Режим чтения
Скачать книгу

Блондинки тоже в тренде читать онлайн - Ольга Олие

Блондинки тоже в тренде

Ольга Олие

Блондинки #1

Могла ли я подумать, к чему приведет, казалось бы, абсурдный опрос в первый день занятий? На которые к тому же я не попала. Вернее, попала, но совершенно не туда, куда планировала.

Слишком многое свалилось на меня в один день: потеряла подругу и жениха (да-да, классика жанра во всей красе); открыла дверь в медицинский институт, а оказалась в другом мире, в академии волшебства, да еще и на факультете некромантии. И в первый же день умудрилась нажить проблем. Случайно конечно же. Ох уж эти случайности! Они еще никого до добра не доводили.

Ольга Олие

Блондинки тоже в тренде

Глава 1

Утро началось с настырного луча, не дававшего спать. Мне снился сон, прекрасный и яркий. Я находилась в сказке. Чувствовала себя принцессой, рядом с которой, по закону жанра, присутствовал принц. Он смотрел на меня влюбленным взглядом, а я таяла в его объятиях. И проснулась с радостным предчувствием чуда.

– Елизавета, ты встаешь? На учебу опоздаешь, – раздался голос мамы из-за двери.

Глянув на будильник, мгновенно подскочила. Точно! Сегодня же первый день учебы. Я поступила в медицинский университет. Стану врачом-хирургом. С детства мечтала лечить людей. Правда, мама думала, я поступлю на педиатра или, на худой конец, на терапевта. А я выбрала хирургию. Крови не боялась. Внутренности, в которых мне предстояло ковыряться, не смущали, в отличие от моей родительницы.

– Уже встала, – бодро отозвалась я, делая зарядку. Быстро совершив водные процедуры, оделась, подхватила собранную с вечера сумку и вышла на кухню, где меня ждал завтрак.

Поцеловав маму в щеку, выпорхнула из квартиры. Погода стояла солнечная, лето не торопилось уходить. Меня сегодня радовало все. Наверное, я все еще находилась под впечатлением от сна. Я с трудом сдерживалась, чтобы не улыбаться во весь рот прохожим. Точно сочли бы сумасшедшей, ведь мало кто может принять чужую радость и отличное настроение, сразу готовы заклеймить сумасшедшей.

Университет находился недалеко от дома. Чем ближе я подходила, тем громче становился гомон собирающихся студентов. Не успела я дойти до здания, ко мне подскочила женщина. Все бы ничего, если бы не темный длинный плащ, укутавший фигуру незнакомки с головы до пят. И как ей не жарко?

– Как вы относитесь к магическим академиям? – задала она вопрос, на который я машинально ответила:

– Вполне положительно.

Собираясь двинуться дальше, была остановлена властной рукой. Глаза незнакомки загорелись азартом.

– Хотели бы там учиться? По какой специальности? – не желала отставать настырная дама.

Я начала злиться. Хорошее настроение грозило вот-вот кануть в Лету.

– На некроманта, чтобы быстро упокоивать настырных личностей, – обронила я, вырывая свою руку.

Стремительно обойдя женщину, не оглядываясь, направилась к ступенькам здания. Вслед мне неслись довольные смешки и бормотание на незнакомом языке. Точно на сумасшедшую нарвалась. А так хорошо день начинался.

Не успела я дойти до здания, как потрясенно застыла. Мало мне было странной тетки, так некто в небесной канцелярии вознамерился сегодня окончательно испортить мое настроение. Да что там настроение! На моих глазах рушился мой мир.

Чуть в стороне стояла моя лучшая подруга, обнимаясь с моим женихом. Более того, она со светящимся от радости лицом разглядывала колечко на пальце. Это что, Данька ей его только что подарил? Вдоволь насмотревшись, Катька бросилась на шею Даньке и стала его целовать. Я попыталась сглотнуть ком в горле. Не получилось. А в следующую секунду осознала ужасное: мне плевать. Вот только что сердце бешено заходилось от ужаса предательства, а в следующую секунду я вполне равнодушно смотрела на этих двоих, не понимая, как раньше не замечала очевидного.

– Лиза? – первым меня заметил Данька.

Он попытался вырваться из объятий подруги. Я же только скривила губы в ехидной усмешке.

– Совет вам и любовь. Как говорится, плодитесь и размножайтесь, – вырвалось у меня довольно холодно.

Не став дожидаться никаких объяснений, я быстро взбежала по ступенькам, распахнула дверь и оказалась в большом холле. В первую секунду не сразу сообразила, что не так. А потом попятилась назад. Я, наверное, перепутала универы – была первая мысль, посетившая мой мозг.

Вышла на улицу и застыла. Мотнула головой. Э? А где привычный двор? Где мой бывший жених с бывшей подругой? Где вообще студенты? Хотя нет, по поводу последних я погорячилась. Студенты были. В огромном количестве. Но не те. Так, Лизка, спокойствие, только спокойствие. Вдох. Выдох. Дышим глубже.

– А ты чего здесь стоишь? Экзамены уже начались, – подошел ко мне невысокий юноша с… рожками? Одна моя рука тут же взметнулась потрогать их. Парень шарахнулся от меня, смешно округлив глаза. – Ты что? От радости мозгов лишилась?

– Они настоящие? – спросила я, утвердившись в мнении: я рехнулась, окончательно и бесповоротно. Видимо, измена жениха на меня все-таки повлияла сильнее, чем я предполагала.

– Ты с головой совсем не дружишь? – оскалился парень.

Ух ты! У него еще и клыки.

– А что это за костюмированный бал? Хэллоуин же еще не скоро, – оглядевшись вокруг, произнесла я.

– Кто? – не понял меня собеседник. – Впрочем, не важно. Топай давай на экзамены. У тебя осталось мало времени. А надо еще три испытания пройти.

– И куда мне топать? – склонив голову набок, с улыбкой поинтересовалась я, вглядываясь в темноволосого парня, тощего и мелкого, зато с рожками и клыками. Его серые, как грозовое небо, глаза недовольно сверкали.

– Пошли, наказание, – вздохнул юноша.

Он легко взбежал по ступеням, я за ним. По пути разглядывала студентов, а они пялились на меня. Интересно, никогда блондинок с колорированием не видели, что ли? Недавно на меня напал приступ экспериментаторства, и я отправилась в парикмахерскую делать колорирование. Теперь я стала обладательницей трех рыжих, двух синих, одной черной и одной зеленой прядей. Волосы сегодня распустила, потому моя блондинистая шевелюра ниже талии отсвечивала разными оттенками радуги.

Причина пристального внимания стала понятна, когда из большого количества народа я не заметила ни одного со светлыми волосами. Максимум русые оттенки. Причем самое удивительное заключалось в другом: студенты имели в наличии не только рога и клыки, но и крылья, и хвосты. У некоторых еще и кожа была зеленая. А у двоих я заметила чешую. Поежилась. Куда я попала? Что это за место?

– Ты можешь быстрее идти? Как вообще на таких ходулях ходить можно? – возмущался впереди меня провожатый.

– Обыкновенно, – машинально отозвалась я, вышагивая по дощатому полу на шпильках. На них я вполне уютно себя чувствовала, с десяти лет занимаясь бальными танцами, где каблуки – обязательный атрибут.

– Тебе туда? – ткнув в одну из дверей пальцем, буркнул парень.

– Слушай, ты так и не сказал, где я, – спохватилась я. – Это же не медицинский университет?

– Э? Какой? Нет, – мотнул головой собеседник. Прислушался к чему-то. – Все, твоя очередь, всё потом.

Он открыл дверь и втолкнул меня внутрь. Я едва не зацепилась за порог. Грозно глянула на улыбающегося парня, который быстро захлопнул дверь перед моим носом, после чего резко
Страница 2 из 17

обернулась, когда до меня донеслось покашливание.

– Здрасте, – кивнула я, прижимая к себе сумку. Дыхание перехватило. Над головой зависли шары разных цветов. Как они крепились, я так и не поняла.

– Имя, – устало поинтересовалась женщина. Ее черные волосы были уложены в замысловатую прическу. Зеленые глаза светились. На ней красовалась оранжевая мантия.

– Елизавета Горовина, – отчеканила я. – А где я?

– Академия преображений, – таким же усталым голосом отозвалась женщина. – Вы что, не знаете, куда поступать собрались?

– Вообще-то сегодня должен был быть мой первый день в медицинском университете. И как я оказалась здесь, понятия не имею, – спокойно выдала я, задрав голову повыше.

– Землянка? – Один из мужчин даже вперед подался.

При взгляде на него мне захотелось вжаться в дверь, а лучше вообще покинуть странный зал со странными преподавателями. В том, что это именно они, я не сомневалась. Взгляд мужчины, задавшего вопрос, вымораживал все чувства. Бесцветные глаза проникали в самое сердце, замораживая и его. Темные волосы были зализаны назад, тонкие губы сжались в одну линию. Волевой подбородок и сталь во взгляде явно показывали: этот тип привык командовать.

– Она самая, – подтвердила я. Догадка промелькнула и тут же сбежала, поджав хвост от своей несуразности. Но на всякий случай я решила уточнить: – А что, это не Земля?

– Нет, это Хатар. Мир, находящийся на стыке одиннадцати миров. Именно для существ из них создана наша Академия преображений, – пояснил третий преподаватель.

Вот теперь мне стало не по себе. Я пыталась осознать степень подставы. Но от кого? Как я здесь оказалась? Ведь зашла-то я в свой университет, а оказалась неизвестно где. Вероятно, я переборщила с чтением фэнтези. Мои мечты стали реальностью. Но я к ней оказалась не готова.

– Может, мы все-таки приступим к экзамену? – надменно отозвался четвертый, сидящий с левого края. Его поза выражала скуку. Закинув ногу на ногу, положив одну руку на стол, он барабанил по нему пальцами.

– Магистр Шервэ, дайте девочке прийти в себя, – попеняла женщина. – Она сейчас быстро возьмет себя в руки и приступит. Правда, милая?

Я закивала. Тот, кого назвали магистром Шервэ, пугал до дрожи в коленях. От его холодного и равнодушного взгляда скулы сводило, ноги подкашивались, а грудь сжимало, будто тисками. И снова, как в случае с моим бывшим женихом и подругой, все прошло. Я снова стала спокойной.

– Только я не знаю, что надо делать, – произнесла я и вопросительно посмотрела на членов комиссии.

– Для начала ответьте на несколько вопросов, – оживилась женщина. Я кивнула. – Крови боитесь? – Отрицательно мотнула головой. – Зелья варить умеете? Проклинать? – Мое мотание служило ответом. – А лечить?

– Так в медицинский я и поступила, чтобы лечить. Только на факультет хирургии, – уточнила на этот раз. Заметив недоумение в глазах комиссии, пояснила: – Хирург – врач-специалист, получивший подготовку по методам диагностики и хирургического лечения заболеваний и травм, работает, как правило, со скальпелем. Он больше по внутренним органам и по переломам.

От моего ответа преподаватели еще больше озадачились. Но как еще объяснить, я не знала. Однако мне и не пришлось этого делать. Женщина встала из-за стола, подтолкнула ко мне один из светящихся шаров. Я ощутила от него угрозу, потому быстро уклонилась. Шар пролетел мимо и рассыпался искрами. Преподавательница пожала плечами.

– Ведьмой ей не стать, – после чего села на свое место.

За ней встал мужчина с бесцветными глазами, он тоже кинул в меня оранжевый шар. И мне безумно захотелось его поймать, он будто притягивал, манил. Подставив руки, я тут же схватила шар и прижала к себе. Мгновение, и он просто впитался в мое тело.

– Ух ты! – Я разглядывала свои руки, светившиеся в полумраке зала. – И что это было?

– Магия огня тебя приняла, – равнодушно отозвался преподаватель. – Если больше ни на что не среагируешь, пойдешь на боевую магию.

Все происходящее казалось сном. Я до конца не верила, что действительно очутилась в другом мире, в необычной Академии преображений. И вообще случившееся виделось мне небольшим развлечением, способом отвлечься от предательства подруги и жениха.

Третий мужчина молча встал, легонько подтолкнул ко мне свой шар. Он не нес угрозы, но и хватать его у меня не было желания, поэтому я всего лишь отбила подачу обратно магистру. Шар на мгновение вспыхнул, но не рассыпался на искры, просто вернулся на свое место.

– Магия воздуха, но не преобладающая, – озвучил мужчина, присаживаясь на свое место. – На моем факультете ей определенно не учиться. Но азы пройти придется.

Что это значило, я спросить не успела. Встал последний магистр, к которому у меня, кажется, с самого начала возникла антипатия. Он слишком надменно себя вел. Его расслабленная поза явно выражала пренебрежение. Промолчать он не смог, надо было покрасоваться.

– На моем факультете ей тем более делать нечего. Но испытание есть испытание, – с ленцой, фактически одним щелчком он направил ко мне свой шар.

– Еще на подлете тот засветился. А мне, как ни хотелось ради принципа, не удалось его отбить. Улыбка непроизвольно появилась на губах. Я представила, что это ко мне летит маленький дракончик. На слаженный вздох не обратила внимания. Сама не поняла, как в моих руках вместо шара действительно оказался дракон, но… немножко мертвый. Я погладила его. Страха совершенно не было. Дракон открыл глаза и утробно зарычал. А потом вцепился в мой палец. Я вскрикнула от неожиданности.

– Ты что творишь? – рыкнула на зверюгу. Он мгновенно опустил голову, потерся о меня и заурчал. Ну как на такого можно злиться?

– Я. Не. Возьму. Ее. На. Свой. Факультет, – четко разделяя каждое слово, произнес магистр Шервэ.

– Не очень-то и хотелось, – забывшись, я продолжила поглаживать дракона. – Но его не отдам.

Я прижала к себе зверька, он потерся головой о мое плечо и, сладко зевнув, задремал. Пусть он и мертвый, но такой хорошенький, я никак не могла от него отказаться.

Запястье загорелось. От резкой боли едва не выронила дракончика. Поднесла руку к глазам. Там красовалась татуировка: клинок и скелет. Ужас. Я и так татушки никогда не жаловала, а такие ужасные – тем более.

– Что это? – Я обвела взглядом преподавателей.

Ответил мне мужчина с бесцветными глазами:

– Факультет некромантии. Как бы магистр Шервэ ни возмущался и ни противился, но против желания академии он пойти не сможет. Так что поздравляю с поступлением.

– Спасибо, – выдохнула я. – А как же мама? – запоздало дошло до меня. Накрыло осознание: со мной все происходит на самом деле. Вероятно, боль от тату отрезвила, во сне я ее не почувствовала бы.

– На каникулы ты сможешь возвращаться домой. Твоей маме сообщили правду. Она не возражала, – тепло улыбнулась женщина.

– Она поверила? – скептически усмехнулась я.

– Вполне, – в таком же тоне ответила магистр. – А сейчас иди в общежитие. Там найдешь расписание и книги, а также форму факультета. Не забывай надевать мантию, она имеет еще и защитную функцию.

– Да-да, а то от адептов всего можно ожидать, – закивал маг воздуха. – Выйдешь вон там. – Он указал на засветившуюся дверь за их
Страница 3 из 17

спинами.

Я направилась, куда послали. В коридоре столпились адепты в разных мантиях. Посреди них стоял красавец, взирающий на окружающих со снисходительной холодностью. Я быстро оглядела народ. Девушки не сводили взгляда с темноволосого красавца, рисовавшегося своею внешностью. Досадливо скривившись, собралась пройти мимо, но через секунду врезалась в этого нарцисса. Вскинула голову.

– Интересный способ знакомства, но мимо, – равнодушно произнесла я. Уж больно этот тип напоминал мне Даньку. Такой же холеный, самовлюбленный и считающий, что весь мир крутится вокруг его персоны.

– Ого! Неведомая зверушка еще и говорить умеет? – неприятно усмехнулся юноша.

– Она еще и кусаться может, представляешь? И если ты сейчас не отойдешь, лишишься какой-нибудь важной части тела, например, уха, – заметив шальной блеск его глаз, уточнила в конце фразы.

– Это ты намекаешь на свидание? – победно глянул на затаивших дыхание адептов юноша.

– Мечтатель. А по виду и не скажешь. – Я все-таки обошла его с другой стороны и двинулась прямо по коридору.

– Что, Гиэр, не получилось? – хохотнул кто-то из толпы.

– Две недели, и она из моих рук станет есть, – высокопарно заметил юноша.

Я услышала, обернулась.

– Я бы не была так категорична. Проиграешь. Хотя бы потому, что есть с чужих рук – негигиенично. Вдруг ты их помыть забудешь? А мне лишние бактерии не нужны. К тому же смотри, сколько вокруг тебя готовых и палец откусить во время кормежки, обо мне просто забудь. – Все это я произнесла спокойно и абсолютно равнодушно. Не дожидаясь реакции на свои слова, развернулась и наконец оставила этот коридор позади.

Стоило свернуть, как передо мной встала дилемма: куда идти. Коридор разветвлялся.

– Проблемы? – рядом оказался мой провожатый с рожками. Он хитро смотрел на меня.

– Да, я понятия не имею, куда идти. Где общежитие некромантов? – поинтересовалась в надежде, что он мне снова поможет.

– Зачем тебе туда? А как же боевая магия? – удивился рогатый.

Вместо ответа я продемонстрировала запястье. Юноша не поверил. Схватил за руку и начал крутить в разные стороны.

– Ты еще на зуб попробуй, настоящая или нет, – бросила я.

Парень собрался последовать моему совету, но тут же дернулся.

– Зачем? – Его глаза округлились.

– Проверить, настоящая или во время экзамена нарисовала, – отмахнулась от него.

– Так она настоящая?

Я вздохнула. Иногда чужая глупость поражала. Но и прогнать рогатого не могла. Кто меня тогда до общежития проводит? Кивнула:

– Самая что ни на есть настоящая. А сейчас проводишь меня в общежитие? Или просто подскажи, в какую сторону идти.

– Провожу. Сам туда иду, – развеселился юноша. Потом, не отпуская руку, прижал к моей татушке свою. – Я Итиар.

– Елизавета, – представилась и я, улыбнувшись. – Ты тоже некромант?

– Да, хотя поступал на боевую магию, – произнес и с таким сожалением вздохнул, что я не удержалась:

– Сам понял, что сказал? Из тебя боевой маг, как из меня звезда балета. – На его злой взгляд сразу пояснила: – Не обижайся, я всегда говорю то, что думаю. Тебе бы легче стало от моего лицемерного сочувствия?

– Нет, – вздохнул Итиар. – А ты всегда такая прямолинейная?

– Привыкай. Всегда, – отрезала в ответ. Потом оглядела парня с ног до головы. – Лучше быть живым некромантом, чем мертвым боевиком.

– Да откуда тебе об этом знать? – в сердцах воскликнул он. – Между прочим, некромантия – самая опасная специализация. Нежить знаешь какая опасная?

Дракон на моем плече зашевелился, поднял голову, засветившимися глазами посмотрел на моего спутника. Не нашел в нем ничего интересного, снова закрыл глаза и заснул.

– Кто это? Где ты успела нежить откопать? Пришла-то без него, – удивился Итиар.

Пришлось рассказать, как проходил мой экзамен. Рогатик слушал и сверкал глазами. Пока я рассказывала и делилась впечатлением от преподавателей, мы пришли. Ткнув пальцами в одну из двух дверей, мой спутник произнес:

– Тебе туда. Женское общежитие, – а сам прошмыгнул в соседнюю.

Войдя в указанную дверь, я оказалась в длинном коридоре с одинаковыми дубовыми дверями по бокам.

– И что теперь? Какая из комнат моя? – вслух поинтересовалась я, поражаясь тишине и безмолвию. «Как в склепе», – тут же прилетела мысль.

– Имя! – рявкнули над головой. Но, сколько ни крутилась, никого не обнаружила. – Чего крутишься как уж на сковородке? Имя?

– Елизавета Горовина, – отчеканила я. – Факультет некромантии.

– Седьмая комната. Вот ключ, – передо мной зависла пластиковая карта. Я взяла ее в руки. Хм, не пластик, просто похоже. – Приложишь к ручке и назовешь свое имя, – вздохнул невидимый собеседник, наблюдая за мной.

Кивнув, двинулась в указанном направлении. Вслед мне донеслось:

– Кормить нежить только на полигоне. Не вздумай магичить в комнате, выселю сразу.

– Кормить нежить? – Я застыла. – А что она ест?

– У-у-у, как все запущено, – простонали над головой. – Зачем заводила, если не знаешь, как с ней обращаться?

– Да оно случайно получилось, – пожала я плечами. – На экзамене шар некроманта превратился в это милое существо.

– Хм, и почему у меня предчувствие, что от твоих «случайностей» я буду выть?

– Я так понимаю, вопрос риторический? – уточнила я, так как не имела понятия, что ответить. А без ответа оставлять собеседника нельзя.

– Иди уже, пока еще чего-нибудь случайно не случилось, – предложили мне.

Я и пошла. Как раз до комнаты с цифрой семь.

Как и было сказано, приложила к ручке ключ-карту, и дверь открылась. Уши мгновенно заложило от крика. Помещение оказалось полно народу. Четверо парней и семь девушек. И все не совсем трезвые. На меня посмотрели как на привидение. Хотя мне показалось, ему они так не удивились бы, а еще и пригласили бы составить компанию и выпить.

– Это у меня в глазах рябит? Или у нее на голове невесть что! – рявкнула сбитая девица с зеленой кожей. Она закрыла глаза и тряхнула головой. Открыла и снова уставилась на меня. – Нет. Не рябит. Это что за извращения цирюльника?

– Это моя бурная фантазия и очередной эксперимент, – спокойно отозвалась я, пытаясь определить, какая из двух кроватей моя.

– А ты кто? – Ко мне подошел один и парней: высокий и худой, предсказуемо темноволосый, с карими глазами и довольно приятной внешностью, если бы не шрам в половину лица.

– Елизавета Горовина, будущая некромантка, новая обитательница комнаты номер семь, – отозвалась я.

Вся компания притихла.

– Ого! Верта, к тебе решили соседку подселить? Неожиданно, – хихикнула одна из девушек. Она красовалась синими волосами. И это мне говорили про извращения?

– Думаю, ненадолго. Эта сбежит через два дня, – довольно выдала зеленокожая.

Ага, значит, именно она моя соседка.

– Не суди да не судима будешь, – зевая, предложила я. – Не знаю, чем и как ты изводила девиц, но мои нервы покрепче будут. А сейчас покажите мне мою кровать. И когда кормить будут?

Пока все переваривали сказанное мной, я бросила сумку на край кровати, на которую любезно указал парень со шрамом. Он же и ответил на мой вопрос:

– Обед только через три часа, завтрак ты пропустила.

– Тогда разбудите меня к обеду, если не разбредетесь, – укладываясь прямо в легком брючном костюме,
Страница 4 из 17

попросила я. За ткань не волновалась, она немнущаяся. Я специально обновила подарок жениха, привезенный им из Тайланда. Вспомнила, что в то время, когда Данька ездил туда по делам компании отца, моя дорогая подруга летала отдыхать якобы в Турцию. Хм, как же я слепа была. Наивная идиотка.

– Эй, Елизавета Горовина, а ты что, спать собралась?

Кто меня об этом спрашивал, не увидела, так как повернулась сразу спиной к собравшимся.

– Да. Это запрещено? – не оборачиваясь, проворчала я.

– Нет, но…

– Вы мне нисколько не мешаете, – еще раз зевнув, закрыла глаза. – Все. Меня нет ровно на три часа.

После чего просто отключилась. Странное приключение утомило. Слишком многое произошло всего-то за два-три часа. Мне вдруг показалось, что я как минимум сутки на ногах. Оттого и спать хотелось неимоверно.

Проснулась от того, что меня тормошили. Позади раздавался грозный рык Верты, она явно была чем-то недовольна.

– Может, ее дубиной приложить? Тогда точно проснется. Сколько ж можно будить?

– Ты ж ее зашибешь своей дубинкой. Не рычи. Есть еще один способ. – Голос говорившего мне не понравился. Совсем. Скрывалась за ним некая пакость. В чем она заключалась, я поняла, когда надо мной склонились и…

– Не советую. Оторву все, что отрывается, – резко распахивая глаза, честно предупредила смертника.

Он шарахнулся от меня, споткнулся, приземлился на пятую точку.

Я встала. Сладко потянулась. В теле была легкость. От усталости не осталось и воспоминаний. Улыбнулась, глядя на лица находящихся в комнате.

– Ты правда спала, – констатировала синеволосая.

Моя бровь взлетела вверх.

– А были сомнения? – спросила, ощущая зверский голод. – Обед еще не наступил? А то я готова слона съесть. Аж желудок сводит.

Отвечать мне не стали. Народ потянулся на выход. Я собиралась подхватить дракончика, уютно закопавшегося в одеяло, но Верта буркнула:

– Пусть спит. С нежитью охранка столовой все равно не пропустит. А его можешь покормить вечером на полигоне.

– Если б еще знать, где он находится, – шепнула себе под нос.

Но меня прекрасно услышали. Тролльчанка оглядела меня оценивающе и сурово, потом кивнула сама себе и отозвалась:

– Я покажу. Все равно тренироваться иду. Пойдешь со мной.

– Договорились, – легко согласилась я.

Остальной путь прошли в молчании. Я разглядывала своих новых знакомых, они оценивали меня.

Запахи донеслись до нас еще на подходе. Сейчас я бы точно не потерялась. Меня вел умопомрачительный аромат. Шаг непроизвольно ускорился. В зал я ворвалась одной из первых. И тут же налетела на недавно встреченного выскочку.

– Ну вот, и дня не прошло, а она уже стремится в мои объятия, – ехидно отозвался Гиэр.

– Если только в гастрономическом плане. – Быстро освобождаясь из его хватки, огляделась. Но ничего похожего на раздачу не увидела. Обернулась к Верте. – А где еда?

Тролльчанка хмыкнула. Оглядела парня с самодовольной улыбкой и предложила:

– А чем тебя этот не устраивает? Не желаешь его съесть?

– Боюсь получить несварение желудка. Он наверняка ядовит, еще и с гнильцой. А я бы не отказалась от хорошо прожаренного мяса, и в большом количестве, – отозвалась я.

Улыбка слетела с самодовольного лица. Глаза Гиэра опасно сверкнули. Но мое чувство самосохранения приказало долго жить. Видимо, всему причиной голод.

– Ты бы думала, что и кому говоришь. – От голоса парня наверняка и чай бы в чашке замерз.

– А то что? – не желала я сдаваться.

Позади послышались шепотки. Но я не прислушивалась. Ответа Гиэра мне не дали дождаться. Верта взяла меня за руку и потащила к одному из столов. Там уже сидел Итиар.

– Напомни мне в следующий раз не лезть к тебе голодной, – усмехнулся парень со шрамом.

– Да я вообще добрая и отзывчивая… Иногда, – усаживаясь рядом с рогатиком, оскалилась я в ответ. – А если меня покормят и представятся, то вообще стану всех любить.

– А если не покормят? Любить не станешь? – усмехнулась синеволосая.

– Стану. Долго и во всех позах. – Мой голос прозвучал слишком громко во вдруг наступившей тишине.

Что на этот раз? Оглянувшись, заметила, с какой злостью и предвкушением смотрит на меня Гиэр. Колкость рвалась с языка. Но снова не дала высказаться Верта.

– Выбирай себе меню. – Она указала на несколько листков, лежащих на столе. Я глянула на каракули и ничего не поняла. – Руку приложи к каждому из них, – угадав мою проблему, посоветовала соседка по комнате.

И действительно, стоило приложить руку, как буквы заплясали и стали вполне читабельными. Но для меня ничего не изменилось. Я смотрела на названия блюд, как на китайскую грамоту.

– Что теперь не так? – вздохнула Верта, заметив мое настроение.

– Я не понимаю, что это за блюда. Названия мне ни о чем не говорят. Что из всего этого мясо? – признавшись, задала я насущный вопрос.

– Возьми куэры и тормальдо, уверена, тебе понравится, – посоветовала Верта.

Я не стала сопротивляться, заказала незнакомые блюда. Через пару секунд передо мной стояла глубокая миска, заполненная мясом с овощами. Во второй высилась горка, напоминавшая картошку, только синего цвета. Взяв в руки вилку с двумя зубцами, подцепила кусочек мяса и осторожно попробовала. Вкусно. Это мне определенно нравится. Второе блюдо оказалось не только по виду, но и по вкусу похожим на картошку, только со множеством специй.

Быстро расправившись со своей порцией, я довольно откинулась на стуле. Остальные продолжали есть. Я увидела на некоторых тарелках бисквиты.

– А как заказать кофе и десерт? – спросила я.

Верта протянула мне еще один лист. Ткнула пальцем в пару названий. Я, не задумываясь, произнесла их вслух. Передо мной появилась дымящаяся чашка с кофе, что неимоверно меня удивило, и пирожное. Все. Теперь я довольна.

– Как ты пьешь эту горькую гадость? – удивился сидящий рядом со мной Итиар.

– Я его с детства люблю, – призналась и расплылась в улыбке. Жизнь прекрасна. В данный момент и предательство тех, кому я верила, и попадание в другой мир отошли на второй план. Мне начинало нравиться.

– Наелась? Теперь не станешь бросаться на народ? – хохотнул парень со шрамом.

– Не стану. Но, может, вы все-таки представитесь? Мне же надо к вам как-то обращаться, – предложила я.

– Мэртих аэ Гондер, – первым представился юноша со шрамом.

– Эрт, ты забыл? Титулы мы оставили за воротами академии. К тому же у меня предчувствие, что наша Елизавета Горовина ничего в них не понимает, – произнес второй парень из компании Верты. Его синие глаза выделялись ярким пятном на невыразительном лице.

– Лиза, – поправила я. – У нас не принято обращаться по имени и фамилии сразу. Выбирают что-то одно.

– Ли-за, – словно перекатывая на языке, произнесли несколько человек сразу. А потом продолжили представляться:

– Яган Диатье, – произнес невыразительный юноша с красивыми глазами.

– Торина Найтиэлью. – Сневолосой на удивление шло ее имя. Более того, из окончания фамилии, или, как здесь говорят, имени рода, я решила, что она эльфийка. И не ошиблась.

– Ты имеешь отношение к эльфам? – решила сразу уточнить я, чтобы не мучиться сомнениями.

– А ты всегда так прямолинейна? – вопросом на вопрос ответила синеволосая.

– Да. Лучше я узнаю у тебя, что меня интересует,
Страница 5 из 17

чем буду интересоваться за твоей спиной, – пояснила свою позицию.

Она, как ни странно, довольно кивнула.

– Да, эльфийка. Мой цвет волос – вызов моему роду. Они собирались выдать меня замуж без моего согласия, – пояснила девушка.

Больше она ничего не сказала, а я не стала спрашивать. Если сама не продолжила, значит, не посчитала нужным. Позже узнаю, если мы подружимся. От этой мысли сама едва не скривилась. Я больше не планировала никого подпускать к себе настолько близко, как свою бывшую подругу. Меньше будет разочарований.

Следующие полчаса я пыталась запомнить имена остальных. Не получилось. Решила вечером узнать у Верты. А заодно и записать на всякий случай.

– Все, пора делом заняться, – отозвалась тролльчанка. Я удивленно на нее воззрилась. Она заметила мой взгляд и пояснила: – Приобретение письменных принадлежностей, а еще нужны инструменты. Я за прошлый год два набора сломала.

– А ты уже не первокурсница? – Глупый вопрос. Поняла сразу, как спросила. Ведь еще в первое попадание в комнату номер семь должно было дать понять, что это явно не первокурсники. Сплоченная команда, намеки о соседках Верты.

– Второй, – кивнула девушка. – И я, так и быть, помогу тебе набрать нужные инструменты.

– А где их взять? – осторожно уточнила я, заранее предполагая, что ответ мне не понравится. Так и оказалось.

– В магической лавке. Она одна на территории академии, – ответила Верта. Я застонала, схватившись за голову. – Ты чего? – удивилась она.

– Мне не за что покупать все необходимое. Наши деньги здесь не в ходу, а других у меня нет. Я же не думала, что так стремительно окажусь в другом мире, – пришлось честно признаться мне со вздохом. Верта хмыкнула.

– Нашла проблему. В нашей магической лавке все можно приобрести в счет стипендии. Потом с тебя все вычтут, с этим канцелярия разбирается. Так что идем, хватит сопли на кулак наматывать.

Она первая встала, я за ней. Если здесь такой сервис, стоит им воспользоваться.

Остальные с нами не пошли, а отправились кто в библиотеку, кто разбираться с вещами, которые еще не успели разложить после прибытия, кто повидаться с друзьями после каникул. Договорились встретиться за ужином. С нами же отправился только рогатик. Я даже про себя подумала, что он становится моей тенью или хранителем. Стало весело и спокойно. Несмотря на его безобидный вид, я была уверена, что он наверняка не такой, каким выглядит.

По пути Верта со многими здоровалась. На меня смотрели кто со смешками, кто с удивлением. Еще бы, мало того что блондинок не видели, так еще и таких экзотических. Это я про свою раскраску на волосах. Меня же чужие взгляды больше не смущали. Все находящиеся в академии для меня являлись сами по себе экзотикой, неудивительно, что и я для них тоже. Так что наше любопытство было взаимным.

Лавка оказалась почти у самой стены, ограждающей академию. Деревянное строение в два этажа, без вывески или опознавательных знаков. Похожая на пластмассу дверь, просвечивающаяся насквозь, светилась. Верта толкнула ее и вошла внутрь. Я прошмыгнула за ней. Итиар вообще будто просочился. Я огляделась и остолбенела. Чего здесь только не было: горшки, котелки, скелеты, огромные дубинки разной модификации с шипами и без, побольше и поменьше, даже светящиеся имелись. Книги в красивых переплетах. Блокноты и перья, несколько предметов прямоугольной формы, о назначении которых я не имела понятия. Зеркала. Им была отведена целая стена. Чучела животных, которых я никогда в жизни не видела.

– Вам как всегда? Полный набор? – осведомилась появившаяся из воздуха девушка. Она была вроде и живая, но полупрозрачная. На духа или привидение не тянула, но и человеком определенно не была.

– Да, только на двоих… – Верта глянула на рогатика и поправилась: – На троих.

Девушка кивнула, мгновенно исчезла. Я отправилась бродить между стеллажами. Итиар увязался за мной. Верта осталась стоять на месте, только глянула на нас снисходительно – видимо, сама такая любопытная была, попав в этот волшебный мир впервые.

Меня привлекла одна вещица, похожая на наш сотовый телефон, только с мелькавшими на поверхности разноцветными точками. Я уже протянула руку, чтобы рассмотреть поближе, как меня остановил голос тролльчанки:

– Я бы не стала этого делать. Здесь лучше ничего не трогать руками. Магические вещицы этого не любят.

Итиар тут же убрал руки за спину. Моя протянутая ладонь так и зависла в воздухе. А потом я последовала примеру парня. Но неведомую штуковину продолжала разглядывать. А стоило появиться хозяйке лавки, как я тут же поинтересовалась:

– А что это такое? Для чего вещица?

– Не знаю, – пожала плечами девушка. – Они сами появляются, чувствуют места, где им надлежит оказаться. А потом зовут владельца, у которого хотели бы оказаться.

– А как зовут? – Я даже застыла в нетерпении, перестав дышать.

– Зов очень сильный, словно притягивает, появляется наваждение коснуться, забрать, прижать к себе и ни за что не выпускать, – объяснили мне. Прислушавшись к себе, с тоской осознала: нет во мне такого зова. А заинтересовала вещица только внешним видом, уж больно похожа на наш гаджет.

– Поняла. Спасибо, – поблагодарила я и отошла подальше.

Задерживаться мне не дала Верта. Вручив объемную коробку, посоветовала отнести ее в комнату.

Мы попрощались с хозяйкой лавки и отправились к себе. Не доходя до общежития, пришлось остановиться. На нашем пути возник Гиэр. Вот же неймется парню. Нормальных слов он, кажется, не понимает. Я собралась обойти его, да где там!

– Какое воодушевление на лице. Надеюсь, это от встречи со мной? – начал зазнайка.

– Ты в очередной раз ошибся. Это от предвкушения использования новых инструментов. Жалею только о том, что препарировать придется мертвых, я бы с удовольствием испытала качество на одном наглом типе, – отозвалась я, улыбнувшись одними губами.

Верта и Итиар хмыкнули. Я обошла переваривающего мои слова парня и быстро прошмыгнула в дверь.

– Ничего, у меня есть еще время в запасе, ты сама прибежишь ко мне, – донеслось вслед.

– Мечтать, говорят, не вредно, – не поворачиваясь, буркнула я, не особо рассчитывая, что меня услышат. Но, как ни странно, слух у Гиэра оказался отменный.

– Я избавлен от глупых мечтаний, всегда только констатирую факты, – пафосно изрек он.

– Сочувствую, – бросила я небрежно, быстро взбегая по лестнице. Что он говорил еще, уже не расслышала, такого феноменального слуха, как у всех присутствующих, у меня нет.

В комнате оказалось тихо. Никто не ломился в дверь, не шумел. Верта быстро сложила свои принадлежности в тумбочку около кровати. Я занялась тем же. Потом забралась поверх покрывала и стала наблюдать за тролльчанкой. Она сначала не обращала на это внимания, потом не выдержала:

– Что ты пытаешься во мне разглядеть? – сев напротив, грозно поинтересовалась соседка.

– Всего лишь наблюдаю и анализирую, – пожала плечами в ответ. Ее грозный тон меня нисколько не напугал.

– И какие выводы ты успела сделать? – Верта прищурилась, подозрительно глядя на меня.

– Ты тяжело сходишься со многими. Рискну предположить, в твоей жизни было предательство, только оно толкает нас воздвигнуть вокруг себя стену отчуждения. Сама такая
Страница 6 из 17

же, – вздохнув, на миг прикрыла глаза. Потом продолжила, так как соседка молчала: – Я сама никогда слишком открытой не была, а сейчас тем более не горю желанием снова впускать кого-то в свой внутренний круг. Что произошло, не спрашивай, не отвечу, не хочу больше ворошить прошлое. Просто смирись с тем фактом, что я никуда сбегать не собираюсь. Более того, предлагаю договориться: я не лезу к тебе в душу, ты – ко мне. Время все расставит по своим местам. Посмотрим, сможем ли мы перешагнуть черту простых приятельских отношений, но пока я не планирую заводить дружбу.

Высказавшись, прикрыла глаза и откинулась спиной на стенку. Мне стало безразлично, как отреагирует на мои слова тролльчанка, но одно я знала точно: эта комната мне нравится, и покидать ее я не собираюсь.

Дракончик забрался мне на руки, поерзал, устраиваясь поудобнее, и затих. Я погладила его, он заурчал. И в этот момент заговорила Верта:

– Ты права, предательство имело место быть, после него я никого к себе не подпускаю. Тот ограниченный круг ребят, который ты видела, – мои хорошие знакомые, с которыми на первом курсе мы прошли испытания. Друзьями я их не могу назвать и к себе слишком близко не подпускаю. Достаточно того, что мы неплохо ладим. Твое предложение меня более чем устраивает. Я на него согласна. А сейчас прекращай сверлить меня взглядом, пошли лучше покажу тебе академию, она большая, немудрено заблудиться. А аудитории у нас в разных корпусах, первый курс обучается отдельно.

Я кивнула, подхватила дракончика – вдруг будет возможность покормить его, и покинула комнату вместе с Вертой. Только после двухчасового блуждания по территории академии я осознала: одна бы точно заблудилась уже через пятнадцать минут. А благодаря тролльчанке кое-что удалось запомнить.

Потом мы отправились на полигон. Она, узнав, что я понятия не имею, как кормить питомца и, вообще, как он у меня оказался, долго хохотала, а потом посоветовала:

– Приложи к нему ладонь, проведи по чешуе и представь, как твоя сила перетекает в него.

– Суть в том, что я вообще не чувствую свою силу, – вздохнула я.

Верта округлила глаза:

– Как это не чувствуешь? Совсем?

Я кивнула. Она пару секунд помолчала, потом спросила:

– Какая магия откликнулась на экзамене?

– Огонь и немного воздуха, – отозвалась я.

– Угу, так… Дай вспомнить… – прижав ладонь к подбородку, Верта возвела очи к небу.

Я посмотрела туда же – ну а вдруг там какие подсказки имеются, а я не в курсе. Подсказок не оказалось. Чистое голубое небо радовало глаз. Солнце уже начало заходить за горизонт, отбрасывая оранжевое зарево. Красиво.

– Сосредоточься и прислушайся к себе. Что-то особенное, в виде тугой спирали в животе или комка в груди, не чувствуешь?

Я сделала, как она сказала. Сначала все было как обычно. А спустя несколько мгновений легкий отголосок необычности дал о себе знать. И спиралька была, которая согревала, иногда пуская по венам необжигающий жар, и комок в груди тоже оказался, он словно дарил прохладу, успокаивал. Я тут же описала свои ощущения. Верта довольно кивнула.

– Дракон у тебя огненный, поэтому попробуй раскрутить спираль, заставить силу пройти через тебя, дотянуться до кончиков пальцев и выплеснуться в питомца.

– Сейчас попробую, – неуверенно буркнула я. Даже глаза закрыла, представляя эту самую спиральку, от которой исходило тепло. Я так сильно захотела, чтобы оно передалось дракончику, что последующего и сама не ожидала.

От пронесшегося по венам потока раскаленной лавы меня выгнуло. Наверное, я даже закричала. Мне вторил довольный рык питомца. Испуг пришел позже. Открывать глаза оказалось страшно – а вдруг я его сожгла? Но тут почувствовала, как мне на плечо забирается потяжелевшая тушка нежити. Глаза распахнулись сами собой. Теперь открылся рот. Дракон блестел. Если раньше мое чудо было сероватого цвета, то сейчас его чешуя отливала золотом, а сам он совершенно не напоминал умертвие.

– Сильна, – уважительно отозвалась Верта, о которой я на время забыла. Облегченно выдохнув, я присела прямо на землю, ноги отказывались держать. – Но силу надо контролировать, – наставительно произнесла она.

Меня хватило только на кивок.

Она присела рядом со мной. Мы молчали. Она не торопила, давала время прийти в себя. А мне вообще говорить не хотелось, потому что язык попросту отказывался ворочаться. Сколько мы сидели, сказать сложно. На академию стали опускаться сумерки. Только после этого мы встали, тролльчанка сообщила, что пришло время ужина. А потом отдыхать. Завтра начинается учеба. Первый день для первокурсников всегда самый сложный. Вводные лекции ужасно выматывают. В этот момент я не понимала ее слов, потому что не представляла, как могут выматывать ничего не значащие слова о нашей учебе. Как выяснилось позже, здесь все было не так, как везде. А я даже толком подготовиться не успела.

Глава 2

Утро началось с оглушительного звона и с моего падения с кровати. Отбитая пятая точка оптимизма не прибавляет, потому я и встала злая и раздраженная. Глянув на Верту, наблюдающую за мной, швырнула в нее подушкой.

– А предупредить о такой экстремальной побудке нельзя было? – ворчливо отозвалась я.

Подушка полетела в меня.

– Мне было интересно посмотреть на твою реакцию, – спокойно отозвалась тролльчанка. Я заскрипела зубами: тоже мне, клоуна нашла. – А сейчас поторопись, иначе опоздаешь на завтрак.

Пришлось спешно натягивать выданную мне форму. Хм, интересно, как с размером угадали? Фигура у меня нестандартная, из-за этого вечная проблема с выбором одежды. Тонкой талией я заслуженно гордилась, а вот нижние девяносто были далеки от стандартов. Но в данный момент юбка до колен прекрасно сидела. Короткий пиджак помог скрыть мой третий размер. Туфли на шпильке идеально подошли к форме. Предложенные лодочки на плоской подошве отправились под кровать.

– Черт! Я же даже не посмотрела расписание, – застонала, заметив свою сумку, сиротливо лежащую на стуле. – И учебники не собрала.

– Они тебе сегодня не понадобятся, – отозвалась Верта. – А вот обувь я бы не стала швырять далеко. Она тебе пригодится.

– Когда понадобится, вытащу, – отмахнулась я. – Идем в столовую?

Дракончик взобрался на плечо и обвился вокруг шеи на манер воротника. Он теперь старался все время находиться в контакте со мной. А мне с ним оказалось уютно и спокойно.

Завтрак прошел быстро, едва ли не на ходу. Итиар первым встал и потащил меня за собой. Булочку я дожевывала уже на ходу, ворча с набитым ртом на торопыгу. Но рогатик стойко молчал. И только в аудитории, куда он меня привел, сев за стол возле стены, вперил в меня грозный взгляд.

– Тебе никогда не говорили, что разговаривать с набитым ртом – верх неприличия?

– Говорили, много раз. Но и с завтрака меня так резко не выдергивали. Еда – это святое, – нисколько не смутившись, парировала я.

– Хм, я смотрю, ты уже нашла себе новый объект для насмешек? – раздался над головой голос Гиэра.

Я досадливо скривилась.

– Снова ты? Все еще лелеешь призрачную надежду покормить меня с рук? Спешу огорчить, ты не в моем вкусе, и в твоих интересах оставить меня в покое. Иначе случайно произойдет какая-нибудь трагедия. Сверну тебе шею и скажу, что так и
Страница 7 из 17

было, – ласково пропела я.

– А силенок-то хватит? Ты же не надеешься, что я стану спокойно ждать, пока произойдет такое знаменательное событие, – в тон мне соблазнительным шепотом отозвался зазнайка.

– Даже не надеялась на это, в противном случае окончательно бы разочаровалась. Не люблю легких побед. А что касается силенок, поверь, женщина в гневе на многое способна, а я еще и расстараюсь.

На этот раз последнее слово осталось за мной. Ответить Гиэр попросту не успел. Вошел преподаватель – сухопарый мужчина лет пятидесяти, на вид добряк, и только в его глазах плескалась твердость и сила. Хм, как обманчива порой внешность.

Заноза скользнул за стол рядом с нами. Я за перепалкой даже не заметила, сколько нас. Оказалось, много. Столы стояли только вдоль стен, пространство в середине зала оставалось свободным. На миг появилось странное предчувствие и исчезло.

– Ясного дня, адепты. Меня зовут магистр Аранаш Дайшер, я буду вести у вас теорию общей магии. С вами познакомлюсь постепенно. Не будем отвлекаться на мелочи. Сегодня у нас вводная лекция, которая позволит выявить ваши способности. За отведенные нам три часа времени должно хватить на каждого. Итак, начнем по порядку. Первый, на выход!

На самой первой парте сидела девушка, на вид – тихая серая мышка, неприметная, мелкая. Заметив, что на нее все смотрят, она мгновенно покраснела.

– А что надо делать? – спросила она. Я едва расслышала ее голос.

– Показать нам, какими видами магии вы владеете. Не переживайте, это практическая аудитория, здесь стоит защита. Начинайте, не задерживайте остальных, – мягко, но твердо выдал магистр.

Задерживать никого девушка не хотела. Она вскинула руку, и на ее ладони заплясал маленький торнадо. Он стал увеличиваться, разрастаться, носиться вокруг хозяйки. Потом из ее ладони вырвался огонек. Искра была едва видна, да и на лбу адептки выступила испарина.

– Неплохо. Можешь вернуться на место, – дал отмашку магистр. – Следующий.

Потянулась вереница адептов, демонстрирующих свои способности. Я наблюдала за всеми, затаив дыхание. Для меня все оказалось в новинку. С таким количеством магии я впервые столкнулась. Да что там говорить, я вообще ни с каким раньше не сталкивалась. А тут столько всего.

Очнулась в тот момент, когда осознала, что скоро моя очередь. Как же я была благодарна Верте за вчерашнее объяснение. Может, и сегодня так же получится? Волнения, как ни странно, не было, только холодный расчет.

Выйдя в центр аудитории, я снова сконцентрировалась на комочке и спиральке. Сначала появился поток воздуха, он закружился в причудливом танце, а потом из ладони вырвались языки пламени, преображаясь в котенка. Он прыгал прямо по воздуху, скакал, резвился. И тут я ощутила внутри себя еще что-то необычное. Потянулась к чему-то скребущему, просящемуся на выход. Пол дрогнул. Через несколько минут дверь широко распахнулась и в нее вошли… Ой, мама!

Пять зомби уставились на меня. Они имели разную степень разложения. Кто-то вскрикнул, некоторые зажали носы. Я же не могла оторвать взгляда от вошедших, пытаясь сообразить, что мне с ними делать.

– Что здесь происходит? Какого дьяхра? У меня научный эксперимент, а кто-то увел его прямо из-под носа! – рявкнул влетевший следом магистр Шервэ. Обведя взглядом зал, застыл на мне. Его глаза полыхали.

– Это случайно получилось, я не знала, что из меня скребется, вот и выпустила. А тут вот… – Я ткнула пальцем в застывших зомби.

– Случайно?! Сначала у тебя случайно из моего экзаменационного шара дракон получается, теперь, опять-таки случайно, ты едва не сорвала мой эксперимент, а что дальше будет случайно? Падение академии? Конец света? – разбушевался магистр.

– На это у меня сил не хватит, – огрызнулась я. – И не надо на меня кричать. А то действительно я случайно не удержу силу…

Не успела об этом сказать, как мой огненный котенок подкрался к магистру Шервэ сзади и… прыгнул ему на спину. От одежды остались одни воспоминания. Девушки восторженно охнули. Н-да, стриптиз удался. Я и сама разглядывала мужчину с эстетическим интересом.

– Кажется, кто-то попал, – донесся до меня радостный возглас Гиэра.

– Это не я, – тут же попыталась откреститься от действий своей магии.

– Адептка Горовина, за мной. Быстро! – угрожающе прошипел доведенный до крайности преподаватель.

– Куда и зачем? – Я попятилась к лорду Даршеру. – В моих правилах не прописано хождение неизвестно куда с обнаженными мужчинами.

– Но в твоих правилах написано, что их можно раздевать? – Опасный огонек в глубине глаз заставил поежиться.

Но я гордо держалась, прямо партизанка на допросе. Интересно, орден я заслужила? Или хотя бы какую медальку? Только бы не посмертно, одернула сама себя от негативных мыслей.

– Нет. Такого тоже не имеется. Я же сказала: сама не знала, что выкинет этот очаровательный огонек. Он сам. Видимо, посчитал вас заслуживающим игры. А вы не прониклись. Еще и разбушевались, – до меня не сразу дошло, что я несу. А когда сообразила… Умирать мне предстояло долго и мучительно, если я правильно расшифровала взгляд лорда Шервэ.

Разбираться со мной дальше он не стал. Прищуренным взглядом окинул меня, зомбиков, терпеливо ожидавших, пока на них обратят внимание, после чего нехорошо так оскалился:

– Адептка Горовина, к тому моменту, как я оденусь, весь подопытный материал должен быть в пятой лаборатории.

– Но я не знаю, где она находится. – попыталась отмазаться я от задания. Не прокатило.

– Не мои проблемы. Или вы возвращаете мой научный эксперимент, или вас ожидает наказание.

– Какое? – смирилась я с неизбежным, так как все равно не знала, как тащить зомби в лабораторию.

– У третьего курса практика на кладбище, вот и поможете там. Должники вечно после себя ошметки трупов оставляют, кто-то же должен после них порядок наводить.

Если магистр рассчитывал, что я сейчас хлопнусь в обморок, то он ошибся.

– В первый учебный день – и уже практика? – удивилась я.

Мне кивнули, но ничего пояснять не стали.

– У вас ровно полчаса, – слишком спокойно произнес Шервэ и исчез в портале.

Мы с зомбиками глянули друг на друга, вздохнули.

– Пошли, отведу тебя в пятую лабораторию? – поднялся Гиэр.

Вот с кем с кем, а с ним мне точно никуда идти не хотелось. Я с надеждой посмотрела на Итиара, но он развел руки в стороны.

– Что взамен? – тут же спросила я, не веря в альтруизм зазнайки.

– На этот раз я готов просто оказать услугу. Вдруг и мне когда-нибудь понадобится помощь, – пожал он плечами, решив сменить тактику. Что на него повлияло, сказать трудно.

– Адептка, я бы на вашем месте поторопился. И призовите своего разошедшегося кота, пока он не сжег экспериментальные образцы Шервэ. В этом случае одним кладбищем дело не ограничится, – посоветовал лорд Дайшер.

Я поманила к себе котенка. Он сел на руку, уменьшился в размерах, а потом и вовсе впитался в ладонь.

Я покинула аудиторию. Проблема с зомби решилась сама собой. Они просто отправились следом. Всю дорогу Гиэр молчал, а я размышляла. Слова невидимого собеседника из общежития становились пророческими. Сколько еще «случайностей» испортит мне жизнь?

Коридоры сменяли один другой, потом была лестница в подземелье.
Страница 8 из 17

К удивлению, сыростью не пахло, ярко горели светильники. Из-за дверей раздавались то рыки, то стоны. Но открывать и смотреть, что там, никакого желания не возникало. Я вообще старалась ничего не касаться, силу не выпускать и вести себя как примерная ученица.

Около двери с цифрой пять на мгновение застыла. Пока думала, открывать или нет, из портала появился магистр. Заметив меня, открыл дверь. Даже его жест отдавал язвительностью и насмешкой.

– Я, пожалуй, пойду, – не желая входить внутрь, попятилась. Но наткнулась на зазнайку, зашипела. О нем совсем забыла.

– Нет уж, привязала к себе мои экспериментальные образцы, теперь входи. Пока я не сделаю отвязку, будешь сидеть тихо и ничего не трогать. Поняла? В лаборатории мне никакие случайности не нужны, – слишком ласково выдал магистр. Захотелось огреть его чем-нибудь, и потяжелее. Я даже руки за спиной сцепила, чтобы не пустить их в ход. Естественно, наши силы не равны, но помечтать-то можно.

Пришлось зайти в лабораторию. Вопреки моим опасениям, она оказалась чистой и почти стерильной. В углу стоял стул, на который я взгромоздилась. Гиэр остался стоять и наблюдать.

– Факультет? – бросил на него быстрый взгляд магистр.

Я хотела было удивиться, но решила потом у Верты обо всем разузнать.

– Некромантия, – отозвался зазнайка.

– Тогда подходи ближе. Раз уж представилась возможность, пользуйся ею, – усмехнулся мужчина.

Я встала и тоже вознамерилась подойти. Сказано пользоваться, не станем отказываться. Только у Шервэ, кажется, оказались другие планы.

– Адептка Горовина, а вы куда? – заметив, что я встала и сделала шаг к ним, вопросил мужчина, сдвинув брови.

– Пользоваться, – вырвалось у меня, прежде чем я сообразила, что сказала.

– Кем? – в один голос выдохнули магистр и зазнайка. Поразительное благодушие. А глаза-то как округлились у обоих.

– Не кем, а чем, – подняла я палец вверх. После пояснила: – Возможностями. Сами же предложили пользоваться ими, пока есть шанс чему-то научиться.

Если бы взглядом убивали, от меня бы уже осталась горстка пепла. И чего они разозлились? Что такого я сказала? Сами придумали себе что-то, сами разозлились, а крайняя я оказалась.

– Хватит разговоров, у нас мало времени. Просто молчите и наблюдайте. А ты, адептка Горовина, ни до чего не дотрагивайся, – строго заметил магистр Шервэ.

– Хорошо хоть дышать не запретили, и на том спасибо, – буркнула я себе под нос и застыла.

Преподаватель, он же, как выяснилось, декан нашего факультета, уложил всех приведенных обратно зомби на большой стол. Достал инструменты и маленькие пластины, похожие на металлические, только по ним бегали светящиеся шарики. А дальше мне предстояло наблюдать за обычной операцией: трепанация черепа. Разница была только в том, что пациенты были давно и прочно мертвые.

Мне хотелось о многом расспросить, узнать, в чем суть эксперимента, но я молчала, стараясь лишний раз не отсвечивать. Сам Шервэ уже через несколько минут и вовсе позабыл о нас, настолько войдя в раж, что его лицо засветилось предвкушением. Хм, как же меняется человек, занятый любимым делом. То, что наш декан – фанат своей работы, стало ясно как дважды два.

Первый подопытный оказался готов. Одна из пластинок заняла свое место в голове умертвия, после чего поток силы, направленный на мертвое тело, поднял экспериментальный образец на ноги. Он застыл, глядя на нас. А потом… Улыбнулся.

– Я снова жив? – От скрипучего и хриплого голоса зомби я едва не шарахнулась назад.

– Нет, все еще мертв, но с возможностью немного пожить, – отозвался магистр. Он пристально разглядывал первого препарированного. – Осталась самая малость.

Мужчина протянул руку к нежити, выпустил темный туман своей силы, она окутала зомби, стала настолько плотной, что за ней ничего не возможно было разобрать. Стоило массе рассеяться, я не сдержалась, ахнула. Больше ничего, кроме порванной одежды, не напоминало о том, что перед нами умертвие, недавно поднятое и имевшее самую глубокую степень разложения.

– Вот теперь готово, – довольно произнес магистр. – Что ты помнишь из прошлой жизни?

Нежить задумался, смешно наморщил лоб. Вытянул руки, разглядывая их не менее потрясенно, чем я. Напрягся. На его руке заплясал слабый огонек. Ага, магию в себе проверял. Интересно, она в нем и правда сохранилась? Судя по слабому мерцанию – да.

– Иштаргад аэса Вистариат, – склонил голову умертвие. – Верховный маг Зарвантии. Убит советом магов за попытку переворота, – отчеканил мужчина.

– Как давно? – спокойно поинтересовался магистр.

– В три тысячи пятьсот одиннадцатом, – мгновенно отозвался нежить.

– Значит, семьсот лет назад. Во время кровавой войны, получившей название «Противостояние разящих клинков», – скорее сам для себя, чем для нас, поведал Шервэ.

– А зачем вы собирались устроить переворот? Власти захотели? – не удержалась я от вопроса. Но, вопреки ожиданиям, недовольства в глазах магистра не заметила.

– Зачем она мне? – удивился бывший верховный маг. – Мы всего лишь собирались свергнуть бестолкового тирана, думающего только о том, чтобы набить брюхо, осквернить храмы и попортить всех девственниц Зарвантии. Он обложил данью всех, кого можно и кого нельзя. И когда издал указ нового налога на воздух, которым дышат разумные, терпеть никто не стал. И начались восстания, переросшие в полномасштабную войну.

– Так вы, получается, народный герой? Надеюсь, ваша смерть не была напрасной, – отозвалась я.

– Смертельный ритуал на крови верховного мага Иштаргада аэса Вистариата позволил решить исход сражения в пользу восставших. Он смог уничтожить тирана, а с ним и черных магов, преданных королю. После этого на трон взошел Шайнаргаз аэса киэ Тардах льет Рантарский. Он правил триста лет, прослыл великим монархом Зарвантии, Мортазии, Вельмиоты и Диграндии. Объединенные королевства получили название Тарнавь, здесь сейчас находится и наша академия.

– А что мне сейчас делать? – Брови бывшего верховного мага сдвинулись.

– Учить адептов, – отрезал Шервэ. – Набор в этом году слишком большой, преподавателей не хватает. Брать со стороны его величество запретил. Я еле-еле выпросил разрешение поднять самых сильных магов за всю историю Хатара.

– Что ж, разумная плата за возможность снова жить, если это так можно назвать в моем теперешнем состоянии, – отозвался нежить.

– А теперь отдохните, у меня еще несколько магов на очереди, – кивнул Шервэ. Его взгляд вперился в меня. – Адепты могут быть свободны. Дальше я сам справлюсь.

– Можно подумать, до этого мы чем-то помогали, – буркнула я себе под нос, направляясь к дверям.

– Ваша «случайная» привязка, адептка Горовина, едва не испортила мой эксперимент. Я ее благополучно снял. Поэтому и дал разрешение покинуть лабораторию, – спокойно заметил преподаватель.

Больше ничего я говорить не стала. Кажется, помимо неслучайных случайностей еще и мой язык до добра не доведет.

Из лаборатории мы вышли вместе с Гиэром, все время молчавшим. И не понять: то ли он находился под впечатлением от увиденного, то ли замыслил какую пакость, уж очень характерный взгляд у него был. Спрашивать не хотелось, как и вообще заговаривать со своим провожатым. Дорогу сюда я
Страница 9 из 17

запомнила, потому сейчас ускорила шаг, чтобы поскорее оказаться наверху. Но при этом идти старалась пусть быстро, но осторожно. Вот не нравилось мне ехидство на лице спутника.

Стоило покинуть подземелье с его лабораториями и оказаться в коридоре, ведущем к аудитории, где должно было проходить следующее занятие, как произошло сразу несколько вещей: звон ознаменовал окончание занятия, и из открывшихся дверей стали появляться адепты; а еще подул ветер, неизвестно откуда взявшийся, и сбил меня с ног. Стопа подвернулась и… меня резко подхватили на руки. Пока я пыталась прийти в себя от шока, над ухом раздалось:

– Ну вот, не прошло и недели…

– Хм, так хотелось потаскать меня на руках? – мило улыбнулась я. – Надеюсь, теперь спать спокойно будешь?

Из быстро собравшейся вокруг нас толпы раздались смешки. Кто-то предложил поцеловать меня, кто-то – покормить с рук, но нашлись умники, которые вообще спрашивали, как я в постели.

– Целовать меня он точно не станет, если не желает лишиться языка; есть с рук я определенно не стану, как и говорила – негигиенично; а вот что касается постели… – Я даже губами причмокнула. – Мой бывший жених не жаловался, более того, был весьма доволен. А вот из присутствующих здесь вряд ли повезет проверить мое умение.

– Почему? – снова нашелся любопытный в толпе.

– Не терплю легких побед. А вас же только пальцем помани, и вы уже, как собачки, так и норовите хвостом завилять. Вон как Гиэр радуется, обманом дорвавшись до моего тела, уже готов на все.

Ха, мне удалось разозлить зазнайку. Он быстро поставил меня на ноги, поджал губы, гневно сверкнул глазами и не удержался:

– Сама ко мне приползешь…

– Я могу только прилететь. Ползать, кажется, твоя прерогатива, – подмигнув опешившему парню, я быстро отправилась за появившимся в коридоре Итиаром. Он широко улыбался, глядя на меня.

– Я уж было решил, что ты и правда так быстро сдалась, – прошептал рогатик.

– Не дождешься, – уверила я его. – Что у нас сейчас? Было на лекции еще что интересное? Эх, жаль, я пропустила показательные выступления остальных, хотелось увидеть, у кого какая магия.

– Ты ничего не потеряла, там дальше пошли огневики, воздушники, водники и боевые маги. В основном все одинаковое. Были, конечно, такие, кто пытался сделать котенка, как у тебя, но не получилось. Видимо, их подвела яркая и буйная фантазия. А сейчас у нас нечистология, тоже теория. Виды и классификации нежити и нечисти, – отчитался Итиар.

– То есть весь первый курс пока обучается вместе? Независимо от факультета? – дошло до меня.

– Да, только народу в этом году, говорят, раза в три больше, чем за все предыдущие, потому и разделили первый курс на три части. Преподавателей не хватает. И как дальше будет, неизвестно, – поведал рогатик.

Он толкнул дверь аудитории, где у нас намечалась нечистология. Здесь, как и в предыдущем зале, середина оказалась пуста, а столы стояли по периметру, причем в два ряда. На стенах висели чучела ужасных монстров. Я поторопилась сесть спиной к окну, потому что у меня возникли опасения – вдруг чучело слетит со стены и свалится на голову? Не хотела бы я такого счастья.

Наблюдая, как рассаживается народ, отметила, что каждый старался оказаться вместе со своим факультетом. И возле нас с Итиаром устраивались довольные некроманты. Никому не хотелось иметь сомнительное соседство с нежитью, пусть и висящей в виде наглядного пособия.

– Некроманты боятся чучел? – Напротив меня встала девица с темно-рыжими волосами. Ее зеленые глаза сияли от злости.

– Если ты пытаешься взять меня на «слабо?» и заставить сменить место дислокации, то не утруждайся, я останусь здесь. А нежити мне и на практике хватит, – отмахнулась я от назойливой девицы.

Она попыталась применить ко мне силу, и сразу я не поняла какую, но через мгновение в голове раздался приказ: «Улыбнись. Встань. Уступи место. Извинись за то, что заняла чужое».

Виски сдавило. Вот теперь я разозлилась. Она пыталась навязать мне свою волю? Ну, гадина. Кое-как справившись с ломотой в висках, я поинтересовалась:

– А улыбаться зачем?

– Что? – опешила рыжая. Она потеряла концентрацию, и меня сразу отпустило.

– Ты пыталась приказать мне улыбнуться. Вот мне и стало интересно зачем? Еще и извинения… – Я приложила палец к губам, второй рукой потеребила косу. – Вообще-то я практически никогда не извиняюсь, потому что не за что. И в том, что я первая заняла понравившееся место, моей вины точно нет. Вот если бы ты не строила глазки особям мужского пола, а поторопилась, сейчас могла бы сидеть здесь. А так… – Моя усмешка сменилась твердым взглядом: – Вали отсюда, пока я не разозлилась. Иначе тебя ожидает встреча с моим милым огненным котиком, любящим лишать свою жертву одежды.

– Которого ты так хотела создать, но не получилось, – хихикнул рядом Итиар. – Ведьма со слабой фантазией – позор своего рода.

Ух! Как же она разозлилась. В аудитории стало холодно, на стеклах появился иней, пол покрылся коркой льда. Даже на столах он лежал ровным слоем. А потом разом все закончилось. Появилась женщина с рожками, как у Итиара. Она взмахнула рукой, убирая последствия злости ведьмы, улыбнулась нам, обнажая клыки.

– Ненавижу холод. Все по местам! – Сталь в голосе никак не вязалась с ее улыбкой. Но послушали ее мгновенно. Даже рыжую как ветром от меня сдуло. – Ясного дня, адепты. Меня зовут магистр Яшана Диа. Сегодня у нас вводная лекция, на которой мы познакомимся с разного вида нежитью и нечистью. Кто скажет, в чем разница?

– Нежить – шутки некромантов, умертвия, получившие вторую жизнь, если так можно сказать. Нечисть – это вполне живые существа, имеющие магические способности, – выдал рядом со мной Итиар.

– Правильно, один балл ты уже заслужил, поздравляю, – проворковала магистр. – Еще один вопрос: какие виды нечисти вы знаете? Свои расы не называть, – быстро предупредила она.

– Болотянки, наивы, лесовики, водяники, – начал перечислять кто-то с противоположного конца.

– Домовые, лешие, русалки, банники, водяные, кикиморы, баньши, – озвучила я нечисть из своего мира. Не знаю, есть ли такая здесь, но вдруг мне повезет?

– Интересные названия, – блеснула глазами магистр Диа. – Ты откуда?

– С Земли, – вздохнула я. Судя по комментарию преподавательницы, здесь таких определенно нет.

– Я так и подумала, – кивнула она. – Потом расскажешь о них подробнее, мне интересно, что они собой представляют. А сейчас кто еще назовет нечисть?

Дальше начался общий гомон, адепты пытались перекричать друг друга, я же разглядывала чучела на стене. Потом ткнула в бок Итиара.

– Слушай, а то, что висит как наглядное пособие, это нечисть или нежить? – спросила я.

Глаза парня засияли. Он стал громко перечислять то, что находилось в аудитории.

– Потрясающе! Два балла за находчивость, а я-то все думала, додумается кто-нибудь или нет? – громко засмеялась женщина.

– Это не моя идея, она принадлежит адептке Горовиной, – признался Итиар. – Но так как с нашим миром Лиза не знакома, то названия перечислил я.

– Отлично, значит, два балла получает землянка. Остальным на будущее: учитесь замечать окружающее, это поможет в экстренных ситуациях. А сейчас начнем разбирать нежить. Что вы
Страница 10 из 17

можете сказать о ней?

Снова все заговорили разом. Я только успевала поражаться, как магистр Диа умудряется услышать всех. Но ее гомонящая толпа не смущала, более того, она даже отметила нескольких адептов баллами. Когда высказываний больше не осталось, женщина последний раз обвела нас пытливым взглядом, словно ожидая запоздалого дополнения. Но все молчали.

– Если вы закончили, то продолжу я. – Возражать никто не стал. – Все вы правильно назвали виды нежити. Разбирать ее подробно мы с вами будем после плотного ознакомления с нечистью. Более углубленно это станут изучать наши некроманты на профильном предмете. Остальные же, у кого возникнет желание, могут потом поинтересоваться.

Судя по тому, как перекосились лица сидящих напротив нас, я поняла, что они точно ничего спрашивать не станут. Пока магистр Диа распиналась о необходимости изучения нежити и нечисти, я разглядывала адептов. Пыталась понять, кто есть кто.

– Видишь, компания с самодовольными рожами? – склонился ко мне Итиар. Я кивнула. – Это боевики. Они считают себя элитой академии. Нос задирают знатно, а на деле порой ничего из себя не представляют.

– И почему я так и подумала? – усмехнулась в ответ. – Пустое высокомерие во всех мирах одинаково. Чем выше нос, тем никчемнее человек. Здесь изменилась только сущность.

– Есть, конечно, боевики с потрясающими способностями, но их мало, – закивал рогатик.

– И наверняка они не задирают нос и не кичатся своими способностями, – догадалась я.

– У них на это не остается времени, – согласился собеседник. – Их часто вызывают в проблемные районы. Прорывы никто не отменял, вот маги королевства и пользуются услугами одаренных адептов.

– А им за это платят? – задала я вопрос, делая зарубку для себя на будущее. Ведь стипендия стипендией, а деньги всегда нужны.

– Платят, конечно, но всего лишь по одному райтану на лицо, это раза в четыре меньше, чем если бы они наняли профессиональных дипломированных магов-боевиков, – пояснил парень.

– Райтан – это много или мало? А сколько у нас стипендия? – Все новое меня живо интересовало, потому и задалась этим вопросом.

– Стипендия пять райтанов. Это сто мушарок. Для примера, в магической лавке мы набрали всего на один райтан и тридцать две мушарки. Так что еще останется на одежду к зиме, если станешь экономить.

– А сколько стоит теплая куртка? – Пока до меня доходило слабо. Но я пыталась разобраться.

– Теплый с подбивкой полушубок стоит около восьми райтанов, сапоги – шесть. Потому и говорю об экономии. На одну стипендию ты точно всего не купишь, – пояснил Итиар.

Так, кое-что начинает проясняться. Кое с чем разобралась, об остальном подумаю позже. Сейчас магистр Диа сняла со стены два чучела самой ужасной наружности: одно зеленокожее, волосатое, длинноволосое и уродливое, второе – покрытое водорослями, с большим носом и выпученными глазами. Живот у него оказался огромным. Или пива обпился, или беременным оказался.

– Перед вами самые вредные представители нечисти: болотник и тальрок. Первый заманивает в самую топь, притворяясь милым, добрым и безнадежно больным, второй во время беседы может заговорить насмерть. Если вам не повезло с ними столкнуться, лучше стоять на месте и думать о другом. Бежать бесполезно, будет только хуже. Использовать магию нельзя, они ею питаются. С болотником проще: после отказа следовать за ним он исчезает. А вот тальрок сам не угомонится, если только вы его не переспорите.

– А это возможно? – задал вопрос парень с абсолютно равнодушным взглядом.

– Конечно, тут не нужно даже поддерживать беседу, можно просто быстро повторять его собственные слова. Главное, не сбиться и не запнуться.

Дальше магистр начала рассказывать случаи из практики тех, кому не повезло встретиться с подобной нечистью. Мы слушали внимательно, а я так еще и на ус мотала. Во время небольшой паузы задала взволновавший меня вопрос:

– Какой процент встречи с этой нечистью у первокурсников? Где она обычно обитает?

– Самый низкий, практически нулевой. На территории академии водится безобидная нечисть, подписавшая договор о ненападении на адептов. А вот с третьего по шестой курс вероятность возрастает, так как многие проходят практику на севере Тарнави. Именно там чаще всего селится подобного рода нечисть, – пояснила преподаватель.

Дальше посыпались вопросы: как различить нечисть, настроенную агрессивно; как ее почувствовать на расстоянии и возможно ли это; чем ее можно убить или взять в плен; а главное – подчинение имеет место быть или исключен такой факт? Магистр на все отвечала обстоятельно и по порядку. Можно сказать, лекция прошла интересно и информативно. Мне она определенно понравилась.

Звон, ознаменовавший окончание занятия, заставил вздрогнуть. Адепты зашевелились. Домашнего задания в первую неделю лекций нам было решено не давать. Пока происходила адаптация первокурсников, их не напрягали. Это радовало. И так информации много, а с домашним заданием мозг начал бы кипеть.

– Пошли на обед, потом у нас профильный предмет. Магистр Шервэ расскажет об основах некромантии и ее важной цели, – усмехнулся Итиар.

Желудок заурчал. Я и не заметила, как пролетело время. Надо же, когда учиться интересно, то и время летит быстро.

В столовой все наперебой делились своими впечатлениями от первых занятий. Азарт, восторг, предвкушение – именно такая атмосфера царила в зале. Признаться, я и сама была немного не в себе. Мне нравилось. О своем несостоявшемся медицинском образовании я уже нисколько не жалела. И пусть некромантия не была пределом моих мечтаний, но сейчас я готова была даже на нее. Ведь мое недавнее глупое высказывание помогло оказаться в магической академии, получить чудесного дракончика и, уверена, еще массу сюрпризов в дальнейшем.

– Осталось последнее занятие, и можно расслабиться, – мечтательно вздохнула коротко стриженная девушка с фиолетовыми глазами.

– Айза, я вообще не понимаю, зачем тебе туда идти? Наверняка ничего нового не узнаешь, – заискивающе произнесла неприятная девица, похожая на крысу: такое же вытянутое лицо, сероватый цвет кожи и писклявый голос.

– Киша, там будет магистр Шервэ, – мечтательно закатила глаза первая девушка.

Я едва не подавилась.

– Только не говори, что он тебе нравится, – выдавила я из себя. Представить парой взрослого мужчину и одну из адепток мне оказалось сложно. Я, конечно, читала о таких союзах, но каждый раз скрипела зубами от подобной несуразности.

– А тебе разве нет? – обернулась ко мне Киша.

– А должен? Он магистр, декан факультета, помешан на своей работе. И явно староват для меня, хотя внешне неплохо сохранился, – отчеканила я.

– Зачем же ты тогда его раздевала? – прищурила глаза Айза.

– Во-первых, это вышло случайно: мне пока сложно контролировать то, чего никогда не имела. Во-вторых, если я захочу раздеть мужчину по собственному желанию, это будет не при всех и при других обстоятельствах. Надеюсь, я понятно объяснила? – спокойно ответила я и продолжила есть.

– И при каких же обстоятельствах ты станешь раздевать мужчину? – спросил Гиэр. Кто бы сомневался.

– Если какому безумцу не повезет и я поимею несчастье испытать к нему чувства, –
Страница 11 из 17

решила ответить на его вопрос. Послышались смешки.

– Почему несчастье? – на этот раз влез Итиар. – Многим это, напротив, в радость.

– Многим, но не мне. Я ужасная собственница и не потерплю измен. Могу опуститься до убийства. – Я, конечно, утрировала, но мои слова возымели действие. Особенно порадовал ошарашенный взгляд Гиэра. – Все еще желаешь добиться своей цели? – хитро глядя на зазнайку, спросила я.

Парень не сразу нашелся, что сказать.

– Я никогда не отступаю от намеченной цели, – все-таки удостоил он меня ответа.

– Тем хуже для тебя, – мне осталось только пожать плечами. – Каждый сходит с ума в меру величины своего мозга.

– Нам пора на лекцию, – быстро произнес Итиар, предчувствуя скандал.

Гиэр грозно на него глянул, но смутить рогатика ему не удалось. Сам мой личный провожатый, как я окрестила мелкого, по-хозяйски схватил меня за руку и потащил к выходу, по дороге вручив булочку, которую я не успела съесть.

– Жуй и молчи. Тебе это больше идет.

От такого заявления мне захотелось стукнуть мелкого побольнее. Но решила сделать для себя зарубку и отомстить. Вот же зараза. Сам еще будет просить меня поговорить с ним.

Наш путь лежал в лаборатории. Интересно, Шервэ закончил свой эксперимент? И что из остальных получилось? Спрашивать, понятное дело, бесполезно. Но тут я вспомнила, что он говорил о преподавателях. Значит, наверняка мы и сами их скоро увидим.

Стоило нам спуститься в подвал, как над головой загорелась цифра семь. Интересно, это для нас? Или предупреждение, чтобы мы туда не входили? Додумать и уж тем более поинтересоваться не успела. Итиар распахнул дверь седьмой лаборатории. Я входила внутрь с опаской. Но там никого не было. Выдохнула с облегчением.

Остальные просочились внутрь с таким видом, словно в любую минуту готовились сбежать. Но облегченно выдохнули, увидев пустую комнату. Лишь на столе лежало тело, накрытое простыней. Что находится под ним, никому не пришло в голову проверить. Ага, никому, кроме меня. Я и сама не могла понять, что меня подвигло приблизиться к столу: любопытство или какое другое чувство? Но в тот момент, когда я уже откидывала простыню, от двери раздался рык вошедшего магистра:

– Адептка Горовина, отойдите от стола! Немедленно!

Простыня все-таки соскользнула. Глянув на то, что там находилось, я почувствовала тошноту. Но стойко выдержала взгляд декана. Наверняка он считал, что я сейчас брошусь вон в поисках туалета. И бросилась бы, если б не желание стойко выдержать любые испытания.

На столе находились полусгнившие кости с ошметками гнили. От них исходил такой ужасный запах, что я пожалела о посещении столовой. А магистр не сводил с меня глаз, выжидая. Справившись с тошнотой, я с вызовом глянула на него. Только после этого меня оставили в покое.

– Ясного дня, адепты. Меня зовут магистр Аталар Шервэ. Как вы знаете, я являюсь деканом вашего факультета. Сегодня у нас вводная лекция. На ней я хочу понять, кто из вас чего стоит. А значит, раз наше сегодняшнее пособие одна не в меру любопытная адептка уже открыла, то я объясню, что вы должны сделать.

Декан подошел к столу. Взял одну из костей. Обвел нас взглядом и, направив силу на кость, нарастил на ней кожу. Только после этого, показав рукой на остальные, предложил:

– Подходим по одному, выбираем материал и пытаемся сделать то же самое. Первый пошел. Не задерживаем товарищей. Пока у всех не получится, отсюда никто не выйдет.

Стало не по себе. Свою непредсказуемую силу я не могла контролировать. И как направлять потоки, тоже не знала. Последний раз, когда я выпустила нечто скребущееся внутри меня, явились экспериментальные образцы. Что меня ожидает сейчас, даже предположить страшно.

Первой вышла Айза. Она улыбнулась декану, одной рукой взяла первую попавшуюся кость, второй провела над ней и продемонстрировала такую же конечность, какая получилась у Шервэ. Магистр кивнул, что-то отметил на табличке, появившейся в его руках. Не дожидаясь приглашения, вышел следующий…

Из семнадцати существ, находящихся в лаборатории, у двенадцати успешно получилось выполнить задание. Я не лезла. Наблюдала. Решила идти последней. Кто знает, что у меня выйдет.

Взрыв! Кость разлетелась на мелкие куски в руках одного из парней. Он досадливо скривился. Взял вторую. Она пошла трещинами и покрылась кожей кусками.

– Достаточно! – остановил магистр протянутую за третьей костью руку парня. – Две испорченные сам добудешь с кладбища. Следующий.

Трое оставшихся до меня составили компанию вредителю. Две девушки, среди которых оказалась Киша, и парень. У них тоже оказались испорченные кости и частичное наращивание кожи.

– Адептка Горовина, постарайся обойтись без сюрпризов, – предупредил магистр.

На ватных ногах я приблизилась к столу. Бросила злой взгляд на декана.

«Вот обязательно каркать под руку?» – подумалось мне. Взяла кость. Где там скребущийся комок? Эй! Ау! Ты меня слышишь? Внутри отозвалось урчанием. Ну это я так подумала. Представила, как нечто темное струится по рукам к кончикам пальцев, выплескивается на кость…

Поток воздуха сбил меня с ног и повалил на пол, накрыв плотным куполом, под которым даже дышать было сложно. Я посмотрела на стол и нервно захихикала. У меня начиналась истерика. Кости, лежащие на столе, срослись. Получилось невиданное чудо-юдо, пытающееся встать со стола. Магистр ругался, адепты вжались в стену. А я поняла: мне пришел конец.

Как только магистру удалось развоплотить созданного мной монстрика, он снял купол. Дышать стало легче. Надолго ли? Я поспешила встать. Декан молчал. У меня же в голове крутилась одна мысль: «Накаркал! А сейчас будет морально убивать».

– Сила есть, мозги можно не включать. Правильно, адептка Горовина?

– Я пока не умею пользоваться силой. А вы вместо объяснений постоянно пытаетесь меня уличить в преднамеренной порче имущества. А то и всемирного злодея из меня сотворить. – Умирать, так с музыкой. Выслушивать незаслуженные обвинения мне совершенно не хотелось.

– Для того, чтобы кого-то чему-то научить, мне нужно понять, кто и на что способен. А тебе иногда надо просто думать и пытаться распределять силу. Здесь есть и посильнее тебя во много раз, но они не создают мне столько проблем, сколько исходит их от тебя.

– Можно подумать, я специально. Если дать обезьяне гранату, она не сможет самостоятельно разобраться с ее механизмом. Так и я сейчас нахожусь в таком же положении. Мне вручили нечто необычное, что для всех собравшихся вполне закономерное и привычное, и требуют невозможного. Никогда не имея магических талантов, сложно постичь непостижимое за два дня.

Если я надеялась, что магистр проникнется и отстанет, то сто раз ошиблась с выводами. Он оглядел меня и скомандовал:

– Сегодня отправишься вместе с должниками на кладбище. Там и посмотришь, что и как надо делать, заодно и твоя сила пригодится. Должен же кто-то выкапывать трупы.

– Что ж, гуманность вам определенно не знакома, – вздохнула я.

– И тебе советую убрать это слово из своего лексикона, так же, как и забыть про совесть. Она – досадное недоразумение, для некромантии определенно непригодное. И чем быстрее ты для себя это уяснишь, тем выше шанс добиться результатов. И если не выдающихся,
Страница 12 из 17

то хотя бы среднего уровня, – заметил преподаватель, усмехаясь одними уголками губ, глаза так и остались ледяными.

– Угу, учту обязательно, – кивнула в ответ, ожидая продолжения. Но его не последовало.

– Все свободны. Все, что хотел, – узнал. Должникам в одиннадцать стоять на северных воротах и ждать меня, – дал отмашку декан, после чего покинул нас, не прощаясь. Н-да, манеры оставляют желать лучшего. Но этому типу, судя по всему, никакие законы не писаны.

– Я с тобой пойду, – раздался рядом со мной уверенный голос Итиара.

Я глянула на него, приподняв бровь.

– С чего вдруг? Ты нормально справился, зачем тебе тащиться на отработку? Отдыхай, смотри хорошие сны, готовься к завтрашнему дню. Я сама справлюсь, – быстро отозвалась я.

– Может, у меня такие странные предпочтения – прогулки под луной. Кладбище, компания хорошая, нежить – что еще для счастья надо? – Ого! А рогатик умеет быть язвительным? Даже неожиданно. Сколько ж еще секретов он таит в себе?

– Ладно, романтик, хочешь погулять по кладбищу, вперед. Кто я такая, чтобы портить тебе вечер? – подмигнула я.

– Некромантия – наука для избранных и лишь бы кому не дается легко. Нас с детства обучали правильно распределять силу. В твоих интересах передать кому-то то, с чем не можешь справиться, – презрительно скривилась Айза.

Я стиснула зубы.

– Спасибо за совет, но позволь мне самой решать, как мне быть и что делать. Или ты хочешь предложить мне отдать силу тебе? – сама поежилась от холода в своем голосе.

– Я потомственный некромант, и кому, как не потомку великих Риатарей, не справиться с чужой силой?

Я не удержалась, хмыкнула.

– Дура ты, а не потомок, – сплюнула я. Дракончик на моем плече заворочался, приподнял голову, плюнул огнем в сторону Айзы и снова улегся со всеми удобствами. – Сколько таких умных, что и послать некого, – добила я открывшую рот девицу. – Пошли, Итиар. А то некоторым корона давит, а я девушка сердобольная, могу ненароком поправить лопатой, если найду.

Задрав голову, прошествовала мимо опешившей девицы и ее приближенных. Покинув лабораторию, застучала каблуками по плитам. За мной никто не пошел. Кто хотел, вышел раньше, остальные остались. Но чем они там собрались заниматься, меня не волновало. Предстояло отдохнуть перед бурной ночкой.

Глава 3

– В первый день и уже напортачила. Надо же, – прищелкнула языком Верта, узнав, с чего я так рано спать ложусь. – На ужин-то пойдешь?

– Угу, разбудишь? – буркнула я и рухнула на постель. – Там же и расскажу. Надо отдохнуть, неизвестно, что меня ночью будет ожидать.

За три с половиной часа я выспалась. Верта разбудила меня, просто скинув с кровати. Сама гуманность.

– А понежнее никак нельзя? – недовольно буркнула я.

– Нежно тебя пусть любовники будят, если с твоим характером ты их заведешь, – усмехаясь, отозвалась тролльчанка.

– Заводят кошек и собак, а любовников имеют, – машинально поправила я.

В ответ раздался смех.

– Кто кого имеет – вопрос. Но ладно, пусть будет по-твоему. А сейчас идем на ужин, по дороге расскажешь, чем и кому успела насолить в первый день учебы.

Пока дошли до столовой, я быстро и кратко поведала Верте о своих «подвигах». Она иногда кивала и думала. Стоило мне закончить, решительно произнесла:

– После ужина отправимся на полигон. Будем учить тебя контролировать силу. Иначе на кладбище могут возникнуть проблемы. И ты станешь постоянным посетителем этого чудесного места.

– Так ведь магистр Шервэ сказал, что моя сила там как раз пригодится, значит, ее можно не контролировать, – возразила я.

Тролльчанка посмотрела на меня как на слабоумную и вздохнула:

– Кладбище старое, на нем давно никого не хоронят. Там покоятся магистры академии, ушедшие за грань. Как ты думаешь, что получится, если ты станешь пользоваться силой на полную мощность без всякого контроля? – Только я собралась ответить, как Верта подняла палец вверх, призывая к молчанию, и продолжила: – Сперва вспомни, что произошло на первом занятии. Ты выпустила немного силы, а к тебе явились экспериментальные образцы декана из защищенной лаборатории. На кладбище защиты на могилах не стоит. Вот и подумай, что может произойти? Все кладбище ты, конечно, не поднимешь, уровень магии не тот, но и тех, кто отзовется, будет достаточно для создания проблем.

Ответить мне оказалось нечего, пришлось согласиться с неопровержимыми доводами соседки.

В зал я вошла задумчивая. Неудивительно, что снова едва не врезалась в Гиэра, соблазняющего сразу двух девиц. Вовремя затормозила, обошла зазнайку по кривой дуге и двинулась к столу. Только хотела облегченно выдохнуть, решив, что на этот раз зазнайка слишком занят, чтобы обратить на меня внимание, но не тут-то было.

– Надеюсь, кладбище не пострадает после встречи с одной недонекроманткой? – донеслось мне вслед.

– Кладбище вряд ли, а вот по поводу одного настырного типа – сомневаюсь, – не оборачиваясь, бросила я, прекрасно зная: он меня услышит. И не ошиблась. Но отвечать мне не подумали, на Гиэре повисли девушки и защебетали что-то приятное для его слуха. Парню стало не до меня.

Присев рядом с Итиаром, заказала еду, обвела взглядом притихший народ. Они уже знали о моем наказании. Кто постарался, можно было даже не гадать, ответ оказался известен. Итиар. Больше некому. И кто его за язык дергал?

– Лиза, может, я схожу с тобой? – снова завел свою пластинку рогатик.

– Зачем? Итиар, я ценю твою готовность помочь, но мне и самой надо учиться справляться с мелкими недоразумениями, чтобы они не переросли в большие. Если ты всегда станешь решать мои проблемы, я расслаблюсь и наделаю кучу ошибок, с которыми даже ты не сможешь справиться, – спокойно пояснила я.

Верта кивнула:

– Она права. Каждый сам должен отвечать за свои поступки. К тому же ночь на кладбище у многих отбивает охоту косячить в дальнейшем. Хотя… – Тролльчанка хитро глянула на меня. – Не думаю, что это относится к Лизе. Она же не намеренно, а случайно.

Захотелось запустить в нее тарелкой. Но я сдержалась. В каком бы тоне ее слова ни прозвучали, но против их правоты не попрешь.

Долго задерживаться не стали. Стоило Верте озвучить ее намерение показать мне контроль силы, как остальные изъявили желание помочь и подсказать. Неудивительно, что на полигон мы шли организованной толпой. Внимания на нас никто не обратил. Нашлись такие, кто тоже не стал терять время и решил позаниматься. Хорошо, что полигонов на территории оказалось семь: три учебных и четыре для отработки домашних заданий адептов. В комнатах и в зданиях учебного заведения магичить было запрещено, даже в аудиториях для практических занятий, на которых стояла защита.

Едва мы вошли в круг за линию ограждения площадки, над нами сразу опустился купол. Товарищи рассредоточились по периметру. Мы с Вертой встали в середине. Дракончик на шее заурчал, решив, что его сейчас станут кормить. Я не стала его разочаровывать. Первое, что сделала, направила на него силу.

– Не торопись, дозируй ее, – наставляла Верта. – Представь, что отдаешь по маленьким кусочкам. Твой питомец и так обнаглел. Его рекомендуется кормить минимум раз в неделю, а не каждый день.

Дракон недовольно зарычал. Но я погладила его чешую, и он мгновенно
Страница 13 из 17

замолчал. Как дозировать силу, я не поняла, но попыталась представить, как отрезаю небольшие кусочки торта и отдаю по одному питомцу. Как только чешуя засияла, я убрала руку и опустила его на землю. Верта одобрительно кивнула.

– Не знаю, как ты это сделала, но у тебя получилось хорошо. Теперь разберемся с остальным. Создай огненный шар, но представь его небольшим, попробуй и здесь дозировать силу, не выплескивай ее всю в свое творение, – дала команду девушка.

Я зажмурилась и представила маленького котенка, почувствовала, как стала раскручиваться спираль. Как же ее остановить? Умом понимала, она сейчас вся постарается выйти. Мозг напряженно работал. А если попробовать поставить заслонку? Я напряглась, представляя, как вставляю в спираль пластину, не дающую ей вращаться в полную силу. И ощутила заряд безграничного счастья: у меня получилось! Раскручивание замедлилось. По венам обжигающая лава потекла медленнее. Мне она вреда не причиняла. Напротив, согревала.

На вытянутой ладони появился маленький котенок. Лизнув руку, взмыл вверх. Сначала устремился к куполу. Наткнулся на преграду и остался недоволен. На его мордочке появилось обиженное выражение. Я поманила его к себе. Но он не послушался.

– Теперь тебе предстоит научиться управлять своей силой. Просто поманить мало. Ты должна одной силой мысли направлять свою магию в нужное русло. Вы связаны. Если создала котенка, представь вашу привязку, накинь на него поводок и потяни на себя. Ты должна показать, кто из вас главный. Иначе не получишь контроля. Магия своевольна, ее нужно подчинить, если не желаешь проблем в будущем.

Голос Верты звучал спокойно, но котенок все равно на него отреагировал шипением. Ему не понравилось, что говорила тролльчанка. Он, словно маленький хищник, стал подбираться к ней осторожно и медленно.

Прекрасно зная, что он собирается делать, я немного испугалась. Если произойдет то же, что с Шервэ, Верта разозлится и точно не станет мне больше помогать. Значит, стоило поторопиться. Видимо, экстремальная ситуация поспособствовала моему успеху, но поводок накинулся быстро. Как только котенок прыгнул на тролльчанку, я потянула его на себя с самым решительным видом. Огненный зверек сопротивлялся, шипел, сверкал глазами, но в итоге сдался. Несколько минут мучений, и он полностью подчинился.

– У меня получилось. – Я расплылась в улыбке и села на землю.

Ноги дрожали. Котенок снова втянулся в мою ладонь, а спираль прекратила вращаться. Только посидеть спокойно мне не дали. Верта жестом показала, чтобы я встала.

– Сейчас самое сложное. Темная сила. Ее не так легко приручить, как огненную, с ней придется повозиться, – произнесла соседка. – Первое, чему ты должна научиться, это контролировать ее выход. Не выпускай всю сразу. И направлять ее следует только на определенный участок. Стоит выпустить в воздух – жди толпу нежити. А их еще и контролировать надо уметь. Не замкнешь круг призыва, станешь для них едой.

– Подожди, но тогда на занятии никаких кругов не было, а зомби магистра сами шли за мной, я их каким-то образом привязала к себе, – не совсем поняла я про круги и призывы.

– Лиза, то были экспериментальные образцы магистра, он успел их усмирить и, можно сказать, обезвредить. Поднятые из могил только что – злые и агрессивные…

– А главное, очень голодные, – подсказал Итиар. Верта кивнула:

– Да, и очень голодные. Им все равно, кого есть. Для этого и существует защитный круг, который ты должна закрыть своей кровью. Об этом вам будут рассказывать на занятиях. Сегодня, думаю, на кладбище идут более опытные адепты, они должны это знать, – пояснила тролльчанка.

Следующие два часа меня всем скопом учили дозировать темную силу. Я пыталась, злилась при каждой неудаче, но сдаваться не собиралась. И уже перед окончанием урока стало немного получаться. Верта обнадежила меня тем, что этого должно хватить для первого раза и для того, чтобы избежать предстоящей ночью казусов. Обрадованная ее словами, я пошла собираться. Пришлось вытаскивать обувь на низком каблуке. Не идти же на кладбище на шпильках. Только туфли испорчу. А казенные, выданные с формой, не жалко.

Итиар попытался в последний раз напроситься со мной. Но я осталась непреклонна. Только попросила проводить меня до северных ворот, сама я не знала, где они находятся. Рогатик согласился. И в назначенный час ждал меня у входа в общежитие.

Успела я вовремя. Мы с магистром подошли одновременно, только с разных сторон. Народу оказалось около двенадцати голов. В темноте я не смогла их разглядеть, только увидела, что здесь всего четыре парня, остальные девушки. Их глаза даже в темноте светились, и у меня возникли смутные сомнения о причине их нахождения здесь. Наверняка магистр. А девушки намеренно завалили экзамены, чтобы провести с предметом воздыхания больше времени. Ага, вот она романтика во всей ее красе: ночь, луна, кладбище, куча зомби вокруг, но главное, предмет обожания рядом. Тьфу! Не хотела бы я такой романтики.

– Все в сборе? – оглядев присутствующих, поинтересовался декан. Парни буркнули что-то невразумительное, а девушки тут же затрещали без умолку, стараясь обратить на себя внимание. – Тихо! – Ни один мускул не дрогнул на лице мужчины. – Устроили балаган. Сейчас все молча идем на кладбище, одни сдают экзамен, вторые добывают испорченный реквизит, и расходимся. Всем все ясно?

Магистр зажег несколько светляков, чтобы мы не переломали в темноте ноги. Хм, ничто человеческое ему не чуждо, оказывается.

– А как нам реквизиты добывать? – не смогла не задать я этого вопроса. Одно дело присутствовать рядом с должниками, а совсем другое – самим проводить ритуал поднятия. А потом… Что, собственно, потом? Разбирать нежить на составляющие? Брр…

– С вами я проведу разъяснительную беседу на месте, – отмахнулся от меня магистр. Потом резко остановился, обернулся ко мне. – Адептка Горовина, настоятельно рекомендую не применять магию ни в коем случае, даже если вас станут рвать на части. Дождитесь помощи, сами ничего не предпринимайте.

– Да сейчас, – возмутилась я. – Мне моя сохранность намного дороже. Поэтому я надеюсь, до такого не дойдет и на меня никто покушаться не станет.

– А это уже зависит от должников, – хмыкнул магистр. – Как они сдадут экзамен.

– Тогда остается уповать на то, что они больше не захотят встреч с вами под луной на кладбище и не завалят его, – буркнула я.

В свете зажженных светляков я заметила, как блеснули его глаза. Да еще девушки недовольно зашипели, косясь на меня, но вступать в перепалку не решились.

– Адептка Горовина, тебе не кажется, что ты слишком много говоришь? – От голоса декана мороз по коже прошел.

Я быстро-быстро закивала, соглашаясь.

– Это от страха, сложновато вот так, без подготовки, без крупицы знаний и сразу на кладбище, – с готовностью отозвалась я. Хотя в этот момент кривила душой: страха не было совсем. Данный факт меня саму немного напугал, впрочем, как и отсутствие любых эмоций. Куда они делись? Нет, кое-что было: я сохранила способность радоваться и злиться, но настолько слабо, что сама не могла поверить в такое. Меня будто закрыли наглухо со всех сторон.

– Я не советовал бы тебе врать, это ни к чему хорошему
Страница 14 из 17

не приведет, – не меняя холодного тона, пренебрежительно бросил магистр.

– Тогда мне больше нечего вам сказать, – пожала я плечами.

– Похвально, в таком случае лучше молчи, – посоветовали мне.

Ну и ладно, сделаю, как было сказано.

Дальше шли в полной тишине. Как оказались на кладбище, я не сразу поняла. Только в какой-то момент почувствовала в теле легкий озноб, словно по мне и сквозь меня пробежал ледяной ветерок. То, что это защита кладбища, смогла сама догадаться. Хотя скорее эта информация просто появилась в голове. Вот так так, ни ограждений, ни забора, всего лишь протянутая по периметру кладбища защита. Удобно. Хотя мне же говорили, тут маги захоронены. Интересно, сохранилась у них сила? Из тех поднятых экспериментальных образцов я уяснила: даже после смерти магия сохраняется. Но у всех ли? А вдруг мы нарвемся на такого одаренного? Он из нас котлет наделает и слопает, не поперхнувшись. Еще и с другими поделится.

Вот о чем я думаю? Надо бы позитивнее мыслить, как-никак нельзя накаркать, это чревато. Как там говорится? Чего больше всего боишься, то и случается? Значит, быстро переключаемся на другое. Но как бы я ни старалась, мысли упорно возвращались к одаренным мертвецам, похороненным на кладбище.

Я прислушивалась к звукам. Их оказалось мало. Обычных ночных шорохов, стрекота сверчков, уханья сов – ничего не было, словно все замерло. Кое-где трещали ветки, на которые мы же и наступали. Как странно. Неужели на кладбище даже природа мертвая?

Когда мы ступили на дорожку, ведущую к нужному месту, я напряглась. Темная магия внутри меня зашевелилась, заскреблась, просясь наружу. Я с трудом не давала ей выйти, помня слова о том, что это старое кладбище. Только оживающих мертвецов нам и не хватало.

– Боишься? А еще полчаса назад была такая смелая, – приблизилась ко мне одна из девиц.

Я мельком глянула на нее и ничего не ответила, мне сейчас важнее оказалось сдерживаться.

– Надо же, она язык проглотила от ужаса. Может, уже и штаны обмочила? Кто тебя на некромантию тянул? – К подруге приблизилась вторая девица.

– Займитесь лучше делом, иначе до утра нам окажется много работы, – сквозь зубы зашипела я. Поискала глазами декана. Он в этот момент давал задание парням, на нас не обращал внимания.

– Ты глянь-ка, первый день, а уже на нашего Шервэ глаз положила. – На меня с ненавистью смотрели девицы, а я понимала: если они меня доведут, я не смогу сдерживаться.

– Адептки, вам особое приглашение надо? – раздался рядом рык магистра.

Я повернулась к нему.

– Лорд Шервэ, у меня… – начала я, но он от меня отмахнулся, как от назойливой мухи.

– Адептка Горовина, займись делом, сейчас должники будут проводить ритуал, ваша задача направлять силу на умертвий в момент упокоения. Ясно?

– Нет, – честно призналась я. – И я не могу… – Я хотела сказать, что мне сложно сдерживать магию. Она словно почувствовала родную стихию, рвалась наружу с упертостью тарана.

– Хватит, могу, не могу, вы знали, куда шли. Достаточно разговоров. Займитесь наконец делом, – осадил меня декан.

Двое парней в этот момент подняли зомби. Они стали у него что-то спрашивать, но он только бросался на невидимые стены защиты и рычал. Может, все и прошло бы благополучно, если бы одна из настырных девиц снова не обратилась ко мне:

– Эй ты! Ущербная! Пока есть время, можешь сбегать в кусты, а то, судя по твоему лицу, ты сейчас не сдержишься, а нам еще работать. Запаха и от зомби достаточно, не хватало еще…

Это стало последней каплей. Заметив взгляд декана, видимо услышавшего слова адептки, я больше не смогла сдерживаться. Единственное, что удалось прошептать:

– Я пыталась предупредить и сдержаться, – после чего руку словно заморозили, я, как в замедленной съемке, наблюдала за потрясающим фейерверком, сорвавшимся с моих пальцев. Часть устремилась на уже поднятых умертвий, а часть улетела дальше. Мне стало легко и свободно, сдерживаться больше не надо было.

– Горовина!

Грозный рык с нотками обреченности вывел меня из залумчивости. И чего так орать? Ой, мама!

– Я пыталась предупредить, вы от меня отмахивались, – шепотом произнесла я, пятясь назад. – А еще эти курицы мешали держать силу в узде. Скажите им спасибо, – не стесняясь, я ткнула в двух застывших с открытыми ртами девиц. Одна из них завизжала. – И кому сейчас в кусты надо? – не смогла сдержаться я от шпильки.

– Горовина! Сейчас же упокойте всех, – приказал магистр.

На нас двигалось полчище поднятых зомби. Поднятые ранее уже поведали парням все секреты, какие знали и о каких только предполагали. Никогда не думала, что зомби такие болтливые.

– Если бы я знала – как, с удовольствием бы это сделала, – отозвалась я ворчливо. – Это ваша вина, зачем было тащить на кладбище первокурсницу, не сведущую в магии и некромантии? Заткнись, дура, мешаешь, – рявкнула я на визжащую адептку.

Она как по команде захлопнула рот.

– Как можно не знать элементарного? Откуда ты свалилась на мою голову? – застонал Шервэ.

– Меня выдернули из моего мира, не дали поучиться на хирурга, запихнули в вашу академию. И я же еще вселенское зло? Замечательная теория. Хотя бы сейчас, вместо того чтобы ругать меня, сказали бы, что делать? – попросила я.

Зомби приближались, мои спутники пытались чертить линии, посыпать их солью, зажигать свечи, выкрикивать заклинания.

Несколько долгих и томительных секунд мы с магистром играли в гляделки. Я не собиралась сдаваться, потому что чувствовала свою правоту. Шервэ пытался задавить меня авторитетом. Согласна, выдержать его взгляд оказалось весьма сложно. Меня то огнем обдавало, то холодом морозило, то вгоняло в вязкое состояние ступора.

– Ладно, Горовина, об этом мы поговорим позже. А сейчас почувствуй свою силу, направь ее на толпу нежити, приближающуюся к нам, постарайся охватить их всех, хоть свяжи. Я помогу силой, адепты тоже, им полезно учиться упокаивать массовое поднятие. Давай начинай, – поторопил он меня.

Так, что он там говорил? Хоть связать? На меня напал приступ веселья. Наверняка истерического. Поднять половину кладбища и пока не осознать этого – только у меня могло такое получиться.

– Ты уснула? Нас сейчас всех сожрут, – толкнул меня в плечо один из парней. – Мы всю силу угрохали уже, пытаясь упокоить столько нежити.

– Если ты мне сейчас объяснишь, что делать, дело пойдет быстрее, – спокойно отозвалась я. – Связать их у меня получилось, – шепнула я, разглядывая дело рук своих.

Глаза парня засветились. Как он объяснил, перестроился на магическое зрение. Из его горла вырвался смешок:

– Ты всегда все воспринимаешь буквально? – развеселился парень. Я пожала плечами:

– Как сказали, так и сделала. Говори, что дальше.

– Повторяй за мной, направляй силу на нежить, – резко стал серьезным мой собеседник. – Найтэ рианэ вокр!

Я повторила слово в слово. С пальцев сорвалось темное облако и понеслось к остановившимся зомби. К нему присоединилась сила магистра и остальных адептов. Я завороженно наблюдала за тем, как темная пелена росла и опутывала нежить. Зомби рычали и бились в путах. А как только темное облако разрослось и окутало их, они мгновенно присмирели. У меня в ушах зашумело. В теле появилась слабость. Я уселась прямо на землю.
Страница 15 из 17

Теперь только и оставалось наблюдать за действиями магистра.

Он произносил слова заклятий едва слышно, с его пальцев то и дело срывались темные сгустки. От него исходила такая сила в этот момент, что я самым неприличным образом открыла рот.

– А он сам не мог сразу упокоить всех? – шепнула я свой вопрос парню, присевшему рядом со мной.

– Не мог. Он два часа назад вернулся с городского кладбища, там зачистка была после несанкционированного проведения ритуала. Некромант-недоучка типа тебя – сила есть, ума не надо – поднял половину кладбища, а сам испугался и сбежал. Хорошо на кладбище защита сработала, маги быстро телепортировались, – пояснил юноша.

Я с уважением посмотрела на декана. На реплику парня обращать внимание не стала, в какой-то мере он прав, я действительно не тяну даже на мага-недоучку, они хоть что-то знают, а я – как слепой котенок.

– А как же он сейчас справляется? Так быстро восстановился? – не поверила я. Но если умом понимала, что такое маловероятно, то глаза твердили обратное.

– Не совсем, Шервэ собрал нашу общую силу, а сам только энергетическую подпитку направил внутрь, чтобы упокоить восставших, – пояснил юноша. Потом протянул мне руку и безо всякого перехода представился: – Хейнор.

– Елизавета, можно просто Лиза. – Я улыбнулась.

Растрепанный, одетый с иголочки, мне даже показалось, что на его брюках стрелки остались, он несуразно смотрелся на кладбище. Ему бы больше подошел дворец.

– А это не ты оставила нашего декана без одежды и добавила ему кучу проблем? – В свете едва заметных светляков блеснули глаза парня.

– Это вышло случайно, – вздохнула я. Сколько можно мне об этом напоминать? – А каких проблем я ему добавила? Мне кажется, он и сам одна большая проблема.

– Ты же видела, как эти курицы за ним увиваются? – Мой кивок послужил ответом. – Ну вот, и это он всегда в форме академии и мантии. А сегодня такая удача: его смогли увидеть в своей первозданной красе. Девицы даже в обморок падали, – шепнул мне совсем тихо юноша.

– Да ладно? Тебе-то откуда знать? Декан пробыл в аудитории пару минут всего, никто у нас не упал в обморок. А потом просто телепортировался к себе, – хмыкнула я недоверчиво.

– Не попал он к себе, его сначала выбросило к кабинету ректора, а там ошивалась целая толпа адептов. До сих пор никто не может понять, что они там делали. Но визг стоял знатный. Шервэ едва не разобрали на куски, когда его обнаженным увидели, – еще тише выдал Хейнор.

– Дикарки какие-то. Они что, голых мужиков не видели, что ли? – Я была потрясена.

– Стесняюсь спросить, а ты видела? – осторожно уточнил собеседник.

Я уже хотела сказать про жениха, но что-то мне в голосе парня не понравилось. Да и сам он весь подобрался, с нетерпением ожидая ответа.

– Это тебя не касается. Моя личная жизнь на то и личная, чтобы не становиться достоянием гласности, – на одном дыхании произнесла я и встала с земли.

В этот момент заметила, что от зомби не осталось и следа. Зато мои сокурсники притащили целую кучу материала, за которым нас и отправляли. Значит, с задачей мы справились. Порадоваться не успела. К нам приблизился злой как тысяча чертей декан.

– Адептка Горовина…

Ну вот, так и знала, сейчас все шишки на меня посыпятся.

– Магистр Шервэ, все действительно получилось случайно. К тому же я несколько раз пыталась предупредить… – Опять пошли по второму кругу. Не понимаю, зачем повторяться? Я думала, мы и в первый раз все выяснили. – А сейчас давайте пойдем спать…

Последнюю фразу я произнесла вслух. И не сразу осознала, почему повисла такая тишина. На меня смотрели с таким удивлением, что быстро начала проворачивать в мозгу сказанное. Но ничего предосудительного не заметила. Только задергавшийся глаз декана спокойствия не прибавлял.

– К кому? – прошипел Шервэ.

Я готова была сама себе дать затрещину, но пришлось выкручиваться. Кто же виноват, что они тут все стукнутые на голову и озабоченные.

– Каждый к себе. И вообще, что за мысли, магистр Шервэ? Вы какой пример адептам подаете? Вон ваши поклонницы меня сейчас вместе с зомбиками упокоят. Оно мне надо? Я просто хочу спать, – быстро затараторила я.

Ответа не получила. Декан больше не стал от меня ничего требовать и спрашивать. Резко развернувшись, направился в сторону академии. Я вздохнула с облегчением. Но не успела и шагу ступить, как меня схватили за руку. Я зашипела. Терпеть не могу, когда меня так беспардонно хватают.

– Не вздумай прыгать в кровать к магистру, иначе…

Ого! Змеи бы обзавидовались. Но я была бы не я, если бы не уточнила:

– Иначе что? Магичить на территории академии в неустановленных местах запрещено. Покушение на адепта, думаю, карается по всей строгости закона. Так что ты мне сможешь сделать? – Лучшая защита – нападение? В моем случае этот фактор отменно сработал. Я напирала на враз растерявшую свой запал девицу и тыкала ей в грудь пальцем. – Не нужен мне ваш магистр и даром. Он хоть и нормально сохранился, но все-таки староват, а я еще из ума не выжила. Да и на его месте обходила бы стороной озабоченных адепток. Думаете, ему интересно совращение малолетних? Тут за это срок не дают?

– Достаточно! – рявкнул неслышно подошедший магистр.

Я от неожиданности подскочила, мой котенок сам сорвался с ладони и радостно помчался к декану. Я застонала. А дальше… Хорошо, что было темно. Последнее, что мы услышали, были слова Шервэ:

– До академии доберетесь сами, мы почти пришли. Адептка Горовина, завтра с утра явиться в кабинет ректора.

– Здрасте пожалуйста, сами же виноваты. Зачем так было пугать? Я девушка с ранимой психикой, а вы… – говорила я уже в пустоту. Декан исчез. Вот так, бросил адептов одних, в темноте, а если…

– Все, пошли, спать и правда охота, – хохотнул Хейнор. – Эй! Отомрите! Ну все, теперь они потеряны для общества, – сделал вывод парень, глядя на наших спутниц с идиотскими выражениями лиц.

Эк их переклинило. Неужто и правда голых мужиков не видели? Такая реакция поражала. Может, это я в своем мире навидалась всякого, для меня все это привычно. А здесь и нравственность другая, и моральные устои. Пока до общежития оставалось несколько метров, я быстро задала интересующие меня вопросы:

– Хейнор, а у вас море, пляжи, зоны отдыха есть? На меня посмотрели как на полоумную.

– Конечно есть. А к чему ты спрашиваешь?

– Мне интересно, как ваши девушки загорают, купаются и отдыхают, если так цепенеют при виде голого мужика. На пляже ведь все в купальниках. – Я уставилась на лицо собеседника, заметив на нем выражение едва ли не вселенского ужаса.

– Девушки? Загорают? В ку-паль-ни-ках? Что это такое? Да и не могут они загорать. Ты с ума сошла? Их же ни одно общество не примет. – Столько возмущения было в голосе парня, словно я только что предложила ему совершить нечто аморальное.

– Э-э? А как же они на пляж ходят? И что там вообще делают? – Как-то до меня туго доходило.

– Гуляют под зонтиками, устраивают пикники. А купаются отдельно от мужчин, в льняных сорочках до пят, – пояснил рассказчик. – И не дай Дарай их увидят, опозорены на несколько веков. Пятно ложится на всю семью.

– Ты что, серьезно? Ну и порядки у вас, – я удрученно покачала головой. Больше спрашивать ничего не
Страница 16 из 17

хотелось. Я уже поняла, что попала в самое обычное средневековье, если исходить из нравственных норм.

– А у вас по-другому? – Глаза Хейнора загорелись.

Я пристально глянула на него, махнула рукой и вздохнула:

– Я, пожалуй, промолчу, чтобы не шокировать высшее общество. Потому что все рассказанное тобой для меня дикость. Спокойной ночи, – пожелала я, быстро взбегая по лестнице. Я видела, хотел еще что-то спросить, но я не позволила. Сбежала.

В комнате я застала всю нашу компанию во главе с сидящей за столом Вертой. Ее глаза искрились смехом. Остальные тоже едва сдерживались.

– Это вышло случайно, – не успев ничего сообразить, выдала я.

Ребят прорвало. Некоторые даже не удержались на кровати и стульях, упали от хохота на пол.

– Я, конечно, понимаю: поднять половину кладбища из-за невозможности удержать силу. Но зачем ты снова магистра без одежды оставила? – спросила тролльчанка и сама не сдержалась, расхохотавшись.

– Потому что он меня испугал. Котенок вообще от неожиданности выскочил. Ночь. Я спокойно беседую с девушками, а тут он как гаркнет, ну и… – Я развела руки в стороны.

На глазах товарищей уже слезы выступили. Я же смотрела на них и не понимала, что смешного? Мне же завтра еще и перед ректором отчитываться. Вторая форма декана, сожженная мной. А ну как предъявят счет? Чем я расплачиваться буду?

– Кости-то добыли? – наконец успокоившись, задал кто-то из товарищей вопрос.

Я кивнула.

– Да, а теперь я в душ. От меня трупами воняет. Лишь бы ночью сниться не стали, – скривившись, принюхивалась к себе. Потом махнула рукой, взяла свежее белье и отправилась мыться. Мне еще предстояла стирка. Не идти же завтра в грязной форме.

– Форму положи в тират, – крикнула мне тролльчанка.

Высунув голову, переспросила:

– Куда?

– Там возле лохани есть ящик, туда забрось. Пока вымоешься, твоя форма будет вычищена и выстирана, еще и отглажена, – пояснила соседка.

Я присвистнула. Удобно.

– Спасибо, а я ее сама стирать собралась, – даже языком прищелкнула. – А так намного удобнее и быстрее.

– А главное – качественнее, – махнула мне рукой Верта. – Иди уже, спать пора.

Вода была едва теплая, но пришлось довольствоваться тем, что есть. К тому же я еще пыталась понять систему душевой. Труб не наблюдалось. Над лоханью висела прямоугольная плитка, стоило встать внутрь своеобразной ванны, как вода начинала лить с потолка. Методом тыка я смогла сообразить, что работает нагрев от команды. Сначала течет холодная и приходится несколько раз повторить: «Горячее», – пока не станет нужной температуры. Как только покидаешь лохань, вода прекращает литься. Удобно, однако. Мне определенно понравилось.

Пока я мылась, моя форма и правда была готова. Эх! Нам бы такое, сколько времени можно было сэкономить. Жаль, у нас эта штука, скорее всего, работать не будет. Было у меня такое ощущение. Как впоследствии я узнала, оно оказалось верным.

Когда я вышла, в комнате уже никого не оказалось, кроме соседки. Она укладывалась спать. Посмотрев на меня, хмыкнула.

– Что сие означает? – решила узнать я.

Тролльчанка ответила, даже не обернувшись в мою сторону и продолжая разбирать кровать.

– Теперь магистр Шервэ тебе спуску не даст. Он не простит тебе два оголения подряд и отыграется по полной программе. Но не это самое худшее. Его поклонницы, как всегда, поймут все по-своему и начнут тебе пакости устраивать. А знаешь, хорошее развлечение намечается, – резко обернулась ко мне девушка с широченной улыбкой на губах.

Ух! Лучше бы она так не улыбалась. От ее жутких клыков мне стало не по себе.

– Год обещает быть веселым, – усмехнулась я, хотя веселья точно не испытывала, но и страха не было.

– А как тебе декан? – усевшись на кровать, спросила Верта.

Я скривилась. Тоже расправила постель, забралась на нее с ногами, только потом решила ответить:

– Отрицать его привлекательность, так же, как и ум, глупо. Он наверняка стар, мудр и проницателен. Пользуется бешеным успехом у девушек и женщин. Но, признаться, меня совсем не привлекает. Из него получился бы прекрасный наставник. И не в том плане, что он наш преподаватель, а именно как наставник-друг. Хотя это и недопустимо по отношению к декану, – пояснила я, подбирая слова. – Понимаешь, я сейчас в такой ситуации нахожусь непонятной…

На миг замолчала, вспоминая свои ощущения от чтения книг. Как я всегда кривилась, когда описывали героя преклонных лет, запавшего на юную красотку. И всегда хотелось закричать: «Не верю!» Вот и сейчас я никак не могла представить красавца Шервэ с одной из адепток. Себя я в этой роли даже не рассматривала.

– И в чем непонимание? – после затянувшейся паузы спросила тролльчанка.

Я попыталась объяснить ей свои размышления. В конце она снова улыбнулась, да так искренне, что я не сдержалась и улыбнулась в ответ.

– Хоть одна адекватная попалась, – констатировала Верта. – А то все поголовно сразу же влюбляются или в магистра, или в ректора. На что надеются – непонятно.

– Блажен, кто верует, – вырвалось у меня.

Соседка кивнула, подтверждая мои слова.

– Ладно, давай спать, завтра рано вставать, – сказала она.

Я хотела было согласиться, но тут же вспомнила, что не собрала сумку.

– Ой! Я же к завтрашнему дню не подготовилась. Надо собраться, а то утром будет некогда. – Я хотела вскочить с кровати, но меня остановил жест тролльчанки.

– Не торопись. Завтра тебе ничего не понадобится. Вот чем ты слушаешь? Я же говорила: пока вам ничего не понадобится. Первую неделю занятий у вас будут выявлять скрытые таланты, к чему есть предпочтения, но нет предпосылок и наоборот, чтобы знать, на что делать упор в первую очередь, что развивать, – стала пояснять Верта.

– То есть лекций у нас пока не будет? – дошло до меня. Собеседница кивнула. Но все же я встала, чтобы посмотреть расписание. – Прорицание, менталистика, артефакторика, сновидение, – прочла я и на пару секунд зависла. – Сновидение? Мы там спать будем?

– Нет, – засмеялась тролльчанка. – Сноходцы – редкий дар. Он дается не каждому. Но весьма полезный для наемников высшей категории, когда надо защитить своего нанимателя. Через сны они могут всегда узнать, где кто находится. А также через сны можно передавать на большие расстояния важную информацию, особенно не предназначенную для чужих ушей.

– Здорово, – протянула я. – А дальние расстояния распространяются на другие миры?

– Это зависит от силы и дара сноходца. Где-то в летописях я читала, что был один такой маг, он не только сквозь любое пространство проходил, но и время не представляло для него помехи. Больше таких не было, а свой дар он так никому и не успел передать, потому что не имел наследников. А потом просто не вернулся из очередного сна. Больше о нем никто ничего не слышал, – рассказала соседка.

– Ты много чего знаешь? Скажи, а почему наша академия называется Академией преображений? Могли бы назвать просто Академией магии, – задумалась я.

– Потому что у нас учебное заведение широкого профиля. Здесь несколько факультетов разной направленности. Но наша альма-матер не одна. На Хатаре их пять. Нашу ты уже знаешь. В Вэлласе расположена Академия хаоса и тьмы, там учатся только темные маги, не имеющие другой магии. В Лийтаже –
Страница 17 из 17

Академия ведьм, там, правда, не только ведьмы учатся, но и маги с зачатками зельеваров. Уникумы, способные по запаху определять травы, быстро выявлять яд в еде и питье, умеющие сами изготовить зелье на любой вкус. Зельевары – самые опасные маги, – скривилась Верта.

– Ого! А я всегда считала их самыми безобидными. Подумаешь, травки, корешки… – покачала головой я.

– Об их безобидности узнаешь на ядоведении, – прищурила глаза тролльчанка. – Заодно и попробуешь, насколько это просто, сварить зелье. Даже засыпав все, что написано в списке, не всегда получится нужное. Так что я бы посоветовала не быть такой легкомысленной. Навыки нужны на все.

– Я поняла, – покаянно кивнула. – А какие еще есть академии? Ты мне только о двух сказала. А еще? Их же всего пять? Наша, как я понимаю, третья?

– Да, наша третья. Четвертая находится в драконьих горах, это Ашаратская академия неба, там учатся только те, кто умеет летать, или маги воздуха, или универсалы, но с узкой специализацией, – пояснила Верта. Я же не совсем понимала.

– Подожди, а зачем летунам учиться летать? У них ведь это в крови. Или я чего-то не понимаю?

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=34105177&lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.