Режим чтения
Скачать книгу

Девушка без прошлого читать онлайн - Нора Робертс

Девушка без прошлого

Нора Робертс

Остров ведьм #1

Нелл Ченнинг приехала на остров Трех Сестер, чтобы скрыться от жестокого мужа. Но даже вдали от него, посреди бескрайней Атлантики, она не чувствует себя в безопасности. Полюбив местного шерифа Зака Тодда, она боится, что у их романа нет будущего, ведь Нелл – беглянка, инсценировавшая собственную смерть и скрывающаяся под другим именем…

Роман издавался также под названиями «Остров ведьм» и «Танец ветра».

Нора Робертс

Девушка без прошлого

Nora Roberts

DANCE UPON THE AIR

Copyright © 2001 by Nora Roberts

© Кац Е., перевод на русский язык, 2013

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2013

* * *

Прекрасны пляски, звуки скрипок,

Любовь и Жизнь с Мечтой;

Любить, плясать, под звуки лютни,

Толпою молодой;

Но страшно – быстрою ногою –

Плясать над пустотой!

    Оскар Уайльд. «Баллада Рэдингской тюрьмы»[1 - Перевод К. Бальмонта.]

Пролог

Сейлем, Массачусетс

22 июня 1692

Они встретились тайно, за час до восхода луны, там, где гуще всего тень, под высокими деревьями, посреди дремучего леса. Самый длинный день года вскоре должен был смениться самой короткой ночью.

Но ни жертвоприношений, ни ритуала благодарения за свет и тепло на этом празднике Света не ожидалось. Летнее солнцестояние пришлось на время воинствующего невежества и смерти.

Трое встретившихся были напуганы.

– Есть ли у нас все необходимое? – Та, которую называли Воздух, натянула капюшон так, что при свете умиравшего дня не было видно ни единой светлой пряди волос.

– Того, что у нас есть, хватит. – Та, чье имя было Земля, положила на траву свой сверток. Ей хотелось плакать из-за того, что уже случилось, и того, что должно было случиться, но плакать было нельзя. Земля наклонила голову, и ее густые русые волосы упали на грудь.

– Неужели другого пути нет? – Воздух положила руку на плечо Земли, и обе посмотрели на свою третью подругу.

Та стояла, прямая и стройная. В ее глазах была скорбь, но за скорбью скрывалась решимость. Та, которую называли Огонь, дерзко откинула капюшон. По плечам хлынули рыжие кудри.

– Мы поступаем так именно потому, что другого пути нет. Они будут охотиться за нами как за воровками и разбойницами и убивать, как уже убили бедную невинную женщину.

– Бриджет Бишоп не была ведьмой, – горестно сказала Земля.

– Нет, и она сказала это на суде. Она поклялась. Но ее все равно повесили. Убили на основании лживых показаний нескольких девчонок и бреда сумасшедших фанатиков, которые чувствуют запах серы в каждом дуновении ветра.

– Но были и другие. – Воздух сложила руки, как будто собиралась молиться. Или молить. – Не все поддерживают решение суда и эту ужасную казнь.

– Таких слишком мало, – пробормотала Земля. – И уже слишком поздно.

– Это не кончится одной смертью. Я была свидетельницей казни. – Огонь закрыла глаза и снова увидела приближавшийся ужас. – Защита не спасет нас от травли. Они найдут нас и уничтожат.

– Мы ничего плохого не сделали. – Воздух бессильно уронила руки. – Никому не причинили вреда.

– А кому причинила вред Бриджет Бишоп? – возразила Огонь. – Кому из жителей Сейлема причинили вред женщины, которых обвинили в колдовстве и до суда бросили в темницу? Сара Осборн умерла в бостонской тюрьме. За какое преступление?

Она ощутила лютый гнев, но беспощадно подавила его. Даже сейчас Огонь не хотела, чтобы ее силу запятнали злоба и ненависть.

– Эти пуритане жаждут крови, – продолжила она. – Эти «пионеры»… Они убьют многих, прежде чем восторжествует здравый смысл.

– Если бы мы могли помочь…

– Сестра, мы не можем их остановить.

– Нет, – кивнула Огонь Земле. – Мы можем только одно: выжить сами. Поэтому мы покинем это место, дом, который построили, жизнь, которую могли вести здесь. И создадим новую.

Она бережно взяла в ладони лицо Воздуха.

– Не горюй о несбыточном, но радуйся тому, что может быть. Мы – Трое, и этим людям нас не победить.

– Мы будем одиноки.

– Мы будем вместе.

С последним лучом солнца они начертили три концентрические окружности. Огонь охватил землю, и ветер поднял ввысь языки пламени.

Внутри магического круга они создали второй, взявшись за руки.

Воздух, смирившаяся с судьбой, подняла лицо к небу.

– День сменяется ночью, и мы берем его свет. Мы верны Пути и стоим за правое дело. В первом круге заключена Правда.

– Этот час – последний, который мы проводим здесь, – громко подхватила Земля. – Настоящее, будущее, прошлое… Нас не найдут. Во втором круге заключена Сила.

– Наше искусство никому не причиняло вреда, но охота за нами уже началась. Они хотят нашей крови. Мы создадим новую землю, далеко отсюда. – Огонь подняла вверх их сомкнутые руки. – Далеко от смерти, далеко от страха. В третьем круге заключена Власть превыше всякой земной власти.

Налетел вихрь, земля дрогнула. Магический огонь пронзил ночь. Три голоса звучали все громче.

– Отринь эту землю от юдоли ненависти. Вознеси ее над страхом, над смертью и скорбью. Создай скалу, создай дерево, создай холм и ручей. Подними нас с этой землей на лунном луче самой короткой ночи в году и навеки унеси от этих берегов. Мы создадим остров посреди моря. Да будет так.

По лесу разнесся грохот. Налетел ураган, языки пламени взметнулись до небес. Пока люди, привыкшие уничтожать то, что они не способны понять, спали в своих постелях, к небу поднялся остров и сам собой двинулся в сторону моря.

А потом мирно и безмятежно опустился на тихие волны. Это было в самую короткую ночь в году.

1

Остров Трех Сестер

Июнь 2001

Когда впереди возник небольшой клочок суши, издалека похожий на зеленый курган, она все смотрела прямо перед собой. Остров постепенно раскрывал свои секреты. Конечно, маяк. Разве можно представить себе остров у берегов Новой Англии без мощной башни, устремленной в небо? Башня была ослепительно-белая и высилась на скалистом утесе. «Так и должно быть», – думала Нелл.

Каменный дом у маяка в ярких лучах летнего солнца казался туманно-серым. У дома была высокая крыша и окружавшая верхний этаж галерея, которую здесь называют «тропинкой вдовы».

Она уже видела это. «Маяк Сестер» и дом, который твердо и решительно стоит рядом. Именно эта картина, висевшая в магазинчике на материке, заставила ее устремиться к парому.

Нелл следовала первому впечатлению уже шесть месяцев. С того дня, когда тщательно составленный план принес ей свободу.

Первые два месяца были для нее настоящим кошмаром. Но постепенно смертельный ужас сменился тревогой и еще одним ощущением, напоминавшим голод. Она боялась утратить то, что обрела.

Нужно было умереть, чтобы начать новую жизнь.

Она устала спасаться бегством, скрываться и прятаться в многолюдных городах. Ей нужен был дом. Разве не этого она хотела всю свою жизнь? Дома, корней, семьи, друзей. Людей, которые не станут ее строго судить.

Может быть, она найдет все это здесь, на чудесном островке, окруженном морем. Нельзя было представить себе что-нибудь более далекое от Лос-Анджелеса. Разве что где-нибудь в Австралии или Японии…

Даже если на острове не найдется работы, она все равно сможет позволить себе пробыть там несколько дней. Отдохнуть от непрерывного бегства. Она будет гулять по поселку, лежать на
Страница 2 из 17

каменистом пляже, взбираться на скалы и бродить по густому лесу.

Она научилась радоваться каждому прожитому дню. И никогда этого не забудет.

Нелл стояла у перил парома, подставив волосы ветру, и любовалась тесовыми домиками, разбросанными на склоне холма над пристанью. Ее волосы снова стали белокурыми, какими были от природы. Пустившись в бегство, она остриглась «под мальчика», охотно расставшись со своими длинными кудрями, а потом выкрасила волосы в темно-русый цвет. В последние месяцы она регулярно перекрашивалась, становясь по очереди то ярко-рыжей, то жгучей брюнеткой, то шатенкой. Но ее волосы по-прежнему оставались короткими и прямыми.

То, что в конце концов Нелл отказалась от своей вынужденно измененной внешности, было красноречивее любых слов. Похоже, она вновь обретала себя.

Ивену нравились ее длинные кудри. Иногда он вцеплялся в них и волок Нелл по полу к лестнице.

Нет, она больше никогда не станет отращивать волосы.

Нелл вздрогнула, быстро оглянулась и обвела взглядом людей и машины. Во рту пересохло, горло сжалось. Она искала высокого, стройного мужчину с золотыми волосами и серыми глазами, твердыми как стекло.

Конечно, его там не было. Он был в пяти тысячах километров отсюда. Для него она была мертва. Разве Ивен не твердил сотни раз, что ее освободит от него только смерть?

Элен Ремингтон умерла ради того, чтобы Нелл Ченнинг могла жить.

Нелл разозлилась на себя за то, что вспомнила прошлое, и попыталась успокоиться. Она несколько раз глубоко вдохнула. Соленый воздух, вода. Свобода.

Когда плечи расслабились, на губах Нелл появилась легкая улыбка. У поручней стояла маленькая женщина. Ветер развевал ее короткие светлые волосы, окружавшие нежное лицо. Уголки ненакрашенных губ слегка приподнялись, на порозовевших щеках появились крохотные ямочки.

Она сознательно не пользовалась косметикой. Нелл скрывалась, за ней все еще охотились, и она старалась держаться как можно незаметнее.

Когда-то она считалась красавицей, а потому была обязана ухаживать за собой. Одевалась так, как ей говорили, носила роскошные сексуальные наряды, выбранные мужчиной, который клялся любить ее до гроба. Она знала, что такое шелка и бриллиантовые колье. Элен Ремингтон были знакомы все прелести богатой жизни.

Она заплатила за это тремя годами страха и унижения.

Сейчас на ней были простая хлопчатобумажная блузка и выцветшие джинсы. На ногах – дешевые, но удобные белые тапочки. Единственное украшение – старый медальон, принадлежавший ее матери.

Некоторые вещи были ей слишком дороги. Она не могла от них отказаться.

Когда паром стал медленно причаливать, Нелл пошла к своей машине. Она прибыла на остров Трех Сестер с маленькой сумочкой, ржавым подержанным «Бьюиком» и капиталом, составлявшим двести восемь долларов.

И никогда в жизни она не была такой счастливой.

Нелл припарковала машину неподалеку от пристани и пошла пешком. Ничто здесь не напоминало роскошь и пышность Беверли-Хиллз. Но нельзя было представить что-то более близкое ее душе, чем эта деревушка с открытки. Здешние дома и магазины, выцветшие от соли и солнца, казались уютными и в то же время немного чопорными. Извилистые, мощенные булыжником улицы, на которых не было ни соринки, взбирались на склон холма или круто спускались к пристани.

Палисадники были такими ухоженными, как будто сорняки считались здесь вне закона. За заборами из штакетника лаяли собаки. Дети катались на велосипедах вишнево-красного или ярко-голубого цвета.

Пристань тоже была произведением искусства. Лодки, сети, мужчины с обветренными лицами, обутые в высокие резиновые сапоги. Нелл чувствовала запах рыбы и пота.

Она поднялась на вершину холма и оглянулась. Отсюда были хорошо видны экскурсионные суда, бороздившие бухту, и крошечная полоска песка, где люди загорали, лежа на полотенцах, или занимались серфингом. Маленький красный теплоход с белой надписью «Экскурсионное бюро «Три Сестры» быстро заполнялся туристами с неизменными фотоаппаратами.

Остров кормят рыба и туристы, поняла Нелл. Но не хлебом единым… Этот небольшой кусок суши противостоял морю, штормам и времени, выживал и процветал благодаря чему-то другому. «Смелости», – подумала она.

Ей понадобилось слишком много времени, чтобы обрести смелость.

Холм пересекала улица, называвшаяся Хай-стрит. Вдоль нее стояли магазины, рестораны и местные офисы. Нелл решила, что первым делом зайдет в один из ресторанов. Может быть, ей удастся найти место официантки или помощницы повара. По крайней мере, до конца летнего сезона. Если она найдет работу, то сможет снять комнату.

А значит, сможет остаться здесь.

Через несколько месяцев люди привыкнут к ней. Будут махать руками вслед и окликать по имени. Она слишком устала от собственной анонимности. Ей не с кем было перемолвиться словом. Никому не было до нее дела.

Она остановилась и стала рассматривать гостиницу. В отличие от большинства местных домов, трехэтажная гостиница была каменной. Балконы с затейливыми чугунными решетками и острая крыша придавали ей романтический вид. И название было подходящим. «Мэджик-Инн». «Волшебная гостиница» – то, что надо.

Можно было биться об заклад, что работа здесь найдется. Она могла бы устроиться коридорной или официанткой в ресторане. А работа была Нелл необходима.

Но она не могла заставить себя войти и хотя бы поинтересоваться, не требуются ли здесь рабочие руки. Нужно было время. Совсем немного времени, чтобы прийти в себя.

«Ты слишком ветрена, Элен, – сказал бы Ивен Ремингтон. – Слишком ветрена и глупа, чтобы позаботиться о себе. Слава богу, что у тебя есть я».

Услышав в голове звук ненавистного голоса, подрывавшего ее уверенность в себе, Нелл круто повернулась и пошла в другую сторону.

Черт побери, она поступит на работу, когда будет готова к этому. А пока что погуляет, поиграет в туристку и присмотрится. Пройдет всю Хай-стрит, потом вернется к машине и объедет весь остров. Ей не придется останавливаться у местного экскурсионного бюро, чтобы купить карту.

Повинуясь интуиции, Нелл надела на плечи рюкзачок и перешла улицу. Она неторопливо брела мимо магазинов местных промыслов и сувенирных лавочек, задерживалась у витрин и бездумно наслаждалась видом красивых вещиц, стоявших на полках. В один прекрасный день она вновь обзаведется собственным домом и обставит его по своему вкусу. В этом доме будет ярко, шумно и весело.

При виде кафе-мороженого она улыбнулась. Тут стояли круглые стеклянные столики и белые металлические стулья. За одним из столиков сидела семья из четырех человек. Люди смеялись и черпали ложечками ярко раскрашенный крем. За стойкой стоял мальчик в белой шапочке и переднике. С ним кокетничала девочка в обрезанных джинсах, не знавшая, какое мороженое выбрать.

Нелл мысленно запомнила эту картину и пошла дальше.

Она остановилась у книжного магазина и вздохнула. В ее доме тоже будет много книг, но не тех редких инкунабул, к которым никто никогда не прикасается. У нее будут старые потертые книги или новые издания в ярких бумажных обложках, полные занимательных историй. Впрочем, это она могла себе позволить и сейчас. Если придется уезжать, один роман в бумажной обложке не слишком обременит ее.

Она
Страница 3 из 17

оторвалась от витрины, подняла глаза и увидела написанные на стекле готические буквы «Кафе «Бук».

Нелл вошла внутрь, ощутила аромат цветов и специй и услышала звуки арфы и флейты. Волшебная здесь не только гостиница, поняла Нелл, едва переступив порог.

На темно-синих полках теснились книги всех цветов и размеров. Тонкие лучи света, проникавшие сквозь потолок, напоминали о звездах. Кассовый аппарат стоял на старинной дубовой конторке с резными крылатыми феями и полумесяцами.

На высокой табуретке сидела женщина с темными, коротко остриженными волосами и лениво листала книгу. Она подняла взгляд и поправила очки в серебряной оправе.

– Доброе утро. Чем могу служить?

– Если не возражаете, я хотела бы осмотреться.

– На здоровье. Если захотите, чтобы я помогла вам найти что-нибудь, позовите меня.

Продавщица вернулась к своей книге, а Нелл стала разглядывать помещение. У кирпичного камина стояли два больших кресла. Стол украшала старинная лампа с цоколем в виде воздевшей руки женщины, облаченной в длинную мантию. На полках стояли статуэтки из цветного стекла, лежали хрустальные яйца и драконы. Нелл шла по проходу, с одной стороны которого тянулись стеллажи с книгами, с другой – на полках расположились ряды свеч.

В задней части комнаты обнаружилась резная лестница, ведущая на второй этаж. Нелл поднялась и увидела новые книги, новые безделушки и, наконец, само кафе.

У широкого окна стояло полдюжины столов из полированного дерева. Напротив находилась стеклянная витрина и стойка с внушительным набором пирожных и сандвичей, а также кастрюля с супом. Цены были высокими, но не чрезмерными. Она подумала, что могла бы съесть тарелку супа и выпить кофе.

Нелл подошла к стойке и услышала голоса, доносившиеся из открытой двери.

– Джейн, это абсурдно и совершенно безответственно.

– Нет. Для Тима это единственная возможность выбраться отсюда. И мы ею воспользуемся.

– Прослушивание пьесы, которую может взять, а может и отвергнуть какой-нибудь крошечный театрик, это не такая уж завидная возможность. Ни у кого из вас не будет работы. Вы не…

– Майя, мы уезжаем. Я говорила тебе, что работаю сегодня до полудня. А уже полдень.

– Ты предупредила меня меньше чем за двадцать четыре часа. Это нечестно.

В низком, красивом голосе женщины звучала досада. Нелл невольно сделала несколько шагов к двери.

– Черт побери, как я смогу держать кафе, если некому будет готовить?

– Ты думаешь только о себе, правда? И даже не хочешь пожелать нам счастливого пути.

– Джейн, я желаю, чтобы случилось чудо. Потому что без этого вам не обойтись… Нет, подожди. Не убегай впопыхах.

Нелл услышала за дверью какое-то движение и отошла в сторону. Но не могла же она заткнуть себе уши.

– Счастья тебе, Джейн. Будь осторожна. О, черт побери… Благословляю тебя, Джейн.

– О’кей. – Кто-то громко высморкался. – Мне очень жаль. Честное слово. Жаль, что я оставляю тебя в беде. Но Тиму это необходимо, а я должна быть с Тимом. Так что… Я буду скучать по тебе, Майя. Я напишу.

Когда плачущая женщина вышла из комнаты и побежала по лестнице, Нелл успела укрыться за книжными полками.

– И все же это нечестно.

Нелл подняла глаза и застыла на месте от восхищения.

Женщина, стоявшая на пороге, была похожа на видение. Более подходящего слова подобрать было нельзя. Цвет ее пышных волос напоминал осеннюю листву. Рыжие и золотые кудри падали на синее платье; обнаженные руки украшали серебряные браслеты. На безукоризненном лице выделялись огромные дымчато-серые глаза, в которых сверкал гнев. Раскосые скулы, полные губы, накрашенные алой помадой. Кожа как… Нелл слышала, что кожу называют алебастровой, но видела такую впервые.

Высокая, стройная, гибкая… В общем, само совершенство.

Нелл обвела взглядом столики, за которыми сидели люди. Неужели они не испытывают священного трепета? Но казалось, никто не замечал ни эту женщину, ни гнев, бурливший в ней, как вода в котле.

Нелл сделала шаг вперед, и серые глаза тут же пригвоздили ее к месту.

– Добрый день. Чем могу служить?

– Я была… я думала… Я бы с удовольствием съела тарелку супа и выпила капучино. Пожалуйста.

Досада, вспыхнувшая в глазах Майи, едва не заставила Нелл вновь отступить за полки.

– Налить суп я могу. Сегодня у нас раковый. Но справиться с эспрессо мне уже не по силам.

Нелл посмотрела на прекрасную кофеварку из меди и латуни и почувствовала холодок в животе.

– Я сама могу сварить себе кофе.

– Вы знаете, как работает эта штука?

– Вообще-то да.

Майя задумалась, потом махнула рукой, и Нелл ринулась за стойку.

– Если хотите, я сварю и вам.

– Почему бы и нет? – «Храбрый заяц», – подумала Майя, глядя, как Нелл управляется с машиной. – Что привело вас ко мне? Пеший туризм?

– Нет. – Нелл вспыхнула, вспомнив про свой рюкзак. – Нет, просто охота к перемене мест. Я ищу работу и жилье.

– Угу…

– Прошу прощения. Я знаю, это невежливо, но я случайно… подслушала вашу беседу. Если я правильно поняла, то вы попали в неприятное положение. А я профессиональный повар.

Майя внимательно следила за процессом приготовления кофе.

– Серьезно? – спросила она.

– Причем очень хороший. – Нелл протянула Майе кофе с пенкой. – Я занималась устройством выездных обедов, работала в кондитерской и была официанткой. Умею готовить еду и накрывать на стол.

– Сколько вам лет?

– Двадцать восемь.

– В тюрьме сидели?

Нелл чуть не расхохоталась. В ее глазах заплясали смешливые искорки.

– Нет. Я очень честная, исполнительная и люблю придумывать новые блюда.

«Не болтай! Не болтай лишнего!» – приказала она себе. Но остановиться было выше ее сил.

– Мне нужна работа, потому что я с удовольствием пожила бы на этом острове. Мне здесь нравится, потому что я люблю книги и… Ну, мне пришлось по душе чувство, которое я испытала, как только переступила порог вашего магазина.

Заинтригованная Майя склонила голову набок.

– И что же вы почувствовали?

– Множество возможностей.

«Отличный ответ», – подумала Майя.

– Вы верите в такие вещи? – тут Майя резко повернулась. – Простите, что?

К стойке подошла пара.

– Можно два мокко и два эклера? – спросили вошедшие.

– Конечно. Минутку. – Майя повернулась к Нелл: – Я беру вас. Передник за дверью. Детали обсудим позже. – Она пригубила капучино. – Отличный кофе, – добавила Майя. – Да… Как вас зовут?

– Нелл. Нелл Ченнинг.

– Добро пожаловать на Три Сестры, Нелл Ченнинг.

* * *

Майя Девлин управляла кафе «Бук» так же, как управляла собственной жизнью. С врожденным вкусом, интуицией и испытывая от этого удовольствие. Она была деловой женщиной, и получение прибыли доставляло ей удовлетворение. Однако условия ставила она сама.

Майя не обращала внимания на то, что казалось ей скучным, но обеими руками хваталась за то, что вызывало ее любопытство.

В данный момент ее любопытство вызывала Нелл Ченнинг.

Если бы Нелл преувеличила свои способности, Майя выгнала бы ее так же быстро, как и приняла на работу. Причем без всяких угрызений совести. Если бы она была в настроении, то могла бы подыскать девушке какое-нибудь другое место. Но только в том случае, если бы это не требовало много времени и не мешало ее бизнесу.

Майя решилась на этот шаг, потому что
Страница 4 из 17

почувствовала некий внутренний толчок, увидев ее большие голубые глаза.

Невинная жертва. Таково было первое впечатление Майи, а своему первому впечатлению она доверяла безоговорочно. «Похоже, многое умеет делать, – подумала Майя. – Хотя не слишком уверена в себе».

Как только Нелл надела фартук, она сразу же начала наводить порядок в кафе.

Майя наблюдала за ней весь день, замечая все: как она принимает заказы, общается с покупателями, выбивает чеки и легко справляется с таинственной кофеваркой эспрессо.

Ее следует слегка принарядить, решила Майя. На острове одевались непринужденно, но старые потертые джинсы, на вкус Майи, выглядели чересчур затрапезно.

Что ж, пока все шло неплохо. Довольная хозяйка вернулась на кухню. На Майю произвело сильное впечатление, что плита и кастрюли сияли чистотой. Джейн не отличалась опрятностью. Слава богу, что бо?льшую часть выпечки бывшая повариха готовила у себя дома.

– Нелл…

Застигнутая врасплох, Нелл вздрогнула, отпрянула от плиты, которую она сосредоточенно оттирала, покраснела и уставилась на Майю и молодую женщину, стоявшую рядом с хозяйкой.

– Я не хотела пугать тебя. Это Пег. Она работает за стойкой от двух до семи.

– Ох… Привет.

– Привет. Черт побери, не могу поверить, что Джейн и Тим действительно уезжают. Нью-Йорк! – с завистью сказала Пег. Она была маленькая, бойкая, с гривой кудрявых волос, выкрашенных в белый цвет. – Ужасно жаль. Джейн пекла потрясающие булочки с черникой.

– Увы, ни Джейн, ни булочек с черникой больше нет. Мне нужно поговорить с Нелл. А ты пока пригляди за кафе.

– Нет проблем. Нелл, еще увидимся.

– Давайте пройдем в мой кабинет и обговорим детали. Летом у нас открыто с десяти до семи. Зимой работы меньше, поэтому мы закрываемся в пять. Пег предпочитает вторую смену. Она любит вечеринки, так что «жаворонком» эту девушку не назовешь. Вы будете приходить на работу к десяти.

– Это меня устраивает.

Нелл шла за Майей наверх. Надо же, она совсем забыла, что в здании три этажа. Несколько месяцев назад это не ускользнуло бы от ее внимания. Она бы заранее проверила все входы и выходы.

«Спокойствие спокойствием, а бдительность бдительностью, – напомнила себе Нелл. – Нужно быть готовой в любую минуту снова пуститься в бегство».

Они миновали просторный склад, уставленный книжными полками и коробками, и вскоре уже входили в кабинет Майи.

Старинный письменный стол вишневого дерева очень подходит ей, подумала Нелл. Майю должны были окружать дорогие и красивые вещи. Здесь были цветы и вьющиеся растения; в вазах лежали кусочки хрусталя и полированные камни. Стильная мебель, компьютер последней модели, факс, секретеры, полки с издательскими каталогами… Майя показала ей на кресло, а сама села за письменный стол.

– Вы провели в кафе несколько часов и видели блюда, которые мы предлагаем. Каждый день особый сандвич, суп и небольшой набор обычных сандвичей. Два-три вида холодных закусок. Выпечка – печенье, булочки, бисквиты. Раньше меню составлял сам повар. Это вам подходит?

– Да, мэм.

– Слушай, я всего на год старше тебя. Зови меня Майя. Пока мы не убедимся, что все нормально, согласовывай со мной меню на следующий день. – Она вынула из ящика небольшой блокнот и протянула его Нелл. – Попробуй набросать, что бы ты могла приготовить завтра.

От страха у Нелл задрожали руки. Она сделала глубокий вдох, дождалась, пока не прояснилось в голове, и взяла ручку.

– Думаю, в это время года супы должны быть легкими. Консоме с травами. Салат «Тортеллини», белая фасоль и креветки. Я бы сделала сандвичи с цыпленком, однако мне нужно знать, какие овощи у вас есть. Могу испечь фруктовый пирог, но это опять же зависит от набора фруктов. Эклеры пользуются хорошим спросом, так что можно повторить. Шестислойный торт с кремом и шоколадом. Булочки с черникой – не проблема. Могу испечь булочки с грецкими орехами. Или с фундуком. Шоколадные чипсы – выбор безошибочный. Макадамия. А в качестве третьего вида я бы предложила шоколадное печенье с орехами. Трехслойное. Пальчики оближешь.

– Что из этого ты сможешь приготовить здесь?

– Все. Но если выпечка и булочки понадобятся к десяти, мне придется начать в шесть.

– А если у тебя будет собственная кухня?

– Замечательно. – Думать об этом было очень приятно. – Тогда я смогла бы приготовить кое-что вечером. Наутро будет меньше работы.

– Гм-м… Нелл Ченнинг, сколько у тебя денег?

– Достаточно.

– Не ершись, – добродушно посоветовала Майя. – Я могу дать тебе аванс в сто долларов. А что касается жалованья, то для начала семь долларов в час. Днем тебе придется покупать продукты для кафе. Оплата по перечислению. Счета будешь представлять мне каждый день.

Когда Нелл открыла рот, Майя только подняла тонкий палец с коралловым ногтем:

– Подожди. В часы пик будешь стоять на раздаче и убирать столы, а во время затишья обслуживать покупателей книг. У тебя будут два получасовых перерыва, выходной в воскресенье и пятнадцатипроцентная скидка на покупки. Сюда не входят еда и напитки. Если не окажешься обжорой, питание для тебя будет бесплатным. Ты меня слушаешь?

– Да, но я…

– Вот и хорошо. Я бываю здесь каждый день. Если возникнут проблемы, с которыми не сможешь справиться сама, обратишься ко мне. Если меня не будет, спросишь Лулу. Она сидит за кассой на первом этаже и знает все. Я вижу, ты девушка сообразительная. Если чего-то не знаешь, спрашивай, не стесняйся. А сейчас тебе нужно найти жилье.

– Да. – Казалось, Нелл подхватил и понес по жизни неожиданно налетевший вихрь. – Я надеюсь, что…

– Пойдем со мной. – Майя вынула из ящика связку ключей, поднялась из-за стола и пошла вниз, цокая высоченными шпильками.

Когда они спустились на первый этаж, Майя пошла к черному ходу.

– Лулу! – крикнула она по пути. – Я вернусь через десять минут.

Нелл, чувствовавшая себя последней дурой, покорно тащилась за Майей. Они очутились в маленьком саду с дорожками, выложенными плиткой. Майя рассеянно переступила через гревшуюся на солнышке огромную черную кошку, заставив животное открыть один сверкающий золотой глаз.

– Это Исида. Она тебя не тронет.

– Какая красивая! Сад – это тоже ваша работа?

– Да. Какой дом без цветов? Да, я не спросила, есть ли у тебя средство передвижения.

– Машина есть. Однако средством передвижения ее можно назвать с трудом.

– Вот и отлично. Ездить здесь особенно некуда, но каждый день таскать сумки с продуктами было бы обременительно.

Они уже вышли из сада и за стоянкой машин свернули налево. Майя слегка умерила шаг, и они пошли по чистенькому переулку на задах.

– Мисс… прошу прощения, я не знаю вашей фамилии.

– Девлин. Но я уже сказала, зови меня Майей.

– Майя, спасибо за то, что дали мне работу. Обещаю, вы не пожалеете. Но… можно спросить, куда мы идем?

– Тебе нужно жилье. – Майя свернула за угол, остановилась и, указав на противоположную сторону переулка, спросила: – Как, подойдет?

Там стоял маленький желтый, как солнечный зайчик, домик. Неподалеку раскинулась уютная рощица. Ставни и узкое крыльцо были выкрашены белой краской. Здесь тоже вовсю цвели цветы, ярко горевшие в лучах летнего солнца.

От улицы коттедж отделяла ухоженная лужайка, на которой росли тенистые
Страница 5 из 17

деревья.

– Это ваш дом? – спросила Нелл.

– Да. В данный момент. – Майя, звеня ключами, пошла по мощеной тропинке. – Я купила его весной.

«Не смогла устоять, – подумала Майя. – Вложила деньги». Она была деловой женщиной до мозга костей, но до сих пор не ударила палец о палец, чтобы сдать жилье внаем. Ждала неизвестно чего. А теперь стало понятно, что ждал сам дом.

Она открыла дверь и сделала шаг в сторону.

– Перст судьбы… – задумчиво произнесла она.

– Простите, что? – недоумевая, спросила Нелл.

– Ничего. Добро пожаловать. – Майя кивком пригласила ее войти.

Мебели в гостиной было немного. Старый диван, на котором требовалось сменить обивку, пухлое кресло и несколько столиков.

– Спальни по бокам. Правда, та, что слева, больше подходит для кабинета. Ванная маленькая, но симпатичная, а кухня недавно переоборудована по последнему слову техники. Она прямо перед тобой. За палисадником я ухаживала, однако не слишком усердно. Центрального отопления здесь нет. Вместо него камин. В январе ты поймешь, что это большое преимущество.

– Тут чудесно. – Не в силах справиться с собой, Нелл подошла к двери хозяйской спальни и посмотрела на красивую кровать с белым чугунным изголовьем. – Настоящий сказочный домик. Наверное, вы живете здесь с удовольствием.

– Здесь живу не я, а ты.

Нелл медленно обернулась. Майя стояла посреди комнаты и держала в сложенных ладонях ключи. Свет, проникавший через два окна, делал ее волосы похожими на пламя.

– Не понимаю…

– У меня есть другой дом. Я живу на скалах. Там мне больше нравится. Теперь это твой кров. Разве ты сама не чувствуешь?

Нелл знала только одно: она была счастлива. И ощущала странное возбуждение. Стоило Нелл переступить порог, как ею овладело безотчетное желание лечь и вытянуться. Словно кошке на солнцепеке.

– Я могу остаться здесь?

– Жизнь у тебя была трудная, – пробормотала Майя. – То-то ты радуешься всему на свете… Ты будешь платить за квартиру, но ровно столько, сколько стоит ее содержание. Эта сумма будет вычитаться из твоего жалованья. Располагайся. Позже мы подпишем все нужные документы. Это может подождать до утра. Все, что нужно для завтрашнего меню, найдешь в супермаркете. Я предупрежу их о твоем приходе и о том, что ты можешь распоряжаться счетом моего кафе. Если понадобятся какие-нибудь горшки и сковородки, купишь сама. Итоги подведем в конце месяца. Я рассчитываю увидеть тебя и произведения твоего искусства ровно в девять тридцать.

Она сделала шаг вперед и положила ключи в онемевшую ладонь Нелл.

– Вопросы есть?

– Не знаю, как благодарить вас.

– Не трать даром слезы, сестренка, – небрежно ответила Майя. – Они слишком драгоценны. Имей в виду, все это тебе придется отработать.

– Не могу дождаться. – Нелл протянула хозяйке руку. – Спасибо, Майя.

Когда две ладони сблизились, между ними проскочила голубая искра и тут же исчезла. Нелл инстинктивно отдернула руку и нервно рассмеялась:

– В воздухе полно статического электричества. Или чего-то в этом роде.

– Скорее чего-то в этом роде. Ну что ж, Нелл, добро пожаловать домой. – Майя повернулась и пошла к двери.

– Майя… – Нелл с трудом проглотила комок в горле. – Я сказала, что домик сказочный. А вы – моя фея-крестная.

Майя ослепительно улыбнулась. Ее негромкий смех был густым, как мед.

– Скоро ты поймешь, что я вовсе не фея. Всего лишь практичная ведьма. Не забывай представлять мне счета, – добавила она и тихо закрыла за собой дверь.

2

Нелл не пожалела времени и по дороге в супермаркет как следует изучила поселок. Месяцами она твердила себе, что свободна. Да, она была свободна. Но только теперь, шагая по красивым извилистым улочкам с ухоженными домиками, дыша морским воздухом и прислушиваясь к голосам местных жителей, говоривших с резким новоанглийским акцентом, она действительно почувствовала себя свободной.

Здесь ее еще никто не знал, но это дело поправимое. Они узнают Нелл Ченнинг, умелую повариху, которая живет в маленьком коттедже посреди рощи. Здесь у нее появятся друзья, своя жизнь и будущее. Здесь прошлое до нее не доберется.

В честь такого события она купила набор колокольчиков, который увидела в витрине магазина. Колокольчики, которыми здесь украшали коньки крыш, звенели при каждом порыве ветра. Это была первая вещь, приобретенная ею для собственного удовольствия за целый год.

Первую ночь на острове она засыпала, радуясь своему счастью и прислушиваясь к звону колокольчиков, которые колыхал морской бриз.

Нелл поднялась до рассвета: ей не терпелось приступить к делу. Пока кипел суп, она раскатывала тесто. Она потратила на кухонную утварь все свои деньги, включая бо?льшую часть аванса и изрядную долю жалованья за следующий месяц. Это не имело значения. У нее будет все самое лучшее, и готовить она будет все самое лучшее. Благодетельница Майя Девлин никогда не пожалеет, что взяла ее на работу.

Теперь на кухне было все, что ей требовалось. Впрочем, нет. Когда будет время, она забежит в местный питомник и купит рассаду трав. Их можно будет выращивать в ящике на балконе. Теперь вокруг царил любимый ею веселый беспорядок. Нет, в ее доме ни за что не будет стильных и дорогих вещей, лощеных и унылых. Никакого белого мрамора, никакого хрусталя или узких и высоких ваз с ужасно экзотическими цветами, лишенными прелести и запаха. Никаких…

Она осеклась. Пора перестать вспоминать о том, чего у нее не будет, и подумать о том, что будет. Прошлое ее пугает, пока она не закроет дверь и не задвинет засов.

Когда взошло солнце, заставив вспыхнуть окна, выходившие на восток, Нелл поставила в духовку первый поднос с пирожками. Она вспомнила румяную продавщицу супермаркета. Доркас Бармингем. Самое подходящее имя для янки. Радушная и очень любопытная. Еще несколько дней назад чужое любопытство заставило бы Нелл замкнуться и уйти в себя. Но теперь она сумела поддержать беседу, непринужденно ответив на одни вопросы и избежав ответа на другие.

Пирожки с вареньем остывали на плите, а в духовку отправился противень с булочками. Когда на кухне стало светло, Нелл запела. Новый день следовало встречать песней.

Лулу сложила руки на тощей груди. Майя знала, что так она напускает на себя грозный вид. При росте сто пятьдесят три сантиметра и весе сорок килограммов, с лицом грустного эльфа сделать это было не так уж легко.

– Ты ничего о ней не знаешь.

– Я знаю, что она одинока, ищет работу и оказалась в нужное время в нужном месте.

– Она здесь чужая. Тебе не следовало брать на работу, давать взаймы и поселять в своем доме человека, о прошлом которого ничего не известно. Майя, у нее нет никаких рекомендаций. Никаких. А вдруг она психопатка или прячется от закона?

– Похоже, ты опять начиталась детективов?

Лулу нахмурилась; иными словами, на ее кротком лице появилась болезненная улыбка.

– На свете достаточно много плохих людей.

– Разумеется. – Майя включила принтер и стала распечатывать заказы товаров по почте. – Без них мир был бы неполон. Лу, она действительно бежит от чего-то, но не от закона. Сюда ее привела судьба. И направила ко мне.

– Иногда судьба может вонзить человеку нож в спину.

– Я это прекрасно знаю.

Майя, оборвав разговор, вышла из кабинета. Она хотела сказать,
Страница 6 из 17

чтобы Лулу не лезла не в свое дело, но сдержалась. В конце концов, именно Лулу вырастила ее.

– Тебе хорошо известно, что я могу постоять за себя, – сказала Майя, не оборачиваясь. Она обращалась к Лулу, упрямо следовавшей за ней.

– Подбирая неизвестных нищих, ты ставишь себя под удар.

– Она не нищая. Ее, безусловно, разыскивают, но в ней что-то есть. – Майя неторопливо спустилась по лестнице и начала подписывать заказы. – Когда она успокоится, я присмотрюсь к ней повнимательнее.

– По крайней мере, потребуй у нее хотя бы одну рекомендацию.

Услышав, что задняя дверь скрипнула, открываясь, Майя подняла бровь.

– У меня уже есть одна рекомендация. Она шустрая. Не приставай к ней, Лулу, – велела Майя, протянув помощнице распечатки. – Она к этому еще не готова… Ну, Нелл, доброе утро.

– Доброе утро! – весело прощебетала Нелл, державшая в обеих руках завернутые подносы. – Я припарковалась у черного хода. Правильно?

– Конечно. Тебе помочь?

– Нет, спасибо. Я сама принесу все из машины.

– Лулу, это Нелл. Думаю, вы найдете общий язык.

– Рада познакомиться с вами, Лулу. Мы поговорим, как только я приведу себя в порядок.

– Что ж, ступай, займись делом. – Когда Нелл поднялась по лестнице, Майя повернулась к Лулу: – Просто страшилище?

Лулу выпятила подбородок.

– Внешность бывает обманчивой.

Через несколько секунд Нелл опрометью скатилась вниз. На ней была гладкая белая майка, заправленная в потертые джинсы. Единственным украшением молодой женщины был маленький золотой медальон.

– Я поставила кофейник. В следующий раз принесу чашки, но не знаю, какой кофе вы любите.

– Мне черный, с сахаром, а Лулу – с молоком. Спасибо.

– Гм-м… Вы не могли бы подняться в кафе? Мне хочется показать вам, что получилось. – Нелл вспыхнула и попятилась к двери. – Только подождите немножко, ладно?

– Лезет вон из кожи, чтобы сделать нам приятное, – промолвила Майя, подписывая заявки. – Рвется работать. Да, определенно психопатка. Вызывай копов.

– Ох, замолчи… – с досадой произнесла Лулу.

Через двадцать минут возбужденная и запыхавшаяся Нелл спустилась снова.

– Теперь можно. Если не понравится, у меня еще будет время все переделать. Лулу, может быть, вы тоже посмотрите? Майя, сказала, что вы здесь все знаете. Тогда скажете мне, если что-нибудь не так.

– Кафе – это не по моей части, – проворчала Лулу, оторвавшись от заказов. Однако через секунду она, пожав плечами, пошла следом за Майей и Нелл.

В витрине аккуратно стояли аппетитно выглядевшие кондитерские изделия. Рядом с пышными булочками красовались ячменные лепешки, украшенные ягодками черной смородины. Гордо высился торт с шоколадной глазурью, прослоенный взбитыми сливками. На двух белоснежных листах бумаги лежали пирожные размером с ладонь взрослого мужчины. Кухню заполнял аромат разогревавшегося супа.

На аспидной доске были красиво написаны от руки названия сегодняшних блюд. Стекло сверкало, в воздухе вкусно пахло кофе, на стойке красовалась голубая ваза, наполненная леденцами с корицей.

Майя смерила взглядом витрину, как генерал, инспектирующий войска. Нелл стояла рядом, изо всех сил стараясь держаться достойно.

– Я не стала выставлять салаты и суп. Решила сделать это после одиннадцати, чтобы ничто не отвлекало людей от выпечки. Пирожки с вареньем и шоколадные пирожные с орехами остались на подносах. Я не поставила их на витрину, чтобы не перегружать. По-моему, шоколадные пирожные больше подходят для ленча и полдника. Пусть люди пока попробуют торт. Если придется по вкусу, у них будет время вернуться и купить еще кусочек. Но если вам не нравится, я все…

Тут Майя подняла палец, и она осеклась.

– Дай-ка мне попробовать пирожок с вареньем.

– Ох, конечно… Сейчас достану. – Нелл пулей понеслась на кухню и принесла пирожок в бумажном пакетике.

Майя молча разломила его на две части и подала одну Лулу. Откусив кусочек, она мимолетно улыбнулась.

– А вот и еще одна рекомендация… – негромко пробормотала Майя и повернулась к Нелл: – Если ты будешь так нервничать, посетители подумают, что тут дело нечисто. Они ничего не закажут и лишат себя огромного удовольствия. Нелл, у тебя просто дар.

– Вам нравится? – Нелл вздохнула с облегчением. – Сегодня утром я попробовала все приготовленное, и теперь меня слегка тошнит. – Она прижала руку к животу. – Я хотела, чтобы все было вкусно.

– Так и вышло. А теперь немного отдохни. Как только остров облетит весть, что у нас на кухне появился гений, от посетителей отбою не будет.

Нелл не знала, успела ли новость облететь весь остров, но к половине одиннадцатого пришлось заварить еще один кофейник и заново заполнить подносы. Бесконечные трели кассового аппарата казались ей небесной музыкой. А когда одна из посетительниц заявила, что она в жизни не пробовала ничего вкуснее, и попросила положить ей в пакет полдюжины булочек, Нелл едва не пустилась в пляс.

– Спасибо. Приходите еще. – Она широко улыбнулась и повернулась к следующему покупателю.

Такой она и запомнилась Заку. Хорошенькая блондинка в белом переднике, с веселыми ямочками на щеках. Первое впечатление оказалось приятным, и Закарайа Тодд ответил ей столь же сияющей улыбкой.

– Про булочки я уже слышал, а про улыбку – еще нет.

– Улыбка – бесплатно, а вот булочки стоят денег.

– Мне одну с черникой. И большую чашку черного кофе. Меня зовут Зак. Зак Тодд.

– Нелл Ченнинг.

Она взяла из стопки чистую чашку. Ей не было нужды коситься на мужчину. Зрительной памятью бог ее не обидел. Когда она наполняла чашку, лицо Зака стояло у нее перед глазами.

Загорелое, с тонкими морщинками у уголков ярко-зеленых глаз. Решительный подбородок с интригующим косым шрамом. Русые волосы, длинноватые и успевшие выцвести на июньском солнце. Узкое лицо с прямым длинным носом, улыбчивый рот и чуть скошенный передний зуб.

Лицо честного человека. Веселое, дружелюбное. Нелл поставила чашку на стойку, потянулась за булочкой с черникой и посмотрела на Зака.

У него были широкие плечи и мускулистые руки. Выцветшая, застиранная рубашка с закатанными рукавами. Чашку сжимала ладонь, большая и сильная. Нелл привыкла доверять таким рукам. Больно бить могли лишь изящные руки с маникюром.

– Всего одну? – спросила она, кладя булочку в пакет.

– Пока достаточно… Я слышал, вы приехали на остров только вчера.

– Но зато в самое время. – Пока она пробивала чек, Зак открыл пакет и принюхался. Нелл это понравилось.

– Ну, если вкус не хуже запаха, тогда действительно в самое время. Откуда вы?

– Из Бостона.

Он склонил голову набок.

– Что-то не похоже… Акцент, – объяснил Зак, когда она уставилась на него.

– А… – Недрогнувшей рукой Нелл взяла у него деньги и отсчитала сдачу. – Вообще-то я родом из маленького городка на Среднем Западе, неподалеку от Колумбуса, но много ездила по стране. – Той же недрогнувшей рукой она отдала ему сдачу и чек. – Наверное, поэтому никто не признает меня за свою.

– Наверное.

– Привет, шериф!

Зак оглянулся и кивнул:

– Доброе утро, миссис Мейси.

– Вы уже поговорили с Питом Старом насчет его собаки?

– Только иду.

– Его пес катается в дохлой рыбе так, словно это розы. Это бы еще куда ни шло, но он все время носится там, где у меня висит
Страница 7 из 17

белье. Я люблю собак, но не до такой степени.

– Да, мэм.

– Питу следует держать его на поводке.

– Я поговорю с ним… Миссис Мейси, вы просто обязаны купить себе такую же булочку.

– Вообще-то я пришла за книгой… – Посмотрев на витрину, миссис Мейси выпятила губы. – Выглядит аппетитно. Вы здесь новенькая, верно?

– Да, – хрипло ответила Нелл. У нее комок стал в горле. – Меня зовут Нелл. Хотите что-нибудь?

– Пожалуй, я присяду, выпью чашку чая и съем пирожок с вареньем. Сладкие пирожки – моя слабость. Только эти новомодные чаи я не люблю. Предпочитаю «пеко» со вкусом апельсина… Обязательно скажите Питу, чтобы он держал свою собаку подальше от моего белья, – добавила женщина, повернувшись к Заку. – Иначе он сам будет его стирать.

– Да, мэм. – Зак снова улыбнулся Нелл. Интересно, почему она так побледнела, когда Глэдис Мейси назвала его шерифом? – Рад был познакомиться, Нелл.

Та коротко кивнула в ответ. Руки Нелл были заняты, но Тодд успел заметить, что они дрожат.

«С какой стати симпатичной молодой женщине так бояться полиции? – думал он, спускаясь по лестнице. – Впрочем, некоторые люди боятся копов просто инстинктивно».

Оказавшись на первом этаже, он увидел Майю Девлин, расставлявшую книги на полках, и решил слегка расспросить хозяйку. Вреда от этого не будет.

– Похоже, день сегодня не из легких.

– Угу, – не поворачиваясь, буркнула Майя. – Думаю, дальше будет еще труднее. Туристский сезон только начинается, а у меня в кафе припасено секретное оружие.

– Уже познакомился. Ты сдала ей желтый коттедж?

– Да.

– Ты проверила ее послужной список и рекомендации?

– Слушай, Зак! – Тут Майя повернулась. Каблуки делали ее выше, и их глаза были почти на одном уровне. Она слегка потрепала Тодда по щеке. – Мы с тобой старые друзья, так что я имею полное право послать тебя ко всем чертям. Я не хочу, чтобы ты приходил в кафе и допрашивал моих служащих.

– О’кей. Раз так, я поволоку ее в полицейский участок и хорошенько отделаю резиновой дубинкой.

Майя фыркнула, потянулась и чмокнула его в щеку.

– Ты у нас известный грубиян… Можешь не беспокоиться. Нелл не доставит тебе хлопот.

– Когда она узнала, что я шериф, то вся пошла пятнами.

– Милый, ты должен был привыкнуть, что девушки при виде тебя так и падают.

– Кроме тебя, – парировал он.

– Много ты знаешь… А теперь уходи и не мешай мне заниматься делом.

– Ухожу. Иду выполнять свой проклятый долг и жучить Пита Стара за его вонючего пса.

– Шериф Тодд, вы настоящий храбрец. – Майя захлопала ресницами. – Что бы мы, островитяне, делали без вас и вашей неустрашимой сестры?

– Ха-ха! Рипли приплывает сегодня в полдень на пароме. Иначе я бы поручил это собачье дело ей.

– Значит, неделя уже кончилась? – Майя скорчила гримасу и вернулась к полкам. – Ну что ж, хорошенького понемножку.

– Я больше не собираюсь встревать между вами. Лучше займусь псом Пита.

Майя засмеялась. Но, как только Зак ушел, она посмотрела на лестницу, подумала о Нелл и почесала в затылке.

Когда позже она поднялась в кафе, Нелл уже выставила на витрину салаты и суп; приближалось время ленча. Майя заметила, что салаты выглядели свежими и аппетитными, а запах супа мог свести с ума любого, кто входил в магазин.

– Как дела?

– Нормально. Сейчас поток немного схлынул. – Нелл тяжело вздохнула и вытерла руки о передник. – А утро выдалось хлопотное. Первое место заняли булочки, но пирожки с вареньем уступили им совсем немного.

– Тебе положен законный перерыв, – сказала ей Майя. – Я позабочусь о посетителях, но только в том случае, если мне не придется пользоваться кофеваркой. Обращаться с этим чудовищем я не умею.

Она прошла на кухню, села на табурет и скрестила стройные ноги.

– Когда кончится смена, зайди ко мне в кабинет. Нужно будет подписать договор о найме.

– О’кей. Я думала над завтрашним меню…

– Это мы тоже обсудим. А пока налей себе чашку кофе и отдохни.

– Я и так достаточно возбуждена. – Однако Нелл открыла холодильник и вынула оттуда бутылочку минеральной. – Предпочитаю воду.

– Как устроилась?

– Замечательно. Спала как младенец и проснулась в чудесном настроении. Если открыть окна, слышен шум прибоя. Он действует лучше всякой колыбельной. Вы видели сегодняшний рассвет? Потрясающе!

– Поверю на слово. Я стараюсь избегать этого зрелища. Рассвет напоминает, что пора вставать и приниматься за дела. – К удивлению Нелл, Майя протянула руку, забрала у нее бутылку и сделала глоток. – Я слышала, ты познакомилась с Заком Тоддом.

– Да, да… – Нелл тут же схватила тряпку и начала тереть плиту. – Шериф Тодд… Он зашел, купил чашку кофе и булочку с черникой.

– Тодды жили на острове веками, а Закарайа – один из лучших представителей этой семьи. Он добрый, – решительно сказала Майя. – Очень честный, порядочный, внимательный, заботливый. И при этом не зануда.

– Он ваш… – Слово «бойфренд» не вязалось с такой женщиной, как Майя. – Вы любите друг друга?

– В романтическом смысле этого слова? Нет. – Майя вернула бутылку Нелл. – Он слишком хорош для меня. Хотя лет в пятнадцать-шестнадцать я была слегка влюблена в него. Мужчина он видный. Должно быть, ты это заметила.

– Мужчины меня не интересуют.

– Вижу. Значит, ты убегаешь от мужчины? – Подождав немного и поняв, что Нелл не ответит, Майя добавила: – Ну, если… нет, когда захочешь рассказать, ты всегда найдешь во мне внимательного и сочувствующего слушателя.

– Майя, спасибо за все, что вы для меня сделали, но мне нужно работать.

– Что ж, верно. – Зазвонил колокольчик, извещая, что кто-то подошел к стойке. – Нет, у тебя перерыв, – напомнила Майя, не дав Нелл убежать с кухни. – Я сама немного подежурю за стойкой. Не грусти, сестренка. Ты в ответе только перед самой собой.

Как ни странно, эти слова успокоили Нелл. Она села, прислушиваясь к негромкому голосу Майи, разговаривавшей с посетителями. Из магазина доносилась нежная мелодия флейты. Можно было закрыть глаза и представить себе следующий день. Следующий год. Спокойный, уютный. Счастливый и плодотворный.

Для грусти и страха причин нет. Она может не бояться шерифа. Закарайа Тодд не станет приставать к ней и копаться в ее прошлом. А если и станет, то ничего не найдет. Она все сделала осторожно и тщательно.

Нет, бежать дальше она не будет. Бегство и так было слишком долгим. Она останется.

Нелл допила воду и вышла с кухни, заставив Майю обернуться. В этот момент часы на площади медленно и торжественно пробили полдень.

Пол под ее ногами дрогнул, комнату залил сияющий свет. В голове у Нелл зазвучала музыка, напоминавшая аккорд тысячи арф, играющих в унисон. Ветер… Нелл могла поклясться, что ее лица и волос коснулся горячий ветер. Она ощутила запах воска и свежей земли.

Мир дрогнул, завращался, но тут же остановился как ни в чем не бывало. Нелл тряхнула головой, пытаясь прийти в себя, и поняла, что смотрит в глубокие серые глаза Майи.

– Что это было? Землетрясение? – В ту же секунду Нелл поняла, что никто из посетителей кафе и магазина ничего не заметил. Люди входили и выходили, сидели, разговаривали, пили. – Я подумала… почувствовала…

– Да, знаю. – Хотя Майя говорила негромко, но в ее тоне было что-то странное. То, чего Нелл до сих пор не замечала. – Что ж, это
Страница 8 из 17

все объясняет.

– Что объясняет? – Сбитая с толку, Нелл схватила Майю за руку и почувствовала, что по ее собственной руке заструилась неведомая сила.

– Мы поговорим об этом. Позже. Пришел полуденный паром. – «Рипли вернулась», – подумала Майя. «Теперь на острове все трое…» – Сейчас начнется работа. Готовься разливать суп, Нелл, – мягко сказала она и ушла.

Мало что могло застать Майю врасплох, но беспокоило ее не это. Чувство, испытанное ею в момент прикосновения Нелл, оказалось удивительно сильным. Майе следовало быть готовой к случившемуся. Она лучше всех знала, верила и понимала, какой поворот судьбы произошел много лет назад и что могло произойти сейчас.

Однако вера в судьбу вовсе не означала, что следовало стоять и смотреть на происходящее и ждать у моря погоды. Нужно было действовать, но сначала требовалось хорошенько подумать и разложить все по полочкам.

Майя закрылась в кабинете и стала расхаживать из угла в угол. Здесь она редко занималась магией. Кабинет был местом сугубо земным и деловым. Впрочем, из каждого правила существуют исключения, напомнила она себе.

Эта мысль заставила ее взять с полки хрустальный шар и положить его на стол. Шар рядом с двумя телефонами и компьютером смотрелся забавно. Впрочем, магия всегда уважала технический прогресс. Это прогресс не всегда уважал магию.

Майя обняла шар ладонями и сосредоточилась.

– Покажи мне то, что я должна видеть. На этом острове собрались три сестры, и мы разделим свою судьбу. Мгла, расступись, пошли мне видение. Да будет так.

Шар замерцал, закружился, и в его глубине Майя увидела себя, Нелл и Рипли в роще. Посреди рощи был огненный круг. Деревья были объяты пламенем осенней листвы. С неба лился свет полной луны.

В деревьях возникла тень и превратилась в мужчину. Красивого мужчину с горящими глазами.

Круг распался. Когда Нелл бросилась бежать, мужчина нанес ей удар сплеча, и она разбилась как стекло, разлетевшись на куски. На небе сверкнула молния, грянул гром. Майя увидела в шаре стремительный поток воды. Роща и остров, на котором они жили, канули в море.

Майя отступила и подбоченилась.

– Вечно одно и то же, – с отвращением пробормотала она. – Приходит мужчина и все уничтожает. Но мы еще посмотрим. – Она поставила шар обратно на полку. – Еще посмотрим…

Когда Нелл постучала в дверь, Майя уже покончила с канцелярией.

– Ровно в назначенный час, – сказала она, отвернувшись от компьютера. – Похоже, это вошло у тебя в привычку. Мне нужно, чтобы ты заполнила эти анкеты. – Она показала на аккуратную стопку бумаг, лежавшую на столе. – Я распечатала их еще вчера. Как справилась с толпой любителей ленча?

– Нормально. – Нелл села. Она привыкла заполнять анкеты, и ладони у нее больше не потели. Имя, дата рождения, номер социальной страховки. К этим данным нельзя было придраться. Она обо всем позаботилась заранее. – Я сдала смену Пег. Вот меню на завтра.

– Угу… – Майя взяла сложенный листок, который Нелл достала из кармана, и прочитала его, пока девушка заполняла анкеты. – Неплохо. Куда смелее, чем у Джейн.

– Не слишком смело?

– В самый раз… Что ты собираешься делать вечером? – Майя мельком заглянула в первую анкету. – Значит, просто Нелл Ченнинг? Второго имени у тебя нет?

– Прогуляюсь по берегу, – ответила она на первый вопрос, как бы не заметив второго, – покопаюсь в палисаднике. Может быть, пройдусь по роще, в которой стоит коттедж.

– Сейчас берега ручья покрыты дикой аквилегией, а в тени растут аризема и папоротник. Именно в таких зарослях любят прятаться феи.

– Разве я похожа на человека, который станет пугать робких фей?

Майя усмехнулась:

– Мы еще мало знаем друг друга. Вся жизнь Трех Сестер связана с легендами, а в лесах полно тайн. Ты знаешь историю Трех Сестер?

– Нет.

– Как-нибудь расскажу. Когда придет время для волшебства. А пока что гуляй и дыши свежим воздухом.

– Майя, что случилось в полдень?

– А как по-твоему, что это было?

– Сначала мне показалось, что началось землетрясение, но вскоре я поняла, что ошиблась. Изменилось освещение. И воздух тоже. Как будто… произошел взрыв. – Это звучало глупо, но Нелл решила сказать все как есть. – Вы тоже это почувствовали. Но остальные ничего не заметили. Не заметили ничего необычного.

– Большинство людей ждут только обычных вещей и поэтому ничего не замечают.

– Если это загадка, то ответа на нее я не знаю. – Нелл нетерпеливо встала. – Для вас это не было сюрпризом. Вы испытали не удивление, а легкую досаду.

Заинтригованная Майя откинулась на спинку кресла и подняла бровь.

– Ты хорошо разбираешься в людях.

– Нужда заставила.

– Ты довела это искусство до совершенства, – кивнула Майя. – Знаешь, что случилось? Это можно назвать соединением. Что происходит, когда три положительных заряда одновременно встречаются в одном месте?

Нелл покачала головой:

– Понятия не имею.

– И я тоже. Но давай раскинем мозгами. Это похоже на узнавание, верно? Я узнала тебя.

У Нелл будто остановилось сердце и тут же сорвалось в бешеный ритм.

– Не понимаю, о чем вы…

– Я говорю не о том, кто ты или кем была прежде, – успокоила ее Майя. – Я говорю о твоей сущности. Нелл, поверь, я не собираюсь лезть в твои личные дела. Меня интересует не столько твой вчерашний день, сколько завтрашний.

Нелл открыла рот… и тут же закрыла его. Она едва не рассказала Майе все. Все, от чего бежала, чего боялась. Но тем самым она снова вручила бы свою судьбу в чужие руки. Эту ошибку нельзя повторять.

– Завтра я сварю летний овощной суп и сделаю сандвичи с цыпленком, цукини и рикотта. Придется повозиться.

– Неплохо для начала. Ну что ж, желаю тебе хорошо провести остаток дня. – Когда Нелл пошла к двери, Майя негромко сказала ей вслед: – Пока ты боишься, он будет побеждать.

– Плевать мне на победу, – ответила Нелл, быстро вышла и закрыла за собой дверь.

3

Нелл нашла ручей и дикую аквилегию – капельки солнца на зеленом фоне. Она сидела на мягкой траве, слушала журчание воды, пение птиц и ощущала мир и покой.

Это был ее остров. Нелл была уверена в этом как никогда в жизни. Она принадлежала этому месту, и никакому другому.

Даже в детстве у нее не было такого чувства. «Родители тут ни при чем», – подумала она, погладив висевший на шее золотой медальон. Но из-за отца они постоянно переезжали с места на место, поэтому военные городки, в которых жила семья, мелькали как в калейдоскопе. Память Нелл не сохранила ничего.

У ее матери был дар делать уютным каждое их жилище, куда бы их ни занесло. И все же когда ты просыпаешься и день за днем видишь в окне спальни одно и то же, это совсем другое дело.

Именно поэтому Нелл никогда не покидала тоска по оседлости.

Именно поэтому она сделала роковую ошибку, решив, что жизнь с Ивеном позволит унять эту тоску. Ей следовало знать, что обрести спокойствие можно только собственными силами.

Возможно, именно это она сейчас и делала. Здесь ее дом.

Наверное, Майя говорила о том же. «Это похоже на узнавание». Они обе принадлежали острову. В каком-то смысле были его частью. Все очень просто.

Майя была женщиной с сильно развитой интуицией и обладала поразительным даром. Она видела людей насквозь. Оставалось надеяться, что она сдержит слово и не станет
Страница 9 из 17

лезть в личные дела Нелл. Если кто-то начнет копаться в ее прошлом, придется уехать. Она не сможет остаться, несмотря на свое родство с этим местом.

Нет. Этого не случится.

Нелл встала, раскинула руки и медленно закружилась на месте. Она не позволит этому случиться, она научится доверять Майе, будет работать у нее, жить в маленьком желтом коттедже и каждое утро просыпаться с радостным чувством свободы.

«А в свое время мы с Майей по-настоящему подружимся, – подумала она, идя к дому. – О такой сильной и умной подруге можно только мечтать».

Интересно, что значит быть такой женщиной, как Майя Девлин? Поразительно красивой, поразительно уверенной в себе? Женщиной, которая ни в чем не сомневается, никогда не задает себе вопросов, не пытается переделать себя, не боится того, что любой ее поступок будет недостаточно хорош?

Замечательно…

Но если красота дается от рождения, то уверенности в себе можно научиться. А разве маленькие победы не доставляют человеку большое удовлетворение? Каждая такая победа совершенствует твое оружие.

«Довольно бездельничать, довольно копаться в себе, – подумала Нелл и ускорила шаг. – Нужно съездить в питомник и потратить там остатки аванса».

Если это не порадует ее, то, значит, ее ничего больше не порадует.

Ей открыли кредит. «Список моих долгов Майе увеличился», – думала Нелл на обратном пути. Она работала у Майи Девлин, поэтому все относились к Нелл по-доброму. Ей отпускали товар под честное слово; для этого было достаточно ее подписи на квитанции.

«Так происходит только в маленьких городках», – думала она. Нелл старалась не злоупотреблять этим и купила всего полдюжины плоских корзин, несколько глиняных горшков, землю и дурацкую каменную химеру, которая должна была охранять посадки.

Сгорая от нетерпения, Нелл припарковалась перед коттеджем, выпрыгнула из машины, открыла заднюю дверь и погрузилась в свои душистые маленькие джунгли.

– Вот веселье-то будет! Клянусь, я сумею позаботиться о всех вас.

Нелл потянулась за первой корзиной.

«Вот это да», – подумал Зак, остановившись напротив. Маленький, крепенький, очень женственный зад в выцветших джинсах. Какой мужчина не залюбовался бы подобным зрелищем? Только жалкий извращенец…

Зак вышел из патрульной машины, прислонился к двери и стал смотреть, как Нелл вынимает ящик с розовыми и белыми петуниями.

– Чудесная картина.

Нелл вздрогнула и чуть не выронила ящик. Это не укрылось от внимания Зака. Кроме того, он заметил тревогу в глазах молодой женщины, но, не подав виду, лениво выпрямился и перешел улицу.

– Разрешите помочь.

– Все в порядке. Я справлюсь.

– Не сомневаюсь. И все же… – Зак нагнулся и достал еще два ящика. – Куда нести?

– Пока что на задний двор. Я еще не решила, куда их поставить. Но, честное слово…

– Замечательный запах. Что это?

– Душистые травы. Розмарин, базилик, эстрагон и так далее…

«Пусть несет, – решила Нелл. – Так легче всего от него избавиться».

Она пошла на задний двор.

– Я устрою грядку с травами у входа на кухню. Если появится свободное время, постараюсь добавить какие-нибудь овощи.

– Моя мать всегда говорила: «Если сажаешь цветы – значит, пускаешь корни».

– Я собираюсь сделать и то и другое… Поставьте на крыльцо. Спасибо, шериф.

– Еще пара осталась на переднем сиденье.

– Я могу…

– Я схожу за ними. Про землю не забыли?

– Нет. Пакеты в багажнике.

Зак непринужденно улыбнулся и протянул ладонь:

– Мне понадобятся ключи.

– Ох… Да. – Смутившись, Нелл порылась в кармане. – Спасибо.

Когда Зак ушел, она стиснула руки. Все в порядке. Он просто хочет помочь. Не каждый мужчина таит в себе угрозу. Тем более коп. Нужно быть умнее.

Зак вернулся нагруженный, как верблюд. При виде огромной сумки с землей, висевшей на его плече, и зажатых в руках корзин с розовой геранью и белыми нарциссами Нелл невольно засмеялась.

– Слишком много всего. – Она взяла у Зака цветы. – Я хотела купить только травы, но не успела оглянуться, как… Не сумела вовремя остановиться.

– Обычно так и бывает. Сейчас я принесу горшки и инструменты.

– Шериф… – Когда-то она считала вполне естественным платить добром за добро. Эту естественность было необходимо восстановить. – Утром я сделала лимонад. Не выпьете стаканчик?

– С удовольствием.

Нелл напомнила себе, что нужно вести себя непринужденно. Она наполнила лимонадом два стакана и добавила в них несколько кубиков льда. Когда она вышла с кухни, Зак уже вернулся. При виде этого крупного мускулистого мужчины, стоявшего посреди белых и розовых цветов, что-то предательски дрогнуло у нее внутри.

Проснулось желание… Поняв это, Нелл напомнила себе, что больше не хочет испытывать ничего подобного.

– Спасибо за то, что поработали у меня грузчиком.

– Пожалуйста. – Он взял стакан и одним глотком выпил половину. Нелл вздохнула. Увы, желание никуда не исчезало, а только усиливалось.

Зак восторженно произнес:

– Вот это вещь! Не помню, когда я в последний раз пил свежий лимонад. Вы просто находка. Честное слово.

– Мне нравится возиться на кухне. – Нелл наклонилась и взяла лопату, такую упоительно новенькую, только что из магазина.

– А рукавицы не купили.

– Забыла.

«Ждет не дождется, когда я допью лимонад и уберусь восвояси, но слишком вежлива, чтобы сказать это вслух», – спокойно подумал Зак. Он сел на маленькое заднее крыльцо и устроился поудобнее.

– Ничего, если я немножко посижу? День был трудный. Я не буду вам мешать? Так приятно смотреть на женщину, работающую в саду…

«Я бы тоже с удовольствием посидела на крыльце, – подумала Нелл. – Погрелась на солнышке и подумала, что мне делать с цветами и травами».

Она начала высаживать растения в горшки, напомнив себе, что, если результаты ей не понравятся, все можно будет переделать.

– Гм-м… Вы поговорили с владельцем собаки?

– С Питом? – Зак сделал глоток лимонада. – Думаю, мы достигли взаимопонимания, и теперь на нашем маленьком острове вновь воцарится мир.

В его голосе звучали юмор и ленивое удовлетворение. Нелл оценила и то и другое.

– Наверное, интересно быть шерифом в месте, где знаешь каждого.

– Есть свои преимущества.

«У нее маленькие руки, – подумал Зак, следя за ее работой. – Быстрые, ловкие пальцы». Нелл наклонила голову и потупилась. «Стеснительная, – подумал он. – И, похоже, немного отвыкшая от общения с людьми».

– Приходится быть кем-то вроде третейского судьи, а летом утихомиривать слишком буйных приезжих. Больше всего это похоже на работу пастуха, присматривающего за стадом в три тысячи голов. Но мы с Рипли справляемся.

– Рипли?

– Это моя сестра. Еще один местный коп. Тодды были здесь копами в течение пяти поколений… Красиво у вас получается, – сказал Зак, глядя на ее работу.

– Вы находите? – Нелл смешала всего понемногу и добавила в горшок барвинок. Она боялась, что получится плохо, но смесь смотрелась ярко и задорно. Она подняла довольное лицо. – Это мой первый опыт.

– Если так, то у вас врожденный дар. Впрочем, не мешало бы надеть шляпу. Такая кожа, как у вас, быстро обгорает.

– Ох… – Она потерла нос тыльной стороной ладони. – Наверное, вы правы.

– Бьюсь об заклад, что в Бостоне у вас своего палисадника не было.

– Нет. – Она наполнила
Страница 10 из 17

землей ящик. – Я прожила там всего ничего. Не мой город.

– Я знаю, что вы имеете в виду. Я тоже какое-то время прожил на материке и ни разу не почувствовал себя дома. Ваши родители остались на Среднем Западе?

– Мои родители умерли.

– Мне очень жаль.

– И мне тоже. – В новый горшок она посадила герань. – Шериф, это беседа или допрос?

– Беседа, – как ни в чем не бывало ответил он и подумал: «Осторожная женщина». Опыт подсказывал Заку, что для такой осторожности нужны веские причины. – С какой стати мне вас допрашивать?

– Полиция меня не разыскивает. Под арестом я не была. Приключений не ищу, – с некоторым вызовом сказала Нелл.

– Этого вполне достаточно. – Зак протянул Нелл цветок, стоявший поодаль. – Мисс Ченнинг, остров у нас маленький. Народ очень дружелюбный, но любопытный.

– Догадываюсь. – «Не стоит отпугивать его», – напомнила себе Нелл. – Понимаете, я много путешествовала по стране. Я устала и приехала сюда, надеясь найти работу и место, где можно пожить спокойно.

– Похоже, вы нашли и то и другое. – Он поднялся. – Спасибо за лимонад.

– Пожалуйста.

– Хорошо у вас получается. Да, у вас определенно есть дар. До свидания, мисс Ченнинг.

– До свидания, шериф.

Идя обратно к машине, Зак подытожил то, что ему удалось узнать. Сирота, боится копов, не любит, когда ей задают вопросы. Женщина с простыми вкусами и взвинченными нервами. Да, еще по каким-то причинам, которых он не мог понять, не слишком приветливая.

По пути он осмотрел ее машину и обратил внимание на новенький массачусетский номер. Не мешает проверить. Просто для очистки совести.

Чутье подсказывало ему, что Нелл Ченнинг не ищет приключений именно потому, что ей довелось немало пережить.

Нелл принесла молодой паре у окна пирожки с яблоками и кофе с молоком, потом убрала на соседнем столике. Три женщины неторопливо рылись в книгах. Нелл рассчитывала, что вскоре они поднимутся в кафе.

Собрав кружки, она мимоходом выглянула в окно. С материка прибывал полуденный паром. Сопровождавшие его чайки кружили и пикировали в воду. Море, сегодня тихое и зеленое, покачивало буи. По гладкой поверхности плавно скользила небольшая яхта с надутыми парусами.

Когда-то она тоже плавала под парусом. Но то было в другом море и в другой жизни. Одно из немногих удовольствий, выпадавших на ее долю. Чувство полета, покачивание на волне… Не правда ли, странно, что море всегда звало ее? В конце концов, Тихий океан погубил ее.

А сейчас Атлантика возвращала ее к жизни.

Улыбнувшись этой мысли, Нелл повернулась и столкнулась с Заком.

– Прошу прощения. Я вас не запачкала? Я ужасно неуклюжая. Не смотрела, куда…

– Ничего страшного не случилось. – Зак продел пальцы в ручки двух кружек и забрал их, стараясь больше не прикасаться к Нелл. – Я вас понимаю. Красивая яхта.

– Да. – Нелл обошла его и быстро вернулась за стойку. Она ненавидела, когда кто-то стоял у нее за спиной. – Но мне платят не за то, чтобы я любовалась яхтами. Принести вам что-нибудь?

– Передохните, Нелл.

– Что?

– Передохните, – негромко повторил он, ставя кружки на стойку. – Придите в себя.

– Я в полном порядке. – Раздосадованная Нелл рывком схватила кружки, и они зазвенели. – Просто не ожидала, что кто-то стоит позади меня.

Зак улыбнулся:

– Ну что ж, пирожок с яблоками и большую кружку кофе. Как ваши посадки, завершены?

– Почти. – Разговаривать Нелл не хотелось, поэтому она занялась приготовлением кофе. Она не желала дружески беседовать со здешним копом, который не сводил с нее пристальных зеленых глаз.

– Может быть, это пригодится, когда вы начнете ухаживать за цветами. – Он положил на стойку большую сумку.

– Что это?

– Садовый инвентарь.

Он отсчитал нужную сумму за кофе и пирожок и положил деньги рядом с сумкой.

Нелл вытерла руки о белый передник и нахмурилась, но любопытство заставило ее открыть сумку. Увидев смешную соломенную шляпу с загнутыми полями, она чуть не расхохоталась. На макушке шляпы колыхались уродливые искусственные цветы.

– В жизни не видела более дурацкой шляпы!

– Были и хуже, – заверил он. – Но зато у вас не обгорит нос.

– Это очень любезно с вашей стороны, но не стоило…

– Здесь это называется «помочь по-соседски». – Тут запищал сотовый телефон, прикрепленный к его поясу. – Ну вот… Опять работа.

Зак пошел к выходу. Когда он скрылся из виду, Нелл схватила шляпу и шмыгнула на кухню, чтобы полюбоваться своим отражением в крышке плиты.

Рипли Тодд налила себе еще одну чашку кофе. Утро стояло тихое, и ей это нравилось.

Но в воздухе что-то чувствовалось. Она не хотела этого замечать, однако факт оставался фактом. Рипли попыталась убедить себя в том, что это воздействие недели, проведенной в Бостоне.

Нельзя сказать, что ей там не понравилось. Семинар по повышению квалификации пошел на пользу – этого нельзя отрицать. Рипли любила полицейскую работу, вплоть до мелочей. Но шум и хаос утомляли ее, даже если она проводила в городе совсем немного времени.

Зак бы сказал, что она просто не любит больших скоплений людей. Это было совершенно верно.

Рипли увидела брата, шедшего по улице. Ему понадобится еще добрых десять минут, чтобы одолеть половину квартала. Люди не давали Заку прохода; каждому хотелось обменяться словом с молодым шерифом.

«Больше того, людям нравится быть с ним рядом», – думала Рипли. У него было что-то… Рипли не хотелось пользоваться словом «аура». Оно было слишком в стиле Майи. Атмосфера, решила она. Зак умел создавать вокруг себя атмосферу, которая действовала на людей благотворно. Люди знали: стоит поделиться с ним своими трудностями, и Зак даст им дельный совет или постарается помочь как-то иначе.

Зак – человек общительный, дружелюбный, терпеливый и неизменно справедливый. Зато про Рипли этого сказать было нельзя.

Может быть, именно поэтому они составляли удачную пару. Злой коп – добрый коп…

Пока Зак шел по тротуару, она открыла дверь, впустив летний воздух и звуки улицы: ему это нравилось. Когда Тодд наконец добрался до участка, его ждала чашка свежезаваренного кофе.

– В девять утра у Фрэнка и Элис Пэрдью родилась девочка. Вес – три шестьсот. Назвали Белиндой. Робби Янгер свалился с дерева и сломал руку. Двоюродный брат Мисси Хейчин, который живет в Бангоре, купил себе новенький «Шевроле»-седан.

С этими словами Зак взял протянутую ему чашку, сел за письменный стол, положил на него ноги и улыбнулся. Укрепленный на потолке вентилятор опять заскрипел. Это старье давно пора было сменить.

– А что нового у тебя?

– Превышение скорости на северном прибрежном шоссе, – ответила Рипли. – Не знаю, куда они так неслись. Я объяснила им, что скалы и маяк стоят на своих местах уже несколько веков и никуда не денутся. – Она вынула из ящика факс. – А это для тебя. Нелл Ченнинг. Новая повариха из кафе Майи, верно?

– Угу…

Он пробежал глазами по тексту. Так. Права, выданные в Огайо, были действительны и регулярно обновлялись каждые два года. Машина была зарегистрирована на ее имя. Насчет новенького номера он не ошибся. Нелл получила его всего неделю назад. До того номер у нее был техасский.

Странно…

Рипли примостилась на краешке их общего письменного стола и сделала глоток из чашки Зака. Он так и не прикоснулся к
Страница 11 из 17

кофе.

– Что заставило тебя послать запрос?

– Любопытство. Она необычная женщина.

– В чем именно?

Зак хотел ответить, но покачал головой:

– Сходи на ленч в кафе и взгляни на нее сама. Интересно, что ты скажешь.

– Может быть, и схожу. – Рипли нахмурилась и посмотрела на открытую дверь. – Похоже, шторм приближается.

– Милая, море ровное как стекло.

– Но что-то приближается, – повторила она себе под нос и схватила бейсбольную шапочку. – Пойду пройдусь. Может быть, загляну в кафе и посмотрю, кто это к нам приехал.

– Валяй. А я днем обойду берег. Посмотрю что да как.

– Удачной прогулки. – Рипли надела темные очки и быстро вышла.

Она любила свой поселок и царивший в нем порядок. По мнению Рипли, у всего было на свете свое место, которое следовало соблюдать. Конечно, у моря и погоды имелись свои капризы, но это было вполне естественно и укладывалось в существующий порядок вещей.

Июнь означал наплыв туристов и дачников, переход от тепла к жаре, костры на берегу и дым множества грилей.

К этому следовало прибавить шумные вечеринки, пьянство и мелкие беспорядки, потерявшихся детей и неизбежные ссоры между любовниками. Но туристы, праздновавшие наступление отпуска, пившие, слонявшиеся туда-сюда и ссорившиеся по пустякам, привозили на остров деньги, которые помогали местным жителям продержаться на плаву всю зиму.

Ради того, чтобы остров Трех Сестер процветал, она охотно согласилась бы не только на присутствие чужаков, но и на куда худшие вещи.

Эти девять квадратных миль скал, песка и земли были ей дороже всего остального мира.

Разомлевшие от жары люди вперевалку шли с пляжа. Рипли никогда не могла понять, что за радость коптиться на солнце, как какой-нибудь лосось. Через час она просто взбесилась бы от скуки и безделья.

Зачем лежать, если можно стоять?

Нельзя сказать, что она не получала удовольствия от пляжа. Каждое утро зимой и летом она устраивала пробежки вдоль полосы прибоя. Если позволяла погода, то пробежка заканчивалась заплывом. Если же нет, Рипли заходила в гостиничный крытый бассейн.

Но при прочих равных предпочитала море.

Результатом таких физических нагрузок было крепкое и стройное тело, чаще всего облаченное в брюки цвета хаки и майки. Кожа Рипли была такой же загорелой, как у брата, а глаза – такими же ярко-зелеными. Прямые темно-русые волосы прикрывала бейсбольная шапочка.

Ее черты представляли собой странную смесь – крупноватый рот, маленький носик и выгнутые темные брови. В детстве она считала себя дурнушкой, но с годами привыкла к своей внешности и перестала обращать на нее внимание.

Она вошла в кафе «Бук», помахала рукой Лулу и направилась к лестнице. Если повезет, она посмотрит на эту Нелл Ченнинг и не столкнется с Майей.

Не дойдя до кафе трех ступенек, она поняла, что на везение рассчитывать не приходится.

За стойкой стояла Майя – как всегда, элегантная, в широком цветастом платье. Ее волосы были свободно забраны назад, эффектно обрамляя лицо. По сравнению с ней женщина, хлопотавшая рядом, казалась несколько чопорной.

Рипли сочла, что сравнение в пользу Нелл.

Итак, Рипли сунула большие пальцы в задние карманы брюк и вперевалку направилась к стойке.

– Помощник шерифа Тодд. – Майя наклонила голову и посмотрела на Рипли исподлобья. – Какими судьбами?

Рипли изучала Нелл, не обращая на Майю никакого внимания.

– Я бы съела суп и сандвич.

– Нелл, это Рипли, несчастная сестра Зака. Если она пришла на ленч, это значит, что мир перевернулся.

– Майя, поцелуй меня в задницу… Рада познакомиться с вами, Нелл. И стаканчик лимонада.

– Понятно. – Нелл посмотрела на Рипли, а потом на Майю. – Я сейчас, – пробормотала она и быстро шмыгнула на кухню готовить сандвич.

– Я слышала, что ты подобрала эту девушку, едва она сошла с парома, – продолжила Рипли.

– Более или менее. – Майя зачерпнула половником суп. – Рипли, не приставай к ней.

– С какой стати я буду к ней приставать?

– Потому что ты – это ты. – Майя поставила суп на стойку. – Послушай, когда ты вчера сходила с парома, не заметила ничего странного?

– Нет, – слишком быстро ответила Рипли.

– Лгунья, – негромко сказала Майя, видя, что Нелл возвращается с сандвичем.

– Помощник шерифа Тодд, вам накрыть столик?

– Да, спасибо. – Рипли вынула из кармана деньги. – Майя, пробей мне чек.

Она расплатилась и села в кресло. Тем временем Нелл поставила заказ на стол.

– Выглядит замечательно.

– Надеюсь, вам понравится.

– Не сомневаюсь. Где вы учились готовить?

– В разных местах. Может быть, хотите еще что-нибудь?

Рипли подняла палец, прося Нелл подождать, взяла ложку и отведала суп.

– Нет. Это и в самом деле замечательно. А что, выпечка – тоже ваших рук дело?

– Да.

– Большая работа.

– За это мне и платят.

– Верно. Не позволяйте Майе эксплуатировать себя. Она любит командовать.

– Совсем наоборот, – ледяным тоном ответила Нелл. – Она очень щедрая и очень добрая. Приятного аппетита.

Преданная, решила Рипли, приступив к ленчу. Это плюс. И вежливая, хотя немножко замороженная. Как будто отвыкла общаться с людьми.

«Нервничает. Испугалась невинной шуточной пикировки. Впрочем, некоторые не выносят даже самых ничтожных размолвок», – пожав плечами, подумала Рипли.

Как бы там ни было, но Нелл Ченнинг показалась ей совершенно безобидной. И чертовски хорошей поварихой.

От вкусной еды у Рипли улучшилось настроение, и на обратном пути она снова подошла к стойке. Сделать это было легко, потому что Майя куда-то испарилась.

– Ну что ж, вы своего добились.

Нелл похолодела. Она придала лицу бесстрастное выражение и постаралась справиться с дрожью в руках.

– Простите, не поняла.

– Теперь я буду постоянно приходить сюда, хотя много лет избегала этого. Ленч был великолепный.

– А… Что ж, очень рада.

– Наверное, вам бросилось в глаза, что мы с Майей не слишком ладим.

– Это не мое дело.

– Если живешь на острове, тебя касается все. Но не волнуйтесь, бо?льшую часть времени нам с Майей удается избегать друг друга. Так что метаться между нами вам не придется… Я хочу взять с собой пару шоколадных пирожных.

– Может быть, возьмете три.

– Ладно, пусть будет три. Я отдам одно Заку и стану в его глазах героиней.

Нелл слегка успокоилась, положила в пакет три пирожных и пробила чек. Но когда Рипли протянула ей деньги, руки молодых женщин соприкоснулись и Нелл пронзил ток такой силы, что она ахнула.

Недовольная Рипли смерила ее долгим взглядом, схватила пакет и шагнула к лестнице.

– Помощник шерифа… – окликнула ее крепко стиснувшая руку Нелл. – Вы забыли сдачу.

– Оставьте ее себе, – бросила Рипли и затопала по лестнице. Внизу стояла Майя. Ее руки были скрещены на груди, голова вскинута. Рипли что-то коротко рыкнула и ушла.

Шторм начался. Он грянул, хотя небо было ясным, а море спокойным. Его неистовство проникло в сны беспомощной Нелл и швырнуло ее в прошлое.

Огромный белый дом стоял посреди изумрудного газона. Внутри все было твердым и холодным. Преобладали светлые цвета – серый, песчаный и бежевый.

Но розы, которые он всегда покупал ей, были цвета крови.

Дом был пуст и, казалось, кого-то ждал.

Во сне Нелл сопротивлялась. Нет, она больше не войдет туда. Ни за что.

Однако дверь открылась.
Страница 12 из 17

Высокая белая дверь, за которой начинался просторный вестибюль. Белый мрамор, белое дерево, леденящий душу блеск хрусталя и хрома.

Нелл как будто со стороны видела, как она сама входит в дом. Длинные светлые волосы падают на нарядное белое платье с блестками, горящими ледяным блеском. Ее губы красны как розы.

Затем входит он. Как всегда, идя след в след. Его рука слегка касается ее ягодиц. Когда Нелл давала себе волю, она все еще чувствовала это прикосновение.

Он высокий и стройный. Черный вечерний костюм и золотые волосы, напоминающие шлем, делают его похожим на принца. Она полюбила его за романтическую внешность и поверила его обещаниям вечного счастья. Разве он не взял ее к себе во дворец, в сказочный белый дворец и не дал ей все, о чем может мечтать женщина?

Сколько раз он напоминал ей об этом?

Нелл помнила, что случилось потом. Помнила сверкающее белое платье, помнила усталость и облегчение, охватившие ее, когда вечер благополучно кончился. Она ничем не огорчила его, ничем не расстроила.

Но это ей только казалось.

Пока она не повернулась и не увидела выражение его лица.

Он дожидался, пока они останутся одни. А потом происходила метаморфоза. На это он был мастер.

Нелл помнила и страх, который охватил ее, когда она попыталась понять, в чем провинилась.

«Элен, ты довольна?»

«Да, вечеринка была хорошая. Только очень долго. Налить тебе стаканчик бренди на ночь?»

«Тебе понравилась музыка?»

«Очень».

Музыка? Может быть, она что-то не то сказала про музыку? В этих вещах она полный профан… Нелл едва не вздрогнула, когда он, протянув руку, стал играть ее волосами.

«Я с удовольствием танцевала в саду, под открытым небом. Это было чудесно».

Нелл сделала шаг назад, чтобы повернуться к лестнице, но его холеные пальцы сжались в кулак, стиснули ее волосы и удержали на месте.

«Да, я заметил, с каким удовольствием ты танцевала. Особенно с Митчеллом Роулингсом. Как ты флиртовала с ним. Кокетничала. Позорила меня перед друзьями и клиентами».

«Ивен, я не флиртовала. Я только…»

Пощечина сбила ее с ног, от острой боли потемнело в глазах. Когда Нелл съежилась в комок, он потащил ее по мраморному полу за волосы.

Сколько раз он поднимал на нее руку!

Она плакала, отрицала свою вину, а он обвинял. Потом это ему надоедало, и он позволял Нелл уползти куда-нибудь в угол и дать волю рыданиям.

Но на этот раз, в этом сне, она уползла в лес, где воздух был нежным, а земля теплой.

И уснула на берегу ручья, тихо журчавшего среди гладких камней.

А потом проснулась от пушечного удара грома и располосовавшей небо молнии. Проснулась от ужаса. Она бежала через лес, и ее белое платье сияло, как маяк. Кровь стучала у нее в висках. За ней гнались. Деревья позади трещали, подернутая туманом земля хватала ее за ноги.

Но она продолжала бежать. Дыхание со свистом вырывалось из легких. Ее крикам вторили порывы ветра. Наконец страх полностью овладел ею, не оставив места ничему иному.

Ветер хлестал ее по лицу и полосовал платье.

Нелл взбиралась на скалу, скользя по камням, как ящерица. Тьму прорезал луч маяка, похожий на серебряный клинок, а внизу грозно шумело море.

Она кричала и поднималась все выше и выше, но не оглядывалась. Не могла заставить себя оглянуться и увидеть, кто ее преследует.

Предпочтя полет борьбе, она прыгнула в пропасть и устремилась навстречу волнам. Порыв ветра заставил ее закружиться в воздухе, и перед глазами Нелл замелькали скалы, луч маяка и деревья.

4

В свой первый выходной Нелл переставила мебель, потом полила цветы, приняла душ и испекла буханку ржаного хлеба.

В девятом часу утра она наконец села завтракать.

Ивен ненавидел ее привычку рано вставать и говорил, что именно поэтому она клюет носом во время вечеринок. Но здесь, в маленьком коттедже у моря, упрекать в этом ее было некому. Нелл распахнула окна настежь. Весь день принадлежал ей.

Еще дожевывая хлеб и сунув горбушку в карман шорт, она отправилась на долгую прогулку вдоль берега.

Яхты, успевшие отчалить от пристани, подпрыгивали и скользили по воде. Дремотно-синее море было покрыто барашками; волны выносили на песок кружевную пену. В воздухе вились белогрудые чайки, полет которых напоминал изящный танец. Их протяжные хриплые крики вторили неумолчному рокоту прибоя, заменявшему музыку.

Нелл закружилась на месте, исполнив маленький танец собственного сочинения. Потом вынула из кармана горбушку, разломила ее на кусочки и стала бросать их в воздух, следя за тем, как кружат и снижаются чайки.

«Я одна, – подумала она, подняв лицо к небу. – Но не одинока. Похоже, одиночество мне больше не грозит».

Услышав колокольный звон, Нелл обернулась к поселку и залюбовалась красивым белым шпилем. Потом взглянула на свои шорты с обтрепанными краями и тапочки. Наряд для церковной службы был неподходящий. Но она могла и сама вознести небесам благодарственную молитву.

Продолжая прислушиваться к звону, она села у кромки прибоя. Вот они, мир и радость. Теперь она никогда ничего не возьмет даром. Следует помнить, что за все нужно платить. Изо дня в день. Даже если это всего лишь хлеб для чаек. Она станет ухаживать за своими растениями, будет доброй и никому не откажет в помощи.

Надо заслужить то, что она получила, и беречь это.

Теперь можно радоваться простым вещам, и никто не одернет ее.

Нелл встала и начала собирать ракушки. Сначала она совала их в карманы. Когда карманы наполнились, она сняла тапочки и набила их ракушками. Так она добралась до дальнего конца пляжа, где из песка торчали скалы, и повернула к морю. Здесь лежали гладкие камни величиной с ладонь. Нелл взяла один голыш, затем другой и задумалась, не стоит ли обложить ими маленькую грядку с душистыми травами.

Уловив краем глаза какое-то движение слева, она стиснула камень и быстро обернулась. По зигзагообразной деревянной лестнице спускался Зак. Сердце ее колотилось как бешеное.

– Доброе утро.

– Доброе… – Она вдруг обернулась. Поглядела на поселок и огорчилась, поняв, что она ушла далеко.

– Самый подходящий день для хорошей прогулки по берегу, – продолжил Зак, опершись о перила и рассматривая ее. – Я вижу, вы уже успели это сделать.

Он следил за Нелл еще тогда, когда она танцевала с чайками. Господи, ну почему ее радость моментально сменяется настороженностью? Просто позор…

– Я и не знала, что забралась так далеко.

– Островок маленький, и особенно далеко тут не уйдешь. Сегодня будет жарко, – непринужденно сказал он. – К полудню пляж будет забит битком. Приятно немного побыть в одиночестве, пока тут не станет тесно от тел и полотенец.

– Да, но…

– Пойдемте наверх.

– Что?

– Наверх. В дом. Я дам вам сумку для ракушек и камней.

– Ох, нет… Спасибо, не нужно.

– Нелл, кого вы боитесь? Копов, мужчин или только меня?

– Никого.

– Тогда докажите. – Он остался на месте, но протянул руку.

Она подняла глаза. Взгляд у Зака был добрый. Умный и терпеливый. Нелл вздохнула, медленно шагнула вперед и протянула ему руку.

– И что вы будете делать с этими ракушками?

– Ничего. – Сердце Нелл гулко билось, но она послушно поднималась по лестнице. – Вернее, ничего особенного. Просто разложу и буду на них смотреть, и все.

Рука Зака была легкой, но сильной. На ней не было ни колец, ни
Страница 13 из 17

часов.

«Этот человек не любит ничего, что бросается в глаза», – подумала Нелл.

Они шли босиком. Его джинсы были порваны на колене, концы обтрепаны. Загорелая кожа и выцветшие на солнце волосы делали его похожим на завсегдатая пляжа, а не на шерифа. Это слегка уменьшило ее тревогу.

Добравшись до верхней площадки, они свернули и прошли немного в сторону. Внизу, у дальнего конца скал, виднелась солнечная бухточка с хлипким причалом, у которого лениво покачивалась небольшая красная яхта.

– Просто картинка… – негромко сказала Нелл.

– Вы когда-нибудь плавали под парусом?

– Да. Немного, – быстро добавила она. – Это ваша яхта?

– Моя.

Из воды показалась гладкая темная голова. Нелл во все глаза уставилась на огромную черную собаку, которая выпрыгнула на берег и начала отчаянно отряхиваться.

– И она тоже, – уронил Зак. – В смысле, моя. Как вы относитесь к собакам? Скажите честно. Если боитесь, я придержу ее.

– Нет, я люблю собак.

Собака несколькими мощными скачками одолела склон, прыгнула на Зака, бешено завиляла хвостом, подняв тучу брызг, и лизнула его в лицо. Потом дважды коротко гавкнула, напрягла мышцы и сделала бы то же самое с Нелл, если бы Зак не прикрыл молодую женщину собой.

– Это Люси. Она дружелюбная, но невоспитанная. Люси, лежать!

Люси легла и вытянулась всем телом. Но потом радость и любовь возобладали, и она снова прыгнула на Зака.

– Ей два года, – объяснил Тодд, оттолкнув собаку и заставив ее сесть. – Черный лабрадор. Говорят, что с возрастом они становятся послушнее.

– Красавица… – Нелл погладила Люси по голове. От первого же прикосновения собака шлепнулась на землю и перевернулась брюхом вверх.

– Где твоя гордость? – начал Зак, но осекся, увидев, что Нелл опустилась на четвереньки и чешет брюхо Люси обеими руками, к бурному восторгу последней.

– Зачем такой красавице гордость, правда, Люси? Ты всего лишь большая, красивая собака, верно? Я всегда… Ой!

Люси, ошалев от счастья, вскочила и опрокинула Нелл навзничь. Зак бросился на помощь, но сделал это недостаточно быстро. Собака успела прыгнуть на Нелл и лизнуть ее в лицо.

– О боже, Люси, как ты себя ведешь? Прошу прощения. – Зак оттолкнул собаку и помог Нелл встать. – Вы целы? Она ничего вам не сделала?

– Нет. Все в полном порядке. – У Нелл перехватило дыхание, но, похоже, Люси тут была ни при чем. Собака сидела, опустив голову и колотя песок хвостом. Зак был огорчен и раздосадован, но не сердился.

– Вы не ударились головой, нет? Эта чертова собака весит почти столько же, сколько и вы. Вы оцарапали локоть, – взволнованно добавил он и только тут заметил, что Нелл хихикает. – Что здесь смешного?

– Ничего. Просто ужасно забавно, как Люси притворяется, что ей стыдно. Похоже, она очень вас боится.

– Да. Я порю ее дважды в неделю, за дело и без дела. – Он легко провел ладонями по предплечьям Нелл. – Вы уверены, что все в порядке?

– Да. – Только тут до Нелл дошло, что они стоят очень близко, чуть ли не в обнимку. Что руки Тодда касаются ее рук и ее кожа горит. – Да, – повторила она и сделала шаг назад. – Я цела и невредима.

– Вы крепче, чем кажетесь, – заметил Зак. – Пойдемте в дом, – сказал он. – К тебе это не относится, – добавил Зак, обращаясь к собаке. – Ты наказана, дрянь такая…

Он поднял с земли тапочки Нелл и шагнул к широкому крыльцу. Нелл, которую разбирало любопытство, не сумела придумать предлог для отказа и прошла в открытую Заком дверь. Они оказались на большой, светлой, неубранной кухне.

– У горничной десятидневный отпуск, – непринужденно соврал Зак, поставил тапочки Нелл, набитые ракушками, на пол и пошел к холодильнику. – К сожалению, лимонада собственного изготовления предложить не могу, но зато есть чай со льдом.

– Спасибо, этого достаточно. Замечательная у вас кухня.

– Мы пользуемся ею главным образом для того, чтобы разогревать блюда, купленные навынос.

– Это просто позор.

Тут были целые акры полок, облицованных пластиком под гранит, и красивые горки со стеклянными дверцами. У окна с видом на море и бухту стояла большая двойная мойка.

«Уйма места для готовки и хранения продуктов, – подумала она. – Если проявить немного воображения и навести здесь порядок, можно…»

Стоп… Мы? Он сказал «мы»? Может быть, он женат? До сих пор такая возможность не приходила Нелл в голову. Конечно, это не имело никакого значения, но…

Он же ухаживал за ней. Она, конечно, подзабыла, как это делается, да и вообще никогда не была специалистом в области флирта, но ошибиться было невозможно.

– О чем это вы раздумываете? – Зак протянул ей стакан. – Может, поделитесь?

– Нет. То есть… я думала, что здесь очень красиво.

– При матери тут было куда лучше. А сейчас здесь живем только мы с Рипли и не уделяем кухне должного внимания.

– Ах, Рипли… Понятно.

– Значит, вы полагаете, что я либо женат, либо живу здесь не с сестрой. Очень тронут.

– Это меня не касается.

– Да, да, конечно. Я бы провел вас в дом, но боюсь, что там еще больший кавардак, чем на кухне. А вы любите порядок. Пойдемте сюда. – Он снова взял Нелл за руку, и они вышли из дома.

– Куда? Мне пора возвращаться.

– Сегодня воскресенье, и у нас обоих выходной день. Я хочу вам кое-что показать. Вам понравится, – продолжил он и повел Нелл на галерею.

Галерея огибала дом и сворачивала к заросшему палисаднику, где росли два узловатых дерева. Выцветшая лестница вела вверх, к большому балкону, смотревшему в сторону моря.

Зак, все еще держа Нелл за руку, повел ее наверх.

Здесь было столько солнца и воздуха, что Нелл невольно подумала, как хорошо было бы лечь на деревянный шезлонг и забыть обо всем на свете…

Стоявший у перил телескоп соседствовал с каменной вазой, ждавшей, когда в нее что-нибудь посадят.

– Вы правы. – Нелл подошла к перилам, оперлась о них и сделала глубокий вдох. – Мне здесь действительно нравится.

– Галерея смотрит на запад. В ясный день отсюда виден материк.

– А куда смотрит ваш телескоп?

Зак не сводил взгляда с ее ног.

– Туда, куда мне хочется.

Нелл быстро обернулась. Похоже, Заку хотелось смотреть на нее. Он и смотрел, не особенно скрываясь.

– Я могла бы просидеть здесь целый день, – сказала Нелл, разглядывая поселок. – Следить за приезжающими и уезжающими.

– Сегодня утром я видел, как вы кормили чаек. – Зак оперся о перила и сделал глоток чая со льдом. – Знаете, я проснулся с мыслью, что нужно заглянуть сегодня в желтый коттедж и еще раз посмотреть на Нелл Ченнинг. Для этого нужна какая-то причина, и ее следовало придумать. Потом я вышел на галерею выпить кофе и тут увидел вас. Так что причина мне не понадобилась.

– Шериф…

– У меня сегодня выходной, – напомнил он. Зак поднял руку, чтобы прикоснуться к ее волосам, но, увидев, что Нелл попятилась, сунул руку в карман. – А раз так, почему бы нам не провести пару часов на воде? Мы могли бы поплавать под парусом.

– Не могу. Мне нужно…

– Искать предлог не обязательно. Сделаем это как-нибудь в другой раз.

– Да. – Холодок под ложечкой тут же исчез. – В другой раз. Мне действительно пора. Спасибо за чай и великолепный вид.

– Нелл… – Он снова взял ее руку и не отпустил, даже ощутив, что у Нелл дрогнули пальцы. – Заставлять женщину немного нервничать – это одно, а пугать ее –
Страница 14 из 17

совсем другое. Я не хочу путать эти вещи. Когда вы узнаете меня лучше, то поверите, что я не сделаю вам ничего дурного, – добавил он.

– В данный момент я пытаюсь узнать самое себя.

– И правильно делаете. Сейчас я дам вам сумку.

Он взял за правило заходить в кафе каждое утро. Чашка кофе, булочка, несколько слов… Тодду казалось, что Нелл постепенно привыкает к нему. Когда они в следующий раз окажутся наедине, ей вряд ли захочется убежать.

Зак был уверен, что Нелл не единственная, кто заметил его новую привычку. Ехидные замечания, косые взгляды и смешки его не волновали. У жизни на острове был свой ритм, и, когда в нем что-то изменялось, это ощущали все.

Он пил по-настоящему великолепный кофе, приготовленный Нелл, стоя на галерее, и слушал Карла Мейси, который крыл последними словами жуликов, таскавших у него раков.

– На этой неделе ловушки трижды оставались пустыми. А эти типы даже не удосужились закрыть их. Я подозреваю, что это дело рук студентов, снявших дом Боинга. Ну, попадись они мне! – Карл плюнул. – Если поймаю, так всыплю, что своих не узнают. Богачи проклятые!..

– Слушай, Карл, это же приезжие и вдобавок совсем пацаны. Может, мне поговорить с ними?

– Какой смысл говорить с типами, которые лишают тебя средств к существованию?

– Наверное, это не приходит им в голову.

– Так пусть подумают об этом, черт побери! – Обветренное лицо Карла стало мрачным. – Я ходил к Майе Девлин и просил ее напустить на них чары.

Зак поморщился:

– Послушай, Карл…

– По-твоему, мне лучше выстрелить солью в их тощие белые задницы? Клянусь, до этого может дойти.

– Позволь лучше мне уладить это дело.

– Ты слушаешь меня или нет? – Карл нахмурился и покачал головой. – Я имею полное право защищать свои угодья. Да, знаешь, я зашел в книжный магазин и посмотрел на эту новенькую с материка. – На морщинистом курносом лице Мейси появилась хитрая усмешка. – Теперь я понимаю, почему ты туда зачастил. Эти большие голубые глаза могут сбить с праведного пути любого.

– Карл, поговорим лучше о деле. Оставь свой дробовик в покое. Я обо всем позабочусь.

Зак зашел на участок и взял список дачников. До дома Боинга ничего не стоило дойти пешком, но для солидности он поехал туда в патрульной машине.

Дом, сдававшийся на лето, стоял в квартале от пляжа. На галерее была натянута нейлоновая веревка, с которой свисали разномастные полотенца и плавки. Там же стоял стол для пикника, заваленный пустыми банками из-под пива и остатками вчерашней трапезы.

«Им даже не хватило ума уничтожить улики», – покачав головой, подумал Зак. Рачьи панцири валялись на столе, как гигантские насекомые. Тодд вынул из кармана значок и приколол его к рубашке. Пусть полюбуются.

Он долго стучал, пока дверь не открылась. За нею стоял растрепанный юноша лет двадцати, прищурившийся от солнца. Золотистый загар и спортивные трусы в яркую полоску.

– Угу, – сказал он.

– Шериф Тодд. Полиция острова. Можно войти?

– З…чем? Ск…времени?

«Интересно, сколько он вчера выпил», – подумал Зак, перевел сказанное на нормальный язык и ответил:

– Хочу поговорить. А времени сейчас половина одиннадцатого. Твои друзья здесь?

– Где? Проблема? О боже… – Парень проглотил слюну, поморщился, шатаясь, прошел через гостиную, миновал барную стойку, подошел к раковине, вывернул кран до отказа и сунул голову под струю.

– Что, погуляли? – спросил Зак, когда юноша поднял мокрую голову.

– Да уж… – Тот схватил бумажное полотенце и вытер лицо. – Мы что, очень шумели?

– Нет, никто не жаловался. Сынок, как тебя зовут?

– Джош. Джош Таннер.

– Слушай, Джош, буди своих приятелей. Это не займет много времени.

– Ага, сейчас. Я мигом.

Зак прислушался. Раздалось несколько проклятий, потом что-то стукнуло и из туалета донесся звук спущенной воды.

Три молодых человека, которых привел Джош, были одеты ничуть не лучше. Они немного постояли в дверях, потом один из них плюхнулся на стул и насмешливо фыркнул:

– В чем дело?

«Притворяется», – решил Зак.

– Ты кто?

– Стив Хикмен.

Бостонский акцент, определил Тодд. Из высших слоев общества. Может быть, даже из клана Кеннеди.

– О’кей, Стив. Дело вот в чем. Браконьерство у нас карается штрафом в тысячу долларов. Знаете, почему? Потому что кое-кто опустошает чужие ловушки ради того, чтобы сварить себе парочку раков, и начисто забывает, что некоторые зарабатывают этим себе на жизнь. То, что является для вас вечерним развлечением, на самом деле настоящий грабеж.

Услышав эти слова, ребята неловко заерзали. Юноша, открывший дверь, виновато вспыхнул и потупился.

– То, что лежит у вас на веранде, сто?ит на рынке около сорока долларов. Разыщете на пристани человека по имени Карл Мейси, отдадите ему деньги, и покончим с этим.

– Я не понимаю, о чем вы говорите. Разве этот Мейси ставит на раках свое клеймо? – Стив снова фыркнул и почесал живот. – Вы не сможете доказать, что это мы обчистили его ловушки.

– Пожалуй. – Зак обвел взглядом их пристыженные лица. – Чтобы снять этот дом в разгар сезона, нужно заплатить тысячу двести долларов за неделю. Еще двести пятьдесят стоит аренда лодки. Плюс развлечения, еда, пиво… Красиво живете, ребята.

– Тем самым мы поддерживаем экономику острова, – тонко улыбнувшись, ответил Стив. – Поэтому глупо беспокоить нас из-за пары каких-то дурацких раков и голословного обвинения.

– Может быть. Но еще глупее при ваших доходах жалеть по десятке на брата ради того, чтобы замять дело. Подумайте об этом. Остров у нас маленький, – сказал Зак, шагнув к двери. – Стоит только сказать слово…

– Это что, угроза? Угрозы гражданам могут закончиться судебным иском.

Зак оглянулся и покачал головой:

– Держу пари, что ты будущий юрист. Я угадал?

Тодд вышел и сел в машину. Ну что ж, за ним дело не станет. Эти ребята еще пожалеют.

Рипли шла по Хай-стрит и встретила Зака у дверей «Мэджик-Инн».

– В пиццерии зависла кредитная карточка этого любителя раков. Что-то там испортилось, – начала она. – В результате малому пришлось порыться в карманах и заплатить за ленч наличными.

– Серьезно?

– Серьезнее не бывает. Кроме того, они хотели взять напрокат видеомагнитофон, но все видики оказались на руках.

– Черт знает что.

– И я слышала, что все водные лыжи либо забронированы, либо неисправны.

– Просто стыд и позор.

– В довершение всех несчастий у этих типов вышел из строя кондиционер.

– А день сегодня жаркий. К ночи станет душно. Боюсь, уснуть им будет трудновато.

– Ты настоящий сукин сын, Закарайа. – Рипли встала на цыпочки, обняла брата и чмокнула его в губы. – Именно за это я тебя и люблю.

– И собираюсь стать еще бо?льшим сукиным сыном. Этот Хикмен – крепкий орешек. Сладить с остальными не составит труда, но его придется убеждать. – Зак обнял Рипли за плечи. – Ты идешь в кафе на ленч?

– Да. А что?

– Я подумал, что ты можешь оказать мне небольшую услугу. Раз уж ты любишь меня, и все прочее…

Рипли мотнула конским хвостом, повернулась к брату и посмотрела на него снизу вверх.

– Если хочешь, чтобы я уговорила Нелл прийти к тебе на свидание, то на меня не рассчитывай.

– Спасибо, свидание я могу назначить сам.

– Пока что результат нулевой.

– Но я еще не сошел с дорожки, – возразил Зак. – Надеюсь, ты
Страница 15 из 17

скажешь Майе, что мы сами справились с этими похитителями раков, так что пусть она… ничего не предпринимает.

– Что значит «ничего не предпринимает»? А что она может предпринять? – Рипли разозлилась. – Черт бы всех побрал!

– Не кипятись. Просто Карл сказал, что разговаривал с ней. Я бы не хотел, чтобы этим делом занялась наша местная ведьма.

Он крепче обнял Рипли за плечи, пытаясь ее успокоить.

– Я бы поговорил с ней сам, но через несколько минут сюда явятся похитители раков. Мне нужно постоять здесь с властным и самодовольным видом.

– Ладно, поговорю.

– Только не забывай о вежливости. И помни, что Карл сам пришел к ней.

– Да, да, да! – Рипли стряхнула его руку и ушла.

Ведьмы и чары. «Чушь, идиотская болтовня, – думала она, быстро шагая по тротуару. – Такой человек, как Карл Мейси, должен был бы это знать, а не повторять дурацкие сплетни».

Туристам позволялось верить в то, что Три Сестры – место колдовское: именно эти слухи привлекали сюда толпы людей с материка. Но когда то же повторяли местные жители, Рипли просто выходила из себя.

Майя как раз поощряла эти разговоры. Тешила собственное тщеславие. Так считала Рипли.

Она вошла в кафе «Бук» и мрачно покосилась на Лулу, которая пробивала кому-то чек.

– Где она?

– Наверху. Сегодня много посетителей.

– Узнаю нашу трудолюбивую пчелку, – пробормотала Рипли и стала подниматься по ступенькам.

Она увидела Майю в отделе книг по кулинарии. Та обслуживала посетителя. Рипли заскрежетала зубами, Майя захлопала ресницами. Кипя от негодования, Рипли прошла в кафе, дождалась своей очереди и заказала кофе.

– А как же ленч? – Запыхавшаяся Нелл наполнила ее чашку из только что вскипевшего кофейника.

– Нет аппетита.

– Очень жаль, – пропела Майя, стоявшая за спиной Рипли. – Салат с крабами сегодня удался как никогда.

Рипли молча подняла большой палец, зашла за стойку и промаршировала на кухню. Когда Майя вошла следом, Рипли подбоченилась.

– Мы с Заком решили проблему. Так что держись подальше от этого дела.

Голос Майи был густым и сладким, как взбитые сливки.

– Я и не собиралась конкурировать с местными властями.

– Прошу прощения… – Нелл задержалась на пороге и откашлялась. – Сандвичи. Мне нужно…

– Проходи, – махнула рукой Майя. – Мы со знаменитым помощником шерифа почти закончили.

– Избавь меня от своих колкостей.

– Не могу. Я приберегала их специально для тебя.

– Я не хочу, чтобы ты вмешивалась в это дело. Скажи Карлу, что ты ничего не делала.

– Слишком поздно. – Майя обворожительно улыбнулась. – Все уже сделано. Чары очень простые. С ними справился бы даже такой неуч, как ты.

– Сними их.

– Ни за что. Да и какое тебе до этого дело? Ты же не веришь в Силу.

– Не верю, но непременно начнутся сплетни. Если с этими мальчишками что-нибудь случится…

– Не оскорбляй меня. – Ирония в голосе Майи моментально исчезла. – Ты прекрасно знаешь, что я не причиню им вреда. И никому другому тоже. Ты также знаешь, что вся суть именно в этом. Поэтому ты и боишься. Боишься, что, если твой дар обнаружится еще раз, ты не сможешь с ним совладать.

– Ничего я не боюсь. Не толкай меня на этот путь. – Она показала пальцем на Нелл, с головой ушедшую в приготовление сандвичей. – И ее тоже. У тебя нет на это права.

– Рипли, я не придумываю правила игры. Просто следую им. Другого пути нет ни для кого, и для тебя тоже.

– Говорить с тобой – только даром тратить время! – Рипли пулей вылетела с кухни.

Майя вздохнула. Это был единственный признак владевшей ею досады.

– Беседовать с Рипли трудно. Не обращай внимания, Нелл.

– Это не имеет ко мне никакого отношения, – заученно произнесла Нелл.

– Я чувствую твою тревогу. Люди часто спорят, и иногда очень горячо, но до кулаков доходит не всегда. Успокойся. – Она подошла к Нелл и начала массировать ей плечи. – Напряжение мышц плохо влияет на пищеварение.

Ее руки были такими теплыми, что Нелл тут же растаяла.

– Вы обе нравитесь мне. И я переживаю из-за того, что вы не любите друг друга.

– Я не могу сказать, что не люблю Рипли. Да, она вызывает у меня досаду и раздражение, но совсем по другой причине. Ты будешь пытаться понять, о чем мы говорили, но ни за что не спросишь. Ведь так, сестренка?

– Да. Я не люблю задавать вопросы.

– А вот я обожаю. Нам с тобой просто необходимо поговорить. – Майя отошла в сторону, ожидая, когда Нелл закончит возню с сандвичами. – Сегодняшний вечер у меня занят. Значит, завтра. Приглашаю тебя выпить. В пять часов вечера в «Мэджик-Инн» в баре. Он называется «Шабаш». Если хочешь, можешь оставить вопросы дома, – небрежно сказала Майя, шагнув к выходу. – Но ответы я прихвачу с собой в любом случае.

5

Все произошло именно так, как ждал Зак. Хикмен счел, что обязан сохранить лицо. Гордыня заела. Трое других быстро сдались, и Зак был уверен, что Карл получит свои деньги на следующее утро. Но Хикмен решил доказать, что он умнее и смелее какого-то задрипанного местного шерифа.

Зак с причала следил за тем, как взятая напрокат лодка направляется к ловушкам для раков. «Малый уже нарушил закон, – подумал Тодд, грызя семечки. – Плывет после наступления темноты, не зажигая сигнальных огней. Это ему дорого обойдется».

Но штраф за нарушение правил судоходства – мелочь по сравнению с тысячей долларов, которую придется выложить папаше этого студента.

Зак ожидал, что во время ареста парень окажет сопротивление. В таком случае им обоим придется провести ночь в полицейском участке. Причем один из них будет сидеть за решеткой.

Что ж, это будет хорошим уроком зарвавшемуся богатенькому студенту. Увидев, что парень уже вытягивает ловушку, шериф опустил бинокль и потянулся за мощным электрическим фонарем.

Его заставил вздрогнуть истошный визг. Зак включил фонарь и направил луч на поверхность воды. Над ней курился легкий туман, и казалось, что лодка тонет в дыму. Парень стоял, держа ловушку обеими руками, и смотрел в нее с ужасом.

Не успел Зак открыть рот, как юноша изо всех сил отшвырнул от себя ловушку. Когда та с шумом плюхнулась в воду, Хикмен вывалился из лодки.

– О черт! – пробормотал Зак. Ему не улыбалось в конце рабочего дня промокнуть до нитки. Он подошел к краю причала и снял спасательный круг. Малый не столько плыл, сколько вопил, но к берегу все-таки приближался.

– Держи, Стив. – Зак бросил ему круг. – Плыви сюда. Я не хочу нырять за тобой.

– Помогите! – Парень молотил по воде руками, глотал воду и задыхался. Но за круг уцепился мертвой хваткой. – Они объедают мне лицо!

– Едва ли. – Зак опустился на колени и протянул ему руку. – Вылезай. Ты цел и невредим.

– Моя голова! Моя голова! – Дрожащий Стив выполз на причал и лег на живот. – Я видел в ловушке свою голову. Они объедали мне лицо!

– Сынок, голова по-прежнему у тебя на плечах. – Зак склонился над ним. – Отдышись. У тебя галлюцинация, вот и все. Выпил небось? Вот пиво и чувство вины и сделали свое дело.

– Я видел… Я видел. – Хикмен сел, провел дрожащими руками по лицу, убедился, что оно цело, с облегчением вздохнул и обмяк.

– Туман, темнота, вода. Самая подходящая ситуация. Особенно после двух бутылок пива. Тебе сильно полегчает, если ты отдашь Карлу его сорок долларов. Прямо сейчас. Умойся, приведи себя в порядок,
Страница 16 из 17

возьми кошелек и сходи к нему. Ручаюсь, после этого ты будешь спать как убитый.

– Да. Конечно. Конечно.

– Вот и отлично. – Зак помог ему подняться. – За лодку можешь не волноваться. Я сам о ней позабочусь.

«Ай да Майя! – покачал головой Тодд, уводя Стива от воды. Парень шел безропотно, как бычок на веревочке. – В чем, в чем, а в изобретательности ей не откажешь».

Прошло немало времени, прежде чем он сумел успокоить юношу. Когда Зак привел Стива на дачу, понадобилось успокаивать уже всех четверых. Затем пришлось поговорить с Карлом и позаботиться о лодке. Наверное, именно поэтому Тодд уснул прямо в полицейском участке около трех часов ночи.

Он проснулся через два часа и почувствовал, что все тело затекло. Недовольный собой, Зак поплелся к патрульной машине, думая, что первую смену придется поручить Рипли.

Тодд хотел отправиться прямо домой, но по привычке решил закончить дежурство, проехав мимо желтого коттеджа. Просто так, на всякий случай.

Зак машинально свернул и увидел, что у Нелл горит свет. Тревога и любопытство заставили его затормозить и выйти из машины.

Поскольку свет горел на кухне, Тодд подошел к черному ходу. Он поднял руку, чтобы постучать, и тут увидел, что Нелл стоит по ту сторону полога и держит обеими руками длинный нож с гладким лезвием.

– Вы не пырнете меня в брюхо, если я скажу, что просто был здесь по соседству?

Руки Нелл задрожали. Она глубоко вздохнула и с грохотом уронила нож на стол.

– Прошу прощения за то, что напугал вас. Я увидел свет и… Эй, эй! – Когда она зашаталась, Зак влетел в дверь, схватил Нелл за руки и усадил в кресло. – Сядьте. Дышите. Опустите голову ниже. О боже, Нелл… Извините меня. – Тодд гладил ее по голове, похлопывал по спине и гадал, упадет ли Нелл на пол, если он отойдет на секунду, чтобы принести ей стакан воды.

– Все в порядке. Мне уже лучше. Я услышала шаги в темноте. Здесь так тихо, что слышен любой шорох. Я слышала, как вы шли к дому.

Ей хотелось броситься в сторону, как кролику, и припустить во все лопатки. Она сама не помнила, как схватила нож. Она даже не подозревала, что способна на такое.

– Я принесу вам воды.

– Нет, не нужно. Все хорошо. – Нелл уже немного отошла от испытанного только что почти смертельного ужаса. – Просто не ожидала, что кто-то подойдет к двери.

– Да уж… Тем более что сейчас половина шестого. – Когда Нелл подняла голову, Зак присел на корточки и с облегчением убедился, что щеки ее вновь порозовели. – Что заставило вас подняться в такую рань?

– Я всегда встаю в это время, потому что… – Нелл вздрогнула, услышав сигнал таймера. – О боже! – засмеялась она, прижав кулак к груди. – Если я буду так копаться, то не доживу до рассвета. Мои булочки готовы. – Она вынула из духовки первую порцию и быстро отправила туда вторую.

– Я и не догадывался, что ваш трудовой день начинается так рано.

Тодд обвел кухню взглядом и понял, что работа в самом разгаре. На плите что-то шипело, распространяя аппетитный запах. На стойке стояла большая миска со взбитым кремом. Вторая миска, накрытая тканью, стояла на плите, а третья – на столе. Похоже, Нелл что-то смешивала, пока Зак не напугал ее, отняв десять лет жизни.

Все стояло на своих местах, аккуратно, как в аптеке.

– А я не догадывалась, что ваш трудовой день кончается так поздно. – Нелл попыталась успокоиться, занявшись тестом для пирожков.

– Да нет, обычно бывает по-другому. Но вчера вечером мне нужно было сделать одно маленькое дело. А когда все было закончено, я уснул в участке прямо в кресле. Нелл, если вы не дадите мне чашечку кофе, я запла?чу горючими слезами, и нам обоим станет неловко.

– Ох, прошу прощения. Сейчас.

– Нет, нет, не отрывайтесь от дела. Только скажите, где у вас чашки.

– На полке справа от раковины.

– А вам налить?

– Налейте.

Зак наполнил свою чашку, а потом чашку Нелл, стоявшую рядом с мойкой.

– Знаете, по-моему, эти булочки выглядят как-то не так…

Нелл, державшая миску в сгибе локтя, обернулась. На ее лице были написаны тревога и обида.

– Что вы хотите этим сказать?

– Только то, что надо бы снять пробу. – Он по-мальчишески улыбнулся, заставив и Нелл изобразить что-то вроде усмешки.

– О, ради бога! Что же вы не попросили?

– Так веселее. Нет, не беспокойтесь. Я возьму сам. – Зак схватил булочку с противня, обжег пальцы и начал перекидывать ее из руки в руку, чтобы остудить. Божественный аромат говорил, что дело того стоило. – Нелл, у меня слабость к вашим булочкам с черникой.

– А вот мистер Байглоу, Лэнсфорт Байглоу, предпочитает мои булочки с кремом. Говорит, что, если я соглашусь печь ему каждый день, он женится на мне и увезет в Бимини.

Продолжая улыбаться, Зак разломил булочку надвое и с наслаждением принюхался.

– Ну, мне с ним не тягаться.

Старому холостяку Байглоу было девяносто лет.

Зак следил за тем, как Нелл месит тесто и лепит из него шарики. Потом она сняла с противня булочки, положила их на решетку остывать и вновь наполнила чашки. Опять прозвенел таймер, Нелл поменяла подносы и вернулась к тесту для пирожков.

– Да у вас тут целая фабрика, – заметил Зак. – Где вы учились печь?

– Моя мать… – Нелл осеклась и одернула себя. На уютной кухне, наполненной домашними запахами, было легко дать волю языку. – Моя мать любила и умела это делать, – продолжила она. – А я собирала рецепты и понемножку осваивала технику. То здесь, то там…

Зак, не желавший, чтобы Нелл замкнулась, предпочел сменить тему:

– А булочки с корицей вы пекли когда-нибудь? С мягкой белой глазурью?

– Угу.

– Иногда я пеку их сам.

– Серьезно? – Нелл, начавшая резать тесто на кусочки, оглянулась.

«Он такой… мужественный, печет булочки», – подумала она.

– Я не знала, что вы умеете готовить.

– Конечно, умею. Покупаю упаковку в магазине, приношу ее домой, вскрываю, вынимаю булочки, сую в духовку, а потом заливаю сверху глазурью. Вот и все.

Нелл рассмеялась.

– Как-нибудь я сама опробую этот способ. – Она подошла к холодильнику и вынула миску с начинкой.

– А я буду давать вам полезные советы. – Он допил кофе и поставил чашку в раковину. – Наверное, мне пора. Не буду мешать. Спасибо за кофе.

– Пожалуйста.

– И за булочку. Было очень вкусно.

– Вы сняли камень с моей души. – Она стояла у стола и ложкой методично выкладывала начинку в середину кружочков теста. Когда Зак подошел к ней вплотную, Нелл слегка напряглась, но не перестала заниматься своим делом.

– Нелл…

Она подняла глаза. Зак прикоснулся к ее щеке, и начинка выпала из ложки.

– Я очень надеюсь, что это вас не отпугнет, – сказал Тодд, наклонил голову и прикоснулся губами к ее рту.

Нелл застыла на месте, не в силах пошевелиться. Она широко открыла глаза и следила за ним, как олень-карибу, которого взяли на мушку.

Губы у него были теплые и более мягкие, чем казалось с виду. Он не трогал ее. Если бы Нелл ощутила прикосновение его рук, она выпрыгнула бы вон из кожи.

Но он касался ее только губами, легко и не страшно.

Зак был готов к тому, что она либо рассердится, либо останется равнодушной. Но не ожидал, что Нелл испугается. Сейчас Тодд чувствовал, что ее тревога и оцепенение перерастают в страх. Поэтому он и не прикасался к ней. Даже не позволил себе бережно погладить ее руки.

Если бы она отстранилась, Зак не
Страница 17 из 17

удерживал бы ее. Но ее полное оцепенение само по себе было достаточной защитой. Он отстранился. Движение было непринужденным, хотя пах Зака сводило не только от желания, но и от холодного бешенства на того, кто посмел ее так сильно обидеть.

– Похоже, у меня слабость не только к вашим булочкам. – Он сунул большие пальцы в передние карманы джинсов. – До скорого свидания.

Зак вышел на улицу, надеясь, что его поцелуй и подозрительно быстрый уход дадут Нелл пищу для размышлений.

Сна не было ни в одном глазу. Поэтому Зак взял пришедшую в восторг Люси и повел ее купаться в бухту. Возня с глупой собакой позволила ему довольно быстро справиться с досадой и некоторым недоумением.

Он увидел Рипли, которая закончила пробежку вдоль берега и нырнула в прибой. «Предсказуема, как рассвет», – подумал Зак, наблюдая за сестрой, рассекавшей волны. Может быть, он не всегда знал ее мысли, но на Рипли Тодд можно положиться.

Она умела держать себя в руках.

Когда Рипли вышла на берег, Люси помчалась к ней, и две мокрые особи женского пола устроили борьбу, а потом пустились наперегонки. Наконец они присоединились к Заку, поднявшемуся на галерею второго этажа. Довольная Люси в изнеможении шлепнулась на пол, а Рипли взяла бутылку воды и стала пить из горлышка.

– Вчера вечером звонила мама, – сказала она, опустившись на стул. – Из Большого каньона. Они послали нам шесть миллионов фотографий, которые папа сделал своей цифровой камерой. Боюсь, почта не выдержит.

– Жаль, что меня не было.

– Я сказала, что ты сидишь в засаде. – Она выпятила губы. – Эти рачьи пираты вывели их из себя. У тебя есть новости?

– О да.

Он сел на ручку адирондакского кресла и ввел сестру в курс событий.

Рипли возвела глаза к небу и глухо застонала.

– Я знала, что нужно было пойти с тобой. Идиот нализался в стельку. Рачий пират, конечно, не ты.

– Я думал над этим. Рип, он был не так уж пьян.

Рипли махнула рукой:

– Перестань. Не порти мне настроение разговорами о Майе и ее дурацких фокусах.

– Как хочешь.

– Да уж… Пойду в душ. Я выйду в первую смену. У тебя наверняка язык на плече.

– Я в порядке. Послушай… – Он помедлил, пытаясь найти нужные слова.

– Слушаю.

– На обратном пути я проезжал мимо желтого коттеджа. У Нелл горел свет, и я остановился.

– Ага, – насмешливо сказала Рипли.

– Бесстыдница. Я выпил чашку кофе и съел булочку.

– Тьфу. Просто стыд и позор.

В другой обстановке Зак засмеялся бы, но сейчас он молча встал и подошел к перилам.

– Ты заходишь в кафе и видишь ее почти каждый день. Значит, вы с ней дружите?

– Можно сказать, да. Она всем нравится.

– Женщины любят секретничать с подругами, правда?

– Возможно. Хочешь, чтобы я спросила Нелл, согласится ли она потанцевать с тобой на школьном балу? – Она едва не захихикала, но тут Зак обернулся. Рипли увидела выражение его лица и осеклась. – Извини. Я не знала, что это так серьезно. Что случилось?

– Я думаю, что с ней плохо обращались.

– Черт побери… – Рипли уставилась на бутылку с водой. – Это ужасно.

– Я уверен, что какой-то сукин сын не давал ей житья. Мне кажется, что ей нужна подруга. Человек, которому она могла бы рассказать обо всем.

– Зак, ты знаешь, что я на такие дела не мастер. Это больше по твоей части.

– Рип, думай, что говоришь, я не гожусь Нелл в подруги. Не то оснащение. Просто… просто подумай, не могла бы ты ну… поплавать на яхте, походить по магазинам или… – Он рассеянно помахал рукой. – Покрасить друг другу ногти.

– Что?

– Оставь меня в покое. Я не знаю, чем вы занимаетесь в своих таинственных пещерах, когда рядом нет мужчин.

– Остаемся в нижнем белье и устраиваем бой подушками.

Поняв, что сестра хочет поднять ему настроение, Зак заставил себя улыбнуться.

– Серьезно? Я боялся, что это миф. Так ты подружишься с ней?

– Значит, ты имеешь на нее виды?

– Да. А что?

– Раз так, постараюсь, – пожала плечами Рипли.

Нелл пришла в «Шабаш» ровно в пять. Она боялась, что это место, судя по названию, окажется довольно зловещим, но тут было очень уютно. Легкая голубая подсветка добавляла белизны цветам, стоявшим в центре каждого стола.

Столы были круглыми; их окружали глубокие кресла и диванчики. На роскошной стойке бара стояли сверкающие бокалы. Нелл осталось только выбрать столик. Молодая официантка в строгом черном платье тут же поставила перед ней серебряную вазу с набором закуски.

– Выпьете что-нибудь?

– Я кое-кого жду. Пока что принесите бутылку минеральной воды. Спасибо.

В зале не было никого, кроме одной пары. Молодые люди читали путеводитель, пили белое вино и закусывали его сыром. Музыка звучала негромко и очень напоминала мелодии, которые звучали в магазине Майи. Нелл ерзала на стуле, жалея, что не прихватила с собой книгу.

Спустя десять минут в бар быстро вошла Майя с книгой в руке. Длинная юбка вихрем кружилась вокруг ее длинных ног. Она махнула рукой барменше:

– Бетси, бокал каберне.

– Первый бокал за счет Карла Мейси, – подмигнула ей Бетси. – Он распорядился.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/nora-roberts/devushka-bez-proshlogo-2/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Примечания

1

Перевод К. Бальмонта.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.