Режим чтения
Скачать книгу

Дороги судеб читать онлайн - Андрей Васильев

Дороги судеб

Андрей Александрович Васильев

Группа Свата #2

Земли всегда недолго стоят без хозяина. И вот, когда обретено свое место под солнцем, появляются две проблемы: как его защитить и как его расширить? Обе проблемы решаемы, вот только для этого нужны новые люди и оружие для них. А значит – надо отправляться туда, где есть и то и другое, в нелегкий путь по новому миру. За спиной – верные соратники, впереди – километры густых лесов и диких степей, встречи и схватки, безымянное зло и вполне реальные злодеи всех мастей. Это дорога к славе или смерти, это путь к высотам власти в этом новом мире.

Андрей Васильев

Дороги судеб

Часть первая

Глава 1

– Молодой человек! И долго мне за тобой бежать?

В прежней реальности, которую теперь здесь все называют «тот свет», меня безумно раздражал звон будильника. Я терпеть не мог, когда в самый сладкий момент, в приятный и спокойный предутренний сон врывался противный писк этого мерзкого изобретения человека.

Так вот, будильник по сравнению с Оружейником – это ничто. Куда тому бездушному предмету до нашего Льва Антоновича, который в силу своего возраста и неуемной энергии встает раньше всех (а может, и просто не ложится) и начинает собирать, преумножать и распределять. Первое он делает раз в пять активнее, чем второе, а второе – раз в десять охотнее, чем первое. Третьего же действия он старается избегать как ненужной роскоши.

– Я говорю вам, молодой человек: таки отдайте мне то, что вам не нужно. – Ну вот, он перешел на «вы». Сейчас кому-то не повезет. – Вам оно ни к чему, а мне надо.

– Мне сказали взять с собой флягу, – уже немного неуверенно ответил молодой голос. Понятно, на этот раз Оружейник вцепился в кого-то из «волчат». Жалко парня, пропал он. – Мне Наемник велел.

– Так пусть тот Наемник вам ее и дает, боже ж мой! Что мне его «надо» перед моим «оприходовано»? Ему надо, а отвечать кто потом будет? Лев Антонович? Таки пришлет ко мне Сват своего арапа сверить баланс – и все. И мое сердце сделает «шлеп» только при одном виде этого проверяльщика. А что вы хотели? Он в точности такой, каким мне мама в детстве описывала нечистого. Или того хуже – отправят меня вон в ту желтую кубышку, что за воротами стоит и занимает пространство. В мои годы быть овощем – это дело обычное, не спорю, но я-то не хочу, чтобы так случилось!

– Антоныч, и сколько уже можно нудить? – Ага, это уже Одессит к разговору подключился. – Что вы докопались до этого мальчика, который только и знает, что хлопать глазами перед вашей экспрессией? Дружище, верни ты ему ту баклажку, чтоб его стошнило, честное слово. Я тебе свою отдам, самодельную. Поверь мне, она не хуже, чем та, что у тебя в руках, и мне для тебя ее не жалко, у меня большое сердце.

– Жора, так и живите вы с тем своим сердцем еще сто лет, – пожелал Одесситу Оружейник. – Если вам не жалко своего добра, так это замечательно, это характеризует вас как высокоморальную и социально оптимистическую личность, с такими людьми, как вы, стоит жить под одним небом. Больше скажу: даже под одним потолком. Но мне верните ту фляжку, которая стоит у меня на балансе.

– Нате, – оборвал речь Оружейника «волчонок», и обрадованный кладовщик, судя по топоту, побежал в свои закрома. Как водится, получив желаемое, он уже добрые слова вхолостую не тратил – это нерентабельно.

– Что за человек? – Одессит зевнул. – Сам не спит и другим не дает.

– И не говори, – поддержал его томный женский голос. Ну да, наш живчик спать ложится на одном конце города, а просыпается на другом.

– Солнце встало, и мы встаем!

О, а это уже Дарья, та самая крепкобедрая и полногрудая женщина, которая нам с Наемником еду приносила, когда мы рейдеров в засаде ждали.

Она за последнее время забрала в свои цепкие руки почти все внутрихозяйственные дела, да так серьезно, что мне на нее даже жаловаться приходили. Правда, эти жалобы не возымели успеха, поскольку стенания пяти девочек из хороших семей, которые на «том свете» ничего тяжелее вилки и коммуникатора в руках не держали и чистосердечно полагали, что еда растет на деревьях в том виде, в котором ее подают на стол, тронуть мое сердце не смогли. Напротив, они меня порадовали. Жалобы означали одно: молодец Дарья, правильную линию гнет. Впрочем, ничего удивительного: в прошлой жизни Дарья была директором детского дома, причем явно неплохим.

С момента боя с рейдерами прошло уже дней пятнадцать, и сейчас я был даже рад, что тогда так все вышло. Нет, невероятно жалко погибших: и глазастого Стрима, и громкоголосую Мадам, тем более, что они так и не вернулись к нам, как мы на это ни надеялись. Но зато это первое столкновение с организованным внешним врагом четко показало наши наиболее слабые места и болевые точки.

Ну что значит показало? Я и еще несколько человек про большинство слабых мест и болевых точек и сами знали, чего греха таить. Или догадывались. Но мы-то про них знали, а остальные – нет. Остальные о таком просто не задумывались, и суета со стрельбой и освобождением заложников заставила их всерьез задуматься о том, как жить дальше.

Еще у нас началась селекция. Звучит несколько странно, знаю, но это слово применительно к ситуации употребил Проф, и оно оказалось более чем верным. Наш лагерь на следующий же после боя день покинуло десятка два людей, сославшись на то, что путь насилия – это не их путь. Я так понимаю, что их поразил тот факт, как Настюшка последнего из рейдеров в расход пустила.

Она, оказывается, его даже за пределы крепости не стала выводить, а просто поставила к стенке ближайшего дома, всадила ему в лоб пулю прямо на глазах честной публики, после чего устало зевнула и сообщила окружающим:

– Устала я что-то сегодня. Спать пойду.

Все это вызвало очень неоднородную реакцию масс. Большинство сказало: «Ну и правильно», – но нашлись и те, кто заявил, что здесь у остающихся впереди только деспотия и полицейская диктатура, а то и чего похуже. Они за пару минут собрали свои вещи, благо имуществом народ еще не оброс, и, стихийно выбрав себе лидера, некоего Рика, сообщили мне о своем желании покинуть крепость.

И вы знаете, никто не стал их удерживать. А зачем? Если кто-то не хочет признавать того, что состояние постоянной готовности к любым, даже самым нестандартным ситуациям должно стать для него нормальным, привычным состоянием на ближайшее время, то в таком человеке не слишком много проку. И если эти граждане хотят уйти, то скатертью дорога. Люди нужны, бесспорно, но когда они в определенном роде превращаются в балласт… В общем, ушли и ушли. Надеюсь, большинство из них найдет то, что ищет. Ну или хоть кто-то что-то найдет, кроме смерти. Трое из ушедших, кстати, уже через несколько дней вышли на свет ночного костра, как водится, ничего не помнящие и не знающие, какую смерть приняли в своем предыдущем воплощении. Очень расстроились и удивились, когда мы им отказали в приеме.

Ну да, отказали. Мы не воспитательное учреждение и не НИИ по промывке мозгов. Да, люди не помнят того, что когда-то нас уже покинули, и это смягчающее обстоятельство. Но главное здесь то,
Страница 2 из 29

что они все равно не изменились, их жизненные принципы и сущность остались теми же, какими и были. Стало быть, через какое-то время мы все равно получим прежний результат. Так зачем это самое время на них тратить? Да, собственно, время – это еще ладно, но вот ресурсы вроде еды на них расходовать точно не стоит.

Причем эти трое потом еще долго бродили неподалеку от крепостных стен и орали всякие глупости. Они обвиняли нас в том, что мы самодуры и мерзавцы, не слышавшие о правах человека и о том, что его жизнь – это величайшая ценность. Надоели страшно. Угомонились же они только тогда, когда Одессит, который любит орать сам, но не любит слушать, как орут другие, прирезал одного из них.

Нового ничего в их словах не было. Обо всем этом мы за последнее время слышали множество раз. Только зря крикуны стараются, демократии у нас не было, нет и не будет. Как, впрочем, и деспотии, что бы ни говорили покинувшие нас люди, в прошлом, к слову, все как один политики, омбудсмены и телеведущие. Не нужна она нам, демократия эта самая, вот какая штука. Нам надо, чтобы каждый знал, что он делает, зачем и почему. И еще – где его место в тот момент, когда приходит время брать в руки оружие.

Да, личное оружие теперь закреплено почти за каждым из мужчин. За теми, кто помоложе и посноровистее, – автоматы. За людьми постарше и некоторыми из женщин – пистолеты. Но это до поры до времени, пока Ювелир с третьим караваном еще автоматов не привезет, тогда их всем хватит. Нет, со вторым караваном тоже пришло немного оружия, но основной груз был другой: поразмыслив немного, я пришел к выводу, что в замок необходимо доставить как можно большее количество боеприпасов.

Второй караван отбыл из крепости на следующий же день после боя. Мне не давала покоя мысль о том, что где-то далеко от нас лежит наше же добро и что его может прихватить кто-то другой. Возглавил операцию Ювелир. Не скажу, что это далось мне легко… Не то чтобы я ему не доверял, дело не в этом. Просто я не был уверен, что он не сломался после всего случившегося и сможет в случае чего принять верное командное решение, а не бросится вперед с шашкой наголо, но все-таки отправил старшим его. Правда, на всякий случай включил в состав группы Голда: мол, он там уже побывал и сейчас выступает исключительно в качестве проводника и эксперта по сборке плотов – мы решили сделать на месте еще один, чтобы вывезти добра побольше.

Голд это мое решение одобрил, сказав:

– Схожу еще разок, во избежание. Народ отправляется уже более-менее обстрелянный, но этого мало. Надо посматривать по сторонам, чтобы не прозевать момент, когда кто-то любопытный заинтересуется, куда это мы водой идем и зачем.

Я понял, что он имеет в виду бородатого бандита и его малолетнюю спутницу. Я и сам о них думал как раз в подобном ключе. А ну как проследят землей наш маршрут, дождутся, пока плоты и лодки отчалят, а потом устроят маленький набег на бункер? Оружия у них нет, но это не повод расслабляться. Сковырнут люк, накидают внутрь веток и сухой травы, запалят их и выкурят нашу охрану. Или еще чего придумают, мало ли дельных вариантов изобрести можно.

– Ты, главное, головой своей понапрасну не рискуй, – попросил я его. – Ты идешь консультантом, бойцов и без тебя хватит.

Со вторым караваном ушло несколько человек, побывавших в первом рейде: Павлик, Наемник, кое-кто из тех, кто осел в крепости во время нашего отсутствия, плюс двое мужчин из группы Жеки, которая влилась в наши ряды в полном составе. И, заметим, все прошло отлично. Караван благополучно, без каких-либо проблем, дошел и туда и обратно, весь груз был в целости. Еще они сменили постовых, которые за время сидения в бункере порядком понервничали и одичали.

А через день после возвращения по известному уже маршруту стартовал третий по счету конвой. Именно конвой, не иначе: две лодки и два плота. Причем второй плот, который новый, ох и здоровым оказался! Голд же аналитик. Поплавал, подумал и улучшил конструкцию. Что примечательно: вязал тальником, – он, оказывается, его еще в первом походе нарезал и по дороге экспериментировал. На разрыв испытывал, на прочность, на намокание.

Искренне надеюсь, что третий рейд – предпоследний. Мы ведь уже сколько вывезли, да еще сейчас сколько оттранспортируем. Хотя… Может, и не управимся в две ходки. Там ведь еще генератор, провода… Рэнди к тому же что-то про двери говорил: мол, сталь, нельзя так оставлять, это бесхозяйственность. Вот только как эти двери оттуда переть? Генератор еще ладно, такое не забрать – дураком быть надо. А двери… Да их даже Азиз не поднимет!

Азиз, к слову, в вылазках к складу больше не участвовал, я его оставил при себе, как и Настю, в которой, похоже, проснулась авантюрная жилка.

Настя вообще очень изменилась за это время. От робкой девочки, которая меньше месяца назад искренне переживала из-за того, что три мужика увидят ее голой, не осталось вообще ничего. Не знаю, что именно послужило отправной точкой ее перерождения, – тот первый неудачный поход в лес, когда погибли две девушки, первое убийство, ночной бой или еще что-то, но факт остается фактом – она стала совсем другой. Ее теперь не очень сильно интересовали плодовые кустарники и деревья, а также грибы и травы, зато она отстреляла под присмотром Азиза с полсотни патронов из своей снайперки и столько же – из пистолета, а еще так замучила Жеку, узнав о том, что он мастер ножевого боя, что он ее в очередном учебном поединке чуть всерьез не прирезал, и крепко поругалась с Одесситом, когда тот отказался брать ее в свою поисковую группу.

Я тоже был против того, чтобы она пошла с поисковиками, – слишком еще много в ней самоуверенности и лишнего адреналина. Этого достаточно, чтобы погибнуть, но маловато, чтобы выжить. Пусть пока под приглядом будет. Нет ничего страшного в том, что она так переродилась, это нормально. Если человек по духу боец, это обязательно даст о себе знать, как только подвернется подходящий случай. Раньше, на том свете, у нее такой возможности не было. Теперь эта возможность появилась, и ее старая оболочка просто слезла, как кожа со змеи, за каких-то полмесяца. Сгинула в никуда застенчивая девочка-биолог. Зато родилась вот такая Настя – в шортах, которые ей сшила Милена, в камуфлированной майке, в армейском кепи и с двумя пистолетами: один под мышкой, другой на бедре. И она была готова пустить их в ход в любой момент.

Да она была не одна такая. Потихоньку, помаленьку начала появляться из ничего, из ниоткуда будущая ударная сила нашей группы, некий костяк профессиональных бойцов, основным делом которых должно стать силовое обеспечение безопасности. И не только это – понятие «экспансия» пока никто не отменял.

Жека взялся за дело умело и добросовестно, впрочем, как и всегда. Он просеивал людей через мелкое сито, отбирая по одному тех, кто хотел учиться воевать, воевать по-настоящему. Людей, которые более или менее подходили для будущей боевой группы, он показывал мне и Голду, который потом непременно с ними проводил беседу, задавая немудрящие вопросы и что-то помечая в своем Своде. Что он там писал, не знаю,
Страница 3 из 29

но пару кандидатур все-таки отклонил, сказав:

– Пусть пока в крепости поживут, а там посмотрим.

Я не знаю, какие критерии его не устраивали, но не спорил с ним, не видел в этом смысла. Если он так решил, значит, так тому и быть. В конце концов, его учили видеть то, что не видят другие.

Так или иначе, почти два с половиной десятка бойцов в группе уже было, каждый из них четко понимал, чем придется заниматься, и не испытывал по этому поводу никаких иллюзий. Нет, Жека, конечно, говорил им, что их основная цель – защищать население, обеспечивать безопасность крепости, но на самом деле куда точнее их задачи сформулировал Голд.

– Ваше будущее дело – война. Поймите это сразу, – сказал он им как-то вечером после занятий по рукопашному бою, которые вел Азиз.

Парни, которых в крепости уже называли «волчатами», были освобождены от всех работ, но это не значит, что они сидели без дела. Рукопашка, физическая подготовка и все остальные способы зарабатывания очков характеристик, которые распределялись под строгим присмотром Жеки, занимали у них все время.

– Защита, оборона – прекрасно. Но с этим могут справиться и остальные, особенно если с ними немного позаниматься и обучить основам выживания. Ваша задача – она другая. Ваша задача – силовые решения первостепенных потребностей нашего сообщества, – вещал Голд.

– А защита разве не первостепенная потребность? – удивился Тор. Этот крепкий датчанин вышел на наш костер несколько дней назад и уже на следующее после появления утро был откомандирован Жекой в боевую группу.

– Защита – потребность постоянная, – объяснил ему я. – Но чтобы что-то защищать, надо что-то иметь. А чтобы что-то иметь, надо сначала это найти.

– И отобрать! – понимающе завершил мою мысль Крепыш, наш с Голдом соотечественник. Он был уроженцем славного города Ростов-на-Дону и на этой почве близко сошелся с Одесситом. Они, познакомившись, сразу проорали друг другу: «Ростов-папа! Одесса-мама!» – пообнимались и с тех пор были неразлейвода.

– Нет, – помахал пальцем я. – Не надо ни у кого ничего отнимать, Господь с тобой. Просто может выйти так, что возникнет конфликт интересов и кому-то придется по душе то, что нужно и нам. Оно пока ничье и станет в результате собственностью того, кто сможет доказать свое право. Юристов тут нет, судов – тоже. А значит, у кого прав больше?

– У кого оружия больше, того и право. – Фира блеснула зелеными глазами. – Оно и раньше так было, еще там, на той Земле.

– У того, кто им лучше умеет пользоваться, – не согласился с ней я. – И у того, кто сможет это доказать на деле.

– И еще у того, кто умеет думать перед тем, как стрелять, – добавил Голд. – На спусковой крючок автомата может нажать любой дебил. Важно понимать, когда и зачем ты это делаешь. Учитесь не только стрелять и резать, учитесь думать. В первую очередь – думать.

– И еще, война – это дело не одиночное, война – дело коллективное, – снова перехватил инициативу я. – А потому прямо с завтрашнего дня начинаем учиться работать в группах. Учить вас будем по очереди я, Жека и Наемник, когда вместе, когда по отдельности, кто свободен будет. Наемника вот сейчас вовсе нет, он с конвоем ушел. Сработавшаяся группа впятером может положить очень большое количество народа, поверьте.

– Составы групп я назову завтра. – Голд махнул рукой и показал всем появившийся в ней Свод, как бы говоря о том, что у него все в нем записаны.

Работать группами бойцам очень даже понравилось, и уже через пару-тройку дней «волчата» начали шастать по окрестностям, правда, не так, как раньше, по принципу: «Пойдем туда, куда глаза глядят», – а целенаправленно. Жека, который сообщил всем, что контроль местности тоже входит в зону его влияния, разрабатывал для каждой из групп маршруты и давал задания: разведать то, проверить это.

Радиус походов был пока невелик, десять-пятнадцать километров от лагеря. Было принято решение дальше пока не ходить. Дальние походы не слишком подходят для молодых, больно они еще неопытны, и даже присутствие кого-то из ветеранов не даст гарантии, что «волчата» не наломают дров. К тому же случись им столкнуться с кем-то вроде приснопамятных рейдеров, людей бывалых и опытных, – и еще неизвестно, на чьей стороне будет удача.

Но результаты были. Благодаря этим вылазкам наши умники – Проф и Герман составили достаточно подробную карту близлежащей местности, со всеми оврагами, рощицами и родниками. Они вообще вопрос картографии поставили в особый приоритет. Всякий новый человек непременно ими опрашивался на предмет того, где он осознал себя на этой Земле и что видел по дороге. А бедняге Ювелиру они просто весь мозг вынесли, требуя, чтобы тот зарисовывал берега во время похода.

Я это их начинание очень одобрял – карты, подробные и качественные, были нужны нам как воздух. Без них жить куда сложнее, чем с ними, а потому оба ученых находили у меня и понимание, и поддержку.

В качестве награды наиболее отличившейся группе Жека выдавал лицензию на охоту. Дичь была знатная – Окунь.

Звероподобный бандос пришел на встречу к нашим стенам, как я ему и сказал, но конструктивного диалога у нас так и не получилось. Увы и ах, он не захотел выполнять функцию свободного поисковика людей, на которую я пытался его определить, пообещав в случае согласия поддержку нашей группы, и попытался меня убить, чтобы завладеть оружием. Инстинкты у него все-таки взяли верх над разумом.

Теперь он был учебным материалом для наших бойцов. Его выслеживали и убивали раз за разом, освобождая тех, кого он успевал найти, и отрабатывая на нем полученные умения, увы, пока очень немногочисленные. Оно и понятно – много ли вколотишь в голову за полмесяца пусть даже и очень усердным ученикам? Нас не по году учили, и то…

– Жизнь всему научит, – успокаивал меня Наемник в тот день, когда мы провожали третий караван. Сам он с конвоем не пошел, у него были иные задачи на ближайшее время. – Опять же, практика нужна, она полезней любых тренингов.

– Будет им практика, – заверил его я. – Куда ж без нее…

У меня была мыслишка отправить «волчат» под присмотром Азиза и Наемника в лесок, где, наверное, до сих пор бродят гаврики, которые тогда пытались прибить нашего зимбабвийца, а еще лучше – к болоту, где водятся древообразные страхолюды. Но на учебные рейды требовалось время, а его-то как раз и не было. Большинство «волчат» мне будут нужны уже очень скоро, не говоря об Азизе, а подобная вылазка может затянуться на неделю-другую.

Хотя к страхолюдам все равно сходить надо – там столько опыта отсыпают в обе руки, что глупо подобным не воспользоваться. Может, когда вернемся из намеченного рейда, прогуляемся. Заодно и склад еще раз навестим, вдруг чего забрать из остатков надо будет. Понятное дело, что к тому времени туда еще один конвой уже сходит, но непременно что-то да останется.

Но не стоит планировать такие вещи заранее, кто знает, что в грядущем рейде случится. «Загад не бывает богат», – так моя бабушка говорила и, похоже, права была. Это тебе не по безопасной реке плавать, а по незнакомому лесу идти.

Да и безопасность реки
Страница 4 из 29

теперь являлась понятием весьма условным. Мы уже видели несколько пустых плотов, которые проплыли вниз по течению, и это означало вот что. Во-первых, на тех плотах явно кто-то куда-то в свое время плыл, это очевидно. Во-вторых, людям не повезло, они попались кому-то в руки, и, надо полагать, с концами, если никого на плотах не видать. Стало быть, есть в верховьях реки некто, кто людей не жалует. Причем этот некто еще и зажиточен настолько, что даже плавсредства себе не оставляет. Один из плотов, кстати, был чудо как хорош: большой, устойчивый, с рулевым веслом. Прямо душа у всех болела, когда он из виду скрылся. И ведь не выловишь его никак, больно далеко от берега плыл. Нет, безбашенный Крепыш было собрался в реку сигануть, но его остановили – не доплыть до плота было вот так, запросто. На лодке можно было бы попробовать, но все наши лодки курсируют с конвоем.

И все же лес был опаснее вдвойне, если не втройне. На реке все видно, а в лесу – нет. Речной маршрут уже изведан, а дорога ко второму складу есть только на карте давно застрелившегося генерала, и неизвестно, насколько верны сведения, местность-то изменилась.

Об этом и многом другом мы говорили еще три дня назад, прямо здесь, в моем домике. «Мы» – это все те, кто сейчас, по сути, и руководил уже немаленьким сообществом людей, которое осело в крепости.

Сама по себе мысль отправиться ко второму складу, тому, что ближе третьего, но дальше первого, не оспаривалась никем, хотя, полагаю, в глубине души каждый из нас понимал: добро, скорее всего, уже разграбили. Ну не разграбили, конечно, а вынесли, на вполне справедливых правах того, кто его первым нашел. Но мы так хотели заполучить еще один приз, что заранее не любили опередивших нас.

Увы и ах, но факты говорили о том, что наши предположения небезосновательны. Пистолет, изъятый у рейдера, тот самый, который он забрал у одного из убитых им на опушке леса мужчин, был точной копией тех, что мы взяли на своем складе. Правда, из разных партий, мы это определили по номерам, выбитым на пистолетах.

– Это лишь косвенные факты, – упрямо твердил Голд. – Ничего они не доказывают, поверь мне.

– Понимаю, – соглашался я с ним. – Просто надо быть готовыми к тому, что на месте второго склада сейчас может существовать поселение. Если бы мы набрели не на наши живописные развалины, а на склад, мы бы точно сделали его нашим основным зданием и селились вокруг него. Но самое печальное, что в этом случае нам ничего не достается.

– Ну это еще не факт, – тонко улыбнулся Голд, и Настя тут же хихикнула, понимающе подмигнув моему консильери[1 - Консильери (итал. consigliere) – советник, человек, которому можно доверять и к словам которого прислушивается глава сообщества. – Здесь и далее примечания автора.]. Да и Азиз, привычно расположившийся у порога, загукал, соглашаясь с его словами.

– Да что вы сразу! – заметил Жека, нахмурившись. – Может, там живут нормальные люди? Может, мы там союзниками обзаведемся?

– Или наоборот, – хихикнула Настя. – Увидят они нашу сбрую со стволами, да и подумают: «Ах, какое неплохое имущество к нам само заявилось».

И пошли эти двое копья ломать. Надо заметить, что у Жеки и Насти, как это ни печально, практически сразу спонтанно возникла жуткая нелюбовь друг к другу. Отчего, почему, я не знаю, но факт оставался фактом.

Правы были оба. Ситуация могла отыграть в любую из сторон. Не исключал я и третий вариант: мы могли найти просто пустой склад и не обнаружить вокруг никаких признаков жизни. Или могло случиться чудо: мы бы нашли невскрытые двери. Но подобное мне казалось утопическим.

Как ни крути, вывод был один. Идти надо. По ряду причин. Во-первых, не изменилась основная задача – нельзя упускать возможность усилить нашу огневую мощь. Если есть хоть сотая доля шанса заполучить стволы или боеприпасы… Да нам все сгодится, чего уж тут. Во-вторых, надо поднатаскать молодняк. Я собирался взять с собой нескольких ветеранов и полтора десятка наших молодых бойцов. Если вернемся, то они хоть немного заматереют. Если нет, значит, нет.

Сейчас это просто куча молодых ребят, которые думают, что круче вареных яиц, а на поверку – еще совсем щенки. И пока они не побывают в хоть сколько-то серьезном деле, ничего не изменится. Я это точно знаю. Я сам таким был.

Да и мне надо хоть немного развеяться. Я за полмесяца за пределы замка почти не выходил. В этом, скорее всего, есть что-то неправильное, возможно, я не лучший руководитель, если опять хочу смыться черт знает куда и оставить людей на Жеку, но и меня поймите верно. Кругом ведь жизнь – страшненькая, но интересная! А мне с утра до вечера пилит мозг куча народу, и каждый – со своими проблемами. Дай дополнительное помещение, дай людей… Дай, дай, дай… Реально ведь народ не понимает, что в какой-то момент у меня в мозгу сосудик какой-нибудь лопнет, я достану ствол и выдам каждому по пуле. И все.

И ведь понимаю я: надо. Все надо. Да, мои приоритеты сейчас – усиление мощи нашего поселения. Во-первых, это гарантия того, что нас всех просто так, за понюшку табаку, не перережут в одночасье, во-вторых, эта тема мне ближе, чем, например, виноградарство.

Представьте себе, виноградарство. Сам глаза выпучил, когда ко мне подошли двое недавно прибившихся к нам приятелей – Луиджи и Фернан. Один раньше жил в Италии, под Неаполем, второй – во Франции, в тех местах, где сливаются Гаронна и Дордонь. И тот и другой у себя на родине выращивали виноград, причем у обоих это был семейный бизнес.

Так вот, они решили заниматься виноградарством и здесь! Обнаружили в лесу у Дальнего утеса виноградные плети, «дичка», конечно, но их это не смутило совершенно. Более того, оба были уверены, что за пару-тройку лет добьются очень неплохих урожаев очень неплохого винограда. Не элитного, разумеется, но такого, который и есть можно будет, и сушить. Они планировали даже вино изготавливать.

Меня радовала их оптимистичность. «Пара-тройка лет». И ведь верят, что так и случится. И не только они. Верят люди в то, что жизнь непременно хорошая будет. Мне бы так…

Но я это дело благословил, дал Дарье команду выделить приятелям в помощь людей, почему нет?

А вот, к примеру, Пасечник, тот дядька, что пришел с Жекой, и вправду занялся пчеловодством. Выбрав местечко чуть вдалеке от крепости, огородил его, после сколотил ульи и, к нашему всеобщему удивлению, таки заманил в пару из них пчел, как он это назвал: «Поймал рой». Серьезный дядька оказался. Обещает, что вскоре медком будем баловаться.

Еще у нас появилось поле с просом – единственной зерновой культурой, которую удалось обнаружить. Причем, к великому удивлению Насти, которой приволокли «странные колосья», оно, просо, в смысле, оказалось не диким, а вполне пригодным для посева.

Не буду рассказывать о том, как Рэнди, Владек и еще пара человек, кое-как знакомых с земледелием, изготавливали в кузне плуг, споря о том, как он вообще должен выглядеть, – это было еще то зрелище. Промолчу и про то, как куча народа потом таскала этот плуг по небольшой пашенке, поскольку с упряжью так ничего и не придумалось. Скажу лишь, что потом все было повторно
Страница 5 из 29

перекопано лопатами. Нам с Голдом просто надоело слушать многоголосую дискуссию, и мы сами взялись за дело.

Но факт остается фактом – землю кое-как вспахали и засеяли. Теперь все ждали: взойдет это просо, не взойдет? Я, например, не уверен. Не знаю, что тут с сезонами, но если оно уже выросло в этом году, зачем ему это делать еще раз? Хотя сельское хозяйство от меня максимально далеко, потому судить не берусь. Я, как и все, подожду. Конечно, хорошо, если что-то вырастет. Психологически хорошо – люди в себя верить начнут, в то, что их труд не напрасен. Да и в целом для климата в коллективе это будет благоприятно.

Все это было очень занимательно и нужно, все это пожирало львиную часть моего времени, но я от таких дел уже ошалевал, поскольку всегда был от подобного далек. Не слишком мне все это интересно, не мое это.

Мне вообще все чаще приходила в голову мысль, что, скорее всего, я вообще не в свои сани сел. Даже не скорее всего, а просто наверняка. И как только я увижу того, кому с чистой совестью можно будет сдать дела, я это сделаю, честное слово. А сам буду жить припеваючи, весело и с риском. Вон, вверх по реке схожу, гляну, что там за душегубы проживают.

Хотя именно сейчас душа за то, на кого остается замок, у меня не болела. Да и с чего бы? На страже стен оставался Жека и вторая половина «волчат», на хозяйство плотно присел триумвират нашего тылового обеспечения в лице Дарьи, Оружейника и Генриетты. Эти не то что своего не отдадут, они еще и чужое прихватят.

Да и вообще хозяйственная жизнь вошла в нормальное русло. Дарья и Лев Антонович были теми самыми людьми, которых мне не хватало. Они все посчитали, распределили между собой полномочия и обязанности и даже составили график, когда кто напрягает Рэнди. По первости я следил за ними всеми, ну, мало ли… Но уже на третий день понял: нет в этом никакого смысла. Они реально лучше меня знают, что и как делать. Склады пополняются запасами. Люди сыты и хоть как-то одеты. Все при деле. Так чего я им мешать буду? А коли воровать начнут, так я все равно об этому узнаю. Расскажут, у нас тут шила в мешке не утаишь.

Плохо, кстати, если такое случится. Я же их тогда непременно расстреляю. И где мне потом новых таких искать?

Вот и сейчас Оружейник гомонил не просто так. Он хоть и зануда, а дело свое знает и лишнего никому не выдаст. И не лишнего – тоже.

А группа, стало быть, уже собралась и экипировалась, бурлит кровь у «волчат», предвкушают дальний рейд. Это нормально, так и должно быть.

Сначала мы пойдем достаточно большой сборной группой, а потом разделимся. Первый пункт на пути – бункер, тот самый, в котором некогда я нашел карту и свой кольт. Рэнди наконец достал меня до печенок, и я согласился на то, чтобы бункер обшарили сверху донизу и изъяли оттуда все, что только можно. До этого места поисковики пойдут под нашим прикрытием, ну а обратно – с группой сопровождения из пяти человек, навьюченные, как мулы, Рэнди им заданий надавал столько, что ой-ой-ой. Я лично слышал слово «гермозатвор» и им не завидую. Ну а мы заберем левее, наша дорога лежит в сторону Дикого поля.

Хоть и немного волнующе выдвигаться в такой рейд, но чувствовал я себя куда уверенней, чем несколько недель назад, когда мы с дубьем поперлись в леса. Да и неудивительно это ни капли. Тогда мы были разрозненной кучкой людей, которая толком даже не знала, куда идет. Сейчас мы неплохо вооруженный отряд, причем состоящий исключительно из бойцов, пусть даже в большинстве своем еще и не слишком опытных.

Ох как орал Жека, когда узнал, что я забираю с собой Наемника и Азиза!

– А я с кем останусь! – шумел он. – Совесть у тебя есть? Ну взял бы ты эту свою малахольную девку. Ну одного из этих двоих. Но всех-то на фига брать? С кем я останусь?

– Нет у меня совести, – даже удивился я подобным претензиям. – А то ты этого не знал.

– Гад ты, Стасик, – тихо и печально сказал мой друг, плюнул и пошел проверять посты.

Боюсь даже представить, что с ним станется, когда он узнает, что Голд тоже уходит со мной. Нет, если бы Жеки тут не было, я бы, конечно, народу с собой взял меньше. Но он здесь, а значит, ничего плохого случиться не может. А бесится он только по одной причине – сам в этот рейд идти хочет. Хочет и не может. Обидно ему, вот в чем дело.

А я рад, что его с нами не будет. Там дело может повернуться по-всякому, и его идеализм, помноженный на рефлексы честного полицейского, мне точно не понадобится.

Ох, а еще я боюсь представить, что будет с Ювелиром, когда он вернется и ему скажут, что мы отбыли. Он так хотел пойти с нами… Я ведь ему это даже обещал! Хотя он-то ничего и не скажет. Он все еще за тот раз вину за собой чует. Да и потом, он очень нужное дело сейчас делает и сам это прекрасно понимает. Но к третьей базе он пойдет с нами обязательно, тут уж вопрос политический.

Когда я с автоматом на плече вышел из дома, отряд уже приготовился к отбытию. Лица у «волчат» были довольные, улыбающиеся, предвкушают, похоже, приключения и дальние дороги. Ну-ну, дай-то бог, чтобы все обратно вернулись. Ветераны были более сдержанны в эмоциях. Наемник о чем-то беседовал с Жекой, Настя дремала, привалившись к стене, Фира болтала с Рэнди. Азиз… Азиз, как обычно, натирал ветошью свою «детку». Все как всегда.

– Ну что, все собрались? – Я обвел глазами людей. – Никто ничего не забыл? В туалет все сходили, чтобы по дороге не проситься?

Жека ухмыльнулся – так всегда говорил наш с ним командир, прим-майор Грин, перед загрузкой в транспорт, который нас доставлял к месту высадки. Остальные тоже заулыбались. Да и жители замка, которые вывалили на площадь нас проводить, как-то пообмякли, а то некоторое напряжение в них чувствовалось. Волновались они за нас.

Что немаловажно – никакого недовольства два десятка парней и пять девушек, которые совершенно не участвовали в общественных работах, у людей не вызывали, а я этого изначально немного опасался. Все помнили, что могло произойти, если бы мы из первого похода к складу вернулись на денек попозже. Те же, кто этого не застал и присоединился к нам после упомянутых событий, непременно узнавали историю из уст очевидцев. Правда, количество негодяев-рейдеров, упоминавшихся в рассказах, все время возрастало, и сейчас уже выходило так, что мы вдесятером сражались едва ли не с полусотней злодеев. Так что тревога за уходящие из крепости группы была вполне искренняя. И опасения за себя – тоже, хотя и в меньшей степени. Впрочем, монументальная фигура Жеки развеивала эти опасения в тот же момент, когда на нее падал взор. Причем даже у меня.

– Стас, не спеши и не подставляйся, – сказал мне друг на прощанье. – Есть у тебя дурацкая черта – нетерпеливый ты. Сначала выстрели, потом выжди, потом смени позицию и только потом…

– Зануда ты, – хмыкнул я. – Ювелира сразу в следующий рейс не отпускай. Пусть пару дней посидит тут. Людям надо отдохнуть, да и примелькался он, поди, на реке. Опять же, дополнительные резервы у тебя будут. Ты понял меня?

– Не учи ученого, – хлопнул меня по козырьку кепи Жека. – Да, Стас…

Он упорно не хотел звать меня «Сват». В какой-то момент
Страница 6 из 29

поправлять его мне надоело, и я сдался.

– Ты… это… – Жека замялся. – Если людей встретите, будете же с ними разговаривать?

– Если они первые не начнут стрелять, непременно, – подтвердил я. – А как же. Жека, я все понял. Я буду расспрашивать о ней всех встречных и поперечных. Марика и мне не чужая.

Жека очень волновался за Марику, я это знал. Он бы вовсе бросил все и ушел ее искать, но долг, которым я его самым нахальным образом привязал к крепости, не позволял ему так поступить. Совестливый он у нас, что не может не радовать, но… Впрочем, это уже детали.

– Да я знаю. – Жека махнул своей лапищей. – Ладно, все, валите. Вон, солнце уже высоко.

Я не без радости выполнил его пожелание и перелез через пролом в стене, после чего крикнул остальным:

– Двинулись помаленьку. Легко уходить и радостно возвращаться – такова доля солдата. Пошли, пошли!

Глава 2

– Тор, Перстень, Фрейя – дозорная группа, – скомандовал Наемник, как только мы поднялись на холм, возвышавшийся за стенами замка. – Отрыв от основной группы – не менее километра, в случае обнаружения потенциальной опасности по возможности свое присутствие не обозначать, в огневой контакт не вступать. Фан, Крепыш, Тюлень, Рыкун – замыкающие. На остальных – сопровождение и защита гражданских лиц.

Когда Наемник узнал, что именно ему предстоит командовать группой сопровождения в рейде, он сначала просто удивился, а после, подумав, очень-очень удивился.

– А как же?.. – Он не закончил фразу, многозначительно глянув на меня.

– А что я? – Мне оставалось только пожать плечами. – В настоящий момент лидер группы ты, я же, скажем, офицер, и не более того. Ну если только не случится чего-то эдакого… Но, надеюсь, не случится.

– Это как-то неправильно. – Наемник пощелкал пальцами. – Субординация…

– Если ты заставишь меня отжиматься, это, конечно, будет перебор, – ответил ему я. – И на одной ноге стоять, на предмет улучшения равновесия, я тоже не соглашусь, хоть дело, в принципе, полезное. Ты пойми: «волчата» еще учатся, этот рейд для них – словно экзамен в начальной школе. Как писать научились, как считать. И готовили их в первую очередь ты и Жека, так что вам экзамен и принимать. Ну в данном случае – только тебе. А я на это все посмотрю со стороны. Да и потом, я с них ведь как с бойцов начну спрашивать просто по привычке, а они пока ни разу не бойцы, так что неправильно это… А вот с вас, между прочим, спрошу по полной, если после первой серьезной стычки «двухсотых»[2 - Кодовые армейские обозначения потерь личного состава. «Двухсотые» – убитые, «трехсотые» – раненые.] будет много. За ветеранов не спрошу – за Настю, Арама, Павлика, с ними все ясно, они живут по другим правилам, они у вас не учились. За Одессита даже приплачу тому красавцу, который ему голову прострелит. А вот за «волчат» отвечать придется.

Насчет другого спроса с тех, кто пришел когда-то в эту крепость первыми, я загнул, но в принципе рациональное зерно здесь было. Я сознательно не стал отправлять никого из ветеранов (уже ветеранов!) на обучение, хотя кое-кто из них просил меня об этом. Я не хотел, чтобы между «волчатами» были какие-то отличия, чтобы про кого-то в учебной группе говорили «он из тех, из первых». Будущие бойцы семьи все должны быть равны, по крайней мере, на стартовой черте. Понятное дело, что потом все равно будет деление на тех, кто лучше стреляет, и тех, кто лучше думает, на стратегов и исполнителей. Но это потом. А сейчас они одно целое, они стая равных.

И, надо заметить, такой подход давал свои плоды. Сейчас ребята действительно смотрелись как нечто целое. А самое главное, у них появились зачатки кастовости, когда я это заметил, то с удовольствием потер руки. Мысленно, разумеется.

Кстати, в тот же день, как я это углядел, у меня как раз случился один очень интересный разговор с Дарьей. Она, как баба умная и прямая, тоже заметила то, что «волчата» уже и едят отдельно, да и вообще особо не стремятся к общению с другими соплеменниками. Это ее встревожило, да и не ее одну. Но пришла ко мне именно она, наверное, потому, что относилась к той породе людей, для которых важно все происходящее вокруг, независимо от того, где именно и с кем что-то случилось. И еще потому, что не любила откладывать волнующие ее темы на потом.

Придя ко мне вечером, она сразу же, от порога, начала пенять на все вышеперечисленное. Я очень внимательно ее выслушал, а после сообщил, что не вижу в этом ничего плохого. То, что армия и народ едины, выдумали политики в двадцатом – двадцать втором веках и популяризировали этот лозунг всякий раз, когда сокращали численность армейского аппарата, пока не угробили его вовсе.

На самом деле армия, особенно если она профессиональная, а не народная, – это отдельная статья. И в государстве, и в обществе, и даже в судопроизводстве. Это общность людей, которые умирают ради того, чтобы жили другие. А, стало быть, с них и спрос другой, и образ жизни у них от остальных отличен. И это я про образ мыслей молчу. Проще говоря, это именно каста, со своими законами и правилами.

Дарья, выслушав меня, помолчала, а после опасливо сказала:

– Да это-то все понятно. Мы все понимаем: войско растишь, защиту нам и все такое. В большинстве своем народ рад, что скоро можно будет спать спокойно. Только некоторым вот страшно немного становится. Сейчас-то они защита, а потом?

– Даш, ты это бросай. – Я понял, что она имела в виду. – Точнее, вы это бросайте.

– Чего бросайте? – поджала губы женщина.

– Голову себе ерундой забивать. И парламентеров слать. – Я добавил в голос стали. – Всполошились, понимаете ли, они. Переговорщики, тоже мне.

– Всполошились, – не стала увиливать Дарья. – Это ты их «волчатами» с любовью называешь, а люди вот бояться начинают и слово это потихоньку со страхом начинают произносить. А ну как эти «волчата»… Они же убивать учатся! Да с таким прилежанием, я же видела!

– Так! – Я стукнул кулаком по столу. – Дарья, не пори чушь. Да, ребят тренируют на совесть. Да, их будущее – не пахать землю, не ковать железо и не выращивать виноград. Я этого и не скрываю. Да, их учат убивать. Но ты сама подумай: а как без них? Даже не конкретно без них, а без тех, кто сумеет защитить других? Как в прошлый раз – народное ополчение собирать и надеяться, что тех, кто придет за нашими головами, будет меньше и вооружены они будут хуже?

– Да это тоже все понятно. – Дарья явно маялась. – Но… повернуться ведь по-всякому может?

– Так давай тем людям, которым страшно, объясним, что никто их в крепостные переводить не собирается, – устало попросил парламентершу я. – И клеймить не станет. Я тебе больше скажу: есть у меня серьезное подозрение, что большинство «волчат» скоро будет наведываться в крепость лишь время от времени – передохнуть от рейдов и отчеты с трофеями сдать. И еще, вернусь к другой теме, – это что такое? Почему ко мне уже начали выборных присылать? Почему просто не поговорить об этом за ужином, я же ем с вами вместе?

Дарья потупилась и покраснела, это было довольно странно видеть. Я, по крайней мере, впервые созерцал нашу хозяйственницу
Страница 7 из 29

смущенной.

– Так что скажи тем, кто тебя послал, чтобы они заканчивали дурака валять. – Я пальцами поднял ее подбородок и глянул ей в глаза. – Причем по всем пунктам сразу. Мы все – одно целое, у нас тут симбиоз, и никакого сословного расслоения не предвидится. Да, есть начальники и подчиненные, ты вот тоже руководитель. Но что это меняет? Ничего. Даш, нам жить надо. Хотя какое там… Выживать еще пока, не жить даже. А вы такой дурью маетесь! И еще – если узнаю, что где-то какие-то шушуканья и разговоры идут, то найду того, кто это все начал, и из крепости вышвырну. Невзирая на лица. Или попросту расстреляю, образцово-показательно. Ты меня знаешь, я могу.

Надо думать, разговор был доведен до наиболее пугливой части общества, и ненужные разговоры прекратились полностью. Я так думаю, что этих опасливых граждан и было-то всего ничего. Я, по крайней мере, совершенно не заметил, чтобы «волчат» кто-то боялся, особенно слабая половина человечества, из тех, кто помоложе. Наоборот, девчата ими усиленно интересовались.

Отряд бодро шагал по равнине, крепость давно скрылась из виду. Погода, как и всегда, радовала – небо синее, солнце яркое, а воздух еще не растерял утренней свежести.

Что примечательно: за все время нашего нахождения в новом мире так здесь ни разу не шел дождь. Изредка на небе появлялись облачка, легкие и прозрачные, но этим дело и заканчивалось. Такое природное явление очень удивляло наших умников и печалило тех, кто занимался сельским хозяйством. Они предрекали большие неприятности в том случае, если подобная погода является здесь нормой, совершенно не желая принимать во внимание тот факт, что реальность, где мы очутились, не совсем настоящая.

– Ветер есть? Есть! – экспрессивно отгибал пальцы итальянец-виноградарь в одной беседе со мной. – Солнце жарит, как сборщик налогов! Вода? Ее много, но она далеко, а поливочных систем у нас нет! Такими темпами скоро солнце высушит траву, а ветер выдует землю! Finita!

Как по мне, наш эмоциональный друг немного сгустил краски, но Проф, почесав затылок, сказал мне чуть позже:

– Меня пугает не столько то, что дождя нет, как то, что может случиться, если он начнется. А если здесь погода сезонная? Как в джунглях? Сначала солнце, потом дождь или, что того хуже, снег, да еще и на пару-тройку месяцев? Представь себе: снег, который безостановочно валит пару месяцев. Это же ужас! Как ты помнишь, Сват, тут все смешалось, и погода этому миру могла достаться, например, от постапокалиптической реальности, с определенными нюансами, само собой. Как вариант, без ядерной зимы и радиоактивных осадков, но зато перевернутая шиворот-навыворот.

Не знаю, прав Проф или нет, но мы уже почти месяц тут живем, а дождя ни разу не видели. Впрочем, в прежнем мире такое летом тоже случалось. Я помню один год, когда осадков не было с июля по ноябрь. Вообще никаких. А потом, в ноябре, как влупил снег и шел три дня подряд, засыпав пол-России и пол-Европы, причем даже в тех странах, где до этого он являлся экзотикой. Правда, нашу покойную Землю так колбасило, что подобное не слишком кого-то удивило.

– Суслик. – Милена ткнула пальцем в представителя местной фауны, который застыл столбиком шагах в десяти от нас, забавно шевеля усами и сверкая черными пуговками глаз. – Какой смешной!

– Жирненький балпак, – причмокнул Джебе, один из «волчат».

Он был уроженцем казахских степей и, надо полагать, знал в сусликах толк.

– А что? – засмеялась Фира. – Хорошее может выйти блюдо – суслик, запеченный столбиком!

– И фаршированный зерном, – немедленно уточнил Одессит. – Так сытнее будет.

Джебе задумчиво смотрел на грызуна и похлопывал себя по бедрам, в его взгляде явно читалась мысль о том, что суслик – это еда.

– Не надо, – возмутилась Милена, которая явно предугадывала последующие действия «волчонка». – Не трожь его!

Наша магесса-модельер была все так же мягкосердечна к созданиям живой природы. Но при этом людей, судя по всему, она частью природы больше не считала, и виной тому был все тот же вооруженный конфликт.

Уже на следующий день после столкновения с рейдерами она изъявила желание максимально усилиться как маг и окончательно добила меня требованием в случае военных действий или чего-то такого непременно включать ее состав боевых групп.

Я тогда мысленно стер со лба трудовой пот. На самом деле я очень переживал за то, что все три обладательницы магических талантов как-то не слишком стремились их развивать. Это было обидно, это были незадействованные ресурсы. И если юная француженка как боевой маг была не слишком полезна, то Милена очень бы нам пригодилась. Да и пригодится еще, я в этом уверен.

– Оставь ты его, пусть живет. – Одессит показал на Милену, которая, нахмурив брови, грозно смотрела на Джебе. – Что с него приварка? Я тебя умоляю. Дойдем до леса – зайца добудем или кого посерьезней.

Да, в лесу и в степи появилась живность. Все происходило так, как когда-то предвещали два наших умника. Сначала в реке заплескалась рыба, потом в воздухе начали жужжать насекомые и порхать птицы, причем сначала всякая мелочь, вроде малиновок и скворцов, а после и серьезные представители пернатых. Я видел сокола и аиста, Настя же говорила, что заприметила даже орла.

За птицами пожаловали и животные, причем по тому же принципу. Сначала мы увидели грызунов, и самый первый их представитель, попискивая, сразу же направился на кухню, видимо, движимый вечным инстинктом. Он плюнул на то, что на дворе был день и кухня у нас расположена под открытым небом. И даже на то, что там сроду не найти ни круп, ни сыра.

Я в жизни бы не подумал, что Генриетта умеет так кричать. Это был даже не крик, это был рев парохода в тумане, это был трубный зов, который мог бы сбить с панталыка слоновье стадо, заставив его заподозрить, что вожака вызывает на бой более молодой и сильный соперник. Нашу фрау главного повара испугала мышь. И не просто испугала – хвостатая гостья загнала ее на лавку.

Хотя, ради правды, мышь была знатная. Серая, здоровая. И наглая, как танк!

Впрочем, радоваться ей долго не пришлось. Нет, тогда она убежала, надо полагать, думая, что она теперь здесь царь и бог. Как бы не так!

Эволюция погнала животный мир на этой планете таким галопом, что мы только диву давались. Путь от крупного до великого, от мыши до медведя был пройден дней за десять или около того. Медведя, правда, мы не видели, но Аллочка, у которой в заднице было шило, что постоянно гнало ее куда-то подальше от замка, утверждала, будто слышала его рев.

В один из таких дней, когда Аллочка гуляла за крепостными стенами, у нас и появилось мышиное горе. Впрочем, горе явно не только мышиное, поскольку если раньше я грызуна считал наглым, то я ошибался. Куда ему было до Бандолеро[3 - Бандолеро – мексиканские контрабандисты и разбойники. Люди отважные, но совершенно не законопослушные.], сокращенно Банди.

Этого камышового кота в крепость приперла все та же Аллочка, которая с женщинами наведывалась в лес у Дальнего мыса, она же и придумала имя, которое шло безобразнику до невозможности. Она утверждала, что это не чистокровный
Страница 8 из 29

камышовый кот, что он метис, но, глядя на желтоглазую усатую и мелкоуголовную рожу Бандолеро, становилось ясно – нет в нем домашней крови. И он точно гуляет сам по себе.

Но, как ни странно, он никому лицо не расцарапал, в первую же ночь передушил кучу мышей, надо думать, чтобы доказать свою полезность, поскольку жрать он их не стал, а выложил рядком неподалеку от кухни. В конце концов он покинул Аллочку, предпочтя ей в качестве хозяйки Генриетту. С того момента только она могла его гладить и только ее он хоть как-то слушал.

Я врать не буду – стороной его обходил. У него же под шерстью не мышцы – стальные канаты. А когти какие… Да и не люблю я кошек и котов. И никогда не любил.

Апофеозом же прогресса животного мира у нас пока считался лось. Ох и здоровая была зверюга! С чего он вылез из леса – неизвестно, по идее, его голоса наших женщин должны были спугнуть, а не приманить. Но он вылез. Себе на беду, поскольку Перстень, один из «волчат», поджарый парень родом из Прибалтики, не оправдал распространенного в народе мнения о некоторой заторможенности уроженцев тех мест и всадил в него очередь из автомата.

Нести эту зверюгу в лагерь было нелегко, но каким же этот лось оказался вкусным!

И что примечательно – все звери были аналогами земных. За все это время мы не увидели ни одного мутанта. Да что мутанта – даже просто неведомых зверушек не встречали.

А ведь они есть. Даже если забыть про ту нечисть болотную, то можно просто открыть Свод и почитать о том, какая фауна, кроме привычных нам видов, тут обитает. Синебрюх усатый, шишкунчик ильюшестый, сумчатник. Ну и памятный мне шушпанчик из рецепта. Если они в Своде есть, то и в мире быть должны. Вопрос только: где они ошиваются? Нам пока все это звериное изобилие не встречалось. Может, и к лучшему. Я, конечно, не знаю, насколько опасен шишкунчик ильюшестый, хотя мне почему-то кажется, что существо это на редкость пакостное и зловредное. Да и от синебрюха усатого я бы точно ничего хорошего не ждал.

Правда, наша профессура была склонна считать, что те ходячие пеньки на болоте тоже были частью фауны, но я в этом не был уверен. Не тянули они на животных, никак не тянули. Впрочем, со временем мы их проведаем и тогда точно выясним, кто они на самом деле. Индикатор проверки прост по своей сути. Если тело исчезает, значит, не животный мир.

Но в целом появление животных обрадовало нас до невозможности. С ними жить веселее. И сытнее. Мясо – это мясо, это тебе не сушеная рыба, тут стратегические запасы можно начинать заготавливать. Собственно, мы уже начали.

– Вон в той рощице есть родник, – оторвал меня от воспоминаний звонкий голос Милены. – Насть, помнишь это место?

– Мы тут Профа подобрали, – отозвалась Настя, улыбнувшись.

Да, это была та самая рощица, где мы в свое время устраивали привал, когда шли из леса к предполагаемой реке. Вроде как вчера было. Хотя что такое в масштабах Вселенной месяц? Миг. А ведь сколько всего произошло за это время.

– Привал полчаса, – скомандовал Наемник и по привычке поднес руку к уху – искал микрофон, чтобы сообщить об этом группе наблюдения.

Привычки вообще пока еще нас не покинули. Я, например, просыпаясь, всякий раз хочу стукнуть по кнопке будильника, Настя, когда над чем-то думает, инстинктивно ищет наладонник, шаря рукой у пояса, а одна женщина, которую совершенно не мучают головные боли, потому что их тут нет, периодически трет виски и жалуется на мигрень. Рефлексы.

– Вот черт. – Наемник, обернувшись, глянул на меня. – Не продумал я этот момент.

– Нормально, – успокоил его я. – Мы только нарабатываем опыт. Я бы тоже только-только об этом сообразил. Да оно так и есть на самом деле. Ничего, пошли кого-нибудь за ними. И охрану выстави, от греха.

Не скажу, чтобы я очень боялся нападения. Точнее, я все время был настороже, видимо, со временем это должно было стать моим привычным состоянием, но здесь и сейчас… Степь – она ровная как стол, видно далеко. И потом, без лишней скромности, мы достаточно крупный отряд, вооруженный если не до зубов, то очень неплохо по меркам этого мира. Не думаю, что вот так, без подготовки, кто-то на нас рискнет навалиться. Но бдительность терять нельзя.

Поисковики в разное время засекли несколько групп, которые они идентифицировали как «потенциально опасные». Разведчики сразу понимали, что это не кучка растерявшихся и неприкаянных людей, которые ищут еду и пристанище, а именно организованные группы, идущие куда-то с конкретными целями. Из снаряжения у них было преимущественно дреколье, то есть то, что можно найти в свободном доступе. Но не у всех. Один из наших поисковых отрядов, охотясь на Окуня, видел людей, вооруженных и огнестрелом, причем группа была немаленькой, человек в десять, и стволов у них было немало. Наши видели их издалека, опознать стволы было проблематично, а приказа «схватить и отобрать» не поступало. Напротив, был прямой запрет на огневой контакт, ну, при условии, что перестрелка не будет носить защитный, оборонительный характер. Вооруженные люди какое-то время шли вдоль кромки леса, а после углубились в чащу.

После того как я это услышал, сразу же отдал распоряжение еще больше усилить группы сопровождения людей, которые ходят в лес у Дальнего утеса. На всякий случай, от греха подальше. Был еще соблазн встать «на след» той группы и их всех перебить, стволы – это стволы, но потом я передумал. И времени прошло немало, поди их догони, да и народ еще у меня не настолько натаскан на подобное. И технически, и морально. Вот обучим как следует, выбьем ненужные принципы и либеральные земные замашки до конца, и тогда…

А в рощице ничего не изменилось. Деревья шуршат листвой, негромко что-то лепечет родник и все так же приятно-прохладно в теньке.

– Не спать! – зычно гаркнул Наемник. – Полчаса – и идем дальше. Наша цель – до темноты добраться до леса.

– Дойдем, – заверил я его. – Как раз к темноте и дойдем.

Как мне помнилось, мы тогда, вчетвером, еще с покойным (для нас) Трифоном, покинули лес сильно за полдень и дошлепали до этой рощицы часа за полтора до заката. Стало быть, и в обратную сторону идти столько же. А то и быстрее.

Заночуем еще все вместе, ну а после все будет просто. «Волчата» обшарят лес в радиусе пары-тройки километров, чтобы убедиться, что там нет никого, кто может повредить нашим изыскателям, после отряд разделится. Мы пойдем своей дорогой. Ну а те, кому предстоит исследовать бункер, останутся еще на день-два, в зависимости от результатов.

К этой вылазке готовились давно. Не все, конечно, а отдельные граждане нашего поселения. И как же некоторые из них сквернословили, когда узнали, что никуда не идут. Некоторые – это Рэнди и Проф.

Я все понимал. Именно они носились с этой идеей больше других, именно они планировали поход и именно им я запретил в него отправляться. Слишком много рисков. Слишком далеко. И еще – они слишком нужны семье, слишком много для нее значат. Я бы и Голда не брал, но его фиг остановишь.

Как же они (Проф и Рэнди) на меня злобно смотрели после того, как я им сообщил о своем решении! Испанец прошипел мне в спину
Страница 9 из 29

какое-то ругательство на родном языке и вроде как даже плюнул мне вслед. Понимаю его чувства и не обижаюсь. Пусть ругаются. Зато они живы останутся, если что.

Хотя «если что» я постарался свести к минимуму, поскольку и тех, кто пошел, мне терять совершенно не хотелось. Даже не то что не хотелось, слова-то какие неправильные. Недопустимо было их терять.

От ученых с нами отправился Герман. Рэнди же делегировал свои полномочия Фире, с которой он нашел общий язык. Он, кстати, был категорически против того, что ее определили к «волчатам». Нет, потом я объяснил ему причины этого решения, и он с моими доводами даже согласился, хотя все равно расстроился. Эмоциональная нация, что поделаешь. А Лена, которую он уже называл «mi esposa»[4 - Моя супруга (исп.).], напротив, искренне этому порадовалась. Оно и понятно: рыжая, зеленоглазая и очень симпатичная Фира была серьезной проверкой на крепость молодой интернациональной семьи. А если учесть взрывной характер испанца, помноженный на врожденную страстность…

Ладно, это все лирика. Эти двое по факту были главными в группе изыскателей. Еще в группу входили Арам и изрядно заматеревший за это время Кин, который, по сути, и был командиром над ними всеми. Плюс в поисковую группу вошло трое «волчат». Формально они подчинялись Кину, но при этом получили лично от меня определенные инструкции, которые они были обязаны выполнить в случае серьезной опасности. Кину я, правда, про это говорить не стал. Чего человеку голову забивать всякой ненужной информацией?

Ну и еще в группе было трое мужчин, к которым подходило слово «разнорабочий».

По моим прикидкам, пять хорошо вооруженных бойцов (и это если не считать Фиру) должны были защитить изыскателей, главное, чтобы они не забывали караулы выставлять и не дрыхли на посту. Ну и не слишком афишировали свое местонахождение криками, воплями и стрельбой.

Признаться, я всерьез подумывал о том, чтобы провести целый день с поисковиками, дав им вволю пошарить в бункере и в окопах, после переночевать под нашей охраной и с утра пораньше отправиться в обратный путь. Мы же помашем им ладошками вслед и со спокойным сердцем пойдем своей дорогой. С одной стороны, в степи не так опасно, как в лесу, там риск куда более умеренный, особенно с неплохой огневой мощью, там за них можно почти не волноваться. С другой – времени жалко, это лишние сутки как-никак.

Полчаса миновали быстро, даже слишком, и уже скоро мы снова двинулись в путь. В какой-то момент, часа через два хода, я заметил, что Джебе, шагавший рядом со мной, время от времени оглядывается назад, поднося ладонь ко лбу.

– Чего высматриваешь? – спросил я у него и тоже глянул в том направлении, которое его заинтересовало, правда, ничего и никого там не увидел.

– А вон. – Джебе показал мне на небо, где далеко, буквально на линии горизонта, виднелись небольшие облачка. – Я такое дома видел.

– Тоже мне, удивил. – Настя, которая привычно шагала рядом со мной, фыркнула. – Кто такого не видел? Облака и облака.

– Такое бывает перед тем, как приходит, – и тут Джебе сказал какое-то слово на родном языке. – Как бы это так перевести… Перед песчаной бурей.

Остановившись, я более пристально вгляделся в горизонт, то же самое сделал и Герман, который слышал наш разговор.

– А парень прав, – внезапно поддержал «волчонка» ученый. – Таких облаков я до этого не видел. Смотри, они не хаотичные, они идут фронтом. Нет, песчаной буре здесь взяться неоткуда, а вот просто гроза… Почему нет?

– Песчаная буря – очень страшно. – Джебе был крайне серьезен. – И это очень на нее похоже. Смотрите, как быстро они движутся.

И правда, поговорили-то мы всего-ничего, а между тем облака как будто спрессовались и были видны куда лучше. Невесть откуда налетел ветерок, довольно прохладный.

– Очень похоже, – покрутил головой Джебе. – Очень.

– Наемник, – окликнул я американца. – Давай-ка шагу прибавим. Не дело, если нас эта мокрота тут прихватит. В лесу, разумеется, это тоже не сильно в радость, но там бункер, в котором хоть и темно, но, по крайней мере, сухо. Опять же, костерок запалить можно.

Уже через час стало очевидно, что «волчонок» все предсказал верно. Облака по мере приближения к нам сначала превратились в серо-белую густую массу, а после налились нехорошим темно-синим цветом. И еще мы заметили белые спиралеобразные сполохи.

– Ох не нравится мне это дело, – бормотал Герман, тяжело дыша, – мы двигались уже не размеренным шагом, а почти бегом, спеша до начала грозы (а может, и бури, об этом говорили шквалистые порывы ветра, такие сильные, что чуть ли не сбивали нас с ног) добраться до леса.

Мне это тоже не нравилось, я даже пару раз ругнулся в душе на себя самого. Вот, подумал о том, что дождя нет, – получи результат. Даже с процентами. Сглазил.

Когда мы вбежали в лес, все вокруг уже стало мрачно-темным. Огромных размеров туча закрыла синеву неба и поглотила солнце, над нами раздавался мрачный мерный рокот, и мне эти звуки напоминали дальнюю канонаду. «Волчата», те, которые были отправлены в головной дозор и пришли в лес раньше нас, чуть ли не с открытыми ртами смотрели на эту природную вакханалию. Оно и понятно – они не выступали участниками картины «Дети, бегущие от грозы», чего не посмотреть?

– Можете поднять меня на смех, можете говорить что угодно, но нам надо срочно искать убежище, – прокричал Герман, пытаясь заглушить скрип качающихся деревьев. – Я не знаю почему, но оставаться просто под открытым небом не стоит. Интуиция, понимаете?

– Да это все понимают, – ответил ему Наемник. – Сват, где бункер?

Чего спрашивать? Я и так вертел головой, пытаясь вспомнить, в какой он стороне. Понятное дело, что мы вошли в лес не там, где когда-то из него выходили, а ориентиров особых тут не было. Деревья да кусты… Кусты. Точно-точно.

– Насть! – окликнул я. – Это не тут мы ягоды собирали?

– Здесь, – подтвердила Настена, которая с непривычным для нее испугом смотрела на мрачную картину грядущего ненастья. – Сват, там лицо.

И она вытянула руку вперед, показывая на равнину, откуда мы только что пришли.

– Какое лицо? – не понял я и глянул в том направлении, куда она указывала.

Забавно. Тучи, наслаиваясь друг на друга, и впрямь сформировали нечто, похожее на гигантских размеров недовольное человеческое лицо.

– Девочка моя, тучи еще и не такое могут сделать. – Я потрепал Настю по плечу, отметив, что она дрожит, должно быть от холода. – Атмосферное явление, смешение фронтов.

– Хорошо, коли так, – негромко сказал Герман, очень пристально рассматривающий «атмосферное явление». Он это сказал негромко, даже тихо, но я его услышал.

– Бегом, бегом!

Только мистики мне и не хватало. Этой дряни только дай появиться – она как ржавчина всю группу разъест, потом мутирует в страшную байку и начнет по крепости ползать. Тучи это. Тучи. И все.

Ветер гнул деревья с такой мощью, что иногда я боялся, как бы они не сломались и не завалились на нас. И потому, когда наконец появился приметный холм, в котором был бункер, у меня возникло ощущение, что я попал домой.

– Вот он, – толкнул я в плечо Наемника, кричать уже
Страница 10 из 29

почти не имело смысла – треск, свист и постоянные раскаты грома оглушали нас.

Тот понятливо кивнул раз, а потом еще раз, когда я жестом показал ему, что надо огибать холм и вход с той стороны, а времени у нас совсем не осталось.

Здесь явно так никто и не побывал, все без изменений. Яма, вода, черный провал входа.

– Дрова, – почти в ухо крикнул я Наемнику и прихватил крепкую лесину, которую, по-моему, сам когда-то сюда и принес.

И снова он меня понял, подхватив трухлявое бревно. «Волчата», глядя на него, тоже кинулись собирать ветки.

– Вниз, вниз, – заорал я и столкнул Германа в яму, следом за ним скатились Настя и Милена.

Оглушительные раскаты грома грохотали прямо над нами, как огромные барабаны, возникало ощущение, что они отбивают некий варварский ритм.

– Черт! – на грани слуха донесся до меня вопль Наемника, смотревшего в сторону равнины, которая проглядывала сквозь деревья. До нее было не так уж и близко, метров пятьсот, но лес редкий, а потому и видимость неплохая, даже несмотря на сгустившиеся сумерки.

Я подбежал к Наемнику и чуть не открыл рот.

Лицо в небесах никуда не делось. Оно все также кривило рот в недоброй усмешке, но теперь к ней добавилось еще кое-что. Из огромных клочьев туч, которые были похожи на глаза, срывались вниз огромные белые молнии. Они буквально впивались в землю, буровя ее одна за одной.

И там, куда била очередная молния, вздымались вверх огромные клубы пыли, комья земли, камни.

– Вниз! – пихнул я в плечо Наемника. – Вниз!

Я не знаю, что это, скорее всего – просто атмосферное явление. Но проверять я это не стану, ни к чему оно. Главное – есть убежище, где можно пересидеть. А там видно будет.

Мы были последними, кто нырнул в сырой провал входа.

И как только мы это сделали, за нами что-то гулко громыхнуло.

– Вовремя мы, – неожиданно спокойно сказал Герман. – Через пару минут здесь будет эпицентр этого… Этого явления.

– Пусть его, – хмыкнул я. – В бункере, как я и говорил, тепло и сухо. Народ, у кого есть фонари, посветите. И вот еще что – давайте сразу устроим перекличку, пока от входа далеко не ушли. А то, не ровен час, кто потерялся, а мы и не заметили?

Глава 3

Хвала небесам, все оказались на месте, никто по дороге не отбился. К слову, случись такое, пришлось бы сначала идти искать потерявшегося человека, а потом, скорее всего, еще и тех, кто отправился на его поиски. Судя по звукам, за пределами бункера творилось что-то несусветное – треск ломающихся деревьев, грохот раскатов грома и рев разбушевавшейся стихии заставляли вздрагивать не только эмоциональных Милену и Фиру, но и некоторых «волчат».

– Сущее безумие. – Герман, ведомый двумя обычными для всех ученых (тех, кто является настоящими учеными, а не карьеристами от науки) чувствами – любопытством и бесстрашием, которое, надо полагать, являлось производным от любопытства, направился к выходу и вскоре зашлепал там по воде. – Ох ты ж ничего себе!

В этот момент что-то особенно громко стукнуло прямо над головой, и Герман буквально отлетел от входа, крепко приложившись спиной об пол.

– Живой? – поинтересовался у него я, заметив, что ученый шевелится. В самый первый миг я за него испугался, но тут ведь как – если ты убит, то падать не надо. Ты просто сразу станешь ничем. Раз шебаршится, стало быть, жив.

– Не вполне, – ответил тот и со стоном сел на полу. – Однако!

– Что это было-то? – опасливо поинтересовался Арам.

– Молния. – Герман потряс головой. – Над нами сейчас, похоже, самый эпицентр погодного безобразия. Но это ненадолго, тучи по небу движутся просто с сумасшедшей скоростью, скоро атмосферный фронт уйдет дальше.

– Н-да. – Я почесал затылок. – Боюсь, наделала эта красота бед в крепости. За дома-то я не беспокоюсь, там такая кладка, что ее и артиллерией не сразу раскурочишь. И за людей я не слишком тревожусь – народ у нас умный, пуганый, под молнии доброй волей не полезет. А вот подсобные хозяйства – пасека там, виноградники – это пострадать могло. Я уж молчу о сушилках на берегу. А ведь я предупреждал, ведь говорил…

– Может, и обойдется. – Голд вздохнул. – Не забывай – этот виноград как-то в лесу рос и выживал. Или ты думаешь, что здесь раньше такого не было?

– Возможно, что и не было, – вместо меня ответил Герман, окончательно оклемавшийся после полета. – Гипотетически до нас тут вообще ничего не было, и все появилось только тогда, когда появились мы. И то не сразу. Хотя, если предположить, что это не так… Но тогда такой дремучий лес логических выкладок начинается, что в него лучше и не лезть.

Бедняга Луиджи, он так переживал, что осадков нет. Теперь они есть, но много ли ему с них радости?

А что до предположений… Их куча. И у меня тоже есть свои собственные мысли на этот счет.

Тем временем грохот над головой подутих, зато появился какой-то мерный гул.

– Господи Иисусе, это еще что такое? – страдальчески сказала Милена. Она сидела на полу, обняв колени, и смотрела на меня испуганными глазами.

– Сейчас глянем. – Герман, которого жизнь, похоже, ничему не учила, снова поднялся на ноги и рванул к выходу.

– Вот же неугомонный, – покачал головой Голд. – Как ребенок, честное слово.

– Это дождь начался, – сообщил нам Герман через мгновение. – Точнее ливень. А еще точнее – я не знаю, как такое называется.

Это было интересно, и я тоже решил глянуть на то, чему даже наш всезнайка не нашел названия.

Лучше всего увиденное мною характеризовало словосочетание «стена воды». Мириады капель падали на землю, создавая некое подобие непроницаемой пелены. Сквозь эти струи, летящие с неба, не было видно даже того, что творилось шагах в десяти от нас.

– По крайней мере, это нормальное атмосферное явление, – очень тихо сказал мне Герман. – Без примесей какой-либо мистики – и это уже хорошо.

– Такие ливни долгими не бывают, – со знанием дела сказал Наемник, который тоже подошел к нам. – Я подобное видел в Камбодже. Вопрос только в том, что будет после – солнце вылезет на небо или этот дождь сменится другим, долгим и нудным.

– А нас тут не затопит? – Фира как порядочная жительница Израиля с подобными вещами сталкивалась нечасто, там за последние лет сто дожди вообще стали редкостью, и страна очень здорово напоминала пустыню.

– Да нет, – успокоил я ее. – Конечно, если вот такое продолжится несколько дней, ноги мы подмочим, но не более того. Хотя прямо вот здесь, в этом помещении, мы располагаться на ночлег точно не будем, уйдем чуть вглубь бункера.

Собственно, это мы и сделали, запалив костерок в следующей за предбанником комнате.

– А тут даже уютно, – заметила Настя, с интересом озираясь. Она здесь уже была, но тогда мы пробежали это место спешно, подсвечивая себе путь горящими ветками. Сейчас же время у нас было.

– Не сказала бы. – Милене явно было не по себе, она вообще не любила замкнутых пространств. А тут еще и кости по углам валяются, останки тех, кто некогда в этом бункере последний бой принял. – Разные у нас с тобой, Настька, понятия о комфорте и уюте.

– Да кабы только о них. – Настя ответила на автомате, не слишком вдумываясь
Страница 11 из 29

в слова. – А мы тут не угорим? Дым и все такое…

– Не угорим, – заверил ее Джебе, который костром и занимался. – Его вытянет в дверной проем, не волнуйся.

Наемник оказался прав – вскоре ливень сменился дождем, достаточно сильным, но совершенно привычным, таким, какой мы все не раз видели и в прошлой жизни.

– Надеюсь, что не окажусь пророком, и этот дождь не сезонное явление. – Герман вернулся от входа, где провел последние минут двадцать. – Меньше всего мне хочется тащиться ни с чем обратно, да еще и в мокром виде.

– Почему ни с чем? – удивился я. – Ну да, в этом случае в земле ты не покопаешься, факт. Но кто тебе помешает обшарить бункер? Наверняка что-нибудь здесь найдем.

Я не раз думал про это место и приходил к тому мнению, что мы тогда тут явно много чего просто не обнаружили. Например, посуда, та, что армейского образца. Тут сидели офицеры, а они любят есть три раза в день или даже чаще. Опять же, оружейка. Не могло ее тут не быть. Вероятность того, что уцелели стволы, невелика, а вот патроны… Они же в цинках, это вещь достаточно надежная, герметичная.

– Так чего ждать? – Герман оживился и достал из кармана «жучок» – фонарик, который приводился в действие методом нажима на специальные клавиши, расположенные на корпусе. Два десятка таких фонарей мы нашли на складе и вывезли еще в самую первую поездку и половину этого запаса взяли с собой в рейд. – Идем прямо сейчас. Ну, по желанию, конечно, кто спать не хочет.

– Не пойду, – замахала руками Милена. – Мне и здесь-то жутко. И еще – оставьте здесь со мной кого-нибудь, а?

– А я пойду, – тут же заявила Настя. – Только я тоже фонарик хочу.

– На. – Наемник протянул ей желаемый предмет. – Я здесь останусь, если, конечно, других команд не последует. Не по душе мне в пыли копаться, не мое это. Опять же, смотреть надо, чтобы народ на посту не уснул, они это любят.

Он глянул на меня.

– Мероприятие только для тех, кто хочет, – кивнул я. Собственно, наше участие в нем изначально не планировалось, это был приоритет поисковиков. Но я лично схожу. Почему нет?

В результате вглубь старого бункера отправилось десять человек, и, что немаловажно, каждому досталось по фонарю.

– Временем пахнет, – прошептала Фира, которая шла прямиком за мной. – Знаешь, его как будто в консервную банку закрыли.

– Это пыль, – ответил ей Тор, прагматичный и точный в формулировках, как все северяне.

– Да нет, приятель. – Одессит потоптался в углу помещения, которое мы осматривали, и толкнул ногой скелет, на котором сохранились клочки материи. Тот развалился на отдельные кости, череп несколько раз подпрыгнул на полу и остановился, обратившись пустыми глазницами прямиком к нам. В центре лба была аккуратная дырочка с ровными краями. – Не пыль, а таки прах и тлен. И давнишняя смертушка. Этого, похоже, добивали.

Герман обшаривал каждый угол, чуть ли не каждый метр помещений, но ничего нового, ничего такого, что бы мы не видели в прошлый раз, не находил. Все те же кости, пуговицы и пряжки на полу, какие-то стеклянные обломки, ошметки металла и пластмассы, объеденные временем, обрывки проводов и цилиндрики гильз.

– Гильзы надо будет собрать, – рачительно заметила Фира. – Это металл, он всяко пригодится. Опять же, может, еще порох сварганим, пули лить научимся. Рэнди – мужик рукастый.

– Все вывезем, – сердито посмотрел на нее ученый. – Кроме костей. Да, хорошо бы и их собрать.

– Не пугай меня, яйцеголовый. – Настя повертела пальцем у виска. – Они-то тебе на кой?

– Похоронить? – уточнил я у него. – Верная мысль, поддерживаю. Они были солдатами и погибли честно. Наверное. В любом случае, дело это недолгое и несложное, но по жизни правильное.

– Опа, – мелодично, немного по мультипликационному, прозвучал голос Фиры. – Сват, что-то мне подсказывает, что вот в эту дверь вы не входили в свой прошлый визит.

– Глазастая. – Голд похлопал еврейку по плечу. – Эсфирь, вы не женщина, вы клад. Вот только вашему будущему мужу я не завидую – с таким глазом-алмазом вы его насквозь будете видеть.

– Значит, буду искать такого, которого это не смутит. – Фира засмеялась, в свете фонарей блеснули ее белоснежные зубы. – Сват, но я же молодец?

– Да еще какая. – Я подошел к двустворчатой двери, которую в прошлый раз мы точно прозевали, да это было и немудрено – от входа в бункер она располагалась далековато, и эти комнаты мы осматривали уже в спешке – заканчивались ветви, выполнявшие роль факелов, да и жутковато было, чего греха таить.

Хотя само помещение, где мы сейчас оказались, мне помнилось, еще тогда я предположил, что здесь располагалось что-то вроде командного пункта – расстрелянные подвесные экраны и компьютеры, десяток скелетов, причем погибшие явно были офицерами, судя по истлевшим остаткам фуражек и погон. Судя по всему, они дрались до конца, и их просто забросали гранатами.

К тому же дверь, которую мы тогда проглядели, была надежно завалена всяким хламом вроде упавших шкафов и сверзившихся с потолка жестяных основ для ламп дневного света.

Двое «волчат», Крепыш и Драго, без всяких просьб и приказов начали разбирать мусорный завал, преграждавший проход. Прогнившие доски рассыпались в труху, жесть скрежетала по полу.

– Странно. – Голд расстегнул кобуру, причем явно инстинктивно. Заметил я за ним эту привычку – когда возникал вопрос или проблема, которые были ему непонятны или которые он не мог контролировать, он сразу же расстегивал кобуру. Ну, у каждого свои тараканы в голове. – Тут они всех перебили, а туда даже не сунулись? Почему?

– Не факт, – возразил ему я. – Мусор мог нападать и после. Шкафы стояли у стены и упали, когда подгнили, а фигня эта с потолка вообще везде валяется.

– Чего спорить? – Настя, глядя на Голда, между тем тоже напряглась. – Пойдем посмотрим, да и все.

«Волчата» тем временем разгребли завал, синхронно достали пистолеты и, направив перед собой лучи фонарей, распахнули дверь. Точнее, попробовали это сделать. Дверь не захотела распахиваться.

– Закрыто, что ли? – удивилась Фира.

– На обед, – не удержалась Настя от колкости. – С той стороны чем-то подперто. Вон, створки маленько сдвинулись.

– Толкнем. – Я подошел к двери и налег на нее плечом, створки потихоньку пошли вперед. – Но вообще странно – какой смысл заваливать дверь, если она открывается внутрь? А ну, – нажа-а-али!

Слева в створки уперся Крепыш, справа – Тор, и потихоньку, помаленьку зазор между ними стал увеличиваться.

Металл холодил мне кожу.

– Пошла-пошла! – радостно комментировала это Фира. – Давай-давай!

Судя по всему, жизнерадостная еврейка окончательно рассталась с опасениями и сейчас от чистого сердца наслаждалась приключением. Она такая.

В этот момент та створка, на которую напирал я, скрежетнула, хрустнула, и я рухнул внутрь того помещения, проход в которое она закрывала.

Мои ноздри моментально забила пыль. Она была со странным запахом, какая-то резкая, даже пряная.

– Могильник! – охнул Одессит. – Мама моя, это что же здесь было? Сват, ты бы встал, не дело среди мертвых лежать.

Я повернул голову направо и вздрогнул: мои взгляд
Страница 12 из 29

уперся в слепые глазницы скалящегося в вечной улыбке черепа. И еще одного. И еще…

– Держи. – Голд протянул мне руку, и, ухватившись за нее, я поднялся на ноги. – Снова непонятно. Интересно, кто их штабельком у двери сложил?

– Они сами там сложились, я так думаю, – задумчиво сказал Герман.

Он осматривал коридор, заваленный скелетами, которые рассыпались на отдельные кости после моего падения. Здесь лежало человек тридцать, не меньше. Судя по всему, они пытались открыть дверь, но не смогли, после чего так тут и остались.

– Не стану утверждать, – задумчиво сказал Герман, потирая подбородок. – Но рискну предположить, что их газом траванули или чем-то подобным. Дверь эту открыли, баллон с газом или гранату специальную кинули, а потом с той стороны снова закрыли. Ну а шкафы просто так обрушили, до кучи, практического смысла в этом нет никакого, ведь дверь внутрь открывается. А люди все здесь остались. Видно, дверь открыть пытались да не смогли. Или не успели.

– Похоже на то, – согласился Голд, поднимая один за другим несколько черепов. – У всех дырки в головах есть, а у этих нет.

– Даже не проверили потом, перемер народ или нет? – засомневался я. – Хотя… Может, спешили. Или еще чего.

– Это служебные помещения, надо полагать. – Голд направил луч фонаря вперед, осветив неширокий коридор, который шагах в тридцати от нас заканчивался поворотом. – И, я так думаю, здесь есть чем поживиться. Насчет оружия не знаю, но вот всякие полезные штуки мы найдем наверняка. Имущество персонала, инвентарь, да мало ли.

– Далеко ходить не надо. – Кин пошуровал ботинком в костной пыли и, нагнувшись, поднял продолговатый предмет. Сталь чиркнула о сталь – это был армейский нож в ножнах. – Если тут поискать, много чего найти можно.

– Например, вот. – Одессит с не слишком большим почтением к останкам оттолкнул один из скелетов, и мы увидели под ним запыленный донельзя автомат. – Как вам?

Я нагнулся и поднял оружие. Не знаю, будет ли оно стрелять даже после того, как его почистят. Но, судя по всему, должно. Оружие напомнило мне ветерана российской армии, автомат системы Калашникова, а он, судя по рассказам, стрелял даже тогда, когда это было в принципе невозможно.

– Потом все здесь обшарим, – скрепя сердце сказал я. Инстинкт требовал все сначала обшарить здесь, унести найденное в надежное и сухое место и только потом продолжать осмотр бункера. Разум говорил, что если это до сих пор не уперли, то уже и не успеют. – Сначала другие помещения.

– Так чего стоим? – возмутился Герман и, осторожно ступая между костей, стараясь не наступать на черепа, поспешно двинулся по коридору.

– И то, – согласился с ним я. – Двинулись.

Голд, как всегда, оказался прав. На моей памяти еще не было ни разу, чтобы его прогноз или расчет не оправдался или не подтвердился.

За поворотом нас ждал еще один коридор с дверьми, часть которых была открыта, часть – закрыта.

– Мама моя! – ахнул Одессит, который невесть как умудрился обогнать Германа и заглянул в первую же дверь, которая была на нашем пути. – Все, народ, двойная порцайка на любом обеде или ужине нам гарантирована! И никуда теперь Фрау не денется, даст мне себя за попу подержать!

Темпераментный уроженец города у Черного моря проникся чувствами к нашему самому главному повару сразу же после второго своего пришествия в крепость. Монументальные формы нашей кормилицы поразили его в самое сердце, и он всячески давал об этом знать не только предмету своей страсти, но и всем окружающим, будучи не в состоянии держать в себе чувства. Увы, но взаимности он пока не добился – педантичная и рациональная, как и все немцы, Фрау не могла адекватно воспринимать порядком расхлябанного и частенько безрассудного Одессита. К тому же она не слишком ровно дышала к Владеку, который в свою очередь питал некие чувства к прекрасной Эльжбете с позывным Пани… Вся эта чехарда вызывала безумный интерес у общества, которому не хватало телевидения с его сериалами и шоу. Люди следили за развитием событий, тихонько обсуждали новости и прогнозировали, кто с кем останется. Точнее, кто останется с Фрау, а кто – с носом.

Ради правды, я всерьез подозревал, что Одессит специально разыгрывает это реалити именно для того, чтобы людям было чуть поинтереснее жить. Такой он человек – любит быть на виду и обожает, чтобы всем было хорошо. Это не такое уж часто встречающееся качество среди людей из того мира, мы ведь все, по сути, индивидуалисты с четким определением понятия «личное пространство». А Одессит не такой, по этой причине я его до сих пор еще и не убил. Недостатков у него, правда, тоже хватало, особенно меня раздражает то, что он сначала бежит, а потом думает, зачем это сделал.

Но тут он был прав – благодарность Генриетты нам была гарантирована. Причем всем. Это была кухня или то, что ее заменяло. По полу и столам были разбросаны пыльные тарелки, вроде как алюминиевые, вилки, ложки, столовые ножи. В дальнем углу мы обнаружили пирамидки металлических кружек. Еще тут нашлись кастрюли нескольких размеров, судки для переноски пищи и десяток чайников.

– Надо будет из этого добра маленько себе заначить, – шепнул Крепыш Одесситу. – А то как азиаты палочками едим.

Мысль «волчонка» о том, чтобы что-то себе отщипнуть, мне не слишком пришлась по душе, но сам факт, что теперь наконец-то можно будет есть нормальными приборами, порадовал меня до невозможности. Нет, ложки у нас были. Похожие на те, которыми когда-то ели наши пращуры. Выстругал столовые приборы Палыч, уроженец Смоленщины, который к нам прибился неделю назад. Были у нас и палочки, столь любимые жителями Японии. Но вот мясо, что наконец-то появилось в нашем рационе, этими приборами есть очень неудобно, не приноровились мы пока. А с ножа или руками – не слишком приятно. В найденных нами раньше армейских рационах приборов не оказалось, что немного удивляло.

– Это что за разговоры такие! – грозно сдвинув брови, глянул я на «волчонка». – «Заначить». Я тебе заначу!

– Чисто гипотетически, – расплылся в улыбке Крепыш и обменялся взглядом с Одесситом. – И в мыслях не было ничего такого.

– Плитка. – Голд загремел чем-то в дальнем углу, подняв облако пыли. – И еще одна. Автономная. Надо полагать, на всякий случай. Забавно.

Плитка на кухне – это не нонсенс, тут вон и стационарные плиты стоят, как и положено в таких местах. А плитки… Ну конечно же!

– Значит, где-то тут дизелек должен быть, – озвучил то, до чего я только что додумался, Кин. – Как в том, в складском бункере.

– Ну, может, не такой, как там, конечно, но наверняка где-то стоит, вполне вероятно, что и не один. – Голд чихнул. – Да и как без него – резервное питание тут должно быть в любом случае.

Резервное электропитание – это прекрасно. Но и с простым, не электрическим, у нас теперь тоже будет повеселее – кухня подарила нам помимо посуды много такого, о чем мы и не мечтали. Несколько мешков сахара, спрессовавшегося, но явно пригодного к употреблению, несколько мешков соли, герметично закупоренные банки с сухим молочным и яичным порошком (тут, правда, спорно, можно ли его
Страница 13 из 29

употреблять в пищу, но, как верно заметил Крепыш, Фрау разберется) и, самое главное, специи. Перец нескольких видов, куркума, еще что-то, что я не смог распознать. Они были сушеные изначально, и время с ними ничего сделать не смогло. Да и потом, они тоже были упакованы. Господи, как я соскучился по острой пище!

Мы обшаривали помещения, не пропуская ни одной двери. Здесь были комнаты отдыха с трехъярусными кроватями, медицинский кабинет, в котором осталась Фира, маленько понимающая в этом вопросе, что-то вроде конференц-зала, поскольку другого предназначения для помещения, где находились только большой полусгнивший круглый стол и стулья, мы придумать не смогли.

И в каждой комнате было что-то, что оказывалось нам нужным или требовало тщательного осмотра. В одной мы обнаружили кучу печатных машинок и несколько скелетов в неплохо сохранившейся форме, глядя на которые, Одессит печально заметил:

– Гражданки были, вон какие ремешки узкие. В талию…

– Машинистки, – согласился Голд. – Или что-то в этом роде. Ремни собери.

В спальных помещениях мы увидели тумбочки, и я сразу поставил себе в памяти зарубку: обшарить их. Там ведь и мыло может быть, и бритвы, и вообще что угодно, вплоть до порножурналов. Солдаты же. Я сам в академии чего только в них не хранил, за что иногда и получал наряды, как правило, после команды: «Тумбочки к осмотру».

И в финале, когда мы дошли почти до самого конца коридора, Голд удовлетворенно выдохнул и сообщил всем:

– Вот и он, больной зуб.

Он посветил фонариком на дверь и потер рукавом табличку на ней. На нас радостно уставился скалящийся череп, пронзенный кривой молнией.

– Надо полагать, тут некогда жило электричество, – предположил Одессит. – Можно я потом себе эту табличку заберу, а? Есть у меня одна замечательно гаденькая мысль…

– Угадал. – Голд толкнул дверь, открывающуюся внутрь. Ничего не произошло – она была заперта.

– Железо. – Тор постучал по металлу пальцем. – Хорошая работа.

– Будем вскрывать. – Голд почесал затылок. – Крепыш, метнись к нашим и тащи сюда Азиза. Без него никак.

Зимбабвиец с нами не пошел. То есть он, вздохнув, тоже встал с пола, когда я поднялся, но было видно, что радости это ему не доставляет. Темных и нехороших мест Азиз не любил. Он был очень мнителен в вопросах мистики, на Черном континенте к этому вообще относятся серьезно.

– Тащи? – Крепыш тревожно заулыбался. – Азиза? Смеетесь?

– Скажи: я хочу, чтобы он сюда пришел. – Я приблизился к последней двери. – Давай-давай, он тут и впрямь нужен.

Эта дверь оказалась открытой, но решетка за ней была заперта.

– Захлопнулась, как видно. – Голд запустил руки в темные от времени проемы решетки и подергал ее. – Но наш здоровяк ее сможет выдрать из стены, как мне думается.

– Даже если он это не сделает, я эту стену по кирпичику разберу, – уведомил я Голда, освещая лучом фонарика содержимое небольшой каморки.

Цинки с патронами, несколько ящиков с чем-то еще, стоящих около одной стены, стойка с автоматами у другой. Я был готов пуститься в пляс. На фоне склада – всего ничего, но нам любое добро было в радость.

– Нам надо было просто повнимательнее тогда смотреть по сторонам, – заметила Настя. – И не пришлось бы с одним пистолетом по степи мотаться.

– Может, и так. – Я не переставал рыскать лучом фонаря по оружейке. – А может, и к лучшему, что так вышло. Нас на авантюры бедность толкала, когда с голым задом на муравейнике сидишь, то идешь на все, что предложит судьба.

– Ну, не знаю, не знаю, – подал голос Голд. – И ты не из тех, кто ровно на пятой точке сидит, и остальные у нас тебе под стать подобрались. Надо же, стена не отсырела, не отрухлявела. Может, в соседней комнате молоток какой найдем?

– Мы с тобой два идиота. – Я перевел луч фонаря на него. – Какой молоток? Надо полагать, тут был дежурный офицер, при оружейке. А может, и просто боец, но тоже дежурный. А у него был…

– Ключ, – кивнул Голд.

– Я копаться в костях не буду, – поняла, куда мы гнем, Настя. – Я брезгую. Можете меня осудить и даже заклеймить, но не буду. Пусть вон Фирка там роется, у нее ни брезгливости нет, ни принципов.

– Друг мой. – Я приобнял Одессита за плечи. – Ты столько раз твердил про свой этот… Как его…

– Фарт, – любезно подсказала мне Настя.

– Вот-вот, – благодарно посмотрел на нее я. – Теперь у тебя есть шанс доказать нам всем, что он у тебя и впрямь есть. В путь, приятель. И помни: мы ждем тебя с ключом.

– Второй там тоже поищи, от вот этой двери. – Голд показал на энергоблок. – И тогда я тебе лично обещаю: табличка твоя.

– Та табличка и так мне бы досталась, – хмуро сказал ему Одессит, но послушно пошел к выходу. Крепыш поспешил за ним, видимо, ведомый долгом дружбы.

Вернулись они быстро, причем в компании с Азизом, мрачным и постоянно озирающимся.

– Плохое место, – пробасил он. – Много людей умерло тут, плохо умерло.

– Не согласен. – Я снова осветил нашу маленькую пещерку Аладдина. – Что людей много умерло – это да, но место не плохое. Оно богатое.

– Оружие – это хорошо. – Азиз не переставал оглядываться. – Давайте его забирать и уходить.

– Одессит, порадуй меня, – глянул на балагура, который светился не хуже фонарика.

– Можете звать меня не Одессит, а Буратино, – невероятно гордо заявил тот и подбоченился.

– Мы и без того знаем, что ты деревянный человечек. – Голд щелкнул пальцами. – Ключ где?

– Таки даже пять. – И Одессит разжал ладонь, на которой мы увидели несколько ключей. – Какой-то из них должен подойти.

Ну да, дверей-то много и у каждой замок.

К оружейке подошел третий по счету ключ. Он со скрежетом провернулся в замке, и решетка, скрипнув, открылась.

– Есть! – Мне стало очень хорошо, и внутри как-то потеплело даже, как после второй рюмки текилы.

Первым делом я откинул крышку верхнего ящика и тихонько взвыл от радости: там аккуратненько, каждая в своем деревянном гнездышке, лежали гранаты. Кругленькие, как яички, приятного зеленого цвета. Отдельно от них, в специальном гнезде лежали запалы.

– Слушай, они не сдетонируют? – забивая радость, пробилась ко мне в голову мысль, которой я немедленно поделился с Голдом.

– Да нет, – подумав, покачал тот головой. – Кабы со вставленными запалами хранились, тогда да, был бы риск. А так – вряд ли.

– И все-таки пока не будем их трогать, – решил я. – Вот как проводим наших обратно, тогда и испытаем парочку. Но до той поры шуметь не хочу. Если бахнет, далеко слышно будет, мало ли кто на звук притащится.

– Придется перетасовывать состав групп, количество груза, который нужно отправить в крепость, явно увеличится, – заметил Голд, беря со стойки один из автоматов. – Смазка залубенела – как есть камень. Но ржавчины не видно, а значит, будут работать.

– Плохо, что магазин вставлен, – заметил Азиз, беря другой автомат. – С пружина может нехорошо быть. Давно лежит, пружина может совсем умереть.

– У-у-у! – раздался вой Германа, довольно жутко прозвучавший в тишине подземелья.

– Елки, – перепугался я за нашего умника и рванул из оружейки.

Меня обогнали «волчата» и Настя. Вой, как выяснилось,
Страница 14 из 29

раздавался из соседней комнаты, дверь которой была уже открыта. Германа не заинтересовала оружейка, он забрал остальные ключи и подобрал нужный.

И я разделил его радость. Более того, я и сам едва не повторил жуткий вопль, который он издал. Чего там только не было! Какие-то стойки с приборами, два небольших дизелька, здоровенный агрегат, назначение которого мне было неизвестно, но предположительно – стационарный генератор, запитывающий бункер электричеством. И еще пара бочек с топливом – их контуры ни с чем не спутаешь.

– Елки-моталки, да как же мы все это отсюда вывозить будем? – озадаченно спросил я у Голда. – А?

Одно дело – чисто гипотетически прикидывать, как вывозить второй склад, который находится от нас за сто с лишним километров. И совсем другое – вполне реальное добро, которое стоит и лежит перед тобой, причем в немалых количествах. Мысль же о том, что оно будет здесь лежать и дальше, вот так, бесхозное и безнадзорное, изначально недопустима. Даже если и не безнадзорное, нельзя такое делать, мне в рейде покоя не будет, изведусь весь. И не я один.

Но и сворачивать поход мне не хотелось. Есть план, есть цель, и к ней нужно стремиться. Стало быть, прав Голд, все-таки придется менять состав групп. А умникам ждать следующего раза для раскопок. Как только кончится дождь, усилю отряд, нагружу всех оружием, и в путь. Черт, ну как же не хватает связи, а! Сейчас бы маякнуть Жеке, вызвать усиление в виде всех доступных ресурсов и…

Стоп.

– Надо слать гонца в крепость, – озабоченно посмотрел я на Голда. – Без вариантов. Надо выносить отсюда сразу все. Ну, может, оставить что-то такое, что с ходу не вытащить, например, горючку и вот эту громадину. Но оружие, дизеля, утварь…

– Однозначно, – согласно кивнул он. – Гроза ушла, а дождь не слишком страшен. Герман, это просто дождь? Он не кислотный?

– Вода. – Ученый рылся в приборах. – Обычная вода.

– Ну, если это только водичка, так оно даже приятственно, заодно помоюсь, – бодро заявил Одессит. – Ну что, Жора как всегда готов. Так я побег?

– Тор, – обратился я к «волчонку», который немедленно повернул ко мне свой чеканный профиль с волевым квадратным подбородком. – Ты его страхуешь.

– Есть, – коротко ответил тот.

– Мы вас будем ждать здесь, – продолжил я. – Пока не придете, никуда не тронемся. Ну, может, еще чего подсоберем. Жеке скажешь, чтобы гнал сюда всех, кто может нести тяжести. Но сам пусть сидит в крепости и при себе оставит достаточное количество людей, необходимое для обороны. И Рэнди с Профом тоже пусть не пускает, что бы они ни говорили и ни обещали. Ясно?

– Ясно. Так табличку… – заикнулся было Одессит, не в правилах которого было что-то оставлять на потом. В смысле, что-то материальное.

– Ты еще здесь? – возмутился я, и парочка гонцов покинула помещение.

– Красота. – Герман погладил дизель. Новенький, это было заметно даже с учетом того, что он порядком подзапылился. – Рэнди с ума сойдет от радости. А тут еще и инструменты есть!

– А-а-а! – снова прорезал тишину подземелья крик. На этот раз орала Фира.

– Наркотики нашла, – ехидно заметила Настя. – Я давно подозревала…

– Ну ни фига себе! – А это был голос Одессита.

Пара коротких очередей окончательно прикончила тишину, которая царила тут десятилетиями.

Глава 4

– Я же говорил: плохое место! – пробасил Азиз, даже в темноте было видно, что лицо его немного посерело, такое случалось с чернокожими в минуты большого стресса, я подобное видел, когда ездил на полугодовую стажировку в Париж. Там черного населения было раза в три больше белого, французы во Франции стали диковинкой и редкостью, и я без пистолета под подушкой спать не ложился. А как я его провозил туда, это вообще отдельная история.

Вся эта ерунда вертелась в моей голове, когда я выскакивал из помещения, уже понимая: происходит что-то не то – Фира не тот человек, чтобы орать понапрасну, тем более с таким ужасом в голосе, да и автоматные очереди не оставляли места сомнениям.

– Однако!

Даже в голосе невозмутимого обычно Голда появились нотки, которых я до этого не слышал. Не страх, нет, но немалое удивление.

Да и было отчего такому появиться. В свете фонарей мы увидели картину, которая была бы уместной для какого-нибудь второсортного древнего фильма ужасов.

По коридору в нашу сторону отступали Одессит с Тором, за их спинами находилась Фира, которая держалась за щеку. Парни пытались отсечь от себя очень жутко выглядящую толпу скелетов, несомненно, тех самых, которые раньше валялись у входа и которых мы хотели похоронить.

– Жесть! – Крепыш вскинул автомат.

– Бьем в голову, – скомандовал я, припомнив все, что видел и читал о подобных тварях. – В черепа!

– Да попади в них еще, – пожаловался Одессит, давая еще одну очередь, которая раздробила ребра неупокоенного. – Да и не у всех эти самые черепа есть!

Очереди в узком коридоре оглушали, но все равно я расслышал эхо автоматной стрельбы, которое донеслось сюда из дальних от нас помещений бункера. Стало быть, не только здесь началось. Как же это все некстати!

Одессит оказался прав: черепа были не у всех, я различил минимум три шатающихся безголовых скелета.

– Тогда ноги. – Я стеганул очередью по нижним конечностям ближнего ко мне мертвеца, пули перерубили ему кости в районе голеней, и он рухнул на пол. Впрочем, движение он все равно продолжил, но уже ползком, медленно и неуклюже. – Герман, Кин, не надо стрелять, дайте нам больше света! И палите осторожней: стены вокруг, не приведи Господь, кого рикошетом заденет!

Рикошет в таких местах, как коридоры или тоннели, – вещь обычная. Странно, что до сих пор никто из наших не пострадал.

Хлопнула дверь того помещения, где мы нашли кучу пишущих машинок, и из него буквально вывалились в коридор три скелета в остатках формы, причем один из них сразу же вцепился своей клешней в плечо многострадальной Фиры.

Та вновь издала вопль, правда, громче, чем в прошлый раз, буквально резанувший нам уши. Впрочем, то, что она орала, не означало, что у нее началась паника. Не прекращая верещать, Фира ткнула пистолет в рот скелета и два раза нажала на курок. Череп охотницы на свежую девчатинку разлетелся по коридору желтыми блестками, следом отправились кости второй машинистки – Одессит приласкал ее прикладом в позвоночник, отчего скелет буквально разлетелся.

– Интересно, а почему они ожили? – задумчиво сказал Герман у меня за спиной. – Вы ведь тут уже бывали, и тогда ничего не произошло. Мы тут сколько мотались – и тоже ничего. Почему именно сейчас?

– Герман, встречный вопрос. – Я повторил трюк Одессита, встретив одного из мертвецов, скалящего зубы и щеголявшего погоном на левом плече, ударом приклада. – Тебе прямо сейчас мое мнение по этому поводу необходимо знать? Давай свети фонарем, мы должны видеть врага!

Противник, которого мы никак не ожидали увидеть, на поверку оказался не таким уж и страшным. Точнее, выглядел он жутко, особенно в полумраке бункера, но при этом был неповоротливым и совсем уж бездумным. Когда спала нервная оторопь, дело пошло на лад. Под ударами прикладов трещали ребра,
Страница 15 из 29

разлетались скелеты и черепа, под подошвами ботинок хрустели костлявые руки, которые продолжали шевелиться даже после того, как отделялись от скелета, и ползали по полу, словно некие мерзкие сороконожки.

– Их бы подпалить, – заметил Голд. – Наверняка горят как свечки.

– Не здесь же. – Двумя выстрелами из пистолета я раздробил коленки одному из последних противников. – Пыль десятилетий, куча трухлявого дерева – мы сами тут либо сгорим, либо задохнемся. А сколько добра попортим! Тор, Крепыш, за мной, надо посмотреть, что там с нашими. Голд, заканчивай здесь, проверь все комнаты и эти клешни неугомонные передави, от греха. Потом начинай зачистку оставшихся помещений, а я позже вернусь к вам. Вот еще что: за Фирой присмотрите, ей и так досталось уже. Да, боезапас экономить надо, все равно половина пуль мимо проходит, сквозь ребра.

– Ага. – Голд заменил магазин в автомате. – Разумно.

– И я с тобой пойти. – Азиз прятал от меня глаза.

Наш гигант, который, по моему убеждению, не боялся ничего, жутко перепугался при встрече с этими тварями. Конечно, он не забился в угол, но в ближний бой не лез. Судя по всему, именно мистика оказалась его ахиллесовой пятой. Хотя… Черный континент всегда был местом таинственным, и если вся остальная планета не ставила сверхъестественное ни в грош, то в Африке дела обстояли иначе.

– Азизу нужна «детка». – Зимбабвиец в кои-то веки расстался со своим пулеметом и по этой причине явно очень печалился. – С «детка» ему не так страшно!

За дверями шаталось еще несколько оживших мертвецов. Заслышав наши шаги, они, если можно так сказать, оживились, защелкали челюстями и заковыляли к нам, выставив вперед руки на манер зомби.

– Вот же погань! – Крепыш выстрелом снес одному из них полчерепа и ударом ноги разнес скелет вдребезги.

Оставшихся добили мы с Тором, Азиз же предпочел с ними не связываться.

– Выстрелы стихли, – забеспокоился я. – Живее, парни, живее!

Гипотетически там осталось полно народу, а скелетов по дороге мы видели не так уж много, не могли наших на лоскуты порвать. Может, они просто покинули бункер, выбравшись наружу? Или, что наиболее вероятно, просто всех мертвяков уже перебили?

Моя последняя догадка оказалась верной – наши отбились от восставших из небытия вояк. Нашествие скелетов застало их врасплох, они не ждали нападения из темноты бункера, но, слава богу, все обошлось.

Ну или почти обошлось. Первой под раздачу попала Милена. Она задремала, когда ее за плечо схватила костлявая рука добредшего до костра мертвеца. Милена спросонья не поняла, что случилось, но Джебе, который услышал ее сонное:

– Что за дела, нечего меня хватать! – среагировал моментально, как только увидел, кто именно посягает на нашу магессу.

Первым же выстрелом из пистолета он разнес вдребезги череп твари, которая уже тянулась зубами к шее Милены, рывком перебросил магессу к себе за спину, буквально вырвав ее из костлявых рук, а дальше началась маленькая война, эхо которой я и слышал в хозяйственных помещениях бункера.

Надо отметить, что сюда на огонек заглянуло нежити куда меньше, чем к нам, да и освещение здесь было получше, а потому ребята под командой Наемника отработали по целям слаженно и деловито, как в тире, после же, на стадии добивания, в ход пошли приклады.

Да и нас чуть не встретили стрельбой, услышав шаги, хорошо, что я крикнул:

– Свои, не стрелять, – и помахал фонарем.

– Сват, она все плачет. – Джебе показал на Милену, которая захлебывалась в слезах. – Уже и заварушка кончилось, а она плачет.

– Да не плач это. – Я присел на корточки напротив магессы. – Истерика обычная.

Милена выдала особо протяжную руладу, в которой можно было расслышать: «Го-о-осподи, когда все это-о-о ко-о-ончится!» Глаза закатились, носик покраснел, тело ее сотрясала дрожь.

– Никогда, – вздохнув, ответил я и погладил ее по щеке.

Милена дернулась от моего прикосновения, а я снова ее погладил, легко, почти невесомо. А вот на третий раз ударил ее по той же самой щеке, сильно, наотмашь.

Голова Милены мотнулась в сторону, но зато стих непрерывный стон-жалоба.

– Фига себе! – Крепыш шмыгнул носом. – Сват, не перебор?

– Спасибо, – пробормотала Милена, прижав ладонь к щеке.

– Не перебор, – ответил я ростовчанину. – Истерика у женщин – дело затяжное, так что тут есть три варианта решения проблемы: или поступить так, как я сейчас, или ведро холодной воды ей на голову вылить, или… Скажем так, отвлечь ее физиологически. Но последнее чревато сменой вектора, там истерика на агрессию может перескочить, и ногти в ход пойдут, рожу так расцарапают, что не приведи Господь. А потом еще и в изнасиловании обвинят.

– Фу. – Милена вытерла лицо рукавом. – Какие ты гадости говоришь иногда!

– А что ты хотела, солнышко? Мы все меняемся под влиянием обстоятельств. – Я взял ее за руку. – Именно по этой причине из меня потихоньку выветривается клерк со всеми познаниями в этикете и охмуреже барышень, зато возвращается кое-кто другой.

– Знаешь, чего мне больше всего не хватает сейчас? – Милена улыбнулась трясущимися губами.

Крепыш хмыкнул и глянул на меня, как бы говоря: «Гадость не гадость, а угадал командир».

– Пироженки и бокала мартини? – предположил я.

– Этого мне не хватает все время. – Милена свела бровки к переносице, ее личико стало совсем печальным. – А мне не хватает носового платка. Никак я пальцами себя сморкаться не заставлю, а переводить материю на платки мне совесть не позволяет.

– Эх, – сплюнул Крепыш. Ему явно было жалко Милену, что вполне объяснимо.

– Тор, Джебе, Арам, очень аккуратно идете к выходу и так же аккуратно, страхуя друг друга, смотрите, что там на опушке леса, – приказал я. – Если что, сразу спускаетесь сюда. Проход узкий, держать оборону здесь будет удобно.

Сентиментальность – прекрасное чувство, но рассопливливаться не время. И платков нет, и место не то. Опять же меня еще там, в коридоре, посетила жуткая мысль, что из мертвых восстали не только обитатели бункера, но и все те, кто полег в лесу. А народу там было, полагаю, немало.

– Даю тебе слово, маленькая моя, что, если мы найдем залежи материи, будут тебе и платки, и парео, – пообещал я Милене. – Станешь в нем по берегу Большой реки рассекать, всем на зависть.

– Парео, – уже совершенно ненатужно улыбнулась магесса и ткнула мне пальцем в лоб. – Откуда в этих местах легкие ткани, толстокожий ты мужлан? Парео… У нас на нижнее белье материи не хватает, а он о парео говорит.

Отлегло, стало быть. Ну и славно. И жалко ее, больше других жалко. Тепличная ведь совсем девочка, сама красивая, и жизнь у нее на том свете наверняка была красивая, и занималась она там тем же самым – красоту создавала. А тут – что она получила? Бегала голой по степи, потом ее звероподобный Окунь огулял по полной, причем два раза. А после него – стрельба, выживание, война, соленые шутки, отсутствие всего, включая исподнее, и, как финал, объятия мертвеца. Плюс полная неизвестность впереди. Для Насти, которая попала из не своей жизни в свою, – самое то. Для этого декоративного цветка… Но она молодец, столько времени
Страница 16 из 29

держалась, столько в себя это загоняла, тут не всякий мужик сдюжит. И хорошо, что наконец прорвало ее, такие вещи как нарыв гнойный – прорвался он, вытекла дрянь всякая, и пошло заживление ранки, главное, чтобы грязь в нее не попала.

А беречь мне ее надо обязательно. Она магесса. Да и просто хороший человек.

– Я тебя когда-нибудь обманывал? – нарочито сурово сдвинул я брови. – А?

– Пока нет. – Будь я проклят, если в ее голосе не появились смутно знакомые мне интонации. – Надеюсь, что и дальше ты этого делать не будешь.

– Да уж не сомневайся. – Я подмигнул ей. – Так что будет тебе парео.

– Да, Сват, – подошел ко мне Наемник. – С этих тварей опыт капал, у меня двое уровни получили. Совсем немного, но он был.

– Эва как. – Я почесал затылок. – То ли я ни одного полностью сам так и не завалил, то ли просто внимания на это не обратил. Но ты меня и удивил, и порадовал одновременно. Проследи, чтобы баллы распределили по уму.

– Само собой.

Наемник у меня и в крепости этот вопрос контролировал, на пару с Жекой.

– Вроде тихо наверху? – прислушался я.

В глубине бункера то и дело глухо бухали одиночные выстрелы, там по второму разу добивали его защитников. А наверху было тихо, только дождь монотонно шумел.

Разведчики вернулись минут через пять, мокрые до нитки и грязные до невозможности.

– Ух, там и развезло все, – сообщил нам Арам. – Мама-джан, какая слякоть! Да еще и яма эта, в ней воды уже по самые эти, не при Милене будет сказано.

– Ясно, – оборвал я его. – Что там с нежелательным элементом? Все тихо или кто откопаться решил?

– Мы дошли до опушки, – перехватил инициативу Джебе. – Все тихо. Никого, ничего.

– Вот и славно. – Я потер руки. – Вот и ладушки. Наемник, двоих в караул к входу, еще парочку, на всякий случай, – на внутренний периметр. Мало ли, может, мы кого не добили? И нас не перестреляйте, когда мы обратно пойдем. Остальным отдыхать. Завтра будет трудный день, завтра будем разное-всякое носить. Тор, Крепыш, вам идти в лагерь. Одессита теперь не дождаться, он там резвится, а время терять не следует. Что сказать и кому, вы в курсе. И вот еще что, про эту ожившую погань там ни слова пока. Не стоит создавать нездоровые сенсации. Задача ясна?

– Так точно, – в унисон ответили «волчата» и рванули к выходу.

– Азиз, останься здесь, – попросил я зимбабвийца и поймал его благодарный взгляд. Ему очень не хотелось идти обратно в глубины бункера. – Бди.

Мое последнее слово гигант явно не понял, но белозубо улыбнулся и погладил ствол своего пулемета, как бы говоря: «Не сомневайся, хозяин».

– Один не ходи, – попросил Наемник. – Это не очень хорошая идея.

– Вот еще, в одиночку там бродить, – даже удивился я. – Джебе, ты со мной идешь.

Мне нравился этот парень. Немногословный, очень четко понимающий свою задачу, всегда сконцентрированный на ней, он привлек мое внимание с первого же дня, и я возлагал на него большие надежды.

Собственно, вопроса: «Где наши?» – особо и не возникало. Мы просто двигались на шум и стрельбу.

– Слушай, а этот был шустрее, – азартно твердил Одессит Фире, когда мы догнали их почти в самом конце бункера, они замыкали отряд. – Он даже двигался по-другому, не как те, из предыдущей комнаты.

– Он не двигался быстрее, он от тебя сбежать пытался, – расстроила его Фира. – Еще немного – и я сама доброй волей отдамся в их костлявые руки, так мне надоела твоя болтовня.

– А потом она удивляется, чего мы евреев не любим? – Одессит закхекал. – Так ото ж!

– Можно подумать, что ты русский? – всплеснула руками Фира. – Жора Циклер!

– Я одессит, – гордо заявил тот. – Это и половая ориентация, и национальность, и даже диагноз, чтоб ты знала!

– Один другого краше, – поделился я своими мыслями с Джебе, и тот подтвердил согласие со мной кивком.

– Ой! – Одессит застыл на месте. – Так мне же ж бежать надо. В Сватбург!

– Спохватился, – щелкнул его по носу я. – Будем мы тебя ждать. Все уже. Кто надо, тот в пути. А ты остался тут. Фира, ты как?

– Нормально. – Она отмахнулась. – Настя подлечила. Я даже удивилась: чтобы она – и сделала что-то доброе для меня?

– Что же вам в мире-то не живется? – посетовал я. – У нас толком нет даже ничего, что вы все делите?

– И не говори, Сват. – Одессит решил меня поддержать. – Это бабье…

Я понял, что с такими разговорами вообще все на свете пропущу, и поспешил вперед.

Тем временем Голд, Настя и остальные добрались до гермодверей, ведущих в самое последнее помещение бункера. За этими дверями слышался шум, мало того, время от времени там раздавались гулкие удары. Обитатель помещения явно хотел выйти наружу.

– Это чего же там такое? – удивился Кин. – Точнее, кто?

– Генерал там, – ответив ему, я переглянулся с Настей.

– Генерал? – еще сильнее изумился Кин. – Какой генерал?

– Самый настоящий. – Удары были неслабые, дверь подрагивала. – Боевой и мертвый, с пулей в голове. Это он в свое время мне презентовал портки и ствол, а Насте – канцтовары.

– И ножик Павлику, – уточнила Настя. – Только тогда он себя спокойнее вел.

– Кстати, – призадумался я. – А как мы его убивать будем?

– А в чем проблема? – Голд глянул на дверь. – Все по процедуре, не он первый. Но, надеюсь, последний.

– Да он не такой, как те. – Я мотнул подбородком в сторону темного бункера. – Видишь ли, этот генерал не скелет. Он мумифицировался. Сам посуди: он там в двери долбится, как птица в клетке, и ему хоть бы хны. Кабы у нас сабли какие были или мачете, мы бы его хоть разрубить смогли на куски, а так… Я боюсь, что его даже пули не возьмут, в плоти застрянут, это как в подушку стрелять.

– И жечь нельзя, – понял мои опасения Голд.

– Так, может, и пес с ним? – предложил Одессит. – Тьфу на него, пусть он себе хоть лоб об дверь расшибет.

– Там рация, – объяснил я ему. – Если мы ее отсюда не заберем, то будем иметь дело с Рэнди, а что хуже – мертвый генерал тут или живой Рэнди там, я не знаю. Но что-то мне подсказывает, что второй вариант реально хуже.

– И не забудьте обо мне, – подала голос Фира. – Я за рацию этого генерала сама загрызу, если надо. Зубами.

– Соглашусь со Сватом: Рэнди суров и страшен, когда речь заходит о ресурсах, – поддержала меня Настя. – Что до того, как убивать… Давайте его выпустим сначала, а там увидим.

– Люблю дилетантов. – Голд отвесил Насте что-то вроде полупоклона. – Ввязаться в битву, а там… Это не выход, девочка, запомни раз и навсегда. Сначала подумай, а потом уже делай.

– Голд, давай все-таки попробуем ему ноги пулями перебить, – зевнув, предложил я. – Думаю, это реально. Ну а когда на пол свалится, прикладами его забьем. Других вариантов не вижу.

– Жалко, что твой арап свой мечище не взял. – Голд не шутил, он говорил совершенно серьезно. – Это был бы его звездный час.

Когда мы отодвинули гермодверь, то из помещения немедленно вылез генерал – здоровый, страшный, с черной рожей и красными угольками глаз. Выглядел он жутко, даже меня пробрало, но против огнестрельного оружия все-таки оказался слабоват. Товарищ поначалу шустро скакнул к Джебе, который стоял совсем рядом с дверьми,
Страница 17 из 29

но не тут-то было. Две очереди перебили ему ноги, и генерал с грохотом упал на пол. А дальше все было делом техники. Мы минут пять месили его прикладами, уворачиваясь от цепких рук неугомонного самоубийцы. Здоров он был – мы эти руки к полу прижимали, даже ножи в них вбивали, а он раз за разом освобождался.

В какой-то момент мне даже показалось, что мы его никогда не усмирим, но вот конечности дернулись в последний раз, и бесформенную массу, в которую превратился бывший военачальник, все-таки покинула некая сверхъестественная жизнь, что в ней поселилась по непонятной причине.

– Ой, какая прелесть, – завизжала Фира, как только завидела громоздкую рацию, даже сквозь пыль поблескивающую тумблерами и выключателями. – Армейская, древняя! Винтаж!

– Винтаж, – согласился я, усаживаясь в кресло генерала, которое прекрасно сохранилось и даже не скрипнуло под моим весом. – Тут все сильно не новое, если ты заметила.

– С антенной только варварски распорядились, – укоризненно произнесла Фира.

– К Павлику претензии. – Настя примостилась на подлокотнике кресла. – Это он тогда ее выдрал. Помню, все сопел и кряхтел, не хотела она выкручиваться ни в какую. Слушай, Сват, а ты в этом кресле монументально смотришься. Давай мы его тоже в крепость переправим?

Ради правды, кресло мне тоже понравилось, а потому возражать я не стал. Я бы и стол забрал. Хороший стол, дубовый, добротный. Жаль, тяжелый очень.

– Ладно. – Я хлопнул в ладоши. – Помещения мы исследовали и зачистили, новых сюрпризов, надеюсь, уже не будет. Значит, так, всем отдыхать, а завтра утром я хочу услышать от каждого точку зрения по двум вопросам. Вопрос номер один: что именно из найденных предметов следует переправить в крепость в первую очередь. Вопрос номер два: как именно мы это будем делать. Выслушаю всех, поскольку в споре рождается истина. Времени у нас, думаю, около суток. И нам надо сгруппировать первый блок грузов, чтобы те, кто придет сюда, немного передохнули и отправились в обратный путь. Но сначала – всем спать, выносливость конечна.

Не знаю, как остальные, но я отключился почти сразу, как только мы вернулись к костру, – больно хлопотный выдался денек. Все-таки есть в командирстве определенные плюсы – на посту стоять не надо. Проверил их наличие, убедился, что бойцы не спят, – и можешь спокойно придавить ухом часов пять.

Собственно, я бы, может, проспал и подольше, но меня разбудил Герман, который как всегда везде поспевал первый.

– Сват, – потряс он меня за плечо. – Сва-а-ат!

– Что тебе? – поинтересовался я у него.

Проснулся я сразу, но надеялся, что он от меня отстанет. Наверняка опять у него какая-то идея появилась или мысли о том, как нам обустроить этот прекрасный новый мир. Если бы что серьезное произошло, то часовые дали бы знать, а так… Все его идеи могут подождать до утра. Хотя, наверное, уже утро.

– Иди посмотри сам. – Глаза ученого блестели, он был явно возбужден.

– Надеюсь, ты хочешь показать мне голую женщину с большой, красивой, мягкой грудью и длинными ногами? – вздохнув, я поднялся на ноги. – Если нет, то я расстроюсь.

– Все бы тебе шутить. – Герман даже подпрыгивал на месте. – Идем, идем.

Он припустил в сторону выхода. Я застегнул ремни, прихватил автомат, напялил кепи и последовал за ним. Надо же глянуть, что он такое нашел. Нет, вот не спится человеку, а? Ни свет ни заря – уже в поле, уже весь в делах.

А утро выдалось славное. Дождь кончился, тучи ушли, и на небе сияло умытое солнце. Воздух был напоен влагой и сумасшедшим ароматом разнотравья, на листьях деревьев дрожали капельки воды, в каждой из которых светилось много-много маленьких солнышек.

– Ты видишь? – гомонил тем временем Герман, уже вскарабкавшийся на холм, под которым был бункер. – Да о чем я, что оттуда увидишь? Лезь сюда, смотри!

А деревьев-то стало меньше, крепко буря здесь поработала. Вон поваленные стволы лежат, и вон.

– Лезь сюда, Сват, – махал рукой ученый. – Ну же!

На мокрый и скользкий холм лезть мне не хотелось, но Герман был слишком уж возбужден, в такие моменты с умниками лучше не спорить, а потому я забросил автомат за спину и стал взбираться наверх.

– Смотри, – схватил меня за рукав Герман, как только я встал рядом с ним. – Высота не слишком большая, но даже отсюда все отлично можно разобрать. С земли – нет, а вот отсюда более-менее видно.

Я не сразу понял, о чем он говорит, мне пришлось вглядываться в поваленный лес пару минут, но когда все-таки сообразил, чертыхнулся в голос.

Деревья в лесу были не просто поломаны, они были как будто раздавлены огромными ножищами, возникало ощущение, что какой-то великан прошелся здесь, не слишком разбирая дорогу и между делом ломая толстенные стволы деревьев.

– Черт. – Я почесал затылок, сдвинув кепи на лоб. – Это что ж такое было?

– Или кто. – Герман говорил тихо, почти себе под нос. – Кто пригнал тучу? Чье лицо в небе было? Кто сделал вот это?

Он вертанулся на месте, вытянув руку и как будто очерчивая круг. Я проследил за его указующим перстом и присвистнул.

Деревья вокруг бункера тоже были повалены не хаотично. Возникало ощущение, что их разложили в определенном порядке, рисуя вокруг нашего убежища что-то вроде солнышка с лучиками. Или просто сверху хлопнули немаленькой ладонью.

– Вопросов пока больше, чем ответов. – Герман был очень возбужден. – Почему воскресли все эти мертвецы? Лежали бог весть сколько, никак на вас тогда не среагировали, когда вы тут бродили в первый раз, а потом вдруг как будто включились, будто кто-то пальцами щелкнул.

– У тебя есть ответы или предположения?

Мне все это не нравилось. Очень не нравилось. Я не Азиз, я мистики не боюсь, но одно дело – воевать с себе подобными, то есть с людьми, с дикими зверями, даже с теми тварями из болота и скелетами, это зло осязаемое, и, самое главное, его можно убить пулей, ножом, палкой. Оно смертно. А вот нечто, чему нет имени, но что оставляет такие следы и показывает свой лик из тучи, – это перебор. Небожители нам ни к чему, я в бога на том свете не верил, да и на этом… Кстати, небеса.

– Слушай, Герман. – Я пощелкал пальцами. – А может, с этим делом связаны те двое?

– Хлюп и Лют, – торжествующе сказал ученый и ткнул меня в пузо кулаком. – Я тоже к этому пришел! Не сразу, но пришел.

– Только этого еще и не хватало. – Я не разделял его радости. Мало мне своих проблем, земных, еще и небесные добавились.

Значит, так. В любом случае не следует предавать все это широкой огласке. Слухи, сплетни, домыслы – это ни к чему. Люди мнительны и склонны к драматизации. Я уж молчу, что они еще сами любят создавать себе кумиров и богов, а после им поклоняться. Более того, покойные рейдеры таких уже встречали. Мне в крепости этого добра даром не надо, это такая зараза, что любое общество разъест, как соляная кислота. Так что Герману лучше промолчать про то, что он видел, а еще лучше забыть, по крайней мере на время. Для него самого лучше. Безопаснее.

Кроме него на холм никто не полезет, я так людей работой загружу, что им не до того будет. Да и не тот тут народ. Кабы Аллочка была, тогда да, ей до всего дело
Страница 18 из 29

есть. А тем, кто спит внизу, лезть на холм и что-то выглядывать в лесу ни к чему.

– Герман, – по возможности мягко сказал я умнику, глазеющему на свою находку, – мы спускаемся, и ты больше никому про это не говоришь. По крайней мере пока.

– А как же… – Он показал рукой на бурелом.

– Была буря, Герман. – Я положил ему руку на плечо и очень негромко повторил: – Буря. Погодное явление. Когда она безумствует, деревья ломаются, понимаешь? Услышь меня, пожалуйста.

– Я понимаю. – Ученый, видимо, увидел в моих глазах что-то, что заставило его прекратить дискуссию. – Но я же могу про это рассказать своему коллеге? Только ему!

– Только тихо и ему одному. Мне ведь тоже интересно, до чего вы додумаетесь, – разрешил я. – Но если это станет достоянием общественности, то я не пойму. И расстроюсь. Очень. Смертельно расстроюсь.

– Не станет. – И Герман, оскальзываясь на мокрой траве, поспешил спуститься к подножию холма. – Я же понимаю… Люди мнительны… Напридумывают всякого…

– Вот-вот, – кивнул я, шагая за ним следом. – Но ты молодец, что показал мне это. Мы увиденное еще обсудим. Вот вернемся из рейда и обсудим. Узким кругом. А пока… Ты подумал о том, что я вчера говорил? По вывозу отсюда грузов?

– Ну, по комплектности я не слишком размышлял, – бойко затараторил Герман, явно радуясь, что я перевел тему разговора в другую плоскость. – Это вы и без меня решите. А вот по транспортировке есть пара идей. Я, конечно, не практик, я теоретик, но, как мне думается…

– Хорошо, что подумал, – перебил я его. – Но давай это все обсудим с коллективом, хорошо?

– Ага. – Герман кинул еще один взгляд в сторону леса и зашагал к входу в бункер.

Глава 5

– Что, дождь кончился? – встретила нас в бункере вопросом Фира, потирая заспанные глаза. – Снова солнышко на небе?

– Оно. – Я невольно улыбнулся, глядя на ее растрепанные волосы. – Ты бы причесалась, а то выглядишь жутковато.

– Было бы чем, причесалась бы. – Фира расстроенно сморщила веснушчатый носик. – Мне Пасечник обещал деревянный гребешок изготовить, да так и не сделал, чтоб его пчелы покусали.

– На. – Одессит как-то застенчиво протянул ей пластмассовую расческу. – Хотел себе оставить, но тебе нужнее.

– Амэхайе![5 - Когда еврею очень хорошо, он говорит именно это слово. Что-то вроде: «Как прекрасен этот мир».] – взвизгнула Фира, вскочила, обняла его за шею, сочно чмокнула в щеку и цапнула подарок. – Считай, что в моем сердце ты занял свое золотое место навсегда. Настя, умри от зависти!

– Пфе! – сообщила ей Настя независимо, но по глазам было видно, что это чувство нашло-таки лазейку в ее душе. – Я вообще скоро налысо побреюсь. И голова дышит, и мороки никакой с волосами.

– Боже сохрани, – перепугался я. Не то чтобы я был человек со стереотипами, но лысые девушки не относились к тем вещам, которые радуют мой взор. – Одессит, ты где это дело взял?

– В тумбочке одной нашел, – отвел глаза в сторону боец. – Я в нее заглянул, ну, на предмет проверки, нет ли там чего такого опасного для жизни. Таки нет. Мыльно-рыльное есть, газетка, совсем истлевшая, полотенчико, временем еденное. Ну и вот – расческа. Мне оно не надо, а девочкам – самое то.

– Вот. – Настя ткнула в его сторону пальцем. – Так что, Фирка, это нам обеим. И даже троим, Милену чуть не забыла.

– Я не ты, так что поделюсь, особенно с Миленой. – Еврейка с треском расчесывала волосы, они, по-моему, даже искрили. – Я добрая. А ты смешно будешь лысенькой смотреться, у тебя голова круглая, а ушки остренькие. Забавное будет зрелище! Ты станешь похожа на миниатюрного Дракулу.

Настя запыхтела, накручивая себя, народ с интересом ожидал развития событий, кто сидя, кто еще лежа.

– Еще одно слово, и я лично обрею обеих. – Достав нож, я крутанул его в пальцах. – Причем даже не используя мыло, прямо так. Доступно объяснил?

– Настенька, держи гребешок. – В глазах Фиры отплясывали чертенята, а голос был такой, каким дочка-старшеклассница со свежими засосами на шее рассказывает матери, как она с подружкой к экзаменам готовилась весь вечер и полночи. – Мне ж для тебя ничего не жалко!

Настя промолчала, но расческу взяла. Не устояла.

Заметим, Милена в этой перепалке вовсе не участвовала, она только с усмешкой смотрела на спорщиц. Что там у них в головах, мне было неясно, но в любом случае словесная дуэль закончилась, уже хорошо.

– Ну вот и ладно. Тем более у нас есть более интересная тема для споров.

– О чем спорить будем? – полюбопытствовал Голд.

Он явно был не слишком доволен, и я догадывался, в чем причина. Ему не очень понравилось то, что мы куда-то ходили вдвоем с Германом, не позвав его с собой. Да и подавленное состояние умника от него не укрылось.

Мне Голд нравился, но это его желание знать вообще все обо всем, пусть и умело замаскированное… Подавляющее большинство людей на такое даже внимания не обращало, остальные же относились к подобному с пониманием – должность у человека такая. Что до меня, иногда он в этом своем стремлении меня немного раздражал, хотя и было ясно, что он это делает не для забавы, а исключительно для дела.

– На повестке дня есть один вопрос. – Я даже похлопал в ладоши, привлекая общее внимание. – Важный и нужный. Можно даже сказать, творческий.

– Не тяни кота за хвост, Сват, – попросил Одессит. – Излагай, пожалуйста.

– Не проблема. Вы все в курсе, что вчера внутри бункера мы нашли много всякого-разного. Не то чтобы прямо много-много, но немало. Сами знаете, как только появляется добро, на него тут же находятся охотники, потому все это имущество надо переправить в Сватбург, причем безотлагательно. – Я впервые назвал крепость именем, которые остальными уже вовсю использовалось. Все-таки как-то это не слишком правильно. Но вот – сорвалось с языка. – Люди оттуда, надеюсь, уже в пути. Ну или готовятся выступать в нашу сторону, а значит, скоро будут здесь. К этому времени мы должны сгруппировать груз для первого рейда и четко понимать, как именно он будет оттранспортирован в наш дом. Я готов выслушать все предложения по последнему вопросу, но очень прошу: никаких криков, никаких склок и друг друга не перебивать. Да, вот еще что: будьте реалистами, учитывайте силы и возможности.

– Тут подумать надо, – почесал затылок Арам.

– Так и думай, полчаса у вас есть, – согласился с ним я. – Завтракайте и думайте. Голд, Герман, Наемник, Настя, Кин, подойдите ко мне, обсудим, что войдет в первую партию груза. Остальных прошу не обижаться, тем более, что у вас другая задача.

– А я? – возмутилась Фира. – Я же…

– Приятного аппетита, – оборвал я ее, игнорируя улыбку Насти. – Рацию мы здесь однозначно не оставим, а все остальное вроде как не в твоей компетенции.

– А медикаменты? – еще сильнее взвилась Фира. – А инструменты хирургические?

– Сиди, – дернул ее за пятнистую майку Дергач, вятский уроженец, который вошел в стаю «волчат» одним из последних. Но при этом он влился в нее так уверенно и спокойно, что я даже не сомневался, включая его в группу для дальнего рейда. – Постоянно тебе надо больше других. Сама подумай: кто их тут оставит, что они весят?
Страница 19 из 29

Нам поставили задачу, будем ее выполнять.

И он сунул еврейке сушеную рыбину.

Особых споров по комплектации у нас не возникало. В приоритете, естественно, были оружие и патроны, кое-какое армейское снаряжение, найденное нами, вроде нескольких полевых телефонов, кухонные принадлежности и припасы, вся мелочовка из тумбочек, дизель-генераторы, рация из кабинета генерала и инструменты – шанцевые и прочие. В бункере обнаружилось два пожарных щита, аналогичных тем, что мы нашли на складе. Да и в помещении, которое, видимо, было чем-то вроде каптерки, нам тоже кое-что перепало.

Небольшая дискуссия возникла только по горючему в бочках и по кухонным плитам. Если по плитам мы достигли соглашения, решив оставить их на потом, то по солярке разгорелся спор.

Я выступал за то, чтобы повременить с вывозом горючки до следующего раза, ко мне примкнули Настя и Герман. Голд же с Наемником считали, что бочки надо катить прямо сейчас.

– Мне жалко тратить на это человеческие ресурсы, – аргументировал я свою точку зрения. – На каждую бочку надо ставить минимум трех человек. Как ни крути, бочка двухсотлитровая, то есть ее вес где-то сто семьдесят килограммов. Теперь прикиньте еще то, что катить ее придется не по асфальту и не по бетону, а по пересеченной местности. А людей у нас много не будет, сколько бы их ни пришло. Все остальное тоже не сильно легкое.

– Это горючка, – возражал мне Голд. – Это ценность, аналогов которой у нас пока нет.

– Так ее пока и использовать никак не представляется возможным. – Настя как обычно устроилась справа от меня. – Если только в тех же генераторах.

– Сейчас – да, а потом? – Голд досадливо повертел головой. – Перспектива, девочка, перспектива.

В результате мы его все-таки убедили в том, что не стоит бежать впереди паровоза, точнее, позади бочки. Основным аргументом было то, что бочка попросту может помяться, а это недопустимо, так как она большая ценность сама по себе, даже без горючки. Ну и потом – а если, не приведи Господь, какой-то шальной камень в ней дырку проделает?

Так что было решено обе бочки оставить тут, но озадачить наших рационализаторов вопросом их вывоза. Проще говоря, пускай колесо изобретают.

А вот по стационарному генератору особых споров не было. Эту громадину при любых раскладах вывезти отсюда не представлялось возможным, слишком уж тяжелая. Верное решение подсказал Герман.

– Демонтировать с него все, что можно, – потрепал он небольшую кудрявую бородку. Ученый обзавелся ею, утверждая, что и раньше не стремился к частому бритью. – Там же много всякого, чего можно снять? Ну вот и надо свинтить все, что свинчивается, а значит, представляет какую-то ценность и может быть использовано в будущем. Ну а если вдруг случится чудо и у нас появится какой-то транспорт, кроме гужевого, перевезем генератор в Сватбург, и там обратно все привинтим.

– Причем это можно делать даже не сегодня, – заметил Голд. – Пост мы тут оставим на всякий случай, пару человек. Вот пусть они и формируют следующую партию груза.

– А я бы не стал никого оставлять, – чуть ли не в первый раз за все это время не согласился с ним я. – Два человека – это или два ствола из нашей группы, или две пары рук из крепости. Неразумно так использовать человеческий ресурс. Как по мне, надо все, что не унесем, отволочь в кабинет генерала и там заблокировать – двери закрыть и завалить их на фиг. Заодно будет ясно, сколько понадобится людей для второго каравана.

– А потом кто-то приходит и все это забирает. – Кин потянулся. – И радуется – все в одном месте, это так удобно.

– Если придут два-три человека, они много не заберут, – парировал я. – И далеко не унесут. А если придут человек десять-пятнадцать, то мы еще и теряем двоих членов нашей семьи. И их оружие. Даже если пришлые будут с дрекольем, а не со стволами. Мы не станем оставлять «волчат», они все при деле, а значит, в дозор придется ставить кого-то из гражданских. Много ли от них пользы при осаде?

– Соглашусь со Сватом, – помолчав, заметил Голд. – Тем более, ничего особо ценного тут и не останется, основное мы унесем. А печатные машинки, мелкие детали, полки, кабель на стенах не такая уж большая ценность.

– А давайте останусь я? – предложил вдруг Герман. – Страшновато, конечно, но я бы рискнул. Порылся бы тут, может, еще чего нашел. Если кто-то придет, тут есть где спрятаться и за ними проследить. Ну и еще пистолет мне дадите, на всякий пожарный.

Мне эта мысль не слишком понравилась. Герман – башковитый, он очень ценен, интеллектуал. И еще он упрям в некоторых моментах, особенно если они связаны с вопросами познания неведомого.

– Мысль интересная, – расплывчато сказал я. Не стоит давать ему ответ сразу, тем более, что он отрицательный. – С грузом первого каравана, я так думаю, мы определились.

– Еще кресло и стол, – заявила Настя. – Те, что генерала были. Для тебя.

– Насть, мне приятна такая забота, но это не те вещи, которые в приоритете, – засмеялся я.

– Нет уж, – поддержал Настю Голд. – Что они там весят? Стол, наверное, вовсе можно разобрать.

Я спорить не стал. В конце концов, не я это потребовал сделать, они сами предложили.

Тем временем народ вовсю обсуждал способы доставки добра в родные пенаты, что меня порадовало. Им было не все равно, и дело даже не в том, что кому-то из них пришлось бы все тащить, а кому-то – нет. Они становились одним целым, и это был спор своих со своими.

– Арбу сделать реально, – утверждал Арам, махая полуобгрызенной рыбиной. – Дед деда моего деда сам такие делал, клянусь! Я фотографию видел.

– И сколько она весит? – поинтересовался у него Дергач. – Сама по себе, без груза? Если бы в нее пару лошадей впрячь и самим сзади толкать, тогда да, принимается. А так – какой смысл?

– И не забудь про колеса, – заметил Герман, подходя к ним. – Простите за банальность, но придумать колесо и сделать его – это разные вещи. Совсем разные.

– Я видел то, что предлагает Арам. Не своими глазами, в Сети, – степенно сказал Джебе. – У нас тоже делали нечто подобное, и колеса там были квадратные.

– Все равно не вариант. – Я присоединился к спорящим и присел рядом с Миленой. – Надо точно знать, как делать, а не на основании отрывочных воспоминаний. А если экспериментировать, в день не уложимся, это с гарантией.

– Да что там в день – в неделю, – поддержал меня Голд. – Там нюансов полно. Например, чем на оси крепить колесо? Там такая специальная штука была, окованная сталью или железом, не помню ее названия.

Надо заметить, что предложений было не так уж и много, куда меньше, чем споров. Да и предлагали все не слишком реализуемое – те же тачки, плюнув на наши высказывания о колесе, или вообще чуть не волоком тащить. Последним слово взял Азиз.

– У меня на родина все проще, – пробасил он. – У меня на родина все носи груза на женщина, если грузовик нет. А если и женщина нет, то мы руби две бамбук, крепкий, хороший, старый, на него вяжи груз, и их неси два человека на плечах. А если сыпучее, то прямо в бамбук сыпь и затыкай его.

– О! Мо-ло-дец! – Я щелкнул пальцами и показал в сторону
Страница 20 из 29

Азиза. – Моя думай о том же. Самое простое и самое эффективное средство.

– В смысле, нести на женщинах? – уточнила Фира, без особой любви глядя на чернокожего Голиафа.

– Это хорошо бы, – не стал спорить я. – Но вас мало, не утащите вы столько. Бамбука, правда, у нас тут тоже нет, ни для переноски, ни для курения, а вот березы в наличии, и их сколько хочешь.

– В принципе да, это, может, лучший вариант из возможных. – Голд глянул на меня. – Тот же генератор два человека унесут без проблем. Оружие тоже, если распределить вес равномерно и привязать. С мелочью, правда, могут быть проблемы, ее так запросто не привяжешь.

– Я в каптерке видел брезент, – откликнулся Одессит. – И еще две бобины проволоки, толстенькие, как раз на обвязку сгодятся.

– Жалко проволоку, – прижимисто цокнула языком Фира. – Перекусить ее – дело плевое, а вот потом обратно в одно целое превратить…

– Фир, что тебе в этой проволоке? – Я даже вздохнул. – У тебя вон по стенам кабелей сколько, в обмотке уже. Или ты думаешь, что мы их снимать не будем? Слушай, Одессит, а что ты еще такое видел, о чем все остальные не знают? Не припоминаю, чтобы ты кому-то из нас про проволоку говорил. Голд?

– Что сразу Голд? – выставил перед собой ладони Одессит. – И что сразу я? Я нашел и подумал: «Какая славная вещь. А ну как мы про нее забудем?» И я ту проволоку убрал на самое видное место, в уголок, чтоб никто не уволок. О, мама всегда говорила мне, что у меня есть стихотворный талант. И шо, вы заметили, как лихо я рифмую слова?

– На видное место, – посмотрел я на Голда. – В уголок. Вот что с ним делать?

– Наградить, – немедленно заявил Одессит. – Я не только обнаружил, я еще и рациональное использование для той проволоки нашел, для всех трех бобин!

– Уже трех, – закатил глаза Голд. – Если еще пару минут поговорим, их будет четыре.

– Не будет, – опечалился Одессит. – Это все. Ну так что, начинаем носить?

Стихийности мы не допустили, равномерно разделив народ. Кто-то носил, кто-то сортировал, распределяя вес предполагаемого груза равномерно, а кто-то был отправлен в лес за стволами березы, поскольку те деревья, что повалила буря, в наше дело не годились – больно здоровые были. Березы надо было не только срубить, но и кору с них стесать, сделав пригодными для использования. К этой группе присоединился и я, памятуя о следах, которые в лесу оставила то ли стихия, то ли некое неведомое существо высшего порядка. В любом случае я собирался пресечь досужие разговоры, если они возникнут вследствие чьей-то наблюдательности.

Но обошлось. Махание топорами не очень-то располагает к праздности, а то, что каждый из нас не слишком разбирался в том, насколько хороша та или иная лесина, делала верчение головой вне основной цели совершенно уже невозможным.

Дело нашлось всем. Когда мы вернулись в бункер, то увидели неподалеку от входа ласкающие глаз кучи добра, которое отныне стало нашей собственностью и было предназначено для того, чтобы крепить оборону Сватбурга. Ну или служить товаром для обмена. Я был уверен: уже совсем скоро возникнут не одна и не две общины, подобные нашей, а значит, будет и товарообмен, никуда он не денется.

Мужчина из группы Жеки, который тогда при слове «торговля» блаженно щурился и мечтательно вздыхал, и впрямь оказался коммерсантом, причем бог весть в каком поколении. И если его далекий прапрапрадед владел всего лишь лавкой в славном городе Амстердаме, то он уже возглавлял подразделение транснациональной торговой корпорации в Нидерландах и прекрасно разбирался в том, что сколько стоит и на что есть спрос. Так что его хоть завтра запускай челночить по берегам Большой реки.

Но вот беда. Я был уверен и в том, что найдутся люди, которые захотят на свободной торговле погреть руки, причем не слишком чистоплотными методами.

Впрочем, кто нам запретит немного заработать на собирающихся погреть руки?

В общем, таковы были мои планы, поскольку мое видение мира не только не поменялось, но и окрепло. Кто первый займет ниши в разных областях, тот молодец, того будет труднее из них выдавить. Ну а кто опоздает, тот будет вынужден доказывать, что он право имеет, а это – дело тяжелое и неблагодарное. И почти наверняка скорость занимания ниш и выдавливания из них будет определяться тем, сколько у тебя стволов и насколько хорошо твои люди умеют ими пользоваться.

Пока суд да дело, потихоньку начало смеркаться. День-то вроде и длинный был, а прошел быстро. И, заметим, мы как тот воз, что и ныне там, а должны были бы уже километров под тридцать с гаком отмахать по лесу.

– Гранаты так и не испробовали. – Голд побарабанил пальцами по ящику с зеленой крышкой.

– «Бабах» очень громкий будет, – сморщился я. – Не забыл я о них, просто демаскировать нас не хочу. Возьмем с собой десяток, когда расходиться в стороны будем, да и бахнем часа через три, в лесу где-нибудь. А нашим скажем, чтобы сгрузили их в Сватбурге отдельно и не трогали. Хотя… Голд, это не консервы, а гранаты. Что с ними будет?

– Главное, чтобы они в руках не рвались, – тихонько сказал мне он. – Ты сам гранаты не бросай, не надо. И вообще, предоставь все эти испытания мне.

– Как скажешь, – согласился я.

Пусть его. Да и правда: кто его знает, как это дело обернется. Снова оказаться в лесу с голым задом мне не улыбалось.

– Левее заноси, – раздался голос Арама. – Левее. Ара, ты меня не слышишь, что ли?

Люди начали формировать тюки и прикручивать их к шестам. Крупные вещи, вроде генераторов или автоматов, монтировали прямо так, мелочь же заворачивали в брезент под присмотром Милены, которая, как и в прошлый раз, без одобрения отнеслась к такому расходу пусть и неказистого, но материала.

– Да не спешите вы, – посоветовал я им. – Время у нас есть. Я так думаю, что раньше послезавтра наших ждать не стоит. Телепортов тут нет, ну или мы их пока не нашли, а по-другому в два конца быстрее не успеть.

– Я им это уже сказал. – Наемник, который как раз закончил распределять ночные смены дежурств, подошел ко мне. – Не слушают, спешат куда-то.

– А если раньше придут? – заметил кто-то из мужчин. – Время терять неохота.

– Да не придут они раньше, – заверил я его. – Пока соберутся, пока выйдут. Да и Жека наверняка отдаст им приказ с наступлением темноты остановиться на привал, по ночам не идти. Это с гарантией, мне ли его не знать. Я бы и сам так действовал. Так что хватит суетиться, идем ужинать. Время у нас есть.

Как показало утро, которое вечера мудренее, я оказался прав. Наши появились в поле видимости только через сутки, ближе к полудню, и, на глаз, их было человек тридцать.

– Всех погнал, кого только можно, – заметила Настя, стоящая рядом со мной на опушке леса. – Правильное решение. А молодцы мы, количество грузов почти правильно рассчитали. Даже чутка побольше можно было сделать.

– Это да, – согласился с ней я. – Другое плохо – наша рейд-группа уменьшится. Такому отряду, да с такими ценностями охрана нужна соответствующая. Не забывай: у людей будут заняты руки, а потому моментально к бою они не перейдут. Пока сбросят жерди, пока передернут затворы, а это
Страница 21 из 29

степь, все на виду, особо не спрячешься. Так что нас станет меньше.

– Джебе пусть идет с нами, – посоветовала Настя. – И Тор. Правильные мальчишки, мне они нравятся.

– Разберемся. – Я помахал рукой людям. – Эгей, мы здесь.

У меня на душе стало поспокойней. Очень я опасался, что эта гроза, которая нам потрепала только нервы, с городом была не так сентиментальна. За дома я не слишком беспокоился, но могло случиться кое-что похуже. Например, пополз берег вместе с крепостью. Пополз, пополз, да и сверзился в воду. Или как у нас – чертовщина какая-нибудь из-под земли начала вылезать. Да мало ли.

А еще я очень переживал за караван, ушедший к складу. Надеюсь, эта гроза их обошла стороной или хотя бы застала не на воде.

Но раз люди идут, и в большом количестве, стало быть, обошлось. Ну если только это не остатки нашей общины, сирые и убогие, лишенные крова.

– Все, Сват, – устало сказал Крепыш, подходя ко мне. – Довели мы народ. Если честно, устали, выносливость почти на нуле.

Тор, стоящий рядом, как всегда немного меланхоличный и крайне немногословный, просто кивнул.

– Я был уверен, что вы останетесь в крепости, – немного озадаченно сказал Крепышу я. – Это ж вы какие петли намотали? Куда Жека смотрел?

– Ну он было и хотел нас оставить, – без тени смущения ответил Крепыш. – Но мы же не дураки – такое путешествие пропускать? Сват, мы же идем с тобой?

Я глянул на Настю, та развела руками, как бы говоря: «Имеют право», – и в этом было зерно истины.

– Ладно. – Я погрозил «волчатам» пальцем. – Идите отдыхать. Часа три у вас есть. Хотя… Постойте.

«Волчата», было направившиеся к бункеру, остановились.

– Что в городе? – негромко поинтересовался у них я. – Гроза эта дел наделала?

– Если говорить о разрушениях, то нет. – Крепыш замялся. – Ну, часть рыбы на берегу накрылась медным тазом, причем вместе с сушилками, их волнами унесло. Монитор, слава богу, уцелел, а то Рэнди бы с ума сошел. Котел у Фрау кувыркнулся так, что чуть Оружейника не прибил, – он до последнего наблюдал за тем, чтобы имущество все в дома убрали. Там ветер так свистанул, что эту дуру чугунную (котел, конечно, а не Фрау) кувыркнул – и прямо на него, на Оружейника. Но он дядька ушлый и, когда надо, очень даже ловкий, так что увернулся. Мне когда про это рассказывали, то я чуть не описался от смеха. Но это такой смех, задним числом. Сейчас-то забавно звучит, а вот ударь котел чуть левее – и нет Оружейника.

– Это если о разрушениях. – Я еще сильнее понизил голос. – А если о чем другом?

– Народ говорил, что лицо видел в тучах. – Крепыш понял, что к чему, и чуть ли не шептал. – Вроде как и мы. Еще говорили, что вой ветра был не совсем обычный, а словно голос напоминал, громкий. Говорят, что он кричал: «Умрите или живите, вам выбирать». И молнии были не как обычные молнии, а будто сгустки огня, которые кто-то сверху бросал.

– Людям было страшно, – неожиданно вступил в беседу Тор. – То есть страх пришел независимо от того, что грохочет гроза. Некоторые женщины даже в истерику впадали, как Милена.

Вот так. Значит, это было не просто природное явление все-таки. Это был механизм воздействия на нас.

– Спасибо, парни, – поблагодарил я «волчат». – Все, дуйте отдыхать. И поешьте чего-нибудь.

Ребята устало заковыляли к бункеру. «Забавно, – подумалось мне. – Спать вне убежища днем намного приятнее – воздух свежий и все такое. Но люди упорно идут под защиту стен. Видимо, инстинкты».

Я же направился к остальным, которые радовались встрече друг с другом, что снова потешило мое самолюбие. Все-таки мы выпестовали, вырастили коллектив. Понятное дело, что через полгода, а то и раньше он непременно расслоится на группы и содружества, которые будут между собой ладить и наоборот, такова природа человека. Но пока все нестабильно и шатко, люди едины. И это мне на руку.

– Так, всем отдыхать, – громко сказал я. – Мы все подготовили, так что переведите дух, водички попейте, вздремните, нужды суетиться нет. А часа через три – в обратный путь.

Старшим группы и ее охранения я поставил Кина. Начиная с того первого рейда он почувствовал вкус к образу жизни человека с оружием, что совершенно меня не печалило, а напротив – радовало. Как рейдер он был так себе, но вот как охранник или часть группы прикрытия – уже вполне.

– Не забывай о привалах, – наставлял я его. – На все эти: «Да нормально нам», – внимания не обращай. Еще следи, чтобы они не растягивались. Затылок в затылок идти должны, понятно?

– Да ясно все. – Кин подмигнул мне. – Доведу, не сомневайся. Потом передохнем денек и на второй заход пойдем.

– Ну, где остатки добра, ты знаешь, – кивнул я. – Вот еще – прежде чем всех в бункер запускать, сначала спустись в него сам, с «волчатами» и походи, погляди, не появилось ли в нем новых жильцов? Или, наоборот, старых. Ты понял меня?

– Предельно, – козырнул Кин. – Что еще?

– Никаких ночных переходов, – попросил его я. – Все понимаю, хочется побыстрей. Но! Начало темнеть – вы в ближайшую рощицу идите сразу. Не испытывайте судьбу.

– И не забывай выставлять посты, – добавил Наемник. – Минимум три человека, чтобы во все стороны глядели.

Как мне думается, Кин перекрестился, когда наконец колонна людей, весьма впечатляющая своими размерами, с шестами на плечах довольно шустро двинулась в сторону замка, так мы его достали своими советами.

В самом конце колонны, налегке, шагал недовольный Герман. Я все-таки запретил ему оставаться здесь одному. Слишком это рискованно. А он для нас ценен.

Он на меня немного обиделся, я это почувствовал при прощании. И, кстати, напрасно. Я же не запретил ему прийти сюда со второй группой, которая заберет остатки добра, запертого нами в кабинете генерала. И с третьей, которая все-таки покопается в земле около бункера и простучит стены. Есть у меня подозрение, что не все мы нашли. Не знаю почему, но есть.

– Как дома, – по-моему, всхлипнул Азиз. – Только белые все.

Наш гигант, несмотря на свои бойцовские качества, был сентиментален и иногда, в час заката, мурлыкал под нос какие-то песни навек утраченной родины.

– Главное, чтобы дошли, – не в тон ему сказал Голд.

– Восемь человек сопровождения! – Наемник сплюнул. – Все с автоматами. Не может быть такого, чтобы они не справились. Первый натиск отразят, а там еще почти дюжина стволов в дело вступит. Да ну, брось.

– А где Фира? – вгляделась в уходящих Настя. – Где эта рыжая стерва?

– Сама ты! – раздалось у нее за спиной. – Зараза ушастая! Ой! Остроухая то есть!

– Не понял, – повернулся на до боли знакомый голос я. – Ты чего не там, а здесь?

– Из инстинкта самосохранения, – бодро отрапортовала Фира, выкатывая одновременно и глаза из орбит, и грудь вперед. – Когда Рэнди узнает, что мы большой генератор только расковыряли, а не вынесли целиком, он выйдет из себя, а когда увидит, что рация без антенны, то кого-нибудь убьет. Лену не станет уничтожать, он с ней спит, а вот меня – запросто. Меня ему не жалко.

– А так не убьет? – уточнил я. – Потом, когда вернемся?

– Не убьет. – Фира хмыкнула. – Он до этого Павлика убьет, его же ушами и задушит.
Страница 22 из 29

Павлика мне не жалко. А вот себя – очень.

– Да пусть идет с нами, – неожиданно предложила Настя. – Она хоть с оружием умеет обращаться. Что нас осталось-то?

И то. Осталось нас всего ничего – я, Голд, Настя, Наемник, Милена, Азиз, пятеро «волчат», Одессит как некое вечное проклятие, и теперь еще вот Фира. Всего, стало быть, тринадцать человек. Ну, не самое плохое число, некогда мы в таком же соотношении склад с оружием таки нашли.

Авось и в этот раз повезет.

Люди уходили все дальше, постепенно превращаясь в маленькие фигурки на горизонте.

– Кабинет генерала завалили? – спросил я у Голда и, когда тот утвердительно кивнул, поинтересовался у остальных: – Все собрались? Никто ничего не забыл?

Бойцы утвердительно кивнули, Одессит же, похлопав себя по карманам, заявил:

– И свое взяли, и трохи чужого прихватили.

– Тогда идем, – пропустил я его слова мимо ушей. – Наемник, командуй. Кто впереди, кто замыкающий.

И пока тот распределял людей, я снова глянул в степь. Там никого уже толком не было видно, лишь немного улавливалось движение.

– Дойдут, – шепнула мне на ухо Настя. – Не переживай.

– Дойдут, – согласился с ней я. – Надеюсь.

Глава 6

Проводив караван, который направился в сторону замка, мы тоже задерживаться у бункера не стали. Что могли, уже сделали, а все остальное пусть будет на совести тех, кто его окончательно драконить придет. Главное, чтобы Жека сюда Рэнди не отпустил, он ведь не покинет это место до тех пор, пока тут хоть что-то будет оставаться, по винтикам все разберет. А у него и других дел много.

У нас же своя дорога, и пока она пролегает по кромке леса, знакомого мне и Насте. Насте, правда, меньше, мы ее подобрали почти рядом с бункером. А вот я неплохо помню эти места, тем более с того момента, когда я тут бродил нагишом, прошло и времени-то всего-ничего, меньше месяца.

Интересно, а куда занесло Трифона? В зоне нашего внимания он больше не возникал, как, кстати, и многие другие персонажи из тех, кого мы в крепость не брали. Да и из рейдеров так никто и не объявился, что тоже было странно и непонятно.

Отряд шел не слишком быстро, но тем не менее вполне ходко. Шли по-умному, с внешним дозором, в котором были двое «волчат», и каждые два часа их сменяли другие.

– Нет, все-таки сильно мы зависим от благ цивилизации, – задумчиво произнес я, жуя травинку.

Теплый день, легкий ветерок и ощущение некоего внешнего комфорта сделали свое дело. Меня потянуло на размышления.

– Ты сейчас о чем? – откликнулся Голд. – Если о синтетическом кофе, то мне его и даром не надо. Это вы завывали тогда, когда мы пайки нашли: «Кофе, кофе!»

– А кто людей Жеки им поил, да еще и нахваливал? – возмутилась Настя.

– Это политика, – наставительно сказал ей Голд. – И потом, то, что я их поил, не говорит о том, что мне это безобразие понравилось.

– Двойные стандарты, – заметила Милена, идущая за мной. – Фу-фу-фу.

– Да я вообще о другом! – Ну что у меня за спутники? Даже не дослушают никогда. – Речь о том, что когда я тут очухался, то ходил босиком, от этого было мне зыбко и неуверенно. А сейчас топчу траву-мураву подошвой добротного ботинка, и мне славно. Всего-то вроде делов – пара ботинок. А какая смена душевного вектора!

– Это условно-подсознательное. – Голд глянул в сторону равнины. – Что босиком, что в ботинках – все едино. Но мозг противится беготне в босом виде, он знает: есть вещь, которая предназначена для того, чтобы ее на ноги надели. Отсюда и все остальное. Появилась вещь, ты ее обул, цепочка замкнулась, ты довольный, и улыбка до ушей. А я вот знаю, что где-то есть нормальный кофе…

– Застрелиться, что ли? – задумчиво пробормотала Настя. – Голд! Достал ты с этим кофе!

Да, у несгибаемого консильери появилось слабое место. Он хотел ароматного напитка, причем настоящего. И что с этим делать, я не знал. Тем более я кофе не люблю. Но появился у него такой пунктик, и он всех уже порядком достал.

Впрочем, кто знает этого хитрюгу? Он таким своим поведением запросто может нас отвлекать от чего-то более важного, чего нам видеть не надо. Но я пока не волнуюсь. Я точно знаю, что сейчас я ему нужен, а значит, опасаться нечего.

Вот так, за разговорами и спорами, мы потихоньку дошли до того холма, у которого я когда-то встретил Павлика. Причем наш головной дозор ждал нас аккурат на том самом месте, где я в свое время спас Трифона. Прямо по волнам моей памяти, по-другому и не скажешь. Собственно, ребята сделали так, как я им и сказал. Холм был ориентиром, заметив который, они должны были дождаться основного отряда.

– Там родник. – Я ткнул пальцем в холм. – Вода в нем вкусная и холодная.

– Это дело, – обрадовался Наемник. – И напьемся, и фляги наполним.

– Да можно и на ночевку тут встать. – Голд приложил руку ко лбу и глянул на небо, которое начало приобретать насыщенный темно-синий оттенок. Верный признак наступления сумерек. – Чего от добра добра искать? Ну отмашем мы еще километра три, что это изменит?

– Верное решение, – согласился с ним я. – Парни, пока не стемнело, дров запасите. За холмом начинается настоящее Дикое поле, не то что наша степь. А ну как тут волки есть или еще кто?

Несколько человек из тех, в кого ткнул пальцем Наемник, зашуршали ветками, углубляясь в лес, остальные двинулись за мной.

Родник был на месте, он весело булькал там же, где мы его оставили. Вот только внешний вид этого места изменился.

– Вот тебе и раз! – удивленно глянул на Голда я. – Интересно девки пляшут, по четыре штуки в ряд.

– Я так понимаю, раньше тут все было немного проще? – уточнил консильери.

– Раньше тут были только трава и родник, – подтвердил я. – А вот этой красоты не было.

Кто-то неизвестный основательно поработал над тем, чтобы было удобно запасаться водой, и соорудил что-то вроде поилки или даже примитивного колодца, совсем невысокого, в котором плескалась вода, мелодично переливаясь через добротно сделанный лоток.

Родник теперь был зажат в то, что я бы, наверное, назвал сруб. Изготовлен он был из толстых кусков дерева, искусно соединенных друг с другом. Гвоздей у неведомого мастера, судя по всему, не было, так он заморочился тем, что сделал пазы для соединения деревяшек.

– Знающий человек руку приложил. – Голд присел на корточки, оценивая работу. – Нам бы такого мастера заполучить.

– Понять бы, для кого он такое изготовил. – Я перекинул автомат на грудь. – Для одного человека такую работу не проворачивают. По крайней мере, если не хотят жить там, где это сделано.

– Не думаю, что ночлег прямо здесь – это хорошая идея, – вставил свои пять копеек в разговор Наемник. – В лесу будет спокойнее.

– Люди создавали, а не разрушали, вряд ли они агрессивны. – Милена зачерпнула воды и сделала глоток. – Холодная какая. Но правда очень вкусная.

– Можно подумать, что Чингисхан или Аттила только крушили. – Настя тоже явно насторожилась. – Наемник прав: мы не знаем, что за люди здесь отметились. Но если вложили в это дело свой труд, значит, они здесь бывают постоянно.

– Мастер и впрямь отменный. – Я присел на корточки около поилки. – Верно, Голд, нам бы такой не помешал.
Страница 23 из 29

Ты глянь: он топором почти все делал, насколько я могу понять. Ай, молодец какой.

– Кабы не дела, можно было бы тут денек посидеть, подождать. – Голд глянул в сторону Дикого поля, которое было красиво озарено закатным солнцем. – Авось и наведались бы те, кто это сотворил. Милен, а ты что рукой черпаешь? Тут и чашечка есть.

И консильери показал нам ковшик, очень искусно сплетенный из бересты. Ковш находился за дальней стенкой сруба, на специально подложенной под него деревяшке. Чтобы не сгнил, значит. О как. Обо всем неведомый мастер позаботился.

Мы не стали задерживаться у облагороженного источника, набрали воды и вернулись в лес, там действительно нам было спокойнее. Ребята, собиравшие ветки, отыскали небольшую ложбинку, в которой разведенный костер был почти незаметен для пытливого глаза, если такой найдется. Отблески его уловить было можно, но не более того.

– В Диком поле есть жизнь, – глядя на огонь, произнес Голд, пошебаршил в костре палкой и пояснил: – Я не про биологическую жизнь вроде сусликов говорю, я про другое.

– Это не новость, – влезла в разговор Настя. – Еще когда Проф предположил, что жизнь там будет, и очень скоро. Кочевники там объединятся, так он тогда предрекал.

– Кочевники в большинстве своем не умеют так орудовать топорами. – Голд бросил быстрый взгляд на Настю. – Это не азиатский инструмент. Нет, японцы или малайцы – возможно, но… Плотничество не из их сказки, таковы законы ментальности. Да и ковшик этот тоже не монтируется с ними. Джебе?

– Я, – отозвался казах, сидящий рядом с Наемником.

– Скажи мне, – попросил Голд, – ты, или твой отец, или твой дед такую штуку, которая у родника, сделали бы?

– Если попрактиковаться, возможно, – невозмутимо сообщил Джебе. – Но в целом работа с деревом – это не наше. У нас деревьев и во времена моего прапрадеда особо не было, а теперь совсем не стало. Мы бы заказали такое, если бы оно нам понадобилось.

– Про что и речь. – Голд насмешливо взглянул на Настю. – Ну, мисс Скепсис, что скажете?

– Значит, это сделали не азиаты, – невозмутимо заявила та. – Значит, это сделали русские. Только они умеют блох подковывать и из топора кашу варить. И из бересты ковшики плести.

– Чушь, – вступил я в разговор. – Нет, ирония мне понятна, но если абстрагироваться от нее, то не обязательно это были русские. Это мог быть мастер из любой ветви славянских народов. Но не европеец.

– Почему? – Голд посерьезнел. – Европа за последние лет двести, конечно, порядком почернела и большей частью приняла ислам, но кое-где на местах еще осталось коренное население. Может, это был какой-то моравец или шотландец?

– Да нет. – Я щелкнул пальцами. – Я такую кладку уже видел. Давно, правда, но видел. В музее. Она называлась то ли «в лапу», то ли «в чашу», не помню уже точно. Избы так рубили наши пращуры, понимаешь? Шотландец или моравец – это другая культура, они бы по-другому сделали. И береста не их материал, сроду тевтоны и британцы в лаптях не ходили.

– Аргумент, – согласился Голд. – Да и сделано чистенько, аккуратненько. То есть с эстетической подачей, а для западной культуры в приоритете всегда не красота, а практичность. Главным тут был бы результат, а не оформление.

– Скажите, – поинтересовалась у нас до того молчавшая Милена, – а мы с какой целью все это обсуждаем? Просто чтобы заявить: «Эка невидаль, глянь-ка!» – или чтобы разыскать безымянного мастера – золотые руки?

Ее вопрос загнал меня в тупик. Я и сам этого не знал.

– Резонно, – с уважением посмотрел на магессу Голд. – Сват, собственно, она права. Мы получили исходную информацию. Где-то тут есть кто-то, кто обживает эти места. Будем искать их или двинемся туда, куда и шли?

– На самом деле этот сруб у ручья совершенно не показатель того, что тут кто-то рядом живет, – начал я превращать в слова мысль, которая вертелась в моей голове весь последний час. – Скорее это свидетельство того, что здесь у кого-то перевалочный пункт. Голд прав. Глупо предполагать, что люди сюда за пять верст за водой ходят. В этом случае они здесь бы поселились.

– Поддерживаю, – подал голос Наемник. – Здесь явно место привала или просто путевой колодец. Не исключено, что место ночевки. Кострища мы не нашли, но деревья в лесу кто-то недавно рубил. Может, как раз для колодца, а может, и для чего другого.

Как только мы расположились на ночлег, я тихонько попросил Наемника отправить пару «волчат» посмотреть, что вокруг холма творится, поискать следы присутствия других людей. Вот они срубленные деревья и заметили.

– А в чем тут ужас или трагедия? – снова вступила в беседу Милена. – По-моему, очевидно, что люди сбиваются в группы. Собственно, мы тому – яркий пример. Что всех это так напрягло?

– Милен, никого это не напрягло, – мягко сказал Голд. – Просто мы теперь наверняка знаем, что есть некая группа лиц, которая настолько серьезно подходит к вопросу выживания и заселения, что даже обустраивает места привалов многоразового использования, назовем это так. Какая именно это группа лиц, какова их политика, склонны ли они к экспансии – это вопросы, на которые мы получим ответы потом. А сейчас мы просто узнали, что они есть.

– Милк, только не говори это свое обычное: «А может, они хорошие?» – попросила модельера Настя. – Все знают, что ты пацифистка, но правда: сейчас не время и не место. Я, например, уверена, что мира ждать не приходится. У всех со всеми будет или война, или вооруженный нейтралитет, это в лучшем случае.

– Агрессивная ты, – грустно сказала Милена, с жалостью глядя на Настю.

– Она реалистка, – вздохнул я. – Так и будет, я давно про это вам говорю. Ресурсов мало, у кого они есть, тот на коне. У кого их нет, тому беда. Пока этот баланс не придет в норму, будет происходить то, о чем говорит Настюшка. Сильные примутся одновременно и гнуть под себя слабых, и время от времени жрать друг друга, как пауки в банке. Потом останется несколько самых мощных групп, они и разделят зоны влияния, после чего возникнет шаткий мир на какое-то время.

– До той поры, пока кто-то не решит, что целое лучше, чем часть, – продолжил за меня Голд. – И тогда этот кто-то попробует создать первую в этом мире империю. Вопрос: выйдет ли…

– Лет через сто увидим, – ободрил я его. – Нам тут жить долго, если не сказать: вечность.

– Может быть и по-другому, – неожиданно для нас сказал Тор. – Может появиться сильный лидер, вроде того же Чингисхана. Человек, за которым пойдут все, веря в его могущество и его идею. Мы такое проходили в колледже.

– А вот это был бы самый паршивый для нас расклад, особенно если такое случится в ближайшее время, – ответил я ему. – Харизматичный вождь, который идет по миру с огнем и мечом, нам сейчас и на фиг не нужен. Нам надо этот мир сначала исследовать насколько это возможно. Все ресурсы близлежащие выбрать под ноль. Усилиться людьми – и воинами, и мастерами. В конце концов тот берег Большой реки разведать. А вот потом можно и о чем другом подумать. Если начнется большая война, хана нашим планам.

– И мы вернулись в конечную точку, – хихикнула Милена. – Этого-то
Страница 24 из 29

мастера, что ручей декорировал, искать будем?

– Нет, – твердо сказал я. – У нас есть цель, мы идем к ней. Да и кто такого доброй волей отдаст? Представь, что у нас, например, попытался бы кто-то Рэнди со двора свести, так я бы нашему испанцу горы золотые пообещал, лишь бы он не сбежал.

– Ну-у-у… – Одессит погладил цевье автомата. – Это все – дело техники…

– А вот и нет, – жестко сказал ему я. – Как раз настоящих спецов-то силой я принуждать работать не буду. Хороший мастер должен работать не из-под палки, и речь не о гуманизме. Одно дело, когда он старается как для себя, и совсем другое, когда работает на того, кто лишил его свободы. Я не демократ и не филантроп, мне вообще плевать на подобные вещи. Я прагматик и точно знаю, что люди хорошо, по-настоящему работают только тогда, когда верят в полезность того, чем занимаются. И любой разумный лидер это тоже прекрасно понимает.

– Как все непросто, – пожаловался кому-то Крепыш и заворочался, укладываясь поудобнее.

– И то, – глянул я на него. – Утро вечера мудренее.

– Тихо, – сказал Голд и поднял указательный палец.

Все замолчали, насторожившись, и в наступившей тишине мы услышали далекий вой.

– Волки, что ли? – пробормотала Настя, кладя руку на кобуру.

– Может, и волки, – ответил ей Голд. – Может, кто другой. Я в тонкостях воя не разбираюсь. Сват, накаркал ты.

Существа, которые издавали столь протяжные и пугающие звуки, были далеко от нас, этот вой был где-то на грани слуха. Но его явно издавали не одна и не две особи.

– Если волки, еще ничего. – Крепыш привстал, опираясь на локти. – А вот если какие-нибудь варги, как в книжках… После скелетов ходячих я в них верю, да что в них – даже в хоббитов готов поверить.

– Они охотятся, – уверенно сказал Джебе, автомат лежал у него на коленях. – Дичь загоняют.

– Почем знаешь? – немедленно поинтересовался Одессит.

– Чую, – пожал плечами Джебе. – Не могу объяснить.

В чутье я верил, это дело такое. И еще я точно знал, что вряд ли захочу встретиться со стаей волков, когда они на охоте, даже при наличии огнестрельного оружия. Отбиться-то мы отобьемся, но вот ничего хорошего от подобного столкновения ждать не приходится.

– Наемник, пусть парни повнимательнее за равниной наблюдают, – приказал я бойцу, который тоже насторожился. – Кто знает, куда эту стаю занесет?

Впрочем, я мог бы этого и не говорить, он сам знал, что делать.

Несмотря на все треволнения, народ уснул быстро. Скоро и меня сморил сон. Спать было нужно, ресурсы организма не бесконечны, особенно здесь, где это четко лимитировано.

А вот проснулся я первым, как только солнечный шар встал над равниной, все такой же пустынной.

Все еще сопели носами, досматривая последние сны, кроме постовых, разумеется. Сейчас вахту несли Тор и Дергач.

– Все тихо? – негромко спросил я у последнего, подойдя к нему. Он расположился на верхней части ложбинки, где мы заночевали, и внимательно мониторил окрестности, которые с этой точки просматривались как на ладони.

– Тихо, – подтвердил Дергач. – Никого, ничего. Олень только пробежал вон там час назад. Хороший олень, крупный. Но я так подумал: чего его убивать? Пока разделаем, пока закоптим, полдня пройдет.

– Верно рассудил, – одобрил я. – Буди всех, пора собираться.

Дергач кивнул и скатился на заду в ложбину, я же остался наверху.

А ведь отсюда до точки моего появления в этом мире – несколько часов ходьбы. И еще меньше – до той полянки, где я припрятал тючок с отменной афганской наркотой. Прямо скажем, соблазн забрать ее немал, вопрос в рациональности этого поступка. С одной стороны, будет это дело у меня под рукой, с другой… Очень уж много народу о зелье будет знать. Да и неизвестно еще, чем поход закончится, может выйти так, что мы из него и не вернемся. Хотя в этом случае моя наркота мне все равно не достанется, я про нее попросту забуду, так что этот аргумент сомнителен.

Ну и основной фактор – время. Нет, у нас оно не лимитировано, мы не на встречу спешим, но все-таки полдня убьем точно.

В результате я все-таки рассудил, что пусть героин пока лежит там, где и лежит. Пусть он все-таки будет моим неприкосновенным запасом на тот случай, если случится что-то совсем экстраординарное. В этом мире я пока наркотиков не видел, а значит, у меня в руках будет суперэксклюзив. И, возможно, неплохой аргумент для спора или торга.

Хотя я не удивлюсь, что в какой-то момент кому-то в руки попадет рецепт, который позволит изготовлять такую сказочную дурь, по сравнению с которой героин покажется детским лакомством вроде сладкой ваты.

– Волки убежали? – Фира вскарабкалась ко мне и опасливо осмотрела горизонт. – Не видать их?

– Утро. – Я показал ей на вставшее солнце. – Они спать пошли.

– Зря я с вами увязалась, – пожаловалась мне еврейка. – Я смелая, но вчера мне реально жутко стало. Я людей не боюсь, но всякие там волки, скелеты… Не мое это.

– Тебя никто насильно с нами не тащил, – назидательно произнес я.

– Я про это и говорю. – В голосе Фиры послышались раздраженные нотки. – Сама виновата. И обратно не уйдешь теперь, вас одних не бросишь.

– Это не развлекательный поход, – добавил в голос стали я, уловив в ее словах некую вопросительную интонацию. – Что это вообще за закидоны? Захотела – пошла, захотела – обратно вернулась. У нас тут, конечно, не армия, но и не бейт-сефер[6 - Еврейский аналог слова «школа», «кружок».]. Так что, Эсфирь, чтобы я таких разговоров больше не слышал.

– Как скажете, господин начальник, – обиделась на что-то в моих словах еврейка и отправилась вниз, где Наемник заливал водой угли и без того почти погасшего уже костра.

Надо заметить, что пейзаж был на редкость однообразен. Лес и Дикое поле – вот и все, что мы видели по дороге. Причем и то и другое – абсолютно однотипное. Дикое поле – пустынное от края до края, только трава под ветром гнется, лес же как будто под копирку посажен – ни буреломов, ни прогнившей техники, ни хотя бы разнообразия растительности.

Причем это удивляло не только меня. Часа через три Фира не выдержала, надоело ей молчаливое сопение идущих затылок в затылок людей.

– А где все? – довольно громко спросила она. – Ну что, голые люди перевелись? Второй день идем и ни одного не видели.

– Возможно, и перевелись, – заявил Голд. – Не забывай: прошел месяц с гаком, как мы оказались здесь. Думаю, что все уже куда-то да пристроились, ну, по крайней мере, подавляющая часть. Есть, наверное, те, кто все еще бродит в одиночку, есть. Но даже они уже выбрали оптимальную для себя форму существования, правда, при этом, возможно, немного одичав.

– Еще может быть какой-то процент погибших. – Настя вытерла вспотевший лоб. – Но за ними могут отправлять поисковые группы, как это у нас запланировано, и все такое.

– В конце концов, здесь может быть просто такое место, где никто не появлялся, – добавил от себя я. – Мы не знаем механизм переноса оттуда сюда. В какие-то места, может, кучно разбрасывали народ, в какие-то – одиночно.

– Ну ты посмотри! – Настя сделала несколько шагов в сторону. – Опять неизвестный вид. Сколько же
Страница 25 из 29

их тут?

Она имела в виду грибы. Под большой березой притулилась целая семейка пузатых зеленошляпочных красавцев.

– Внешне – болетовые. – Настя, нагнувшись, сорвала один из них. – Но почему такие зеленые? Как трава, честное слово.

– Жареные грибочки – это объедение, – погладил живот Одессит.

– Никто тебя за язык не тянул. – Настя злорадно улыбнулась. – На тебе, балаболе, их и испытаем вечером. Надо же знать, съедобные они или нет.

Одессит фыркнул и подошел к Насте, открывая рот для ответа, и в этот момент я уловил в лесу движение. Да и не я один.

Какая-то фигура метнулась за деревьями. Тут же меня прикрыл собой Тор, а Настю Одессит, не особо церемонясь, задвинул себе за спину.

– Взять, – скомандовал Наемник, и Дергач с Джебе немедленно метнулись по следу того, кто убегал, треща ветками кустов. Они и впрямь напоминали волков: бежали чуть пригнувшись, в их движениях была неотвратимость и какая-то жестокая радость.

– Что за… – Я погрозил пальцем Тору и поискал подходящее слово.

С одной стороны, приятно, что обо мне заботятся. С другой – весь обзор перекрыл, дылда датская.

– Выполнял приказ, – невозмутимо сообщил мне наследник викингов.

– Приказ, – проворчал я. – Ничего такого я не приказывал.

– Я приказывал, – отозвался Наемник. – Сват, это не обсуждается.

Хотел я сказать, что тут обсуждается, а что нет, но не стал. Не до того было уже – «волчата» возвращались, таща за собой замурзанную голую женщину со спутанными волосами и осунувшимся лицом.

– Ну вот, – сказал я Фире. – А ты говоришь: никого. По лесам они прячутся, вылезать не хотят.

– Ну, вот видите: одичали, – пожал плечами Голд.

– Я бесполезная, – заплакала женщина в голос. – Нет от меня толка, отпустите меня.

Я удивился. Разное говорили люди, когда выходили на ночной костер или попадались на пути маневренных групп, но вопросы полезности вот так, с ходу, никогда не обсуждались. В основном найденные люди требовали вызвать полицию, представителей администрации или попросту просили еды.

– Мадам, – по возможности галантно сказал я женщине, которая все так же бессвязно бормотала и плакала, – если не секрет, вы бесполезны для чего?

– Для всего, – выдавила сквозь рыдания она. – Для того чтобы греть постель, стара уже, а как рабочий скот… Я слабая, я не выдержу.

Голд присвистнул и пожевал губами. Явный признак, что он до чего-то уже додумался и это что-то ему не слишком по душе.

Да и я заподозрил неладное. «Греть постель». «Рабочий скот». Слова не из женского лексикона.

– Мы не рассматриваем вас ни в той, ни в другой ипостаси, – по возможности мягко сообщил я женщине, присаживаясь на корточки рядом с ней. – Но было бы любопытно знать, кто именно разделяет людей по такому признаку? Явно же вы не с потолка это взяли?

– Что за ерунда? – раздался рык Наемника, от которого женщина вздрогнула и сжалась в комочек. – Как вы проглядели ее? Вы дозор, вы все должны видеть, на сто метров в любую сторону!

Это он распекал Крепыша и Флая, «волчат», которые шли впереди отряда. За дело, конечно, но так орать все же не стоило. Мне эту бедолагу нужно разговорить.

– Наемник, не шуми, – цыкнул я на него. – Человека перепугал совсем!

– Вы… не… охотники? – удивленно, по слову, выдавила из себя замарашка.

– Мы не охотники, – вступила в разговор Милена и, присев, положила руку на невероятно грязное плечо женщины. – Мы из Сватбурга, что стоит на Большой реке.

Надо будет с ней поговорить, чтобы она все-таки так не откровенничала со всеми, кого на пути встречает. Может, сказку ей рассказать, что было с девочкой, которая с волком в лесу поговорила. Надо же понимать, что к чему.

– А что за охотники? – Милена поглаживала плечо женщины, которая перестала наконец плакать. – Кто это? За кого вы нас приняли?

– За охотников. – Как бы удивляясь нелепости вопроса, женщина наконец впервые подняла голову, и мы увидели, что она и вправду немолода и не слишком красива. – За кочевников. Тех, кто ловит людей.

Она посмотрела на Милену, на меня, на Голда. После ей на глаза попался Джебе, с сочувствием смотрящий на Флая, потиравшего затылок после затрещины Наемника. Джебе перевел взгляд на женщину и улыбнулся, отчего его глаза превратились в две щелочки.

Лицо незнакомки исказила судорога то ли страха, то ли отвращения. Она коротко вскрикнула и свернулась в клубочек.

– Ну вот, сразу все и встало на свои места. – Голд потянулся. – Эх, сейчас бы…

– Чашечку кофе, – закончил я его фразу. – Стало быть, Дикое поле и впрямь обитаемо.

– Да еще как. – Консильери нехорошо усмехнулся. – В нем не только живут, в нем уже даже бизнес делают, и какой славный. А прав был Проф, азиатов сюда как магнитом тянет.

– Я ничего не понимаю, – пожаловалась Насте Фира. – А ты? Хотя… кого я спрашиваю!

– Ладно, надо убедиться в том, что мы правы. – Голд отстранил Милену, что-то шепчущую на ухо снова разрыдавшейся женщине, рывком поднял незнакомку на ноги и несколько раз крепко тряханул.

– Ты чего? – возмутилась Милена, да и Одессит буркнул что-то вроде: «Ну это ж дама!»

– Вы в состоянии меня слушать? – не обращая внимания ни на кого, спросил у замершей в его руках женщины Голд.

– Д-да, – ответила та.

– Отлично. – Голд тряханул ее еще раз. – Верно ли я понял, что вы были объектом охоты неких людей?

– Они меня поймали, – пробормотала женщина. – Но я сбежала. Они хотели меня продать кому-то, кого называли «люди из-за Гряды». Я так поняла, что туда продают тех, кто ни на что другое не годен, и что в тех местах меня ждала смерть.

Судя по всему, эта бедолага еще не в курсе, что смерть здесь далеко не самое страшное.

– Кто такие те, кто вас поймал? – требовательно спрашивал у женщины Голд. – Сколько их? Где они живут?

– Они такие же, как вон тот. – Женщина мотнула головой в сторону Джебе. – Там, правда, и другие есть. Были еще пакистанцы, я их язык знаю, я работала в Исламабаде. Но в основном они все монголоиды. Их много, очень много.

– О как! – удивился Джебе. – Сват, я тут ни при чем.

– Ничего глупее ты сказать не мог, – хмыкнул я и обратился к женщине: – Как вас зовут?

– Полина, – помолчав, ответила та. – Мокрищева.

– Полина, вы мне не ответили. – Голд не отпускал женщину, которая висела у него на руках, как куча грязного белья. – Где они? Вы можете сказать, где их лагерь?

– Там. – Полина вяло махнула рукой в сторону степи. – Только у них там не лагерь.

– А что? – немедленно спросил у нее я. – Что там у них?

– Они называют это место «каганат», – пробормотала еле слышно женщина и окончательно сомлела.

Глава 7

– Не знал, что тут можно в обморок упасть, – заметил Крепыш, глядя на Полину. – Вот же женщины, даже здесь свои штучки выкидывают.

– Кретин, она от голода и жажды отключилась, – укоризненно посмотрела на него Милена. – Да даже если бы и не из-за этого. Сколько она всего перенесла, ты подумал?

– Так-так. – Голд явно прогонял через себя полученную информацию, но это не помешало ему протянуть Милене фляжку. – Напои ее, дай что-нибудь поесть… Приведи в чувства, одним словом. Мы с ней не то что
Страница 26 из 29

не договорили, а даже еще и не начали этого делать.

– Наемник. – Я шагнул к бойцу, который после услышанного порядком насторожился. – Раз такое дело, значит, закручивай гайки. Это и так была не просто прогулка, а теперь – полная боевая готовность. Если кочевники голых и босых ловят, то мы как потенциальный товар для них вообще суперпризом станем, с нашими-то стволами и снаряжением. Не факт, конечно, что у них запросто выйдет нас заполучить, но и испытывать судьбу не стоит.

– Не дурак, сам это уже понял. – Наемник досадливо погонял желваки на скулах. – Плохо, что нас мало и недостаточно еще ребята подготовлены. Автоматы, разгрузки, махание пальцами: мол, двое – туда, трое – сюда – это все здорово, но для них это все еще игры. В бою они толком не были. Окунь, как ты сам понимаешь, не в счет.

– Ты думаешь, я этого не знаю? – понизил я голос. – Мне тоже не по душе тот естественный отбор, который неминуемо произойдет. Но и вариантов у нас нет. Если только вернуться назад и запереться в крепости. Вот только это очень неразумное решение, это тупик. Да и потом – мы сюда не прогуляться ради разнообразия шли, о чем мы сейчас вообще говорим?

Самое интересное – то, что нас напрягло, «волчат», напротив, взбудоражило. Они почуяли запах возможных боевых столкновений, и это им добавило адреналина в кровь. Сама же мысль о том, что расклад может оказаться не в нашу пользу, в голову им попросту не приходила, и это было плохо. Нет ничего хуже самонадеянности и слепой веры в свои умения, навыки и в то, что если у тебя в руках автомат, то тебе море по колено.

Впрочем, я был таким же, пока не получил свою первую пулю в бедро. Это меня мигом отучило от ненужной бравады.

– Информация. – Голд, подошедший к нам, был хмур. – Нам нужна вся информация, которую эта дама может предоставить.

– Само собой. – Я пощелкал пальцами. – Местоположение, вооружение, структура управления, численные составы групп, охотящихся за людьми…

– Спасибо, что подсказал. – Голд иронично посмотрел на меня. – А я бы не догадался, что надо спрашивать.

– В первую очередь необходимо узнать про маневренные группы и их вооружение, – поддержал меня Наемник. – Если нам и доведется в ближайшее время с этими кочевниками столкнуться, то как раз с такой группой.

– Мне очень интересны границы их поисков. – Голд думал о чем-то своем. – Как далеко они забираются в пределах равнины и как глубоко заходят в лес. До Сватбурга они явно не добирались пока, мы бы об этом так или иначе узнали. Люди пропали бы или наши на них напоролись в поиске.

– Просто не успели, – предположил я. – Они, скорее всего, увеличивают зону поиска постепенно, не удаляясь пока далеко от основного лагеря. Да и живой товар – штука такая… Их надо кормить, поить, так что издалека особо не поведешь. Опять же, восточные люди очень хорошо умеют ждать и делают это профессионально. Может, и дошли они до нас на самом деле, просто мы их не увидели. Может, пока нет у них возможности или желания переть в лоб на большую группу людей. Потому они и пошли другим путем – решили нас попасти. Фиксируют маршруты патрулей, наблюдают за внутренней жизнью. Систематизируют информацию, проще говоря. Не факт, что это именно так, но вероятность такая есть.

– Есть, – не стал спорить Голд. – Как версия. Вполне такое возможно.

– Вот вам и ответ на вопрос: «Чья это была поилка?» – Настя плюхнулась на травку рядом с нами и вытянула ноги. – Уверена, что их. Все мы правильно угадали – там перевалочный пункт или что-то вроде этого.

– Возможно и такое, возможно, и наблюдают, – из этой фразы я понял, что в очередной раз я не открыл Голду Америку. – Хорошо было бы нам прихватить кого-то из этих славных ребят и поговорить с ним по душам. А если не захочет по душам – так и с пристрастием.

– Вот в чем некоторое несовершенство этого мира. – Настя занималась тем же, чем и всегда в свободное время, – упражнялась с ножом. – Нет здесь возможности выжать информацию против воли допрашиваемого. Нет боли, значит, нет допроса с пристрастием. И что ты станешь делать, любезный Голд?

Не было еще случая, чтобы она не воспользовалась возможностью поддеть Голда, хотя это, на мой взгляд, было небезопасно. Голду, впрочем, до этого дела не было никакого.

– А я тебя озадачу, – отозвался консильери. – Ты у нас по природным дарам, вот и давай, шустри. Отыщи мне такую травку или ягодку, которая кому хочешь язык развяжет, уверен, среди местного изобилия наверняка полно психотропов.

– Щас, – совершенно уж невоспитанно заявила Настя. – Я что тебе, Карл Линней[7 - Карл Линней (1707–1778) – шведский естествоиспытатель, создатель единой системы классификации растительного и животного мира.] местного значения? И как я ее найду? Сама все перепробую?

– Исхитрись, – тоном, исключающим шутки, сказал ей Голд. – Есть такое слово: надо.

– Насть, и вправду надо, – уже совершенно серьезно поддержал его и я. – Чую, без периодического насильственного выжимания данных из жителей этого мира нам не обойтись, и не только в данном конкретном случае. Ты подумай на эту тему. Да и вообще – мое упущение, надо было этим делом куда раньше озаботиться.

– Мне тогда подопытные нужны, – крутанула нож Настя, тот блеснул лезвием на солнце, пробивавшемся сквозь листву. – Не на наших же опыты ставить?

– На наших не надо, – согласился с ней я. – Зачем на наших? Это не дело. Ладно, ты коллекционируй пока образцы, будут тебе подопытные.

Не скажу, что подобный подход к вопросу мне очень нравился, но реалии диктуют свои законы.

– Очухалась вроде наша великомученица, – оживился Голд, вытягивая шею. – Пошли-пошли, не дай бог, она вообще окочурится, и не узнаем мы тогда ничего.

Бедолага и впрямь пришла в себя, она жадно грызла кусок копченого мяса, то и дело прикладываясь к фляжке с водой.

– Эк оголодала, – с сочувствием сказал Одессит. – Не приведи Господь так же.

Голд отстранил его, присел на корточки перед жующей женщиной и уставился на нее.

Та вздрогнула и замерла, как кролик перед удавом. Жевать, правда, не перестала.

– Ешьте-ешьте. – Лицо Голда больше напоминало бронзовую посмертную маску, я такие в музеях видел. – Но попутно вы будете отвечать на мои вопросы, хорошо?

– Хорошо. – Полина отложила в сторону еду и вытерла рот. – Я потом доем. Спрашивайте.

– Вот достойное поведение, берите с дамы пример, – сообщил всем Голд. – Итак, первый вопрос.

Увы, но мы узнали не так много, как хотели бы. Женщиной Полина оказалась достаточно инфантильной и, признаться, недалекой. Даже пройдя через то, что ей выпало, она до сих пор не осознала, почему оказалась не в Нормалити, и искренне верила, что где-то здесь этот мир все-таки есть, а сюда она попала по ошибке. При этом кто-то из людей, с которыми она была в каганате, даже объяснял, что к чему, но женщина так ничего и не поняла.

Хотя сказать, что мы совсем уж остались без информации, было тоже нельзя. Теперь мы знали, что каганат этот находится где-то посередине Дикого поля (кочевники, следует заметить, называли его Предвечной степью), что численность его впечатляет – около
Страница 27 из 29

двухсот человек, что он постоянно пополняется и что этнический состав его неоднороден.

Полина видела не только людей монголоидного типа и пакистанцев. Там были турки, кавказцы, арабы, русские, европейцы и даже китайцы. Каганат принимал в свои ряды почти любого, кто соглашался жить по его правилам. А правил было два: абсолютное подчинение великому кагану и безжалостность к его врагам.

– Водку пьешь? В бога веруешь? – хмыкнул Одессит, услышав это. – Это не каганат, это Запорожская Сечь какая-то.

– Там не так все просто, – поморщилась Полина. – Сказать мало, надо доказать, что ты достоин стать одним из них. Я видела, как это происходит. Желающих делят на две группы, и они дерутся друг с другом по очереди. Тот, кто выживет, получает право стать одним из кочевников.

– Выживет? – Милена вздрогнула.

– Ну да. – Полина тоже поежилась. – Вот такая дикость. Тот, кто никого не убил на их глазах, не может занять место у костра.

– И тебя еще в фашизме обвиняют? – Милена посмотрела на меня. – Ты по сравнению с ними – ангел с крылышками.

– У них там фашизм и есть, – добавила Полина. – У них очень сурово с… скажем так: с национальным вопросом дело поставлено. Тут ведь много всяких разных встречается, вроде вон той девочки с ножом. У кого ушки острые, кто гном, еще я одного мужчину знала, он зеленого цвета был, и зубы у него изо рта торчали в разные стороны. Так вот таких они как зверей держат, в клетках, и унижают всячески, а тех, кто особо уродлив или бесполезен как товар, убивают, причем с особой жестокостью. А чтобы такой кочевником стал – это вообще невозможно.

– Под это дело еще и идею подвели, – поморщился Голд. – Скверно.

– Вот не знала, что ты защитник угнетенных рас, – немного показушно удивилась Настя. – Не похоже на тебя.

– Да это тут при чем? – В голосе Голда прозвучало раздражение. – Когда собирается мощная группировка, заранее настроенная против всех, – уже плохо. Но когда она еще и с идеологической подоплекой – это совсем паршиво. Нового здесь ничего нет, все эти лозунги: «Земля для людей» избиты и тривиальны. Но такое всегда срабатывает, а особенно здесь, где все начинается с нуля. Ладно, мы отвлеклись. Что вы еще знаете? Как у них с оружием?

В оружии Полина вовсе не разбиралась. Она видела копья, луки и какие-то длинные ружья. Когда я показал ей автомат, она замотала головой и сказала, что не такие, а длинные и без этих штук (речь шла о магазинах). И даже руками показала, насколько ружья были длинные. По всему выходило, что это или что-то из древнего прошлого, вроде карамультуков[8 - Длинноствольное фитильное ружье у азиатских народов.], или наоборот, что-то такое, чего мы раньше и не видели даже.

Но сам факт наличия луков радовал. От хорошей жизни и при наличии огнестрельного оружия за них не берутся, разве только что с диверсионными целями, да и то… Впрочем, оружие в этом мире есть, его можно добыть, было бы желание. А тут с желаниями и устремлениями, похоже, все в порядке.

Тем временем Полина перешла к своей истории, ее об этом попросил Голд. Он понял, что выжимать разрозненную информацию – дело трудоемкое, требующее много времени, так что проще выйдет послушать связный рассказ, задавая по ходу уточняющие вопросы.

Судя по всему, Полина уже успела пару, а то и тройку раз умереть, поскольку ее воспоминания не простирались дальше последних десяти – пятнадцати дней. Но за эти две недели она успела пережить побольше, чем за всю предыдущую жизнь на «том свете».

Кочевники прихватили ее у кустов с ягодами, которые она жадно поедала, промотавшись перед этим два дня по лесу, ничего не понимающую и ничего не ожидающую. На все ее вопли вроде: «Я платила за нормальную жизнь, что происходит?» – и требования позвать администратора они внимания не обращали, знай только смеялись да отвешивали ей тумаки.

После ее присоединили к полутора десяткам таких же бедолаг, и их погнали следом за отрядом кочевников. Ну она тогда еще не знала, что они кочевники, подумала, что это такая ролевая игра, для того, чтобы ей было не скучно, ведь, помнится, фирма-организатор обещала сюрпризы… Даже колодки, которые ей надели на шею, она восприняла как элемент этой игры.

– Колодки? – непонимающе наморщила носик Милена.

– Такие штуки. – Полина повертела пальцами. – Две палки, между ними, поперек, – еще две, квадрат получается, а в нем – голова. Они еще ругались, что, мол, на скорую руку их мастер делал, несерьезно получилось.

– И-э-эх, – тяжело засопел Азиз, сплюнул и ругнулся на родном языке. Как видно, что-то такое ему вспомнилось.

– Это понятно, – прервал Голд обсуждение неприятного момента. – Сколько человек было в отряде, который вас конвоировал?

Вот так, потихоньку, помаленьку он и вытаскивал из Полины крупицы полезной информации.

А кочевники развернулись широко. Они хватали всех, кто подворачивался им под руку, и тащили в свой лагерь, где после проводили что-то вроде селекции, отделения агнцев от козлищ. Крепким мужчинам поступало предложение пройти испытание и примкнуть к подчиненным кагана, особое предпочтение отдавалось тем, в чьих жилах текла благородная кровь сынов Востока, в прежнем мире живших от Бали до Кашгара. С женщинами же вообще не церемонились, любой кочевник мог сделать с понравившейся ему рабыней что угодно, это было его право сильного, право хозяина. Разве только убивать их не рекомендовалось, товар, однако. Но если очень хотелось, то можно было и убить.

Надо заметить, что Голд был прав: каган, который стоял во главе всего этого, избрал классическую, но зато беспроигрышную схему построения общества: «Будь сильным, и ты будешь иметь все». Нового – ничего, но работает же!

Так вот. Каких-то женщин оставляли в каганате, особенно тех, что покрасивее или владеет полезными навыками, остальных продавали. «Продавали» – слово условное, нет тут пока денег. Меняли на что-то. На что именно, Полина не знала, до торгов она не добралась. И кто выступал покупателем, она тоже не знала.

Тот самый зеленый мужик, которого она упоминала, был еще и здоров невероятно, как-то ночью он сломал клетку, свернул шею надсмотрщику, а после освободил десятка три рабов и рабынь, среди которых была и Полина.

Им повезло – пропажу обнаружили не сразу, через несколько часов, а потому беглецы успели отмахать по степи два-три десятка километров, прежде чем на их след встала погоня.

Женщина сама не понимала, как ей и нескольким другим пленникам все-таки удалось добраться до леса. Они бежали, бежали долго, их догоняли, кто-то отставал и погибал, все это было очень страшно. Ее снова захлестнули эмоции пережитого, то и дело она срывалась на плач, из-за чего понять что-либо из ее слов становилось трудновато, но, судя по всему, смерть беглецов была не очень простой и крайне неприятной.

Тем не менее с десяток людей добрался до леса и укрылись там. Лес кочевники не любили, это Полина сказала определенно, они глубоко в него не заходили, что и спасло тех беглецов, кто до него добрался.

Но, как это ни печально, лес же и стал причиной гибели всех или почти всех ее спутников. За следующие несколько
Страница 28 из 29

дней кто-то погиб от когтей диких зверей, двоих буквально разорвало на клочки какое-то жуткое существо, пожаловавшее ночью и как будто сотканное из мрака, зато с длинными кривыми когтями, несколько человек отбилось от их группы, здоровенный же зеленый мужик, последний ее спутник, позавчера утонул в болоте. Да она и сама думала, что не выберется из леса, но вот – вышла на его край. Полина добавила: она невероятно опустошена морально, до такой степени, что, наверное, смирится даже с рабством, так она от всего устала.

Она не могла нам не то что указать место, где этот каганат находится, но даже и приблизительно назвать направление. «Посреди степи» – и все. Блуждание по лесу окончательно сбило все ориентиры и без того запутавшейся женщины. Единственное, что было понятно, – от границы леса каганат отделяет минимум пятьдесят-шестьдесят километров, судя по затраченному группой беглецов времени. Хотя это настолько приблизительно, что даже говорить не стоит.

– Зеленого мужика жалко, – прагматично заметила Настя. – Видать, орк был. Или тролль. Нам бы такой пригодился.

– Жалко, – согласился с ней я. – Н-да, невеселая история. А народу они хомутают, стало быть, много?

– Очень, – подтвердила Полина. – И тут, и в степи.

– Непонятно. – Наемник почесал лоб. – Как они так быстро организовались и где покупателей нашли?

– С покупателями и в самом деле неясно, – отозвался Голд. – Действительно, больно быстро они появились. А вот с остальным… Порог адаптации восточных рас куда выше европейских. Инстинкт выживания и непритязательность к внешним условиям у них в крови, они изменения реалий быта принимают умом гораздо быстрее, понимаешь? Есть транспорт и наладонники – хорошо. Нет – ну и ладно, были бы лошадь и звезды. Нет и их – на своих двоих куда надо дойдут, не проблема. И это в то время, когда среднестатистический европеец или американец будет сидеть и ждать спасателей, причем до той поры, пока от голода не окочурится. Азиатам же для того, чтобы перестроить мышление, надо не год, не месяц, им и суток хватит. Вон, на Джебе нашего посмотрите, наглядный пример.

– Да это не только у них так дело обстоит. – Я показал на Азиза. – Вон еще один образец подтверждения этой теории. А наш брат… Вспомните флористку, которая отказалась растения под практический смысл подводить, орала, что они существуют только для красоты.

– А, это которую мы тогда в крепость не пустили[9 - Речь идет о событиях, описываемых в книге «Место под солнцем».]. – Настя поняла, о ком я говорю. – Было такое.

– Так ведь речь даже не о том, что она лютики-цветочки жалела, – продолжил я. – Она не хотела переламывать себя, за прошлое цеплялась. Делать то, что мы просили, для нее означало бы только одно – признать ту свою жизнь законченной. И еще согласиться с тем, что здесь все будет не так, как она хотела бы, а это для нее было совсем недопустимо. А вот для тех, кто в каганате, – это даже не проблема. Они просто сразу сказали себе: «Этот мир такой. Значит, будем жить, как требует этот мир». И все. И живут.

– Но это же страшно, – пробормотала Милена. – Вы только вслушайтесь в то, что рассказала нам Полина. Там же рабство, насилие… Там… Нацизм.

– Ну да, – пожал плечами Голд. – А ты как хотела? Чтобы все новые сообщества виноград выращивали и просо сеяли, а также жили собирательством? Так сказать, утопический мир? Не будет этого. Или ты всерьез полагаешь, что мы стволы добываем только для обороны от агрессора?

Несколько «волчат» дружно засмеялось. Милена поежилась.

– Не забудь еще о том, что кто-то у них этих рабов покупает, – напомнил я ей. – То есть кто-то еще уже воспринимает работорговлю нормальным делом.

– Я слышала о том, что за рабами приходят откуда-то с севера, – неожиданно сказала Полина. – Надсмотрщики называли этих покупателей: «Люди из-за Огненного кольца» или «Люди из-за Гряды». Что за люди, что за Огненное кольцо, что за Гряда? И был еще кто-то, кто покупал рабов, но про них я вовсе ничего не знаю. Слышала только, что их интересовал «специфический товар», это назвали так. Но в чем специфика – без понятия.

– Такой гнойник – и почти под боком. – Наемник тяжело вздохнул. – Плохо.

– Сто раз говорено уже: по-другому не будет, – жестко ответил ему Голд. – Нет тут друзей, одни враги кругом. Может, за Большой рекой еще похлеще народ обосновался, мы просто не в курсе.

– Но это вообще за гранью! – Милена даже встала, сжав в кулак одну ручку, и ткнула указательным пальцем другой в степь. – Это же чистое зло!

– С чего ты взяла? – удивился я. – Никакое они не зло. Потенциальные враги – да. Но вот в плане «хороший-плохой»… Милен, нет тут таких, тут все выживают, как могут и как умеют. Мы тоже, знаешь… Вот случись такое, что тогда, в том первом рейде, у люка, мы с другими людьми, возможно, тоже очень хорошими, столкнулись бы лоб в лоб? И все – тот, кто возьмет верх, забирает приз. Поверь, там замес такой бы пошел, что ты! Палками, ножами, зубами, до того момента, пока кто-то бы не победил. И раненых победители добили бы, просто потому, что вопрос стоит незамысловато: или мы, или нас. Если кочевники выбрали такой путь, значит, он их устраивает. И, кстати, если ты не заметила: он вполне эффективен.

– То есть ты, Сват, одобряешь их поступки? – Милена уперла руки в бока и уставилась на меня, глаза ее странно блестели. – Рабовладение, издевательства, геноцид?

– Ничего такого я не говорил, – медленно покачал головой я. – Было сказано, что подобный путь развития имеет право на существование, но это не означает, что я его одобряю. Особенно деление по национальному признаку, это перебор. Это и впрямь где-то рядом с фашизмом. Но как политический шаг – вполне разумный ход, хотя и не слишком практичный.

– Есть общий враг, – покивал Голд. – Классика.

– Кошмар. – Милена плюхнулась на траву рядом с Полиной, которая снова начала тихонько грызть кусок мяса. – Вы страшные люди.

– Не без того, – признал Голд. – Но мы хотим выжить, а значит, надо адекватно оценивать ситуацию, без излишней рефлексии. Она все портит, поверь мне, девочка.

– Ну а если мы их встретим? – Настя уставилась на меня. – Надеюсь, поступим прагматично?

– Так пиф-паф будет, – весело ответил ей Крепыш. – Воевать будем.

– Если представится возможность не воевать, то не станем, – холодно возразил ему я. – Если получится поговорить, то надо это сделать непременно, так что первыми огонь ни в коем случае не открывать. Только в ответ. А так: «Стоять, ни с места, руки в гору». И самим не подставляться.

– Боже ты мой! – Милена даже побледнела. – О чем с ними говорить?

– Обо всем, – за меня ответил ей Голд. – О ценах на товар, о том, что они берут как плату, кого видели, чего знают. Кровь им пустить мы успеем всегда, сначала надо узнать о них как можно больше.

– А если вам раба предложат купить? – невероятно саркастично спросила Милена. – Купите?

– Обязательно, – заверил ее я. – Хотя многое зависит от цены и от того, кого продают…

– Ты шутишь? – У магессы сегодня явно был день открытий.

– Ни капли. – Я усмехнулся. – Все зависит
Страница 29 из 29

от предложения. Мил, и это тоже нормальный и трезвый расчет. Они нам правду не расскажут, а вот их бывший раб – запросто. И очень может быть, что он окажется куда наблюдательней Полины.

– Плюс это может быть мастеровой, – заметил Голд. – Или хороший специалист в какой-то области.

– Они берегут мастеров и ими не торгуют. – Полина тем временем доела мясо. – В первую очередь тех, кто работает по металлу и по дереву. Они сразу опрашивают всех пойманных, кем те были в той жизни. Меня назвали «мусором».

– Вы в полиции работали, что ли? – удивился Одессит.

– «Мусор» – в смысле, бесполезная, – пояснила Полина. – Я была архитектором.

– Ну не знаю, – теперь удивился я. – Человек, который умеет построить дом…

– Не умеет, – вздохнула Полина. – Я обрабатывала чужие проекты и создавала пространственные модели, оформляла их для презентаций.

– И без соответствующей техники ничего не умеете, – закончил за нее Голд.

– Да, – развела руками беглянка. – Так что я мусор. Хотя там таких, как я, большинство.

– Вот что, Полина. – Я переглянулся с Голдом. – Мы не благотворители, но не вижу причин, по которым бы вы не могли присоединиться к нам. Если сами этого хотите, разумеется.

Да, как полезная человеко-единица она была практически бессмысленна, особенно в данной ситуации, в полевых условиях. Но как источник информации себя пока не исчерпала, уверен, что мой консильери по дороге вытащит из нее еще много всякого разного про каганат, причем такого, о чем она и сама не подозревает. Он это умеет. А там видно будет, что с ней делать. Руки есть, ноги есть – разберемся.

– Милен, надо ее хоть как-то одеть, – обратился я к дизайнеру. – И потом ко мне подойди, поговорить надо. Остальным – полная готовность, через десять минут выступаем дальше.

Запаса одежды с собой мы не брали, но у магессы обнаружилась резервная майка плюс какой-то кусок ткани, который она повязала на бедра Полины, совсем уже очумевшей от свалившихся на ее голову изменений в судьбе, так что беглянка хотя и смотрелась неким инородным телом в нашей камуфлированно-милитаризированной компании, но, по крайней мере, голым задом не сверкала.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=18984575&lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Сноски

1

Консильери (итал. consigliere) – советник, человек, которому можно доверять и к словам которого прислушивается глава сообщества. – Здесь и далее примечания автора.

2

Кодовые армейские обозначения потерь личного состава. «Двухсотые» – убитые, «трехсотые» – раненые.

3

Бандолеро – мексиканские контрабандисты и разбойники. Люди отважные, но совершенно не законопослушные.

4

Моя супруга (исп.).

5

Когда еврею очень хорошо, он говорит именно это слово. Что-то вроде: «Как прекрасен этот мир».

6

Еврейский аналог слова «школа», «кружок».

7

Карл Линней (1707–1778) – шведский естествоиспытатель, создатель единой системы классификации растительного и животного мира.

8

Длинноствольное фитильное ружье у азиатских народов.

9

Речь идет о событиях, описываемых в книге «Место под солнцем».

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.