Режим чтения
Скачать книгу

Чужак. Миротворец читать онлайн - Игорь Дравин

Чужак. Миротворец

Игорь Дравин

Чужак #11

Хвала профу, тот составил рунное заклятие, с помощью которого Влад сможет освободить всех своих элементалей из цепи стихий. Ог, Воз, Вод и Зема настолько вдохновились этой призрачной возможностью, что Владу пришлось срочно отправляться в Белгор, к лучшим в мире Арланда кузнецам-гномам… Ну и заодно помочь братьям охотникам в беспрецедентной акции – пленении живьем ванфа, причастного к недавнему рейду погани на город…

И ведь затея с цепью удалась, опять же хвала профу! Теперь предстоит ни больше ни меньше как уничтожить Черный храм в развалинах Джамалы – столицы бывшей Денгары, на месте которой ныне безжизненная пустыня. Из путешествий туда вообще мало кто вернулся, в том числе темные разведчики Крия Баросского.

И не потому ли, что все подступы к логову темного мастера охраняет многотысячная армия женщин-змей?..

Игорь Дравин

Чужак. Миротворец

Пролог

– Передайте мою очередную благодарность султану Рашиду. – Девушка в полной латной броне с бастардом, кинжалом и стилетом на боевом поясе приняла от гонца информационный кристалл.

– Повелитель Неба и Благословенной Земли интересуется – нет ли у вас известий от его друга Влада эл Артуа? – спросил у собеседницы воин со значком гонца на плече. – Где он сейчас, жив ли он?

– Никаких известий нет, – созналась девушка. – Учитель ни с кем из нас не выходит на связь. Но султану Рашиду не стоит волноваться за Влада. Отсутствие известий – уже сама по себе хорошая новость. Султану пока не стоит беспокоиться, учитель может пропадать хоть месяц или два, а потом он все равно возвращается. До завтра.

– До завтра, леди Эллина. – Воин поклонился девушке и отправился обратно к порталу Алых.

– Влад, а ты мерзавец, – прошипела девушка. – Тебя уже нет полторы недели, и все это время мы не находим себе места! Ты подонок, как можно нас всех так волновать? Парин, – девушка посмотрела на своего гвардейца-координатора группы, – закажи всем нам обед в гостинице, поедим, а потом перейдем в герцогство. Что это?! – Эллина подбежала к окровавленному, выходящему из крепости Алых человеку. – Влад, что ты позволил с собой сделать?!

Окружившая ее группа вампиров и котов. Окруживший Эллину десяток рысей из постоянного поста, присматривающего за ближайшим к герцогству Артуа порталу Алых. Приблизившийся к оскаленному сталью отряду воинов не успевший перейти гонец султана Рашида внимательно смотрел на то, как девушка поит эликсирами мужчину. Как он постепенно приходит в себя. Как он смог твердо встать на ноги.

– Благодарю, Эллина. – Влад снял барбют[1 - Открытый шлем, он же венецианский салад.]. – Я знал, что в это время ты находишься здесь и сможешь мне помочь. Все мои эликсиры закончились.

– А где твои вампиры и Пушок? – спросила девушка. – Где отец Карит?

– Погибли, все они погибли, – глухо ответил ей мужчина. – Я ошибся и смог спастись только сам. Спасибо, Эллина, я теперь в полном порядке. Начинаем переход в замок Стока, открывай портал. Мне нужна помощь Алианы.

– А где твой индивидуальный портал?

– Я все свои артефакты потерял в бою, – сознался Влад. – Там было нечто невероятное и невозможное.

– Невозможное? – Девушка сняла салад и вынула заколку из копны своих скрученных на затылке белоснежных волос, моментально обрушившихся на ее наплечники и кирасу. – Влад, давай мы несколько часов отдохнем в этой так близко расположенной гостинице, ты частично придешь в себя, а только потом перейдем. Парин, ты уже заказал нам всем обед?

– Леди? – не совсем понял вопрос второй сын Шейка.

– Обед. – Отвернувшись от Влада, Эллина укоризненно посмотрела на координатора группы. – Красный код, – послала девушка зов[2 - Плетение.] гвардейцу. – Влад не в себе. Сейчас я буду его проверять. Он раньше не знал слова «невозможно». Он потерял всю свою группу и Пушка, в бою пропали все его артефакты. Влад может быть опасен для своих жен и детей. Что будет со всеми нами, когда он станет нормальным и узнает, что во время своего безумия причинил вред своим близким? Не в первый раз Влад становится не самим собой. Ты это знаешь.

– Так обед уже заказан и оплачен! – обрадовался Парин. – Ласик, бегом в гостиницу – и проверь качество еды.

– Пойдем со мной, Влад. – Девушка нежно взяла под руку мужчину. – Ты ведь мне расскажешь, что там произошло и почему я не чувствую в тебе хоть капли силы? Я ведь такая любопытная, – захлопала ресницами красотка. – Тебе нельзя сейчас напрягаться, пообедаем и перейдем.

– Согласен с твоим решением, и все я тебе скоро расскажу. – Влад рассматривал свой поврежденный шлем, а потом пошел за Эллиной. – Был тяжелейший бой. Ладно, – махнул он рукой, – завтра я все тебе расскажу и также порадую. Я сумел захватить одного темного, но сил на его контроль у меня уже не оставалось, выдохся полностью. Я заплатил наемникам из Братства, и завтра они его сюда доставят.

– Почему завтра? – капризно надула губы девушка. – Почему не сегодня? Влад, ты противный. – Эллина вошла в холл гостиницы.

– Леди, обед еще не готов, но трактирщик обещал сделать его в течение пятнадцати минут, – отрапортовал магу – лидеру своей группы Ласик. – В качестве компенсации за причиненные неудобства он предоставляет нам несколько комнат, чтобы мы не находились здесь в окружении всякого сброда, а пообедали в номерах.

– Пошли наверх, Влад, и ты не ответил на мой вопрос. Проводите нас. – Эллина строго посмотрела на служанку.

– Ласик, ты молодец, – опять Парин связался по амулету связи с воином.

– А как я мог им не быть, если ты постоянно давал мне указания? С Владом опять что-то произошло?

– Понятия не имею, Эллина сейчас его проверяет. Когда она так глупо хихикает и хлопает глазами, ситуация очень серьезная. Ты же ее знаешь.

– Почему не сегодня привезут темного? – Влад, сопровождаемый Эллиной, вошел в номер. – Есть на это причины. При захвате я его изувечил, он почти ушел за кромку, на него я потратил оставшуюся часть своих эликсиров. Потом я его оставил наемникам, они приведут темного в порядок – и скоро ты подвергнешь его жесточайшему допросу, я хочу знать все, что находится у него в голове.

– А почему ты там не остался, они бы тоже тебя вылечили, – удивилась девушка.

– При нападении отряда Братства на Алиану я убил отца командира этой группы наемников, – рыкнул Влад. – Ты совсем головой не можешь сейчас думать?!

– Прости, Владушка, не могу, – созналась девушка. – Тебя долго не было, а я так по тебе скучала. А какая здесь интимная обстановка… – Эллина присела на кровать. – Жаль, что мы не можем сейчас заняться любовью, ты слишком слаб. Жаль, я опять хочу изменить Четвертому. – Магиня стремительно покраснела. – А в замке Стока нам заниматься любовью будет трудно, там твои жены, и они невероятно ревнивые. Как я по тебе скучала, твои нежные руки, наши объятия в казематах школы Джокер, твоя любовь. Я все готова сделать ради тебя, и не потому, что ты мой учитель. За тебя я убью любого или любую. – Девушка впилась глазами в лицо мужчины. – Я сделаю для тебя все что угодно, ты знаешь
Страница 2 из 31

это.

– Так займемся любовью здесь и сейчас, – усмехнулся Влад. – Время у нас есть, и сил у меня на это достаточно. Снимай свою броню и прочие железки, – мужчина стал освобождаться от железа, – зачем ты вообще их носишь? Ты же сильнейшая разумница на Арланде! Радость моя, иди ко мне. Быстрее снимай эту сталь.

– С радостью, любимый, я займусь с тобой всем чем угодно. – Стремительно освободившая свое тело от брони и оружия Эллина подошла к Владу. – А мой охотничий комбинезон ты должен сам с меня снять, как делаешь это всегда, я так возбуждаюсь при этом. А лучше разорви его на моей груди, учитель, ты так иногда поступаешь со всеми своими женщинами. Я помню, как ты его порвал, когда я была с тобой в Гераде, столице султаната Накри.

– Да ты шалунья. – Влад обнял Эллину и принялся страстно ее целовать.

– А ты дурак, то была Дуняша, ты спасал свою сестру и заливал эликсирами ее раны. – Эллина с хищной усмешкой посмотрела на падающее на ковер тело мужчины. – Ты – не Влад, сколько же ты допустил ошибок в нашем разговоре. Связать его, закрыть рот кляпом и надеть ему на голову обруч противодействия, настроенный на рунную магию, – сообщила девушка ворвавшимся в ее комнату мужчинам. – Это не Влад, это – перевертыш. Я частично проникла в его разум, используя эмоции. К сожалению, дальше не смогла. Нужно обстоятельно и неторопливо заняться с тобой любовью, красавчик, и в более интимной обстановке.

– Но их же всех уничтожили еще до Смуты? – удивился Парин, глядя, как вампиры быстро выполняют указания Эллины, как тщательно связывают сраженного внезапным ударом магии Разума мужчину.

– Как видишь, нет, Парин. Он – точная копия Влада: его слова, его жесты, манеры и движения. Именно за эту способность перевертышей и уничтожали, но, видно, всех не смогли. И еще, перевертыши – природные маги, они могут скопировать любой облик с точностью до мельчайшей родинки, но настоящей силой они не обладают, именно поэтому Арланд сейчас принадлежит другим расам, а не только им.

– Эллина, а ты не ошибаешься? Вдруг это просто сошедший с ума обессиленный Влад?

– Парин, есть одна шутка Влада, которую понимаю только я. Однажды я едва не стала его любовницей. Несколько лет я была без мужчины, у него женщины не было почти год. Я пригласила его в корчму и дала понять, что готова на все, кроме того я хотела поработать с его защитой разума. Он был веселым, он меня совсем не боялся, как другие разумные. Влад расцеловал меня в отдельном кабинете и немного потискал, а потом отстранился и объяснил, почему между нами ничего не может быть. Ты бы видел, каким он был смешным с мокрой головой. С тех пор и возникла эта шутка. Влад никогда не говорит мне слов «проведи жесточайший допрос». Он всегда напоминает мне о нашем несостоявшемся свидании и о том, как я его тогда разговорила.

– А кроме того, леди Эллина никогда не смогла бы причинить хоть малейший вред своему учителю, – заявил один из закончивших свою работу высших вампиров. – Она не может этого сделать, Парин, пока он ей не разрешит. К сожалению, ты бездарь и не можешь этого почувствовать.

– А сколько этот недоумок совершил ошибок в нашем разговоре! Парин, под конец я уже просто откровенно издевалась над ним, а он этого не понимал. Уходим. Как можно идти на дело таким неподготовленным? – с осуждением посмотрела Эллина на уносимое вампирами тело мужчины. – Да меня бы учитель за нечто подобное… А особенно мне понравился твой вопрос про броню и оружие, находящиеся на моем теле, – как же я тогда старалась не рассмеяться, ты бы знал. Все, что происходит в казематах школы Джокер, знают только ученики Влада. Я мастер нор алэр дайра, придурок, а не просто сильнейшая разумница Арланда.

Глава 1

Вынужденные затворники

– Опаздываешь, – пробурчал Четвертый на свою жену.

– Сам бы попробовал столько разумных проверить за такой короткий срок. – Эллина плюхнулась в кресло и с наслаждением потянулась.

– Начнем, все джокеры-старики, кроме контролирующего кракена Бонара, Зетр и Четвертый в сборе. Отсутствуют мальки-джокеры и остальные номера.

– Алиана, что на этот раз опять случилось? – поинтересовалась Арна.

– Пока ничего, но обязательно должно случиться. Влад отправился на свою очередную встречу с ткачом, а мы тут бездельничаем.

– Бездельничаем, – хмыкнула Эллина. – Можно подумать, что у кого-то из нас был хоть малюсенький шанс составить ему компанию. Ты сама прекрасно знаешь его отношение…

– Я говорю не про это очередное ежегодное безумие Влада, – перебила разумницу новоявленная будущая великая герцогиня Тарии. – Джокеры, мы должны закончить несколько не завершенных Владом дел. Он не любит лишней крови и поэтому совершает ошибки, оставляя в живых своих врагов, которые пока еще не причинили ему или нам вреда. Что делать, если он дэрг и был воспитан в другом мире по другим законам и моральным принципам. Но все, что ни делается, все к лучшему, во всем нужно видеть хорошее, видеть светлую сторону, как говорит Влад. Сейчас его с нами нет, и он не может запретить нам делать то, что мы сочтем нужным. Для начала я имею в виду ситуацию в Эрии. Зетр, расскажи всем присутствующим то, что позавчера рассказал мне.

– Леди, господа, – заговорил глава ночников, – я выяснил, кто именно стоял за попыткой убийства наследного принца Влада Декарского…

– Тоже мне секрет, – фыркнула Арна, – принц Пирин Эрийский, чтоб он сдох как можно быстрее. Детство у него до сих пор в голове играет, подвиги подавай этому болвану. Эла, он вроде на тебя неровно дышит, так вымани его из дворца куда-нибудь, а я его с удовольствием прикончу.

– Леди Арна, ну зачем вам сразу убивать? – Зетр с осуждением посмотрел на волчицу. – Тем более что этот принц дурачок. А если история всплывет, будет международный скандал.

– А когда это джокеры стали бояться скандала? – поинтересовалась Ерана. – Наплевать и растереть. Утрутся и ничего не сделают.

– Арна, а зачем тебе пачкать руки? Я со своей группой отправлю этого прынца к Проклятому. Ты ведь молодая мать, тебе об Анатолии заботиться нужно.

– Да хватит уже! – вскочил с кресла проф. – Вы что вообще сейчас обсуждаете, совсем головы потеряли от волнения за Влада? Я сам места себе не нахожу, но ведь это не повод бросаться в различные сомнительные авантюры. А ты, Лин, только что заработал себе одну индивидуальную тренировку с Дуняшей и Ераной. В следующий раз будешь думать, а только потом рот открывать.

– Может, я закончу доклад? – поинтересовался у присутствующих Зетр. – Принц Пирин Эрийский обычная великосветская пустышка. А вот тот, кто подбивал его на развязывание войны с Декарой, довольно интересная личность. Маркиз Талвод эл Рокас, богат, влиятелен, троюродный племянник короля Болдуина, до недавнего времени имел много родственников на западе Декары. Любит находиться в тени и дергать разумных за веревочки. Мы вышли на него случайно. Когда в припадке ярости из-за своих сорвавшихся планов приказываешь за мелкую ошибку забить плетьми до смерти своего личного секретаря, нужно самому удостовериться в его гибели, а не выбрасывать едва
Страница 3 из 31

живое тело на помойку. Сначала я не поверил поступившей информации, но после тщательнейшей проверки… Это маркиз был инициатором развязывания войны Эрии с Декарой и организатором покушения на крестника Влада. Командиру я ничего не сообщал – он готовился к поединку с ткачом, и нечего его было отвлекать по пустякам. Есть вторая проблема, которую нужно решить за время отсутствия Влада. Он слишком добрый, а иногда это опасно. Леди Эрита, ваша сестра – с ней нужно что-то делать.

– Я запрещаю, Зетр, ты правильно сказал: она моя сестра. Я не хочу ее крови.

– Зато она сильно жаждет вашей. Выход на мэтра искала одна непонятная и подозрительная личность. Сразу было видно, что он не из наших, а только прикидывается им. Мои волки проследили за ней и обнаружили интересное свидание в самом лучшем ресторане столицы Геноры. Потрясающая конспирация. Принцесска еще корону надела бы на голову! А искал контакт с мэтром один захудалый благородный, безнадежно в нее влюбленный.

– Вот сучка! – Волчица решила проверить кулаком прочность стола. – Одного раза ей было мало, решила пойти на второй заход. Рита, успокойся, твое мнение в данном вопросе ничего не решает. Джокеры, ставлю оба вопроса на голосование. Пусть будет коллективная ответственность. Когда Влад вернется и узнает о нашем самоуправстве, всех прибить он не сможет при всем своем большом желании. Зетр прав: слишком он добр, это единственный его недостаток. Почти все – «за». Кто против? Рита, ты неисправима. Как будем действовать?

– Этого маркиза я беру на себя, а вот принцесса…

– Зетр, не пытайся объять необъятное, девушкой займусь я и несколько групп из отряда быстрого реагирования. – Четвертый поставил опустевший кубок на стол. – Возьму еще с собой несколько ритумцев, умеющих держать язык за зубами. Местные лишними не будут.

– А откуда у этой принцесски такие деньги? – спросила у всех присутствующих Дуняшка. – Я понимаю, что полный расчет идет после выполнения заказа, но все же. Она хочет кинуть мэтра? Ведь Объединенные королевства по сравнению с королевствами Сатума просто нищета голимая. Все их свободные средства не один век поглощает война с ушастыми. Даже приданое Эриты ее отец обещал выплачивать частями в течение десяти лет, раньше никак.

– Хороший вопрос. – Алиана хрустнула пальцами. – Все мои украшения, подаренные мне отцом и Владом, произведения искусства и предметы обихода стоят не более тридцати семи тысяч золотых. Еще двадцать две тысячи найдутся в казне и в виде сертификатов на предъявителя, больше ничего. Исходя из своего опыта, могу сделать вывод, что либо мэтра собираются убить после выполнения им работы, – кинуть его живого заказчик вряд ли посмеет, а вот мертвого… Либо в Геноре скоро будет не король, а королева. Второй вариант развития событий кажется мне наиболее вероятным.

– Я меняю свое мнение: моя сестра заслуживает смерти. Решение принято единогласно. Только ликвидация не должна быть силовой. Мы столетия ждали и дожидались эльфийских диверсантов. Охрана у дворца отца серьезная.

– Это не проблема, – усмехнулась Алиана. – Когда выпадет первый снег, я отправлюсь с дружеским визитом к твоему отцу. Повод скоро будет – вы понимаете, о чем я говорю. Великая герцогиня, дочь короля Торина, приемная дочь Ланы… Эрита, твой отец будет счастлив. А если после моего отъезда твоя сестра через некоторое время умрет от неизвестного яда, разве я буду в этом виновата?

– Справишься? – поинтересовался Гайд.

– Малыш, знал бы ты, сколько раз я проделывала нечто подобное в интересах короны Мелора. В ядах, в том числе и эльфийских, я разбираюсь лучше всех вас, вместе взятых.

– А как же Фарин? – ехидно спросила Арна.

– Без своего Закрытого леса он никто. Третий вопрос нужно решить, – продолжила Алиана. – Что будем делать с некоторыми преподавателями Ринийского университета? Надеюсь, никто не забыл, что заканчивал неудавшийся убийца Ланы и Эриты?

– Подруга, это ты зря, – покачала головой Эллина, – Если Влад сам не разделался с ними, то на это были серьезные причины. Зачем Ластер Первый навещал турнир Арны, о чем он с Владом разговаривал наедине? Ведь в королевстве Мариена произошла смена династии в результате мятежа, а это всегда опасно. Не путай с тем, что было в Декаре, там мятеж был подавлен, более того – на троне оказался законный наследник. Сейчас все, почти все, кто помогал Ластеру стать королем, ждут от него благодарности. Самый сильный его союзник Ринийский университет, и если будет даже тень подозрения, что к этому убийству причастен новый король или школа Джокер, ведь отец Илас пропал без вести на территории старого графства Артуа, – то трон под Ластером зашатается.

– Алиана, не перегибай палку, – поморщилась Эрита, – этих разумных отправят к Проклятому и без нашей помощи. Мать-церковь не простит им попытки устранения Ланы. Можешь считать их уже мертвыми. Не сразу, но со временем точно.

– Откуда ты знаешь? – поднял брови Шедар.

– Не хотелось вам говорить, но придется. Выше моей личной клятвы Владу только клятва Создателю. Замешанных в покушении на Лану ликвидируют Псы Господа. Это их обязанность убивать отступников, а также тех, кто покушается на клириков.

– Не понял, а как же орден Знающих?

– Четвертый, под словом «отступник» я имела в виду светских, а не клириков. Знающие занимаются почти только церковными делами, дланцы – военными действиями, ирдисовцы борьбой с ушастыми, ауновки лечат, инквизиторы уничтожают темных, а песики убивают светских, в особых случаях им могут приказать исполнить клирика или темного, но такое бывает редко.

– Да откуда ты это все знаешь?! – возмутилась Арна.

– А тебе до сих пор непонятно, подруга? – ехидно улыбнулась Эллина. – Наша скромница Эрита – Пес Господа. Почему она сказала про клятву Владу и клятву Создателю?

Молчание.

– Бывший Пес Господа, – внесла уточнение ауновка. – Когда покинула Ритум, я отправила трибуналу сообщение о своем бессрочном отпуске, но мне дали только временный, для приведения нервов в порядок…

– И она стала использовать слова Влада, – послала зов Эллина Четвертому.

– А чего ты хотела? На себя посмотри.

– …На время окончания учебы в именной школе. Меня не беспокоили, пока я не стала матерью-настоятельницей и не оказалась в графстве Артуа. Вот тут трибунал вспомнил обо мне. Ведь столько всего необычного произошло здесь. А когда увидела Влада, я стала саботировать многие положения устава песиков.

– Какие именно?

– Самые важные, Дуняша. Например, обязанность песиков регулярно докладывать об обстановке в тех регионах, где они находятся, трибуналу. Вдруг какой-то благородный или высокородный часто или не совсем встречается не с тем, с кем нужно. Сервы ведут нежелательные разговоры, и кто их к этому подстрекает…

– То есть песики – это агенты под прикрытием?

– В какой-то степени, Лин. В основном мы ликвидаторы светских пособников темных и сочувствующих им. Если кто-то вызывает подозрения, нужно попытаться внедриться в его окружение, найти доказательства и отослать их в трибунал. Но внедрение получается редко,
Страница 4 из 31

в основном песики получают косвенные сведения.

– А почему ты их называешь песиками, Эрита? – спросил Венир. – Они же твои соратники.

– Бывшие соратники. Когда Влад поселил меня в этом замке, вскоре под видом одного из гостей, приехавших полюбоваться на перевал каменных гоблов, прибыл мой куратор и потребовал забыть обо всех остальных обязанностях Пса Господа и докладывать ему только о графе эл Артуа. Много странного, невероятного здесь произошло за столь короткий срок. Я отказалась это делать и заявила песику, что еще одно такое требование – и я выхожу из организации.

– Так они тебя и отпустят, – хмыкнула Ерана.

– Если требование повторится, у них не будет другого выхода. Мой куратор смолчал и покинул замок.

– Тебя не попытались исполнить? – Алиана покачала головой. – Наверняка он прибыл не один.

– Где, в замке Стока? – удивилась ауновка. – Тебя даже Торин Второй решил здесь спрятать: безопасность коты обеспечивают на высочайшем уровне. Кроме того, решение о ликвидации песика может принять только глава трибунала, и никто другой. Раньше было все иначе. Рядовой песик мог убить разумного по первому подозрению или приказу своего куратора. Такие были времена. Любого куратора-офицера мог приговорить к смерти любой член трибунала, а глава организации Псов Господа любого своего подчиненного мог отправить на эшафот. Тогда такие правила были нужны, были необходимы, но потом… Безнаказанность развращает, песики стали считать себя кастой, которой позволено все. И вот однажды Псов Господа официально распустили и полностью пропололи весь состав. Нас никогда не было много, мы ничего не смогли противопоставить объединенным усилиям дланцев и ирдисовцев. Шли века, и организацию церковь тайно восстановила, но на других условиях существования. Никаких подозрений, никаких косвенных улик, только стальные доказательства рядовой должен предоставить своему куратору. Тот оценивает их и передает в трибунал или отправляет на доследование. Если офицер согласен с рядовым, то документы ложатся на стол трибунала. И теперь они решают, что делать с этим высокородным, благородным, простолюдином или сервом. А принять решение о судьбе вышедшего из-под контроля организации песика может только глава трибунала. Наказание за нарушение этих простых правил только одно – смерть.

– А что будет с тобой?

– Дуняшка, я не знаю. Измена организации тоже карается смертью, срока давности этому преступлению не существует. А после того как Влад взял меня в жены, я отправила сообщение своему куратору, что больше не являюсь Псом Господа.

– И ты пошла на такой риск? С одной стороны ткач, а с другой песики.

– Я люблю Влада, – улыбнулась Эрита.

Молчание.

– Тот пристававший к тебе на конклаве кардинал тоже песик?

– Арна, как ты могла такое подумать! Этот слизняк даже не воин.

– А кто входит в состав трибунала, кто его глава?

– Понятия не имею, я знаю лишь своего куратора.

– Четвертый, – опять послала зов Эллина, – ты догадался, кто такой глава трибунала песиков?

– Конечно, все лежит на поверхности. Странно, что остальные этого не поняли: Кровавый Логир. Влад настоящий шутник. Они захотели внедрения, они его получили, а он просто посмеялся над псами, и ничего они сделать Эрите не могут.

– А Влад в очередной раз доказал, какой он подонок. Когда разговаривала с ним о причинах его согласия на брак с Эритой – ведь ей будет угрожать ткач, – я чувствовала, что он что-то скрывает от меня, чего-то мне недоговаривает. А этот мерзавец прикрыл правду правдой. Четвертый, он сумел обмануть меня!

– Сама виновата, не надо быть такой любопытной и самоуверенной. Учитель преподал тебе очередной урок внимания к деталям и смирению.

– Влад знает об этой странице твоей биографии? – поинтересовалась Алиана.

– Думаю, догадывается, иначе на свидание с этим друидом Аратрасом он взял бы Ерану или Дуняшку. Влад был полностью уверен во мне, уверен в том, что я справлюсь.

– Догадывается, – фыркнул зовом Четвертый, – догадывался он до того, как вы схватились с друидом, а после боя он уже точно знал, кто такая Эрита.

– Муж, я абажа-а-а-аю Влада!

– Мне пора начать ревновать, Эллина?

– Дурак, и шутки у тебя дурацкие.

– В этом весь Влад. – Алиана стала задумчиво крутить локон своих светло-русых волос. – Когда узнал, что я сорвалась на свое восемнадцатилетие, он начал понимать, почему это произошло, но не задал мне ни одного вопроса. Влад с надеждой ждал, пока я сама ему обо всем расскажу.

– Четвертый, – зов Эллины отвлек мужа от созерцания потолка, – какая же Алиана еще девочка. Зачем Владу было ее спрашивать: сама скоро все расскажет. Никуда не денется.

– Можно подумать, ты такой не была.

– Как же я тогда не раскусила его? Проклятый, Четвертый, я тоже хочу иметь пять потоков сознания. Даже когда Влад по своей дурацкой охотничьей привычке ходит по замку без всякой защиты, я ничего не могу прочесть в его голове. Обрывки мыслей, образов, воспоминаний и намерений сливаются в кашу.

– А ты не лезь куда не просят. А еще лучше окажи такую же услугу Тране – и можешь рассчитывать на свою мечту.

– Я тоже была в Красных пещерах: хотя бы на три потока сознания расщедрилась дракона.

– Не ной, Влад туда зашел без тебя, ты пришла на все готовенькое, а без него рискнула бы там появиться? Хватит болтать, включаемся в разговор, а то на нас уже стали косо посматривать.

– Леди, господа, – продолжил Четвертый нормальное общение со всеми присутствующими в каземате разумными. – Хватит обсуждать Эриту и Влада. Я беру слово. У нас есть проблемы поважнее. Для начала хочу напомнить всем разумным слова Влада о том, что после исполнения султана Накри он настоятельно рекомендовал не предпринимать острых акций. Информацию по маркизу Талводу эл Рокасу предлагаю отдать графу эл Дали. Не шуметь, да, это Зетр добыл ее, в отличие от тихушников короны Декары, и что с того? Разве наши страны не союзницы? Во время инцидента в Борите мог пострадать не только Влад. А если бы его крестник был убит, что тогда было бы с Декарой! У кого-то есть возражения? Нет, так я и думал.

А вот второй вопрос целиком и полностью в нашей компетенции. Пытаются убить одного из нас, пытаются убить джокера – такого прощать нельзя. Я предлагаю полностью и бесповоротно принять план Алианы и доверить его выполнение другой по имени девушке.

– Да как ты смеешь! – Возмущенная до глубины своей чуткой, нежной и романтической души будущая великая герцогиня вскочила с кресла.

– Когда я закончу, тогда будешь возмущаться, а теперь сядь обратно, или ты хочешь нарушить введенный Владом регламент?

Шипящая от ярости Алиана нехотя села в кресло и стала бросать на Четвертого многообещающие взгляды.

– Я предлагаю доверить ликвидацию принцесски Геноры Эле. Алиана, теперь можешь возмущаться, – под громкий хохот всех присутствующих, почти всех, Четвертый продолжил речь, с улыбкой посматривая на насупленную девушку: – Похоже, мой оппонент передумал. А вот третьего, самого важного вопроса до сих пор никто из присутствующих почему-то не поднял. Дуняшка, какой срок? Сквозь
Страница 5 из 31

защитный амулет профа я не могу незаметно пройти.

В каземате воцарилась оглушительная тишина. Покрасневшая Дуняша, удивленная Эллина, непроницаемое лицо Алианы, довольная улыбка Ераны, покачивающая головами мужская часть присутствующих.

– Почти три месяца, – наконец с трудом выдала бесстрашная повелительница Смерти, мастер искусства абсолютного боя.

– Как ты узнал? – вонзила глаза в мужа Эллина.

– А меньше нужно было тебе разъезжать по новым землям и всех подряд там проверять. Я, в отличие от тебя, сразу заметил изменения в поведении Дуняшки. Как было раньше: скучая по Арну, она постоянно срывалась в Накеру, проводила там неделю-полторы, потом ссорилась с мужем по какому-то пустяку и возвращалась сюда. А теперь что происходит? Ее можно вытащить в замок только на канате, и она ни в какую не хочет покидать Арна, несмотря на мелкие семейные неурядицы.

– Ерана, остались только ты и я, остались мы вдвоем. Остальные либо уже, либо готовятся. Это работа Влада, – вздохнула Эллина, – больше некому. Что вы все так недоверчиво на меня смотрите? Вы все с осеннего дуба рухнули?! Только Влад может открыть мешок путника Дуняшки, не нанося ему повреждений: родная кровь. Он подмешал ей в походную флягу зелье – и при очередной встрече с Арном Дуняшка понесла! Гении доморощенные тут нашлись. Дуняшка, кто будет – мальчик или девочка, одаренный или бездарь?

– Мальчик, а маг или нет – я еще не знаю.

– Я и Эрита скоро это выясним, – успокоила девушку Алиана. – До первого снега еще больше трех месяцев, а замок покидать нам нельзя – чем же еще заняться? Есть еще один важный вопрос. Замок Стока стал столицей великого герцогства Артуа, и как выглядит эта столица? Арна, тебе срочно нужно начать закладывать город, только сначала пусть проф план подготовит, а потом мы начинаем строительство, – никакого самостроя быть не должно, а то некоторые уже пытаются. Да-да, пока Накера не будет полностью построена, я там жить не намерена. Временами буду ее посещать, и все. Арна, твой замок – второе место на Арланде по защищенности после Белгора, а мне жизнь дорога. Тем более что Лонир и эта соплячка-консультант отлично справляются сами. Где только Влад находит такие таланты? Сначала Лонир пытался поставить на место эту девушку, а через неделю бегал за ней как собачонка и заглядывал в рот. Все ее указания были верными и отданы вовремя. Проф, когда будет готов план города?

– С учетом того, что оборотни Арны уничтожили весь лес в радиусе двенадцати километров вокруг замка, хоть ума у них хватило обойти стороной Закрытый…

– Проф, сколько времени тебе понадобится на составление плана города, все остальное потом, в том числе и смета, – взмолилась Алиана.

– Как потом?! – возмутился Колар. – Рудник вот-вот истощится. Я составлю план, рабочие начнут подготовительные работы, а потом окажется, что денег на все это строительство не хватает!

– Проф, я понимаю, что ты оторванный от жизни человек, – вздохнула волчица. – Ты хоть знаешь, как Влад решил отблагодарить бывших вольных баронов из двух других анклавов, решивших стать моими новыми подданными?

– Нет, а что?

– Алиана, он безнадежен, – Арна тоскливо посмотрела на профа, – сил моих больше нет.

– Дорогой, – подошедшая к мужу Ерана обняла профа, – все бароны герцогства Арны получают часть прибыли с продаж, Колар, с продаж содержимого складов, а не его аренды купцами. Деньги поступают в Торговую палату, оттуда в магистрат Накеры – и там делятся по справедливости. Что-то достается Жанкору, что-то Лониру, а что-то подданным Арны. Старым баронам выделили по три склада, а новым по одному. Один склад на общем фоне – капля в море, а сорок два – это громадные деньги, и десятую часть этой суммы бароны уже начали перечислять в казну Арны в качестве налога на самих себя.

– Но ведь на стяге Артуа двадцать четыре башни. Ерана, куда делся еще один склад с бароном?

– Он полностью безнадежен, – одновременно выдохнули Арна и Алиана.

– Дорогой, а ты заметил, что над одной из башен висит золотой обруч? Это домен Арны, ей принадлежит двадцать складов, и всю прибыль с них магистрат отдает казне волчицы.

– А как же барон Второй, ведь замок Стока также и его?

– Девочки, я к вам. Четвертый, объясни моему ничего не замечающему, кроме науки, мужу, как одна коварная герцогиня выгнала несчастного барона Второго из замка.

– Проф, как бы тебе понятно объяснить? Второй всегда был хранителем традиций клана Рысей. Он никогда не хотел быть бароном, он согласился им стать, чтобы быть опорой Арны на первое время, пока она твердо не станет на ноги. Его призвание – воспитание будущих воинов-рысей. Ты заметил, сколько малышни бегает по замку и вокруг него? Вот Второй и решил ими заняться.

– А зачем Арне столько денег? Арна, зачем тебе столько?

– Армию нужно перевооружить и привести к единому знаменателю, отремонтировать замки новых баронов, заняться уничтожением тварей на территории их доменов…

– Я поражаюсь выдержке Четвертого, – шепнула Алиана Еране. – Что на профа сегодня нашло?

– Скоро узнаете, – хитро улыбнулась Ерана.

– Теперь все понятно, проф?

– Да, Четвертый.

– А теперь следующий вопрос, беру слово, – объявила присутствующим Арна. – В старое графство начали прибывать вампиры из клана Дерева и клана Ручья. Что мы с ними будем делать, куда пристроим, пока Шейк и Райн опять не сцепились между собой из-за них?

– Беру слово. А что тут думать? – удивилась Эллина. – Формируем для тебя особую группу: восемь мечников, восемь вампиров, гвардеец-координатор и один опытный маг. Я предлагаю Амстера, он самый лучший из мальков-джокеров. А ты, Арна, – самый слабый маг. Понадобится время на сколачивание полноценной группы для отряда быстрого реагирования, и оно у нас есть. Добавляем к охране Алианы клыкастиков – вторая группа. И для Эриты найдем лучший товар – это будет третья группа. Третий обрадуется, когда через месяц или два его спецназ будет усилен тремя группами. Я так понимаю, что первыми пришли лучшие вампиры из этих кланов, остальные еще не прошли логово бхута или только бегут сюда. Мы их резервируем в поселке клыкастиков под крылышком патриарха крови для наших мальков – как сегодняшних, так и будущих. Тем временем патриарх делает из вновь прибывающих настоящих бойцов подордена Воинов Создателя. А самых, скажем так, нелучших вампиров мы отдаем Райну и Шейку, пусть делят их между собой на прежних условиях. Как вам такая идея?

– Эллина, нам запрещено покидать замок до первого снега, – устало вздохнула Арна. – Мы в замке будем готовить группу?

– А вот и нет, вернее, не всегда, изредка будете тренироваться на природе под усиленной охраной на расстоянии не больше трех километров от замка. Влад запретил вам троим покидать дом до первого снега, и что с того? Например, профу этот снег вокруг замка при помощи алтаря он сотворить не запрещал. Как тебе такая научная задача, Колар?

– Интересно, – почесал бороду проф. – Сейчас попробую.

– Что ты делаешь?! – ворвался в голову Эллины возмущенный зов Четвертого. – Если с ними что-то случится, то…

– Ничего с ними
Страница 6 из 31

не будет. Ты что, сам не видишь, как киснут девки взаперти?

– А мне кажется, что причина не только в твоей жалости к подругам, ты злишься на Влада за то, что он смог тебя провести. Только не отрицай этого, Эллина.

– Может быть, свою роль сыграло еще и это, но не основную. Посмотри на них внимательно: их нужно чем-то занять, а то они с ума сойдут от беспокойства за него.

– А ты посмотри на лица Дуняши и Ераны. По ним ты сразу поймешь свое ближайшее будущее – это мне нужно беспокоиться за тебя. Одна его сестра, а другую он спас от участи хуже, чем смерть, и если что-то случится с женами Влада, то первой пострадаешь ты, а когда вернется Влад – достанется и ей и профу.

– А теперь поедем в лагерь Третьего выбирать вам, подружки, лучших вампиров.

– Беру слово, – сказала Ерана. – Эллина, ты осталась одна. – Магиня с улыбкой погладила свой плоский живот и с усмешкой посмотрела на разумницу. – Чего стоим, поехали.

– Эллина, – послал зов Четвертый, – а ты уверена, что Влад совершил ошибку, говоря о первом снеге, а не о начале зимы? Одно дело проф, кроме науки, для него ничего не существует, а другое дело – носящая под сердцем ребенка его жена.

– Четвертый, я теперь уже ни в чем не уверена, но ведь вздох еще не начался!

– Ольт, а ты почему все время молчишь?

– Я считаю, что Влад имел в виду начало зимы, и поэтому я против последнего решения нашего собрания. Но раз большинство его приняло, ответственность ложится на тех, кто голосовал «за», но не на меня.

– Камшир, они выехали из замка, давай.

– Кадок, их слишком много, мы можем не уйти.

– А кто умолял меня взять эту тысячу золотых у заказчика вместе с артефактом? Я ведь был против такого странного заказа. Кто?

– Я. Что делать будем, Кадок?

– Что-что, выполнять заказ, человек пришел от мэтра! Тот рекомендовал нас ему! Или ты хочешь, чтобы мэтр стал искать нас по всему Арланду, думаешь, не найдет? Не станем выполнять заказ – опозорим мэтра, вытрем сапоги об его доверие к нам. Ты как знаешь, но я лучше погибну здесь, чем всю свою недолгую оставшуюся жизнь буду дрожать, как лист березы на ветру, и постоянно оглядываться через плечо. Камшир, ты со мной или беги, пока есть время.

– С тобой, Кадок. Сейчас. – Воин вскинул на плечо странное устройство.

– Зетр, почему ты постоянно оглядываешься по сторонам?

– Привычка, Четвертый. Первый раз я на открытой местности: ни дерева, ни кустика, даже ямки неглубокой нет.

– Из Закрытого леса на нас не нападут, а до других лесов далековато.

– Как ска… Парагвай!

Спрыгнувшие с коней всадники, выстроенная латниками стена щитов, прячущиеся за их спинами вампиры и оборотни, а в центре построения лихорадочно готовилась к бою группа магов. И все разумные напрасно смотрели на быстро приближающееся к ним облако[3 - Плетение.]. А за обороняющимися из Закрытого леса через визоры наблюдали трое мужчин.

… – Влад, может, зря ты так?

– Ты не знаешь деятельного характера моих жен, Шейк. Как учитель я не хочу запрещать своим ученицам свободу передвижения. Один раз я это сделал – и до сих пор об этом сожалею. А простой запрет мои жены все равно смогли бы обойти. Всех вариантов запретов не существует, обязательно найдется лазейка. Как там наши герои-злодеи?

– Улепетывают со всех ног и при этом умудряются еще и молиться. Влад, где ты только находишь такую мразь?

– Места грибные знать надо. Смотри, как наши парни и девушки отражают атаку. Какая слаженность действий!

– А твое облако сможет прорваться?

– Не мое, а моего элементаля Воза, и почему «если сможет»? Обязательно прорвется.

– Влад, обороняются Изар, Пат и одиннадцать сильных магов-джокеров, одна Эллина и Дуняша чего стоят!

– Прорвется – и тут же потеряет почти всю свою мощь. Так оно сконструировано.

– А если не потеряет?

– Какой же ты пессимист. На всякий случай я сам могу об этом позаботиться. Когда гоблы штурмовали замок, у меня в запасе было одно плетение, позволяющее элементалям самостоятельно тянуть энергию из алтаря. Результат этого ты видел на перевале каменных извращенцев. Я немного подумал и решил сделать шаг вперед. Теперь любое мое плетение может делать то же самое. У меня уже разряжено девять слез Тайи. Если Воз перемудрил и облако не самоликвидируется, то я его просто обесточу. Наши получат несколько несерьезных порезов, и все. А потом победители рухнут на траву, отдохнут немного и помчатся в замок праздновать выигранную битву. Шейк, скачи быстрей на заставу и обеспечивай себе алиби. Сам понимаешь, живыми убийц не брать, не забудь об игрушке, что я тебе дал, Ольт не должен допросить их тела. Смотри, облако ворвалось в построение и самоликвидировалось, скачи быстрее.

– Влад, что теперь?

– Ничего, Фарин. Кстати, благодарю за помощь. Ведь можешь, когда хочешь, предсказать точное время и место, всегда бы так. Отдельное спасибо за игрушку, не позволяющую допросить мертвые тела, Шейку она очень пригодится.

– Ты не ответил на мой вопрос.

– Вот настырный! Хорошо, слушай: один раз я уже предупреждал своих учеников о том, что джокеры зазвездились, они поняли, но, видно, не до конца. Я надеюсь, что теперь до них дойдет лучше, особенно до трех моих учениц. Они будут переживать не столько за свои жизни, сколько за своих детей, которые могут остаться без матерей. Теперь Арну, Алиану и Эриту ничем из замка не выманишь. До встречи, Фарин. Пушок, давай на свежий воздух, нас ждут.

Меня и драка окутали зеркала[4 - Плетение.] и сфера молчания[5 - Плетение.].

В каземате школы Джокер царила непривычная тишина: никто из магов не желал взять слова. Тот позор, что испытали сегодня днем Ольт, Ерана, Шедар, Венир, Четвертый, Эллина, Евдокия, Эрита, Алиана, Гайд и Лин, давил на них как могильная плита. Хуже всего, что с ними были девять групп прикрытия и охрана Элы с Изаром и Патом во главе. С ними была Арна со своими оборотнями – и все равно они едва выжили, отделались незначительными царапинами, по меркам пограничья. Если бы в последний момент Эла не вызвала свою силу разрушения и убийства, все могло закончиться гораздо хуже.

– Что это было? – прервал всеобщее молчание проф. – Наблюдая за вашим боем с донжона, я мало что понял.

– Мы тоже, – буркнул Шедар. – Если бы не второй дар Алианы, половина отряда была бы уничтожена этим непонятным заклинанием.

– Проф, это было не простое облако, оно уходило от наших ударов – не от всех, нас было много, – но от большинства. Кроме того, это заклинание имело чудовищную энергонасыщенность. Я с таким еще ни разу не встречался.

– Не встречался, – грустно хмыкнула Эллина, – я о таком ни разу не слышала! Девчонки, простите меня, это я, дура, подбила вас нарушить распоряжение Влада.

– И что с того? – удивилась Арна. – У нас у самих есть голова на плечах, все остались живы и получили отличный урок на будущее.

– Какой урок? – удивилась Дуняшка. – Покидать замок только полным составом школы Джокер?

– Другой, – вмешался Четвертый. – Мы вели себя так, как будто у нас нет врагов. Где был передовой дозор, где были боковые и тыловой дозоры? Мы вели себя как ничему не наученные новобранцы и,
Страница 7 из 31

естественно, представляли собой лакомую мишень. Плотная толпа не готовых к нападению магов, убивай не хочу! Уничтожай основу школы Джокер.

– Осталось выяснить – кто такой умелец или умельцы, – зловеще оскалилась Арна. – Я думаю, Эллина и Четвертый с удовольствием с ним побеседуют.

– С радостью, – переглянувшись, ответили разумники, – душу из него, или из них, вытрясем. Второй раз нас врасплох не застать.

– Я не понял, – сказал Зетр, – кто его сейчас ловит: мальки-джокеры, вы же все находитесь здесь? И как это понять, что второй раз вас врасплох не застать?

– Каждому магу нужно хоть немного времени, чтобы настроиться на поединок. Даже охотники перед выходом в погань тратят две-три секунды на подготовку, на психологическую накачку, а только потом спускаются в подземелье.

– Ерана, но Влад говорил, что охотники всегда готовы к бою.

– Правильно, Зетр, но бой бою рознь. Теперь отвечу на твой первый вопрос. Тот, кто напал на нас, сейчас магически истощен, и даже если нет, то ему в окружающих замок Стока лесах не уйти от патрулей Шейка. Они настигнут его, и пока он будет пытаться уничтожить прячущихся за деревьями обычных воинов, вампиры изрубят его на мелкие кусочки. В лесах клыкастикам равных нет. Только поэтому они смогли выжить как раса в дальнем пограничье.

– Беру слово. – Проф вскочил с кресла. – Его брать нужно только живым, нам нужны его знания!

– Колар. – Ерана укоризненно посмотрела на мужа. – Ты создал четыре зерна первостихий. Когда Зема и Ог освоят свои зерна так же, как Воз и Вод, они смогут создавать любые плетения. Когда Влад вернется, мы расскажем ему во всех подробностях о происшедшем, не раньше, он даст задание своим орлам – и через некоторое время это облако будет у нас на воору…

– Срочное сообщение от Шейка, – с порога заорал часовой. – Взяли двоих чужаков в двадцати пяти перестрелах от замка на лесной поляне, там они решили спрятаться и пересидеть облаву.

– Живыми? – Напряженные глаза профа впились в фигуру воина.

– Нет, они оказали сопротивление, и, чтобы не терять своих воинов, Шейк отдал приказ на уничтожение, их тела будут в замке минут через пятнадцать.

– Проклятый! Мне больше нечего здесь делать, все остальное обсуждайте без меня, работа горит, я в шаге от раскрытия тайны цепи-хамелеона.

Колар вышел из каземата и на прощанье хлопнул дверью. Оставшиеся джокеры только улыбнулись. Проф неисправим, они знали это.

– Эллина, мы остались без работы.

– Очень жаль, зато все наши живы. Этот факт перевешивает все остальное.

– Пойду готовиться к работе. – Ольт направился к выходу. – А то, кроме меня, здесь собрались одни бездельники, – сказал повелитель Мертвых на прощанье и выскочил из каземата.

– Вот что значит дурное влияние Влада.

– Лин, ты не прав. Ольт много лет жил в Белгоре, вот и нахватался охотничьего мировоззрения.

– Дуняша, тебе виднее.

– А пока мы ждем Шейка с телами, я бы хотела уточнить один вопрос у тебя, Ерана. Почему ты решила завести ребенка? Раньше в твои планы на ближайшие годы это не входило.

– Эллина, когда Влад со своими вампирами уничтожил Олариенал и ликвидировал Илайниура, отец мертвого главзайца, будучи в полной уверенности в том, что Шутник не покинет живым его лабораторию, разболтался. В частности, он сказал, что у двух магов одинаковых стихий в одном случае из двух получается одаренный ребенок. Колар и Влад долго думали и спорили между собой, как такое возможно. И тут Влад выдвинул на первый взгляд безумную идею – астрология.

– Наука шарлатанов и обманщиков, – фыркнула Эллина.

– Колар сказал то же самое. Тогда Влад предложил ему составить свой гороскоп и гороскопы Алианы и Арны. И вот что получилось: момент зачатия для Арны был наиболее благоприятным, а у Алианы наименее.

– Так я же жизнючка, а Влад стихийник.

– И что с того? У тебя и у него чистые души. Вот я и Колар решили собрать больше статистического материала. Составили гороскоп, определили лучший день и час для зачатия – и теперь ждем результата.

– Ты называешь своего ребенка статистическим материалом?

– Это не мешает ему быть моим ребенком, Эллина. Сама подумай, какие это открывает возможности. Кого родила Арна и кого родила Алиана, кого можешь родить ты…

Молчание.

– Я не хочу оставаться одной, – наконец сказала Эллина. – Пусть проф составит и мой гороскоп.

– Наконец, – выдохнул Четвертый, – сколько времени я тебя уговаривал, а ты отказывалась, а как только услышала про проводимый профом и Ераной эксперимент, так сразу согласилась. Тебе не стыдно?

– Ни капельки, одно дело – заводить ребенка от нечего делать, а потом большую часть времени посвящать ему, пеленкам, распашонкам и прочему, а другое дело – сбор данных для подтверждения или опровержения теории.

– Правильно о тебе Влад говорил: ты – миниатюрная копия профа в юбке. Он понял это еще в дальнем пограничье, когда ты пыталась затащить Влада в постель, чтобы исследовать защиту его разума. И это моя жена.

– Какая есть, и…

– Шейк прибыл с телами, – буднично заметил зашедший в каземат Ольт, – заносите!

– На что ты надеешься? – тихо поинтересовалась у него Эллина. – Их души давно уже у Проклятого.

– Поучи некрофила его работе, разумница. Положите их в углу, Шейк может остаться, а вот остальным покинуть помещение. Эллина, – Ольт присел на корточки и стал рисовать сложносоставную фигуру, – не путай некроманта со смертягой. Мы пользуемся почти одними источниками силы, но методы работы у нас разные. Тела могут многое рассказать. Зетр, раздень эти тела догола и тщательно обследуй их одежду. Эллина, а теперь не мешай мне.

– Больше не буду. Шейк, – начальница службы безопасности герцогства Артуа поманила к себе изящным пальчиком своего первого заместителя, – объясни мне, пожалуйста, как так получилось, что эти два будущих трупа сумели пробраться сквозь все патрули и секреты?

– Шейк, я много раз говорил это другим, а теперь говорю тебе: любого разумника можно обмануть частичной правдой. Тебя наверняка спросят, как ты их прошляпил. Отвечай, что не знаешь, и это будет правдой. Я буду их проводником, и как они попадут на место, ты знать не будешь. Почему не смог взять живыми? – сопротивлялись. Я объясню этим подонкам, что лучше пасть в бою, если они попадутся, чем оказаться в руках Эллины, – тогда они станут молить о смерти. Вдобавок ко всему у них в сумках будет парочка интересных вещиц. Не обыскивай снаряжение трупов, это должна сделать Эллина.

– Леди, я не знаю, как они смогли проникнуть в старое графство.

– Понятно, что в этих сумках?

– Леди, я их не досматривал.

– Правильно сделал, подай их мне.

– Все готово, сложить тела в центр фигуры. – Ольт взял в руки посох и замер, линии засветились сначала белым огнем, потом красным, а затем черным. Шли минуты, но ничего не происходило.

– Сдаюсь. – Некромант вытер пот со лба и сел на каменный пол. – У них полностью уничтожена нервная система.

– А какие интересные артефакты находились в их сумках… – протянула Эллина. – Кто-нибудь, быстро позовите профа. Да, ребятишки шли на дело полностью
Страница 8 из 31

подготовленными. Джокеры, что будем делать дальше?

– Посмотрим, что скажет проф, а потом примем решение, – заявила Дуняшка.

– Что за спешка? – Недовольный проф зашел в каземат.

– Сам взгляни. – Эллина протянула два амулета на цепочке и одну странно изогнутую деревяшку.

Колар с ленцой взял в руки артефакты и вдруг замер.

– Эти два кругляшка, – медленно проговорил он, – служат для отвода глаз, а вот этот артефакт наверняка причастен к появлению этого облака. Чувствуется работа мастера. На первый взгляд, да и на второй, эти поделки изготовил ритуалист. Но это не так. Это маскировка. Посмотрите, какими четкими и выверенными линиями вырезаны руны, какая последовательность их вязи, это работа мастера. Мастера-артефактора с острова Килам. Только там учат подобному. Поздравляю всех, как только я закончу с цепью-хамелеоном, сразу примусь за артефакт, вызывающий облако. Великий мастер его сделал.

– Проф, такой же, как ты? – спросила Эллина.

– Нет, он просто великий, а я – величайший!

– Значит, наш враг просто великий артефактор, – не унималась разумница. – Радостная новость, умеешь ты поднять настроение.

– Почему сразу враг? – Проф с недоумением посмотрел на Эллину. – Когда у меня были тяжелые времена, я тоже изготавливал под заказ артефакты всем желающим и продавал их, и также маскировал свои поделки, чтобы мою работу не узнавали коллеги и не подсмеивались надо мной. Ладно, я пошел – сильно занят.

– Я предпочитаю рассчитывать на самый худший вариант, – заявила начальница службы безопасности герцогства Артуа. – Этот артефактор – наш враг. Причин может быть много. От банальной ревности к нашей славе – до прошлого профа, или вообще он желает прикончить оставшегося без защиты Колара – ведь он не боевик – и обрести славу лучшего артефактора Арланда. Шейк, ты не мог остановить этих двоих, если за их спиной стоял артефактор уровня профа, но ты смог найти их, ты молодчина. Джокеры, что будем делать?

– Думать, – ответила Эла.

Отступление первое

– Господа, мы уже почти четыре часа разговариваем об одном и том же. Давайте прекратим, и я сформулирую кратко все то, что мы обсуждали. Первое: терпеть верховенство Дома Лилии больше невозможно, по крайней мере так считают те, кто собрался в этом зале. Пренебрежение жизнями сородичей, чудовищные эксперименты над нашими братьями и сестрами, убийства в угоду лилиям любого эльфа или эльфы, и это не конец списка. Второе: недовольство лилиями разделяют примерно две трети Домов. Третье: если мы начнем с лилиями и их сторонниками войну, то в течение четырех-пяти месяцев одержим победу, мы разгромим их, но понесем при этом значительные потери. Четвертое: мы не можем начать военных действий – у нас за спиной егеря, наша война с лилиями приведет к полному уничтожению всей расы.

– Не согласен, судя по событиям последних месяцев, раненых большинства домов егеря не добивают.

– Вот именно, что не добивают, а если он или она уже мертвы? В лучшем случае в живых останется только жалкая кучка эльфов. Война на две стороны для нас неприемлема. Поэтому я предлагаю очевидное: надо заключить перемирие с объединенными королевствами.

Молчание.

– Гаронир, ты сошел с ума? Допустим, мы согласимся с твоим предложением, только допустим, – делегация будет вырезана егерями еще на подходе к Драконьему хребту.

– Это смотря какая делегация – кого не добивают егеря? Статистику не вели? А вот я вел. Остаются в живых воины из Домов, поддерживающих или сочувствующих Дому Папоротника. Вам напомнить, кто является номинальным главой этого Дома? Подданным Далва Шутника егеря не только ничего не сделают, они возьмут делегацию под свою охрану и проводят с почетом. И короли севера Ритума с большим уважением и интересом выслушают их. Они примут верительные грамоты, где будут стоять печати всех Домов, готовых выступить против лилий и их союзников. Я думаю, что они примут перемирие, скажем, сроком на десять лет, и не нарушат его. Им выгодно, чтобы эльфы убивали эльфов. А не нарушат его потому, что гарантом с нашей стороны будет выступать Шутник. А после того как он уничтожил Силуиэн, Олариенал, Дом Мечей, убил Исуниэля и Илайниура, Далв для них святой.

– А что будет потом?

– После заключения перемирия мы сможем убрать своих бойцов с Драконьего кряжа, нашим землям и поселениям со стороны егерей ничто угрожать не будет, а вот союзникам лилий – да. Им придется воевать на две стороны: с егерями и с нами. Как поступит большинство Домов, поддерживающих лилий, я думаю, объяснять не стоит. Либо они перейдут на нашу сторону, либо объявят о своем нейтралитете. А как поступят потом объединенные королевства, трудно сказать. После окончания перемирия есть два варианта. Первый – вялотекущая война, а не такая ожесточенная, как сейчас. Дом Папоротника предлагаю опять провозгласить первым среди равных. А скорее всего – перемирие будет продлено. Десять лет мира должны понравиться объединенным королевствам. Они короткоживущие в своем большинстве, и для них это большой срок. Давайте сейчас разойдемся, вы подумаете, а завтра примем окончательное решение.

Глава 2

Урок литературоведения, он же рекогносцировка

Я стоял на холме в окружении своих соратников: так вот ты какой, южный бобр! Пустыня Денгара, я – Влад, Влад, это – пустыня Денгара. Вот и все формальности соблюдены, мы представлены друг другу. Теперь без малейших экивоков я могу зайти к тебе в гости. Ветер трепал мои длинные волосы, ветер готовил меня к бою. Извини, братишка, на данном этапе путешествия драка совершенно не входит в мои планы. Я нацепил салад, вскочил на Пушка и едва сдержал улыбку, глядя, как Карит карабкается на Черныша. Это тебе не на телеге рассекать по епископату. Он сказал «Поехали!», он махнул ногой, я дал посыл драку. Не так быстро, дружище, позади нас трясется мешок с брюквой. Двухмесячный курс молодого бойца, проведенный епископом под личным присмотром Третьего в его лагере переподготовки, мало что дал новоявленному конкистадору. Да и черт с ним, с Черныша не падает – и то шашлык.

А вообще лагерь Третьего меня поразил. Временные крепости римских легионов и рядом не купались. Квадрат примерно километр на километр был взят в осаду земляными стенами высотой примерно метров шесть и толщиной метра три в самой узкой части. Причем изнутри стены были пологими, а снаружи отвесными. А совсем причем – все это богатство было облицовано камнем. А совсем-совсем причем – перед стенами что-то забыл ров шириной метров десять и глубиной метров семь, и его стены тоже были выложены камнем. Явно земляки из школы Джокер не один день трудились над этим сооружением. Внутри крепости глаз радовали ровные ряды палаток, конюшен, отхожих мест, помывочных, столовых, плац, громадный полигон и много еще чего по мелочи. Выговор Третьему давать было не за что. Но больше всего мне понравилось безнадежное выражение на лице номера, когда епископ-малолетка умудрился в очередной раз на плацу запутаться в собственных ножнах. Стараясь, чтобы номер меня не заметил и не потребовал скинуть с его шеи этот хомут,
Страница 9 из 31

я тихонечко развернул Пушка и направился шагом в воротам. Не получилось, Третий меня заметил, догнал – и между нами состоялась жаркая дискуссия. Короче, я согласился, чтобы Карит только выглядел воином, а не был им, после этого я быстро ускакал из лагеря переподготовки, пока Третий не выторговал у меня еще чего-нибудь.

А вообще, какая это пустыня? Трава мягко стелется под лапами драка, впереди блестит зеркало небольшого озера, слева по курсу шелестит листьями небольшая роща. Вот порскнул заяц, убираясь с нашего курса, даже птички здесь поют. Никакого сравнения с Зеркальной пустыней, и слава Создателю. Правда, животин крупнее зайца тут днем с огнем не найти. Женщины-змеи давно их пустили на завтрак, обед или ужин. Зато тварей тоже не наблюдается. Пока карта, выданная мне Крием, верна. Мы сейчас проходим самый опасный участок на пути к Черному храму, пограничный участок, и Воз, работающий системой дальнего обнаружения и предупреждения, еще молчит.

– Влад, Воз молчит? – поинтересовался догнавший меня Карит.

– Накаркаешь, – вздохнул я. – Но если что, он сразу свистнет, не беспокойся.

– А где Ог, Вод и Зема? Когда я их смогу увидеть?

– Ог и Зема в тюрьме, переваривают зерна своих стихий под присмотром Вода. Скоро они должны выйти на свободу, как раз когда мы будем около Черного храма. В качестве «Авакса» Воз на порядок эффективней Вода, поэтому я выбрал его.

– Необычные у тебя элементали. Обычно это тупые существа, способные только на выполнение прямых приказов, а твои… Такое впечатление, что они разумны.

– Влад, я все слышу, и если этот клирик не заткнется, то сейчас он упадет с Черныша.

Какой у тебя замечательный слух! Я просто в восхищении. Наверняка ты также слышал, как Арна однажды сказала, что из всех моих элементалей Воз самый похотливый и даже посмел распустить как-то руки в отношении волчицы, за что не единожды огреб от нее по морде и ребрам.

– Влад, я ничего не слышу, проблемы со связью, наверняка магнитная буря. Как она пройдет, я сразу с тобой свяжусь.

– Карит, понимаешь, мои орлы тоже раньше были тупыми, тоже могли выполнять только прямые приказы, но однажды, находясь рядом со мной, они осознали себя личностями. Их сознания были как чистые листы пергамента, и элементали принялись копировать меня во всем. А когда однажды я в их присутствии умудрился работать своей сутью вне тела, это дало им дополнительный толчок для развития. Орлы научились покидать артефакт, в котором были заключены веками, если не тысячелетиями. Короче, можешь считать, что Владов сейчас пятеро. Они думают, как я, действуют в различных ситуациях, как действовал бы я, они приняли мою систему моральных ценностей. Правда, элементали иногда хулиганят, но это терпимо. Все ясно?

– Да.

– Да не мандражируй ты так, я понимаю, что для тебя это первое серьезное дело, а вот для меня даже не десятое. Все мы выживем и вернемся. Особенно выживешь и вернешься ты. Другого разумного на месте митрополита герцогства Артуа я не вижу.

– Митрополита! – пустил петуха Карит.

– А что тебя так удивляет? Вольное графство и великое герцогство – это две совершенно разные страны. Если графство могло довольствоваться епископом, то герцогство – только митрополитом. Смотри сам: ты привел вампиров в лоно матери-церкви, кто из клириков на протяжении столетий смог сделать нечто подобное? Да никто! За этот подвиг ты стал епископом.

– Я привел, – грустно усмехнулся Карит.

– Ты, ты, и никогда не сомневайся в этом. Ты считаешь, что есть гораздо более достойные кандидатуры на место митрополита Артуа? Хрен им с горчицей. Кто-нибудь из них смог разрушить Черный храм? Ау, герои, вы где? Никого, значит, ты будешь первым, и ни одна собака не вякнет, что твой дед рукоположил тебя в этот сан по блату. Тебе будут завидовать, шептаться за спиной, но не злословить. Кто им самим мешал отправиться в этот квест?

– У них не было в спутниках Влада Молнии и двух его вампиров.

– Кто будет обращать внимание на подобные мелочи. А если кто-то попытается заострить на этом внимание, окружающие станут считать его клеветником, завистником и злопыхателем, его начнут сторониться. Карит, не беспокойся, я понимаю, что ты едва привык быть епископом, только-только освоился, но так надо. Ткач ставит передо мной гораздо более жесткие условия. Кем я был еще четыре года назад – и кем я стал? Ты знаешь, я был бы благодарен ему за его проказы: каждый поединок с этой сволочью поднимает меня на новый уровень и дает приличные бонусы вроде тех же элементалей. Я был бы благодарен, если бы эта сука не угрожала жизням и здоровью моих близких. Однажды я найду его и в качестве благодарности за все хорошее – исполню. Все у нас будет хорошо. Из четырех поединков с ним я проиграл только второй. Будешь ты митрополитом, никуда не денешься.

– Хорошо бы.

– Кстати, Карит, я давно приметил в тебе авантюрную жилку, кроме того – ты был лучшим в своем выпуске. Почему ты не захотел стать учеником отца Анера? Или ты ему не глянулся? Ведь епископ Белгора для тебя кумир, это видно каждому, ты вел себя как маленький щенок, когда епископ Белгора приезжал в замок Стоку.

– Хотел стать, – мрачно буркнул Карит, – и отец Анер был не против. Дед запретил и отправил в самое безопасное, по его мнению, место.

– Из-за этого вы поссорились, и ты при первой же возможности сбежал ко мне, аргументируя это отсутствием качественного духовного обслуживания населения пограничья.

– Да.

– Вечный конфликт дедов и внуков. Ладно, у меня наконец-то выдался отпуск, за последние две недели я спал не больше шестнадцати часов, подсел на эликсиры как последний нарик. Так что следуйте по указанному маршруту, в случае чего Воз предупредит вас, а я пока нормально высплюсь хоть в седле.

А заодно вспомню все самое важное, случившееся со мной за последнее время. Морфей, синема[6 - Плетения.].

М-да, вот это махина, я спрыгнул с Пушка и бросил его поводья своим вампирам.

– Ждите меня здесь, драк не затевать, Пушок, тебя это особенно касается, будь паинькой – не порти мой имидж. Все поняли, тогда я пошел.

Блин, даже перила здесь покрыты позолотой. Хотя чему я удивляюсь? Мелор столько веков сидел на одной из двух караванных троп, соединяющих север и юг Сатума, много сольдо водится в закромах у местного главного Бурателлы. Предупредительные слуги распахнули передо мной громадные створки дверей и даже не попросили пригласительного билета. А почему меня не проверяют на иллюзию и черноту? Совсем тихушники мышей не ловят, недаром пару лет назад Торин позавтракал солидной порцией яда. Урок не пошел ему впрок.

– Господин, разрешите я вас провожу в тронный зал. Вы ведь здесь впервые.

Я кивнул и отправился в путь за спиной подошедшего ко мне лакея. Роскошь, повсюду одна роскошь, но все в меру, все соразмерно, без всякой вычурности. А дорогу в тронный зал я и сам бы нашел. Благодаря Алиане план дворца я знаю наизусть.

– Баронет, а вы делаете стремительную карьеру при дворе Торина Второго. Еще с утра вы были начальником тайной стражи короны Мелора, а теперь доросли до должности старшего лакея.
Страница 10 из 31

Мои поздравления.

– Принимаются. – Полковник тихушников слегка притормозил, и мы пошли дальше плечом к плечу. – Плохая иллюзия?

– Хорошая, – успокоил я тихушника, – просто предупредите своих подчиненных, чтобы в следующий раз они по привычке не пытались вытянуться в струнку при вашем приближении. Мне таких почестей они не отдавали бы. Так о чем вы хотели поговорить со мной наедине?

– Ходят слухи, что вам здесь грозит серьезная опасность.

– Слухи или точная информация?

– Слухи.

– Опасность какого рода?

– Не могу сказать точно, могу только предположить. Скорее всего, вас постараются спровоцировать. Вы вызываете наглеца на поединок, он выставляет замену и объявляет условием поединка сталь, только насмерть. Вас убивают, все в пределах правил, тем более что вы выступаете как светское лицо, а не охотник или рейнджер. Гильдии вдвойне не будут иметь морального права мстить за вашу смерть.

– А вы неплохо знаете наши обычаи: ввязался в драку как благородный, а не охотник, – так извиняй, – и кто же рискнет поставить свою жизнь на кон в бою с третьим мечом гильдии охотников?

– На юге есть отличные мечники, считающие себя великолепными бойцами.

– Даже так? Встречался я как-то раз с одним южанином, и ничем он меня впечатлить не сумел.

– Мое дело предупредить. – Мы остановились перед дверью, ведущей в тронный зал.

– Благодарю вас, баронет. Обычно мало кто знает, где я буду завтра, а тут все предельно ясно. Я обязан присутствовать на торжествах по поводу свадьбы Торина и Ланы. Место и время моего появления известны, так почему бы меня не попытаться подловить? Ну-ну, петарду им в задницу. Гильдии не будут за меня мстить, останутся только мои друзья. И работать они будут в частном порядке, как благородные и высокородные, и ни о каких поединках и речи не будет, одно лишь исполнение и массовая ликвидация. Ладно, я пошел – и так пропустил церемонию бракосочетания, да еще и на торжества умудрился опоздать.

Лакеи привычно открыли передо мной створки дверей, два шага вперед – и я очутился в местном варианте Георгиевского зала, правда, этот поболее будет. А народу здесь, народу – тысячи две с половиной наберется, и это не считая лакеев с гвардейцами. Слева от меня возвышение, на котором в креслах гордо восседают Торин, Лана, Ингар и Алуана, рядом с Великой Мамкой трется Ритка и о чем-то оживленно с ней болтает. А где же Алиана? Громко пиликающая музыка, а инструменты у лабухов непростые. Попытался подслушать разговор парочки, находящейся в полутора метрах от меня, – так обломись моя черешня. Присутствующие в зале разумные едят, танцуют, некоторые, судя по выражению их лиц, решают деловые вопросы, еще более некоторые знакомятся, осталось, чтобы кто-то кого-то вызвал на поединок, – и будет полное соответствие тому, о чем мне рассказывали раздолбаи. А вот и Алиана, сидит себе в кресле в дальнем от меня углу на два часа, ну-ну. Воз, полетай тут, присмотри за обстановкой и разберись с акустикой.

А насчет нехватающего на этом пати поединка, я направился к Эле, на меня пусть не рассчитывают, мне сейчас не до всяких игрищ, скоро у меня очередной раунд деловых переговоров с ткачом. А Эла еще та хулиганка – до сих пор не может смириться с тем, как быстро Лана окрутила Торина. Умом она понимает всю выгоду этого брака, а вот сердце протестует. Нет чтобы ухаживания длились несколько лет – тогда бы Алиана успела привыкнуть к мачехе и сама подталкивала отца к алтарю, а тут раз – и в дамки. Хотя что с нее взять? По человеческим меркам ей почти двадцать семь лет, а вот по эльфийским – не больше восемнадцати. Учитываем, что Алиана больше полуушастик, чем получеловек, и понимаем: для нее пока существует только черное и белое. Различных оттенков цветов Эла еще не научилась воспринимать, вот и демонстрирует подобным образом свое отношение к свадьбе – юношеский максимализм, однако. Мол, не хочу сидеть рядом с вами, противные. Впрочем, в ее положении Алиана еще не такие коленца может выкидывать, и никого это не удивит, все ей сойдет с рук. Девушке завтра рожать – мало ли что может прийти ей в голову. Более того, Эла щелкнет пальцами – мол, от токсикоза у нее жутко пересохло во рту, – и сам Торин сразу подбежит к ней с кувшином сока. Его пока еще младшая дочурка, готовящаяся принести королю первого внука, страдает, а слуги такие нерасторопные.

– Парни, привет, – поздоровался я с Изаром и Патом. – Как обстановка?

– Пока спокойная. – Изар посторонился, пропуская меня к моей первой жене.

– Ты что здесь устроить решила?

– Влад, ты о чем? – удивилась Алиана.

Ясненько, Эла собралась включить блондинку, а учитывая цвет ее волос, получается у нее это здорово, я почти поверил, что ты не поняла смысла моего вопроса.

– Проехали, когда думаешь рожать?

– Как будто ты не знаешь, или тоже решил сбежать куда подальше, как поступил во время родов Арны, а теперь время уточняешь? – ехидно улыбнулась эта зараза. – Завтра в полдень.

– Бежать, делать мне больше нечего. Арне я ничем не мог помочь, первые роды у вервольфиц всегда проходят очень тяжело. На хрен мне было сидеть в коридоре и нервничать? А так подрался, развеялся, мысли дурные в голову не приходили, а когда врагов вокруг меня не осталось – мне сразу сообщили, что все в порядке с матерью и ребенком. А что касается тебя – я знаю, как рожают жизнючки. Я стихийник, но иногда бываю пророком. Дело будет так: ты лежишь в громадной комнате на большой кровати голенькая, что уже само по себе пикантно, накрытая лишь тонкой простынкой. Вокруг тебя суетятся служанки, няньки, кормилицы и прочие фрейлины. Командует этой армией Лана и ее помощница в данном процессе Ритка. А тебе все фиолетово, ты полностью погружена в очередной любовный роман. Не вздумай отрицать – я знаю, сколько макулатуры подобного рода находится в твоем мешке путника.

И вот ты подходишь к кульминации: благородный дон Педро настиг похитившего его возлюбленную донну Кончиту подлого и бесчестного дона Хуана, и между мужчинами завязывается бой. На крыльце гасиенды стоит красавица Кончита, она заламывает руки, и слезы текут из ее прекрасных глаз. И тут наступает облом. К тебе подходит служанка и тонко намекает, что полдень уже давно наступил.

Ты со вздохом откладываешь роман в сторону и кладешь свои ручки на живот. Шейка матки раскрылась – раз-два. Сынок, заканчивай заниматься саботажем, выходи на волю, ты прервал меня на самом интересном месте. Через минуту ты с улыбкой смотришь, как Лана и Рита приводят в порядок бешено орущего Герасима. Вполне его понимаю. Лежал себе спокойно в уютных апартаментах на полном пансионе – и тут младенца выгоняют хрен знает куда без его письменного согласия, заверенного нотариусом в трех экземплярах.

А в это время в соседних апартаментах ополовинивает второй бочонок вина уже довольно теплая компания, состоящая из Торина, Ингара, Алуаны, меня и Арны. Первый бочонок уже пустой валяется под столом. К нам степенно заходит камер-фрейлина и сообщает, что роды прошли успешно, кто бы сомневался. Путем стихийного голосования мы решаем навестить родильное
Страница 11 из 31

отделение – и ни одна санитарка не посмеет заикнуться про приемные часы и прочую лабуду. Пошатываясь, а зачем пить и оставаться при этом трезвым, мы идем в роддом. Арна при этом чисто машинально захватывает с собой недопитую дубовую емкость. Для нее, кобылы здоровой, это пушинка.

Мы заходим к тебе и видим прелестную картину. Под твоим левым бочком, затянутый в смирительную рубашку, то есть пеленки, счастливо сопит спящий Герасим, а в правой руке ты держишь макулатуру. И судя по твоему счастливому лицу, тяжелораненый дон Педро из последних сил убил негодяя дона Хуана, а потом из самых последних сил подошел к донне Кончите и предложил ей руку и сердце. Конечно, девушка согласилась. Мы тут же начали обмывать ножки младенцу, я даже тебе грамм сто красненького налью, не больше. Женский алкоголизм неизлечим, кроме того, ты ведь сама будешь кормить Герасима, форма груди – это последнее, что может волновать жизнючек, а я не допущу, чтобы мой сын употреблял проспиртованное молоко. Наконец наша пьянка тебе надоедает, ты же в ней участия не принимаешь, и ты посылаешь нас в сад. Мы уходим. А ты начинаешь приводить свою фигуру в дозалетное состояние. У тебя на это уходит чудовищно много времени: минут десять или пятнадцать.

Вечером того же дня ты сидишь в кресле на возвышении в этом зале, а я, простой консорт, он же бык-производитель, стою на шаг позади тебя. К тебе выстроилась очередь из гостей с подарками и поздравлениями длиннее, чем к Мавзолею седьмого ноября. Торин умница: зачем ему тратиться на два праздника, если можно все расходы объединить в одном? Тебя поздравляют и дарят подарки, снова поздравляют и дарят подарки, снова, снова и снова. Я начинаю звереть и подыскивать варианты бегства. Бесполезно: все пути отхода надежно перекрыты Ритой и Арной. Наконец все это заканчивается, на бал мы не остаемся, ссылаясь на твою мнимую усталость, я тащу тебя в твою спальню и до утра наказываю за плохое поведение. Не забудь запастись эликсирами. А теперь скажи – где я ошибся в своем пророчестве?

– Никакая это не макулатура!

– А что же еще? В литературе подобного рода всего несколько сюжетных линий, а все остальное – их вариации. Смотри сама: он богат, она бедна, встретились, полюбили друг друга и, преодолевая всевозможные жизненные невзгоды, поженились. Вариант второй: она богата, а он беден, чем все закончилось – смотри выше. Вариант третий: он богат, и она не бедствует, сначала они друг другу не понравились, но все равно дело пришло к свадьбе по любви. Вариант четвертый: оба бедняки, втюкались друг в друга, а потом оказалось, что дедушка из Америки оставил ей громадное состояние, а у него обнаружился богатый внутренний мир. Допустим, он работает вампиром, и у него тысячелетний стаж работы, или наоборот – ему наследство, а ей клыки.

– Человек и вампир любят друг друга? Влад, не смеши меня.

– У меня на Земле еще не то может быть, по крайней мере так утверждают некоторые писатели. И вообще, знаешь, сколько сказок про вампиров написано на моей родине? Приведу тебе отдельные перлы. Вампиры днем полностью беспомощны и поэтому с рассвета местного Хиона до его заката спят в гробах.

– Зачем?

– В кровати, видно, им неудобно. Земных клыкастиков убивает свет Хиона, серебро и осиновый кол.

– Почему осиновый?

– Что-то связано с религией: кто-то повесился на осине. А какие любовные страсти разгораются – это уму непостижимо. Например: один престарелый вампир влюбился в юную красотку, похитил ее и обратил в себе подобную.

– Я ничего спрашивать не буду, и говорить, что это невозможно, тоже.

– Правильно делаешь. Жених девчонки днем пробрался в замок клыкастика. Наверняка он был мастером спорта международного класса по экстремальному альпинизму, нашел гроб с телом возлюбленной, приставил ей к груди осиновый длинный и толстый кол и начал его вколачивать киянкой в тело девушки. Юная вампирша проснулась, стала извиваться и стонать, а кол входил все глубже и глубже. Тут она закричала, ее тело выгнулось дугой, и она замерла, сдохла. Окровавленный кол, брызги крови на белоснежном платье, грустная улыбка на губах усталого юноши, он освободил свою возлюбленную от проклятия. Что скажешь?

– Полная аналогия с лишением девушки невинности и получения ею первого в жизни…

– Не произноси своего любимого слова. Предупреждаю твой вопрос: полное собрание сочинений на тему земных вампиров можешь на время взять почитать у патриарха крови, он любит полистать литературу подобного рода перед сном – говорит, нервы успокаивает. Вообще многие земные писатели выплескивают на пергамент свои комплексы, фантазии, мечты, тайные желания и прочая. Даже авторы, пишущие для детей. Сама посуди: один написал, что некто Бармалей любит маленьких детей, и тут же дает свой адрес, сопровождаемый легкой интересной страшилкой. Запретный плод всегда сладок, поэтому родителям нельзя тупо запрещать своему чаду прогулку в Африку, нужно просто переключить внимание ребенка. Ну его, этот жаркий континент, там нет ничего интересного, поехали лучше в аквапарк или в Диснейленд. Или еще такой пример: бежал зайчик и попал под трамвайчик, отрезало зайчику ножки, его тут же в «скорую» – и в ближайшей прецептории ауновок ушастому ноги пришили, и он снова бегает по дорожке до следующего трамвайчика.

– А ты на Земле что читал?

– В основном боевики. Думать не надо, все разжуют и в рот положат.

– Расскажи мне сюжетные линии боевиков.

– Это зависит от того, кто их писал – мужчина или женщина. Если мужчина, то в большинстве писанин его главный герой самый героический на белом свете. Он не может пройти мимо несправедливости, он защитник слабых и беспомощных, ввязывается в любую драку, даже если она его никоим боком не касается. Поэтому у него бесчисленное множество врагов. Каждый день он сокращает их количество с утра до вечера, а по ночам восстанавливает численность народонаселения с помощью очередной красотки. Утром он покидает город, а его любовница, роняя слезы, машет ему вслед платочком. Она все понимает: он не может остаться с ней, у ее возлюбленного есть великая миссия – ему нужно мир спасти. На меньшее наш герой не согласен. В следующем городке повторяется все то же самое, особенно ночь. Ведь девушки, едва завидев мужественный профиль героя, тут же штабелями укладываются у его ног. Наконец это зерцало рыцарства спасает мир и заходит в пещеру, где скрывалась тварь. И что он видит: прикованную к стене красавицу. Он освобождает ее и везет к ней домой – бешеной собаке семь верст не крюк. Девица влюбляется в него по уши, и он к ней становится неравнодышен. Ведь миссия выполнена, и можно снять оковы с сердца и позволить себе любить. Девушка оказывается принцессой, и заканчивается все дело свадьбой. А в реале этот писака – затурканный своей женой, постоянно рассекающей по квартире в халате шестидесятого размера и с вечными бигудями на голове, мужчинка. И единственный подвиг, на который он способен, это рейд в ближайшую продуктовую лавку за кефиром. Ничего крепче он употреблять не может: закодирован.

А теперь – боевички, написанные
Страница 12 из 31

большинством женщин. Естественно, она потрясающая красавица, это не обсуждается. Отлично владеет всеми видами оружия и магией. Только поединки с ее участием начинаются и заканчиваются примерно так: героиня начинает пляску стали, раскидывает во все стороны заклинания – и через две строки все враги повержены. Пляска стали – страшная вещь, да и девушка вообще звэр, эстоком[7 - Меч.] рубит всех направо и налево.

– Эстоком? – удивилась Алиана. – Им же можно только колоть.

– Я же говорю: звэр. Девушка сбежала из дому, не желая идти замуж за нелюбимого. Во время своих странствий она познакомилась в трактире с сумрачным тевтонским гением, то есть с одной мрачной личностью. Им оказалось по пути, и во время путешествия эта личность влюбилась в красавицу. А та рада стараться, начала постоянно ехидничать, прикалываться над спутником, динамить его по полной, ставить в неловкое положение, стервозничать, короче – проявляла свой характер во всей красе. Личность терпела – а что ему еще оставалось делать? Однажды на лесной дороге они нашли израненного воина, подлечили его и дальше уже путешествовали втроем. Этот оказался, в отличие от первого, балагуром, и его тоже угораздило влюбиться в красотку. Накал стервозности девицы увеличился в два раза, но мужчины терпели и только регулярно вытаскивали ее прелестную попку из неприятностей различного рода. Куда она с завидным постоянством попадала. У читательниц остаются только два вопроса: кто первый трахнет героиню и за кого, пусть даже на пергаменте, она выйдет замуж.

– Не поняла.

– Писательница наверняка не страдает наличием второй половинки. Надо меньше есть и больше времени уделять своей внешности, в том числе и в спортзале. Продолжу про главную героиню. Бойцы тоже стали нравиться воительнице, но она никак не могла выбрать одного из них: оба соответствовали списку ее требований к мужчине.

– Какому списку?

– Эла, ты меня поражаешь, если бы я точно не знал, что ты женщина, я засомневался бы в этом. Вот скажи мне – какие требования были у тебя к своему будущему мужу, когда ты закадрила меня в Диоре?

– Мой будущий муж должен был быть смелым, сильным и со связями.

– И это все?! Ты точно не женщина. У настоящей девицы список требований состоит из множества пунктов. Ее будущий муж должен быть ласковым, нежным, внимательным и заботливым. Завтрак в постель обязателен, он равнодушен ко всем азартным играм, особенно к футболу и хоккею. Обожает живопись и классическую музыку, терпеть не может стрип-баров и праздников пива. Создатель, да он вообще не пьет. Дарит ежедневно тебе цветы, тещу называет «мамой». Если он собрался расписать пульку с друзьями, а ты предлагаешь ему прошвырнуться по распродаже весенне-летней коллекции женской одежды, то друзья забыты. Он даже изредка не смотрит искоса на других женщин. Всю зарплату отдает тебе, не оставляя в кармане даже заначки. А выходной день проходит так: с утра посещение визажиста, потом картинной галереи, филармонии или балета, вечер заканчивается в ресторации, а когда вы приходите домой – ты обнаруживаешь на столе громадный букет цветов и маленький, но очень дорогой подарок. Это только основные требования, а есть еще куча второстепенных.

– Идеальный мужчина, – выдохнула Алиана и закатила глазки.

– Согласен, только этот мужчинка не интересуется женщинами, ему подавай настоящих мужчин с фигурами портовых грузчиков и такими же манерами.

– Пошляк!

– И вообще я твой идеал.

– Ты? – Алиана смерила меня насмешливым взглядом. – Ты – бабник, пьяница, склонный к суициду авантюрист, жуткий матерщинник и подлец.

– Леди прокурор, с первыми четырьмя пунктами обвинения я согласен, а последний-то за что?

– Ты больше месяца не посещаешь мою спальню.

– Сама знаешь почему. – Я выразительно посмотрел на животик Элы.

– Я – жизнючка, и никакого вреда мне и нашему сыну ты бы не принес.

– Есть и другой аспект. Бородатый анекдот: берет счастливый отец на руки новорожденного, а тот начинает бить его кулачком по лбу и спрашивать – мол, папа, тебе нравится?.. Продолжим обсуждение женских боевиков. Так вот бедная стерва все никак не может выбрать того, над кем она будет издеваться до конца его жизни.

– Тоже мне проблема. Пусть выходит замуж за одного, а второй будет ее постоянным любовником.

– Развратная ты наша, будет свободное время у меня – я тебе прочту лекцию о генетической предрасположенности мужчин к полигамии, дабы племя не деградировало, а женщин – к моногамии, чтобы племя смогло выжить. Недаром вас называют хранительницами очага.

– Да что ты говоришь! Я тебе могу сейчас назвать примерно восемь десятков присутствующих в этом зале замужних леди, имеющих постоянных любовников, а не мимолетные интрижки на стороне. Ты думаешь, что только мужчины способны постоянно изменять своим женам?

– Алиана, я говорил о предрасположенности, это необязательное условие. А ты сплетница и ябеда. Впрочем, в этом вопросе вас, баб, хрен кто поймет. Чаще всего вы сами не знаете, чего хотите. Я сталкивался с подобным еще на Земле.

– Расскажи, – загорелась Эла.

– Вот оно, дурное влияние Эллины, слушай. У моего шефа была секретарша, говорю «была», потому что я не знаю, что с ней сейчас. Было ей тридцать пять, но выглядела она на двадцать пять, не больше. И вот стукнуло ей тридцать шесть, и девчонку настигла креза. Она уже в таком возрасте, а ячейка общества еще не создана, – вот и пустилась она во все тяжкие. Просила подруг познакомить ее с холостяками, свидания вслепую, через интернет, брачные агентства и так далее, и тому подобное. А самое интересное, что она уже больше пяти лет жила на постоянной основе с нормальным парнем, который не один раз делал ей предложение руки и сердца. Чего только не узнаешь от сильно подвыпившей женщины на корпоративе. Что скажешь?

– Значит, он был ее недостоин.

– Женская солидарность не знает границ и расстояний. Хорошо, вот тебе вторая история. В отделе развития работала одна девчонка – потрясающая красавица, без всяких дураков. Она брала не только тем, чем наградила ее природа, но и макияжем, парфюмом, тигриными движениями, шмотками – короче, стилем и вкусом, помимо всего прочего. Мужики безнадежно бегали за ней табунами.

– И ты тоже? – Глаза Элы как-то нехорошо сощурились.

– Я что, дурак? По мне, лучше иметь на работе женщину-друга, чем брошенную любовницу, кроме того, был один инцидент, связанный со служебным романом, у моего приятеля, и вообще не гадь там, где спишь. Красотка была замужем и супругу принципиально не изменяла. Но однажды между ними пробежала черная кошка, подробностей я не знаю, свечки не держал. Супруги быстренько развелись, и красотка немедленно нашла себе гражданского мужа, благо выбирать было из кого. И вот примерно через пять с половиной месяцев после развода красотки радостным утром в понедельник захожу я в отдел развития за необходимой мне информацией – и наблюдаю картину Репина. Мужская часть коллектива отсутствует на своих рабочих местах, а женская команда сгрудилась вокруг ревущей как белуга красотки и утешает ее – мол, все мужики
Страница 13 из 31

подонки – и при этом так посматривают на меня, что я предпочел временно забыть о цели своего визита и выйти в коридор. Подумав, я направился в курилку – это такое место, где можно получить почти любую информацию, не связанную с производственной деятельностью. Я оказался прав: весь мужской состав коллектива отдела развития, даже некурящие, находился там и принялся меня просвещать. Оказывается, бывший красотки в эту субботу женится второй раз и прислал ей приглашение на свадьбу.

– Подонок! Она же любит его. Она наказывала его таким образом, он должен был просто извиниться перед ней.

– Комментарии излишни, Алиана, ты непрошибаемая, а знаешь, чем закончилась эта история? Красотка взяла отпуск за свой счет и рванула к своему бывшему; что там произошло, я не знаю, но свадьба в субботу все же состоялась. Бывший муж взял в жены свою бывшую жену. Спрашивается – зачем нужно было огород городить?

– Тупой подонок, заставлять девушку так страдать.

– Хорошо, вот тебе третья история. В бухгалтерии работала одна разведенка. Ее бывший любил закладывать за воротник, и однажды ей это надоело. Завела она себе женатого любовника – просто секс, никаких обязательств, – а чтобы не привязываться к нему, завела себе второго и тоже женатого. Что скажешь?

– Муж ее сильно обидел.

– Пациент, лекарю ваш диагноз почти ясен, осталось уточнить нюансы. Алиана, как у тебя с гардеробом, есть что носить?

– Ты это спрашиваешь у дочери короля, у самой богатой до сегодняшнего дня женщины королевства Мелор?

– Понял, изменим формулировку вопроса: скажи, все мужики козлы?

– Подавляющее большинство.

– Вопросов больше не имею. А заканчивается женский боевик тем, что воительница встретила прекрасного принца, скорее всего эльфа, вышла за него замуж, а двум своим воздыхателям предложила остаться друзьями.

– Правильно – зачем их обижать? Да и два верных меча ей не помешают… Влад, я не умею хорошо читать по губам, говори вслух.

– Я уже закончил матерную часть. А в реале эта писательница обычная серая офисная мышка, и мужчины замечают ее только из-за наличия громадных очков в роговой оправе, и в глазах ее стоит отчаянный призыв: «Ну хоть кто-нибудь!» А теперь поговорим о тебе и о твоем внезапном интересе к литературе различного рода. Ты давно начала стилом пергамент портить? Сначала подумай, а потом отвечай, и не забывай, что я, помимо всего прочего, еще и разумник. Изар и Пат нас не слышат, ты это прекрасно знаешь.

Молчание.

– После того как посмотрела фильм «Влюбленный Шекспир», – потупившись, наконец ответила Алиана.

– Недаром говорил один умный человек, что самым страшным оружием массового поражения для неокрепших мозгов является кино. Теперь расскажи мне сюжетную линию своей писанины. Не беспокойся – слово чести, что это останется между нами. Наверняка я могу тебе что-то подсказать: я прочитал тысячи книг и кое-что в этом понимаю. Давай, будь смелой.

– Хорошо, – сдалась Алиана. – Только коротко, без подробностей: однажды они встретились в лесу и сразу полюбили друг друга. С тех пор каждую неделю он и она виделись на той поляне, где познакомились. Они скрывали свои чувства от своих родителей – ведь их семьи многие десятилетия враждовали. Но однажды барон, отец юной девушки, встревоженный столь частыми отлучками дочери, послал за ней лазутчиков. Правда вышла на свет, и разгорелся грандиозный скандал. Благородный юноша взял всю вину на себя, он поклялся честью, что его возлюбленная не знала, кто он такой. Только поэтому девушку не отправили в монастырь. Но юноша вынужден был покинуть отчий дом. Ночью он смог проникнуть в опочивальню возлюбленной, и они обменялись клятвами верности. А утром он отправился в столицу.

– Алиана, у меня такое ощущение, что главного героя ты писала с меня. Благородный клятвопреступник, и как только запахло жареным, сразу сбежал, перед этим навесив девице макароны на уши. Наш человек. Молчу, молчу, молчу, продолжай.

– Он стал гвардейцем короля и совершил множество подвигов в пограничных конфликтах между его родным королевством и соседями. Он стал самым молодым капитаном за всю историю королевства. Наконец конфликты закончились, и овеянные славой гвардейцы вернулись в столицу. А в городе как раз праздновали свадьбу старого короля с юной принцессой из соседней страны – это было одним из условий мирного соглашения. Капитан принял все полагающиеся ему почести, но в турнире принимать участие отказался.

– Правильно сделал: эти турниры ничего не доказывают – показывай, чего ты стоишь, на поле боя.

– И тут он заметил на крыше одного близкорасположенного здания несколько закутанных в плащи разумных и решил их проверить. Это оказались убийцы, четверых капитан прикончил, а одного сумел взять живым.

– Молоток, ты его точно с меня писала. Это наверняка были серые.

– Выяснилось, что задачей убийц была ликвидация юной королевы и послал их другой сосед королевства.

– Дальше можешь не объяснять, все и ежику понятно. Конфликт после смерти возобновляется с новой силой.

– Королева влюбилась в своего спасителя и той же ночью пришла в его опочивальню. Но капитан был верен своей невесте и попросил ее вернуться в королевскую спальню.

– Что?! Девушка рискнула не знаю как, а ему трудно было кинуть ей пару пало… то есть уделить королеве толику внимания?

– Король узнал о посещении супругой капитана, и его сердце преисполнилось ненависти.

– Ему что, радоваться надо было? А королева плохо ползла – прямо как ты ко мне в палатку, дальнее пограничье помнишь, егеря сразу обнаружили твой след.

– Утром король вызвал капитана к себе.

– Вообще идиотизм: капитану, если он такой болван, нужно было еще ночью когти рвать из королевства и залечь на дно в соседней стране.

– Король дал ему невыполнимое задание, будучи полностью уверенным, что капитан погибнет.

– Убить дракона?

– Я еще не придумала, – созналась Алиана. – Но капитан выполнил задание и при этом чудом выжил.

– Дуракам везет.

– Он вернулся в столицу, а на его копье был насажен символ победы капитана.

– Клиника, лучше бы сам себе горло перерезал, чем вернулся в столицу: безболезненнее было бы.

– Весь город вышел встречать своего героя, разумные ликовали.

– А леди в воздух чепчики бросали, заодно с подвязками, намекая на возможность веселой ночи. И вообще горожане не спали, не ели, не пили, все глаза проглядели, ожидая этого капитана.

– Король был вынужден объявить пир, и на нем оказалась невеста капитана: она сбежала из дома, – и когда ее увидел, он забыл о правилах приличия и поцеловал свою непорочную невесту.

– Значит, он с ней ни разу? Тогда все понятно: тень импотенции преследует его с самого детства.

– Влад, они договорились только после свадьбы!

– Влад, я разобрался с акустикой и частично с защитой, – сообщил мне Воз.

– Королева лично поднесла влюбленным кубок с вином и благословила их. Жених и невеста отпили из кубка, и то же самое сделала королева.

– Этот дебилоид совсем не понимал, на что способна оскорбленная и униженная в своих лучших чувствах женщина, особенно когда ее
Страница 14 из 31

возлюбленный на ее же глазах целует другую? Я так понимаю, что вся троица дружно склеила ласты от яда, так?

– Да.

– Эла, подумав, я понял, что твой капитан ничего общего со мной не имеет. Совершить столько ошибок – это же уму непостижимо, и самое главное – он умер девственником! А то, что все скончались от яда… Учитывая твое воспитание и наклонности, я этому не удивлен. А теперь обработкой твоей писанины займется редактор, то есть я. Будем пользоваться плагиатом, твоими наработками, нашим жизненным опытом, но все делаем творчески. Короче, встретились они на лесной поляне, и страсть охватила их, а тут полно ромашек, которые так удобно собирать в горизонтальной или другой позе. Но вот однажды они поссорились, причину придумаешь сама. Разругались вдрызг. Весь в растрепанных чуйствах парень вернулся в родной замок и рассказал все отцу. Тот для него был больше другом, чем предком. Отец внимательно все выслушал и принялся вправлять сыну мозги. Закончилось все тем, что парень понял: если женщина не права, то мужчина должен перед ней извиниться. Юноша признал правоту отца и на следующее утро с громадным букетом и заранее заготовленными и отрепетированными перед зеркалами извинениями отправился на их любимую поляну.

А тем временем в замке девушки происходили следующие события. Давеча к родителям девчонки приехал их дальний родственник, седьмая вода на молоке маркиз Какой-то и сразу стал оказывать знаки внимания девчонке. Та, вся будучи в растрепанных чуйствах, вежливо послала его на хутор и отправилась в свою спальню. Всю ночь она ворочалась в постели, проклиная своего возлюбленного, и наконец в ее прелестной головке созрел план мести. Утром с этим маркизом она была сама любезность – и в конце концов предложила верховую прогулку с промежуточной остановкой на ее любимой поляне. Она прекрасно знала гордый нрав своего парня и никак не могла подумать, что он сегодня туда явится. После прогулки она бортанет маркиза, и ее возлюбленный никогда ни о чем не узнает, зато ее душа будет полна спокойствия и умиротворения.

И вот картина Айвазовского «Не ждали». Парень выехал на поляну и увидел, кто именно собирает ромашки. Постельная сцена на треть главы. Букет выпал из его руки, а он все смотрел и смотрел. Сбор ромашек уже подходил к концу, когда кобыла девчонки радостно заржала, увидев своего старого приятеля. Жеребец парня довольно всхрапнул. Любители гербариев остановились, отчаянное лицо девушки, непонимающее маркиза и окаменевшее парня. Через несколько секунд до маркиза все дошло. Он начал понимать, почему девушка вчера была кактусом, а сегодня нежным цветком. Маркиз начал медленно вынимать из…

– Влад!

– Вынимать из ножен меч, – невозмутимо продолжил я, – и так же неторопливо подниматься с…

– Влад!

– Подниматься с травы, ты вообще о чем постоянно думаешь, озабоченная ты наша? Но парень не хотел драки, он вообще сейчас ничего не хотел, его сердце просто стало куском льда. Он развернул коня и поскакал куда глаза глядят. Глаза привели его в столицу. Первоначальное внедрение парня в криминальный мир придумаешь сама. Тебя должны были этому учить. Прошел год, парень стал одним из столпов ночников столицы. Не было преступления, которого он бы не совершил: убийства, заказные поединки, грабежи, разбои, похищения, вымогательства, шантаж, шулерство в карты и прочая, прочая, прочая. Его прозвали Отчаянный барон. Его слава гремела по всему королевству и за его пределами. Ни стража, ни тихушники ничего не могли с ним поделать, Отчаянный ускользал изо всех расставленных на него ловушек. В каждой главе по две или три постельных сцены. А где-то в провинции одна девушка, услышав об очередном «подвиге» своего бывшего жениха, запиралась в спальне и горько плакала и проклинала себя. Ведь это она сделала его таким.

И вот однажды, страдая с жуткого похмелья, стража, как всегда, нагрянула в притон не вовремя, и Отчаянный не успел подлечиться, – парень неторопливо ехал по лесному тракту и размышлял над превратностями судьбы. Денег у него была куча: вчера он в карты раздел нескольких юнцов, захотевших испытать острые ощущения на дне общества. Таких по договоренности ночники не трогали. Кто будет резать куриц, приносящих золотые яйца постоянно? Более того, юнцы так распишут свои полные опасностей ночные приключения своим друзьям, что несколько новых клиентов гарантировано. И теперь что делать Отчаянному – деньги есть, а похмелиться нечем. Город в ближайшую неделю для него закрыт. Надо ждать, пока страже надоест его ловить в очередной раз.

И тут Отчаянный услышал звуки боя, любопытство взяло верх – и он решил посмотреть на происходящее поближе. На дороге была карета, куча мертвых или умирающих тел, один расфуфыренный рыцарь-защитник и трое закутанных в синие плащи нападающих. Значит, кто-то на кого-то напал, но охрана оказала достойное сопротивление и почти вся полегла. Однако не бой приковал внимание ночника, а пристегнутая к седлу рыцаря большая фляга, и явно не с водой. Участь нападающих была решена. Никто не смеет становиться между Отчаянным и похмелятором. Секунд через сорок парень отстегнул флягу от седла полумертвого рыцаря и с жадностью припал к ней.

Через три минуты мир для Отчаянного заиграл яркими красками, ему сразу захотелось сделать нечто доброе и светлое, хотя бы отблагодарить своих спасительниц, с любопытством смотревших на него из окна кареты. Выяснив конечную точку их маршрута и привязав щедрого раненого рыцаря к его же коню, парень направился обратно в столицу. Оставив троицу у ворот, он разъяснил онемевшим от подобной наглости стражам, что благородная леди, ее служанка и этот привязанный к коню полутруп – не его работа. А если кому-то любопытно, то в восьми километрах по этой дороге можно найти несколько десятков трупов – вот из них трое точно его. Пока стражи пытались осмыслить происходящее, Отчаянный дал деру.

Примерно через неделю, отдыхая с корешами в деревеньке, парень получил от городских подельников шокирующие его известия. Оказывается, престарелый король-вдовец его страны окончательно впал в маразм, если решил жениться на молоденькой принцессе из соседнего государства. Тому королевству нужна военная помощь, а этому – королева. Мнением принцессы никто не интересовался. Доставку товара решили провести тайно, с минимальной свитой. Но супостат все равно узнал о посылке – видно, где-то произошла утечка информации. Захват приза обещал быть легкой прогулкой, но нападающие не учли одного: принцессу сопровождали лучшие бойцы ее родины, а тут еще появился известный головорез Отчаянный. Короче, за этот подвиг ночнику полагается полная амнистия. Светскую жизнь Отчаянного, всякие там торжества, балы или приемы напишешь сама, ты в этом разбираешься гораздо лучше меня.

Шли месяцы, юная королева становилась все более мрачной. Каждую ночь ей снился тот бой на лесной дороге и тот, кто ее спас. Она знала все о криминальном прошлом Отчаянного, но тем сильнее становились ее нега и томление. Ариана, ты же знаешь, как хороших домашних девочек тянет к плохим парням. Наконец королева
Страница 15 из 31

не выдержала и попросила доверенную служанку, также обязанную жизнью бывшему ночнику, устроить ей свидание с парнем. Служанка организовала все на «отлично». А у парня появилась одна интересная идея, и он срочно запасся эликсирами определенного рода. Короче, когда под утро усталая, но счастливая королева вернулась в свои покои, она не подозревала, что под сердцем у нее зарождается новая жизнь. Своеобразная страховка со стороны Отчаянного. Вдруг королева однажды взбрыкнет – тогда многие узнают, чей на самом деле ребенок. Постельная сцена на всю главу обязательна.

А потом парень заявил всем желающим услышать, что отправляется в длительное путешествие. Естественно, сразу он никуда не поехал. Залег в ближайшем лесочке недельки на две и стал ждать удобного момента – и дождался. Отчаянный ночью проник в опочивальню короля, благо план дворца и схему защиты он знал наизусть, и обнаружил то, на что и рассчитывал. Король приглашал к себе жену раз в месяц, не чаще. Парень придушил его величество подушкой и был таков. Когда утром найдут мертвое тело, качественную иллюзию происшедшего хрен кто сделает, а хороших судмедэкспертов на Арланде отродясь не бывало. Отчего умер дедуля, не поймешь, скорее всего, сам задохнулся во сне. И теперь парень отправился в путешествие по-настоящему.

Возвращается он месяца через четыре, а дальше ты опять пишешь сама, как он смог легализоваться в качестве официального любовника королевы. Скоро ее величество родила сына и объявила себя регентшей. Никто из вельмож даже не пикнул. Законная королева есть, наследник престола есть, Отчаянный тоже есть: кому хочется проснуться с перерезанным горлом?

И вот план парня вступил в свою завершающую стадию. Вдовствующая королева объявила о своем скором бракосочетании сама понимаешь с кем. Пир на весь мир, приглашаются все желающие. И вот в толпе гостей Отчаянный заметил смутно знакомую девушку, но кто она – вспомнить не мог. Такое было с ним впервые. Юный король подошел к незнакомке и узнал ее. Создатель, как она изменилась! Вместо бывшей еще два года назад цветущей красотки перед ним стоял изможденный суповой набор. Впалые щеки, тусклые глаза, горькая улыбка и ее слова: она просит прощения, хотя не заслуживает его, больше он ее никогда не увидит, она пришла взглянуть на своего любимого в последний раз в жизни. Не беспокойся, твоя жена ничего не узнает, я приняла яд. Бывшая невеста последний раз улыбнулась королю и упала замертво. Стихла музыка, замолчали гости, а Отчаянный все смотрел и смотрел на лежащее у его ног тело. Пустота, только пустота – вот и все, что его ожидает. Ведь все, что он делал после разлуки с нею, было местью неверной невесте. Он стал подонком из-за нее, и она должна была об этом знать, а теперь что, кому мстить за свою разрушенную жизнь? Да и стоит ли жить вообще? Отчаянный выхватил кинжал и пронзил свое сердце. Почему его не смогли спасти жизнюки – опять придумаешь сама.

Их похоронили в королевской усыпальнице, вдвоем в одном склепе. Шли годы, вдовствующая королева больше так и не вышла замуж. А когда принцу исполнился двадцать один год, она передала ему все королевские регалии и трон. А потом наедине рассказала сыну всю правду об его отце – об его настоящем отце. Утром вдовствующая королева отправилась на прогулку. Остановившись на высоком берегу реки, она долго смотрела то на Хион, то на медальон с портретом Отчаянного. Несколько шагов, прыжок – и подбежавшая свита увидела разбившееся о камни тело несчастной женщины. Через три дня в склепе Отчаянного лежало уже три тела: он, его жена и его бывшая невеста. Как тебе моя творческая переработка, Алиана?

Молчание.

– Гарантирую, когда ты допишешь недостающие главы и обложишь скелет мясом, получится настоящий бестселлер. Экзальтированно-романтические леди после прочтения романа будут отправлять в прачечную дюжины носовых платков, а их панталончики можно будет выжимать – ведь они наверняка поймают несколько приятных моментов. Ну так как? Не хочешь разговаривать со мной? Дело твое.

– Зачем ты так долго разговариваешь со мной? Ты должен был в первую очередь поздравить Торина и Лану.

– Хорошая попытка сменить тему, но я все равно отвечу. Я оценивал систему защиты и схему охраны этого зала: как говорил капитан Болдышев, не лезь туда, откуда не знаешь как выбраться. Скандалом больше, скандалом меньше – кого это волнует, если я разговариваю с тобой?

– И что ты выяснил?

– Большинство лакеев в этом зале работают на одного баронета, все сомелье поголовно. Гвардию в форме я не считал, а вот к переодетым в гражданку присматривался. От обычных гостей-мастеров меча их отличает выправка. На балюстраде спрятаны около полутора сотен арбалетчиков с хитрыми болтами. А вот точное количество магов, укрытых за фальш-панелями, я до сих пор подсчитать не могу. То ли пятьдесят, то ли сорок.

– Сорок три, отец не хочет для себя такого же позора, что обрушился на Ловию Литийскую. Мог бы сразу спросить у меня, я бы тебе все рассказала.

– А я люблю все пощупать собственными руками. Еще один бородатый анекдот. Приходит в особняк княжны N поручик Ржевский, давеча он познакомился с ней в офицерском собрании, и тут же начинает проверять прочность кресел, дивана, потом требует у слуги стремянку и зависает на люстре. Княжна в недоумении, и когда Ржевский залез на рояль, спрашивает его – мол, что вы делаете, скажите, что вам надо, и я сама вам все покажу и расскажу. А поручик ей отвечает, что давеча он поверил на слово графине D, и у него до сих пор болит локоть. Княжна в растерянности – мол, маменька приготовила для нас в малой гостиной стол, самовар, баранки и варенье, все же остынет. Поручик, мило улыбаясь, начинает расстегивать мундир – мол, я и не знал, что вы такая шалунья. Для чего стол, баранки и варенье, он догадывается, а вот куда пристроить самовар – пока не знает.

– Пошляк!

– А если серьезно, Эла, если бы я в течение нескольких посещений частично не расколол защиты кабинета Ловии Литийской, ты бы сейчас разговаривала с призраком. И напоследок, ты тут жаловалась, что перестала быть самой богатой женщиной короны Мелора, – можешь не волноваться: скоро ты станешь самой богатой женщиной Арланда.

– Ты договорился?!

– Да, а почему меня не было на церемонии бракосочетания, почему я опоздал на торжества? Готовь золотой, традиция. Кстати, выбрось свою писанину в камин и займись нашей совместной разработкой.

– Влад! – зашипела на меня непонятно чем разъяренная кобра.

– Что?

– Уйди с глаз моих, горе ты мое.

– Я твое счастье, всей глубины и ширины которого ты до сих пор не можешь оценить по достоинству. До завтра, а то Андр Второй сейчас мне дыру просверлит в спине своими глазами. – Я разорвал дистанцию между собой и непонятно чем разозленной Алианой.

И почему нас, критиков, никто из этих жалких писак не любит? Мы же хотим как лучше, объясняем неумехам, как правильно нужно писать, да без нашей помощи издательства посылали бы их на хутор. А будут следовать нашим советам – мы им такие рецензии напишем, что закачаешься. Неблагодарные создания.

– Влад, –
Страница 16 из 31

пристроился ко мне сбоку Андр, – где эльф?

– Не торопитесь, ваше величество, сцена должна быть подготовлена. Вы же видите, что никто из присутствующих не удивляется Алиане, присутствующей здесь в своем истинном полуушастом облике.

– А кто может удивиться после суда королей? Вчера я говорил с ней, бедная девочка, я понял, почему она ненавидит ритумских эльфов еще больше, чем я. Как они могли так поступить с ней и ее матерью?!

– Это первый акт. Скоро будет второй. Через несколько минут в зале появится известный охотник со своей чистокровной ушастой женой. Сразу пойдут шепотки, но, узнав подробности, народ успокоится. Акт третий: появление учителя Алианы – одного из самых высокопоставленных отшельников. Народ, успокоенный прелюдией, отнесется к этому философски, и никаких инцидентов не будет. Насколько я понимаю, большинство собравшихся здесь, мягко говоря, недолюбливает ушастых.

– Ты прав, в таком деле нужна осторожность и подготовка, но я весь на нервах: вдруг что-то сорвется?

– Не в этот раз, ваше величество. – Я отвесил легкий поклон королю и продолжил свой путь к королевскому погосту, тьфу, помосту.

– Влад, я тут услышал один интересный разговор – прослушай запись, тебе будет любопытно, – опять стал надоедать мне Воз.

«Маркиз, ваша жена неплохо танцует, но я смогу научить ее новым па, допустим, этой ночью. Барон, вы лучше научите меня, допустим, завтра на рассвете, и не забудьте захватить с собой двух друзей. С превеликим удовольствием, до завтра, маркиз».

– Вот как нужно на поединок вызывать, Влад. А ты что делаешь? Чуть что, так сразу в умывальник, а в лучшем случае проходишься по родословной клиента. Нет в тебе тонкости и изящества.

Так я же практически рабоче-крестьянского происхождения, Воз, чего ты хочешь, мы университетов не заканчивали.

– А теперь серьезно: этого маркиза спровоцировали, а если попытаются подобным образом и тебя подбить на драку?

Воз, ты и остальные орлы являетесь моими почти точными копиями, но у вас есть один недостаток. Нет опыта таких вот тусовок. Ничего, со временем это пройдет. Объясняю на пальцах.

Алиана. Подойти с подобным предложением к дочери короля, в королевском дворце, на торжествах, посвященных бракосочетанию ее папаши, – да такая мысля не придет даже в самую безумную голову. Кроме того, ты заметил, сколько лакеев с липкими руками, холодными сердцами и взбудораженными от осознания своей возможной ошибки головами присматривают за Элой самым внимательным образом. Ты думаешь, что любой, как я, может к ней подойти, – сча-аз. Только я, Торин, Лана, Ингар, Алуана, Эрита и Арна – остальных завернут еще на дальних подступах под любым предлогом.

Эрита. Ауновка, мать настоятельница, любимица Ланы. Да будь Ритка жизнючкой, а не русалкой, – она давно бы стала официальной заместительницей Великой Матери. И кто посмеет ее оскорбить? Кроме того, ты знаешь, сколько в этом зале бойцов, обязанных ауновкам своей жизнью и здоровьем? Очередь из желающих пустить кровь наглецу выстроится отсюда до ворот дворца.

Арна. Великая герцогиня, и оскорблять ее может только равный ей по статусу разумный или, в крайнем случае, наследный принц. И кто на это пойдет из присутствующих здесь владык, осознавая, какие это вызовет дипломатические последствия для его страны? С учетом ритумских егерей у Арны под рукой больше трех с половиной тысяч штыков и отряд быстрого реагирования. А репутацию жесткой леди, чуть что хватающейся за меч, она себе уже создала. Да и Керта, формального вассала Арны, слабо прожаренным стейком не корми – только дай заступиться за беззащитного меня. Меня от волчицы он не отделяет. Добавляем армию Декары. Воз, вот скажи мне, кому нужен такой гемор? Это без учета вьющихся вокруг Арны трех стай оборотней. Они за волчицу любого на фарш пустят.

– Влад, а почему Арна с такой легкой усмешкой смотрит на своих родичей и сородичей?

Да потому что ей все их комплименты и ухаживания ниже моей пряжки пояса. У волчицы была стая, которая мало того что прогнала Арну, но до кучи объявила на нее охоту. Если бы папаша Арны не пустил погоню по ложному следу, то вряд ли моя вторая жена осталась бы в живых. Потом срок охоты вышел, и почти все оборотни перестали замечать бывшую наследницу рода Черных Волков, почти все, кроме таких же, как она, молодых и дерзких вервольфов-разночинцев с черной шерстью. Они пытались использовать любые лазейки в законах и традициях волчар, чтобы Арну восстановили во всех правах. К сожалению, у них ничего не получалось, но они не отчаивались. Арна тем временем потеряла от рук клириков с таким трудом созданную ею вторую стаю. Разночинцы приезжали в Белгор, но она никого не хотела видеть, даже Вайка Серого.

А потом Арна влилась в мою команду, она нашла свою третью стаю: котов, джокеров и меня в качестве вожака.

– Вожака?

Да, Воз, вожака. В Белгоре я был для нее чем-то средним между игрушкой и любовником. Я мог только изредка давать ей советы, но она всегда поступала по-своему, а ты вспомни, как Арна вела себя на Баросе, в Зеркальной пустыне или при ликвидации верхушки Дома Мечей. Волчица может рычать на меня и огрызаться, но распоряжения вожака не обсуждаются, а выполняются. А свое право на лидерство я доказывал ей не один раз. Ты воспринимаешь ее как человека – опасное заблуждение. Это с членами своей стаи она милая и пушистая, а вот с другими проявляется ее истинный характер.

– А как же те семнадцать оборотней, что живут у нее в замке? Арна общается с ними вполне по-дружески.

А они и есть те самые разночинцы. Только один из них является вассалом папаши Арны, а остальные никоим боком. Они узнали, что Арна залетела от человека, а слухи по Арланду разносятся со скоростью перемещения между порталами Алых, и решили встать на ее защиту перед родичами. Волчица ведь нарушила один из главных законов вервольфов. Причем еще никто из разночинцев не знал, что Арна вынашивает волка Льда. А когда черношкурые оборотни узнали, кем будет Анатолий, они чуть не сошли с ума от радости. Не зная ничего, они рисковали всем, а тут на финише такой приз. Ты знаешь, как поднялся их рейтинг среди Черных Волков? Охранники и воспитатели будущего главы самого могущественного рода оборотней. Как ты думаешь, почему из них никого здесь нет, хотя половина из этих охранников высокородные? Они глаз с Толика не спускают: вдруг он лапку поранит. А за их мужество Арна фактически приняла их в мою стаю.

А вот эти кружащиеся вокруг моей жены хвостатые теперь кусают локти и любыми способами пытаются к ней подлизаться, чуть ли не в десны целуют. Скорее всего, предлагают Арне брачные контракты на Анатолия, – обтопчутся. Я против подобного развития событий, да и волчица помнит, как ее раньше называли. «Человеческая подстилка» – это было самое дипломатическое выражение.

– А как же Вайк, он не отходит от Арны ни на шаг, он тоже…

Нет, он просто наш друг, а сейчас Серый защищает будущее своей племянницы. Формально он принадлежит к роду Серых Волков, а фактически мастер внутреннего круга не может принадлежать никому, кроме гильдии охотников. Все, иди полетай,
Страница 17 из 31

не отвлекай меня разговорами.

Я начал подниматься на помост – и тут документов не спросили и не обыскали, бардак! Хотя, скорее всего, это проделки Алианы: она раздала мой фоторобот полковнику гвардии и полковнику тайной стражи, а те – своим подчиненным. А место вообще ничего, спины прикрывает стена, обзор отличный, куча охраны, хорошее место выбрала королевская семейка.

– Ваши величества, – изобразил я поклон Торину и Лане.

– Опустись на правое колено, – едва шевеля губами, прошептал Торин.

– Надо, так надо. – Я пожал плечами и выполнил просьбу короля. – Поздравляю вас с самым счастливым днем в вашей жизни, бла-бла-бла и все такое. Что теперь мне сделать? – поинтересовался я под смешки Алуаны и Ингара.

– Подарки вручать, – подсказал мне Торин. – И встань с колена.

– Привет от удава подойдет?

– Нужно что-то материальное, а не духовное.

– Торин, не захватил, но к привету от удава пристегнут небольшой моральный компенсэйшен. Довольно скоро Алиана станет великой герцогиней Тарии, и у нее появятся несколько тысяч благородных подданных, ведущих свой род с до-смутных времен. Они не чураются никакой работы и будут полностью верны ей. Только Алиана будет стоять живым щитом между потомками предателей и драконами. Леди и господа, челюсти подберите.

– Вот это подарок, – наконец обрел дар речи Торин. – А ты, как всегда, останешься простым консортом?

– Ага, – радостно кивнул я, – терпеть не могу власти – это прежде всего ответственность, а я бегаю от нее как темный от инквизитора.

– Это даже не королевский подарок, это я не знаю как назвать.

– Ну, не совсем подарок: я продаю бывшее мертвое герцогство Алиане за один золотой.

– Гигантская сумма, – хмыкнула Лана. – Ты прирожденный купец, Влад.

– Да, я такой. И вообще я считаю, что самый крепкий брак – это тот, в котором жена получает гораздо больше мужа. Личный жизненный опыт и статистика, хотя один человек как-то заявил, что нет чудовищнее лжи, чем статистика. Правда, имеется еще пара нюансов: муж не должен быть лодырем и раздолбаем, он хочет чего-то добиться, но не судьба, не получается у него, не всем дано, и еще супруги должны любить друг друга. Вот тогда все будет в ажуре, в жене просыпается нечто вроде материнского инстинкта к этому большому ребенку.

– А почему Эрита такая бедная по сравнению с Арной и Алианой? – поинтересовалась Алуана.

– Ритка, ты хочешь стать графиней? Обеспечу моментом.

– Ни за что!

– Вот вам и ответ. Арну и Алиану готовили к власти, а чему учили Риту? Только беготне за ушастыми ритумцами, больше ничему, как и меня натаскивали только на темных и тварей. Зачем ей и мне подобный гемор?

– А ведь Влад прав, отец, – заметил Ингар. – Если не умеешь, то лучше не берись. Эриту нужно готовить не год и не два, прежде чем она сможет стать достойной правительницей.

– Я этим займусь, – подвела конец дискуссии Лана.

– Как скажешь, дорогая, – согласился Торин. – Но такой свадебный подарок требует отдарка. Герцогство Чанор становится наследственным доменом Алианы.

– Торин, я не понял – ты на что так тонко мне намекаешь? Алиана не должна останавливаться на одном ребенке? Герасиму Тария, а неизвестно кому Чанор?

– Понимай как хочешь, Влад.

– Я понял правильно, подумаю над этим. Лана, мне нужно поговорить с тобой наедине, пойдем вон в тот уголок.

– Пойдем, – Лана грациозно поднялась с кресла и последовала за мной.

– Воз, обеспечь нам звукоизоляцию и слегка мутное изображение, чтецы по губам мне не нужны. А теперь мы будем болтать.

– О чем?

– Да о чем хочешь, мне нужно потянуть время, как будто мы обсуждаем нечто важное.

– Тур, зачем это тебе?

– Хочу подшутить над особо любопытными шпио… то есть гостями, на всякий случай еще больше обеспечить собственную безопасность и сделать Эриту самой востребованной женщиной на этом празднике жизни.

– Прошло больше полутора тысяч лет с тех пор, как мы познакомились, а ты ничуть не изменился. Почему ты не присоединился к тем? – Лана указала на потолок.

– Однажды я сказал одной женщине, что не люблю сливаться с обществом. Почему ты не приняла Соглашения?

– Когда видишь вокруг себя боль и страдания, а от тебя требуют не вмешиваться… Тур, это не мое.

– Смотря с какой стороны на это посмотреть. Если бы большинство Иных не приняло его, то Златозубый давно уже начал бы играть на своем тромбоне, обеспечивая всеобщий армагеддец.

– Как ты смог выжить в поединке с Тором?

– Златовласый вмешался, хотя я просил его этого не делать.

– А как ты с ним помирился?

– Просто, покинув Асгард, я некоторое время странствовал по Мидгарду – и вот однажды группа поклонников Шестирукой решила принести меня ей в жертву: им показалось, что я достоин этой чести. Эта идея мне не понравилась, и фанатики скоропостижно скончались. Шестирукая почему-то обиделась и решила лично заняться мной. Она не учла одного: я быстро бегаю. Но все же пару раз она меня догоняла, получала по соплям и на время отставала. Такие события не проходят бесследно, и о происходящем быстро узнал Златозубый и рассказал Рыжебородому. А этот водитель козлов выразился довольно длинно, но понятно. Мол, туда ему и дорога. Вообще Рыжебородый нормальный парень, но есть у него громадный недостаток. Ради славы он пойдет на все. Златовласый объяснил этому молотобойцу, что второго шанса выяснить, кто круче – он или Шестирукая, – за пределами владений девушки может и не представиться. И вот вырываюсь я из зоны влияния красотки с нею на хвосте, а там нас поджидает Рыжебородый и жестами показывает, чтобы я не мешал большому дяде и большой тете выяснить между собой отношения. К тому времени Шестирукой было уже безразлично кого убивать. Я нанес ей всего пару царапин, от удивления, что я смею сопротивляться, она даже не защищалась, но обидных царапин. Я взобрался на вершину ближайшего холма и с удовольствием стал смотреть за чужой дракой. Наконец Шестирукая решила, что с нее хватит, и сбежала в свои владения. У Рыжебородого от радости дыхание сперло, и с тех пор я его лучший друг. Ты бы видела, сколько времени он хвастался всем встречным своей великой победой.

– Почему ты всегда называешь богов по прозвищам?

– Не хочу привлекать к себе их внимание и тебе того же советую.

– Кто я – и кто ты, на такую букашку, как дриада Лана, они никогда не обратят внимания, поэтому я до сих пор жива. А ты – другое дело, Ледяной Тур.

– Часто меняешь внешность?

– Раз в сорок – восемьдесят лет. В зависимости от обстоятельств.

– А потом после смерти Великой Матери в какой-то прецептории появляется юная и невероятно талантливая послушница, стремительно взлетающая по карьерной лестнице.

– Так и есть.

– А ты случайно не святая Ауна?

– Нет, я была помощницей этой великой женщины и после ее смерти через раз становлюсь Великой Матерью.

– Удобно устроилась. Ладно, мизансцену мы обеспечили, пора работать. Займи разговором Риту, а когда я сделаю вот так, – я провел раскрытой ладонью над полом, – направишь ее ко мне. Я не хочу, чтобы она весь вечер таскалась за тобой хвостиком и считала себя
Страница 18 из 31

недостойной здешнего общества. Комплексы неполноценности нужно сразу ломать об колено. Пошли.

Отступление второе

– Допрыгались? – В кабинет Арны, где сидели все джокеры, включая мальков, вошел Третий и с силой захлопнул за собой дверь. – Какого Проклятого вы трое нарушили приказ Влада?

– Он был нечетким, – виновато пряча глаза, ответила Арна.

– Ты мне тут заячьи петли на снегу не накручивай. Зато мой приказ, как заместителя Влада по боевой подготовке, будет четче не бывает. Код «Застава» для тебя, Арна, Эрита и Алиана. Гарнизон замка уже в курсе. Если Влад не появится к началу зимы, код будет отменен – и делайте что хотите! – Третий вышел из кабинета, и до собравшихся в нем джокеров донеслось бормотание номера на горном наречии, означающее нечто вроде: «Навязали на мою голову психованных баб, в казармы вас на годик – сразу стали бы думать головой, а не тем, на чем сидите».

– Мне кажется, или он злой? – спросила Эллина у Четвертого. – Таким его я никогда не видела.

– Нет, что ты, Третий совсем не зол, – успокоил жену номер. – Он просто в безумной ярости. Таким я его видел лишь однажды, когда наш клан бросали в земляную яму, – тогда Третий умудрился отобрать мечи у одного Черного дракона и устроил кровавую баню для гвардейцев императора. В конце концов его взяли численностью, зажали щитами, отобрали оружие и бросили ко всем остальным. Для нас, видевших это и считавших, что произошла нелепая ошибка и всех скоро отпустят, это выглядело так, как если бы отец Карит видел, что мать-настоятельница Эрита подняла оружие против Создателя. Только на следующий день мы поняли, насколько лучший мечник клана Рыси Третий был прав: нам следовало поступить точно так же. Смерть в бою почетнее, чем гнить заживо. Нам сказали, что все мы предатели и не заслуживаем почетной казни. Из рысей выжил только каждый десятый. Арна, Алиана, Эрита, да не расстраивайтесь вы так из-за «Заставы». Третий скоро пришлет воинов и вампиров, которые в будущем станут вашими группами прикрытия. Скучать вам не придется.

– Да мы расстроены не из-за этого кода, – вздохнула Арна, – а из-за собственной глупости. Мы уже сами приняли решение не покидать замок, пока Влад здесь не появится.

– А если Влад не вернется до первого снега, если он погибнет? – шмыгнула носом Эрита.

– А вы больше тренируйтесь и тренируйте, и никакие дурные мысли не будут приходить в ваши головы. Тренируйтесь, как Влад.

– Четвертый, то, что вытворял в последнее время учитель, ты называешь тренировкой? – осторожно поинтересовался Амстер.

– Скорее это было похоже на самоистязание, – добавил победитель первого турнира магов графства Артуа Эрнар. – Особенно тот последний бой со всеми джокерами по кругу, когда учитель не использовал своих артефактов, слез Тайи и холода, а работал только сталью и собственным запасом сил. Нас с учетом Арны было девятнадцать магов, и мы использовали все: амулеты, артефакты, слезы Тайи, эликсиры и даже комнату отдыха, когда Влад бился один на один с очередным джокером. И все равно мы стали выигрывать у Молнии поединки только на исходе суток, когда Влад уже не мог стоять на ногах от усталости и был полностью обессилен.

– Великолепный эксперимент, – заметил проф. – Влад превзошел своего учителя Карела Умника и теперь сам может написать свой трактат «Сила слабости»: минимальное воздействие – максимальный результат, трактат для внутреннего пользования школы Джокер, – поспешил уточнить Колар.

– Мы стали выигрывать, ты так сказал, малек? – фыркнула Эллина. – Победили Влада только Дуняшка два раза, я три и Ерана один раз, мы выиграли, – опять фыркнула разумница. – Это когда он лежал на полу, а вы, мальки, смотрели на его почти бездыханное тело?

– Вы бы видели, как Влад готовился стать охотником, салаги, как готовился к своему второму выходу в погань не куском мяса, а настоящим воином, – заявила Арна.

– Самые искусные и сильные среди нас – это Дуняша и Эллина, – заметил проф, – но это совершенно не значит, что они лучшие джокеры-боевики, как и не значит, что они лучшие магини-теоретики. Чтобы стать таким, как Влад, нужно иметь холмик таланта и горы трудолюбия: именно трудолюбие, стремление достичь поставленной перед собой цели и сделали из Влада моего лучшего ученика. Пойдете по его стопам – и тогда со временем все здесь присутствующие боевики смогут быть хоть немного похожими на него. Дуняшка, когда мы будем привязывать к тебе индивидуальный портал?

– Это точно не повредит моему плоду?

– Сколько раз тебе можно говорить: не повредит! – вспыхнула как облитый земляным маслом костер Алиана. – Мы трое не покинем замка, а Владу может понадобиться вся имеющаяся в нашем распоряжении мощь. Вдвоем с Эллиной вы сможете перебросить вдвое больше бойцов ему на помощь.

– Пошли в казематы, я согласна.

Глава 3

Торжество с причудами

Ну, Лана, я вернул Торину супругу, допрыгаешься ты однажды. Как говорится, боги медленно запрягают, но быстро убивают. Воз, дай связь с сестренками. Однажды они обратят на тебя внимание, и дай бог чтобы я находился неподалеку. Больше одного мелкого божка за тобою не пошлют, а увидев меня, посыльный призадумается. Говоря современным языком, в Асгарде меня считали полностью безбашенным отморозком, не ценящим как своей, так и чужой жизни. Призадумается и остановится, однажды я проделал такой трюк. Ее прозвище было Крылатая. Оказалась не в том месте эта девица и, не подумав, решила права качать. А тут некто совсем безбашенный рядом появился. Я сжал амулет связи.

– Девчонки, как вам граф эл Марна?

– Молод.

– Красив.

– Влиятелен.

– Высокородный северянин.

– Пользуется расположением своего короля.

– Хватит, такой муж вас устраивает?

– Полностью, – одновременно ответили Жули и Треза.

– Повторяю в «надцатый» раз, до свадьбы не вздумайте с ним разговаривать в своем обычном стиле. Да и сразу после свадьбы тоже. Зверя нужно приручать постепенно.

Все, граф, сегодня я тебе отомщу. Ты проклянешь тот день, когда силой заставил меня взять в жены Алиану.

– Керт, Чейта, какого хрена вы здесь делаете вдвоем? Вы же не родственники Торина. Насколько я знаю неписаные правила, когда один владыка покидает свое государство, второй на всякий случай остается дома. Вдруг с первым что-то случится? Вдруг с вами обоими по дороге произойдет несчастный случай – кто за Владом будет присматривать?

– Ты, – мило улыбнулась мне Чейта. – Все бумаги давно подписаны и заверены большой королевской печатью в присутствии высших сановников королевства.

– Только этого гемора мне не хватало. У меня самого детей полон замок.

– Влад, ничего с нами не случится, Чейта вредничает, – вздохнул Керт. – Более того, она меня третирует, даже на охоту выезжает вместе со мной. Никуда одного не отпускает.

– А кто попытался сбежать в Белгор, когда его штурмовали твари и темные, милый, ты мне не напомнишь?

– Нашла о чем переживать, Керта все равно Алые не переместили бы.

– Тогда он об этом не знал. А когда Алые разблокировали свой портал в окрестностях Белгора, он опять попытался сбежать, но был задержан
Страница 19 из 31

у дворцовых ворот. Керт наказан, а ты, Влад, не вмешивайся в мою личную жизнь – и так ты ее всю испортил.

– Где, когда и каким образом? Сразу предупреждаю: когда бы это ни происходило – меня там не было. У меня есть множество свидетелей, которые подтвердят это под присягой. А также есть парочка отличных адвокатов, за подобную клевету я у вас половину казны отсужу.

– Это она о летнем костюмированном бале, – пояснил Керт. – Она обменялась нарядами с одной из своих фрейлин, имеющей похожую фигуру. Немного иллюзии – и фрейлина стала королевой, а Чейта – ею.

– Чейта, ну ты садистка! Не ожидал от тебя подобной жестокости.

– Тоже мне жестокость: потом этой фрейлине завидовали все остальные придворные леди, она же весь вечер просидела в кресле королевы, – фыркнула Чейта.

– И что, ее никто не пригласил даже на один танец?

– На весеннем балу так и было, я весь вечер проскучала в одиночестве. Зато на летнем на меня сразу положил глаз один барон-южанин.

– Плохой воин, как он не смог узнать тебя по моторике?

– Влад, в его оправдание можно сказать, что он редкий гость в нашем дворце. Кроме того, не суди о других по себе и своим дружкам-охотникам. Вы лучшие бойцы Арланда. Как он за мной ухаживал весь вечер, какие комплименты говорил.

– Что, сразу на сеновал?

– Грубиян, нет в тебе тонкости и галантности, барон приглашал посетить меня свой домен и полюбоваться знаменитыми Скалистыми горами.

– Те же фаберже, только в профиль.

– И тут пришло время снимать маски, – вмешался Керт. – Ты бы видел лицо этого барона.

– Нормальное у него было лицо, а побледнел он наверняка от выпитого. Мужественный человек, он спросил у меня – ему нужно сейчас писать завещание, потому что он не трус и замену выставлять не будет, или я не расслышала некоторых его слов. Конечно, я сказала, что вообще ничего не помню из наших разговоров. Керт, ты лучше расскажи, что было, когда владевшая весь вечер твоим вниманием Ерана сняла свою маску.

– Не было ничего особенного, она просто подошла к группе провинциальных стерв, достаточно громко обсуждавших новую королевскую шлюху, и спросила их – кого они имели в виду. Через минуту этих леди и след простыл. Провинциальные красотки, приехавшие покорять короля и столицу, не остались даже на праздничный ужин.

– То есть вы веселились и резвились как маленькие дети.

– Должны же у нас быть небольшие радости, – рассмеялся Керт.

– Какие планы на ночь?

– Влад, на нас походные короны, – сразу предупредила Чейта.

– Так в этом весь интерес, я их у вас еще ни разу не выигрывал. Короче, ночью я у вас.

– Влад, подожди, оглянись и посмотри – кто зашел в зал.

– Керт, ты думаешь, что мне нужно оборачиваться? Зашел мой друг мастер-охотник Ренс Мокрый со своей супругой чистокровной эльфой. Не беспокойся, дальше будет еще интереснее.

– А ты не хотел меня брать с собой! – Чейта кулачком проверила прочность ребер мужа.

Я кивнул королевской чете и отправился осуществлять свою месть. Граф эл Марна, противный, ты где, прятаться от меня вздумал? Воз, быстренько найди мне этого гения маскировки. А я пока займусь другими делами. Их у меня здесь целый состав.

– Барон эл Бино, вернее, великий герцог Кирала, рад вас видеть в добром здравии.

– Называйте меня лучше бароном, Влад. К своему новому титулу я никак не могу привыкнуть.

– Со временем пройдет. Как вам на хозяйстве?

– Тяжело, такое впечатление, что у прежнего герцога воровали все кому не лень. Я хоть сейчас могу отправить половину Торговой палаты герцогства и треть вельмож на журавль, а кто будет работать?

– М-да, кадры решают все. Могу дать бесплатный совет. Когда вернетесь в герцогство, объявите следующее: будет проведен аудит бухгалтерии за последние десять лет. Ревизоры скоро будут. Кто во всем признается и внесет в казну половину украденных сумм, тот подлежит условной амнистии и сохранит за собой титул и должность. Почему условной? А вдруг он примется за старое по своей гнусной привычке – тогда здравствуй журавль по совокупности грехов. Кто сбежит – да и хрен с ним, невелика потеря. А вот шибко умные, не желающие признаваться и надеющиеся на то, что все концы спрятаны глубоко в воду и никто ничего не найдет, будут казнены с полной конфискацией имущества, даже записанного на их ближайших родственников до первого колена.

– Где я найду таких специалистов? – мрачно поинтересовался бывший барон.

– А зачем их искать? Они есть. Банковская сеть «Гмилин и сыновья». Гномы медяк чуют за километр.

– Но они же торгуют с отшельниками!

– И что с того? Товар и у них и у вас практически одинаков. Рано или поздно вам все равно придется договариваться о разделе сфер влияния. А то дело дойдет до демпинговых цен.

– Или коротышки полностью разрушат всю финансовую систему герцогства, чтобы у них конкурентов вообще не было.

– А вы скажите патриарху Гмилину, что отныне вашим торговым партнером на Ритуме будет союз четырех ушастых Домов: Папоротника, Чертополоха, Плюща и Ромашки. Эти Дома будут покупать товар у своих союзников и вместе со своим толкать его вам. Таким образом Дом Лилии и их союзники оказываются на голодном пайке, а без денег трудно воевать. Для справки, если вы не в курсе, я – принц-консорт Дома Папоротника и владелец Накеры. Как вы думаете, Гмилин рискнет портить со мной отношения, если я дал ему эксклюзивные права на ведение банковской деятельности в этом городе? И вообще я за здоровую конкуренцию, монополия со временем ведет к застою.

– Теперь я вижу, что слухи о том, что вы дэрг, полностью правдивы. Вы необычно мыслите. Зачем вы раскрыли в Диоре тайну своего происхождения?

– А вы можете предугадать реакцию дэрга в первом поколении или просчитать ее?

– Нет, спасибо за совет, Влад, я обязательно им воспользуюсь.

Еще одно дело сделано: будет Гмилин рисковать сотнями тысяч золотых ради десятков, нашли дурака.

– Влад, я нашел его, одиннадцать часов, за колоннадой.

Надо же, граф решил вспомнить детство и поиграть со мной в прятки, занятно. Ну что, гаденыш, раз, два, три, четыре, семь… я иду искать. Никуда ты от меня не денешься, а этикет не позволит свалить тебе из дворца. Вон Алиана была вынуждена лечь и взять в мужья совершенно незнакомого ей мужика, потому что не могла сбежать с помолвки Шатора и Асмины. Она же была не частным лицом, а представителем короны Мелора. Не беспокойся, граф, тебя я в постель не потащу, ты сам, повизгивая от нетерпения, будешь заманивать туда сестричек. Ты потом, лет через пять или шесть, сам мне спасибо скажешь, если к тому времени с ума не сойдешь. Я обогнул колоннаду.

– Дорогой граф, – широко улыбнулся я, – какая неожиданная и во всех смыслах приятная встреча. Вам нравится одиночество, а вот мне нет, поэтому я составлю вам компанию. Я думаю, что мы весело проведем время.

– Влад, давайте решим все существующие между нами разногласия после окончания торжеств.

– Но ведь это так долго ждать. Сегодня бал, завтра турнир, и продлится он три дня – надо же ауновкам показать свое мастерство в деле поднятия на ноги мертвых, умирающих и тяжелораненых. Вы в турнире будете
Страница 20 из 31

принимать участие? Нет, какая жалость, а то бы и я составил вам компанию. А после турнира начнутся всенародные гулянья. Боюсь, что у меня нет столько времени: дела, заботы и все такое. Так что, граф, нашу небольшую проблему нам придется решить здесь и сейчас. Пройдемте со мной, не будьте таким стеснительным. Давайте на выход. Понимаете, граф, – мы вышли из-за колоннады, – у меня перед вами должок, а я не привык оставаться в долгу. Благодаря вам я женился на Алиане. Сколько с той поры воды утекло, долг возрос, я думаю, раза в два – и я намерен попытаться сегодня с вами расплатиться за все.

– Я готов, но не здесь же, пойдемте на конюшню.

– А что нам там делать? – «не понял» я. – Граф, вы что, из этих, предпочитающих кобыл? Я был о вас другого мнения. Все проблемы мы попытаемся решить в этом зале.

– Да чего вы от меня хотите? – взорвался граф. – Я выполнял приказ своего короля!

– Не очень много, посмотрите на три часа, девятнадцать метров от нас, две девушки, блондинка в зеленой бархатной маске и зеленом платье, шатенка в коричневой маске и платье. Что вы можете о них сказать?

– Судя по одежде и лентам, они богатые южанки, титульные дворянки. Непонятно, как они вообще попали на это торжество, множество достойных благородных и высокородных не смогли этого сделать, а две купеческие дочери пробрались сюда неизвестно как.

– Я помог: достал им две контрамарки у распорядителя торжеств. А вы наблюдательны, они действительно титульные дворянки и дочери богатого купца. У меня с их отцом взаимовыгодное сотрудничество, и он разрешил мне подобрать им мужа. Вы не ошиблись: одного мужа на двоих. Девчонки сводные сестры и с детства привыкли делиться друг с другом всем. А когда они подросли, дело стало касаться и мужчин. Они настаивают выйти замуж за одного человека. А где еще можно найти для них лучшую партию, как не здесь? Есть еще одна малость: они очень красивы. Так как, граф, желаете с ними познакомиться?

– Никогда я не опозорю своего рода браком с этими южными дворняжками, я лучше умру.

– Воля ваша, я считаю, что полностью отдал свой долг вам. Сейчас я подойду к сестрам и попрошу их снять маски. Вы станете кусать локти, но будет поздно. Вам конкуренты даже не позволят к ним приблизиться. Кстати, мне кажется, что некоторые южане, несмотря на маски девушек, стали догадываться, кто эти леди, – я провел ладонь параллельно полу. – И скоро пойдут на штурм, не считаясь с потерями. Слишком велик приз в случае успеха.

– Влад, – граф совсем неделикатно схватил меня за обшлаг камзола от мастера Паулина. – Подождите, не уходите, да кто они такие, я могу узнать их имена?

– Имена этих дворняжек? Да пожалуйста. Блондинку зовут Жули, а шатенку Треза, их отец – глава Торговой палаты Накеры господин Жанкор.

– Влад, ты садист, нельзя же так сразу и в лоб: клиент впал в прострацию, – прокомментировал Воз мою речь.

А чего ты хотел, доверенное лицо короля Бирана, его правая рука только что отказался от возможности частичного контроля торговой политики Накеры королевством Миора – в лучшем случае, а в худшем – получения инсайдерской информации. Тут кого хочешь кондратий схватит.

– Влад, подождите, – очнулся граф, – видно, я плохо рассмотрел красоту этих прелестниц, пусть они пока не снимают своих масок. Вы понимаете, такое торжество любого выбьет из седла, я был не в себе, я прошу дать мне второй шанс на знакомство с этими обворожительными существами.

– Только знакомство? Но я обещал найти им мужа.

– Вы его уже нашли.

– А вы уверены, что у вас получится так сильно их очаровать? Они девушки разборчивые!

– Если нет, это будет только моя вина, Влад. А теперь прошу меня простить, дела. Я ваш должник, чем бы все ни закончилось. – Граф торопливо – а вдруг конкуренты обскачут – направился в западню.

– Клиент заглотил крючок по самые гланды.

Воз, ты не прав, наживка торчит у него из заднего прохода. В случае успеха Биран осыплет его почестями и орденами, а в случае провала графа ждет опала. Жули и Трезе он понравился, и, конечно, как приличные девушки, они сначала слегка поломаются, но граф такой языкастый, что все же сможет их уболтать сначала на постель, а потом под венец. Я думаю, что послезавтра на руке у графа появится татуировка и маленькое серебряное колечко. Зачем ему время терять: а вдруг девчонки передумают! Еще один мужчина пропал для общества, для веселых холостяцких пирушек, вечная ему память.

– Влад, – подошедшая ко мне Рита взяла меня под руку, – ты чего-то хотел?

– Да, говори со мной о чем угодно, хоть о погоде.

– Ты уже выпил? – Третья жена принюхалась ко мне.

– А как такое сборище можно перенести на трезвую голову? – сознался я. Треть из присутствующих здесь задолизы, треть – светские тусовщики, и только треть – нормальные разумные. – Ты говори, говори.

– Мне здесь непривычно, мне здесь неудобно, да еще и сводная сестра на церемонии бракосочетания успела смешать меня с грязью. Что я ей сделала?

– Она завидует тебе. – Я обнял Риту и поцеловал ее податливые губы. – Ты же такого мужа себе отхватила.

– Влад, – возмутилась Рита, впрочем не делая попытки отстраниться, – это же место присутствия короля. Что ты себе позволяешь?

– Что хочу, то и делаю. Кстати, если ты не забыла, я родственник Торина, да и ты тоже – через Алиану. Кто посмеет сделать нам замечание? Пойдем потанцуем. – Я взял в плен талию монашки, и мы вошли в круг.

А граф времени не теряет: сестренки уже взяли его под руки и весело смеются над его шутками и байками. Чувствуется профессионал в подобных делах. Кадровый племянник, мать его. Посмотрим, как запоешь, когда сестренки покажут тебе все грани своих характеров.

– Так зачем ты меня поцеловал? – Рита никак не могла успокоиться.

– Как всегда, несколько дел одним делом. Посмотри на это со стороны разумного, не знающего нашей кухни. Я отвожу Лану в уголок – подслушать или подсмотреть, о чем мы болтаем, нереально, потом она подзывает тебя к себе, между вами происходит долгий разговор, ты, обрадованная до невозможности, спешишь ко мне, что-то сообщаешь, да такое, что я нарушаю одно из главных правил приличия на подобных мероприятиях – нарушаю правила приличия на свадьбе своего тестя. Какой сделает вывод любой из многочисленных присутствующих здесь племянников?

– Ты о чем-то договорился с Ланой, она уточнила со мной детали и ответила согласием.

– Кроме того, не забывай, что между герцогством Артуа, королевством Мелор и орденом Святой Ауны уже есть близость, основанная на родственных связях. Кроме того, я о чем-то поговорил с новым герцогом Кирала и доверенным лицом короны Миоры, и они тоже остались довольны. Вывод?

– Какой угодно: голова раскалывается от всевозможных вариантов.

– Вот пусть и племянники проведут бессонную ночь, это первый слой моего действа. Второй – мне просто захотелось тебя поцеловать, да не красней ты, как майская роза. Третий – местный тихушник сообщил мне, что против меня готовится вполне легальная и законная провокация. Теперь же она будет отложена: надо же узнать подробности договора. Хотя я сомневаюсь
Страница 21 из 31

в провокации, мне кажется, что полковник тихушников еще больший перестраховщик, чем я. Видно, Торин так ему шапку намылил за незамеченную подготовку покушения братанов на Алиану, что теперь тихушник дует на молоко. Четвертый слой: этим вечером ты ни на мгновение не останешься одна – желающие пригласить тебя на танец или вместе полюбоваться Сестрами будут выстраиваться в очередь. Хватит комплексовать по поводу своего происхождения – мне на него плевать, это для тебя должно быть самым главным, а не все остальное. Ты будешь самой востребованной девушкой на этом балу. Так что больше двенадцати любовников заводить сегодня не смей, а то обижусь. Ай, ты что творишь?

– Еще раз так пошутишь – отдавлю тебе вторую ногу, – мило улыбнулась мне Эрита.

– Вот она, вся твоя благодарность, я из кожи вон лезу, чтобы ты освоилась в высшем обществе, а получаю за это одни тумаки.

– А почему они будут преследовать меня, а не Арну или Алиану, ведь они наверняка тоже осведомлены о твоих планах?

– Ну ты сказанула, тяжелый случай. Если случится чудо и кто-то, кроме близких родственников Эллы, сможет к ней подобраться, то спрашивать ее нужно, сначала напоив до бесчувствия, и в присутствии разумника, и все равно эта акула интриг, выросшая в придворном серпентарии, умудрится соврать. К Арне вообще лучше не приближаться: она неправильно поймет самые невинные вопросы и сделает секир-башку. А ты провинциальная дворянка, первый раз присутствующая на подобном сборище, наверняка простушка и к тому же первоисточник. А на самом деле – о чем вы с Ланой говорили?

– Она хочет основать еще две прецептории ауновок в новоприобретенных Арной землях. Мой пример, мой успех оказался заразителен. Лану засыпают просьбами о переводе десятки молодых матерей-настоятельниц.

– Значит, первопроходчицами им быть слабо, а как увидели сорванный тобой куш – так сразу и самим поиметь нечто подобное захотелось. Отлично, а теперь слушай внимательно: тебя будут осторожно спрашивать, ты сначала немного поюли, а потом вскользь скажи чистую правду. Не забывай, у большинства племянников наверняка есть примитивные амулетики, позволяющие в грубой форме отделять правду от лжи. А теперь слушай боевую задачу, сержант.

– Влад, мне давно присвоили звание лейтенанта – после разгрома Силуиэна.

– Приказываю развлекаться на полную катушку. Выполнять.

Я поцеловал ручку Ритки и оставил ее в гордом одиночестве, впрочем, ненадолго. Не успел я сделать десятка шагов, как к ней подлетел напомаженный красавец и пригласил на танец. Ну-ну. Успеха и удачи, племянничек. Хоть Эрита до сегодняшнего дня не вертелась в высшем обществе, но в ритумских лесах без смекалки и хитрости не выживешь. А ее сестрица полная и законченная властолюбивая сука.

– Джайд, ты что такой хмурый? – Я сжал предплечье друга. – Девчонок не клеишь, винищем не надираешься.

– Настроения нет. Влад, хочу тебя предупредить: не подходи к Лаэре.

– Я что, дурак? Ведь некто Влад Молния для нее враг номер один после Проклятого. Не делай добра – не получишь в ответ зла. И все же что с тобой? Тут столько ледей об тебя глаза стерло, а ты на них ноль внимания.

– Отец последнее время плохо себя чувствует, а жизнюки только разводят руками.

– Не понял, султану Рашиду осталось еще годочков семь или восемь чистой жизни, а потом продление лет на десять – пятнадцать. С чего это вдруг?

– Лекари говорят, что он не хочет жить.

– Опять не понял.

– Влад, мне кажется, да я просто уверен в этом, что мой отец всю свою жизнь любил только одну женщину: он любил Ловию Литийскую, но даже сам себе не признавался в этом. Смерть вдовствующей королевы Литии подкосила его.

Дела. Мысли в моей голове замелькали с сумасшедшей скоростью. Султана Рашида мне нельзя терять ни в коем случае. Только не его, а как же моя клятва? Да к черту все! Я разумник или нет, неужели я не найду способа ее обойти? Думай, Влад, думай.

– Влад, я понимаю, что ты расстроен, благодарю за сочувствие. – Джайд положил мне руку на плечо. – И не беспокойся, все обязательства, взятые перед тобой, корона Айра выполнит в любом случае.

– А зачем мне беспокоиться? – удивился я. – Давай сделаем так: я сейчас тебе кое-что скажу, но это останется только между мной, тобой и султаном Рашидом. Я думаю…

Есть идея!

– …что мои слова ему понравятся, и он быстро пойдет на поправку.

– Клянусь честью за себя и отца, – немедленно ответил Джайд.

– Предупреждаю для справки: если инфа пойдет дальше, то умрут многие, и я в том числе. Понимаешь, дружище, не все так однозначно в этом мире. Вот некоторым разумным кажется, что можно полностью доверять своим глазам и ушам, доверять тому, что ты видишь или о чем услышал, а ведь это не так. Особенно часто нельзя доверять в таких деликатных вопросах, как жизнь или смерть.

Молчание, светлеющее лицо наследного принца.

– Влад, – осторожно начал Джайд, – я тебя правильно понял? – с безумной надеждой в голосе спросил Джайд.

– Полностью правильно.

Блин, Джайд, нельзя быть таким здоровенным медведем, ты же мне сейчас все кости переломаешь в своих объятиях.

– Влад, прошу меня простить и извинись за меня перед Торином и остальными своими родственниками. Дорога каждая секунда, порталы Алых скоро закроются, до встречи.

– А как же этикет?

– Чихать я на него хотел, здоровье отца для меня дороже.

Джайд в сопровождении своей свиты стал стремительно пробираться к выходу. Ну вот, все традиции соблюдены. Какая же свадьба без драки или хотя бы скандала, а тут их целых четыре, и все с моим участием. На церемонии бракосочетания отсутствовал, на торжества опоздал, поцеловал жену в месте присутствия короля, и вместо того чтобы сразу поздравить молодоженов, почти полчаса трепался с Алианой, и наконец, после разговора со мной наследный принц султаната Айра покинул это пати. Сколько же будет разговоров на эту тему. Бедная Рита, тебя сегодня совершенно замучают танцами, держись, лейтенант, в своих покоях будешь отдыхать без задних ног, здоровый сон – залог здоровья. М-да, второй раз в жизни я встречаю наследного принца, совершенно не горящего желанием стать королем. Первый – присутствующий здесь Ингар, а второй – уже отсутствующий в зале Джайд. Бывает.

Так с кем мне еще обязательно сегодня встретиться и перекинуться парой слов? Во-первых, со всеми участниками последнего суда королей, кроме Лаэры: она меня ненавидит, – и Горта: этот будет всеми силами просить у меня прощения за глупейшую попытку захвата Накеры, – хрен ему в грызло, перетопчется. Пусть привыкает жить, как живут простые северные короли Сатума, то есть по средствам. Завербованный мной почти добровольно один граф полностью раскрыл причины нападения на Накеру. И от сволочей иногда бывает польза.

Во-вторых, мне нужно перекинуться парой слов с присутствующими здесь моими друзьями. А то еще подумают, что, став владельцем Накеры, я зазнался. Вон как сэр Дарин призывно машет мне рукой, при этом незаметно, как ему кажется, указывает на стоящую рядом с ним принцессу Асмину. Странная история: Шатор и Асмина женились, не испытывая друг к другу никаких
Страница 22 из 31

чувств. Но их отцы сказали «надо» – и детки взяли под козырек.

Шатор менял любовниц как перчатки, Асмина тоже наверняка не была монашкой. Вот так они и жили в любви и согласии. А потом Шатору захотелось со страшной силой стать охотником, вот вынь да положь. С тех пор будущий охотник каждый день проводил в фехтовальном зале и на полигоне, а каждую ночь в опочивальне своей жены. И как-то так получилось, что, когда Шатор уезжал в Белгор, Асмина провожала его, искренне захлебываясь слезами. Бывает. Я отпальцевал Дарину «позже».

В-третьих, скоро здесь будет учитель Алианы повелитель Жизни Инельрин, а при нашей встрече в замке Стока я обещал ему личную безопасность и знакомства с нужными личностями в коронах. Если второе не представляет особой сложности, спасибо леди Ловии и суду королей, то над первым придется потрудиться. Тихушники могут замешкаться, арбалетчики промахнуться, а маги не сразу понять, что происходит. И самое главное, у них нет чутья охотника – к сожалению, оно вырабатывается только в погани.

– Мокрый, Илуэна, как вам здесь – тошно или совсем невыносимо?

– И я рад видеть тебя, Молния. Почему тебя не было на нашей свадьбе?

– Так получились. Илуэна, как тебе?

– Непривычно, хозяин, – улыбнулась эльфа. – Сначала многие так странно на меня смотрели, а потом вообще перестали замечать, как будто я пустое место.

– Ничего, скоро мы это исправим. Сейчас я за тобой некоторое время буду ухлестывать, говорить в твои длинные ушки всяческие пошлости и склонять к сеновалу. За мужа не беспокойся: и для него работа найдется.

– Слава Создателю, – выдохнул Ренс, – мне подобные сборища, правда, рангом пониже, надоели еще во дворце отца. Серый?

– Он самый, Вайк уже начал звереть, защищая мою сучку, надо дать ему небольшой перерыв.

– Влад, ты неправильно выразился: он устал защищать от Арны этих дураков. Неужели они не слышали, что с волчицей произошло в погани?

– Конечно, слышали, но тут есть два момента: они не представляют себе, что такое погань, полностью, во всем объеме, и очень сильно хотят заполучить себе в зятья Толика.

– О чем вы говорите? – вмешалась Илуэна.

– О ком! О моей жене и мастере внутреннего круга гильдии охотников Вайке Сером, упорно пытающемся сделать две вещи: отсечь конкуренток своей племянницы от Анатолия и не дать Арне кого-то из особо настырных оборотней впоследствии, не сейчас, вызвать на поединок волков. Память ведь у Арны хорошая – ни добра, ни зла она никогда не забывает. И если волчица кого-нибудь вызовет, то этому придурку я не завидую. И дело не в том, что Арна одна из сильнейших оборотней Арланда, дело в том, что она – мать Анатолия. У бедолаги не будет выбора, кроме как умереть. Арна для оборотней неприкосновенна, малейшая ранка, полученная ею на поединке волков, – туши свет, считай пропало, на дурачка набросятся свои же всей стаей. Все ясно?

– Влад, как ты можешь называть свою жену сукой!

– Правильно Донак Топор запер ее в своем особняке, – неизвестно кому сказал Мокрый.

– И таких вот младенцев пинками вышвыривают из-за отрогов Мрачных гор. Ренс, мой тебе совет: отвези ее к своему отцу, он же у тебя меценат, покровительствует искусствам и наукам, деньги ему некуда девать, кормит и поит кучу бездельников. И пока Илуэна не начнет хоть немного разбираться в жизни вне Мрачных гор, пусть не выпускает ее из своего дворца.

– Пожалуй, ты прав, я так и сделаю, только отправлюсь вместе с ней – пусть погань пока отдохнет от меня, все, я пошел менять Вайка.

– Подожди, как там чувствует себя Шатор?

– Кожа и Молчун взялись за него в четыре руки. Принц стонет, иногда воет, но сдаваться не собирается. А все остальные ученики охотников ему завидуют.

– Почему? – поинтересовалась эльфа.

– Потому что это лучшие учителя гильдии для бездарей, да и для одаренных стихийников тоже. Они двадцать один год не брали себе учеников, и после такого долгого перерыва первым у них был Влад – и кто он сейчас?

– А почему у них такие странные прозвища?

– Жена, ты невыносимая почемучка. Однажды молодой охотник Матвей возвращался с добычей из погани и на первом уровне центрального комплекса сначала услышал, а потом увидел бой. Несколько десятков тварей окружили знакомого ему охотника-одиночку. Недолго думая Матвей скинул добычу и ввязался в драку. Закончилось все тем, что у ворот Белгора утром оказались два полутрупа. Один был иссечен на лоскуты, а у другого была обуглена большая часть кожи. Один во время лечения все время молчал, а другой балагурил. Так появились два новых мастера-охотника: Молчун и Кожа, – и с тех пор они всегда вместе. Все, я побежал.

– Леди, в круг. – Я потащил смущенную эльфу танцевать.

– Влад, я глупая?

– С первого взгляда – да: ты очень красивая, как ты можешь быть умной? Это качество тебе совершенно не к лицу. Да шучу я, шучу. Ты просто почти ничего не знаешь о мире за пределами Мрачных гор. У вервольфиц первые роды всегда проходят очень тяжело. Почти каждая шестая особь женского пола умирает в процессе продолжения рода, несмотря на все усилия лекарей. Они должны рожать, находясь в своей первой ипостаси, иначе ребенок будет неполноценным, он никогда не сможет принять человекоподобной формы. Какая мать захочет такой участи своей крови? Это потом вервольфицы могут штамповать детей как пекарь пирожки с капустой. Только поэтому количество оборотней со времен Смуты увеличилось в несколько раз. Ту, которая смогла выжить, родив первого ребенка, называют сукой. Это если бы я тебя назвал, как бы точнее передать смысл, наверно, так: отмеченная Создателем прекраснейшая и плодовитейшая. Уточняю, называть сукой вервольфицу имеют право только ее близкие родственники и друзья. Все ясно?

– Да, ты прав, Влад, после торжеств мы сразу отправимся в домен свекра, и пока я не буду знать все о внешнем мире – не уеду оттуда.

– А теперь расскажи мне – что произошло на вашей свадьбе? До меня дошли странные слухи. Будто были массовые волнения, перешедшие в не менее массовые гулянья.

– Было такое, – тихо рассмеялась Илуэна. – Я полностью поняла, как шутят охотники. Подъезжаем мы к воротам Белгора – и нас начинает проверять этот маг Жар, смертяга. Ренс прошел проверку сразу, а вот меня по знаку мага немедленно окружили стражники и, приставив к моему телу глефы[8 - Разновидность копья, имеющего наконечником лезвие в форме фальшиона – расширяющегося кверху клинка, загнутого или срезанного. Глефой, таким образом, можно наносить как колющие, так и режущие удары.], потребовали немедленно снять капюшон. Ренс меня предупредил о своей задумке, и я ни капельки не испугалась. Я сбросила плащ на траву, а Ренс тут же заявил, что поймал в свои сети эльфийскую шпионку и везет ее к отцу Анеру. Ты бы видел, какие злобные ухмылки появились на лицах стражников. Всем отрядом они вызвались сопровождать нас: а вдруг эта змея попытается ускользнуть от справедливого наказания? Стражники бросили жребий, и сопровождать меня отправилась всего половина наряда. А оставшиеся начали ругать Создателя за свое невезение. Мы медленно ехали по широким улицам Белгора, горожане бросали
Страница 23 из 31

все свои дела и спешили присоединиться к процессии. Влад, я никогда не думала, что кто-то может так ненавидеть эльфов.

– Ничего, – стал я успокаивать Илуэну, – побываешь в объединенных королевствах Ритума – сразу поймешь, что тебе в Белгоре оказали радушный прием по сравнению с тем, что ты испытала бы там.

– Представить себе не могу. Наконец мы добрались до храма отца Анера – казалось, там нас поджидал весь город: охотники, стражники, дланцы, горожане, а внутри храма яблоку негде было упасть. А в первых рядах стояли руководители гильдии и города. Для меня и Ренса оставили только узкий проход. Отец Анер быстро прочел благодарственную молитву Создателю за то, что он предал в руки своих надежных почитателей одного из их злейших врагов. А потом клирик попросил Ренса рассказать, как ему удалось схватить ушастую шпионку. Правда, отец Анер выразился несколько длиннее и цветистее, но порядочная девушка таких слов знать не должна. Мой жених тут же начал заливаться соловьем. Влад Молния сообщил ему, что знает, где находится одна красивая эльфа и собирает данные по северо-западу Сатума, и предложил ему навестить ее. Подробности Ренс опустил, но в итоге охотники увезли меня с собой. Потом Влад отправился по своим делам, а Ренс доставил меня в Белгор. Отец Анер опять прочел благодарственную молитву и выразил свое сожаление, что его сан не позволяет ему лично заняться мной, но есть разумные, хорошо это делающие, а он с большим удовольствием понаблюдает за этим.

– Тогда Ренс попросил клирика, прежде чем меня уведут в пыточную гильдии охотников, дать ушастой последнее слово. Каждое создание, созданное Им, заслуживает этого. Отец Анер помялся, но согласился со справедливостью слов Ренса. Я опустилась на колено и начала читать первый псалом, потом второй, потом третий. В храме царила оглушительная тишина. Ренс прервал меня и велел встать на ноги, а потом громогласно заявил, что караул у ворот неправильно его понял. Он не захватил эльфийскую шпионку: он поймал в сети любви Илуэну эл Ниловиэль из Дома Ушедших, одну из отшельниц Мрачных гор, верящую, как и весь ее Дом, в Создателя, он привел сюда ту, предки которой возглавили противостояние разумных Сатума ритумским эльфам. А доставил он ее сюда, чтобы отец Анер соединил их священными узами брака по обычаю Создателя, которого Илуэна почитает не меньше самого Ренса. А собирала информацию Илуэна для Дома Ушедших: отшельники готовятся вернуться во внешний мир. И он рад, что на нашей свадьбе будет присутствовать, а затем гулять весь город. Я не предполагала, что тишина может стать настолько оглушительной.

– Влад, что началось потом – ты никогда не сможешь себе представить. Казалось, что от хохота разумных стены храма развалятся. Отец Анер вообще смог устоять на ногах, только схватившись за алтарь. Когда все немного успокоились, клирик сказал, что я все равно должна пройти полную проверку на лояльность Создателю. Я тут же ее прошла под любопытными взглядами всех присутствующих, и нас сразу обвенчали, а потом начались гулянья, сопровождаемые возникающими то тут, то там взрывами смеха. Правда, Лей сказал Ренсу, что тот больше ему не друг. Шалун никогда не сможет придумать более грандиозной шутки, и теперь он с ним не разговаривает.

– Значит, послезавтра Лей будет здесь, а вечером он и Ренс опять будут пьянствовать. Предлог приезда у Шалуна железный: у меня сын завтра родится, как можно друга не поздравить? Ну, красотка, потанцевали – и будя, пора возвращать тебя мужу, видно, что-то случилось.

– Серьезное? – встревожилась ушастик.

– Нет, иначе были бы трупы, не здесь, а в том месте, которое не считается местом присутствия короля. Что произошло? – спросил я у Ренса, при этом глядя на стоящую рядом с ним Арну.

– Небольшие неприятности, – ответил Мокрый. – Ну сам посуди: разговаривают два охотника, а тут то один, то другой оборотень вмешиваются в беседу и приглашают Арну на танец или в альков для приватной беседы наедине. Сначала я просто указывал вервольфам на их хамское поведение, потом объяснил, что моя сестра-охотница обещала провести остаток вечера с братом-охотником, – тоже не помогло. Оборотни лезли к Арне как ненормальные. Я решил, что с меня хватит и пора вызывать на поединки всех желающих.

– А как же Серый?

– Сбежал, сказал, что происходящим он уже сыт по горло, и вообще у Арны есть муж, вот он пусть все и расхлебывает.

– А он еще меня трусом называл, волчара позорный. Ладно, меняемся женами. – Я подхватил Арну под руку, и мы отправились в неторопливую ознакомительную прогулку по залу, еще один бокал с вином я перехватил с подноса слуги, у которого крупными буквами на интеллигентном лице было написано «специалист по допросам».

– Влад, – лукаво улыбнулась Арна, – а я ведь тебя предупреждала, что так будет.

– Но не приехать сюда ты тоже не могла. Торин ведь и твой родственник через Алиану. Поэтому я и попросил Серого присмотреть за тобой, пока сам буду работать. Я должен пообщаться с теми, с кем обязан поговорить. Ты думаешь, с Алианой или Эритой они будут обсуждать щекотливые вопросы?

– А со мной?

– С тобой тем более нет. Ты плохая девчонка, чуть что – сразу норовишь практически бесхозный домен прихватизировать. Необходима только одна малость: прибить законного хозяина. Кстати, Арна, мне кажется, что Ренс слегка преувеличил настойчивость оборотней по отношению к тебе. Мы уже больше минуты спокойно гуляем – и ни одна скотина к нам не подошла.

– Он ее преуменьшил. А мои родичи и сородичи не преследуют меня только из-за тебя. Ты забыл слова Серого?

– Потому что я зять короля или такой буйный во хмелю?

– Ни то ни другое. Ты – отец Анатолия, и от тебя у меня могут родиться еще волчата Льда. Мои родичи и сородичи не хотят ссоры с тобой. Это лишит их любого шанса выдать своих родственниц за Анатолия или кого-то еще, за других моих детей.

– Это уже второе предложение за вечер, первое поступило от Торина. Все вокруг меня сошли с ума. Это мне ясно окончательно и бесповоротно. Возьмем тебя. Не посоветовавшись со мной, ты решила стать матерью, несмотря на громадный риск и без ткача. Алиана тоже не знала о сволочи, но догадывалась, что меня могут убить, и тем не менее рискнула поймать шанс остаться матерью-одиночкой и подарить ушастым две цели вместо одной. Ритке перед нашей свадьбой я все откровенно рассказал, и ее это не остановило. В сухом остатке мы имеем четыре новые цели для ткача. Вы обо мне вообще думаете или только о себе? Пока я окончательно не разберусь с этой сволочью, ни о каких новых беби не может быть и речи. Запомнила и передай другим моим женам, ученица. Все, мы пришли, остаток вечера ты проведешь с Алианой – и болтайте о чем хотите, то есть о девичьем.

– Влад, подожди, я придумала, как снять такое давление на меня. Я объявлю, что Анатолий возьмет себе в жены по одной волчице от каждого рода. Я боюсь, что чем старше будет становиться наш сын, тем ожесточеннее будет соперничество. Так и до крови недалеко.

– То есть ты хочешь перенести всеобщую свалку в разборки внутри родов. Идея оригинальная, но сырая.
Страница 24 из 31

Сейчас я ее отрихтую. Пусть совет каждого рода подберет с десяток подходящих по возрасту, чистоте крови и красоте вервольфиц и устроит смотрины. Никакого официоза. Девушка с родителями приехала посмотреть на перевал каменных гоблов, шуры-муры и так далее. Претендентки никоим образом не должны пересекаться. Только когда Толик познакомится со всеми, он будет иметь право выбора. Понравилась ему девушка – хорошо, не понравилась – кого винить, Создателя? Все честно, никакой подтасовки фактов. При таких условиях грызни внутри родов вообще не будет. Одно условие: серые выбирают девять девушек, племянница Вайка идет вне конкурса. А вообще как в твою голову пришел такой план, Анатолий ведь северянин?

– А ты южанин.

– А на кого он больше похож?

– На тебя, твоя кровь доминантна, волчица любого окраса родит от Толика волка Льда.

– А мне кажется, на тебя, северянка, я волком становиться не умею. Так что Анатолий северянин.

– Ты думаешь, что черных, белых и серых волков будут волновать подобные нестыковки? Разговор закончен, наш сын – южанин.

Я облегченно вздохнул и направился к главному входу в зал. Хотя у меня есть примерно еще минута свободного времени. Сначала навещу Дарина и Асмину, а потом буду обеспечивать безопасность ушастой шишки и знакомить его с организмами королевской крови. Кстати, со временем нужно смастерить хитрый амулет, отличающий правду от лжи. Не будет же Эллина или Четвертый постоянно свечку держать над милующейся парочкой. Причем этот амулетик должен быть качественной вещью, а не всяким ширпотребом, носимым племянниками, амулетик должен будет обладать зачатками разума, а то могут возникнуть всякие интересные ситуации. Лежит парочка, отдыхает после любовных утех – и тут Толик спрашивает девчонку: мол, ты меня любишь? Та, естественно, отвечает «да». А вот кого она любит на самом деле: моего сына или его титул и могущество? Надо подумать, надо сделать, артефактор я или нет?

– Принцесса Асмина, приветствую вас, Дарин, тебя наверняка выгнали из тюрьмы за плохое поведение – растление сексуальных маньяков, жесткую критику некомпетентной работы убийц, обучение грабителей современным методам взимания ночного налога и так далее. Я знаю, леди, о чем вы меня хотите спросить. Шатор успешно прошел первое испытание и доказал свое право стать учеником охотника. Его сейчас натаскивают два лучших учителя гильдии. Бывший магистр гильдии охотников Матвей Кожа и его бессменный помощник Яр Молчун. Глина им попалась сырая, но качественная. Шатор хороший мечник и весьма прилично владеет амулетами, так что месяцев через восемь он станет охотником. Все, я побежал, дела.

– Принц Инельрин эл Ниловиэль из Дома Ушедших, – объявил мажордом.

Фу, успел, ну кто тут что-то хочет сказать, я стал рядом с ушастиком. Не стесняйтесь. На моем поясе только палаш, кинжал и стилет. В рукавах метательные ножи, а под камзолом юшман[9 - Кольчато-пластинчатый доспех.]. Давайте, я жду.

– Ваше высочество, – слегка поклонился мне эльф.

Он издевается? У этого отшельника и двух его братьев примерно сорок с чем-то тысяч подданных. А у меня всего две с половиной сотни ушастых вассалов. Скорее это такой у них этикет.

– Ваше высочество, – я вернул поклон эльфу. – Я провожу вас к Торину и Лане, и вы сможете поздравить их с бракосочетанием. Пройдемте, поговорим на ходу. Потом мы будем общаться с королями, входящими в антиэльфийскую, пусть это слово вас не коробит, коалицию. Затем с теми владыками, которые были на последнем суде королей, но еще не определились. Поговорим с теми, кто не был на суде королей, но поддерживает коалицию. Остальные вам неинтересны, да и мне тоже. Потом я оставлю вас в одиночестве, и вы сможете поговорить с любым из владык, кто вас заинтересовал. К сожалению, здесь не присутствует глава антиэльфийского союза король Рогана Растин, на это есть серьезные причины, но уверяю вас, его жена Алуана полностью в курсе дел своего мужа и имеет право на принятие решения. В это время я буду общаться со своими друзьями, но глаз с вас спускать не буду. Любая падла, посмевшая поднять на вас хвост, будет немедленно и бесповоротно искалечена.

Ну вот и началась у меня настоящая работа.

Наконец-то все закончилось, я стоял у колоннады и подпирал ее плечом: вдруг она упадет? Последние гости покидали зал для особых торжеств, окончен бал, и гаснут свечи, я закрыл глаза. Как я устал! Кто бы меня донес до моих покоев? Ни за что и никогда я не буду больше брать на себя такой громадной ответственности. Постоянный контроль передвижения ушастика, пущенные по методике гвардейца вразнос мозги, чтобы понять по физиономиям и моторике примерные замыслы собеседников длинноухого принца, и при всем при этом поддерживать нормальную беседу с многочисленными находящимися здесь моими друзьями. Смеяться их шуткам и рассказывать свои анекдоты. Постоянно подмечать нездоровую активность местных тихушников вокруг меня. И как опупеоз вечерней развлекательной программы, сейчас ко мне кто-то приближается и при этом совершенно не пытается заглушить свои шаги. Тихушник-перестраховщик был прав, а я ошибался, меня ждет провокация?

– Господин Влад? – осведомился по голосу незнакомый мне организм.

– Пошел ты… Разве не видишь, что я думаю, исчезни с горизонта, обдолбыш.

Если ты провокатор, если ты мой враг, то просто обязан вызвать меня на поединок, а его условия буду определять я: сталь и магия, насмерть. Если ты друг, то примешь все за мою специфическую шутку.

– Я рад с вами познакомиться и выразить свою признательность за мое освобождение из темницы. Весь вечер я старался это сделать, но вы были постоянно заняты.

Я с трудом открыл глаза: передо мной стоял молодой человек с королевской короной на башке.

– Султан Накри Текруил Первый?

– Он самый, – радостно улыбнулся парень. – Также я хотел бы поблагодарить вас за убийство моего мерзавца-отца. Я был против той сделки с эльфами и поэтому очутился в тюрьме и ждал казни.

– Благодарить за ваше спасение нужно не меня, а вашего учителя, ректора Логирского университета. Мы заключили сделку: ректор сдает мне всю схему защиты дворца, а я освобождаю вас. А вашего отца я убил бы в любом случае. А теперь прошу меня простить, я очень устал.

– Моя свита и я поможем вам дойти до ваших покоев.

– К Проклятому, помогите мне дойти до покоев владык Декары, я им обещал. Тем более что у них наверняка есть запас эликсиров. Все свои я израсходовал.

Отступление третье

– Господа, наш план сорвался, Влад Молния жив, наш маркиз не смог к нему даже подобраться близко. Тихушники короны Мелора не подпускали к нему никого, кроме его друзей или знакомых.

– Ваш план, первый советник, а не наш, – уточнил один из присутствующих на совещании глав Торговой палаты острова Крайс. – Я всегда был против этой авантюры, я предупрежда…

– Хватит, – перебил пятого советника первый. – Насколько я помню, вы голосовали за мое предложение, что изменилось с тех пор?

– Насколько я помню, меньшинство всегда подчиняется большинству. Что изменилось с тех пор, как наши предки приняли устав Торговой палаты
Страница 25 из 31

острова?

– Ничего не получилось с маркизом и его наемником – так наймем серых. С Владом Молнией нужно кончать. Все держится только на нем. Контроль кракена, союз с драконами, поддержка королей севера Сатума…

– И не только их, – добавил шестой советник. – Господа, давайте будем реалистами: ликвидировать Молнию в ближайшее время мы не сможем, а потом будет поздно – и без Влада найдутся разумные, вполне способные продолжить его дело. Единственное, что мы можем сейчас сделать, – это ликвидировать несколько второстепенных, но важных фигур. Лонира барона эл Эрма, эту консультантку Ловитию, подгорного короля, а предателя Жанкора в первую очередь. Это задержит строительство и даст нам время на разработку плана уничтожения Накеры.

– Господа, это уже не авантюра, – встрял четвертый советник. – Как попытка законным образом убить Влада – это форменное безумие. Мы все завидуем Жанкору, и любой на нашем месте, увидев такие перспективы, согласился бы на предательство, будем откровенны. Но зависть, застящая глаза и толкающая на безумные поступки, быстро приведет нас всех в могилу независимо от того, кто был за это предложение шестого советника, а кто против. Влад разбираться в этом долго не будет, а повторять судьбу султана Лоргана Второго, и не только его, я не намерен.

– Господа, – воззвал глава Торговой палаты, – своими силами мы не сможем ликвидировать эти такие важные второстепенные фигуры, у них отличная охрана. Серые не возьмутся за это дело: отступать им придется по Пресному морю, с ужасом ожидая появления кракена. Ведь порт наверняка будет закрыт, и за судном-беглецом бросится это чудовище. А на суше, если серые решат отсидеться, их будут искать стражники и разъяренные драконы, и в конце концов найдут. Тем более серые не возьмут заказ на Жанкора: дважды по одной и той же цели они не работают.

– А мэтр? – поинтересовался первый советник.

– Он тоже не возьмет заказа, поверьте, я знаю о чем говорю. Я знаю, что мы несем колоссальные убытки, и прежнего процветания нам уже никогда не достичь. Да, не достичь. – Глава палаты повысил голос, заглушая недовольный ропот некоторых советников. – Нам остается только договариваться с руководством Накеры. Этот город контролирует торговлю между севером и югом Сатума. Пусть, зато контроль торговли между южными странами остается у нас, и мы должны спросить себя: а готовы мы рискнуть потерять все в надежде вернуть свое прошлое или довольствоваться тем, что у нас осталось? По моим расчетам мы потеряем примерно шесть десятых прибыли, большая цифра, но Крайс до Смуты был островом козопасов и контрабандистов, и его жители, наши предки, даже мечтать не могли о сотой части подобной суммы, а если мы продолжим конфронтацию с Накерой, то потеряем все. Что стоит кракену заблокировать все наши порты? Мы на месте Влада так и сделали бы. Только не нужно говорить мне о мягкости и добродушии Убийцы Эльфов. Напомнить вам его остальные прозвища? Молния посылает нам недвусмысленный сигнал, и мне кажется, с ответом больше тянуть не стоит. Вдруг ему надоест ждать, и он захочет захватить Крайс? Предлагаю отправить как можно быстрее делегацию, наделенную соответствующими полномочиями, в Накеру. Кто за мое предложение, прошу голосовать. Второй советник, третий советник, четвертый советник, пятый советник, седьмой советник. Решение принято единогласно.

– Никогда, – вскочил с кресла первый советник, – я не проголосую за это позорное решение!

– Я тоже, – поддержал единомышленника шестой советник.

– А как же Устав Торговой палаты? – вкрадчиво поинтересовался пятый советник. – На прошлом совещании я был против ликвидации Влада, и не я один, но мы были вынуждены проголосовать «за». У ваших сторонников было всего на один голос больше, но мы подчинились Уставу. Что с тех пор изменилось?

– Устав давно устарел, и его надо менять!

– Вы хотите вынести это обсуждение на общее собрание всех членов Торговой палаты острова, первый советник? – не менее вкрадчиво спросил четвертый советник. – Вы хотите, чтобы простые пешки узнали о разногласии в наших рядах и почувствовали свою силу?

– Да!!!

– Видит Создатель, что я этого не хотел, – вздохнул глава палаты и положил руку на голову небольшой статуи.

Десятки арбалетных болтов, вылетевших из стен, пронзили два тела.

– Нет такого преступления, которое я не совершил, чтобы стать главой Торговой палаты острова, это была моя мечта, – устало произнес господин Орсал. – И нет такого преступления, которого я не смогу совершить, чтобы быть последним главой Крайса.

Глава 4

Софизмы, сказки и десерт

Как уморительны девчонки по утрам: размазанная тушь и рваные чулочки… Или там было не так? Вроде как опупительны в России вечера, особенно когда поздним вечером заблудишься в люмпенском квартале. Я с наслаждением зевнул и потянулся. Там тебя накормят и напоят чем послал ближайший мусорный бак, кров дадут в виде картонного ящика из-под старого телевизора и плату возьмут чисто символическую – все, что у тебя есть, включая белье. Надо мной тент, защищающий от лучей Хиона, подо мной матрас с подушкой, тело освобождено от лат. М-да, сильно я устал за последнее время.

– Сколько я проспал? – поинтересовался у мешающего половником в котелке какое-то варево Ровера.

– Почти двое суток, босс. Мы на точке, отмеченной Крием как возможная граница двух змей-Мечей, зачем нам Кинжал? Не лезь. – Вампир отогнал половником Пушка, решившего попробовать варево на вкус, пока повар отвлекся на мгновение. – Ты уже целое ведро съел!

Пушок возмущенно потряс головой – мол, не было такого, и вообще это было не ведро, а ведрышко, даже ведерышко, и нельзя держать бедного драка на голодном пайке, он готовится стать отцом, и ему нужны силы, чтобы морально пережить столь чудовищный стресс.

– Пушку понравилось твое варево? – От удивления я даже вскочил на ноги. – Где научился? Я помню твою стряпню в мертвом герцогстве…

– Пока ты крушил казематы замка, Штирлиц взял меня в оборот и заставил стать своим младшим помощником. Он до сих пор в шоке от того, чем мы питались в том городишке, когда спасали Ниелу и Салина. Влад, он мне угрожал, что если я не сдам ему экзамена на «удовлетворительно», то домовенок больше не будет готовить для меня блюд по спецзаказу. Пришлось попотеть.

– Что это такое? – Отобрав половник у вампира, я начал накладывать варево себе в глубокую миску. – Как называется эта вкуснятина? – Я облизал ложку.

– Гуляш по-венгерски.

– Отлично, – вновь облизав ложку, довольно отрыгнул я. – Теперь ты назначаешься вечным шеф-поваром нашего отряда. Не возражать.

– Босс, я только хотел сказать, что Ругино тоже сдал Штирлицу экзамен на «удовлетворительно».

– Вот судьба-злодейка, то пусто, то густо с отличными поварами, будете готовить по очереди. Худший повар будет вынужден взять по возвращении в герцогство Артуа себе жену.

Побледневшее лицо вампира, – а говорят, что моральные стимулы давно изжили себя, как же. Они живее всех живых, особенно одного, слишком живучего. Так, выгребная яма там, я определил это не по запаху,
Страница 26 из 31

она находится с подветренной стороны, в самом неудобном для подобного сооружения месте. Я направился к яме. Любой лазутчик заподозрит это место в последнюю очередь. Класс, у меня теперь есть два великолепных повара. Сделать свои дела – и обратно, там в миске у меня еще есть остатки, я возьму кусочек белого душистого хлеба и…

– Пушок, а ну стоять! Скотина рогатая, это была моя еда!

Драк поскакал еще быстрее, ну и черт с тобой, все равно вернешься. Нет, так вылизала эта скотина мою миску, что ее мыть даже не надо.

– Ровер, с этого момента ты и Ругино даете этому проглоту по два ведра своих вкусняшек – авось лопнет от обжорства, скотина. Где Карит?

– Обнаружил развалины храма и под прикрытием Ругино осматривает их.

– Я – спать. Как сказал один великий ученый: пожрал – и сразу на боковую. Он даже под это дело закон вывел.

Я рухнул на свою лежанку. Надо еще просмотреть несколько интересных сцен и проанализировать их – вдруг я в чем-то ошибся? Синема. Морфей.

Вместе с человеком, до сих пор носящим титул великого герцога, я смотрел на громадную долину, почти полностью окруженную горами. Красивое место: леса, луга, кое-где даже пашни есть, – как бывшие подгорцы умудрились это сделать, я даже знать не хочу, не люблю труда бурлаков, – большое озеро в северо-западном углу долины, есть даже несколько горных речек. Короче, для восьми с чем-то тысячного народа, всю свою жизнь живших впроголодь, это – земля обетованная.

– Герцог, как вам живется в этой долине?

– Влад, это сон, это сказка: до первого урожая, который будет через год, мы будем питаться рыбой, диким ямсом, желудями, каштанами и тем мясом, что добывают наши охотники. А когда соберем его – будем чувствовать себя в раю.

– Бролан, а где вы возьмете семена для посева? Неужели купите в Накере? И не говори мне, что твои лазутчики регулярно туда не проникают.

– Не буду, мы надеемся на тебя, Влад. Ты ведь можешь это сделать.

– Могу, а перспективы какие у вас, ты задумывался над этим? Если не ввести контроля над рождаемостью, то через двадцать или тридцать лет долина будет кишеть людьми, и все начнется сначала.

– Мы это знаем и уже ввели его.

– А также чистите память своим лазутчикам, возвращающимся из Накеры, чтобы народ не узнал о другой жизни, гораздо более счастливой, чем царит здесь, конечно, после того как они выложат руководству все полученные данные, так?

Молчание.

– Кроме того, без развитой промышленности вы далеко не уедете. Например, для переработки собранного вручную зерна нужны мельницы и пекарни, элеваторы, наконец, много чего нужно, и одно цепляется за другое. Рудоплавильные цеха, кузницы, из чего вы будете делать лемехи, железные части тех же мельниц и пекарен. Вам нужны коптильни, это тоже тянет воз проблем от лесопилок, хотя вру, лесопилки нужны для организации производства любого вида и обработки любого вида продовольствия, как и кузницы, и многое другое. А строительство нормальных изб или домов… Ты знаешь, что для этого потребуется? Я вот не вполне себе представляю. В голове только вертится кирпичное, цементное и деревообрабатывающее производства, и это еще не все, до хрена чего нужно. Это в подземелье было все просто и понятно. Военный коммунизм, жесткая диктатура, основная провизия – растущий на стенах съедобный мох. На улице нас поджидает враг – так сомкнемся в едином порыве. Пройдут годы, и информация о Накере рано или поздно просочится в люди, и что тогда будет чувствовать народ, узнавший, что от него столько лет скрывали правду?

– Ради его же безопасности!

– Ты уверен в этом или тебя пугает внешний мир? Ты предпочитаешь, чтобы рыбаки рассекали просторы озера в долбленках, охотники пользовались дрянными луками, а воины «потрясающим» по качеству оружием и броней? Чтобы весь твой народ жил в шалашах? Вы добрались без проблем до этой долины только потому, что большинство Стремительных охраняло кладку Траны. И уйти на зимние квартиры, то есть в пещеры, у вас не получится: настигнут на марше и перебьют всех, от мала до велика. Ты должен решить для себя – будете вы так же, как сейчас, скрываться ото всех и вести образ жизни дикарей, или вы достойны лучшей участи. С семенным зерном я, так и быть, вам помогу, но не более, я союзник драконов, и если они узнают, то даже подобную мелочь сочтут предательством, не говоря уже обо всем остальном. А как драконы поступают с подобными организмами, ты и так знаешь. Я для вас очень много сделал и в несколько раз перекрыл свой долг за убитых мною и моей командой твоих воинов. Пора вам самим начать заботиться о себе. Нолан, хватит прятаться в кустах и так вульгарно подслушивать. Объясни Бролану, что я говорил правду. А также объясни герцогу, почему, несмотря на спасение моей командой кладки Траны, они сначала не совсем доверяли мне, а теперь на строительство города-мечты каждый день прилетают десятки крылатых и абсолютно бесплатно помогают в строительстве Накеры. Только покормите усталых строителей после окончания рабочего дня – и все друг другом остаются довольны. Почему драконы настолько стали мне доверять, что ночевка на строительной площадке уже никого не удивляет? Даже их матери, жены и подруги не беспокоятся. Они знают: их близкие находятся там в полной безопасности. Объясни все Бролану, я вернусь через четыре дня – и вы дадите мне ответ: хотите вы стать частью современного общества или желаете остаться дикарями с длинным хвостом благородных предков. До встречи. – Я открыл окно портала. – И не забывайте о необходимости вливания в ваше племя свежей крови.

Так, невеста уже согласна, я в этом уверен на девяносто пять процентов, осталось уговорить жениха, я шагнул в окно портала.

Вот это да! Темп возведения Накеры увеличился раза в два, а двух драконов, участвующих в сооружении ворот, ведущих из города в глубь территории Тарии, я хорошо знаю.

– Оргрурх, привет. Трана, ты же юная мать – какого хрена ты здесь делаешь? Кто присматривает за моими племянниками и племянницами?

– А зачем за ними присматривать? – Трана и Оргрурх приземлились рядом со мной. – Они играют здесь неподалеку и уже сказали свои первые слова, – похвасталась дракона.

– Надеюсь, не «Влад»? – насторожился я.

– Нет, – рассмеялся Оргрурх, – первое их слово было «Накера». Влад, ты знаешь, что, играя с местными ребятами, они опережают в умственном развитии все самые смелые прогнозы старейшин. Я уже вызвал их сюда, поиграешь с ними?

– Все правильно, развивающие игры идут на пользу ребенку, особенно в компании своих сверстников, – а они уже владеют магией? – осторожно поинтересовался я.

– Пока нет, но скоро будут.

– Тогда давайте я с ними побыстрее поиграю. Кстати, ты давно вернулась из Стоки?

– Позавчера, Влад. Твоя третья жена безумна, – сильно обрадовала меня Трана. – Я даже не знаю, смогу ли я ей чем-то помочь. Образ ее мертвого мужа полностью наложился на твой. Ты очень похож на него не только внешне, но и характером.

– Траночка, сестренка моя сводная, ну зачем же так быстро впадать в уныние? Как говорил господин Лермонтов, не верю, что ты, такая красивая
Страница 27 из 31

и могучая, ничего не можешь сделать. Не верю, и все.

– Льстец и подхалим.

– Да, я вот такой дамский угодник. А ты хочешь сказать, что ты некрасивая? Опять не верю. Кстати, скоро у тебя будет больше поводов для беспокойства и недовольства таким прекрасным мной. У всего рода Стремительных будет основание для недовольства моими действиями. Пора вытащить одну старую занозу: пора прекратить глупую вражду между драконами и потомками выживших предателей, как вы их называете.

– ЧТО?!

– Не волнуйся, Траночка. Какой ты пример подаешь своим детям и моим племянникам? – Я прыжком ушел от группы решивших раздавить меня в объятиях приземляющихся драконят. – И не смей ругаться при детях, они хоть еще плохо говорят, но все понимают. – Я стал гладить и чесать шеи приникших ко мне племянников и племянниц. – Какой пример ты им подашь? – Я демонстративно отвернулся от задохнувшейся возмущением Траны и посмотрел на Оргрурха. – А еще мать называется. Нет, если ты хочешь, то я быстро научу твоих детей нормальному мату, я хороший учитель. Начнем с горного наречия, а закончим диалектом троллей. Согласна?

– Убью!

– Ну зачем же так сразу? – Я смело спрятался за телами драконят. – А поговорить, а последнее желание подсудимого? Дети, ваша мамочка меня хочет на ноль помножить, защищайте своего дядю, кто еще с вами будет так интересно играть?

Шипение драконят на Трану отозвалось райской музыкой в моем сердце. Я подлец и негодяй, но зато очень креативный.

– Не смей настраивать против меня моих детей!

– Детки, дайте мне поговорить с вашей мамой десять минут, и мы потом весь день будем играть. Трана, – дождавшись, пока племянники и племянницы взмыли в воздух, я стал объяснять драконе политику партии, – эти, как я их называю, подгорцы так же ненавидят того герцога-предателя, погубившего их страну. Ненавидят настолько, что успешно смогли забыть даже его имя. Но не предателя они считают главным виновником гибели своего процветающего государства, а темных. И все века, прошедшие после Смуты, подгорцы убивали их везде, где могли. Знакомая тебе ситуация? В конце концов они так достали обитателей Красных пещер, что темные решили уничтожить подгорцев любой ценой. Трана, я тебе верю и поэтому открываю свой разум полностью, только прошу, другие области моей памяти не трогай.

– Слово.

Я убрал пуховик[10 - Защитное плетение.].

– Это интересные подробности, но они ни на что не влияют, – как-то неуверенно заявила Трана.

– Хорошо, давай рассмотрим другие факты. Что послужило причиной предательства безымянного герцога?

– Подлость!

– А может быть, вера в ваше всемогущество? А может быть, желание спасти свой народ?

– Ценой нашего?

– А ты уверена, что безымянный герцог поступил бы точно так же, если бы знал о последствиях своего предательства?

Молчание.

– Он должен был казнить тех темных, и они не смогли бы призвать кракена. Он виноват, как и все те, кто его окружал.

– То есть милосердие ты считаешь смертным грехом. Занятно, а вообще дело сдвинулось с мертвой точки, простых воинов, простолюдинов и сервов, сражавшихся с темными и умирающих на поле боя, ты уже в свои враги не записываешь. А почему ты так упорно не хочешь назвать истинного виновника трагедии, не хочешь называть слово «кракен»?

– Он безмозглое животное, и его вызвали сюда.

– Это безмозглое животное решило остаться здесь. Как же: столько вкусной добычи, жри не хочу, и крупнейший порт Арланда стал его добычей, сотни кораблей, десятки тысяч матросов. Кракен убивал все живое, и безымянный герцог с ужасом смотрел на происходящее из окна своего кабинета. Утопающий хватается за соломинку – он верил в вас, он ошибся и заплатил за ошибку собственной жизнью и жизнями своих подданных. Только небольшая кучка придворных и гвардейцев, полностью преданных своей стране, сумела спасти наследника престола. Стали бы они это делать, если бы не были мужественными людьми? Стали бы они это делать, если бы не ненавидели темных так же, как и драконы? Следуя твоей логике, милосердие, преданность, мужество и ненависть к темным тоже являются смертными грехами. Еще более занятно. Кракен разрушил экономику страны, обрек десятки тысяч разумных на голодную смерть – и он ни в чем не виноват. Даже в том, что пролитой кровью сам себя привязал к этому месту.

– А вы с ним нормально общаетесь – не говорю, что дружите, но общаетесь. Может, потому что легче ненавидеть потомков тех, кто проявил преданность, мужество, честь и верность своей стране, а не безымянному герцогу? Кого они спасали – предателя или невинного дитятю? Их потомков гораздо легче убивать, чем одну безмозглую зверушку, практически неуязвимую в воде.

– Ты в чем нас обвиняешь?! – взвилась Трана. – Как ты вообще посмел такое сказать?

– А что именно я сказал? – удивился я. – Разве неправду? Разве сотни людей не легче убить, чем одного кракена? Трана, передай, пожалуйста, наш разговор без купюр старейшинам Стремительных, а я пойду поиграю с твоими детьми – надеюсь, что не в последний раз. Наверняка слушать правду для старейшин будет несколько неприятно, но я рассчитываю, что они не расторгнут нашего договора. Кстати, вспомни, на что ты была готова пойти, чтобы спасти своих детей, как ты мне угрожала, мне, незнакомому человеку. Ты чувствовала свою ответственность за пропажу кладки, а безымянный герцог чувствовал ответственность за всю страну, и он хотел спасти ее.

Все, насвистывая незатейливую мелодию, я отправился к драконятам. Как правильно сказать: стакан наполовину пуст или наполовину полон? Обе версии правдивы. Если равны половины, следовательно, равны и целые. Идем дальше – значит, между пустым стаканом и полным нет никакой разницы, это одно и то же. Хорошо я запутал самую уважаемую дракону из рода Стремительных. Ставить все с ног на уши – это моя профессиональная привычка. Трана на моей стороне, на моей стороне дракона, впервые за многие годы принесшая своему роду потомст…

– Влад, да проснись же ты! – Карит решил меня пнуть сапогом в плечо и в результате опробовал носом твердость земли.

– Босс, в устроенную нами ловушку бежит или стелется всего одна женщина-змея, а не две, так передал Воз, она будет здесь примерно через две минуты. Наш план полетел к Проклятому. Теперь змеи не будут выяснять между собой, чья это добыча. Она сразу бросится на нас. Карта неточна. Мы не на границе двух доменов змей – мы во владениях одной.

А какая была хорошая ночь до этих слов Ровера. Яркие звезды на черном южном небе. Ласковый свет Сестер, а тут такой облом. Днем в пустыне относительно безопасно, змейки ведут ночной образ жизни, вот мы и выбрали точку на границе двух охотничьих угодий этих созданий и устроили небольшой, но заметный фейерверк. Змейки всегда дерутся насмерть, и выжившая наверняка оказалась бы более опытным, сильным и, самое главное, знающим Мечом, оказалась бы офицером Мастера. Дальше без проводника идти опасно, а я нашел бы способ заинтересовать израненную ее. А теперь что – да ничего, разрабатывать новый план, благо есть время.

– Приготовиться к бою. Карит, спрячься за нашими спинами
Страница 28 из 31

и не мельтеши, а ты, проглот, наказан, хвостом и гривой отвечаешь за епископа.

На вершине ближайшего к нам холма на мгновение мелькнула фигурка.

– Началось, – тоскливо заметил Ругино.

– Продолжилось, – уточнил я. – Планы, как всегда, меняются. Шаловливые ручонки к оружию не тянем без моей команды. Будем ломать алгоритм работы змейки.

– Не понял? – уставился на меня Ровер.

– Объясняю на пальцах: будем корректировать поведенческую модель действий змейки при встрече с представителями не ее расы.

– Все равно ничего не понял. А что она сейчас делает? – Ровер внимательно следил за освещенной чудесным светом Сестер змейкой.

– Пока ничего. Остановилась в семнадцати метрах от нас – вероятно, это дистанция ее прыжка, не самая максимальная, а самая эффективная, и теперь оценивает непонятную для нее ситуацию. Если мы идем к Мастеру, то почему не падаем ниц перед его слугой, и вообще, как мы здесь оказались – ведь нас должны были задержать еще на границе? Значит, мы обычные охотники за сокровищами, их полно – я о сокровищах в развалинах бывшей страны, – но почему мы не пытаемся спастись бегством? Почему не приготовились к бою и вообще не выказываем агрессии в ее понимании? Если первый вариант, то змейка должна отвести нас к своему повелителю, если второй, то девушка должна убить всех, кроме лидера группы, и доставить к Мастеру только его одного. Непонятная для нее ситуация, вот змейка и зависла, – ничего, перезагрузится и примет правильное решение.

– Это точные данные? – поинтересовался Ровер.

– Точнее не бывает, Ловия Литийская дала мне почитать интереснейшие мемуары своего предка – основателя рода. Ну вот, лидера она уже определила, это самое охраняемое лицо, наш епископ. Змейка решила, несмотря на все непонятки, работать по второму варианту. Нас и Пушка она убьет и съест, а Карита доставит Мастеру.

– Пусть только попробует, – усмехнулся Ровер. – Через секунду она будет рассечена на восемнадцать кусочков.

– А почему не на девятнадцать? Просто змейка никогда не встречала вампиров и не знает, на что вы способны, особенно высшие.

– Она темная?

– Карит, а гуси, утки, курка, млеко, яйки, телята, а особенно так нравящиеся тебе перепела, не понимаю почему, мяса в них с гулькин нос, и многие другие животины – ты ведь их регулярно ешь, тебя делает это темным? Странно, почему она не нападает, змейка ведь уже приняла решение? Но нам это на руку: если мы вступим с ней в схватку – она никогда не будет нам помогать. Обидчивые они до ужаса.

– Гордые, – поправил меня Ругино.

Воз, если она шевельнется в нашу сторону – обеспечь ей купол[11 - Плетение.] со свободным доступом воздуха и отличной видимостью, работай мягко и нежно. А вообще женщина-змея отличалась своеобразной красотой. Матовая обычная кожа, чуть вытянутое лицо, наполовину человеческое, наполовину змеиное, роскошная грива синих волос спускалась до талии. В общем, до и немного после главного женского сокровища она выглядела весьма необычной, но женщиной. А вот дальше сходство с человекообразным существом заканчивалось. Примерно с середины ее чудесных бедрышек начиналось поле чудес. Матовая змеиная кожа покрывала каждый миллиметр, как же их назвать, две хвосто-ноги – наверно, это будет самое точное определение. Змейка стояла перед нами на некоем подобии коленей, хотя я уверен, что ниже середины бедер у нее нет ни одного сустава и нижние конечности способны изгибаться и наносить удары во всех направлениях. Так вот, стоя на коленях, она имела рост примерно метр пятьдесят четыре сантиметра, а горизонтальный размер составлял около шести с половиной метров, итого мы имеем около восьми метров плоти, жаждущей нашей смерти. Ничего общего с нагами из одной популярной игры женщина-змея не имела. Две руки, и даже оружия в них не наблюдается. Впрочем, с такими когтями… Хотя я встречал однажды женщину на Земле с подобным маникюром. Почему она не нападает? Хотя если в уравнение поставить вместо одной неизвестной величины известную, то все сходится. Нет, нереально, так везти или, наоборот, не везти мне не может.

– Повара, идите готовьте ужин, не обсуждать, это приказ, а не просьба.

Сработало! Едва вампиры начали движение к походному костру, как змейка очень быстро сжалась, распрямилась и стрелой полетела в беззащитного меня. Потом плавно затормозила в воздухе и мягко опустилась на траву. Недоуменное молчание, расширившиеся змеиные глаза. Несколько попыток вырваться из купола ни к чему не привели, и змейка полностью замерла – она превратилась в статую. Ни слова, ни шипения, вообще ни одного звука. Только молчание и полная неподвижность – это не работа Воза, это ее личный выбор.

– Чего уставились, ужин готовьте, – прикрикнул я на ринувшихся ко мне вампиров. – Вы что, не видите – леди голодная, быстро, быстро, еще быстрее. Леди, – я повернулся к змейке, – я прошу смириться с этим временным неудобством. Клянусь честью, с рассветом вы будете полностью свободны. Кстати, меня зовут Влад, а вас как, прелестная незнакомка?

Молчание. Черт, крепкий орешек. Ни ругани, ни угроз, просто презрительное молчание и угроза смерти в змеиных глазах. Мое подозрение насчет этой дамы начало приобретать черты уверенности. Карта Крия была верной, но случился форс-мажор. И этот мажор, скорее всего, стоит сейчас передо мной на некоем подобии коленей. Так, вампиры отнеслись с полной серьезностью к моим словам насчет позднего ужина, от таких начавших идти от костра запахов спокойно можно заработать язву желудка, минуя стадию гастрита. Воз, обеспечь нашей прекрасной пленнице то же самое, что чувствует мой нос, только в трехкратном размере. А теперь, используя некий отвлекающий фактор в виде аромотерапии, нужно попытаться разговорить эту машину смерти любым способом.

– Леди, вы не хотите мне сообщить ваше имя, но я и не настаиваю. У каждого разумного есть и должны быть тайны, не предназначенные для разглашения даже самым близким друзьям или родственникам. Почему вы напали на нас? – Я начал разыгрывать из себя дурачка. – Мы мирные путешественники и практически никому не желаем зла. Объяснитесь, пожалуйста, чем мы вам так не понравились? Или, наоборот, слишком понравились? На чем основано мое подозрение. – Я уселся на траву: доверия никогда не создашь, разговаривая с пациентом и глядя при этом на него сверху вниз. – Как только два моих друга решили покинуть мое общество – вы сразу решили напасть на меня. На нимфоманку вы не похожи, я уверен, что такой вид любви а-ля-труа вас не интересует, значит, вас настолько заинтриговал только я? Лестно, очень лестно. Только я не такой, я принадлежу к пока еще большинству нормальных мужчин. Давайте, основываясь на опыте моих знакомых леди, я объясню, как правильно это делать, как привязать к себе парня. Возьмем самый трудный вариант: мы не ищем легких путей. Проклятый! Я не могу разговаривать с леди, не зная ее имени, давайте я буду называть вас Коброй? Эта змея – королева всех змей. Она отличается редкой красотой и потрясающим благородством, Кобра никогда не нападает без предупреждения, я думаю, леди, что это имя вам
Страница 29 из 31

очень идет. Так вот, возвращается девушка из армии, как она туда попала – это совершенно другая история. Отгуляв лето со своими старыми подругами и парнями, она вынуждена была взяться за ум и восстанавливается на втором курсе Ринийского университета. Первая же лекция привела ее в шок: она увидела его и поняла, что пропала. Но у нее была хорошая учительница, одна капитанша Болдышева. И в голове у девушки тут же созрел план.

Первым делом нужно собрать всю доступную информацию по объекту. К вечеру это было сделано. Если слить всю воду, то дело обстояло так: на первом курсе парень создал устойчивую преступную группировку из четырех лиц мужского пола с собой во главе. Парни держались все время вместе, и простые варианты съема типа ухаживания за другом своего возлюбленного или нечто подобное и пошлое – наверняка не сработают. Парни стойко отражали все атаки университетских ловел… то есть шлюх. Для этой компашки нужно стать другом, а не девушкой.

Следующая стадия – пассивное наступление. Ставишь знакомому лаборанту пару бутылок отличного коньяка – и на новый курс лаб он записывает тебя в пару к парню. Очень ответственный момент, нельзя вспугнуть добычу, и поэтому ты относишься к нему так, как будто между ног у него ничего не болтается. Трудно, знаю, но необходимо. Проходит время – и ты становишься подружкой для всех четырех парней, не выделяя никого из них. Вы вместе сидите на лекциях, вместе готовитесь к семинарам и так далее.

Третья стадия – активное наступление. Подходит время всяких там коллоквиумов и прочей лабуды, и ты, ну обстоятельства такие, вынуждена проводить со своим парнем, хотя он еще не знает об этом, все больше и больше времени как в подготовке к ужасу студентов, так и в свободное время. Начинаешь провожать его домой, и он воспринимает это как само собой разумеющееся. И вот однажды перед его подъездом ты прижимаешь парня к себе и целуешь его, а потом, не говоря ни слова, уходишь. Парень в растерянности, он наконец-то понял, что ты не совсем подруга, но ты ему уже нравишься, и никуда от этого не деться. Парень мучается большую часть ночи, думая только о тебе, и наконец-то засыпает, приняв твердое решение окончательно прояснить ваши отношения в аудитории после последней пары.

Четвертая стадия – штурм. На следующий день вы общаетесь как ни в чем не бывало, вокруг ведь толпа свидетелей, но парень умудряется выбрать момент и шепчет тебе, что вам нужно поговорить. Кобра, это уже победа, почти победа. Заканчиваются пары – и ты провожаешь его домой. Он искоса посматривает на тебя и никак не может решиться на откровенный разговор, а зачем он вообще, этот разговор, нужен? В первой же подворотне ты прижимаешь парня к себе и медленно начинаешь исследовать мягкость его губ. Слова тут не нужны. Податливое тело в твоих объятиях, его ладошки на твоих плечах. Все, предзамковые укрепления захвачены полностью. Гарнизон готов к капитуляции, но не готов в этом признаться сам себе. В тот день дорога к дому парня занимает в несколько раз больше времени, чем обычно. Используется каждый укромный уголок. Счастливая, ты летишь в общагу и думаешь, что делать дальше. Приводить его сюда нельзя, но у тебя есть знакомые подруги еще по старой группе, с жилплощадью. Набираешь Дашку, она тебе позавчера похвасталась, что ее предки умотали на Кип… то есть Крайс, и хата свободна – мол, давай зависнем, как в прежние времена? Договариваешься с Дашкой так: ты ей и ее хахалю билеты на концерт «Скорпов» – а она тебе сдает пустую жилплощадь на определенное время. Достать билеты для меня ничего не стоит, я хорошо знакома с некоторыми ломщиками еще по прошлой, доармейской жизни…

Пятая стадия – победа! На следующий день, провожая парня домой, ты совершенно серьезно предлагаешь ему позаниматься дополнительно на хате у знакомой девахи и ее парня, мол, они на два курса старше и смогут нам помочь разобраться в непонятках. Твой парень подозревает засаду печенкой, но соглашается. Там же будут свидетели, и я вроде не такая. Ошибается: я еще хуже, чем такая, он даже не может представить насколько. И вот мы стучимся в дверь Дашкиной жилплощади, открывает хозяйка, тараторит, что она убегает на десять минут в магазин за покупками, а ее старые конспекты на столе в ее комнате, начните разбираться сами, она сейчас будет. Парень чувствует засаду уже не только печенкой, а всей требухой, но отступать как-то стремно. Не давая ему опомниться, ты тащишь его в логово Дашки. Блин, ну она и дура, это я про свою бывшую однокурсницу говорю. Ты моментально задуваешь стоящие на сервированном столе свечи, выключаешь какую-то тихо играющую романтическую музыку, а бутылку вина прячешь за шторы. Дашка, я понимаю, что ты фанатка рока и за эти билеты готова была продать свою душу Проклятому, но так же нельзя, ты бы еще скрипача пригласила! Врубаешь что-то нейтральное вроде попсы, моему парню она почему-то нравится, хотя я ее терпеть не могу, усаживаешь его на диван – и действительно первые двадцать минут вы тщательно занимаетесь подготовкой к сдаче ужаса студиозусов. И тут я замечаю брошенный на меня искоса странный взгляд парня. Клиент созрел: и хочется, и колется, и папка не велит. Начинаю исследовать его губы, это давно пройденный этап, и никаких возражений от него не поступает.

А вообще парни странные существа: если они тебе один раз что-то позволили, то в большинстве случаев, если между вами не было крупной ссоры или долгого расставания, он будет позволять тебе делать это без всякого внутреннего сопротивления. Чего уж там, один раз это было. Атака продолжается, твоя рука на его бедре. Короче, Кобра, я весь процесс описывать не буду, сама вы не маленькая, догадаетесь. И вот примерно через полтора часа парень лежит на диване закрыв глаза, из одежды на нем осталась только последняя ажурная невесомая защита, – и тут… и тут наступает облом. Громкий звонок в дверь. Парень испуганно съеживается, а ты моментально приходишь в ярость. Набрасываешь на себя майку и джинсу и идешь открывать дверь с твердым намерением начистить Дашке умывальник и спустить ее с лестницы. Аренда гостиничного номера заканчивается только через четыре часа! А учитывая состояние парня, вновь приставать к нему будет моей самой большой глупостью. Рывком открываешь дверь и понимаешь, что сегодня просто не твой день. На пороге стоит соседка Дашки, одинокая старушка, ветеран-орденоносец Великой Войны. Все ее близкие погибли в той бойне, а она после полученного ранения не могла иметь детей. Я знаком с ней, она изредка заходила к Дашке просто поболтать под чай с пирожками собственного приготовления, и пару раз я пересекалась с бабушкой. Вот и сейчас у бабульки в руках кулек, и что мне делать? Ты приглашаешь ее на кухню и врубаешь чайник, а потом идешь в комнату Дашки. Парень уже полностью одет и дико напряжен. Леди Кобра, мы ведь договаривались о самом сложном способе съема парня, а не о самом легком. Ты успокаиваешь его и ведешь на кухню. Старушка понятливо улыбается – сама была молодой – и пытается уйти, как же. Мы дружно протестуем, и когда Дашка вовремя возвращается
Страница 30 из 31

из магазина через четыре часа, она впадает в ступор. На кухне сидят три организма и весело над чем-то смеются.

Сдав пост Дашке, ты по привычке провожаешь своего парня домой. И тут около своего подъезда он прижимается к тебе, целует, благодарит за отлично проведенное время и намекает, что его хата на выходные будет свободна: предки уплывают на дачу. Парень от осознания того, что он сейчас сказал, быстро краснеет, отталкивает тебя и стремительно скрывается в подъезде. А ты понимаешь, что у тебя сегодня все получилось как нельзя лучше. Вот так нужно ухаживать за парнями, леди Кобра. Воз, убери купол, наша гостья ведь наверняка не будет делать глупостей под твоим постоянным присмотром.

– Леди Кобра, а теперь я приглашаю вас к нашему дархастану, для вас это будет ранний завтрак, а для нас поздний ужин, – так отведаем, что послал нам Создатель с помощью моих поваров. Они как раз закончили готовить.

Молчание, ни одного движения, настоящая статуя.

– Кобра, я вижу, что вы не совсем правильно оценили ситуацию. Я дал слово чести, я отпущу вас утром живой и невредимой. Вы для меня, как и для моих спутников, совершенно не опасны, поверьте мне, как самому здесь главному. Я один из лучших боевых магов Арланда, мои повара – высшие вампиры, ваша скорость передвижения может вызвать у них только заливистый смех. Мой чешуйчатый конь Пушок потомок драконов, а епископ Карит владеет силой Создателя.

Первая промелькнувшая по ее лицу эмоция – кажется, это была досада на саму себя. Есть сто десятый контакт, на этот раз об этом можно говорить с полной уверенностью. Нужно и можно переводить игру на новый уровень. Стремно, но я же катализатор.

– Вы также неопасны нам и в другом плане. Отпустив вас, я совершенно ничем не рискую. О цели нашего путешествия нетрудно догадаться. Ну донесете вы на нас своему руководству – и на что это повлияет? Да мне и моим соратникам просто будет легче пробраться сквозь образовавшиеся дыры в защитной сети Мастера к Черному храму. Ведь сейчас почти все змейки охраняют свои домены, а когда Копья по приказу главнокомандующего начнут формировать армию Кинжалов под руководством офицеров Мечей, сколько территории Денгары останется без постоянного присмотра? Рассмотрим другой вариант: сильнейшая армия змеек блокирует все подходы к храму, а саму резиденцию Мастера берет в кольцо, и не одно. А как там в храме с продовольствием? Через сколько времени начнут умирать от голода сначала Кинжалы, потом Мечи и на закуску Копья? Мастер не отпустит вас обратно в свои охотничьи домены, он как был трусом много сотен лет назад, так им и остался. Повторю еще раз, леди Кобра, вы сегодня мой гость и утром можете отправляться на все четыре стороны. Будьте разумны, у вас всего два выхода из сложившейся ситуации: либо вы гордо брезгуете моим гостеприимством и остаетесь на этом месте, либо присоединяетесь к нам, гарантирую, что таких блюд в Черном храме вы не пробовали. Повторю в «надцатый» раз, я не буду спрашивать вас ни о каких жутких тайнах, я и так знаю достаточно, я лично проверю на вкус каждое блюдо – вдруг там яд? Я…

– Это уже полная бессмыслица, – разомкнула губы Кобра. – Вы можете меня убить в любое мгновение. Имя Кобра мне нравится, можете называть меня так. Я принимаю ваше гостеприимство. – Змейка интонацией выделила последние слова и заскользила к расстеленной на траве большой скатерти, полностью уставленной мясными деликатесами, – на моей земле, господин Влад.

– Закон силы, леди Кобра. – Я тоже решил перестать глотать слюну и дать своему взбунтовавшемуся, поднявшему уже минут двадцать назад восстание против тирании разума и превосходства воли над плотью и вовсю крушащего мои бедные ребра желудку. – Единственный самый справедливый закон – почти все остальные написаны только для того, чтобы сильным было удобнее держать слабых в подчинении. – Я уселся на траву рядом с Коброй. – Попробуйте это вино, леди, оно безупречно оттеняет вкус примерно половины выставленных здесь яств.

– Босс, – послал мне зов Ровер, – ты отлично ее развел.

– Теперь этот Меч наш, – добавил Ругино.

– Я не был бы столь категоричен, и я ее не разводил, я просто что-то недоговаривал или приукрашивал. И Кобра не Меч, она – Копье. Я, правда, не разобрался еще, кто эта змейка – стратег или тактик.

Судорожный кашель внезапно подавившегося кусочком пирога из оленины Ровера. А Ругино, вместо того чтобы отрезать себе гусиную лапку, чуть не лишился указательного пальца на левой руке.

– Влад, она из высшего командного состава?!

– Что она здесь делает?!

– Парни, сохраняйте каменные морды лица и ведите себя естественно, то есть жрите нормально, как привыкли, ишь ты, про манеры решили вспомнить, отвечаю по порядку. Ровер, Кобра из высшего командного состава. Для чего, по-твоему, я изображал тут шута, рассказывая ей методы съема парня? Почти все мои вставленные в болтовню ключевые слова-маркеры она поняла, даже если раньше их не слышала. Это говорит об элитном для данной местности образовании и отлично развитой интуиции. Хоть Кобра и пыталась изобразить из себя статуевину, ей это мало помогло. В некоторые моменты змейка становилась слишком хорошим куском гранита, леди Ловия давно отучила меня от подобного мордоизображения. Потом Кобра совершила свою первую серьезную ошибку, когда я ей объяснил, что главный здесь я, а не Карит. И контрольного выстрела в голову змейка даже не заметила – видно, голодные боли стали так сильно ее мучить, что она моей фразы «гарантирую, что таких блюд в Черном храме вы не пробовали» просто не заметила. Только очередной выпуск весьма малочисленных Копий раз в жизни присутствует на обеде с Мастером.

Ругино, что она здесь делает – понятия не имею, может быть, за что-то наказали, не знаю. Зато теперь ясно, что это не подстава Крия. Просто все течет, и все изменяется. Видно, местная Меч умерла, и ее домен отдали Кобре. Та осмотрела владения свои, Мороз-воевода не котируется рядом с нашей змеюкой, и решила, что они маловаты для обеспечения себе нормального пропитания. Нанесла дружеский визит своей соседке-Мечу – и граница между двумя доменами немного изменилась. А теперь отстаньте от меня, дайте пожрать.

Я продолжил наблюдение за Коброй: вот это повезло так повезло, теперь осталось переманить ее на свою сторону – это трудно, но возможно. Один громадный шаг в этом направлении я уже сделал. Кобра, даже если не присоединится к нам, сдавать нашу группу уж точно никому не станет – не из того теста она слеплена, я что, случайно упомянул всуе Создателя и Проклятого? Так, змейка частично успокоилась, если раньше Кобра просто рвала на куски все, что попадалось ей под руку, и быстро заглатывала дичь, змеиные привычки неистребимы, то теперь перед нами предстала истинная леди Денгары. Ловким движением руки змейка отрезала небольшой кусочек мяса от понравившегося ей на первый взгляд и запах блюда и медленно, с изяществом и достоинством тщательно его пережевывала, стараясь полностью оценить букет вкуса и искусство повара. Причем делала это Кобра без помощи всяких столовых приборов, коими
Страница 31 из 31

пользуются неженки вроде нас. Действительно, а зачем ей нож или вилка? Своими тринадцатисантиметровыми когтями Кобра за пару секунд превратит осадный щит в кучу растопки для костра, делов-то. Все просто: резануть бок молочного поросенка, насадить кусочек нежного мяса на коготь и отправить в рот. Боже, как вздулся у нее живот! Как говорил один персонаж, бедная девочка никогда не видела столько еды.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/igor-dravin/mirotvorec/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Сноски

1

Открытый шлем, он же венецианский салад.

2

Плетение.

3

Плетение.

4

Плетение.

5

Плетение.

6

Плетения.

7

Меч.

8

Разновидность копья, имеющего наконечником лезвие в форме фальшиона – расширяющегося кверху клинка, загнутого или срезанного. Глефой, таким образом, можно наносить как колющие, так и режущие удары.

9

Кольчато-пластинчатый доспех.

10

Защитное плетение.

11

Плетение.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.