Режим чтения
Скачать книгу

Демоны читать онлайн - Михаил Рощин

Демоны

Михаил Рощин

Существуют ли демоны на самом деле? Вопрос довольно простой, но если всерьез озадачиться, то неизвестно, что бы ответил каждый из нас. И если ответом окажется «Да», то стоит подумать: а может, они где-то среди нас? Прямо в этот самый момент…

Демоны

Михаил Рощин

© Михаил Рощин, 2016

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

01

Как долго продолжалась болтанка, он не знал. Но даже и предполагать какой-то отдельный промежуток было невозможно, время здесь всегда тянулось по-разному. По ощущениям его держало здесь уже несколько часов, хотя это могли быть и считанные секунды.

Это был уже третий заход и демон не знал, сколько еще таких перебросов он выдержит. Силы медленно подходили к концу, и он постепенно начал смиряться с мыслью, что придётся вернуться в Преисподнюю, еще на один цикл. Мало кому из его племени удавалось остаться в царстве Людей, почти всех рано или поздно выбрасывало. Слабые уходили в первую очередь, более сильные пытались бороться. Но пережидать еще один цикл перерождения совсем не хотелось. Лишних шестьсот лет обитать в Преисподней, занимаясь обыденными делами – это уже просто надоело. Хотелось большего, хотелось остаться среди людей.

Вновь появилось ощущение приближения перехода, очередная передышка подходила к концу. Демон частично восстановил силы, и приготовился к следующему раунду противостояния. За последние два эпизода экзорцист тщетно пытался выяснить его имя, но демон был достаточно силён, чтобы сопротивляться. В конце концов священник забросил попытки изгнать его мирным путём и начал просто отчитывать одержимую девушку. И надо сказать, у него это постепенно получалось. Демон был уже измотан и проигрыш приближался.

Секунду спустя перед демоном вновь возникла та комната, где проводился обряд. Он видел всё глазами девушки, воспринимал звуки её ушами. Очередной поток латинской речи начал вливаться ему в разум.

– Экзорциамус тэ, омнис иммундус спиритус… – в очередной раз начал свою пытку священник. Он хорошо знал своё дело, это было ясно с самого начала.

Из глотки девушки вырвался гортанный рёв, потом она безумно улыбнулась и изрыгнула слова: – Ты не сможешь меня выгнать, жрец!

Тот, не отвлекаясь ни на секунду, продолжал произносить известную ему на память речь.

– … омнис сатаника протестас, омнис инкурсио инферналис…

Взгляду демона предстало распятие. Он видел его с первой секунды, но упорно пытался отвести глаза в сторону. С огромным трудом ему это удалось, он уперся взглядом в помощника, тот стоял в углу комнаты, смиренно потупив взор и беззвучно повторяя одну из извечных молитв.

– Посмотри на меня! – крикнул демон молодому человеку. Тот вздрогнул, и на мгновенье поднял глаза. В его взгляде читался страх и неуверенность, это могло сработать.

– Вы не сможете прогнать меня, – вновь начал демон, уже обычным голосом несчастной девушки. – Вы не знаете моего имени.

И ехидно засмеялся в его сторону.

Такое поведение давалось ему с большим трудом. Он продолжал слышать сквозь свои слова произносимую священником молитву, отчего изнутри вспыхивал сильный жар, как будто в глубине начинало разгораться пламя Преисподней. Если бы он был человеком, то мог бы назвать это чувство болью.

– … дивинэ Агни сангуинэ редемптис. – после этих слов священник наложил крестное знамение. Демон взвыл от боли, но продолжал улыбаться безумным оскалом.

– Сколько еще раз вы будете пытаться? – завопил он, вновь обращаясь к помощнику. Священник был непоколебим, и пробиться к нему было бесполезно. Оставалось надеяться, что помощник собьётся и тогда, может быть, появится шанс.

Такая пытка продолжалась уже пару часов земного времени. Демон жалел, что вселился в столь слабую девицу, дух её был слаб и сломался уже в первые дни, и не было времени, чтобы освоиться в её теле как следует. Если так будет продолжаться и дальше, то ему еще долго не светит пребывание среди людей.

Надо сосредоточиться на помощнике, он наверняка не опытен и не готов к такой встрече.

– Эй, ты! – вновь крикнул демон в сторону юноши. Тот стоял спиной к стене, почти касаясь её лопатками. Можно было подумать, что он боится ритуала. Но почти наверняка, это его не первая подобная служба.

Демон попытался проникнуть в его голову.

– Посмотри на меня, юнец!

Эти слова достигли результата, вновь стали видны глаза. Заглянув в них, демон увидел его мысли. Он еще раз улыбнулся, теперь обычной милой улыбкой молодой красивой девушки.

– Подойди ко мне поближе, давай познакомимся.

И облизал губы, самым похабным образом, каким мог.

Помощник вздрогнул, вспомнив, что нельзя смотреть в глаза одержимому, и вновь опустил взор.

Священник же продолжал свою словесную пытку, ни на секунду не прерываясь и не запинаясь. После очередного наложения креста демон утробно зарычал в бессильной злобе. Сил у него оставалось уже очень мало, а шансов удержаться еще меньше.

В Преисподнюю не хотелось очень сильно, но вариантов почти не было. Он уже знал, что эту битву он проиграет, но оставался еще шанс найти огонь.

В этой комнате он был беспомощен, еще до начала обряда её освободили от всех посторонних предметов, которые могли бы ему помочь. Ни тебе свободного стула, ни бесполезной книги или чемодана, которыми можно было бы запустить в стену: вдруг да отвлекутся. О да, священник был хорош, знал наперёд все предосторожности и подготовился как следует. Победить его не получится.

Демон убеждался в этом уже в третий раз, и третий же раз собирался поймать огонь. Если успеет, то выхватит где-нибудь искру, а там, глядишь, и человек подвернется. Он уже дважды пытался такое проделать, и оба раза ему не повезло. Вот если бы можно было выбирать, где оказаться при переходе, тогда ему было бы всё нипочём. Но так устроен мир, когда самовольно покидаешь тело, никогда не знаешь, где окажешься. А если ждать до конца обряда, то тут уж без вариантов, дом родной тебя ждёт с распростёртыми объятиями, полыхая кострами и заливая кипящей лавой твои ноги.

– … инвокато а нобис санкто эт террибили…

Огонь внутри полыхал сильнее с каждым словом, будто они подливали в пламя кипящее масло, и оно разгоралось, превращаясь в очень жаркий костёр.

После первого перехода демон оказался где-то в морской глубине, кругом было холодно, вокруг плавали глубоководные рыбы. Они не видели его, потому что у этих рыб не было глаз, но почувствовали и сразу же отплыли куда подальше. Сетуя, демону пришлось вернуться обратно в тело девушки и затихнуть там, чтобы хоть немного восстановить силы. Но священник был опытный, он почти без задержки понял, что дело еще не сделано, и начал обряд заново.

После второго раза, когда он оказался где-то в горах, он ослаб еще больше. На многие километры кругом не было ни одной живой души, а огня – тем более. Пытаясь вернуться вновь, он оказался в болтанке. Как еще назвать это место, он не знал. Его мотало во все стороны, не давая собраться. Демон уже раньше бывал здесь, и знал, что это промежуточный мир, не имевший названия, и никем не заселенный. Когда-то давно, когда его изгоняли из крестьянского ребенка, он оказался здесь
Страница 2 из 13

впервые. Поначалу было непривычно, но потом он постепенно освоился, и просто ждал, когда его отсюда выкинет обратно в тело одержимого. Удручало то, что болтанка просто вытягивала из него все силы, и чем дольше он там находился, тем слабее оказывался на выходе. Конечно, силы восстановятся, но для этого нужно время. А его-то у демона и не было.

– … аб инсидиис Диаболи, либера нос, Доминэ…

Обряд медленно и неумолимо приближался к своему завершению. Вот и помощник уже приготовил чашу со святой водой. Осталось несколько минут, и на этот раз всё будет кончено. Демон уже знал, что последний его шанс тает, как ледышка, упавшая в озеро расплавленной лавы. Он собрал все свои оставшиеся силы, и как можно скорее покинул тело одержимой девушки.

Куда он попадёт, было неведомо. Внутри теплилась лишь слабая надежда, что где-то поблизости окажется хоть немного огня. И, крайне желательно, живое человеческое тело, в которое можно будет вселиться и отдохнуть.

Мгновение спустя демон очутился в другом месте. Успев молниеносно окинуть взглядом окружающую местность, он понял, что шансов практически нет. Кругом было холодно, с неба падали белые хлопья замерзшей воды. Он уже знал, что это называется «снег», и осознал своё неминуемое возвращение в Преисподнюю.

Как вдруг рядом с ним раздался щелчок, издаваемый обычной газовой зажигалкой. Простой ненадёжный предмет быта, он был его спасением.

Из под кремниевого камешка появилась искра, затем еще одна, и, наконец, вспыхнуло пламя.

«Ну как же я сразу его не заметил!» – воскликнул про себя демон. Теперь у него внутри бесновалась дикая радость, он как мог быстро, двинулся к огню, теряя последние силы.

Зажигалку держал в руках молодой человек, он пытался прикурить сигарету. С первого раза зажечь пламя не получилось, демон терпеливо ждал, уже слабея, но продолжая надеяться. Наконец, он поднёс кончик желто-белого огня к концу сигареты, начиная втягивать в себя воздух.

Демон придвинулся еще ближе, коснулся раскаленного разгорающегося табака, ощутил приятное тепло земного огня. А затем, беззвучно крича от радости, устремился вместе с потоком воздуха внутрь, готовясь освоить нового владельца.

02

Погода выдалась чуть более тёплой, чем можно было ожидать от зимы. Снег мягко ложился на землю, покрывая мир вокруг белым покрывалом. Свет уличных фонарей опускался вниз, отражаясь от снега и делая всё вокруг немного ярче.

На автобусной остановке в этот поздний час было пустынно, большинство жителей города уже сидели по домам, отдыхая после рабочего дня и готовясь к следующему. Редкие машины проезжали мимо, и водители были больше увлечены дорогой, чем стоящим на тротуаре человеком.

Саша провёл здесь уже десяток минут, и предполагал, что простоит еще столько же. Долгожданный автобус всё никак не появлялся, и он время от времени бросал взгляд в сторону, откуда тот должен был приехать, но его всё не было. Отсутствующий автобус был не самой главной заботой молодого человека, голова была крепко занята другими мыслями.

Он всё никак не мог успокоиться, и раз за разом прокручивал в голове все события прошедшего дня. День не задался еще с утра, когда его внезапно вырвали из крепкого сна звуки, раздающиеся из туалета.

Вообще, такая ситуация с ним случалась довольно часто, но вкупе со всем следующим днём выглядела еще неприятнее. Его разбудили звуки соседа, опорожнявшего содержимое желудка в унитаз. Нет, он не страдал от каких-то болезней, просто накануне вечером слишком нагулялся на дне рождения одного из обитателей общежития, такого же студента. Вернулся поздно, не дав Саше толком поспать, а вот теперь, с утра, его мутило и остаточное содержимое просилось наружу. Звуки из туалета продолжались еще несколько минут, после чего сосед вернулся в комнату и бухнулся на свою кровать, не в силах даже говорить. Закрыл глаза, попытался дальше заснуть, но тело было еще слишком взбудоражено, и требовало хоть какого-то движения. Он шумно дышал, пытаясь успокоить продолжавшееся головокружение, в народе называемое «вертолёт», пот обильно покрывал его лоб, одеяло казалось слишком тёплым, и хотелось его скинуть. Через пару минут он вдруг начинал мерзнуть, когда также сильно потеющие ноги начинали остывать. Он закутывался в одеяло вновь, сворачивался в клубок, но сон всё не приходил.

Саша уже не мог заснуть, он просто лежал, глядя в потолок, и у него в голове появилась мысль. Где он слышал эту фразу, припомнить уже не получалось, но она как нельзя лучше описывала сложившуюся ситуацию. «Сон пьяницы краток и тревожен».

Наконец он устал смотреть в потолок, приподнялся на локте и посмотрел на соседа.

– Хорошо погуляли вчера?

Тот был слишком занят осознаванием себя в этом мире, поэтому отреагировал не сразу.

– А, ты тоже проснулся? – вялым голосом произнёс Андрей. – Если будешь делать чай, налей и мне тоже, а?

Нехотя поднявшись с кровати, Саша подошел к окну и приоткрыл его, пытаясь освежить воздух. Даже проведя в этой атмосфере несколько часов и привыкнув, он всё равно ощущал витавший кругом запах перегара.

Андрей, почувствовав поток холодного воздуха из окна, вновь спрятал ноги под одеялом.

– Тебе надо придти в себя, – произнёс Саша, включая чайник и отправляясь в ванную.

Через несколько минут он вернулся, закончив утренние сборы. Чайник к тому времени уже вскипел и сам отключился, и в комнате вновь была тишина, сопровождаемая охами и вздохами Андрея. Каково ему приходилось сейчас, представить было не сложно, такого состояния и врагу не пожелаешь.

Саша бросил в кружки по пакетику чая, отрезал лимона и положил сахар. Поставил одну из них на тумбочку возле страдающего соседа.

Он выглянул из под одеяла: – Ты что, заморозить меня хочешь?

– Это тебе вместо вытрезвителя. Аспирин дать?

Тот лишь кивнул головой, говорить ему не хотелось.

Саша вернулся в ванную, набрал холодной воды из под крана. Потом, уже в комнате, достал таблетку, положил всё это на тумбочку, рядом с чаем.

– Вот. Выпей, когда захочешь. А мне на работу пора.

На самом деле, на работу ему было еще рано. Просто заснуть уже не получилось бы, а оставаться здесь и смотреть на помирающего соседа было не интересно.

Такое уже случалось раньше, и почти всегда заканчивалось одинаково. Андрей был на пару лет старше, и жил он в этом общежитии дольше. Соответственно, знакомых у него было больше. Надо отдать ему должное, он никогда не устраивал гулянки прямо у них в комнате. Может, это был знак взаимного уважения, а может, просто не хотел никого приводить. Но Саша, в свою очередь, на следующее утро оказывал ему посильную помощь. Так они и жили.

Начиная учиться в институте, Саша быстро понял, что денег на нормальную жизнь ему не хватит. Многие одногруппники быстро устраивались на какую-нибудь работу, и он не стал исключением. Правда, приходилось жертвовать занятиями, но он успокаивал себя, что сможет потом догнать. Парнем он был не глупым, а потому внутри была небольшая, но уверенность, что всё получится. Да и результаты первой сессии уже показали, что он способен успевать, хоть и на тройки. По крайней мере, он не вылетел, а потому продолжал учиться
Страница 3 из 13

и работать одновременно.

Кстати, о работе он никогда не жалел. Он считал, что ему немножко повезло, потому что нашел он место относительно близко от дома, и не приходилось ездить на другой конец города. Продавцом в магазин электроники и бытовой техники он устроился сам, ну, или почти сам. Одногруппник предложил ему работать по очереди, и зарплату тоже делить пополам. Когда один шел в институт, другой отправлялся за прилавок. Минусов было не много, за исключением полного рабочего дня, а плюсы заключались в хоть и небольшом, но имевшем место свободном времени. Когда клиентов в торговом зале не было, он мог прямо за прилавком что-то почитать, чтобы не так сильно отставать по учёбе.

И сегодня была его очередь работать. Он обулся в тёплые ботинки, одел пуховик и шапку, и вышел из комнаты, оставив болеющего соседа приходить в себя среди прохладного зимнего воздуха.

Через двадцать минут он уже подходил к магазину. Тот был пока закрыт, но витрина уже светилась в еще темном утреннем полумраке. Саша обошел магазин сзади, открыл дверь служебного входа и вошел внутрь.

Но тут его ожидал еще один сюрприз, и приятным его назвать было нельзя. В торговом зале уже находился директор в окружении нескольких работников. У них был в ходу какой-то разговор, и судя по напряженным лицам, хорошего в нем было мало. Тихо подойдя сзади, он остановился и начал слушать.

Директор объяснял персоналу, как обстоит ситуация с торговлей в последнее время. Начал он издалека, постепенно приближаясь к главному. За несколько минут его туманной речи всем присутствующим стало понятно только две вещи: продажи упали и грядёт увольнение. Конечно, не всем, но Саша быстро смекнул, что репрессии коснутся тех, кто только недавно устроился. Те, у кого еще не закончился испытательный срок. Те, кто не может работать весь день и каждый день. Те, кто еще не заслужил себе репутацию.

Он подходил по всем статьям. И надо же было такому случиться, что именно ему выпал черёд работать сегодня. Если бы на его месте был одногруппник, то пострадал бы в первую очередь он. Но сложилось как сложилось, и изменить ничего нельзя.

Через два часа он, сжимая в одной руке трудовую книжку, а в другой – маленькое выходное пособие, покинул здание магазина. Сочувственный взгляд бывших коллег не был искренним, в глубине виднелась тихая радость, что уволили кого-то еще, а не их самих.

Он вышел на улицу, достал телефон и позвонил своему теперь уже бывшему коллеге, рассказать о случившемся. Тот не снимал трубку: либо где-то на занятиях, либо вообще никуда не пошёл и всё еще спит сном младенца.

На улице уже рассвело, количество прохожих возросло в разы, все куда-то спешили, толпились на перекрестках в ожидании разрешающего сигнала светофора. Он немного постоял возле входа, достал сигарету, прикурил от дешевой зажигалки. Следующие несколько минут он просто стоял и вдыхал дым, размышляя, куда дальше ему следует податься. В институт ехать желания не было, он приедет туда слишком поздно, как раз к концу занятий. Гулять по улице в такую погоду, конечно, можно, но постепенно организм будет замерзать и всё настойчивее требовать тепла.

Он решил поехать в другой конец города, к своей девушке. Точнее, она не называлась «его девушкой», но он внутри уже начал постепенно приучать себя к этой мысли. Они познакомились месяц назад, в кафе, и уже несколько раз встречались, гуляли вместе по вечерам. Разумеется, в те дни, когда ему не приходилось работать. Но она всегда с пониманием воспринимала эту новость, и старалась сильно не растраиваться. Он уже пару раз бывал у неё в гостях и поэтому знал адрес.

Когда они встретились, она сказала, что у неё сейчас нет молодого человека, и была бы не прочь познакомиться с кем-то еще. При этом довольно ясно давая понять, что Саша ей понравился. Отношения у них складывались довольно хорошо, это был «конфетно-букетный» период, который проживают все пары. В начале знакомства каждый старается выглядеть получше, быть поумнее, и чутко относиться к желаниям своей новой половинки. Именно поэтому такой период протекает обычно гладко, без конфликтов и ссор. Конечно, потом это всё закончится, и начнется обычная жизнь, каждый будет сам собой, и всё встанет на свои места. Ну а пока всё идеально, нужно не терять момент.

Он решил не звонить ей и не предупреждать. Накануне вечером они уже виделись, и она знала, что ему сегодня работать. Ему же она сказала, что занятия в её институте начнутся после обеда, и поэтому она планирует поспать как можно дольше. Она тоже училась в этом городе, но в другом месте. Снимала квартиру с подругой, а та часто отсутствовала, оставляя всё в её распоряжении.

Саша отправился на остановку, дожидаться нужного автобуса. Через несколько минут он уже находился в салоне, окружаемый скудным количеством людей, едущих кто-куда по своим делам.

Дорога до её дома занимала около часа, он стоял на задней площадке возле двери и пытался сквозь замороженные окна угадать, на каком же месте пути он находится. Периодически отогревая дыханием стекло, он выглядывал на улицу, и отмечал про себя текущее местоположение.

Настроение постепенно приходило в норму. Потерять работу, конечно, неприятно, но он успокаивал себя, что всё делается к лучшему. Это было первое его серьезное рабочее место, с трудовой книжкой, договором и зарплатой. До этого, еще учась в школе, он подрабатывал в своем небольшом городке, чтобы раздобыть немного карманных денег. Конечно, родители ему их давали, но ведь много – не мало, всегда хотелось больше. И он как мог, пытался заработать еще. Иногда грузчиком на промбазе, иногда мойщиком машин. Всё это были временные заработки, неофициальные, но его это тогда устраивало. А здесь уже было всё серьезнее.

Примерно на середине пути у него в кармане зазвонил телефон. Он извлёк его на свет, посмотрел на экран. Звонил одногруппник, который тогда не взял трубку. Саша нажал на кнопку ответа и поднёс его к уху.

– Сань, привет. – раздался голос в динамике. – Не мог ответить, на паре был. Препод зверствовал, вообще…

– Да, ничего поди. На него иногда находит, потом отпускает. – ответил Саша.

Преподаватель с несуразным именем Сергей Ильич действительно был немного своенравным. За глаза его просто называли «Ильич», а относились к нему кто как. Коллеги – с обязательным почтением, в силу возраста и стажа. А студенты – все знали, что он покипит-покипит, да и подобреет.

– Не, Сань. Сегодня что-то не то было. Он не ругался, просто довёл до нашего сведения, какая у нас сейчас ситуация.

Саша немного напрягся, обычно Ильич был довольно безобиден. Голос в трубке тем временем продолжал.

– Он нам зачитал приказ из деканата. Те, у кого больше пяти пропусков за год, будут сдавать не ему лично, а комиссии.

– Как это – комиссии? – не понял Саша.

– А вот так. Он сказал, что это не его инициатива, а руководства. Он-то сам мужик безобидный, а вот тут мне шепнули, что комиссии почти никто не сдаёт. Это у них такой способ отчисления прогульщиков.

Внутри у Саши появилось какое-то неприятное ощущение, что сейчас будет сказана крайне неприятная вещь. Он даже не успел осознать это, как
Страница 4 из 13

динамик в телефоне вновь заговорил.

– Потом он зачитал по списку, у кого уже больше пяти пропусков. Короче, – тут он сделал небольшую паузу, – у тебя девять, Сань. И сегодня был десятый.

– Вот тебе и новость. А я думал, что хорошее сказать хочешь. – безэмоциональным тоном ответил Саша.

– Да, вот такая петрушка. А ты чего звонил? На работе что-то? – спросил одногруппник. Его, кстати, звали Лёша.

– Ага, на работе. Уволили меня к чертовой матери. – вдруг рыкнул в трубку Саша.

– Уволили? Почему?

– Сокращение у них такое, блин. Я сегодня пришел, и на тебе. Прямо с утра подарочек. Мы же с тобой на испытательном были, если бы ты сегодня вышел – и тебя бы тоже уволили.

– Блин, Сань. – засопел в трубке Лёша. – Я не знал.

– Ладно, фигня. Прорвёмся.

– Ты это, не расстраивайся, ладно? – вновь раздался голос Лёши на том конце линии.

– Хорошо, не буду.

И закончил разговор.

«Вот такое паршивое утро у меня сегодня» – подумал вдруг Саша.

Увольнение с работы и такие проблемы в институте давили его поднявшееся настроение всё ниже, он помрачнел, глядя тяжелым взглядом сквозь вновь замерзшее окошко автобуса.

Через двадцать минут он добрался до нужной ему остановки. Вышел из распахнувшейся двери, вновь вдохнул морозный воздух и огляделся.

До дома его девушки нужно было пройтись, в прошлые разы это занимало около получаса. Конечно, тогда они шли вместе, неторопливым шагом, и попутно разговаривали. За счет этой неспешности он довольно неплохо запомнил весь путь.

Он двинулся вдоль дороги, выискивая взглядом место, где они в прошлый раз свернули между домами, сокращая расстояние на добрых пятьсот метров. Потом прошел сквозь подворотню, и двинулся по тропинке, вытоптанной такими же людьми, стремящимися сократить дальность своей ходьбы.

Через несколько минут он уже подошел к нужному дому, остановился возле подъезда. Мелькнула мысль позвонить в домофон или по телефону, но тогда уже не получилось бы задуманного изначально сюрприза. На его счастье, дверь открылась изнутри, выпуская из теплого подъезда какого-то мужчину с маленькой собакой на поводке. Саша слегка кивнул ему, делая вид, будто бы он и сам тут живёт, и придержав ему дверь, вошел в подъезд.

На лифте он поднялся на седьмой этаж, остановился перед знакомой дверью. Конечно, день складывался плохо с самого утра, но сейчас всё должно измениться в лучшую сторону. После таких мыслей действительно стало легче, он уже увереннее подошел к двери и нажал кнопку звонка.

За толстой железной дверью раздалась звук, призывающий хозяев открыть дверь. Сразу после этого в подъезде повисла плотная тишина. Только сейчас Саша понял, что все те несколько секунд, пока он стоял перед дверью, осознавал какой-то глухой и еле слышный шум, а теперь всё прекратилось. Он прислушался, ему показалось, что за дверью кто-то затаился, тоже напрягая слух.

Он нажал на кнопку звонка еще раз, теперь сигнал звучал куда тревожнее. За дверью раздался вздох, и прозвучал неуместный теперь вопрос: «Кто там?». Неуместным он был по той причине, что изнутри квартиры некто внимательно следил за гостем через дверной глазок.

Голос принадлежал Оле, той самой девушке, с которой он недавно познакомился, и к которой пришел сегодня в гости.

– Оля, это я, Саша. Открывай.

Секундное молчание вновь прервалось голосом из-за двери.

«Я не одета, подожди минутку».

Саша как-то внутренне насторожился, прислушался. В глубине квартиры раздалась какая-то возня, и ему послышался громкий шепот двух людей.

Он кулаком постучал в дверь. Шум внутри усилился, кто-то что-то уронил, обо что-то споткнулся. Через несколько секунд Оля открыла дверь.

Вид у неё был немного необычный. Всегда опрятная и ухоженная, сейчас её будто подняли с постели. Волосы растрёпаны, косметики нет. Но она точно не спала, это было заметно по легкому румянцу на щеках, да по еще учащенному дыханию.

– Ты откуда взялся? – она даже не дала ему возможность открыть рот. – Разве ты сегодня не работаешь?

Саша уже чуял неладное, но пока еще надеялся на хороший конец.

– Сегодня изменения в планах, на работу не пошел.

– А в институт?

Она еще стояла в дверном проёме, загораживая проход и не давая ему войти.

– Институт тоже отпадает, не до него сейчас.

Он сделал шаг вперёд: – Не против, если я войду?

Она секунду колебалась, но решила не сопротивляться, и отошла в сторону.

Войдя в прихожую, он огляделся. Кроме её вещей на вешалке было зимнее мужское пальто и шарф. Возле тапочек в прихожей он обнаружил чужие черные ботинки, тоже мужские. Ситуация ухудшалась с каждой минутой, но оставался вариант, что это пришел гость к вечно отсутствующей соседке.

– У тебя кто-то в гостях? – спросил он, повернувшись к ней лицом. Она стояла, опустив взгляд на свои ладони, и не собиралась отвечать.

Его внимание привлек шум из комнаты. В дверях показался парень, на пару лет старше Саши, выше и физически крепче. Он не спеша двигался к ним, попутно застегивая рубашку. Лицо его излучало уверенность, он чувствовал себя победителем. Остановившись в метре от Саши, он с ноткой пренебрежения произнёс: – Шел бы ты отсюда, парень. А?

И деланно поднял брови.

Саша вновь обернулся к своей, теперь уже бывшей девушке. Она всё так же стояла, не смея поднять глаза, и чуть отодвинулась в сторону, освобождая выход из квартиры.

Он еще раз осмотрелся, но не найдя, что сказать, просто двинулся к выходу. Затылком он ощущал взгляд, сверлящий ему мозг. Так и хотелось развернуться и врезать этому самодовольному придурку. Но пользы бы это не принесло никакой, и скорее всего, он получил бы хорошую ответную взбучку.

Поэтому он, ни слова не говоря, вышел из квартиры и направился к лифту. Нажав кнопку вызова, он услышал, как захлопнулась за ним тяжелая железная дверь.

Следующие несколько часов он просто бродил по улицам. Холода он не ощущал, или не хотел ощущать. Голова была занята лишь неприятностями сегодняшнего дня. Он всё думал, почему же так получилось, мог ли он что-нибудь изменить. Конечно, в мыслях у него нашлась и подходящая фраза, которую он бы произнёс в этой злосчастной квартире. И были аргументы, почему именно его не стоит увольнять. Думал, не знал ли одногруппник об этом предстоящем сокращении? Слишком уж легко он воспринял эту новость.

В себя он пришел к вечеру, когда низкое зимнее солнце уже опустилось за горизонт, передав эстафету освещения уличным фонарям. Мороз стал намного мягче, начал падать легкий пушистый снежок.

Добравшись до знакомых улиц, Саша притормозил возле остановки автобуса. Вечерние маршруты были затяжными, интервал мог достигать получаса. А пешком добираться до общежития было почти нереально, он сейчас находился на другом конце города.

Уже немного оправившись от событий дня, он стоял на тротуаре и всё чаще поглядывал вдаль, туда, откуда должен был приехать автобус. Его, как назло, не было, а ноги без ходьбы уже начинали замерзать. Вспомнив старую студенческую шутку про сигарету и автобус, он достал пачку. Шутка заключалась в том, что всегда действует закон подлости. Стоишь ты долго на остановке, ждёшь транспорт, а он всё не едет и не едет. Наконец, чтобы
Страница 5 из 13

скоротать время, достаёшь из пачки последнюю сигарету и прикуриваешь. И только стоит это сделать, как из-за угла выворачивает столь долгожданный автобус.

Усмехнувшись про себя, он посмотрел в пачку. Действительно, оставалась одна последняя сигарета. Он достал её, немного помял в пальцах. Наконец, решив, что гадостей с него на сегодня должно хватить, и удастся хоть покурить спокойно, он следом достал зажигалку и начал её отогревать.

Зажигалка была дешевой, и никогда не срабатывала с первого раза. Чиркнув кремнем один раз, он вдруг заметил боковым зрением какое-то движение. Повернул голову в одну сторону, потом в другую – никого. Он продолжил своё занятие, со второго раза ему удалось добыть огонь. Поднеся желтый язычок пламени к кончику сигареты, он резко вдохнул воздух в легкие.

Внезапно ему показалось, что вместо воздуха оказался сильно раскаленный удушающий газ. Начало драть горло, потом трахею. Легкие горели огнём, он не мог больше вдохнуть. Закашлявшись, он выплюнул из себя клубы едкого сизого дыма, после чего все неприятные ощущения сразу закончились. Он вновь чувствовал себя как обычно, пожалуй, даже немного лучше. Следующая затяжка была совсем не болезненной, и он продолжил начатое занятие, время от времени бросая взгляд в сторону, откуда должен был появиться столь долгожданный автобус.

03

В комнате стояла напряженная тишина. Девушка, только недавно подвергнувшаяся обряду, всё еще сидела на стуле посреди комнаты, уставившись в пустоту бессмысленным взглядом. От неё сейчас толку не было, она только начинала приходить в себя. Сколько продлится такое состояние, сказать было невозможно. Бывало, что человек приходил в себя уже через минуту, а иногда требовалось несколько часов. От чего это зависело, точно никто не знал. Существовали предположения, что на это влияла сила духа, вселившегося в человека, или от самого человека. Но сейчас это было неважно.

Гораздо важнее было убедиться, что демон покинул это тело. Такое уже случалось в практике, когда злой дух только притворялся, что ушел, а на деле лишь затаился, чтобы восстановить силы, или сделать еще какую-то пакость.

Самый простой способ обычно давал самый верный результат. Отец Павел подошел к ней ближе, и наклонился, глядя прямо в глаза.

– Посмотри на меня. – потребовал он.

Девушка вздрогнула, но через секунду подняла глаза. Взгляд был тревожным, она всё еще боялась.

– Видишь этого человека? – он указал рукой на помощника. Тот, как и прежде, стоял возле стены, сжимая в руках чашу со священной водой.

Девушка неуверенно кивнула, вновь переводя взгляд на стоящего перед ней священника.

– Что лежит у него в кармане?

Она вновь посмотрела на юношу, пытаясь понять, чего от неё хотят. Несколько раз оглядела его с головы до ног, задерживая взгляд на уровне карманов пиджака и брюк. Наконец произнесла: – Я не знаю.

Отец Павел выпрямился, тихонько положил ей руку на плечо.

– Думаю, теперь ты можешь отдохнуть. Тебе больше ничего не угрожает.

И направился к выходу из комнаты.

Чуть позже, когда мать девушки помогала ей успокоиться и уснуть, священник с молодым помощником ждали на кухне и тихо разговаривали. Точнее, говорил только отец Павел, а юноша сидел и слушал, сопровождая собеседника взглядом, пока тот задумчиво ходил из угла в угол.

Создавалось впечатление, что священник разговаривал сам с собой. Он уже несколько раз пересёк кухню по диагонали, и не собирался останавливаться. Движения его были плавными, точными, и никак не увязывались с его уже полностью седыми волосами. Определить возраст его было невозможно, отчасти из-за такой несоответствующей возрасту подвижности, а отчасти из-за роста, довольно немалого. Он расхаживал по кухне, заложив руки за спину, и бормоча себе под нос свои же рассуждения.

Наконец, он закончил эту бесконечную прогулку по кругу и выпрямился.

– Какие выводы мы можем сделать из сегодняшнего происшествия? – задал он прямой вопрос помощнику.

Тот вздрогнул, он не ожидал такого вот поворота. Конечно, ему следовало быть готовым к чему-то подобному, он ведь находился на обучении у отца Павла, был приставлен к нему. И последние несколько месяцев он много раз наблюдал обряды изгнания бесов, и уже мог заметить некоторые нетипичные вещи.

– Я думаю, это было странно, что удалось изгнать его только с третьего раза, – подумав, ответил он.

Отец Павел кивнул в знак согласия.

– Только не странно это, а просто очень редко. Я сам сталкиваюсь с таким всего второй раз в своей жизни.

Он вновь начал ходить из угла в угол, но теперь он при этом еще и говорил.

– Прогнать демона довольно просто, если узнать его имя. А сделать так, как мы только что – сложнее в разы. Демон не захочет уходить просто так, без боя, и поэтому он пытается изо всех сил удержаться в человеке. Но если уходит, то уходит окончательно. А этот дважды возвращался, и только на третий раз нам удалось его изгнать.

Он сделал еще пару кругов по тесной кухне, затем остановился и задумчиво продолжил, глядя себе под ноги.

– Можно предположить только один вариант, и он меня беспокоит. В очень редких случаях демон осознанно покидает жертву, но лишь для того, чтобы остаться на Земле. Он уходит из тела одержимого человека по своей собственной воле, и вселяется в кого-то другого. И этот новый носитель подвергается большой опасности, он может не просто погибнуть, а стать кем-то похуже. Однажды, давным давно, мне уже пришлось столкнуться с подобным случаем, и исход мне не понравился. Человек потом был вынужден страдать всю оставшуюся жизнь.

Он подошел к столу, опёрся руками о крышку и твёрдо произнёс: – Мы должны найти его, пока еще не поздно.

04

Демон осматривался в своём новом вместилище. Для него не так было важно тело, как разум одержимого. Конечно, он пока не подаёт никаких внешних признаков ненормальности, и поэтому следует вести себя как можно аккуратнее. Разум нового хозяина еще не был испорчен суровыми переживаниями земной жизни, в нём пока оставалось много хорошего. Это был одновременно и плюс, и минус нового дома. Демоны всегда питались тяготами бытия, страхами и тревогами. В крайнем случае, для подкрепления годились и плохие эмоции. С другой стороны, всё то хорошее, что было в душе у человека, сдерживало рост демонической силы и не давало окружающим заподозрить неладное, по крайней мере, вначале.

Но, хотя человек был в целом положительный, демон прекрасно осознавал, что жизнь его не идеальна. Как минимум, сегодняшний день выдался крайне неудачным, и теперь чаша весов перевешивала в тёмную сторону. Носитель находился в крайне скверном расположении духа, и демон здорово обрадовался этому факту. Битва с экзорцистом почти истощила все его силы, еще немного – и он бы вернулся в свою давнюю стихию, которой он так старался избежать. Но теперь всё будет по-другому. Он восстановит силы, и будет жить в этой оболочке, пока разум его не смирится с еще одной сущностью рядом, и они не объединятся. Ну а пока пришло время еды…

Саша в то же время продолжал стоять на остановке. Зажженная сигарета в правой руке уже истлела наполовину, а злосчастный автобус всё никак
Страница 6 из 13

не появлялся. Но почему-то его это волновало совсем не так, как пару минут назад. Он поймал себя на мысли, что уже не переживает так сильно о событиях всего этого паршивого дня. Настроение его почему-то улучшилось, как будто он познал что-то хорошее. Радостью это чувство назвать было нельзя, но тягостные мысли превратились в обычные воспоминания, и просто отпечатались в глубинах мозга. Он мог спокойно, без эмоций, анализировать всё происшедшее.

Ну, утро как утро. Такое случалось уже много раз, и наверняка еще повторится. Сосед у него был беспокойный, но никакого вреда причинить не мог, это Саша понимал совершенно ясно, хотя не знал, откуда у него это ощущение. Зла от него ждать не стоило, поэтому переживать на этот счет бессмысленно. А выспаться он и потом может, ему никто не будет мешать.

Увольнение с работы. Тут он подумал, что его одногруппник слишком мягко отреагировал на такую новость. Для себя сделал отметку в голове, что стоит быть с ним повнимательнее, и постараться всё ненавязчиво выяснить.

А про девушку он внутренне давно догадывался, просто боялся себе в этом признаться. Иллюзия отношений давала ему надежду на продолжение, но сейчас он прекрасно осознавал, что дальнейшего развития просто не существовало.

Он вдруг с предельной ясностью увидел всё это, и внутренне махнул на это рукой. Переживать не было смысла, так же, как и прокручивать раз за разом эти мысли в голове. На душе сразу стало как-то спокойнее, он расслабился, и вновь взглянул вдоль улицы. Через секунду из-за угла вынырнул долгожданный автобус.

Примерно в это же время на остановке появился еще один человек, Саша заметил его не сразу. Он будто бы тоже ждал автобуса, но постоянно оглядывался, словно примеряясь к ситуации.

Вот автобус уже почти подъехал, Саша собрался было последний раз затянуться сигаретой, как вдруг перед ним вырос тот самый незнакомец. Он уже понял, что Саша сейчас уедет в неизвестном направлении, и его планы окажутся под угрозой. Поэтому он не стал долго ждать, а преградил ему путь, повернувшись спиной к автобусу.

– Не подскажешь, сколько времени? – раздался вопрос, адресованный Саше.

– Нет, не знаю. – Саша сделал вялую попытку избавиться от ненужных разговоров. – Я тороплюсь.

И попытался сделать шаг в сторону.

Незнакомец извлек руки из карманов, в левом кулаке блеснуло лезвие короткого ножа.

– Ты никуда не поедешь, – многозначительно произнёс он.

За его спиной манили светом открытые двери автобуса. Салон был почти пуст, никто не выходил наружу. Если еще пару секунд никто не войдёт, водитель решит, что желающих нет, и двинется дальше по маршруту. И следующего ждать придётся еще очень долго, до самого утра. Рейс на сегодня был последний, а шансы уехать таяли на глазах.

А незнакомец, видимо, поставил себе целью не отпускать случайного прохожего просто так. Он стоял, расставив широко ноги, и чуть подавшись вперёд. Как будто сейчас нападёт. Чего он хотел добиться, было неясно. То ли это грабитель, который уйдёт, как только получит добычу, то ли это какой-то маньяк, который режет людей на улицах.

Внутри у Саши зашевелился какой-то холодок. Он мгновенно осознал, что риск возрастает в разы. Он не стал делать бесплодных попыток обойти противника, а только лишь застыл без движения, ожидая своей участи.

Противник с виду был намного крупнее Саши. Выше на голову, шире в плечах, немного старше. Но главное – у него были другие глаза. По ним становилось понятно, что он собирался достичь поставленной цели.

Автобус за его спиной громко зашипел пневмоприводами, и входные двери закрылись. Водитель так и не дождался, пока пассажиры войдут в салон, а значит, стоять здесь ему смысла не было. Он включил передачу, и тяжелая машина медленно двинулась вдоль по улице, оставляя людей на остановке в обществе друг друга.

Следующую долгую секунду двое людей смотрели друг другу в глаза. Потом тот, что был выше и с ножом, сквозь зубы произнёс: – Давай деньги и телефон.

Саша был напуган, его грабили первый раз в жизни. Он не знал, как отреагировать и чего ждать. То есть, на интуитивном уровне он предполагал, чем грозит ему неповиновение, но осознать этот факт был не в состоянии. Поэтому он впал в какой-то ступор и застыл, не производя никаких движений.

– Ты что, не расслышал? Я сказал, доставай телефон и все деньги, какие есть. Тогда я тебя не порежу, – уже громче произнёс грабитель.

В этот момент та самая последняя сигарета в руках у Саши дотлела до основания, и он ощутил резкое жжение пальцев. Боль внезапно вывела его из состояния отупения, он вскрикнул, выронил окурок и замахал рукой, пытаясь остудить ожог.

Незнакомец, видимо, осознал, что на этот раз ему попался какой-то неадекватный соперник. Он решил не продолжать дискуссию, а просто замахнулся свободной рукой с целью ударить Сашу по лицу, оглушить и просто забрать добычу, пока тот будет приходить в себя.

Демон смотрел на складывающуюся ситуацию глазами Саши, и он не хотел, чтобы его новому хозяину причинили вред. Но показывать своё присутствие чересчур явно совершенно не хотелось. Силы, разумеется, были неравны, демон был могущественнее любого человека. Но приходилось быть осторожным, любая неаккуратность могла сыграть злую шутку.

Тут он ощутил новый всплеск эмоций. Боль. Правая рука, горящая сигарета. Боль от ожогов, даже от небольших, всегда сильная и мучительная, об этом Демон знал не по наслышке. Он поглотил эту боль, сразу став сильнее.

Оставлять нового носителя без поддержки было бы неразумным. Это вместилище могло бы служить ему еще много лет, при благоприятном стечении обстоятельств, поэтому его стоило как следует защищать. Разумеется, аккуратно и незаметно для него.

Демон впитал силу той боли, и послал часть её в мышцы нового хозяина.

Кулак нападающего уже приближался к цели, которой служила челюсть жертвы. Саша видел её, медленно движущуюся, и вдруг осознал, что скорость удара какая-то чересчур медленная, как будто кто-то замедлил воспроизведение фильма. Он успел окинуть взглядом окружающий мир. Снег тоже замедлил своё падение, искры от падающей сигареты медленно опускались на землю, постепенно то разгораясь ярче, то тускнея.

Он не торопясь поднял свою левую руку, как следует обхватил запястье нападавшего, сдавил в кулаке и сделал небольшой рывок в сторону.

Время сразу же приобрело нормальную скорость. Нападавший больше не был замедленным воспроизведением фильма жизни. Запястье его, зажатое стальной хваткой, вдруг издало четкий сухой хруст, как будто лопалось сразу несколько сушеных веток. Вслед за этим из его рта вырвался громкий вопль боли, но больше он ничего не мог сделать. Вторая рука непроизвольно разжалась и выронила нож, с тихим лязгом упавший на обледеневшую землю.

Другая рука Саши, та, что была обожжена сигаретой, резко подалась вперёд и обхватила грабителя за горло. Они оба почувствовали нечеловеческую силу, с которой эта рука оторвала незнакомца от земли. Следующая секунда протянулась очень долго. Саша смотрел в глаза парню и видел в глубине страх. А несчастная жертва видела в глазах противника совсем не человека. Ему на мгновенье показалось, что
Страница 7 из 13

глубина их бездонна, они совсем не отражают свет, и где-то далеко внутри полыхает яркое и очень горячее пламя.

А через секунду он уже летел по воздуху спиной вперёд, отброшенный нечеловеческой силы толчком.

Если бы у демона было лицо, он бы улыбнулся, всё получилось как нельзя лучше. Новый носитель не пострадал, негатива в его жизни пока хватало, на первое время хватит. А дальше уже будет видно.

Саша пару секунд оторопело смотрел на поверженного противника, потом уставился на свои руки. Ничего подобного он не мог себе даже представить, откуда взялась эта нечеловеческая сила, он не знал. Несколько раз сжал пальцы в кулаки, всё казалось таким же, как и раньше. Он еще раз с сомнением посмотрел на валяющегося вдалеке врага. Тот начал тихонько шевелиться, пытался повернуться на бок. Саша вздохнул с облегчением – вроде живой. По сравнению с возможной гибелью сломанная рука теперь казалась сущей мелочью.

Взгляд его вдруг коснулся лежащего в снегу ножа. Он тускло блестел в свете фонаря, но не весь. Один край его был будто бы измазан какой-то краской, темного цвета. Присмотревшись, Саша вдруг осознал, что это была чья-то кровь.

Судорожно охлопав себя по всем возможным местам, он убедился, что кровь на ноже ему не принадлежала. Также она не могла быть и нападавшего, нож выпал у него почти сразу, не причинив ему вреда.

Противник вдалеке вновь зашевелился, он пытался подняться на четвереньки, но со сломанной рукой это было сделать непросто. Да и еще учитывая недавний полёт, после которого он здорово ударился о землю.

Мысль пришла сама собой. «Медлить нельзя, нужно сматываться». Саша тихо отошел в сторону, и двинулся прочь от остановки, постепенно ускоряя шаг. Через минуту он уже почти бежал в том направлении, куда недавно уехал автобус. Он спешил к себе домой.

05

Новый носитель двигался по улице в нужном ему направлении, в то время как Демон внутри отдыхал от своего недавнего вмешательства в ход событий. Конечно, слишком сильно встревать не следовало, иначе человек почувствовал бы, что что-то не так. Но другого выхода не было, в противном случае новый носитель мог пострадать. И исход мог быть разный, от смерти до увечья. Если первое, то Демон отправился бы обратно, а при другом раскладе – жить в увечном теле совсем не хотелось.

Ощущения от пребывания в этом человеке отличались. Прошлый носитель был куда нестабильнее, Демон с трудом мог уживаться с ней, да и хватило их симбиоза лишь на пару недель. Для одержимости срок был не маленький, но нормальное объединение так и не удалось. Она была слишком импульсивна и изменена, ни одна сущность не смогла бы закрепиться прочно в том земном теле.

Он хорошо помнил, как ему пришлось прибыть на Землю. Ситуация получилась довольно странная, и Демон никак не ожидал такого поворота событий. Он занимался своими обычными делами, а именно прогуливался по Аду, давая наставления и указания младшим демонам и бесам. На одном из нижних кругов Ада он на некоторое время задержался, вновь заталкивая выбравшихся грешников обратно в озеро кипящей смолы. Оглянувшись, он недовольно рявкнул на бесов, не уследивших за этим побегом. Грешники на то и находились здесь, чтобы испытывать непрекращающиеся страдания. А побег из озера смолы приводил к смягчению мук.

Среди мелких бесов, тотчас же бросившихся исполнять его указания, оказался один, который остался на месте. Он трусливо сжался, но не убежал, как остальные. Демон гневно посмотрел на него, и собрался уже было прихлопнуть своей могучей ступнёй, как вдруг тот заговорил. Его писклявый голос с трудом перекрывал вопли грешников, тонущих в раскаленном озере.

– Господин, Вас вызывает к себе наш общий Повелитель.

Демон остановил движение своей ноги, вдруг передумав давить посланника. Вместо этого он поднял его на руку, приблизил к себе поближе.

– И по какому же это поводу?

Конечно, маловероятно, что бесы решили его разыграть, это бы плохо сказалось на их здоровье. Но, тем не менее, подобные прецеденты уже случались, а беспокоить Повелителя из-за забавы мелких прислужников совсем не хотелось.

– Не могу знать, Господин, – ответил бес, сжавшись от страха и становясь еще меньше.

– Ладно. Но если ты меня обманываешь, готовься к расплате.

Мелкое существо закивало всем телом, и вдруг испарилось.

«Возможно, и не врёт», – подумал тогда Демон. Когда таким мелким созданиям давали задания, то они по исполнении почти всегда растворялись в пустоте. Никто не знал, погибали ли они, или просто перемещались в другое место. Но задаваться подобными вопросами было недосуг. Бесов всегда было в достатке, одним больше, одним меньше – никто считать не будет. Откуда они появлялись, никто тоже не задумывался, а сами они не знали. Обычно они носились толпами по Преисподней, как бешеные белки, иногда исполняя волю других, более могущественных обитателей, но чаще просто от безделья.

Демон в тот момент находился на восьмом кругу Ада, возле пятого рва. Уже давно всё здесь называлось именно так, как описал в своём древнем труде великий Данте. Конечно, он здесь никогда не бывал, но очень уж удачно было рассказано о подземном мире и о его обитателях. И круги Ада, спускавшиеся постепенно вниз, и жестокие муки, причиняемые страдающим грешникам. И находящийся в самом низу Люцифер, якобы вмороженный в огромное ледяное озеро, и постоянно пережевывающий созидателей самых страшных грехов.

Часто Ад представлялся людям именно таким, похожим на бесконечную воронку, с очень пологими краями, в которую постоянно засасывало всё больше и больше народу. Но иногда представление могло и отличаться. Демон сам однажды увидел, как выглядит потусторонний мир сверху, когда по каким-то давнишним делам забрался чуть выше первого круга. В тот момент он даже забыл о цели своего подъема.

Далеко-далеко, до самого горизонта, простиралась серая и безжизненная пустыня. Редкий прохладный ветер иногда перегонял с места на место неизвестно откуда взявшиеся кусты перекати-поля, да поднимал клубы пыли. Земля под ногами была похожа на серую глину, перемолотую в мелкий порошок, и спрессованную почти до состояния бетона. То тут, то там виднелись мелкие холмики песка, но даже эти неровности рельефа не могли и на малую толику оживить окружающий пейзаж.

Лишь вдалеке, едва различимая глазу сквозь зыбкий воздух и потоки пыли, поднималась высокая крутая гора, уходящая своей вершиной куда-то вверх, пронизывая далеким пиком сгустившиеся серые тучи. Именно в этом месте, как будто небо и впрямь прохудилось, изливался яркий неземной свет, окутывавший поднимавшиеся вверх склоны.

Тогда Демон почти сразу догадался, куда попадёт путник, взобравшийся по неприступным склонам. Если он стоял на границе бесконечного кратера, и тот был преисподней, то путь по горе, наверное, приводил к небесам.

Но никто, кроме созданий преисподней, не видел, где находится Ад и Рай. Только созданиям этого мира было доступно такое знание, и только они могли увидеть место, куда им никогда не удалось бы попасть. Людские души же брели одинокими точками по этой бесконечной пустыне во все стороны, и не видели никого и ничего вокруг.
Страница 8 из 13

Каждый из них рано или поздно достигнет цели своего путешествия: или дойдёт до кратера и найдёт ожидающих его бесов, или придёт к подножию горы и начнет последнее восхождение.

Пустыня между этими двумя крайностями и была Чистилищем. Души умерших странствовали по ней многие годы, и путь их был не прост. Много раз они меняли направление, и вновь останавливались в нерешительности.

Демону почему-то вспомнился тот момент своего откровения, когда он явился на аудиенцию к Повелителю. Он стоял на великом замерзшем озере, и ждал, пока Люцифер обратит на него своё внимание. Вопреки распространенному мнению, он не был навечно замурован среди замерзшего льда озера, а мог довольно беспрепятственно перемещаться по своим владениям. Просто ему захотелось предстать перед Данте в таком необычном образе.

Он прервался на минутку от жевания чьей-то истерзанной конечности. Что это было, определить уже не представлялось возможным, настолько она превратилась в бесформенный кусок плоти и костей. К большому удивлению, конечность не развалилась на отдельные кусочки, а всё еще держалась вместе.

– Ты не занят в ближайшие пару десятков лет? – спросил Повелитель.

Демон деланно задумался: – Кажется, я ничего серьезного не планировал.

Люцифер еще пару раз попытался разжевать кусок мяса, но потом с досадой плюнул и отбросил конечность в сторону. Она упала поблизости от демона, и он наклонился к ней, чтобы рассмотреть поближе.

– У меня для тебя будет поручение. Небольшое, но важное.

Демон рассматривал отброшенный кусок плоти. На поверку это оказался муляж, сделанный из какого-то искусственного материала, похожего на резину.

Повелитель заметил интерес Демона к своей игрушке, подошел поближе.

– Если хочешь, можешь взять себе. Мне уже надоело. Здесь, в Преисподней, хорошего мяса не найти, всё пропитанное страхом и страданием. Приходится пользоваться этой гадостью, – тут он разочарованно пнул игрушку ногой с большими пальцами и когтями. – Суррогат, чтобы отвлечься.

Демон понимающе кивнул головой, но решил не трогать чужую забаву. Встал, посмотрел на Повелителя.

– Какое поручение?

– Надо тебе вне очереди отправиться на Землю. Чем больше моих слуг среди людей, тем больше для меня шансов туда попасть. Да и тебе в радость будет, да?

Он по дружески подмигнул.

– Да мне рановато еще, до перерождения лет пятьдесят осталось.

Люцифер обошел его вокруг.

– Тут дело уже не во времени, тут в принципе надо кому-то отправиться. У остальных срок еще больше, а наших оттуда выкидывают, причем всё чаще и чаще. Поселишься в человеке, какого найдёшь, поживешь там, может, обратишь кого на мою сторону.

Демон был уже заранее согласен на это. Путешествия на Землю вне очереди всегда были заветным желанием местных жителей, а еще и по заданию самого Повелителя – о таком никто даже и не мечтал.

06

Саша не следил за ходом времени. Он двигался вдоль по пустой улице, иногда оглядываясь назад, нет ли за ним преследования. Он ведь так и оставил лежать там того парня, прямо возле остановки. Конечно, он был жив, и жизни его ничего не угрожало. Но мысли постоянно возвращались к тому, что, наверное, стоило ему хотя бы помочь подняться. Он подавлял их в себе, ссылаясь на то, что парень хотел его ограбить, и это была самозащита.

А вот откуда взялась эта страшная сила в его руках, он не мог даже предположить. Никогда раньше за ним такого не наблюдалось. Физически он был всегда слабым и даже не мог постоять за себя в случае необходимости, благо таких моментов в его жизни выпадало немного. А теперь что-то произошло. Он в очередной раз пытался прислушаться к своим ощущениям, но они были те же самые, что и час назад, вчера, в прошлом году. И поэтому он двигался дальше по улице, не останавливаясь ни на минуту.

Миновав несколько кварталов, он добрался до нужного перекрестка. Идти ему оставалось еще пара часов, и он искренне надеялся, что путь пешком сложится удачнее, чем попытка уехать на автобусе. В конце концов, хоть на улице и зима, воздух не такой холодный, да и ветра почти нет. В ходьбе не замерзнет, решил он. На такси все равно денег нет. И он уверенно повернул за угол, решительно шагая по пустынной улице.

Но надежды на спокойное возвращение домой внезапно растаяли. Выйдя из-за поворота, он почти натолкнулся на небольшую толпу людей. По меркам крупного города это даже была не толпа, а просто маленькое скопление народу, при условии, что дело происходит днём. А по вечерам такие сходки собираются исключительно редко, ночные митинги и шествия никем не приветствуются, люди предпочитают отдохнуть дома, а не мерзнуть на улице во имя чьей-то цели. Но, присмотревшись, Саша понял, что это никакой не митинг, а просто маленькая толпа зевак.

А собрались они здесь, чтобы поглазеть на ночное происшествие. Стоя в несколько рядов, они едва ли не выходили на проезжую часть, охватывая полукольцом еще одну остановку общественного транспорта. Разумеется, они не могли ждать автобус, перевозки уже закончились. Толпа наблюдала за тем, что происходило внутри остановки.

Саше тоже стало интересно, что здесь случилось. Он тихонько обошел эту маленькую толпу вокруг, потом протиснулся среди лениво стоящих людей и пробрался поближе к месту происшествия.

Место вокруг остановки автобуса было отгорожено яркой желтой лентой с предупреждающей надписью. «Место преступления. Не пересекать.» На проезжей части стояла пара пустых полицейских машин. Освободившие их сотрудники не торопясь прогуливались взад-вперёд, время от времени отгоняя слишком любопытных граждан. Чуть позади них, в центре событий, работали криминалисты, тут же был и еще один сотрудник в штатском. Возможно, это был следователь, прибывший недавно, и ожидавший окончания работы экспертов.

Саша с интересом наблюдал за действиями полиции. Он еще ни разу в жизни не видел серьезных преступлений, и всё было в новинку. Он пробрался поближе, и тихо спросил у стоявшего рядом мужчины: – А что тут случилось?

Тот обернулся, окинул его взглядом, и возвращая голову в исходное положение, нехотя произнёс: – Да, вроде бы человека зарезали. А так неизвестно.

Саша кивнул в знак того, что услышал, и принялся наблюдать дальше. Судя по всему, криминалисты закончили работу и допустили к телу следователя. Тот присел рядом на корточки, а один из экспертов остался стоять рядом. Между ними началась тихая беседа.

– А давно случилось? – вновь спросил Саша своего угрюмого соседа.

– Говорят, где-то час назад нашли, лежал посреди остановки в луже крови.

До них донеслись обрывки фраз, Саша смог расслышать только несколько слов. «Давность», «около часа назад», «задело печень», «возможно, нож».

Тут он напрягся, в душе появилось беспокойство. Он сам недавно чуть не пострадал от нападения неизвестного с ножом. Перед глазами мелькнули недавние воспоминания, как он чудом спасся от похожей участи. Он вышел из толпы, отошел в сторону, напрягая память. Всё было как в тумане, но он вспомнил, что нож был чем-то испачкан. Тогда он не обратил на это внимания, но теперь была другая ситуация. Нападавший держал нож в левой руке, значит, попасть в печень
Страница 9 из 13

боковым ударом было проще простого.

Как раз в этот момент следователь закончил общаться с криминалистом и направился в сторону, к стоящей чуть поодаль машине.

Что двигало Сашей в этот момент, он не знал. Но он вдруг двинулся наперерез идущему полицейскому, и тихим голосом привлёк его внимание: «Извините».

Тот замедлил ходьбу, попутно бросив: «Если вы из газеты, то без комментариев». Но, тем не менее, не стал удаляться, ожидая развития разговора.

Саша несколько секунд помялся, потом подошел ближе и неуверенно начал говорить.

– Понимаете, я случайно услышал фрагмент вашего разговора о случившемся.

Следователь начал переминаться с ноги на ногу. Ночью холодало, а обувь у него была немного легче, чем следовало бы.

– На меня тоже недавно напали, – продолжал Саша, – примерно полчаса назад, недалеко отсюда.

Он махнул рукой в сторону, откуда недавно пришел.

– Тогда вам следует обратиться в отделение и написать заявление, – сдержанно ответил следователь, и собрался было уйти.

– Напавший на меня человек был вооружен ножом, и мне показалось, что лезвие уже было в крови, – быстро закончил свою мысль Саша.

Его собеседник остановился и, внимательно посмотрев на Сашу, спросил: – Где это случилось?

Саша, как смог, объяснил место нахождения той злополучной остановки. Следователь внимательно слушал его, постепенно двигаясь к патрульной машине. Когда Саша закончил свою речь, то они как раз остановились возле задней двери.

Следователь потянул за ручку двери, та открылась.

– Вам придётся подождать, пока я проверю ваши слова.

И кивком головы указал на открытый проём двери.

Разумеется, его можно было понять. Только сейчас, сидя внутри полицейской машины, Саша понял, какую глупость он совершил. Выбраться из машины не получится, придётся рассказывать всё, как есть. А если на той остановке ничего не найдут, то будут давить на него, как на возможного участника событий. Этого ему точно не хотелось, но было уже поздно.

Из окна машины он видел, как следователь отдаёт распоряжения патрульным. Он что-то несколько раз повторил им, сопровождая свои слова жестами, указывающими направление, откуда недавно пришел Саша. Наконец, вторая машина отправилась проверять его слова, а в его машину на водительское место уселся патрульный и принялся ждать.

– Можно мне выйти? – подал голос Саша. Между ним и полицейским была перегородка, выполненная из мелкой металлической сетки, обеспечивавшая безопасность сидящим впереди людям. Поэтому юноша был уверен, что патрульный услышал его довольно хорошо. Но тот несколько секунд молчал, потом лениво бросил через плечо: – Помолчи пока, а? Дождемся лейтенанта, он скажет, что делать.

Через несколько минут следователь закончил общаться с экспертами, приблизился к машине, в которой сидел Саша, открыл дверь.

– Так, сержант. Молодого человека в отделение, там поговорим. Я своим ходом доберусь.

Саша даже ничего не успел возразить, как дверь уже захлопнулась. Водитель ухмыльнулся, повернул ключ зажигания. Сквозь шум мотора донеслись его слова: «В отделение, так в отделение. Там разберемся.»

07

Находиться в этом новом носителе было намного комфортнее, чем в предыдущем. Сейчас, спустя почти час земного времени, Демон осознал это в полной мере. Тот носитель был намного слабее и беспомощнее, но тогда выбирать не приходилось.

Она подвернулась ему случайно, когда он оказался в этом мире. Жар преисподней вытолкнул его в показавшийся прохладным воздух кухни, находящейся в глубине небольшого ресторана. Помещение было маленьким, несколько человек на своих рабочих местах занимались своим делом, готовили пищу. Среди прочих находилась и она, проходила мимо застывшего в воздухе невидимого Демона, забрала заказ и намеревалась вернуться в основной зал.

Демон на несколько секунд завис над горящей конфоркой, пытаясь найти кандидатуру получше. Девушка ему сразу не приглянулась, она плохо подходила на роль вместилища. Худая, с тонкими запястьями, узкими губами, ввалившимися глазами. Она была неуравновешенной, истеричной, склонной к безосновательной панике. Вариант хуже некуда.

Ситуация быстро и неотвратимо изменялась в худшую сторону. Демон почувствовал, что тепла перестаёт хватать, и уже начали ощущаться давно забытые ощущения, когда тебя перетягивает обратно в Преисподнюю. Времени не оставалось, теперь выходов всего два. Или возвращаться обратно вниз и разочаровать Повелителя, или пока остаться в этой девушке.

Какой из вариантов оказывался хуже, было ясно. Демон уже давно ждал своей очереди на перерождение, как и большинство его сородичей. И это понятно, жизнь среди людей всегда привлекала всех порождений Ада. Не поручение Люцифера было важным, а его собственные желания. Он любил бывать среди смертных, чувствовать свою власть над ними. В Аду такого ощущения не было. Перед ним и так преклонялись почти все младшие демоны, а про мелких бесов говорить и не приходилось.

А среди людей он ощущал себя полноправным хозяином. Он хорошо помнил свои прошлые визиты на Землю. Человеческое тело служило ему отличной маскировкой, и порой довольно долго его не могли раскрыть. Он жил по несколько лет, пока личность носителя не деформировалась настолько, что скрывать присутствие чужого разума было уже слишком сложно. Тогда его быстро вычисляли, приглашали церковника, и тот проводил обряд изгнания. Но ни разу за все эти прожитые жизни не удавалось найти носителя, подходящего для полноценного Симбиоза.

Вот и сейчас, какой бы плохой и неподходящей кандидатурой ни была эта девушка, выбора не оставалось. Возможно, Демону получится не слишком травмировать её душу, и слияние удастся. Он взвился на потоке горячего воздуха на уровень её лица, и, выждав момент, когда она вдохнёт, ринулся вперёд.

Оказавшись внутри, Демон не торопясь огляделся. Разум её был слаб и податлив, это сразу стало ясно. Не следует её заставлять что-то делать против воли, иначе сломается. Но и сидеть без дела тоже нельзя, в таком случае его сущность будет отторгнута, как инородная ткань.

Он постепенно проникал в её мысли, оказывал небольшую помощь в делах, чтобы она ничего не заметила. Но с течением времени становилось всё сложнее. За следующие две недели её разум начал чувствовать демона слишком хорошо, и пытался его отторгнуть. Симбиоз не получался, носитель был испорчен. Она стала возбужденной, нервной, и скоро могла бы уже привлечь к себе ненужное внимание.

Демон, как мог, отстранился от любого участия в её жизни, но всё равно, ему нужно было чем-то питаться. А незаметно поглощать негатив из жизни человека не так то просто.

Ситуация еще больше приблизилась к логическому завершению, когда странное поведение девушки стало заметно окружающим. Прохожие всё чаще оборачивались на неё, а уличные собаки с легким визгом убегали прочь. Она стала еще более худой, глаза ввалились глубже, появились темные круги. Демон понимал, что долго ждать нельзя, скоро она сломается, и тогда уже ничего не изменишь. Но в её окружении не было никого подходящего на роль носителя. Она жила вдвоём с мамой, такой же нестабильной женщиной. Друзей у неё не стало, она могла
Страница 10 из 13

целыми днями просидеть дома, глядя в окно, и ничего не делать. Работу она собиралась бросить, та перестала доставлять удовольствие, хоть и приносила минимально необходимый заработок. Хуже было то, что интерес к жизни постепенно угасал.

Иногда, когда она вечером выходила из дома выбросить мусор, встречались соседи. Одна из них, старушка, живущая рядом, повлияла на дальнейший ход событий. Она решила, что девочка заболела, и ей хватило ума рассказать об этом матери. Та, в силу истеричности характера, забила тревогу, но все попытки оказались тщетны, демон вмешался в дело, и посещения больницы оказалось невозможным.

Но та же старушка предложила показать её священнику, сказал, что у неё есть один такой знакомый, который помогает в подобных случаях.

Вот тут у демона и начались неприятности. Посетивший их священник довольно быстро заподозрил одержимость. Он поговорил с ней, деликатно задал несколько вопросов, а потом вдруг резко продемонстрировал распятие. Конечно, демон был достаточно силён, чтобы не бояться, но реакция оказалась больше непроизвольной. Он резко отвернулся от креста и зарычал низким утробным голосом.

После такого поворота священник вдруг резко вышел из комнаты. Демон же в теле девушки остался на месте, сидеть возле окна. Он слышал доносящиеся до него звуки из кухни, где священник объясняет матери суть происходящих с девушкой изменений. Та, наверняка, не могла поверить в происходящее, но согласилась таки на обряд изгнания. Они договорились на нынешний вечер, священник сказал, что ему нужно подготовиться, и что он вечером придёт вместе с помощником.

Как и оказалось, тот знал, что делать. Девушка безучастно сидела в комнате, пока экзорцист с молодым помощником выносили из комнаты всю мебель. Демон знал, для чего это делается: чтобы у него не было возможности чем-то запустить в них во время обряда, и тем самым сбить его речь и молитву. Но помешать ему он сейчас не осмелился, поднять руку на святого человека не позволяли внутренние барьеры.

Через час приготовления закончились. Девушку усадили посреди комнаты на одинокий стул, помощник запер дверь и встал к ней спиной, сжимая в руках маленький томик священного писания. А экзорцист остановился прямо перед ней, и начал свою нелегкую службу.

08

По кухне взад-вперед ходил отец Павел и размышлял. Обряд сегодня удался не так, как ожидалось. Да и вообще, о подобных случаях почти не слышал, за исключением одного, очень давнего события, которому он был невольным свидетелем.

Однажды, много лет назад, он уже видел подобный исход. По всем канонам и правилам, демон не уходит из одержимого по доброй воле. Он или остаётся жить в нём, или его изгоняют. Других вариантов никогда не было, и не должно было быть. Демон для того и вселяется в человека, чтобы в его теле и от его имени творить зло и скверну.

А потому он в размышлениях в очередной раз пересекал кухню.

Помощник, молодой послушник, терпеливо ждал на стуле в углу комнаты. Он следил глазами за наставником, и молчал, не желая прерывать его размышлений. Но мысли одолевали его разум. Он раз за разом вспоминал происшедшее час назад, и корил себя за то, что поддался греховным мыслям. Но он успокаивал себя, что было очень сложно удержаться от подобных эмоций, когда милая девушка говорит такие вот непристойности. Он вдруг подумал, а как дальше сложится её жизнь после изгнания.

Он поднял глаза на отца Павла и тихо спросил: – А с девушкой будет всё в порядке?

Наставник ответил не сразу, он еще раз пересек кухню, а потом остановился, и уставился на помощника.

– Конечно же! – вдруг воскликнул он.

Юноша облегченно вздохнул, думая, что это был ответ на его вопрос. Но интонация, с которой он был высказан, его немного смутила. В возгласе слышалась радость, как будто отец Павел вдруг решил очень сложную для него задачу.

– То есть, с ней будет всё в порядке, когда мы изгоним из неё демона, – вдруг добавил он.

Вот теперь ситуация становилась уже непонятной.

– А разве вы этого уже не сделали?

Священник вновь начал ходить по кухне.

– Нет, я этого не делал. Демон ушел сам, по своей воле. И я пытался понять, почему так случилось. Обычно исходов бывает всего два, а про третий все благополучно забывают. Иногда, остаётся маленькая вероятность, что демон может покинуть тело одержимого, но только лишь тогда, когда у него есть еще какая-то цель.

Послушник непонимающе смотрел на наставника. Тот остановился, выдвинул стул напротив юноши и сел, объясняя свою мысль.

– В преисподней ведь тоже есть свои законы. Когда мелкий бес выполняет порученное ему задание, то самое, для которого он был создан, то он исчезает. Более сильные создания не исчезают, а просто перемещаются обратно в свой привычный мир. Этот демон был необычный. Если у него и было задание, то оно совпадало с его личными целями. Поэтому он смог покинуть тело девушки, но всё еще остаться на Земле. И он всё еще находится где-то здесь.

Послушник начинал потихоньку понимать. Он никогда не слышал о подобных вещах, он знал лишь только основы, а в детали посвящать было не принято.

– Так вот, – продолжал священник: – Девушка освободилась от гнёта его сущности, но всё еще связана с ним незримыми узами. В ней осталась часть демона. Это мертвая часть, она не причинит вреда, но она как бы служит якорем для этого создания, и является его частью. Может статься, что он когда-нибудь вернётся в неё. Но это событие маловероятное, если она будет постоянно молиться и не допускать греховных мыслей.

Он вновь встал со стула и начал рассуждать, двигаясь из стороны в сторону по маленькой кухне.

– Девушку можно освободить, если насовсем изгнать его из нашего мира. Тогда он уже не сможет вернуться очень долгое время. Но для этого нам нужно найти его, а сделать это можно только с помощью девушки. В ней осталась часть его сущности, и она может привести нас к нему. Она будет нашим компасом.

Он остановился посреди кухни.

– Но мне нужно свериться с древними записями, чтобы сделать всё, как положено.

Он оставался неподвижным еще несколько секунд, обдумывая свои дальнейшие действия, потом решительно кивнул и вышел из комнаты.

09

В отделении полиции в это время было довольно тихо. Свет горел в коридорах, время от времени можно было увидеть идущих куда-то людей в форме. Ночнью почти всегда было спокойно, если не случалось ничего экстраординарного.

Привезший Сашу сотрудник выпустил его из машины, открыв снаружи заднюю дверь. Вообще, механизмы дверей были сконструированы таким образом, чтобы их нельзя было открыть изнутри. Чтобы задержанные не попытались сбежать.

Выбравшись из машины, они вдвоём вошли в двери и подошли к посту дежурного. Тот кивнул в знак приветствия патрульному, видимо, они были знакомы.

– Вот, запиши человечка, – ухмыльнулся сержант.

За стеклом дежурный достал бланк, приготовился регистрировать.

– Паспорт давай, – раздалось из-за стекла.

Саша похлопал себя по карманам, но ничего похожего не обнаружил. Только сейчас он понял, что весь день ходит по городу без удостоверения личности.

– С собой нет, дома оставил.

Дежурный с деланной скорбью кивнул
Страница 11 из 13

и поставил на бланке галочку напротив строки «Данные со слов задержанного». Потом выжидающе поднял глаза.

– Савин Александр Викторович, девяносто седьмого года рождения.

– Дату, полностью.

– Двадцать седьмое января тысяча девятьсот девяносто седьмого.

– О, смотри, – дежурный улыбнулся. – Через два дня ты именинник. Задержишься у нас до праздника?

Он, довольный шуткой, подмигнул сержанту. Тот покачал головой: – Он пока только свидетель, а там видно будет. Лейтенант сказал просто сюда доставить. А вот, кстати, и он.

Обернувшись, они все посмотрели на вошедшего в отделение следователя. Он подошел к ним ближе: – Уже зарегистрировали? Давайте в допросную.

И отправился куда-то в сторону.

Через минуту Сашу отвели в комнату для допросов. Небольшая, даже тесная, метра три на три, со стоящим посередине столом. Стены обиты звукопоглощающим картоном, лампочка под потолком света даёт достаточно, и даже немного слепит, если поднять глаза. Возле стола два стула, один привинчен к полу. Сашу усадили на него, и оставили одного, не забыв запереть дверь.

Находиться в одиночестве в такой комнате было неуютно. Сколько еще придётся ждать, было неизвестно, это могло продолжаться до утра. Вообще, если подумать, у них были основания его задерживать до трех суток, пока выясняли личность. В очередной раз отругав себя, что не взял паспорт, он продолжал сидеть и ждать.

Через полчаса тягостной тишины замок на двери щелкнул, и в комнате появился тот самый следователь, с которым он общался на улице и который распорядился доставить Сашу в отделение.

Он снял пиджак, повесил его на спинку свободного стула, а сам уселся напротив Саши, положив на стол портативный магнитофон.

– Сейчас мы с тобой побеседуем о недавнем происшествии. Ты не против записи?

У Саши было достаточно времени, чтобы продумать некоторые детали, о которых он предпочитал умолчать. Поэтому он кивнул, молча соглашаясь на запись разговора. Если бы он отказывался, было бы подозрительно.

Следователь нажал кнопку записи, и положил магнитофон на середину стола, чтобы голос их обоих был записан одинаково громко.

– Начнём с того, что случилось на остановке.

Саша чуть наклонился вперёд, и начал рассказывать.

– Я стоял на остановке, ждал автобус. Его долго не было, и я уже собирался было пойти пешком. До дома мне идти довольно далеко, поэтому хотелось поехать. А на такси денег не было. Через пару минут рядом остановился тот парень. Он стоял с одной стороны остановки, а я с другой. С виду, тоже ждал автобуса. Потом, когда автобус наконец появился, я хотел войти, но он преградил мне дорогу. В итоге, я не смог войти в салон. А он оттеснил меня вглубь остановки и достал нож, требуя, чтобы я отдал ему деньги и телефон. Вы поймите меня правильно, я испугался. Я полез в карман, он сделал шаг вперёд и оступился. В этот момент я его оттолкнул, и бросился бежать. Куда, сначала было непонятно, но через пару кварталов я перешел на шаг, так как преследования не было. Нашел знакомую улицу, и двинулся по ней. А после того, как повернул за угол, наткнулся на то место преступления, где потом встретился в вами. Всё.

О появлении той неизвестной силы Саша, понятное дело, умолчал.

– Опишите нападавшего.

– Я не помню, перепугался. Повыше меня, в джинсах и темной куртке, в вязаной шапке. Лица не разглядел, темно было. Только скулы запомнил, и всё.

– Скулы? – переспросил следователь.

– Да, уж больно выдавались. И нож запомнил, а больше ничего. Короткий такой, похож на перочинный, но с широким полотном. И вроде, с кровостоком. Те места, что были чистые, блестели. А один край был в чем-то испачкан. Я тогда испугался, что это моя кровь была. Больше ничего.

Следователь кивнул головой и выключил магнитофон. Встал из-за стола, собрался уходить.

– А мне можно идти? – спросил Саша.

– Да, не задерживаю. Твои данные проверили, если что, найдём. Подозреваемый не ты, так что пока расслабься, арестовывать никто не будет.

Саша тоже поднялся со стула.

– А там действительно кровь была? Того человека с остановки, которого зарезали?

Лейтенант кивнул.

– Группа крови сходится. И отпечатки на рукоятке тоже были, известные нам. Так что ты пока свободен. Если понадобишься, с тобой свяжутся.

Он протянул Саше визитную карточку.

– И вот мой номер, если вдруг что-то новое вспомнишь.

10

Утро для Саши наступило неожиданно. От резкого звука будильника он открыл глаза, подскочил на кровати, и потянулся, чтобы скорее его выключить. Только после этого сел на постели, откинул одеяло и протёр глаза.

Выспаться как следует ему не удалось. Связано это было с тем, что вчера из отделения он вернулся уже за полночь. Конечно, его отпустили безо всяких препятствий, просто он перед уходом написал расписку, что не собирается в ближайшее время покидать город. Данные о нём были уже известны, полицейская база дала подробный отчет о его прописке и месте временной регистрации. Так что повода задерживать его до утра в отделении не было. Он вышел в холодную ночь и двинулся дальше в сторону своего района.

Такси время от времени сновали мимо него по краю проезжей части, иногда притормаживая. Саша отрицательно качал головой водителям, давая понять, что не собирается пользоваться их услугами. Да и пройти оставалось всего пару километров.

К его счастью, больше по дороге никаких неприятных события не произошло. Даже прохожих совсем не встречалось, но это было неудивительно. В это время суток в его районе жизнь почти полностью замирала. Иногда только можно было встретить вот такого же запоздалого прохожего, а больше и не было никого.

Поднявшись на ступеньки возле общежития, он деликатно постучал в дверь. Время было уже позднее, а вход закрывался в одиннадцать часов вечера. Оставалось надеяться, что вахтёрша еще не легла спать, и настроение у неё будет не самое гадкое.

Минуту спустя за дверью раздался шум, открылось окошко, и в него выглянуло недовольное лицо ночной дежурной, Галины Петровны. Саша уже несколько раз сталкивался с ней, и впечатления у него были не самые приятные. А теперь, посреди ночи, ожидать хорошего приёма не приходилось. Дамой она была суровой, крикливой, да и докладные писать на неугодных ей студентов умела.

– Здравствуйте, Галина Петровна. – первым делом произнёс Саша.

Она молча смотрела на него, ожидая, что он еще скажет.

– Я Саша Савин, живу в восемьсот пятнадцатой. Извините, что опоздал.

Вахтёрша продолжала злобно смотреть на него, потом произнесла: – Шлялся где-то полночи, а мне теперь двери ему открывай…

– Да меня полиция задержала, в отделении был.

– Пьяный, что-ли? А?

– Нет, свидетелем. Вот и бумажку выдали.

Он протянул ей к лицу клочок форменного бланка, маленький листочек бумаги с отметкой о разрешении покинуть участок. Саша предъявил его на выходе из отделения, и дежурный отметил у себя в журнале, что он покинул здание.

Она еще что-то проворчала себе под нос, потом с неохотой отодвинула засов с внутренней стороны двери.

– Заходи. Еще раз поздно вернешься, не пущу.

– Спасибо, Галина Петровна, – попытался быть вежливым Саша, проходя мимо неё.

И вдруг он увидел перед глазами
Страница 12 из 13

какую-то странную картину. Только что он смотрел ей в глаза, пока проходил мимо. А теперь он как будто наблюдал за ней откуда-то со стороны. И он точно знал, что со времени тех событий прошло не больше часа. Вот он видит, как кто-то стучится в дверь. Она идёт открывать, перед ней стоит какой-то человек, но явно уже не студент. Одет небрежно, в грязных ботинках, воровато озирается. Она спрашивает: «Один?». Тот утвердительно кивает. «Тысяча за ночь.» Он вновь согласен. «Уходишь до шести утра, ясно?» Нелегальный жилец вновь согласен. Он протягивает ей деньги, она принимает их и прячет в карман. Закрывает за ним дверь, отходит в сторону. «Сто пятая комната. Две койки из трёх уже заняты. Ложись на свободную, утром разбужу. И тихо там, ясно?» Нелегал вновь утвердительно кивает головой, и спешит вдоль коридора, к указанной комнате.

Эта картина мелькнула у Саши в голове за долю секунды, и он ясно понял, что об этой ночлежке не знает никто, кроме вахтёра и случайных неизвестных гостей.

Галина Петровна подозрительно смотрит на него, потом говорит: – Ну, чего уставился. Иди давай.

– Ага, – рассеянно произносит Саша и идёт к лифту, чтобы подняться на свой восьмой этаж. А потом, лежа в постели и глядя в потолок, долго не может заснуть. Пытаясь понять, что с ним происходит.

Но, как оказалось, утро вечера мудренее. С трудом проснувшись, через полчаса он уже был более-менее в форме. Выпив кружку крепкого кофе, умывшись и почистив зубы, он собрался выходить на учебу. Сосед продолжал безмятежно спать в обнимку с подушкой, и сон его был спокойным. Видимо, вчера никакой гулянки не было, и он лег трезвым.

Вахту на первом этаже он миновал без препятствий. Смена уже произошла, и теперь за вход отвечала другая женщина. Галина Петровна, видимо, успела сделать все свои ночные дела, и благополучно ретировалась, до следующей ночи.

Путь до института не выделялся ничем особенным, скорее всего потому, что составлял всего двадцать минут. Общежитие находилось в шаговой доступности, и затраченное на дорогу время не зависело от загруженности автотранспорта, поэтому «пробки на дорогах» никогда не значились среди причин опоздания на занятия.

За время пути не было ничего нового, Саша проделывал его уже не один десяток раз, и путь был одинаков, как и ощущения от него. Но сегодня было что-то не так. В каждом встречном прохожем он видел что-то знакомое, что-то известное. Он даже не мог описать, что же он на самом деле знал. Но в образах в голове всплывали самые разные подробности о каждом из встреченных людей.

Про одних он знал, что лежит у него в карманах, у кого-то точное количество денег в кошельке, или какого цвета и текстуры были носки у проходящего мимо мужчины. Он знал список запланированных дел, написанный в записной книжке у идущей впереди девушки. Она очень торопилась, видимо, на работу. Сколько нужно купить хлеба и колбасы на обратном пути домой – это он узнал от идущего навстречу мужчины, в старом сером пуховике.

Саша не знал, что это за образы, и откуда они берутся. Скорее всего, думал он, это просто таким вот особым образом разыгралось воображение. Ну в самом деле, нельзя же знать о других людях то, что никому не известно. И лучше даже не спрашивать у них, достоверны эти сведения или нет.

Так, размышляя и пытаясь понять, что происходит, он добрался до института. На проходной предъявил свой студенческий билет, и пряча его обратно, почувствовал успокоение, ощутив краями пальцев лежащий во внутреннем кармане паспорт. Сегодня он взял его с собой, хотя для чего, понятия не имел. Просто решил, что документ должен быть при нём.

Ему было непривычно от этих новых ощущений, но он не знал, можно ли им доверять. Вдруг это на самом деле только лишь фантазии. Надо было их как-то проверить, вот только пока непонятно – как.

В лекционной аудитории народу было мало, гораздо меньше, чем числилось учащихся на курсе. Многие просто не ходили на этот предмет, считая его необязательным. Кто-то всё же старался придерживаться дисциплины, в том числе и Саша. До начала оставалось еще почти пятнадцать минут, он поднялся на средний ряд и сложил вещи возле свободного места.

Он уже заметил для себя, что если долго не смотреть на человека, то образы о нём перестают лезть в голову. Уселся на сиденье, облокотился о крышку стола и опустил голову, уставившись в никуда. Но подумать спокойно ему не удалось.

– Привет, Сань. Чего грустишь? – раздался веселый голос справа.

Он повернул голову, это был один из его одногруппников. Парень неплохой, немножко безалаберный, но не злой. Всегда в хорошем расположении духа, дружелюбный. Достатка большого не имеет, деньги в основном получает от родителей, сам подрабатывает то тут, то там. Затрат тоже больших никогда не имеет, благо выезжает на своём дружеском отношении. Бесплатное любит, но за чей-то счет ужинать не будет. Постоянных отношений не имеет, недавно расстался с очередной подругой, считает её виноватой. Из вредных привычек только курение, у него как раз в кармане пачка синего «Винстона», а в ней осталось четыре сигареты…

Слишком поздно Саша осознал, что узнал о человеке всю подноготную, которую тот не хотел доносить до мира. И это всего лишь за пару секунд. Или это просто выдумки? Ну, теперь хотя бы можно проверить.

– Привет. – ответил он, и деланно зевнул. – Просто не выспался.

– Что, девушку завёл? – хохотнул друг.

– Не, как раз наоборот, – насупился Саша. – Слушай, пойдём перекурим, пока не началось?

Тот поднялся из-за стола: – Ну пошли. Может, и проснёшься заодно.

Через минуту они уже вышли на улицу. Времени у них оставалось еще достаточно, за опоздание можно было не переживать. Они отошли чуть в сторону, подальше от лишних глаз. Но глаз здесь было никак не меньше, многие тоже решили скоротать время за курением. Сашин друг достал из кармана пачку, это действительно оказался «Винстон», как и ожидалось, синий. Ну, это было хотя бы объяснимо, Саша уже не раз курил с ним в одной компании, и мог знать, какую марку тот предпочитает.

Одногруппник, которого звали Витя, достал из пачки сигарету. Вопросительно посмотрел на Сашу.

Ага, – согласился тот. Взял сигарету пальцами, зачем-то помял. – Забыл вчера купить, после лекции тогда сбегаю в магазин.

– Ладно, не переживай. – добродушно ответил Витя. – У меня пока еще есть, хватит на следующий раунд.

С этими словами он достал еще одну сигарету, сунул в рот.

– Еще две осталось, а уж тогда ты угощаешь.

Саша непроизвольно нахмурился. Одна у него в руках, одна у Вити. Две осталось. Получается, всего было четыре. Это же не совпадение.

Но подумать как следует ему не удалось.

– Давай, рассказывай, чем занимался вчера, что так не выспался.

И Саша рассказал ему всю вчерашнюю историю, случившуюся на остановке, и после, про убийство и полицию, про отделение.

Товарищ слушал внимательно и не перебивал, даже не задавал вопросов.

Разумеется, Саша не стал упоминать о своих новых ощущениях, лишь только спросил в конце: – Слушай, а Петровна, которая вахтёрша, она что, ночлежку у нас в общаге устроила? Ничего не слышал?

Витя тоже жил в том же общежитии и мог что-нибудь знать. Но он
Страница 13 из 13

отрицательно покачал головой. Потом тихо добавил: – Кто-то говорил тогда, но неизвестно точно. Никто с ней не связывается, злая она баба. Свяжешься, она потом с потрохами сожрёт.

11

Для отца Павла утро началось намного раньше, чем обычно. Он накануне долго ворочался и не мог уснуть. В голову лезли разные мысли, он никак не мог собрать их в единую картину. Образы накладывались друг на друга, роились в голове и гудели, как рой беспокойных пчел, улей которых встревожен нерадивым пасечником.

Наконец, после недолгого ночного забвения, он поднялся с постели. Организм немного отдохнул, и казалось, что этого достаточно. Он умылся, привел себя в порядок и отправился в свою небольшую библиотеку. Это была маленькая комнатка, бывшая кладовка, стены которой были уставлены полками с книгами. Самые разные авторы, переплеты, цвета и толщина. Объединяла их только тематика, все они так или иначе касались демонов или способов их изгнания.

Он взял одну книгу с полки, полистал, потом поставил на место. Взял другую, нашел нужное место и вышел из-под тусклого светильника в большую комнату, под хороший свет.

Демон почти всегда оставляет в своей жертве кусочек себя, своей сущности. Это своего рода якорь, чтобы он знал, куда и в кого он может вернуться. Этакий запасной вариант. И якорь этот не только служит демону ориентиром, у него есть еще одна важная сторона. Эта часть демона портит жизнь бывшему одержимому, угнетает его, не даёт дышать полной грудью. И побороться с ней можно, только изгнав демона окончательно, из всех его носителей.

Но, пока в человеке есть такая часть сущности, он может быть полезен работающим с ним людям, в частности, в процессе поиска демона. Сущность эта тянется к своему источнику, и бывший одержимый где-то внутри всегда знает, куда следует идти, чтобы достигнуть этого источника.

Последнее время, пару сотен лет, было не особо принято гоняться за изгнанными демонами. Для экзорцистов изгнание стало не столько священной обязанностью, сколько обычной работой, и бегать по городу или стране из-за необоснованных подозрений было уже недосуг. Но отец Павел придерживался других взглядов. Он хорошо знал, чем может обернуться носительство части демона в своём теле.

Дочитав нужный ему раздел книги, он захлопнул её, и вновь убрал в кладовую. Затем оделся в штатское, и вышел из дома. Путь ему предстоял не близкий. Он направлялся к дому, в котором вчера производил обряд.

12

Носитель все больше нравился Демону. За прошедшую ночь он хорошенько покопался в его голове, и нашел много для себя интересного. Воспоминания носили для него особый характер, он мог питаться ими очень долгое время. Это было как вяленое мясо для путешественника в долгом походе. Или как качественные консервы, суть не важна. Значение имело то, что эти воспоминания были давнишними, настоявшимися, и скопили в себе очень много негатива. О пропитании в ближайшее время беспокоиться не придётся.

Разум носителя был податлив, такие встречались не часто. За свои последние несколько путешествий демон бывал в умах людей гораздо более закостеневших, ужиться с ними было сложно. А здесь он чувствовал себя комфортно. К утру он уже принял решение не покидать своего нового носителя, а попытаться образовать симбиоз.

Симбиоз вообще означает сожительство, и по другому их связь объяснить было сложно. Но большинство людей было твердо убеждены, что демон вселяется в человека, чтобы поглотить его душу. Навредить ей, искалечить, уничтожить. И поэтому их всегда хотели изгнать. Конечно, находились и такие, что могли хорошо маскироваться, но для этого нужен был податливый разум, который можно было бы обратить в нужную форму и ужиться с ней на много лет.

Ведь, как считал Демон, он не причиняет никаких заметных страданий душе. Зачастую человек сам не осознаёт, что одержим демоном. Есть куда более страшные пороки, кроме выращивания демона, и все они свойственны лишь людям. Но пороки эти слишком распространены, чтобы с ними бороться. А демоны в человеческом мире встречаются куда реже. И человек пытается с ними бороться так, как может. Человеку вообще свойственно противостоять тому, чего он не понимает. Вот и изгоняет, как умеет. А демонам лишь только и нужно, что пожить немного в качестве людей. Ну, и иногда выполняя поручения своего Верховного Господина.

Рассматривая жизнь и воспоминания своего нового носителя, Демон уже к утру окончательно решился на симбиоз. Но носителя нужно подготовить, показать все преимущества этого союза. Неважно, что он не поймёт причины, главное, чтобы ему понравился результат.

Он теперь жил вместе с ним, видел его глазами и слышал ушами. Управлять телом было еще рановато, может быть позже. Только восприятие, только чувства.

Воспринимая всё, что видит носитель, Демон вносил и свои корректировки. Он формировал образы, и накладывал их на ощущения носителя таким образом, что эти образы казались ему его собственными чувствами. Главная и самая простая способность любого демона – это знание. Но не простое знание, а лишь знание неведомого. Зачем нужна эта особенность, если всё можно увидеть глазами? А вот осознание тайн и сокрытого – это то, чего хотят многие люди, но лишь до того момента, пока не получат это знание. И тогда многие хотели бы отказаться, но назад уже дороги нет. Демон прочно обосновался в душе, и чувства человеческие сливались с его сущностью, и разделить их уже никак нельзя.

Он начал давать своему новому носителю знание, понемногу, чтобы не напугать, а лишь только заинтересовать. Интерес свойственен человеческой натуре, но лишь когда осталось, куда расти. Новый носитель был молод, и интерес к окружающему миру еще не иссяк. В другом случае было бы сложнее. А так, если вносить изменения в его жизнь малыми порциями, интерес только возрастёт.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/mihail-roschin-2/demony/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.