Режим чтения
Скачать книгу

Доктор Кто. Сказки Повелителя времени читать онлайн - Джастин Ричардс

Доктор Кто. Сказки Повелителя времени (сборник)

Джастин Ричардс

Доктор Кто

В конце концов, все мы – лишь талантливо рассказанные истории…

Пятнадцать историй о древних чудесах и тайнах, передаваемых Повелителями времени из поколения в поколение.

Мрачные и прекрасные, с лихо закрученным сюжетом, эти истории наполнены ужасом ночных кошмаров и героическими триумфами всех времен и пространств.

Джастин Ричардс

Доктор Кто. Сказки Повелителя времени

Justin Richards

Doctor Who: Time Lord Fairy Tales

© BBC Worldwide Limited, 2015

© Н. Екимова, перевод на русский язык, 2017

© Издание на русском языке. Оформление. ООО «Издательство «Э», 2017

* * *

Сад статуй

Давным-давно стоял на краю одного города дом. Он был очень большой – куда больше, чем было нужно старичку со старушкой, что в нем жили, да только жили они там с ранней молодости и не видели никаких причин уходить.

Дом не только был очень велик сам по себе, его еще окружали обширные сады – лужайки и террасы, фонтаны и беседки, цветы и деревья тянулись от него во все стороны, куда ни глянь. Старичок и старушка знали, что в таких местах положено играть детям, а поскольку своих у них не было, то они ничуть не возражали, когда местные ребятишки пробирались через стену в их сад. Им даже нравилось слушать звонкий молодой смех, смотреть, как те резвятся, играют в прятки и веселятся.

Дети тоже скоро смекнули, что старичок и старушка, которые жили в доме, были только рады, когда они приходили к ним поиграть. Они никогда не вмешивались в их забавы, но часто выходили на главную террасу у дома и ставили там большой серебряный поднос, нагруженный сладостями. Весь день дети угощались, а когда наступал вечер, они разбегались по домам, поднос пустел, и кто-нибудь обязательно относил его к двери дома и стучал в нее тяжелой бронзовой колотушкой. Ребятишки побоязливее просто ставили поднос рядом с дверью и убегали; те, что посмелее, дожидались, когда им откроют, чтобы передать поднос старику или старушке из рук в руки и сказать «спасибо». После этого ребенок обязательно подбегал к окну, чтобы посмотреть, как старичок или старушка относит поднос в гостиную и водружает его на большой стол; стол был как раз напротив широкого окна, справа от двери.

Но вот как-то раз дети пришли играть, а сладостей не было.

Один самый смелый мальчик – звали его Тармин – подкрался к дому и заглянул в окно гостиной. Старушка сидела там – одна. Она подняла голову и заметила мальчика. Сначала она как будто удивилась, но постепенно удивление сменилось грустной улыбкой. Несколько секунд она смотрела Тармину прямо в глаза, потом отвела взгляд. А Тармин даже из-за стекла мог видеть, что она плачет.

Неделю спустя не стало и старушки.

Дети молча наблюдали за тем, как из ворот дома медленно выезжал катафалк. В нем лежало тело старушки – катафалк вез ее на кладбище, где она должна была упокоиться рядом с мужем.

Почему-то теперь детям уже не казалось правильным играть в саду, где на них не смотрели старичок со старушкой. И они стали приходить туда реже и реже, а прекрасные сады, обезлюдев, дичали и зарастали травой.

Через год после смерти старушки к воротам дома пришли дети из прежней компании. С тех пор как они играли здесь в последний раз, и сада, и дома стали избегать люди. Правда, другие дети приходили сюда однажды, но они исчезли, и никто их с тех пор не видел – были, и не стало, как в воздухе растаяли.

– Сказки это все, – сказал один мальчик. Его звали Хэл. – Они, наверное, просто переехали.

Кое-кто согласился с ним, но многие держались иного мнения.

– Жалко, что нельзя больше поиграть в саду, – сказала одна девочка по имени Исмей. – Может, слазаем за стену, посмотрим, как там?

– Ты хочешь войти внутрь? – переспросил Хэл. – Одна?

Исмей вздрогнула, едва подумав об этом.

– Так я и знал, – сказал Хэл. – Боишься.

– А ты нет? – спросила его Исмей.

– Я уже вышел из того возраста, когда играют в садиках, – увильнул Хэл от прямого ответа. На самом деле он боялся ничуть не меньше остальных.

– Хватит тебе ее дразнить, – сказал ему Тармин.

– Я пойду, – сказала Исмей внезапно. – В сад. И дойду до самого дома. Вы бойтесь сколько хотите, а я не стану.

Тармин посмотрел на нее. С Исмей они дружили давно. А что, если истории о доме – правда? Что, если она больше не вернется? Нет, об этом даже подумать было нельзя. И он сказал:

– Я с тобой.

Хэл ухмыльнулся.

– Да никуда вы не пойдете. Спорю, что вы только перелезете через стену, отсидитесь где-нибудь в кустах, а потом скажете, что были в доме. Хотя сами и не собираетесь туда идти.

– Нет, мы пойдем, – стояла на своем Исмей. – И докажем, что мы там были.

– Как? – спросил Хэл.

Исмей нахмурилась. Но ничего не могла придумать, зато придумал Тармин.

– Помнишь серебряный поднос со сладостями, который старичок со старушкой выносили на террасу? – спросил он. – Он всегда стоял у них на столе в гостиной, напротив большого окна.

– Ну, и что? – спросил Хэл.

– Мы войдем в дом, возьмем поднос и принесем его сюда, – заявил Тармин.

– Правильно, – поддержала его Исмей. – Тогда ты увидишь, что мы дошли до дома и даже побывали внутри.

– Ну, наверное, – согласился Хэл.

Пока другие дети помогали Тармину и Исмей вскарабкаться на стену, Хэл молчал. Он смотрел на них, нервно покусывая губу, хотя сам никуда не шел.

– Вы что, в самом деле хотите пойти? – не выдержал он наконец.

Тармин, который уже сидел на стене верхом, наклонился, протянул руку Исмей и помог ей сесть рядом.

– Конечно.

– Слушайте, может, не надо, а? – заторопился Хэл. – Я же просто так, подразнить вас хотел. Может, там и вправду опасно. Что, если с другими там что-то случилось? И что, если это случится с вами?

– Тогда мы, наверное, не придем назад, – подумав, ответила Исмей.

– И, если мы не вернемся, – добавил Тармин, – сделай так, чтобы никто и никогда больше не ходил за нами сюда, ладно?

– Ладно, – сказал Хэл. – Удачи, – добавил он, когда Тармин, ухватившись за сук ближайшего дерева, перелез на него и стал карабкаться по его стволу вниз. Как почти все дети, оставшиеся за стеной, Тармин верил, что пройдет совсем немного времени, и они с Исмей, весело смеясь и торжествующе потрясая серебряным подносом, придут обратно.

Однако садов, еще не так давно хорошо им знакомых, было не узнать. Как много раз до того, Тармин и Исмей спустились с дерева, но оказались не на голой утоптанной земле, как раньше, а в зарослях густой травы и папоротника.

Сразу у стены была небольшая рощица, за которой прежде начиналась широкая лужайка, покрытая коротко подстриженной травкой. Теперь же, пройдя сквозь влажные заросли, они обнаружили, что и лужайка тоже изменилась; холодная мокрая трава на каждом шагу щекотала им ноги. Вдали был виден дом. Он возвышался над ними, стоя на террасе, но если раньше он всегда глядел приветливо и гостеприимно, то теперь казался мрачным и угрюмым.

Сразу за одичавшей лужайкой начинался регулярный сад с фонтаном. Поравнявшись с ним, Тармин и Исмей с удивлением уставились на клумбы, сплошь покрытые сорняками; сорняки перехлестывали через их края, занимая узкие каменные дорожки. Фонтан, в котором раньше весело журчала холодная прозрачная вода, пересох и молчал. Даже его чаша потрескалась и потемнела, словно
Страница 2 из 11

прошли не месяцы, а годы.

– До чего же грустно видеть все в таком запустении, – сказала Исмей. – Лучше бы мы не приходили.

Тармин согласился.

– Хочешь, пойдем назад? – предложил он.

Исмей покачала головой.

– Нет. Мы должны закончить то, что начали. Пойдем в дом, возьмем поднос, а тогда уже будем думать, как возвращаться.

И дети пошли дальше через сад. Уже приближаясь к выходу, они вдруг заметили под кроной развесистой ивы что-то необычное. Там, в густой тени плакучих ветвей, стоял кто-то темный.

Исмей взвизгнула и вцепилась в руку Тармина. Осторожно они сделали шаг вперед… и увидели, что это просто статуя.

– Не помню, чтобы она была здесь раньше, – сказал Тармин.

Статуя была из камня, такого же растрескавшегося и потемневшего, как фонтан; ее нижняя часть поросла мхом и лишайником. Она изображала ангела в длинных одеждах, со сложенными за спиной крыльями. Он стоял, спрятав лицо в ладони, точно плакал.

– Может быть, он грустит из-за того, что случилось с садом, – сказала Исмей.

Миновав ангела, дети продолжали путь к дому, но Тармин оглянулся на него еще раз. «Странный он какой-то, этот ангел», – подумал мальчик, но напомнил себе, что это всего лишь статуя. И встряхнул головой, стараясь отогнать тревогу.

Выходя из регулярного сада, Тармин держал Исмей за руку. Вместе они начали подниматься по ступеням главной террасы. Они уже почти дошли до верха, когда Тармин снова оглянулся. Статую под деревом он увидел сразу – издали она казалась силуэтом, но мальчик сразу разглядел, что теперь ангел не плачет, а стоит, подняв голову. И смотрит на него с Исмей.

Тармин так и замер, забыв опустить ногу на очередную ступеньку, но Исмей потянула его за руку, и он пошел дальше. «Это все мое воображение, – на ходу твердил он себе. – Воображение и страх, ничего больше. Статуя как статуя, подумаешь».

Тармин и Исмей вышли на террасу и обнаружили там еще статуи. Они стояли где попало, словно тот, кто их расставил, нимало не заботился о том, как они будут выглядеть. Один ангел плакал, уткнувшись в ладони, другой, подняв голову, пустыми глазами смотрел на детей с противоположного края террасы. Третий спрятался в нише, зато четвертый тянул руки к ним.

– Как странно, – сказала Исмей. – Кто же их тут поставил?

– Не только тут, – отозвался Тармин. И взмахнул рукой. С высокой террасы, где они теперь стояли, открывался вид и на регулярный сад, и на заросшую лужайку, через которые они прошли, и вообще было видно все, от рощицы у одной стены до озера у другой. Несмотря на расстояние, дети прекрасно разглядели, что вся поверхность озера, некогда сверкавшего под лучами солнца, была теперь затянута ряской, а берега заросли травой. И всюду – в траве, под деревьями, вдоль кромки воды – чернели статуи ангелов.

– Как их много, – сказала Исмей. И задрожала, хотя день был не особенно холодный. – Тебе страшно?

Тармин кивнул.

– Давай посмотрим, может быть, нам удастся войти внутрь. Надо забирать поднос и уходить.

И они повернули к дому.

Статуи на террасе за их спинами зашевелились. На этот раз совершенно точно. Ангел, который плакал, теперь глядел прямо на них; тот, что прятался в темной нише, выступил на яркий свет; а тот, что тянул к ним руки, перешел с одной стороны террасы на другую. И оказался прямо перед ними.

Исмей ахнула и тут же прикрыла рот рукой. Тармин схватил ее за другую руку и потянул за собой. Петляя между статуями и стараясь не подходить к ним близко, дети бежали к двери дома. До самого порога Тармин не оборачивался; а когда всё же обернулся, то увидел, что все статуи снова изменили положение и таращат незрячие глаза на них с Исмей.

Исмей уже открывала дверь – каким-то чудом она оказалась не заперта. Дети перевалились через порог внутрь, и Тармин с грохотом захлопнул за собой дверь.

– Эти статуи… – задыхалась Исмей.

– Если они, конечно, статуи, – возразил Тармин.

– Они движутся.

Тармин кивнул. Исмей не ошибалась, хотя странно было то, что они ни разу не видели, чтобы хотя бы одна статуя шевельнулась.

– Похоже, что они делают это, только пока мы не смотрим, – сказал Тармин.

– Мне… – Исмей прикусила губу. – Мне это не нравится.

– Мне тоже, – признался ей Тармин. – Надо найти поднос, а там побежим к стене во все лопатки.

Исмей согласилась.

– Куда нам отсюда идти, как ты думаешь? – сказала она.

Никто из них никогда не бывал в доме раньше. Они стояли в просторном холле, откуда открывались в другие помещения множество дверей, а в конце его на второй этаж вела просторная лестница. Тармин указал на дверь справа.

– Вот, наверное, гостиная, – сказал он. – Стол с подносом всегда стоял напротив окна, по эту сторону от входа.

Тихонько они приоткрыли дверь. Комнату заливал свет, струившийся из немытых окон. Пылинки легким туманом висели в воздухе, при каждом шаге облачками поднимались с ковра на полу. Едва они вошли внутрь, как что-то сверкнуло на столе возле самого окна – это был тот самый серебряный поднос, пыльный и почерневший.

– Вот он! – Исмей метнулась к столу. Она уже тянула руки к подносу, когда ее визг вдруг прорезал комнату.

Тармин тут же подскочил к ней и стал смотреть туда, куда был устремлен ее перепуганный взгляд.

Из окна на них смотрело лицо. Это был ангел, он заглядывал внутрь, прижавшись к стеклу носом. Его рот был широко открыт, из него торчали острые, длинные зубы, лицо искажала гримаса гнева, голода и торжества.

– Бежим, – бросил Тармин. И ухватился за поднос.

Дети дружно попятились, не сводя глаз со смотревшей на них гротескной маски. Тармин обернулся и заметил другую опасность, уже в комнате, – за дверью притаилась еще статуя, которую они, входя, не заметили. Тоже ангел. Исмей, продолжая пятиться, его не видела.

Статуя за дверью протянула к девочке руку. Тармин предупреждающе вскрикнул, и она начала оборачиваться.

Что-то грохнуло за окном, и Тармин повернул голову в ту сторону – ненадолго, всего на миг, но этого оказалось достаточно, – когда он обернулся снова, девочка исчезла.

Ангел стоял перед Тармином один – недвижный, молчаливый, бесстрастный.

– Где она? – завопил на статую Тармин. – Что ты с ней сделал?

Но статуя, разумеется, не ответила.

Когда Тармин позвал Исмей, та в изумлении оглянулась, но мальчика нигде не было. И это была не единственная перемена.

Исмей стояла на том же месте, что и раньше, у двери гостиной, однако вокруг нее все стало другим – мебель новее, ковер ярче. Там, где еще минуту назад лежала пыль и грязь, теперь все сверкало чистотой. Солнечные лучи беспрепятственно проникали сквозь промытое окно в комнату.

– Тармин! – крикнула Исмей. – Тармин, где ты?

Кто-то встал перед ней в дверях гостиной.

Это был не Тармин.

Тармин проскочил мимо статуи и выбежал в холл. Он не понимал, как Исмей успела покинуть комнату за ту долю секунды, пока он отвернулся к окну, но, значит, все же успела, ведь ее нигде не было.

Какой-то звук – негромкий скрежет камнем по дереву – заставил его оглянуться. Та статуя, которая была у двери гостиной, оказалась теперь у него за спиной, со свирепой гримасой на лице она тянула к нему руки. Тармин так и подпрыгнул.

Он ощутил, как на долю секунды что-то холодное сжало его плечо.

И мир вокруг него переменился.

С пола исчезла пыль, с
Страница 3 из 11

оконных стекол – грязь. Всего миг, а дом опять стал чисто прибранным и уютным.

А еще прямо перед Тармином очутилась Исмей. Рядом с ней стоял пожилой мужчина, он улыбался и кивал так, словно для него здесь не было никаких загадок.

– Тармин, ты здесь! – воскликнула Исмей, подбежала и крепко обняла его.

– Где же еще мне быть? – отвечал он, обнимая ее тоже. Хотя, честно сказать, Тармин и сам уже не очень-то понимал, где он.

Старик повел их в гостиную – там все было точно так же и в то же время совсем иначе, чем еще минуту назад. В окна Тармин и Исмей увидели сад. Дикости и запустению пришел конец – клумбы цвели, фонтан звенел, расчищенные дорожки белели, подстриженная травка шелковилась. А главное, исчезли ангелы, все до единого.

– Вам потребуется время, чтобы привыкнуть, – сказал им старик. – Я, по крайней мере, привыкал не один день.

Жить внутри большого дома, лишь иногда выходя на улицу, вместо того чтобы играть в саду, время от времени забегая внутрь, действительно казалось им поначалу странно, но постепенно Исмей и Тармин привыкли. Им нравилась компания друг друга, а еще они были благодарны старику, который гостеприимно позволил им остаться.

И хотя они никогда так и не узнали, куда подевались ангелы и как они сами попали туда, где они находились теперь, все же они были вполне довольны своей жизнью, – оно и к лучшему, ведь, не зная, что привело их сюда, они не могли найти путь обратно. Так что идти им было некуда.

Не знали они и того, как долго ждали их по ту сторону стены другие дети. Им оставалось лишь надеяться, что никто из них не пошел за ними.

Медленно, но верно дни перетекали в недели, а те вытягивались в месяцы и годы. Тармин вырос и стал красивым мужчиной, Исмей – прекрасной женщиной. Когда неумолимое время наконец похитило у них старика, им показалось самой естественной вещью на свете продолжать жить в его доме. Они заботились о нем и смотрели за садами, где так любили играть в детстве.

Когда Тармин и Исмей состарились, они нисколько не возражали, если местные ребятишки забирались поиграть в их сад, – наоборот, им хотелось, чтобы те приходили чаще. Им нравилось слушать звонкий молодой смех, смотреть, как дети резвятся, играют в прятки и веселятся, как когда-то они сами.

Обоим казалось, что все прекрасно, не хватает только одного. Они долго рыскали по всему дому, проверяя шкафы и кладовки, пока наконец в один прекрасный день Исмей не нашла узорчатый серебряный поднос. Она показала его Тармину, и он подтвердил, что это как раз то, что нужно.

На следующий день, когда дети пришли играть, Исмей и Тармин наполнили поднос конфетами и всякими лакомствами. Вместе они вынесли его на террасу и, зная, что дети следят за ними из-за фонтана и из-под деревьев, просто поставили его на землю и ушли.

Они знали, что, едва дети покончат со сладким, один из них обязательно постучит в парадную дверь. А когда Тармин или Исмей откроют, то за ней будет стоять кто-нибудь из ребятишек похрабрее, чтобы сказать им «спасибо». Или на земле перед дверью будет просто лежать узорчатый серебряный поднос.

Замороженная красавица

В давние-давние времена, когда о вихревой передаче и капсулах времени еще и думать никто не думал, путешествия через пространство длились очень долго. Расстояния между мирами измерялись не днями или неделями, не месяцами и даже не годами, а столетиями.

Иные корабли, как, например, те, что входили в великий флот Левиафана, сами по себе были целыми мирами. Люди жили, старились и умирали в искусственной среде обитания, созданной на их борту. Их дети жили, старились и умирали там же, то же и дети их детей. И только много поколений спустя корабль достигал наконец нового мира.

Однако на большинстве кораблей пассажиры и команда спали век или даже больше – столько, сколько требовалось, чтобы достичь цели. Так было и на «Звездном огне» – самом совершенном судне своего времени, гордости колонии космических судов нового поколения. Капитан «Звездного огня» прославилась своей храбростью и своим искусством; все считали ее одним из лучших офицеров межгалактического флота, и, наверное, по этой причине ей поручили командовать столь прекрасным и быстрым кораблем. И она гордилась своим назначением не меньше, чем члены ее команды – возможностью работать под ее началом.

Но и у самых совершенных и высоко ценимых кораблей бывают проблемы. «Звездный огонь» провел в пути не больше пятидесяти лет, скользя меж пограничными мирами системы Андромеды, когда его двигатели дали сбой, и он рухнул на маленькую планетку, не нанесенную ни на одну карту. Всякий контакт с головным компьютером был потерян. Системы, предназначенные для пробуждения команды и пассажиров в случае опасности, не сработали, и люди продолжали спать…

На этом наша история могла бы и закончиться, если бы не одно обстоятельство: у капитана «Звездного огня» был брат. Когда ее корабль отправился в путь, он еще не был никем особенным – просто юношей, который невероятно гордился репутацией старшей сестры и ее достижениями. Но пятьдесят лет спустя, когда его собственная жизнь уже близилась к закату, Абадон Гламмис стал одним из самых богатых людей в галактике – причем в любой галактике, если уж на то пошло.

Когда он узнал, что связь с кораблем сестры потеряна, то немедленно организовал спасательную экспедицию. Он, конечно, не знал, что случилось со «Звездным огнем», и понятия не имел, жива его сестра или погибла. В глубине души он всегда понимал, что никогда больше ее не увидит, но, как бы там ни было, сестра есть сестра, и он любил ее крепко. И чувствовал, что ни за что не успокоится, пока хотя бы не попытается ее найти.

Большую часть пути команда спасательного судна спала в криогенных камерах так же, как и команда и пассажиры «Звездного огня». Капитан экспедиции был выбран за его целеустремленность и мужество, а также за великолепные навыки кораблевождения. Еще молодой, он уже был одним из самых опытных офицеров флота. Ему доводилось проводить корабль мимо Рогов Ангуляра, а Путь Неглева он проделал рекордные пять раз.

Одна из причин необыкновенных успехов этого капитана крылась в том, что он никогда не отправлялся в путь, не убедившись, что понимает свой корабль. Он внимательно изучал все его сильные стороны, но не пропускал и слабых, а потому знал, в чем можно положиться на технику, а где лучше проследить за ее работой самому. Так, он полностью доверил системе сканирование планет в том квадрате, где пропал «Звездный огонь». А еще он поручил системе разбудить его, когда она что-нибудь обнаружит – если это, конечно, случится. Ведь если нет, то он проспит целую вечность.

Дома, в том мире, откуда был родом капитан, время шло, пока он спал, а его корабль продолжал поиски. Абадон Гламмис состарился и умер. О «Звездном огне» и о судне, отправившемся ему на выручку, все постепенно позабыли, а их имена отошли в область преданий и легенд.

Прошло еще сто лет, когда детекторы спасательного судна заметили наконец слабый признак того, что когда-то могло быть «Звездным огнем», – и не признак, а так, намек. Капитана разбудили. Он поморгал, вытряхивая льдинки из замороженных глаз, чувствуя, как холод покидает щеки. Потом он потянулся, зевнул и запустил последовательность операций
Страница 4 из 11

для пробуждения команды. Одного взгляда на приборные панели хватило ему, чтобы понять: да, они действительно нашли то, что искали, – «Звездный огонь». Но выжил ли кто-нибудь в катастрофе?

Спасательное судно прошло через атмосферу крошечной, никем не исследованной планетки и село на ее землю. Всю ее поверхность покрывал густой лес, и полянка, на которую опустился корабль, оказалась в нескольких милях от того места, где лежал «Звездный огонь». Под плотным древесным пологом этой планеты было почти совсем темно, однако темнота эта показалась спасателям безопасной. И они не ошиблись бы, если бы это было все, что поджидало их на этой планете.

Прежде чем выйти в лес, капитан собрал всю команду.

– Никто не знает, что ждет нас в этом лесу, – сказал он своим людям. – У нас есть костюмы для выживания и лазерные бластеры. Мы прошли тренировки и готовы ко всему, что может встретиться нам на пути. И все же я не могу приказать вам следовать за мной. Я могу лишь попросить вас составить мне компанию и пройти со мной последние несколько миль, раз уж мы прилетели так далеко все вместе.

Многие члены команды не впервые летали с капитаном, другие, хотя и не служили раньше под его началом, много о нем слышали; все были готовы отправиться куда угодно по одному его слову. И все согласились пойти с ним.

– Не знаю, что мы найдем на месте катастрофы, – предупредил он их. – Может быть, корабль был полностью разрушен, и все погибли еще в момент столкновения с планетой. Не исключено, что мы с вами больше ста лет проспали зря. Но, пока мы не найдем корабль, мы этого не узнаем. Может статься, на месте крушения корабля есть еще кто-нибудь живой, и, если нам удастся спасти хотя бы одного из пассажиров или команды «Звездного огня», значит, сто лет замороженного сна были не напрасны.

И они вышли в лес. Там было темно, опасности подстерегали их на каждом шагу. Длинные лианы свисали с густолиственных ветвей, похожие на ноги огромных пауков, а некоторые растения шипели и плевались в людей, когда те проходили мимо. Снабженные острыми шипами и колючками усики других растений тянулись к ним, норовя ухватиться за их одежду; дикие звери выли и рычали в темноте, но не отваживались приблизиться к странным существам, спустившимся в их мир прямо с небес. На полпути они вдруг оказались на краю огромного провала, перерезавшего всю местность, насколько мог охватить глаз, и спасателям пришлось воспользоваться лианами вместо веревок, чтобы с их помощью перебраться на другую сторону.

Целую ночь и целый день потратили они, пробираясь под тяжелым пологом странной, неведомой растительности. Когда путешественники устали, они устроили привал, и капитан выставил часовых на случай, если звери все-таки осмелеют. Но чем ближе к месту падения «Звездного огня» они подходили, тем меньше зверей становилось вокруг; наконец, они и вовсе исчезли. Похоже, что им была известна иная, куда более грозная опасность, которая поджидала впереди, и они не осмеливались последовать за людьми ей навстречу.

Отдохнув, команда двинулась дальше – всем хотелось поскорее найти корабль, с командой и пассажирами, как они надеялись. Сам капитан почувствовал, как растет его нетерпение, когда ручной навигационный прибор показал, что до места осталось уже совсем немного. Он много читал и слышал о капитане пропавшего судна и не мог дождаться, когда же он наконец увидит и сам прославленный корабль, и, может быть, его капитана.

И вот это случилось.

Могучий металлический корпус корабля поднялся над оранжево-желтой листвой и стволами деревьев. Пятна солнечного света лежали на его помятых боках. Разноцветные кроны местами пробили обшивку, какие-то кусты с острыми, узкими листьями, снабженными многочисленными присосками, облепили каждую поверхность. Лес сделал корабль своим.

Спасатели отыскали главный люк. Он был частично похоронен в земле, к тому же его густо заплели ползучие растения с когтистыми корешками, и все же его уже вскрывали. Нечто, судя по всему, проложило себе путь внутрь корабля.

Соблюдая осторожность, капитан и его команда вошли в проем. Тусклое красноватое сияние заливало весь интерьер корабля, значит, аварийное питание еще работало, и системы не отключились. Космические путешественники пробирались длинными полуразрушенными переходами и коридорами, мимо трюмов и складов, вперед, к криогенной секции, где еще спала команда и пассажиры – так они, по крайней мере, надеялись. Нередко им приходилось буквально прорубать себе путь сквозь деревья и другую растительность, заполонившую все кругом. Вокруг с каждым шагом сгущались тени. То и дело они слышали удалявшийся дробный топоток – разбегались какие-то многоножки. Капитан уже давно испытывал беспокойство, но теперь наконец убедился окончательно: кто-то наблюдал за их передвижениями по изломанному нутру «Звездного огня».

Наконец команда добралась до спящих пассажиров. Те лежали в огромных криогенных камерах, каждый в своей капсуле, которые сохраняли их неизменными год от года. Не важно, живыми или… мертвыми. Проходя через них, капитан с ужасом осознал: некоторые капсулы не выдержали удара и испортились, а лежавшие в них люди состарились и умерли во сне. Но были и другие капсулы, разбитые, из которых пассажиры исчезли совсем. В одной из них ворочалась и пульсировала студенистая зеленая масса. Едва капитан и его команда подошли поближе, зеленая слизь приподнялась, перевалила через край разбитой капсулы и, чмокая, целиком вытекла на пол.

Никогда раньше капитан не видел ничего подобного. Но инфоимплантаты, которые он вживил себе перед полетом, помогли ему быстро во всем разобраться: перед ними были личинки паразита, распространенного в системе Андромеды. Имплантаты рассказали ему все о жизненном цикле паразита и об опасности, которую тот представляет. Услышав это, капитан, не мешкая, выхватил бластер и открыл огонь. В считаные секунды тварь была мертва, а ее слизистое нутро размазано по всему полу.

– Что это было? – спросила одна участница спасательной экспедиции прерывающимся от напряжения голосом.

– Личинка виррна, – ответил капитан. И рассказал им об огромных личинках размером с человека, которые пожрали спящих пассажиров в открытых капсулах, переварив и усвоив не только их плоть, но также память, сознание и заключенный в нем опыт. – Свои яйца они откладывают в нас, – говорил он. – Так что в любой вскрытой капсуле может находиться личинка, из которой готов появиться на свет новый виррн.

Капитан и его команда понятия не имели о том, сколько взрослых виррнов их окружают. Но капитан знал, что все вместе, вооруженные бластерами, они непобедимы, а значит, им надо найти уцелевших пассажиров, разбудить их и с ними как можно быстрее возвращаться на свой корабль. Потому что скоро напуганные перспективой потери даровой кормушки виррны наверняка нападут.

Капитан с командой вернулся в большой зал, откуда в криогенные камеры вели многочисленные двери, и выставил у каждой охрану. Потом, указав на контрольную панель, вделанную в стену, приказал своему технику начинать процесс пробуждения.

Дробный топот ног приближался. Капитан уже представлял движущуюся на них толпу из взрослых прямоходящих насекомых. Скоро команде
Страница 5 из 11

придется отстреливаться от них – и чем скорее они начнут, тем лучше, нельзя дать неприятелю опомниться.

– Долго еще? – спросил он у техника.

Тот покачал головой.

– Системы повреждены. Я могу инициировать общий процесс пробуждения отсюда, однако не все капсулы сработают. Чтобы сработали все, нам необходимо добраться до главного компьютера корабля и запустить системы оттуда.

Капитан сразу понял, в чем проблема.

– Для этого нам понадобится код доступа, – сказал он.

Техник кивнул.

– Есть лишь один человек, который наверняка знает главный код доступа корабля – это капитан. Так что нам надо ее разбудить. Любым способом.

– Хорошо бы ее сначала найти, – сказал капитан. Офицеры корабля спали отдельно от пассажиров; их надо было искать не в этих камерах, а в герметически закрытом отсеке ближе к палубе управления. Если, конечно, его еще не вскрыли виррны.

Вдруг тишину вспороло шипение лазера. Раненый виррн отскочил от двери одной из камер. Всем стало ясно, что теперь командиру и его команде придется с боем выходить из того помещения, где они оказались. Капитан разделил своих людей: половину оставил в большом зале стеречь спящих, остальных собрал вокруг себя и отдал им распоряжения.

Первая трудность, с которой им предстояло справиться, заключалась в том, чтобы вернуться из криосекции в основную часть судна. Виррны были уже у каждой двери: попрятавшись по темным углам, они поджидали космонавтов. Никто не сомневался в том, что они нападут при малейшей возможности.

Один молодой мужчина слишком близко подошел к какой-то двери; в тот же миг к нему из темноты протянулись длинные, как змеи, передние конечности виррна, обхватили его и потащили прочь. Его спасла только быстрая реакция товарищей – один схватил его за ноги и тянул на себя, а второй поливал схоронившееся в тени тело виррна из бластера, пока тот не издох и не ослабил хватку. Затем по команде капитана спасатели открыли огонь из бластеров по темноте, прогоняя засевших в ней врагов. Те бросились наутек, визжа от боли, страха и негодования.

Путешествие по кораблю превратилось в кошмар, залитый тусклым красным светом. Колючки цеплялись за одежду космонавтов, не давая им бежать. Ветки преграждали им путь. Плющ и ползучие растения заплели весь пол, на каждом шагу подставляя спасателям подножки, грозя поймать их в силки и швырнуть на пол. А в тенях их ждали виррны – они тянули свои лапы к любому зазевавшемуся, надеясь, вдруг повезет. Так что спасатели, не дожидаясь нападений, первыми палили в любой подозрительный угол, где им чудилось какое-то движение или где просто лежала слишком густая тень.

Они наткнулись на секцию космического судна, разрушенную лесом, который в этом месте давно прорвался внутрь «Звездного огня». Капитан нашел высокое дерево, вскарабкался по его стволу, перелез на длинную горизонтальную ветку, прополз по ней и спустился с другой стороны. Подошвы его ботинок лязгнули по металлическому полу. От дверей секции к нему метнулось щупальце, обернулось вокруг его лодыжки и рвануло так, что он потерял равновесие. Падая, он успел выхватить бластер и ткнуть им в то темное, что волокло его куда-то. Выстрел эхом прокатился по гулкой металлической громаде, и только предсмертный визг виррна смог его заглушить.

У каждого поворота команда мешкала, проверяя, нет ли за ним виррнов, и только потом продолжала путь. У каждой неосвещенной двери люди вперивали в темноту взгляды, стараясь угадать, бросится оттуда на них очередной виррн или нет. Каждый шаг приближал их к цели – передней секции корабля, где размещалась его контрольная палуба и криокамера корабельной команды и где, как они надеялись, продолжала спать его капитан.

Путь по коридорам корабля длился, казалось, вечность, но все же настал тот миг, когда спасатели очутились перед закрытой дверью очень строгого вида. Наверняка это за ней обитала команда. Все до одного невольно затаили дыхание, когда их капитан активировал механизм открытия дверей, и металлическая панель медленно поехала в сторону. Она скрипела и стонала, борясь с вековой ржавчиной и ветвями, которые за это время успели прорасти вокруг и даже сквозь нее. В конце концов она приоткрылась ровно настолько, чтобы капитан смог протиснуться в камеру.

Капсулы внутри омывал прохладный голубой свет, совсем непохожий на те тревожные кроваво-красные сумерки, которые затопили большую часть корабля. Все здесь казалось холодным и строгим. Капитан оглядел камеру, скользнув взглядом по каждой капсуле отдельно. И с облегчением выдохнул, отчего в воздухе перед ним закучерявился пар. Похоже, капсулы здесь никто не трогал.

– Видимо, виррны не успели забраться так далеко внутрь корабля, – сказал техник. – Воздух здесь холоднее. Нет, в этой камере они не побывали.

Капитан уже шел вдоль криокапсул, высматривая ту, в которой спала капитан. Но сумеют ли они разбудить ее, когда найдут? Одна капсула стояла чуть поодаль, на небольшом возвышении, соответствующем высокому рангу старшего офицера. Капитан опустился рядом с ней на колени. Провел одетой в перчатку рукой по стеклянной крышке. От холода она вся заиндевела, но он все же сумел расчистить небольшой пятачок, достаточный, чтобы заглянуть внутрь и увидеть там женщину. Такую спокойную во сне. И такую прекрасную. С одного взгляда на ее лицо, покрытое пленкой искрящегося льда, капитан понял, что перед ним та, кого он искал. Теперь надо было ее спасти.

Вдруг он заметил какое-то движение. Сначала ему показалось, что она пробуждается и что ее веки каким-то чудесным образом затрепетали. Но тут же он понял, что видит в стекле перед собой отражение, а движется тварь за его спиной.

Предостерегающий крик раздался в тот самый миг, когда капитан понял свою ошибку. Он отскочил в сторону, и как раз вовремя: щупальца виррна рассекли воздух там, где всего секунду назад была его голова. Они ударились о крышку стеклянного саркофага, смахнув с нее иней, который вихрем сверкающих ледяных частиц закружился над ним.

Виррн развернулся. Теперь уже собственное отражение глянуло на капитана из выпученных глаз чудовища, когда то бросилось на него. Он вскинул бластер, сверкнула ослепительная вспышка. Виррн отлетел назад и, уже мертвый, рухнул на пол в нескольких метрах от саркофага.

– Можешь ее разбудить? – спросил капитан у техника, который возился с управлением капсулы.

– Я могу перекрыть доступ холоду и вернуть ее телу нормальную температуру, – отвечал тот. – Но без команды активировать процесс пробуждения, которую можно отдать, только имея код доступа, от самой женщины зависит, начнет она дышать или нет. – И техник нажал на нужные кнопки. – Будем ждать.

И они ждали. Иней в капсуле стал таять. Пространство под стеклянной крышкой заполнил холодный туман. Постепенно ледяная пленка на лице женщины растаяла и каплями потекла по ее щекам, словно слезы. Но ее глаза оставались закрытыми, грудь не поднималась.

– Виррн! – крикнул кто-то от двери. Но капитан едва обратил на него внимание. Он был целиком занят женщиной, что лежала перед ним в стеклянном ящике и не просыпалась. Все его мысли были о ее застывшей красоте.

– Время, – шепнул техник, еще раз проверяя контроль. – Пора ей уже начинать дышать.
Страница 6 из 11

Если не задышит сейчас, значит, не проснется.

В комнате гулко грохнуло лазерное ружье, визг умирающего виррна ворвался капитану в уши, когда тот снова встал на колени перед саркофагом. Приникнув губами к губам женщины, он послал свое теплое дыхание прямо в ее легкие, желая ее разбудить.

Не вышло.

Он повторил попытку – еще один поцелуй жизни. И на этот раз грудь женщины поднялась и снова судорожно опустилась, словно с испугом отвечая на его призыв. Ее глаза открылись, и она шумно глотнула морозного воздуха.

Капитан помог ей выбраться из капсулы. Скинув куртку, он набросил ее женщине на плечи, пока та приходила в себя после долгого ледяного сна. Она сидела и дрожала, а он рассказывал ей, кто он такой, почему прибыл сюда со своей командой и что они нашли. Пока два капитана беседовали, техник колдовал над панелью управления, пытаясь связаться с главным компьютером. Когда все было готово, разбуженная женщина-капитан уже окончательно проснулась. И ввела в систему главный код, который заучила наизусть много лет назад, задолго до того, как началось ее путешествие.

За их спинами начали оттаивать другие криокапсулы. Распахивались крышки. С помощью процессов, запущенных главным командным кодом, люди медленно просыпались, пробовали отвыкшими легкими воздух. В глубине судна открывались уцелевшие капсулы с пассажирами. Медленно, но верно температура в офицерской камере начала расти. Медленно, но верно «Звездный огонь» возвращался к жизни.

Когда все спящие проснулись, капитан и его команда спасателей выдали им бластеры из запасов корабля. Две команды, объединив усилия, прокладывали путь через скопища виррнов, и те отступили. Противник превосходил их численностью, к тому же они знали, что против бластеров им не выстоять. Два капитана – женщина, которая спала так долго, и мужчина, который прилетел ее спасти, – вывели людей за пределы потерпевшего крушение судна. И все вместе – команда, пассажиры и их спасители – двинулись через лес.

Шли они долго, но на душе у всех было легко. Пока они пробирались между деревьями, где-то высоко над пологом инопланетного леса взошло здешнее солнце. Сквозь плотную завесу листвы начал сочиться рассеянный, бледный свет. Для тех, кто спал в недрах «Звездного огня», это был свет нового дня, новой жизни.

Когда они добрались до спасательного корабля, женщина-капитан повернулась к своему спасителю. Взяла его руки в свои.

– Спасибо, – сказала она. И его улыбка показалась ей такой же прекрасной, как ему – ее сияющая, замороженная красота.

Синдерелла и волшебный ящик

Синдерелла, одна из самых хорошеньких девушек в королевстве, была на удивление невезучей. Когда ей было всего пять, ее мать подхватила лихорадку и умерла. Отец погоревал-погоревал, да и влюбился в другую, вдову с двумя дочками, чуть постарше самой Синдереллы.

Все вместе они были очень счастливы – по крайней мере, так думала Синдерелла – в большом доме, где прошло ее детство. Но, когда отец вдруг заболел и умер, – а случилось это вскоре после свадьбы, – все сразу пошло по-другому. Мачеха Синдереллы унаследовала дом и все имущество, и выяснилось, что ни ей, ни ее двум дочкам ничего не нравилось в отце Синдереллы так сильно, как его богатство. В их сердцах не нашлось и грана любви к Синдерелле и, как она скоро заподозрила, не было в них любви и к ее отцу.

Правда, из родного дома Синдереллу они все же не выгнали – хотя, может быть, оно было бы для нее и лучше, как посмотреть. Вместо этого они заставили ее стирать на них и стряпать. Она мыла и чистила, ходила в город за покупками, готовила еду, прибирала и вообще делала все по дому.

Но, хотя мачеха Синдереллы и ее сводные сестры взвалили на нее всю работу, одного они так и не добились: не смогли заставить Синдереллу почувствовать себя несчастной. Сколько бы она ни трудилась, как бы тяжело ей ни приходилось, на лице ее всегда цвела улыбка. Да, она знала, что ей не повезло – она рано потеряла родителей, в родном доме с ней обращались как с рабыней, и все же она радовалась, что у нее есть хотя бы крыша над головой и вдоволь еды. Ведь она знала и то, что в мире немало тех, кому повезло еще меньше.

Однако встречались в нем и настоящие везунчики. Из окна кухни Синдерелла видела замок – он стоял на холме, высоко над городом, – там жили лорды и леди. Иногда, оторвавшись ненадолго от грязной посуды, которую она мыла по утрам и вечерам, девушка бросала взгляд в окно и думала: интересно, что у них там за жизнь, в этом замке? Еще реже, отправляясь в город за покупками, она встречала там экипаж лорда Дарка, спешащий из замка или в замок, – дверцы плотно закрыты, занавески на окнах всегда задернуты, так что самого лорда она не видела, да он и вообще редко показывался на людях.

Прошли годы, и Синдерелла превратилась в настоящую красавицу. Копоть и грязь, сажа и пыль, постоянно пачкавшие ее лицо, скрывали его прелесть, однако она была куда прелестнее своих довольно заурядных сестриц. Они знали это, а потому ненавидели ее еще больше.

Один раз в год все самые красивые люди города приглашались в замок на бал. Будь ее отец еще жив, тешила себя мыслью Синдерелла, то и ее наверняка бы пригласили. И даже, может быть, насовсем оставили бы в замке, где она проводила бы свои дни в праздности и роскоши. И хотя, будь ее родители живы, она ни за что не согласилась бы разлучиться с ними, свое теперешнее прозябание дома она с радостью променяла бы на жизнь в замке лорда Дарка.

И вот настал день, когда в дом Синдереллы принесли приглашение в замок, на бал-маскарад. Правда, завистливые сестры сделали все, чтобы скрыть это от нее – им ведь не улыбалось, чтобы на балу она затмила их своей красотой.

Но Синдерелла скоро все равно все узнала. Когда она в очередной раз пошла на базар за мясом и овощами, там только и разговоров было что о бале.

– И ты тоже наверняка пойдешь, – сказал Синдерелле Бунтон, подмастерье мясника. – Ведь приглашены все молодые люди и девушки города и вообще все важные особы.

– Все, кроме меня, – ответила Синдерелла. И почувствовала, как потихоньку покидает ее надежда на счастье, которая не оставляла ее много лет.

Бал был устроен для того, чтобы отпраздновать визит принца Арбеска. Провинция Арбеск и владения лорда Дарка враждовали столько, сколько помнили все, кто в них жил. Бунтон рассказал, что визит принца считается выражением доброй воли и должен привести к укреплению мира между ними, но, судя по его тону, он и сам не очень-то верил в то, что говорил.

– Я видел лорда Дарка, – продолжал он. – Когда я доставляю мясо в замок, он иногда бывает там. Но только вечерами – говорят, днем он вообще не выходит. Я видел, как он обращается с прислугой, а в глазах у него есть что-то такое… – Бунтон даже вздрогнул при воспоминании. – Не знаю, что это, но меня оно пугает. А еще говорят, он ест сырое мясо, когда с него еще капает кровь.

Вернувшись с базара домой, Синдерелла спросила мачеху о бале. Жестокая женщина только рассмеялась.

– Это развлечение не для таких, как ты, – ответила она.

– Я думала, что пригласили всю молодежь, – возразила Синдерелла.

– Нет, приглашение распространяется только на людей значительных, – сказала мачеха, выпрямляясь во весь рост. – Таких, как мои дочери и я.

– Так вы
Страница 7 из 11

идете? – Синдерелла не была удивлена – вместе с богатствами ее отца мачеха и ее дочки унаследовали и его положение в обществе.

– Разумеется, – с гордостью отвечала мачеха. – Это большая честь для меня. Лорд Дарк наконец-то оценил вклад, который я и мои родные вносим в жизнь нашего общества. А ты, – добавила она с жестокой улыбкой, – мне не родня. Поэтому ты останешься здесь и приберешь весь дом от чердака и до самого подвала. А потом вычистишь серебро и подметешь двор за домом.

В день бала мачеха вручила Синдерелле список всех дел, которые той надо было переделать до их возвращения. Но, прежде чем начать, Синдерелла еще должна была помочь своим сводным сестрам собраться. Подгоняя на них роскошные платья, она жалела, что у нее самой нет ничего хотя бы вполовину столь же нарядного. Заплетая им косы и укладывая локоны, она жалела, что у нее самой никогда не находится ни времени, ни повода, чтобы заняться своими волосами. Наконец она вышла во двор посмотреть, как сестры рассаживаются рядом с матерью на сиденьях экипажа, дверцу которого украшал герб ее отца. Кучер сочувственно улыбнулся Синдерелле – он знал ее с раннего детства, ведь он работал еще на ее родителей. Но вот поводья щелкнули, и экипаж покатил со двора к замку лорда Дарка. Сумерки уже почти поглотили его, когда Синдерелла услышала, как часы на замковой башне пробили восемь.

Синдерелла вернулась в кухню и только взялась за швабру, как вдруг почувствовала затылком странный холодок. Он зашевелил волоски ей на шее, и она вздрогнула. Подумав, что это, наверное, сквозняк, Синдерелла пошла закрыть окно, но тут ее испугал незнакомый звук – свист, скрежет и грохот. Синдерелла с изумлением наблюдала, как в углу кухни появляется какой-то синий ящик. Прошло несколько секунд, ящик перестал трястись, его дверца распахнулась, и на пол кухни шагнул какой-то человек.

Он улыбнулся Синдерелле. Смахнул непокорную прядку со лба, но та, словно пружина, тут же вернулась снова. На этот раз человек оставил ее в покое.

– Кто вы? – недоверчиво спросила Синдерелла. Она задумалась, кто бы это мог путешествовать столь странным и таинственным способом, и тут ее осенило: – Вы, наверное, принц Арбеска?

Улыбка незнакомца стала шире.

– Нет, принц Арбеска уже в замке, веселится на бале-маскараде, – сказал он. – Где, кстати, полагается быть и тебе.

Синдерелла печально покачала головой.

– Меня не пригласили.

– Ну, конечно же, пригласили. Больше того, ты там самая желанная гостья, – заявил ей незнакомец.

Синдерелла даже рассмеялась, услышав такое:

– Я? Да у меня платья приличного – и то нет. А в этом меня и близко к дворцу не подпустят. – И она показала на свое оборванное платье и передник с пятнами сажи. Ее левый башмак просил каши, и в дыру выглядывал одинокий маленький пальчик. Да, вид у нее, прямо скажем, был не авантажный.

Незнакомец приподнял брови. Шагнул к ней, взял швабру у нее из рук и запустил ею в другой конец кухни.

– Да, над тобой действительно придется поработать, – сказал он. – Идем.

– Куда идем? – переспросила Синдерелла.

– В мой волшебный ящик, – ответил он. – Там ты примешь ванну, а я пока принесу тебе платья, чтобы тебе было из чего выбрать.

Синдерелла немного нервничала, но незнакомец, хотя и странный, показался ей вполне достойным доверия. К тому же ей гораздо больше хотелось попасть на бал, раз уж представилась такая возможность, чем сидеть дома и скрести надоевшие полы. И она смело шагнула за ним в дверцу синего ящика.

Она ожидала, что там будет тесно, как в шкафу – снаружи ящик был именно такого размера, – и очень удивилась, когда оказалась в огромном особняке, который был просторнее ее родного дома. А может быть, даже просторнее, чем замок лорда Дарка. Незнакомец провел ее через большую комнату, посреди которой стоял какой-то странный стол, вывел в коридор, и они долго шли, сворачивая то вправо, то влево, поднимаясь и спускаясь по лестницам, пока не оказались наконец в ванной комнате, роскошнее которой Синдерелла не видела в жизни.

– Закончишь – позвонишь, – сказал незнакомец и показал ей шнур от звонка, висевший рядом с огромной ванной. – В левом кране – вода холодная, в правом – горячая, посредине – лимонад, – продолжал он. – Ну, лимонада ты, наверное, не захочешь, но если нужны пузырьки, рычажок здесь. Я поставил время на блок, так что плещись сколько хочешь. Когда надоест, будет по-прежнему половина девятого.

Незнакомец ушел, а Синдерелла помылась, как никогда в жизни. Потом, не торопясь, обсушилась восхитительной мягкости полотенцем. Наконец, она завернулась в просторный халат и потянула шнурок звонка.

– Великолепно, – сказал незнакомец, тут же появляясь на ее сигнал. – Следующая остановка: гардероб.

Синдерелла никогда еще не видела столько одежды разом. Платья занимали несколько комнат. Незнакомец уже подобрал несколько штук на свой вкус; показав ей вешалки с другими необходимыми деталями гардероба, которые ей нужно было примерить, он оставил ее за этим увлекательным занятием.

Не сразу, но Синдерелла все же нашла изумительное синее платье с пышной юбкой. Вернувшись, незнакомец кивком одобрил ее выбор и поправил свой довольно широкий галстук-бабочку.

– Я знаю, какие к нему подойдут туфельки, – сказал он.

Туфли, которые он предложил, оказались хрустальными. Их носки были покрыты гранями, которые улавливали свет, отчего туфли переливались, точно бриллианты.

– Они что, стеклянные? – не сдержала удивления Синдерелла.

– Туфли из стекла? В таких ты бы изрезала себе все ноги, – отвечал незнакомец. – Нет, это полуночный хрусталь. Он прочнее любого стекла, а благодаря прозрачной полимерной прокладке, которая точно адаптирует каждую туфлю к форме твоей ноги, еще и намного мягче. Стеклянные туфли – надо же, какая глупость.

Синдерелла вдела в туфельки свои ножки. И тут же изумилась тому, как в них удобно и как они хорошо сидят.

– Ну вот, теперь самое последнее, – сказал незнакомец. В его руке вдруг оказался предмет, похожий на металлическую палочку.

– Что это? – спросила Синдерелла.

– Звуковая отвертка, – ответил он ей.

– Зачем она мне? – спросила она.

– Затем, – сказал он, – чтобы, когда замковые часы начнут бить полночь, ты могла сделать вот что. – И он показал ей, куда нажать, чтобы кончик палочки засветился. – Сможешь?

Синдерелла кивнула. А чего тут сложного?

– Но зачем?

Незнакомец удивился.

– Я что, не объяснил? Чтобы спасти себе жизнь, конечно. Ну, ладно, а теперь вперед.

Снова проходя следом за незнакомцем по коридорам и лестницам, Синдерелла гадала, как она попадет в замок лорда Дарка в этом своем платье и в туфельках не из стекла. Но, когда они вышли из его синего ящика наружу, оказалось, что они уже на месте, – ящик каким-то чудесным образом переместился к боковой двери замка.

– Удачи, – сказал незнакомец и крепко пожал Синдерелле руку. – И запомни – в полночь. Не раньше и, уж конечно, не позже. Потом возвращайся сразу сюда. Я подброшу тебя до дома.

– А вы разве не идете на бал? – удивилась она.

Незнакомец покачал головой.

– Меня они сразу распознают. Стоит мне только ступить на порог замка, и они учуют мою артронную энергию. Вот почему я прошу тебя воспользоваться моей звуковой
Страница 8 из 11

отверткой.

Незнакомец объяснил ей, как найти дорогу от боковой двери замка, где они стояли, в главную залу.

– Веселись, – сказал он. – И не забудь – ровно в полночь. Ох, сам чуть не забыл, тебе же еще понадобится вот это. – Он протянул ей узорчатую маску на тонкой длинной ручке, чтобы Синдерелла могла прикрывать ей лицо. – Это ведь маскарад, в конце концов.

Синдерелла очень боялась, как бы кто-нибудь не остановил ее и не спросил, что она здесь делает. А вдруг ее увидит мачеха? И она, прикрыв маской лицо, заспешила через замок.

Звуки музыки и веселый смех она услышала задолго до того, как разглядела впереди мерцание тысяч свечей. Достигнув наконец бальной залы, она увидела там множество людей: все они пили вино и разговаривали. Посредине танцевали; играл маленький оркестр. В дальнем конце, позади танцующих, находилось возвышение, где сидели лорд и леди Дарк. Лишь они одни были без масок, все, кто еще был там с ними, прятали лица. Лорд Дарк оказался высоким и худым, его черные, гладко зачесанные назад волосы открывали узкое, удлиненное лицо. Волосы леди Дарк, такие же черные, как у мужа, были изящно причесаны и спускались ей ниже плеч. Вот только глаза обоих показались Синдерелле очень уж холодными.

Синдерелла взяла бокал вина, как все, и наслаждалась музыкой, стараясь быть не особенно заметной, но очень скоро увидела, что многие обращают на нее внимание. Несмотря на маски, она почти всех узнала. Сама она избегала смотреть на знакомых в упор, боясь, что они тоже ее узнают, как вдруг к ней подошел человек, которого она совершенно точно не видела раньше – в этом она была уверена. На нем был элегантный костюм и простая белая маска в золотых завитушках. Он остановился прямо рядом с ней, пока она наблюдала за танцующими, и заговорил:

– Простите мою дерзость, но мне отчего-то кажется, что вам здесь немного не по себе.

Он показался ей очень приятным человеком, и, поскольку Синдерелла не сомневалась в том, что никогда не видела его раньше, она созналась ему, что ее смущает, как люди на нее смотрят. Ей показалось, что ее ответ и удивил его, и позабавил.

– И вы не знаете почему? – переспросил он.

Синдерелла покачала головой. Тогда он нежно взял ее за руку и предложил:

– Потанцуйте со мной, и я расскажу вам.

Синдерелла не танцевала уже много лет. Пока был жив отец, он строго следил за тем, чтобы она посещала уроки танцев каждую неделю; и теперь она была приятно удивлена тем, как скоро она все вспомнила. Когда музыка затихла и танец кончился, нежданный партнер Синдереллы отвел ее к краю площадки.

– Ну вот, теперь вы выглядите вполне счастливой, – сказал он. И действительно, ее нервозность прошла, и она перестала обращать внимание на то, кто и как на нее смотрит. Зато она поняла, что ей очень понравилось танцевать с этим человеком в маске.

Вечер продолжался, лорд и леди Дарк, и все, кто был с ними на возвышении, тоже спустились в зал для следующего танца. Синдереллу снова пригласил тот же партнер. Она все гадала, кто же он такой, но он не представился, а спрашивать у него самой казалось ей грубым. И все же вскоре она получила ответ на свой вопрос, причем самым неожиданным образом.

Начинался новый танец, и ее партнер уже повел Синдереллу на площадку, как вдруг дорогу им заступил другой человек. Это был лорд Дарк.

– Вы совершенно завладели нашей самой прекрасной гостьей, – сказал он. И повернулся к Синдерелле. – Думаю, что этот танец может оказаться последним. Вы не откажетесь разделить его со мной?

Синдерелла замешкалась, снова заметив его странный леденящий взгляд.

– Смею вас заверить, – продолжал он, глядя на нее и складывая узкие губы в змеящуюся усмешку, – что как партнер по танцам я ничуть не уступаю принцу Арбеска.

Синдерелла тихо ахнула. Так вот с кем она танцевала весь вечер. Принц поклонился и сделал шаг назад. Не успев опомниться, Синдерелла уже шла на площадку рука об руку с лордом Дарком. Леди Дарк, взяв руку принца, повела его за ними.

Лорд Дарк и вправду оказался отменным танцором, но почему-то с ним Синдерелле опять стало не по себе. У него были не только холодные глаза, но и ледяные руки. Весь танец его взгляд был словно прикован к ее белой, стройной шее. Она надеялась, что когда этот танец закончится, то ей удастся, может быть, вернуться к принцу.

Между тем Синдерелла не забывала и о времени – по ее ощущениям, полночь должна была наступить вот-вот. И точно – она услышала, как зазвонили замковые часы. Музыка заглушала удары, так что трудно было понять, который именно час они отбивают, но Синдерелла не сомневалась, что двенадцатый. Металлическая палочка во внутреннем кармашке рукава холодила ей кожу, но девушка никак не могла ее достать – ведь она танцевала с лордом Дарком.

Часы продолжали звонить, а хватка лорда Дарка на руке Синдереллы становилась все тверже и холоднее. Поверх его плеча Синдерелла видела принца, который танцевал с леди Дарк. Вдруг ей показалось, что глаза леди с каждой секундой становятся темнее и глубже, но та перехватила ее взгляд и улыбнулась. Ее губы раздвинулись, обнажив длинные, острые клыки.

Музыка прекратилась. Раздался чей-то визг.

Синдерелла увидела, как люди на возвышении начали стягивать маски. Они все улыбались, а из их ртов торчали, нависая над нижней челюстью, такие же длинные, острые клыки. Тут лорд Дарк с неимоверной силой сжал Синдерелле руку и, шипя от еле сдерживаемой страсти, потянулся к ее шее. Она увидела, как его движение повторила леди Дарк, чьи клыки приближались к горлу принца.

Охваченная страхом и невесть откуда взявшейся яростью, Синдерелла вырвалась из хватки лорда Дарка. Часы прозвонили последний удар, когда она выхватила из потайного кармашка палочку незнакомца и зашарила по ней в поисках кнопки. Нашла, нажала, и металлический кончик загорелся.

Лорд Дарк уже гневно надвигался на Синдереллу, но, увидев светящийся предмет в ее руках, замешкался. Его глаза удивленно расширились, он замер. Рядом застыла леди Дарк, по всей комнате статуями стояли другие благородные вельможи. Медленно, будто нехотя, леди Дарк поднесла руку к своему лицу. Гладкая белая щека съеживалась прямо на глазах у Синдереллы. Принц, который уже тоже вырвался из рук своей партнерши, в ужасе следил за тем, как стремительно стареет ее голова, вваливаются щеки, а сухая, словно старый пергамент, кожа обтягивает череп.

Лорд Дарк потянулся к Синдерелле, шагнул вперед и попытался выхватить у нее светящийся жезл, но она, крепко зажав его в руке, подняла его у себя над головой. Лорд Дарк рухнул на колени. Несколько секунд он еще смотрел на Синдереллу – его волосы стали белыми, как снег, а лицо ссохлось так, что мало отличалось от черепа, – а потом рухнул ничком. Его скрюченная, точно клешня, рука рассыпалась в пепел.

Мгновение все стояли молча. Синдерелла снова нажала кнопочку на жезле и спрятала его в потайной кармашек своего платья. Тут гости завизжали и с криками устремились из бальной залы вон; среди них Синдерелла заметила мачеху и сестер, те проталкивались к выходу. Сама Синдерелла заспешила совсем в другую сторону – к проходу, который вел к боковой двери замка, где ее ждал незнакомец с волшебным ящиком.

Она понятия не имела, что произошло, знала только, что ей надо выбираться.
Страница 9 из 11

Сильно беспокоила мысль о том, что ей необходимо вернуться домой раньше сестер и мачехи. Сбегая по какой-то лесенке, она второпях подвернула ногу. Одна туфелька слетела, но девушка не стала тратить время на ее поиски – она сняла вторую и босиком побежала дальше. И тут ей показалось, что за ней кто-то гонится – или это ей только показалось?

Наконец она выскочила из замка наружу, на холодный ночной воздух. И, задыхаясь от бега, остановилась прямо возле синего ящика. Дверца отворилась, и из ящика вышел незнакомец. Он широко улыбался.

– Ну, как, получилось? Умница!

Она так запыхалась, что сначала даже не могла говорить.

– Что… я… сделала? – наконец выдавила она.

– Ничего, просто добилась звукового резонанса. – Он взял у нее палочку и опустил в карман своей куртки. – Если сделать это в нужное время, когда вампиры меняют свой облик, резонанс помешает их молекулярной трансформации, и тогда… ну, ты сама видела. Кто это, твой друг?

Синдерелла не сразу поняла, о чем он. Она обернулась и увидела принца – он как раз выходил из боковой двери. Медленно подойдя к Синдерелле, он протянул ей туфельку, которую она потеряла.

– Я не знаю, что вы сделали, – сказал он, – но, кажется, этим вы спасли всем нам жизнь.

– Совершенно верно, – отозвался незнакомец. – Вам в особенности. Лорд Дарк намеревался превратить вас в вампира, а потом отправить назад, в Арбеск, чтобы вы превратили в вампиров тамошних ноблей. Вся эта вечеринка только для того и затевалась.

– Я приехал сюда, чтобы искать мира, – тихо ответил принц.

– Мне жаль, что вы не нашли того, чего хотели, – сказала ему Синдерелла.

Принц взял ее за руку.

– Это ничего. Зато я нашел кое-что получше.

Она нахмурилась, недоумевая.

– О чем вы?

– По-моему, – вмешался незнакомец, – сейчас он спросит тебя, не хочешь ли ты стать принцессой. На этом я вас и оставлю.

Синдерелла не слышала, как захлопнулась дверца синего ящика. Она не заметила ни ветра, который вдруг взвихрил ей волосы, ни скрежета, с которым ящик постепенно испарился. Все ее внимание было поглощено принцем, которому она спасла жизнь. Кажется, отныне и навсегда к Синдерелле вернулась удача.

Близнецы в лесу

Однажды, давным-давно, но не так уж далеко, император Левитии лежал при смерти. Он был не стар, но подхватил лихорадку и слабел с каждым днем. Скоро стало ясно, что ему осталось совсем недолго. Брат императора, лорд Грат, проводил у ложа больного дни и ночи; дети-близнецы императора, едва вступившие в отроческий возраст, тоже были рядом.

Риджель, ближайший советник императора, тоже посещал его что ни день, а между посещениями заботился о том, чтобы дело управления империей шло гладко, несмотря на все ухудшающееся состояние императора. А когда император стал умирать, все нобли и главные сановники империи тоже собрались вокруг его ложа, чтобы проститься с ним.

Наконец император испустил свой последний вздох. Лорд Грат поспешил закрыть лицо покойного брата простыней.

– Риджель, – обратился он к советнику. – Немедленно собери совет. Пусть они узнают о смерти императора и пусть назначат регента, которому надлежит править от имени детей, пока те не достигнут совершеннолетия.

Затем Грат со вздохом обратился к детям. Мальчик, Ашер, побледнел от горя; девочка, Элла, глотала слезы.

– Теперь вы оба императоры, – объявил им Грат. – Вместе вы родились, вместе и будете править. А тот, кого назначат регентом, будет помогать вам во всем и словом, и делом до тех пор, пока вы не повзрослеете и не сможете управлять империей самостоятельно.

После этого Грат обратился к врачу императора.

– Осмотрите тело, – тихо сказал он. – Немочь нагрянула внезапно, никто другой ею не заболел. Я хочу убедиться, что моего дорогого брата отняла у нас именно болезнь, а не что-либо более зловещее.

Совет Левитии собрался в тот же день. Постановили, что Ашер и Элла будут править совместно, как один император, а лорд Грат, их дядя, был назначен регентом. То есть дети получили титул, а их дядя – всю полноту власти, и так должно было продолжаться два года, до тех пор пока они не станут совершеннолетними.

Но двух лет Грату показалось мало. Когда врач императора подтвердил, что тот умер от яда, Грат решил этим воспользоваться. При жизни отца близнецы не часто появлялись на людях – они не вмешивались в государственные дела, и многие считали их холодными гордецами. На самом же деле они были просто застенчивыми и лучше всего чувствовали себя в компании друг друга. Однако лорд Грат легко представил их честолюбивыми и жестокими детьми, которые до того жаждали власти, что не захотели ждать естественной смерти отца.

Единственным членом совета, который поднял голос в защиту близнецов, был Риджель, но лорд Грат пользовался в те дни таким влиянием и власть его была столь велика, что Риджеля самого обвинили во всех смертных грехах. Так, Риджель указал, что близнецы не могли самостоятельно ни приобрести яд, ни дать его отцу – ведь они были еще молоды и неопытны. Лорд Грат сразу нашелся с ответом: конечно, им помогали. А у кого еще было больше возможностей совершить это преступление, чем у Риджеля? Возможно, он обижался на императора за то, что тот уделял ему мало внимания; а может быть, считал, что манипулировать детьми будет легче. В общем, какова бы ни была причина, лорду Грату было ясно одно: Риджель – предатель. Его приговорили к смертной казни, но бывший ближайший советник императора имел достаточно влияния и друзей в совете и в императорском замке, а потому ему помогли ускользнуть еще до ареста.

А вот близнецам повезло меньше. Они предстали перед советом, и, несмотря на слезные заверения в своей невиновности, их все же признали виновными в смерти отца. И тоже приговорили к смерти.

Лорд Грат с хорошо скрытым удовлетворением наблюдал за тем, как их усаживали в модуль облитерации. Он даже притворился глубоко опечаленным, когда люк за ними закрылся и начался обратный отсчет. Огромная толпа собралась посмотреть, как модуль запустят с поверхности Левитии и он начнет свое путешествие в глубь Семи Систем.

Но, когда модуль уже должно было разорвать на кусочки, а его невольные обитатели – погибнуть, что-то пошло не так. Механизм облитерации не подействовал. Модуль продолжал лететь. Внутри него двое детей, тесно прижавшись друг к другу, ждали неминуемой смерти. Они не поняли, что им ничего не угрожает, пока через единственный иллюминатор модуля не увидели стремительно приближающуюся планету. Модуль уже вошел в ее атмосферу, а дети были все еще живы.

Пылающим метеором модуль бороздил воздушные слои планеты, нагреваясь все сильнее и сильнее. И когда все его нутро раскалилось так, что детям казалось, будто их волосы, и одежда, и даже сама кожа вот-вот вспыхнут, когда они уже испугались новой грозящей им смерти, модуль зарылся в мягкую почву планеты. Конечно, при этом он немного помялся и погнулся, но, к счастью, не лопнул. Постепенно он остановился. От последнего толчка, когда модуль врезался в дерево, с грохотом распахнулась покореженная крышка люка, и дети с изумлением глянули в оранжевое небо над пологом леса.

Ошеломленные и даже слегка контуженные падением, но тем не менее счастливые от того, что остались в живых, брат и сестра выползли
Страница 10 из 11

через люк наружу. Они обнаружили, что приземлились в лесу, правда, непосредственно вокруг них были одни переломанные деревья и обугленные кустарники – такие разрушения причинил их модуль, падая на землю. Дети долго стояли, держась за руки, и оглядывались. Куда они попали и что им делать дальше, у них не было ни малейшего понятия.

– Надо найти еду, – сказал, наконец, Ашер.

– И какое-нибудь укрытие, – добавила Элла.

И, все так же рука в руке, брат и сестра шагнули под полог леса. Несмотря на два солнца, сиявшие в небе, свет померк вокруг них, когда они углубились в чащу. Сгустились тени, а огромные ветви с обвившимися вокруг них ползучими растениями почти совсем скрыли оранжевое небо. Несколько раз близнецы останавливались послушать – им казалось, что они различают в подлеске какие-то звуки, но, кроме нескольких птах, все в этом лесу молчало.

День клонился к вечеру, становилось еще темнее. Вокруг не было и намека на цивилизацию. Близнецы надеялись, что выйдут к какой-нибудь деревне, а то и к городу, но лес и не думал редеть. «А вдруг, – думали они, – на всей этой планете нет вообще ничего, кроме деревьев и леса».

Сквозь кроны деревьев на близнецов глянули две луны. Ашер и Элла шли уже несколько часов; тут они решили, что пора где-нибудь отдохнуть.

– Боюсь, придется нам спать прямо на земле, – сказала Элла.

Они нашли небольшую ямку в земле и натаскали туда травы и папоротников, чтобы смягчить непривычное ложе. Ветки побольше они воткнули в землю вокруг, для тепла. Детям очень хотелось есть, однако усталость победила даже голод: Ашер и Элла улеглись на свою травяную постель и, сжав друг друга в надежных объятиях, скоро заснули.

Пока они спали, лес следил за ними.

Сначала между деревьями вспыхнула одна пара глаз, яркостью соперничая с луной. Потом появилась вторая. И еще. Медленно, неуверенно глазастые создания отделились от деревьев и двинулись к брату и сестре – им было любопытно, кто это свалился на них с неба. Ночь оказалась холодной, и создания принесли еще листьев, чтобы укрыть ими близнецов.

Когда утреннее солнце пробилось сквозь ветки и листья, первой проснулась Элла. Она с недоумением смотрела на полог леса у себя над головой, пока не вспомнила, где они и что с ними приключилось. Тогда она медленно села и поморгала, разгоняя сон. И только тогда увидела тварей, которые сидели вокруг и смотрели на нее и на Ашера. Она схватила брата за плечо.

Ашер немедленно проснулся и притянул к себе сестру. Дрожа, они с тревогой смотрели на странных животных, а те с любопытством наблюдали за ними. Больше всего животные были похожи на больших собак, только с необычно вытянутыми рылами и полосатым черно-белым мехом.

– По-моему, они не хотят нам ничего плохого, – сказал наконец Ашер. – Иначе они бы напали на нас, пока мы спали.

Один из зверей, видимо, тот, что похрабрее, подполз к детям. Он оказался почти таким же большим, как они сами. Сначала он стоял рядом и просто смотрел на них, потом вдруг потянулся… и лизнул Эллу в лицо.

Ашер расхохотался, глядя на сестрину гримасу изумления и отвращения.

– Он хочет подружиться, – сказал мальчик.

Так оно и оказалось. Другие звери, видя успех своего собрата, тоже рискнули подползти поближе. Ашер и Элла почесали каждого за ушами, погладили по шкуре; судя по тихим мяукающим звукам, которые те издавали – скорее кошачьим, чем собачьим, – звери были довольны.

Говорить они явно не умели, но поняли Эллу, когда та спросила у них про еду и жестами показала, как люди едят. Звери повели их через лес, и вскоре они оказались на поляне, где из красной травы росли деревья, а с их ветвей свисали крупные желтые плоды. Где-то поблизости звенел ручей.

Элла осторожно откусила от фрукта. Она была готова выплюнуть его, если тот окажется противным или ядовитым, но аромат и вкус плода превзошел все их ожидания. Близнецы, которые порядком проголодались, наелись до отвала. Когда с едой было покончено, животные отвели их к ручью, где те напились, зачерпывая воду горстями. Вода была прохладной и свежей и немного сладковатой на вкус.

Звери присматривали за детьми, показывали им, где найти еще плоды и воду. Помогали им таскать ветки и стволы поваленных деревьев, когда Ашер и Элла решили сделать себе дом. Модуль, в котором они прилетели, был для этого слишком мал, но они сумели выломать и выбросить из него кресла, так что пространства стало больше. Люк стал великолепной дверью для их импровизированного жилища, а к передней части они пристроили что-то вроде крыльца из ветвей и бревен. Домик получился небольшой и совсем простой, но зато надежно защищал их от дождя и от холода.

Дети никогда не говорили об этом, но в глубине души каждый из них знал – они обречены провести всю жизнь на этой планете. Но звери оставались к ним добры, их домик – так они привыкли его называть – был вполне уютен, и жизнь скоро вошла в колею: утром они вставали, ели и отправлялись исследовать планету. Но скоро это им надоело, и они еще сильнее затосковали об отце и о своей прежней, навсегда потерянной жизни.

Как вдруг однажды на планете появился человек.

Он вышел из-за деревьев и подошел прямо к домику близнецов, на нем был длинный темный плащ с капюшоном, опущенным так низко, что дети не могли видеть его лица. Когда он заговорил, его голос показался им знакомым, но кому он принадлежит, они распознать не смогли – по крайней мере тогда. Человек нес большую сумку через плечо, которую опустил на землю, когда Ашер и Элла вышли ему навстречу.

– С днем рождения, – сказал он.

Близнецы вытаращили на него глаза. Они и думать забыли про всякие там дни рождения.

– Кто вы такой? – спросил у него наконец Ашер. – Откуда?

– Мы думали, что, кроме нас, на этой планете никого нет, – добавила Элла.

Человек кивнул, по-прежнему не снимая капюшона.

– Мое имя не имеет значения, – сказал он, – хотя я проделал долгий путь, чтобы повидать вас.

– Повидать нас? – переспросил Ашер. – Но зачем?

– Чтобы привезти вам подарки, – отвечал человек. – И убедиться в том, что вы живы и с вами ничего не случилось.

Как Ашер и Элла ни уговаривали незнакомца, в их домик он входить отказался. Он подождал, пока брат и сестра откроют сумку и вытащат свои подарки – свертки с их любимой едой из Левитии, коробочки с питьем и книги.

– Спасибо, – сказала Элла, рассмотрев подарки. – Но я все равно не понимаю, зачем вы здесь. И как вы сюда попали?

– На этой планете есть люди, – сказал незнакомец. – Просто вы от них очень далеко. – И он показал вдаль. – Если пойдете в этом направлении, через месяц будете в Аркадии. А вон там, – и он обернулся и взмахнул рукой в противоположную сторону, – лежит под защитным куполом Столица. Но это еще дальше.

– А вы откуда? – спросила Элла.

– Ниоткуда, – ответил незнакомец. – Я вообще не из этого мира, так же как и вы.

– Так у вас есть корабль? – спросил Ашер. – Вы можете забрать нас отсюда?

– Корабль у меня есть, – ответил человек. – И в один прекрасный день я заберу вас отсюда – но не сейчас. А пока вам лучше оставаться здесь, в одиночестве и в безопасности. Новый император Левитии, ваш дядя, считает, что вы погибли. Только поэтому вы еще живы. Но когда-нибудь… – Он еще помолчал, предоставив им самим додумать неоконченную мысль,
Страница 11 из 11

развернулся и пошел в лес.

– Мы вас еще увидим? – крикнула ему вслед Элла.

Человек остановился и обернулся.

– О да, – сказал он. – Хотя и не скоро. Сейчас у меня много дел, но я обещаю вам, что вернусь. – Он снова пошел прочь и скоро пропал между деревьями.

Дни складывались в недели, недели – в месяцы, а незнакомец все не возвращался. Ашеру и Элле стала даже нравиться жизнь в лесу, хотя они оба чувствовали, что она никогда не станет их настоящей жизнью, а лес – их настоящим домом. Животные продолжали хорошо относиться к ним и, когда одно время года сменялось другим, показывали детям новые источники пищи; за это близнецы помогали им, когда кому-то из животных случалось пораниться или заболеть. Одним словом, дети и животные жили в гармонии, и те и другие были счастливы.

Ашер и Элла даже не поняли, что уже прошел целый год, когда таинственный незнакомец снова появился в их лесу. Как и раньше, он прятал свое лицо под широким капюшоном и принес им в подарок еду и книги. На этот раз он принял приглашение близнецов зайти в их домик, хотя есть и пить с ними не стал и капюшон тоже не опустил.

– Почему вы не показываете нам свое лицо? – спросила его Элла. Они с братом не однажды размышляли о том, почему незнакомец не хочет, чтобы они его увидели. И решили, что, наверное, он перенес когда-то тяжелую болезнь, следы которой остались на его лице, или иное увечье. Так Элла и сказала ему теперь. Но он только расхохотался, услышав ее слова.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=22559877&lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.