Режим чтения
Скачать книгу

Бисер читать онлайн - Яна Гривковская

Бисер

Яна Гривковская

Яна Гривковская – российская фотомодель, писательница, одна из центральных медийных персон Москвы. Она любит удивлять, и ей снова это удается!

Новая книга Яны о жизни «красивых и успешных» – это взгляд «светской львицы» на нравы российской и европейской элиты. Главные герои ее романа – люди, у которых есть все, о чем можно мечтать. К чему же еще им стремиться?

Умная, провокационная и дерзкая книга о влиятельных любовниках и мужских амбициях, остроумные и ироничные размышления о жизни элиты, романтические истории и неожиданная, почти детективная развязка. Эта книга стоит того, чтобы ее прочитать!

Яна Гривковская

Бисер

«И возжелал я, чтобы пожрали мой бисер свиньи сии, да переполнили им алчные чрева свои, да изрыгнули его наружу вместе с гноем помыслов своих, да очистились и прозрели».

    Св. Левиафан Послание к Сарматам. Часть XI

© Гривковская Я., 2014

© Иллюстрации. Феоктистова А., 2014

© ООО Группа Компаний «РИПОЛ классик», 2014

* * *

Благодарить за помощь в написании этой книги некого, ибо мои близкие, прочитав первую страницу, сказали, что это не литература и Набоков пишет лучше.

* * *

Когда я родилась, Дьявол воскликнул: «О Боже!».

Вся моя жизнь – это удовлетворение собственных амбиций.

Я росла очень замкнутым ребенком, и мне понадобилось много времени, чтобы выйти за рамки жизненных стереотипов властных родителей.

Любой авторитет уничтожает попытку стать собой, заставляя тебя думать так, как надо ему.

«Трава – синяя, а не зеленая!»

Поначалу ты пытаешься сопротивляться, но в итоге начинаешь верить в истину, противоречащую твоей же природе.

Мне понадобилось много времени, чтобы выйти из комы и избавиться от заснеженных Альп родительского авторитета. Не бывает людей «лучше» или «хуже». Каждый человек – это новый эксперимент, сложное геометрическое уравнение, открывающее вход в новый мир…

Мне хотелось, чтобы все вокруг происходило по моему сценарию.

Познакомьтесь, я – ваше единственное Солнце в Галактике! Бразды правления вашими чувствами – в моих руках. Предлагаю вам зажмуриться от моего ослепительного сияния. Все вы стоите на горе, возведенной из моих капризов и желаний. Впрочем, я не люблю слово «гора», как и все то, на что мне предлагается смотреть снизу вверх. Чем круче возвышается волна амбиций, тем больнее с нее падать.

Опять я стала жертвой собственного идиотизма.

С приземлением, Мисс индивидуальность! Извините, что посадка не прошла так мягко, как бы вам хотелось…

Глава 1

Вдогонку за кроликом

«Что-то было как-то не так… Ну, а если я не та, что раньше, возникает вопрос: кто же я такая? Вот это загадка!»

    А. Кэрролл «Алиса в Стране чудес»

В ресторане

Стою в туалете московского ресторана и рассматриваю в зеркале склеившиеся от слез ресницы. Еще вчера мой любимый был послан в астрал метким уларом правой ноги, но уже сегодня я начала по нему скучать. Самые счастливые люди – те, у кого плохая память, но я – жесткий массажист своих мозгов. На свои грабли я не наступаю – я по ним танцую. Безумно от себя устала. Пора перестать разыскивать сложные объяснения элементарным вещам. Он просто меня не любит…

Надо придумать, как добежать до столика через сидящую с вилками публику, которая рассматривает окружающих через бинокли. Если мужчинам не о чем разговаривать со своими подругами, томно пережевывающими листья салата, можно тихо пялиться на людей, как на обезьян в зоопарке. Второй слог названия нашей столицы неприкрыто намекает, что любой попавший сюда рано или поздно прочно усядется в лужу.

Длинный шлейф прикованных взглядов стелется за мной, как кровавый след за красным командиром Щорсом.

Паркет пора менять.

От чужих тарелок идет аппетитный пар.

Из-под белой скатерти торчит сложносочиненная туфелька Manolo Blahnik за 7000 у. е., она первобытно матерится и ржет как лошадь. Между ее плацкартным пышнословием и местоимением «ихний» явно не хватает ведра c семечками.

Ресторан дорогой, но контекст тренда все тот же – «ближе к народу». Будь проще, и все простейшие к тебе потянутся.

Логичнее поменять местами туфельку и ее обладательницу.

VIP – состояние души, жаль, что оно не продается в ЦУМе. Ни у кого не получается затмить своей личностью Cartier или De Beers – эти вещи всегда выглядят достойнее своих хозяев. А ведь так хочется прикрыть свой маргинальный менталитет обертками Louis Vuitton и раз и навсегда отречься от докторской колбасы, перебив ее вкус сыром Gruyеre пещерной выдержки…

В ресторан вваливается молодая поросль в блестящих кедах… «Бон жур, bro! Чё бум заказывать? Здесь маффинз делишаз или дисгастинг? Гив ми сахар, плиз. Грасиас!»

После таких речей становится не по себе. Это не простые чипсоеды, а группа полиглотов. Все верно. Играть в зарубежный театр сейчас стильно, русским быть не модно…

Где столик?

Там меня ждет блондин с голубыми глазами по имени Триандафил. Красивое православное имя, о котором мечтает любой нормальный человек. Не путать с Зоофилом, Овцефилом, и Некрофилом. Сокращенно – Фил.

Пожалуй, это единственный человек на Земле, кто полностью разделяет мои заумные псевдофилософствования. С тех пор как он встретил меня, он думает так же, как я, и это приятно, потому что до этого он вообще никак не думал. После знакомства со мной у него появилась возможность набраться мыслей, несмотря на то, что он настоящий мужчина – человек, который использует голову только для ношения бейсболок. Шутка. На самом деле Фил – невероятно умный, и я обязательно похвалю его в следующих абзацах за оригинальный подход к жизни….

Сегодня в ресторане много народу. Девушки, как всегда, ароматные и разноцветные. Обычно здесь собираются самые пышногрудые достояния столицы, но сейчас передо мной камышовые жабы, членистоногие и вообще пещера ужасов. Помнится, ученые говорили, что динозавры, кронозавры и мапузавры вымерли, но это оказалось неправдой, потому что сегодня они все здесь собрались.

Московские проститутки ходят всегда толпой, единым рабочим коллективом. Если у входа появляется красивый ухоженный самец, приехавший на «госте» и «мульсане», они тут же вскакивают со стульев и начинают бегать в туалет. Не сложно разгадать причину этих мочеиспускательных нарушений, да и самцы со своими машинами и чистыми помыслами знают толк в этих ритуалах…

Раскинувшись на диванчике перед тарелкой с остатками чьей-то запеченной ноги, Фил маякует мне вытянутой вверх рукой и улыбается так радостно, будто мое появление наполнило его пресную жизнь хоть каким-то смыслом. Пришел он сегодня, как обычно, весь в полоску. К подобным узорам Фил дышит неровно с тех самых пор, как в его жизни произошло знакомство с маркой Paul&Shark, которой он регулярно бывает покрыт с головы до ног.

Фил – это большой, большой гротеск. Когда он улыбается, его глаза сильно косят. Один глаз – на Кавказ, другой – на Север. Несмотря на нелепый вид, общаться с ним очень легко. У него есть крылья, и в любой момент он готов взлететь. Скучная земля – не для него, он находится где-то там, среди птиц. Он никогда не бывает отягощен проблемами, усталостью и злостью, в нем вообще нет никакого свинца. Он немного ку-ку. И в этом его изюм…

Кто такой Триандафил

Если генетика вас подвела, то
Страница 2 из 17

вам сюда, в самую известную клинку Москвы, где работают лучшие друзья девушек – пластические хирурги. Фил преуспел в этой области: никто кроме него не умеет так блестяще видоизменять вторичные половые признаки женщин. Девушки давно перестали быть для него загадкой, и посему он никогда не терял интереса к моему открытому декольте, поскольку у него никогда и не возникало этого интереса.

Дружим мы с Филом уже несколько лет. Он любит меня, а я люблю его. Люблю за то, что он знает ответы на все вопросы.

Фил – это неопрятная прическа и полуженский голос с отливом многозагадочности. Но главное в его облике – руки. Они всегда в движении: он ими радуется, сердится, думает и разговаривает. Его жестикуляция завораживает намертво, иногда я даже перестаю слушать, о чем он говорит.

Надеюсь, его сегодняшнее размахивание рук отвлечет меня от мыслей о бойфренде, из-за которого мои заплаканные глаза превратились в красные кроличьи микропуговки. Фил уже готов повеситься от моих мелодрам, однако перемываем косточки мы всегда тщательно, от позвонка до копчика.

Добродушно хихикая, Фил доедает последний кусок мяса. На белоснежной тарелке остается печальная лужица крови…

Ф: Привет, Царевна.

Я: Привет, мясник-трупоед.

Ф: Знаешь, в московских аптеках резко закончились запасы змеиного яда. Мне кажется, ты можешь помочь родному городу восполнить их с избытком.

Я: У тебя чувство юмора прорезалось?

Ф: Ну что ты, я пришел сюда тебе пособолезновать. Ты ведь жить не можешь без своего кумира с торчащими волосами из носа. Мне бы твои проблемы…

Я: У тебя они тоже бывают?

Ф: Ты же знаешь, у меня одна большая проблема: я перестал хотеть женщин, и меня это пугает. Когда ежедневно делаешь лабиопластику, к девушкам больше не тянет. Давай снимем мне проститутку?

Я: Она поможет?

Ф: По крайней мере, мне будет жалко терять деньги. Подберешь мне кого-нибудь?

Я: Думаешь, я знатный поставщик проституток?

Ф: Я надеялся.

Я: Не расстраивайся. Сейчас ты послушаешь еще одну притчу про моего принца и отвлечешься. Это будет крайне занимательно, даже уснуть не успеешь.

Ф: Хочешь побеседовать о том, как он пятый год разводится с женой?

Я: Ненавижу его жену.

Ф: Кстати, как она выглядит? Ты видела?

Я: Ну, да… Никакейшн. Трава.

Ф: Что с тобой случилось? Ты из таких придурков раньше супчики варила! Было все просто: за поводок и в стойло!

Я: Слушай, педагог, люди такими мазями уже давно не пользуются. Хочу его аккуратно прогнуть, понимаешь? Прицепить поводок на пиранью. Как думаешь, у него есть ко мне чувства? Хоть какая-нибудь любовь наличествует?

Ф: Приличествует. Правда, не совсем понимаю, зачем тебе все эти граждане? Если бы ты выросла в нищей семье алкоголиков, я бы еще поверил, что ты в него влюбилась, точнее, в возможность вылезти из задницы. Но при твоей красоте, воспитании и положении – это какая-то необъяснимая астрономия…

Я: Он точно-точно меня любит?

Ф: Милая, помилосердствуй. Ты ведь не будешь мне этим мозг протыкать?

Я: Прости.

Ф: Сколько ему лет? Семьдесят было?

Я: Сорок шесть.

Ф: Его зарыть забыли, а ты подобрала?

Я: Ревнуешь, маньяк со скальпелем?

Ф: А как не ревновать? Это ничтожество вызывает у тебя поросячий визг!

Я: Пойми, мне надо его добить. Я не могу все так оставить. Понимаешь?

Ф: Не понимаю. Чего с ума сходить? Спокойствие принесет больше позитивного, чем брызги.

Я: Не могу. Надо все доделать. Помирать, так с музыкой.

Ф: Все будет люкс. Не пекись. В боях и штормах не поблекнет наше знамя… Не делай такое лицо. Я в туалет.

Фил встает с дивана. Свет падает сверху, как в дешевой примерочной, превращая его вполне приличное лицо в чудовищно несвежее рыло.

Давайте устроим конкурс «У кого самые набрякшие мешки под глазами»? Победитель возглавит сообщество по борьбе с алкоголизмом и заболеванием почек.

Попробуйте посмотреть на себя в зеркало при таком освещении. Не забудьте улыбнуться и подсчитать все морщины из гофрированной занавески-плиссе у нижних век. И тогда ваша самооценка ляжет на дно Марианской впадины.

Марлен Дитрих была не дура, однако. Выставляя сценический свет самолично, фрау добивалась безупречной освещенности своего небезупречного лица. Интересная женщина, мудрая. Было бы неплохо ее сейчас выкопать…

«Форбс» – журнал для настоящих девочек

А теперь я хочу сказать пару слов о нем. Никтополион. Или просто Никто. Его родители познакомились в Париже, когда будущий отец забыл взять с собой презерватив. Он не раз по-доброму советовал сыну застрелиться, но Ник всегда был очень неисполнительным ребенком. Мама умоляла его хорошо закончить школу. И он закончил ее хорошо. С одной тройкой. Остальные были двойки. Его дневник никогда не был заполнен. Ему с детства не хватало секретарш и помощников. Учителя били его мордой о неструганный стол, а он каждый день подходил к зеркалу и видел бога. И вот настал день, когда мальчик вырос… И явился миру Омен. И на мир он стал смотреть с высоко поднятым средним пальцем… И просьбы его превратились в требования…

Кто придумал слово «олигарх»? Чем чаще вы будете произносить это слово в адрес мужчин, тем быстрее они утратят способность адекватно расценивать себя в этом мире. Впрочем, Ник ее утратил задолго до встречи со мной, с тех пор, как впервые получил предложение внести энную сумму на счет фонда известного холдинга, чтобы увидеть свою фамилию в списке «Самых Богатых Людей Года».

А сейчас я вам поведаю о том, почему я так страдаю. Мой крутой супермен бессовестно женат на дряхлой, невкусной пенсионерке-сверстнице, обладающей незаурядным даром сверлить мозги всей окружающей среде. С ней он живет с девятого класса, и у них имеются общие семейные активы – 2 собаки и 150 детей. В общем, если он с ней и разведется, то исключительно с ее подачи, сам он не полезет все портить первым…

Мечты и реальность

У антикварных жен имеется один универсальный туз, покрывающий любые масти прекрасной любовницы. Супруга – стабильна, а любовница – нет. Жена – это неглубокое спокойное озеро, тронутое по краям ряской. Его безмятежная гладь дает устойчивость совместно возведенному строению по имени «брак». Довольно мрачное слово, не находите? И оно продолжает мрачнеть с каждым прожитым вместе годом. Время покрывает яркие краски былой любви твердым известковым налетом, превращая неугомонные чувства к партнеру в мертвое облако печали и быта. Душа начинает требовать простора. Сексуальным фантазиям становится тесно в рамках серого семейного графика, сердце бьется, надежды изнывают в ожидании новой жизни…

Каждый мечтает о переменах. И каждый их боится. Мечты разрастаются в голове, пока рассудок пытается их уничтожить. После сорока юношеская дерзость прячется в защитный чехол, превращая жизнь в пустые грезы о теплом будущем. Вы по-прежнему изображаете из себя героя, но иммунитет к непредсказуемости давно ослаб…

Страхи обрекают идти на компромиссы. Опасаясь необдуманных поступков, способных полностью изменить ваш многолетний интерьер, вы стараетесь плыть по течению жизни, собирая по пути огрызки счастья, изредка подбрасываемые судьбой. В рисках нет никакого смысла, ведь результата «лучше, чем было» никто не гарантирует.

Добро пожаловать в мир скучной повседневной бытийности, где
Страница 3 из 17

ваша жизнь не возымеет существенных отличий после смерти.

Проще всего оставить все как есть, условившись на паллиативном варианте: приставка «пере» в слове «перемены» легко меняется на приставку «из». Так и произошло с Ником. Когда ему надоедает поглощать виагру на завтрак, обед и ужин, он разыгрывает перед женой классический цирковой отрывок: ссорится с ней из-за какой-нибудь мелочи и слинивает на несколько недель из дому под предлогом развеивания стресса, чтобы насладиться сверкающим, грохочущим водопадом чувств к любовнице, где брызги желания разбиваются о камни непредсказуемости.

Мечтаю о дне, когда мой пожилой рыцарь в хромированных доспехах наберется смелости и расстанется с супругой…

«Дорогая жена, я бросаю тебя и наших восьмерых детей и ухожу к непонятной девушке, которая бросит меня через несколько лет, когда у меня окончательно перестанет вставать».

Думаете, он когда-нибудь променяет камин с клетчатым пледом и креслом-качалкой на меня? Конечно нет. Ведь самое важное для него – это секунда. Секунда, когда он сделает последний вздох. Когда перед его глазами пролетит вся жизнь, когда в последний раз он почувствует тепло рук близких людей, когда его семья со слезами на глазах проводит его в небесную командировку…

Ник боится смерти

И постоянно думает о ней. Все события недели он знает наперед. Каждый день он видит в зеркале свои погасшие глаза и разыскивает способы себя развеселить, дабы проверить умение испытывать радость. Вся его жизнь сконцентрировалась на поиске инструментов, искусственно вызывающих волнение. Например, недавно он разыскивал причину, отчего ему можно было бы умереть. Но поиски рака с метастазами так и не увенчались успехом.

Футбольные клубы, экстремальные виды спорта, покупка дорогих картин на аукционах, острова в Тихом океане, дома в Париже, в Лондоне, в Лос-Анджелесе, в Монте-Карло, в тридесятом царстве, на Луне, у черта на рогах – все это прекрасные способы временно сублимировать мысли о своей скорой кончине.

В свои сорок шесть Ник считает себя старым, страшным и никому не нужным. Сжав в руке секундомер, он каждый день просчитывает предполагаемое количество лет до наступления смерти.

Он любит рассказывать, что, когда ему было 25, в его голову приходили светлые и радостные идеи: «Ничего страшного, что сейчас моя жизнь скучна. Это из-за того, что у меня нет денег. Вот когда я разбогатею, тогда начнется реальная сказка…»

И вот, сто пятьдесят лет спустя, мечта сбывается. И тут он начинает подозревать, что ничего в его жизни не меняется: дышит он все тем же носом, глотает тем же горлом и спать он может одновременно только на одной постели.

Так где же сказка? Почему он все так же тоскливо воет на зеленую луну, сидя на своих акциях?

В такую ловушку попадают все успешные люди. Первую половину жизни они борются за свободу, а оставшуюся половину проводят в узничестве собственной тюрьмы, где не бывает амнистий.

Бодрящий дневной пейзаж со стометрового балкона периодически рождает ощущение, что жизнь еще не окончена. Но вот он, очередной заход солнца. Строго по расписанию. Всякий раз он парализует надежды, напоминая, что ни на что не осталось времени. Это и есть настоящая единственная жизнь, которая безжалостно пролетела, словно пятиминутная репетиция.

Мы не в силах остановить время. Оно несется со скоростью звука. Мы рождаемся живыми могилами и с каждой секундой высыхаем, как несчастное Аральское море. Все вокруг напоминает нам о скором уходе: часы, памятные даты, календари, дни рождения, Новый год, «мерри кристмас» и прочие счетчики смерти. Внутренний голос каждый раз говорит: «Эй, вот и еще один год прошел, тебе осталось жить на 365 дней меньше, отметь это у себя в органайзере!»

И мы послушно берем ручки и помечаем, сколько нам осталось, чтобы, наконец, превратиться в трупы…

Союз нерушимый

Я многое потеряла, не отравив Ника в день нашего знакомства. Каждый раз меня от него трясет. Он – потрясающий мужчина. С другой стороны, я рада, что этот человек появился на моем пути, ведь теперь за свои грехи я отвечу при жизни, посмертный ад мне больше не понадобится.

Сказать, что у него отвратительный характер, значит, ничего не сказать. Желание управлять миром поразило мозг Ленина и Гитлера, и Ник, как выдающийся диктатор, тоже не забыл перенять этот маразм.

Я всегда ценила его умение делать слона из яйцеклетки. Для своего триумфатора я не смогла выбрать более подходящего прозвища, чем водный Планктон, при ссоре – Нанопланктон, что в обоих случаях звучит как Тоник. Во мне же он разглядел Инфузорию в туфельках, или просто Зозо, завершающую гармонию нашего буржуазного дуэта. Если мы начинаем называть друг друга по имени, это является признаком чудовищной ссоры, которая никогда не бывает скучной ни для нас, ни для окружающих, особенно для тех, кто не успел отбежать, спасаясь от перестрела.

У нашей любви нет границ: в ее необъятных просторах мирские ценности меркнут, и размазанные по стенке мозги соседа, случайно проходившего мимо, выглядят весьма незначительно.

Очевидно, любовь к Тонику была подарена мне богом, правда, в качестве какого наказания, я пока не выяснила. Любить Тоника – все равно что играть главную роль в голливудском блокбастере, где занимательная часть событий разворачивается на минном поле с применением тяжелой артиллерии.

Наши отношения особенные, их невозможно отнести ни к одному из существующих видов чувств на земле. Они поддерживаются на уровне тончайших импульсов из глубины подсознания, скрытых от любых радаров…

Наш симбиоз идеален. Тоник не просто дарит мне эмоции, он их разрабатывает! Он мой движок, а я его турбина. Надеюсь, мы никогда не устанем от наших межгалактических войн. Мы смогли бы прожить вместе всю жизнь. И умереть в один день. Из-за того, что поубиваем друг друга…

Тяжелое заболевание

Представьте такую картину: за окнами глубокая ночь, все тихо. Внезапно Тоник открывает глаза и видит перед собой ломаные линии человеческой тени, сидящей в роскошном пышном кресле посреди черной комнаты. Неправдоподобная отчетливость происходящего вызывает в Нике жуткий страх. Дрожащими руками он накрывает лицо одеялом. Кровь высыхает в жилах…

Внезапно загораются прожекторы. Яркие лучи озаряют комнату. Перед кроватью Ника предстает образ пожилого мужчины в элегантном темном костюме. Развалившись на алой бархатной обивке кресла, он нагло запрокидывает правую голень на левое колено и, расплывшись в самодовольной улыбке, не спеша прикуривает сигару: «Гейтс. Билл Гейтс! Зови меня просто Билли».

Выпуская дым лохматыми колечками, он откашливается, вальяжно приподнимается с кресла и, выйдя в полный рост под яркие лучи софитов, начинает совершать неторопливый променад по комнате:

«Я вырос обычным мальчиком, которого долгое время никто не замечал. Моя империя была создана с пустого места, однако на сегодняшний день ей нет аналогов во всем мире…»

Внезапно Гейтс разворачивается к Нику и пугающе указывает на него пальцем: «А что сделал ты? Все, на что ты способен, – это таскать природные ресурсы у своей страны! Ты бездарен! В тебе нет таланта! Ты умрешь, и о тебе никто не вспомнит! Взгляни на меня! Я – король виртуальных цифр, я –
Страница 4 из 17

номер один, номер один, номер один, номер один, а ты – грязь из-под ногтей! Я – твоя вечная кость в горле, которую ты никогда не сможешь выплюнуть! Слышишь, лузер?! Ты проиграл! Твое время истекло! Тебе никогда не догнать меня!»

И в следующую секунду из тени выходят Карлос Слим Элу, Лоуренс Эллисон и Уоррен Баффет, которые тыкают в Ника пальцами и синхронно надсмехаются: «Лу-зер! Лу-зер! Лу-зер!»

Ник пытается протестовать, что-то выкрикивает в свое оправдание, но его голос утопает в огромном ватном одеяле странного, непривычного для его груди воздуха. Опустив глаза, он находит себя в огромной липкой луже, полной змей и червей.

«Здесь твое место, лузер!» – доносятся сверху до боли знакомые голоса вечных конкурентов. И в этот момент Ник просыпается.

В глухой одышке он вскакивает с кровати и начинает растирать окоченевшие от боли коленки. Его глаза наливаются рассолом из слез и одержимости, челюсти подергиваются, руки дрожат, кончики пальцев онемевают. В гипоманиакальном припадке он несется в ванную, чтобы отрезвиться ледяным душем и запить три таблетки транквилизаторов водой из-под крана. Выжимая от пота футболку, в которой случайно уснул после вечерних тренировок, он вновь вспоминает подробности своего ночного кошмара, снящегося ему на протяжении долгих десятилетий. Он не знает, куда деться от болезненных вибраций своих мыслей, уничтожающих его добрые сны, эту боль нужно куда-нибудь пристроить.

В голову постоянно лезут одни и те же тезисы: «Как можно любить такого лузера, как я? Если кто-то меня любит, значит, он полное ничтожество».

И в этот момент вырисовывается главное озарение его жизни: «Все люди – враги. Нужно успеть расправиться с ними первым»…

И тут он начинает чертить графики по ликвидации злейших противников, пытающихся «испортить» ему жизнь. Иногда в этот список попадают близкие люди. Например, я…

Конкуренция + тщеславие сводят его с ума. Действительно, сложно выжить в этой битве титанов, особенно, если твои виртуальные доходы на несколько миллиардов ниже, чем у ненавистных братьев Амбани. Эти люди всегда идут на шаг впереди, для них любые твои победы – вчерашний день…

По сравнению с мировыми топами, Ник практически дворник, обездоленный голоштанник, а ведь он мог бы быть и Гейтсом, и Буддой, и Христом, царственно взошедшим на трибуну Небес в дымах и блестках, он мог бы сплотить под своей эгидой всю Галактику, преклонить пред собой всю Вселенную, выстроив планеты в ровный ряд. Как это для чего? Для того чтобы на его гробу висела табличка VIP! Чтобы стать самым богатым трупом на кладбище!

Мозг и сердце. Смешать, но не взбалтывать

Мозг: Сердце, какой же ты загадочный орган. Иллюзорное, непослушное, ты живешь своей жизнью. Всю жизнь ты занимаешься поиском заблуждений. Как только заканчивается очередная порция – ищешь следующую. Слава богу, идиотизм – заболевание, не имеющее к мозгу никакого отношения…

Сердце: Меня не интересуют твои мысли. Мой идол – это вера. Она подогревает меня, заставляет биться дальше…

Мозг: Нет ничего общего, между тем, кого ты любишь, и тем, кто существует на самом деле. Это всего лишь оболочка, фаршированная твоими идеалами! Образцовые герои не населяют мир людей!

Сердце: Неправда! Это не только мои мысли! Он настоящий! Он – воплощение моей мечты!

Мозг: Любовь – это тоже результат твоих мыслей. Спускайся с облаков, автор своего обмана.

Сердце: А ради чего тогда жить?

Мозг: Ради себя! Не верь ему! Он расчетливый! Как калькулятор «Касио»!

Сердце: Неправда! Он живой!

Мозг: В нем нет ничего живого. Он родился мертвым.

Сердце: Он лучший мужчина на Земле!

Мозг: Разве ты знаешь всех мужчин на Земле?

Сердце: Других знать не хочу!

Мозг: Может, хватит о деревьях? Мы не в лесу.

Сердце: Мозг, достал!

Мозг: Остынь. Никогда не обольщайся, чтобы потом не разочаровываться.

Сердце: Моя любовь способна переставить горы!

Мозг: Чего же ты их не переставишь?

Сердце: Мозг! Заткнись! Ты тупой!

Мозг: Не тупее тебя.

Сердце: Если бы за каждую твою извилину давали по доллару, мне бы достался всего один…

Мозг: О’кей. Веселись. Из-за своей близорукости ты никогда не выпутаешься из мелочей. Ты не видишь главного. Тебе будет больно. Ты разорвешься.

Сердце: Не парься. Если кто-то из нас окажется не прав, умрем мы все равно вместе…

Ой!

Прочитала предыдущий абзац.

Нельзя быть такой романтичной, иначе все подумают, что мой любимый фильм – «Титаник».

Стерилизация моих мозгов

В высшем обществе тихий и воспитанный Тоник прославился репутацией Иисуса. Никто не смеет даже заподозрить, что он способен на более пылкие действия, нежели молча крутить карандаш по столу, лениво выслушивая предложения своих партнеров, изредка кивая в ответ на вопросы надоедливого секретаря. Когда Ник открывает рот – все послушно прикрывают свои, ибо даже ночной сверчок осознает опасность перебить его тишайшую речь.

Если Тоник что-то делает, он делает это хорошо. Правда, не все, что он делает, хорошо. Некоторое время он старался жить по правилам. Но если что-то его не устраивало, правила тут же отменялись и начинался мощный хардкор…

К сожалению, никому, кроме меня, пока не удавалось лицезреть его параноидальные фестивали, которые он устраивает мне по вечерам. Подобные изыски в моей жизни всегда в изобилии: воспаленные истерики, метание мобильных телефонов о стену, осыпание меня проклятьями и отборной бранью, в ходе прослушивания которой даже старшеклассники подмосковных школ открыли бы для себя много нового.

Попытки суицида с устрашающим размахиванием револьвера у виска обычно применяются по настроению, в зависимости от степени припадка аффективно-биполярного расстройства. Однако пока не произошло ни единого случая, когда фирменные угрозы суицида реализовывались бы по тексту обещаний автора.

Я уже давно поняла, что единственный способ сделать Тонику приятное, это умереть. О да, моя смерть была бы более чем достойной компенсацией его жизненных стараний.

Любовь – это всегда равные условия игры, даже если вам досталась роль овцы, и если кто-то из партнеров по своей воле не отходит от раскаленной батареи, будучи к ней не прикованным, значит, его устраивают отношения в такой конфигурации.

«Зозо, я так тебя люблю! Ты даже представить себе не можешь!»

Подскажите, как мне это лучше представить? Может, прицепить специальную антенну с датчиком?

И вообще, когда я встретила Ника, где был мой мозг? Я так по нему скучаю!

Он был моим лучшим другом и партнером, он работал на меня всегда: каждую секунду, минуту, день, неделю, месяц, жизнь, до тех пор пока я не влюбилась…

Тоник был однородным куском пластилина, пока я не слепила из него нужную мне фигуру, чтобы беспрестанно убиваться по ней под песни Aerosmith.

Я не совершаю одних и тех же ошибок дважды, я совершаю их по 5–6 раз подряд, чтобы уж наверняка.

Опять мой шар надежд раздулся и лопнул с оглушительным грохотом, и я безжалостно разрушила песочный замок своего здравомыслия, выстроенный из отдельных песчинок. Ну, все! Хватит! Воздушных замков больше не будет! Стройматериалы закончились!

Глава 2

Королевский крокет

«Кстати, насчет следствия, – перебила ее Герцогиня и обратилась к кухарке: – Отруби-ка ей голову! Без
Страница 5 из 17

следствия».

    Л. Кэрролл «Алиса в Стране чудес»

Про Вики

Мой мобильный упорно разрывается. Конечно же это она. Ее Высочество Викентия – Вильфетруда, мы с ней вместе учились в одном злачном местечке на ее родине, о котором уважительно отзывается даже британская Корона. А на нашей родине, когда слышат это название, писают кипятком и предлагают кокаин бесплатно. В общем, Вики. Как у настоящей английской аристократки, у нее вытянутое лицо, которое украшают большие выразительные глаза и беспорядочные зубы, которые видны даже тогда, когда рот закрыт. Несмотря на то что ее упитанное телосложение активно призывает к теловычитанию, стеснения у Вики это совсем не вызывает. Чаще всего ее можно увидеть в джинсах, плотно облегающих полные ноги, на которых никогда не делалась эпиляция, и в кашемировом пуловере с подробными следами всех ее завтраков, обедов и ужинов, которые Вики каждый час дублирует. Также она обожает носить плащи Aquascutum с сумочками Anya Hindmarch и килограммами уплетать морковно-имбирные пудинги, что по утрам готовит их семейный кулинар.

Несмотря на то что Вики – чистокровная англичанка, в магазинах она никогда ничего не покупает со скидкой, ну, может только, когда ей нужно купить подарок маме.

Будучи дочерью герцогини Глостеровской, она (с завидной интенсивностью) успевает испробовать весь ассортимент занятий, с детства запрещенных членам династии Виздондзоров. Вики в самом полном диапазоне успела повидать, потрогать, понюхать жизнь и даже на нее наплевать. Впрочем, прием легких и тяжелых наркотиков, секс с мальчиками и девочками, курение гидропоники и чрезмерное употребление крепких алкогольных напитков никогда не мешало ей быть любимой дочерью своей авторитетной мамы.

Наряженной и ухоженной Вики можно обнаружить только на семейных торжествах. Все оставшееся время ее жизни посвящается дегустации тех видов деятельности, которым не обучают в английской школе благородных девочек The Down s, которую она несколько лет назад окончила с отличием…

Разговор с Вики

«Алло… Слышишь меня?… Буду краткой… Я могу провести с собой двоих друзей в тот самый закрытый лондонский свинг-клуб, помнишь, я тебе говорила? Там недавно был наш… этот… Высочество… Ну, ты поняла… Что-что?.. Извини, я плохо тебя слышу… Скажи сразу, я могу на тебя рассчитывать? Ты ведь не бросишь меня одну? Понимаю, это мерзость, не достойная нас с тобой, но мы же должны посмотреть на тех, кому это нужно? Я сгораю от любопытства!»

От возбужденного ликования Вики мой мобильный аж перегрелся. Только она может приглашать на порновечеринку почтительным тоном, будто читает воскресную молитву в королевской часовне. Мне пора привыкнуть к тому, что Вики – всегда очень правильный человек, даже в вопросах дозировки наркотиков (или нарпёсиков).

Про свинг-клуб

Интересно побывать в месте, где даже в воздухе концентрированно кучкуются штаммы трихомонад и микоплазмы. Надеюсь, вы в курсе, что такое свинг-клуб? Ай-ай-ай. Ладно, не переживайте, я тоже там ни разу не была.

Клуб свингеров – это место, куда приходят спасать супружескую страсть. Реинкарнируют половые инстинкты к партнеру методом шокотерапии – при помощи половой атлетики с незнакомыми гражданами, потому как любые другие способы уже давно не действуют. Муж хочет видеть собственными глазами, что его заезженную вдоль и поперек жену кто-то способен хотеть. Она желает, чтобы он это увидел и ее захотел.

Довольно трогательная попытка эксгумации угасшего супружеского либидо, не находите?

Кому-то нельзя давать в руки мобильный

По телефону Вики вещает без остановки. Прервать с ней разговор так же невозможно, как заставить умирающую муху смирно лежать на подоконнике. Чтобы не обижать людей резкой остановкой их страстных монологов, мне каждый раз приходится самой инициировать какую-нибудь интересную мысль и внезапно прерывать себя на полуслове. Сорри, въехала в туннель… Проверено: в восьмидесяти процентах случаев перезвонят не сразу, и у вас появится маленькая возможность сделать некоторые свои дела.

Пустяки, не стоит благодарности!

Королевы не соревнуются

За свои 29 лет пухленькая милая Вики успела обтереть торчащим из-под джинсов животиком половину аристократического слоя Великобритании. Если дичь оказывалась слишком стара, под эксплуатацию принимался сын-наследник. Вики всегда помогала отпрыскам знатных фамилий попадать на первые полосы The Sun, обеспечивая им скандальную репутацию.

Вики некрасива, но никто об этом не знает. Она – прямое доказательство того, что внешность – это не главное, в чем уже убедились русские красавицы, сидящие до пятидесяти лет на остановках.

Красота – это витрина, быстрое оружие. Но многие даже не знают, как правильно из него стрелять. Вики уверена: если мужчина выбирает девушку по достойным внешним данным, значит, он не собирается с ней задерживаться надолго. Легче сразу пригнать два состава красивых тел с Ярославского вокзала, при помощи которых можно не только воплотить свои эротические фантазии, но и сэкономить на услугах горничных. Главное – держать эту красоту в безмолвии, дабы уберечь себя от желания посетить гей-клуб.

Главный конек Вики – отсутствие комплексов. Согласитесь, умная, красивая, но закомплексованная женщина – это потрясающе сваренный борщ, который напрочь пересолили, из-за чего все содержащиеся в нем ингредиенты стали несъедобными.

Когда вы себя сравниваете, вы участвуете в игре. Вы сопоставляете себя с окружающими вас людьми и тут же находите в себе кучу недостатков. Но есть люди, которые ни с кем себя не сравнивают, поэтому находятся вне времени и конкуренции. Вики, например, даже на вашу фотографию не посмотрит, ей все равно. Она – отдельная единица: ни к чему не относится и ни с кем не объединяется.

Она – не первая и не вторая, она – единственная, поэтому не имеет возраста, веса и морщин.

Гены Вики нашептали ей право быть лучшей во всем. Ей не знакомо слово «шаблон».

Стандарты меняются. Вчера Мэрилин, сегодня Жизель, завтра Нейтири из «Аватара». Кто-то создает штампы, а кто-то жует их всю жизнь.

Вики не участвует в этой игре, поэтому она вечна. Ей не интересно смотреть на себя чужими глазами. Она не стоит в очереди к пластическому хирургу с фотографией Джоли, не закалывает лоб ботоксом, не читает пособия по правильному поеданию бананов перед мужчинами, не сидит на диетах и не нуждается в утренних пробежках. Она просто об этом не думает. Вики умеет дарить мужчинам ощущение нужности, наполняя смыслом их жизни. Она влюбляет в себя быстро и безболезненно. Ее любовь к себе – это роман, который длится вечно. Она дарит поклонникам мечты. Она впускает в свое пространство лишь тех, кто гордо дожидается того великого дня, когда ему посчастливится продолжить ее безграничную любовь к себе, которую она передает воздушно-капельным путем.

Вики – экспонат Красной книги. Люди рядом с ней – словно маленькие темные метеориты. Ее сила их притягивает, они кружатся вокруг нее по спиралевидной орбите, мечтая поскорее упасть в жаркие объятия самой большой звезды в бесконечной Вселенной и раствориться в ней без остатка.

Общение с Вики, словно утоление жажды из горного прохладного родника, из которого хочется
Страница 6 из 17

пить и пить, даже когда напился, потому что жажда вкуснее самой воды.

Вики всегда свежа, мила и зажигательна. Даже дешевый мобильный в ее руках выглядит ультрадорого, ибо она так искусно нажимает на его кнопки, точно французский ювелир создает свой ослепительный шедевр. Любое ее движение наполнено чувством превосходства. Окружающие завораживаются ее непоколебимой уверенностью в себе, в прошлом, в настоящем и в будущем…

Вечер. 78, 9 часа без Тоника

Любовь владеет всем: воздухом, землей, небом, солнцем, тайнами, желаниями, пороками. И гениталиями.

Она затягивает в неумолимый круговорот энергообмена все, до чего дотрагивается.

Стрелы Купидона пронзили мое сердце насквозь. Я даже прочла целых 24 страницы маркиза де Сада! Наверное, там происходило что-то интересное, но я, перечитывая строчки по нескольку раз, продолжала думать о своем.

Похоже, я перестаралась. Пытаясь забыть Ника, за неделю потеряла ровно семь дней. Не отвлекли меня от этих терзаний даже триумфы мировой прозы, которые действуют на меня крепче тройной дозы феназепама.

Зато теперь я знаю, какие книги мне нравятся больше всего! Тонкие! Выбираю я их очень просто: прихожу в магазин, открываю книгу на первой попавшейся странице и читаю первые три попавшиеся фразы. Если до окончания последней фразы я не засыпаю, значит, эту вещь нужно срочно приобрести, чтобы положить ее возле кровати и больше никогда к ней не притрагиваться.

Для имитации полной занятости лучше «читать» сразу несколько книг. Проверено: это единственный способ осилить хотя бы один рассказ до середины, особенно для таких литературоведов, как я.

Чтение всегда давалось мне с трудом. Мысли, сходящие с чужих мозговых конвейеров, никогда не пробуждали во мне волнений. Чужие тексты не дают гарантий правдивости. Чтобы узнать правду, лучше рассматривать мир самостоятельно, в формате 3D…

Ночь

Завтра утром – в аэропорт. Завтра я увижу Вики.

Я смогла бы уснуть, если бы тени от лампы загадывали загадки, а не угрожали, а темное небо увлекало за собой, а не давило…

Мои чувства вздымаются и пенятся, накатывая и медленно утекая в глубь моего сердца…

Если мне удается не вспоминать о Тонике в течение получаса, я начинаю страшно собой гордиться. Мне нужны хирургические ножницы, чтобы вырезать из головы эти сахарные воспоминания, впившиеся в каждую клетку моего мозга, как ядовитые клещи.

Любовь – это канцерогенное чувство. Словно раковое заболевание с множественными метастазами, которые распространяются по всему организму с мучительной болью в мышцах и костях…

Было бы неплохо увидеть Нанопланктона парализованным на полу в болоте собственного гноя, бездыханными губами выхаркивающим мое имя в попытке вымолить прощение за то, что не звонит мне третий день…

10.50 а. m

Какая холодрыга!!! Город одет в безжалостную стеклянную мантию, замаскированную пушистым белоснежным пододеяльником.

На капот падает молчаливый снег. Обогрев лобового стекла не успевает размораживать постоянно застывающие на ходу дворники. Жаль, здесь нет Тоника. Он бы быстренько разжег огонь среди мороза.

Кутузовский снова перекрыли: опять едет пятнадцатый зам четвертого помощника. Вся Москва состоит из депрессивных домов с балконами, из которых хочется выброситься. Поток грязных машин в пробке напоминает очередь безработных за благотворительной кашей в Америке 30-х годов.

В России есть особенная линия моды – ездить зимой на родстерах. Известная тема из разряда «деньги были, но кончились». Сложно жить, когда есть недостаток средств, но нет недостатка в понтах. В любой другой стране круглогодичная эксплуатация желтых кабриолетов позволяла бы оставаться заметным не только среди белых сугробов и снегоуборочных машин, но и психиатрических служб.

Заваленного снегом SL500 хочется обогреть, почистить и накормить бензином Евро-5.

Наверное, когда родстеры пляшут своим задним приводом на льду в разгар суровых смерчей, их владельцев согревает мечта, что когда-нибудь этот ужас с заносами и грязными от реагентов ручками закончится и мир вновь вспыхнет чувством зависти к переливающимся рельефам их летнего купе.

Опаздываю

До вылета осталось полтора часа, а я до сих пор не могу съехать с третьего кольца в сторону Ленинградки. Верю, что Всевышний мне поможет. Знать хотя бы одну молитву…

Боже! Помилуй меня в неисчерпаемом благосердии своем и даруй мне шанс разрешиться от проблемы стояния в пробках в муках неистовых! Услышь смиренную мольбу мою и призри на меня оком своего снисхождения в отношении своем благодатном, да сподобься доставить презренную рабу свою на шоссе Ленинградское да в аэропорт Шереметьевский, да не постыди моего упования на благочестивость и милосердие твое…

В аэропорту

Вхожу в безрадостный Главный Аэропорт Страны. Мимо него не проскочишь ни в Лондон, ни в Париж.

До вылета осталось 50 минут. Безропотно снимаю пальто, стягиваю с себя сапоги, кладу их в специальное черное корыто, надеваю бахилы, снимаю драгоценности и прохожу через радиоволновый сканер. Сотрудница службы безопасности аэропорта смотрит на монитор огромными беспокойными глазами и, не отводя от него взгляда, любезно просит меня открыть ручную кладь.

В моей сумке начинает нагло рыться своими грязными клешнями какой-то темногривый чебурек, трогая коричневыми паукообразными пальцами мои рассыпанные тампоны и недоеденные шоколадки «Алёнка». Несмотря на мои вежливые мольбы, он безжалостно вышвыривает в помойку мои любимые духи L’Artisan, воду Evian, щипчики для ногтей Zinger, масло для волос Alterna и энергетическую воду для тела La Prairie. В ответ я извергаюсь страшными ругательствами, достаю огнестрельное ружье и крошу этого подонка на овощное рагу!!! Шутка. На самом деле в аэропортах работают очень умные компетентные люди, и если бы они увидели труп своего сотрудника на полу, то заподозрили бы что-то неладное…

Даже Ник выдвигает протесты против обыска его личности, ведь несправедливо каждый раз заставлять его снимать ремень. Перед тем как отстегнуть часы и цепочку, он тысячу раз пытается договориться с начальниками аэропорта о привилегиях для своей персоны, искренне надеясь, что на этот раз чудо свершится и пограничники начнут ему стелить красные ковровые дорожки не только за кордон, но и в туалет.

В самолете

На креслах первого класса страдать крайне неудобно. В самолете нет ни единого дивана, на котором можно бы было впасть в океан вселенской грусти.

«Откройте шторки иллюминаторов, пристегните ремни безопасности, приведите кресла в вертикальное положение, уберите столики, выключите электронные приборы…»

Столько всего надо сделать! Я не успею! С мыслями о сне можно твердо распрощаться, пока все вокруг чихают, смеются, икают, пьют, храпят и шелестят…

Каждый раз, когда меня угораздит лететь на регулярном рейсе, я вновь и вновь осознаю причины высокого спроса на покупку джетов. Жизнь покажется в тысячи раз привлекательнее при отсутствии по соседству детей, которые периодически заходятся истеричным плачем. А пребывание Тоника в моей жизни ускорило стирание из памяти емкого слова «расходы».

Готовься, Зозо, скоро ты будешь носить вместо Vertu – пейджер, и наслаждаться завтраками компании
Страница 7 из 17

«Трансаэро».

Привилегированные места в самолетах созданы для таких лохов, как я. Отличный бизнес – взимать плату за сиденья с разницей в 10 см…

Интересно находиться в месте, где у каждого свои проблемы: у кого-то хлеб черствый, у кого-то бриллианты мелкие… Имущее сословие располагается в широких креслах, а ремесленники – в узких.

Люди обожают все расчленять, разбивать, разделять и распределять. Нации, отряды, подвиды, классы, сообщества, фашисты, коммунисты, нацисты, сепаратисты, богатые, бедные, черные, белые, козероги, овны, баптисты, протестанты, католики, немцы, американцы, русские…

Похоже, люди равны между собой только в своем разнообразии. Наша Земля такая маленькая, а мы постоянно делим ее на какие-то клочья.

Внимание, вдали уже мерцает очкастая тень Леннона: «Imagine… is no countries… and no religion too…» Если я начну ему подпевать, мои соседи в больших креслах вряд ли меня поддержат.

Смотрю в окно, но на самом деле смотрю внутрь себя, пытаясь разобраться, что со мной происходит.

В салоне самолета горит тусклый свет, отражаясь на глянцевой поверхности моего ноутбука. Уже третий раз меня просят его выключить, потому что мы уже взлетаем.

Интересно, как будет себя вести эта милая стюардесса, когда очень сильно разозлится?

Хозяин моей души

Какая же красивая сверху Москва… Это слово звучит как имя красивой французской девушки…

Каждый раз в облаках я ищу Господа Бога. Наверное, ему мягко живется в этом белоснежном стиле минимализма. В его распоряжении – все облака на небе, не слишком ли крутой дабл-сьют для одного человека?

Мысли о Тонике шествуют по моим мозгам. Скоро меня посетит синдром Адели.

Осторожно! В душу не лезть – там заминировано!

Единственное смертельное оружие против мужчины – забвение недостойного.

Если Ник узнает, что его образ больше не наведывается в мои сны, у него случится инфаркт миокарда, который обеспечит ему мучительную гибель от собственного ничтожества. Меня бы это слегка утешило.

Пока я рассчитываю на горькие терзания моего любимого, он может лакомиться другим десертом… Точнее, «заедать» сладкие воспоминания о Зозо сухой черствой старой бараниной.

Со своей женой Тоник всегда разговаривают только на одну тему: «Куда бы еще съездить?» Этот вопрос очень характерен для тех, кто всю жизнь бегает от самих себя. Скорее всего, его сейчас нет в Москве, опять уехал в Австрию от чего-нибудь лечиться…

После сорока лет природе мы больше не нужны: женщины уже родили, мужчины оплодотворили, поэтому природа ищет способ нас убрать, но так, чтобы мы этого не заметили. Тоник был одним из первых, кто просек эту хитрость, и теперь по полгода торчит в экологически чистых зонах Новой Зеландии, где далекооо-далекооо, на лугу пасутся ко-о-о-о-о!!! Или в Исландии, в прекрасном городе Хабнарфьордюр (повторите). Эта республика славится не только своим вулканом, название которого легко запомнить с первого раза, но и горячими источниками, которые продлевают человеку жизнь (на час или на два).

Надеюсь, одним из этапов его путешествия станет Сент-Бартс или, еще лучше, Мальдивские острова, где он гарантированно скончается от тоски на пару с женой и отдрессированными шиитами. Остров Хувафен Фуши – отличная лакмусовая бумажка подлинности чувств, где тлеющие отношения не поддерживаются искрой большого города со всевозможными дружескими сборищами.

Всю жизнь Ник пытается найти себе какое-нибудь хобби. Недавно он даже пытался имитировать небывалую любовь к гольфу, но, поняв, что выиграть партию у Тайгера Вудса ему светит лишь в случае, если он будет играть с ним в любые другие игры, кроме гольфа, он вновь полюбил «домашние» посиделки на свежем воздухе в узком кругу друзей, соседей и комаров.

По уик-эндам он устраивает дружеские попойки с генералами, полковниками (и прочими бескомпромиссными борцами с преступностью), белугой, «Белугой» и черной икрой в хрустальных лебедях.

После звонких отрыжек салатами оливье, которые съедаются вместе с морковкой в форме розочки посередине, они хором начинают исполнять песни группы «Любэ», а вскоре, задрав вверх коромысла, пускаются в горячий пляс, пока с запястий не отваливаются их золотые «Константины».

Разумеется, подобные вечера неизменно заканчиваются синхронным блеванием праздничными салатами и фаршированными перцами, а весь последующий день посвящается таблеткам, пипеткам и градусникам. Ник обожает превращать свой дом в лазарет для выздоравливающих, приглашая всех желающих к нему присоединиться, чтобы вместе поболеть.

Его друзья – это особенный контингент граждан: очень уважаемые люди в кругу алкоголиков. Содержимое их черепных коробок для меня всегда являлось загадкой. Они подвывают песням Любови Успенской, заказывают баклажановые «гелендвагены» и обтягивают стены в гостиной крокодильей кожей. А потом сидят целыми днями в своем Завидове и друг другу завидуют. Не дождусь, когда эти устаревшие версии мозговых конструкций будут списаны в архив и жизнь на Земле станет теплее. Смайлик.

А еще Тоник любит аукционы

Скажите честно, как часто вы посещаете со своей второй половиной аукционы с лотами б/ушных вещей? Данный вид «спорта» вызывает особенное состояние маниакальности у Тоника и его супруги, ведь это тоже неплохой способ сбежать из дому, чтобы не прокиснуть наедине друг с другом.

Благотворительные аукционы позволяют Тонику поставить галку перед небесными судьями, ведь за благие дела ему непременно воздастся на том свете. Тоник хочет казаться милосердным.

Правда, люди милосердны только к тем, кто не представляет опасности их самолюбию.

Организаторы аукционов беззастенчиво используют психическую неадекватность своих клиентов. Возьмем, к примеру, моего любимого. Каждый раз его ждет группа захвата добрых администраторов и эдвайзеров, которые подробно опишут уникальность каждого лота, в ожидании, что Ник начнет разбрасывать деньги золотым дождем. Заставить его прельститься каким-нибудь артефактом очень просто. Главное, вовремя произнести слово «гениальный». Как только он слышит это прилагательное, у него начинают течь слюни, как у сенбернара.

Зубочистка «гениального певца», носки «гениального фотографа», трусы «гениального модельера», галстук «гениального актера».

Число гениев растет катастрофически быстро, с каждым днем осложняя вероятность встречи хотя бы с одним неодаренным человеком.

Чтобы впарить ненужную вещь за бешеные деньги, необходимо придумать красочную предысторию ценного изделия.

Если вы выставляете лот в виде использованного половика, желательно всем объяснить, что об него когда-то вытирал ноги сэр Элтон Джон. Не важно, что он его в глаза не видел, главное, чтобы все в это поверили. И тогда на конкурентный бой затянутся отчаянные жертвы, которые лягут костьми, чтобы за любые средства приобрести такую нужную и памятную вещь.

Да еще и глянцевая пресса будет нашептывать: это тренд, господа, это высший шик, то, что лишь вас одних и достойно… Скука смертная, дважды два, учебник за первый курс по основам пиар-технологий.

Чем беспросветнее раздрайв в душе, тем реже он упускает возможность поупражняться в воинствующем фетишизме за приобретение использованного тампакса Мадонны или сломанной
Страница 8 из 17

зубной щетки Джорджа Клуни…

Тоник и тусовка

Как только Тоник покупает на аукционе очередной «половик», ему начинают все завидовать, взбивая пену его славы похвалой и сплетнями.

«Он такой богатый! Он выбрасывает деньги на ветер! Вы уже слышали новость о том, что он купил еще заповедный остров?»

Тоник – первый парень на деревне. Нет ни единого человека из московской тусовки, кто не следит за событиями его жизни. Несмотря на то что люди из этого круга очень современные и гламурные, в понятии слова «тусовка» лежит провинциальный исток, олицетворяющий тоску по маленьким посиделкам в деревнях, где все дружно собираются, чтобы перемыть друг другу кости.

Мы подражаем последним тенденциям моды с претензией на Европу, на самом деле являясь прекрасной деревенской Азией, увешанной бриллиантами и неповторимой в своей дикости, неотшлифованности, невежественности и невоспитанности…

Хитроу

Ненавижу аэропорты. Огромные толпы людей самых диковинных мастей, от бледно-серых типов до нарциссических личностей, шумно привлекающих к себе внимание, ввергают меня в состояние незащищенности. Однако момент, когда автоматические двери захлопываются за твоей спиной и ты напряженно высматриваешь родное лицо в безликой толпе встречающих, имеет трогательные оттенки.

Звездочка распахнутой ладошки Вики кажется самым ярким пятном в зале прилета. Она радуется, как маленькая девочка.

Мы счастливы вновь видеть друг друга. Довольные и голодные, мы очень хотим поехать куда-нибудь перекусить. Сейчас я ей об этом сообщу…

В ресторане с Вики

Вики заказывает чизкейк с двумя ягодками свежей малины. Я ограничиваюсь нежирным йогуртом с лесными ягодами, который подают в изысканном высоком бокале с серебряной ложечкой на длинной ручке и черным чаем с растительными сливками.

Жду наступления вечера. Сегодня он будет наполнен голыми особями английской знати.

Вики постоянно говорит о каком-то страхе. Это что-то новое. Она прочитала об этом слове в Википедии?

Для пущей уверенности, мы решили разбавить наш поход в свинг-клуб развлекательным аксессуаром по имени Крискентиан. Холеный до стерильности, миловидный гей из Канады, обожающий носить теплые куртки с вьетнамками, – мечта всех итальянских дизайнеров. На какие средства живет Крис и содержит свой огромный дом в Вальбонне, который ему подарил один известный кутюрье, – тайна мадридского двора. Хотя мы с Вики об этом догадываемся, учитывая тесную связь Криса с модельным бизнесом и его спонсорами, со всеми вытекающими из этого последствиями.

И хотя внешность Криса (у меня, например) вовсе не рождает незамедлительного желания подарить ему дом, на вкус и цвет (и пол) товарищей, как мы знаем, нет. А вот его близкому сходству с молодым Дэвидом Гилмором мог бы позавидовать и любой гетеросексуал.

Мне ни разу не доводилось лицезреть Криса без остатков пузырей от жвачки на носу – всю свою сознательную жизнь он что-то жует и надувает.

Его беспроигрышный конек – плохое зрение, обрекающее беспрерывно прищуриваться, что обостряет его сексуальные блики для всех тех, кто оказался неподалеку. Похоже, он никогда не пойдет в магазин и не купит очки или линзы – он будет стильно щуриться до конца своих дней.

Самое родное существо для Криса – его черный лабрадор Том, подозреваю, названный в честь Круза. Маниакальная любовь к собакам длится у Криса с детства, заменяя ему радость родительского бытия и заполняя его пустое душевное пространство…

Вики + Зозо + Крис

На удивление, Криса не сильно прельстило приглашение посетить свинг-клуб. На это есть серьезные причины: густая концентрация извращенцев тут же накинется на такого немыслимого супергероя, пытаясь разорвать его в мелкие клочья. Уверенность в собственной неотразимости всегда мешала Крису жить: ему постоянно мерещится несметное количество поклонников даже там, где их пока еще нет.

Но деваться некуда. Он идет с нами. Надо же проверить, кем является наш малыш: медом для диких пчел или пшеном для деревенских кур?

Влюбийство

Любишь. любишь. любишь. любишь. любишь. любишь. любишь… – сердце, заткнись, а?

Глава 3

Фоксшпрот

«Ничего не поделаешь, – возразил Кот. – Все мы здесь не в своем уме – и ты, и я.

– Откуда вы знаете, что я не в своем уме? – спросила Алиса.

– Конечно, не в своем, – ответил Кот. – Иначе как бы ты здесь оказалась?»

    Л. Кэрролл «Алиса в Стране чудес»

Свинг-клуб

Что может отвлечь от разглядывания трехэтажного особняка без вывески, ничуть не похожего на свинг-клуб? Несомненно, шелковое платье Вики, ничуть не напоминающее нижнее белье.

Лондон всегда отличался дефицитом хороших парикмахерских, из дверей которых можно выйти не лысой, по этой причине рисковать сегодня я не стала и в столь многозначительный день помыла голову самостоятельно. Зализанные назад, не высушенные феном мокрые ледяные пакли, бьющие по плечам, – что может быть лучше для хорошего вечера?

Вау! У Криса такая же прическа! Я попала в тренд. Надеюсь, нас не будут путать?

Входим…

Стараясь имитировать утеху и стёб, подбадриваем друг друга фразами вроде: «Ну что, пойдем приколемся над этим зверинцем?» Но на самом деле это не совсем соответствует нашим подкашивающимся коленкам.

Открыть тяжелые двери из красного дерева довольно непросто. Позолоченная дверная ручка, отполированная руками тысяч неудачников, и манит, и пугает. Вики и Крис хихикают, как подвыпившие подростки. Мое сердце вдруг сковывает тоска. Если бы я знала, какие метаморфозы ожидают мою подругу после посещения этого места, я бы бросилась наперерез как тигрица и, схватив Вики за руки, утащила бы ее как можно дальше, невзирая на протесты…

Но дверь открывается, и мы входим в темный проем.

Внутри спокойно и уютно.

Интересно, сколько понадобилось времени, чтобы зажечь несколько миллиардов свечей в этом помещении?

Тридцатый раз слышу от Криса слово awesome.

Полупьяные дамы среднего возраста, пошатываясь, изображают посреди зала своими располневшими телесами некое подобие эротических телодвижений. На отдельном стенде трется о шест стриптизерша с нарощенными волосами, узким тазом и неприлично плоским задом, который висит у нее под коленками. Взоры всех присутствующих обращены в ее сторону. Манящие движения тела вызывают у обоих полов высокий градус восторга, подкрепленный градусом винным.

Входя в главный зал, слегка прикрытые дамы наблюдают, насколько живо на них обратят внимание проголодавшиеся мужчины, – это поможет выявить степень их женской привлекательности.

Вики молодец! Предварительно усыпав свои длинные ресницы блестками, она расхаживает по залу в образе загадочной актрисы бродвейского мюзикла, равнодушно складывая в стопку мужские взгляды.

Наш пестрый дружеский ансамбль разбредается в разные стороны, постепенно растворяясь в пикантной ауре этого заведения.

Теперь я одна. Передо мной – белая дверь. Как во сне, открываю ее…

За белой дверью

Белый цвет простыней на бедрах мужчин отражается под ультрафиолетовым светом софитов, капли пота на лицах искрятся под прожекторами, в глазах рябят девичьи щиколотки, передвигающиеся в рок-н-ролльном ритме под битловскую «Twist and Shout». Одиноко сидящие женщины
Страница 9 из 17

перелистывают глазами похотливых самцов, нежно поглаживая ножки бокалов дрожащими пальчиками. Мужчины всеядно обстреливают зрачками все, что движется. В их глазах – жажда. Такие взгляды можно встретить в пустыне Гоби и в ночных клубах Москвы. Если мужчины явились в клуб, чтобы позабивать свои гвоздики в дырочки, то женщины пришли сюда с намерением устроить личную жизнь. Согласитесь, это отличное место для поиска любви, наполненной светом и силой, по крайней мере, вместе им будет веселее ходить по кождиспансерам…

Про джентльменов

Как только в поле зрения самца попадает большой ассортимент самок, качественный подход к женщинам заменяется количественным. Некогда галантные джентльмены превращаются в голодных животных, транслирующих вовне столь первобытное желание, которое, словно рентгеновское излучение, жадно сканирует каждый мегапиксель женской массы.

Здесь необязательно быть лучшим. Главное, быть активным. Чистая биология – в гонках за выживание побеждает самый активный сперматозоид…

Цель самцов – затащить жертву в укромный уголок и низменно с ней расправиться. Весь мир для них превратился в огромный бюстгальтер шестого размера, который необходимо во что бы то ни стало расстегнуть и осеменить.

Для мужчин 40+ свинг-клуб – это единственное место, где можно гарантированно пристроить свой вяленький цветочек, ранее находивший применение исключительно в секретаршах и горничных.

Молодые девушки в растерянности. Они никогда не видели такого количества налитых инструментов, стоящих дыбом. Чем их больше, тем меньше шансов принять верное решение. Кого выбрать? От многочисленных альтернатив нет спасения…

Коралловый зал

Стараюсь слиться с замшевой стеной. Мне противно от того, что я заворожена откровенностью происходящего. Как во сне, пытаюсь убежать, но не могу.

Реальными кажутся только официанты в белых рубашках, приводящие меня в чувство недоумения. Их рубашки белы, безупречны и беспорочны, как в отеле Ritz.

Зорко оглядываюсь по сторонам в поисках компромата…

Красные столики, красные диваны, красные лоджии – вот мы и в гостях у дьявола.

Животрепещущий процесс массового соития происходит прямо у фонтана, высокого и каменного, в виде большой серебристой улыбающейся феи. Ее крылья освещены яркими неоновыми лампами. С правого крыла вальяжно свесилась смуглая стройная нога, принадлежащая молодой большеглазой девушке, которая сейчас вынимает из своего рта розовый предмет, кривой, как месяц, и огромный, как бараний рог. Поперхнувшись белой тянущейся жидкостью, она выплевывает ее в неизвестность.

Разгоряченные женщины ласкают друг друга прямо на бортике, ежесекундно рискуя свалиться в воду. На них уже обратил внимание молодой африканец: он уже подготовил свою черную одноглазую алабамскую змею, чтобы впустить ее в очередные небритые джунгли с кустистыми папоротниками, где можно навеки заблудиться и не найти дорогу назад.

Невозмутимые официанты в черных фраках на эту озабоченную бригаду никак не реагируют, с индифферентным видом продолжая разносить в дальние углы зала бокалы шампанского и презервативы на подносе.

Пока непонятно, как персоналу удается сохранять столь непоколебимую сдержанность, ведь даже поклонники передачи «В мире животных» нашли бы местную обстановку весьма остросюжетной…

АIDS???

Удивительно, но контрацепция в этом незакомплексованном местечке явно не популярна: ни на одном «мече страсти» резинки я не наблюдаю, хотя большинство комнат оснащено стеклянными урнами с презервативами.

Помимо удовольствия, люди выносят из таких мероприятий икебану веселых микроорганизмов, пожирающих плоть.

Мужчинам хочется понравиться нескольким женщинам сразу, чтобы образовать с ними волшебные дуэты, трио и квартеты. Замена презерватива отнимает от пятнадцати до тридцати секунд. Это долго. Главное, не портить волшебное мгновение, сопоставляя это время с количеством часов, проведенных в кресле венеролога…

Бисексуалки

Сосредоточенно выбираю фрукты из огромной мраморной вазы, краем глаза подсматривая за двумя молодыми блондинками, кувыркающимися в страстных оргиях посреди гигантского дивана. Эти бесстыдные блудницы являются главными предметами ручного вожделения зала. Они громко хохочут, целуются и наигранно покусывают друг другу бюст, в упор не замечая пубертатных подростков сбоку, постыдно стирающих свои ладошки в утомительной жажде секса: «Неу, sunshine! Look at me! I’m here!»

Самые нахальные из ребятишек несколько раз пытались влиться в жаркий процесс, однако попытки их эффекта не возымели – волшебницы оказались слишком заняты друг другом.

Девушки нового поколения больше не хотят страдать, терпеть и ковыряться в больном. Настал новый сезон. Теперь, когда жизнь не клеится, они просто меняют клей. Девочки поняли, что вместе им красиво и вкусно. Они организовали себе собственное лето, мужчины им больше не нужны. Мир, который мы считали постоянным, изменился. Ценности прошлого века вымерли, как динозавры. За классическими отношениями, пожалуйста, к людям из классических произведений…

Инстинкты

Непредсказуемые, как погода, действия приносят массу свежих впечатлений.

Мужчины, вальяжно размахивая своим богатством, надеются пристроить его в достойное отверстие.

Женщины в изнеможении облизывают пальцы, вываливают на столы бюсты и трутся о диваны ляжками, чтобы привлечь внимание самых достойных богатырей.

Волшебники колдуют волшебной палочкой, а волшебницы – волшебной дырочкой.

Нет-нет, не смотрите на меня так, я не с вами. Застегните свои улыбки. И ширинки тоже. Между маткой и мозгом я всегда выбираю позвоночник…

Ну и ну!

За углом передо мной разворачивается сценка, которая могла бы стать лучшим эпизодом немецкой порнографии с пиратских DVD.

Сложносочиненная акробатическая комбинация выстроена на большой кровати. Длинная, объемная женщина лет тридцати пяти стоит на четвереньках, ублажая оральными ласками пожилого ушастого мужчину, пока шустрый миниатюрный блондин усмиряет ее сзади. Несмотря на то что женщина добросовестно пытается угодить обоим, несовпадение ритмов с каждым из них стало серьезной преградой на пути к синхронному дзену. Долгие попытки выстраивания общего темпа между тремя партнерами положительного результата не дали. Процесс пошел насмарку.

Так-так. Кажется, селезенка гнома начинает сомневаться в своей способности удовлетворить такую массу.

Это неудивительно, ведь он короче своей спутницы в несколько раз. Может, это ее внучек? Или он решил материализовать свои детские мечты о сексе со слоном?

Боясь попасть впросак на глазах у женского жюри, которое плотным кругом обступило ложе сиюминутной любви, гном судорожно стимулирует свой подвисший микроснаряд к дальнейшей работе, стараясь казаться беззаботным и незакомплексованным.

И вот уже слышны брезгливые насмешки.

Садись, милый, два!

Думаю, чтобы положить конец этой некрасивой сказке, ему стоит жениться на даме сердца (и не только сердца).

Она будет выглядеть очень эффектно в шелковом подвенечном платье, которое сошьет главный дизайнер фабрики, выпускающей чехлы для танков. А потом, под звон колоколов, гном вынесет свою любимую из
Страница 10 из 17

часовни на руках. Если он сделать этого не сможет, в этом случае ее вывезет оттуда эвакуатор.

Ничто не затаптывает мужскую авторитарность так безжалостно, как разница в росте и весе в пользу женщины.

Рядом с девушками-терминаторами герои-победоносцы превращаются в маленьких убогих прислужников, выглядя пластмассовыми Кенами для девочек от двух до пяти лет.

Миниатюрному блондину стоило бы задуматься над этим обстоятельством, прежде чем пытаться прижарить такую примадонну…

Можно снимать клип

Расхаживаю по клубу с видом депутатской неприкосновенности. Подозреваю, что моему скромному взору предстоит осилить еще целый калейдоскоп завораживающих событий.

Постепенно чужие недопитые вина с недоеденными пирожными начинают пользоваться высоким спросом среди нетрезвых, неутомимо «брачующихся» обитателей.

Пикантную атмосферу сексуальных утех поддерживает томный голос, поющий «Unfinished Sympathy», – он позволяет каждому ощутить себя актером эротической сцены известного фильма.

Главное, не забывать смотреть себе под ноги, чтобы не поскользнуться об использованную резинку или измятую салфетку с желтоватыми пятнами. Впрочем, полученные переломы можно зафиксировать мужскими парео, беспризорно разбросанными на диванах, – их выдают в раздевалке клуба всем желающим, кто не готов вываливать напоказ самое лучшее, что у него есть.

Споткнувшись о валяющийся ботинок, пинаю его ногой. А ботинок-то крокодиловый Lattanzi, отмечаю с удовлетворением. Значит, я в приличном обществе.

Всюду гремят духовые оркестры из женских воплей. Девичья голова с множественным пирсингом сцеживает себе в рот молочную жидкость из светящегося под софитами презерватива. Похоже, внутри этой резинки находится сладкий соус сабайон, ибо даже девушки из рекламных роликов не наслаждаются поглощением йогуртов столь жадно, как этот неугомонный продырявленный язык.

Высосав жидкость до капли, ненасытный язычок принимается с аппетитом вылизывать остатки белого вещества с не очень аппетитного мужского органа, плотно впиваясь в каждый изгиб его кривой конфигурации.

Обладатель этого агрегата зажмуривается и властно прижимает женскую голову ниже своего пуза. Далее идут Х-образные ноги, седой мех посередине и венозно-куперозная сетка. Похоже, я попала в долину монстров.

А ведь днем таких типов можно встретить на Нью-Бонд-стрит – со свежеотманикюренными ногтями, отрезанными заусенцами и кучей брендовых пакетов, которые гордо грузятся под передние капоты суперкаров, где у простых смертных автомобилей находятся двухлитровые двигатели.

В такие моменты даже не подозреваешь, что в штанах этих богов может быть припрятан невыразительный мохнатый ствол, что их спина часто покрыта белыми прыщиками, а после жирного тирамису их кишечник способен закатывать невероятные истерики…

* * *

Свинг-клуб – планета другого мира.

Здесь нет кого-то богаче или беднее, красивее или страшнее.

Когда люди голые, они превращаются в кучу шевелящихся опарышей. Без одежды человек обезличивается, теряя социальный статус и возможность показать свой вкус.

Нагие мужчины выглядят как ассорти из седовласых неудачников, с избытком волос на теле и недостатком на голове. Наверное, просыпаясь по утрам, они каждый раз удивляются, что еще живы. Их туловища разваливаются на части, их дряблые торсы не слышали слова «тренажеры», а сутулые обветшалые плечи болезненно измучены возрастом и стрессами.

Эту безрадостную картину в равной мере разделяют переспевшие супруги с повисшими валиками на шеях и неудачно выполненными операциями по увеличению груди. Они расхаживают в коротких юбчонках с корсетами, беспощадно стягивающих мешковатые животы в складках и растяжках в слабое подобие талии.

Давным-давно эти дамы пестрели красками молодости и считались сочной снедью для широко известного в узком кругу пула обожателей чужих жен, но годы превратили спелый продукт в просроченные консервы, на которые теперь экстренно разыскивается потребитель.

Надеюсь, их отправят в качестве гуманитарной помощи в недоразвитые страны?

Здесь невозможно встретить женщину, уважающую свой возраст. После сорокалетнего юбилея каждый прожитый год вызывает острое чувство позора, которое отчаянно маскируется чулками, напоминающими рыболовную сетку для тунца. При виде этих возрастных чаровниц мне отчего-то вспоминаются тайские трансвеститы: они выглядят на порядок достойнее этих жалких бабулек, изображающих школьниц…

Нашлись!

Ура! Наша делегация опять в полном составе! Сидя на корточках, Крис увлеченно перелистывает журнал People, периодически заостряя внимание на чем-то крайне интересном. Для придания физиономии пущей важности он периодически усердно хмурит брови. Его серьезному виду больше подошел бы The Financial Times: действительно, отчего бы в спокойной обстановке не изучить годовые отчеты фондовой биржи?

Вики, одиноко притулившись в углу барной стойки, озирается вокруг с ужасом в глазах, нервно нажимая на кнопки своего древнегреческого мобильного телефона, который, очевидно, нашли при раскопках и продали ей на аукционе по цене реликвии мирового значения.

Увидев меня, она немедленно подбегает и вцепляется в мои руки своими вечно ледяными ладошками: «Пойдем скорее отсюда!»

Ну вот. Неужели все закончится ничем?

Нет. Отсюда мы не уйдем. Почему не уйдем? Потому что не уйдем. Я так решила. А почему я так решила, я еще не решила…

Жених

Мой туристический круиз по «вандерфул ворлд» продолжается. Рядом плетется моя зоокоманда.

С Вики не сводит глаз какой-то ветхий пенсионер, весь потрепанный, заштопанный, убеленный сединами. Он улыбается ей зубами цвета разлуки, которые выглядывают как пальчиковые батарейки из-под морщинистой занавесочки вместо губ. Его лицо похоже на мочалку, и даже отсюда от него пахнет старым козлом. Наверное, при слове «секс» он достает словарь. Зачем ему девушки, если есть журналы? И вообще, что надо этому ископаемому? Может, грелку ему дать? Костыли помочь донести? Почему он так пристально смотрит на Вики? Не обольщайся, раритет, она столько не выпьет. Интересно, хотя бы вылечил свой простатит, проктит и колит? Не иначе как эту развалину впустили сюда по пенсионному удостоверению.

Конопушка

Петляю по разноцветным комнатам. Глаза ослепляет яркий сиреневый свет.

Вижу открытый девичий рот, издающий бешеные звуки, похожие на предсмертный рев дикого зверя, пронзенного копьем охотника. Изящные белоснежные ноги лежат на мужских волосатых плечах и неравномерно дергаются.

Посреди белоснежной кровати – молодая девушка, красивая, как богиня, бледная, как трепонема, и измученная, как восточная пленница.

Ее кожа плотно усеяна веснушками, как у ирландского подростка. Застежка кружевного лифчика плотно врезается в спину, еле сдерживая непослушный англо-саксонский бюст длиною в вечность.

Шрам после кесарева вульгарно клеймит ее живот огромной алой ссадиной. Он еще не успел побелеть: судя по всему, ненасытное либидо молодой матери не знает покоя даже вскоре после родов.

Над ее упитанным задом располагается тату в виде злобного оранжевого дракона, но издалека он кажется большим и неровным родимым пятном.

Несмотря на то что иметь
Страница 11 из 17

непроходимые кущи между ног в этом клубе является классической нормой, интимная стрижка барышни больше напоминает взлетно-посадочную полосу, что делает ее натуру (в кругу местных эротических фей) оригинальной и даже изысканной.

Овладевает Конопушкой некий морщинистый Пегас с партийным зачесом из редких, склеившихся от пота волос. Его тощая вяленая плоть похожа на палку, на которую намотали много ненужной кожи, снятой с разных животных. Если на протяжении пяти минут с тела Пегаса не отвалится ни единой конечности, это будет главной победой его жизни, если, конечно, перед походом в клуб его не забальзамировали.

Конопушка широко раскрывает рот и темпераментно всасывается ему в шею. Изнемогая от непрекращающихся оргазмов, она громко стонет, вылизывая его сухие губы, вставные зубы, сиреневые десны и розовые гланды.

«Come оn baby! Fuck me! Fuck me»!

Сморщенный baby продолжает слегка подергиваться на ней сверху, пытаясь выглядеть беспощадным ковбоем. На вид ему как минимум 90, и посему это сексуальное гала-шоу вносит великий вклад в спасение его потенции.

Будем надеяться, что он скончается на теле своей дамы не сегодня.

Главное, чтобы ее мультиоргазмичность не забыла прекратиться в момент, когда усопший сучок незаметно выпадет наружу.

Впрочем, популярность спектакля от этого, похоже, не убавится.

Возле пары успело скопиться немереное количество обозревателей. Шире всего рты раскрыты у женщин бальзаковского возраста. Их удивленные лица можно показывать в цирке, а голое вымя сворачивать как уши кокер-спаниеля и укладывать многослойным рулетом в крепкие бюстгальтеры, грудь в которых лежит, как на полке.

То ли дело Конопушка. Ее движущийся налитой бюст всех завораживает, ведь он такой свежий и спелый, fuckтически живой, а в сочетании со «взлеткой» между ног никто не способен устоять перед чарами такого соблазнительного натюрморта. Playboy бы обзавидовался такой находке. Жаль, снимать здесь нельзя. Видите табличку?

Концерт окончен

Веснушка-конопушка валяется на кровати с закрытыми глазами и отходит от очередного сильнейшего оргазма, сто первого по счету. Рядом валяется ее сморщенный прапрапрапрапрапрапрапрапрапрапрапрапрапрапрадед, словно неодушевленный предмет.

Он доволен. Ему показалось, что он, наконец, смог обуздать свою ненасытную подругу.

Вокруг кровати продолжает толпиться куча народу. Видно, что Конопушке приятно находиться в обществе джентльменов, которые так искусно вертят в руках свои фиолетовые, розовые и белые жезлы.

Один из них, не выдержав гормонального напора, запрыгивает на кровать, подползает к Конопушке со стороны головы и незамедлительно начинает осуществление своей незамысловатой задумки. Конопушка не против. Его примеру последовал еще один доброволец, который ловко пристроился к ней с противоположной стороны.

И с этого момента процесс пошел на ура. Вскоре Конопушка превращается в общинную лошадь, которой может овладеть любой желающий наездник. Богатыри бьют копытами. Все мечтают воспользоваться безропотностью рыжеволосой нимфы, дабы вкусить ее анальные и оральные прелести, оплеванные различными мужскими секрециями. То и дело они кровожадно мнут ее измученную покрасневшую грудь, висящую из-под порванных бретелек, как две огромные сосульки, и крутят ее соски, будто настраивают радио.

Никогда не видела такого количества ритмично качающихся тел. Настоящая фабрика по производству оргазмов. Конопушка даже не успевает вынимать изо рта лобковые волосы.

Давно пытаюсь выяснить, зачем мужчины стучат своими игрушками о лица женщин? В свинг-клубе этот ритуал в большом почете, да и Конопушка такие манипуляции всячески приветствует, ведь не каждый день ей выпадает случай побыть в центре мужского внимания – синхронно со всеми желающими.

Слава богу, всем все нравится. Женщины в ауте, мужчины в восторге, скоро они начнут бросать монетки ей в промежность, чтобы вернуться.

У меня много мелочи…

Вики не выдержала

Люди так извращаются, кувыркаются, импровизируют, глаз не оторвать. Когда уже начнется церемония награждения?

Вики – в коме. Она опрокинула свою челюсть на пол и, похоже, забыла, что глаза можно иногда закрывать. Ей очень идет этот милый зеленоватый оттенок лица. Правда, теперь ей будет тяжелее бросить курить.

Внезапно моему взору предстает непонятный брюнет: он уже давно здесь ходит и подыскивает себе кандидатуру, чтобы удостоить ее прикосновением своей волшебной дубинки. Из общей толпы его выделяют густые сросшиеся брови, ненароком рождающие ассоциации с идейным вдохновителем лидера Хезболлы с благородно звучащей фамилией…

В отличие от других обывателей клуба, его тело возмутительно прикрывает одежда.

Надеюсь, в брюки этого красавца не заправлен свернутый калачиком хвост и под кустистой копной черных волос не скрываются витые рога?

Похоже, волнистая конституция туловища Вики пришлась ему по вкусу. Недолго думая, он к ней подходит и, плотно прислонившись огромной грудью к беззащитной спине, аккуратно кладет свою темную лапу с кудрявой растительностью на переходную линию от талии к бедрам.

Вики замирает. Кровь бросается ей в лицо, зрачки наполняются волнением. Мачо чувствует ее вегетососудистую оторопь и начинает жарко дышать в шею, выпуская свой огнедышащий пар огромными звериными ноздрями, в которые могла бы вместиться ее голова.

Постепенно лицо Вики, состоящее из сплава тонкости и аристократизма, оборачивается дешевой гримасой в наиглупейшем ее исполнении. Я всегда знала, что физическая власть привлекает многих девушек, однако надеялась, что падение Вики с королевского Эвереста ниже шпоночного плинтуса произойдет не на моих глазах…

Половая похоть овладевает разумами лошадей, собак, кроликов и людей.

Человек, пытающийся преодолеть свои инстинкты – это устрашающее зрелище, по подобию схожее с наркотической ломкой у подростков. В такие моменты разум людей либо съезжает на время, либо не возвращается больше никогда…

Питекантроп приподнимает свою необъятную голову и одаривает меня соблазнительной улыбкой, аналог которой можно встретить в фильмах Альфреда Хичкока. По всей видимости, этот злыдень пытается обольстить и меня тоже, хотя его физиономию полезнее прикреплять на шкафы в детском саду, чтобы малыши не воровали леденцы и крекеры. Секс втроем – это круто, особенно с таким неотразимым мужчиной, как он.

Но самое страшное в этой истории, что главный и единственный шизофреник здесь – это я.

«Ви, мне нужно отойти ненадолго, я скоро вернусь».

На лице Вики мелькает чувство благодарности. Волосатый деспот разворачивает ее к себе и, прожорливо впившись своими огромными щупальцами в ее белокурые волосы, начинает жадно ее целовать.

Вики перестает сопротивляться.

Она больше не оборачивается.

Меня променяли на парнокопытное чудище.

Замечательно.

Так и быть, веселись, маленькая дурында. На самом деле теперь это тебе придется меня искать…

Глава 4

Так советует гусеница

«” Я вижу все, что ем” и “ Я ем все, что вижу” – это совсем не одно и то же! – резонно заметил Шляпник».

    Л. Кэрролл «Алиса в Стране чудес»

Пара года

Вы не обманете меня цветом лазурной воды в бассейне. Я знаю, это цвет
Страница 12 из 17

плитки.

Ласковый теплый пар обволакивает тело загорелой старушки в золотистом купальнике, развалившейся на бортике. Свесив свои тощие палочки в воду, она ведет томную беседу с неким импозантным воздыхателем, похожим на гигантский узел из бычьих мышц.

Этот супермен слишком красив, чтобы быть гетеросексуалом. По крайней мере, пару раз он точно пытался ослепнуть от собственной неотразимости, но высший разум его все-таки спас.

Сейчас он нашептывает в бронзовое ушко старушки какие-то загадочные повествования, в ответ на которые она хихикает, как тинейджер, обнажая идеально ровные циркониевые зубы.

Нежно поглаживая мясистые пальцы супермена сухой морщинистой ручонкой, она заманчиво гремит двумя тоннами золота на шее и запястьях, томясь в желании раздвинуть перед его лицом свои малые половые губы.

На старости лет бабулю посетило коровье бешенство, и для обслуживания своего пожилого детородного органа ей пришлось нанять профессионала, который за BMW М6 будет работать днями и ночами, не покладая своего увесистого достоинства, тяжелее которого он в своей жизни ничего не держал. Его станок безупречен в любую погоду, танк грязи не боится. На крайний случай, лучистый перстень дамы в полруки поможет воспрянуть духом и отвлечься от старческих коричневых веснушек на ее плечах.

«Лучшие друзья бабушек», сияющие на пальцах, способны превратить в королеву любую ведьму. Эта опция красоты прирастает к коже женщин, напоминая об удачливости, везении и победе. Наверняка старуха не расстается со своими погремушками даже на пляже, когда они нагреваются на солнце, оставляя красные следы на теле.

Птичьи ликования этой парочки горячи и волнительны. Такой здоровый румяный симбиоз жадного до удовольствий увядания с жадным до денег расцветом сил. Надеюсь, амурные порывы этого тореадора будут еще экспрессивнее, когда бабуля выдаст ему напрокат свою дебетовую карту, чтобы «малыш» немного обновил свой гардероб. И в эту минуту American Express содрогнется, а НBSC пожалеет, что вовремя не лопнул.

Потом, приодетый и приобутый, он отправится в ночной клуб, чтобы отпраздновать свои брендовые обновы. И опять ему в этом поможет его новая верная подруга – дебетовая карта.

Вскоре она станет его доброй крестной мамой, которая поддержит бухгалтерию светлых отношений со старухой.

Неужели вы не знали, что сливы бывают съедобными не только на ветке? Чернослив, хоть и сморщенный, но тоже ничего…

А что? Вполне гармоничные отношения. Все ясно и понятно.

Главный – значит сильный.

Обязанность сильного – быть ответственным за слабого.

Те, кто выше, – дают.

Те, кто ниже, – берут.

Тот, кто дает, – богаче того, кто берет, потому что ему есть что давать.

Давать – удел властвующего.

Брать – удел более слабого.

Те, кто выше, – создают.

Те, кто ниже, – пользуются тем, что уже создано…

Только не нужно делать такое лицо. Я, возможно, не совсем понятно выражаю свои мысли, но, поверьте, я человек добрый и хороший, по крайней мере, так говорит мой психиатр.

Познавательная литература

На одном из столиков лежит пустая виноградная ветка, пара шкурок от банана и несколько огрызков от груш.

Рядом небрежно брошена раскрытая книга под названием «Камасутра» – известный спортивный справочник, нашедший свое почетное место на полках многих семейных библиотек.

Книга раскрыта на странице 85. Остальные листы подозрительно измяты и засаленны. Чувствуется, счастливый обладатель этой научной литературы прилежно последовал святым учениям с предыдущих листов. Скоро он получит по Камасутре черный пояс, и тогда ему действительно будет нечем заняться.

Страница 88 выдрана «с мясом». Людям этот лист понадобился, чтобы сложить на него косточки от черешни. Эта книга полезна во всех отношениях.

На картинках представлены сложнокомпозиционные сплетения туловищ в несколько этажей, призванные раскрывать в читателях их сакральные просторы. Лица женщин на картинках спокойны и умиротворенны. Пока их кто-то утюжит сзади, они мысленно постигают духовные учения тантры.

Библия учит нас любить, а Камасутра – как правильно это делать.

Только не пытайтесь повторить все эти акты, без помощи восьмидесяти человек у вас все равно ничего не получится…

Счастливая семья

Чтобы запротоколировать все события, нагло пытающиеся скрыться от моего правосудного ока за закрытыми дверями, я как бы ошибаюсь дверью и резко врываюсь в разные запертые помещения.

Скромные джинсы c неброским топом позволяют окружающим идентифицировать меня, как обслуживающий персонал, что в данном случае является большим плюсом.

Распахиваю очередную неприметную дверь. В нос врезается запах горячей смолы, лаванды и эвкалипта.

Дверь первая. Здесь из полуразвязанного кимоно выглядывает многоярусный мужской живот, лежащий на спине некого тощего существа лет восемнадцати. Существо двигается в синхронном ритме с пузом и слегка попискивает. Огромный золотой крест, надетый на шею счастливого обладателя живота, болтается в разные стороны и безжалостно бьет его по волосатой грудной клетке.

Внезапно в помещение входит женщина со скрученным полотенцем на голове. Ее лицо покрыто следа ми отчаянной борьбы за молодость. Под фиолетово-стеклянным взглядом контактных линз спрятано безнадежное уныние. Вечное недовольство жизнью высекло на ее коже глубокие носогубные трещины и опустило уголки когда-то чувственных губ вниз.

Увидев меня, женщина вопросительно замирает, отважно заслонив своим корпусом трудящегося в поте лица пузатого самца.

Полагаю, этот старый хрен является ее любимым мужем, с которым она гордо явилась в свинг-клуб под руку, дабы исключить у него желание прийти сюда самостоятельно.

У моих ног вертится какое-то маленькое лохматое насекомое, которое безостановочно рычит и тявкает. Конечно, эта женщина не могла не взять с собой столь важный для нее аксессуар. Надо было еще притащить сюда кроликов, мышей, попугаев и карликовых свиней.

С бешеной скоростью шерстяной зверь кружит вокруг моих лодыжек, звеня огромным прозрачным камнем, болтающимся у него на ошейнике. Честно говоря, от веса этого бриллиантового изделия ему было бы логично получить тройную грыжу, но он, как ни в чем не бывало, умудряется еще и подпрыгивать в пылу своих собачьих ругательств.

Хозяйка немедленно берет эту непослушную игрушку на руки и умиленно утешает ее поцелуями в нос и зубы. Игрушка тут же успокаивается и отвечает женщине генеральным облизыванием всего лица.

По всей видимости, любовь к четвероногим – единственное здоровое чувство, которое женщине удалось открыть в себе за время своей мудрой жизни. Остальное содержимое ее внутреннего мира распределилось между любовью к благам цивилизации и презрением к горничным.

Видно, что лет десять назад она была неотразимой, пока не обменяла свою красоту на первый красивый автомобиль. Кукольная внешность позволяла снимать сливки какое-то время, но с годами уровень духовности вывел ее на заслуженное место на сцене. Пролежав всю жизнь на кушетке с огурцами на глазах, она превратилась в тепличную биомассу, которая норовит погибнуть от любого недостатка удобрений.

Теперь худший кошмар ее жизни – это проживание в египетском отеле «минус
Страница 13 из 17

три звезды» и отдых на московском водохранилище вместо Майами, воистину чудовищная ситуация, которую не пожелаешь даже врагу.

Чтобы исключить этот позор раз и навсегда, ей пришлось родить троих или четверых детей, которым она щедро уделяет время чуть ли не каждый пятый вечер.

Как только ее завистливые подруги ложатся спать, красивая дольче вита сменяется негритянским трудом: ей приходится трясти своими престарелыми прелестями над лицом своего мужа, также запутавшегося во мраке кризиса среднего возраста, и впускать в супружеское ложе малолетних шлюх, дабы доставить усладу его избалованному оку.

Эх, чего только не сделаешь ради бросания ключей от «бентли» на столы дорогих ресторанов!

Раньше ей казалось, что для того, чтобы ссоры с мужем прекратились, нужно еще немного подкачать губы, ведь они должны плотно прилегать к подбородку. Она надеялась, что главной эрогенной зоной у ее благоверного все-таки является мозг, но через некоторое время ей пришлось признать – это, увы, территория ниже пупка. Дистанция между пенисом и головой у ее мужчины неумолимо сокращалась с каждым прожитым годом, пока не слилась в единую консистенцию, где над всем главенствует эрекция. Отношения постепенно назревали в гнойный фурункул, готовый взорваться с мощью вулкана Эйяфьятлайокудля, но вскоре обязанности распределились сами собой: пока прожорливый орган мужа работает как швейная машинка, она строго сечет ситуацию, охраняя семейный бюджет от любых вагинальных углублений, посмевших на него позариться.

Женщины – солдаты, которые никогда не дремлют, ведь состоятельные яйца их мужей в любой момент могут перейти под строгий контроль мохнатых хохлушек, более добросовестно выполняющих свое дело, нежели вареные содержанки с Новой Риги.

Вы еще не поняли причину бешеной популярности сериала «Отчаянные домохозяйки?» Прозрейте! При помощи этой ленты женщины туго напичкиваются жизненными моралями. Например, если инструмент мужа помещается в рот посторонней женщины в их присутствии, – это не измена. И вообще, на любую подлость супруга нужно закрывать глаза. А лучше плотно их зажмуривать, ведь в этом скрывается глубочайший смысл фразы «женская мудрость», которая всецело овладела сердцами населения, говорящего на мудром языке героинь из «Дома-2».

Я все испортила

Ковбой в кимоно так и продолжал бы топтать свою курочку как ни в чем не бывало, если бы я случайно не задела локтем огромную бутылку «Хеннесси ХО», которая звонко ударилась оземь и растеклась золотистым океаном вокруг моих ног.

Жеребец испуганно замер в позе суриката.

Цыпа, стоящая на четвереньках, удивленно подняла голову.

Пожалуй, слишком стыдно что-либо объяснять. Никогда не любила привлекать к себе внимание, но, похоже, это как раз то, чем я занимаюсь.

Прошу прощения, я просто ошиблась дверью. Как и десятью предыдущими…

Крис освоился

Нет ничего более занимательного, чем стоять в сторонке и наблюдать за лицом Криса. Потягивая алкогольный коктейль, он сочувствующе кивает на лепетание чьих-то тонких красных губ. Было бы несправедливо обделять этих людей своим присутствием.

Смотрите. Как только я к нему подойду, он резко замолчит и разразится лучезарной улыбкой из малобюджетной американской кинокомедии. Такой белозубый оскал Крис применяет во всех случаях жизни, даже если ему в рот положить рвотный порошок.

Рядом с ним сидит пожилая дама. На ее вытянутом конском лице расположены мелкие невзрачные выпуклости в виде лба и острого маленького носика с аккуратной горбинкой. Маленькие птичьи глазки делают ее точной копией воробья из российского мультфильма, а верхняя десна, при улыбке вываливающаяся на нижнюю губу, придают сходство с добротной породистой лошадью.

Про ее алое гипюровое платье с романтическими декоративными элементами можно снимать фильм ужасов, а лодочки с малиновыми бантиками, тщательно подобранные в цвет ко всему остальному, просто ставят в тупик.

Увидев меня, женщина применяет сразу две октавы своего дара охмурения и возгорается невероятной приветливостью в длинном оскале, обнажив широкие зубы из-под двух тонких шевелящихся ниточек, неровно намазанных алым блеском.

«Вечер добрый! Rimma Pudendi, очень приятно! Присаживаетесь к нам, please!»

Чувствуется, маска истерично веселого настроения давно приросла к ее лицу. Когда она смеется, ей приходится широко распахивать рот, чтобы никто не заподозрил, что ситуация со свинг-клубом ее все же как-то задевает.

В громком хохоте упругий язычок каждый раз заходится мелкой дрожью, обнажая розовое горло без признаков ангины. Запах из ее рта напоминает мне посещение одной из нефтяных шахт Тоника, после которого я убедилась: богатство воняет! А ее подмышки издают амбре протухшей рыбы и кефира, от которого мы с Крисом можем задохнуться, как комары от фумитокса.

Муж Риммы

Едва ли можно остановить жгучий монолог Риммы, особенно с такими слушателями, как я и Крис.

Надеюсь, ей удастся нам внушить, что она – морально устойчивая замужняя женщина, испытывающая к супругу экологически чистую любовь, которая часто встречается в стенах этого заведения.

«Отличное место! Мы с супругом обожаем повеселиться!»

Таким преданным клиентам клуб просто обязан выдать дисконтную карту.

Супруг Риммы – совершенно невзрачная личность в стиле «унылая пора, очей очарованье». Старый жалкий хорек образца 1750 года, на плечах которого сидит маленькая сухая голова с несколькими пучками волос, зачесанных с висков на темечко. Посреди лица уныло повис тяжелый нос, словно старая лампочка, лоб разделен на две части вертикальной морщиной, изо рта в разные стороны торчат полугнилые серые зубы, которые должны были отвалиться еще 40 лет назад. При росте приблизительно сто пятьдесят два сантиметра (в носках и коньках) он обладает внушительными габаритами и посему передвигается очень медленно и болезненно.

Не понимаю, как можно быть таким дохлым, страшным, низким и скучным? Его маленький ротик с сухими губами исторгает что-то неинтересное, натягивая слюну в виде тонких вертикальных струн.

В первой части разговора мы долго слушали, как он гордится состоянием голодного тигра, который более не намерен сидеть на строгой диете, а во второй части он описывал свою бескрайнюю любовь к супруге, где каждый шаг диктуется ей во благо…

Муж Риммы: Разве можно сравнивать секс и чувства? Главное, не изменять человеку в мыслях.

Зозо: Когда вы думаете о сексе с другой женщиной, вы разве не посвящаете этому часть своих мыслей?

Муж Риммы: Сам по себе секс ничего не значит, это всего лишь пища для организма.

Зозо: Так почему же вы не едите свою любимую пищу? Кажется, вы клялись питаться только ею…

Муж Риммы: О да, я люблю Римму бесконечно, но мой организм иногда требует отдыха и разнообразия.

Зозо: Если чувства бесконечны, разве можно от них устать?

Муж Риммы: Вы молодая девушка, и еще ни с кем не жили столько времени вместе.

Зозо: А зачем вы заставляете себя жить столько времени вместе?

Муж Риммы: Потому что это мой долг. Все, что я делаю в жизни, – я делаю во имя моей супруги, потому что люблю ее.

Зозо: Хрупкая любовь не способна вынести грязи этого места.

Муж Риммы: Наоборот. Секс на стороне помогает нам с Риммой
Страница 14 из 17

освежить наши отношения.

Зозо: И где же вы обнаружили здесь свежесть? Сходить с женой в свинг-клуб – это расписаться в том, что все закончено.

В ответ на это заявление муж Риммы решил загадочно промолчать, слизнув длинные желтые сопли с верхней губы, свисавшие у него из носа, как у пятиклассника, страдающего хроническим гайморитом. Такие мужчины напоминают скудоумных деревенских поросят, которых долго держали впроголодь. Муж Риммы пришел сюда зоологически воссоединиться с другим мясом, с его женой, которую он неугомонно целует в лобик, не имеющим ничего общего.

«Римма – это как дорогое спиртное, мое любимое бесценное вино!»

Интересно, что испытывают мужья, когда их бесценные аперитивы встают им поперек горла и они готовы обменять их на хохляцкие самогоны? Когда затрагиваются первичные инстинкты людей, они нечестны в своих суждениях…

Страх рулит

Люди приходят в свинг-клуб с добрыми помыслами, направленными на реставрацию погасших чувств. Однако время смерти этих чувств было зафиксировано давным-давно, когда секс и страсть задохнулись в стенах быта, которые, в общем-то, редко выживают даже в обилии кислорода.

Некоторые выращивают свои отношения, словно редкие сорта растений, а некоторые обращаются с ними, как с огородными морковками. Так произошло с Риммой и ее мужем. За много лет совместных снов он привык к запаху ее тела, которое больше его не возбуждает и не лакомит ароматом меда. Если разговаривать им было не о чем, они занимались сексом. Ныне они более не занимаются сексом, когда разговаривать им по-прежнему не о чем.

Теперь они дружно ходят по врачам, соседям и свинг-клубам.

По будням время убивается чтением газет и просмотром телевизионных передач, насыщающих их дом темами для разговора, а по выходным депрессии разгоняются сайтами знакомств, бесповодными вечеринками с брызгами шампанского и прочим бегством от однообразия.

Всю жизнь они были одиноки, даже когда держались за руки, даже когда сидели на одном диване, – между ними была пропасть. Сверхмассивная черная дыра развернула их лицом к пустоте. И теперь, когда они просыпаются ночью, они испытывают тревогу и страх.

Страх овладевает, повелевает и заставляет людей находить утешение в обществе людей, обуреваемых таким же страхом. Страх – величайшая иллюзия, повелевающая миром …

За 50 лет своей жизни люди не могут сделать выбор в пользу главного, и тогда им действительно ничего не остается, как появиться на пороге свинг-клуба, чтобы потолкаться вместе с другими заблудшими душами, не способными найти компас в своем тумане…

Хроника дальнейших событий

Муж Риммы контрольно обводит помещение своими крохотными безресничными глазками, болтающимися у него между век, словно вертушки, и делает примерные наброски, куда пристроить свое недоструганное полено.

Скоро он поскачет осеменять несчастных неудачниц, на которых давно положил свой левый глаз, пока торжественно вещал о прелестях семейного бытия. И все будут наблюдать, как эти несчастные курицы извиваются под его старческим прыщавым туловищем, пока сам он похрюкивает от удовольствия убогим кастратским голоском.

В конце он обнаружит, что его вялому снаряду не дано быть эректильным памятником, и он не сможет продегустировать все предложенные десерты, отчего впадет в глубокую депрессию, из которой его начнет вытаскивать, конечно, Римма, его любимая жена, а по совместительству никому не нужная старая карга, давно не годная к употреблению.

Надеюсь, мы с Крисом не уснем на моменте, когда из его заросшего устройства, словно из хлопушки, вылетит белая густая клякса, испачкав тканевые диваны, кресла и засаленные женские волосы.

Старушки в корсетах не правы, найдя главную проблему в своей спелости.

Будь они молоды, для их мужей все равно бы оказался привлекательнее любой орангутанг из бристольского зоопарка, как предмет новый и неизведанный.

Если женщинам, кроме тела и промежности, больше нечего предложить своим мужчинам, им ничего не остается, как…

Вы же понимаете, что психологическая жажда всегда трансформируется в физическое обжорство…

По мотивам Льюиса Кэрролла. Неопубликованного

Напишу сказку с красивым названием. Например, «Вагина Таун». Нет, надо романтичнее, чтобы понравилось офисным девчонкам. «Площадный приют неприкаянных тел», «Грязный телятник задавленных душ», «Мир обезображенных осколков мертвых надежд», «Райский остров одного дня», ради которого люди, не глядя, швырнут под ноги свою безликую жизнь, чтобы выплеснуть запреты из зашлакованного организма.

Никогда не женитесь – это единственный способ сохранить иллюзии. После свадьбы облом становится неизбежным, ведь любые отношения запрограммированы природным компьютером на печальный исход. На первом этапе отношений вы качественно демонстрируете искренние чувства, а на втором – качественно их имитируете.

«Мы – самая счастливая семья на свете!»

Счастье людей познается в самообмане. Любыми путями они ищут способы сохранить в своей жизни иллюзии. Сшитая из колючего материала, правда скучна и уродлива, а ложь – цветаста и эластична, она выражает истину наших мечтаний, поэтому ее можно декорировать словами «любовь», «душа» и «сердце».

И в этом месте стоит отдать должное мудрым холостякам и старым девам, сумевшим постигнуть главную премудрость людскую: чтобы не нарушать клятв, их просто не нужно давать, ведь не всякая жизнь заканчивается смертью – иногда она заканчивается свадьбой. Брак заставляет людей вылезать наружу из своей сказочной скорлупы. Когда в сценарий Вильгельма Гауфа вторгается реальность, ты начинаешь понимать, что все твои идеалы, клятвы и прогулки под луной под Брайана Адамса – полнейший блеф.

Поначалу ты мечтаешь умереть в сладких объятиях своей второй половины, а потом понимаешь, что для сладкой смерти надо просто добавить в яд побольше сахара. Истина приносит боль и разочарования, поэтому люди пытаются от нее убежать, чтобы не заглядывать внутрь себя, чтобы не находить там то, что им совсем не нужно.

Ложь – это сон. Пробуждение убивает. Если человек просит, чтобы вы сказали ему правду, значит, он хочет услышать убедительно оформленный обман. Откройте человеку глаза, и он на вас обидится, потому что правду говорят друг другу только враги, а нормальные люди знают, что если истина не работает, – это и есть обман. А если обман работает, значит, это – истина…

Интересно, как выглядят домашние разговоры свингеров?

Ж: Малыш! Знаешь, а мне твой водитель буквально несколько часов назад кончил в рот.

М: Ну и как? Вкусненько?

Ж: Не очень! Самый вкусный это ты! По крайней мере, из всех тех, кого я пробовала за последнюю неделю!

М: Знаешь кто ты после этого?

Ж: Кто?

М: Маленькая сосулечка!

Ж: Птенчик! Я не променяю тебя даже на Джонни Деппа!

М: Я тронут. Но птенчиком ты обычно называешь Дисеммиарта.

Ж: Дисеммиарт – это Птенец, а ты – Птенчик.

М: Как это я сразу не понял?

Ж: Не дерзи. Лучше сделай мне подарок на день рождения. Хочу четырех мальчиков-негров.

М: Четырех? А четвертого куда?

Ж: Четвертый будет запасным, если третий сдохнет.

М: Какая ты ненасытная, Солнышко. Прямо как я. Сегодня я поимел твою подругу Согдиану.

Ж: У тебя на нее встал???

М:
Страница 15 из 17

Непредумышленно.

Ж: Вижу. Твой малыш весь в губной помаде.

М: Не понимаю, зачем женщины красят губы перед оральным сексом?

Ж: Дорогой! Это же Estee Lauder! Оттенок 06!

М: Я в восторге. Теперь ты тоже будешь ею пользоваться?

Ж: Конечно, разве я хуже Согдианы?

М: Прекрати ревновать. Я люблю только тебя одну.

Ж: Сильно-сильно-сильно-пресильно?

М: Безумно! Клянусь!

Ж: Ты поклялся неуверенным голосом. Громче!

М: Клянусь!!!

Ж: Клянешься в чем?

М: Что люблю тебя.

Ж: И что умрешь со мной в один день.

М: И что умру с тобой в один день.

Ж: Аминь.

И под конец они оба рыдают на плечах друг у друга.

Как же это красиво! Меня пробило до позвоночника. Без сомнений, чистая любовь таких счастливых пар должна стать всемирным эталоном, начертанным на скрижалях Небес с заверенными подписями всех богов. К тому же все предельно удобно. После свадьбы не надо идти на большие жертвы, ограничивая свой интерес к окружающему миру. Если большая часть ваших эротических переживаний прошла на диване в гостиной, то можно продолжать там же со всеми тереться, только делать это в присутствии своей официальной половины.

Зависимость от секса – это слабость, стирающая грань между человеком и животным. Люди – словно наркоманы, заложники своего либидо, готовые притоптать торжественные клятвы, оговоренные когда-то перед алтарем, ради пятисекундного спазма с другими телами.

Вы завидуете таким отношениям? Значит, ваша мозговая организация ушла на выходные. Похоже, в нашем веке любовь – редчайший вид чувств, который постепенно вымирает, как и редкие виды животных…

Краснодарские тузы и футбол

Градус моего отвращения к семейке Pudendi зашкаливает.

Тычусь в очередную дверь с гвоздиками в виде сердечек. Комната за ней кажется мне пустой, но на самом деле это гнездышко любви уже занято. На краю огромной sexy bed в виде того же неизбежного сердца уютно примостились два одутловатых дяденьки с папилломными подмышками. Их яйцевидные головы прикрыты войлочными буденовками, из-под которых торчат лица, похожие между собой широким овалом, картофельными пористыми носами и по-ленински раскосым разрезом глаз. Ягодицы обернуты махровыми полотенцами, из которых вываливаются мужские принадлежности.

Похоже, недра этой полутемной комнаты таят в себе что-то вроде сауны, которую малыми усилиями наши соотечественники сумели превратить в русскую баньку.

Не поверите, они притащили сюда огурцы и виски. Наверное, я застукала за оргией краснодарских агрономов.

Комната освещается одним экраном, призванным заводить гостей доморощенными порнографическими изделиями, но вместо старательно извивающихся девиц по зеленой плоскости носятся высокодуховные люди с цифрами на футболках. Сейчас футболистам платят миллионы, а через несколько лет они превратятся в учителей физкультуры.

На самом деле проблема этой игры решаема: надо каждому парню раздать по мячу, чтобы они успокоились. Правда, болельщики в этом случае долго не протянут – они не могут жить без этого цирка: сидят, ничего не делают, зато каждый знает, как надо играть.

Внезапно один из боровичков поворачивается ко мне и обнажает желтые зубы с огромной щелью посередине: «Клоузд! Хиар клоузд!»

В самом деле, не дает девка старым импотентам футбол посмотреть. Ну что за город?

Не сводя с меня глаз, он с выразительным хрустом откусывает пол-огурца.

И тут в уши ударяет нечеловеческий вопль с экрана: «Гооооооуууул!!!»

Боровик взвывает через непережеванный огурец, гневно бросает буденовку на пол и, обнажив свою старую лысину, вопит: «Не, сольют они чемпионат, басурмане! Говорил, за немцев надо было! Эти без негров играть не умеют!»

Боровики в трауре. Невыносимая утрата. В жизни мужчин нет ничего страшнее, чем 1:3 в пользу Германии.

СПА

Мой взгляд пленяют персиковые тканевые стены. Чувствую странные запахи. Воздух пропитан сексом и избытком тестостерона.

Я, конечно, подозревала, что сейчас что-то произойдет, но совсем не ожидала увидеть свою любимую подругу – дерзкую, счастливую… и обнаженную. Весело растопырив ладошки, словно лягушачьи лапки, она резвится в огромном перламутровом джакузи, в котором до нее повеселились еще 30 человек.

Тело Вики удивительно белоснежное – в голом виде она похожа на тлю. Набухшие, как расплавленный воск, губы, стекающая вода с коленок, рисующая прозрачные лабиринты тонкими струйками, ломкие рельефы обнаженных тонких ключиц, беззащитная шея, голубоватые вены возле сиренево-розовых сосков, родинка у точеного пупка, слегка выступающие тазовые косточки спереди, налитые щиколотки, хрупкие кривые пальчики на ножках. Ее блестящая подводка растеклась по опухшим щекам. Волосы растерянно повисли на плечах, словно китайская лапша.

Увидев меня, она с восторженным визгом начинает прыгать, призывая присоединиться. Похоже, Вики решила научить меня зажигать. Девочка «хоть куда», во всех смыслах. Непонятно только, куда делся ее порывистый динозавр, что оставил огненные засосы на ее шее?

Не могу поверить, что получить лицензию на секс с моей подругой оказалось для него проще пареной репы. Ни единого шлагбаума, вперед и с песней!

Думаю, Крис был прав, когда открещивался от роли бабочки, за которой будет носиться полсотни голых энтомологов с волосатыми сачками. После мрачной картины с Вики вопрос с ним наверняка разрешился в кругу местных геев.

Одиночество

Самое лучшее место в свинг-клубе – одинокий подоконник, с которого лирично простирается безмятежность ночных лондонских улиц, обретших в моих мыслях тоскливый образ Тоника, с каждой секундой превращающегося в далекий исторический факт.

Небо плотно залито черными чернилами. Землю ласково накрывает огромный зонт из светящихся звезд, их яркий свет льется сквозь глянцевые дороги, промокшие от ночного прохладного дождика. Звезды тоже не свободны. Им тесно на небе. Они внимательно разглядывают нашу Землю в поисках любви. Без любви смотреть на нашу Землю им было бы неинтересно…

Роскошный диван, подобранный к цвету стен, заманивает своими пышными удобными подушками, на которых наверняка уютно мечтать…

Только на пять минут, сказала я. Мои веки незаметно сомкнулись…

Глава 5

Беготня и хвост истории

«Да что с вами церемониться! – воскликнула Алиса. – Ведь вы просто КОЛОДА КАРТ!»

    Л. Кэрролл «Алиса в Стране чудес»

Солнечный свет теплом разливается по поверхности озера. Вода ласкает камни, искрится, и маленькие рыбешки, играя в ее лучах, оставляют голубые всплески.

В воздухе стоит свежий аромат хвои соснового леса и водяного мха. Стрекотание кузнечиков, жужжание пчел – все говорит о том, что сегодняшнее летнее утро и есть тот самый рай, куда все мечтают попасть.

Девочка восьми лет, стоя в синей воде по щиколотку, смотрит, как ее мячик качается на волнах. Она так же естественна и непорочна, как и сама природа. Белые волосы, заплетенные в небрежные косички, наивное личико, обгоревший нос с шелушащейся кожей, выгоревшие на солнце брови, болячки на локтях, смазанные соком подорожника…

Завязав платье узлом на бедрах, она спускается ниже в воду. Наклонившись и оголив худенькие ноги, пытается достать мячик. Тот, неторопливо качаясь, уплывает вперед.

Девочка разводит руки в стороны, откидывает
Страница 16 из 17

голову назад и, зажмурившись, подставляет лицо под солнечные лучи, ощущая полное блаженство одиночества, тишины и покоя.

Казалось, так будет длиться вечно, и ничто не способно нарушить это чудо…

* * *

Открываю глаза. Темно и тихо. Часы показывают 4 утра.

По всей видимости, у моих снов есть режиссер. Джеймс Кэмерон.

Этот сон, как и пять предыдущих, отличился обилием неживых персонажей, которые все время были при деле: одни убивали, другие грызли живых, пока те организованно по ним палили.

Не сомневалась, что Тоник опять будет играть главную роль в этом триллере. И не один, а со своей новой девушкой, у которой почему-то не было зубов, волос и глаз. Тоник никогда не отличался хорошим вкусом в выборе женщин, но на этот раз он достиг предела своего беспредела.

Доверять Нику – это мой самый любимый экстремальный вид спорта. Надо бы его заставить подписать акт верности. Кровью. А я распишусь рядом карандашом.

И после этого мы влетим в преисподнюю, где будем наслаждаться вечными муками друг друга.

Те, кто думает, что любовь – это доброе светлое чувство, ошибаются. Любовь – это ад. Ад, в который вы попадаете добровольно. Его двери всегда открыты, но, если вы туда попадете, выйти за его пределы уже не захотите никогда.

Внутри ада все радикально. Ад – это любовь, рождающая азарт. Вкус этой игры можно прочувствовать, только если строго следовать ее правилам. Если происходит сбой, вам не удастся ощутить тонкости этого сладкого чувства. Любовь – это огромная слаженная конструкция, где поломка одной детали ведет к крушению всего механизма. Любовь – эта та самая спичка, без которой домик рухнет. Любовь – это сложный пасьянс, который люди пытаются превратить в игру «крестики – нолики». Любовь – это великий деликатес, который люди стараются заменить комбикормом с говяжьей стружкой. Любовь – это верность. Верность категорична, она не может быть эластичной. Люди принимают измену за горькое, но необходимое лекарство для лечения чувств. Но им не дано болеть. Они различают только два цвета: черный и белый, где при нехватке последнего все вокруг чернеет.

Чувства умирают, и образуется пустота.

А потом заново рождаются, пробуждая все живое. Океаны, облака, бабочки, бриллианты, машины, денежные потоки, поезда, самолеты… Их путь выстлан оборванными лепестками ромашек. Любит – не любит. Ждет – не ждет. Встретит – не встретит. Они несутся по воздушной дороге к небывалым вершинам бессмертного неба, с которого вся Вселенная видится невзрачным штрихом на огромном листе времени…

В кровати

Спасительное животворящее эсэмэс, где ты? Кто-то забыл, что безумно меня любит? Похоже, моего принца Флоризеля посетила болезнь Альцгеймера…

Еще раз о любви

Счастье! Теперь я знаю, что ты есть! Я даже знаю твой номер телефона!

Мои чувства к тебе – это прочный и крепкий гранит. А твоя любовь должна быть еще прочнее, поэтому мобильный мне нужен для того, чтобы радоваться пропущенным вызовам.

Любовь – это когда ты постоянно хочешь сказать, но не говоришь вслух: «Я всегда буду с тобой. И даже если ты однажды захочешь расстрелять весь мир – я буду стоять рядом и тихо подавать тебе патроны»…

Мне нравится любить. Нравится испытывать себя на выносливость. Что может быть слаще, чем ощущать это волнующее море между берегами двух душ? Любимый, я буду твоим прибоем!

Любовь – это когда воздух густеет, ладошки леденеют, когда в душе трепещут бабочки, в сердце загорается огненный факел, и во всем мире не существует ничего более важного, чем прочитать слова на мониторе: «Принято одно новое сообщение», когда хочется проломить все стены в комнате, распахнуть окно и крикнуть на весь белый свет: «Ты – мое небо, мой космос, мое солнце, моя звезда!!! Ты – все звезды на небе!!! Когда тебя нет, внутри меня вянут цветы, умирают птицы и становится тесно и тоскливо!!! И нет больше света в сердце, и в комнате без тебя пахнет валокордином…»

Утро

Пора бы проснуться, а сон продолжает бросать в глаза кирпичи. Слушаю Штрауса, Марш Радецкого. Музыка для коней.

Решила тряхнуть стариной и помакать печеньки в чай. Огромный кусок печенья с громким грохотом шлепается в чашку, брызги заляпывают телефон, паспорт, стол, пол, новую кофточку и юбку. День испорчен. Ну и что! Плевать. На моем лице не дрогнул ни один мускул. Любовь к себе – моногамное чувство.

Жду Вики в машине

Мой мир окрасился новыми красками! Как же он прекрасен! Бирюзовое небо, цветочки на газонах! Люди, я вас всех люблю! В общем, таблетки работают…

Выхожу из машины… Всюду окурки и жвачки на бордюрах… Какая красивая птичка, у нее глаза черные, как мои новые шины… Хочу подберезовиков, они пахнут лесом… Нужно иметь огромную силу воли, чтобы каждый раз не заглядываться на свое отражение на витринах… Обожаю Prada, в любом платье этой фирмы можно идти на похороны… Солнце сегодня розовое, хочу такую же сумку… Свитер с огурцами от Etro на витрине – это что-то из ряда вон выходящее, но ничего, главное, чтобы манекену нравилось… Может, перекрасить волосы? В зеленый… В психушке проживание бесплатное… Прикладываю массу усилий, чтобы выглядеть адекватно… Так здорово, что в мире осталось много народу, кто еще не знает, что я сумасшедшая…

Еду за рулем

Мчимся с Вики по насыпному шоссе в сторону известного ресторана. Туда скоро подъедет ее друг, который должен стать противоядием от моей любви к Тонику.

Постараюсь в него влюбиться. Без памяти.

По радио поет Шер. Она исполняет песни, словно постоянно зовет на помощь.

Разгоряченная Вики приоткрывает окно. Холодный ветер разрушает уют салона «мерседеса». Мне зябко, но я терплю, боясь прервать ее монолог.

– Ты знаешь, он вообще-то завидный жених. Наследник богатой мамы, хорош собой, а уж поболтать с ним такой умнице-заумнице, как ты, будет одно удовольствие. Кстати, его бабушка по отцу была русская, он говорит по-русски. Конечно, он не голубых кровей, но вписывается в наш круг.

Вики подмигивает мне и глупо хихикает. Впервые замечаю, что у нее неприятная улыбка. Меня передергивает, и я отворачиваюсь к своему закрытому окну. Вики не обращает на это внимания.

– Вот увидишь, это тебе не твой русский психопат с замашками повелителя гарема. Все ваши русские мужчины – придурки, это всем известно.

– Да закрой же окно, Вики! Мне холодно!

Похоже, у меня припадок патриотизма. Говорить плохо о русских дозволено только русским. Другим мы друг друга в обиду не дадим…

– А, окно? О’кей… Ну так вот, на чем я остановилась? Ах, да, на том, что у ваших мужчин нет мозгов, воспитания и образования… Раздутые нефтяные пиявки!

За окном на горизонте появляется огромная стая птиц. Она кружит под звуки ветра: то поднимается вверх, собравшись в стрелу, то опускается в виде объемной восьмерки, то расплывается в огромное неровное облако в полнеба. Кажется, движения стаи подчинены законам какой-то неслышной для нас музыки. Ла-а-а, ла-ла, ла-ла-ла…

– А уж как ваши русские мужланы стараются выглядеть аристократами, это просто смешно!

Стая резко пикирует вниз, к сырой земле. Мое сердце бешено стучит. Больше не могу.

– Вики, а твой новый друг, с которым ты познакомилась в свинг-клубе, похож на аристократа?

Вики замолкает, поджимает губы и отворачивается.

Стая за окном
Страница 17 из 17

взмывает ввысь и растворяется в синеве. Небо синее-синее, хочется его выпить, словно кисель. Некоторое время мы едем надутые, молча. Первой не выдерживает Вики:

– При чем тут он? Это просто друг. Я его нисколько не люблю!

Мне лень отбивать подачу, полную самообмана. Если я скажу то, что вижу, это оттолкнет Вики от меня навсегда…

Приехали

В гробовом молчании мы оказываемся возле здания, стилизованного под итальянскую виллу. Внутри – неизбежная репродукция Колизея; скучный интерьер, серые стены, белые скатерти и потухшие свечи с остатками воска на подсвечниках. Пепельного оттенка и лица официантов в бабочках. Сквозь холщовые занавески струится тусклый свет. На барной стойке в глиняной вазочке стоит бесподобная белая роза, явно свежесрезанная. Похоже, лишь она одна здесь живая. Ее нежный аромат напоминает, что в мире, помимо этого мрачного ресторана, существует масса красивых и веселых мест…

За столом

Грызем булочки в ожидании обеда.

Обожаю, когда Вики простужается. Ее голос начинает играть бархатным контральто с хрипотцой, как у Бони Тайлер, и меня перестают выводить из себя ее глупые бессмысленные рассказы. Сегодняшняя беседа посвящена новому приятелю Вики, лохнесскому чудовищу, любовь к которому прошла все половые проверки и неожиданно вырвалась за пределы джакузи в свинг-клубе.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/yana-grivkovskaya/biser-2/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.