигалась постепенно, ночной город просыпался огонек за огоньком. Вместе со мной наблюдали сотни (если не тысячи) туристов. В девятнадцать часов сумерки вступили в свои права, объявив праздник жизни открытым: рестораны, бары, клубы, джаз-кафе и много довольных лиц.

В предпоследний день моего пребывания в Шанхае я забралась на самый большой в Китае небоскреб Цзиньмао. Технологический прогресс здесь во всей красе – за каких-то пару минут мы доехали на восемьдесят восьмой этаж. Пройдя на смотровую, глянув на город с такой высоты, сразу замечаешь новую стройку. Новый небоскреб, который будет выше Цзиньмао, уже почти достроен…

В этом сущность Шанхая и, наверное, всех мегаполисов: выше, больше, мощнее, сильнее – постоянная гонка за превосходной степенью. Гуляя по городу, видишь плоды этого противостояния – фешенебельные рестораны, дорогие авто, знаменитые бренды. Стоит ли говорить, что эта гонка бесконечна?

Ты должен постоянно отдавать Шанхаю: свои деньги, силы – все, что у тебя есть. В этом процессе у большинства людей не остается энергии, чтобы делиться ею с окружающими. Я точно знаю, что место влияет на людей, живущих и приезжающих, – в Шанхае это чувствовалось. Конечно, в разной степени, но касалось это почти всех.

Мне здесь понравилось, но я искренне радовалась тому, что уезжаю. Я еду в горы – в то место, где наполняешься энергией, а не отдаешь.

Язык международного бэкпэкерства

«Ну да, ты можешь поехать сама – ты же знаешь английский», – слышала я от друзей.

Одна из характеристик любой страны – это уровень знания английского языка у местного населения. Россия в этом отношении сложна для путешествия. У нас не могут с легкостью ответить на вопросы иностранцев в магазине или на улице. При этом «английский язык» – обязательный предмет в школе и ВУЗе, его изучают около девяноста процентов населения, а страна не может говорить. Распространенное явление среди соотечественников – не могут излагать мысли на английском языке, не понимают живой речи, при этом ориентируются в английских текстах. Все это ведет к печальному финалу: люди начинают думать, что английского не знают и выучить не смогут.

Как же хочется позанудствовать на тему отечественного образования. Проблема именно в способе обучения в школах, в запоминании ненужного количества информации вместо развития навыков разговорной речи.

Общение с учебником, а не друг с другом. На мой взгляд, все углубления должны быть после того, когда школьник сможет общаться. Наша система умудряется внушить страх общения с ошибками. Дети боятся в школе говорить на языке, выражать свои мысли, так как их внимание поглощено только желанием не совершить ошибку, не получить плохую оценку. Маленькие дети тоже говорят с ошибками на родном языке, они сначала именно говорят, родители радуются каждому произнесенному слову, а алфавиты, новые слова, падежи и спряжения изучаются потом. Разговорная речь – первична.

Можно высокопарно поспорить, что цель нашей системы – говорить хорошо и ошибок не делать. Закладывая фундамент, нужно
Страница 10 из 14

сразу обучать всем правилам, а дальше каждый должен сам развивать свой навык, усердно учиться в школе и институте. Но после того как на рынке Лаоса любой человек мог подсказать мне, как пройти, когда местные жители общались со мной и рассуждали о жизни, я полностью и бесповоротно разочаровалась в качестве российской школьной системы обучения.

Английский – не такой дремучий, как нас убеждали. Не верьте школе – его несложно выучить. Способов много – курсы, репетитор, книги. Я дам пару советов, как быстрее заговорить в походных условиях. На что сделать акцент.

• Выучите основу: алфавит, правила чтения, построение предложений, приветствия.

• Уделите особое внимание произношению. Это очень важно. Пусть вам расскажут, как правильно читаются звуки. Это должен сделать преподаватель, так как носитель языка вряд ли сможет объяснить, как он что произносит и куда ставит при этом язык. В этом причина, почему некоторые могут читать, но не понимают иностранцев.

• Учите для начала только основные времена: простое настоящее, прошедшее и будущее. Вам этого хватит.

• Наработайте словарь туристических слов и фраз. Поставьте целью выучить их и правильно произносить.

• Запомните главные числительные, местоимения, глаголы, наречия.

Это не так страшно, как кажется. По сравнению с полноценным курсом английского языка – капля в море. Я даже слышу негодование со стороны учителей, что нельзя так поверхностно смотреть на процесс. На самом деле это начало. Это посильный старт, после которого не разовьется отвращение, а появится желание продолжить и дополнить. Язык отлично учится в дороге, если есть основа. Английский же, без преувеличения, универсальный международный язык, и знать его очень полезно.

Но самое главное, путешествовать можно даже без знания языка. Если есть желание открывать мир и знакомиться с разными культурами, то это не помеха. Язык – живой организм, он будет развиваться внутри вас, если ехать и впитывать. Язык хорошо учится в процессе, а вначале перемещаться из города в город помогают разговорники.

Я не знала китайского вообще, а китайцы не знали русскиого и, в связи со складывающейся ситуацией в мире, английский им учить незачем. Поэтому естественный отбор обрек меня на изучение китайского языка в процессе. Только через два месяца, когда уже покидала Поднебесную, я научилась-таки произносить пару фраз, и меня понимали. А главное, радовались, что я стараюсь. Через изучение языка проявляется заинтересованность к культуре и обычаям страны, люди чувствовали это и открывались.

Конечно, основу общения составлял разговорник. Он содержал информацию для путешествий и отвечал на основные вопросы о транспорте, жилье, медицине, визе и паспорте. Для уверенности можно было дополнительно взять карманный словарик или электронный переводчик. Некоторые бэкпэкеры делают миниразговорники самостоятельно, по ключевым фразам в самостоятельной бюджетной поездке, или используют ноутбук, в Сети есть электронные переводчики со всех языков, включая китайский. Но мне действительно хватило маленького карманного разговорника и дополнения в путеводителе, с иероглифами всех городов.

Незнание английского языка – не помеха для путешествия, но я каждый раз мысленного говорила маме спасибо, за то что отправила меня в свое время в английский лицей. Я могла не просто общаться на тему «как пройти?», но и обсуждать волнующие меня вопросы, узнавать о разных уголках планеты, разговаривая с людьми. Большинство путешественников на моем пути разговаривали на английском, и это было нормой, никто не ждал правильной речи без ошибок или сложных конструкций с расширенным словарным запасом. Ценилось просто желание общаться, я объяснялась жестами, могла нарисовать или открыть словарь, если не находила английских слов. Я училась в дороге, расширяла свой кругозор. Перевод слова «leech» (пиявка) я узнала, когда вышла из своих первых джунглей, наверное, поэтому я так беззаботно себя чувствовала и совсем не боялась трекинга.

Письмо 8-е

29.09.2007

Ехала на очень комфортабельном автобусе из Шанхая, как обычно, будучи единственным белым пассажиром, всего пять часов. Мне показалось, что лучше так, чем ночь на поезде, на который и билетов могло не быть. Поселиться решила в городе Тункси (Хуаншань-сити), расположенном примерно в часе езды от самих гор, зато с богатым выбором хостелов. А так как я не грешила предварительным бронированием, было надежнее искать жилье в городе, чем в деревушках у подножья. Плюс, как сообщал путеводитель, это дешевле.

Жилье в виде приветливого хостела с разрисованными стенами нашла с первой попытки. Любой желающий мог оставить на стене автограф, стихи собственного сочинения или телефон вместе с фотографией – все, что душа пожелает или потребует. Получалось очень неформально и оптимистично, где еще можно покалякать на стенах… Я с радостью написала по-русски: «Олеся, Россия, Камчатка, кто дальше?» и гордо объяснила, проходившему мимо иностранцу, какой смысл вкладывала в свое послание.

Сверившись с прогнозом погоды, я наметила восхождения прямо на ближайшее утро и забронировала номер в самом дешевом отеле на вершине, чтобы встречать рассвет в горах. Немногочисленные европейцы, которых я встретила, уже были на горе «вчера», поэтому заранее компанию себе не нашла.

«Ладно, в автобусе познакомлюсь, – с такими мыслями я собралась спать, так как завтрашний автобус ждал меня в шесть утра, – Вот только проверю почту». Когда я уже заканчивала сеанс связи с глобальной сетью, меня окликнул парень:

– Мы с друзьями играем в бильярд внизу, можешь к нам присоединиться, мы видели, что ты одна, и, может быть, тебе скучно. Добро пожаловать в нашу компанию.

Парни оказались бэкпэкерами из Англии. Они ярко рассказали, «как это было», так как только что спустились с гор. Мы повеселились, поиграли в бильярд, в карты, дружно пожалели, что я не приехала на два дня раньше, и счастливо разошлись. Мне завтра на восхождение, а им в Шанхай.

Покажи мне свое снаряжение, и я скажу, кто ты

Правильный подбор экипировки – это здоровая старость. Громко звучит, но так и есть. Моя спина будет носить все то, что я посчитаю нужным. А мои ноги будут ходить по горам в той обуви, которую куплю. Решила сразу: я не такая богатая, чтобы покупать дешевое снаряжение.

Слово «бэкпэкер» происходит от английского «backpack», что в переводе – «рюкзак». Особенность всех самостоятельных путешественников – рюкзак за плечами. Он повышает мобильность, дает бо?льшую свободу действий по сравнению с чемоданом. Это главный атрибут. Но покупать его лучше в последнюю очередь, чтобы не прогадать с объемом. Когда основные вещи собраны, можно положить их в сумку, приехать в магазин и устроить примерку. Или взять рюкзак домой с возможностью обмена.

Я купила рюкзак на шестьдесят литров, хотя он был всегда утянут где-то до сорока. Лучше иметь свободное пространство, чем забивать его впритык. Но и брать слишком большой было бы неправильно, вес пустого рюкзака больше. Особое внимание я уделяла структуре спины и качеству лямок. Долгая примерка в магазине и расспрос продавцов, как самостоятельно все регулировать, позволили мне понять логику создателя.

Правда, одним рюкзаком не
Страница 11 из 14

обошлось. Их было два: основной и дневной. Второй, маленький, выполнял функцию прогулочного (рюкзак значительно удобнее и безопаснее, чем сумка через плечо, которая, ко всему прочему, еще портит осанку). Туда помещались карта, путеводитель, бутылка воды, телефон, фотоаппарат. Все ценные вещи, особенно электронику, я носила с собой. И, разумеется, внимание к этому рюкзаку было самое пристальное.

Важные «бумажки»: паспорт и банковскую карту – рекомендуется носить в специальных напоясных кошельках, которые прячутся под футболку, а не в рюкзаке. Я купила такой в специальном туристском магазине еще дома, и он не имел ничего общего с кошельками, которые носят на одежде с призывом «там деньги».

Багаж комплектовался исходя из особенностей климата, рельефа, длительности поездки и, собственно, моих целей. На одном из форумов я прочитала, что разница между профессионалами и новичками заключается в весе их рюкзака. Чем легче, тем опытнее человек. Более того, вес на спине не должен превышать десяти килограммов. В противном случае вы просто неправильно собрались. Меня впечатлило. Я начала смотреть на процесс под этим углом.

Позже я поняла, что это утопия. Встречала много людей с огромным стажем и не менее огромным рюкзаком. Оказалось, далеко не все задумывались над тем, что вес багажа надо максимально уменьшать. Я же прониклась этой мыслью. Моей философией стало – легкий рюкзак в легкую дорогу.

Каждую покупку я рассматривала с позиции соотношения цена-качество, актуальности в дороге и веса. Важнейшим моментом стала удобная обувь. Без нее, в прямом смысле слова, далеко не ушла бы. В путешествии термин «удобная» подразумевает качественную спортивную обувь на рифленой подошве. Я купила непромокаемые трекинговые кроссовки, так как планировала походы в горы и джунгли, а также трекинговые сандалии на каждый день.

Одежду комплектовала по принципу слоев. Каждая вещь была универсальна, а вместе они помогали максимально сохранить тепло при необходимости. Майки из влагоотводящих материалов стали идеальным решением для жары. Уже давно признали, что лучше пуха – новые синтетические материалы, но мало кто верит, что лучше хлопчатобумажной футболки – майка из полартека. Очень тонкий материал не просто отводит влагу, но и быстро сохнет в отличие от хлопка. При этом он тоже «дышит». В таких майках я очень комфортно чувствовала себя в жару.

Несмотря на тропики одна теплая кофта – опять-таки из полартека, сберегающего тепло и отталкивающего влагу, – меня постоянно выручала. Почему из одного материала делают и майки и теплые кофты, я не знаю до сих пор, лишь последовала совету и проверила на себе. Теперь рекомендую. Кстати, полартек – очень легкий материал.

Куртка была тонкая: от дождя и ветра, с вентиляцией (внутренние замочки подмышками) из водонепроницаемой мембраны. Она скручивалась в кулак и помещалась в маленький чехол.

Брюки и шорты выбирала с карманами. Вначале я отказалась от столь любимых мною джинсов в пользу спортивных брюк, которые не сковывают движения. Но в пути купила джинсы, которые и согревали, и на дискотеках хорошо смотрелись.

Футболка с длинными рукавами защищала вечером от комаров.

Мой расклад для тропического климата получился удобным, комфортным и красивым (без этого тоже никуда). Вещи не мялись и быстро сохли.

Камнем преткновения в процессе сбора рюкзака был спальник. Брать или не брать? Легкий, специально для теплого климата. А с другой стороны, бесполезный груз не нужен. В итоге, поскольку жить в палатках не планировала, я оставила его дома, о чем нисколько не пожалела в пути. Взяла две простыни, которые использовала в самых разных ситуациях.

В дороге есть понятие полезных мелочей. Главная их функция – приносить пользу. Тавтология нужна, чтобы побудить к выбрасыванию всего, что в поездке не используется. Мне пригодился маленький фонарик, калькулятор, записная книжка и блокнот с отрывными листами (удобно обмениваться информацией). Постоянно выручал набор складных столовых принадлежностей. Душевную роль играл фотоальбом с родными пейзажами, который показывался новым знакомым.

Мало правильно выбрать снаряжение, его надо правильно упаковать. Я укладывала вещи так, чтобы рюкзак получился узкий и высокий, так он становится более маневренным. Например, его легче поставить между ног в транспорте.

Очень помог совет использовать одноразовые пакеты (для мусора или пищевые) для упаковки. Они предохраняют от разлива жидкостей внутри или, например, подходят для упаковки грязной обуви, когда надо быстро собраться.

Когда я собрала свой рюкзак первый раз, вес зашкалил за все ожидаемые нормы. Я доставала последовательно каждую вещь и спрашивала себя, смогу ли обойтись в пути без нее. Я потеряла пару килограммов на откровенном досмотре, вспоминая, что все это надо нести на себе и моя мобильность зависит от веса рюкзака. Итог тщательных сборов меня порадовал. Вес основного рюкзака составил одиннадцать с половиной килограммов. Снаряжение оказалось отличное и не подвело. Единственное, что выбрасывала с регулярностью, – это сандалии, но в них я и ходила больше всего. Конечно, на месте все можно было купить. Но я рада, что купила основу дома. В пути нужно иметь время и точные координаты магазинов с хорошим спортивным снаряжением, а то можно долго искать и найти не то.

Письмо 9-е

01.10.2007

Хроника безумного восхождения

06:15. Стартовали. Я оглядела автобус – он полный… одни китайцы.

– Вы говорите по-английски?

– Нихао! – ответили они с энтузиазмом, видимо, думая, что я с ними здороваюсь.

Получалось, я буду подниматься одна. Конечно, с одной стороны, это не лучший вариант, но с другой стороны – если тебе неуютно, когда ты один, значит, ты в плохой компании. Пришлось оставить корыстные мысли, что кто-то будет фотографировать меня в удачных ракурсах.

06:30. Осознав свое одиночное восхождение, я озадачилась куда более интересными мыслями – что я забыла взять. Англоязычное описание маршрута, визитки отелей, где остановилась и где планировала ночевать на горе, солнцезащитные очки. Итого, с собой была карта на китайском без перевода, я знала, что можно ехать на фуникулере, а можно подниматься пешком по Восточным ступеням, так как там идти легче. А дальше что? Когда поднимусь – что делать, что смотреть? Где искать мой отель на вершине? Как добираться назад в Тункси, в какое время? Где в Тункси мой хостел?

08:00. Старт. Пообещав себе, что я буду отдыхать столько, сколько моей душе и ногам будет угодно, я пошла вверх. Народу двигалось много, и опять же одни китайцы, хотя по идее на туристических объектах обычно встречаются европейские лица. Азиатов очень забавлял вид поднимающейся в одиночку белой девушки, и они все желали сфотографироваться со мной. Через каждые пятьдесят метров для туристов были организованны продуктовые лотки, через каждые пять – урны. На пути регулярно слышались крики зазывал-продавцов: «Water, Water». Поднимаясь, я встречала носильщиков, которые тащили эти блага цивилизации наверх, многократно увеличивая их стоимость.

11:30. Ура! Поднялась за три с половиной часа – очень даже хорошо. Отличные виды, иногда прикрытые облаками. Осматривая окрестности, я вышла на площадку с огромным отелем и
Страница 12 из 14

рестораном. Кипяток, чтобы заправить лапшу, был платный. Я принялась за обед, причем так сильно проголодалась, что к полудню все запасы еды, которые паковались по принципу «много не тащить», закончились. Зато оставалась еще бутылка воды.

Раз я поднялась так рано, решение напрашивалось само собой: осмотрю окрестности и успею на последний фуникулер, найду автобус и поеду в хостел, верну деньги за несостоявшуюся ночь на горе, а рассветом полюбуюсь в другой раз.

Вообще сидя на площадке перед этим отелем, я никак не могла почувствовать, что я в горах. Какие же это горы? Магазины через каждые пять метров, сервис, толпы народа, дамы в платьях и на каблуках, мужчины в белых брюках и туфлях. Они приехали сюда на подъемнике, пообедают в ресторане и уедут – посчитав, что были в горах. Разве такие горы воспевают поэты? Здесь служащие сметают со ступеней листья. Высота две тысячи метров, а им листья помешали. Я уже молчу про возможность покататься на носилках – платишь, и тебя тащат, как короля, по горе. Больше похоже на высокогорный парк развлечений.

12:00. Время у меня еще было, а уезжать раньше совсем не хотелось. Вспомнив слова парней, что в районе моста народу мало, так как это очень далеко, я решила прогуляться в ту сторону на пару часов, а потом назад – успеть на подъемник. Нашла нужную тропу по указателям, которых было так же много, как урн, и осталась наедине с природой, в полной тишине. На пути увидела листья…

Тропа оказалась очень заманчивой. Она все время шла круто вниз, а за каждым новым поворотом открывались красивые виды. Договорившись с собой решать проблемы по мере их поступления, я не задавалась вопросом, как пойду назад – круто вверх. Я любовалась. К сожалению, мне открывалось не все из-за дымки и облаков, но ощущения были невероятные.

Первого человека я встретила минут через двадцать и уже сама радостно кричала:

– Hello!

Показав на карте мост, он сказал, что это очень далеко.

Я решила еще прогуляться. Прошел уже час, а дорога по-прежнему вела круто вниз. Собираясь в горы, я меньше всего хотела оказаться здесь одна, но сейчас, после той оголтелой толпы, чувствовала полное уединение и счастье. Моей целью был мост, благо моя китайская карта показывала его в иллюстрированном виде и я могла хоть немного ориентироваться. Он был прямо между скал, чем манил меня еще сильнее. По пути со мной никто не шел, зато навстречу регулярно попадались люди. Они крайне удивлялись, что я одна, и с какими-то странными интонациями говорили:

– Ты такая смелая!

Странно… Может, пора начинать бояться?

14:00. Красота открывающихся видов набирала силу по возрастающей. Я нашла то, зачем ехала сюда, – дыхание гор. Тропа шла по-прежнему круто вниз, уже два часа. То есть обратно мне придется минимум три с половиной часа ползти по вертикали. Пора было поворачивать… Последний автобус не ждет.

И тут вдалеке я увидела мост. Небольшой мост в расщелине скал. Опять вниз. Дойдя до моста, я увидела то, что поразило меня до глубины души, – отвесную скалу, на ней – узкую тропу с перилами, а внизу – крутой обрыв. Именно в этот момент туман полностью рассеялся, и я смогла видеть все. Мне открывалось лишь начало, тропа резко поворачивала за угол горной стены. Я пошла. Даже, скорее, побежала. Что там за поворотом? Вниз.

Здесь не было магазинов и криков «Water», ни одного носильщика или подметальщика, только горы и люди, которые их любят. Лишь такая мотивация заставляла спускаться и подниматься часами.

За поворотом передо мной открылась картина: ущелье, изрезанное узкой тропой и ступенями, которые идут по самому краю обрыва и уходят в туннель сквозь горы. Не пройтись по этим ступеням было бы для меня преступлением.

Я ощутила себя стоящей на краю бездны. Земли не было видно, только кроны деревьев далеко-далеко внизу. А чтобы увидеть вершину, нужно было очень сильно запрокинуть голову, настолько она непостижимо высока.

15:00. А за новым поворотом – еще один… Остановиться было выше моих сил. Дорога шла преимущественно вниз и прямо. Путь назад – это голый подъем. Я спускалась уже три часа, то есть подниматься буду около четырех с половиной, а сил уже значительно меньше. По пути мне встретились англоговорящие китайцы. Они были до глубины души поражены, что я одна шагаю по такому сложному маршруту. Мы сверились с картой: я прошла чуть больше середины пути, который представляет собой круг, получалось проще идти вперед и замкнуть его, чем поворачивать назад. Они поменяли мою китайскую карту на свою, с английским переводом, и перевели китайскую бумажку с бронью отеля, поставив на карте крестик. Было очевидно, что на автобус в город я опоздаю. Хорошо, что забронировала отель. Меня предупредили, что впереди очень крутой подъем, я сказала о том же – они шли в противоположную сторону.

16:00. Начался обратный отчет. Осталось два часа до заката солнца, полбутылки воды, и совсем скоро должен начаться подъем. Я чувствовала, что многочасовой спуск по крутым ступеням забрал у меня силы. А встреченные китайцы сказали, что, по их мнению, путь наверх заберет часа четыре. У меня не было четырех часов, только два и то с натяжкой. Остаться в горах с наступлением темноты просто недопустимо, я должна сделать все, чтобы выйти хотя бы на площадку, где работают люди. Я пошла, увеличив скорость. На лавочках стали предательски появляться пустые бутылки от энергетического напитка «Red Bull». Вот что мне нужно! Мне нужны силы для подъема. Я была готова купить, но никого не было.

И тут случилось счастье. Мои мысли не заставили долго ждать материализации. Передо мной выросло кафе. Первое – за четыре часа. Я вбежала туда, а на витрине красуется «Red Bull». И никого в помещении.

– Hello! Hello! – кричала я. Никого.

– Hello, – а то сейчас сама возьму – время идет.

Вбежал китаец. Понял, что ли, что я имела в виду?

– Water? Water?

– Какая water? «Red Bull» давай, два!

Китаец удивленно смотрел, как белая девушка залпом оглушила напиток и двинулась в путь.

16:15. Вот он – родной подъем. Я уже даже соскучилась. Это были явно не щадящие Восточные ступени, где через каждые двадцать ступенек ровные пролеты, чтобы ноги отдыхали. Здесь все проще: вертикально вверх прорубленные ступени. Промежуточный итог был таков: времени около двух часов, даже меньше, с собой полбутылки воды и бутылка «Red Bull», еды нет уже давно, пошел восьмой час моего похода по Желтым горам.

Я, привыкшая к медленным восхождениям, всегда поднимающаяся на любую гору в хвосте общего строя, четко понимала, что не могу позволить себе частые остановки. Я должна идти быстрым темпом, я должна идти…

И я шла достаточно сносно. То ли энергетик открыл второе дыхание, то ли окружающая красота манила выше и выше, то ли инстинкт самосохранения лишил меня явной усталости. Люди встречались так же каждые минут двадцать, и периодически я оставалась совсем одна, восхищаясь крутыми обрывами и требуя от себя идти вверх, поменьше останавливаясь. Мне было даже страшно подумать, что будет, если оказаться тут одной после заката, который должен был наступить уже через полтора часа. Я и не думала…

17:15. Уже будучи близка к тому, чтобы замкнуть круг, я стала встречать организованные толпы туристов. Гиды подводили их к началу каньона, они спускались немного, и все. Как хорошо было там, без этих
Страница 13 из 14

орущих масс. Как можно орать в горах? Как можно ходить с плеером? Вы же не слышите горы! Вы же не сможете их почувствовать!

18:00. Я замкнула круг и нашла указатель на мой отель. Спускался густой туман.

18:20. На ощупь я добралась до отеля. Какое счастье, что я забронировала его заранее. Стоимость самого дешевого номера, без душа, – сто юаней. А с душем уже двести сорок юаней. Мои английские друзья убедили меня, что одну ночь провести можно. Но после марафона моим главным желанием был душ. Оказавшись в тепле и безопасности, организм позволил себе расслабиться и почувствовать усталость. Меня трясло мелкой дрожью. Чтобы прийти в себя, мне срочно нужен был душ, о чем я и сказала девочке на стойке администратора. Мое спасение стоило тридцать юаней.

Самочувствие нормализовалось, но я побоялась, что организм, до конца не отошедший от простуды, что настигла меня в Шанхае, может дать сбой после такой нагрузки. Мне нужна была горячая еда и, желательно, водка в профилактических целях. Я заказала омлет с помидорами – единственное блюдо без мяса в меню – и купила китайскую водку – сто двадцать пять миллилитров за десять юаней. Хотя, может, это была и не водка, на бутылке все было на китайском, единственно понятное было – сорок восемь градусов. Продавщица очень широко улыбалась, когда давала ее мне.

– Что смешного? Я русская – мне положено, по национальному признаку.

Она, конечно, меня не поняла.

Картина, как единственный белый человек в отеле, еще и женского пола, ужинает и пьет крепкий напиток, вызвала большой ажиотаж. Женщины приходили посмотреть из-за угла, а мужчины одобрительно кивали. Моего китайского и их английского не хватило, чтобы объяснить, что мне надо сделать ровно три глотка исключительно в целях профилактики, и вообще, я не могу понять, как они пьют эту гадость. В итоге под их пристальными взглядами я смогла сделать только два глотка.

Самый смелый китаец подсел за мой стол, он немного знал английский и оказался гидом. Он-то мне и поведал, что мой сегодняшний круг – длиной десять километров, а Восточные ступени – шесть, плюс расстояние до гостиницы. В итоге я прошагала двадцать километров, по времени десять часов, из них шесть – чистого подъема.

В комнате я спала с китаянками, подъем был назначен на 4:30, так как в 5:30 мы должны были быть на пике – встречать солнце. Я упала в сон.

4:00. Мои соседки включили свет и стали шумно собираться, громко смеясь. Мой будильник не звенел, ему было положено спать еще полчаса. Я говорю (они, на удивление, знали английский):

– Еще же рано?

– Да! – ответили они и продолжили галдеть.

Пришлось посмотреть на ситуацию по другим углом и разглядеть в ней свои плюсы. Встала в четыре утра, и вот оно, завтра. Пора подумать о возвращении в свой отель. Тут мои соседки мне и помогли: они написали название города и моего отеля по-китайски, рассказали, как добираться. А также предложили пойти на пик с ними, так как у них гид. Эта идея мне понравилась – идти одной в темноте совсем не хотелось.

5:30. Минут за сорок мы добрались на пик, который считается лучшим для встречи солнца. Но, вместо того чтобы созерцать темноту, которая через пятнадцать минут начнет таять, уступая место новому дню, мне пришлось смотреть по сторонам. Толпы народу были всюду. Пройдясь немного, я нашла тихое местечко, где устроилась ждать. Через пять минут вокруг меня было уже пятнадцать человек.

Солнце мы так и не увидели – туман был слишком густой. Я понимаю солнце. Кто захочет выходить к такой толпе? Если бы они просто ждали, так они орали, слушали музыку и, самое страшное, улюлюкали – звали солнце. Я бы на месте солнца тоже не вышла.

Именно в это утро, вспоминая вчерашние приключения, я поняла, что имею полное право гордиться собой, – мои ноги не просто могли идти, они даже не болели. Домашняя подготовка и многочасовые пешие прогулки по Пекину и Шанхаю не прошли даром. Я чувствовала себя прекрасно.

Ориентирование на местности, или Топографический кретинизм

Топографический кретинизм – это болезнь не только всех женщин, но и большинства организованных туристов. Первый совет на отдыхе, который они получают: носите с собой визитку отеля. Разумный подход. Если заблудитесь, всегда есть возможность приехать на такси. Только благодаря такси атрофируется собственная наблюдательность. Понимание, как можно использовать общественный транспорт в незнакомой стране, вообще никогда не наступит. Бэкпэкер тем и отличается от туриста, что такси как основной способ передвижения не использует.

Перед стартом я честно призналась себе, что страдаю «недугом», и не представляла, как буду ориентироваться и передвигаться в городах.

Все началось с карт. В Пекине я купила большую развернутую карту, в других городах мне стало хватать карт из путеводителя. Отметки, где нахожусь и куда надо прийти, остановки на каждом перекрестке с внутренним вопросом: «Направо или налево?», постоянная сверка дорожных указателей с названием улиц – неожиданно для себя я стала понимать карты и прокладывать оптимальный маршрут.

Карты в путеводителе очень маленькие и, на первый неопытный взгляд, казались крайне неудобными. Ориентироваться по ним стало легко, когда я привыкла. Главное их преимущество, что они все находятся в одной книге.

На них отмечают интересные места в городе, рекомендуемые кафе, посольства, банки, хостелы, остановки метро и другое. Я слышала негативные отзывы, основанные на количестве ошибок в таких картах. Моя практика показала, что погрешностей совсем немного.

Во многих хостелах имелись стенды с визитками, журналами и буклетами.

Там было много полезной информации по навигации в городе, например бесплатные карты, визитки интересных мест. Я ими активно пользовалась.

Совет про визитки действовал и по отношению к хостелам, я всегда брала их с собой. На таких визитках, помимо адреса, рисуют миникарту, как дойти от остановки. Иногда на обороте дают советы, какие маршруты идут в этот район и какие станции метро ближе. Визитка хостела ориентировала в самостоятельном передвижении.

Самым удобным транспортом в городе было метро. Как правило, «ветки» указывались на карте города и ориентироваться было просто. Остановки объявлялись, в том числе, на английском языке, или я их просто считала. Нужный выход искала по названию улиц, сверяясь с картой.

С автобусами все было сложнее. Я до конца не понимала, куда еду и как, но, как ни странно, в большинстве случаев все же приезжала к желанному месту. Большое количество маршрутов создавало путаницу. Иногда даже названия остановок было не разобрать. Поэтому я старалась уточнять все детали заблаговременно у сотрудников хостела или других путешественников. Номер автобуса, сколько остановок до места, где расположена остановка в обратную сторону. Некоторые описания находила в путеводителях или визитках.

Такси я тоже использовала. Только теперь это стал запасной вариант. Эта услуга требовалась, когда я въезжала в город уже в темноте или была очень уставшей. Но, чем больше опыта я приобретала, тем меньше хотелось ехать на такси. Каждый раз я ставила перед собой задачу добраться до места на общественном транспорте. Просто сама удивлялась и радовалась, что у меня получается.

Бесспорно, лучшим
Страница 14 из 14

способом передвижения по городу оказалась прогулка пешком. Запоминая здания и сверяясь с картой, я могла очень много гулять. Когда достопримечательности сосредоточенны в одном районе, намного удобнее обойти их пешком, чем путаться в автобусах. Плюс немного полезного самовнушения, что мои ноги становятся стройнее, а выносливость увеличивается, помогало осознать глубокий смысл в многочасовой прогулке, как мне иногда казалось, через весь город.

Раньше я всегда терялась в двух кварталах. Это казалось неизлечимым. В поездке я поняла, что это от невнимательности к деталям. Стоит обращать внимание на особенности местности, а потом это будет происходить само собой. Больше внимательности, а половая принадлежность не причем.

Письмо 10-е

04.10.2007

Я планировала провести дней пять в Ханчжоу, полюбоваться городом-садом всего в нескольких часах от Хуаншань-сити. Хостел оказался с виду очень приятным местом, прямо на берегу озера, в окружении двух парков, бесплатный интернет для гостей… Только мест не было. Вообще. Даже дорогих.

Ведь знала же, что с 1 по 7 октября в Китае главный национальный праздник, и всех предупреждала об этом. А сама положилась на «авось» и ехала наугад, без предварительной договоренности. За три недели дороги успела привыкнуть, что хостелы в Китае на каждом шагу и особых проблем с местами не бывает.

Мой путеводитель предлагал только один дешевый вариант ночлега в Ханчжоу, но я как подготовленный путешественник имела визитки еще шести мест, которые набрала по дороге. Девочка-администратор согласилась мне помочь, и мы стали звонить. Шесть хостелов. Мест нет. Вообще. Даже дорогих.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/olesya-novikova/neveroyatnye-priklucheniya-russkih-ili-aziatskoe-prityazhenie/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.