Режим чтения
Скачать книгу

Доктор Кто. 11 историй (сборник) читать онлайн - Мэлори Блэкмен, Райчел Мид, Чарли Хигсон и др

Доктор Кто. 11 историй (сборник)

Мэлори Блэкмен

Райчел Мид

Чарли Хигсон

Дерек Ленди

Филип Рив

Нил Гейман

Алекс Скэрроу

Маркус Седжвик

Йон Колфер

Майкл Скотт

Патрик Несс

Доктор КтоКинофантастика

Одиннадцать воплощений Доктора объединились под одной обложкой этой уникальной антологии! Книга приурочена к 50-летию самого длинного и популярного научно-фантастического сериала всех времен «Доктор Кто». Лучшие авторы, среди которых Нил Гейман, Йон Колфер, Патрик Несс, Райчел Мид и другие, воссоздали уникальные образы всех одиннадцати Докторов и рассказали о новых увлекательных приключениях в пространстве и времени.

Доктор Кто. 11 историй (сборник)

Doctor Who. 11 Doctors. 11 Stories

Eoin Colfer

The First Doctor:

A Big Hand for the Doctor

Text copyright © Artemis Fowl Ltd and BBC Worldwide Limited, 2013

Michael Scott

The Second Doctor:

The Nameless City

Text copyright © Michael Scott and BBC Worldwide Limited, 2013

Marcus Sedgwick

The Third Doctor:

The Spear of Destiny

Text copyright © Marcus Sedgwick Limited and BBC Worldwide Limited, 2013

Philip Reeve

The Fourth Doctor: The Roots of Evil

Text copyright © Philip Reeve and BBC Worldwide Limited, 2013

Patrick Ness

The Fifth Doctor: Tip of the Tongue

Text copyright © Patrick Ness and BBC Worldwide Limited, 2013

Richelle Mead

The Sixth Doctor:

Something Borrowed

Text copyright © Richelle Mead LLC and BBC Worldwide Limited, 2013

Malorie Blackman

The Seventh Doctor: The Ripple Effect

Text copyright © Oneta Malorie Blackman and BBC Worldwide Limited, 2013

Alex Scarrow

The Eight Doctor: Spore

Text copyright © Alex Scarrow and BBC Worldwide Limited, 2013

Charlie Higson

The Ninth Doctor:

The Beast of Babylon

Text copyright © Charlie Higson and BBC Worldwide Limited, 2013

Derek Landy

The Tenth Doctor: The Mystery of the Haunted Cottage

Text copyright © Derek Landy and BBC Worldwide Limited, 2013

Neil Gaiman

The Eleventh Doctor: Nothing O’Clock

Text copyright © Neil Gaiman and BBC Worldwide Limited, 2013

The moral right of the Author(s) and copyright holders has been asserted. BBC, DOCTOR WHO (word marks, logos and devices), TARDIS (word marks and devices) are trademarks of the British Broadcasting Corporation and are used under licence.

BBC logo © BBC, 1996

Doctor Who logo © BBC, 2009

Licensed by BBC Worldwide Limited

Eleventh Doctor Series logo © 2009

Classic Series logo © 1996

This book, first published in 2013 by Children’s Character Books Ltd under the title «Doctor Who.11 Doctors. 11 Stories.», is published under licence from Children’s Character Books Ltd, a joint venture company between Penguin Books Limited and BBC Worldwide Limited.

© М. Новыш, перевод на русский язык, 2015

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Э», 2015

* * *

Первый Доктор: Рука помощи

Йон Колфер

1

Лондон, Стрэнд, 1900 год

Доктору не очень-то и понравилась его новая биогибридная рука.

– Нелепица! Это даже не настоящая рука, – посетовал он, обращаясь к Олдриджу. – Всего два пальца, несколько меньше нормы для гуманоидов…

Олдриджа нельзя было смутить подобной болтовней, даже если она звучала из уст Повелителя Времени.

– Тогда возвращайте. Вас никто не заставляет ее брать.

Доктор скривился. Он знал манеру Олдриджа торговаться. Сейчас как раз был тот момент, когда хирург расы син делал отвлекающий маневр, чтобы сбить с толку клиента.

– Не хотите узнать, почему я закрыл практику на Галлифрее? – спросил Олдридж.

Вот он, отвлекающий маневр. Каждый раз, как он обращается к Олдриджу за помощью, одна и та же история.

– Может, из-за нашего титула? – с невинным видом предположил Доктор.

– Именно, – ответил Олдридж. – Называете себя Повелителями Времени? Не слишком ли помпезно? А может, титул «Временны?е Императоры» был уже занят? Жаль, вы могли бы сокращать себя до Временаторов…

«Временаторы, – подумал Доктор, – почти смешно».

Смешно, поскольку Повелитель Времени, известный как Художник-Оформитель, когда-то предложил именно этот титул на конференции, за что его дразнили Горе-Временатором до конца дней его квантовых.

Но Доктор не мог позволить себе и тени ностальгической улыбки. Во-первых, потому что на его вытянутом лице улыбки обычно выглядели, как смертельный оскал, а во-вторых, потому что Олдридж обязательно воспользуется моментом, чтобы повысить цену.

– Пять пальцев, Олдридж, – настойчиво произнес он. – Мне нужна полноценная рука, чтобы просто застегивать рубашку по утрам. Люди продолжают пришивать пуговицы в самые неудобные места даже тогда, когда уже изобрели «липучку».

Он глянул на карманные часы.

– Вернее, изобретут через полвека, где-то так.

Олдридж ткнул скальпелем один из изогнутых керамических пальцев.

– У экзоскелета два пальца, с этим я согласен, Доктор, но на перчатке пять, в том числе и большой, и все они управляются сигналами от экзоскелета. Настоящее чудо биогибридной технологии.

Доктор был впечатлен, но не позволил себе показать это.

– Я бы все-таки предпочел полностью биологическое чудо, если вам не сложно. И, знаете ли, я ужасно спешу.

– Приходите через пять дней, – сказал Олдридж. – Тогда будет готова ваша рука из костей и плоти. Мне нужен только образец.

Он сунул Доктору лабораторную банку.

– Если не возражаете, просто плюньте.

Доктор повиновался, почувствовав изрядное облегчение от того, что Олдриджу не нужно ничего, кроме слюны. Некоторое время назад, после того ужасного провала с Непостижимым Двойником, он был вынужден расстаться с двумя литрами чрезвычайно редкой крови группы ПВ-положительная, чтобы из нее выделили плазму.

– Пять дней? Вы не могли бы сделать эту работу немного быстрее?

Олдридж пожал плечами.

– Извините. У меня тут куча людей-амфибий, шипят и требуют хвосты на замену. Мне уже немалых денег стоило нанять пожарную машину, чтобы поливать их водой.

Доктор упрямо глядел на Олдриджа, пока величественный хирург расы син не смилостивился.

– Ладно. Два дня. Но это будет вам стоить дороже.

«О да!» – подумал Доктор, готовя себя к плохой новости.

– И сколько именно мне это будет стоить?

Хотя понятие «сколько» было не совсем верным в случае Олдриджа, ведь он обычно принимал оплату ценностями, а не деньгами.

Хирург почесал подбородок, покрытый длинной щетиной, как дикобраз – иглами. Если бы какие-то из типичных хамов, негодяев, воров или болванов Лондона Викторианской эпохи решили бы забраться в Мастерскую Ремонта и Реставрации Часовых Механизмов Олдриджа, чтобы стянуть отсюда парочку сверкающих штучек, их ожидал бы скверный сюрприз. Поскольку Олдридж был способен, надув щеки, выбросить одну из ядовитых иголок из подбородка со скоростью и точностью аборигена Борнео, выпускающего стрелу из духового ружья. Мерзавцы очнулись бы шесть часов спустя, прикованные наручниками к ограде Ньюгейтской тюрьмы, едва в состоянии вспомнить последние пару дней своей жизни. Тюремщики уже привыкли к таким клиентам и называли их «детьми Аиста».

Доктор многозначительно показал на подбородок Олдриджа.

– Вы пытаетесь меня запугать, Олдридж? Это угроза?

Олдридж засмеялся, и его игольчатая борода заколыхалась.

– О, да ладно вам, Доктор. И пошутить нельзя. Это просто наша маленькая игра – торговля и все такое.

Выражение лица Доктора было непроницаемым.

– Даже если бы я не потерял одну из рук, то не стал бы улыбаться, как идиот. Я не смеюсь. Я не играю в игры. У меня серьезное дело.

– Вы как-то смеялись, – возразил Олдридж. – Помните тот случай с червями-убийцами? Весело ведь было?

– Эти черви выделяли закись азота, – ответил Доктор, – известную на Земле под названием «веселящий газ». Так что я смеялся против воли. Обычно я не склонен к веселью. Вселенная – место нешуточное, и кроме того, я оставил дом в ведении внучки.

Олдридж положил руки на стол, растопырив пальцы.

– Очень хорошо, я делаю мое
Страница 2 из 22

предложение лишь ради чудесной Сьюзен. За аренду биогибридной и выращивание новой руки в моей магической бочке я… – Олдридж помедлил, понимая, что то, о чем он попросит, с трудом проглотит даже лишенный чувства юмора Повелитель Времени. – …Возьму неделю вашего времени.

Доктор даже не сразу понял сказанное.

– Одну неделю моего времени?.. – И тут до него наконец дошло. – Вы хотите, чтобы я был вашим ассистентом!

– Всего неделю.

– Семь дней? Вы хотите, чтобы я был вашим ассистентом ЦЕЛЫХ семь дней?!

– Вы вручаете мне ваше время, я вручаю вам… руку. У меня тут снова давний клиент объявился, и ему нужно, чтобы я сделал серьезную работу. Если рядом будет опытный коллега, вы например, это сильно поможет.

Доктор ущипнул себя за бровь единственной уцелевшей рукой.

– Это невозможно. Мое время драгоценно.

– Вы всегда можете регенерировать, – невинно заметил Олдридж. – Может, у того парня, которым вы станете, будет получше с чувством юмора, не говоря уж о вкусе в одежде.

Доктор ощетинился, конечно, не в буквальном смысле, как мог бы Олдридж.

– Эта одежда была выбрана компьютером, чтобы я не выделялся на фоне местных. Вкус тут ни при чем. На самом деле, вкусы и мода – легкомысленные увлечения, которые приводят людей к…

Доктор не закончил фразы, и хирург тоже не стал этого делать, хотя они оба знали, что недостающее слово здесь «гибель». Доктор не желал произносить его, чтобы лишний раз не поминать смерть, ведь смертей в его жизни и так было более чем достаточно. Олдридж знал это и сжалился над ним.

– Что ж, Доктор. За плату в четыре дня вашего времени я выращу для вас эту руку. Больше ничего не могу предложить, да и не стану.

Доктор слегка успокоился.

– Четыре дня, говорите? Я могу положиться на ваше слово, как дружественный гость этой планеты?

– Даю слово хирурга расы син. Я принесу руку на ТАРДИС, если пожелаете. Где вы остановились?

– В Гайд-парке.

– Держите нос подальше от смога? На самом деле, кажется, у меня есть пара носов, если вам захочется чего-то менее… выдающегося.

Разговор переходил к простой болтовне, а Доктор никогда не питал к ней пристрастия. Что же до слухов и пересудов, то он вообще их терпеть не мог.

– Четыре дня, – повторил он. Поднял обрубок левого запястья, где раньше находилась его левая кисть, и, не говоря ни слова, приложил биогибридные пальцы, похожие на клешню, к груди хирурга.

Олдридж глядел на это молча, лишь приподняв густые брови, и Доктор был вынужден заговорить первым.

– Будьте любезны, присоедините эту временную биогибридную руку.

Олдридж вынул из-за пояса звуковой скальпель.

– Поосторожнее с этим, – сказал Доктор. – Не стоит увлекаться.

Олдридж крутанул скальпель в руке, будто небольшую дубинку.

– Есть, сэр. Осторожный – мое второе имя. На самом деле, мое второе имя – Кламси-Неуклюжий, но это не радует клиентов и делает меня похожим на тех ничтожеств, которые станут популярны, когда войдут в обиход движущиеся картинки.

Доктор не ответил и даже не пошевелился, поскольку Олдридж уже работал с его рукой, присоединяя биогибридную кисть к предплечью, обрезая обуглившуюся плоть и разыскивая нервные окончания.

«Невероятно, – подумал Доктор. – Он едва обращает внимание на то, что делает, а я почти ничего не чувствую».

Конечно же, это было знаком мастерства, присущим хирургам, которые прошли обучение в синском Монастыре, – невероятная скорость и точность работы. Доктор как-то слышал рассказ о том, как молодые ученики просыпались среди ночи от жуткой боли и видели, что профессор ампутировал им большой палец ноги. А потом их заставляли на время пришивать его обратно, имея в распоряжении зубную нить, три зажима-крокодила и стакан светлячков.

«Хогвартс, да и только», – подумал Доктор и вдруг понял, что никто не оценит это сравнение еще целое столетие.

В считаные минуты хирург пришил биогибридный протез, подергал за мысленно управляемую руку-перчатку из пласти-кожи, а потом чуть отошел, любуясь сделанной работой.

– Ну, пошевелите ею.

Доктор подчинился и, к глубокому своему смущению, обнаружил, что у руки накрашены ногти.

– Не случилось ли так, что это рука какой-то леди?

– Ага, – признался Олдридж. – Но это была очень серьезная леди. Очень отважная, как вы. Не любила смеяться и все такое, вы бы отлично поладили.

– Два дня, – сказал Доктор, ткнув в него пальцем с длинным ногтем красного цвета.

Олдридж так старался сдержать приступ смеха, что одна из его иголок вылетела и вонзилась в стену.

– Простите, мистер Повелитель Времени, сэр. Но невозможно глядеть без смеха на вас с маникюром…

Доктор сжал чужие пальцы в кулак, поправил каракулевую шапку и преисполнился решимости как можно скорее купить перчатки.

Олдридж подал Доктору трость.

– Вы ведь так и не рассказали, как потеряли кисть.

– Нет, – ответил Доктор. – Не рассказал. Но если желаете знать, я сражался с Пиратом Душ, который ранил меня раскаленным клинком. Если бы лезвие не прижгло рану, думаю, вы бы уже имели дело со следующим Доктором. Конечно же, я смог абстрагироваться от боли лишь концентрацией сознания.

– Пираты Душ, – фыркнул Олдридж. – Этим тварям я никогда не оказываю услуг. Из принципа!

– Хм-м-м… – высказался Доктор, натягивая длинную шинель. Он мог бы сказать и «Вздор! Чепуха!», но эта крылатая фраза уже принадлежала кому-то другому.

2

Стрэнд был заполнен лоточниками и хищного вида детьми, которые ежедневно крутились вокруг лондонских притонов, следуя за денежными господами, будто железные опилки за магнитом. Раскрасневшиеся кутилы вывалились на улицу из печально известной пивной «Дог энд Дак». Если кто и заметил пожилого брюзгу, быстрым шагом идущего в сторону Черинг-Кросс, то не увидел в нем ничего странного, разве что он время от времени с удивлением поглядывал на свою левую руку, будто разговаривая с ней.

Отставной военный, могли бы подумать люди, глядя на шинель и четкий шаг. Может, путешественник, предположили бы они при взгляде на русскую шапку. Или чудаковатый ученый – эту мысль могли бы вызвать развевающиеся позади пряди седых волос, не говоря уж о костяной рукоятке лупы, торчащей из кармана.

Никто и не подумал бы, что посреди них этим вечером прошел настоящий Повелитель Времени. Никто, кроме его внучки Сьюзен; она, наверное, была единственным существом во вселенной, при одной мысли о котором Доктор улыбался.

А ведь многие вещи не давали Доктору повода для улыбки: болтовня, необходимость отвечать на вопросы в экстремальных ситуациях, необходимость отвечать на вопросы во время полнейшего спокойствия, картины галлифрейских сослагателей (ловких обманщиков, по большей части), земная дрожжевая паста «Мармайт», земное телешоу «Семерка Блейка» (просто образец абсурда!) и липкий, едкий запах лондонской толпы в Викторианскую эпоху. Жители Лондона обладали весьма специфическим запахом: две части свежих нечистот на одну часть угольного дыма и одну часть аромата немытого тела. Эта великая вонь не ведала сословных различий, наделяя собой всех, от королевы до прачки. Она могла усиливаться в летнюю жару или при определенном
Страница 3 из 22

направлении ветра, и Доктору казалось, что нет во всей вселенной вони, которую он бы ненавидел больше.

К тому времени, как Доктор добрался до Черинг-Кросс, он уже был не в силах терпеть эту вонь и поднял руку, подзывая двуколку. Он отказался от предложенной кебменом половины сэндвича и прижал к носу и рту воздушный фильтр, замаскировав его платком, а затем сполз пониже, чтобы отвадить кебмена от дальнейших расспросов. Доктор не обращал внимания на маршрут, включавший вынужденный крюк – объезд Пикадилли, где перевернулся молочный фургон. Его ум был всецело занят проблемой, которая стоила ему не одной бессонной ночи, а совсем недавно и кисти левой руки.

Пираты Душ были отвратительными созданиями – отребьем гуманоидных рас вселенной, которое объединяли лишь две вещи. Во-первых, как уже было упомянуто, все они имели примерно человеческий облик. А во-вторых, их ни капли не интересовали чужие жизни. Пираты Душ действовали достаточно специфическим образом. Они выбирали планету, обитатели которой еще не вышли в гиперпространство, зависали в облаках и посылали вниз разведчика на антигравитационном тягловом луче, наполненном газообразным снотворным веществом. А затем разведчик наводил луч на комнаты спящих детей. Этот антигравитационный луч был отличной придумкой, но снотворное вещество внутри – просто гениальной, поскольку, даже если жертвы просыпались, то препарат заставлял их мозг придумывать фантастическую реальность, и они по своей воле позволяли унести себя. Им казалось, что они могут летать, а посланец на луче представлялся им прекрасным путешественником, которому очень нужна их помощь. В любом случае, не было ни борьбы, ни криков, и, что самое важное, товар не повреждался. Когда украденных детей доставляли на пиратский корабль, их либо отправляли в машинное отделение, где специальные шлемы выкачивали энергию их мозга, либо резали на куски, после чего части тела и органы Пираты пришивали или трансплантировали себе. Ничего не уходило в отходы, ни одного ноготка, ни одного электрона, поэтому их и прозвали Пиратами Душ.

Доктор безжалостно преследовал Пиратов в пространстве и времени. Это стало его миссией, он был одержим этим делом. Согласно его галактической сети, та шайка, из-за которой он лишился руки, до сих пор действовала на Земле. В последний раз он столкнулся с ними именно в этом городе, а теперь ТАРДИС снова зарегистрировала антигравитационный след их двигателей. Для Пиратов то столкновение, когда Капитан отрубил Доктору кисть левой руки, произошло двадцать лет назад, но для Повелителя Времени, переместившегося на годы вперед в ТАРДИС, рана была совсем свежей.

Именно это Сьюзен называла разрывом. Кораблям Пиратов Душ удавалось столетиями уходить от закона, поскольку они были оборудованы непроницаемыми щитами, делающими их обнаружение очень сложным.

«Наверное, у них сломалась одна из защитных пластин, – предположил Доктор. – Это сделало Пиратов видимыми всего на пару минут, прежде чем они ее починили. Но для ТАРДИС этого оказалось более, чем достаточно, чтобы их выследить. Отлично сработано, старушка!»

К сожалению, дыра в системе защиты, пропустившая излучение корабля Пиратов, теперь была заделана, и Доктор не знал, продолжают ли они висеть над Гайд-парком внутри густых облаков, или уже отправились к следующему месту назначения. Обычно у Пиратов был список целей в сотню улиц, которые они посещали в случайном порядке. Но кроме этого у них была привычка повторно посещать места с хорошей добычей. Так что, если кто-то желал их выследить, то требовалось лишь упорство и много времени.

«А у меня есть и то, и другое, – подумал Доктор. – А еще очень изобретательная внучка».

Иногда слишком изобретательная. Может, было бы правильнее навестить Сьюзен побыстрее. Иногда ему казалось, что она намеренно игнорирует его конкретные указания, потому что, как она говорит в таких случаях, кажется, так надо было поступить.

И, хотя чаще всего так действительно надо было поступить с точки зрения морали, с точки зрения тактики эти решения редко были правильными.

Доктор только успел подумать о том, чтобы связаться со Сьюзен, как она, видимо, подумала о том же самом, и на запястье у Доктора завибрировал коммуникатор, сигнализируя о входящем сообщении. Неожиданно он зажужжал во второй раз, а потом и в третий. А потом еще несколько раз подряд, очень настойчиво.

Доктор поглядел на маленький экран и увидел с дюжину сообщений от Сьюзен, пришедших в течение короткого времени. Как такое могло случиться? Он же сам разрабатывал и делал эти коммуникаторы. Они должны были пересылать сообщения даже сквозь глубины времени, если потребуется.

И тут до него дошло.

«Дурак! Идиот! Как я мог не предвидеть такое?»

Мастерская Олдриджа в этом городе была зоной молчания. Наверняка у него стоит несколько антенн-глушилок. И если кто-то взялся бы сканировать планету, то не нашел бы ни следа хирурга с его высокотехнологичным оборудованием.

Сьюзен уже весь вечер пыталась связаться с ним, но он находился внутри зоны действия глушилок.

Доктор прокрутил сообщения до последнего, отправленного буквально несколько секунд назад, и включил воспроизведение.

– Дедушка, – раздался голос Сьюзен, прерываемый шумным дыханием. Доктору показалось, что он слышит топот ног. Она бежала. – Не могу больше ждать. Луч попал в номер четырнадцать, как ты и предсказывал. Повторяю, номер четырнадцать! Я должна помочь этим детям, дедушка. Больше некому. Пожалуйста, приходи быстрее. Поторопись, дедушка, поторопись…

Еще раз выругав себя за глупость, Доктор бросил в сторону кебмена несколько монет и крикнул, чтобы тот побыстрее вез его в сторону Кенгсингтонского парка.

«Она должна была подождать. Я сказал ей подождать. Почему она все время так упрямится?»

Они приближались к ряду невысоких домов на краю парка, а тем временем Доктор прослушал все остальные сообщения Сьюзен в надежде, что найдется полезная информация, которая поможет ему спасти ее и детей.

Насколько он понял, Сьюзен подружилась в парке с тремя детьми и случайно узнала, что их родители отправились в Швейцарию на какой-то новомодный спа-курорт, чтобы подлечить нервы. Опасаясь проклятия, они оставили для защиты детей некоего капитана Дугласа, офицера Королевской Гвардии.

«Проклятие. Эта семья, как и многие другие, верит в то, что дети пропадают из-за проклятия».

Доктор увидел оранжево-коричневый луч, протянувшийся от корабля Пиратов до дома. Выпрыгнув из кеба, он ринулся вперед по пешеходной дорожке, освещенной колеблющимся светом газовых фонарей, и добежал до ступеней четырнадцатого дома. Дверь была типично викторианской – такая крепкая, что плечом не вышибешь.

«А как насчет моей биогибридной руки?» – подумал Доктор, решив испытать технологии Олдриджа в деле.

И тут же со всей силы ударил в дверь кулаком левой руки. Средний сустав пришелся в окантованную бронзой замочную скважину. На мгновение Доктор почувствовал удовлетворение, увидев, как металлический замок сломался, а прикрывавшие его деревянные панели разлетелись в щепки. Один из ложных пальцев
Страница 4 из 22

руки-перчатки треснул, будто переваренная сарделька, но Доктор был уверен, что Олдридж его поймет. В конце концов, на карту была поставлена жизнь Сьюзен.

Ворвавшись в холл, он ринулся вверх по лестнице, не глядя по сторонам. Пираты войдут прямо на верхний этаж, в спальню. Доктор понял, в какую именно, увидев исходящее из-под двери свечение и услышав жужжание, будто от целого улья потревоженных пчел.

Антигравитационный луч.

«Я опоздал. Сьюзен, дорогая…»

С диким ревом он выбил дверь спальни, окончательно расколов палец перчатки. То, что он увидел, едва не остановило оба сердца Повелителя Времени.

Прекрасная спальня, такая, какую ожидаешь увидеть в кенсингтонском таунхаусе, в доме богатых людей. Бархатные обои с узором, репродукции картин в рамках. И оранжево-коричневый луч, уползающий прочь, будто потревоженная змея. Для любого, кто не жил в мире Доктора, луч вряд ли выглядел чем-то нормальным.

Сьюзен висела в воздухе, медленно выплывая в окно, на ее прекрасном юном лице сияла мечтательная улыбка.

– Дедушка, – окликнула она его. Ее движения были медленными, словно под водой. – Я нашла мамочку. Я скоро ее увижу, пойдем же со мной. Возьми меня за руку, дедушка!

Доктор уже готов был взять ее за руку, но сделать это означало войти внутрь луча, точно так же, как сделала это Сьюзен, пытаясь помочь детям. Слишком рано. Если он вдохнет усыпляющий газ внутри луча, то тоже окажется под его воздействием, а задерживать дыхание даже Повелители Времени могут лишь ненадолго.

Позади Сьюзен Доктор увидел несколько силуэтов, которые держал в воздухе луч.

«Детей и охранника уже забрали. Я должен спасти их всех и как-то покончить с этим сегодня же».

Поэтому Доктор обошел луч, игнорируя мольбы Сьюзен, хоть они и разрывали ему сердце, и выбрался на крышу через боковое окно, туда, где стоял Пират Душ с большим мечом в руке, ожидая, когда луч выйдет из дома, чтобы вскочить на него и вернуться на корабль. Пират был огромного роста, обнаженный по пояс, его кожа была покрыта сложным узором из татуировок и шрамов. Голова его, тоже слишком большая, была полностью выбрита, кроме небольшого пучка, заплетенного в косичку и торчащего из макушки, будто восклицательный знак.

«Мужик на мужика, – мрачно подумал Доктор. – А этот Пират – мужик куда крупнее меня».

3

Доктор и Пират Душ глядели друг на друга, стоя на скользком сером шифере. Ветер кружил туман водоворотами, но над их головами виднелся просвет. С головы Доктора сорвало шапку и понесло ветром по крыше, пока она не свалилась в бункер с углем в десяти метрах внизу.

«Вскоре и я туда отправлюсь», – понял Доктор, но у него не было выбора. Только сражаться с этим Пиратом. В конце концов, это гротескное создание стоит между ним и его внучкой.

– Игби убьет седоволосого, – процедило мерзкое существо сквозь зубы. Судя по всему, это он назвал себя в третьем лице, а Доктора характеризовал по цвету волос, а не просто сообщил, что некий человек по имени Игби что-то сделает с седоволосым человеком.

– Отпусти пленников! – крикнул Доктор сквозь шум ветра. – Ты не обязан так поступать. Ты можешь уйти с миром.

Как бы Доктор ни ненавидел оружие, сейчас ему очень хотелось иметь в руках нечто посерьезнее трости, чтобы отбивать удары, которые скоро на него посыплются.

– Мне нравится седоволосый. Он смешной! – громогласно крикнул Игби. – Сдохни, старик!

«Есть неплохие шансы, что так и случится, – мрачно подумал Доктор. – Но, несмотря на обстоятельства, я просто не имею права проиграть. Иногда есть нечто важнее обстоятельств».

Оранжевый антигравитационный луч запульсировал, создавая цилиндрический канал в туманном воздухе Лондона. Силуэты одурманенных жертв плыли внутри него в полной уверенности, что отправляются на небеса, какими они сами себе их представляют.

«Веселые приключения, деревья, чтобы лазать, и все – герои».

Как долго продлится эта иллюзия, прежде чем ее заменит мрачная реальность корабля Пиратов Душ?

Доктор осторожно двинулся вперед, вдоль скользкого конька крыши, выставив вперед трость. Как только он обошел дымоход, его окатило ледяным дождем, несомым порывами ветра. Он с трудом держал равновесие на скользкой кровле, и каждый раз, когда плохо закрепленный кусок срывался и падал вниз, Доктор вспоминал, в какой опасности он находится.

«Хотя забыть о ней было бы трудновато».

Игби ждал, его глаза кровожадно блестели, а меч описывал в воздухе сложные пируэты. И с каждым оборотом меча оптимизм Доктора угасал.

«Этот пришелец – опытный убийца. Наемник. Как я, пацифист с тростью, могу даже надеяться победить его?»

Ответ был очевиден.

Игби был наездником луча, это было ясно по оранжевому оттенку его кожи, которая напомнила Доктору (если только можно вспоминать что-то из будущего) резко пахнущую и токсичную дрянь, которую девушки в двадцать первом веке втирали в кожу ради хорошего загара. Наездники лучей были иммунны к воздействию усыпляющего газа, которым наполнялся луч, но длительное пребывание в его атмосфере оказывало негативный эффект на их интеллект.

Следовательно, Игби силен и проворен, но несколько туповат.

«Следовательно, – подумал Доктор, – я воспользуюсь тактикой».

Сделав нечто неожиданное.

Они сходились. Внешне противник полностью превосходил Доктора. Пират Игби был здоров, силен и мускулист. У Игби были золотые зубы, а его массивный торс был украшен татуировкой Пиратов Душ: «Никогда Не Приземляемся».

Заметив, как дрогнула и переместилась тень Игби, Доктор понял, что антигравитационный луч втягивается обратно в корабль. Если это произойдет, надежды уже не будет. Даже если Сьюзен выживет и он сможет снова найти ее, она станет уже другой – ее чудесный дух будет сломлен.

– Нет! – закричал он. – Я не допущу этого!

Игби рассмеялся, мотнув головой в сторону Доктора, будто показывал кому-то еще, что этот старик совсем безумен. А потом он тоже заметил уходящий луч и понял, что надо поскорее заканчивать, если он не хочет навеки застрять на Земле.

– Прости, старик. Никаких игрушек, просто смерть от меча.

Игби ринулся на Доктора, покрыв расстояние между ними в два шага. Доктор выставил вперед трость, защищаясь, но Игби с легкостью отбил ее в сторону серебряным наручем.

– Дурак, – бросил Игби, слюна брызнула из его рта сквозь зубы, зазубренные, будто горы.

Он поднял клинок и с ужасающей силой взмахнул им, опуская на голову Доктора. Никаких изысков. Пират просто хотел одним мощным ударом разрубить величайший мозг во вселенной. Доктор не мог знать, что это был любимый удар Игби и что количество татуированных линий на руках означало не дни, проведенные в тюрьме, а число разрубленных голов, достоверность которого могли подтвердить не менее двух его товарищей.

Замахиваясь, Игби вдруг понял, что никого из приятелей нет рядом, чтобы засвидетельствовать смертельный удар. Он повернул голову в сторону корабля, чтобы проверить, не снимают ли их камеры, и чтобы на камерах было ясно видно его лицо, на случай, если потом возникнут споры.

– Гляди! – крикнул он в сторону камер. – Убиваю седоволосого. Без проблем.

Игби почувствовал глухой
Страница 5 из 22

удар, как и ожидал, но звук был несколько иной, чем при его обычном смертельном ударе по башке.

Повернувшись к Доктору, Игби сильно удивился, увидев, что старик перехватил его меч левой рукой.

– Игби… – только и смог сказать Игби.

Пират дернул меч, но тот был крепко зажат в биогибридной руке Доктора. Пират дернул снова изо всех своих немалых сил. Доктора на мгновение приподняло в воздух, но тут временный шов, присоединявший биогибридную перчатку к запястью Доктора и явно не предназначенный для потасовок на крышах, лопнул со щелчком резиновой ленты. От силы собственного рывка Игби полетел назад, не в силах удержаться на ногах.

Доктор инстинктивно попытался поймать его двумя керамическими пальцами протеза, но Игби уже был за пределами досягаемости. Пират смог лишь глянуть на протянутую к нему конечность и изречь последнее в своей мерзкой жизни слово.

– Крюк, – простонал он, скользя по крыше на всех четырех, а потом исчез в темноте внизу.

Доктор всегда сожалел об оборвавшейся жизни, какой бы мерзкой она ни была, но сейчас не было времени горевать о смерти Игби. Оранжевый луч уходил в облака, через считаные секунды он будет вне досягаемости. Если уже не оказался.

«О, как жаль, что я еще не регенерировал в того рослого, с этим нелепым галстуком-бабочкой, – подумал Доктор, иногда у него были видения своих будущих воплощений. – Он всегда такой тренированный и проворный. Пожалуй, вся та бесконечная беготня по коридорам, которой он занимается… будет заниматься… возможно, будет заниматься в одном из вероятных сценариев моего будущего… тоже для чего-то нужна».

– Дурацкая внезапная цепь событий! – крикнул Доктор безжалостной непогоде. – Неужели достойная личность не найдет разумного решения?

Если ветер с дождем и знали ответ, то промолчали.

– Видимо, нет, – пробормотал Доктор. – Значит, придется принять неразумное решение.

Как можно быстрее, пока подсознание не остановило его безумные действия, он разбежался по коньку крыши до ближайшего дымохода, вскарабкался по нему, по пути скинув птичье гнездо и два глиняных горшка, а затем прыгнул. И угасающий тягловый луч пиратского корабля подхватил его.

4

Когда антигравитационный луч втянул Доктора внутрь себя, он понял, как это – быть съеденным. На самом деле, его уже съедали, дважды за одни выходные, киты-бларфы на озере Ронда, они считали потрясающей забавой проглатывать купающихся, а потом выплевывать их через свои дыхательные горла. После каждого такого номера все киты дружно и радостно выпрыгивали из воды, веселясь за счет перепуганных купальщиков. Тем же обычно оставалось отнестись к происшедшему лишь с чувством юмора – в конце концов, какой толк обижаться на двадцатитонного кита-бларфа?

Доктор отогнал эти воспоминания, сейчас на них не было времени, ведь антигравитационный луч фрегата Пиратов Душ тащил его внутрь корабля.

Он понимал, что у него есть всего несколько секунд трезвого сознания, после чего усыпляющий газ погрузит его в безмятежный сон, в котором все будет выглядеть так, будто вот-вот сбудутся все его давние мечты. Доктор изо всех сил встряхнулся, сдерживая дыхание и стараясь не засыпать.

И внезапно оказался на Галлифрее со своей семьей, наконец-то в безопасности.

– Все хорошо, – сказала его мать, улыбаясь. Ее длинные волосы скользнули по его лбу. – Останься здесь, мой маленький Доктор. Останься со мной, и сможешь рассказать обо всех мирах, где ты побывал. Я так хочу послушать…

«Какая она красивая, – подумал он. – Точно такая, какой я ее помню».

– Д’арвит! – громко выругался Доктор. – Я под наркотиком.

Он принялся рассуждать вслух, просто чтобы не терять сосредоточенности.

– Луч поймал полдюжины душ. Троих детей и троих взрослых, если считать взрослой Сьюзен, в чем я не уверен, учитывая, что она намеренно нарушила мои указания. Все здоровы. Пиратам нужны сила и молодость, чтобы питать корабль. Я не вижу лица Сьюзен, но ощущаю ее радость. Интересно, что она видит в своих снах?

Луч был не просто светом. Он был упругим на ощупь и обладал силой, способной удерживать материальные объекты.

– Я знаю, что мы движемся, – продолжил Доктор описывать свое путешествие, – но ощущения движения нет. Скажу честно, несмотря на зловещие обстоятельства, мне еще никогда не было так приятно.

Мимо него проплыла худощавая фигура, Доктор понял, что это Сьюзен, увидев ее лишь мельком. Он узнавал ее не хуже, чем младенец узнает голос матери.

– Сьюзен, дорогая! – вскричал он, тратя на это драгоценное дыхание, но улыбка на лице Сьюзен даже не дрогнула, и она ему не ответила.

По выражению ее лица Доктор понял, насколько она сейчас рада всей окружающей вселенной и каким кошмаром для нее это обернется, если она попадет в руки Пиратов Душ. Нельзя этого допустить.

Они миновали плотную завесу кучевых облаков и увидели звезды. Вторая звезда справа внезапно мигнула и заискрилась, когда выключили ее маскировочное поле, и в небе появился огромный корабль-завод Пиратов.

Луч нес их к специально устроенному шлюзу размером со средний межпланетный фрегат. Нижняя часть корпуса сохранила отметины от многочисленных перестрелок и столкновений с астероидами. Доктор ясно разглядел место, где совсем недавно была установлена новая защитная пластина.

Ворота шлюза распахнулись, и Доктор увидел, что антигравитационный луч исходит изнутри корабля, это было невероятно опасно, поскольку из-за малейшей неточности в настройке грозило крушением. Но такая схема позволяла Пиратам Душ сразу же переправлять жертвы внутрь для последующей переработки.

– Антигравитационная пушка выдает излучение изнутри, – проговорил Доктор, чувствуя, что проигрывает битву по удержанию сосредоточенности. – Существ втягивают внутрь и часто спонтанно, но идеально синхронно поют монзорскую оперу «Ворчун Отказник»…

«Прекрати, – одернул себя Доктор. – Не теряй рассудка. Говори о том, что видишь».

– Корабль Пиратов Душ работает по тому же принципу, что и мерзкие ортонийские китобойные корабли-заводы, – продолжил он, чувствуя зуд и онемение в руках. – Как только существ переносят внутрь корабля Пиратов Душ, бортовой компьютер сканирует их и решает, как наилучшим образом использовать каждого из пойманных. Большинство присоединяют к цепям батарей, высасывая из них электричество, но некоторых сразу отправляют на разделку. Пираты Душ – гуманоиды, по большей части родом с планеты Райджер. Их организмы очень выносливы и способны принимать практически любые трансплантанты, даже от других рас, таких как земляне. При своевременно проводимых трансплантациях Пират может прожить от трех до четырех сотен земных лет.

Гигантские ворота широко распахнулись, поглотив пойманных, и те оказались на громадной бойне. С металлического потолка свисали ряды крюков для мяса, рядом стояли двое Пиратов в резиновых фартуках, готовясь сбить добычу с ног выстрелами из водяных пушек. На поясах с батареями у них были прикреплены изогнутые термоклинки, на случай, если компьютер прикажет провести ампутацию немедленно.

Луч сбавил силу, и его груз с грохотом упал
Страница 6 из 22

в яму на полу. Доктор огляделся и убедился, что, кроме них со Сьюзен, здесь было еще четверо.

«Нужно спасти шестерых, – подумал он, – а эти Пираты наверху».

Как только исчезли последние вязкие комья антигравитационного луча, Пираты Душ вскинули шланги водяных пушек и направили на жертв, сметая Сьюзен, Доктора и тех четверых в угол ямы, в кучу чьих-то рук и ног.

Пираты засмеялись.

– Такие придурки, – сказал один. – Гляди, я их еще полью.

Поливаемый потоками воды с двух сторон, Доктор едва мог дышать. Он совершенно ничего не видел и уж точно не мог бы отбиваться, если бы пришлось. Но он и не хотел этого делать. Когда враги думают, что ты без сознания, пусть верят в это и дальше, пока ты не получишь тактического преимущества.

Проще говоря, прикидывайся мертвым, пока они не подойдут ближе.

Второй Пират бросил шланг и повернулся к пульту компьютера с большими цветными кнопками.

– Корабль вякнул, Гомб, – озадаченно сказал он. – Чо он вякнул?

«Чо он вякнул»? Похоже, в трюме работали самые тупые из Пиратов. А тупейшие, как Игби, – еще ниже.

Гомб прицепил шланг на специальный поясной крюк и подскочил к экрану.

– Особо вякнул! – воскликнул он. – У нас тут Повелители Времени. Компьютер говорит Повелители Времени. Их мозги стоят много монет. Большие извилистые мозги!

Даже погребенный под курганом из тел посреди бойни, Доктор не на шутку оскорбился.

«Извилистые мозги, вот уж точно…»

Гомб прищурился и поглядел на кучу спящих тел.

– Который?

– Раскидай их, – приказал его приятель. – Скажу Кэпу лично, может, нам за это бутылка грога перепадет. Ищи Повелителей Времени.

Доктор попытался освободить руки и ноги, на случай, если сейчас придется бороться, но не смог даже пошевелиться, поскольку оказался в самом низу груды тел. Его лицо было в метре от лица Сьюзен. Ее глаза открылись, и он увидел, что она приходит в сознание.

«Она испугана, – подумал он. – Я не могу допустить, чтобы она здесь погибла».

Но пока что Сьюзен была жива, как и сам Доктор.

– Дедушка, – прошептала она. – Что мы можем сделать?

– Т-с-с-с, – тихо произнес Доктор. Он желал бы подбодрить ее, но худшее еще ждало их впереди. – Притворись спящей.

Пират Гомб спрыгнул в яму, подошвы его ботинок звякнули о металл. Он неспешно направился к закрывшимся воротам шлюза, туда, где лежали особо ценные Повелители Времени. На ходу Гомб пел удивительно чистым тенором, и это было настолько же неожиданно, как услышать от лемминга лекцию по квантовой физике.

Грог, грог,

Глотай скорей,

От запора хорош,

И глядишь веселей.

Доктор решил, что Гомб, похоже, сам сочинил эту арию.

Гомб дошел до груды тел и поднял двоих спящих детей, положил рядышком и расправил на них одежду.

– С Кэпом познакомитесь, значит, – сказал он. – Выглядите получше перед Кэпом, и он просто вытянет из вас душу, а не порежет на части.

Пират вернулся обратно и наклонился над Сьюзен.

Больше он ничего не успел сделать, поскольку Доктор мгновенно протянул руку и дернул кран на наконечнике шланга, пристегнутого к поясу Гомба. Не то, чтобы Доктору нравился подобный план, но если он правильно оценил давление в водяной пушке и пояс пирата не порвется, то результат будет весьма выгоден для пленников.

Выгоден, по-другому и не скажешь. Гомб едва успел осознать, что произошло, как наконечник шланга дернулся, выплевывая воду, и подбросил Гомба в воздух. Обвиваемый кольцами шланга, Гомб кувырком полетел по коридору и скрылся из виду.

Доктор понимал, что у них есть считаные секунды до того, как их попытка бегства будет обнаружена всей командой корабля. Наверняка они находятся под видеонаблюдением даже сейчас.

Выбравшись из-под спящих людей, он обернулся к Сьюзен.

– Дорогая моя, ты не ранена? – спросил он, вытирая ее глаза.

– Нет, – ответила она, но в ее голосе звучал страх. Доктор видел, как ужас охватывает ее от одного взгляда на крюки для мяса, раскачивающиеся под потолком.

– Слушай меня, Сьюзен, – сказал Доктор, беря ее лицо в ладони. Ну, ладно, одной ладонью и одной клешней. – Я вытащу нас отсюда, но надо, чтобы ты мне помогла. Ты понимаешь?

– Конечно, дедушка, – ответила Сьюзен, кивая. – Я смогу.

– Молодец! Перетащи остальных в центр шлюзовых ворот. Внутрь круга.

– Внутрь круга…

– Как можно быстрее, Сьюзен. У нас считаные мгновения до того, как прибудут другие Пираты.

Сьюзен начала стаскивать остальных пленников внутрь круга. Они довольно легко скользили по мокрой палубе, даже взрослый в армейской форме.

Промокшая шинель весила как целый медведь, и Доктор сбросил ее, а затем спешно поднялся по лестнице к пульту. В системе был включен райджерский язык, который Доктор более-менее знал, но он сразу переключил ее на земной английский и тут же сохранил изменения. Может, это даст им секунду-другую, когда время будет нужнее всего.

Доктор всегда набивал текст двумя пальцами, так что клешня на левой руке не слишком его замедляла. Он проверил корабельные записи о пленных и не нашел никого, кроме их группы. С похищенными вчера уже разделались, и это позволяло Доктору не сомневаться в правильности его плана.

Быстро перехитрив примитивную систему защиты компьютера Пиратов, Доктор перезагрузил параметры антигравитационного луча и шлюзовых дверей. Когда компьютер принял к исполнению его команды, Доктор ввел новый пароль, такой сложный, что потребовалось бы либо десять лет, либо чудо, чтобы этот компьютер согласился выполнить задачу сложнее раскладывания пасьянса.

Но у Пиратов не было десяти лет, и вселенная явно не была обязана свершить ради них чудо.

Сьюзен ухитрилась собрать всех пленников внутри круга в центре шлюзовых ворот. Военный попытался встать, а самый маленький из детей оказался изрядно болен и без свалившихся на него испытаний. Доктор подхватил его на руки, игнорируя вопли и сопротивление.

– Быстро, – сказал он. – Все вместе. Держитесь руками за меня.

С таким же успехом он мог бы разговаривать с обезьянами. Эти земляне оказались на полпути из рая в ад. Если им повезет, их умы исцелятся, но сейчас они были в состоянии только дышать.

В здравом уме осталась лишь Сьюзен. Она обняла Доктора одной рукой, другой взяла под локоть военного, а мальчика и девочку, похоже, двойняшек, зажала между колен.

– Умница моя, – сказал Доктор, сажая больного мальчика себе на плечи. – Я горжусь тобой.

Теперь они все были соединены, будто контур цепи.

– Что бы ни случилось, держись!

Сьюзен кивнула, еще крепче обнимая деда.

– Я не отпущу.

– Я знаю, ты справишься, – ответил Доктор.

Шли секунды, и Доктор уже начал нервничать по поводу того, что поставил на таймере слишком большое время. Пираты могли появиться в любой момент. И приближающийся шум и ругань, доносящаяся из коридора, сигнализировали, что этот момент уже настал.

Один за другим в трюм высыпала дюжина Пиратов. Они сразу же наставили оружие на Доктора и остальных пленников, но стрелять не стали. Да и зачем бы? Ведь эти пленники – нынешний улов. Судя по всему, им удалось провести Гомба, но Гомб такой тупой, что его провел бы и чертик из табакерки… А что теперь могут
Страница 7 из 22

сделать пленники? При численном превосходстве противника, безоружные и окруженные? Ничего, лишь принять свою участь.

Капитан протолкался вперед. Вида он был устрашающего. Метра три ростом, с плоским серым лицом, глубоко посаженными блестящими глазами и длинным шрамом, пересекающим лицо сверху вниз.

– Повелитель Времени! – заревел он, звучало это так, будто носорог неожиданно научился говорить. – Где Повелитель Времени?

– Я здесь, – ответил Доктор, следя за тем, чтобы все земляне оставались рядом.

Смех Капитана оказался странно высоким для такого огромного существа.

– Это ты, Доктор, – сказал он, касаясь шрама на лице. – Не следовало тебе возвращаться.

Доктор увидел, что на шее у Капитана болтается иссохшая кисть руки на шнурке.

«Это же моя рука, злодей ты этакий!»

– У меня было неоконченное дело, – проговорил Доктор, считая в уме от пяти до одного.

– У нас обоих неоконченное дело, – прорычал Капитан.

Обычно Доктор не горел желанием возражать или острить, но этот Капитан был мерзким существом, и Доктор решил оставить последнее слово за собой.

– Теперь наше дело окончено, – произнес он, и тут открылись ворота шлюза, сбрасывая Доктора и его спутников в черноту ночи, в трех тысячах метров над освещенным газовыми фонарями Лондоном.

Капитан, конечно же, разочаровался тем фактом, что не сможет получить удовольствие, лично расчленив Доктора, но то, что через несколько секунд Повелитель Времени будет мертв, его несколько порадовало. Беспокоило его лишь одно. Если Доктор смог открыть ворота шлюза, то с какими еще настройками компьютера он успел похимичить?

Он ринулся к ближайшему монитору, где его встретил текст на совершенно незнакомом языке, медленно бегущий по экрану.

– Доктор! – заревел он. – Что ты наделал?

Словно в ответ на его вопрос, антигравитационная пушка выбросила небольшой комок энергии в закрывающиеся ворота шлюза. Пролетая, он едва задел ворота перед тем, как они с лязгом закрылись полностью.

«Повезло мне, – подумал Капитан. Он не подумал «повезло нам», поскольку был настолько эгоистичным тираном, что отправил бы всю свою команду на фабрику тел, чтобы купить себе лишнюю минуту жизни. – Если бы антигравитационная пушка пальнула, когда ворота шлюза закрылись, настал бы конец всему кораблю».

И компьютер, будто снова прочитав его мысли, направил всю имеющуюся энергию, до последней искорки, в выстрел антигравитационной пушки – прямиком в закрывшиеся ворота шлюза…

Доктор и его спутники неслись к Земле, хотя им казалось, что это Лондон надвигается на них. В их жизни не осталось места мыслям, все свелось к самому главному – выживанию. Но если они и переживут эту ночь, ничего уже не останется прежним. Они оказались у края, заглянули в бездну, и теперь им предстояло жить с этим. Кое-как думать мог лишь Доктор, для которого состояние на грани гибели давно стало привычным.

Они падали, намертво держась друг за друга. В какой-то момент Доктор и Сьюзен оказались лицом к лицу. Доктор попытался улыбнуться, но воздух обдувал его с такой силой, что трепал ему губы и надувал щеки.

«Я даже не могу улыбнуться моей прекрасной внучке».

И краем глаза он увидел вдруг надвигающийся сверху оранжевый комок.

«Не подведи же меня, физика, – подумал он. – Впрочем, физика подвести не может, могут подвести лишь мои расчеты».

Комок превратился в оранжевую молнию, которая пронзила их с неумолимой точностью, оставив за собой след из рассыпающихся искорок.

Доктор изо всех сил прижал к себе остальных.

«Жить или умереть. Сейчас все решится…»

Пульсация антигравитационного луча обволокла их и начала замедлять падение. Доктор вдруг оказался на спине, глядя на то, как корабль Пиратов вывалился из гряды облаков. Восемь этажей искореженного металла.

«Они это заслужили, – сказал он себе. – Я спас детей и отомстил за многих погибших».

Но он все равно отвернулся, когда антигравитационный луч, как Доктор и приказал компьютеру, начал пожирать корабль изнутри, разрушая его на атомном уровне, так что все атомы разлетелись в разные стороны, смешавшись с воздухом.

Сьюзен крепко обняла его и плакала у него на плече.

Они выживут.

С ними все будет в порядке.

5

Олдридж был, мягко говоря, удивлен.

– Доктор разгромил целую банду Пиратов Душ? Одной левой, простите за выражение?

Сьюзен постучала ногтем по какой-то штуке на рабочем столе Олдриджа, очень похожему на ТАРДИС в миниатюре.

– Да, мой дедушка с ними управился. Он закодировал систему антигравитационного луча корабля на свою ДНК, и импульс попал в него, а, следовательно, в нас всех. Это правда гениально!

Олдридж убрал крохотную ТАРДИС подальше от пальчиков Сьюзен.

– Там внутри гигантская осьми-акула, и я не думаю, что она очень обрадуется тому, что ты играешься с этой коробочкой.

– Осьми-акула, честно?

– Самая настоящая. Так что, пожалуйста, перестань трогать все подряд.

Сьюзен рассказывала Олдриджу об их приключениях, пока они ждали пробуждения Доктора после операции.

– Так что мы вернули детей обратно домой, а офицера оставили охранять дверь. Если повезет, то все они сочтут, что это было лишь сном.

– Значит, проклятие разрушено, – сказал Олдридж. – Не понимаю, почему эта семья просто не переехала. В Лондоне хватает домов, особенно для богачей.

Сьюзен принялась надевать на пальцы кольца с подноса, в итоге ухитрившись надеть целых три десятка.

– Расскажите, мистер Олдридж, а как вы делаете этот фокус со щетинками в бороде?

– Фокус с бородой – целая наука. Нужно всего-навсего постоянно тренироваться и каждый день на ночь выпивать стакан сильно разведенного яда. А теперь не могла бы ты вернуть все эти кольца на поднос? У меня тут серьезное дело, знаешь ли, а не магазин игрушек.

Из задней комнаты донесся стон, за которым последовал долгий приступ кашля.

– Где она? – послышался голос Доктора. – Сьюзен?

Сьюзен быстро сдернула кольца и кинула на поднос.

– Это дедушка. Он проснулся.

Она поспешила за ширму и увидела Доктора, который уже сидел на армейской койке в окружении сложнейшего оборудования, замаскированного под предметы обихода Викторианской эпохи.

«Однажды кое-кто попытался воспользоваться тем, что, по его мнению, было комодом, – как-то раз рассказал Олдридж Сьюзен, пытаясь уговорить ее ничего не трогать. – А в результате ему сшило вместе ягодицы».

– Я здесь, дедушка, – произнесла Сьюзен. – Все в порядке.

Тревога Доктора тут же исчезла, будто унесенная порывом ветра.

– Хорошо, дитя. Хорошо. Просто у меня под наркозом были такие сны… Сущие кошмары. А теперь, когда я пробудился и вижу тебя рядом, то и вспомнить их толком не могу.

Из-за ширмы выглянул Олдридж.

– Какая поэзия, какая экспрессия! Достойно того, чтобы старый хирург уронил слезу…

Доктор сделал недовольное лицо.

– Я так понимаю, Олдридж, что трансплантация успешна?

– Эта рука проживет дольше вас, если вы только не дадите какому-нибудь Пирату ее отрубить, – ответил Олдридж.

Доктор выставил перед собой левую руку и принялся пристально ее разглядывать. Единственным признаком проведенной операции была широкая
Страница 8 из 22

розоватая линия вокруг запястья.

– Хм-м-м, – сказал Доктор. – Хм-м-м-м-м-м…

Олдридж подтолкнул Сьюзен локтем.

– Он всегда говорит «хм-м-м-м», когда ищет огрехи, но тут он их не найдет.

Доктор сел, потом встал и выставил руку перед Сьюзен для осмотра.

– Скажи-ка мне, внучка. Что ты думаешь?

Сьюзен слегка ущипнула ладонь, а потом потянула за все пальцы по очереди.

– Честно говоря, дедушка, мне кажется, что она немного великовата…

Эпилог

В ту страшную ночь, когда Доктор сражался с Игби на крыше дома у Гайд-парка, на скамейке в Кенсингтонском саду в одиночестве сидел человек. У него было мрачное лицо, высокий лоб и большие добрые глаза.

Писатель по профессии, он достиг и некоторого успеха в театре, но пока еще не нашел ту волшебную идею, которая могла бы вознести его до высот Артура Конана Дойла, его друга.

Молодой писатель потянул себя за ус, вредная привычка, и поглядел на звезды, ища вдохновения. То, что он увидел там, длилось считаные мгновения, и потом он часто задумывался, произошло ли это на самом деле или только в его воображении, которое создало образ, поведший его к литературному бессмертию.

Ему показалось, что он увидел детей, окутанных звездной пылью и улетающих в ночь. А еще двух людей, сражающихся на крыше. Один, похоже, был пиратом, а у другого вместо руки был крюк.

Более получаса писатель пребывал в остолбенении, пока холод не просочился сквозь его одежду. Он достал из кармана несколько клочков бумаги, послюнявил огрызок карандаша и принялся писать.

Второй Доктор: Безымянный Город

Майкл Скотт

Пролог

Мы стары.

Наш возраст измеряется не столетиями, не тысячелетиями и даже не эрами.

Мы видели рождение и гибель солнечных систем. Мы наблюдали вращение галактик, однажды мы видели, как вся вселенная умерла лишь для того, чтобы тут же переродиться в музыке и свете.

Прежде Доктора, прежде Мастера, прежде Галлифрея и Повелителей Времени наша раса правила вселенной. Теперь же она исчезла. Исчезла полностью. Остались лишь мы, немногие.

Но пока наша раса угасала, пока их атомы смешивались со звездами, мы уцепились за подобие жизни, танцуя под Музыку Сфер. Наше существование поддерживал наш гнев, наша ненависть заставляла нас терпеть. Мы обретем отмщение. Мы будем править снова.

Мы Пожиратели Миров, последние из Древних.

Мы архоны.

    Расшифровка фрагмента данных из записей ТАРДИС

1

Лондон, 1968 год

Крик… Пронзительный крик ужаса.

Звук почти потерялся в шуме субботней сутолоки машин и людей на Черинг-Кросс Роуд. Лишь немногие подняли взгляд и осмотрелись. Не увидев ничего опасного, люди пошли дальше.

И только рослый темноволосый юноша, стоявший у обветшавшего букинистического магазина, продолжил смотреть. Он наклонил голову набок и прикрыл глаза, напряженно вслушиваясь. Прохожие не обращали на него внимания, ведь Лондон был наполнен последними веяниями моды, так что никто не удивлялся при виде юноши в свободном черном свитере с широким воротом и красном килте из шотландского тартана, дополненным шотландской же кожаной поясной сумкой.

Юноша воспользовался уловкой, которой его научил отец, когда они охотились на тетеревов в горах Шотландии. Он целенаправленно сосредотачивался на звуках – сначала на машинах и автобусах, затем на уличной болтовне, сплошном гуле из голосов, криков и смеха, – а потом устранял их. Он искал нечто, выпадающее из повседневности, нечто странное, чуждое. Что-то вроде…

Шлепанья кожи по камню.

Позади него.

Он быстро пошел на звук и оказался у входа в мощенный булыжником переулок. Заглянул туда. Никого. Однако он был абсолютно уверен в том, что эта узкая каменная труба способна донести звуки из глубины на улицу. Нырнув в переулок, он моргнул, чтобы глаза приспособились к полумраку, и ринулся вперед. Переулок слегка изгибался влево, и, обогнув угол, он увидел источник шума.

Бородатый седоволосый мужчина лежал на грязных камнях, окруженный россыпью старинных книг в кожаных переплетах. Огромный бандит с сальными волосами согнулся над ним, роясь в потрепанном мешке, доставая книги одну за другой и отбрасывая в сторону.

– Пожалуйста… пожалуйста, осторожнее… – застонал старик, глядя, как старинные тома падают на землю с характерным шлепком.

– Где деньги? – рыкнул бандит. – Где выручка магазина?

– Ее нет… – поспешно сказал старик. – Мы продаем старые книги. Иногда не продаем ни одной за день…

– Я тебе не верю. Выворачивай карманы.

– Нет, – в отчаянии ответил старик.

– Да! – ухмыльнулся бандит, обнажая желтые зубы.

В глазах молодого шотландца блеснула ярость. Он знал, что ему не следует вмешиваться. Ему доверено важнейшее задание, и он обещал не мешкать, но, что важнее, его вырастили в соответствии со строгим кодексом чести, учили защищать слабых и уважать старших. Держась ближе к стене, он быстро пошел вперед, поношенные ботинки с подметками из мягкой кожи не издавали ни звука, опускаясь на булыжники мостовой.

– Я сказал, выворачивай карманы, – повторил бандит, отбросив в сторону мешок и нависая над стариком, лежащим на земле.

Внезапно воздух прорезал крик, вернее, утробный рев, который потряс бандита и заставил его на мгновение оцепенеть. Краем глаза он уловил движущуюся тень, и тут мощный удар в бок отбросил его к стене дома. Голова бандита ударилась о старые камни, перед его глазами замелькали красные и синие искры, и он осел на колени. Моргнув, сфокусировал взгляд и увидел силуэт в красной юбке – нет, килте. Спешно вскочил на ноги, махнул кулаком, и тут что-то ударило его в середину груди, и он резко шлепнулся на мостовую, больно ударившись копчиком о булыжник.

– Если у тебя есть хоть капля соображения, то беги отсюда. И не оглядывайся. – Шотландец говорил чуть громче, чем шепотом, но в его словах читалась четкая угроза.

Согнувшись и держась за болящую грудь, бандит попятился, а затем развернулся и побежал.

Шотландец опустился на корточки и, протянув старику руку, аккуратно помог ему сесть.

– Вы не пострадали?

– Только моя гордость… и брюки. – Старик медленно поднялся на ноги, смахнув длинные волосы с высокого лба. – А еще мои бедные книги.

Он двинулся было, намереваясь собрать их, но шотландец опередил его, принявшись подбирать разбросанные тома.

– Ты очень храбр, – сказал старик, и его низкий голос эхом отразился от стен переулка.

– Ну, я просто не мог пройти мимо, разве нет?

– Вполне мог бы. Другие так и делают.

Старик протянул руку в кожаной перчатке.

– Спасибо тебе, спасибо огромное…

Он улыбнулся, слегка двинув аккуратной седой бородкой. У него были темные живые глаза, глядевшие из-под густых бровей.

– Я профессор Таскалос.

– Джейми, Джейми Маккриммон.

– Шотландец. Я и подумал, что слышу гэльский боевой клич. Creag an tuire. Как это переводится? «Рог вепря»?

Джейми подал ему книги.

– В смысле, килта было недостаточно? – с ухмылкой спросил он.

Старик улыбнулся.

– Мода нынче разная, – он пожал плечами. – Кто вас знает, молодых, что вы наденете?

Джейми подобрал мешок для книг и держал его открытым, пока профессор по одной укладывал книги, сначала
Страница 9 из 22

аккуратно их отряхивая. Некоторые кожаные переплеты ободрались и порвались, ударившись о булыжник, а у одной книжки обложка совсем отвалилась.

– Ты служил в армии? – спросил профессор.

– Не совсем, – ответил Джейми, качая головой.

– Ты действовал, как солдат, – заметил профессор Таскалос. – Крик в самый последний момент, чтобы дезориентировать врага, и тут же ошеломляющая атака. Такое приходит только с опытом. Ты бывал в бою.

Молодой шотландец слегка кивнул.

– Ага, но это было очень давно, – сказал он с внезапно прорезавшимся акцентом. – И кончилось не слишком хорошо.

Он не собирался рассказывать профессору о том, что последняя битва, в которой он участвовал, случилась более двухсот двадцати лет назад, и просто подал ему последнюю книгу.

– Многие повреждены? – спросил он.

– Самые серьезные повреждения можно исправить, переплетя книги заново. Не надо было идти этим переулком, но я решил срезать, чтобы побыстрее дойти до моего магазина. Я торгую книгами на Черинг-Кросс Роуд, – добавил он, поднимая мешок. – Но ты уже, вероятно, догадался.

– Точно, – с ухмылкой сказал Джейми. – Будете сообщать в полицию?

– Конечно.

– Ну, раз с Вами все в порядке, тогда я пошел.

Профессор сунул руку во внутренний карман и вытащил бумажник.

– Вот, позволь тебе кое-что дать… – Он умолк, увидев выражение лица Джейми. – Ладно, тогда не деньги, вот…

Покопавшись в мешке, он достал небольшую книгу, завернутую в черный шелковый носовой платок.

– Не нужно никакой платы…

– Это не плата – подарок, – сказал букинист. – Благодарность.

Он дал завернутую книгу Джейми, который покрутил ее в своих больших руках, отогнул край черного шелка и увидел замысловатую надпись на переплете из темной кожи.

– Выглядит старой.

– Так и есть. Одна из самых старых, какие я храню.

Джейми открыл книгу. Толстые страницы были покрыты текстом, черными большими буквами на немецком, как ему показалось, языке.

– Она, должно быть, очень ценная.

– Так и есть, – повторил профессор. – Но я хочу, чтобы ты ее взял. Сегодня ты спас мне жизнь, юноша, – мрачно добавил он. – Это меньшее, что я могу дать тебе.

– Я не могу прочесть, что здесь написано.

– Мало осталось тех, кто может. Храни ее. Я настаиваю. Ты всегда сможешь подарить ее тому, кто сможет ее оценить по достоинству.

Он внезапно выставил руку и пожал ладонь Джейми.

– Я и так тебя слишком задержал и израсходовал много твоего времени. Благодарю тебя. Ты гордость своего клана.

Профессор сделал шаг назад, закинул мешок на плечо и быстро пошел по переулку. Затем он поднял руку в перчатке, и его голос эхом отдался в переулке.

– Береги себя, Джейми Маккриммон. Насладись книгой.

И он исчез, свернув за угол.

Джейми поглядел на черную книгу и потер ее обложку большими пальцами. Кожа казалась немного маслянистой и влажной. Наверное, в лужу упала. Он поднес книгу к носу и медленно вдохнул. Ему показалось, что он уловил слабый запах моря и рыбы, исходящий от страниц. Пожав плечами, он снова завернул книгу в шелк и сунул в поясную сумку. И спешно зашагал прочь. Может, Доктору книга понравится.

Профессор Таскалос остановился в конце переулка. Он слушал затихающие шаги Джейми, ушедшего в противоположном направлении. Потом повернул голову и увидел огромную фигуру, спрятавшуюся в полумраке у стены. Бандит с сальными волосами сделал шаг вперед, широко улыбаясь щербатым ртом.

– Ты все сделал правильно, – тихо проговорил профессор и достал из внутреннего кармана пальто пачку банкнот. – Мы договорились на пятьдесят, но вот тебе шестьдесят.

Он отсчитал шесть новеньких хрустящих десятифунтовых купюр и протянул бандиту.

– Бонус за то, что тебя ударили.

Бандит поглядел на толстую пачку купюр и облизнул губы.

– А сейчас у тебя в голове глупые мысли, – все так же тихо сказал профессор, и его лицо превратилось в непроницаемую маску. – Опасно глупые мысли, – ледяным тоном добавил он.

Бандит глянул в темные глаза профессора, и то, что он в них увидел, заставило его сделать шаг назад от испуга.

– Да… да, пятьдесят. И бонус. Очень великодушно. Благодарю.

– Хороший мальчик. А теперь уходи. – Профессор кинул громиле мешок с книгами. – Вот, выкинешь это напоследок.

– Я думал, они ценные.

– Только одна из них, – пробормотал профессор, глядя вдаль. – И она была бесценной.

Отступив в тень, профессор смотрел, как бандит незаметно слился с толпой людей, проходящих мимо. Затем он достал из кармана тонкий металлический цилиндр, крутанул против часовой стрелки и поднес к своим тонким губам.

– Дело сделано, – сказал он на языке, которого на Земле не слышали со времен гибели Атлантиды. – Я выполнил свою часть сделки. И верю, что, когда придет время, вы выполните свою…

Ответом ему было тихое звучание музыки эфира.

Профессор резким движением закрыл цилиндр и быстро зашагал прочь. На его губах играла улыбка, столь редкая для него.

2

Практически прямо напротив статуи Генри Ирвинга позади Национальной портретной галереи стояла синяя полицейская будка. Никто из туристов не обращал на нее внимания, хотя некоторые из местных торговцев и удивились ее внезапному появлению. Не так давно было объявлено, что все полицейские будки в Лондоне скоро будут убраны и уничтожены.

Джейми Маккриммон замедлял шаг, обходя галерею, а затем остановился. Туристы были повсюду, некоторые даже фотографировались на фоне будки. Семья, явно из Америки, в цветастых шортах, ярких рубашках и сандалиях стояла прямо напротив двери.

– А, вот и ты!

Джейми резко обернулся.

Доктор стоял позади него, как обычно помятый и нечесаный. Полли, одна из спутниц Доктора, знавшая его до того, как он изменился, как-то описала его как неприбранную кровать. Джейми решил, что это очень верное описание. Копна густых черных волос Доктора была не расчесана, воротничок был помят, галстук-бабочка сбит набок. Надетый на нем черный сюртук вышел из моды не одно десятилетие назад, а брюки в черно-белую клетку были одновременно слишком широкими и слишком короткими. Возраст его определить было невозможно – выглядел он лет на сорок с чем-то, однако шотландец знал, что Доктору не меньше пяти сотен лет. Джейми так и не пришел к выводу, гений Доктор или безумец. Или и то и другое одновременно.

Доктор облизывал мороженое в рожке.

– Что тебя задержало?

– Были небольшие проблемы… – начал Джейми.

– Ты все нашел по списку?

– Ничего, – сокрушенно ответил Джейми. – Ходил ко всем химикам, каких смог найти. Никто из них никогда и не слышал о том, что вы написали – кроме, конечно, золота и ртути.

Доктор откусил верхушку рожка.

– Тогда у нас проблема, – сказал он, нахмурившись, и его лицо прорезали морщины. – Серьезная проблема.

Джейми кивнул в сторону полицейской будки.

– Понимаю. Как нам теперь попасть внутрь?

Доктор молча отдал Джейми недоеденное мороженое. Сунул руку во внутренний карман и достал тонкий звуковоспроизводящий прибор в деревянном корпусе, украшенном синими завитушками.

– Когда я скажу «Беги», беги! – сказал он. – О, и тебе, возможно, стоит заткнуть пальцами уши, – добавил он,
Страница 10 из 22

поднося прибор к губам.

Даже заткнув пальцами уши, с капающим на шею мороженым, Джейми услышал пронзивший воздух звук. В ушах начало давить, заломило зубы. Сидевшие в ветвях деревьев и ходившие по земле птицы разом поднялись в воздух, хлопая крыльями.

– Беги! – приказал Доктор. И сам бросился вперед, задрав голову к небу и показывая пальцем.

– Что это такое?! – крикнул он. – Вон… вон там!

Все поглядели вверх, на кружащихся над их головами птиц.

Протолкавшись между туристов, Доктор подошел к полицейской будке и быстро открыл замок. Приоткрыл дверь, ровно настолько, чтобы скользнуть внутрь, и тут же закрыл ее, как только внутрь втиснулся Джейми.

– Нам же не надо, чтобы кто-то подглядывал, а? – Доктор радостно потер руки. – Видел? Сама простота! И чего только нельзя добиться с помощью качественной диверсии…

Сколько бы раз Джейми ни путешествовал в этой удивительной машине, он так и не привык тому, что корабль Доктора – ТАРДИС – был больше внутри, чем снаружи. Он и понятия не имел, сколько в нем комнат, галерей, музеев и библиотек. Тут был даже плавательный бассейн олимпийского стандарта, где-то внизу, но парень так и не смог его найти. Джейми резко остановился, вдруг осознав, что красивая и вычурно украшенная панель управления, находившаяся посреди этой удивительной машины, разобрана, и ее части разбросаны по всему шестиугольному помещению. На полу валялись мотки проводов, стеклянные панели и сотни зубчатых колес и винтов странной формы.

Доктор осторожно пробирался через весь этот беспорядок.

– Ничего не трогай, – предупредил он. – Я точно помню, где оно все лежит.

Он задел ногой невысокий металлический цилиндр, тот покатился и врезался в небольшую пирамидку шарикоподшипников, которые разлетелись в разные стороны, ударяясь о стены.

– Ну, почти все…

– Вы же можете ее починить, правда? – осторожно спросил Джейми. Когда он уходил пару часов назад, Доктор лежал на спине под пультом, что-то тихо насвистывая.

Доктор развел руками, стоя посреди полного бардака.

– Не в этот раз. Боюсь, мы застряли, – мрачно сказал он. – Поврежден ротор времени. Я не рискну двигаться назад по потоку времени, когда он в таком состоянии.

Джейми перешагнул через моток кабеля, который начал извиваться, пытаясь ползти следом за ним. Однажды Доктор объяснил ему, что эти корабли не строят, а выращивают, и они по-своему разумны.

– Застряли. Ну, раз вы говорите «застряли», то…

– Мы застряли. Неспособны перемещаться. В ловушке.

Настроение Доктора мгновенно изменилось.

– Ты уверен, что нельзя ничего найти из списка? – раздраженно спросил он.

– Ничего, – ответил Джейми, аккуратно обходя торчащий из кабеля разъем, на конце которого подмигивали крохотные камешки.

– Мы не можем купить золото? – спросил Доктор рассеянно.

Джейми достал из рукава написанный от руки список и развернул его.

– Тонна золота, – вслух прочел он. – Доктор, нам придется ограбить Банк Англии, чтобы найти тонну золота. Даже если мы попытаемся купить его легально, это будет стоить страшную кучу денег. Я утром сверился с «Файнэ?ншел Таймс». Золото стоит порядка тридцати семи американских долларов за унцию. Не знаю, сколько унций в тонне…

– Тридцать две тысячи, – тут же ответил Доктор.

Джейми попытался посчитать в уме и не смог.

– Один миллион сто восемьдесят четыре тысячи долларов, – раздраженно сказал Доктор. – Тебя что, в школе ничему не учили?

– Я в школу не ходил.

– Ой, – смущенно пробормотал Доктор. – Нет, не ходил, конечно же. Я сглупил.

Он махнул рукой куда-то вверх.

– Деньги не проблема. Там наверху в одной из спален их предостаточно. А еще много драгоценных камней, мы можем их продать. У меня до сих пор лежат украшения, которые подарил мне Тутанхамон. Я их даже не надевал ни разу.

Он толкнул носком пружину, лежащую на полу. Та подпрыгнула в воздух на метр, потом ударилась в стену и залетала по помещению.

– Ох, милая моя, милая моя.

Он похлопал рукой по выпотрошенному пульту управления, развернулся, привалился к нему и медленно сполз на пол, выпрямив ноги перед собой.

– Я больше ничего не могу сделать для моей старушки. Даже если я соберу все обратно, чтобы исцелиться, ей нужно нечто вроде переливания крови – золото, ртуть и зейтон-7.

– Никто здесь даже не слышал о зейтоне-7, – сказал Джейми, глянув в список, и сел на пол рядом с Доктором.

– Разве вы не можете… – начал он. – Не знаю… что-то сделать?

– Я доктор, а не волшебник, – ответил Доктор, медленно обводя взглядом пост управления и качая головой. – Мы застряли в Лондоне, Джейми. Навсегда застряли в этом месте и времени, – тихо добавил он. – А я так много хотел увидеть и сделать, так много хотел тебе показать…

Они долго сидели в молчании. Пересаживаясь поудобней на жестком полу, Джейми почувствовал, как что-то впилось ему в бок. Сунув руку в поясную сумку, он коснулся пальцами мягкого шелка, в который была завернута странная маленькая книга.

– У меня для вас подарок, – сказал он, внезапно вспомнив о ней. – Может, хоть немного обрадует.

Доктор поднял взгляд.

– Очень люблю подарки. – Он нахмурился. – Знаешь ли, мне уже давно никто ничего не дарил. С моего трехсотлетия. А, может, четырехсотлетия? А что это?

– Ну, мне это дали в награду за то, что я сделал этим утром. Это книга, а я знаю, что вы любите книги. Мне сказали, что она очень старая.

– Почти, как я, – с улыбкой произнес Доктор. – Выдержанная, как хорошее вино…

– Или сыр с плесенью, – добавил Джейми, ухмыляясь. – Вот, возьмите.

Он вынул книгу из шелка и отдал. Кожа обложки была теплой и слегка маслянистой на ощупь. Длинные пальцы Доктора сомкнулись на потертой обложке и автоматически принялись ощупывать тиснение.

– Интересно. Что это? – сказал он, наклоняя книгу, чтобы поглядеть на отсвет. – Нечто вроде цефалопода…

– Цефало-чего?

– Головоногого, осьминога.

Положив книгу на колени, Доктор открыл ее на титульном листе. Зашуршал толстый пергамент.

– Что-то язык не узнаю, – пробормотал он, водя пальцами по буквам. – Вот эти похожи на шумерские, вот эти – точно ведические, а вот эти – ронго-ронго с острова Пасхи. Нет, нет, я неправ. Это древнее, намного древнее. Откуда ты ее взял, говоришь?

Прежде чем Джейми успел ответить, указательный палец Доктора дошел до очередного слова, остановился, и Доктор машинально прочел вслух название.

– «Некрономикон»…

И с воплем, полным ужаса, Доктор отбросил книгу прочь.

«Некрономикон».

В месте, забытом временем, в центре неизмеримо высокой пирамиды из черного стекла, слово прозвучало, будто удар колокола.

«Некрономикон».

Звук повис в воздухе, дрожа, отражаясь от стекла и порождая тончайшую эфирную музыку.

Три извивающихся силуэта, закутанные в клочья тьмы, поднялись из серебристого пруда и закружились в разреженном воздухе под звуки еле слышной музыки. С четырех сторон кромешного мрака появились еще две пары и присоединились к сложному воздушному танцу. Семь фигур изгибались и обвивались друг вокруг друга в сложных прекрасных траекториях, пока не образовали идеальный черный круг. Зеркальные
Страница 11 из 22

стены и пол башни оттеняли все так, словно тьма была живой и смотрела огромными немигающими глазами.

«Некрономикон».

– Ох, Джейми, что же ты наделал? – дрожащим голосом проговорил Доктор.

– Я не знаю… в смысле, это же просто книга.

– О, это много, много больше, чем книга.

Доктор и Джейми глядели на томик в кожаном переплете, лежащий на полу. Пойманный сплетениями проводов и шестерен, он медленно и ровно пульсировал.

– Будто сердце бьется, – прошептал Джейми. – Доктор, я не… в смысле, я просто…

Шотландец пребывал в полнейшей растерянности.

– Хотите, чтобы я ее выбросил?

Доктор поднял руку.

– Даже не трогай! – отрезал он. – Если дорожишь жизнью и здравым рассудком, то больше к ней не прикасайся.

Он разжал пальцы правой руки и снова сжал в кулак. Кончики его пальцев, там, где они касались книги, почернели и опухли.

Обложка книги внезапно замигала тусклым красным светом, на ней прорезались тонкие линии, обрисовав тисненное на переплете изображение существа со щупальцами. Тяжелый переплет распахнулся, и толстые страницы зашуршали, будто перелистываемые незримым ветром. Наконец они остановились на черно-белом изображении высоких пирамид и башен. На картинке внезапно появилось множество крохотных золотистых огоньков, словно в окнах зажгли свет. Со страниц сорвалась искра, ударив в переплетение проводов. Еще одна, будто маленький желтый уголек, поднялась и повисла в воздухе, а затем вонзилась в паутину тонких серебристых шнуров на полу. Шнуры дернулись и задрожали, пульсируя красным и черным. Из книги вырвался целый фонтан искр, которые рассыпались по полу, будто крохотные горячие бусины. Провода дергались и извивались от прилива энергии, винты и шестерни начали вращаться сами собой.

А потом панель управления кашлянула.

Почти как человек, издав нечто среднее между тяжелым вздохом и свистящим кашлем.

– О нет, нет, нет, нет…

Доктор бегом кинулся к пульту, потянувшись к рычагу в центре. Он дернул его изо всех сил, и рычаг остался у него в руке. Доктор недоуменно уставился на него.

– Ох! Ну, такого еще никогда не было.

ТАРДИС снова вздохнула – хрипло, судорожно.

«Некрономикон» превратился в прямоугольник из искр, сухой и слегка пыльный воздух внутри ТАРДИС наполнился мерзким запахом гниющей рыбы.

– Что происходит, Доктор? – спросил Джейми. Он смотрел, широко открыв глаза, как мешанина проводов, шестерен и болтов потянулась обратно к пульту управления, точно притягиваемая магнитом. Спешно увернулся от кабеля, который втянуло под пульт, будто извивающуюся змею.

– Доктор! – крикнул Джейми.

Но Доктор потерял дар речи. Воздух наполнили летящие детали, возвращающиеся на свои места в блоке управления. Доктор отшатнулся в сторону, когда мимо него пронеслась толстая металлическая труба и нырнула вглубь пульта. Помещение наполнил черный дым.

– Думаю, с нами все о’кей, – сказал Доктор, когда все стихло. Он ухмыльнулся и покачал головой. – На мгновение мне показалось, что мы взлетаем, – добавил он неуверенно. – Но без энергии мы никак не можем…

Огоньки индикаторов ТАРДИС мигнули, померкли и опять ярко засверкали. Корабль снова захрипел. Точь-в-точь короткий судорожный вдох и шумный выдох. Потом еще раз, но быстрее. А потом – знакомый звук, который ни с чем не спутаешь. ТАРДИС взлетала.

– Невозможно! – вскричал Доктор.

– Я думал, вы сказали, что мы в ловушке?

Доктор махнул рукой на моток провода, оставшийся на полу.

– Так и есть. Мы не могли никуда отправиться. Мы не могли даже с места сдвинуться!

Освещение померкло, а все индикаторы на панели управления загорелись странным мерзко-зеленым светом. Сквозь пол проникала еле заметная вибрация.

Джейми почувствовал внутренним ухом колебания, а затем и внезапную тяжесть в животе.

– Мы движемся, – заметил он.

– И очень быстро, – ответил Доктор, касаясь пальцами металла и ощущая дрожь. – Очень. Интересно, куда это мы отправились?

Он поглядел на лежащую на полу книгу. Искры угасли, и она захлопнулась. От темной обложки шел еле заметный серый дым. Белые края страниц обуглились, но других видимых повреждений не было. Доктор и не пошевелился, чтобы ее тронуть.

– Где ты взял книгу, Джейми?

– Я же пытался объяснить. Спас старого человека, на которого напал грабитель. Ну, может, он и не очень старый был. В награду он дал мне эту книгу. Я сказал ему, что не смогу ее прочесть…

– … и он предложил тебе подарить ее кому-нибудь.

Джейми кивнул.

– Он рассчитывал на вас, верно?

– Именно.

– Не знаете, кто бы это мог быть?

Доктор пожал плечами.

– Когда живешь так долго, как я, обязательно наживешь одного-двух странных врагов. – Он кивнул в сторону книги. – Хотя, может, и не таких могущественных. Впрочем, был один, который все время восхищался этой ужасной книгой…

В голосе Доктора зазвучали еле уловимые нотки боли.

– Очень долго я его не видел. «Некрономикон», Книга Мертвых Имен. Собрание темных и ужасных преданий. И оно… очень древнее.

– Старше вас? – с нервным смешком спросил Джейми.

– Старше Земли. Даже старше моей родной планеты. Старше большинства солнечных систем. Она была написана расой, которая правила галактикой в очень далеком прошлом. Это квинтэссенция их знаний и преданий о Времени до Времени.

– И эта раса, как я понимаю, вам не друзья? – тихо сказал Джейми.

– О, они мертвы, уже очень давно. Остались лишь в памяти полудюжины миров, разбросанных по галактике, где им до сих пор поклоняются, как богам. А я боролся с теми, кто им поклоняется. Вряд ли они меня очень любят.

– У вас нет хоть каких-то догадок, куда мы направляемся?

– Никаких, – ответил Доктор, становясь на колени и пристально глядя на дымящуюся книгу. Его ноздри затрепетали.

– Она пахнет древней силой и мерзкими тайнами, – проговорил он, отодвинулся и сел, отряхивая руки. – Не хотелось бы снова к ней прикасаться. Именно мое прикосновение ее активировало.

– Я тоже держал ее в руках.

– Но ты обычный человек. Скажи-ка, когда тебе отдали книгу, не была ли она обернута в ткань?

Джейми сунул руку в поясную сумку и покорно достал оттуда черный шелковый платок.

Доктор наклонился так, что едва не коснулся носом ткани. Закрыл глаза и глубоко вдохнул.

– А, вот и знакомый запах. Этот старик рослый и темноглазый, аккуратная бородка с проседью, черные перчатки.

– Да, это он. А перчатки… да, у него были перчатки. Сказал, что его зовут профессор Тас… Таскал?

– Таскалос, – прошептал Доктор.

– Точно. Кто это?

– Тот, кого я уже очень долго не встречал. Но теперь, по крайней мере, мы знаем, куда все это нас приведет, – мрачно ответил Доктор.

– И куда же?

Доктор принялся осторожно оборачивать дымящуюся книгу черным шелком.

– К роковому концу, Джейми, к роковому концу.

Книга запульсировала в такт его словам.

3

– Похоже, мы уже не один день летим, – проворчал Джейми.

– Восемь часов согласно твоей системе измерения времени, – машинально поправил его Доктор. Он внимательно глядел внутрь маленькой сферы, похожей на большую лампочку, аккуратно накручивая на ее основание два провода, серебряный
Страница 12 из 22

и золотой.

– Я думал, ТАРДИС может мгновенно переместиться в любое время и место.

– Может, и обычно так и делает, – буркнул Доктор.

– Так почему же мы летим так долго?

– Со дня нашего знакомства мы еще никогда не путешествовали так далеко.

Сфера мигнула, померкла и загорелась ярче.

– О, получилось! Ты же знаешь, что я гений?

– Вы мне всегда это говорили, – пробормотал Джейми.

Сфера светилась бледно-голубым светом. Доктор внимательно смотрел на нее, поворачивая в пальцах.

– Я ухитрился соединить ее с внешними датчиками пространства и времени. Теперь посмотрим…

На мгновение сфера почернела, а потом вдруг покрылась серебристыми точками. Поперек ее середины тянулась длинная белая туманная полоска.

Доктор в ужасе ахнул.

– Тетя милостивая! Вот незадача!

– Что такое? Что Вы увидели? – требовательно спросил Джейми, вглядываясь в картинку.

– Это! Вот это! – ответил Доктор, показывая на сферу.

Джейми поглядел еще раз и пожал плечами.

– Точки – звезды… – раздраженно сказал Доктор.

– А белая полоса в середине… – начал Джейми, но уже понял сам. – Млечный Путь.

– Он самый.

– Кажется, он очень далеко.

– Потому что так и есть.

Пока они говорили, вытянутое облако Млечного Пути уменьшилось и исчезло в черноте космоса. Затем стали гаснуть звезды, одна за другой, и в конце концов осталась лишь полная тьма.

– Оно перестало работать? – спросил Джейми.

– Нет, – мрачно ответил Доктор. – Все так же работает.

– Но что случилось со звездами?

– Они исчезли. Мы приближаемся к краю космоса.

Джейми проснулся от внезапного взрыва и осознал, что уснул прямо посреди клубка проводов. Внутренность ТАРДИС была заполнена едким белым дымом. Кашляя, он спешно вскочил на ноги, как следующий взрыв сорвал панель с потолка. Она повисла на длинном переплетении прозрачных трубок. Доктор лежал на спине под пультом управления, и Джейми услышал знакомое жужжание штуки, которую Доктор называл звуковой отверткой. Джейми не знал, что делает эта штуковина, но был уверен, что это вовсе не отвертка.

Внезапно все индикаторы на панели управления загорелись холодным сине-зеленым светом и начали судорожно перемигиваться.

– Это Вы сделали? – спросил Джейми.

– Сделал что? – послышался приглушенный и искаженный голос Доктора. Джейми решил, что Доктор держит звуковую отвертку в зубах.

По поверхности панели управления пролетел сноп разноцветных искр. Два индикатора вздулись и оплавились.

– Устроили пожар! – крикнул Джейми, бросаясь прочь.

Доктор вылез из-под пульта и быстро поднялся на ноги. Перепрыгивая с ноги на ногу, он замахал руками на сине-зеленое пламя, вырывающееся из-под панели. Джейми появился с коротким толстым огнетушителем в руках, на боку которого виднелась трафаретная надпись «Собственность Лондонского метрополитена».

– Нет! – взвизгнул Доктор.

– Да…

Направив раструб на огонь, Джейми нажал рычаг и залил пульт управления водой. Огромный язык пламени, поднявшийся было до потолка, потонул в густых белых клубах пара. Когда дым наконец рассеялся, пульт управления превратился в почерневшее месиво.

– А теперь посмотри, что ты наделал, – обвиняюще произнес Доктор. – Ты все испортил!

– Испортил? Не я пожар устроил…

Доктор внезапно поднял руку и отвернулся.

– Ты слышишь? – шепотом спросил он.

– Я ничего не слышу, – ответил Джейми, оглядываясь по сторонам.

– Именно, – Доктор резко развернулся обратно. – Мы сели, – мрачно добавил он.

4

– Похоже на все остальные пустые планеты, куда мы садились, – пробормотал Джейми. Он выглянул за край двери ТАРДИС, прижимая дыхательную маску к лицу.

Доктор протиснулся мимо него и решительно шагнул на черный песок. Вокруг его ног заклубилась пыль.

– Эй, а откуда вы знаете, что этим не опасно дышать? – голос Джейми из-под маски звучал глухо.

– Я не знаю. Но, держу пари, нас сюда столько тащили не затем, чтобы мы задохнулись.

Уперев руки в бока, Доктор откинул голову и поглядел в ночное небо.

Джейми снял маску и сделал короткий быстрый вдох. Воздух был сухой и неприятный, с привкусом тухлых яйц.

– Сера, – ответил Доктор на вопрос, который только собрался задать шотландец.

– Терпеть не могу, когда вы так делаете, – пробормотал Джейми. Стоя позади Доктора, он тоже поглядел в ночное небо. Там было совсем немного звезд, и те еле видны, будто крохотные искорки. Над горизонтом низко висела едва заметная тонкая вертикальная полоса.

– Это Млечный Путь, – с благоговением сказал он, а потом добавил, наклонив голову набок. – Но тут что-то не так. Млечный Путь не так выглядит.

– Видимо, мы действительно улетели очень далеко, – произнес Доктор, оглядываясь по сторонам. Он обхватил себя руками, сдерживая приступ дрожи. – Мы на краю известного космоса, в месте, известном как Великое Изгнание.

– Я так понимаю, что это одно из тех мест, откуда никто не возвращается? – спросил Джейми.

– Никто, – ответил Доктор. – Это место, где умирают мифы…

В сердцевине огромной пирамиды из черного стекла от наклонных стен отразился некий звук.

Неторопливый и торжественный, он омывал круглый серебряный пруд в середине пола, и жидкость задрожала. По поверхности прокатились концентрические круги, и появился силуэт, поднимающийся в черноту. Закутанный в серое одеяние с капюшоном, с которого капала жидкость, он повис там, и к нему присоединились второй и третий, жидкость забурлила, и еще четыре силуэта появились из серебряной поверхности. Выстроившись неровным клином, семеро повернулись к единственной двери пирамиды.

Снова загрохотал странный звук, сильнее и сильнее, пока он не стал четко различимым. Это был смех, безумный и злобный смех.

– Эта планета обитаема? – спросил Джейми.

Доктор лежал на земле, внимательно разглядывая черный песок в большую лупу.

– Занятно… – Он поднял взгляд. – Обитаема? Когда-то, возможно, была, но не теперь. Этот мир непостижимо древен.

Он хлопнул по песку, и облачко черных частиц поднялось вверх, окутав его голову.

– У этого песка консистенция талька, – сказал он, кашляя. – Практически пыль. А почему ты спросил?

Присев на краю невысокого холма, Джейми показал вдаль.

– Ну, если только мне не слишком сильно кажется, то вон там город.

Доктор вскочил, отряхиваясь.

– Ерунда, это место необитаемо уже несчетные эпохи, – начал он. – Просто горы странной формы, наверное… О! Действительно город.

Джейми прикусил губу и промолчал.

Доктор сунул руку во внутренний карман, достал латунную подзорную трубу и навел резкость.

– Действительно город, – повторил он.

– А почему он так блестит?

– Он построен из черного стекла.

Доктор передал ему подзорную трубу.

Джейми прижал окуляр к глазу. Сфокусировав трубу на городе вдали, он увидел огромный мегаполис из возвышающихся башен черного стекла, пронзающих беззвездное небо и покрытых золотыми полосками. Все башни были высокими и узкими, треугольной формы, с острыми вершинами, некоторые были согнуты под странными углами. Но никаких окон не наблюдалось. Молодой шотландец убрал трубу от глаз, когда изображение начало плыть
Страница 13 из 22

и дрожать. Он часто заморгал, его глаза слезились.

– Тяжело на это смотреть.

Доктор кивнул:

– Он построен существами, которые жили не совсем в нашем измерении.

– Вы, наверно, его уже видели…

– Нет. Я сомневаюсь, что в наше время живо хоть одно создание, которое видело это место. Мои соплеменники рассказывают легенды о нем. Это Безымянный Город, обитель архонов.

– Друзья? – с надеждой спросил Джейми.

– Враги всему живому, – ответил Доктор, забирая подзорную трубу и снова прикладывая ее к глазу. – Я не вижу никаких признаков жизни, – пробормотал он и задумчиво постучал трубой по нижней губе. – Вроде бы я что-то помню про Безымянный Город. – Он покачал головой. – Сущее проклятие, такая память, как у меня. Столько всего видеть и не все помнить.

– Не может ли быть что-то о нем в библиотеке ТАРДИС? – спросил Джейми.

– А, библиотека! Гениально, Джейми, просто гениально. Если я смогу включить архивы ТАРДИС, там наверняка найдется что-нибудь о Безымянном Городе.

Отдав Джейми подзорную трубу, он помчался обратно на корабль.

Джейми уже был готов последовать за ним, как вдруг уловил вдали движение. Клубы черной пыли, вихрем несущиеся от города.

– Доктор, похоже, у нас скоро будут гости.

Он навел трубу на приближающееся облако, но не смог разглядеть ничего, кроме смутных силуэтов. И они совсем не были похожи на человеческие.

Шотландец стукнул ладонью о борт ТАРДИС и сунул голову внутрь.

– Доктор, что-то приближается! Нам надо уходить, немедленно!

Доктор склонился над пультом управления, отчаянно пытаясь сплести воедино несколько проводов.

– Дай мне минуту. Мне просто надо подвести к библиотеке хоть немного энергии. Что-то я припоминаю насчет Безымянного Города…

– Нет у нас минуты!

Джейми оглянулся через плечо. Облако приближалось, и он уловил тусклый блеск. Оружие!

– Быстро, Доктор, быстро! – закричал он, ринувшись внутрь ТАРДИС.

– Без… ымян… ный… Город…

Низкий хриплый звук заставил Доктора и Джейми отшатнуться. Протяжные слоги эхом отразились от стен ТАРДИС.

– Безымянный Город.

Доктор издал нервный смешок.

– Ну, это меня несколько испугало. Обычно ТАРДИС говорит женским голосом.

Он выдернул провод из обгоревшего пульта, достал звуковую отвертку и наставил ее на провода. Отвертка загудела, и внезапно раздался запах горящей резины и плавящегося металла.

– Безымянный Город.

Голос, поначалу низкий и медленный, ускорился и стал приятным женским.

– Обитель архонов…

– Стоп, – скомандовал Доктор. – Нам не нужна история архонов. Почему Безымянный Город так важен? Почему он засел у меня в памяти?

Поглядывая на дверь, Джейми подошел ближе к Доктору. Женский голос продолжил:

– Единственное описание Безымянного Города существует в «Некрономиконе», Книге Мертвых Имен. Обуздав Музыку Сфер, архоны воздвигли город на озере золота, окруженном каналами ртути и зейтона-7.

Пальцы Доктора вцепились в руку Джейми.

– Вот оно. Вот наш обратный билет!

– Но как?

– ТАРДИС – не машина, – ответил Доктор. – Эти старые ТТ 40 типа 3 марки органические, их выращивали, а не делали. Если мы доставим старушку в город, мы сможем исцелить ее золотом, ртутью и зейтоном-7. Она станет, как новенькая, – он потер руки и поглядел на черный монитор. – Каково местонахождение мира архонов?

– Местонахождение обители архонов в Запретном Списке. Информация была удалена.

– Зачем? – вслух удивился Джейми.

– А вот это вопрос, мой юный шотландский друг. – Доктор кивнул в сторону двери. – Иди посмотри, насколько близко там наши друзья.

Джейми поспешил наружу и тут же натолкнулся на огромную черную фигуру.

– Доктор…

Крик Джейми оборвался, когда массивная трехпалая рука вцепилась в его свитер и дернула его вперед и вверх. Кувыркаясь, Джейми полетел прочь. В процессе он успел увидеть десятки огромных обезьяноподобных существ, черных с металлическим отблеском, которые неслись к ТАРДИС. А потом упал на землю, подняв тучу мелкого песка.

– Безымянный Город… Безымянный Город… Безымянный Город…

– Да, да, да, знаю, – Доктор разомкнул провода, и голос утих.

А по кораблю разнесся металлический грохот от удара.

И еще один. И еще.

Что-то молотило по наружной обшивке корабля.

Когда Джейми выдернули наружу, первой мыслью Доктора было броситься ему на помощь, но он понял, что толку от него будет мало, а внутренности ТАРДИС окажутся уязвимы. Ринувшись к покореженному пульту, он дернул рычаг ручного управления. Дверь задрожала и с визгом закрылась.

– Прости, Джейми. Но, думаю, снаружи тебе будет безопаснее, чем внутри.

Доктор уже начал формулировать теорию, согласно которой такой, как Джейми – просто человек, – не представляет интереса для созданий, которые приложили кучу сил, чтобы притащить его и ТАРДИС в это всеми забытое место. Он отпихнул «Некрономикон» носком ботинка. Ничто не случайно.

Вытащив из кучи на полу кусок провода, он обернул один его конец вокруг звуковой отвертки, а другой приложил к монитору. Изображение появилось, затем исчезло, превратившись в белые точки, а потом снова медленно появилось, демонстрируя происходящее вокруг ТАРДИС.

– Тетя милостивая!

ТАРДИС была окружена теми, кого он сначала принял за черных металлических роботов. Их тут были десятки, они перемещались вокруг аппарата, царапая трехпалыми лапами синюю поверхность. Сравнив их с наружными размерами ТАРДИС, он прикинул, что они не меньше двух метров ростом. У каждого было по две короткие ноги и четыре руки. Эти создания могли стоять на двух конечностях и бегать на шести. И, несмотря на большие размеры, они были весьма проворны. Головы их представляли округлые купола без лиц с единственным красным светящимся овалом вместо глаз. Ртов у них не было. Глядя, как они двигаются, Доктор разглядел, что они полупрозрачные. А потом понял, что они состоят не из металла, а из стекла.

ТАРДИС дернулась, и Доктор упал на пол. Последнее, что он увидел перед тем, как картинка на мониторе закрылась помехами, – огромные создания наклонили корабль и взвалили себе на спины.

– Что ж, я все равно хотел попасть в Безымянный Город, – произнес Доктор, заскользив по полу и ударившись о стену. Повернув голову, он увидел «Некрономикон», висящий в переплетении проводов, словно муха в паутине. Вытащив грязный мятый платок из кармана, он обернул им правую руку и потянулся за древней книгой. Интересно, что еще он узнает из нее об архонах и Безымянном Городе…

Когда Джейми очнулся, то не мог понять, сколько прошло времени. Может, несколько минут, а может, несколько часов. Перекатившись, он медленно поднялся на ноги, сдержав стон. При падении он ударился локтем, и пальцы левой руки до сих пор были онемевшими. Вся левая часть тела представляла собой, судя по ощущениям, один огромный синяк, вероятно, такого же цвета, как здешний черный песок. Оглядевшись, он увидел, что создание зашвырнуло его в центр почти круглого кратера. Толстый слой очень мелкого песка на дне спас его от более серьезных травм.

«Доктор!»

Джейми с некоторым трудом выбрался из кратера: вихри мельчайшей пыли окружали его, лезли в глаза и нос,
Страница 14 из 22

покрывали язык. Добравшись до края, он увидел вдали Безымянный Город. Значит, ТАРДИС должна быть прямо позади.

Он резко обернулся.

ТАРДИС не было.

Он проследил взглядом за цепочками следов в пыли… и увидел там, вдали, клубящееся облако пыли, которое двигалось к городу.

– Ох, Доктор… – вздохнул Джейми и побежал следом.

Черно-стеклянные обезьяны несли ТАРДИС к городу на своих спинах. А тем временем внутри корабля Доктор осторожно пристроил стремянку к разбитому пульту и вскарабкался на деревянный стул, который насадил на ее верх. С помощью этого хитрого изобретения он почти добрался до двери, которая оказалась прямо у него над головой. Он медленно и осторожно провел звуковой отверткой по периметру круглой стеновой панели. Она упала на пол, отскочив от него, словно мячик. Доктор ухмыльнулся. Круглые детали практически невозможно сломать. Прямо перед ним оказались квадратные окна, встроенные во внешнюю дверь ТАРДИС. Доктор осторожно снял герметичный переплет и вынул стекловидную мембрану. Засунув пленку в карман, он высунул голову наружу и огляделся.

Он уже был в стенах Безымянного Города.

Глаза Доктора сразу же начали слезиться. Углы, формы и перспектива – все было неправильным, почти болезненным для взгляда. Окаймленные золотом пирамиды черного стекла отражались друг в друге бесконечное число раз, отчего кружилась голова.

Отчаянно моргая и стараясь сфокусировать взгляд, Доктор посмотрел туда, куда несли ТАРДИС.

Прямо перед ним, посреди огромной площади, располагались высокие ворота: две массивные колонны из черного стекла, возвышающиеся на сотни метров в темное небо и соединенные золотой перемычкой шириной метров двести.

– Тайм-Хендж, – в восхищении пробормотал Доктор. Он натыкался на такие древние врата в сотнях миров, в том числе и на Земле. Тысячелетия назад Повелители Времени сочли их громоздкими и бесполезными, но когда-то они использовались для переброски людей и товаров из одного места в другое сквозь пространство и время.

Доктор огляделся. Потоки стеклянных обезьян выбегали из извивающихся переулков и неровных улиц. Их были тысячи, если не десятки тысяч. Они обтекали ТАРДИС, стараясь к ней прикоснуться, пока ее несли в самое высокое здание в Безымянном Городе – невероятно высокую сверкающую треугольную пирамиду без единого окна, сделанную из черного стекла и украшенную золотом.

– Будто трофей или реликвия, – пробормотал Доктор. На его глазах стеклянный треугольник прорезала вертикальная щель, и открылся вход на высокую неровную лестницу. Проход состоял из ломаных линий и был наклонен в сторону. За ним не было ничего, только густая непроницаемая тьма.

Доктор осторожно спустился со стула и стремянки. ТАРДИС резко наклонилась, и Доктора бросило влево, потом вправо, а потом вперед.

– Судя по всему, нас подымают по лестнице.

Вставить на место мембрану и круглую панель было просто невозможно, так что Доктор, снова обмотав руку платком, устроился на полу и взял «Некрономикон». Книга сама открылась на изображении Безымянного Города. Сосредоточившись на тексте, Доктор принялся с трудом переводить древний загадочный язык. И непроизвольно начал насвистывать.

Джейми выяснил, что гравитация на древней планете была несколько слабее, чем на Земле. Это позволило ему бежать длинными шагами, почти прыжками, быстро продвигаясь вперед, к Безымянному Городу, который вырастал перед ним из песков пустыни зазубренными неровными остриями. Он уже почти разглядел облако клубящейся пыли… как оно вдруг исчезло.

Они вошли в город.

– Доктор, вы меня когда-нибудь угробите, – пробормотал Джейми. Он присел, а затем рванулся вперед, изо всех сил прыгнув вверх. Ему надо добраться до Доктора, он никогда не простит себе, если с ним что-то случится. А еще он отчетливо понимал, что именно он во всем виноват. Ни за что ему не надо было брать книгу. Доктор бесчисленное количество раз предостерегал его против общения с незнакомцами.

Отношения Джейми с этим маленьким странным человеком были сложными. Доктор не единожды спасал ему жизнь, и он платил тем же, выручая в свой черед его. За время, которое они провели вместе, Джейми привык воспринимать Доктора как своего лэрда и, будучи по воспитанию человеком клана, был приучен хранить безусловную верность вождю. Джейми понимал, что Доктор не человек, хотя и не знал в точности, что он такое. Однако подростком он слышал множество сказок о легендарных существах с Темного Двора, донимавших жителей долин Шотландии. Он даже подозревал, что Доктор может быть ситхом, адептом темной стороны Силы. А еще он знал, что люди редко переживают приключения с дивным народом без вреда для себя.

Тишина.

ТАРДИС поставили прямо, и Доктор съехал по стене в кучу проводов и металла. Он долго сидел на полу, внимательно вслушиваясь, но ничего не слышал. Наконец встал и выглянул через квадратный проем в двери, откуда вынул стекловидную мембрану. Несколько секунд ушло на то, чтобы глаза приспособились к полумраку. Доктор увидел другую ТАРДИС, потом еще одну, и еще. Он был окружен сотнями синих полицейских будок.

Отражения.

Он видел отражения.

Доктор оказался внутри огромной пирамиды из черного стекла, стены которой отражали и искажали все вокруг. Он увидел ряды тысяч стеклянных обезьян, неподвижно стоящих вокруг. Их «глаза» превратились в темные панели. Практически прямо перед ним, в нескольких метрах, на полу виднелся огромный золотой треугольник, в центре которого располагался пруд, заполненный сверкающей серебристой жидкостью. Подняв правую руку, Доктор навел звуковую отвертку на пруд, нажал кнопку и проверил результат. Как он и подозревал – ртуть.

Приоткрыв дверь, он высунул наружу голову, быстро глянув вправо и влево. Никакого движения. Он глубоко вдохнул. Затхлый кислый воздух с отчетливым запахом дохлой рыбы.

Выбравшись через полуоткрытую дверь, Доктор протиснулся между плотными рядами неподвижных стеклянных обезьян и присел у края ртутного озерца. Потом поглядел на свой бедный раненый корабль. Надо как-то подтащить ТАРДИС к пруду. Обхватив себя руками, Доктор начал раскачиваться вперед-назад. Если бы только получилось управлять этими обезьянами, тогда бы он приказал им отнести поврежденный корабль…

Крупная капля ртути, размером с его большой палец, оторвалась от поверхности пруда. Завибрировав, она поплыла вверх.

Еще одна поднялась в воздух.

И еще одна.

В воздухе зазвучала странная музыка, колеблющийся, гудящий звук.

Внезапно к невидимой крыше устремились длинные струи жидкого металла, и из ртути медленно, очень медленно, появилась голова. Потом вторая, третья, а потом еще четыре.

– Архоны… – восхищенно прошептал Доктор.

В вихре музыки из ртутного озера поднялись семь фигур.

5

Безымянный Город был пуст.

Джейми бежал по улицам, а по стенам, колеблясь, скользили его отражения. Он внимательно искал взглядом признаки движения, чтобы понять, куда унесли Доктора. Но город выглядел мертвым.

Он выбежал на огромную площадь и остановился перед громадными воротами, черными с золотом. Огляделся по сторонам. Все улицы
Страница 15 из 22

города сходились к этой точке. И все они вели к одному зданию.

Прямо перед ним возвышалась самая высокая из здешних черных стеклянных пирамид. Единственная, в которой были ворота, и были открыты. Ни секунды не думая, Джейми ринулся к ним. В такие моменты он обычно жалел, что у него при себе нет его клеймора, хотя и не был уверен, что двуручный шотландский меч поможет ему против стеклянных обезьян.

Доктор в ужасе смотрел, как под вихрь эфирной музыки появляются из ртути властители стеклянного города.

За свою долгую жизнь Доктор видел тварей и чудовищных, и уродливых, но никогда не видел такого. Вонь затхлой воды и гниющей рыбы заполнила его ноздри. Каждое из созданий было закутано в длинные, простирающиеся одеяния, которые скрывали большую часть их тел, но, когда они поплыли в воздухе, он мельком увидел их истинный облик. Один, больше остальных, напоминал осьминога с извивающимися щупальцами, у второго была покатая голова угря, выглядывающая из-под капюшона. У третьего в рукавах были клешни краба вместо рук, и у всех он подмечал присоски с зубцами и белесую плоть.

– Ты галлифреец. Мы не почтим тебя твоим титулом.

Слова казались жидкими и липкими. Доктор не мог понять, которое из существ говорило.

Повиснув в воздухе, с развевающимися от зловонного ветра одеяниями, семь созданий начали сложный и красивый танец. Кружась друг вокруг друга в такт колеблющейся музыке, они наползали друг на друга, сплетались – щупальца поверх клешней, плавники поверх присосок – и наконец слились вместе, в одну громадную сущность. Чудовищную, ощетинившуюся клювами и когтями, окруженную щупальцами. Доктор восхищенно глядел на нее, она была одновременно отвратительна и гипнотизирующе прекрасна.

– Когда-то нас было много, теперь остались лишь те, кто здесь. Мы семеро, и мы один. Мы архоны.

Доктор медленно попятился от пруда. Нужно попасть в корабль. Если он сможет забраться внутрь…

Из центра гротескного существа на Повелителя Времени глядел огромный молочно-белый глаз. Под глазом виднелся клюв, окруженный колышущимися щупальцами, он открывался и закрывался. Голова наклонилась вперед, и огромный черный зрачок начал расширяться, пока у Доктора не возникло ощущение, что он смотрит в бездонную пропасть.

– Мы долго тебя ждали, – произнес голос, булькающий и полный злобы. – Тебя и ТАРДИС. Нашу ТАРДИС.

Сдерживая тошноту и головокружение от неестественных углов, под которыми все здесь было выстроено, Джейми вошел в ворота и глянул в центр пирамиды. Глаза не сразу приспособились к полумраку, но стоило ему всмотреться в темноту, как он инстинктивно шагнул назад. Вся пирамида была наполнена полупрозрачными шестиногими обезьянами. Их здесь были тысячи, может, и больше, но сказать точно было трудно из-за многочисленных отражений, сбивающих с толку. Они стояли неподвижно, длинными неровными рядами, обратив лица к центру пирамиды, туда, где у серебристого пруда виднелась крохотная фигурка Доктора, сидящего на корточках.

У Джейми перехватило дыхание. В воздухе над прудом висел извивающийся чудовищный кошмар, протягивая щупальца к лицу Доктора.

Джейми понимал, что надо идти туда. Он шагнул к ближайшей обезьяне и осторожно коснулся ее пальцем. Стекло было гладким и прохладным на ощупь, а создание никак не среагировало на прикосновение. Осмелев, Джейми подошел ближе и помахал рукой перед лицом обезьяны. Никакой реакции.

– Не такие уж вы и страшные, – с ухмылкой сказал он и, упав на пол, пополз вперед между ног обезьян в сторону Доктора.

– Вашу ТАРДИС? – резко спросил Доктор, вставая во весь рост. – Не думаю.

– Мы создали технологию ТАРДИС, – хрипло произнес булькающий голос, и из клюва потекли струи жидкости. Создание было окутано музыкой. – Первые семена ТАРДИС были созданы учеными-магами архонов.

Доктор покачал головой.

– Не думаю, – повторил он. – Секрет путешествий во времени создал мой народ.

– Твой народ украл у нас эти семена. Повелители Времени клонировали их и вырастили собственные корабли. А потом, чтобы сохранить тайну путешествий во времени только для себя, твоя раса объявила нам войну.

Музыка разрасталась и утихала в тон словам архона.

– Они оставили нас здесь гнить и умирать.

Доктор все так же качал головой, но уже без прежней убежденности. Древняя история Галлифрея и Повелителей Времени была окутана тайной.

Архон наклонился вперед, поводя щупальцами и клешнями перед лицом Доктора и брызгая ему на щеки мерзко пахнущей ртутью.

– Знаешь ли ты, что это такое – провести в изоляции вечность? Имеешь ли хоть какое-то понятие о тысячелетиях в одиночестве и молчании?

– Мне знакомо одиночество, – тихо сказал Доктор, кивнув.

– Мы последние из архонов. Заключенные здесь, в Великом Изгнании, мы видели, как умирает наш народ. Но они умерли не напрасно, ведь мы сможем отомстить за них…

Доктор незаметно отшагнул от края пруда. Если он развернется и побежит, то успеет ли добежать до корабля?

– Знаешь ли ты, в чем мы нуждались все эти тысячелетия?

Доктор отрицательно покачал головой, хотя ему было что ответить.

– В ТАРДИС, – продолжил архон. – И, когда мы уже почти отчаялись, один из твоего племени появился перед нами. Он сделал нам предложение. Он не был глуп и не стал приземляться. Летая по орбите вокруг планеты, он рассказал нам о поврежденной ТАРДИС без ротора времени, слепой и беззащитной. И сказал, что сможет прислать ее сюда.

– Несомненно, вы хорошо ему заплатили.

– Когда архоны вернутся, исполняя свою яростную месть, мы выполним свои обещания, которые дали ему. Он будет править галактиками. – Щупальца создания задвигались, присоски открывались и закрывались, будто крохотные зазубренные рты. – Должно быть, он сильно ненавидит тебя.

– Так и есть.

Архон медленно полетел над головами стеклянных обезьян и завис над ТАРДИС. Десятки щупалец с когтями на концах опустились из-под серых потрепанных одеяний, обвили побитый корабль и без труда подняли его в воздух.

Доктор изумленно смотрел, как архон поднес ТАРДИС к ртутному озерцу и медленно, осторожно погрузил ее в серебристый жидкий металл.

– Снова настало время архонов, – провозгласило огромное создание. – ТАРДИС станет нашим ключом к свободе. Как только корабль исцелится, мы встроим его в Тайм-Хендж и активируем врата. Все галактики и все временные потоки будут подчиняться нам. Мы поведем нашу армию на Галлифрей сквозь время, туда, где он был лишь примитивным миром, и превратим его в безжизненный камень. Когда мы сделаем это, твоей расы не станет, будто ее никогда и не существовало.

– Вы не можете… – начал Доктор.

– Мы сделаем это.

– Если падет Галлифрей и Повелители Времени не смогут защищать временные потоки и управлять ими, изменится история множества галактик и эпох. Погибнут бесчисленные миллионы миров! – в отчаянии крикнул Доктор.

Архона пронизала дрожь, и создание едва не рассыпалось на составные части.

– Мы заново построим империю архонов.

Доктор смотрел, как убывает озерцо ртути. Корабль поглощал жидкий металл, втягивая его, как губка. Потом лишил цвета золотую
Страница 16 из 22

окантовку по периметру, превратив ее в серый камень. Один за другим царапины и шрамы на синей поверхности ТАРДИС бледнели и исчезали.

Уровень ртути падал, и архону пришлось опускаться ниже, чтобы ТАРДИС оставалась погруженной в жидкость.

Доктор осторожно подошел к краю пруда и поглядел вниз. Он увидел на дне хорошо знакомое зеленое свечение зейтона-7. Здесь были все питательные компоненты, необходимые для исцеления ТАРДИС. Корабль уже выглядел гладким и блестящим. «Хорошо откормлена», – пришло в голову Доктору.

Краем глаза он уловил движение и искоса проследил, как Джейми выполз из-под ног стеклянных обезьян. Доктор повернулся к архону спиной.

– И что вы станете делать со мной?

Раздался омерзительный смех.

– Что ж, Доктор, мы тебя съедим. Из тебя выйдет отличная закуска.

– От меня у вас несварение случится, – парировал Доктор. – А что вы сделаете с этой новой империей архонов? – добавил он громче, и его голос эхом отразился от стен. Глядя на Джейми, он сказал одними губами: «Будь готов». Выставил руку с растопыренными пальцами и начал сгибать их: пять… четыре… три…

Прекрасная музыка достигла кульминации, и создание заколебалось в затейливом танце.

– Мы снова будем править. Это наша судьба. Мы архоны.

Стоя спиной к созданию, Доктор вытащил рекордер, поднес к губам и напел несколько первых аккордов «Корабля на остров Скай»[1 - «The Skye Boat Song» – народная шотландская песня.].

Двери ТАРДИС с жужжанием открылись.

– Быстро, Джейми, быстро!

Доктор прыгнул вперед и нырнул в открытую дверь корабля, висящего над пустым прудом. Огромное щупальце с присосками тут же обвило его ногу, вытаскивая его обратно. Джейми запрыгнул на извивающееся щупальце, выдернул ногу Доктора из его хватки, и дверь ТАРДИС тут же с грохотом закрылась, перерубив корчащуюся конечность надвое. Истекая зеленой слизью, обрубок щупальца скрючился на полу ТАРДИС, будто толстый зеленый червь.

– О боже, какая гадость! – пробормотал Джейми.

Внутри корабля все было чисто и в идеальном порядке. Доктор подбежал к пульту управления, сияющему огнями.

– О, так здорово, что ты вернулась, моя старушка, – тихо проговорил он, двинув пару рычагов. ТАРДИС зарычала, пробуждаясь, освободилась от хватки архона и поднялась вверх. Она начала кружить в центре пирамиды, вращаясь вокруг этого создания.

– Все как новенькое, – Доктор даже приплясывал от радости.

Загорелись мониторы, показывая, как архон разделился на семь существ, которые тут же вцепились в синюю будку всеми клешнями и щупальцами. Корабль дернулся и опустился.

Джейми поглядел на Доктора со знанием дела.

– У вас есть план, – сказал он.

– Это вопрос или утверждение? – спросил Доктор.

– Утверждение, – с ухмылкой ответил Джейми. – У вас всегда есть план.

– Доставай волынку, Джейми. Ты уже давно ничего не играл.

– Мою волынку?

– Твою волынку.

Не говоря больше ни слова, Джейми поспешно убежал.

– Ты в ловушке, галлифреец, – громогласно произнесли архоны, семь голосов одновременно. – Отсюда не сбежать.

Доктор двинул рычаг на пульте и плюхнулся на пол, скрестив ноги.

– Я и не собирался бежать.

Усиленный в несколько раз, его голос разнесся по всему стеклянному зданию, отдаваясь многоголосым эхом.

Появился Джейми с волынкой под мышкой.

– Что сыграть? – спросил он.

– Что-нибудь погромче. Может, кьяол-мор[2 - Ce?l M?r (пер. с гэльск. «большая музыка») – музыкальный жанр, классическая композиция, исполняемая на шотландской волынке.]?

– Вы как-то сказали, что кьяол-мор звучит так, будто ногтями скребут по школьной доске…

– Именно, – с ухмылкой ответил Доктор. – Играй, Джейми.

Устроив мех под рукой, Джейми сунул в рот мундштук и принялся надувать волынку, перебирая пальцами по трубкам.

– Погромче, Джейми, – попросил Доктор, доставая свой рекордер. – Думаю, я тебе подыграю.

Звук был просто неописуемый.

Пронзительный, высокий и визгливый, он разносился по пирамиде, искажаясь эхом и полностью заглушая хрупкую и нежную музыку, привычную архонам.

Шипя и плюясь, создания отвалились от кружащейся в воздухе ТАРДИС.

Звук становился все громче и громче, достигая невероятного крещендо. Незнакомая музыка проняла архонов, заставила их корчиться в бешенстве, носясь в воздухе и врезаясь в стеклянные стены и друг в друга. Они попытались снова соединиться в одно огромное создание, но завывание волынки исказило их формы, и они превратились в уродливые неровные спирали.

Потом архоны снова кинулись на ТАРДИС, вцепляясь в обшивку щупальцами и клешнями, пытаясь взломать дверь.

– Попробуй «Шотландию Отважную»[3 - «Scotland the Brave» – патриотическая песня народа Шотландии, претендующая на звание неофициального гимна.], – предложил Доктор. Его руки танцевали по панели управления, изменяя выходной сигнал. Инфразвук и высшие гармоники, исходящие из скрытых внешних динамиков корабля, привели архонов в припадок, заставляя совершать хаотические уродливые движения. Один из них, ракообразный с массивным панцирем, врезался в стену пирамиды, и по черной поверхности, будто морозные узоры, разошлись трещины.

– Громче, Джейми! – крикнул Доктор. – Эти создания провели целую вечность, танцуя под Музыку Сфер. Пусть потанцуют под новую.

Завывание перегруженной системы вынудило двоих архонов рвануть вверх, где их размазало по потолку. По стенам побежали новые трещины, а звук удара даже на фоне завывания волынки прозвучал, как грохот грома. Последовал второй удар, а за ним третий. И тут отвалился огромный кусок стекла. Он упал на двоих архонов и сбил их вниз, превратив в комок уродливых плавников и острых зубов. Тяжелые осколки обрушились на стеклянных обезьян, уничтожая их сотнями, стирая их в пыль.

Все здание задрожало. По его поверхности расползлась сеть трещин, перекидываясь на соседние башни. Выжившие архоны отпрянули от ТАРДИС и попытались сбежать, но было поздно – пирамида взорвалась, разлетаясь на мириады частиц. Смертельный дождь из острых осколков посыпался вниз, хороня под собой архонов и разнося в пыль стеклянных обезьян. Ударная волна разнеслась по Безымянному Городу, цепной реакцией опрокидывая здания друг на друга.

ТАРДИС вылетела сквозь дыру в разбитой вершине пирамиды. Доктор и Джейми молча наблюдали, как весь город рассыпается, превращаясь в черную пыль. Вскоре остался один лишь черно-золотой Тайм-Хендж, траурно возвышаясь посреди развалин.

Доктор поднес рекордер к губам и пронзительно свистнул. По черным опорам врат пошли длинные трещины. Они лопнули, как потрескавшийся лед, массивная золотая перемычка рухнула и разлетелась на десятки огромных кусков.

Доктор прижался щекой к возродившемуся пульту управления, раскинув руки и касаясь теплого металла.

– Я немного за тебя боялся, – прошептал он.

– А я побаиваюсь за вас, когда вы начинаете разговаривать с кораблем, – сказал Джейми.

– Тише, ты ее обидишь…

– Откуда вы узнали, как победить архонов? – спросил парень.

Доктор пнул ногой «Некрономикон», лежащий на полу.

– Книга, которую они послали для нашего уничтожения, обернулась их погибелью. В ней рассказывается об их
Страница 17 из 22

происхождении. Архоны вышли из океанов на давно умерших планетах. Когда-то они были обитателями морских глубин, жили в огромных подводных царствах, где охотились и общались с помощью звуковой локации. Ты видел, как они танцевали в воздухе под звуки прекрасной музыки, созданной легчайшими ветрами, обдувающими окраины города. Просто надо было дать им другую музыку для танца, такую, от которой они бы растерялись и потеряли ориентацию. Они никогда не слышали волынки. И, конечно же, я изменил звук при помощи аппаратуры. Для них это было сущим мучением.

Джейми уже готов был кивнуть, но остановился.

– Эй! Вы же не хотите сказать, что моя музыка ужасна?

– Милый мальчик, она помогла нам освободиться, не так ли? Поэтому она – самая прекрасная музыка в мире.

– А что насчет профессора, который дал мне книгу? – спросил Джейми. – Что мы с ним будем делать?

– Ничего. Не стоит искать неприятностей, Джейми. Кроме того, мы с ним еще встретимся, – ответил Доктор. – Рано или поздно, но он объявится. Обычно он так и поступает.

Он крутанул в пальцах рекордер.

– Ладно тебе – давай играть!

Сверкая в лучах тысяч звезд, синяя и блестящая ТАРДИС полетела обратно к Млечному Пути, оставляя за собой звуки марша «Шотландия Отважная».

Третий Доктор: Копье Судьбы

Маркус Седжвик

1

– Вы сейчас очень загадочны, Доктор.

Доктор приподнял бровь.

– Позвольте уточнить, – сказала Джо, ткнув ему в плечо указательным пальцем. – Более загадочны, чем обычно.

Доктор ухватился за рычаг передач Бесси, антикварного родстера ярко-желтого цвета, на котором он так любил ездить. Нахмурился. Коробка передач ответила хрустом шестеренок, пытающихся прожевать друг друга, но быстро проиграла схватку, и Доктору удалось включить третью скорость. Он улыбнулся, поглядев на оживленную Пикадилли впереди. Сегодня было тепло, и складной верх машины был откинут. Некоторые люди смотрели на них и показывали пальцами.

Джо сползла пониже в кресле, когда Доктор помахал рукой паре прохожих.

– Знаешь, что я люблю в Лондоне? – спросил Доктор, на мгновение обернувшись к ней.

– Наверняка не угадаю, – со вздохом ответила она.

– Это единственный город во вселенной, где ты можешь ехать на автомобиле, которому семьдесят лет, и тебе это сойдет с рук.

– А кто сказал, что это сошло вам с рук? – тихо проговорила Джо.

Доктор снова помахал рукой, и Джо зажмурилась.

– Я так полагаю, на Трубе мы не могли доехать? – сказала она, имея в виду лондонскую подземку.

– Да ладно тебе, моя милая. Где же твое чувство стиля?

Джо поглядела на Доктора, открыв рот.

Доктор был одет в зеленый бархатный смокинг поверх лиловой рубашки с оборками, воротник которой сошел бы за парус для небольшой яхты. От этого сочетания можно было прослезиться даже в 1973 году, но, если честно, это было еще вполне умеренно. Для Доктора.

Джо закрыла рот. По крайней мере, сегодня он хоть не надел свой инвернесский плащ. Но она терпеть не могла, когда Доктор не объяснял ей, что происходит.

– Доктор! – взмолилась она. – Не будете ли вы столь любезны сказать мне, чем мы занимаемся?

Доктор свернул на Дувр-стрит, немного повоевал с коробкой передач Бесси и остановил машину на самом верху Хэй-Хилл.

– Мы идем в музей.

– Это вы уже говорили. На выставку частной коллекции. Чтобы что-то посмотреть?

– Нет, – усмехнулся Доктор. – Чтобы что-то украсть.

2

– Никогда не подозревала, что вы способны опуститься до кражи произведений искусства, – сказала Джо.

Они стояли у великолепного парадного входа в музей – одного из множества величественных трех-четырехэтажных зданий в георгианском стиле на Мейфер.

– Не искусства, – уточнил Доктор. – Антиквариата.

– Здесь есть нечто, что вас заинтересовало?

– Верно, – ответил Доктор. Его глаза обшаривали здание, словно он пытался смотреть сквозь стены.

– Нечто опасное?

– И снова верно.

– Вас сюда послал ЮНИТ, – торжествующе заявила Джо.

Доктор резко повернулся к ней.

– Моя милая, ЮНИТ никогда и никуда меня не посылает.

Джо решила еще немного подразнить Доктора.

– Но вы же выполняли их поручения, – хлопая ресницами, сказала она, – как и я.

Доктор гневно поглядел на нее.

– Я предлагал им мои услуги во время моего… пребывания здесь в качестве научного консультанта, абсолютно частным образом. Я не работаю у них и в любое время могу уйти, если сочту нужным. Ладно, пошли. Зайдем внутрь и посмотрим на эту штуку.

– Какую штуку? – спросила Джо, но Доктор уже быстро поднимался по ступеням.

Наверное, сейчас не время. Он, похоже, очень занят, и ей не стоило подшучивать над ним насчет работы в ЮНИТ[4 - UNIT, the United Nations Intelligence Taskforce.], разведывательном управлении ООН. Не следовало и напоминать ему о том, что он согласился работать на них лишь потому, что был изгнан на Землю Высшим Советом Повелителей Времени за нарушение принципов невмешательства. И хотя теперь Высший Совет позволил Доктору вновь путешествовать в пространстве и времени, не нужно было напоминать об его изгнании.

Джо спешно поднялась по ступеням, яркий свет теплого дня сменился прохладным полумраком музея.

Доктор уже исчез внутри. Отыскав в кармане мелочь, она купила билет у кассира, сидевшего за небольшим столиком в фойе, и, открыв тяжелые стеклянные двери, направилась к экспозиции.

Впереди протянулись залы музея. Люди мечтательно бродили по ним, как это обычно делают в музеях. Раздражающе. Охранник поднял голову и взглянул на нее. Джо прошла мимо.

Кассир дал ей буклет, но только теперь она остановилась, чтобы прочитать надпись на обложке.

Королевский Клад

Сокровища раннескандинавской эпохи,

недавно найденные в Швеции

Предоставлено Коллекцией Моксона

Джо обнаружила Доктора на втором этаже музея. Он смотрел на витрину, стоящую в центре зала. Внутри витрины располагался невероятно красивый шлем с лицевой маской. Похоже, из серебра и золота. Он был отполирован так тщательно, что сиял в ярком свете ламп, будто маленькое солнце.

– Это то, что мы собираемся украсть? – прошептала Джо, подходя вплотную к Доктору.

Доктор еле заметно покачал головой и кивнул на другую, высокую, витрину в углу зала, видневшуюся сквозь стекло первой. Внутри той витрины было копье.

Древко копья было довольно простым – из дерева, оказавшегося достаточно прочным, чтобы пережить почти две тысячи лет, – а вот его наконечник был настоящим чудом красоты. Сделанный из продолговатого куска золота, он ярко сверкал в свете точечного светильника, установленного в витрине.

– Видишь его? – спросил Доктор.

– Подойдем поближе? – прошептала Джо.

В зале становилось все меньше посетителей. Охранник, сидящий в углу, едва не засыпал.

Доктор кивнул.

– Да. Но ненадолго.

Они обошли зал по кругу, стараясь не задерживаться, когда проходили мимо копья. Оказавшись ближе, они увидели небольшие отметины, высеченные на плоской части золотого наконечника.

– Руны, – сказал Доктор. – Судя по виду, Старшие Руны.

Он повернулся к Джо:

– Это рунический алфавит древних скандинавов.

Джо наклонилась, вглядываясь сквозь стекло в надпись на золоте.

– И что там
Страница 18 из 22

написано?

– Без сомнения, надпись должна быть и на другой стороне, а здесь написано «Гунгнир».

– Прошу прощения?

– Это имя.

– Имя человека, которому оно принадлежало?

– Нет. Самого копья.

– У копья есть имя?

Доктор кивнул.

Джо резко выпрямилась.

– А что, если нас увидят на месте преступления? – прошептала она, глядя через плечо.

– Это не место преступления, – ответил Доктор. – Пока что.

Подмигнув, он еще раз глянул на копье и взял Джо под руку.

– Думаю, пора идти, – сказал он.

Они двинулись к лестнице и быстро спустились на первый этаж.

– Как тебе экспозиция?

– Какая экспозиция? Я видела лишь один шлем и одно копье.

Джо ослепительно улыбнулась охраннику у дверей, который, не скрывая удивления, таращился на одежду Доктора.

– Потрясающе! – громко заявила она, и они вышли наружу, из темноты на солнечный свет, моргая и возвращаясь в современность.

3

– Мы считаем, что копье – вовсе не то, чем выглядит, – объяснил Доктор, когда они отправились в отделение ЮНИТ. – Вблизи него наблюдаются временные аномалии.

– Какие аномалии? – спросила Джо.

Доктор повернул Бесси на подъездную дорогу к зданию ЮНИТ, и машина радостно затарахтела мотором, проезжая по гравию, словно была довольна, что на сегодня дела окончены. Время шло к вечеру, солнце уже скрылось за высокими деревьями, росшими вдоль дороги.

– Мелкие. Например, несколько часов, остановившиеся одновременно. Или люди, ощутившие дежавю. Или настенные часы, пробившие тринадцать ударов. Мелкие события, такие мелкие, что их бы и не заметили, если бы в здании напротив музея не находился клуб любителей бриджа, которым заведует один наш друг. Это он рассказал мне. А я поговорил с Повелителями Времени. И вот мы всем этим занялись…

– А кто этот наш друг?

Доктор улыбнулся.

– Бригадир. А! Вот и он, старая ищейка. Поговорим с ним сразу же?

Бригадир Летбридж-Стюарт как раз вышел из дверей, привычным решительным движением натягивая свою кепи. Увидев Бесси, он быстро зашагал к ним.

– Доктор! Мисс Грант!

– Вы были совершенно правы, Бригадир. У копья все признаки ПВУ.

– Чего? – спросила Джо, но ни Доктор, ни Бригадир ее не слушали.

– Вы проинформировали Высший Совет? – спросил Летбридж-Стюарт.

– Я уже получил официальное разрешение забрать объект для исследования. Немедленно.

– Но почему вам просто не попросить их? – спросила Джо. – В смысле, администрацию музея?

– Мы пытались, – ответил Бригадир. – Но они отказали. Этот малый, Моксон, собственник коллекции. Совершенный затворник. И миллиардер. Не привык, чтобы ему указывали.

– И вы не можете его заставить?

– Это частная коллекция. Мы не имеем полномочий приказывать ему что-либо делать.

– Но вы же могли объяснить, зачем все это?.. – начала Джо и умолкла. – Кстати, зачем все это? Что такое ПВУ?

– ПВУ – Предметно-Временные Узлы, – ответил Доктор. – На самом деле очень опасные штуки. Неизвестно, откуда они появились, но они несомненно инопланетные и несомненно древние. Считается, что их существует совсем немного, и Высший Совет – как бы это сказать помягче – более чем заинтересован, чтобы вывести их из обращения.

– Понимаю, – сказала Джо, – вроде бы. Наверно, нам лучше побыстрее с этим разобраться.

– Верно подмечено, – сказал Доктор.

Они направились к зданию ЮНИТ.

– А каков план? – спросила Джо. – У вас в гардеробе есть красивый черный костюм взломщика, Доктор? Такой с оборочками?

Доктор на мгновение остановился, уже собираясь погрозить Джо пальцем, но передумал.

– Музей располагается между зданиями банка и посольства, – сказал он, – которые, без сомнения, хорошо охраняются. Однако, при всем моем уважении к нашим здешним друзьям, мы находимся в 1973 году.

Улыбнувшись Бригадиру, он двинулся дальше.

– Залы в музеях не оборудованы камерами видеонаблюдения, лазерными сенсорами или иными датчиками движения. Войти и выйти – детская забава, с минимумом битого стекла, но есть еще более простой способ войти в здание и выйти незамеченными…

Они остановились у хорошо знакомой им полицейской будки. Доктор похлопал по стенке ТАРДИС.

– …Если у тебя есть такая помощница.

Джо рассмеялась.

– Что такое? – спросил Бригадир.

– Я только что поняла, – сказала Джо. – Банки. Подземные хранилища. Музеи. Галереи искусств. С ней можно за неделю стать очень богатым.

– Некоторыми из нас движут куда более благородные мотивы, – строго возразил Доктор.

– О да, и мною тоже, – усмехнулась Джо. – Совершенно благородные. Благороднейшие. Просто мысль в голову пришла… Итак, мы материализуемся внутри зала на втором этаже, разбиваем витрину, хватаем копье и дематериализуемся, так?

– Не совсем, – ответил Доктор. – Позволь мне сделать маленькую поправку к твоему превосходному плану, Джо. Я взял на себя труд и привлек к делу экспертов ЮНИТ.

Он вошел в ТАРДИС и спустя мгновение появился с копьем в руке, которое выглядело точно так же, как то, которое они собирались украсть. С одним маленьким отличием.

– На нем нет рун, – заметила Джо.

– Именно так, – сказал Доктор. – Мы изготовили его в соответствии с фотографией в каталоге выставки, но на них руны выглядели нечетко. Поэтому и потребовался наш нынешний визит. Как только мы закончим работу с наконечником, можем отправляться. Ближе к ночи, надеюсь.

– И мы заменим копье этой копией! – воскликнула Джо. – Просто отлично. Они даже не поймут, что их ограбили!

Доктор улыбнулся.

– Ну, если мы не побьем стекла – не поймут.

4

– Вот мы и прибыли! – провозгласил Доктор. – Второй этаж, зал экспозиции Коллекции Моксона. Вуаля!

Он театральным жестом распахнул дверь ТАРДИС, широко улыбаясь Джо, которая тут же нахмурилась, показав пальцем куда-то за его плечо.

Доктор повернулся.

– Проклятье! – громко сказал он, но сразу сбавил тон. – Неужели ты не можешь приземлиться там, где надо, старушка? Хоть раз?

Джо выглянула наружу и огляделась.

– Похоже, мы на крыше. Крыше музея, если точнее. Неплохо.

– Ну, да, – согласился Доктор.

Снаружи было низкое небо ночного Лондона. Виднелись огни площади Пикадилли, а подальше – устремленная в темноту колонна Нельсона.

– Вполне справедливо! – заявил Доктор. – Все тот же 1973 год, в конце концов. Мы и отсюда легко проникнем внутрь.

Порывшись в кармане, он достал звуковую отвертку.

– Наверняка здесь должно быть слуховое окно для выхода на крышу…

Джо потянула его за рукав.

– Вон. Смотрите.

– Превосходно, – сказал Доктор. – Джо, если не трудно, принеси нашу подмену.

Невдалеке виднелся небольшой люк, ведущий в чердачное помещение. Доктор поднес звуковую отвертку к замку не более чем на секунду, и замок со щелчком открылся.

Они принялись спускаться по неосвещенной и захламленной лестнице. Внизу оказалась другая дверь, побольше. Отвертка снова сделала свое дело, и они вошли в музей.

– Этажом ниже, – тихо сказал Доктор. – Прислушивайся. Просто на всякий случай.

Джо кивнула, крепче сжимая в руке поддельное копье, и они пошли вниз по лестнице, широкой и застеленной роскошным ковром.

Не доходя до конца лестничного марша, Доктор остановился,
Страница 19 из 22

а потом показал на дверь зала, в котором они побывали днем. Стоя на последней ступеньке, он напряженно вслушивался. А затем расслабился и улыбнулся.

– Что ж, думаю, на берегу тихо, – сказал он.

Он шагнул на лестничную площадку, и тут же оглушительно завыла сирена.

По мраморным плитам пола первого этажа загрохотали шаги. Но голос раздался куда ближе:

– Стоять на месте, или я буду стрелять!

Они резко развернулись и увидели охранника, наставившего на них пистолет, – не одного из тех сонных стражей, которых они видели здесь днем, а подтянутого мужчину в похожей на военную форме, готового выстрелить в любую секунду.

– Что значит, будете стрелять? – заревел Доктор. – Не надо абсурда! Здесь музей, а не стрельбище!

Он повернулся к Джо.

– Пошли. Думаю, нам пора.

– Не двигаться! – заорал охранник. Раздался топот других охранников, взбегающих по лестнице, и Доктор схватил Джо за руку.

– Стрелять буду! – снова крикнул охранник.

– Не станет, – с полнейшей уверенностью сказал Доктор, делая шаг обратно на лестницу.

Стена позади их голов разлетелась на куски, и штукатурка, казалось, ударила по ним даже раньше, чем они услышали звук выстрела.

– Бежим! – закричал Доктор, и они ринулись вверх по лестнице. Прозвучали новые выстрелы, от стены над их головами снова полетели куски. Пригнувшись, они добежали до небольшой чердачной лесенки.

Звуки пистолетных выстрелов вдруг заглушил резкий металлический грохот автоматной очереди.

– Абсурд! – вскричал Доктор, и они побежали по лесенке, перескакивая по две ступеньки за раз. Снова зазвучали крики и звон подкованных ботинок по ступенькам позади них.

Пули ударили в потолок, когда они, пригнувшись, вынырнули через небольшую дверь в холодный ночной воздух.

– В ТАРДИС, Джо! Быстро! – крикнул Доктор.

Они ворвались внутрь и захлопнули дверь. Доктор бросился к пульту управления и включил замки. Снаружи донесся приглушенный грохот выстрелов, будто стук пчел, бьющихся о толстое оконное стекло.

– Не будем злоупотреблять гостеприимством, – проговорил Доктор, вводя новые координаты.

– Я бы сказала, мы уже это сделали, – ответила Джо. Оставив копье у двери, она быстро подошла к Доктору.

Звук выстрелов сменился хорошо знакомым скрежетом дематериализации, и Джо почувствовала облегчение. Она развернулась и присела на край пульта.

– Да, едва не попались, – сказал Доктор. – Но это лишь доказывает нашу правоту.

– В чем?

– В том, что копье – действительно нечто необычное. Никто не пойдет на такое просто ради того, чтобы охранять кусок старого дерева и крошечный слиток золота.

– Может, Моксон очень беспокоится за свою коллекцию.

– Вплоть до автоматной стрельбы? Не слишком ли изрядная забота об охране музея, как думаешь?

– Наверное, да. Кстати, куда мы отправляемся?

Доктор улыбнулся.

– Очень хороший вопрос.

– На который, надеюсь, последует очень хороший ответ.

– Если мы не можем украсть копье сейчас, то мы сможем украсть его в прошлом. Следовательно, мы отправляемся к месту единственного подтвержденного факта его наличия в пространстве-времени.

– А именно?

– Ты что, не прочла надпись на витрине?

Джо покачала головой.

– Слишком занята была, пытаясь понять руны.

– Ну, у тебя же должен был остаться буклет из музея?

Порывшись в заднем кармане, Джо нашла мятый кусок бумаги. Развернув его, она нашла краткое описание копья.

Церемониальное копье. Найдено в Старой Уппсале, Швеция. Считается, что оно использовалось в церемониях на весеннее равноденствие во втором веке нашей эры. Надпись на наконечнике гласит «Гунгнир». Согласно скандинавской мифологии, Гунгнир – волшебное копье Одина.

– Так мы отправляемся к викингам? – потрясенно выдохнула Джо.

– Я знал! Чудесно, правда? – улыбнулся Доктор.

– Не то слово, – ответила Джо. – Эй, погодите, а откуда вы знаете, куда нам нужно?

– Куда – это легко, – ответил Доктор. – Просто погляди в буклет. Уппсала, центр Швеции. Или, если точнее, Старая Уппсала. Центр власти шведских королей в течение более чем тысячи лет, пока власть не взяли христиане. Это насчет куда. Сложнее – насчет когда. Мы знаем, что нам нужен момент весеннего равноденствия… Как хорошо, что викинги все привязывали к астрономическим явлениям. Сильно облегчает жизнь.

– Но в каком году?

– Ну, тут я сделаю небольшое предположение. В Британском Музее хранится рунический камень, на котором высечено единственное письменное свидетельство о Гунгнире. Там говорится о церемонии в Старой Уппсале, а также о прохождении по небу второго солнца. Ученые всегда считали, что имелось в виду появление кометы Галлея, единственное появление которой в небе во втором веке нашей эры произошло в 141 году. Согласно старому юлианскому календарю, это произошло двадцать второго марта, на следующий день после равноденствия. Так что у нас есть и «где», и «когда».

– О, понятно, – только и сказала Джо.

– Хорошо.

– Есть только один вопрос.

– Выстреливай!

– О, Доктор, не надо, только не после всей этой стрельбы в музее…

Доктор поднял руку.

– Прости. Так о чем ты хотела спросить?

Джо сглотнула.

– Ну, слушайте. Это копье. Волшебное копье Одина. Может, я ошибаюсь, но не был ли Один богом?

– Так о нем говорят.

– И это вас нисколько не беспокоит?

– Напротив, скорее я бы сказал, забавляет.

– Забавляет? – переспросила Джо, нервно поглядывая на копье у двери. – Вы действительно думаете, что хозяин Гунгнира был богом?

Доктор снова улыбнулся.

– Полагаю, нам это предстоит выяснить.

5

С громогласным стоном центральная колонна ТАРДИС остановилась. Они приземлились.

– Безусловно, мнение о викингах во многом ошибочно.

– Правда? – спросила Джо.

– Да ладно тебе, ты же учила в школе историю.

– Доктор, мы учили историю Рима. Спросите меня про Пунические войны, и я много расскажу.

– Может, в другой раз, – сказал Доктор. – Суть в том, что викингов чаще всего считают воинственными грабителями, и никем больше, когда на самом деле, по большей части они были земледельцами и рыболовами.

– По большей части?

– Еще они были великими путешественниками. Открыли Северную Америку за пять сотен лет до того, как это сделал Колумб, считая себя первооткрывателем. Они добрались даже до Средиземноморья и России. Не забывай, большая часть сведений о викингах записана христианами, которые пришли им на смену. И эти сведения несколько предвзяты.

– Вы это точно знаете?

Доктор обиженно поглядел на Джо.

– Что я знаю точно, так это то, что это единственные люди, которые назвали один из дней недели в честь бани. Мыться в бане раз в неделю две тысячи лет назад было очень даже прогрессивно.

Джо рассмеялась.

– Что ж, пойдем осмотримся? – предложил Доктор.

– Пойдем, – согласилась Джо.

Доктор вывел на монитор изображение пейзажа вокруг ТАРДИС. Им открылся вид тихого леса с лежащим на земле густым снегом и плотной завесой ветвей наверху. Снаружи стоял ясный весенний день.

– Похоже, достаточно спокойно, – сказал Доктор.

Он выключил монитор, открыл дверь, и они вышли.

– Холодно, – поежилась Джо.

– Может,
Страница 20 из 22

еще согреешься? – спросил Доктор. – Или найти тебе мой плащ?

– Обойдусь, – поспешно ответила Джо, тут же улыбнувшись Доктору, чтобы не обидеть его.

Снег под ногами громко хрустел на морозе.

– Куда же мы пойдем? – поинтересовалась Джо.

– Пока не знаю, – сказал Доктор. – Сделаем круг. Вряд ли мы далеко. Тут должен быть большой храмовый комплекс. И деревня, его обслуживающая.

Джо остановилась и поглядела через плечо.

– А с ТАРДИС все будет в порядке?

– Старушка покрепче меня, – совершенно серьезно ответил Доктор. – Кроме того, у меня есть одна теория.

– Какая же?

– Понимаешь, сама природа, форма и современная синяя краска ТАРДИС настолько чужды примитивному разуму, что, хотя зрительные нервы и регистрируют ее наличие, мозг не может понять, что такое он видит. Примитивные зрительные доли неспособны передать такую информацию сознанию смотрящего. По сути, даже несмотря на то, что ее маскировочная аппаратура повреждена, она все равно, что невидима. С ней все будет в порядке.

– Замечательно, – сказала Джо.

– Она вообще замечательная старушка во многих смыслах, – проговорил Доктор. – Что ж, пошли? Если пойдем побыстрее, то согреемся.

Они углубились в лес. Если снег не пойдет снова, дорогу назад к ТАРДИС будет нетрудно найти по их собственным следам.

Лес рос на склоне, они шли под гору мимо берез, ясеней и хвойных деревьев, пока не увидели впереди просвет.

– Я слышу шум реки неподалеку, – сказала Джо.

– Да, – согласился Доктор, кивая, – нам туда.

И вскоре они увидели чистую зеленую воду быстро текущей широкой реки, берега которой были покрыты снегом и льдом.

– Теперь сюда, – сказал Доктор.

– Откуда вы знаете?

– Потому что на реке рано или поздно встречается поселение.

– Лучше бы рано. Я замерзла.

– Я могу вернуться за плащом…

– Доктор, смотрите! Что это?

Джо показала на противоположный берег, где чуть ниже по течению возвышалась огромная деревянная конструкция. Они подошли ближе и увидели, что это большое водяное колесо, вода на которое подавалась по каналу, отведенному от реки. Позади него они увидели еще одно, точно такое же, и еще – всего шесть. Все они вращались от воды, текущей по прокопанному под ними каналу. Большие деревянные колеса крутились медленно, но в них чувствовалась угрожающая мощь.

– Потрясающе!

– Там можно перейти?

– Давай спустимся ниже по течению. Может, там мост есть. Я бы не стал переходить эту реку вброд даже летом.

Река была глубокой, с бурлящими стремнинами и водоворотами. По берегам ее намерз лед, и она, казалось, даже на расстоянии вытягивала тепло из тела Джо. Девушка поежилась.

Когда они подошли к первому колесу, то увидели позади него мост. Но прежде, чем успели приблизиться, они услышали крики и быстро упали в снег за пнями на берегу реки.

Доктор приподнял голову.

– Все в порядке. Они нас не заметили.

– Кто? – не скрывая тревоги, спросила Джо.

– На другом берегу за колесами группа мужчин, – сказал Доктор, выглядывая снова. – Никакой опасности, Джо. Погляди сама.

Джо вгляделась.

– Что там происходит?

– Не знаю, – ответил Доктор. – Похоже, там две группы. И они явно друг друга недолюбливают.

Посмотрев внимательней, Джо поняла, что он имеет в виду. На открытом месте между водяными колесами и лесом стояли две группы воинов. Они были одеты в шкуры и меха – сапоги по колено с матерчатыми обмотками, меховые туники и шапки.

Они кричали друг на друга и потрясали металлическим оружием – мечами и топорами. Не то чтобы дрались, но явно не клялись в любви. Впрочем, они были уже на грани того, чтобы вступить в бой. Один мужчина из группы, стоявшей левее, размахивал над головой огромным молотом, при этом громогласно ревя.

– Выделываются, вот и все, – сказал Доктор. – Хотя…

Он задумался.

– Может, дойдет и до большего.

И оказался прав. Внезапно один из группы, возглавляемой воином с молотом, резко рванулся вперед, занося над головой боевой топор и отчаянно крича.

Остальные мгновенно замолчали, и в этой тишине раздался чей-то голос. Предупреждающий крик, который, похоже, прозвучал сзади ринувшегося вперед.

Но тот не обратил на него внимания.

И тут, будто из ниоткуда, в морозном воздухе со свистом пролетело копье. Мощнейший бросок, совершенно невозможный, – и копье вонзилось в спину человека, ринувшегося в атаку.

Сделав еще шаг, он упал ничком в снег, мертвый, как окрестные берега реки.

Воцарилось молчание.

– Гунгнир? – прошептала Джо.

Прежде чем Доктор успел ответить, появился бросивший копье, выходя из-за деревьев. Разглядеть его с такого расстояния было сложно, но Доктор и Джо видели, что это был рослый мужчина, выше остальных. Судя по длинной бороде, он был старше их, но очень силен.

Его люди разошлись в стороны при его приближении, да и враги попятились, отходя ближе к мосту через реку, ведущему туда, где спрятались Доктор и Джо.

Метатель копья медленно подошел к человеку, им убитому, – его воину – и, поставив сапог ему на спину, выдернул копье. Потом что-то крикнул своим людям, и те развернулись, уходя.

– О Гос… – начала Джо, но тут ее обхватили чьи-то руки.

Она попыталась закричать, но ее рот тут же закрыла рука. Ее рывком поставили на ноги, и она увидела, что Доктора схватили двое мужчин в такой же одежде, как и те, на которых они только что смотрели. Они потащили его к реке.

Доктор боролся, пытаясь освободиться, а Джо ухитрилась укусить руку, закрывшую ей рот. Но тут же получила хорошую затрещину по затылку, и у нее поплыло перед глазами. Пытаясь не потерять сознание, она смотрела, как Доктор освободил руку и нанес мощный удар в шею одному из схвативших его. Тот рухнул на колени.

Второй замахнулся на Доктора, но он успел пригнуться. Потеряв равновесие, воин сумел лишь ухватить Доктора за куртку. Джо в ужасе увидела, как оба скатились в ледяную воду быстрой реки, и их сразу же унесло течением.

Джо потеряла сознание, и нападавший позволил ей безвольно упасть на землю.

6

Когда Джо очнулась, мир вокруг нее был перевернут с ног на голову. А еще казалось, что происходит средней силы землетрясение. Секунда ушла на то, чтобы понять, что она свисает с плеча одного из викингов со связанными руками и ногами, а викинг неторопливо бежит через лес, неся ее, будто тряпичную куклу.

А потом она почувствовала запах. Самый ужасный запах, с каким ей доводилось сталкиваться, такой, что ее едва не стошнило. «Может, банный день у них завтра», – подумала она, морща нос.

Следующим стало ужасающее осознание того, что она оказалась прижата к разгоряченному и потному викингу. Она ощущала, как перекатываются мышцы его плеча, толкая ее в живот. И вот тут уже закричала и начала извиваться.

Джо показалось, что она слышит его смех, и одновременно почувствовала, как его руки крепче сжали ее ноги, лишая шанса вырваться.

Она увидела других мужчин, бегущих рядом, но в нынешнем положении не могла разглядеть, сколько их. Они, в основном, молчали, лишь время от времени кто-нибудь из них что-то отрывисто выкрикивал, но она не понимала, что.

А потом она вспомнила о Докторе.

Вспомнила, как его унесло мощным
Страница 21 из 22

течением реки, такой холодной, что в ее водоворотах кружили льдины.

Джо приказала себе не паниковать. С ним все будет в порядке. Как всегда. Разве нет?

За исключением тех случаев, о которых он ей рассказывал, когда он вроде как умер, а потом превратился в новую версию самого себя.

Новую версию, которая может и не знать вовсе, кто такая Джо и что она находится здесь, почти за две тысячи лет до своего рождения.

Вот тут она испугалась.

«Возьми себя в руки, Джозефина, – сказала она себе. – Возьми себя в руки.

С ним все будет хорошо.

Он обязательно как-нибудь выберется из реки.

Увидит следы в снегу, придет и найдет тебя.

С ним все будет в порядке, и с ТАРДИС все будет в порядке, поскольку эти невежественные дикари даже не заметят ее, как сказал Доктор».

7

Издалека Доктор увидел, как группа из пары десятков мужчин взвалила ТАРДИС на большую низкую телегу, в которую были запряжены четверо могучих волов. И телега медленно поехала по лесу.

– Что ж, это оказалась лишь теория, – сказал он.

Ему долго пришлось бороться с воином в реке, но в конце концов бедный землянин не выдержал холода и был смыт водами прямиком в Валгаллу.

Доктор сумел выбраться на берег и здесь остановился. С него стекала вода, и в считаные минуты она начала замерзать, грозя превратить его заживо в ледяную скульптуру.

Сам по себе холод его не беспокоил. Учитывая, что его нормальная температура тела была намного ниже, чем у землян, купание в реке было для него освежающим, но вовсе не смертельным.

Но было бы абсурдно оставаться мокрым и заледеневшим, поэтому Доктор быстро пошел вдоль берега, пытаясь найти следы Джо. Одним из преимуществ двойной сердечно-сосудистой системы было то, что он всегда мог заставить кровь обращаться быстрее нормального по своей воле, чтобы повысить температуру тела. Очень скоро от его одежды пошел пар, и через двадцать минут он уже был сухим, как хороший мартини.

– Как я всегда и говорю, два сердца лучше одного, – сказал он.

Вскоре он увидел водяные колеса и мост и на мгновение задумался. Он должен найти Джо. Но что-то не так с этими водяными колесами, и ему необходимо выяснить что.

Он задумался снова. Самое важное – найти копье. Но еще есть Джо. Джо Грант. Преданная, смешная, сообразительная Джо. Если с ней что-то случится… Конечно, у него были другие спутники, чудесные люди, каждый по-своему странный, как это бывает с землянами, но никого, подобного Джо…

– Пять минут, – сказал он себе.

Быстро осмотреть водяные колеса, а потом искать Джо. Если они собирались бы ее убить, она уже была бы мертва, и пять минут тут ничего не решат.

Он пересек реку по мосту и увидел то, чего они не разглядели издали.

За лесом вдалеке, на высоком холме, была прогалина, на которой стоял деревянный храм, громадный и высоченный.

У Доктора возникло непреодолимое желание пойти туда и взглянуть поближе. Даже с такого расстояния, между деревьев, он видел, что храм покрыт фантастическими резными украшениями, которые ему не терпелось рассмотреть. Но Джо унесли в противоположном направлении, а еще колеса, и копье, и…

Он поспешно направился к колесам.

Вокруг никого не было видно, но он подошел к первому колесу очень осторожно. Подраться с викингами и искупаться в реке – достаточно развлечений для одного дня.

Огромное колесо было выполнено по подливной схеме – длинный деревянный спуск подводил воду к нижнему краю его лопастей, которые безостановочно вращались.

Он подошел к следующему колесу, потом к еще одному и услышал вдали грохот топоров и визг пил. В лесу валили деревья. Прищурившись, он поглядел на лес и увидел, как в сплошном ковре крон появилась прогалина, когда упало очередное дерево.

– Они делают еще… – сказал Доктор сам себе, пытаясь понять, зачем им все эти колеса, вся эта энергия – энергия, совершенно бесполезная, если она ничто не питает.

Но что же?

Оси от колес уходили внутрь мельниц, и Доктор подошел к ближайшей. Дверь была закрыта – в толстом дереве виднелась массивная железная замочная скважина.

Доктор достал из кармана звуковую отвертку. А когда он вошел внутрь, его глаза расширились.

Здесь не было никаких примитивных зубчатых колес, промежуточных валов, молотов, приводимых в движение энергией воды, кулачковых механизмов. Никаких каменных мельничных жерновов или точил. Ось колеса прямиком уходила внутрь большого металлического ящика, из которого торчал толстый электрический кабель, уходящий в земляной пол помещения.

Ни кабель, ни ящик не выглядели так, будто они имеют хоть какое-то отношение к планете Земля во втором веке нашей эры.

Он как раз выходил из мельницы, когда услышал храпение волов на другом берегу реки и увидел телегу, на которой увозили ТАРДИС.

Опустив голову, Доктор решительно пошел к мосту.

– Держись, Джо, – сказал он тихо. – Держись.

8

Джо стояла на коленях на жестком земляном полу.

Перед ней возвышался огромный воин, лицо которого почти полностью скрывала густая борода, но она хорошо видела его глаза. Они, казалось, были готовы прожечь ее взглядом, вызывали желание растечься по земле и исчезнуть.

Вокруг стояли другие мужчины, в том числе тот, что принес ее, а вокруг них простирался большой темный дом. В центре располагалась яма для костра, дым от которого выходил через дыру в крыше.

По пути сюда ее пронесли через деревню, состоявшую из небольших хижин и домов побольше, и затем отдали этому мужчине, видимо, их вождю.

– Я Ньёрд, – заявил мужчина.

Джо отлично поняла его слова. Она знала, что телепатические устройства ТАРДИС имеют некий радиус действия, но Доктор никогда не говорил, насколько большой. Значит, ТАРДИС где-то поблизости, раз она слышит древнее скандинавское наречие в переводе на английский.

Ньёрд подошел чуть ближе к Джо и начал расхаживать вокруг нее. Ее запястья и лодыжки все еще были связаны. Ей очень хотелось встать и вразумить этого старого козла, но она понимала, что, скорее всего, просто упадет, а это не возымеет должного эффекта.

Ньёрд удовлетворенно крякнул.

– Все, как Фрейр сказал.

– Фрейр? – спросила Джо. – Что за Фрейр?

Ньёрд не обратил на нее внимания. Он хлопнул в ладоши и коротко хохотнул. Его смех звучал, как лай. Потом он остановился перед Джо и наклонился к ней.

Она сморщила нос.

– Где Целитель? – спросил он.

– Кто? – переспросила Джо.

– Мои люди сказали, он утонул. Упал в реку. Но Фрейр сказал не верить ничему, что видишь, имея дело с Целителем.

– Целитель? В смысле, Доктор?

– Целитель, Доктор. Да. Он утонул?

– Ой, надеюсь, нет.

Ньёрд выпрямился.

– Мои люди его ищут. Они найдут его, если он еще жив.

Уставившись в землю, Джо изо всех сил старалась не расплакаться.

– Ты женщина Целителя? Его жена?

Джо подняла взгляд.

– Я спутница Доктора, – с гордостью произнесла она, выдерживая взгляд Ньёрда так долго, как только могла.

На лице Ньёрда медленно расплылась улыбка. Это было не слишком приятное зрелище. Когда его губы разошлись, Джо едва не вздрогнула, увидев почерневшие зубы.

Поставив сапог ей на плечо, он толкнул ее, и она упала набок, призадумавшись насчет того, насколько
Страница 22 из 22

точен был рассказ Доктора о миролюбивых викингах-земледельцах.

Ньёрд холодно посмотрел на нее.

– Сегодня едва не случился бой. Все происходит так, как сказал Фрейр. Старик Одноглазый убил одного из своих, чтобы не началась война. Он испуган. Он слаб. Бахвалится и шумит, да, но на самом деле он слаб. А когда к нашим берегам вернется Скидбладнир, которым будет править Фрейр, и принесет еще воинов, которые вольются в нашу армию, мы начнем войну с асами. И мы победим!

Джо лежала неподвижно, пытаясь понять услышанное. Она знала, что это наверняка важно и что нужно бы рассказать обо всем этом Доктору. Если только он еще жив.

Ее снова схватили, вытащили из дома и пронесли по деревне. Она увидела телегу, которую тянули четыре вола. На телеге стояла ТАРДИС.

Она уже хотела завопить, но кто-то дернул ее так резко, что перехватило дыхание. Прежде чем она что-либо поняла, ее затащили в небольшую, но крепко сбитую хижину, где привязали к подпиравшему крышу столбу и оставили замерзать.

9

Стемнело, и Джо уже не просто дрожала, ее колотило от холода. Она пожалела, что не согласилась, когда Доктор предлагал ей плащ.

Настолько было холодно.

Она потеряла счет времени. Слышались лишь обычные звуки деревни – шаги, голоса, звон металла, лай собак.

А потом заскрипела, открываясь, дверь. Джо подняла взгляд, моргая и глядя на факел в руках одного из воинов, а затем увидела Доктора, которого втолкнули в хижину. Двое мужчин привязали его к столбу, так что он и Джо оказались спина к спине, сидя на холодной земле. Дверь захлопнулась, и они остались одни в темноте.

– Только что беседовал с твоим другом Ньёрдом, – проговорил Доктор.

– Я в порядке, – сказала Джо. – Спасибо, что спросили. А вы как?

– Очень хорошо, дорогая. Так и знал, что найду тебя где-нибудь здесь. Тепло ли тебе?

– Шутите, – возмутилась Джо. – Я продрогла!

– Ну, тогда сядь ко мне как можно ближе. Я согрею нас обоих. В конце концов, три сердца лучше двух.

Вопреки желанию, Джо рассмеялась.

– Доктор, – окликнула она, – кто такой этот Ньёрд? Он все время твердил про какого-то Фрейра. Хотя, судя по всему, его здесь еще нет. Он где-то далеко, собирает воинов на свой корабль. С каким-то смешным названием…

– Скидбладнир.

– Да! Именно! Откуда вы знаете? Боже, Доктор, у вас что, лихорадка? От вас жар идет, как от печки!

– Ну, ты же сказала, что замерзла. Джо, помнишь, мы говорили про Одина?

– И что?

– Ты же знаешь его, как бога из скандинавской мифологии, правильно?

– Да. Был Один, и еще Тор. У него был молот, способный вызывать гром. Вроде бы он был сыном Одина.

– Правильно. А у Одина было копье Гунгнир… и только один глаз.

– Доктор! Ньёрд говорил о каком-то Одноглазом, похоже, это прозвище.

– Мы его сегодня уже видели, Джо. Он убил одного из своих воинов. И воин с молотом там тоже был.

– Тор! Но ведь они вроде как боги!

– Мы прибыли в очень интересный момент. Некоторые ученые, как и я сам, выработали теорию насчет определенных мифов и легенд…

– Теорию, Доктор? Такую же, как ваша насчет невидимости ТАРДИС?

– Премного благодарен. Думаю, та теория нуждается в некотором переосмыслении… Нет, эта теория заключается в том, что большинство историй, которые ученые твоего времени считают мифами, легендами и просто сказками, на самом деле основывается на реальных событиях, и их персонажи списаны с реальных людей. Даже те, кого мы теперь считаем богами, на самом деле были великими людьми прошлого. Джо, это просто потрясающе! Мы стали свидетелями зарождения скандинавской мифологии!

– Вы же это не всерьез?

– Я совершенно серьезен, дорогая. Один – король всей Швеции. А его людей называют асами.

– Ньёрд о них говорил. Сказал, что будет воевать с ними.

– Именно так. Сегодня у реки мы видели одну из первых стычек. Одину пришлось убить одного из своих воинов, чтобы не началась серьезная схватка. Согласно великим скандинавским сагам, существовали две расы богов – асы, под предводительством Одина, в числе которых были его сыновья Тор и Бальдр, и ваны, под предводительством Ньёрда, которому помогал Фрейр.

– Спасибо, Доктор. Мне уже намного теплее.

– Что? А, хорошо. Сейчас сбавлю отопление.

– Спасибо, – еще раз поблагодарила его Джо. – Рассказывайте дальше.

– Да, итак, асы и ваны. Некоторое время они конфликтовали, а потом устроили великое собрание, что-то вроде ассамблеи. Один разгневался и метнул Гунгнир над головами ванов. И так началась великая война между ними.

– Думаете, это скоро случится?

– Думаю, это уже начинается. Как бы то ни было, нам надо заполучить Гунгнир и выбраться отсюда.

– Гунгнир? Зачем? Вы мне так и не объяснили, почему он настолько важен.

– Я абсолютно уверен в том, что Гунгнир представляет собой Предметно-Временной Узел. ПВУ. В скандинавских легендах говорится, что Гунгнир был волшебным, что он всегда безошибочно поражал того, кого хотел убить его владелец. Сегодня мы сами это видели. Такой бросок невозможен физически – слишком далеко. Но, будучи брошен, Гунгнир не может пролететь мимо цели.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/nil-geyman/raychel-mid/yon-kolfer/aleks-skerrou/lendi-derek/doktor-kto-11-istoriy/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Сноски

1

«The Skye Boat Song» – народная шотландская песня.

2

Ce?l M?r (пер. с гэльск. «большая музыка») – музыкальный жанр, классическая композиция, исполняемая на шотландской волынке.

3

«Scotland the Brave» – патриотическая песня народа Шотландии, претендующая на звание неофициального гимна.

4

UNIT, the United Nations Intelligence Taskforce.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.