Режим чтения
Скачать книгу

Чужой мир читать онлайн - Анастасия Медведева

Чужой мир

Анастасия Павловна Медведева

Иные сказкиОни странные #2

Пророчества всегда всё усложняют. А если это пророчество об уничтожении всех подростков со сверхспособностями?

Для того, чтобы выжить и узнать о себе всю правду, воспитанникам закрытой школы для одарённых придётся сбежать из-под крыла своих защитников, объединиться со своими врагами, встать против всей системы и показать, что бунт уникумов может быть опасен самыми непредсказуемыми последствиями…

Анастасия Медведева

Чужой мир

© Медведева А., 2017

© ООО «Издательство АСТ», 2017

* * *

Часть I. Друзья и враги

Мы смотрели друг на друга, как в каком-то третьесортном боевике смотрят друг на друга следователь и обвиняемый – безусловно невиновный герой, который хотел спасти весь мир, но по причине владения суперзасекреченной информацией (способной погубить тот самый спасённый мир), не имеющий возможности сказать правду.

Я не была героиней. Я всего лишь защищала любимого, который в не случившемся будущем должен был убить всех членов Организации – некой структуры, занимающейся поиском уникумов по всей территории России. Защищала, взяв всю вину на себя.

И, как бы это так сказать?.. Я бы прекратила весь этот цирк ещё в первый день, сказав, что «те слова», сказанные мною в особняке, были следствием моих расшатанных нервов: что я соврала, что признаю свою вину и посыпаю голову пеплом… если бы не провидец.

Этот татуированный наёмник, работающий на отца Антона Белова, подставил меня по полной, когда решил принять приглашение Организации и помочь расследованию… Должно быть, за неплохую сумму.

– Так вы утверждаете, что десятого октября вы должны были убить всех присутствовавших на слушании членов комитета, как и тех, кто в тот момент находился на этаже, как и тех, кто находился в здании? – мужчина лет пятидесяти с неприятным, ребристым лицом, большим орлиным носом и маленькими цепкими глазами, заглянул в свой блокнот, побарабанил по столу карандашом и поднял взгляд на меня.

Я скривилась. Внутренне. Агент Организации был неприятен, как всегда.

– Я не утверждаю этого. Я всего лишь проговариваю вслух то, что увидела в своих воспоминаниях из будущего, – спокойно, как всегда, сказала я.

В этом помещении я просто не имела права выходить из себя.

– И это совпало с видением провидца господина Белова, – соглашаясь, кивнул агент, имени которого я не знала.

Плохо, что соглашается. Значит, сейчас будет атаковать.

Но ещё хуже то, что провидец господина Белова увидел совсем не то, что я втюхиваю здесь за правду. И почему он не опроверг мои слова – большой, большооой вопрос.

Кажется, скоро нужно будет готовиться к шантажу…

– И каким же образом вы, Ярослава Горина, смогли убить всех людей, присутствовавших в здании? – задал свой главный вопрос агент.

– Смогли БЫ, – поправила его я.

– Простите? – он слегка нахмурил лоб.

– Я предотвратила то, что могло произойти, но НЕ произошло. Так что, может, уже оставим эту тему в покое? Слишком много «бы», «если» и «возможно». Даже для вас, – я мило улыбнулась, из-за всех сил стараясь сохранять мир и внутри себя.

– То есть вы считаете, что не состоявшееся убийство – это не опасно? – глаза агента сузились и прям-таки впились в моё лицо.

– Я считаю, что в том будущем, которое не состоялось, я была спровоцирована на те действия, которые не произошли, – отозвалась я, в упор глядя на него.

– Вы хотите обвинить кого-то из комитета? – тут же заинтересовался агент.

– Да я даже не знаю, что это за комитет такой, – я понизила голос, наклоняясь к нему. – Как я могу отвечать за те свои поступки, которые должны были произойти по не известным мне причинам, если они были предотвращены мною же в настоящем?!

– Вы занимаетесь словоблудием, – чуть нахмурившись от попытки угнаться за моей логикой, заметил агент.

– А вы – хернёй страдаете, – не выдержала я.

Резкий удар по столу, и я откидываюсь на спинку своего стула – второго по счёту в этой маленькой серой каморке.

– Вы хоть понимаете, в чём обвиняетесь? – процедил агент, проделывая во мне дыру своим разозлённым взглядом.

– А вы попробуйте, докажите мою вину, – парировала я, складывая руки на груди, – с моих же слов!

– Слово имеет большую силу, – предупредил мужчина.

– В наше время силу имеет только видеозапись или документ, подтверждающий событие. Можете заглянуть в будущее и достать пару вещдоков. А если не можете, – я вновь наклонилась, упираясь ладонями в стол, – не тратьте моё время.

– Наш разговор не закончен, – через минуту игры в «кто кого пересмотрит» сказал агент и встал со своего места.

– Я в этом и не сомневалась, – пробурчала я и прошла к двери.

Штаб Организации теперь вызывал у меня стойкое чувство отвращения. Не люблю бывать здесь. И прихожу сюда каждый день.

Эльза встретила меня в коридоре, ведущем к лифту.

– Как ты? – спросила она, когда я прошла мимо неё, даже не остановившись.

– Останови этот цирк, или скоро я воплощу их кошмар в действительность, – огрызнулась я, нажимая на кнопку лифта.

– Тебе всего лишь нужно признаться, откуда в будущем у тебя взялась такая сила, – спокойно сказала красногубая, привычно игнорируя мою агрессию.

– А я откуда знаю?! – войдя в кабину, сорвалась я. – Я не видела этого момента своими глазами! Я уже сто раз говорила об этом.

– Ты могла взять эту силу у Кира, – напомнила Эльза… и лучше б молчала!

– Как могла взять её у любого уникума, находившегося тогда в штабе. Вы будете проверять всех? – я склонила голову, одаривая её ироничным взглядом. – Тогда не забудьте предупредить их, что, помимо проверки, их ждут десятки часов бездарно потраченного времени на тупые и бесполезные разговоры с агентом орлоносом!

– Они пытаются докопаться до истины, – все ещё пытаясь сохранять на лице спокойствие, сдержанно ответила Эльза, когда двери лифта открылись.

– Они пытаются свести меня с ума, и у них неплохо получается! – вновь огрызнулась я, выходя в холл первого этажа. – Неужели нельзя взять в расчёт то, что я, чёрт возьми, спасла треть населения планеты?!

– Они берут это в расчёт, именно поэтому тебе разрешено покидать штаб, – напомнила начальница.

– Благодарствую и целую в пятки, – процедила я, постепенно успокаивая себя. – Если это не прекратится в ближайшее время…

– Они разрешили тебе сегодня приехать в особняк.

Я резко остановилась и посмотрела на неё.

Все эти дни я жила в гостинице рядом со штабом. Я не видела никого из ребят и не имела возможности выйти в Интернет, как и сделать хотя бы один телефонный звонок.

– Я увижу… – медленно проговорила я.

– Да. Он ждёт тебя. Как и все ребята, – Эльза попыталась улыбнуться. – Они соскучились.

– Я бы даже разревелась от радости, если бы не знала, из-за кого меня к ним не пускают, – холодно ответила я, забравшись в машину на парковке, и громко хлопнула дверцей.

Сегодня я увижу их. Их всех. Это так странно, что у меня перехватывает дыхание. Целая неделя в чужом городе, в третьесортной гостинице – по ночам, и в опостылевшем сером кабинете – с утра до вечера. Собственно, вечер мне позволяли проводить так, как я хочу… Гулять по городу – под присмотром сопровождения из Организации, смотреть кино в кинотеатре – под
Страница 2 из 15

присмотром сопровождения из Организации, сидеть в кафе – под присмотром сопровождения из Организации и, конечно, – на деньги Организации.

Я готова была взвыть, обернувшись серым волком без всякого полнолуния, но боялась, что это будет воспринято как угроза – тем самым сопровождением из Организации…

Название этого города я знала, и даже знала, где он располагается на карте. Восемь часов езды от моего родного городишки. Но вот сколько предстоит ехать до особняка – это другой вопрос. По пути сюда меня вырубили каким-то снотворным, однако сейчас Эльза не спешила вводить меня в транс или заставлять мои веки опуститься, чтобы я не видела дороги.

– Это что, подачка? – скептично поинтересовалась я. – Хочешь задобрить меня за всё то, что сделала?

– Яра, я устала перед тобой извиняться, и, если по-честному, – не вижу причины делать это в принципе, – не отрывая глаз от дороги, сказала Эльза, голос которой действительно выдавал крайнюю степень усталости. – Я делала свою работу. Выполняла её точно по правилам. Да, в Организации не всё так гладко, как хотелось бы. Они не привыкли «верить на слово», как не привыкли быть в неведении. Ты должна понять, что своим поступком создала беспрецедентную ситуацию.

– Я могла бы вообще никого не спасать. И ты знаешь, я бы выжила. И спокойно жила бы дальше. Так, может, не стоило так заморачиваться? – я посмотрела на неё через зеркало заднего вида.

– Хватит, Яра. Я поняла тебя. Ты устала. Я тоже устала. То, что произошло, повлияло на нас всех. Предательство Тани…

– Не говори при мне о ней, – резко перебила её я.

Слушать про черноволосую не было никаких сил. Я ненавидела её. Я желала ей смерти.

Искренне.

– Включи, пожалуйста, музыку, – попросила Эльзу и уставилась в окно, прогоняя чёрные мысли.

Я не хотела быть злой, я не хотела превращаться в ту хладнокровную убийцу, которую увидела в будущем. А потому – большую часть своего свободного времени посвящала психологическим тренингам и поискам внутренней гармонии. Я должна была найти возможность простить Её или перестать думать о Ней. Всё, что угодно – лишь бы избавиться от этого чёрного чувства, постепенно разъедавшего меня изнутри…

Пока выходило не очень… Но я усидчивая. Особенно – учитывая, что общаться мне было не с кем, а телевизор быстро начинал раздражать, ровно, как и все доступные мне «развлечения». Эльза приходила за мной утром и отвозила меня вечером. Она была прикована к штабу точно так же, как и я. Она точно так же не видела Майю, и, должно быть, скучала по ней… но у красногубой, в отличие от меня, были и телефон, и скайп.

А у меня – лишь воспоминания и сны.

Неспокойные, неясные сны…

– Эльза, как дела у Сашеньки? – негромко спросила я, продолжая смотреть в окно.

– Ты спрашиваешь, потому что… – красногубая затянула паузу, предлагая мне ответить самой.

– Потому что она может видеть смерть уникумов, – ровно сказала я.

– Пока она на кошмары не жаловалась.

Я кивнула и вновь уставилась в окно.

– Странно, – вдруг произнесла Эльза.

– Что? – тут же отозвалась я.

– Машина, что едет за нами… кажется, она едет за нами уже минут тридцать.

Я обернулась. Сердце неприятно ёкнуло – стёкла у авто были тонированными… Через пять минут езды машина оторвалась, свернув на повороте.

– Кажется, у меня паранойя, – я прикрыла глаза, откидываясь на спинку.

– Не у тебя одной, – серьёзно заметила Эльза.

Некоторое время мы помолчали.

– Ты же не собираешься всерьёз показать мне путь в особняк? – спросила я у неё.

– Собираюсь. Я доверяю тебе, Яра. И уверена, что ты не сбежишь, – вновь серьёзно сказала Эльза.

Я покусала губы, а потом сказала:

– Спасибо.

Красногубая кивнула, принимая мою «руку дружбы».

– Через час мы остановимся перекусить, а потом будем ехать ещё два часа.

Четыре часа езды в общем итоге. Мы не так далеко, как я думала…

– Скажи, как это можно прекратить? – спросила я, почти не надеясь, что Эльза ответит.

– Завтра тебя планировали проверить с помощью уникума, чувствующего правду… – она посмотрела на меня через зеркало заднего вида. – Я думаю, Макса нужно свозить до штаба. Оформить все документы, наконец… а то они как-то застряли в моём столе… А там как раз нужна его подпись.

Понимание того, что она предлагала, пришло ко мне не сразу, – но когда, наконец, дошло…

– Мне хватит пяти минут? – чуть нервно спросила я, резко наклонившись вперёд.

– Ответить на один вопрос? – усмехнулась Эльза.

Я хмыкнула и облегчённо откинулась на сиденье.

– Эльза, я…

– Ничего не говори. Этого разговора вообще не было. Как и моей благодарности за то, что спасла жизнь моей дочери… Как и мою жизнь.

Я кивнула, принимая её правила, и прикрыла глаза.

Я не чувствовала себя героиней. Всё, что я говорила Эльзе по пути из штаба, – было чистой воды бравадой… Я никого не спасала: я всего лишь исправляла свои же ошибки, причём мне намного важнее было исправить то, что произошло с темноволосым, чем то, что произошло со всем нашим миром. Почему? Потому что в разрушенном мире я жить смогу…

А жить без Кира – не хочу. И точка.

Кто-то скажет: подростковый максимализм! Пусть.

По-моему, в жизни очень важно понять – с чем ты можешь жить, а с чем не можешь. А ещё важнее – чего ты сам хочешь? Все лишения могут показаться смешными и легко выносимыми, если рядом с тобой тот, кто дарит тебе внутреннюю гармонию. Свой баланс я могла сохранять только в том случае, когда рядом со мной был Кир. Именно поэтому всю эту неделю меня штормило из стороны в сторону… хотя – возможно, моему ужасному поведению немало поспособствовал ПМС и все грядущие с ним обстоятельства…

В любом случае – одно другому не мешает!

Через час езды, как Эльза и обещала, мы остановились у какого-то придорожного кафе; пока сама начальница заказывала нам какую-то еду (выбор я предоставила ей, поскольку не так уж и проголодалась за время пути), я села за свободный столик и осмотрела помещение… останавливая свой взгляд на знакомом татуированном лице, мелькнувшем за окном. Внутри всё сжалось от предвкушения чего-то… очень нехорошего, – но я быстро взяла себя в руки, и незаметно выскользнула из забегаловки на улицу.

– Здравствуй, хамелеон, – усмехнулся провидец, прислонившись спиной к той самой машине, что следовала за нами по дороге от города.

– Здравствуй, провидец, – скупо поздоровалась я, напряжённо глядя на его изуродованное иглой лицо.

– Ты славно исказила смысл моих слов, – он растянул безумную улыбку на своих чёрных от краски губах.

– А ты славно согласился с моими искажениями, – парировала я, осторожно поглядывая в окно кафешки – Эльза всё ещё стояла в очереди у кассы.

– Думаю, мы сойдёмся на том, что ты мне должна, – оскалился провидец.

– Завтра мои слова подтвердятся, и я не буду должна тебе ничего, – спокойно ответила я.

– Возможно, ты найдёшь способ подтвердить свою ложь. Но точно так же я смогу доказать свою правду, – татуированный парень склонил голову набок, пристально глядя в мои глаза. – Ты же не хочешь, чтобы у твоего начальства были проблемы?

Я вздрогнула. Он мог видеть на двадцать четыре часа вперёд. Он уже знает, как я поступлю, когда приеду завтра в штаб! Как мы поступим…

– Чего ты хочешь? – процедила я, не на шутку
Страница 3 из 15

свирепея. Подставлять меня – это одно. Но подставлять Эльзу, да после того, как она мне помогла… Поможет… Чёрт, начинаю ненавидеть провидцев и всё, что с ними связано!

Сашенька, к тебе это не относится…

– Пока что только этого, – и он протянул мне визитку с номером.

Я спрятала бумажку в кармане черных джинсов и натянула сверху кофту. Моя куртка осталась в помещении…

– Позвони в тот момент, когда почувствуешь, что это необходимо, – сказал провидец и скрылся в кабине своей машины, а затем плавно выехал со стоянки и отправился обратно – в сторону города.

Когда «почувствую»… И смысл напускать туману, если звонить придётся в течение двадцати четырёх часов – это факт?!

Я вернулась в кафе и села за наш столик.

С провидцем лучше не ссориться – он ещё может мне пригодиться. Но зачем было всучивать мне визитку, когда он спокойно мог «увидеть», где находится особняк, и прийти туда в любое время суток?

Габи…

Я усмехнулась и едва заметно покачала головой. Должно быть, сила нашей защитницы дома распространяется и на ви?дение провидцев. Хорошая сила. Интересно, её тоже нарекли «пассивом»? И кто вообще решает, кто и кем является?

Эльза поставила передо мной тарелку с вариацией на тему «Цезаря».

– Скажи, кто решает, что уникум – агрессор или пассив? – спросила я, пододвигая салат к себе.

– Думаю, нам следует поговорить и об этом, – странно отозвалась начальница, падая на сиденье напротив.

– Полагаю, разговор – не из приятных, раз ты говоришь об этом с таким выражением лица, – заметила я.

– Организация – не идеальна. Потому всем нам приходится немножечко… хитрить, – ещё страннее отозвалась Эльза и ушла в процесс поедания пищи с головой.

Я только и могла, что таращиться на неё во все глаза.

Вот ведь… Чувствую, близится час, когда передо мной разложат все карты. И уже не уверена, хочу ли этого – в принципе…

Так или иначе, больше она мне ничего не сказала: мы молча доели, вышли из придорожного кафе, сели в машину и поехали.

В особняк. К ребятам. К Киру…

Туда, где я не была отрезана от цивилизации – в Дом, что был окружён самой мощной из иллюзий, в место, которое было призвано отрезать, скрыть уникумов от внешнего мира… как странно, что именно там, а не в городе, полном людей, я чувствовала себя живой… нужной… и свободной.

– Сделай погромче, – попросила я и откинулась на сиденье.

Day after day,

I get angry

And I will say

That the day

Is in my sight

When I’ll take a bow

and say goodnight[1 - День за днем я становлюсь злее. И я уверен, что не за горами тот час, когда я откланяюсь, пожелав доброй ночи. (англ.)].

Композиция «Add It Up» Shawn Mendes залила салон своими гармоничными аккордами, а я, наконец, смогла расслабиться и поверить… Я еду обратно. Я выбралась из этого ада, этой дурной пародии на День Сурка. Завтра с утра я не увижу опостылевшего лица агента Организации, а уже к вечеру очищу своё имя от всех подозрений – Макс поедет с нами… я смогу взять его способность и отразить силу уникума, умеющего чувствовать ложь. Я скажу им то, что они хотят услышать – что я ничего не знаю: не знаю о том, что творится в их Организации, не знаю о причине, по которой МОГЛА БЫ затаить злость на Организацию; что имею представление о содеянном лишь из обрывочных воспоминаний меня из будущего; что понятия не имею, из-за чего произошёл конфликт. Я скажу им то, что они НЕ хотят услышать – что не знаю, был ли со мной Кир, и не ведаю, какой силой я пользовалась, когда всё это произошло.

Я сделаю так, что они будут гнаться за своим собственным хвостом – а сама в это время буду разбираться в том, что нужно от меня провидцу. Представить свою жизнь мирной и спокойной я теперь не могла даже в своих собственных фантазиях…

– Яра, – голос Эльзы вывел меня из лёгкой дрёмы и заставил открыть глаза. – Ты пропустишь наш приезд.

Мне даже не нужно было смотреть на часы – в салоне было темно, и это говорило о том, что я проспала больше часа. Странно, раньше меня не вырубало от активной работы мысли. Должно быть, я действительно устала. И расслабилась.

Дорога показалась мне смутно знакомой, и я незаметно вцепилась руками в сиденье: ещё буквально несколько минут – и мы будем на месте.

– Габи, впусти нас, – Эльза убрала телефон от уха и посмотрела на меня. – С возвращением.

Я сдержанно улыбнулась, хотя всё внутри пело от восторга… и страха. Я провела здесь всего пять дней. Даже в чёртовом штабе я была неделю! Но всё же – я возвращалась сюда, как домой. Как к себе домой…

Возможно, это и был мой дом. Теперь.

– Смотри внимательнее, – негромко сказала Эльза, и я выглянула в окно.

Узкая проезжая дорога, по которой мы ехали, была проложена среди редких домов, внешне похожих на наш особняк; но все эти дома были пусты и едва ли не светились свежестью краски, из чего я сделала вывод, что микрорайон отстроили недавно и скорее всего – на месте каких-нибудь сгоревших деревянных построек, окружавших здание нашего особняка раньше (ведь по словам Майи, некогда это был дом богатого купца). И не удивлюсь, если эти самые деревянные дома были снесены теми же, кто их поджег, – а подожгли их те, кто хотел создать здесь целый район новых современных таунхаусов… Вот такая нехитрая цепочка, которая воплощается абсолютно во всех уголках нашей страны… Да и не только в уголках.

Но я вновь отвлеклась и почти пропустила, когда прямо перед моими глазами один из пустых, «мёртвых» домов обрёл звуки, свет в окнах и все признаки жизни.

– Так вот, как работает сила Габи снаружи, – выдохнула я, глядя во все глаза на особняк.

Наш особняк.

– Впечатляет, не правда ли? – усмехнулась Эльза и остановила машину рядом с гаражом.

Я не стала дожидаться, когда она заглушит мотор или когда поставит авто в гараж, – я просто пересекла расчищенную от снега дорожку, подошла к входной двери и замерла.

Всего лишь одно движение – и я войду внутрь. Я увижу их лица, услышу их голоса и удостоверюсь, что не выдумала их, когда попала в психбольницу, в которой лежу уже вторую неделю с острым нервным расстройством или какой-нибудь неизвестной болезнью мозга…

Я увижу их.

– Чего ты ждёшь? – мягко спросила Эльза, глядя на меня с улыбкой на губах.

Действительно, чего я жду? Я набрала в грудь побольше воздуха, положила пальцы на ручку двери и…

– Наш хамелеон дома.

Ян стоял, упираясь спиной в стену и сложив руки на груди; на его лице была растянута донельзя хитрая улыбка, открывавшая миру умилительные ямочки на щеках, – и я не смогла не улыбнуться в ответ…

– Ты вернулась, – Лена налетела на меня рыжим ураганом, сжала в объятиях и тут же завалила кучей информации: – Тебя там не сильно мучили? Нас после выходки со взломом засекреченных архивов, оставили без Интернета, так что мы даже не могли подключиться к камерам штаба, чтобы увидеть, как у тебя дела!

– Интернета их лишили, – фыркнула Ана, появляясь в зоне моей видимости. – Мне теперь вообще из особняка не выйти! По-моему, Организация предложила нашей кухарке поездку на историческую родину – с ней невозможно договориться даже на пару часиков свободы!

– Это ты о том, как хотела пробежаться по городским клубам в прошлую пятницу? – Алекс склонил голову, рассматривая Ану, как живой экспонат выставки пещерных людей. – Мне любопытно, как в твою голову вообще пришла мысль, что
Страница 4 из 15

нас куда-то выпустят после всего, что произошло?

– Это ты о спасении мира? – Ана подняла одну идеальную бровь вверх.

– Это я о нарушении всех правил, – парировал Алекс, затем посмотрел на меня. – Понравилось в штабе?

– Предпочла бы не знать о его существовании, – честно ответила я, а сама быстро оглядела прихожую…

– Как и все мы, – кивнул блондин.

– В штабе неплохо, – в прихожую зашла Майя, – если ты там не из-за нарушения устава.

– Майя, – я улыбнулась.

– С возвращением, Яра, – девочка позволила себе скупую улыбку.

– Я рада быть дома, – отозвалась я и сняла куртку, стараясь успокоить свою внутреннюю паникёршу…

– А мы рады, что ты называешь это место своим домом, – отозвалась Майя в ответ. – Где Эльза?

– Твоя мать ставит машину в гараж, – я стянула с обеих ног сапоги и прошла вглубь, взглядом обыскивая каждый тёмный угол…

– Яра! – на меня налетело что-то маленькое и вцепилось в мою ногу.

– Сашенька, – я подхватила малютку на руки и прижала к себе.

– Ей пора спать. Она просто хотела поприветствовать тебя.

Голос Габи, раздавшийся со стороны коридора на кухню, заставил меня развернуться и посмотреть на негритянку.

– Я так и не успела сказать тебе спасибо, – негромко сказала ей.

– За тебя сказали остальные, – спокойно ответила кухарка и протянула руку Саше – девочка послушно подошла к Габи, вложила свою ладошку в её большую ладонь, а затем позволила увести себя в спальню.

Я развернулась к ребятам, стараясь охватить нервным взглядом всё помещение… и встретилась взглядом с Ним.

Сердце начало стучать быстрее, а по телу пробежала лёгкая дрожь – я не видела его семь дней, и мне начало казаться, что я выдумала его себе, как выдумала и всех остальных… Но вот он стоит у самой лестницы, за спинами тех, кто вышел вперёд, и смотрит на меня своими черными, завораживающими глазами…

И от его взгляда мне хочется застыть на месте, навсегда фиксируя этот момент в своей памяти…

– Так понимаю, разговаривать мы будем не сейчас, – протянула Лена, и её голос раздался словно из другой реальности.

– Кир, тебе нельзя быть здесь, – сказала Майя, резко возвращая меня на землю: нельзя? Что значит «нельзя»?

Взгляд, которым темноволосый одарил дочь нашей начальницы, заставил меня нервно сглотнуть и уверовать – можно.

Ему всё можно.

Майя осторожно отступила, признавая право сильнейшего в доме уникума присутствовать там, где он хочет быть.

– Почему тебе нельзя находиться здесь? – тихо спросила я, не имея сил оторвать от него жадных-до-каждого-сантиметра-его-тела глаз.

Я больше не могла заставлять себя стоять на месте, но странное чувство страха, поселившееся в моей груди оттого, что он не приближался ко мне, не позволяло мне сдвинуться с места…

– А Эльза тебе ещё не сказала? – удивлённо спросила у меня Ана.

– Это вполне в духе моей матери, – отозвалась Майя.

– У неё была целая неделя… – начала было Лена…

– Яра.

Он всего лишь позвал меня по имени, а мои ноги сами направились к нему, останавливаясь лишь для того, чтобы передать эстафету рукам.

– Не здесь, – Кир перехватил меня за запястья и обвёл всех присутствующих быстрым взглядом. – Я её забираю.

– Верни хотя бы через час, – прилетело нам в спину, а через несколько секунд, когда мои ноги уже ступили на пол второго этажа, снизу донеслось неуверенное: – Ну, хотя бы через два…

Дверь в мою комнату мягко захлопнулась, а я вдруг застыла, ощущая странную смесь паники, ожидания и… желания. Кир подошёл ко мне вплотную и провёл ладонью по моему лицу: его прикосновение было лёгким, на грани ощутимого, словно он сам старался убедить себя, что я здесь, я с ним, что я никуда не денусь…

– Я так скучала, – выдавила из себя я, не имея возможности объяснить словами то, что чувствовала, стоя рядом с ним.

– Покажи, – только и сказал Кир, не отрываясь глядя в мои глаза.

– Что? – едва слышно спросила я, борясь с желанием увидеть его силу.

– Как скучала, – ответил Кир и застыл, напряжённо ожидая моей реакции.

Я молча сняла с себя кофту, сбросив её на пол, и так же напряжённо посмотрела на него.

Я не могла признаться себе, но я боялась, ужасно боялась, что за эту неделю он остыл ко мне… что пересмотрел своё отношение… что забылся с другой…

– Я не сказала им, – слегка охрипшим от волнения голосом сказала, глядя ему в глаза.

– Это не имеет значения, – Кир подхватил меня под бёдра, вынуждая обнять его ногами.

– Но…

– Неделя – это слишком долго, – коротко сказал темноволосый, резко пересёк комнату и опустил меня на кровать.

Я не могла с ним поспорить.

Неделя – это почти вечность…

– Почему тебе нельзя было находиться внизу? – тихо спросила я, лёжа на его теле.

Мне кажется, или он стал чуть шире в плечах? И на руках изменился рельеф мышц… а пресс теперь настолько отчётливо выделялся, что я усомнилась – насколько хорошо я его запомнила?..

– Это из-за Антона, – ответил Кир, проводя ладонью по моей спине – отчего по коже побежали мурашки…

– А что с ним? – выдохнула ему в шею.

Боже, какой у него запах!..

– Все считают, что ему опасно находиться рядом со мной, пока он не разобрался со своими способностями, – ладонь Кира медленно спустилась к моей пояснице, затем ниже… ниже…

– Что значит «пока он не разобрался»? Насколько я поняла, он вполне себе хорошо владел своим даром, когда агенты Организации нашли его, – перебарывая желание замолчать и полностью отдаться во власть его рук, спросила я, а затем подняла голову и заглянула ему в глаза.

– Ему стёрли память, – ответил Кир, продолжая исследовать моё тело своими ладонями. – А вместе с ней – и знание о его силе. В данный момент он только учится ею управлять.

– Кто дал ему доступ к своей способности? – тут же спросила я, понимая, что иметь двух Алексов в одном доме – довольно опасное развлечение.

– Пока – Майя. Она занимается с ним, но, насколько я понял, успехов они пока не добились.

– Ну, естественно, ведь раньше он специализировался на убийстве агрессоров, – фыркнула я, переворачиваясь на спину.

– Ты не должна держать на него зла. Он не помнит, что творил, – отозвался Кир.

– Я не держу на него зла. Я его опасаюсь, – честно призналась я, затем замолчала на несколько секунд, и, наконец, выдала: – Почему ты сказал, что сохранение твоего секрета больше не имеет значения?

Последовавшая после моего вопроса тишина сильно меня напрягла, отчего я приподнялась на локтях и заглянула в лицо Кира. Его глаза были прикрыты, а дыхание – спокойно, но я видела, как плотно были сомкнуты его челюсти, и как напряжены все мышцы лица.

– Я понятия не имею, почему убил в будущем всех тех людей; мне не ведомо даже то, что произойдёт завтра. Но я не хочу, чтобы ты из-за этого подвергалась многочасовым допросам или сидела под замком в нескольких десятках километров от меня.

– Это не так страшно, как ты думаешь, – попыталась смягчить его я.

– Я не думаю, что это страшно. Я считаю, что это неприемлемо, особенно, учитывая то, что сила, которой должны были быть убиты члены Организации – моя, а не твоя, – отрезал Кир, и его глаза сверкнули решительностью и непреклонностью.

– Кир, мы же договорились, – попыталась остановить его я, – это из-за меня все узнали, что весь коллектив штаба
Страница 5 из 15

поголовно вымрет. Это я выдала ту информацию, которая поставила тебя под угрозу – я рассказала про Апокалипсис, который мне приснился… Это всё произошло только из-за меня!

– Про смерть агентов Организации рассказал провидец. И не твоя вина, что нашей верхушке проще поверить в то, что конец света устрою именно я, – вновь отрезал Кир и резко притянул к себе моё тело, заставляя меня удивлённо уставиться на него – подобная агрессия в его жестах и движениях была для меня в новинку. – Я не хочу, чтобы ты брала мою вину на себя, – закончил он, когда наши лица оказались в паре миллиметров друг от друга.

– Я уже взяла твою вину на себя, – не собираясь сдавать своих позиций, сказала я. – И не потому что я – бедная самаритянка. А потому что я сама виновата в том, что произошло. В том, что должно было произойти, – не меняя интонаций, исправилась я.

Ненавижу будущее и всё, что с ним связано.

– И как же ты можешь быть виновата в том, что я убил больше сотни людей? – голос Кира неожиданно стал жестким, а воздух вокруг – словно более плотным… и недружелюбным.

Он был недоволен. Очень недоволен.

А я более не видела причин ему врать.

– Я повела себя, как безмозглая малолетка, – ответила, глядя ему в глаза. – Я начала кричать и возмущаться, когда они обвинили тебя в грядущем конце света. Я первая применила силу, полагая, что смогу вбить в их головы истину не словом, а делом. И тогда меня подстрелили.

На некоторое время в моей комнате установилась тишина.

Я лежала и старалась не дышать, понятия не имея, как он отреагирует на эту правду, а Кир, должно быть, переваривал то, что услышал. Вот только реакция, последовавшая вскоре после моих слов, удивила меня больше, чем знание о конце света несколько дней назад…

Кир резко поднялся, усаживая меня на свои бёдра, и взял моё лицо в ладони.

– В тебя стреляли? – напряжённо спросил он.

– Да… – удивилась я, испытывая удовольствие и смятение одновременно. – Но этого не случилось – мы изменили ход истории. Да и, признаться честно, я сама была виновата в том, что произошло…

– Яра, – его голос заставил меня замолчать, а потемневшие глаза – испугаться за здоровье всех членов Организации – разом. – Никто. Не имеет. Права. В тебя. Стрелять, – по слогам произнёс Кир, а его тело начало нагреваться, словно внутри него разгорался настоящий огонь…

Я рассредоточила зрение и едва сдержала готовый сорваться вскрик – вокруг Кира расползалась Тьма, заполняя собой всё пространство моей спальни. И если раньше я чётко ощущала то, что между ним и Тьмой была дистанция, то сейчас они словно были едины, и отголоски силы Смерти смотрели на меня через Его глаза.

Я осторожно положила ладони на его лицо, повторяя его жест, и вложила в голос все свои чувства и всю свою заботу о нём:

– Кир, не надо. Остановись.

Чернота медленно ушла из его зрачков, возвращая глазам привычный тёмно-карий, почти черный, цвет, а Тьма за его спиной медленно втянула свои щупальца, – отчего в комнате стало намного светлее…

– Когда ты позволил Ей проникнуть в тебя? – тихо спросила, напряженно глядя на него.

– Я не знал, что с тобой происходит. Мне было запрещено покидать третий этаж, на который меня переселили перед въездом Охотника, – бесцветно ответил Кир.

– И ты готовился вытащить меня оттуда? – изумленно прошептала я.

Он ничего не ответил, но я и так поняла…

– И ты начал тренироваться – я вижу это по твоему телу, – осенённая догадкой, выдохнула я, затем провела ладонью по его рельефному животу и покачала головой. – Ты вообще спал, пока меня не было? Или только раскачивал своё тело?

– Я много чего делал, – спокойно ответил Кир, глядя на меня каким-то новым, незнакомым мне взглядом. – И я больше не позволю тебе считать, что во всём произошедшем виновата ты. Вина лежит на мне и на моем даре. Так что смысла хранить свою способность в секрете я больше не вижу. Мы в этом разобрались?

Я обалдело кивнула, не зная, что и думать о позиции, которую он принял… А ещё о том, что передо мной сидел уже не знакомый мне обаятельный, но замкнутый в себе подросток, а повзрослевший и уверенный в своих решениях мужчина… Невероятно притягательный и совершенно сносящий мне голову, мужчина.

– Ты больше не переживаешь о том, что тебя могут забрать отсюда? – негромко спросила его.

– Меня никуда не заберут, пока ты хочешь, чтобы я находился рядом, – он переплёл наши пальцы и осторожно сжал мою ладонь.

– Как ты это устроишь? – прошептала.

– Если надо будет, стану лучшим агентом Организации, – без каких-либо эмоций сказал Кир; а я почему-то сразу ему поверила: если он захочет – он этого добьется.

– Но раньше ты не проявлял рвения и не стремился на задания, – заметила я.

– Раньше я не видел в этом смысла. А теперь вижу, – ответил Кир, глядя в мои глаза.

Больше мы не разговаривали.

– Я спущусь к Габи – мне просто необходимо что-нибудь съесть, – сказала я, вернувшись из душа и прикрыв за собой дверь.

– Все соберутся в библиотеке на третьем, – сказал Кир, натягивая на себя чёрную водолазку.

Я на мгновение залюбовалась его телом, влажным после душа, его мышцами живота, уходящими вниз и скрывающимися под ремнём сидевших на бёдрах джинсов… его лицом с необычными, но притягательными чертами, со странными, большими, немного раскосыми глазами, его блестящими от воды чёрными волосами, которые теперь были уложены назад, открывая красивый высокий лоб и небольшой тоннель, украшавший левое ухо… Я могла смотреть на него вечность…

Но быстро пришла в себя, почувствовав голодный спазм в животе.

Одному Богу известно, сколько калорий я сейчас потеряла… Эм… но я надеюсь, что всё-таки неизвестно… иначе это было бы… неловко.

– Откуда ты знаешь, где все соберутся? – спросила, застёгивая джинсы.

– Теперь все собираются только там, – Кир посмотрел на меня, и я молча кивнула.

Это было… приятно, что ли? Место для наших сборов… оно навевало воспоминания.

– Я буду наверху через десять минут, – натянув футболку и встряхнув влажными волосами, сказала я, затем дошла до двери и на секунду остановилась, обернувшись к Киру. – И не забудь показать мне свою комнату.

Темноволосый растянул на губах улыбку, от которой мне вновь расхотелось покидать свою спальню… но организм был иного мнения на моё ближайшее времяпрепровождение. Потому мне пришлось срочно брать себя в руки и направлять свои стопы в сторону кухни…

Габи внизу не оказалось, но, взглянув на часы, я поняла, что было бы глупо рассчитывать, что она будет стоять у плиты в такой час. Жаль – я бы очень хотела перекинуться с ней парой слов. Эта странная женщина давно будила моё любопытство… Я открыла холодильник и достала первое, что попалось на глаза – картофельная запеканка с мясом должна была прекрасно справиться с неожиданно одолевшим меня голодом.

После того как микроволновка возвестила о том, что блюдо разогрето, я включила кофеварку и достала тарелку с приборами… а затем застыла, ощущая спиной чьё-то присутствие.

Не Макс. Нет. Его сила ощущается иначе.

Я развернулась и встретилась глазами с… Антоном.

Это был юноша восемнадцати лет, с темно-русыми волосами, подстриженными в стиле «Гранж», с четко выделенными скулами и внимательными, я бы даже сказала
Страница 6 из 15

исследующими, глазами какого-то серого или бледно-голубого цвета, – издали было не разобрать… Одет он был в свободную футболку и широкие джинсы, и, пожалуй, это было единственным, что объединяло его с нами – простыми обитателями особняка.

Этот парень был явно из другого сословия.

Ему здесь было не место.

Чёрт… А не этого ли от меня хочет провидец?..

– Привет, – поздоровался Антон, с любопытством оглядывая меня, мою фигуру, весь мой внешний вид в целом, и в особенности – припухшие от поцелуев губы.

– Здравствуй, – ответила я и забрала кружку с кофе из автомата.

Затем поставила всю свою нехитрую снедь на стол и забралась на табурет.

– Ты всегда ешь ночью? – задал вопрос Антон, продолжая изучать «новый объект в доме» – то бишь, меня.

Нет, только после бурного секса.

Естественно, я промолчала.

А вслух сказала:

– По настроению, – и уткнулась в свою тарелку.

Не то, чтобы я не хотела с ним разговаривать. Просто я чётко понимала, кто передо мной стоит. А точнее – кем был этот богатенький папенькин сынок, этот представитель «золотой молодёжи», до того, как ему подчистили память.

Охотник.

Передо мной стоял Охотник.

И его способность в разы мощнее моей.

– Так ты и есть тот самый «хамелеон»? – продолжил задавать вопросы Антон, стоя на месте и провожая взглядом каждый подъем моей вилки.

– Та самая, – скупо ответила я.

– Ты всегда такая приветливая? – усмехнулся Антон.

Вот ведь… должно быть, раньше ему никогда не отказывали в общении. Что ж, могу понять представительниц прекрасного пола – парень был реально хорош собой. Но именно «хорош собой» – и ничего больше. То, что передо мной стоял нарцисс похлеще Алекса, я понимала очень чётко.

– А ты всегда такой тактичный? – в лоб спросила я, отрываясь от своей тарелки. – Я могу процитировать тебе народную мудрость, которой ты вынуждаешь меня пренебречь.

– Прости, – Антон вновь усмехнулся, по-видимому, находя моё хамство очаровательным. – Просто я целыми днями общаюсь с двенадцатилетней девчонкой, которая выносит мне мозг. А тут раз – и встретил более-менее взрослую девушку.

Я решила не комментировать последнее высказывание, но не смогла сдержать ухмылки, услышав его отзыв о талантах Майи. В этом деле она и впрямь профи…

– О, есть контакт, – Антон растянул на губах улыбку, которая, по-видимому, должна была свести с ума любую девицу, оказавшуюся в поле действия его «секретной силы».

– А как же Ана? Или Лена? С ними тебя не знакомили? – слегка удивилась я, вспомнив о наличие более привлекательных особей женского пола в нашем особняке.

– Эти две красотки? – Антон прищурил глаза, вспоминая лица моих подруг. – Да, мне их представили, но почему-то они обе обходят меня стороной.

Ну, что ж – это не удивительно. Особенно – учитывая, кем ты был неделю назад.

– Они ещё не привыкли к тебе, – я криво улыбнулась, отпивая кофе.

– Но ты отличаешься от них, – заметил Антон.

– Я отличаюсь от всех, – процедила я, стараясь не думать о том, насколько было бы проще, будь я только агрессором или только пассивом…

– Как и я, – вырвал меня из раздумий голос Антона.

– У нас нет ничего общего, – серьёзно ответила я, понимая, что безбожно грублю ему, но не имея сил ничего с собой поделать.

Слишком много проблем было связано с его способностью присваивать себе чужой дар… навсегда.

– Почему ты так думаешь? – склонив голову, спросил Антон.

– Потому что это так и есть, – ответил Кир, появляясь в дверях кухни.

– Эй, а я тебя не знаю, – упершись спиной о косяк двери в столовую, протянул Антон.

– Считай, что тебе повезло, – спокойно ответил Кир и перевел взгляд на меня. – Тебя все ждут.

– Иду, – я кивнула и встала из-за стола.

– У вас какая-то тайная вечеринка? А мне туда нельзя? – наблюдая за тем, как я спешно убираю посуду в раковину, развязно спросил Антон.

Я обернулась к нему. Это так странно… разве можно узнать в этом пижоне прежнего Охотника? Я никогда не видела его в деле, но слышала, как он был религиозен, и знала, что его «вера» и безумная помешанность на привитых ему идеалах о «чистоте земли» в итоге привели его к саморазрушению. И к уничтожению части планеты – в придачу.

Но теперь, глядя на этого холёного «прожигателя жизни», я с трудом представляла, как Таня вообще смогла создать из него Охотника?.. На это и впрямь нужен был талант…

– Яра, – позвал меня Кир, и я послушно прошла к своему темноволосому, позволяя взять меня за руку.

– Так тебя зовут Яра? – с лёгкой усмешкой напоследок спросил Антон. – А меня…

– Я знаю, как тебя зовут, – перебила его я, – Антон Белов. Сын депутата Госдумы. Восемнадцать лет. Диагноз на момент обнаружения членами Организации – лёгкая форма амнезии. Способность – поглощать чужой дар.

– А ты подготовилась, – усмехнулся Антон.

– О, да. Я подготовилась, – без эмоций ответила я и вышла из кухни.

Мы молча поднялись на третий этаж, но, когда дошли до двери в библиотеку, я не выдержала и остановилась:

– Зачем ты вышел к нему? Ведь ты сам говорил, что тебе нельзя с ним контактировать!

– Я следовал их правилам, пока тебя держали в штабе, – ответил темноволосый, – не вижу смысла продолжать это сейчас, когда ты рядом.

Я нахмурилась.

– Я вновь поеду в штаб завтра – на допрос к уникуму, чувствующему правду.

– Ты никуда завтра не поедешь, – спокойно отрезал Кир.

– Поеду, – по слогам произнесла я, теряясь от его странного поведения, – у нас с Эльзой есть план…

– Яра…

– Кир, я – не Таня, – серьёзно сказала я, посмотрев ему в глаза.

– Я это помню, – ответил темноволосый, глядя на меня тяжёлым взглядом.

Я промолчала, но внутренне не согласилась: слишком хорошо помнила, как он общался с черноволосой нимфой – он буквально контролировал каждый её шаг.

Со мной так не получится.

И чем скорее он это поймёт, тем лучше – для нас обоих…

Кир обошёл меня и открыл дверь в библиотеку. Чувствую, с этим у нас возникнут проблемы…

– Ну, хвала небесам, – фыркнула Ана, сидевшая в кресле, закинув ноги на подлокотник. – Мы уж думали – не дождёмся.

– Ладно, не цепляйся к ним, – отмахнулась Лена, которая, впрочем, тоже не скрывала усмешки на губах.

Я обвела взглядом всю нашу честную компанию и остановилась на Максе, стоявшем в углу.

– Привет, – сказала ему.

Светловолосый паренёк лет четырнадцати, одетый в серую толстовку с капюшоном, коротко кивнул, разглядывая меня с не меньшим интересом, чем я его. Вблизи я увидела, что его волосы были высветлены краской, а глаза имели странный, металлический оттенок серого… Макс был очень худым – даже на первый взгляд, – и слегка горбатился, но это, скорее, от его прошлого образа жизни: насколько я поняла, до встречи с агентами Организации, он был бездомным…

– Мне сказали, в будущем мы были на одной стороне, – глухим, немного хрипловатым голосом сказал Макс, и, кажется, я впервые услышала его речь…

– В будущем мы были командой, – кивнула я. – И доверяли друг другу.

– Как можно доверять хамелеону? – задал вопрос Макс.

Вполне логичный себе вопрос…

– Вот и в штабе думают так же, – протянула я, проходя к свободному креслу.

– Макс, мы уже говорили об этом, – подала голос Майя.

– Я знаю, что ты заступалась за меня. И что ты была единственной, кто уверял
Страница 7 из 15

всех, что я – не Охотник, – игнорируя дочь нашей начальницы, сказал Макс; я кивнула, а он продолжил. – Это значит, что будущее, которое ты видишь, – не вымысел.

– Нет, не вымысел, – вновь кивнула я. – И вижу его не только я. Точнее – не столько я. Это способность Саши.

– Суть не в этом, – Алекс вышел вперёд, убирая руки в карманы. – Если будущее изменилось – это не значит, что угроза уменьшилась. Она могла переоформиться в нечто иное. Закон равновесия.

Я сжала ладони в кулаки, глядя на него внимательным, сосредоточенным взглядом. Я тоже думала об этом. И не раз. Поэтому, первым делом, узнав о том, что еду в особняк – спросила о снах Сашеньки. Но если до этого она видела только смерти и появления новых уникумов, то это значит, что новую угрозу она могла и не увидеть…

– Ты говоришь о Тане, – негромко сказала я, через силу выговаривая её имя вслух.

– Они не ищут её, – сказал Ян, стоявший у книжных полок с каким-то древним томиком в руках.

– Совсем?! – изумилась я.

– Вообще. Никак. Даже пальцем не шевелят, – подпиливая ноготок, сказала Ана, затем посмотрела на меня. – Не скажешь – почему?

– Но я… – я нахмурилась и замолчала.

Я рассказала об опасности присутствия Тани на свободе раз пятьдесят – не меньше. Несколько раз перечислила все её уловки и возможности. Давила на то, как много она узнала о секретах Организации…

ЧЁРТ!

Я открыла рот и уставилась на противоположную стену.

– Мысль пошла, – прокомментировал Алекс.

– Что там у тебя? – Лена подошла ко мне, останавливаясь прямо перед креслом.

– Я сама навела их на мысль, что знаю об Организации нечто такое, чего мне знать не полагается… – медленно проговорила я, собирая все мысли воедино.

– Ещё раз, для тех, кто пилил ноготь, – попросила Ана, откидываясь спиной на противоположный подлокотник.

– Я предупредила их о том, что ты сказала мне в тот день, – я посмотрела на Лену. – Что Таня спокойно могла пробраться в любой из кабинетов и ознакомиться с некоей закрытой информацией… выставляющей Организацию в не лучшем свете.

– Ты пыталась вывести их на мысль о её мести? – начиная понимать меня, протянула Лена. – Вот чёрт…

– Что происходит? – нахмурился Алекс.

– Нашему «начальству» проще поверить, что в заговоре участвуем все мы, чем в то, что Яра не знает той информации, которую обнаружила Таня, – негромко сказал Ян, убирая книгу на полку.

– Они думают, что Таня в сговоре с нами? – Ана выпрямилась в кресле. – Что за чушь?!

– Они не знают, что думать. Они напуганы, – сосредоточенно глядя на брата, сказала Лена, – а памятуя о том параноике, что стоит во главе Организации… короче, нам уже приписали все грехи мира, будьте уверены.

– И кто тебя за язык тянул?! – Ана прожгла меня взглядом.

– Прости, что я всеми доступными мне способами пыталась объяснить взрослым людям, насколько опасна психически нездоровая девица, умеющая расщепляться и сводить с ума вполне себе адекватных уникумов, – я смерила её красноречивым взглядом.

– Значит, выход только один, – прозвенел в тишине голос Майи.

– Бежать из этого особняка, пока нас не посадили в клетку? – Ана подняла бровь.

– Отправиться завтра на допрос.

Все обернулись к Киру – но он смотрел только на меня.

Кажется, в этом вопросе мы всё-таки сошлись…

– Да, мне нужно убедить их, что я не опасна, – кивнула ему, поблагодарив глазами. – И для этого мне понадобится твоя сила, – я перевела взгляд на Макса.

– Эльза говорила мне, что завтра я еду с вами, – отозвался отражатель.

– Да, ты едешь, чтобы помочь мне очистить моё имя от всех подозрений, – кивнула я. – Только прошу, не вздумай вновь устраивать побег. Хотя бы завтра.

Макс усмехнулся и посмотрел на Майю.

– Её мать мне не позволит.

Личико Майи скривилось до такой степени, что я удивленно уставилась на нашу вечно спокойную и сдержанную дочь начальницы.

Это что такое было?

И к кому относилась данная реакция?..

– В любом случае, завтра ты вернёшься в особняк, и мы начнём думать, как отлавливать нашу расщепенку, – Ана обвела всех присутствующих пристальным взглядом. – Или у кого-то уже есть какие-то идеи?

– Как-как… на живца, – Ян посмотрел на сестру, и та напряжённо кивнула, а затем перевела взгляд на меня.

– Что вы придумали? – осторожно спросила я… затем посмотрела на Кира… и всё поняла.

– Надо заставить её поверить, что Кир по-прежнему на её стороне, – сказала Лена, глядя в пол.

– Нет, – отрезала я, покачав головой, потом повторила ещё раз. – Нет.

– Я согласен, – сказал Кир, вынуждая меня сдержать поток матов и резко развернуться к нему.

– О чём ты думаешь?! За тобой и так следят, каждую секунду выжидая, когда ты оступишься! – прошипела я.

– Таня верила мне. Это идеальный вариант, – глядя на меня тем самым – новым взглядом, с которым невозможно было спорить, сказал Кир.

– Она не доверяла тебе настолько, чтобы рассказать об Охотнике, – парировала я.

– Ты не знаешь, о чём мы говорили, – спокойно ответил Кир, а у меня всё похолодело внутри.

Я многого о нём не знала – он всё ещё не рассказал мне, как попал к Эльзе… А думать о том, насколько откровенными были его беседы с Таней…

Было больно. И неприятно.

– Как ты собираешься доказывать ей, что находишься на её стороне, если даже не имеешь возможности покинуть особняк! Я уж не говорю о том, что мы понятия не имеем, где… – я резко замолчала, широко раскрывая глаза: так вот почему он собирается стать лучшим уникумом Организации!

Он сделает это не столько для того, чтобы быть на хорошем счету у начальства – сколько для того, чтобы подобраться поближе к Тане.

– Как давно вы трое придумали этот план? – я холодно посмотрела на брата и сестру, а затем через силу перевела взгляд на Кира.

– Как только тебя забрали, – ответила мне Лена.

– Ясно… – протянула я, откидываясь на спинку кресла. – Что-нибудь ещё, о чём я не знаю?

– Мы будем расшатывать систему изнутри, – спокойно сказала Майя, глядя на меня умными внимательными глазами.

– Будем внедряться всё глубже, завоёвывая их доверие, – подхватил Ян, подходя к Ане и упираясь руками в её кресло.

– Звучит очень сексуально, – хмыкнула желтоволосая, запрокидывая голову и заглядывая тому в глаза.

– Зачем? – задала я единственный вопрос, хотя и так знала ответ.

– Чтобы сбежать, когда дело примет опасный оборот, – сказала Лена, голос которой вдруг вернул меня в то самое будущее, которое не случилось, и заставил вспомнить ту рыжую бестию, что готова была убивать всех подряд…

– Организация потеряла наше доверие, – складывая руки на груди, отстранённо произнёс Алекс, который, как и я, впервые услышал о планах брата и сестры, и теперь размышлял, как отнестись к этой информации.

– Они думают, что мы опасны, – Кир посмотрел на меня. – Пора соответствовать их представлениям.

Я прикрыла глаза и медленно выдохнула. То, что происходило сейчас… было неизбежно. Как неизбежно было будущее, в котором Организации не существовало. Но как в этой реальности исчезнет целое подразделение отдела Национальной Безопасности – я не знала. Уже – не знала.

– Что с тобой? – Алекс внимательно смотрел на меня и, кажется, делал это не первую минуту, но я заметила это только сейчас.

– Я переживаю, что мы сами двигаем
Страница 8 из 15

настоящее в ту сторону, что ждёт нас в моих снах, – негромко призналась я, покачав головой.

– Ты думаешь, всё предопределено, и конец света всё-таки произойдёт? – напряжённо спросила Лена, сжимая руки в кулаки.

Я знала, о чём она беспокоится. Ян. Он должен был умереть в том будущем, которое я видела.

– Вы сами сказали – угроза не исчезла, – я посмотрела на неё. – Таня всё ещё на свободе. Организация копает под нас. Ещё и провидец… – тут я замолчала, осенённая догадкой.

– Провидец? – нахмурилась Майя.

– При чём здесь провидец? – Кир подошёл ко мне.

– Вот ведь гад… – я даже рассмеялась от абсурда ситуации.

Я-то думала, что буду должна ему только за сокрытие моей лжи перед агентами Организации. А он решил просто-таки закопать меня в задолженностях перед ним!

– Яра, – Ян окликнул меня, вынуждая поднять на него глаза.

– Лена, помнишь, ты была мне должна? – спросила у рыжей, глядя на её брата.

– Помню, – сквозь зубы процедила Лена.

Ян был жив. На данный момент её долга передо мной достаточно, чтобы сделать небольшое одолжение.

– Мне нужно сделать звонок. И сделать – в ближайшее время, – сказала я.

– Наши телефоны забрали сразу после твоего отъезда, – Ана подняла бровь, глядя на меня своим фирменным – «ты полагала, мы об этом не думали?» – взглядом. – Как ты собираешься это сделать? Спереть сотовый у Эльзы?

– Дохлый номер. Предупреждаю сразу, – бесцветно произнесла Майя.

Макс скептично посмотрел на неё, а затем усмехнулся. А дочь начальницы едва не покраснела от злости.

Ох, молодо-зелено… Подумала та, что старше их на три-четыре года…

– Тот телефон, что ты подарила мне на день рождения, – я посмотрела на Майю. – Я не успела его распаковать, когда меня на следующий день забрали в штаб. Кажется, там была подарочная симка?

– Да, была, – нахмурилась девочка, – куплена на имя Эльзы.

Я выразительно посмотрела на неё.

– Ты думаешь, её не заблокировали? – она нахмурилась ещё больше.

– Заблокировали – я в этом уверена. Именно поэтому мне нужна помощь Лены. Или Яна, – я посмотрела на брата и сестру.

Те переглянулись и расплылись в улыбках.

– Мы способны возродить даже утопленника, – хмыкнул Ян, подмигнув мне. – Веди к своему девайсу.

– Что ты собираешься делать? – Майя вышла вперёд, преграждая выход из библиотеки.

– Для начала скажи – ты с нами? – спросила у неё.

– Я с вами, – прищурившись на мгновение, сказала девчонка.

– А твоя мать? – спросил Кир, наблюдавший за нами со стороны.

– Раз она позволила эту сходку – она тоже с нами, – спокойно отозвалась Майя, – в противном случае мы бы уже были заперты в своих комнатах.

Да, надеяться на то, что Эльза не знает, что здесь происходит, – глупо. Конечно знает. И, не побоюсь этого слова, – поощряет наше начинание. Уж не знаю – почему…

– Провидец встретил меня на обратном пути в особняк. Он дал мне свой номер и сказал, что я сама пойму, когда звонить ему, – я глянула на Кира, но тот был спокоен – он не переживал из-за татуированного уникума.

– Что ему было нужно? – нахмурилась Ана.

– Скорее нужно – нам, – усмехнулась я, затем обвела всех взглядом. – Он единственный – кто может знать, где находится Таня.

– Почему? С чего ты это взяла?! Как он с ней связан?.. – вопросы посыпались с разных сторон, но я только стояла и качала головой, глядя в пол: и как я раньше не додумалась?

– Он видит, что происходит с человеком в течение двадцати четырёх часов, – я подняла взгляд на уникумов. – Он увидел, что я с ней столкнусь. Или случайно пересекусь где-то на улице… И он знает, когда это произойдёт.

Ненадолго в комнате установилась тишина… которую резко нарушила Лена:

– Идём, – она открыла дверь и вышла в коридор. – Кир и Ян – с нами. Остальные – ждите здесь. Не нужно нервировать Эльзу групповыми переходами.

Ян кивнул и вышел вслед за сестрой. Через десять минут я стояла в своей комнате со своим новым телефоном в одной руке и с номером провидца – в другой.

– Набирай, не томи, – Ян забрался на мою кровать с ногами, на что Кир отреагировал крайне странно.

Его лицо будто окаменело, а в глазах на мгновение появилась тьма.

– Да ладно тебе, я не претендую, – усмехнулся русоволосый и перевёл взгляд на меня, – давай быстрей, волшебница. А то меня наш повелитель тьмы с потрохами съест.

– Ты занял их супружеское ложе, – хохотнула Лена, а потом не выдержала и заржала в голос.

– Вы такие дивные, – процедила я и уткнулась носом в телефон.

– Ты давай-набирай. А то нас целая компания таких же дивных наверху ждёт, – посоветовал Ян, развалившись на моей кровати.

Я медленно выдохнула и набрала номер. Понятия не имею, как они смогли воскресить этот телефон, но раз смогли…

– А вы уверены, что он никак не прослушивается? – с сомнением протянула я, слушая длинные гудки.

– Проверили в первую очередь, – успокоил меня Ян.

– Слушаю, – раздалось из динамиков, и я замерла с гулко бьющимся сердцем.

– Провидец? – на всякий случай переспросила я.

– Здравствуй, хамелеон. А чувство времени тебе не знакомо, – усмехнулась трубка хрипловатым голосом татуированного уникума.

Ну, да – уже, кажется, за полночь…

– Разве ты не увидел это в своём видении? – иронично поинтересовалась я, стараясь за смелостью скрыть своё волнение.

– Конечно же увидел, – лениво протянул провидец. – Я слушаю тебя.

– Ты знаешь, зачем я звоню, – сосредоточенно сказала я. – И знаешь, что мне нужно.

– Расщепляющаяся красотка, – выдохнула трубка, а я поморщилась.

Если уж даже ЭТО существо осознаёт, что Таня – красавица, то что думать об остальных?.. И Кир хочет вновь с ней встретиться?..

А не копаю ли я себе могилу? Причем – сама?

– Да. Мне нужно знать, где она будет завтра, – сказала ему и плотно сжала зубы.

– Это будет иметь большую цену, – отозвалась трубка.

– Называй, – процедила я.

– Добрый папа очень хочет забрать своего сынка домой, – хмыкнул провидец после небольшой паузы.

– Так и знала… – прошептала я, уводя телефон от лица.

– Что? – Лена подошла ко мне.

– Он до сих пор работает на отца Антона. И тот хочет вернуть сына, – ответила я, глядя на Кира.

– Значит, он его получит, – ответил темноволосый.

– Каким образом? – Лена скептично посмотрела на него. – Тебе не позволят вывести из дома одного из опаснейших уникумов этого тысячелетия.

– Звучит довольно пафосно, – отозвалась Ана, входя в мою комнату.

– Что ты здесь делаешь? – Ян поднялся с кровати.

– Прости, что забыла спросить твоего разрешения, – фыркнула Ана и подошла ко мне.

– Так каким будет твой ответ, хамелеон? – спросил провидец, а я обвела взглядом всех присутствовавших в комнате.

– Мы не можем вернуть Антона домой. Это слишком опасно, – одними губами сказала я.

– Не опасней этой ведьмы на свободе, – Ян посмотрел на сестру, и та, нехотя, кивнула.

– Ведьмы?.. – отозвалась трубка. – Обязательно передам ей, как вы её назвали!

– Ты знаешь, где она сейчас?! – выпалила я в телефон.

– Я много чего знаю. Но у всякой информации есть своя цена.

– Слушай, ты! – прошипела Ана, вырвав телефон из моей руки и резво отскочив к окну. – Ты задрал со своим долбаным прайс-листом! Вытащить этого мажорчика из дома не получится даже с вертолётом на крыше – за него нас
Страница 9 из 15

съедят живьём и не подавятся. И ты, херов иносказатель, это прекрасно знаешь! Так что заканчивай воду лить и говори, что нам делать!

После её гневного потока трубка на мгновение затихла, а потом разразилась громким смехом.

– Кто эта ласточка, что усладила мои уши? – бархатистым, низким голосом спросил провидец, заставляя мои брови медленно поползти в сторону волос.

– Ана, отдай трубку Яре, – недовольно произнёс Ян, сложив руки на груди.

– Прости, красавчик, указывать мне может только моя мамочка, а она уже вовсю пляшет с ангелами в раю, – огрызнулась Ана и вновь поднесла трубку к уху. – А ты – слушай сюда. Если у тебя есть, что предложить нам в качестве компенсации за погубленные жизни, можешь смело предлагать. А если нет, то говори, как вытащить этого мажора?

– Я не видел тебя в своих видениях, – странно отозвался провидец.

– Не там смотрел, – парировала Ана. – Мы слушаем.

– Хорошо… передай трубку хамелеону.

Желтоволосая протянула мне телефон, и я, не скрывая удивления на своём лице, взяла.

Как так получилось, что он не видел её? Если видит всех, кто окружает меня за двадцать четыре часа…

– Макс? – одними губами спросила Лена.

– Он тренировался с ней весь день… – так же тихо отозвался Ян. – Но разве его сила распространяется на других?

– Как ты защитила себя от провидца? – прошептала Лена, удивлённо посмотрев на Ану.

– Я слушаю, – чуть громче, чем нужно, сказала я, взглядом показывая, чтоб все умолкли на минуту.

– Завтра ты поедешь в штаб, – уверенно сказал уникум. – Найди способ отвязаться от сопровождения на пять минут – когда допрос закончится, я сам найду тебя.

– И мы поговорим… наедине? – решила уточнить я.

Мало ли меня собираются в заложники брать! Хотя… разве он скажет, если это так?..

– Можешь взять с собой ту прелестную особу, что разговаривала со мной минуту назад.

Я с сомнением посмотрела на Ану, но та только плечами пожала: ей было всё равно – лишь бы не было скучно.

– Хорошо, провидец. Мы будем ждать, – напряжённо ответила я, глядя на желтоволосую – уникум отключился раньше, чем я успела договорить последнее слово. Да он просто джентльмен.

– С какой стати тебе ехать? – резко спросил Ян у Аны.

– Почему провидец тебя не видит? – одновременно с ним спросила я.

– Воу-воу-воу! Полегче! – Ана подняла руки вверх в универсальном защитном жесте, затем посмотрела на меня, – Отвечая на твой вопрос – понятия не имею, почему не видит. Возможно потому, что я, в отличие от вас всех, не меняю историю и плыву себе спокойно по течению.

Мы все скептично посмотрели на Ану, но её это не смутило, напротив, кажется, она получала огромное удовольствие оттого, что мы чего-то о ней не знаем. Хотя, готова поспорить, она и сама не была в курсе, почему оказалась незрима для провидца.

– А по поводу твоего вопроса, – она посмотрела на Яна. – Кажется, мы с тобой уже говорили об этом. Мне нравится выражение «собака на сене» только в том случае, когда я – собака.

Ян сузил глаза, смерив желтоволосую странным, крайне недовольным взглядом, но ничего не сказал. Кажется, я что-то пропустила. Что-то очень важное…

Но разбираться в этом сейчас – совершенно не было сил. Единственное, чего я хотела – так это забраться в свою кровать и уснуть сладким сном…

– Ребят, расскажете остальным, что и как, ладно? Меня вырубает, – призналась я, в момент ощутив себя жутко усталой и выжатой, как лимон.

Слишком много всего за один вечер.

Ненавижу провидцев и всё, что с ними связано…

– Я понимаю, что ты устала, – Лена замялась, как-то смущенно переглядываясь с остальными. – Но, думаю, выскажу общее мнение… что ты должна лечь спать в комнате Сашеньки…

– Неееет, – я медленно покачала головой, а потом протянула с какой-то дикой безысходностью: – Неееееет!

– Да, – кивнул Ян, открывая дверь.

– Но я… – я посмотрела на Кира, а потом поняла, что проситься к нему в комнату будет уже настолько неприлично, что… ЧЁРТ! И чего я со всеми своими «соскучилась», «люблю» и «будь со мной ласковым» – не подождала до ночи!.. – ЛАДНО! – я быстро вышла из комнаты, стараясь не смотреть на кровать, что ждала меня целую неделю… но так и не дождалась. – Посплю у Саши! Но не надейтесь, что я увижу что-то важное! Вряд ли у меня получится смотреть дальше самой малышки.

– Мы всего лишь проверим, – сказала Лена так, словно моё мнение никого особо и не интересовало – они продумали этот план задолго до моего приезда.

– Чёрт! Что с вами стало за эту неделю? – нахмурившись, спросила я, останавливаясь на полпути. Не сказать, чтобы раньше у меня была какая-то свобода выбора… но принуждать меня себе позволяла только Эльза.

– Она ещё спрашивает, – фыркнула Ана, а Лена и Ян переглянулись и кивнули. – Тебя доставали в штабе, а нас – здесь. Каждый день в одно и то же время. Несколько часов из жизни на тупые никому не нужные вопросы.

– Вас тоже допрашивали? – изумилась я.

– А ты думала, что одна такая? – хмыкнула Ана. – Организация вызнавала, кто из нас на что способен – с некоторых пор их интересует только это.

Я выругалась про себя: подобная реакция Организации была вполне оправдана той информацией, что я выдала им на первом же допросе. Своими догадками о Тане и её плане мести я поставила под угрозу доверие ко всем уникумам особняка… Думаю, после разговора в библиотеке эта логическая цепочка провелась в умах многих ребят… К их чести – меня никто не осуждал. По крайней мере – открыто. В отличие от Аны. Естественно. Но вопрос, интересовавший меня больше всего, заключался в другом – узнали ли члены Организации о силе Кира?.. Я мельком посмотрела на темноволосого, но тот был спокоен, – что не укрылось от Аны.

– Мы знаем. Теперь знаем.

– А Организация? – чуть резче, чем нужно, спросила я.

– Узнает в скором времени, – ответил мне Кир.

– Не торопись, – покачав головой, сказала я. – Они – не мы. И отреагируют крайне непредсказуемо.

Это, хвала небу, ребята оказались вменяемыми. Хотя, скрывать не буду, я всерьёз переживала по поводу их реакции.

– Мы в курсе, – неожиданно сказала Лена, – поэтому, во время разговора с агентом, рядом с Киром будем мы с Яном.

– Вы «успокоите» члена Организации, присланного проверить Кира? – начало доходить до меня.

– Вот именно, поэтому писать свои отчёты он будет уверенным в том, что Кир – не опасен. И что его сила – не самое страшное, что может быть в этом мире, – голос Лены лучился позитивом, но я слышала, что последние фразы дались ей с трудом… всё-таки… ничего – привыкнет; раз я смогла – то и она сможет. – Но всё это – завтра. А сейчас тебе нужно войти в комнату Саши и постараться не разбудить её, прокладывая путь к свободной кровати.

– Как всегда умеешь подбодрить, – пробормотала я, подходя к лестнице, и тут же остановила Кира и Яна: – А вы – даже не думайте за мной ходить. Мне хватит и двух провожатых.

Темноволосый хотел было что-то мне сказать, но я оказалась быстрее:

– Ты меня уже поприветствовал, – я резко вытянула руку вперёд, вновь останавливая его и с немалым наслаждением наблюдая, как его глаза темнеют от недовольства. – С тебя на сегодня хватит. Раз вы все такие гении коварных планов и рассчитали каждую минуту моего пребывания в особняке без моего ведома, то нечего
Страница 10 из 15

выбиваться из графиков! Успокойся и дай системе работать, – и, резко развернувшись и не говоря больше ни слова, я спустилась по лестнице на первый этаж.

За спиной услышала приглушенный смешок и без труда опознала по голосу Ану.

Лена ненадолго задержалась рядом с Яном, давая ему какие-то указания, и, немного погодя, последовала за нами.

– Хорошо ты его, – хмыкнула желтоволосая, поравнявшись со мной.

– Да и ты… хороша, – я посмотрела на неё, – и в чём же виновен Ян?

– Я не для того ращу себя такой красавицей, чтобы меня на второй план задвигали, – Ана выразительно посмотрела на меня, а я, признаться, была слегка сбита с толку…

– Ты о чём?..

– Для Яна на первом месте стоит Организация и всё, что с ней связано. А мне отдано почётное второе. Я с этим в корне не согласна. Тот, что будет идти рядом со мной, никогда не поставит меня вторым пунктом в списке своих «смыслов жизни». Так понятней? – она склонила голову набок, заглядывая мне в глаза.

– А поговорить не пробовала? – скептично поинтересовалась я.

– Разговоры, – фыркнула Ана. – Они для слабаков. Настоящая любовь – в преданности. И в молчании. В молчаливой преданности, – оскалилась она и пошла вперёд.

Я едва успела скрыть своё удивление и мудро… промолчала. Услышать от Аны про настоящую любовь – было верхом странностей даже в нашем зоопарке.

Но, как ни странно, её речи были мне знакомы: Кир мыслил так же. Раньше. А сейчас… сейчас я уже не была уверена – смогу ли догадаться, что творится у него в голове.

– Это была самая долгая неделя, – протянула я, подходя к комнате Саши.

– И хвала небесам, она подошла к концу, – Лена нагнала нас и перешла на шёпот: – Тебя усыпить или сама?..

– Сама. Я устала так, что вырублюсь, едва коснувшись головой подушки, – негромко сказала я. – Но вы уверены, что это сработает? Раньше я никогда не подстраивалась под её силу на ходу… А сейчас Саша спит уже несколько часов…

– Вот и проверим, – замахала на меня руками Ана.

– Мне кажется, или ты получаешь от этого особое удовольствие? – подняв бровь, спросила я.

– Конечно не кажется, – криво усмехнулась Ана. – А теперь иди, смотри будущее; и постарайся запомнить побольше ключевых моментов, чтобы мы не тратили драгоценное время на попытки понять, что – как – и откуда!

– Ты так говоришь, как будто у меня пульт-контроллер в штанах завалялся, – поморщилась я. – Всё! Сгиньте! Раз уж решили попотчевать меня кошмарами в день моего возвращения, то нечего строить из себя заботливых сестричек! – и я скрылась за дверью спальни, тут же закрывая её за собой.

Спокойный сон… ха – покой нам только снился…

И опять – ха…

Мои сны в этой комнате никогда не были спокойными и умиротворёнными. К сожалению, это не моя история…

И, тяжко вздохнув и с какой-то тоской подумав о сне в гостинице рядом со штабом, я забралась на кровать Майи, прикрыла глаза, даже не снимая с себя домашней одежды, и тут же уплыла в глубокий сон…

* * *

Темноволосый мальчик лет шести сидел на полу, спрятавшись за высокой кроватью, и лишь крепче сжимал зубы всякий раз, когда дверь сотрясалась от удара. Уже десять, кажется, на этот раз – всё.

И впрямь – не прошло и минуты, как за стеной раздались тяжёлые шаги, а тишину разорвал разгневанный не то рык, не то вопль:

– Чёртов сучёныш!.. Доберусь до тебя!.. В следующий раз… – голос становился всё тише, по мере удаления шагов, и мальчик осторожно поднялся из своего убежища.

Сегодня на нём было всего три синяка и одна глубокая царапина. Силы были не равны, но он успел убежать. И закрыть дверь на замок…

Мальчик осторожно подошёл к окну, открыл его, выбрался наружу и спустился по неровной стене вниз – дом был старым, деревянным, и грозил развалиться в любую из следующих зим, но ремонтировать его было некому: тот, что пытался выбить дверь несколько минут назад, не взял бы в руку молоток даже под страхом смерти.

На улице уже темнело, но мальчик резво бежал по дорожке, уверенно прокладывая путь через небольшой лесок; затем он свернул в кусты и начал идти медленнее, ориентируясь только по знакомым деревьям.

Наконец, путь его был закончен – он остановился перед колючим кустарником, упал на четвереньки и прополз по едва заметному вырытому лазу; выбрался с другой стороны, оказавшись на небольшой полянке, отряхнул ладошки и поднял голову.

Небольшой, меньше метра в высоту, домик, стоял посреди небольшого островка зелени – он был сколочен из разных досок, имел крышу и даже окошко. В нём никто не жил. Этот домик не был построен для животных или птиц. Нет. Мальчик построил этот домик совсем для других целей. Построил своими руками, пока Тот не видел.

Мальчик подошёл к домику и опустился на колени.

– Ты слышишь меня? – шепотом спросил он у тёмного окошка. – Слышишь?.. Я пришёл к тебе.

Маленький деревянный домик хранил молчание, как и его обитатель, каким бы он ни был…

Но мальчик верил, что его слышат. Или нет… Что его УСЛЫШАТ.

Когда-нибудь…

Точно услышат.

– Я жду тебя, – прошептал мальчик, наклоняясь к самой земле и глядя в тёмный провал неумело вырезанного окна, – я верю, что ты придёшь. Что ты придёшь и заберёшь их всех. Я верю в тебя. Я верю в тебя. Я верю… – мальчик сжал челюсти и несколько секунд смотрел на маленький Храм, созданный его руками неизвестно для какого Бога; смотрел во все глаза, борясь с накатывающей волной отчаяния.

Если никто не придёт…

Мальчик прикрыл глаза, перебарывая в себе панику от этой мысли, и посмотрел на маленький Храм с ещё большей верой.

– Я верю в тебя…

Сила детской веры была столь велика, что энергия в этом Богом забытом месте начинала искажаться от его зова. Мальчик верил, что кто-то придёт, что кто-то ДОЛЖЕН прийти. Верил – и жил этой верой.

Только эта вера давала ему силы сбегать от Того.

Это был ад. Мальчик жил в аду. Но он верил, свято верил, что когда-нибудь этот ад должен был закончиться…

* * *

Я открыла глаза, понимая, что увидела нечто… не предназначавшееся моим глазам.

У нас скоро будет новый уникум?..

Я понятия не имела, как их видит Саша, но если брать в расчёт, что у того мальца из сна дела реально плохи, то нужно его выручать и побыстрей! Вот только старый деревянный дом и лес – это самая, что ни на есть, засада…

Никаких опознавательных знаков. Вообще ничего, что могло бы дать зацепку о его местонахождении!

– Чёрт, – я прикрыла глаза, положив ладонь на лоб.

– Конец света? – голос Кира раздался неожиданно, но я даже не вздрогнула.

Кажется, у меня развивается иммунитет ко всему странному, неожиданному и внезапному…

– Нет, какой-то бедный мальчишка, без каких-либо способностей… – тут я замолчала и нахмурилась.

А с чего я вообще взяла, что это «вещий сон»? Может, это просто сон – и ничего более. И впрямь – никаких сверхспособностей, кроме дикой веры в святого защитника, у мальца не наблюдалось. Вообще ничего сверхъестественного вокруг.

Кроме жестокости, которая встречается как в глубинке, так и в центре мегаполисов нашей Родины.

– Ты знаешь, я не уверена, что этот сон можно как-то классифицировать, – призналась я, чуть нахмурив лоб. – Скорее, дядюшка Фрейд растолковал бы его, как попытку убежать от всех неприятностей… поиск силы… надежду на поддержку… – я развела руками, придумывая на ходу, –
Страница 11 из 15

да это могло значить всё, что угодно. Так что иди, успокой нашу команду «Долой Апокалипсис» и дай мне привести себя в порядок.

Кир беззвучно вышел из моей комнаты, а я подняла своё тело с постели, вновь отмечая отсутствие Сашеньки в комнате, и вытянула себя за волосы в коридор… потом на лестницу… потом в свою комнату… в душ… и снова в свою комнату… в шкаф… ой, туда заходить было не нужно… но одежду всё-таки поменять стоит… и снова из комнаты… и по коридору к лестнице… и…

– Оу, – Антон поймал меня на лету, после того, как я врезалась в его тело, вообще не проанализировав, почему некий неопознанный объект движется в мою сторону.

Так, пора выходить из своего зомбо-состояния и вливаться в реальный мир. И что же меня так вывело из себя – в буквальном смысле слова? Неужели то, что я впервые не оказалась… полезной?..

Над этой мыслью я задумалась, на мгновение останавливая свой вновь возобновившийся ход.

– Приём! Яра! – Антон помахал рукой перед моим лицом и осторожно встряхнул за плечи.

Я подняла на него широко раскрытые глаза и потрясённо выдавила из себя:

– Так вот что обычно чувствуют все остальные?..

Антон поднял брови, не зная, как реагировать на моё весьма странное высказывание, но быстро пришёл в себя – стоило ему опустить взгляд на мою одежду.

А что не так с моей одеждой?

– Смело, – только и сказал бывший Охотник. – Но сексуально, – одобрительно закончил он.

Я нахмурилась и посмотрела на себя… Тут же прикладывая все усилия, чтобы не покраснеть.

– Уйди, – выдавила из себя через силу. – Быстро.

– Что? – удивился Антон.

– Просто уйди, иначе тебя убьют, поверь, – прикрывая глаза от стыда и чёткого понимания, что если он сейчас не уйдёт, то разгребать всё придётся мне… попросила я.

Причём, попросила – искренне.

Антон всё-таки внял моим словам, хоть на его лице и застыло выражение «тебе пора лечиться, детка». А я только и успела – что облегчённо выдохнуть, как передо мной появился Кир.

Как чувствовала…

Темноволосый подошёл ко мне вплотную притягивая к себе одной рукой, а второй – убирая влажные волосы с лица.

– Завтракать? – спросил он.

– Ага, – подтвердила я, стараясь, чтобы голос звучал спокойно.

– Что с одеждой? – без эмоций спросил темноволосый, вынуждая меня застонать – про себя, конечно…

– Одевалась на автомате, – призналась ему.

– Иди переодевайся, – вновь без эмоций и очень ровно сказал Кир… но я почему-то без всяких пререканий развернулась и пошла в свою комнату – снимать с себя миленькую пижамку, состоящую из коротеньких шортиков и милого топика, не скрывающего отсутствие лифчика…

Бог мой, как я в одних трусах не ушла?

А всё – привычка из гостиницы: там я ходила по номеру, в чём хотела, и чаще всего это было нижнее бельё…

Я вытащила кофту, застегнула на себе бюстгальтер, впрыгнула в мягкие домашние штаны, натянула ту самую кофту, которую вытащила самой первой… и вновь вышла из своей комнаты – направляясь на завтрак.

Миссия всё ж таки выполнима.

Слава тебе, великое Провидение!..

Когда спустилась на первый этаж, Кир уже ждал меня у дверей на кухню – он не изменял своей привычке принимать пищу там, где её готовила Габи. Сама кухарка стояла у раковины и мыла посуду. Я поздоровалась с ней кивком и села рядом с темноволосым.

– Я хочу задать вопрос, – взяв в руки вилку, но так и не поднеся её ко рту, сказала я.

– Задавай, – спокойно сказал Кир, глядя на меня большими внимательными глазами – сейчас он так напоминал мне того Кира, которого я знала до отъезда в штаб, что я невольно нахмурилась… а затем посмотрела на Габи; это не укрылось от темноволосого. – Можешь не переживать из-за неё.

Я вновь нахмурилась, но решила довериться ему: я видела, что Габи питает к темноволосому очень тёплые чувства, но откуда пошла эта привязанность – не имела понятия. Я вообще очень многого не знала о своём… парне.

– Что произошло за эти дни? Почему ты так резко поменял свои взгляды? Как и своё поведение? – я поджала губы и затаила дыхание в ожидании его ответа.

По правде говоря, я хотела задать совсем другой вопрос; я хотела спросить, при каких условиях он рассказал остальным о своём даре, и как они отреагировали. Но, увидев это выражение его лица, так чётко напомнившее мне Его Прежнего… Я не могла взять в толк, как можно так кардинально поменяться за одну неделю!

– Это будет очень долгий разговор, – не мигая глядя на меня, сказал Кир.

– У меня есть час в запасе, до того, как Эльза придёт за мной, – напряжённо сказала я. – Намного важнее всех сборов и разговоров о будущем тот факт, что ты слишком резко стал напоминать мне того мужчину, которого я увидела в своём сне… того, кто отвернулся от меня после моего предательства.

– Ты не предавала меня. Ты просто испугалась, – невозмутимо ответил Кир, на лице которого исчезли все эмоции. Их как ветром сдуло…

– Мы не знаем, что конкретно произошло в тот день, – я перешла на шепот, стараясь игнорировать то, что разговор приходится вести при Габи. – Об этом может знать только провидец, который рассказал мне о том, что грядёт. Свою версию случившегося я создала из обрывков своих воспоминаний в не случившемся будущем. Ты ведь понимаешь, насколько это… расплывчато и неопределённо?

Я пристально посмотрела на него, ожидая хоть какой-нибудь реакции, но Кир вновь оказался словно запечатан на эмоциональном уровне. Он всё так же продолжал смотреть мне в глаза, в то время как лицо его было спокойно и нечитаемо.

– Ты переживаешь, что я изменился, или переживаешь, что я стал похож на того, кто в будущем отвернулся от тебя? – без интонаций спросил он.

– Я переживаю, что ты ничего мне не рассказываешь о себе, и что мне постоянно приходится гадать о том, что у тебя на уме, – честно ответила я, отложив столовый прибор на стол.

– Я думаю о будущем не меньше тебя, просто не имею привычки делиться своими мыслями, – через несколько секунд ответил Кир, отведя взгляд в сторону.

– Это из-за того, что ты здесь пять лет, и всё это время тебя избегали остальные уникумы? – набравшись храбрости, спросила я.

– Пять лет в этом доме сделали меня… социально пригодным для жизни в обществе, – вновь чуть помедлив, ответил Кир, и в голосе его скользнула эмоция, которую я не смогла опознать.

Но ещё больше меня удивили сами его слова. Что значит, сделали его «пригодным»? Каким же он был до того, как попал в особняк?

– Ты имел проблемы с общением в детстве? – негромко спросила я, напряжённо глядя на него.

То, о чём мы сейчас говорили, касалось его прошлого – того самого прошлого, которым он так неохотно делился.

– Я имел проблемы с психикой, когда в восемь лет убил всех, кто жил в посёлке, где я рос, – сказал Кир, пристально глядя на меня.

– Ты… что? – выдавила я.

А затем замолчала, глядя на него широко раскрытыми глазами.

– Так что можешь оставить свои светлые мысли о том, что я когда-то недополучил тепла и ушёл в затяжную депрессию из-за проблем с родителями – в детстве я не знал слова «любовь», а в той семье, что взяла меня из детского приюта ради денег, меня избивали до полусмерти и относились, как к скоту.

Всё это было сказано так спокойно, что у меня мороз пошёл по коже. Его детство было не просто «плохим». Оно было…

– Бог мой, –
Страница 12 из 15

невольно вырвалось из моего рта, но я быстро взяла себя в руки и опустила глаза, чтобы случайно не расклеиться, глядя на его невозмутимое лицо. – Ты убил их и из-за этого попал в поле зрения Организации? – глядя в тарелку и из-за всех сил сдерживая свои эмоции, спросила я.

Майя говорила мне об этом. Что Кир уже убивал. Я тогда ей не поверила.

Я не верила в его намерение убивать даже тогда, когда перед моими глазами мелькнули доказательства – воспоминания… Я знала, что он убил всех членов Организации, но я не верила, что он ХОТЕЛ это сделать.

Но сейчас, глядя на то, как спокойно он признаётся в том, что выкосил целый посёлок в восемь лет…

Постойте…

– Ты говоришь, что сделал это в восемь лет. Но в Организации ты с двенадцати, – я подняла на него глаза.

– Это в особняке я с двенадцати. А в Организации я с восьми лет, – сказал Кир.

– И где ты был четыре года? – медленно, словно боясь его ответа, спросила я.

– Там, где держат тех, кто особо опасен, – спокойно ответил Кир.

Я задержала дыхание. Так вот откуда он знает, для чего мы собраны в особняке – он говорил мне об этом в тот день, когда я увидела свой второй сон: мы нужны для того, чтобы отлавливать других уникумов – тех самых, что представляют собой угрозу для общества.

Он и был той самой угрозой!

Он не делал предположений о целях Организации; он знал об этом – изнутри…

Чёрт! В восемь лет оказаться в клетке… да ещё и прожить в ней целых четыре года…

Как он смог выбраться оттуда?.. Как смог доказать, что вменяем и способен приспосабливаться? Как смог вернуть себе здравый рассудок и при этом не раскрыть своего секрета?!

Он говорил, что не в силах был что-либо исправить, когда я спрашивала его об убийствах. Значит, эти убийства были совершены в состоянии аффекта или при каких-то определённых обстоятельствах, когда он не имел возможности поступить иначе. Чёрт, в восемь лет пройти через такое…

Теперь я понимаю, почему он сказал, что в особняке ему комфортно.

После клетки…

– Кто помог тебе выбраться оттуда? – едва слышно спросила я.

– Габи, – спокойно ответил Кир.

Так вот почему…

– Я доверяю ей, как доверяю тебе, – сказал темноволосый, вызывая у меня бурю эмоций.

Он доверяет мне. Он…

– Поэтому отвечу на все твои вопросы, несмотря на то, что речь шла только об одном, – в его глазах что-то изменилось, и я затаила дыхание, ожидая его следующих слов. – Те годы в карцере дали мне возможность хорошо подумать о жизни и её ценностях. Мне было восемь лет, но я очень хорошо понимал, что могу остаться в четырёх стенах до конца своей жизни… поэтому я тщательно продумал своё поведение: все возможные ответы на все возможные вопросы, каждую свою реакцию, каждый взгляд, каждый жест, – прежде чем решил, что пришло время добывать себе путь на свободу. Я запечатал все свои эмоции. Но мне не нужно сдерживаться, как Алексу, чтобы не убить кого-то во время использования своего дара – эта сила со мной постоянно; всё, что мне было нужно – это стать благонадёжным. За годы в камере я практически забыл, что такое общаться просто ради общения, – всё, что у меня было, это допросы и постоянные разговоры с психологом, потому, когда меня переселили в особняк, у меня не было потребности в дружбе с другими уникумами, как не было потребности в общении с ними в принципе. И их позицию «избегания» я принял так же – спокойно. Моя цель была достигнута: я выбрался из клетки в пространство, где была возможность переждать и подготовиться к новому рывку. А потом…

– А потом появилась я, и ты решил дать себе шанс сблизиться с кем-то, – закончила за него я, затем вновь поджала губы… и таки процедила сквозь зубы: – Вот только ты умалчиваешь, что потребность в сексе у тебя всё-таки была. И ты довольно охотно её реализовывал.

Кир промолчал, и, наверное, был прав – сейчас я накручивала сама себя, и мне нужно было время, чтобы успокоиться. С его историей я просто не имела права предъявлять ему претензии за естественное желание организма. И за то, что он не отказывал себе в этом желании… С Аной.

Чччёрт.

А о сексуальном опыте этой девицы едва ли не складывают легенды…

Чёрт! Чёрт! Чёрт!!!

– Так ты только притворялся странным? И на самом деле вполне адекватен? – выдавила из себя я.

– Я уже говорил тебе – за годы в клетке я практически разучился нормально общаться. А заводить друзей не умел с детства. Так что не возьмусь судить о своей адекватности, – Кирилл растянул на губах немного пугающую усмешку, отчего я вновь захотела обругать себя последними словами.

Ну, что я за человек?!

– Прости, – я посмотрела ему в глаза и осторожно положила руку на его ладонь. – Просто… ты никогда не говорил о себе так много… я не справилась с потоком информации.

Я криво улыбнулась, стараясь перевести всё в шутку, но по его взгляду поняла – попытка провалилась. С треском.

– Ты простишь меня? – прошептала, вновь опустив глаза.

Теперь я понимала, что все эти изменения в его характере вовсе не были «изменениями». Просто та модель поведения, которую он выработал за годы жизни под присмотром Организации, была не пригодна для тех обстоятельств, которые вокруг него создала я.

Он вынужден был показать своё истинное лицо, как вынужден был озвучивать вслух своё мнение, которое до того держал при себе.

Так кто же он, этот темноволосый парень, сидящий передо мной?

– Ты изменила весь мой привычный мир, – Кир смотрел на меня так пристально, что под его взглядом мне невольно захотелось съёжиться. – Ты разрушила его, как только появилась в этом доме. Ты доверилась мне. Ты общалась со мной, хоть и была предупреждена об опасности. И ты защищала меня перед всеми, хотя знала всего несколько дней. Ты решила сохранить мой секрет, хотя ничего не знала обо мне и о моём прошлом… И после всего этого ты хочешь, чтобы я простил тебя за то, что вполне естественно для нормальных людей?..

– Я не испугалась тебя, – решительно отрезала я, поняв, к чему он клонит. – И не откажусь от тебя, если ты на это намекаешь.

– Потому что ты любишь меня? – Кир склонил голову, внимательно следя за моим лицом.

Это было странно, но он действительно хотел знать. Он хотел знать мой ответ.

В этом вопросе не было сарказма или высокомерия. В этом вопросе было искреннее любопытство.

– Да, я люблю тебя, – сосредоточенно глядя в его глаза, ответила я, а затем напряжённо добавила: – и сделаю всё возможное, чтобы ты узнал это чувство вместе со мной.

Я не знала, любил он меня или нет. Всё что я знала, это то, что видела – он хочет защищать меня, он испытывает собственнические чувства, и он доверяет мне.

Пока мне было этого достаточно.

Но я не собиралась довольствоваться этим вечно…

– То, что я испытываю к тебе, сильнее всего, что испытывал до встречи с тобой, – сказал Кир, глаза которого начали затягивать меня в свою глубину, лишая возможности связно мыслить.

Он обладал невероятным магнетизмом. И каким-то образом он заставлял меня постоянно чувствовать необходимость быть НУЖНОЙ ему. Не знаю, было ли это его особенностью, или это всё мои гормоны, требующие его внимания, но я не могла сопротивляться этому желанию.

Он скажет мне Эти Слова. Даже если мне придётся устроить нам «побег века» ради того, чтобы в его голове не осталось ни одной лишней
Страница 13 из 15

мысли, мешающей ему думать обо мне. И осознавать, как я ему необходима.

А я сделаю всё, чтобы он испытывал это так же, как это испытываю я!

– Ты расскажешь мне про Габи? – одними губами спросила я.

– Позже, – отозвался он.

– Хорошо, – я опустила взгляд в тарелку и приступила к завтраку.

Этот разговор дал мне многое, и в то же время, не изменил ничего. Я буду продолжать держаться своей позиции относительно него, и буду продолжать действовать так, как мы задумали. А то, что он рассказал мне, – обдумаю. Но позже. Сейчас я не могла позволить себе раскиснуть – меня ждал допрос с пристрастием в штабе, буквально через пару часов. А если я буду думать о том, как тяжело было Киру в детстве, то не смогу воплотить наш план в действительность. Что уж говорить о том, что поиск Тани, как и временное послабление контроля Организации в случае успеха на допросе, намного важнее того раздрая, что творился у меня на душе…

– Пока ты будешь в штабе, к нам приедет агент для разговора со мной. Брат и сестра его обработают, и у нас появится возможность выбраться из особняка, – Кир придвинул ко мне кружку полуостывшего кофе.

– Ты расскажешь ему о своей силе? – уточнила я, не поднимая на него глаз.

– Да.

Я кивнула.

Вчера мне дали ясно понять, что возражения по этому поводу никого не интересуют.

– Надеюсь, ты тщательно всё продумал и не будешь использовать слово «смерть», – стараясь добавить в голос побольше сарказма, сказала я.

– Не буду, – я не видела, но мне показалось, что на его губах появилась лёгкая улыбка. – И ещё…

– Что? – я подняла голову и посмотрела ему в глаза.

– Больше не отталкивай меня, – глядя на меня как-то странно, сказал Кир. – Мне не понравилось это… ощущение.

Я сначала нахмурилась, не понимая, о чём он, а потом вспомнила, как отправила их с Яном наверх, не попрощавшись.

– А ты не решай за меня в следующий раз. И не умалчивай важную информацию. Если у меня появится желание побыть с тобой наедине, я не хочу думать, что твоё согласие – это часть какого-то плана.

– Моё согласие никогда не было частью какого-то плана.

Ну, вот, опять! Я опять хочу забить на все проблемы и…

Мысли прочь!

– И я не хочу, чтобы ты сдерживала своё желание – мне нравится видеть его в твоих глазах, – продолжая внимательно смотреть на меня, сказал Кир… а у меня отключилось самообладание… ну, вообще… от слова «совсем»: я выкинула из головы все мысли о том, что на кухне находится Габи, и, резко поднявшись со своего места, сократила расстояние между нами…

– Только не опять, пожалуйста! У нас нет на это времени! – простонала Ана, появляясь в дверях и останавливая меня в самый последний момент.

– Ана, – я прикрыла глаза, медленно выдыхая, и не отпуская лицо Кира из своих рук.

– Уж прости, троянский конь ты наш, но настал час продумать план и составить список предполагаемых ответов, дабы усыпить бдительность агентов Организации, – Ана скрестила руки на груди и едва не притопнула ножкой. – Так что, будь добра – отложи свои амурные дела до вечера.

– Пойдём, – Кир встал со стула и, взяв меня за руку, вывел из кухни.

Ана пристроилась позади нас, а через пару секунд к ней присоединились Ян и Лена, и мы все вместе дошли до библиотеки, где нас уже ждала… Эльза?..

– Нужно собираться уже сейчас? – удивлённо спросила я, подходя к нашей начальнице.

– Нет, – Эльза поднялась с кресла и сделала приглашающий жест. – Я бы хотела обсудить с вами детали вашего плана. И ещё…

– Майя рассказала тебе о силе Кира, – догадалась я, оглянувшись на темноволосого.

– Да. Я бы хотела обсудить и это, – не стала отнекиваться красногубая.

– Здесь нечего обсуждать, – сказал Кир, пристально глядя на Эльзу.

– Ты знаешь о способностях Того, кто у тебя за спиной? – игнорируя его нежелание продолжать тему, спросила та.

– Я знаю о том, что Она может забирать жизнь, – невозмутимо ответил Кир.

– И… всё? – Эльза наградила его внимательным взглядом.

– Что ты имеешь в виду? – голос Кира остался беспристрастным, но я почувствовала, что вопрос выбил его из привычного равновесия.

– Ты не пробовал использовать эту силу… иначе? – медленно подбирая слова, спросила Эльза. – Не пробовал выйти с ней на контакт?..

– Мы не общаемся с Ней, – спокойно сказал он, – в общепринятом смысле слова.

– Ты говоришь «с Ней», – Эльза прищурилась, глядя на него. – Значит, ты знаешь, что эта субстанция женского пола.

– Я не знаю, какого она пола, – коротко ответил темноволосый, и по его лицу было видно – более вести разговор он не намерен.

– Хорошо, – красногубая несколько секунд смотрела на него, а затем подошла к двери и негромко сказала: – Яра, выйди на минуту, – и покинула помещение библиотеки, вынуждая меня выйти следом.

– Ты хотела участвовать в создании плана, – напомнила я, подходя к ней со спины.

– Совершенно очевидно, что помощь вам не требуется, – как-то небрежно отозвалась начальница, затем развернулась ко мне. – Я не стану вам мешать, но и помогать не буду. Единственное, о чём прошу – держать меня в курсе. Так будет проще. Всем.

Я кивнула, принимая условия – они подходили для нас идеально, и, признаться честно, мы и не рассчитывали на подобное понимание.

В чём был подвох?

Я вопросительно посмотрела на красногубую, и та не заставила ждать ответа:

– Я хочу, чтобы вы защитили Майю. Это всё, о чём прошу.

– А ты? – негромко спросила я.

Я не помню, как это получилось, но в какой-то из дней в штабе я просто перестала обращаться к ней на «вы» – и Эльза приняла это без особых возражений.

– Я не понимаю, что сейчас происходит в Организации. И мне не нравится та атмосфера, что царит сейчас в коридорах штаба. Потому скажу прямо – лучше бы ей быть по другую сторону баррикад вместе с вами, поскольку я уже не уверена, что доверие к уникумам осталось прежним.

– Но тогда и ты находишься под ударом, – ещё тише заметила я.

– За меня можешь не переживать, – спокойно сказала начальница, и в её голосе вновь появились те самые повелительные нотки, которых я не слышала со времен отъезда в штаб.

Да, эта неделя всех нас изменила…

– И, Яра… – Эльза посмотрела в сторону приоткрытой двери в библиотеку и понизила голос, – я давно хотела сказать тебе, но всё не представлялось случая.

– Я слушаю, – напряжённо сказала я.

– В списке Кристины… матери Саши, – она на секунду замолчала, глядя на меня очень странным взглядом, – в нём не было Кира.

Некоторое время я молчала, переваривая то, что она сказала.

– Ты хочешь сказать…

– Кир – не уникум, – чётко проговорила Эльза.

– Но это невозможно! В смысле… он владеет силой – я сама это видела! Его сила огромна! – взволнованно зашептала я.

– Ты сама знаешь, что Кристина чувствовала всех, у кого есть дар. Список полон имён уже найденных нами одарённых подростков; он – неоспорим.

– Но… это никак не доказывает, что Кир – не уникум! Просто Кристина его не увидела… – я начала качать головой, судорожно придумывая, почему главный сенсор Организации не увидела самого сильного из известных мне одарённых? Затем резко подняла голову и уставилась на начальницу. – Подожди, но как вы его нашли?!

– Девять лет назад нам пришлось срочно выехать в посёлок, в котором в один час умерли все жители. И зачистить
Страница 14 из 15

его. Огнём. А Кира – взять под строгое наблюдение, – Эльза внимательно посмотрела мне в глаза, давая понять, насколько засекреченной информацией сейчас делится. – Вот только То, что он выпустил в той деревне… это не имеет никакого отношения к дару уникумов.

Я до боли прикусила губу, сосредоточенно глядя в лицо своей начальницы и пытаясь найти хоть какие-то слова… и не находя их.

Сила Кира – странная. Я знала об этом с самого начала. Более того, Кир сам сказал мне, что его сила отличается от других. И назови он то, что находится за его спиной, реальным именем – и его не выпустят из экспериментальных лабораторий до конца жизни. Всё это я знала…

Но почему же сейчас, после слов Эльзы, у меня внутри всё болезненно сжалось?.. Почему руки похолодели, а сердце сделало резкий скачок и понеслось галопом?

Чего ещё я не знаю о нём?!

– Иди, все ваши подтягиваются в библиотеку, – кивнув мне за спину, спокойно сказала красногубая. – И, Яра, – она вновь заглянула мне в глаза и сказала очень серьёзно: – Будь осторожна.

Я на автомате кивнула и развернулась к Лене и Яну, заходящим в этот момент в библиотеку.

– Лицо попроще, подруга, – шепнула рыжая, когда я нагнала её в проходе.

– Ты знаешь?.. – одними губами, на грани слышимости, произнесла я.

– Заглянула в список вчера, когда Эльза начала перерывать старые документы, – Лена посмотрела на меня и отрицательно качнула головой. – Не делай поспешных выводов, это ничего не значит. Точнее – мы не знаем, что это значит. Но это никак не меняет ваших с ним отношений. Ты ведь это понимаешь?

– Понимаю, – бесцветно ответила я, а затем прошла в библиотеку.

– Верь в его чувства. Мне кажется, они искренние, – шепнула рыжая, а затем резко прошла вперёд и встала в центре библиотеки. – Ну, все выспались, сил набрались, предлагаю начать!

Мы ехали в машине молча. Я, Эльза, Макс и Ана. После того как план был составлен, ровно, как и ответы на вопросы, которые предположительно должен задать мне уникум, считывающий ложь, мне дали пятнадцать минут на сборы, чем я и воспользовалась, успев параллельно с переодеванием настрочить родителям эсэмэску о том, что у меня всё в порядке. К слову – в порядке у меня ничего не было. Наоборот – в голове был полный бардак. Как и в самой жизни… Но я решила предков этой информацией не грузить.

Самым трудным в составлении ответов был момент, когда мне всё-таки пришлось признаться остальным ребятам, из-за чего, собственно, мы с Киром разошлись по разным сторонам в том самом не случившемся будущем. Когда они узнали, что всех членов Организации убил темноволосый, а не я… никто не удивился. Я даже поперхнулась от возмущения! Я тут, видите ли, скрываю это, как могу, а они даже и не рассматривали варианта, что причиной той катастрофы стала я…

– Яра, успокойся, – отмахнулась Лена, – неужели ты думаешь, что мы здесь такие наивные?

– Правда, это даже как-то оскорбительно, – разглядывая свой новый (Господь мой, вседержитель, она меняет его каждый день что ли?!) маникюр, протянула Ана.

– По себе людей не судят, – заметил Алекс, и тут я немного потеряла нить рассуждения…

– В смысле: я дура, но вы-то умные?.. – неуверенно предположила я.

– Он хотел сказать, что мы всё поняли сразу же, но тебя расстраивать не хотели, – приобняв меня за плечо, примирительно сказал Ян, затем поспешно убрал руку, словив на себе пристальный взгляд Кира. – Ну, а после рассказа твоего смертоносного парня о том, что у него за сила, сомнений не осталось.

– Океееей, – протянула я, подняв брови и качая головой…

* * *

И вот ехали мы, ехали, а я не могла уже молчать – язык так и чесался!

– Эльза, мне нужно задать вопрос, – выдохнула я на границе слышимости.

Красногубая глянула в зеркало заднего вида и вновь перевела взгляд на дорогу.

– Насколько вы доверяете друг другу? – спокойно спросила она.

– Ане я доверяю, – серьёзно ответила я, затем замялась, – а Максу хочу доверять.

– Что решишь? – совершенно не стесняясь того, что и первая, и второй всё слышат, спросила у меня начальница.

– Пусть слушают оба, – прикрыв глаза, негромко сказала я.

– И это был правильный ответ, – отозвался Макс, вызывая у меня волну удивления, так что я даже обернулась к нему. – Если хочешь, чтобы я прикрывал твою спину, не храни от меня секретов.

– Это рассуждения не четырнадцатилетнего паренька, – заметила я, не прекращая удивляться.

– Поживи на улице хотя бы год, и поймёшь, что тебе уже давно за тридцать, – хмыкнул Макс, откидываясь на сиденье.

– Хорошо, задавай свой вопрос, – подала голос Ана, доселе молчавшая и с любопытством следившая за нашим разговором.

– Я хочу понять… откуда пошли уникумы? – через несколько секунд молчания выдала я.

– Ммм… она сейчас пошутила, да? – Ана разочарованно фыркнула и отвернулась к окну.

– Почему ты спрашиваешь именно об этом? – нахмурилась Эльза.

– Откуда в нас эта сила? – переиначила свой вопрос я, стараясь не раздражаться от их крайне… раздражающей реакции.

– Да всем же известно – изменение состава воздуха, истончение озонового слоя земли, строительство заводов не по технике безопасности, отсутствие на них нужных фильтров, опасные выбросы на границе, а иногда и в черте населённых пунктов, ядовитые отходы, зарытые в каждом втором городе России… я ведь могу долго перечислять, – заметила Ана, не давая возможности ответить начальнице.

– Из-за этого?.. – я вопросительно посмотрела на Эльзу.

– Я сама преподавала всем уникумам историю появления нового вида, причины, следствия… – сосредоточив взгляд на дороге, проговорила Эльза, – но теперь скажу правду – это не совсем так.

– В смысле? – Ана нагнулась к нашим сиденьям и вцепилась в водительское кресло руками. – Что ты имеешь в виду, говоря, что «это не совсем так»?!

– Ты спросила меня из-за Кира, верно? – начальница посмотрела на меня, и я коротко кивнула.

Самой бы мне никогда в жизни не пришло в голову интересоваться причиной появления уникумов – ну, есть сила и есть! Но в связи с тем, что сказала красногубая около часа назад…

– Уникумы появились на земле не случайно, – сказала Эльза, сжав руки на руле. – Сила, что проснулась в нас, была спровоцирована целой волной веры и надежды, что жила в людях, пересекавших вместе с Временем рубеж тысячелетия.

– Вера? – Ана задрала брови и уставилась на Эльзу. – При чем здесь вера?!

– Это энергия, – пояснила начальница, – чистая энергия, идущая из сердец сотен тысяч, даже миллионов людей! Эта сила пробила барьер, защищавший землю, оставленный нам в дар от наших предков, и часть людей, рождённых на рубеже двух тысячелетий, получила возможность прокачивать через себя энергию Земли. Так и появились уникумы.

– Барьер, оставленный предками? – подал голос Макс, внимательно слушавший всю речь начальницы.

– До нас, несколько тысяч лет назад, на земле жила Раса, умеющая аккумулировать энергию Земли. В простонародье таких звали колдунами; у них были мощнейшие технологии – не чета нашим, но они не использовали ни атомные реакторы, ни электричество, ни нефть… они истощали поле всей планеты. Думаю, мне не нужно объяснять, что эти ребята плохо кончили?

– Ты сейчас рушишь весь мой мир, – проворчала Ана, откидываясь обратно.

– Эм… но ведь
Страница 15 из 15

ты сказала, что барьер достался нам от предков? – напомнила я.

– Да, когда планета решила очиститься от нежелательных элементов, некоторые из них выжили и запечатали биополе Земли. Именно поэтому для нас до сих пор закрыт такой огромный и бездонный источник энергии… – Эльза глянула на меня, словно ожидая следующего вопроса.

– Погодь! – встряла Ана. – А как же рубеж первого тысячелетия? Там уникумы не рождались, что ли?

– Рождались, но то были тёмные времена, – Эльза легко пожала плечами. – Многих сожгли на кострах. Многие погибли от чумы. А многие – от банальной простуды. Организации тогда не существовало, так что я затрудняюсь ответить, – она дёрнула краешком губ, глянув на Ану через зеркало; та закатила глаза.

Дожили. Эльза отпускает саркастические шуточки, а желтоволосая на них реагирует…

– Стоп! – я сжала руки в кулаки и повернулась к Эльзе: – Если ты говоришь, что Кир не уникум…

– Темноволосый красавчик не уникум? – тут же вновь ожила Ана.

Я скривилась. А Эльза ответила:

– Мы не уверены в том, кто он. Но то, что Майя никогда не могла считать его код, и то, что ты, Ана, не можешь просмотреть его своим сканом… и то, что его имени не было в списке Кристины…

– Можешь не продолжать, – я отвернулась к окну и медленно выдохнула.

Кир был особенным – это действительно так. Но НАСКОЛЬКО он особенный – в этом был вопрос…

– У тебя есть подозрения, что за сила обитает за его плечом? – глядя на дорогу, негромко сказала я.

– Есть, – кивнула Эльза.

– И это однозначно не сила уникума… – всё так же тихо продолжила я, – и это не Смерть.

– Это не столько… – Эльза прикусила губу, сосредоточенно глядя на дорогу перед собой, затем кинула взгляд на Ану и Макса… и вновь вернулась к дороге. – Думаю, я скажу об этом, когда буду уверена в своей теории.

– Не откладывай надолго, – пробормотала я и ушла в себя.

Не знаю, как она обеспечит молчание Макса и Аны, но раз начала рассказывать при них – моего одобрения это не требовало.

Значит, они должны были знать.

И, значит, она им доверяет.

Что ж, буду надеяться, что они оправдают мои ожидания, но сейчас я просто не могла больше думать об этом. Я никак не могла взять в толк, как я решила сблизиться с темноволосым, даже не зная, что у него за сила?.. Не зная, кто он, не зная, что он скрывает, не понимая, кто вообще передо мной стоит?! Что это? Глупость? Или интуиция? Должны ли мы быть вместе, или то будущее всё расставило по местам, разведя нас в разные стороны? И почему, чёрт возьми, я сейчас думаю об этом?! Почему не могу успокоить себя? Почему рассказ о том, что умели наши предки, не так впечатлил меня, как знание того, что Кир, возможно, не уникум вовсе?..

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=24313384&lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Примечания

1

День за днем я становлюсь злее. И я уверен, что не за горами тот час, когда я откланяюсь, пожелав доброй ночи. (англ.)

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.