Режим чтения
Скачать книгу

Баффер читать онлайн - Михаил Дулепа

Баффер

Михаил Дулепа

Современный человек, кажется, готов к чему угодно – к вторжению коварных пришельцев, к Армагеддону, к пробуждению древних богов, – но только не к тому, что магия из компьютерных игр придет в реальный мир…

Не верил в это и Михалыч – курьер в службе доставки, а в игровом мире некогда известный как Вязимир. Но поверить пришлось. Ведь все началось с простеньких заклинаний. Сначала кто-то побаловался и приказал кошке на улице: «Замри». Потом кто-то снес три жилых дома заклинанием «Порыв ветра». Дальше больше… Мир, где игровой магией может воспользоваться кто попало, обречен. Михалыч сообразил это быстрее прочих, что повысило его шансы на выживание, но…

Выживание для баффера – это еще не все!

Михаил Дулепа

Баффер

1

– Оля? Да, я. Доставил последний заказ по списку, замечаний никаких, сейчас перекушу и к пяти подъеду сдавать деньги, хорошо? – Я выслушал утвердительный ответ и отключил мобильник. При найме я договорился, что могу в любой момент взять часовой перерыв, и этот час пошел.

Попытавшись выпрямиться, привычно поморщился. Вытянул руки – пальцы почти не дрожали. Замечательно, экономим таблетку! Лекарства нынче дорогоньки… хотя работа курьером в аптеке, ими торгующей, серьезно снизила цену.

Феритин мне нужен постоянно. «Синдром Мышкина» – штука не так чтобы редкая, но обычно от нее умирают годам к двадцати. А я в тридцать пять все еще жил, чем немало радовал своего ангела-хранителя, притворяющегося доктором медицинских наук Ивановым Иваном Абрамовичем. Хорошее было чувство юмора у его родителей, да? Док сделал на мне кандидатскую, потом я ему помогал, в качестве материала исследований, с докторской. Так, глядишь, и до академика доползет, если я однажды не забуду принять таблетку. Если забуду… сначала дрожание пальцев, через два-три часа легкие подергивания мышц рук и ног, еще через пару часов переходящие в судороги. Сутки без таблетки – приступ, очень напоминающий эпилептический припадок, да отчасти им и являющийся. Потом раз за разом приступы повторяются, со все более сильными судорогами. Больше трех суток я без таблеток пока не выдерживал, и что-то подсказывает, что до пятых могу и не дожить. Ну, а чтобы доку было еще интереснее меня изучать, все дополняется быстрой физической утомляемостью. Усталость снижается сультаком, который продается только по рецепту и который хотят запретить к продаже, как имеющий какое-то отношение к наркотикам.

Феритин – две тысячи семьсот сорок два рубля за пачку самая низкая цена в России. За границей, как ни странно, дороже – повод для гордости за страну! Упаковка в месяц. Сультак дешевле, всего шестьсот тридцать семь на той фирме, где я работаю. Еще упаковка. Плюс коммунальные, плюс Интернет. Плюс надо что-то есть и во что-то одеваться. Тринадцать тысяч в месяц обязательных расходов.

Когда я был уволен по сокращению штатов из библиотеки, в которую пришел после школы и работал почти пятнадцать лет, то был в панике. Привычный мир рушился! И не будет больше тихой бюджетной заводи развитого социализма с гарантированной крошечной зарплатой, а ждут меня тяжелые будни капиталистического ада! Но первая же работа, за которую ухватился не глядя, оказалась и интереснее, и прибыльнее ставки заместителя заведующего районной библиотекой. Когда через год умер отец, то и вовсе курьерский ритм оказался спасением. В библиотеке было слишком много времени для ненужных раздумий. А дорога съедает лишние мысли.

Я включил мобильник.

– Алла, здравствуй, красавица! Михалыч, да… Собрали? Замечательно, я буду в восемь, как обычно. – Немолодая толстушка, занимавшаяся формированием заказов, прощебетала что-то невнятно-утвердительное и бросила трубку. Я слишком быстро устаю, чтобы работать на срочной доставке, и работаю только с собранными пакетами заказов. Зато сразу сообразил, что можно брать заказы у разных фирм, так что вечером я забираю пакеты в одной аптеке, с утра заезжаю во вторую и, составив график, весь день спокойно развожу.

– Алло? Андрей? Да, я. Все разбросал, в районе Прокофьевской и Марьино. Завтра заеду за новой пачкой. Есть что-то на расклейку? Я бы взял. Хорошо, завтра заеду, как обычно.

Подведем итог – семь заказов за день. В трех местах дали чаевые, в одном накормили – пожилая женщина, заказывавшая таблетки, прямо с порога затащила в только что отремонтированную шикарную квартиру, на все отнекивания только махала рукой, налила тарелку борща и с каким-то нездоровым энтузиазмом смотрела, как я его ем. Вкусно, кстати. Еще и бутерброд дала с собой. Не так уж и редко такое бывает… со мной, во всяком случае. Другие курьеры на заказчиков обычно только жалуются. Иногда быть сутулым доходягой со впалыми щеками выгодно.

Полторы сотни с заказа, плюс… так, сколько?.. Я начал пересчитывать чаевые. Редко дают, но все-таки дают. Как-то подсчитал – получается семнадцать рублей чаевых за заказ в среднем. Ну да с миру по нитке. Плюс сотня за пачку рекламного спама, разложенную по ящикам.

Купив у проходившей лоточницы стакан растворимого кофе, я развернул подаренный бутерброд. Сидевшая на теплой крышке теплоцентрали дворняга заинтересованно принюхалась и, вскочив, потрусила ко мне, с показным дружелюбием виляя хвостом. Меня ее «улыбка» ничуть не обманула. Звери поумнее, живя рядом с людьми, перенимают все их привычки, в том числе и вилять хвостом, когда что-то надо. Псина, поняв, что ей ничего не собираются давать, гавкнула с интонацией провинциального гопника. Я нагло откусил еще кусок и запил быстро стынущим кофе. Извини, блохастый, но это моя добыча.

«Друг человека» оскалился, по инерции продолжая вилять хвостом, но не решаясь броситься. Потом опять гавкнул.

Я доел бутер, выпил кофе, аккуратно кинул в урну стаканчик и посмотрел в глаза собаке. Та от такой наглости сначала перестала изображать несчастную обиженную тварюшку, а потом начала брехать. Уныло, однообразно матерясь по-собачьи, явно не со зла, а для порядка и выражения своих чувств по отношению к наглым двуногим, беспардонно съедающим вкусную еду, не делясь с хозяевами точки. Время от времени псина делала движение в мою сторону, обозначая свою готовность напасть, при этом удивительным образом не сдвигаясь с места. Ага, а сейчас подойдет автобус и я трусливо убегу? Нет уж.

– Замри! – Собака от неожиданности в самом деле замерла на месте. Вытянутый хвост замер на полумахе, пасть раззявлена, и только парок из пасти показывает, что это не чучело. Дрессированная, что ли? Я оглянулся на подходящий автобус и поднялся. Что ж, блохастая, поле боя за тобой, можешь ликовать.

Уже в закрывающиеся двери посмотрел на собаку. Та стояла, все так же вытянув хвост и раззявив пасть в сторону опустевшей скамейки. Больная, может? Или сожрала что-то? Двери с шипением закрылись, и я почти сразу забыл о произошедшем.

Сдав деньги, забрал собранные на завтра заказы и отправился домой. Спасибо нынешнему Гаранту, в «частной» беседе, транслируемой на всю страну, выразившему мнение, что для бизнесменов должно стать хорошим тоном брать на работу «людей с ограниченными возможностями», отдавая таким образом «социальный долг». На следующий день началась кампания «устрой инвалида на работу, а то проверка приедет».
Страница 2 из 31

Очень кстати это совпало с моими поисками заработка, и теперь я «официальный инвалид» на двух фирмах. Им хорошо, и мне приятно, всегда бы такие инициативы от Гарантов исходили. Хотя Док рассказывал, что в некоторых фирмах заставляли своих сотрудников оформлять инвалидность, не желая платить кому-то на стороне. Ну, что ж поделать, еще встречаются отдельные перегибы на местах…

Дом встретил тишиной, и я почти сразу включил телевизор, чтобы бубнило над ухом. Третий год живу один, никак не могу привыкнуть. Если в квартире есть кто-то, то даже в полном молчании есть хоть какие-то звуки – шелест одежды, шуршание тапочек по полу, откашливание, переворачиваемые страницы, иногда слова «для себя». Не люблю полной тишины.

– …продолжается распространение компьютерного вируса, названного «убийца игр». Вчера о падении серверов заявили представители фирмы «Близзард», и это значит, что еще десять миллионов человек лишились своего привычного развлечения. «Близзард» держалась дольше всех конкурентов, пять дней отражая атаки. Напоминаю, что вирус начал свое шествие по всемирной Сети неделю назад и за это время индустрия компьютерных игр понесла колоссальные убытки. Особенно пострадала Южная Корея, где компьютерный спорт наиболее развит. Кстати о Корее – новый хит популярного исполнителя стремительно ворвался…

Я приглушил звук. Плохо. Минус пять тысяч из бюджета.

Играю я давно, с двухтысячного года, когда нашу библиотеку наконец подключили к Интернету в рамках госпроекта. Предпочитаю, конечно, онлайновые игрушки, все же никакой синглплеер не дает такого удовольствия. «World of Warcraft», самая посещаемая онлайн-игра, поглотила меня с первого своего дня, но три года назад игра начала давать не только моральное удовольствие, но и материальную прибыль. Добыча игрового золота на продажу за реальные рубли была ненадежным, но желанным подспорьем. Теперь, с падением серверов, я терял одну шестую своего месячного дохода, нет игроков – нет покупателей. Досадно, ну да ничего, проживу.

Ужин, две таблетки, душ, замер давления, витамины, новости. Вечер катился привычным путем, как и сотни предыдущих. Но чего-то не хватало, и это чего-то было связано с компьютером. Скука.

Единственный приятный момент моей болезни – это снижение потребности в сне до четырех часов в сутки, к тому же распределенных по часу-двум за раз. Раньше я мог провести их в виртуальном мире, но сейчас из-за вирусной атаки, было просто нечем заняться. Читать или смотреть что-то надоедает примерно на второй месяц работы курьером, потому что это единственное развлечение в пути между адресами. Я начал перебирать страницы, читая вопли души игроманов. Минут через десять я понял, что что-то не так. Судя по отзывам, атаке в онлайне подвергались преимущественно фэнтезийные игрушки. Танчики, стрелялки, леталки – все это было в порядке, серверы сейчас стонали под наплывом новых игроков, искавших замены виртуальным сказкам. Но если игровой сервис предоставлял вместе с симуляторами и доступ к играм, проходящим по «сказочному списку», то так же подвергался нападению вируса. Хорошо организованная атака, сколько же кто-то потратил ресурсов. А зачем?

Два боя на танках, один полет на самолете. Не то. Скучно. Я машинально попытался открыть клиент варкрафта и полюбовался надписью «Нет ответа». Скука давила, открытую проду фанфика я нервно закрыл на втором предложении. Черт!

Поиск в папках, щелчок по иконке, набрать в строке «коннект».

MUD «Сказания», мульти-юзер-данжн, текстовая игра, основанная на «старинно-русском» антураже, была моей первой интернет-игрушкой. Тогда я назывался волшебником Вязимиром и в игру заходил больше посидеть-поболтать, чем прокачаться в уровнях. А потом игровой мир стало лихорадить, начались войны кланов, склоки, скандалы… Мы с парой друзей пытались открыть «зеркало» игры, с запретом войн, но идея не прошла, и мы сначала вернулись из своего пустующего «рая», а потом появился варкрафт, и я стал андедом-магом Vizymirom на сервере Варсонг. Эх, а ведь были времена…

«Добро пожаловать в мир русских сказок!»

«Кто» – 179 человек онлайн.

Ничего себе, да и в лучшие времена не всегда столько собиралось!

«Нужна дамага! Много!»

«Кто в рипеи? Быстро-быстро пробежим!»

«Витязь ищет группу!»

«Блин, есть у кого рабочий конфиг на купу? Я свои давно удалил»

«Мужики, а как тут играть-то?»

Похоже, не один я без игр страдаю.

Игровая система «Сказаний» была основана на постоянном повышении уровней, с ростом опыта и перерождением по достижении максимального, 31-го уровня. Перерождение повышало все характеристики на единицу, магам добавляло один слот на каждый круг заклинаний, а бойцам повышало на пять процентов планку прокачивания умений. В результате один боец десятого перерождения равнялся по силе пяти новичкам. Но мне «мортаться» было лень, да и класс неподходящий. Волшебнику в одиночку и скучно, и опасно, так что я остановился на четырех перерождениях, после чего просто бродил по хорошо описанному миру.

Так, что у меня тут?

Я проверил игровой аукцион, вылавливая подходящие предметы экипировки. Потом поставил врата перехода, фирменную фишку волшебников, позволяющую мгновенно переноситься к заранее запомненному ориентиру, и, быстро пролетев по знакомым дорогам, проверил игровые магазины в редко посещаемых городах, потратив половину наличности.

Наконец, собрав полсотни к шансу на успешное прохождение заклинаний, по паре дополнительных слотов на нужные круги и немного вещей с обаянием, характеристики, от которой у волшебника зависят кое-какие умения, вернулся на постоялый двор.

«Визик, даров! – а вот и знакомый. – В рипеи пойдешь?»

«У меня каста всего полста, а инты на печать нет вообще».

«Гы! Хрен с ним, я вообще голый! Сейчас в магазине куплю что-то и рванем впятером».

«Вспомнить былое?»

«Точно! Как мы тогда в первый раз, в десять неморченых рыл!»

«Ага, помню. Кое-кто тогда раз пять помер».

«До сих пор помнишь? Да, были времена!»

«А что, один ты их пройти типа не можешь?»

«На хрена? Скучно одному. Гребаный вирус – вовка лежит, линяга тоже, хоть тут оттянусь»

«Та же фигня. Хорошо, где встречаемся?»

Ответа не было. Немного пощелкав по клавиатуре, я дождался лишь печального «couldn`t connect». Черт! Следующие пять минут я пытался зайти в мад, но игра не откликалась.

Да что ж такое?! Ну ладно – варкрафт, но зачем нацеливать вирус на текстовые игрушки? Словно кто-то решил угробить в Сети все, связанное с магией…

Я осекся. В голове вдруг сложился пазл. Собака. Игры. Магия. Вирус. «Замри».

В MUDе все команды надо было набивать вручную, а все действия игроков и монстров отображались в текстовом виде. «Замри!» – было игровым отображением заклинания «оцепенение» у волшебников. Это же заклинание, но произнесенное колдуном, показалось бы как «Аки околел!». А я сказал собаке «замри». И я играю волшебником. И кто-то гробит высокодоходные бизнесы, избирательно роняя все игры магического толка.

Да ну, бред. Не может быть.

Я поднял руку, направил на стену… и опустил. Глупость глупостью, но если бы я не думал о последствиях, то до своих лет не дожил бы. Лихорадочно перебирая в уме своих персонажей и доступную им магию, я остановился на «ледяной стреле» мага в варкрафте. Не
Страница 3 из 31

слишком сильное, быстро кастуется, действует строго на одну цель.

Встав, поднял руки перед собой и, глядя на стену, с выражением произнес: «Ледяная стрела!»

Ничего.

Ну да, ничего и не должно же быть… это не сказка и не игра. Это жизнь, детка! Тут магия не работает.

Стоп, я играю за андеда, а у них характерная анимация заклинаний. Левую руку перед собой, правую отвести, вращаем по часовой стрелке, правую вперед: «Ледяная стрела!»

Ничего.

Может, надо с эмоцией?

«Ледяная ссстрела!»

Ничего.

А если наоборот, спокойно, расслабленно?

«Ледяная стрела»

Ничего.

Попробуем представить визуальный эффект. И ощущение холода.

«Ледяная стрела!»

Ничего. С-сволочь. А я уже и поверил.

Неожиданный азарт растаял, как та самая ледяная стрела. Появилось легкое ощущение неловкости. Взрослый мужик, а устроил такое. Вздохнув, я шагнул к креслу.

Коннект. Couldn’t connect.

Жаль. Я открыл сайт с онлайн-шахматами. Судя по всему, магия тут не использовалась, а потому сайт работал как всегда. Встав на поиск соперника, я поудобнее уселся в кресле. Да уж, если бы все было так, как мне представилось! Каждый обретает магию своего персонажа! Я бы в друиды пошел! Или в варлоки! А еще лучше в шаманы – и молниями кидаться, и подлечивать себя. Интересно, магия из игрушки в жизни могла бы лечить?

Я бросил взгляд на пальцы. Не дрожат. Хорошо.

Кстати, а почему я решил, что магия из варкрафта будет действовать? Тогда уж разумнее пробовать что-то из заклинаний волшебника? Что там у него? Защиты? Не нужны, от чего им в жизни защищать, как проверить? Улучшение силы? И что дадут три очка силы? Сколько это добавит килограммов? По идее, если я тощий волшебник с пятнадцатью очками силы, то, добавив три… я повышу свои способности на двадцать процентов? И как это измерить?

Еще у волшебника есть различные «видения». «Видеть невидимое». «Видеть магию». Что разглядывать в пустой комнате?

Невидимость. На ком проверять? К тому же меня и так редко замечают, уж такая особенность организма.

Заклинание «полет». Рискнуть скастовать и прыгнуть с пятого этажа? Нет уж.

А больше никак не проверить. Печать? Мешает монстрам заходить в комнату с игроками, зависит от интеллекта. Кто ко мне может зайти? «Оцепенение» трех видов? Кого оцепенять будем? Даже мух нету. Пылевая буря? Кислота? Ледяное прикосновение? А есть еще «защитники», слабенькие существа-фамильяры. Ангел есть – сильный призыв, может спасать и подлечивать волшебника. Сам убить никого не способен, приказам не подчиняется, действует по собственному разумению. Бесполезен, в общем.

Мигание? Действует только когда заклинателя бьют, причем не всегда. Восстановление? Возвращает очки движения, снимает усталость. Очень пригодилось бы под конец дня, когда ноги гудят после доставки последнего заказа, но сейчас я уже отдохнувший.

Черт, ничего пригодного для экспериментов. Так что успокаиваюсь, вон уже мигает запрос на поиск противника для блицпартии.

Ах да, есть еще «магические стрелы» – самое слабое заклинание, которое даже на первых уровнях редко употребляется, проще взять дубинку получше да ею бить. Как там формула звучит?

Я направил палец на стену и произнес:

– Остры стрелы твои.

С пальца сорвались три слабо светящиеся точки и ударили в обои, оставив после себя темные пятна.

2

Почти не удивившись, я повернулся к компу и нажал отмену партии. Потом встал и подошел к стене. На бежевых обоях, старых, советских еще, на расстоянии тридцати пяти сантиметров друг от друга темнели три отверстия, словно от вытащенных гвоздей. Спичка, засунутая поочередно в каждое, погрузилась наполовину, почти два сантиметра получается и три миллиметра в диаметре.

Я прошел в спальню и вытащил из пакета в шкафу пневмашку. Выглядит как настоящий «Глок-17», когда-то очень хотелось такую игрушку. Но когда купил, то, неделю постреляв, убрал и забыл. Зарядив новый баллончик, направил его в стену рядом с дырками, потом опомнился, отошел к другой стене и выстрелил уже оттуда. Шарик ожидаемо не оставил даже пятимиллиметровой глубины дырки. Значит, это не было следами от стрельбы, о которой я забыл. А отцова двустволка бабахнула бы так, что я бы точно запомнил и соседи бы прибежали.

И значит – это действительно было заклинание «магическая стрела».

Я сел в кресло, почесал голову пистолетом. Подскочил, разрядил пневмашку и убрал в шкаф. Сел опять. В голове было совершенно пусто. Пальцы не дрожали. Что же это значит? Что же из этого следует?

Повторяя это про себя, я пошел на кухню, налил чаю и, вернувшись к компу, поставил чашку рядом с другой, еще полной. Опять сел. Что же из этого следует?

Следует, что я действительно могу осуществлять какие-то воздействия, имеющие внешнее выражение, полностью отвечающее эффекту заклинаний волшебника из компьютерной игры. Проверим.

Открыв дверь на балкон, я поставил на поручень поллитровую банку. Убрал – на линии был дом напротив. Прислонил к поручню швабру, на нее надел банку, сел на пол.

Протянул палец и вполголоса сказал:

– Остры стрелы твои.

Три точки сорвались с пальца, ударившись в банку, сбили ее с деревяшки и исчезли.

Я встал с пола и пошел за совком. Надо было газету постелить.

Закрыв дверь на балкон, снова сел в кресло. Значит, магия работает. Черт.

Вскочив, я кинулся к стене и упал на колени, обшаривая пол. Ни пылинки, и я убирал позавчера. Где штукатурка, полкубического сантиметра, в виде пыли и крошки, выбитой ударом магической стрелы? Нету. Куда делось?

Темной тканью послужило синее полотенце. Аккуратно уложив его на пол, я сел в метре от стены, вытянул палец.

– Остры стрелы твои.

Три сорвавшиеся с пальца точки, три дырки в стене на уровне двадцати сантиметров от пола. И чистое, ни пылинки, полотенце.

Бред. Ну ведь бред же! Что за глупость – реализовать эффект слабого заклинания, при этом испарив в небытие несколько грамм вполне реальной материи? К тому же получается, что у стрел двойное действие, и протыкающее, и толкающее, иначе чего бы банка свалилась?

Где-то «там» вдруг что-то дрогнуло, и я непонятным образом узнал, что заклинание восстановилось и готово к применению. Схватив часы, я начал следить за стрелкой. Через пять минут ощущение «узнавания» повторилось. Та-ак, а это уже интереснее. Магия в «Сказаниях» слотовая, основанная на запоминании скастованных заклинаний. То есть каждое заклинание имеет свое время восстановления и, будучи использовано, встает в очередь изучения. Магические стрелы у моего волшебника восстанавливаются двадцать секунд. Игровой час, то есть «тик» на жаргоне, длится две минуты. Две минуты равняются часу в реальном мире. Двадцать секунд реального времени, отведенные под восстановление заклинания в игре этой сумасшедшей логикой, считаются равными одной шестой игрового часа, который длится две минуты, но равен часу реального времени. Бред. Но логичный. Значит, у меня есть слоты заклинаний, время восстановления которых соотносится с реальным. И требует проверки еще один пункт.

Я снова сел за комп, развернув клиент MUDа и проматывая историю. Всегда же машинально проверяю, что у меня заучено из заклинаний! Где же это? Вот, «Магические стрелы» – первый круг, пять штук заучено.

Вернувшись к стене, я снова расстелил полотенце. Как бы это зафиксировать?
Страница 4 из 31

Мобильник! Включив камеру на запись, я зажал мобилку двумя книгами на полке, так, чтобы в кадр попал и я, и стена.

– Остры стрелы твои. Остры стрелы твои. Остры стрелы твои. Остры стрелы твои. Остры стрелы твои.

На пятом «остры» у меня даже язык заплелся, еле смог завершить заклинание. Что поделать, волшебники в игре – это «христианский» класс, и все их волшебство оформлено цитатами из Библии.

Проводив последнюю сорвавшуюся с пальца точку, я оглядел стену – пятнадцать аккуратных дырочек двухмиллиметрового диаметра, ноль пыли.

Остановив запись, начал проверять глубину всех отверстий спичкой. Неодинаково, как ни странно. Но различия не больше миллиметра. Слабое заклинание первого круга, магия воздуха. Н-да.

Запись показала, что точки, срывающиеся с пальца, мне не кажутся. Действительно, слабо светятся, летят со вполне заметной глазу скоростью, и дырки появляются именно в месте касания их стены. Нашел лист бумаги, приложил поверх следов от первого заклинания, проткнул спичкой. Затем сверил с другими, стараясь наложить все дырки на одну область.

На листе образовалось явное подобие окружности. Значит, три точки-стрелы в заклинании разлетаются по конусу от моего пальца. Оружие ближнего действия?

Так, прошло две минуты! Снова палец в стену, и еще раз —…остры стрелы твои.

Ноль эффекта. Так, логика понятна – применить можно только то, что заучено, как и в игре. Так, следующий эксперимент!

Подождав, пока «восстановились» два заклинания, я снова начал мучать стенку.

– Остры стрелы твои. – Три дырки в обоях. Теперь с расстояния в десять сантиметров, еще раз.

– Остры стрелы твои. – Разлета почти нет, сложной формы отверстие миллиметров в пять шириной.

– Остры стрелы твои. – Нет эффекта.

Предположение, что у меня есть список заучивания и порядок восстановления, можно считать доказанным, как и разлетание «стрел» по мере удаления от меня. Я вернулся к компу, где все еще светилась табличка доступных моему волшебнику заклинаний.

Девять кругов.

Первый круг – «защита», «магическая стрела», «сила», «определение яда», «защита от тьмы», «создать свет». Ничего нужного, хотя «силу» все-таки стоит проверить. Или вот еще:

– Да будет свет! – на стол с мягким стуком упал небольшой, сантиметра два в диаметре, стеклянный шарик. Почему-то не светится ни разу, хотя должен. Осторожно оглядев созданный предмет с расстояния, я тронул его пальцем. Не светит, зараза. Что же не так? Хотя в игре он должен быть «экипирован», то есть находиться в руке. Пришлось глубоко вздохнуть и потратить минуту на убеждение себя в том, что брать созданный из воздуха непонятным образом материальный предмет таки стоит.

Взятый в руку шарик тут же разгорелся мягким розоватым светом. Примерно тридцать ватт лампочка, непонятно от чего работающая. Зашибись! Положенный на стол шарик тут же погас. Еще минуту я уговаривал себя, что иногда экспериментировать со странными вещами стоит, после чего второй шарик лег рядом с первым. Когда я взял их в руку, то засветился только один. Значит, есть какие-то неизвестные, но работающие ограничители. Вышел на балкон, опрокинул ладонь… словно окурок упал – кучка мгновенно погасших на кафеле искр и никакого звука. Так, продолжим.

Второй круг – «определение наклонностей», «видеть невидимое», «определение магии», «невидимость», «затуманивание». Наклонности видеть не нужно, хотя может быть полезно. Заходишь к стоматологу, например, и сразу видишь, какие у него садистские наклонности. Хотя зря смеюсь, надо будет завтра все «детекты» проверить. Аккуратно, в процессе, не подавая вида, благо внешнего отображения они не имеют. Затуманивание – аналог «защиты», понижает шанс попасть по защищенному игроку. Но как исчислить этот шанс в реальной жизни? Впрочем, все равно стоит подумать о наложении каждое утро. А вот невидимость… ладно, потом.

Круг третий – «ледяное прикосновение», «оцепенение», «полет», «молчание», «медлительность».

Ледянка – слабое повреждающее заклинание воды, никто им не пользуется. Оцепенение – основное заклинание волшебника, при удаче парализует любого противника, заодно увеличивая в полтора раза все наносимые тому повреждения. Вне боя – на два «тика», в бою – на пять раундов. Если тик равняется часу, то раунд… хм, ну, секунды две в игре… одна шестидесятая часа. Минута. При атаке на цель оцепенение должно держаться пять минут с момента начала атаки.

А вот это уже реальная сила. Это в игре пять раундов пролетают мгновенно, а в жизни за пять минут можно человека на куски порезать. Беспомощного-то. Хотя опять же, что там будет с шансом прохождения заклинания? Он же не стопроцентный, как определить? А если не нападать? Цель будет стоять неподвижно два часа? Однако. Бедная псина, октябрь нынче прохладный.

Что еще? Полет? В игре персонаж под эффектом полета теряет при ходьбе только единицу движения за шаг. И еще не падает в воду или ямы-ловушки. Как это будет выглядеть в реальной жизни? Опять проверить надо.

Молчание. Вот!

Вскочив, я побежал в кухню и схватил салфетку. Скомкав, затолкал в рот. Заклинание, произнесенное с салфеткой во рту, эффекта не дало. Значит, мне достаточно всунуть кляп, и конец магии. Игровая логика, перенесенная на реальный мир, работала, черт бы ее побрал! Интересно, а будет ли «молча» работать на других магических системах? Не хочу проверять вообще никогда!

«Медлительность»? Дает штраф к инициативе противника. Неопределимо, а значит, бесполезно.

Четвертый круг. «Каменная кожа» – улучшает защиту. «Починка» – восстанавливает разрушенный предмет, надо посмотреть летние туфли, там подметка треснула. «Мигание» – дает шанс избегнуть атаки. «Восстановление» – полностью снимает усталость… очень интересно, завтра попробую. Даже более чем интересно, вдруг и таблетку удастся сэкономить? «Развеять магию» – снимает наложенные магические эффекты. Не все и случайным образом выбирая, иногда это бывает некстати. В общем, опять мало нужного. Хотя «восстановление»… если я правильно понял, что к чему… ладно, завтра.

Пятый круг: «кислота» – слабое атакующее заклинание. Но все равно не буду списывать со счетов, описание в игре «Вы плеснули противнику в глаза кислотой», в реальности жуткая штука может быть, надо вспомнить формулу. «Запечатать комнату» – ставим печать, и, если хватает интеллекта, то монстры не могут войти в помещение. Плохо, что я не знаю, сколько у меня сейчас интеллекта. И не знаю, кто тут монстр, а кто игрок. «Защитник» – призывает мелкую тварюшку, которая помогает волшебнику в бою. Есть более опасная версия, «огненный защитник», но я просто не успел выучить. И вообще что-то мне ссыкотно призывать кого-то. Магия-шмагия, а вот в демонологи я не записывался! Я боюсь. Не буду… пока.

Круг шестой: «прыжок» – перебрасывает колдующего в любую клетку одной зоны. В другие попасть нельзя. Надо бы подумать… квартира – это зона? Или зона – это подъезд? Дом? Улица? Город, наконец? Или вообще вся планета? Нет, с этим торопиться не буду, а то скастую и окажусь на триста километров вниз. «Разыскать предмет» – все сказано. Произносишь – и узнаешь, где это может быть. Сколько дадут денег за библиотеку Ивана Грозного? Главное, правильно предмет назвать и находиться в одной с ним зоне.
Страница 5 из 31

«Длительное оцепенение» – более продолжительная версия простого оцепенения. В бою должна парализовать на восемь минут, зато вчетверо дольше восстанавливается после использования. «Мантия теней» – полезная штука, ловит и ослабляет чужие заклинания. Если я не один такой уникум, то может сильно пригодиться. Жаль, что видна, когда ее на себе применяешь.

На седьмом круге групповые версии полета, защиты, невидимости и силы. Одним махом накладываются на всех союзников. Союзников у меня нет.

Восьмой круг: воздушная, огненная и ледяная ауры – дают защиту от заклинаний соответственной школы магии. Жаль, что видны всем вокруг. «Групповое освящение» – обычное «освящение» снижает в два раза весь урон от физических атак, но увеличивает вдвое повреждения от любой магии. «Групповая призматическая аура» – наоборот, дает защиту от магии, но физические повреждения удваивает, одновременно убирая эффект «освящения». Так что или – или. «Ангел-хранитель» – защита волшебника от всех превратностей жизни. Спасает, лечит, чем выше у волшебника обаяние, тем сильнее ангел. Но призывать, как и хранителя, – боязно. Потом, потом, все потом.

Ну и последний, девятый круг, самое-самое. «Ледяной щит» и «Пылевая буря». Изучить их было действительно сложно, создатели игры засунули книги с этими заклинаниями в самые сложные зоны! Щит снижает любой урон вполовину, плюс не дает проходить критическим ударам. Буря бьет всех врагов в комнате, ненадолго ослепляя и оглушая их. Но все равно урон небольшой, чисто вспомогательное заклинание. «Массовое оцепенение» – шарах, и все вокруг, кто не в твоей группе, замерли. Иногда очень бывает забавно. Ну и бест оф зе бест – «Защита богов». Абсолютный иммун к любым повреждениям, вообще к любым. Только длится мало и восстанавливается долго.

Вот и все у волшебника. Типичный класс-баффер, не живущий в одиночку. Почему у меня нет силы боевого мага-колдуна? Выйти в поле, колдануть «суд богов», и все поле одним ударом в тартарары! Или чернокнижник – вызвать двух-трех костяных духов, из врага жизнь высосать, себе добавить! Кудесником тоже хорошо – любого бойца подчинил, и он за тебя сражается.

С другой стороны – а зачем мне эти сражения? Нет уж, мне невидимости хватит.

Я наконец начал обдумывать то, что гнал от себя все это время, а именно – если во всем мире падают серверы с онлайн-играми, а на моем примере видно, что магия из игр перешла в реальную жизнь, то есть могут найтись и другие… «счастливчики». И если мне достались заклинания поддержки группы, то кому-то могло выпасть что-то гораздо более убойное. «Массовая чума», «Армагеддон», «Призыв Бездны» и прочие радости игровой индустрии. Если бы количество новых магов было бы незначительным, то не было бы необходимости валить игровые серверы фирм, чей доход исчисляется в миллиардах, каковой шаг, если честно, больше смахивает на паническое «боже-боже, давайте сделаем хоть что-то!» Значит, магов уже много. Достаточно много, чтобы начались мероприятия по их… нейтрализации, хотя и недостаточно для слухов и паники. Хочу я быть нейтрализованным? Ни фи-га. Значит, не буду отсвечивать, а тихонько посижу в уголке, пережидая, пока все решится. Ну, насколько смогу. Так что искать в нете всякие страшные слова типа «магия в реале» или «заклинания для начинающих» я не буду. Дырки в стене замажу и буду ждать. Тихо-тихо. Тем более что пальцы от всех этих переживаний начали дергаться, и надо бы таблетку выпить.

3

Проснувшись, я минуту вспоминал события вчерашнего вечера. Магия? Бред какой-то. Ну не может из ничего что-то появиться! Но оно существует, причем по своим четким законам, очень слабо соотносящимся с законами настоящего мира. Это в игре все понятно, а в реальности? Как формируется «магическая стрела»? Почему именно на кончике пальца? Почему летела в банку, а не мимо? Почему в стену, наоборот, втыкалась куда покажу? И что со всей этой фигней делать?

Можно было бы… Я хихикнул. Это хриплое карканье было так некстати в темноте комнаты, что пришлось встать и пойти на кухню.

Можно было бы применить обретенные силы на улучшение жизни. Вот, к примеру, «восстановление» и «полет» – в игре они помогали перемещаться по миру, снижая трату очков движения. Самое то для курьера!

Ой… А ведь есть «врата»! Уникальное умение волшебников, умение, а не заклинание, позволяющее ставить магический портал на запомненную точку. Девять точек в первой жизни персонажа и плюс одна за каждое перерождение. И что немаловажно – они восстанавливаются отдельно от заклинаний. Сейчас, с умением 100 %, должно быть тринадцать точек-камней. А как с этим в реальном мире?

– Врата!

Я прислушался. Где-то «глубоко за спиной», иначе не скажешь, отозвалась пустота. Вот, кстати, проблема – можно ли запомнить другие заклинания вместо тех, что были у меня в игре? На девятом круге было три «пылевые бури» и только две «божественные защиты», а я бы предпочел наоборот. Защита от всего гораздо полезнее курьеру, чем полубоевое оглушающее заклинание.

Снова прислушался. Список заклинаний, список заклинаний… что-то шевельнулось, проявляясь, чуть «выше», чем таймер «врат». Отзывается список!

Первый круг. Пе-ервый кру-уг. Есть!

Я знал, я просто знал, что у меня сейчас две «силы», две простые «защиты», одна «защита от тьмы», две «создать свет» и пять «магических стрел».

Ну, рискнем? Защита мне не очень нужна, на седьмом круге есть групповая версия.

Забыть «защита».

М? Ммм? Ни фига.

Так, что я не так сделал? Формулировка из игры, все точно.

Три минуты перебора приказов самому себе ничем не увенчались. Похоже, я не могу никак изменить своего «мема», списка заученных заклинаний. Плохо. Черт, почему плохо – я на халяву получил возможность магичить в реальном мире и еще чем-то недоволен?

А платить за это чем придется?

А терять-то мне что?

Логично. Продолжим.

Список заученных камней для «врат» пуст, это чувствуется… поясницей. Да, именно ей. Хотя и чуть выше. Если он пуст, то его можно заполнить?

От же! Есть «рунная метка», специальное заклинание, позволяющее поставить «временный камень», появилось как раз перед моим уходом из игры, но я его не успел выучить. Но, может, я смогу создать свой стационарный камень?

И где я могу его поставить? Дома? Было бы неплохо. Врата восстанавливаются 68«тиков»-часов, вечером можно было бы… Стоп, а как будет выглядеть в жизни это умение? В игре-то «сияющие врата» трудно не заметить, и стоят они полный «тик», то есть час, надо мне такое счастье? С другой стороны, почему нет? Как можно использовать возможность трижды в день переходить в любую – надо проверить, любую ли! – точку земного шара?

Поставить врата в Колумбию, таскать чистый кокаин и им барыжить? Смешно, да. Но вот если подумать, то, судя по отключению игр, да еще такому масштабному, прежней жизни тихонечко приходит трындец. Если уж взялись всем миром что-то ломать, то остановиться сложно. А я могу, между прочим, поставить портал, в который целый час могут проходить люди, даже не состоящие со мной в игровой группе. Это вам не пошлый «суд богов» или даже «каменное проклятие», это всерьез. Так что если засвечусь… нет уж, лучше не буду.

Задернул занавески и открыл антресоли на кухне. Старая байдарка, разборная, в сумке, сверху придавлена
Страница 6 из 31

панелью от югославской «стенки». А в мешочке с крепежами сверток.

Я вытряхнул заначку. Пять колец-печаток золотых, три золотые же монеты, три слиточка сбербанковских по двадцать граммов, в сувенирной упаковке. И тоненькая пачечка долларов пополам с евро. Все, что нажито непосильным трудом, в основном трудом отца. Я-то смог откладывать только последние два года и почти все держал на счету в банке.

Золото пусть лежит, а две тысячи забугорных денег… Стоит рисковать?

Стоит!

Значит, в обменник. И закрыть счет в банке, это еще полтораста тысяч. Снять домик в деревне должно хватить. В дальней деревне, опустевшей. С подвалом или крепким сараем. Уже знаю, где именно, хотя я там пять лет не был.

Так, стоп. А если это все пропадет? А если болезнь дала неожиданный результат, и я все-таки сошел с ума, насверлил гвоздем дырок в стене и сижу, радуюсь «могуществу»? И все мои «ниже спины, выше поясницы» – это глюк?

Посмотрим, что в Сети творится.

Сеть не порадовала. Ютуб, Рутуб и прочие просмотровики огорчали заставкой «сервис временно недоступен». Вообще инет вымело изрядно, в «избранном» открывалась только половина сайтов. Так! Так-так-так, это уже не звонок, это сирена во весь голос орет! Воздушной тревоги.

Если шесть часов назад еще отвечали танчики и прочие симуляторы, то сейчас все они огорчали скучной табличкой «ведутся технические работы». На всех ведутся, одновременно? Интересно, а как будет выглядеть «Призыв ИС-7» в реальной жизни? Мой собрат по полученному дару сам танком станет или все-таки внутри будет сидеть?

Снова на кухню, открыл холодильник, посмотрел в шкафах. Ну, более-менее месяца два можно прожить. Но будет скучно. И феритина у меня только полугодовой запас.

Одеваясь, я задумался, посмотрел в зеркало и все-таки решился. Ну, голова, вспоминай!

– «Он – помощь наша и защита наша». – «Защита». Отражение в зеркале осветилось слабым, тут же погасшим светом.

– «Будут как утренний туман». – «Затуманивание». Тот же эффект.

– «Да защитит он себя». – «Мигание». Я дернулся от странного ощущения «смещения», но в зеркале ничего странного в себе не заметил.

– «Ибо нет ничего тайного, что не сделалось бы явным». – «Видеть невидимое». Ничего. Или не работает, или вокруг нет ничего невидимого.

– «Покажись, ересь богопротивная». – «Видеть магию». Изображение в зеркале окуталось едва заметной магической аурой, показывая, что на меня наложены какие-то баффы. Надо учитывать, если попаду на такого же видящего, то могут засечь.

– «Твердость ли камней твердость твоя?» – «Каменная кожа». Ух, какой у меня загарчик модный образовался!

– «И человек разумный укрепляет силу свою». Сила? Был дрыщ, им же и остался. Что еще?

– «Грешников преследует зло, а праведникам воздается добром». – «Защита от тьмы». На всякий случай пусть будет, не помешает.

Я еле удержался от наложения невидимости и полета. Сколько раз я вот так баффался перед походом? А, забыл!

– «По плодам их узнаете их». – Определение наклонностей.

Если я хоть что-то понимаю в жизни, то последнее заклинание будет как бы не важней всех остальных. Гораздо проще не соваться к потенциальному убийце, чем потом драться с ним.

Что с очередью запоминания? Заучивание на три часа. С «чутью». Ну да, вечная беда волшебников – это постоянная необходимость в запоминании заклинаний, и требования к соблюдению очередности магиченья, а то, если в бою вместо «оцепенения» вдруг начнет восстанавливаться «защита», будет не очень хорошо. Можно и помереть.

Я вытащил из шкафа самую большую сумку-тележку. Не могу тяжелое таскать, хорошо, что это знают в магазине. Плохо, что в магазине меня вообще знают. Ладно, сделаю вид, что закупаюсь на дачу. Я же писатель, это всем известно. Вот, собираюсь в творческий отпуск, да. Если спросят, так и скажу продавщице, пусть запомнит чудака, который в четыре часа утра идет в магазин за продуктами. Жаль, что спиртное не продают, универсальная валюта всегда сгодится.

Еще раз открыв холодильник, я прикинул список. Деньги? Взял.

Пальцы? Не дрожат. Хорошо.

Подхватив слабо заскрипевшую сумку, я вышел из дома.

В магазине пришлось постараться. Сначала крупа и масло. Затем мясо, соль и сахар. Ну как – «мясо»? Тушенка, десять банок. Макароны, сколько влезло, мука. Пачка свечей… еще одна. И, подумав, еще две пачки свечей и упаковку батареек.

– Карточка нашего магазина есть? Пакет будете брать? – Ночной кассир машинально выдал обычную фразу, запнулся, посмотрел на мою тележку с удивлением и пожал плечами.

– Спасибо, не буду. А, забыл, минуту!

Я обошел кассу и взял десяток плиток горького шоколада.

– Вот, теперь все. Я на дачу, до Нового года. Что посоветуете взять? Там только автолавка, вот, запасаюсь.

Кассир пожал плечами.

– К муке дрожжи возьмите, вон на полке лежат. И приправы. И овощных консервов.

– Дрожжи – это мысль. А приправы у меня там свои есть.

Я взял десяток пакетиков сухих дрожжей, отнес к кассе. Потом добавил десяток мелких баночек томатной пасты. И десяток рыбных консервов.

– Да, целый набор «выживанца» получился.

С деланым смущением я оглядел заваленный прилавок и пожал плечами:

– Похоже. Это я в образ вошел, у меня главный герой как раз к атомной войне готовится.

– Пишете? – мужик заинтересованно поглядел, проталкивая над сканером пакеты.

– Пытаюсь. Начитался хороших вещей, дай, думаю, сам что-то накропаю. Зря я в школе учился, что ли?

Кассир ухмыльнулся:

– Да уж. Только фигня все это, в случае если бомбу рванут, то патроны будут важнее.

– Точно! На какой они у вас полке? Мне бы 5.45 пару коробок?

– Не завезли, приходите после обеда – поддержал мужик. – С вас…

Терпимо. Я сунул карточку. Купюры пока придержу, может, по кредитам и возвращать уже ничего не придется.

– Распишитесь. Все, спасибо. Как книгу-то назовете?

– «Кошмар в осиновом бору». Представляете обложку – поваленные дома, руины, ядерный гриб на горизонте, а по развалинам медведи-мутанты в противогазах.

– А почему не в сосновом?

– А мы на какой улице?

Мужик хлопнул себя по лбу и хохотнул.

– Ну, тогда вдохновения вам. Как напишете, скажите, почитаю. Я это дело люблю.

– Обязательно! Всего доброго!

– И вам так же.

Охранник, дремавший на стуле у банкомата, даже не проснулся, когда я снимал с карточки все, что там было. Бумага, конечно, но иногда наличные под рукой бывают и полезны.

Таща за собой по улице набитую сумку, я думал, считать себя идиотом или не стоит. С одной стороны ухнул кучу денег на продукты. С другой – не последние трачу, а продукты, если ошибся, пролежат до своего срока, никуда не денутся.

Дома сложил все купленное в углу и подошел к стене, покрытой крапинками дырок от моих экспериментов. Кирпич, значит. Камень. Ну, стоит попробовать.

Достав из шкафа коробку с инструментами я начал соскребать обои, слой газет, а потом штукатурку. Медленно, без шума. И всего лишь на участке в палец шириной и длиной, если я прав, то мне много не надо. Наконец пошла кирпичная пыль. Надеюсь, соседи не прибегут?

Я сел перед дыркой, подсветил виднеющийся кирпич фонариком.

– Камень.

Фиг вам. Что я не так сделал? Подойдя к компьютеру, с трудом нашел лог давнего прохождения. Точно, камень должен быть «рунный, с изображением пентаграммы». Взяв с полки том старой
Страница 7 из 31

энциклопедии, нашел раздел с рунами и быстро перевел название, вписав руны в «знак качества».

– Камень – «дом».

В спине потяжелело, что-то потянуло назад, а потом отпустило.

Я знал, что теперь могу поставить врата на камень «дом». Жуткое ощущение, если честно. Чем-то помешательство напоминает. Может, я все-таки того?

Может, может. А пока иду-ка я на кухню.

Телефон, точное время. Пять секунд ожидания и:

– Точное время. Пять. Часов. Пятьдесят. Минут. Двадцать. Секунд.

Врата держатся игровой час. Посмотрим, с чем синхронизировано игровое время.

– Точное время. Пять. Часов. Пятьдесят. Минут. Пятьдесят. Секунд.

– Врата «дом»!

Я зажмурился, потом открыл глаза и посмотрел на висящие в воздухе светящиеся пятиугольные врата, через которые была видна стенка гостиной.

– Точное время. Пять. Часов. Пятьдесят. Одна. Минута. Десять. Секунд.

Врата висели. Значит, срок их действия не по минутам реального времени. Врата в игре висят до окончания текущего «тика», значит, можно предполагать, что в жизни они будут висеть, пока часы не покажут наступление следующего часа. Ну, надо рисковать. Надо.

Я положил мобильник на стол и шагнул во врата.

Гостиная, в метре от стены. Я замер, не в силах пошевелиться. Запаниковав, попытался двинуться, не получалось. Что за?! Стоп, спокойно, спокойнее! Лаг от применения перемещающего умения! Он всегда бывает! Спокойно… все, почти спокоен. Надеюсь, лаг длится не час?

Через несколько секунд меня отпустило, и я с облегчением вздохнул. Ох ё-о, ну и напугался!

Пальцы? Не дрожат. Продолжаем.

Я протиснулся по стенке мимо невидимой границы и кинулся на кухню – врата были на месте. Интересно, а их можно поставить так, чтобы самого себя было видно? Не должно бы, они же односторонние. Где швабра?

Схватив палку, я кинулся к мобильному. Мой, судя по фоткам. И время примерно то же. Значит, перемещаюсь, скорее всего, в пределах одного мира. Ну, будем так считать. Я замахнулся шваброй и ткнул в грань врат. В последний момент мелькнула мысль: «а ну как сейчас рванет?» Кишки в животе свело узлами, я вспотел в тот момент, когда палка проходила через светящуюся границу, но ничего не случилось. Никаких препятствий не наблюдалось, я, похоже, создал односторонние врата, у которых не было четких материальных границ. И пройти во врата может только человек, неодушевленные предметы они не пропускают.

Убедившись в этом, я сполз по стенке и сел на пол.

Дебил. А если тут излучение, как я его собрался регистрировать? Отметками на палке швабры? Может, от тебя сейчас радиацией фонит, скоро можно будет свет выключить и при собственном газеты читать?

А чего бояться? Ну помру, давно я начал смерти бояться? И так уже пятнадцать лет переходил. Соседей жалко, соседи у меня приличные люди. Ну, авось без рентгенов обошлось.

Я сидел с часами в руке и смотрел на сияющую рамку. Ровно в шесть часов врата вспыхнули и исчезли.

Я, пошатываясь от переживаний, добрался до дивана и лег лицом в подушку.

Врата есть, заклинания работают, я действительно волшебник из старой текстовой игрушки. Или настолько рехнулся, что уже ничего не имеет значения.

Приму это за данность и… и пойду собираться.

Мне к восьми надо пакеты забирать.

Перед выходом я поставил на закачку три сайта, посвященных различным играм, и наполнил водой ванну до краев.

4

– Привет всем, с добрым утром!

«Все», трое моих коллег-курьеров, отозвались печальными выражениями лиц, ничуть не разделяя моего энтузиазма. Заказы в этой аптеке выдавали с раннего утра, а в мире так мало жаворонков или счастливчиков вроде меня, почти не нуждающихся в сне.

– Михалыч, твой пакет уже готов!

– Ай спасибо, Аллочка, все-то ты делаешь вовремя!

Я подхватил свои заказы, расписался в получении и начал перебирать бланки. Повезло, ничего в разных районах города, а два заказа и вовсе в десяти минутах ходьбы друг от друга.

Так, теперь мой список.

– Алла, красавица, разговор есть. – Я прикрыл дверцу в соседнюю комнату с курьерами. – Помнишь, ты собирала большой набор для этих чокнутых, «выживанцев»?

Женщина кивнула и заморгала густо накрашенными ресницами.

– Мне тут подвернулся заказчик, ему как раз два таких надо. Но так, чтобы часам к трем уже можно было отвезти. Поможешь? И лично мне феритина заготовь шесть упаковок, будь добра.

Пододвинутую купюру Алла подхватила со стола и тут же начала уверять, что все будет сделано. Кому другому не поверил бы, но тут был спокоен – соберет, и оформит, и все сделает как надо. Исключительной обязательности женщина. Не была б она еще разведенкой с двумя детьми, так можно было бы… а так нет уж, охомутает.

В сумку-тележку к вчерашним добавились сегодняшние заказы, я вытащил планшет и составил карту сегодняшнего похода, а потом поочередно прозвонил адреса, не дозвонившись только к одному. Разговаривайте с людьми, они это любят… и дают чаевые.

Войдя в вагон метро, я быстро шмыгнул к двери напротив, проигнорировав свободные места, щелкнув рамой сумки, быстро откинул стульчик и тут же на него уселся. В очередной раз пришлось делать морду кирпичом, когда какая-то пожилая женщина с негодованием на меня уставилась, мол, как же так – стул, на нем мужик, а согнать мужика и сесть самой – никак?!

А вот так. Свои надо носить.

Вытащив из-за пазухи планшет, начал думать, что же я сегодня забыл сделать?

Серверы отключают под видом вируса пятый день, значит, с учетом неповоротливости государственных машин уже недели две по миру бродят маги. Ролики в разных смотрелках можно выдать за флешмоб, или рекламу, или утечку с фестиваля фантастической мультипликации, но проще отключить возможность эти ролики смотреть. Уже отключили.

Блоги!

Быстрая проверка подтвердила, что фейсбук уже недоступен, контактики и одноквасники тоже, ЖуЖу сотоварищи пересылают на одну страничку с просьбой понять и простить. Есть, конечно, различные форумы по интересам и сайты общения, но там скорость распространения слухов ниже. К тому же из-за «аварии на магистрали» доступными остались только те серверы, что находятся на территории РФ.

Как бы составить запрос, чтобы не показать, что я в теме?

«Магия в реальной жизни» – поисковик выдал два миллиона ответов, ищи не хочу. Хм, так, надо думать. Стоп, я вообще чего хочу? Маги есть, я тому пример, и не единичный случай, иначе было бы без таких масштабов отключения. Но странно, что в народ слухи не пошли, телефоны пока никто не отключил, да и внутренние сети замаются блокировать. Могут ли провайдеров заставить закрыть свои локальные серверы? Черт, вот в чем не разбираюсь, так это во всей компьютерной трихомудии! Наверное, могут, были разговоры о том, что весь трафик просматривается, должны же спецслужбы как-то это контролировать?

Значит, на хрен все запросы. А то сейчас сидит на каком-нибудь канале бот, проверяет все и уже отсылает мои данные майору с усталыми, но добрыми глазами. А тому только кнопочку нажать, чтобы за мной выехали… чушь. Всех не просчитать, замаются сверять.

Что бы я сделал, если бы писал книжку о подобном? Я бы составил список всего, что имеет отношение к играм, и давил бы. Несколько адресов, наиболее соответствующих тематике, оставил под контролем. Идиот. Три сайта на скачке, и уже не отменить.

Что же делать?

Что я могу?
Страница 8 из 31

Волшебник – это «баффер», класс поддержки. Усиливает накладываемыми заклинаниями союзников и ослабляет противников. Ну и еще «такси» для союзников по игровому миру, с помощью «врат».

Врата. Да.

Предположим, что рано или поздно магичить научатся все, кто играл в игрушки. Что получится? Хаос. Год точно… Черт, прозевал остановку!

Пришлось встать и подойти к дверям, обдумывая происходящее уже стоя.

Год точно будут длиться всяческие неурядицы, а потом что-то да образуется. Если силу обретают не все, но многие, то будет замес с крупной перестановкой сил и приоритетов, сопровождаемый реками крови. Если один из сотни, то государство начнет подминать новую силу и подомнет. И самый плохой вариант для меня – это если силу обретет один из тысяч.

Инквизиция.

Хотя вряд ли это будут так называть.

Я поднял руку, пальцы дрожали. Пришлось лезть за таблетками, и под сочувствующим взглядом немолодой хорошо одетой дамы глотать без воды. Ничего, это эмоции, это можно пережить.

Две недели. Может быть, и у меня дар уже тогда появился, просто не было шанса его раскрыть. И у другого такая же фигня может случиться, если он играл в «Поттериану», то без волшебной палочки может и не понять, что он теперь маг. Он. Они. И государство, которое будет делать вид, что все под контролем.

Что начнется в религиозных странах, когда кто-то покажет воплощенные в реальности чудеса? Черт с ней, с магией, вот когда толпы паникующего быдла начнут искать «виноватых», вот тогда и начнется большая кровь. Правильно задергались чиновники, ой правильно!

Сейчас у меня ровно два выхода: или я, как решил утром, ухожу на дно, уехав в деревню, или я примкну к госструктуре и постараюсь стать нужным, чтобы не убили. Черт, знай я две недели назад то, что знаю теперь, так бы и сделал! А сейчас поздно, сейчас начнут быстро искать способ подавить подобную моей силу, и без сантиментов, ведь их задницы в опасности. Пока попадаться в руки тех, кто ищет способ это все остановить, нельзя. Значит, в деревню.

Набор лекарств Алла соберет. Феритина у меня получится годовой запас, жаль, он дольше не хранится, я бы еще прикупил. Еды за сегодня соберу на полгода. Мобильность обеспечу вратами, надо очень крепко подумать, где установить камни, ведь список заклинаний я не смог изменить, наверняка так же будет и со списком портальных камней. Дом в деревне… пять километров от трассы по грунтовке, полузаброшенный хутор, с которого когда-то вышел наш род. Кстати, родственники… нет. Потом.

Меня толкнула женщина с ребенком, пришлось извиняться и передвигать сумку.

Значит, дом. Тот, в котором мы с отцом жили два лета, уже, должно быть, развалился, но жилище я найду. Есть там несколько домишек, хозяева их основательно консервировали, и место там хорошее. Куркули жили, в хорошем смысле этого слова. Значит…

Проверка расписания поездов показала, что сегодня в те места уходит скорый, в 20.22. Значит – заказы… Почему я вообще на работу пошел? Сказался бы больным… хотя я еще скажусь. Пока за место в аптеке я буду цепляться, как и за свою «инвалидность», мало ли чего от государства получу? Торопиться обрубать концы не стоит. Заказы, к четырем я закончу, к пяти отвезу домой лекарства и куплю по дороге еще еды. К семи на вокзал. В восемь я уеду на историческую родину в плацкарте… может, к проводнице сунуться? Чтобы не регистрировать данные, а заодно и сэкономить? Подумаем. В девять утра я схожу с поезда, полдня на дорогу к деревне, потом еще пешком. Хм, времени много теряю, а оно сейчас на вес… на вес жизни.

А если поставить один камень рядом с городом? Тогда утром я ставлю камень, возвращаюсь домой, тут, пока врата перезаряжаются, занимаюсь важными делами, а на следующий день с утра прыгаю туда, добираюсь до деревни и выбираю дом. Или, если там жить уже нельзя, ищу другой вариант.

Оставаться в столице мне нельзя, заметят. Надо прятаться. Не один же я такой, с «видением магии»?

Поток мыслей прервал звонок клиентки, желающей узнать, почему заказанная на одиннадцать утра доставка в десять часов еще не у нее? Извинился, объяснил, что уже подхожу. Клиенты не всегда сволочи, больные ж люди, грех обижаться. А если для ребенка заказывали, так вообще могут мозг выесть, как ни договаривайся.

В этом случае действительно женщина болела, ждала свои таблетки с нетерпением и прятала свое смущение при виде запыхавшегося, виновато глядящего меня за показной неприязнью, что не помешало ей дать полтинник чаевых. Была в аптеке попытка обязать курьеров сдачу еще при приеме заказа упаковывать вместе с чеком, но когда курьеров стало совсем мало, начальство образумилось. Сдача – это наше все!

Отзвонившись следующему клиенту, я дернул сумку и начал думать дальше.

Прятаться надо.

А с чего жить? Моих сбережений хватит на год, много мне не надо, но потом что? Когда станет ясно, что магия есть, когда магов начнут переписывать и заставлять трудится на благо тех, кто привык называть себя «общество»?

Врата. Мне нравится быть курьером, это мое. Я не хочу ни власти, ни приключений, ни довольства. Просто интересная лично мне работа, дающая кусок хлеба, крышу над головой и пачку феритина.

Значит, курьер? Врата в квартире, врата в деревне (надо еще придумать, где именно, может, не в самой деревне ставить?), врата в двух-трех провинциальных городах.

Украина? А что мне с нее? Хотя там хавчик… Крым? Нет, Ставрополье. Городок тысяч на двадцать. И еще рядом с морем врата. Каспий? Нет, не стоит. Значит, Кубань и еще где-то у Одессы. Были у матери там какие-то родичи, да кто ж теперь их найдет? Но как отговорка, если спросят, сгодится.

Вот уже семь врат.

Европа? Нету у меня Шенгена и нет времени получать. Да и что я там забыл, среди негров и прочих пакистанцев? Хотя надо в посольство-другое сунуться, узнать, если откажут, то это еще один звонок. Может, в Финляндии камень поставить? Тогда уж в Румынии, там и еда и нефть. О! Нефть! Где у нас дешевый бензин, причем чтобы всегда был? Надо поискать в Сети.

Куда еще без визы можно попасть в ближайшие дни?

Таиланд? Нужен он мне? Солнце, воздух, море, дешевая еда.

Много людей с иным менталитетом. Острова. Азия. На фиг.

Куда бы податься?

Дальний Восток, Камчатка? Там вроде рыбы много и народа мало? К тому же красиво, говорят. Хм, вот будет забавно в Японии, когда появятся обычные японские школьники, внезапно обретшие магию! Хотя они к этому уже третье десятилетие готовятся… может, они и виноваты?

Камчатку оставляем. Надо разобраться.

Прибалтика. И что там хорошего, кроме рижского бальзама? Вот в Норвегию я бы съездил, да времени уже нет. Кавказ… Бензин, мандарины, шашлык и проблемы. Нет уж. Куда без визы можно метнуться? Турция? Ну, ладно, подумаю. Казахстан? А туда-то зачем? Сибирь? Холодновато, но опять же надо подумать, что там есть полезного.

Значит, завтра из Воронежа вратами домой, самолетом в Петропавловск, оттуда опять врата и снова поездом на Кубань. Там тепло, там хавчик и куркули с обрезами. Возвращаюсь в Воронеж, еду в деревню. Еще надо купить небольшой генератор, иначе я в деревне от тоски сдохну, причем купить уже сегодня, пока они еще есть. Хотя почему в деревне? Там у меня база будет, а жить можно где угодно, у меня теперь до квартиры ровно один шаг из любой точки земного шара!

Черт, ну почему я узнал об этом так
Страница 9 из 31

поздно? По три точки на каждый континент, я бы все деньги ухнул и еще бы кредитов взял, но сделал бы сеть врат по всему миру! И можете меня искать где угодно, чтобы получить накредитованное обратно!

В животе заурчало. Чего бы схомячить? Уже двенадцатый час, а я еще не обедал.

Вот будь я магом из варкрафта, ой сходил бы я к нынешнему градоправителю! Ой поставил бы на колени посреди разоренного взрывами фаерболов кабинета да, ласково глядя, спросил бы: «А какого хрена все обжорные палатки позакрывали?» А он такой: «Это в интересах горожан! Это все для вашей пользы!» А я ему: «Какая же польза, если ни жратвы, ни рабочих мест? Врешь, собака!» И прежде чем он начнет оправдываться, еще один фаербол, прямо в лоб. И выйти, не оглядываясь на обугленный труп, да спросить секретаря, где тут городская дума, надо же и с них спросить, куда глядели? А потом найти сволочей, что новые станции метро строят, да выяснить, почему у них лифты для инвалидов предусмотрены, а вот туалеты для пассажиров – нет? Жаль, уже не спросить с тех, кто при Сталине первые станции делал… ну, разве что некроманта найти.

Шутки шутками, а ведь найдутся такие романтики правосудия, да пойдут они спрашивать с ничего не понимающих чиновников. Чинуша, он же что, он же просто бумажку подписал, причем строго в соответствии с требованиями момента, а что от той подписанной бумажки произойдет, не его дело, и убивать его ничуть не правильно. Ну посносили обжорки, ну упадет занятость на 0,02 %, разве это много, в отчете почти не видно. А что за теми двумя сотыми процента несколько тысяч людских судеб… Хотя не могут же там все настолько дураками быть, должен же быть хоть какой-то смысл в том, что девять месяцев по всему городу пустыри вместо павильонов? Я же довольно адекватный человек, и то мысль возникла, а если силу обретет один из тех, кто потерял работу из-за распоряжений чиновника? Надо валить из города подальше.

Но пожрать все равно что-то надо. Я завертел головой… Кофе-хау… Нет – «Кофе-Хаос». И эмблема, хоть и выполнена в знакомых тонах, а все ж таки изображает восемь расходящихся из круга стрелок. Креативно, но теперь они могут дождаться визита самых настоящих Инквизиторов. Зайдя внутрь, я отбился от стандартно пристающей с глупыми вопросами девушки, оглядел меню и вышел. Платить стоимость одной доставки заказа за одну чашечку кофе? Да чтоб вас твари варпа пожрали за наценку в 500 %! Пришлось зайти в подвальный гастрономчик, купить батон хлеба и пак с кефиром.

Заодно прикупил пять кило муки, все равно остался последний заказ, сумка пуста.

Пока сидел на остановке, все смотрел на окружающих.

Вот они, люди. Такие же, как я, дышат, чувствуют. Но я уже знаю, что их жизнь переменилась, а они еще уверены, что все по-старому. Кто-то из них, быть может, обладает еще более удивительными способностями, но еще не проявил их. Кто-то умрет, так и не успев понять, на что способен.

И мир еще… предвоенный.

Я вдруг понял то, что хотели сказать люди, писавшие о мире до войны. Такая тишина и покой среди всей этой суетни, а завтра конец всему.

Звонок вырвал меня из созерцания.

– Михалыч?

– Да, Андрей. Прости, сегодня не смог заехать, хлопотное утро очень.

Тот побурчал, но согласился, что я тоже живой человек и могу иногда подвести.

Последний заказ. Постоянный клиент, сильно пожилой мужчина (не старик, тут понимать надо!), я даже не дергался, не дозвонившись утром, он всегда дома, всегда готов сказать что-то мудрое или просто веселое.

У двери на лестничную площадку меня встретил его сын, Артур, пузатый, небритый южанин с парой золотых зубов.

– Михалыч? Не нужны лекарства, умер отец вчера. Уходи.

Я даже не удивился, словно весь день ожидал чего-то в этом роде.

– Соболезную. Приятный человек был.

– Приятный? – Артур поднял на меня тяжелый взгляд. – Не «хороший»? Ты бы еще «симпатичным» отца назвал.

Я не отвел глаз и посмотрел в ответ. Артур скривился и отвел глаза в сторону, цыкнув что-то. Ну да, это от болезни, взгляд у меня давящий, нехороший. Иногда некстати бывает, а иногда…

– Я почти не знал его, Артур. Может, он был хорошим человеком, для вас, семьи, это уж точно. Но человек он был старый, жизнь прожил долгую, так что есть и те, кто его плохим назовет. Не обижайся.

Мужчина щелкнул костяшками четок и махнул рукой, соглашаясь.

– Для меня – приятный. Раз в месяц заехать, увидеть умного и сильного человека, словом перемолвиться, увидеть, что таблетки помогают, порадоваться. Жаль, что умер. Хорошо, что есть кому о нем вспомнить. У него же, он говорил, одиннадцать внуков?

Он машинально кивнул.

– Давай заказ, я оплачу.

– Нужно ли? Вам эти таблетки только выкинуть, я лучше в аптеку сдам, кому-то да помогут.

Артур, все так же не поднимая головы, согласился.

– Хорошо. Ты… возьми. – Он протянул мне четки. – Отец сказал «раздай мое, пусть помнят». Ты – помнишь. Бери.

Я аккуратно взял подарок.

– Все, ступай.

И он, не прощаясь, закрыл дверь.

М-да. Работа курьера… разные люди, разные ситуации. Бывает и такое.

Хорошо, что заболтал, Артур мужчина горячий, мог бы и пинками проводить.

Сунув четки в карман, я достал мобильный.:

– Алла? Как там мой заказ? Вот умница, всегда знал, что ты самая обаятельная и обязательная женщина из мне известных! Я сейчас заеду.

Еще две коробки в сумку, хорошо, что она у меня большая.

Ничего, своя ноша не тянет.

5

Последний заказ, три дня. Отзвонившись в обе конторы, съездил в одну, сдал деньги, договорился о недельном отгуле. Начальник курьерской службы пытался укорять, но я пообещал, что сейчас упаду с приступом и меня увезут на «Скорой», с оформлением, после чего он быстро согласился, что иногда честному труженику надо и отдохнуть.

Молодой начальник, прогибается под подчиненных. Вот его предшественник пообещал бы, что меня увезут в травматологию за такие выкрутасы, кремень мужик был. Жаль, любил водку с таблетками мешать, теперь в психушке со стенами разговаривает.

Влезая в маршрутку, задел сумкой тетку, ожидавшую, пока ее подружка сядет. Она с неудовольствием покосилась на меня и выпятила зад так, что мне пришлось зависнуть на ступеньке, дожидаясь устранения преграды. Сев наконец, я протянул ей мелочь.

– Передайте деньги?

– А волшебное слово? – Она протянула руку.

– Авада кедавхр-кх…

Горло свело в судороге от осознания того, что может сейчас случиться из-за дурацкой шутки, я закашлялся. Но нет, зеленой вспышки не последовало… Да и откуда, я же волшебник из «Сказаний», а не из «Поттерианы»!

Тетка, не зная о своей удачливости, взяла монеты и с кислым выражением лица передала водителю. Хлопнула дверь, взвыла отбивка «Радио-шансон», и меня бросило на сидение. Лоб был мокрым, тетка, покосившись, как я вытираюсь платком, вдруг с сочувствием спросила:

– Давление? Выглядите не очень.

– Дкх… Да, простите. Вот с утра что-то придавило.

Тетка, мгновенно переменившись, предложила таблетку, а когда я уверил, что уже выпил, отвернувшись от подруги, начала мне рассказывать, как важно следить за здоровьем. Я не слушал, внимательно кивая, и думал о своем. Наконец, резко затормозив, водила перекричал очередной блатной завыв, и половина народа выскочила.

Пальцы? Почти не дрожат. Хрен с ним, за следующую неделю-другую я все равно двойную норму съем, надо для
Страница 10 из 31

печени взять что-то и от давления. Лечишь одно – страдает другое, всегда так было. Господи, вдруг в мире и жрецы с прочими хилерами появились?! Ну пусть, пусть так будет?! Чего тебе стоит, сделай вид, что так и задумал?

Молчание. Никогда не отвечает. Сволочь. Дел много, понятно.

Откинувшись на спинку, мне-то ехать до конечной, я начал вспоминать магические системы.

Похоже, то, во что человек играл, не слишком влияет. Хотя отчего я взял, что магия только из игр? Ну отключают… так!

Быстро вытащив планшет, я проверил библиотеки. Нет, доступ есть. Еще есть. Мошков, Самиздат, рассадники пиратства – все по-прежнему предоставляли любые книжные магические приключения. Значит – только игры.

Был человек разумный, стал человек играющий, будет человек доигравшийся.

Хорошо, значит, игры. Какая там аудитория? Полчеловечества? Или треть? Все они получат силу или не все? Как бы я действовал на месте властей? Военное положение и комендантский час? Да, скорее всего. Блокпосты? Хм, а толку? Как отличить мага от простого гражданина?

Должны быть какие-то инструкции для ментовки и безпеки, что-то же уже знают, раз начали закрывать Интернет? Может, скастовать невидимость да посидеть пару часиков где-нибудь в отделении, послушать? Черт, ну вот когда не надо, так идей хоть отбавляй, а сейчас только тупое ожидание и страх.

Спокойно, спокойно. Я полез в карман, достал четки. Интересно, а можно ими успокаиваться? Дыхательным упражнениям Док меня учил, они помогают, но вот гипноглифы я не использовал. Щелкнула первая янтарная бусина, я закрыл глаза.

Черт с ним, не надо метаться. Определено – сначала врата в деревню, потом на другой конец страны, если успею, то надо пробиться к Черному морю, там потеплее и сельскохозяйственные районы. Может, стоит все же в Прибалтику метнуться? Или к финнам? Подумаю, да.

Хорошие четки, гладкие, бусины не маленькие, не большие, в самый раз.

– Конечная, приехали!

Ну, может, еще и не приехали. Скорее промежуточная.

Пока заходил в аптеку, пока сдавал заказы и деньги, ко мне подкралась, иначе не скажешь, Алла и, отдав два пакета, шепотом спросила:

– Михалыч, а что происходит?

Я вопросительно поднял бровь.

– Директор приказал не принимать больше заказов. Главный зал закрывают, сейчас там последние покупатели. На точки, я слышала, ничего сегодня развозить не будут. Что случилось?

Я запихнул пакет в сумку, положил сверху коробку с витаминами. Потом решился.

– Алла, у тебя детишки какую-нибудь фармацию едят?

– Не, здоровенькие, в отца пошли, он бугай здоровый. А что? – Она явно встревожилась от моего намека.

– Ты у нас девушка умная… Мне пакеты собирала. А себе?

Она поджала губы, но кивнула.

– Я и говорю – умница. Набросай туда витаминов попроще, аспирина в бумаге, парацетамола, ходовых антибиотиков. Много не бери. Запиши на вчерашний заказ и спрячь. Или вызови свою тетку, пусть приедет и заберет. С рук на руки отдай.

Алла прижала пухлую ручку к губам.

– Не паникуй. Непонятки в мире какие-то. Власти что-то нехорошее затеяли… может, эпидемия какая-то, может, авария крупная, помнишь, как о Чернобыле скрывали?

– Может, йода взять? Он от радиации помогает, я слышала?

– Не надо. Мой набор и простенькие лекарства. Войны не будет. Я всю ночь в инете сидел, ты знаешь, я сплю мало. – Она закивала. – Рубят все заграничные каналы. А в новостях ничего.

– Опять ГКЧП?

– Окстись, все уже давно поделено, никто не пустит никаких путчистов. Я бы поставил на болезнь. Птичий грипп, или свиной, или коровий. Черт его знает. Кстати, у тебя все перед глазами, никто из наших не дергается?

Алла нахмурила лоб и тут же выдала:

– Вадик-студент купил…

– Что?

– Коробку презервативов, большую, по цене со скидкой. И противозачаточных несколько упаковок. Сказал, есть заказ, но у него-то откуда заказчики?

Да уж, этот балбес и деньги-то с клиентов иногда забывал брать. Что-то я читал в последнее время о том, что после катаклизма противозачаточные будут ценнее антибиотиков. Не помню уже где. Значит, Вадик?

– Заказы уже закрыты?

– Ой, Михалыч, думаешь, он что-то знает?

– Скорее всего. Я про эти дела забыл, а резинок стоило бы поднабрать. Так, вдруг захочется молодость вспомнить?

Я подмигнул женщине, она неуверенно улыбнулась.

– Давай беги, собери себе… И пусть тетка… Ты ей позвони, пусть прикупит там – соль, мыло. Ну, она человек советский, да? Сама поймет. А то мне, Аллочка, что-то стремно новости слушать.

Она закивала, дернулась в сторону, потом ко мне, сжала руку, прошептала «Спасибо!» и убежала. Не по-бабьи повиливая локтями и тазом, а как спринтер на дистанции, четко к цели. Ну, глядишь припомнит потом, кто совет дал.

С полной сумкой я дохромал до заведующего аптекой, попенял на плохое самочувствие. Видимо, сегодняшние тревоги у меня были на лице, так что заведующий, и без того занятый какими-то своими делами, быстро согласился дать мне внеплановую неделю, правда при этом кидал странные взгляды на мою коляску. Не поверил, значит, но возражать не стал.

До дома я добрался, с трудом преодолевая искушение воспользоваться вратами. Вот еще дело, надо уточнить с точностью до секунды, по каким часам отсчитывается тик, и установить эти часы. Если за мной гнаться будут… тьфу-тьфу!.. надо знать, как время высчитывать.

Раздумывая о возможности создания врат в каком-нибудь помещении без выхода, я наконец добрался до квартиры.

Что надо сделать?

Кинулся к компьютеру – все три сайта целиком на винте. Вытащил переносной и начал копирование. Вода в ванной… пусть останется. Мыться можно и в тазике на кухне, не так много меня, чтобы ванну под помывку освобождать, а вот если из-за каких-то проблем воду отключат, то это будет действительно плохо. Город, открытая вода тут в пяти километрах от дома.

Внезапно накатившая слабость заставила замереть, а потом очень аккуратно добраться по стене до кровати. Ох-хо, а вот таблеточку сультака мне сейчас очень нужно принять. Слабость пройдет, она вообще не телесная, как Док объяснял, это реакция перевозбуждения. Нейрончики в голове феритином пришибло, но надо бы и по телу подмогу пустить…

Я улыбнулся. Ну, какой шанс для проверки.

«Восстановление», так часто им пользовался. Вот персонаж не может сделать больше ни шага, я произношу:

– «Не будет у него ни усталого, ни изнемогающего».

Ледяная волна прошла по телу, я резко сел на кровати.

Усталость, говорите? А нету ее.

Вообще!

Ох, как же хорошо!

Я начал ощупывать себя, чувствительность нормальная. Присел, встал. Закрыл глаза, поочередно прикоснулся пальцами к кончику носа. Задержал дыхание. Сделал несколько шагов по краешку ковра.

Нету усталости, и все в порядке!

«Фреш» не целительный закл, он для восстановления очков движения… И я снова готов двигаться.

Может, стоит посидеть сегодня дома, проверить, как оно будет действовать? Вдруг потом обрушится вдвойне?

Черт, а откуда вообще эта фраза?

Кинулся к компьютеру, верный Яндекс подсказал – Книга пророка Исайи.

«И поднимет знамя народам дальним, и даст знак живущему на краю земли, – и вот, он легко и скоро придет; не будет у него ни усталого, ни изнемогающего; ни один не задремлет и не заснет, и не снимется пояс с чресл его, и не разорвется ремень у обуви его».

Так, буду считать это подсказкой!
Страница 11 из 31

Нечего сидеть, знак мне дан, глупо упустить время на страхи!

С собой… ножик складной, стамеску, молоток, завернуть в пару портянок и на дно сумки. Феритин, сультак (вдруг фреш «на меме» будет, не помирать же?) индпакет, стрептоцид, фляжка (надо чаем с коньяком наполнить), анальгин, аспирин. Учитывая, что я намерен вернуться завтра к утру, этого хватит.

Банка белорусской тушенки, оставшиеся от обеда полбатона, кусок сыра, литровую пластиковую бутыль с кипяченой водой, подкисленной лимоном, шоколадку из купленных утром. Смену белья в сумку, случай, он разный бывает. Штаны потеплее, сапоги, рубашку байковую, сверху свитер и походную куртку.

Оглядев себя в зеркале, поморщился, куртка, которую я не надевал лет пять, для носки в приличных местах уже не годилась. Зимнюю брать не хотелось, тяжеловата, упарюсь в вагоне. Плащик, наоборот, легковат, а сейчас уже около нуля и заморозки по ночам, ледок с утра хрустит под ногой. Ладно, сделаю вид, что я такой вот немодный. Время!

Пощелкал выключателями, сунул в карман деньги, паспорт, подхватил сумку и вышел.

Путь до вокзала прошел, будто прощаясь. Глупость, завтра ведь вернусь, а ощущение, словно навек ухожу.

Воронежский поезд стоял на перроне, я присел на лавочку, присматриваясь. Вот проводница… не пойду я к ней. Поджимает тетка губы, недовольна она. Может, и возьмет деньги, а может, и нет. Вот молодой парень. Опять не пойду, я для него очень уж чужой. А вот… нет, этот пьет, видно. В окне мелькнуло деловитое лицо дамочки чуть за сорок, спокойно разговаривающей с каким-то стариком. Под конец разговора она улыбнулась, это и решило все.

Подойдя за двумя пожилыми провинциалами, явно возвращающимися домой, я подмигнул проводнице:

– Красавица, подбросишь молодца до Воронежа?

– Не докину…

Но отказа в тоне не слышалось. Через полминуты мы пришли к согласию, и я зашел в вагон.

Деньги есть, и билеты в кассе есть, но зачем светить паспорт? Проводница усадила меня в свое купе, приказав ждать. Я сел у окна, рассматривая пути по ту сторону, людей на перроне, огни вокзала. Отправление поезда меня словно не коснулось. В коридоре что-то заговорили, в купе заглянула молодящаяся женщина в форме, из-за ее спины подмигнула проводница.

Купюра, положенная на шоколадку, была благосклонно принята, мне сказали «Чтоб без проблем тут!», и дверь закрылась. Еще несколько раз проводница мелькала по своим сложным и хлопотным делам, но меня не трогала, я даже задремал, раздумывая, отчего просто не скастовал «невидимость», времени действия как раз хватило бы на одиннадцать часов пути. Вернувшаяся проводница уведомила, что в паре купе есть свободные места, и чуть попозже я могу занять одно из них. В общем, полное «белье брать будете… а я сказала – будете!»

Хорошо, что обошлось без намеков. Я отдал еще одну купюру, пошутил про железнодорожные хлопоты, выслушал пару историй о пассажирах. Потом она снова выскакивала, а я в какой-то момент поймал себя на том, что дремлю, привалившись к стене. Меня аккуратно растолкали и проводили в купе, где я, наскоро поздоровавшись с единственным соседом, забрался на верхнюю полку и мгновенно уснул.

Проснувшись, был немало удивлен тем, что спал почти семь часов, умотали меня эти магические хлопоты. Включив лампочку, вытащил планшет и, подключив винт, начал просматривать различные игровые классы, связанные с магией.

6

– Спасибо, красавица, легкого тебе пути, здоровых детей и богатого мужа! Или мужей, это уж как тебе нравится! – Проводница расхохоталась и, отмахнувшись от меня, убежала в вагон.

В сам областной центр мне заезжать необходимости не было, так что сошел в Гнединске, попрощавшись с проводницей и проснувшимся попутчиком. Интересно, вот откуда у человека может быть такая горячая необходимость поделиться завтраком с незнакомым человеком, которого первый и последний раз видишь? Или ему просто не хотелось остатки курицы нести с вокзала домой, они же через час прибывают?

Гнединск ничуть не изменился. Да, на площади рядом с вокзалом новые киоски, и, кажется, срубили несколько деревьев в сквере, но по большей части чему тут меняться? Провинция, пусть и достаточно благополучная – сахарный завод, пара консервных, что-то мясоперерабатывающее было живо в последний наш сюда приезд, хотя мясо все полагали разумным брать с рук на рынке. Зато два кинотеатра на двадцать тысяч жителей. Культура! До перестройки тут еще пяток разных заводов было, но теперь одни развалины.

Вот они-то меня и интересовали.

За полтинник местный бомбила подбросил к руинам завода металлоконструкций. Развалинами я удовлетворен не был, очень уж все открыто, плюс явные следы постоянного посещения местной молодежью. Не те мои годы от подвыпивших подростков бегать, да и здоровья жалко. Приняв еще полтинник, таксист поочередно провез меня по трем точкам с заброшенными цехами, но все они были такими же неподходящими. Услышав мою отговорку, что ищу хорошие, живописные камни, да чтобы без лишних глаз, чтобы можно было приехать да поснимать для столичного журнала, бомбила тут же оживился, сунул меня в машину и отвез на другой край города, где гордо представил развалины старого храма. Идти со мной он наотрез отказался, отговорившись тем, что место плохое, но мне посоветовал приглядеться, потому что хоть и плохое, а красивое.

Храм подошел идеально.

Три оставшихся стены, часть крепко держащегося купола, до жилых кварталов полкилометра, сам на пригорочке, но укрыт от взглядов, плюс репутация «скверного места». Улучив момент, пока мой гид, подняв капот, погрузится в задумчивое созерцание двигателя, я выбрал один из камней, так, чтобы в открывшийся на него портал были видны подходы, а сзади прикрывала стена, достал стамеску, молоток и быстро процарапал по заготовленной ночью бумажке один из вариантов рунического письма в пентаграмме.

– Камень – храм.

Потянуло, я ощутил, как второй камень лег в список запомненных.

Отлично! Забросав рисунок, расположенный у основания обрушенной стены, кирпичным мусором и ветками, прошелся вокруг, деловито изображая съемки на мобилку, потом вернулся к машине и попросил отвезти меня на берег ближайшей речки, причем с оврагами. Водила долго пытался прикинуть, куда меня везти, но десять минут спустя я был на другом конце города (еще бы, я же помнил, где тут такой берег!). Уйдя в кусты, я долго рыскал, ища спокойное и укрытое место, а найдя, еще двадцать минут сидел, ждал конца часа, чтобы не оставлять здесь без присмотра портал. А то ломанутся провинциалы в столицу, им только шанс дай! Сам такой. Пока сидел, подъел оставшееся в сумке продовольствие, чтобы не везти назад. Далеко везти-то, девятьсот километров или два шага.

Все, десять-пятьдесят семь.

– Врата – дом!

Полыхнула, расходясь из сияющей точки, пентаграмма, я увидел в проходе стену своей комнаты. Не подумав, камень дома поставил, не видно, что там в квартире делается, в церкви умнее уже был. Ну, один маленький шажок – и вместо прохлады улицы я вдруг оказался в комнатном тепле. Затхловат воздух, однако надо проветривать. Паники от неподвижности уже не было, сколько раз я за четыре года игры вот так ожидал «отлипания»?

Вернулась свобода движений, я быстро обернул молоток рубашкой и поднял его. Если сейчас кто-то
Страница 12 из 31

войдет… Ой дурак, зачем молоток? Есть же «холд», «оцепенение» то есть! Тоже мне, волшебник, как варвар какой-то мыслю!

Мобильник пискнул, отмечая начало нового часа, и я расслабился.

Итак, у меня два запомненных камня.

– Врата!

Снова жутковатое ощущение знания, и я понял, что до перезарядки семь тиков-часов. К пяти вечера перезарядится, так-с, дела на сегодня.

Пнул кнопку включения компьютера, выглянул в окно. Тихо, ничего подозрительного.

Итак. Сначала надо проверить, что у меня заучено?

«Мем», список заклинаний, я составлял невесть когда, надо проверить.

Затем… покупка генератора. Небольшого, киловатта на два. Времени самому ездить у меня нет, так что заказать такси. Сделав звонок, я обеспечил себя транспортом. Чертова инвалидность, с детства мечтал сесть за руль, но не с моими болячками об этом думать.

Теперь билеты. Надо поставить врата в Сибири или на Камчатке. Там, где в случае чего можно будет выждать события здесь. Сибирь? Или далекий полуостров?

Онлайновый сервис еще работал, хотя доступа к зарубежным сайтам не было. Зато были к белорусским, но опять же, ни один форум не работал. Как можно обрубить все форумы? Особая компьютерная магия, да.

Билеты были в Петропавловск-Камчатский, 13 часов с одной пересадкой, их я и заказал. Сначала думал, что можно бы и позволить себе слетать с удобствами, но, увидев цены на бизнес-класс, поперхнулся и заказал эконом. А ведь отец говорил, что он курсантом летал к друзьям во Владивосток! Сколько месяцев теперь курсанту надо не есть не пить, чтобы один раз слетать – туда?

Зато отправление в шесть вечера, успею закупиться.

Позвонив и подтвердив заказ, одновременно дождавшись успокоительных сведений о пока еще продолжающихся полетах гражданской авиации, я все-таки занялся тем, что меня чуть-чуть пугало.

Да какое там «чуть», пугало до чертиков, до дрожи!

Кстати. Пальцы подрагивают, а утром я таблетку не ел.

Проделав привычный утренний ритуал с измерением давления, таблеткой и прочими процедурами, я успокоился.

Итак. Сосредоточиться.

«Заклинания».

Голова закружилась, как у попробовавшего спиртное в первый раз пацана. Ой, как… необычно. Но не тошнит, уже хорошо.

Пришлось потрясти бедной головушкой и попробовать еще раз.

«Заклинания».

Со второго раза вышло уже как-то веселее, я понял, что заученное у меня есть. Теперь еще раз, надо понять, что именно заучено?

«Заклинания».

Есть!

Я «просматривал» список заклинаний, смутно вспоминая причины, по которым я «мемился» именно так.

В первом круге все слоты забиты. Во втором два свободных слота… оказывается, заклинаний «невидимость» у меня всего пять штук. Зато, как я помню, они всего двадцать секунд запоминаются, то есть десять минут реального времени.

Третий круг – странно, но запомнено «ледяное прикосновение», я же им никогда не пользовался? Зато «оцепенений» целых шесть и два «молчания», плюс один свободный слот. Похоже, это комплект «мема» из тех времен, когда я бегал по низкоуровневым зонам, собирая деньги и шмот скорее от скуки, чем по нужде. Потому и такой странный подбор заклинаний.

Четвертый круг, помимо уже известного есть одна «починка», два «восстановления» и один «развеять магию», плюс два свободных слота. Надо проверить «починку», очень многообещающее заклинание. Можно ли починить себя?

Пятый. Ну, тут всегда одно – пять «защитников»… даже представлять не хочу, как они выглядят в реальной жизни! Одна «кислота» и три «печати», плюс свободный слот.

Шестой…

Так.

«Прыжок», две штуки. Вот о чем надо подумать, и подумать накрепко!

Прыгнуть можно внутри одной зоны, но как именно определить, в какой я зоне? В игре есть команда «где я», отображающая короткое название местности, в которой игрок находится, но как это будет выглядеть наяву?!

Глубоко вздохнув и вспомнив ощущения от «заклинания» и «врата», я с чувством произнес:

– Где я?

Встал с пола, осторожно двигая руками и ногами, вытер кровь, текущую из ноздрей и уже заляпавшую воротник. Трясущимися руками размазал все по лицу и пошел на кухню, где долго отмывался под краном, пока не пришел в себя, потом сел в кресло и уставился на стенку.

Ох ни хрена же себе!

Нет, ответ был простым, я осознал, что я нахожусь «в квартире». Просто в своей квартире. Но в этот момент я почувствовал ВСЮ ЕЕ!!! Кажется, я знал, что где находится, я ощущал каждую шероховатость побелки на потолке, я видел все одновременно изнутри и снаружи, я ЗНАЛ, «где я». А потом забыл. Жаль, не все.

С кресла пришлось сползать, голова была пустой от жесточайшего сенсорного удара, только выпив вторую чашку с обжигающим чаем и кое-как разжевав горьковатую таблетку, я пришел в себя.

Так, с этим понятно. И ведь придется тренироваться, никуда не денешься. Но до чего же болезненное ощущение!

Уф, на чем я остановился?

«Заклинания».

Шестой круг, два «прыжка», четыре «длительных оцепенения», одна «мантия теней», одно «разыскать предмет», и свободный слот. Вечно так, чем выше круг, тем больше на нем полезных заклинаний, тем тяжелее выбор.

Седьмой круг. По два групповых варианта «защиты», «силы» и «полета», плюс одна «групповая невидимость». В большой группе волшебник этим кругом постоянно пользуется, но сейчас все бесполезно. К тому же не хочу даже представлять, что почувствую, когда попытаюсь узнать статус своей «группы».

Восьмой круг. По одной версии нескольких защитных заклинаний и два «ангела-хранителя». Свободных слотов, как и незаученных заклинаний, нет.

Девятый круг. Одно «массовое оцепенение», две «божественные защиты», три «пылевые бури», один «ледяной щит».

Ну что же, более-менее ясно. Боевой арсенал – пять «стрел», одна «ледянка», одна «кислота» и три «пылевые бури», ничего, что могло бы убить на месте. Защитный арсенал гораздо богаче, на любую жизненную ситуацию, но все равно с изъяном. Перемещающий – два «прыжка», до сих пор не опробованный «полет» и «врата». Плюс парализующие «оцепенения» в ассортименте и три вспомогательно-хозяйственных заклинания.

Кстати, а ведь я теперь всегда при свете буду! «Шарики» светят, как сейчас помню, 24 тика, то есть полные сутки!

Ну хоть что-то хорошее, можно будет на электричестве экономить.

Лады, с этим разобрались.

Я потрогал вату в ноздрях и осторожно ее вынул. Не кровит, можно собираться по делам.

Значит, генератор!

7

Молодой человек в несвежей одежде с изрядно помятым лицом поднял глаза на меня:

– Здравствуйте, чем могу помочь?

– Хочу генератор купить, бензиновый, на три киловатта.

– Есть только на полтора. Двадцать тысяч.

Я посмотрел на ценник. «5399».

Продавец проследил за мои взглядом, пожал плечами и объяснил:

– Большой спрос. Брать будете?

– Буду. Оформляйте.

Продолжение «и будьте прокляты» я оставил при себе. Ну нужны им эти смешные бумажки, что ж поделать, стараются они их побольше добыть. Я не жадный, берите. Мне генератор нужнее, а то в деревне еще бог весть что с электричеством, там и телефон-то за двадцать километров раньше был.

По дороге в магазин таксист был непонятно молчалив, словно размышлял о чем-то, и мои попытки вывести его из задумчивого состояния ничуть не удались, он отделывался односложными «угу» и «может быть», явно не собираясь делиться со мной информацией.

В городе все еще шло
Страница 13 из 31

по-прежнему, но люди уже были чуть пришиблены, они начали чуять изменения. Магазин, в котором я закупался два дня назад, закрыт. Ларек во дворе почти пуст, только чипсы и газировка, даже орешки кто-то выгреб. Зато есть хлеб, свежий, недавно привезенный. И очередь в десять человек за этим хлебом.

Уже сухари сушат? А ведь ничего ни по телевизору, ни по радио, даже не шепчутся!

Черт, как же я оторван от народа! Нету у меня ни друзей, ни товарищей. Док есть, две-три подружки на одну ночь, взрослые, замужние, встретились-разбежались, а приятелей, к которым можно кинуться, нет. До двадцати лет я был уверен, что умру, так чего ж заводить близкие отношения? А потом…

Куда податься одинокому человеку, чтобы узнать слухи, которые передают на ухо только своим? В Интернет? Так там все меньше сайтов откликается. В очередях можно постоять, но их пока, таких больших, немного, да и опасно это. Покажется кому-то что-то, так забить могут со страха, а скопления людей всегда первая цель для террористов.

Террор… начнется ли? Второй день, а я только одного мага знаю, себя. Может, я вообще один такой, а паника у чинуш совсем по другому поводу? Ну там прорыв из параллельного мира, пришельцы-людоеды или в самом деле эпидемия? С тяжелым бредом? И лежу я сейчас дома в прихожей на полу, брежу, пить прошу и воображаю невесть что? Сдохну ведь, никто не почешется… Ну, в собесе разве что, они раз в три месяца инвалидов обходят сейчас. Как помру – запах учуют, наверное.

Кстати, а в чем я горючку для генератора собрался держать? В пластиковых «сиськах» и литровых банках? Иной тары у меня в доме нету. И удлинители надо докупить.

К тому же надо взять деньги со счета, все, что можно, пока они еще имеют ценность. Доллары я вчера разменял, на них-то и куплен генератор, а вот евро решил придержать. США, как ни крути, у нас не слишком уважают. Попасть туда хотят, а вот уважать не хочет народ, уж слишком долго долбили по мозгам пропагандой. А Европа – это сила. К тому же деньги у них значительно красивее, что немаловажно. Если что, можно будет на стенку приклеить, глаз радовать.

К отделению Сбербанка я подошел, совсем упав духом.

Столько дел, а определенности никакой. Ну, полгода жизни я себе отвоевал, до весны дотяну, но что ж все-таки происходит? Хорошо фильм смотреть или книгу читать, там все ясно сказано, что делать и кто виноват, и с главными героями тоже постоянно что-то случается, не заскучаешь, а у меня вот что-то… Видимо, не главный я герой. По сюжету пройдет через месяц добрый молодец сквозь балконную дверь, спасаясь от пришельцев, найдет мой труп, генератор вот хозяйственно под мышку сунет, да в кладовке двустволку найдет, ею потом главного злодея прикончит.

Из последних сил.

На стекле перед оператором висел листок: лимит 50 тысяч в день, сожалеем, простите, извините, так получилось. Ну и пусть, мне осталось только мелочей накупить, тысяч в двадцать уложусь, наверное. Да билеты придется купить, надо успеть, пока полеты не отменят. Если вдруг отменят. И еще у меня немного останется. Хорошо, что по кредитке все в банкомате снял.

Операционист, молодой парень лет двадцати, протянул мне деньги и замер, хмуря брови и смотря мне за спину.

– Всем стоять, не двигаться, это ограбление!

Я и не двигался, смотря на отражение в зеркале за спиной операциониста.

В дверях стоял молодой парень с помповым ружьем, ко мне шел его старший напарник с пистолетом. По спине пробежали мурашки. Надо же, а я думал, что это только в книгах такой штамп используется, а оно во как. Только в книгах нет ничего насчет дрожащих коленей и позывов в туалет сбегать по всем делам сразу.

И не говорится в книгах про бессильную злость на себя, ведь мог же я утром заново обкастоваться, так чего ж не сделал? Расслабился, ворота поставив?! Дебил!

От злости прошла дрожь, сменившись угрюмым осознанием, что сейчас мне придется что-то делать, а что делать, я и не знаю. Как буду по миру прыгать, это я придумал, а вот что делать, если ствол в лоб, это я пропустил как-то.

– Клади сюда! Быстро, урод!

Я кинул пачечку только что полученных купюр в подставленную сумку. Хороший саквояжик, кстати, давно такой хотел, с ремнем и вместительный.

Мужик, мимоходом ткнув меня стволом в нос и придав пинком ускорение, оттолкнул к окну, сам перепрыгнул стойку и протянул сумку кассиру. Где, вообще, охрана? Какого черта почти в центре города вооруженный налет на банк?! Не магический, а словно из книги про «лихие 90-е».

– Леха, обменник!

Мужик кивнул сообщнику, приставил ствол ко лбу тетки, по-видимому главной тут, и намекнул:

– Тебя пристрелить или сама сообразишь? Деньги, тварь!

Тетка тут же начала объяснять, что основные суммы хранятся не в зале…

Выстрел был удивительно тихим, а тело упало совсем не так, как в фильмах. Ни распахнутых рук, ни красивого отлетания, просто марионетка с обрезанными нитями, да еще упала как-то под стол, словно пряча простреленную голову.

– Твари! Быстро деньги в сумку, бляди!

Мужик шипел, он явно слетел с нарезки и был готов стрелять дальше. Мой кассир дрожащими руками открыл ящик, начал, роняя, доставать купюры, кидать их в стоящую перед ним сумку, потом зачем-то начал туда же ссыпать мелочь. Стоявший у двери бандит то и дело грозно поворачивался, выставляя ствол, но молчал. Молчали и посетители, только всхлипывала тихо какая-то девушка. «Леха» пару раз стукнул в железную дверь обменника кулаком, потом выругался и отступился, даже мне было ясно, что сидевшая там кассирша легла на пол, и теперь ее не достать. Не думаю, что она спасала деньги, своя жизнь дороже.

Я успокоился. Страх кончился, осталась усталость. Стойка красиво изгибалась, оставляя у окна свободное место с маленьким столиком. Вот под этот столик я и начал сползать, открыв рот, выпучив глаза и сжав на груди куртку. Стоявший у двери тут же направил на меня ствол, пригляделся и потерял интерес. Сердечник, большое дело? Тут процесс идет, работать надо.

– Леха, время!

Ох ты, у них даже таймер есть? Серьезные ребята, наверное, их на улице и машина с водителем ожидает?

А теперь тихонечко:

– «Ибо видимое временно, а невидимое вечно».

Невидимость. Эту формулу я даже без лога помню.

Стоявший у двери тут же навел на мой закуток стволы.

– Леха! Тут… бля!

Вот дробовик бабахает гораздо внушительнее пистолета! Он сделал еще два выстрела, но я уже полз на коленях вдоль стойки, от которой отшатнулись остальные посетители.

Черти, что творится! Грабят, убивают, стреляют, никого не боясь. Куда милиция смотрит?

Прямо надо мной мелькнули ноги бандита, к счастью, не задел, прыгнув сразу на середину зала, чуть не поскользнувшись на скользкой плитке.

– Лежать! Лежать и молиться! Кто сунется к двери – убью!

Все поверили, народ, даже сидевшие на мягких скамейках, тут же начал падать на пол.

Бандиты кинулись наутек.

Ну уж нет! Это мои пятьдесят тысяч, я их полгода откладывал!

Когда я выскочил из двери, тот, что с дробовиком, обегал припаркованную шестерку, а второй, размахивая пистолетом, пытался открыть дверь. Наркоманы они, что ли? Мозгов чуть, убивают не задумываясь, оружием светят посреди дня…

– Замри! Замри!

Вот что хорошо в «оцепенении», так это то, что оно из невидимости не выводит.

Так, сумку… убийца держал ее крепко, пришлось выворачивать из
Страница 14 из 31

хватки. Пистолет? Пригодится! Пришлось сначала сунуть голову ему под руку и, нащупав предохранитель, сдвинуть его вверх, после чего вытянуть из руки. Вот же странно, сумку он держал куда крепче, ему деньги важнее оружия?

Я машинально сунул оружие в карман и отступил. Дробовик, может, взять? Так у меня свой есть, и тащиться с ружьем по городу было бы странно, даже и невидимкой.

Это, а невидимость не слетела? Она при атаке автоматически слетает же?

– «Ибо видимое временно, а невидимое вечно». – Хорошо, что заклинания можно обновлять не снимая.

Из дверей магазина высунулся какой-то мужик. Дверь стеклянная, видно насквозь, а он на коленях стоя выглядывает. Ой, не привык у нас народ к боевой обстановке, ой, не набрался еще навыков. Ничего, научимся.

Так, деньги. Черт, хорошая сумка! А брать нельзя. Не могу, не мое. Найди я ее, оставил бы всё себе без сомнений, но вот так, после убийства, зная, что там и других людей ограбленных достояние? Быстро присев, я вытащил пачку бумажек из саквояжа, наскоро отсчитал свои пятьдесят тысяч «пятаками» и, сунув их в карман, протиснулся под рукой замершего бандита, кинув сумку в салон машины.

У дверей осторожно появился все тот же мужик. Убедившись, что бандиты не двигаются, он почему то не кинулся подальше, а, наоборот, как-то косо согнувшись, осторожно, по шагу, начал приближаться к машине. Дойдя до убийцы, он посмотрел тому в лицо, потрогал рукой и вдруг, размахнувшись, неловко, но сильно ударил в живот.

Тут же из сберкассы повалил народ, заголосили бабки-тетки, побежали мужики, два парня в рубашках с бейджиками. Сначала бандитов просто хотели скрутить, но, видимо, окоченелость была принята за сопротивление, и их начали бить.

Пришлось встать у дверей, ждать, пока выбегут все желающие. И откуда их там столько? Дайте уже тележку забрать, она хорошая, вместительная, колеса широкие, дутые. И генератор мне тоже нужен. И те три кило сахара, купленные по дороге, купил бы больше, да генератор и так тяжелый.

Наконец я смог зайти, схватил сумку и выкатил ее в дверь.

Этот мат у нас речью зовется?

Мужики топтали бандитов с остервенением, даром что те даже не шевелились. Вдруг все расступились, я увидел, как один из грабителей, тот, что с дробовиком был, обмяк и сменил позу. Похоже, после смерти действие заклинания кончается.

Решив не дожидаться окончания сцены народного суда, я бодро пошагал в сторону станции метро, по пути вытаскивая дрожащими руками пузырек с таблетками.

8

Поздний час, половина первого, семь тысяч над землей… Гул турбин, обрывки сна.

Правда, сейчас высота, если верить табло, десять километров. В салоне тихо, все успокоились, насмотрелись в окно на подсвеченные луной облака и по большей части спят.

И только я чешу щетину на подбородке и размышляю о судьбах вселенной. Опять не успел побриться, слишком спешил успеть в аэропорт. Ничего, я теперь могу сделать так, что мою небритость никто не заметит.

Пока бежал от сберкассы, многое успел передумать, а дома применил «невидимость» перед включенным на видеорежим фотоаппаратом – на экране я увидел что-то бормочущего меня в ореоле странной прозрачности, словно воздух от жары тек. Видимо, так и выглядит невидимость для того, кто находится под эффектом «видеть невидимое», электроника показывала, что образ фиксируется, а я чуял, что инвиз на мне имеется. Видимо, тот, кто смотрел бы эту запись без детекта, меня бы не увидел? Опять эта странная логика, опять извращенное соответствие событий реального мира миру выдуманному, игровому.

Я до сих пор боюсь проверить «починку». Что будет нарушено – закон сохранения вещества? Или причинно-следственная связь? Что делает меня невидимым? Почему меня видит объектив камеры?

Теперь меня найдут. Это понятно, это без вариантов. Составят списки всех, кто был в сберкассе, поймут, что один из достаточно активных участников (упал под стол с «инфарктом», потом исчез) в списках опрошенных не фигурирует. А затем простой просмотр сегодняшних клиентов, и вот он, странный тип, умеющий становиться невидимым. Интересно, а данные о клиенте Сбербанк выдаст сразу, или следователю нужна какая-то бумага?

Все же я пока мыслю как заурядный, ничем не выдающийся человек. Нужны деньги? Ну так взял бы из сейфа сколько надо… или сколько сам в банк сдавал. Хотя все равно не по-людски получилось бы, за них ведь кто-то отвечал, может, та самая женщина, которую убили.

Черт с ним, прокололся так прокололся, что дальше-то делать?

Спасти меня может только запарка у органов или какое-нибудь чрезвычайное происшествие. Бандиты взяты на месте, два трупа… это плохо, трупы никто не любит. Будут расследовать, в том числе и факт самосуда. Зависит от ситуации, если все кошмарно, то может просто не найтись людей для поиска. Если просто плохо и эти запросы, ордера и прочая законопослушность уже забыты, меня вычислят на раз-два и придут как за обладающим странной силой, то есть колдуном. Если все еще не совсем печально, то следователям поначалу будет достаточно факта, что нападавшие взяты с поличным. И только в зазор «уже плохо, но пока не трындец» я могу проползти относительно безопасно. Хотя мужики ведь не дураки, чтобы рядом с забитым бандитом оставаться, разбегутся, и я, получается, тоже один из «разбежавшихся». Проверять десять потенциальных колдунов займет времени больше, чем поиск единственного отсутствующего. А вот когда поймут, кто именно этот загадочный невидимка…

Мобильник, да. Ну дурак я библиотечный, оторванный от реальности. Одно дело в книжках про шпионов и мафиози читать, а другое… И ведь что характерно, в курьерской службе одной из аптек вовсю пользовались этой фишкой, следя за сотрудниками, я же сам сколько раз об этом вспоминал, а вот ушел со службы и тут же забыл. Ну да, страшнее диспетчера зверя нет, куда там органам. Только когда стюардесса попросила «Пристегните ремни и выключите мобильные телефоны», до меня-то и дошло. Выключил, чего уж тут. И батарейку вынул. Интересно, есть глобальная система, мониторящая миграцию населения по перемещениям мобилок? Если да, то там могут поставить фильтр на скорость перемещения, чтобы выловить тех, кто умеет телепортироваться.

Если все так, как я боялся, то в Хабаровске меня примут, и дальше я никуда не полечу. А если еще хуже, то могут где-то на полпути тормознуть самолет, я же опасным буду считаться? Или нет? Ни хрена не знаю, таким большим самолетам нужна ведь длинная полоса, по пути будут?

Черт с ним, как сядем, скастую «инвиз» и выйду без разрешения.

Плохо, что сам я догадался обо всем этом только в самолете, пройдя регистрацию. Мог же просто войти в салон невидимкой, а я билет зачем-то покупал, регистрировался…

Если обо мне знают и путь мобильника вычисляется, то что по нему можно узнать и в какие сроки?

Что я был в Гнединске. Вот и прошла даром моя затея ехать без предъявления документов, чтобы не светиться, хорошо хоть, что по всему городу поездил, то тут, то там останавливаясь. Я же и церковь обошел кругами, и камень присыпал так, что без раскопок не найти… да нет, найдут. Или нет? Овраг, откуда я в квартиру вернулся, уж точно найдут, последняя точка пребывания в той местности, так что найдут.

И сунут туда мину противопехотную. Я бы сунул.

Ну, а то, что рано или поздно придут
Страница 15 из 31

домой, это уже понятно.

Запас продовольствия, что важнее – почти все лекарства, генератор, одежда и заначка… Ну хоть бы не успели меня вычислить! До посадки еще три часа, убежать в сторону, найти место под камень, установить его, пройти домой, собрать все на тележку, дождаться отлипания умения, поставить врата на новый схрон. Сейчас ночь, после ограбления прошло столько времени, что можно хоть черта с рогами найти. Зависит от того, есть ли уже люди с особыми полномочиями. Есть у меня шанс, есть. Но куда все это перемещать?

Дурак, надо было сразу рвать в деревню… нет. Если бы я с мобилкой в деревню сунулся, то там бы меня и вычислили. Даже удобнее было бы – вот она, лежка колдуна, пусть думает, что в безопасности, а мы последим и возьмем сонного!

Мечтайте-мечтайте, а я и не сплю!

Портал в Гнединский храм отпадает, узнать, где появился новый жилец с тележкой барахла, дело на час, родная милиция только кажется неповоротливой. Значит, надо искать место в столице, сбросить все приготовленное, а самому в деревню, но уже без маячков. Сунуться с полной телегой на восемьдесят примерно килограммов… ну куда я смогу?

В библиотеку.

Нет, действительно, я же ключи свои не сдал! А туда сейчас никто не полезет, что там делать? Я даже знаю, где устроить схрон, все равно в тот закуток кроме меня никто не лазил, библиотека наша еще советских времен, у нее подвальчик есть, немаленький. Вот в него и спрячу!

Не удержавшись, я потер руки. Сидевший рядом мужик поднял на меня глаза, зевнул и опять отключился.

Там и камень поставить можно. Подвальчик, он подо всем зданием идет, вычищу одну комнату. Только надо думать, что делать с «бизнес-центром». Сдали две комнаты библиотечные под туристическое агентство и еще одну отвели под оргтехнику, все вместе это было названо «проектом развития». Даже денежка закапала… тогда-то меня и уволили. Если в нем будут сидеть люди… в библиотеку-то ближайшие недели никто не сунется, там и мародерить нечего, а вот в «центр». Желающих выехать хватит, не доверяют у нас родимой сторонушке.

Хм… знаю что, давно хотел это сделать!

Ухмыльнувшись, я отметил в памяти решение.

Итак, Хабаровск. Черт, я о городе и не знаю ничего. У них там холодно, наверное? Дальний Восток, Амур… Китай. Черт. Ладно, зато много ширпотреба, не остановятся же враз все фабрики? И много китайцев. Пусть. Город большой, старый, населения много. Не очень хорошо, особенно в такое время.

Владивосток близко. Я на карте видел, буквально одним пальцем накрыть можно. А вот на далекую, тихую, рыбную и живописную Камчатку я уже, похоже, не попаду.

Самолет чуть тряхнуло, одно из крыльев приподнялось. Полеты ночью…

Я встал, прошел в туалет, закрылся.

– «Ибо видимое временно, а невидимое вечно».

Себя в зеркале я видел. После сберкассы даже не дожидался, пока к дому приду, в подворотню вошел и оттарабанил полный список обкаста, со всеми детектами и защитами, правда, опять без полета, а невидимость после этого снял. Заклинания держатся двенадцать часов, и хрен я теперь куда выйду без них!

Дождаться, пока в кабину пилотов откроется дверь, а потом подставить ногу стюарду, чтобы он споткнулся «о ковер», дав мне пройти. И вот я тут. Тесновато, если честно, запах странный. Двое мужиков в пилотских креслах заняты чем-то своим, очень похожим на дрему вполглаза. Впрочем, один время от времени совершает непонятные движения. Вот где колдовство-то! Оглянувшись еще раз, я понял, что стоять здесь на предмет подслушивания каких-то переговоров с землей будет глупо – засекут. Невидимость – это хорошо, но неощутимостью я не владею, нащупают, а мужики тут не хлипкие, повяжут, тем более что при вступлении в бой невидимость спадает. Сесть здесь некуда, спрятаться тоже. Щелкнув хитрой защелкой, я протиснулся мимо медленно распахивающейся двери и вернулся в туалет.

– Появиться.

Команда отмены невидимости работала, дав еще один повод задуматься о логике всего происходящего, но новых мыслей так и не образовалось. Вернувшись в кресло, я сжевал таблетку, запив минералкой, и попытался вчитаться в текст игровых сайтов.

Черт-те что! Всякие непонятные слова, примеры, тактики… где простое и ясное объяснение, чего бояться? «Спиритмастер один из самых эффективных классов» – где описание действия заклинаний? Это, может, вообще молитвы? Как оно все выглядит? Верните ютуб, сволочи! Каждую крупинку полезной информации приходится выискивать по одной, стараясь не забыть, что именно выискал, а потом думать, как это может быть применено против меня.

Закрыв сайт, я поискал на винте карты и пригляделся к окрестностям города, ища место, где можно поставить камень. Чтобы не слишком далеко, но и не очень близко. Открытые места и жилые массивы отпадают, не хочется светиться появлением ниоткуда, тем более что с собой придется тележку таскать.

Я опять хлопнул себя ладонью по лбу, заставив дернуться своего соседа.

– Простите. Забыл кое-что дома.

Он поморщился, передвинул голову поудобнее и опять закрыл глаза.

Сколько раз я этот фокус использовал в игре! Невидимость можно и на предметы накладывать! Мобы-воришки то, что не видят, не крадут, да и из трупов игроков добычу не подбирают.

Ну что ж я за тормоз-то, а?! Третьи сутки пошли, а все никак не врублюсь!

Сделать невидимыми камни врат, тот же генератор, еду… Если сумку сделать невидимой, то и ее содержимое не видно! Хо, а вот я и нашел то, чем смогу торговать! Мне ничего не стоит, а народу понравится, жаль, полет нельзя на предметы накастовать… или можно? Никогда такая дурь в голову не приходила. А еще можно оружие носить невидимое, но за такое оружие на месте «тех ребят» я бы убивал на месте. М-да. Хотя мысль богатая, себе я что-нибудь замагичу.

Главное, что невидимая вещь невидима навсегда, пока не разрушится.

Так, хорошо, это я запомню, но все равно место для камня искать надо.

В семи километрах от аэропорта нашелся на карте подходящий пригорочек, но к нему не было никаких прямых путей, только дорожка от края ближайшего поселка. Ну, за неимением лучшего сойдет, наверное? Сейчас время главное, а не удобства.

Мягко прозвучал сигнал, по проходу прошла стюардесса, будя пассажиров и объявляя посадку.

Надо собраться, вынуть голову из задницы и наконец принять новые правила игры… нет, новые правила жизни! Я волшебник, я могу творить магию, у меня есть сильные и умные враги, просто потому, что иначе быть не может. Надо обдумывать все до того, как я начну что-то делать.

Где бы ума набраться? Ни в школе, ни в библиотеке, ни в курьерах меня к такому не готовили.

Самолет снова наклонился, екнуло от резкого снижения в животе.

Пальцы? Не дрожат. Тройная доза за день получается, не передозироваться бы. Ничего, еще месяц, к зиме в своей избушке буду сидеть, зубрить способы магиченья и отдыхать душой и телом. Там такой воздух, как сейчас помню!

Когда самолет перестало трясти после касания, я, вопреки всем требованиям загоревшейся таблички, отстегнул ремни, встал из кресла и прошел в хвост салона. Самым трудным было не обращать внимания на недоумевающие взгляды других пассажиров, магия это пусть, а вот когда на тебе все внимание салона, это заставляет напрячься.

Занавеску в сторону, инвиз скастовать.

Подбежавшая стюардесса недоуменно посмотрела на меня,
Страница 16 из 31

покрутила головой, поискала в соседних креслах. Ну показалось тебе, показалось. Недоверчивая, даже в туалеты заглянула. Вот, молодец, возвращайся, тебя работа ждет, упихивать обратно в кресла остальных нетерпеливых.

Спустя двадцать минут я наконец смог проскользнуть по салону и выбраться из самолета.

Семь километров… судя по карте, это вон в той стороне. Ну, время пришло!

– «И полетел, и понесся на крыльях ветра».

Хм. Никаких изменений. Пришлось закрыть глаза и вслушиваться в себя. Чуйка ответила, что, во-первых, заклинание «полет» в списке восстановления, а во-вторых, на мне эффект «летит».

Очень осторожно отойдя от суетящихся у машины людей, я сделал первый шаг в сторону. Ничего, шагаю как шагается. Прыжок? Я подпрыгнул и понял, в чем суть эффекта, – прыжок вышел выше, а опускался я медленнее. А если бежать?

Бег дался удивительно легко. Я словно во сне летел над землей со скоростью километров двадцать-тридцать, ничуть не напрягаясь. С легкой паникой увидев приближающееся ограждение летного поля (когда я успел, тут же метров шестьсот было?!), сделал рывок, пролетел метрах в трех над двухметровой сеткой, успел вычислить лужу, в которую я упаду (черт знает что, уже ноябрь скоро, почему не замерзло?!), звучно плямкнул по краю, в самую грязь, тут же забрызгавшую штанины, еще сильнее оттолкнулся, пытаясь удержать равновесие, и взлетел метров на шесть вверх.

Больше всего это напоминало кадр из «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен», тот самый, когда «А что вы тут делаете? Не видишь, через реку прыгаем!». Я точно так же, неловко перебирая ногами и поводя руками, пролетел метров тридцать, успел взмокнуть от страха, что сейчас напорюсь животом на вон те торчащие ветки кустов, пролетел над ними, выставил руки, понимая, что уже не могу сделать еще прыжок, после сильного удара покатился по мягким комьям земли, и наконец замер, уткнувшись лицом прямо в какой-то вывороченный подсохший сорняк.

Трясущимися руками подтянул сумку, подергиваясь от адреналина, гуляющего по жилам, встал, оглянулся. Башня аэропорта виднелась километрах в двух, я стоял на краю только что перепрыгнутого поля, увязнув по щиколотку в рыхлой земле. Изгваздался, словно я в той луже весь искупался!

Зато живой. И знаю теперь, как действует мой «полет», будь он неладен.

Для проверки присел, сосредоточился и прыгнул вверх!

Метров на семь. Завис в верхней точке и секунды три опускался вниз, снова плямкнув по влажной земле.

Понятно. Все понятно. Летать не могу, но зараз перепрыгивать метров двадцать, а если разбежаться, то и больше, это запросто. Но напороться тоже раз плюнуть, на лету не свернуть.

Руки дрожали, таблетки я рассыпал, собрал едва половину, остальное втоптав и засыпав. Ничего, это один из двух постоянно носимых со мной пузырьков, и не больше семи-девяти потерял. Постояв пять минут, слушая какое-то невнятное бормотание объявлений со стороны аэропорта, я смотрел на солнце и успокаивался, жалея, что руки слишком грязные, чтобы лезть в сумку за подкисленным чаем.

Наконец, успокоившись, решился.

Первые шаги дались нелегко, потом я перепрыгнул какую-то дорогу, свернул, и побежал по/над ней. Не быстро, но почти без траты… очков движения. Вопреки опасениям бег не выглядел неестественным, я просто быстро бежал, но стоило прыгнуть, как одним пологим прыжком перемахнул метров пятнадцать. Эй, где тут крайние в чемпионы мира? Разбежались все? Ну, пусть, а то я бы вам показал, как прыгать надо!

Намеченное место было и в самом деле каким-то бугром с развалинами чего-то вроде кирпичного гаража. Среди рунных заготовок такое название у меня было, так что, повертевшись вокруг, я прикинул, как надо встать, чтобы со спины защищала стена, и, выбрав подходящий кирпич, уже почти привычно выскоблил на нем свой «пятиугольник» с рунами.

А теперь главное:

– «Ибо видимое временно, а невидимое вечно».

Камень стал расплывчатым.

С души упал здоровенный булыган. Нет, если будут искать «те, кто надо», то найдут. Но просто так не обнаружат и относиться будут с опаской. Хотя руны простые, сразу понятно, что это не закладка для вызова Ктулху. Черт, а есть игры с таким призывом? Надо поискать, чтобы знать, когда следует самому себе мозги вышибить, не дожидаясь.

Еще раз оглянувшись, я отошел и попытался отскрести со штанин подсохшую землю. Итак, сейчас в Москве два часа ночи, почти три. Надо часы купить, точные. Мобильникам больше веры нет, я бы точно начал отслеживать «моментальные» смены координат. Древние «Командирские» на запястье показывали 2.48 московского, надо искать место для врат и думать. Если меня ждут…

Если, если, если… сплошные предположения, вся ночь только в этих проклятых «если»!

Дебил, в первые же испытания видел, что выход из врат «дом» лицом к стенке, почему на нее зеркало не повесил?!

Как бы я брал того, кто умеет становиться невидимым?

Миной. Той, которая глушит, «Заря» называется, кажется. Или это граната? Ну, тогда растяжкой с такой гранатой. Датчик движения на монитор, звуковой сигнал о срабатывании, не надо даже видеть, что там, перед объективом, просто услышать сигнал, нажать взрыватель и идти паковать глупого колдуна. Кстати, взрыв – это вхождение в агродействия, невидимость спадет.

Черт с ним. Я отошел к стенке так, чтобы портал встал перед наиболее целым ее участком и не слишком отсвечивал, все же они слишком заметны.

– Врата – дом!

В проеме ночь. Попытка посветить маленьким фонариком ни к чему не привела, видно, освещать изображение не удастся. Попытка прислушаться тоже ничего не дала.

Страшно, а что делать?

Ну, один-то пузырек с месячной дозой феритина у меня заначен, у соседки хранится с дубликатом ключей, хорошая старушка, коммунистка из настоящих, а не тех, что по паспорту. Плюс еще что-то успею купить, наконец, украсть невидимкой. Но потерять все запасы… Жадность волшебника сгубила?

Я обновил невидимость, закрыл глаза и сделал шаг.

Секунда, две. Темно. Ни звука. Ни шевеления. И не дернешься.

Самое отвратительное для любого мужчины состояние – беспомощность. Нет ничего хуже.

Неподвижность кончилась резко, а я был настолько напряжен, что повело, пришлось схватиться за издырявленную стенку и придержать себя. Когда за стенку придерживаешься, чтобы не упасть, это ничего, вот когда за пол…

Тихо. На цыпочках подобравшись к двери, я осмотрел коридор, потом спальню и кухню. И только потом включил свет. Никого. Ох ты ж! Так, а теперь вещи! Все сложить в сумки, подготовить к перевозке. Коробку с генератором в сторону, в нее ничего не положишь, он и так как полменя весит, не утащу. Сумки…

Длинный звонок в дверь заставил уронить собранную коробку с бакалеей.

Ну вот и дождался. А врата на перезарядке.

9

Я прислушался, стоя на пороге комнаты, боясь даже подойти к двери. Звонят, не вышибают… хотя в подъезде почти не осталось деревянных дверей, а даже простую металлическую выламывать задолбаешься. Может, невидимость, полет и спрыгнуть с балкона? Могут засечь шевеление занавесок.

Еще прислушавшись, я с облегчением вздохнул. Звонили и к моим соседям, а потом кто-то долго и громогласно выматерился. О, этот голос я помню!

К открывающейся двери обернулся коренастый, такой же небритый, как и я, мужик в классических штанах с пузырями на
Страница 17 из 31

коленях и майке-алкоголичке.

– Михалыч, епть, ну хоть один живой человек, бля!

– Привет, Дим. Что случилось?

– Ты не спишь? А, мать, ты ж у нас вообще не спишь. Врубай телик.

– Телевизор? Что там?

– Мать не спала, включила какой-нибудь фильмец посмотреть, а там по всем программам одно. Послала всем рассказать.

Мать моего ровесника Димы была местной общественницей, уже лет тридцать, как в дом поселилась. Это у нее я хранил, на всякий случай, комплект ключей и флакон с таблетками, тетка больная, скандальная, но честная.

– Бля, пидарасы поголовно, два этажа пробежал, звоню им в квартиры, так ведь хер кто откроет! Ты первый отозвался, затихарились, суки! А если бы авария какая, пожар? Так бы и подохли… Михалыч, телик-то включи. Э, а ты не с приступом сейчас? Может, «Скорую» вызвать? Бледный, как вампир!

– Н-нет, спасибо, Дим, я только таблетку съел, минуты две, и полегчает.

– Смотри, здоровье штука такая. Давай еще таблеток пожуй… И дебильник включи, посмотри, мы уже объявление два раза видели, мать сразу засобиралась соседей предупреждать.

– Она как?

– Нормально. Жужжит, что надо бежать занимать очередь в магазин. Ну да, как раз в комендантский час, офуеть как умно!

– Комендантский час?!

– Михалыч, хорош сиськи мять, врубай ящик, увидишь.

Он повернулся к дверям, позвонил, потом пару раз ударил кулаком. Видимо, услышав наши голоса и не найдя ничего опасного, наконец отозвался один из соседей, через цепочку пожелавший узнать, что творится, и Дима громогласно начал ему объяснять, что за мудаки подобрались в соседях нынче.

Нет, надо отсюда валить. Во всем доме положиться можно на Диму с матерью да еще на одного-двух человек, остальные не пошевелятся, пока им не объяснят, не убедят, не успокоят и не пообещают. Лучше одному, чем в такой компании. Хотя где ж других найти, люди как люди. Принято сейчас так.

Прикрыв дверь, я быстро пробежал в комнату, споткнувшись по дороге о коробки, и включил телевизор.

– …вводится режим чрезвычайного положения. Пожалуйста, оставайтесь в домах, ожидайте дальнейшей информации, оповестите соседей. На территории области введен комендантский час, не покидайте домов до шести утра, патрули имеют право применить оружие без предупреждения. Опасность заражения состоит в массовых сложных галлюцинациях…

Я слушал, кивая про себя. Ну да, этого и следовало ожидать. Значит, изменения глобальные, и больше сил умалчивать нету. А раз глобальные, то…

В дверь опять позвонили. Я дернулся открывать, потом дернулся убрать сумки, наконец нашел компромисс – накинул на сложенное барахло одеяло, к издырявленной стене придвинул стул с висящей на спинке курткой, и после этого пошел в прихожую. Если спросит, отговорюсь, что это заказы с вечера взял, вот даже тележка моя рабочая стоит.

В дверях образовался Дмитрий, протиснулся мимо меня, толкнув плечом, тут же пошел на кухню, где налил воды из чайника и в три глотка выпил. Чашку аккуратно сполоснул под краном и поставил на стол. Он, на самом деле, довольно деликатный человек.

– Звиздец, Михалыч. Этот народ не победить, они на драку вообще не придут.

– Наверное, уже слышали про эпидемию? Боятся.

Сосед выругался особенно витиевато. И ведь не моряк ни разу, типичный горожанин.

– Вот же твари, врут и не краснеют! У шурина в поселке от этих «галлюцинаций» три дома развалилось, словно кто из пушки выстрелил!

– Может, баллон взорвался?

– Какой, на…, баллон?! Я что, баллонов не взрывал? Три дома как ветром сдуло – шарах, и нету. Думали, что долбанутый этот, из крайнего, снаряд с полигона притащил, так ни взрыва, ни огня, ничего. Сквозняком, бля, три дома как солому унесло!

– А «долбанутый»?

– Его задавило. Двух человек обломками поранило, чудик этот дохлый под развалинами, в щель под плитой увидели, а приехал только участковый через два часа, в больницу сказал самим добираться! Что творится, Михалыч?!

Да уж, ты не поверишь, что творится.

Я на мгновение представил, как в тот момент, когда я первый раз подумал о применении магии, я выбираю не «ледяную стрелу», а «огненную глыбу», шар огня размером в метр, способный оставлять после себя пылающую отметину на цели. Огонь разбивается о стену, поджигая все вокруг, отрезая возможность выйти из комнаты, разбрызгивая по сторонам пятна мгновенно разгорающегося пламени… В поселке мог быть какой-нибудь «псионик», для проверки выбравший «толчок силой», а может быть, маг воздуха, с «порывом ветра» или «воздушной стеной». Вложил в удар всю силу, представил самый мощный эффект, чтобы уж наверняка увидеть результат. Снес три дома и сам умер под развалинами, магия от обрушивающейся стены без приказа не спасет.

– Дим, а когда это было?

– На выходные. Три дня уже как, четвертый. А что?

– Да так. Подумать надо. Что эпидемия – это врут, конечно.

– Михалыч, может, валить надо?

– Тебе есть куда?

– Ну… у нас на Урале родня. Или вот к шурину, сто тридцать кэмэ все-таки, Верка с дитем там сейчас.

– И что ты там будешь делать? Свою типографию с собой заберешь? Или ты пахать умеешь? Впереди зима.

Сосед умолк, похоже, он только сейчас начал планировать дальнейшее. Мать его и то подготовлена, она сразу о магазине подумала.

– Михалыч, может, ларек подломить, пока народ не чухнулся?

Гхм. Вот и этот о магазине подумал.

– Дим, ты вчера в ларьке видел, что оставалось? Чипсов набрать хочешь? Так вон картона насуши, у них питательность примерно одинаковая. И не забывай, что комендантский час уже введен. Приедет задроченный вызовами патруль и пристрелят на месте за пакетик ирисок.

– Это да, эти могут. И че ж делать?

Мне бы кто сказал.

– Спать иди. А с утра мать слушай, вместе сходите, вдруг что купите полезного. Одну ее не оставляй.

– Значит, надолго эта херня, думаешь?

Пришлось пожать плечами. Сосед в ответ покивал головой. В телевизоре опять завели по новой: «Не покидайте дома до истечения комендантского часа. При обнаружении признаков болезни – немедленно сообщайте по телефону ноль три…»

Интересно, в самом деле медики будут ездить? Сейчас у всех такой мандраж пойдет, даже здоровые болячек в себе найдут, а некоторые и в самом деле заболеют от нервов. А стоит приехать на вызов за «больными» военной машине, пусть даже с наскоро намалеванными красными крестами, и доверие к властям вообще исчезнет.

Я протиснулся мимо ожидающего ответа соседа, снял трубку городского телефона. Набрал номер аптеки, но после четвертой цифры в трубке щелкнуло, соединение сбросило автоматически. Понятно, работают только «ноли», информацией обмениваться не дадут.

– Радиоточка у вас есть?

– Мать сразу включила. Та же фигня, что и по телику.

– Ясно. А мобилка? Я свою вчера посеял…

Он вытащил из кармана старую «Нокию», защелкал кнопками.

– Нет связи… бля, Михалыч, а это уже пипец. Нет, ну ты подумай, а?

Когда тут подумать, времени нет совсем. Я столько книг о разного калибра катастрофах прочел, и то на панику тянет, что же будут делать те, кто о таком только по фильмам знает?

Бежать. Паниковать. Искать виноватых.

Че-ерт. Может, ну его на хрен? Врата «отлипнут» через пять часов, в восемь утра. Взять пакет с таблетками и воротами в Гнединск, там народа меньше. Понятно, почему за мной все еще не пришли – отключают серверы неделю, и уже три дня
Страница 18 из 31

назад личный состав был так занят, что на ЧП с трупом в деревне приехать смог только участковый. Этак меня найдут через неделю, не раньше. Если к тому времени вообще останутся организованные структуры…

Почему ж все молчали? Менты? Спасатели? Те же курьеры, чего только не наслушаешься, ожидая, пока заказ собирают, так что же, никто ничего никому? Но за генераторами народ кинулся, цена взлетела вчетверо, и я один из последних в торговом зале брал, самый дохленький.

Как надо было напрячься властям, чтобы не допустить распространения слухов и паники? А ведь это не только у нас, это и за границей происходит. Значит, мировая закулиса, способная координировать действия правительств, все-таки существует?

Нащупав блистер, выдавил одну таблетку, кинул в рот, покатал на языке сладковатое драже и проглотил.

Миром правит закулиса, значит? А вот хрен, миром правит выгода. Казалось бы, чего проще – сделать у опасных таблеток неприятный вкус и запах, чтобы те, кому они не нужны, не проглотили опасную «витаминку»? Но это будет неприятно потребителю, так что травитесь, детишки, травитесь.

Значит, мои предположения верны. ЭТО – по всему миру, в массовых масштабах и уже неконтролируемо. Сначала просто фильтровали информацию, отрубая данные и прижимая журналистов, наверняка пускали встречные слухи, типа утечек газов-галлюциногенов… черт, какая хорошая идея, а? Кинул сынок в стенку огненный шар? Так это вы больны, срочно лечиться, пока он не начал вас всех учить летать прямо из окна! Кто-то поверит сразу, а кто-то так и будет сомневаться, ведь мало ли что в бреду привидится? Я вот третий день не могу поверить, хотя уж по-всякому магию попробовал и сквозь врата проходил. Осторожных людей много. Хотя кто-то будет бегать по городу и магичить… это же галлюцинация, сон наяву, какой спрос с больного человека?

Для таких хитрожопых патрули с приказом все необычное расстреливать издали. Смогут ли? Не так просто в живого человека выстрелить, особенно если думаешь, что он больной. Но когда половина состава первых патрулей, самые нерешительные, вымрут, то выжившие станут хорошими командирами групп из новых, только подошедших частей.

Все логично, государственная машина не обращает внимания на количество «щепок», не для того создана.

Какой следующий шаг? Начнут искать колдунов с привлечением всего государственного аппарата. Найденных вербовать, как-то контролировать или уничтожать. После долгих исследований. Нет, некогда, исследовать можно и лояльных, всех потенциально вредных и с невосторженным образом мыслей пустят под нож. Сначала выживание, а потом удовлетворение потребностей.

Глубоко вздохнув, я посмотрел на часы.

Четыре утра. За окном еще темно. Окна у меня во двор, и не так уж и мало в здании напротив горящих окон, значит, поутру все кинутся «успевать». Успеть купить, успеть ухватить, успеть выжить. Успеть уехать из «обреченного города» на дачу, где целый ящик тушенки с истекающим сроком годности и два мешка неперебранной мелкой картошки. К шести утра, окончанию комендантского часа, я должен завершить все, связанное с библиотекой и новым схроном, иначе увязну.

Закрыв глаза, я «вслушался» в эффекты. Сначала, словно я не ту кнопку нажал, проявился список заученного, и только потом высветилось понимание того, что сейчас на мне намагичено.

А ничего, собственно, пока разговаривал с соседом да думал, все и развеялось.

В игре-то были подсветки, оповещения, а в жизни самому нужно думать.

Невидимость. Пять штук индивидуальных, одна групповая, которую, к сожалению, на чужого на наложишь. Групповые заклинания можно только на свою группу кастовать, а как в реальной жизни определить, кто есть кто? Значит, у меня пять «инвизов», около получаса запоминания. Это жизнь, выходить на улицу с активным «мемом» я не хочу, опасно. Самое мое полезное заклинание – это не «оцепенение» и не «пылевая буря», а «невидимость», и хотя бы пара должна быть наготове. Избежать поединка – значит победить.

Подгреб поближе тяжелую коробку с генератором, нервно попинав ее ногой, когда зацепилась за угол ковра, направил на нее палец.

– «Ибо видимое временно, а невидимое вечно».

Коробка пошла прозрачными переливами, словно броня «Охотника» из фильма, и растаяла в воздухе. Вот же дурак, а если не найду теперь?! Осторожно протянув руку, я нащупал… да, вот. Под рукой слабо виднелось что-то стеклянистое, напоминающее и прозрачный куб льда, и все ту же броню инопланетянина. Убрал руку – пустое место. Подцепив край крышки, откинул ее в сторону.

Угу, содержимое невидимым не стало. Выглядит… потусторонне. Словно дыра в воздухе, а в дыре коробку кто-то приладил. Очень, очень хорошо! То, что надо!

Три заклинания я потратил на то, чтобы сделать невидимыми две сумки и тележку, затем набросал в висящие в воздухе дыры все, что надо вывозить в первую очередь.

Так, теперь дальше.

Нож? Или пистолет?

Отобранный у бандита «макаров» лежал под диваном, в детском еще тайничке, где я прятал «секретные» вещи, типа солдатиков и выменянных фантиков от иностранной жвачки.

Повозившись, вытащил магазин, спохватился, передернул затвор, покатившийся по полу патрон пришлось ловить, выщелкнул остальные из обоймы. Итак, четыре патронаи старенький, с потертостями, «пэ-эм». Грязненький, кстати, но чистить его я не буду. Это пусть оружейные маньяки кидаются чистить и апгрейдить любой попавшийся им в руки ствол, мне и так сойдет.

Нож. Пистолет.

Нет, все-таки нож. Что у меня есть?

Охотничий, отцовский, номерной, еще советский. Простой ножик, ничего выдающегося. Мультитул, подаренный подружкой, одно время сильно желавшей стать замужней дамой. Настоящий Летерман китайской работы, что как бы показывало качество ее чувств. Один полупоходный, финка с лезвием сантиметров пятнадцать. И россыпь простых кухонных.

Поколебавшись, выбрал финку.

После наложения невидимости лежавший на ковре нож повторил все эволюции коробки и растаял в воздухе, пришлось нащупывать, что стоило мне легкой царапины на большом пальце. Порез навел на мысль, которую я из легкой трусости решил отложить.

Стоило ножу оказаться в руке, как он… проявился? Нет. Я держал что-то изо льда или воздуха, прозрачное, но при этом вполне ощутимое. Положил на колено – все так же смутно, но видно. Уронил на пол – нож исчез.

Все как в игре, черт побери! Невидимые предметы можно экипировать и носить, даже не видя их, но, уроненные на землю, они пропадают, если нет «детекта». Снова нащупав финку, я зажал в руке покрепче и произнес:

– «Ибо нет ничего тайного, что не сделалось бы явным».

Вещь «воплотилась». Только что это был прозрачный силуэт, а вот уже вполне обычная финка, просто чуть-чуть тающие очертания, как сквозь ломкий целлофан смотрю.

Ну, с этим разобрался.

Только встав, я спохватился, что ножен-то у финки и нету. Первое, что пришло в голову, показалось разумным, и я примотал нож двумя витками пластыря к лодыжке. Это на крайний случай, пусть там будет.

«Толкнуло» ощущением восстановления заклинания.

Итак.

Нагнувшись к выдолбленной стене, я посмотрел на камень «дом». По идее это самостоятельный предмет… а по уму это часть дома. Если я скастую невидимость на дом, он исчезнет? Не должен, все же не предмет, а часть локации… даже более
Страница 19 из 31

того – полноценная игровая зона. Не должен.

Опять глубоко вздохнув (я так от гипервентиляции сознание потеряю!), указал пальцем на рунный рисунок, зажмурился и произнес заклинание.

Открывал глаза с осторожностью, боясь увидеть под собой метрах в трех соседей, но обошлось. Рисунок и впрямь получил «туманные» очертания и, значит, был невидим. Теперь при обыске могут и пропустить… если только у «тех ребят» нет способов видеть сквозь магию и нет специалистов соответствующего профиля в группе захвата.

Стена.

Как же там оно звучит? А, да:

– «Укрепи сталь Божьим перстом». – Вот будет смешно, если укрепится только сталь.

Нет. Легкая вспышка, и, как в игре, «вы полностью восстановили стену».

Исчезли отметки от ударов «магических стрел», куда-то скрылась выскобленная ниша с рисунком камня. Даже обои восстановились, причем не до конца и не отличались по цвету от окружающих.

Камень – дом?

Есть в списке. Да, он хоть и там, в стене, на глубине в два сантиметра, под волшебным образом появившимися обоями и штукатуркой, но есть.

Я с ума сойду от этой долбаной игровой логики.

Палец чуть саднило.

Порез, такой удобный случай, чтобы проверить, а нельзя ли лечить… нет – исправить мое тело? «Починить» его, ведь заклинание имеется? Одно, и оно сейчас восстанавливается. А у меня еще масса дел. Да и разочаровываться перед полным испытаний днем не хочется. Не получится, знаю ведь.

Обкаст. В зеркале все так же мелькали эффекты заклинаний, а я накладывал на себя все доступное, но не светящееся для обычных людей. Если по городу ходят те, кто видит сквозь магию, то в потемках невидимку будет трудно отличить от обычного человека, а вот «окружен огненной аурой» – это заметно, тем более что и невидимые персонажи в игре по ауре определялись.

Встав перед дверью, я машинально бросил взгляд на пальцы, вздохнул, зажмурился и вышел на лестничную площадку.

10

У ларька чем-то были заняты в темноте начинающие мародеры. Они там что, действительно собрались что-то найти? Ну-ну. Как в анекдоте – еще и двух дней после кораблекрушения не прошло, а уже появились людоеды.

Выйдя на улицу, я огляделся. Нормальные четыре утра, никого. Окон в домах вдоль улицы светится чуть больше, чем обычно, но не так, чтобы намного. Тихо. Ни стрельбы вдали, ни отблесков пожаров. Ночь как ночь.

Библиотека в четырех остановках от дома, потому я туда в свое время и пошел, что близко, тогда мне лекарство еще не подобрали, я совсем никакой был.

Так, ключи есть… сигнализация на дверях присутствует, но фокус с ее отключением я помню, при мне устанавливали. Войду внутрь – включу фонарик, хотя там, я видел, окна-жалюзи сделали, светиться все равно не стоит. Вот же интересно, а придет завтра на работу кто-нибудь? Чрезвычайное положение все-таки, не хухры-мухры.

Идти по холодку приятно, люблю ходить, когда никого нет. Можно не спешить, не думать, что дальше и как жить, можно просто смотреть на звезды и пытаться угадать, что делают люди за редкими светящимися окнами. Теперь-то я могу не угадывать.

А в деревне не получится ходить, там не город, там постоянного освещения нет. Зато там видно гораздо больше звезд.

Сунув озябшие руки в карманы, я нащупал что-то неожиданно гладкое и холодное.

Четки.

Старик вертел их в руках не от веры, пальцы разрабатывал, артрит укрощал. Гладкие бусины светлого, молочного янтаря на довольно толстой шелковой нити, вместо кисти – длинная плашка из прозрачного янтаря с узором. Стало интересно, я остановился и быстро перебрал шарики, считая. Тридцать три. Это не католические и не буддийские, кажется, исламские? Не помню.

Но умиротворяет знатно, пока считал, уже остановился, надо активнее пользоваться, пусть работают. Интересно, христианских мотивов в играх я видел предостаточно, те же паладины, синтоистов и прочих вуду тоже хватает, а вот ни одного боевого муллы или раввина не припомню. Большой плюс христианству!

Я начал вспоминать. Ох, вроде же и не так много играл, со смертью отца и вовсе только в варкрафт, ради заработка, но и то могу припомнить десяток разных магических систем. Но что считать магическими?

К примеру, все эти игровые классы, с агромадными ковырялами. Магия? А что ж еще, без магии таким оружием не то что убить – его от земли не оторвать! Вот и думай, считается или нет?

Тот же рыцарь смерти из WoW – у него же на три четверти урон магический!

Ладно, буду считать, что это тоже магия.

Как люди могут узнать о своих новых способностях?

Опытом никто делиться не станет, начнут все проходить свой путь ошибок и открытий. Понемногу учиться, бояться окружающих. Самые глупые начнут искать выгоду и поначалу ее найдут, наглость – второе счастье. Потом, поняв, что они не одиноки, начнут проявлять себя остальные.

Все, кто сейчас обладает способностями, тихарятся. Супермены должны сидеть тихо и совершать суперподвиги или суперзлодейства во тьме, этому нас учит кинематограф. Да и книги не отстают, каждый второй свежеиспеченный «супер» попадается, засветившись на людях. Я вот сам за три дня ни к кому ничего не применил…

Стоп.

Я оперся на ствол дерева. Три дня уже. Больше недели реакция в мире. Сегодня объявили чрезвычайное положение.

Сегодня все те, кто тихарился, кто считал себя единственным или хотя бы одним из немногих, все они поймут, что о них известно и власти готовы применять силу.

Кажется, из города надо линять уже сейчас, не дожидаясь, пока окружающие начнут проверять свои силы в реальном, неигровом мире.

В туфле чавкнуло, оказалось, что под деревом была изрядная лужа. Вот еще неприятность, пришлось наскоро снять, вытрясти, обтереть грязным платком, обнаружившимся в кармане куртки. Носок можно было считать условно сухим, так что я быстро обулся и побежал. Без прыжков, легкой трусцой, наслаждаясь самим фактом, самой возможностью делать что-то энергозатратное. «Полет» – изумительная штука, если подумать, я бы не больше километра смог продержаться без него, а сейчас бегу и бегу. Пришлось уговаривать себя, что носиться без цели по ночному городу не стоит, и остановился у знакомой двери.

Где там ключик? Вот ключик. Клацанье замка, тяжело открывается дверь, сколько раз говорил, что доводчик надо подкрутить, а то ребенку к нам попасть может и не удасться. Знакомый запах навстречу, кондиционеры есть, но это пыль веков, книжная пыль.

Вот еще мысль – появятся ли алхимики? Как раз книжная пыль вполне готовый ингредиент для «отвара мудрости» или ему подобного. Интересно, а что может повысить такой отвар у реального человека? Моя «сила» никак себя не проявляет…

Запереть дверь, выцарапать запасной ключик из-за стойки со шкафчиком, открыть пульт, вставить ключ, повернуть, набрать код… есть зеленый огонек! Вынуть ключ, положить на место, закрыть пульт. Голосового оповещения нет, даже если заметят, что библиотека отключилась от сигнализации в четыре утра, то приедут сюда не сразу, это же не ювелирный магазин. А если войдут, то не увидят меня под инвизом.

В свете уличных фонарей на ощупь я добрался до двери в хранилище, протиснулся в нее, прикрыл и, замерев от давящей тишины, щелкнул фонариком.

Ничего не изменилось. Три года, а словно неделю назад ушел. Касаясь полок рукой, прошел вглубь, свернул за шкаф, который на самом деле те же полки,
Страница 20 из 31

закрепленные на стенке прохода. Крутая лестница с узкими ступеньками, проход, поворот. Ночной кошмар пожарного инспектора, этот вот подвал – куча сухой бумаги, захламляющая пути эвакуации.

И свалена она как раз у нужной мне двери!

Вот же заразы, я им говорил, что сюда складывать нельзя, что тут эти подшивки лягут мертвым грузом на годы и в комнату не пройти! Нет, как только я ушел, сразу все перенесли!

Пришлось, кипя от возмущения, перетаскивать газеты в сторону. Но это и к лучшему, поставлю камень, выйду, и все на место положу, никто в эту комнату не войдет еще три года. Наконец, последняя пачка легла в сторону. Я выпрямился, ощущая легкую пустоту в голове, предвестницу прилива усталой слабости, рука потянулась к карману. Хм, а зачем тратиться?

– «Не будет у него ни усталого, ни изнемогающего».

Ох-х… Никогда не пробовал наркотики, но, наверное, они действуют так же! Не буду злоупотреблять, одно-два применения в день, а то…

Ключ был там же, где и обычно – на вбитом еще мной гвоздике сбоку косяка.

Щелчок, дверь, цепляясь за древний линолеум, открылась не до конца, и я протиснулся в проем. Выключатель был еще советским, пимпочка, сдвигающаяся вверх-вниз. Комната забита сломанной мебелью, которую нельзя списать по причине неизрасходованности срока службы, старыми бланками каталога, ящиками, пришедшими в негодность книгами, формально ожидавшими реставрации, а на деле – все того же списания. Но повернуться все-таки можно было.

Так-с.

Расчистить место, сбить штукатурку… пыльное занятие, да и шуметь не хочется. Аккуратно, на высоте в полметра. Готово, теперь руны.

– Камень – книга.

Черт, а я уже начал привыкать к этому ощущению. Как к зубу с новой пломбой, вроде все то, а вроде и мешает, но со временем приноравливаешься.

– «Укрепи сталь Божьим перстом».

Стена послушно отремонтировалась.

Полпятого. Торопиться не буду, пожалуй.

Аккуратно складывая хлам к стенам, очистил место под свои сумки, прикинул еще раз, что куда ляжет.

Выйдя из комнаты, аккуратно перенес все пачки на место. Дверь открывается внутрь, так что выйти можно будет, достаточно опрокинуть эту кучу в коридор.

Мимо шкафов с пыльными, несмотря на постоянные уборки, книгами, раритетами советской эпохи, которые у нас никак не поднималась рука выбросить, я прошел в дальний угол.

Вот и обшитая металлом дверца, метра полтора высотой. Ключ, как и положено, висит рядом… но так, чтобы изредка забредающим сюда читателям не было заметно. Щелчок.

В проходе горели лампочки, тянулись какие-то трубы, что-то тихо гудело с одного конца и тянуло влажным сквозняком, отчего висящий на стене лист с ответственными за противопожарное состояние иногда шевелился. Кстати, все еще с моей фамилией.

Никогда не интересовался, куда этот проход ведет, наверное, напрасно.

Заперев дверь, убрал ключ в карман, рядом с другим, от моего нового схрона, и пошел на выход.

Прийти сюда завтра могут, конечно, но скорее всего зайдет только одна заведующая, проверит, повесит на дверь листок «Библиотека закрыта по техническим причинам» и уйдет домой. Нет среди библиотечных теток дур, ради книжек терять возможность закупиться чем-то в мгновенно образующихся очередях, они все семейные.

Проделав обратные манипуляции с сигнализацией, вышел на улицу и, как двенадцать лет подряд, запер дверь за собой.

Словно с работы ушел. Ну, если подумать, пришел с инспекцией, навел порядок, прибрался и ушел.

Возвращаясь, я несколько раз пнул опавшие листья. Стрелка, указывающая настроение, переползла на отметку «грустно-философское».

Вот я иду, чтобы изменить то, к чему привыкал три года, а за спиной навещенное прошлое. Холодный ветерок, окна горят, как правило, на кухнях. Вот очень осторожно куда-то идет постоянно оглядывающийся мужчина. Интересно, а молочные кухни как? Они в шесть утра открываются, я где-то слышал? И как туда добраться во время комендантского часа? Или детям молоко не так уж обязательно? А все городские службы, начинающие работу с утра? А чем сейчас заняты все те десятки тысяч дворников-мигрантов, обычно появляющиеся на улицах в это время? А строители? Не у всех же есть даже и недельный запас провизии дома.

Никогда не был в ночном клубе, но слышал, что они тоже под утро закрываются, так что, разъезжающихся будут встречать прямо у входа?

Если обрушение серверов было паникой, то это уже и не знаю, как называть.

Глупостью?

И все только начинается.

Во дворе у ларька уже никто не возился, он мирно горел, выбрасывая в небо столб дыма. Хорошо, что у меня окна в другую сторону, а то провоняло бы.

Хорошо, что горит только ларек.

Плохо, что нету ни пожарки, ни милиции.

Лифтом пользоваться не стал, поднялся по лестнице, прислушиваясь на каждой площадке. Где-то были отчетливо слышны голоса. Ох и навыдумывают же себе страхов за эту ночь граждане!

В квартире быстро проверил давление и начал собирать сумки.

Еды надо оставить, скажем, пяток банок тушенки и пару пачек макарон, мало ли когда сюда занесет. Одежду упаковать, скоро станет холоднее, а в деревне до магазина далеко. Вот еще мысль – печку надо бы, пока дом подходящий найду, пока его до жилого состояния доведу, пока протоплю. И все это время надо хотя бы иногда греться. В Гнединске посмотреть надо, видел я там магазинчик.

Наскоро покидал в ящик инструменты. Если удастся снять тот дом, о котором думаю, то они понадобятся, хозяева пять лет назад собирались в город уезжать насовсем, что там от их крепкого, но старого домика осталось?

Лекарства разделил на несколько частей и засунул в каждую сумку и каждый ящик. Потом долго возился, укладывая все так, чтобы можно было одним рывком за собой втянуть во врата, груза набралось под центнер, и это лишь самое необходимое, а я даже горючки для генератора не запас!

За окном в утренней темноте зашумели первые машины, из двора выезжали те, кто считал, что сможет прорваться из города «на волю». Смешные люди, закон о чрезвычайной ситуации предусматривает отмену права свободного перемещения, а уж блокировать «очаги массового заболевания» для «предотвращения распространения эпидемии» наверняка…

Я сел прямо на коробку с генератором.

Ну да. Конечно. Все, кто тихарился от страха, рванут убегать. Там, на дороге, их как-то будут фильтровать… наверное, уже есть методы? Или нашли кого-то с «детект-мэджиком», причем достаточно, чтобы просматривать поток, или станут устраивать провокации. А в город ввести войска, для того, чтобы встрепенувшиеся «самые наглые», показав себя, тут же были уничтожены. Тогда понятно, почему не было реакции – готовилось масштабное выявление магов, причем ко всем категориям нашли свои методы воздействия.

И как скоро дадут опровержение версии с заболеванием?

Я потер глаза, хоть и мало, но спать мне все-таки надо.

Растянувшись на диване (когда еще удастся поспать в тепле и на мягком?), я нервно дремал, пока будильник не отзвонил побудку.

Семь сорок пять.

Быстро умывшись, с сомнением посмотрел на бритву, решил отложить до лучших времен, когда не будет гонки на выживание, выпил на кухне стакан холодного чая и вернулся в комнату.

Ну… Проход в библиотеке посередине комнаты, так что в правую руку большую двухколесную тележку с толстыми дутыми шинами, на которую нагружен
Страница 21 из 31

генератор и инструменты, в левую две самые вместительные сумки-тележки, на себя крест-накрест два баула и рюкзак.

А теперь со всей этой хренью надо протиснуться в относительно небольшой портал.

– Врата – книга!

Сначала я попытался пропихнуть в портал сумку, но ничего не вышло. Ожидаемо.

Вернув сумку на стартовую позицию, я поднапрягся, сдвинул все это барахло, и, чуть покачиваясь, вошел в портал.

Хк… Черт, уже не первый раз, а все равно эта неподвижность пугает. Немного. Чуть-чуть.

Сбросив все навьюченное, облегченно вздохнул, нашарил в кармане фонарик. Нет, это не то. Буду привыкать быть магом, да и батарейку жалко.

– Да будет свет! – Теперь я уже не боялся взять шарик. Ну, почти – мысль попробовать раздавить его сразу отмел как неразумную.

Сжал гладкий неведомый материал, мягко и быстро шарик засиял уже знакомым светло-розовым светом. Тележку сюда, сумки сюда. Прикрыть вот этой старой клеенкой, задвинуть сломанными стульями, мало ли кто заглянет?

Под отсутствующую ножку старого кресла подсунул пачку толстых журналов, опробовал. Уютно.

– Врата?

Семь часов. То есть в три дня восстановятся. Не очень хорошо, в деревню я приду ближе к ночи, и что я там делать буду? Гостиницы нет, завалиться к знакомым? Ну, найду одного-двух человек.

Чем сейчас-то заняться?

Выживанием.

Усевшись в кресло и пододвинув к себе сумку, достал два бутерброда, фляжку с чаем и, раскрыв скачанный сайт, выбрал первую игру из списка.

Матчасть надо знать!

11

Часам к десяти я понял основное упущение при создании «тайной комнаты» – здесь нету туалета!

Вообще, если верить опыту моей жизни, теплый туалет со смывом – это практически вершина цивилизации и лишь чуть-чуть не дотягивает до чашки хорошего чая со свежей ватрушкой под тихую музыку. Уж кому, как не курьеру, знать это.

Четыре часа до врат. Не дотерпеть, так что на выход.

Открывал дверь без страха, но очень осторожно. Из подвалов наверх почти ничего не слышно, один раз об обвалившейся полке узнали только… много позже узнали, так никто и не признался, может, и через неделю, сюда спускаться не любят, неудобные ступеньки и пыльные полки в узком проходе не вызывают у библиотекарей энтузиазма. Остановившись на лестнице, я прислушался. Тихо, никого.

Уже делая первый шаг, спохватился, проверил эффекты – полный набор, включая невидимость. Надо сделать эту проверку обязательной и обновлять, не дожидаясь окончания, часа за два.

В коридоре все так же светился огонек на пульте сигнализации, но несколько грязных, полузасохших следов показывали, что сюда кто-то приходил. За большой металлической дверью, ведущей в отделение «бизнес-центра», было тихо, чтобы убедиться, я проверил электрощит. Не, потребление минимальное, значит, ничего нет и в туристической конторке.

Ну да, с чрезвычайным положением особо не полетаешь, да и отсидеться в Хургаде не удастся. Народ у нас не особенно доверчивый, понимает, что прилетевших из страны с объявленной эпидемиологической угрозой будут отвозить не в гостиницу у моря, а в лагеря, и хорошо, если палаточные. Тоже вот заставляет задуматься: если сказать, что появились подобные мне, то реакция была бы другой, а услышав о заразе, все быстро начали думать в нужную властям сторону.

Навестив туалет, я нагло разграбил «чайный» шкафчик в подсобке, вскипятив себе чаю и угостившись печеньками. Судя по ассортименту, состав работниц не поменялся, только добавилась какая-то любительница соленых крекеров, которые я тоже попробовал. Несмотря на недавно употребленные бутерброды, есть хотелось, пусть и достаточно умеренно. Возросли потребности организма? Но магия же от меня никак не зависит? Или да? Хотя, может быть, это следствие наложенного «полета» и «силы», они-то уж точно взаимодействуют с организмом. Как бы проверить, что дает мне «сила»? В игре это три единицы поднятой характеристики, а в жизни?

Завершив разгром и истребив половину печенья, я допил чай, поставил чайник в железный шкафчик (строжайшее требование инструкции 1957 года) и, отключив сигнализацию, вышел на улицу.

Только закрыв дверь и прочтя на двери объявление «Библиотека и бизнес-центр закрыты», я задумался, а что, собственно, я собрался делать? Зачем покинул укромное и удобное убежище?

Так, чем я могу оправдать свое глупое поведение?

Ну, к примеру, добычей информации.

Хорошо, но мало.

Тогда – надо взять дома то, что не смог. Жратва и инструменты – это замечательно, но надо бы еще пройтись, в старый рюкзак можно многое набросать.

Глупо. Могут ждать.

Посмотрю вокруг, узнаю, что люди говорят.

А вот это стоящая затея, только без невидимости ни шагу!

Выйдя с улочки на проспект, я огляделся и не обнаружил ни шагающих марсианских треножников, ни ведущихся на сверхмалых высотах воздушных боев. В гастроном очередь, да, и пускают по пять человек, даже объявление висит. Народ не против, народ у нас привычный и понимающий. Машин, кажется, поменьше. Люди чуть быстрее двигаются, но все равно без суеты. На остановке стоят, не боятся. Хотя некоторые в масках, и близко к встречным стараются не подходить… именно на таких и смотрят с подозрением. Чего бояться здоровому человеку, раз в маске – значит, больной!

Невидимость работала на сто процентов, заставляя испытывать неудобства героя Уэллса – то убираться с чьего-то пути, прежде чем зашибут, то смотреть, где встать, чтобы не мешаться. Подумав, переместился поближе к урне, у нас все равно не принято в нее ничего кидать.

Видимо, мне попался приезжий – мужик ловким баскетбольным броском кинул в меня пустой пакет из-под кефира, удивился, подошел, едва не наступив мне на ногу, и положил упавший пакет в урну.

Оттирая с брючины пятно, я отметил, что невидим целиком, иначе на потек кефира, дергающийся в воздухе, обратили бы внимание.

Вдруг у стоящих на остановке одновременно засигналили телефоны, заставив всех, включая и меня, нервно дернуться.

– Что там? – Я спросил без всякой задней мысли, забыв, что невидим.

– Оповещение прислали, уже второе с утра. Чрезвычайное положение, будьте осторожны, сохраняйте, избегайте… – Мужик положил мобильник в карман и оглянулся. Замер, потом суетливо подергал плечами и опять посмотрел по сторонам. Я, уже поняв, что наделал, отступил в сторону, а случайная жертва моего любопытства суетливо проследовал к скамейке, очень осторожно присел и начал затравленно смотреть по сторонам. Вот и получил человек подтверждение тому, что галлюцинации существуют.

Насчет мобилок – это умно, это правильно. Они у каждого есть и практически всегда доступны, не включить их в систему гражданской обороны не могли. Мне тоже мобилка нужна, только как быть с вратами? У каждого камня припрятать по штуке? Или менять их, может, достаточно симку вынуть?

Думая над неожиданной проблемой, я зашел за угол и остановился на «зебре».

У нас и перед пешеходом-то не принято притормаживать, а тут вообще пустое место… раздавят же на хрен.

Подошел парень с солидной сумкой на плече, за которым я и решил пройти. Но, видимо, у летевшей по своим делам «Ауди» было свое понимание приоритетов, и, не сбавляя скорости, водитель только бибикнул, заставив меня дернуться, а парня протянуть ему вслед руку.

Вот на руку я и уставился. Не «фак», а совершенно другая
Страница 22 из 31

комбинация пальцев, что-то вроде «козы» из указательного и мизинца, а средний с безымянным прижаты к ладони большим. И эту «рогатку» он с абсолютно серьезным лицом уставил вслед уносящейся машине, подержал, потом что-то пробормотал и зашагал, благо затормозивший вежливый водитель «бычка» уже мигнул фарами и нетерпеливо матюкнулся.

Мне показалось или парень действительно сказал «ладно, живи»?

Идти за ним? И что я увижу? Как он три часа стоит в очереди, сумка-то пустая? Часто я магичил за последние дни? И сколько раз у всех на виду? И точно ли это маг, а может, просто слышал чего-то?

Лет за двадцать, сутуловат, лишний вес, обычная прическа. Ничем не примечательный человек, заурядный обыватель. Он действительно мог чем-то угрожать тому водителю?

Жить в этом мире, кажется, становится слишком интересно.

Проверив пальцы (не дрожат) и пульс (норма), начал думать, куда идти? Мысль подойти к скоплениям людей, послушать оказалась неудачной, это не игра, где в комнате могло быть сто человек и хватало места для невидимки, тут меня затоптать могут.

Идти надо к тем, у кого точно есть информация. К тем, через кого она проходит, и к тем, кто на нее должен реагировать. К тем, кто должен наблюдать за обстановкой.

Идти в отделение милиции? Там почти наверняка нет никаких хитрых камер, зато можно услышать что-то о происходящем. А еще можно было бы оружие свистнуть… хотя нет, зачем оно мне?

Куда еще? Если бы я был большим начальником и уже знал, что происходит, то что бы сделал? Пустил по городу патрули? Кого можно назначить в такой патруль? Ве-Вешников? Армия же, кажется, во внутренних делах принимать участия не может? Или это тоже чрезвычайным положением отменяется?

Ну, пусть это будут внутряки. Вырвали их из казармы, прикомандировали, с нарушением всех уставов, к какой-то новосозданной службе «антимаг» и сказали пресекать беспорядки.

Бррр, уж на что я гражданский человек, а все же понимаю, что так быть не может. Ну или может, только очень недолго. Выпускать на улицы войска – это даже не глупость…

А ведь глупости-то я пока от властей не видел. Со скрипом, но дело делается. Если объявили ЧП, то наверняка есть какие-то наметки, ну не могут совсем дурными быть начальники, им же тоже жить хочется?

Значит, какая-то сеть обнаружения неприятностей. Объединенный штаб, ментовский, чтобы реагировать на волнения, мародеров и прочий человеческий фактор, чрезвычайников, чтобы тушить пожары и осушать наводнения, и новый, магический, чтобы вылавливать то, что имеет своей природой неестественную… природу.

Черт, запутался в мыслях.

В городках поменьше все просто – войска на улицу, ментов на координацию, в исполкоме штаб чрезвычайки. В деревнях… да кому они сдались? Деревенские сами разберутся, на дорогах усиленные посты гаишников поставить, и все, некуда крестьянину податься. А отслеживать проблему можно будет по исчезнувшим гаишникам.

А в городах-миллионниках? Мало ведь поставить БТРы и танки на улице, надо обеспечить связь с ними, надо к каждому посту придать нормального командира, годного не только фуражку носить, надо… да просто питание бойцам обеспечить нормальное, сухпай они в первый же день сожрут, а потом по окрестностям начнут шарить, с оружием-то.

Передернувшись, я пожалел тех, кто все это будет обеспечивать, вот уж собачья работенка, и без конца-края. Пнул несколько кленовых листьев, огляделся – сквер. И даже на лавочках кто-то сидит, вон с собакой бродит собачник, ну да, псине не объяснишь, что в городе странности и надо ср… в унитаз, а не под куст.

Присядем. Пальцы? Норма. Пульс? Чуть повышенный, что естественно.

Ах, да, теперь должен быть еще один пункт проверки – мем? Чист, невидимость и полет есть, врата – три часа.

Ничего, за своим следить это просто, это я привыкну.

Значит, патрули, с возвращением на точку приписки. И усиленные группы, выезжающие по команде.

Объявлять ЧП без наличия сил, способных хоть как-то противостоять агрессивному колдуну, было бы глупо, а пока я глупости в действии властей не видел, и, значит, есть маги, как минимум в тревожных группах есть.

Чем они удерживают таких магов? Одним патриотизмом? Хотя хорошо бы сработал сам факт приобщения к силе – когда вокруг мужики с автоматами и отцы-командиры, то хочется и самому как-то…

Э, стоп, это я про мужчин и пацанов подумал, а женщины? Чем их мотивировать?

Сколько вообще нужно магов, чтобы нести службу в большом городе? Тем более в такое время? И где они их взяли? Хватит расставить по городу или обойдутся какими-то датчиками и вызываемым подкреплением?

Я встал, отряхнул куртку – скамейка оказалась грязновата, что, впрочем, почти не отражалось на цвете куртки.

Издалека послышались выстрелы.

Первым побуждением было – пойти посмотреть.

Вторым – домой!

Лишь потом я спохватился и побежал, медленно, с достоинством, к стене. Мало ли, вдруг в меня стрелять начнут?

Две короткие очереди по три-четыре выстрела, молчание, длинная, на полрожка… я тут же начал убеждать себя, что вот так и должна звучать «очередь на полрожка». Ну, отцовский «макаров» я держал и даже пальнул несколько раз, а вот автомат даже вблизи не видел, в школе только плакаты и ММГ были.

Снова короткая. Уйти? Или посмотреть? Стреляли за поворотом, там еще один сквер, точнее зеленый благоустроенный двор. Оглянувшись, я осмотрел оставшихся за спиной – собачник быстро тянул питомца к подворотне, сидевшие на скамейке старики активно перемещались в сторону подъезда, и только две женщины с любопытством оглядывались, пытаясь высмотреть, где что происходит.

Так, думать!

Если там стреляют очередями, то там кто-то, у кого есть такое право.

Бухнул взрыв. Не очень сильный, или взрывпакет, или граната.

Я смогу выяснить, что происходит, и хоть чуть-чуть узнать о том, кто на службе у государства.

Зато меня могут обнаружить. И пристрелить.

И что совсем плохо – если их там убьют, то я останусь с тем, в кого сейчас стреляют, наедине.

Мысли летели лихорадочно, пришлось собраться, сделать глубокий вдох, задержать дыхание, успокоиться.

Да, я за этим вышел. У них есть враг, я остановлюсь так, чтобы видеть их и этого врага. Если что – убегу. Решено!

Легкой трусцой я направился к месту происшествия, стараясь держаться у стены. Потом понял, что если начнут падать стекла, то лучше быть в другом месте. Потом успокоил себя, что сейчас везде стеклопакеты, а у стены не так страшно. Потом… потом я добежал, наконец, до поворота и очень, очень осторожно встал на колени и выглянул за угол.

Выругавшись, поднялся – ничего не было видно. Еще немного по стенке, прижаться спиной к двери.

У обочины стоял, разгораясь, ментовский фургон с зарешеченными окнами. Чуть дальше – два «уазика», явно армейских. Десяток человек в городском камуфляже и бронежилетах, прячась кто где, держали на прицеле перекошенную дверь подъезда и довольно нервно переговаривались. Еще один стоял в трех шагах от меня, наблюдая за тылом. Дверной проем, на который было наставлено все оружие, никакой видимой опасности не представлял, видимо, что-то или кто-то прятался в подъезде. И почему нет матюгальника? Почему никто не орет гражданам, что выходить в подъезд или подходить к окнам – опасно?

Вдруг кто спит и не слышит, так ведь все и пропустят.

Двое у
Страница 23 из 31

«уазика» шевельнулись, и я немедленно уставился на тех, кто наверняка и был теми самыми «магами на службе государства». Один практически ничем не отличался от ментов, разве что формами, но рыхлость и пузико можно было бы списать на принадлежность к следственному отделу, зато второй был одет уж совсем не как сотрудник силовой структуры!

Доспехи, открытый шлем с наносником, кольчужная юбка – все это золотистого цвета! – и, главное, меч за спиной! Здоровенный, шириной сантиметров пятнадцать и длиной метра полтора одного только лезвия, настоящий паладинский меч! Закрепленный в двух крючьях на кирасе…

Интересная конструкция, но главное – это файтер! Не маг, а совершенно другой класс!

Сколько же его доспехи весят? А стоит, словно ничего на нем нету.

В следующий миг в щель перекошенной подъездной двери со скрежетом протиснулась тварь.

Тощая, метр в холке, на солнце дымится. Ни звука, только царапанье когтей.

– Ждать!

Командовал один из военных… или это менты все-таки? Но главное – не «маги». Значит, они именно поддержка. Неужели их так много, что назначают по двое? Или это чтобы в случае потери одного группа не осталась без прикрытия?

И… неужели уже надо, чтобы бойцов прикрывали?

Тварь выцарапалась на волю и тут же кинулась в мою сторону.

Короткая очередь, одна из лап твари отлетела, она упала, попыталась встать.

Вторая очередь разнесла ей голову, и тварь рассыпалась грудой костей, оставив тлеющие на солнце останки.

Из разбитого окошка над подъездным козырьком вылетели, с интервалом в секунду, несколько огненных шаров, упали, чуть не долетев до стрелявших, и оставили горящие лужи. Так, это что-то знакомое!

Силовики не обратили внимания на снаряды, видно, уже зная, что те до них не долетят.

Надо же, аниме врет – против тварей из иного мира отлично работает простое оружие!

«Паладин» сунул руку в машину, вытащил мегафон и прокричал:

– Ночной дозор, бля, всем выйти из сумрака!!! Вылазь оттуда!

Еще три огненных снаряда вылетели в то же окошко. Зло глядевший на латника военный снова что-то скомандовал, я не расслышал, но, видно, это было обращение к другой группе. В подъезде вдруг звонко бумкнуло, раздалось несколько очередей, и послышался мат.

Одновременно к подъезду вдоль стены кинулись двое военных с тросом, секундная возня, взревел двигатель одной из машин и в освобожденный проем, огибая окончательно доломанную дверь, кинулись бойцы.

Так, а не проверить ли мне, наконец, свои возможности?

Выпрямившись, я, ради успокоения, вытащил четки и, перебирая их, вышел из-за угла, словно простой гражданин, возвращающийся домой.

«Дозорный» не обратил на меня внимания. Это хорошо, если бы у меня были приборы, реагирующие на невидимок, я бы часовых ими оделял в первую очередь. С другой стороны, могли просто забыть выдать.

Стоявшие у дверей «маг» и «паладин» напряженно смотрели в темный проем подъезда, дожидаясь новостей. Я встал рядом, поднял руку. Не видят. От сердца отлегло.

Уже почти спокойно я прошел между оставшимися бойцами, заглянул в проем. Полно народа, все вооруженные. Не полезу я туда.

Обрывки фраз почти не дали информации. Вопреки моим ожиданиям никто не шумел, все действовали деловито, были заняты. «Главный» скомандовал, и бойцы быстро повалили на выход, остался один у дверей и один на лестнице. Инвиз инвизом, а когда я проходил мимо, оба насторожились, что едва не стоило мне мокрых штанов. Но удержался.

На площадке, еще вонявшей чем-то, стояли двое. Один, высокий и с автоматом в руке, докладывал «главному». Сверху слышались голоса и призывы оставаться в квартирах, причем достаточно вежливые.

– …в очереди два трупа. И еще два с ожогами.

– Точно ожоги? Не болезнь?

– Точно, уже проверили.

– Что за хрень?

– «Консерва» сказал, что это «вич-доктор из Дьяблы».

Ласково они этого латника называют. Видимо, недовольны такой подмогой.

– Этих мудаков учить и учить. Слышал, что он брякнул: «Ночной дозор»!

– Да уж, девчонка-колдунья от такого как раз бы выбежала сдаваться.

Высокий взглянул на главного и вопросительно наклонил голову в сторону окровавленной фигурки.

– Нет. Как она там?

– Тяжелая контузия, множественные осколочные. Ее прикрыло что-то от взрыва, но не до конца.

– Пакуй для транспортировки.

Дальше я не слушал. Главное – на месте даже очевидно опасную «вичку» не стали убивать, а это уже кое-что!

Аккуратно просочившись мимо опять занервничавшего бойца, я догадался перепрыгнуть через перила, и спланировать четыре метра до земли. У пары «магов» уже стоял какой-то военный и что-то выговаривал, причем некоторые обороты были очень образны. Маги выглядели невесело.

Так, всего десять минут, а сколько я уже нового знаю!

Инвиз пока силовиками не обнаруживается, но «чуять» они меня могут. Не все, правда, наверное, от опыта зависит. Интересно, почему тот боец в мою сторону даже ногой не пнул? Я бы, наверное, проверил.

Второе – сами патрули уже обеспечены магической поддержкой, которую, впрочем, в бой не пускают. Третье – есть приказ открывать огонь при необходимости. И есть бойцы, умеющие применять оружие.

Четвертое – латник. Магия не только у магов.

Все, больше рисковать не стоит, теперь надо идти к дому, проверить там все и попробовать зайти в квартиру. Может, отложить переход в Гнединск до завтра, а сегодня перетащить в библиотеку все, что найду нужного в квартире? Вот, хотя бы двустволку или книжки… кстати, в библиотеке надо поискать старые справочники по домоводству, их не выдают, но в читальном зале я видел кое-что.

Я уже вышел из сквера, прикрываясь от толпы военных горящей машиной, как в воздухе прогремело. Колокольный звон? Звуки были настолько громкими, что я даже принял это за взрывы.

Попытался зажать уши, но, видимо, звук шел не по воздуху или был настолько сильным, что это уже не помогало.

– Какого хрена?

О, слышу!

Рядом стоял «консерва» и смотрел мне за спину.

Я повернулся.

Метрах в трехстах дальше по проспекту воздух «плыл», завиваясь воронкой. Из высшей ее точки, на высоте десятого этажа, вдруг разошлись конусом огненные тени, накрыв площадку плотным искрящимся туманом.

Пятое – кроме магов в мир пришли и иные проявления игр. Вот, к примеру, разлом из Рифта.

Очень удачно, можно пофармить.

Кто-нибудь группу собирает?

12

Шутки шутками, а разлом тем временем оформлялся.

Типичный такой, огненный разлом. Правда, надо еще решить, какого типа. Групповой? Рейдовый? Если последнее, то нам конец. В Рифт я толком не играл. Когда он стал фри-ту-плей, то цена игровых денег в нем поползла вниз, и мне там особого интереса не было, тем более что как раз тогда подвалил хороший заказ на прокачку в варкрафте, но про разломы помнил.

Окна в иные измерения, наполненные магией. Открываются в местах, где ткань мира истончена, и через них проходят различные магические создания. Пришельцев можно бить, за них дают опыт, но главное – при закрытии разлома все участвовавшие в этом получают свою награду.

Тревожат два факта – неизвестно, сколько в этот разлом пролезет иномировых тварей, обычно бывает несколько волн, и то, что если разлом не закрыть, твари начинают разбегаться. А разбежавшись – убивают все встреченное.

Вдруг меня встретят?

Смешно, но внутри я был совершенно
Страница 24 из 31

спокоен, даже чуть-чуть веселья добавилось. Ну Рифт, ну твари, ну посреди города в километре от моего дома такая фигня. Делов-то. Вон, у меня из пальца стрелы вылетают, это гораздо страшнее. Плохо, что до врат и возможности смыться из города еще три часа.

Что делать?

Отойти в сторону, пока не стоптали.

Мимо, по стеночке, бежали военные. Непонятно, из какой они службы, ни опознавательных знаков, ни крупных надписей на форме. Серый с пятнами камуфляж, похожие на милицейские доспехи, причем с какими-то доработками в виде цветных вставок. Оружие тоже разномастное, у двоих помповые дробовики, остальные кто с «калашом», кто с чем-то таким… этаким. Команда, специально подобранная, обстрелянная, с приличной экипировкой, с приданными «магическими бойцами».

Охотничья команда. На таких, как я, охотиться.

Но говорили адекватно и девчонку не добили.

Громкое шипение со стороны разлома заставило пригнуться и отбросить ненужные мудрствования, сейчас надо было озаботиться проблемами поважнее. К примеру – остаться? Или свалить? Конечно, бойцы эти ребята умелые, и «маги» тоже что-то могут, но я-то тут при чем?

Из сияющей колонны воронки начали появляться твари.

Вот тут я серьезно удивился, хотя, казалось бы, должен уже и привыкнуть – твари ничуть не напоминали свои игровые аналоги! Впрочем, я видел только начальную зону в ознакомительной бесплатной версии, может, в высокоуровневых были и такие? Ютуб уже не поспрашиваешь, а жаль!

Два вида тварей – сначала полезли мелкие краснокожие «бесы», по пояс человеку, с круглой маленькой головой, огромной пастью и вывернутыми коленками назад ногами. Десяток этих «кузнечиков» расселись вокруг воронки, словно отдыхая и наблюдая за другой разновидностью – двумя очень длинноногими «кошками», в самостоятельно перекатывающейся под порывами несуществующего ветра огненной шерсти. «Кошки» быстро отползли в сторону, прижимаясь к земле, разгребли своими когтями асфальт (эх, всего месяц назад ремонтировали!) и улеглись в ямки, как натуральные кошки.

Пока все идет по игровому сценарию – первая волна из нескольких, с каждым разом должны появляться все более опасные твари. Похоже, «бесы» послабее «кошек», и потому их больше, но это первая волна, а во второй, может быть, придет кто-то еще сильнее.

– Граждане! Проводится спецоперация! Не приближайтесь к окнам, по нарушителям будет открыт огонь! Повторяю…

Разумно. После первых выстрелов по окнам даже самые глупые любопытные уберутся подальше.

Вояки сдвигались в сторону, разбившись на две группы у противоположных углов здания. Сначала я не понял, зачем так хитро вставать, а потом прикинул и в очередной раз порадовался за страну – у нее еще остались неглупые защитники. На меня-то надежды нет – начни бойцы вести огонь по тварям разлома из любых других точек, кроме занятых, и треть пуль ушла бы в жилые дома или по магазинам, за витринами которых еще были видны люди. Вдоль стены к одному такому гастроному уже бежали двое бойцов, наверное, будут выводить народ через подсобки.

Интересно, а как потом со слухами поступят? И что будет с теми, кто это представление увидит?

Исходя из того, что я наблюдаю в последние дни, могут отправить в лагерь для «потенциально зараженных». На неделю всех можно туда забирать и держать, не давая распространяться слухам. А потом станет уже все равно, или ситуация будет под контролем, или… Или все арестованные пригодятся для строительства Барад-Дура и массовых жертвоприношений. Хотя многовато замешанных получится, да и разлом почти посредине проспекта, на километр в любую сторону видать.

Плохо, что в каждой из двух «боевых» групп осталось всего по пять бойцов, плюс командир и «маги». Вероятно, тревожный отряд, выехавший ловить потенциально опасного мага. Им надо вызывать помощь. И вызывать кого-то посильнее!

Пока я уговаривал и убеждал сам себя, раздались первые вопли. «Бесы» оклемались раньше «кошек» и, подпрыгивая на месте, начали орать, затем двинулись прямо по проспекту, но не успели пройти двадцати метров, как с трех точек по ним открыли огонь. Бесы только заорали еще громче и, разделившись на две группы, занялись стрелявшими. Большая стая, голов в восемь-девять, попрыгала к нам, а четыре штуки направились к магазину, двери которого кто-то суетливо запирал, словно твари не догадаются разбить огромную витрину.

Не успел я удивиться человеческой глупости (хотя чего уж там, я бы еще не так дергался), как из группы военных, где были «маги», вылетели два странных, переливчатых снаряда. Долетев до четверки, эти пульсирующие шары упали, накрыв двоих, и, втянув в себя добычу, словно медузы, поплыли вверх. Кажется, я даже видел, как внутри шаров «кузнечики», дергая лапами, начали распадаться. Их успевшие увернуться коллеги оставили мысль навестить храм покупок и быстро запрыгали к обидчикам.

– Удар веры! – Консерва, как я решил называть латника, уже стоял метрах в двадцати от основного отряда и разудало махал своей железякой. Мечи такими не бывают, это что-то другое, наподобие волшебной палочки, судя по тому, что после его крика полетела совершенно анимешная волна белого света, походя снеся двух не успевших отпрыгнуть тварей. Одновременно лопнули «медузы», внутри которых уже ничего не было. Похоже, что толстяк какой-то псионик, а латник рубился в что-то приставочное, фэнтезийное с мечемашеством. Плохо, в скачанных мной базах только писишные игры, а ведь кроме приставок есть еще мобильники, настолки, игры-книжки, да тот же АДнД! Надо как-то получать информацию, а то… мало ли что. А чтобы получать – надо остаться здесь и наблюдать. Решено – остаюсь!

Несмотря на доспехи и явное оружие ближнего боя, ни одна из тварей до паладина не добежала – он отгонял их размашистыми движениями и слетающей с меча белой энергией, способной, похоже, выполнять разные функции: один раз паладин крутанул меч и взлетел метров на пять вверх, откуда ударил сразу по трем не ожидавшим такой прыти «кузнечикам».

Жаль, что Ютуб закрыли! Я бы выложил запись и стал знаменитостью!

Хотя кого теперь таким удивишь?

Толстяк, присев рядом с углом здания, сложил заковыристую фигуру пальцами, и поднявшуюся было «кошку» обволок знакомый уже пульсирующий шар. Завывшую тварь в две энергетические молнии разрубил на части Консерва, и через десять секунд они совместным ударом распотрошили последнюю.

А молодцы ребята! Я думал, что они так, на всякий случай приданы, но вон как себя показали! Бойцы группы тоже всячески выражали свое удовлетворение действиями отрядных магов.

Колокольное содрогание воздуха едва не выбило меня из невидимости. Вторая волна пошла.

Снова «кузнечики», и уже три «кошки». Похоже, именно эти длинноногие, похожие на гепардов в броне твари и есть основная боевая сила разлома. Плохо, что они такие быстрые. Хорошо, что они вынуждены собираться с силами после перехода, в отличие от игровых монстрил!

Видимо, псионик и паладин договорились о совместных действиях, потому что первым ударом вынесли девять из двенадцати «кузнечиков», после чего латник остался добивать мелочь, а толстяк занялся «кошками», одновременно подвесив двоих. Твари были недовольны, но особо помирать не собирались, только выли и царапали уплотненный воздух. Третью
Страница 25 из 31

«кошку» отвлекали бойцы, дергая ее из стороны в сторону попаданиями пуль; я снова восхитился их подготовкой, стреляли точно по очереди, заставляя пройти несколько шагов-прыжков в сторону, а затем дразня выстрелом в хвост и прилегающую область. Жаль, никакого вреда, кроме морального, судя по поведению «кошки», это не наносило.

В какой-то момент паладин зазевался, пытаясь разрубить одну из трех оставшихся тварей, и его достали. Может, доспехи на нем и не были оружием, но какую-то роль они играли, во всяком случае защитили – от удара он отлетел на пять метров, перекатываясь, и выронил меч. Ближайшая к нему «кошка» присела, готовясь прыгнуть, и, не отдавая отчета, что творю, я прошептал:

– И полетел, и понесся на крыльях ветра!

Видимо, тварь была не приучена к тому, что прыжок может бросить ее так далеко – если я прыгал с места на три своих роста, то она с диким мявом пролетела над головой латника и со всей дури врезалась в стену дома!

Хорошо хоть, не в окно влетела.

Меч вдруг подпрыгнул и быстро направился в сторону Консервы, тут же его подхватившего, и уже вместе, пока «ударенная о стену» «кошка» не оправилась от своей прыгучести, маги быстро расправились с двумя осторожничающими, потерявшими инициативу тварями, после чего добили оглушенную, которой, судя по всему, было даже трудно просто стоять на лапах.

Последняя тварь рассыпалась огненными хлопьями, как положено монстру из компьютерной игрушки, и паладин устало потащился к группе, неся в руке сильно изогнутый меч.

Когда же помощь придет? И придет ли? Мы не в центре, но все равно город, день, тысячи машин на дорогах. Может, есть какое-то секретное метро, но станут ли его использовать? Да и не везде оно может быть. Вертолеты? В городском небе, где полно проводов, для экстренной доставки они не подойдут.

Может, ракетный удар?

Район жилой, но… Ударят?

По спине опять поползли холодные мурашки, и я опомнился, только услышав скрип зажатых бусин четок. Могут и ударить, но это в самом крайнем случае.

Снова раздался колокольный перелив, уже не такой громкий, привычный. Пять «кошек», без мелких и относительно безопасных «кузнечиков».

Пока третья волна «очухивается», пытаясь понять, в каком мире они очутились и кто здесь добыча, еще не ясно, можно ли вообще этих тварей убить немагическим оружием, так что присылать что-то летающее с ракетами было бы неразумно, это не боевики в «зеленке», это иномировые твари, и к ним нужен особый подход.

Хорошо, что они после перехода такие тормозные. Плохо, что толстяк выглядит измотанным, а паладин остался без оружия. Или хорошо? Когда-то же надо показываться?

Надо!

– Не стреляйте.

В мою сторону тут же были направлены пять стволов и, с задержкой, руки толстяка. Уже почти не светящиеся, кстати.

– Не стреляйте. Я пришел с миром.

– Покажись!

Говорил Высокий, тот, перед кем отчитывались бойцы в подъезде. Значит, я правильно угадал. Ну, пронеси, милая!

Пять шагов в сторону.

Появиться.

Бойцы тут же скорректировали прицел. А ведь врали, что с этой стороны дула выглядят как железнодорожные тоннели, я их и разглядеть не могу с десяти шагов.

– Помощь ждали? Пока что я за нее. – И, как можно беззаботнее улыбнувшись (ни в коем случае не смотреть в глаза!), сложил руки на пузе и начал перебирать четки.

– Ты из какого подразделения? Я тебя не помню.

Молча улыбаюсь. В каком фильме обманщика выдала капля пота на лбу?

– Ты маг или псионик? Нам помощь нужна, я сдох почти. – Высокий поморщился от влезшего в разговор толстяка, но тот даже не заметил. Субординацией геймеры не страдают.

– У тебя мана? Или усталость?

– Усталость. Какая мана у псайкера?

Не переставая левой рукой перебирать бусины, я протянул правую… Черт, нельзя палить словесную формулу заклинания! Так, думай, голова!

– Где отвага и честь, где бой во имя блага человеческого нет и «Не будет у него ни усталого, ни изнемогающего» до исполнения долга.

«Восстановление» встало в очередь изучения, а толстяк, задергавшись (высокий как-то очень внимательно смотрел одновременно на меня и на своего мага) провел руками по животу, поднял перчатки и спросил:

– Фига себе, это что было?

– Помогло?

– Я полный! Черт, ты же клерик, да? Первый клерик, которого вижу! Благослови, отче! – Последние слова были шуточными, но бойцы заинтересовались. Кажется, в паре игр я видел что-то вроде заклинаний, позволяющих бойцам пользоваться магическим оружием.

Громогласно проскрипела одна из тварей, наконец поднявшись из дымящейся выемки в асфальте, и уже вполне осознанно посмотрела на нас.

– Виталь, я не удержу. Меч сдох. – Консерва с обреченностью посмотрел на тварь, но все-таки поднялся, таща искореженный меч. Уважаю, вот это реально смелый человек. Или он под наркотой.

– Дай мне свое оружие.

Латник мельком взглянул на молчавшего (а почему, кстати?) высокого и на вытянутых руках протянул мне меч.

Так, это явно не самоделка.

Здоровенный, длиннющий, пятнадцать сантиметров шириной, сантиметра два толщиной у рукояти, с длинными вставками каких-то металлов, причем свитых в узоры, вероятно, имеющие смысл… Без магии такое не поднять, а уж драться им вообще невозможно. Но ведь дрался же?

Прикасаться к обильно измазанному в липкой дряни клинку не хотелось, так что я провел рукой над ним. Чтобы такого придумать? Восстановление не мгновенное.

– Называющий себя воином, в битву со злом собирающийся, «Укрепи сталь Божьим перстом» и отринь думы о поражении.

– Ха, точно клерик!

«Починка» сработала как и нужно – металл чуть подергало в руках паладина, затем незаметно исчезли зазубрины, потеки металла и побежалость, секунд через десять клинок был целым.

– Автоматы можете заколдовать?

Высокий признал мою полезность и без лишних раздумий решил использовать. Остальные бойцы смотрели спокойно, с любопытством, но одновременно успевая глядеть по сторонам. Мне бы так научиться.

– Нет. Словом не усилить механизм, его могут улучшать только руки мастеров.

Интерес ко мне пропал еще на половине фразы, высокий потянулся к рации, что-то неразборчиво в нее пробубнил, выслушал ответ. Интересно, почему в этих рациях постоянно какие-то неземные голоса, которые хрен опознаешь без привычки? Или это вроде особого почерка у врачей, профессиональный секрет?

– Армия тьмы на подходе! – Голос Консервы был невесел, я посмотрел на разлом.

Четыре твари уже очухались и присоединились к первой, стоявшей у разбитой легковушки и смотревшей в нашу сторону. Рифт упорно не хотел соответствовать игре в мелочах, здесь нет «листа угрозы», здесь будут атаковать все вместе. Атаковать нас.

– Серебро не действенно против этих тварей?

Высокий хмыкнул за спиной, но толстяк ответил:

– Ни фига, мужики в них по гранате с порошком всадили, хрен итог!

У них даже спецбоеприпасы имеются. А это значит, что подготовка ведется не первый день. Значит, скоро будет помощь, не могли не обдумать этот аспект!

– Это не демоны. Просто твари.

– Магические конструкты? Или…

– Скорее всего. При таких пропорциях они бы не могли так двигаться, это неестественные создания.

– Значит, впереди их хозяин. Они – магические твари, расчищающие плацдарм, он – их повелитель и маг.

Кто-то из бойцов выругался.

– Идут!

Твари именно шли. Не
Страница 26 из 31

бежали, не прыгали. Медленно, как на прогулке. Идут спокойно, группой. Дойдут – убьют.

Ох, как же не хочется палить свои способности!

И не буду. Паладин неплохо справлялся, псионик теперь полностью в силе. Пусть рубятся, а я тут постою.

– В минуту трудную помогу, но сами постарайтесь справиться.

– …имя же мне Абураме. – Толстяк произнес это вполголоса. Э-э… ну да. Гад, такой пафос сбил!

– Не принадлежу я к этому достойному клану, и ты видеть можешь это легко – нет очков у меня. – Я подмигнул псионику, и тот с готовностью заржал. За спиной хмыкнул высокий, явно поняв, о чем мы. Пока я тут изображал «колдуна из леса», он успел отдать несколько приказов, выслушать пару рапортов от сидевших в магазине, отослать кого-то с поручением. Работает человек! Да и вообще военные тут не были статистами, несмотря на очевидное бессилие перед магией, они постоянно были чем-то заняты, никто не глазел по сторонам, все секторы, кажется, были разобраны и наблюдались. Ну, я так думаю.

– Ты бы ушел оттуда, а? И, кстати, как тебя звать?

Хм, и как же меня звать?

– Зови – Михалыч. Не ошибешься.

И снова с отсутствующим видом я отошел к стене, сложил руки и медленно защелкал бусинами. Хорошая штука четки, без них такую мизансцену не удалось бы разыграть, и руки заняты. И на пальцы можно не смотреть, дрожащими-то не поперебираешь. Кстати, твари уже почти тут!

– Удар веры! – Одна «кошка» с мявканьем покатилась по асфальту, оставшись без лапы, а остальные тут же бросились к паладину. И все завертелось в уже знакомом танце. Псионик опять отшвыривал импульсами тех, кто пытался зайти в спину латнику, а бело-красное свечение меча то и дело соприкасалось с одной из тварей, атака Консервы не ограничивалась длиной его меча.

В какой-то момент толстяк увлекся, посылая переливчатый заряд в подвешенную тварь, и две оставшиеся взяли паладина в клещи.

– Замри!

Та, что была за спиной латника, послушно замерла, а я щелкнул бусиной. Интересно, как управляются мои заклинания? Сейчас не указывал, даже не присматривался к цели, но замерла та, что нужно, а не паладин. Вот было бы смеху…

– Виталя!

– Ну извини!

Подвешенная тварь столкнулась со стоящей перед латником, и широкий мах меча откинул их волной силы метров на десять, потом размашистым ударом сверху вниз Консерва развалил замершую в «холоде» тварь пополам. Видно, он и сам не ожидал такого эффекта, меч прошел сквозь вражеское тело и до половины воткнулся в тротуарную плитку.

Ну да, эффект удара по оцепенелому увеличивается в полтора раза.

Псионик зажмурился, начал водить руками, твари взлетели и, бешено извиваясь, начали рассыпаться. Еще взмах меча, и слетевшая с него волна уплотненного светящегося воздуха разбила тело одной, выкручивающее движение рук псионика и громкий мяв, сменившийся хрипом, оповестили, что со смертью последней «кошки» третья волна уничтожена полностью.

Теперь отдых, и…

Колокола почти без задержки возвестили о следующем этапе, Виталик выругался.

– Михалыч, а все-таки, вы из какого отдела? – Высокий был вежлив, но настойчив. Его можно понять – появился из ниоткуда на месте магического прорыва, творит чудеса непонятным способом. Ой, пристрелят меня во избежание!

– Нужно ли быть в отделе, чтобы помогать?

Интересно, а я почувствую, если меня таки решат пристрелить?

– К нам скоро подъедут. Вас просили подождать.

Ожидаемо. Клериков у них нет, мое появление могло заинтересовать, но на землю мордой вниз не кладут, и на «вы» обращаются. Это хорошо!

– Если помощь моя будет нужна, то останусь. Коль потребуется в ином месте – уйду.

Типа я такой весь независимый. А времени до врат еще два с половиной часа. Черт, вот эта бодяга с разломом длится всего двадцать минут?!

– Пить дай… – К паладину подскочил один из бойцов и повел явно выдохшегося латника к стене, где усадил и сунул в руку флягу. Для псионика все происходящее было игрой, толстяк, похоже, продолжал воспринимать все происходящее как приключение, а Консерва наконец проникся.

Как бы не съехал с катушек. Вон, боец уже какую-то химию ему сует, и Высокий слишком внимательно смотрит. Как ни крути, а сейчас именно этот двадцатилетний спортивного сложения парень в доспехах и с до смешного большим мечом основная защита города от неубиваемых огнестрельным оружием тварей. И защитник явно поплыл.

– Михалыч?

Я оглянулся на Высокого.

– У вас есть чем остановить пришельцев?

Хороший вопрос. Осталось четыре «оцепенения», четыре «длительных оцепенения» и… все. Остановить могу. От пяти минут до двух часов. Есть еще «пылевая буря», но это не убивающее заклинание, а глушащее, и есть «ангел», которого я, насмотревшись на тварей, призывать не хочу, мало ли как будет выглядеть и чем вообще будет? Придет архангел Гавриил и на трубе сыграет – тоже ведь реально?

– Задержать – смогу. Но лучше бы вам справиться самим.

Высокий, явно что-то поняв, кивнул.

– Народ? Тут финальный босс пришел.

Все дернулись к углу, смотреть. Точнее не все – я, Высокий и паладин, последний с явным нежеланием. Бойцы несли службу.

– Хм. Мужик.

Точно подмечено. Явно не женские формы.

– Латник.

– Маг.

Высокая фигура, метра два с половиной, выходила из воронки. В отличие от тварей босс (а кем ему быть, если он последний, большой и один?) сразу же начал оглядываться, не нуждаясь, по-видимому, в привыкании к новому миру.

Если «демонов» и «кошек» можно было принять за оживленную картинку, то этот пришелец в плаще поверх простых темных доспехов был насквозь реален. И что это значит? Это один из тех, кто наслал на наш мир магию? Или это такая же жертва, как мы? Или его вообще не существует, а есть что-то третье, мне непонятное, насылающее иллюзию?

– Жук.

Я еще не успел понять, что сказал Высокий, а фигура пришельца зарябила от попаданий. Тщетно. Если твари хоть немного реагировали на пули, то их повелитель покрывался быстро исчезающими темно-желтыми искрами в местах попаданий, иногда его плащ чуть колыхался, но никакого результата это не давало, словно пришелец состоял из тумана. Я смотрел, как автоматные очереди прошивают фигуру в балахоне, аккуратно пройдясь по всему телу, ничего не пропуская – совершенно никакого результата.

Ухнул взрыв, и опять ничего не произошло, лишь порыв ветра взметнул полу плаща, показав клинок на боку. Хотя результат есть – плащ дернулся, значит, как-то он с нашим миром взаимодействует, не совсем голограмма.

– Нам не справиться. Он меня достанет, он мечник, а я ковыряло неделю как в руках держу.

Голос Консервы был спокоен, наверное, таблетки начали действовать.

– Три минуты. Они уже близко! Тянем время!

Интересно, вот мы почти посреди проспекта, а ни одной машины на проезжей части, куда ни глянь. Кто-то ведь блокирует движение, кто-то обеспечивает обходные пути, кто-то гоняет любопытных идиотов вроде меня. Это же охренеть, какие усилия чертовой кучи народа, а тут, в центре, двадцать минут спустя начала прорыва всего одна случайно оказавшаяся поблизости группа. Недоработка или у них есть более важные цели?

Так, «босс» был чем-то занят, пока не агрессивен. Что делает волшебник, если не знает ничего о монстре?

Спрашивает в канале дружины. Нету у меня дружины. Еще что?

Не думая, я попытался:

– Желая врага узнать,
Страница 27 из 31

«опознание» прошу я.

«Опознание» я произнес невнятно, как «обо знании».

Если действует умение «врата», то почему не работать умению «опознание»? Доступно всем классам, у меня было прокачано до 90 %, что позволяло узнавать параметры вещи монстра раз в шесть «тиков». Ну или раз в шесть часов.

Сработало. Я даже не успел удивиться, когда вдруг «узнал».

Это чем-то напоминало тот раз, когда я сдуру применил «где я», но было гораздо слабее и всплывало как очень яркое, старое воспоминание.

Высокий был профи. Едва я покачнулся, как меня быстро подхватили под руки и отволокли в сторону. Пришлось мягко, но настойчиво выпутываться от таких любезных помощников.

– Немногое открылось мне. Силен он, магии лишь подвержен. Входит сейчас в силу и скоро во всей мощи обрушится. Медлить нельзя!

И еще за ним как-то тянулась нить. Я не мог описать это словами, я просто знал, что это – Проводник. Рифт полностью соответствовал духу, если не букве игрового сюжета. Не успеем завалить его, и придут другие. Слабее, сильнее, всякие.

– Понял. Виталя, прикрывай. – Высокий не стал останавливать паладина. Тот шел свершать подвиг в бою со Злом, как ни смешно это звучало в двадцать первом веке посреди города-миллионника.

«Босс» смотрел на паладина спокойно, а мне стало чуть стыдно. Я мог баффнуть нашего «танка», как минимум увеличив его шансы, но боялся. Слишком много надо фраз, слишком велик шанс, что меня раскроют. Это не моя драка, я могу кинуть на себя невидимость и через минуту быть в восьми часовых поясах отсюда. А город спасут, помощь близко, я уже вроде слышу рев чего-то очень мощного, наверняка бронированного, рвущегося сюда.

Паладин начал с «волны силы», маг ответил огненным туманом, поглотившим волну. Еще волна, еще – латник старался бить издалека. Сбоку зашел мерцающий снаряд псионика, маг отмахнулся странным движением, словно стряхивая что-то с локтя, и ударил в первый раз. Ничего сверхординарного… по нынешним временам. Простой огненный шар.

Пробивший прикрывающий нас угол дома и вырвавший пару кубометров камня и облицовки, раскидав их на пол-улицы.

Толстяка закрыли массивным щитом, он пригнулся, выставив над краем руки в перчатках и продолжая формировать посыл. С трех точек ударили автоматы, маг пошел рябью, это не доставило ему хлопот, но чуть отвлекло, и паладин применил что-то особенное – в прыжке взлетел на три метра, красиво крутанулся и обрушил засиявший меч на врага!

Тот сбил удар выставленным коротким клинком и ударом ладони в грудь отбросил Консерву через всю улицу.

– Держу!

Виталя подцепил летевшее бессознательное тело друга и притащил к нам за угол.

Черт, мы лишились основной ударной силы, а этот – даже не поцарапан! Стоит, гад, оглядывается!

Консерва что-то хрипел окровавленным ртом и пытался встать, бойцы садили всем, что могли, псионик пускал очередями какие-то мелкие шарики, заставляя мага недовольно вертеться на месте, Высокий орал в пространство, запрашивая поддержку.

Я стоял и думал.

Оцепенение? Нет. Длительное оцепенение? Сейчас? Чуть позже, если он пойдет к нам или ко второй группе. Два раза примененный прием даст определенную наводку на мой игровой класс, но потерять репутацию… или ну ее, репутацию? Их все равно убьют.

– Михалыч!

Высокий дернул меня за плечо, заставляя обернуться.

– Да?

Я первый раз посмотрел в глаза военному, и он чуть отшатнулся. Ну да, вот так вот бывает.

– Черт… Сделай что-нибудь! Нам нужна минута!

Ми. Ну. Та.

Куча времени, между прочим.

– Прекратить огонь.

Ни секунды колебания, один приказ, и пальба стихла. Дисциплина, уважаю.

Шагнув из-за угла, я сделал несколько шагов. Дурак, ну зачем я выдрючиваюсь?! Маг начал поднимать руку, я вскинул свою, мы выпалили одновременно – в меня понесся заряд огня, а я успел крикнуть:

– Замри!

Что-то сместилось. Огонь прошел сквозь то место, где стоял/не был я. За спиной раздался треск и мат.

Ого, теперь я знаю, как работает «мигание». И еще я дурак – надо было «мантию теней» накинуть… хотя тени вокруг клерика – это подозрительно.

– Михалыч?

– Не вздумайте его потревожить! Минуты две-три должно продержаться.

– Спасибо! – Ну вот, а говорили, что военные в таких случаях только матом разговаривают. Ни слова, кстати, не слышал, кроме как в подъезде.

Внезапно окно над нашими головами на четвертом этаже распахнулось, с треском ударившись о косяк, и оттуда по магу бабахнул дробовик. Мгновенно я услышал и мат, и кое-что покрепче, по стенам вокруг окна пробежали пыльные фонтанчики. Добрые люди эти военные, могли бы и гранатой стрельнуть.

– Теперь меньше. Рассчитывайте на минуту.

– Клерик-контролер? Сейдж, что ли? Или это морра? Черт, слышал вроде где-то?

Толстяк подошел ко мне, рядом с ним держался боец со щитом.

– Не важно это. Важно, что остановить нам его нечем.

– А ты попробуй почувствовать силу! Можно со всей страстью!

Гордо проигнорировав ненужные намеки, я ушел от греха подальше за угол. Как-то вся эта операция организована… неправильно. Чего-то я не понимаю.

– Кавалерия из-за холмов.

Ну вот, дожили, теперь еще и Высокий начал хохмить.

В конце пустынного проспекта появилась короткая колонна – гаишная легковушка, два броневика, грузовик и две «скорых». Я и Виталя были единственными, кто ждал их без дела – Высокий опять чем-то был занят, бойцы метались или занимались своими военными делами, и даже «щитоносец» псионика то и дело сдвигался, от чего-то закрывая подопечного. За фигурой мага смотрел только один человек, но наверняка я просто не видел других.

Броневики (БТРы это или еще что-то, я не знал, на танк они не походили, так что решил называть просто броневиком) встали хитро, одновременно прячась и создавая преграду перед магом, уставив на него раструбы пулеметов. Грузовик остановился в двухстах метрах, от него бодро бежали бойцы, гаишники и «Скорая» вообще свернули в дворик, подальше от заварушки.

В боку броневика открылся лаз, и оттуда выбрался мужчина.

Ага. Так. Так.

Я оглянулся на Виталю, на уже лежащего на носилках Консерву. Чисто.

А я-то думал, что эта фигня не работает.

Голова вышедшего из броневика офицера была окружена зеленым сиянием. Почти незаметным, но явственно видным. Больше ни у кого вокруг я такого сияния за последние дни не наблюдал, хотя заклинание «Видеть наклонности» было на мне постоянно. Ошибочка вышла, им можно видеть только тех… кто, как и я, «игрок»? Да, похоже. И как и в игре, все «нормальные» игроки ничем не обозначены, цвет есть только на «убийцах». Зеленый – от одного до пяти убийств. Желтый, голубой, фиолетовый – ранги. Выше всех – красный, кровавая метка матерого плеер-киллера, тридцать неотмщенных жертв.

Вот этот уже убивал… магов.

– Вы – Михалыч?

Черт, он так и меня убьет, если буду так много думать!

Кивнул в ответ, щелкнул бусинами, смотря на подбородок собеседника.

– Тварь долго простоит?

– Разве это от меня зависит? Я лишь проводник.

Как и Высокий, этот мне не поверил.

– Подполковник Сергеев. Он доступен для атаки?

Я опять кивнул, нащупывая бусину. Не хочу я тут быть, надо сваливать.

Сергеев уже не слушал – от грузовика несли какую-то трубу на подставке, рядом с ней суетились двое техников-гражданских, бойцы опять побежали вдоль стен. Непонятная суматоха
Страница 28 из 31

отстраняла меня от происходящего, недавно я был частью действия, а теперь ощущал себя лишним.

А этих людей – опасными для себя.

Пальцы запутались в очередной бусине, найдя лишь с третьего раза. Хороший индикатор, однако, и успокаивает, и образ создает. Клерик? Ну, пусть будет клерик. А пока у меня два часа до первых судорог, надо успеть смыться.

Сергеев удивил снова, вытащив из нагрудной кобуры короткий жезл. Наконец сработало и «видеть магию» – предмет был магическим и светился чуть заметно желтовато-белым светом.

Интересно, а разлом-то почему не светился? Там-то уж магия на магии должна быть? Твари даже не оставляли после себя останков! И меч Консервы не светился.

– Начинаем! Экспелиармус!

Ну что же, это хорошо. Я точно знаю, что онлайн-игр по Поттериане нет, уже самые популярные фендомы я сразу просмотрел. Все, я здесь сделал все, что мог, и больше, чем хотел.

– «Ибо видимое временно, а невидимое вечно».

Я прошелся рядом с техниками, рядом с Виталей-псиоником – меня никто не видел. Очень, очень хорошо!

Ходу отсюда!

Минут через пять, пройдя половину дороги, я услышал за спиной долгий шипящий грохот. Разлом закрылся, а значит, у Сергеева в отряде было что-то способное уничтожать даже таких противников.

Ну, надеюсь, их наградят за хорошую работу.

13

Засветился я, конечно, знатно.

Довеселился, дурак, хорошо хоть ума хватило скрыть суть своих способностей!

В какой-то момент бусина четок просто отказалась повиноваться пальцам, пришлось остановиться, присесть на лавочку, вытрясти из упаковки две таблетки, проглотив их без воды. Вот, кстати, интересно – почему так мало лавочек в городе осталось? Заговор содержателей кафешек? Или опять-таки направленная на непонятные цели, но обязательно в целях удобства горожан инициатива мэрии?

Рядом со мной присел мужик лет сорока, с большой пустой сумкой на колесиках. Добытчик, жена послала небось. Поглядывая то сквозь невидимого меня, то по сторонам, мужик ничуть не собирался куда-то спешить, а ведь отсюда был виден проспект, по которому все еще носились военные автомобили. Откинувшись на спинку, мужик довольно посмотрел вокруг, звучно пукнул (я едва удержался от того, чтобы не изобразить фейспалм) и вдруг замер.

– Ох ты ж… – Он с удивлением посмотрел мне за спину, пришлось оглянуться. По дорожке у дома, не обращая внимания на окружающих, словно обычная бродячая собака, трусила одна из тех тварей, что вызывала «вичка» час назад. Ну да, срок действия у них не ограничен, живут, пока не умрут или пока не исчезнет их призыватель. Интересно, а они вообще «живут» или это какой-то материальный фантом? Твари, выходящие из разлома, – живые? А маг-повелитель? «Опознание» дало лишь общие сведения – неуязвим к физической атаке, сам атакует магией… хм, а меч ему тогда зачем? Надо разбираться со всей этой трихомудией, а то помру, неправильно что-то наколдовав, обидно будет.

Сейчас, когда тварь не неслась на меня с желанием перегрызть глотку, можно было рассмотреть внимательнее – очень похоже на собаку, слепленную из гладкой, красноватой лоснящейся плоти и обломков костей. «Костяной» я назвал ее, не разобравшись, в панике, кости только выступали по всему телу да закрывали морду, а так… напоминало человека, странно изогнувшегося и отрастившего длинные челюсти.

– Ну конечно – зомби-апокалипсис! Слава богу, все ясно, наконец! – И мужик облегченно улыбнулся. – Вон, уже «шустрики» морфировавшиеся бегают.

Фейспалм все-таки пришлось изобразить.

Мужик вдруг засуетился, пригнулся и шмыгнул за лавочку, откуда, едва высунув голову, наблюдал за «собакой», совершенно не обращая внимания на то, что происходит у него за спиной. В глазах у него светился азарт. Как мало надо некоторым для счастья! После того как тварь скрылась в подворотне, мужик лихо перепрыгнул скамейку, видно, поленившись обойти целых три шага, подхватил сумку и быстро побежал к проспекту. Хватило его ненадолго, шагов через сто он сбавил ход и пошел уже быстрым шагом, учащенно дыша.

Сейчас скажет бойцам о «зомби»… надо линять, пока группа не прибежала.

Привычно подавив скулеж, я встал, секунд пять проверял состояние организма, таблетки не мгновенно действуют, и, убедившись в своей способности к самостоятельному перемещению, сделал первый шаг. Терпимо, побежали.

По пути к дому попытался прикинуть, как скоро меня найдут? Имена всех, кто присутствовал при ограблении, уже наверняка известны. Мое лицо – тоже, с видеозаписей внутри отделения. Адрес выяснить минутное дело. Боевые способности… то, что я могу становиться невидимым, более чем ясно, что могу заставить замереть без движения – тоже понятно. Пока все зависит лишь от того, сколько появилось магов. В городе миллионов двенадцать человек, если даже один на тысячу – это целая армия, и если хоть один из ста получивших силу будет безобразничать, как та «вичка», то визит ко мне могут отложить. А если вообще потенциально любой человек – маг?

Должна быть у властей методика распознания потенциальных обладателей сверхспособностей! Иначе они не сумели бы набрать и вооружить магов в оперативные группы. Может, армию прошерстили? Органы, чрезвычайщиков? Можно устроить проверку всем докторам или другим зависимым от законов гражданам. О, диспансеризация, к примеру, под предлогом борьбы с эпидемией!

Во дворе я минут пять смотрел по сторонам, пытаясь найти желтые искорки магических предметов или отблески аур магоубийц. И все пять минут в голове крутилось «теряю время, теряю время!». Ну да, теряю. Если меня сейчас возьмут, то я кругом белый и пушистый – не крал, не убивал, даже в бане за голыми не подсматривал. А вот группе помог и злого мага удержал! Кругом полезный и хороший.

А еще загадочный и потому неконтролируемый. Вот этой неподконтрольности мне могут и не простить. Нет независимого мага – нет проблемы.

Хрен с ним, пойду!

Осторожно, по шажку, я поднимался по лестнице, в который раз радуясь, что живу невысоко. Даже на два этажа вверх заглянул, но никого. И тихо как-то. Открываю дверь, опять тихо.

Только проверив все комнаты, включая ванную и антресоли, я поверил, что засады нет.

Так! Кухня, кулинарный таймер, завести.

Возиться с дрелью я не хотел, так что наскоро прижал палец к стенке в двух метрах над «камнем».

– Остры стрелы твои!

Откусил кусок карандаша, вбил в появившуюся дырку. Толстый короткий гвоздик, первым попавшийся под руку. Три удара молотком, бегом в прихожую, снять зеркало, повесить на гвоздик. Держится? Держится. Примерно встав на то место, где я появляюсь при переходе во врата, посмотрел в зеркало. Замечательно, вся комната видна и даже чуть-чуть коридор!

Дальше – пистолет из «тайника», проверить, дослать патрон, на предохранитель. Ходить по городу с ножиком против таких тварей, как «кошки», или даже тот же «костяной пес», я не хочу. Вообще, чем я думал, когда приматывал на ногу невидимую финку пластырем? Ее же теперь хрен отлепишь, да еще из-под штанины, минуту ковыряться буду, сто раз помру.

Черт, с этим пистолетом тоже больше хлопот, чем пользы. Тяжелый, карман оттягивает, за пояс не сунуть, вываливается, да и смысл держать оружие под одеждой, тогда уж проще в сумке носить, один хрен доставать, что так, что этак. В карман ветровки он еще и не
Страница 29 из 31

влезал, точнее засунуть его туда можно было, но в накладном кармане очертания оружия ничем не скрывались, а носить напоказ такую полезную в хозяйстве вещь я не собирался. Тем более что конкретно из этого ствола вчера человека убили.

Пришлось брать отцов черный бушлат, пошитый еще в советские времена, вон там во внутренний карман можно было и пистолет, и, пожалуй, килограмма два картошки засунуть, без урона для очертаний. Отец как-то хвастался, что в каждом можно носить по бутылке водки, и комендачи ни о чем не догадаются… особенно если им на глаза не попадаться.

Черный бушлат, черный шарф, черные штаны, черные ботинки, черная вязаная шапочка и в кармане черный пистолет. Мрачнячок-с. Зато тепло и удобно. Вот только щетина отросшая об шарф цепляется, а побриться я опять не успел, даже бритву куда положил, не помню.

Так, что еще? Дробовик! Он, сволочь, тяжелый, и патроны к нему тоже весят ой как немало, особенно если на себе нести, все вместительные тележки уже в библиотеке. Все равно беру. После этой прогулки у меня появилось настоятельное желание вооружиться, не буду его подавлять. Подавленные желания могут аукнуться, этому меня еще Док учил.

Сумка, не новая, с широким, но коротким ремнем, приходится под мышкой носить. Чехол с ружьем влез, туда же кинул две пачки патронов, все, собственно, что были. И снял с полки самое ценное – книгу «Домоводство» 1959 года. Пришлось быстро завернуть в наволочку, потом положить в пакет, который перетянуть скотчем. По весу тяжелее ноутбука, но толку не меньше, поскольку даже при лучине может давать советы, а вот ноут без электричества (когда оно еще появится?) практически бесполезен, даже кастрюлю горячую на него ставить нельзя.

Кстати о лучине – надо хоть какую-то керосинку добыть, батареек надолго не хватит, а световые шарики приходится в руке держать, «экипированными». Может, сделать что-то вроде подвески на одежду, с лампадкой для шарика? Свечи слишком быстро расходуются, беречь буду, раз есть бесплатная замена.

Одежда… в город я не вернусь. Сапоги уже в библиотеке, зимние ботинки на мне. Эх, черт, знать бы, что пригодится! Кинул, на всякий случай, резиновые сапоги с обрезанным голенищем, тоже, кстати, черные, и коробку с серебряными десертными ложечками, на предмет демонов. Вот уж не думал, что в деревне понадобятся ложечки!

На кухне длинно и печально прозвонил таймер. Десять минут! Или двадцать две с момента закрытия разлома. Если уже есть единая база по аномальным случаям, то мои способности уже пробиты и сверены, а этот адрес известен, пора убегать.

Дурак, дурак, все же было понятно еще вчера! Может, не сегодня, но в библиотеку точно придут. У меня четыре камня, и три из них можно вычислить. А потом узнать, откуда родом отец, и предположить, куда я направлюсь. Не выйдет из меня ни шпиона, ни партизана, поймали бы на первом деле. Но с учетом того, что магия не только у людей, а и у пришельцев, найдут меня не сразу.

Шум во дворе привлек внимание, я, без всякой задней мысли, выглянул во двор. За угол, к моему подъезду, заворачивала милицейская машина.

А, нет, нашли сразу. И куда деваться?

Эффекты? Полета нет, невидимость пропала. Хм, а почему?

Обновив невидимость, подошел к сумке, приподнял. Килограмм десять.

– «И полетел, и понесся на крыльях ветра».

Приподняв сумку, с огорчением понял, что вес ничуть не изменился. С такой ношей я сдохну через час… хотя до библиотеки идти меньше, но все равно там придется успокаиваться, отдыхать. Все, как обычно.

– «Ибо видимое временно, а невидимое вечно». – Я бросил стеклянисто заблестевшую сумку на пол, подобрал отвисшую челюсть, поднял над головой, снова бросил.

Сумка медленно, секунды три, опускалась на пол и упала практически без стука.

Три секунды на два метра. А только что использованный «полет» восстановится через двенадцать минут. А по лестнице, наверное, уже поднимаются. И полета на мне нет, не хотел случайным прыжком себя выдать.

Как там звучала формула группового полета?

– И все летающие по роду их.

Заклинания. Черт, теперь полтора часа очередь заклинаний, я еще не все восстановил из использованного в бою при разломе!

Открыв балкон, решительно выкинул сумку вниз и начал отсчитывать секунды.

На двадцать пятой секунде сумка мягко приземлилась на траву, не отклонившись от вертикали ни на метр. В дверь позвонили. Черт, страшно-то как! Я сел на перила и качнулся спиной назад. В последнюю секунду мелькнуло, что, в общем-то, зря я все это, предложили бы неплохую работу… Зато теперь я упаду головой вниз, шею сверну. С этой мыслью я разжал руки и даже успел оттолкнуться ногой от медленно уплывающей ограды балкона.

Крика не было, сквозь сжатую страхом глотку прорывался только тихий писк. И что эти парашютисты такого находят в прыжках? Ни хрена же ничего интересного, и опять в туалет хочется! Спохватившись, начал считать, стараясь не частить. На двадцать (примерно) первой секунде я приземлился рядом с сумкой, получив ощущения словно от падения с кровати.

Руки? Не дрожат. Тело? Ощущаю.

Сердце? В горле и лезет наружу, посмотреть на дурака, прыгающего с балконов.

Интересно, а масса объекта или его парусность на скорость падения не влияют? И я еще удивлялся тому, что при применении стрел вещество исчезает бесследно. Страшась посмотреть наверх, я подобрал сумку, накинул ремень на плечо и быстро пошел к библиотеке.

Путь к убежищу не запомнил и, только войдя в библиотеку и включив сигнализацию, пришел в себя, поглощая печенье и глядя на закипающий чайник. Ничего себе «вышел посмотреть, что на улице творится»! На хрен такие посмотрелки! Дважды меня могли убить, еще раз я чуть не убился сам… кстати, надо будет серьезно разбираться с каждым, непременно с каждым заклинанием!

И продумать то, что уже посмотрел в базе.

Чайник громко щелкнул, я залил пакетик кипятком и потянул в рот последнюю печеньку.

Объедаю бедных бабулек. Тут же молодых никого не осталось, не идут они почему-то в районные библиотеки, не нравится им тишина, пыль и плановые мероприятия по сценариям семидесятых годов. Ничего, теперь, без Интернета, народ живо повалит. Даже жаль, что я тут больше не работаю, можно было бы устроить какой-нибудь прокат.

Допив чай, я успокоился совсем.

Включив сигнализацию, проверил следы, убрал в карман все обертки, машинально брошенные в урну, проверил, нет ли кого за дверью в «бизнес-центр» и агентство, и спустился вниз, к своему «тайнику». Надо будет, как только устроюсь, вытащить отсюда все, что можно, дверной замок сломать, а проем заложить кирпичами – получится схрон посреди города. Или не надо?

Аккуратно устроившись в поломанном кресле, быстро просмотрел все, что было об играх Поттерианы – не так много, игра не книга, изобилия заклинаний не наблюдается. И масса непонятного, вот, к примеру: «Экспелиармус», обезоруживающее заклинание, будет ли работать на танке? И что сделает, просто пушку сломает или всю башню вырвет с корнем? А как рассчитывать силу защитного «Протего»? Что способно починить «Репаро» или приманить «Акцио»?

Получается, всей пользы от скачанного лишь в возможности узнать, чем пользуется незнакомый маг?

Отключив планшет, я откинулся и закрыл глаза, понимая, что после всех этих переживаний хорошо если удастся просто спокойно
Страница 30 из 31

посидеть. Тем не менее когда я проснулся, часы показывали почти четыре часа, я даже проспал восстановление врат.

Собраться было делом двух минут, только одеться, взять заранее заготовленный рюкзак, проверить наложенные эффекты, и можно отправляться!

– Врата – храм.

И опять в последний момент я задумался, а не слишком ли поспешил? Между прочим, врата развеются только через десять минут, мало ли кто в комнату войдет?

Знакомое чувство сдавливания и неприятная резь в глазах. Я сориентировал ворота так, что сейчас, ближе к закату, солнце било в глаза, а минуту перед переходом посмотреть в фонарик не догадался. Пришлось минут пять промаргиваться, осматриваться, прислушиваться, после чего я поправил на плечах ношу и пошел вдоль тропинки к домам. Четыре часа до заката, а я собираюсь влегкую пробежать тридцать километров.

Кто бы сказал неделю назад – не поверил бы.

14

Раз, два, три…

Я мерил шагами только что преодоленный одним прыжком отрезок.

Да, Избранным мне не стать, едва-едва пятнадцать метров, с шестиметрового разбега. Хотя, если выбрать улочку поуже, то вполне с крыши на крышу можно сигать, по пути отстреливаясь.

Или ну его? Впрочем, прыгать мне понравилось. Быстрая утомляемость так же быстро учит строго рассчитывать свои силы, а привычка все планировать рождает характер. Я не узнаю себя в эти последние три дня, мечусь как угорелый, ввязываюсь в совершенно ненужные мне события, прыгаю вот. Что, обойти лужу не мог? А если приступ, здесь, на дороге? Так, и где я, собственно?

В Гнединске решил не светиться на автовокзале, все равно не факт, что в нужном мне направлении идет автобус, а тратить даже небольшие деньги на такси было жаль. Финансы таяли со страшной силой, а еще столько всяких расходов!

Для начала чем-то надо оплатить дом. Именно отдельный дом, а не комнату, причем с участком хотя бы в пару расчищенных соток, и подальше от чужих глаз. Цены тут не столичные, но бесплатно ничего хорошего не найти, даже после окончания дачного сезона. Затем надо купить дров, зима близко. Оплатить распилку и колку, сложить поленницу уж сам смогу, не торопясь. Наверняка в доме надо будет что-то ремонтировать, опять расходы. К тому же на том, что у меня есть, зиму не пережить, надо прикупить крупы и картошки. И это только обязательное, без чего не выжить! А сколько еще будет мелких трат?

Пока все, что я могу предложить на продажу, это невидимые контейнеры, а перед тем, как их продавать, надо еще убедиться в их свойствах, что опять же займет не один день. Да и будут ли брать? Хотя нет, будут. Я бы в нынешней ситуации очень обрадовался, к примеру, невидимой барсетке. Вот, кстати, опять же надо будет покупать расходники, и снова нужны деньги.

Но сначала все-таки дом.

Три деревни на краю относительно большого леса, из одной когда-то еще мальчишкой уехал отец, и много лет подряд мы регулярно приезжали на лето в отпуск, пока старый дом совершенно не развалился. К тому же принадлежал он какой-то отцовой родне и перешел по наследству совершенно чужой бабе, потребовавшей с «дачников» сумму, на которую можно было бы вдвое дольше отдыхать в Турции по «все включено». Ну как же, москвичи все такие богатые, чего ж не нажиться?

Вот и отдыхали мы пару лет в той самой Турции, попеременно. А потом отец умер, и я отдыхать перестал, некогда, да и не хотелось.

Деревеньки, в пяти километрах по грунтовке от трассы, тихонько загибались, населенные постепенно вымиравшими стариками и редкими переселенцами, оттого я рассчитывал, что жилье себе найду. Даже примерно представлял, где и какое. Так что, выйдя на трассу, я сначала спокойно шел, а потом, заскучав, попробовал пробежаться.

«Полет» в игре позволял тратить одно очко движения на переход в соседнюю комнату вместо пяти-шести, не попадать в ямы-ловушки и не тонуть в воде. С «очками движения» я выяснил быстро, пробежав, почти не запыхавшись, километров пять, подольше, чем отбегая от Хабаровского аэропорта, хотя и точно так же безоглядно. Мне, последние двадцать лет очень аккуратно расходовавшему силы, просчитывавшему любой маршрут загодя, и вдруг нестись по обочине трассы наперегонки если не с ветром, то с поднятой проезжающими машинами пылью! Ох хорошо! А потом попалась эта лужа, большая и разлившаяся как раз по всей обочине. Сначала я осторожно попытался проверить ногой глубину, оказалось мелко, чуть-чуть подошва сапог уходила. Так, аккуратно нащупывая путь, я всю ее и пересек. А почти добравшись до противоположного берега, уронил четки, полез их доставать и обнаружил, что рука уходит в холодную глинистую воду по запястье. А нога только-только на два сантиметра. Пришлось экспериментировать, брошенные камни и ветки показали, что средняя глубина лужи сантиметров десять, с перепадами до двадцати, а значит, я могу ходить по воде.

В результате, раздухарившись, попробовал прыгнуть в высоту (до проводов на столбах вдоль трассы, к счастью, не допрыгнул), в длину с места (получилось все равно в высоту), в длину с короткого разбега (шесть метров), затем со всей дури вдаль. Самый неожиданный результат – со всеми этими проверками и перебежками я незаметно для себя за час преодолел две трети пути!

Вон за тем перелеском съезд должен быть, а рядом с ним остановка. Меньше чем за час пройти двадцать километров? Эх, и почему я так поздно обнаружил… Это?

Внутренний подъем, вызванный исследованием возможностей, исчез. Меня и в самом деле начало кидать из крайности в крайность, это надо строго отслеживать и по возможности снижать накал, а то перегорю. Да, если бы я знал об Этом месяц назад, то смог бы гораздо лучше подготовиться, а не укатить в деревню, даже толком не расплевавшись с работой. Кстати, с работой придется что-то решать, надо как-то связаться, наверное? Или просто забить, пропал и пропал?

Как я вообще представляю свою дальнейшую жизнь?

Домом я обзаведусь, но можно ли возвращаться в город? И когда станет безопасно показывать свои умения? Надо думать, надо крепко думать, а не метаться по стране.

Грунтовка оказалась слегка асфальтированной, видимо, за прошедшие годы что-то поменялось. Впрочем, остановка была все такой же обшарпанной, и узнавалась сразу. Расписание еле виднелось, по углам мусор и пустые бутылки, хорошо хоть не воняло.

Вдоль поля с одной стороны и стены деревьев с другой я не торопясь, с оглядкой, шел, прикидывая, к кому обратиться. Совсем уж к чужим нельзя, на деревне чужак заметен, особенно в такие дни – мало ли, вдруг примут байку об эпидемии на веру и начнут разносчиков заразы гнать? Мне чуть макияжа наложить, и готовый чахоточный, значит, надо идти к тем, кто меня помнит. И желательно, женщине – почему-то я нравлюсь немолодым дамам, видно, пробуждая в них материнский инстинкт.

Опять же дом надо искать на отшибе, с каким-то сараем или подвалом, чтобы не бросалось в глаза мое отсутствие. Вот, кстати, о работе – мне ничто не мешает утром уходить в город, а вечером возвращаться сюда, в сравнительную безопасность глуши. Правда, тогда надо искать оправдание постоянным отлучкам, а то рано или поздно кто-то спросит, где это я весь день пропадаю, если из дома не выхожу, и откуда у меня продукты, которых в лавке нет? Чем бы я мог быть полезным деревенским, чтобы, с одной стороны, не пришли выгонять, а с другой
Страница 31 из 31

– не решили припахать накрепко? Учителем устроиться? Тут школа еще осталась? Снова думать надо.

Первую деревню я прошел не задерживаясь, провожаемый недовольным брехом собак из-за заборов – друзья человека чуяли, что кто-то идет мимо, но не видели, и это заставляло их нервничать. К счастью, я на улице был не один, время от времени шли мимо люди, проезжали машины. Вот одна такая машина и заставила уйти – очень уж джипчик мне не понравился. Мало ли кто на черном «крузаке» ездит, зачем мне тут оставаться?

До второй деревни, а точнее – до села с единственной оставшейся в округе церковью, я добирался прыжками через поле. Какие на нем проводились работы, я, человек городской, не понял, но перекопанная земля приятно пружинила и почти не налипала на сапоги, когда я отталкивался для очередного прыжка-полета. Расчет был верным, вприпрыжку я потратил столько же сил, сколько и на обход «угла» вдавшегося в лес участка обработанной земли, и через полчаса добрался до окраины. Контраст ощущался, если в первой деревне дома были как-то поновее, что ли, и здание бывшей колхозной управы прошло «евроремонт», то здесь все было обшарпанным, неприхотливым, прилаженным «временно» и оставшимся на года. Для горожанина – убожество. Для местных – привычно. Не всегда и не везде можно строить большие красивые дома. Когда у всех домишки, то не надо возводить себе хоромы, а то и забор не спасет. Скромнее надо быть.

Знакомый дом искал минут пятнадцать, даже подпрыгнув вверх, чтобы рассмотреть все получше. Помнил я его другим, видно, покрасили где-то, а где-то и перестроили. Собаки во дворе не было, вошел, оглядываясь, во двор, спохватившись, отменил невидимость и, подобрав палку, постучал ею по доске забора:

– Эй, хозяйка? Дома ли?

Не очень правильно вламываться во двор без приглашения, но тетка Марина была какой-то дальней родней отцу, так что почти родственница.

В окне мелькнуло чье-то лицо, дверь приоткрылась, меня внимательно рассмотрели, и только потом на крыльцо вышла пожилая женщина.

– Добрый день. Марина Степановна, не признали?

Она вдруг улыбнулась.

– Господи! Да сколько ж лет? Ой изменился, ой похорошел! – Я хмыкнул и, не выдержав, улыбнулся, но промолчал. – Отцова кровь, видна стать. А Михаил-то где? Или у магазина с мужиками опять пиво жрать остался?

– Умер он, три года как, теть Марин.

Улыбка у нее тут же пропала.

– Ой, прости. Чего ж так, он же молодой был, здоровый…

Я договорил за нее «в отличие от жены».

– Да вот жизнь скрутила. Бывает.

– Беда, мрут мужики молодыми, мы одни остаемся. Да ты заходи, что мы на пороге стоим?

Отказываться я не стал. О скобу у порога кое-как очистил сапоги и вошел, разувшись уже в сенях.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/mihail-dulepa/baffer-2/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.