Режим чтения
Скачать книгу

Я, опять я и мы читать онлайн - Брайан Литтл

Я, опять я и мы

Брайан Литтл

Запрограммированы ли вы на счастье от рождения или вам приходится постоянно за него бороться? Считаете ли вы себя хозяином собственной жизни или верите в судьбу? Стали бы вы счастливее, если бы перестали думать о мнении окружающих, или вы боитесь проблем в отношениях? В своей чрезвычайно компетентной и остроумной работе известный ученый Брайан Литтл делится с читателями последними открытиями и неожиданными выводами о том, кто мы такие, почему мы ведем себя так, а не иначе, что мы можем изменить, а что нам неподвластно, и как нам лучше использовать свои склонности и качества. Прочитав ее, вы научитесь гораздо лучше понимать не только себя, но и людей, с которыми вам приходится контактировать, работать и жить под одной крышей.

Брайан Литтл

Я, опять я и мы

Перевел с английского Ю. И. Герасимчик по изданию: ME, MYSELF, AND US (The Science of Personality and the Art of Well-Being) by Brian R. Little, 2014.

© 2014 by TRAQ Consulting Inc.

© Перевод. Оформление. Издание на русском языке. ООО «Попурри», 2015

* * *

Моей жене Сьюзан, с любовью

Предисловие

В ЦЕНТРЕ ВНИМАНИЯ ДАННОЙ КНИГИ находятся вопросы, уходящие корнями в истоки человеческого сознания. Вместе с тем они настолько же повседневные, как разговор за завтраком с женой и детьми. Эти вопросы являются сугубо личными и касаются вас. Действительно ли я интроверт? Почему у меня получается мотивировать своих сотрудников, но я не могу найти общий язык с детьми? Почему дома я совсем не такой, как на работе? Контролирую ли я вещи, которые имеют для меня значение? Я кажусь слишком счастливым – со мной что-то не так? Правы ли хоть немного те, кто почему-то считает меня вспыльчивым?

Некоторые вопросы касаются нас – людей, присутствующих в вашей жизни, особенно тех, кто вам дорог. Почему мой бывший парень так себя ведет? Могу ли я доверять своим новым сотрудникам? Почему бабушка была намного счастливее, чем мама? Должен ли я беспокоиться оттого, что моя дочь проводит больше времени в интернете, чем с членами своей семьи?

Чтобы ответить на подобные вопросы, мы обратимся к последним разработкам в области психологии личности и изучим несколько основных подходов к пониманию данного феномена. Начнем с анализа ваших личностных конструктов, когнитивных очков или шаблонов, которые вы используете для понимания себя и других, а затем обратимся к вашим чертам, целям, убеждениям и обстоятельствам вашей повседневной жизни. Мы увидим, как каждый из этих факторов определяет облик вашей жизни и как их понимание помогает осознать, где вы находитесь в данный момент и какие пути перед вами открыты.

Психология личности в качестве научной дисциплины появилась в 1930-е годы, но ее корни можно найти в философских и медицинских теориях Древней Греции. Самые популярные из них касались влияния четырех телесных соков (слизи, черной желчи, крови и желтой желчи) на четыре соответствующих типа темперамента: флегматичный, меланхоличный, сангвинический и холерический. Хотя античная точка зрения сегодня считается устаревшей, она преобладала в учении о человеческой личности на протяжении не одной сотни лет. Поэтому, если бы вы жили в Средневековье и пожаловались кому-то на то, что вас считают вспыльчивым, собеседник мог бы сделать вывод об избытке в вашем организме желтой желчи. Такова ваша натура, и ничего поделать нельзя: избыток этой желчи делает людей вспыльчивыми и раздражительными. Сегодня отголоски подобных учений можно найти в теориях, касающихся различных типов личности. Скорее всего, вы уже прошли какой-нибудь тест и причислили себя к определенному типу, например экстраверт или человек типа А. Вам хочется знать, имеют ли такие представления под собой серьезную научную основу. Мы обсудим этот вопрос в следующих главах, и ответы вас наверняка удивят.

Те, кто посещал лекции по психологии, знакомы с теориями личности, делающими акцент на подсознательных импульсах, якобы лежащих в основе нашего поведения. Теории Зигмунда Фрейда и Карла Юнга, особенно популярные в начале XX века, продолжают оказывать влияние на клиническую психологию и литературу, но впали в немилость среди исследователей, чье главное внимание приковано к психологии личности. Если вы уверовали в то, что силы подсознания, имеющие в первую очередь сексуальную природу, в значительной степени определяют ваше поведение, эта книга заставит вас подвергнуть свои убеждения сомнению. Хотя силы, которые мы не осознаем, могут влиять на наше поведение, это воздействие не будет главным предметом нашего изучения. Скорее, мы обратим внимание на то, как ваша жизнь принимает ту или иную форму в зависимости от ваших осознанных целей, стремлений и личных проектов – затей и начинаний, наполняющих ваше существование смыслом. Такой взгляд на личность дает вам точку обзора, с которой удобно размышлять о жизни и планировать будущее. Вы не просто пассивная пешка, над которой безраздельно властвуют силы, не поддающиеся вашему контролю.

Еще один подход, который вы могли использовать, чтобы лучше понять самого себя, основан на процветающей в середине XX века гуманистической психологии Карла Роджерса, Абрахама Маслоу и других. В отличие от теорий, которые подчеркивали подсознательные аспекты личности, гуманистические психологи выдвигали на первый план сознательную активность и личностный рост. Поколение, которое верило в человеческие возможности как на уровне отдельных людей, так и всего общества и представители которого считали себя творцами своей судьбы, с радостью взяло эту теорию на вооружение. К сожалению, строгая наука была не в восторге от риторики гуманистической психологии, тем более что та считала требование сохранять объективность препятствием для глубокого понимания человеческой природы. Эту позицию, кстати, разделяли многие учения нью-эйдж.

Сегодня оптимистичный взгляд на нашу способность жить осмысленной жизнью является предметом изучения позитивной психологии. Она исследует факторы, которые вносят наибольший вклад в благополучие отдельных людей, а также общин, организаций и целых народов. Позитивная психология взяла за основу строго научный подход и с его помощью стремится понять феномен человеческого благополучия. Тем самым она дистанцировалась от крайностей гуманистической психологии. И хотя данную книгу нельзя назвать книгой по позитивной психологии в чистом виде, она разделяет интерес этого подхода к нашему благополучию, счастью и смыслу в жизни и особое внимание уделяется в ней влиянию нашей личности на перечисленные аспекты. Но для того, чтобы применить научные концепции о личности к реальной жизни, недостаточно выполнить ряд простых правил или следовать некому алгоритму. Для этого потребуется освоить искусство благополучия – научиться совершенно по-особому смотреть на свою жизнь и размышлять о ней.

В своей книге я не исхожу из предположения о том, что вы знакомы с психологией личности или с психологией в принципе. Я лишь считаю, что вы хотите знать, как особенности личности человека влияют на его жизнь. Но, конечно, некоторые из вас могли посещать лекции
Страница 2 из 7

по психологии и знают, что в 1970-е годы психология личности подверглась тяжелому испытанию – после того, как в 1968 году профессор Стэндфордского университета Уолтер Мишел опубликовал книгу «Личность и диагностика» («Personality and Assessment»). Его труд поставил под сомнение существование личностных черт как таковых. Ученый пришел к выводу, что у нас слишком мало доказательств, чтобы говорить о наличии каких-то устоявшихся особенностей личности. Значительная часть нашего поведения определяется ситуациями, с которыми мы сталкиваемся, и нашим способом их интерпретации. Некоторые посчитали его учение опровержением всей психологии личности, и целое поколение студентов-психологов училось объяснять свое поведение другими факторами. Возможно, эти идеи вбивали и вам в голову, чем объясняется ваше настороженное отношение к психологии личности.

Однако сегодня расстановка сил выглядит совершенно иначе. Психология личности снова процветает, представляя собой всеобъемлющую науку о личности, которая изучает широчайший круг факторов – от нейронов до нарративов – и основывается на достижениях таких удаленных друг от друга дисциплин, как биохимия, экономика и литературная биография. Изучение личностных качеств также находится на подъеме. В данной книге я продемонстрирую, какое серьезное воздействие эти устойчивые аспекты личности оказывают на вашу жизнь, счастье и успех. Мы также увидим, что они имеют под собой нейробиологическую основу, отчасти обусловленную генетикой. Но мы не будем сводить личность к простому набору биологических факторов. Я познакомлю вас с различием между устойчивыми чертами и тем, что я называю «свободными чертами» личности, которые проявляются, когда, например, интроверт ведет себя как безбашенный экстраверт, причем не только на офисной вечеринке. Или когда неприятная и сварливая особа на целые выходные вдруг превращается в любящую и заботливую женщину. Возможно, вы сами иногда так поступаете. Каковы последствия такого поведения лично для вас?

Помимо возрождения психологии личностных качеств, современная наука добилась прогресса еще в четырех областях, являющихся ключевыми. Во-первых, благодаря достижениям последнего десятилетия теперь мы гораздо лучше понимаем, как биологические факторы воздействуют на поведение человека. Старое противопоставление природы и воспитания уступило место более комплексному взгляду на их взаимосвязь. Во-вторых, наше представление о влиянии среды на личность также изменилось. Социальный, физический и символический контексты жизни представляют собой нашу вторую натуру. Эти компоненты, которые включают, например, список песен на нашем iPod или облик городов, в которых мы живем, отражают особенности нашей личности, а заодно и формируют их. В-третьих, современный подход психологов к изучению связи между личностью и мотивацией также очень сильно отличается от прежнего. Чтобы охарактеризовать этот сдвиг, я счел нужным ввести новый термин – третья натура. Третья натура рождается из наших обязательств, проектов и главных целей, которые мы преследуем день ото дня. Согласно новой точке зрения, на нас влияют и гены, и обстоятельства нашей жизни, но мы не являемся заложниками ни тех ни других. Наши главные цели и начинания помогают нам подняться над двумя первыми натурами. Эта способность отличает нас от всех остальных живых существ и делает человеческую личность такой неординарной. В-четвертых, если ряд классических теорий личности делал акцент на патологии, новая наука в равной мере заинтересована положительными аспектами, такими как творчество, жизнерадостность и преуспевание, что роднит ее с позитивной психологией. Наука о личности изучает всех – от чудаков до героев.

В данной книге с помощью последних наработок психологической науки изучаются вопросы, напрямую связанные с тем, как мы думаем о себе и других. Является ли наше первое впечатление о других людях, как правило, ошибочным? Действительно ли творческие личности плохо приспособлены к жизни? Прав ли был Уильям Джеймс, утверждавший, что к тридцати годам наш характер застывает, как гипс? Можно ли считать представление о том, что мы контролируем свою жизнь, однозначно правильным и полезным? Существуют ли особенности личности, по которым можно отличить здоровых и выносливых людей от болезненных и подверженных, например, риску инфаркта? Обладает ли каждый из нас только одним «я» или, наоборот, множеством различных «я» и, если их много, способны ли какие-то из них действовать сообща? Не являются ли некоторые люди генетически запрограммированными на счастье? В чем секрет человеческого благополучия – в погоне за счастьем или в счастье погони?

Здесь вы найдете ответы на эти вопросы и познакомитесь с новым взглядом на человеческую природу и различные виды благополучия. Данная книга предоставит вам систему, с помощью которой вы сможете сделать выводы более личного характера. Благодаря им вы поймете даже те аспекты своего поведения, которые прежде не поддавались объяснению. Кроме того, вы больше не будете относиться к своему «я», а также к личностям других людей как к чему-то непонятному и запутанному. Вместе с тем они станут для вас более интересными и захватывающими, чем прежде.

Глава 1

Первое впечатление и переосмысление

Каждый человек в чем-то похож на всех людей, в чем-то – лишь на некоторых, а в чем-то не похож ни на кого.

    Клайд Клакхон, Генри Мюррей.

    «Личность в природе, обществе и культуре»

Возможно, краб преисполнился бы чувства глубокой обиды, если бы услышал, как мы без зазрения совести причисляем его к ракообразным и таким образом лишаем индивидуальности. «Я вовсе не такой, – сказал бы он. – Я – это я, и никто другой».

    Уильям Джеймс.

    «Многообразие религиозного опыта»

Когда я говорю, что левый ботинок профессора Линдси – интроверт, все начинают смотреть на ботинок, как будто это может что-то прояснить… Не смотрите на ботинок! Смотрите на меня. Я – тот, кто отвечает за это утверждение.

    Джордж Келли.

    «Создание человеком собственных альтернатив»

КЕМ ВЫ, ПО-ВАШЕМУ, ЯВЛЯЕТЕСЬ? А что вы можете сказать о своей матери, о своем друге или том странном человеке, который сидит в ресторане за соседним столиком? Возможно, вы уже прошли тест, который отнес вас к определенному типу личности, но вам кажется, что вы и близкие вам люди не ограничиваются несколькими терминами. Может быть, вы слышали, что ваше поведение определяется не столько чертами характера, сколько конкретными обстоятельствами, и вам интересно узнать, правда ли это. Но все эти типологии и ситуации кажутся слишком безжизненными, чтобы удовлетворить ваше любопытство. Вы хотите иметь в своем распоряжении другие способы осмысления себя и окружающих.

Начнем с того, как вы обычно думаете о себе и других; психологи называют это личностными конструктами. Мы увидим, что ваш способ осмысления других способен рассказать о вас не меньше, чем о них. И поймем, что ваш способ интерпретации себя и мира сильно влияет на ваше благополучие, психологический настрой и поведение.
Страница 3 из 7

Ваши личностные конструкты представляют собой одновременно основу для осмысления и клетку для разума. Они могут указать вам путь и помочь преодолеть невзгоды, но вместе с тем они способны сделать вас пленником ограниченного представления о себе и окружающих. Личностные конструкты могут меняться, и это вселяет надежду. Но иногда избавление от них дается с большим трудом. Итак, давайте вернемся к нашему первому вопросу: кем вы, по-вашему, являетесь? Как вы отнесетесь к заявлению о том, что вы, по сути, и есть свои личностные конструкты?

Незнакомцы и «Я»: Личностный конструкт как основа для осмысления и клетка для разума

Представьте, что вы сидите в ресторане и наблюдаете за людьми вокруг. Вы замечаете, что один из двух мужчин за соседним столом – тот, что помоложе и ярче одет, – уже в третий раз возвращает стейк официанту. Основываясь на своих наблюдениях, какой вывод вы сделаете об этом человеке? Каким будет ваше первое впечатление? Какие личностные конструкты вы пустите в ход?

Вы можете взять на вооружение один из трех подходов. Во-первых, можете заключить, что мужчина обладает определенной личностной особенностью, например он настойчивый, или экстраверт, или просто несносный. Во-вторых, наблюдая за его общением с другим, более неприметным мужчиной старшего возраста, вы придете к выводу, что молодой человек имеет некую «высшую цель», которая не ограничивается получением стейка нужной степени прожарки. Может быть, он реализует «личный проект», или, другими словами, у него есть план в отношении компаньона. Возможно, цель проекта в том, чтобы «произвести впечатление на босса» или «показать, что я никогда не соглашаюсь на меньшее». В-третьих, вы можете составить нарратив, или придумать рассказ, который объясняет его поступки. Бедняга сегодня такой требовательный потому, что у него неприятности на работе, и он вымещает злость на официанте, который не понимает, что «слабо прожаренный» стейк – это «СЛАБО ПРОЖАРЕННЫЙ» стейк. Вы также можете использовать все три подхода: парень за соседним столом – неприятный зануда, который пытается произвести впечатление, а накануне наверняка с кем-то поссорился. В ходе этого анализа вы, скорее всего, узнали о себе – и о том, как судите о людях, – больше, чем о голодном любителе стейков.

Если вы незнакомы с этим человеком, а в нашем примере так оно и есть, ваши выводы о его характере, планах или недавних событиях его жизни наводят на определенные размышления. Исследования, посвященные изучению того, как мы приписываем другим те или иные черты, показали: мы присваиваем людям те атрибуты, которые лучше всего объясняют наше собственное поведение в конкретной ситуации. Вы видели этого человека всего раз, в одном месте, при определенных обстоятельствах. Может быть, сейчас он ведет себя не свойственным для него образом, поэтому приписывать ему такое устойчивое качество, как несносность, несправедливо. И в вашем распоряжении нет надежных источников информации о том, пытается ли он впечатлить своего босса или у него просто был трудный день. Вы хотите объяснить поведение человека на основании первого впечатления. По существу, вы строите догадки, опираясь на свои личностные конструкты.

Такой подход используется повсеместно. Как заметил Стэнли Милгрэм, мы очень часто делаем заключения и сочиняем нарративы о незнакомцах на основании довольно скудной информации. Например, большинство из нас регулярно общаются с «известными незнакомцами» – людьми, с которыми мы каждое утро встречаемся в лифте, магазине или просто видим, как они отвозят детей в школу. Наши «отношения» с такими людьми являются трудноуловимыми. Мы знаем о присутствии друг друга, но решаем оставаться незнакомцами. Это замороженные отношения. Тем не менее порой мы придумываем очень сложные истории об этих незнакомцах, с кучей различных деталей. Например, утром наш сосед по подъезду выглядит изможденным; возможно, он разведенный юрист, который сегодня не в духе из-за вчерашнего поражения Giants. А женщина, которую мы часто видим в магазине, несомненно, очень милая и заботливая; она хотела бы жить в Париже, но ей приходится заботиться об умирающей сестре, поэтому о своей личной жизни она сейчас не думает. И, конечно, пока мы придумываем рассказы о них, они сочиняют нарративы о нас – о нашей личности и нашем благополучии.

Что особенно интересно в этих замороженных отношениях, так это наше принципиальное нежелание растапливать их, особенно если они покрыты льдом уже долгое время. Спросите себя, к примеру, у кого вам проще узнать время – у знакомого незнакомца, или у человека, которого вообще никогда не видели. Если только мы не встречаем знакомого незнакомца в иной обстановке, нам проще подойти к незнакомому человеку. Но иногда лед тает и мы получаем возможность подтвердить или опровергнуть свои гипотезы относительно знакомых незнакомцев. Зачастую догадки попадают в яблочко, и мы испытываем чувство удовлетворения от собственной проницательности. А иногда оказываемся очень далеки от истины. Наш сосед болеет вовсе не за Giants, а за команду Green Bay. И он счастлив в браке, просто иногда не высыпается, потому что недавно стал отцом двойни. Та милая женщина вовсе не такая уж милая и заботливая; она хочет жить в Пеории, и у нее нет сестры. И опять-таки, пока вы формировали и меняли свои представления о других людях, они делали то же самое в отношении вас. Каждый приписывал другому определенные черты, проекты и сочинял истории. Все эти различные способы описания людей – с помощью черт, проектов и нарративов – помогают понять их личность. Кроме того, анализируя других, мы лучше понимаем себя.

То, какие выводы вы делаете об окружающих, влияет и на ваше собственное благополучие. В целом чем больше у вас очков или концепций, с помощью которых вы объясняете мир, тем проще вам к нему адаптироваться. Слишком маленькое число конструктов или слабая уверенность в некоторых из них могут создавать проблемы, особенно если вокруг вас все быстро меняется и вы пытаетесь разобраться в происходящем. Личностные конструкты могут стать для вас клеткой, и тогда ваша жизнь будет складываться не так хорошо, как вам хотелось бы.

Личностные конструкты и степени свободы

Причина, по которой личностные конструкты так важны, отчасти связана со следующим фактом: от них зависит степень нашей свободы. Чтобы понять, как личностные конструкты влияют на наше благополучие и наши поступки, нужно рассмотреть человеческую природу и личность с точки зрения этих самых конструктов.

Личностные конструкты являлись ключевым понятием оригинальной и очень глубокой теории личности, которую в середине прошлого века разработал Джордж Келли. В своем двухтомном труде «Психология личностных конструктов» («The Psychology of Personal Constructs») он бросил вызов двум наиболее влиятельным на тот момент теориям личности: психоанализу и бихевиоризму. Фрейдисты рассматривали личность как результат затянувшегося конфликта между подсознанием, базовыми сексуальными потребностями и запретами общества. Скиннер и его соратники полагали,
Страница 4 из 7

что личность – это всего лишь продукт обстоятельств, положительных и отрицательных подкреплений. Келли считал, что оба названных подхода представляют человека слишком пассивным существом. Он предложил относиться ко всем людям как к ученым, которые активно тестируют, подтверждают и пересматривают гипотезы о других людях, предметах и событиях в их жизни[1 - Теория личностных конструктов Келли была очень смелым, новаторским подходом к изучению личности. Она опередила когнитивный переворот в психологии как минимум на одно десятилетие и в настоящее время продолжает сохранять свое влияние в психологии личности, клинической и деловой психологии. Я наткнулся на книгу Келли, еще будучи студентом университета. Мне нужен был учебник по нейропсихологии, а на его месте совершенно случайно оказалась книга «Психология личностных конструктов» (кто-то поставил ее не на свое место). Я начал ее листать и через четыре часа стал убежденным сторонником теории Келли. В итоге в аспирантуре я занялся изучением не нейропсихологии, а психологии личности.].

Мы предвосхищаем, прогнозируем действия людей, когда формируем о них свое представление. Ярлыки, которые мы используем для материализации своих конструктов, обычно представляют собой контрастные прилагательные. Мы используем их для описания не только самих себя, но и своих близких, коллег по работе, незнакомцев и предметов, с которыми сталкиваемся в повседневной жизни. Вот три двухполюсных личностных конструкта, которые вы, возможно, регулярно используете для осмысления собственного мира: «плохой – хороший», «интроверт – экстраверт», «имеет порт USB – не имеет порта USB». Само собой, конструкты вроде «хороший – плохой» применимы к широкому кругу объектов и событий, включая холестерин, запах тела, антрекоты и кандидатов на президентский пост. Мы бы сказали, что такие конструкты обладают широким диапазоном применения. Определение «имеет порт USB» применимо гораздо к более узкому диапазону объектов, в частности к электронным приборам, и не подходит для описания бабушки или устриц, если только вы не злоупотребляете метафорами. Конструкт «интроверт – экстраверт» по своему диапазону применения находится где-то между двумя другими. Его очень часто используют по отношению к людям, хотя порой применяют и к животным. Но если кто-то назовет «интровертом» левый ботинок профессора, то будет гораздо полезнее посмотреть не на сам ботинок, а на говорящего, чтобы понять, что он имеет в виду. Это прекрасно иллюстрируют слова Келли, которые я привел в начале главы.

Но Келли высказывает еще одну мысль, которая объясняет, почему личностные конструкты очень важны для нашего понимания самих себя. Объясняя поведение другого человека, мы создаем качество, которое затем считаем присущим самому человеку. Наша склонность к использованию определенных конструктов, которые мы затем применяем к людям, может быть источником проблем, если эти конструкты оказываются неточными или отличными от конструктов других. Человек из ресторана не пришел туда с ярлыком, на котором было написано «несносный» или «неуравновешенный». Все это только личностные конструкты, которые использует наблюдатель. Если бы за посетителем, который трижды развернул официанта со стейком, наблюдал кто-то еще, он мог бы посчитать молодого человека «стильным» или «знающим себе цену». Короче говоря, наши впечатления о других людях основаны на наших собственных конструктах, которые являются динамичными, сложными и – иногда – пересматриваемыми. Хотя мы можем полагать, что составляем правильное представление об окружающих, трезвый взгляд на наши личностные конструкты может обнаружить за ними скрытые эмоции, от которых мы стремимся избавиться.

Подумайте над тем, как конструкты могут влиять на эмоциональные реакции. Тревога способна указывать на то, что какое-то событие или явление не входит в диапазон использования ваших личностных конструктов. Если ночью вы слышите странный звук, который не соответствует привычным для вас конструктам вроде «собаки» или «кошки», то можете почувствовать тревогу. Она не покинет вас до тех пор, пока вы не подтвердите другую гипотезу. «Наверное, это опять еноты», – скажете себе вы, чтобы успокоиться. Однако, если вы будете всерьез полагать, что к вам в дом проник грабитель, тревога перерастет в страх – родственную ей, но все же отличную от нее эмоцию.

Ощущение тревоги можно испытывать довольно долго, особенно когда в жизни происходят неожиданные изменения, такие, например, как смерть мужа или жены. В этом случае мы утрачиваем способность жить по-старому. Чтобы идти по жизни в одиночку и самостоятельно принимать решения, необходимы новые конструкты. Кто вы теперь? Люди, в распоряжении которых находится больше конструктов, помогающих предвидеть события или трудности в связи с изменениями в их жизни, меньше подвержены риску возникновения тревоги. Те же, кто имеет ограниченное число личностных конструктов (особенно если диапазон их применения слишком узок), не очень хорошо умеют предвидеть будущие события. Их конструкты просто не подходят для значительного количества новых ситуаций, с которыми они сталкиваются. Другими словами, чем более ограничен ваш набор личностных конструктов, тем сильнее волнение и тем труднее предвидеть будущее и адаптироваться к изменениям в настоящем. Это помогает объяснить, почему ваша сестра до сих пор не оправилась от развода, несмотря на все ваши попытки разнообразить ее жизнь. В основе ее общения с людьми лежит один-единственный конструкт: «заслуживает доверия – бросит меня точно так же, как Сэм». Так она ограничивает свою свободу и затрудняет возвращение к нормальной жизни.

Враждебность к окружающим – это эмоциональная реакция, сопровождающая попытки придать силу конструкту, который уже в значительной мере опровергнут. Возьмите, к примеру, личностный конструкт, который вы применяете к самому себе: вы считаете себя сильным и противопоставляете тем, кто, на ваш взгляд, имеет слабый характер. Вы попадаете в ситуацию, в которой с вами обращаются как с тряпкой. В ней вы, скорее всего, поведете себя так, чтобы все, включая вас, признали ваше достоинство. Вы будете стоять на своем, чтобы доказать себе, что чего-то стоите. Вы возвращаете стейк во второй раз. А потом и в третий, потому что на кону сейчас стоит нечто большее, чем просто мясо.

Угроза – это осознание грозящего изменения одного из ключевых личностных конструктов. Здесь важно понятие «ключевой», с которым мы еще не раз встретимся в следующих главах. Как правило, личностные конструкты не живут собственной жизнью, а образуют системы, оказывающие сильное влияние на истолкование нами событий и наши действия в тех или иных ситуациях. Важным свойством такой системы конструктов является связь между каждым из ее элементов. Некоторые личностные конструкты находятся на периферии – они используются и подтверждаются отдельно от других конструктов. Другие же относятся к числу ключевых, потому что образуют прочную связь с большинством остальных конструктов.
Страница 5 из 7

Они представляют собой основу всей системы личностных конструктов.

Теперь давайте посмотрим, как система личностных конструктов объясняет опыт юношей и девушек, которые поступили в колледж и покинули отчий дом. «Умный – не умный» – именно так выглядит ключевой конструкт многих первокурсников, который может относиться к ним самим и к их потенциальным друзьям. Для некоторых студентов этот конструкт может быть тесно связан с другими, такими как «успешный – неуспешный», «хорошие карьерные перспективы – полное отсутствие перспектив», «полезный – бесполезный». Мы можем проанализировать то, что ученые называют подразумеваемыми связями между конструктами системы. Они ищут эти связи для того, чтобы отделить ключевые конструкты, которые имеют наибольшее влияние на другие, от периферических. Предположим, что «умственные способности» являются одним из ключевых конструктов, имеющих множество связей с другими. Подумайте, что произойдет в случае такого события, как получение плохой оценки, которое поставит этот конструкт под сомнение. В той мере, в какой данная информация опровергает личностный конструкт «я умный», она угрожает благополучию молодых людей. Речь идет не о каком-то единичном случае опровержения, а о подрыве всей системы конструктов, которая помогает им идти по жизни. Если же конструкт «умный – не умный» не имеет тесной связи с другими конструктами, то получение плохой оценки – это не более чем неприятный опыт, который ничем серьезным не грозит. Девушка не будет раздавлена, получив низкие баллы сразу по нескольким предметам, если «отличная успеваемость» не была ключевым аспектом ее системы конструктов. Она может осознать, что креативность и проницательность – это тоже важные качества для студентки, и они войдут в число ее ключевых личностных конструктов.

Эмоциональные последствия тестирования и пересмотра личностных конструктов помогают понять, почему мы порой отчаянно избегаем подобных ситуаций. Чем больше определенный конструкт влияет на другие, тем упорнее мы сопротивляемся его изменению. Несколько лет назад я предпринял попытку представить наши концепции собственного «я» с помощью личностных конструктов вместе со своими студентами в Гарварде. Самым неожиданным открытием была тесная связь между умственными способностями и конструктом «сексуальный». Студенты оценили свои личностные конструкты и присвоили себе и другим определенный балл по каждому из конструктов. Я рассказал им один секрет: для того чтобы понять, почему они так сильно сопротивляются изменению своих конструктов, достаточно представить, как завтра утром они проснутся и с ужасом обнаружат, что оказались на другом полюсе каждого конструкта. Вы можете попробовать то же самое. Возьмите самый главный конструкт, который используете для определения самого себя (например, «хороший родитель», «житель Нью-Йорка», «творческая личность»), и представьте, что стали кем-то противоположным. Для студентов я случайным образом выбрал такую характеристику, как обучение в Гарварде: что, если они никогда не поступали в этот престижный университет? Как бы это повлияло на другие конструкты, такие как умственные способности, привлекательность и так далее? Результат оказался любопытным. Один из студентов сказал, что считал бы себя менее сексуальным, если бы не учился в Гарварде. С ним согласился еще один молодой человек, а потом еще. Они полагали, что потеряли бы часть своей привлекательности и ценности в качестве партнеров, если бы не щеголяли в бордовых пиджаках. Девушки смотрели на них с непониманием, хотя им было явно весело. Две из них сказали, что учеба в Гарварде, наоборот, уменьшает их привлекательность! Правда это или нет, сейчас неважно. Наш мысленный эксперимент показал главное – связь между личностными конструктами, их динамику, а также, возможно, некоторое влияние гендерных стереотипов. Девушкам, которые учатся в Гарварде, быть может, нелегко увидеть свою сексуальность. Но, как сказала одна из них после лекции, «по крайней мере, я не учусь в Массачусетском технологическом институте».

Джеральд: человек с единственным конструктом

Джеральд ходил на мои лекции в начале 1970-х годов – во времена, когда повсюду звучали призывы к миру, групповому сексу, лозунг «Власть цветам!» и ощущался характерный запах всем известного наркотика[2 - Ведя рассказ об отдельных людях и организациях, я намеренно менял имена, названия, некоторые детали и обстоятельства, чтобы сохранить их анонимность.]. В первый день нашего знакомства я понял, что он отличается от остальных. Если другие студенты носили длинные волосы, джинсы и ходили в сандалиях, Джеральд (и никогда Джерри) всегда был одет в кадетскую форму. Походка этого рослого блондина сильно напоминала строевой шаг. Казалось, что он не замечал косых взглядов и смешков других студентов. Джеральд всегда сидел прямо и составлял очень подробный конспект. Этот большой человек с идеальной осанкой за миниатюрной партой смотрелся немного странно.

Как-то я решил показать студентам, как анализировать личностные конструкты, которые они используют для описания себя и других людей. Обычно молодым людям нравится изучать свои личностные конструкты, и тот раз не стал исключением. Самой сложной частью упражнения было определение взаимосвязи между конструктами, а также степени сопротивления изменениям. Я подходил то к одному студенту, то к другому и помогал им производить расчеты, порой весьма непростые.

Большинство студентов имели где-то по семь личностных конструктов, которые не были слишком тесно связаны друг с другом, а открытость изменениям доминировала над негибкостью. В число типичных конструктов, с помощью которых студенты определяли себя и других, входили «умный – глупый», «интересный – скучный», «прикольный – неприкольный», «приятный – неприятный» и в двух случаях «расслабленный – напряженный». Когда я подошел к Джеральду, он казался довольным своим анализом и показал мне, что у него получилось. Вместо обычных семи он имел всего один ключевой конструкт, которому подчинялись все остальные: «служит в армии – не служит в армии». Джеральд применял этот конструкт к родственникам, друзьям, незнакомцам и, конечно, к самому себе. Его сопротивление изменению своего статуса было максимальным.

Изучение личности сквозь призму конструктов в значительной степени предполагает, что «вы и есть конструкты», и в случае Джеральда так оно и было. Его понимание самого себя полностью совпадало с поведением. Джеральд всегда оставался солдатом. Этот конструкт определял его целиком и без остатка.

На следующий день Джеральд не пришел на занятия. Его присутствие в аудитории было таким заметным, что я сразу обнаружил, что его нет. Впрочем, тогда я не особенно волновался. Но, когда он пропустил еще две лекции и экзамен, я начал беспокоиться. Я выяснил, что он выбыл из университета и попал в больницу. Судя по всему, его исключили из программы подготовки офицеров за какой-то проступок, и несколько дней спустя он угодил в психиатрическую лечебницу по причине острого
Страница 6 из 7

тревожного расстройства. Хотя, возможно, у него имелись и другие слабые места и личностные особенности, которые снижали его психологический иммунитет, теория личностных конструктов объясняет происшедшее следующим образом: ключевой личностный конструкт Джеральда был опровергнут, в результате чего рухнула вся система. Если бы он смог призвать на помощь другие конструкты, такие как «прилежный студент», «трудоголик» или «любящий сын», он получил бы возможность взглянуть на себя иначе и осознать свою ценность вне армии. В таком случае опровержение конструкта «солдат» не произвело бы столь оглушительного эффекта. Но других ключевых конструктов у Джеральда попросту не было, поэтому он рассыпался на глазах.

Откуда вы знаете? Осмысление людей, вещей и себя

Если Келли был прав, называя людей учеными, которые создают, испытывают и пересматривают гипотезы о себе и других, то какие сведения и доказательства мы используем в ходе этого процесса? И какими данными оперируют настоящие ученые – психологи, изучающие человеческую личность? С позиции личностных конструктов не существует четкой границы между учеными-любителями и профессионалами, которым платят за тестирование и исправление теорий личности. Конечно, любители обычно не пользуются сложными тестами или результатами компьютерной томографии мозга, чтобы понять личности своих близких; также они не пытаются всеми силами прийти к какому-либо консенсусу. Тем не менее данные, на которые опираются те и другие, во многом совпадают. Давайте посмотрим, как наши системы координат, или основополагающие представления о мире, влияют на методы оценки и осмысления себя и других.

Помните наш мысленный эксперимент с рестораном и стейками? Спросите себя, обратили бы вы внимание на происходящее за соседним столом? Вызвало бы это у вас интерес? Любите ли вы наблюдать за людьми, прислушиваться к их разговорам, оценивать внешность, анализировать поступки и определять мотивы их действий? Если да, вы являетесь специалистом по людям, как я это называю, то есть кем-то вроде «ученого» Джорджа Келли, но с четкой специализацией на других людях. Также существуют те, кто ориентирован на иные аспекты реальности. К ним я применяю термин специалисты по вещам. Они могут смотреть на тот же стол, что и вы, но им будет интересен сам стол, а не люди за ним. Например, они будут рассуждать о том, выдержат ли его тонкие ножки ту гору подносов, которую катит на тележке официант. Или их заинтересует новое оформление скатертей либо раковина на кухне. Одним словом, специалисты по людям живо интересуются людьми и миром социальных взаимоотношений. Они используют персоналистский подход к познанию мира. Специалисты по вещам сконцентрированы на неодушевленных предметах; их больше привлекает мир физических отношений. Для них характерен физикалистский[1 - Физикализм – концепция логического позитивизма. Сторонники физикализма ставят ценность какого-либо положения любой науки в зависимость от возможности перевести его на язык физики. – Прим. перев.] подход к объяснению мира, включая мир других людей.

Тот факт, специализируется человек на людях или на вещах, влияет на оценку им других людей. Данная истина справедлива как для ученых-любителей, так и для профессионалов. Специалисты по людям склонны анализировать других с психологических позиций, основываясь на их намерениях и мотивации. Такие ученые чаще общаются с людьми, задают им вопросы, внимательно слушают ответы, потому что других способов определить намерения и мотивацию не существует или они не очень эффективны. Но, если по практическим соображениям или по менее очевидным причинам, таким как желание соблюдать дистанцию и статус знакомых незнакомцев, это невозможно, специалисты по людям все равно делают выводы о тех, кто их окружает. В условиях недостатка информации они приходят к необоснованным заключениям и совершенно ошибочным интерпретациям других людей. Специалисты по вещам, напротив, оперируют объективными данными, на которых основывают все свои гипотезы. Но они тоже способны делать неправильные выводы, потому что часто в их распоряжении находятся только самые простые и очевидные вещи, тогда как глубинный смысл событий и ситуаций от них ускользает.

Различие между персоналистским и физикалистским способами познания справедливо и для профессиональных исследователей. Одни из них пользуются физикалистскими средствами измерения, такими как функциональная магнитно-резонансная томография, физиологические и генетические данные. Другие предпочитают психологические подходы, такие как анализ личностных конструктов, проектов и нарративов. Представители обеих групп редко общаются друг с другом, а когда встречи и обмен информацией все же происходят, они часто принимают защитную позу и вступают в конфликт. Иногда, например, при подборе руководящих кадров желательно и даже необходимо изучить кандидатов с различных точек зрения, опираясь на разные гипотезы и методики.

Если говорить именно о подборе руководителей, проще и лучше всего это делать с помощью центров оценки[3 - Центры оценки – это не места, а мероприятия, устраиваемые компаниями, обычно на отдалении от офиса. Соотношение кандидатов и экспертов в центрах оценки нередко составляет 1:1. Эксперты поровну делятся на специалистов в области психологии (оценка личностных качеств и способностей) и сотрудников организации, которые прекрасно осведомлены о том, какие требования должность предъявляет к кандидатам. Перед мероприятием все кандидаты проходят серию тестов на определение черт характера, способностей и интересов.]. В них на протяжении нескольких дней кандидаты проходят различные собеседования, выполняют индивидуальные и групповые упражнения, причем все это проходит под наблюдением группы экспертов (включая специалистов по оценке личностных особенностей и старших сотрудников компании). Мне тоже довелось поучаствовать в подобной оценке в качестве консультанта, и полученный опыт оказался очень поучительным. Я еще раз убедился в том, какую важную роль в принятии решений играют личностные конструкты.

Дерек: заклинатель деревьев

Оценка проводилась по заказу крупной лесохозяйственной компании, которая искала главного эколога по ресурсам (одного из членов высшего руководства). Был составлен список из шести кандидатов, и компания учредила центр оценки, чтобы выбрать лучшего. Должность считалась ключевой. Компания взялась за внедрение новых подходов в отделе лесозаготовок с заметным акцентом на устойчивом развитии и экологическом сознании, что на то время было в новинку. Главный эколог по ресурсам должен был возглавить эту инициативу и быть способным противостоять консервативным и негибким руководителям отдела, сосредоточившим в своих руках значительную власть. Кроме того, от него требовалось умение аргументированно спорить с противниками вырубки леса, которые требовали принятия все более и более радикальных мер. Эта должность носила публичный характер, имела большое значение и предъявляла к кандидату серьезные
Страница 7 из 7

требования.

Эксперты «окопались» в главной комнате для собеседований и приготовились к встрече кандидатов. Я сидел рядом с самым консервативным из них – Джеком Банкрофтом, широкогрудым управленцем с горящим взглядом и огромными ручищами, который с низших ступенек карьерной лестницы взобрался почти на самый верх и заработал репутацию грубого и резкого человека. Как-то раз он опозорил консультанта, который предложил уменьшить едкий запах, стоявший на целлюлозном заводе, с помощью отвода сточных вод в специальные каналы. «Я отвергаю ваше предложение, потому что вы похожи на человека, который никогда не пускал газы в ванне», – сказал Джек в лицо смущенному и сбитому с толку специалисту. Поэтому я с интересом и некоторой тревогой ожидал, что произойдет, когда кандидаты прибудут на место.

Действительно, искра вспыхнула очень быстро. Кандидаты, все мужского пола, приехали и заняли свои места. Один из них отчетливо выделялся на фоне остальных. Его звали Дерек. Это был бледный и худой человек с длинными струящимися волосами, клочковатой рыжеватой бородкой и глазами водянисто-голубого цвета. Он родился и провел детство в Ирландии, а в возрасте семи лет переехал с родителями в Канаду. В отличие от других кандидатов, Дерек не носил костюм, а был одет в нечто наподобие замшелого халата. И хотя он пришел в туфлях, ему гораздо больше подошли бы сандалии. Первая реакция Джека была предсказуемой: он громко фыркнул, повернулся ко мне и заявил, «что этот чертов хиппи никогда не получит должность главного эколога». Я же предложил не торопиться с выводами и посмотреть, что будет дальше. В ответ Джек лишь бросил на меня презрительный взгляд. Для него первое впечатление всегда равнялось последнему. Я понял, что следующие три дня будут не самыми простыми.

В центрах оценки все проходит весьма динамично, и в течение дня у экспертов не так уж много времени для анализа. Тем не менее после каждого упражнения или собеседования мы должны фиксировать свои впечатления и оценивать каждого кандидата по нескольким критериям. В конце дня мы обычно перечитываем записи и ищем тенденции. Мне было особенно интересно узнать, что думал о Дереке Джек. Поменялось ли его представление об этом человеке? По итогам первого дня оно осталось без изменений. По каждому из трех упражнений Джек поставил Дереку худшие оценки: он имел наименее развитые коммуникативные навыки, плохо принимал решения и обладал посредственными техническими знаниями. По мнению Джека, единственной сильной стороной Дерека являлась креативность. Однако Джек не придавал этому качеству большого значения: оно не входило в число его важных личностных конструктов. В комментариях к отчету он написал следующее: «Дик (так он назвал Дерека), безусловно, креативен. Он говорил, что в детстве сажал деревья и даже разговаривал с ними. Боже правый! Его съедят заживо, если он получит эту должность. Он чудак, и ничего больше. Пусть мистер Лоракс разговаривает с деревьями в другом месте». Джек не был лишен чувства юмора.

Когда кандидатов попросили рассказать, почему они хотят получить эту должность, Дерек действительно поделился детскими воспоминаниями о прогулках в лесу, которые ему безумно нравились. Но он говорил об этом с юмором, практически с самоиронией, так как знал, что некоторые из сидящих в комнате были сторонниками вырубки леса и видели в нем исключительно древесину. Дерек Лоракс был далеко не глуп.

Утром второго дня мы обсуждали результаты тестирования способностей и личностных качеств каждого из шести кандидатов, которые при этом не присутствовали. Профиль Дерека стоял особняком. Как и ожидалось, он получил очень высокие баллы по вербальному восприятию и когнитивной гибкости, а также по способности смотреть на знакомые вещи под новым углом зрения. И, вполне предсказуемо, в тесте на творческое мышление он набрал баллы, близкие к максимальным. Кроме того, Дерек обладал хорошими аналитическими способностями и прекрасно обрабатывал визуальную информацию. После обсуждения во время кофе-паузы я спросил у Джека, что он обо всем этом думает. Центры оценки создаются с целью независимого анализа кандидатов – мнения всех экспертов сводятся воедино только в ходе последнего заседания; обсуждение кандидатов до этого момента не приветствуется. Тем не менее Джек открыто заявил, что один из кандидатов – разумеется, Дерек – ему крайне неприятен. Его слова вызвали у меня беспокойство. С каждым упражнением Дерек все больше и больше отрывался от других кандидатов как по своим техническим знаниям, так и по коммуникативным навыкам. Он произвел впечатление на всех, кроме Джека. Тот не только не изменил своего мнения о мистере Лораксе, но и еще больше утвердился в нем.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/brayan-littl/ya-opyat-ya-i-my-11821702/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Сноски

1

Физикализм – концепция логического позитивизма. Сторонники физикализма ставят ценность какого-либо положения любой науки в зависимость от возможности перевести его на язык физики. – Прим. перев.

Комментарии

1

Теория личностных конструктов Келли была очень смелым, новаторским подходом к изучению личности. Она опередила когнитивный переворот в психологии как минимум на одно десятилетие и в настоящее время продолжает сохранять свое влияние в психологии личности, клинической и деловой психологии. Я наткнулся на книгу Келли, еще будучи студентом университета. Мне нужен был учебник по нейропсихологии, а на его месте совершенно случайно оказалась книга «Психология личностных конструктов» (кто-то поставил ее не на свое место). Я начал ее листать и через четыре часа стал убежденным сторонником теории Келли. В итоге в аспирантуре я занялся изучением не нейропсихологии, а психологии личности.

2

Ведя рассказ об отдельных людях и организациях, я намеренно менял имена, названия, некоторые детали и обстоятельства, чтобы сохранить их анонимность.

3

Центры оценки – это не места, а мероприятия, устраиваемые компаниями, обычно на отдалении от офиса. Соотношение кандидатов и экспертов в центрах оценки нередко составляет 1:1. Эксперты поровну делятся на специалистов в области психологии (оценка личностных качеств и способностей) и сотрудников организации, которые прекрасно осведомлены о том, какие требования должность предъявляет к кандидатам. Перед мероприятием все кандидаты проходят серию тестов на определение черт характера, способностей и интересов.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.