Режим чтения
Скачать книгу

Очищение сердца читать онлайн - Джон Голдтвейт

Очищение сердца

Джон Голдтвейт

Вы научитесь, как устранять причины, вызывающие гнев, депрессию, болезни, как освободиться от различных желаний и обрести контроль над чувствами и умом. Вы сможете осознать, что тот мир, который вы считаете внешним и отдельным от себя, на самом деле – ваше отражение, зеркало, предназначенное указать вам путь к Богу. Вы откроете для себя, что все ваши успехи и неудачи, отношения с людьми, бедствия, желания, болезни, чувства, сложности – одним словом, весь опыт, через который вы проходите, становится для вас учителем любви».

Джон Голдтвейт

Очищение сердца. Искусство быть самим собой

John Goldthwait

PURIFYING THE HEART

© Sri Sathya Sai Books and Publications Trust, 2012

© Организация Шри Сатья Саи русскоговорящих стран, 2012

© Оформление. ООО «Амрита», 2012

Джон Голдтвейт – американский психолог, специалист по надличностной психологии, принявший сан священника. Долгие годы он стремился к познанию себя и природы реальности, изучал основы религий, физику, философию, йогу, работал психотерапевтом, освоил практику Дзен-буддизма в Японии и в течение многих лет занимался ею, пока в 1981 году судьба не привела его к Шри Сатья Саи Бабе, который и стал его истинным гуру. Восприняв учение Аватара, под Его руководством он разработал духовную практику, очищающую сердце. В ней успешно сочетаются западная психология и древняя философия единства Упанишад. С ее помощью можно избавиться от мирских привязанностей, закрывающих наши сердца, чтобы они открылись для нашего истинного «Я» – Любви и Сострадания.

Вступление

В 1982 году Саи Баба раскрыл мне мое истинное «Я». Мое истинное «Я» – это чистая любовь и сострадание. Это «Я» – не только моя истинная природа, но то, чем мы все являемся на самом деле, – в точности, как говорит Саи Баба. Однако уже вскоре после того, как я пробудился к своей истинной сущности, ко мне вернулись многие мои старые пагубные привычки. И книга «Очищение сердца» описывает духовную практику, которой научил меня Саи Баба, чтобы я мог очистить свое сердце от всего того, что закрывало его и отделяло от истинного «Я».

В этой практике успешно сочетаются западная психология и Веданта, философия Упанишад. Это крайне действенный метод, позволяющий применять учение Саи Бабы в повседневной жизни, так чтобы весь наш опыт становился для нас дорогой к постижению нашей истинной природы – абсолютной и не ограниченной никакими условиями любви.

Вы научитесь тому, как устранять причины, вызывающие гнев, как освободиться от различных желаний и обрести контроль над чувствами и умом. Вы сможете осознать, что тот мир, который вы считаете внешним и отдельным от себя, на самом деле – ваше отражение, зеркало, предназначенное указать вам путь к Богу. Вы откроете для себя, что все ваши успехи и неудачи, отношения с людьми, бедствия, желания, чувства, сложности – одним словом, весь опыт, через который вы проходите, становится для вас учителем любви. Описываемая мною практика может применяться в любое время, в любой ситуации и на любой стадии духовного развития личности. Это самый эффективный из известных мне методов для того, чтобы очистить свое сердце. Чем больше вы будете применять его, тем шире раскроется ваша душа.

«Человек с чистым сердцем видит чистоту во всем. Ведь внешний мир – это всего лишь отражение вашего сердца. Если вы наполните его любовью, то везде будете чувствовать любовь. А если ваше сердце полно ненависти, она же будет отражаться вовне. Все то, что вы видите, слышите и испытываете во внешнем мире, это не больше чем отражение, отклик, отзвук вашего внутреннего существа. Все то хорошее и плохое, с чем вы сталкиваетесь вовне, – ваше собственное отражение. Так что не обращайте карающий перст на других. Весь мир вокруг вас определяется вашим собственным поведением. Если вы хороши, таким же будет и окружающий вас мир. Будет ошибкой думать, что вокруг вас полным-полно зла. На самом деле вовне отражается лишь ваше зло. И если у вас демонические чувства, таким будет вам казаться и весь окружающий вас мир. Если же ваше восприятие божественно, вы во всем найдете божественность» (Саи Баба, 2002).

После того как книга «Очищение сердца» вышла в первом издании, читатели со всего мира писали мне, какую пользу она принесла им в их стремлении стать более любящими и сострадательными и узнать, что их истинное «Я» есть любовь. В некоторых случаях, однако, одного лишь чтения книги было недостаточно, чтобы самостоятельно приступить к практике очищения сердца. Некоторые просили о дальнейшем руководстве, особенно по поводу тех трудностей, с которыми они столкнулись в процессе очищения своего сердца. Во второе издание я включил это руководство, добавил новые практические упражнения и переработал многие главы на основе того нового, что за это время узнал в процессе обучения людей практике непривязанности.

Если у вас возникнут вопросы и комментарии по книге «Очищение сердца», пожалуйста, пишите мне, и я вам отвечу.

John Goldthwait, Ph.D.

21273 Entrada Rd.

Topanga, CA90290

U.S.A.

E-mail: Nonattchment@aol.com

Глава 1. Наша истинная природа

Кто мы? Это основной духовный вопрос. Традиционное западное мышление видит нашу природу отличной от Бога и принципиально другой. Восточная же философия, напротив, исповедует не только то, что мы едины с Богом, но и то, что наше истинное «Я» – это Бог. В Веданте есть изречение: «Тат твам аси»[1 - Здесь и далее: курсивом выделены слова на санскрите. – Примеч. пер.]. Это значит: «Ты есть Атма (Наивысшее „Я“)». Таким образом, Веданта утверждает, что все мы – это Атма, Бог. В Бхагавад Гите Кришна, аватар, или воплощение Бога, говорит Арджуне: «В Атмане все существа пребывают, и Атман также во всех существах пребывает[2 - Здесь и далее: Бхагавад Гита – в переводе акад. Б. Л. Смирнова (Ашхабад, 1983 г.). – Примеч. пер.](глава 6, стих 29). Далее Он продолжает: «Я – Атман, пребывающий в сердцах всех существ, (Гудакеша). Я начало, середина и конец всего мира» (глава 10, стих 20). Кришна говорит, что ничего не существует, кроме Бога, и что наша истинная природа – это Бог. Саи Баба подтверждает это: «Вы ничем не отличаетесь от Бога. Вы – Бог, а Бог – вы».

И хотя большинство христиан уверено, что мы отдельны от Бога, Иисус провозгласил наше единство с Ним, когда сказал: «Я и Отец – одно» (от Иоанна, 10:30), «…Я в Отце Моем, и вы во Мне, и Я в вас» (от Иоанна, 14:20). Также Иисус подтверждает наше единство с Богом, когда объявляет: «…так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне» (от Матфея, 25:40). А в Евангелии от Фомы есть такие строки: «Я свет, который на всех. Я все: все вышло из меня и все вернулось ко мне. Разруби дерево, я там; подними камень, и ты найдешь меня там» (от Фомы, 81). Итак, как восточная традиция, так и Иисус Христос проповедуют наше единство с Богом.

Я смог прикоснуться к этой истине дважды – и это незабываемый опыт. От него пришло понимание, которое и легло в основу духовной практики, описываемой в этой книге.

Я всегда стремился познать истину о том, кто я такой и какова природа реальности. Мои поиски заставили меня изучать физику и философию, принять сан священника, обучиться практике Дзен-буддизма в Японии и в течение многих лет продолжать заниматься ею. Позже я стал заниматься клинической психологией,
Страница 2 из 12

специализируясь в области надличностной психологии и изучая энергетические поля, описываемые в различных духовных практиках Востока. Я знаю, что эта основа, ранние мистические переживания, а также внезапное раскрытие моего сердца к состраданию и предопределили то, что случилось. Иначе я бы не смог выдержать ту мощнейшую энергию, сопровождавшую мое духовное пробуждение.

В 1982 году я занимался духовной практикой в уединении, когда неожиданно мощные волны энергии, которая, как я впоследствии узнал, носит название кундалини, потрясли все мое тело, заставив его дрожать, как лист. Неведомая мне сила высвобождала один за другим все энергетические блоки моего тела. Интуитивно я чувствовал: то, что происходит, – правильно, и я помню, что тогда позволил этой энергии просто течь и «забрать меня с собой». Через некоторое время спазмы прекратились и на меня сошло непривычное чувство покоя и разлившейся по всему телу энергии. Позже ко мне пришло ясное осознание того, насколько критично я относился к себе и другим. Я увидел, что только и делал, что сравнивал себя с окружающими, оценивал их и отрицал, и понял, сколько страданий это мне приносило.

Я поделился своими ощущениями с руководителем ритрита, и он в ответ мне сказал буквально несколько слов, но я сразу же почувствовал его безграничную любовь, растрогавшую меня до слез. Затем мы стали слушать запись «Мессии» Генделя. В это время я ощутил, как сильно расширились границы того неполноценного «я», что считал собою. Мне казалось, что мое сердце сейчас взорвется. Сильнейшая энергия, превосходящая все, что я когда-либо чувствовал, была везде, во мне и вокруг меня, а также ощущалось присутствие какой-то мощнейшей внешней силы. Мое сознание полностью изменилось, завеса повседневной реальности расступилась, и обычное восприятие себя исчезло без следа. Я как будто бы превзошел себя, и мог видеть одновременно и себя и окружающий мир в таком ракурсе, который ранее мне был совершенно недоступен. Тайна обычного человеческого существования стала для меня кристально ясна.

Когда я окинул «сцену» взглядом и увидел себя и других, неустанно стремящихся к мирской выгоде, в итоге приносящей одни лишь страдания, мое сердце наполнилось безграничным состраданием. Я распознал иллюзию, из-за которой деньги, власть, удовольствия и безопасность кажутся нам чрезвычайно важными, в то время как на самом деле единственно, что важно – это любовь и сострадание. Не зная этого, все мы с головой погружаемся в игру, веря, что это и есть единственная и предельная реальность, тогда как на самом деле это всего лишь спектакль, разыгрываемый на сцене нашего ума. Я смог увидеть, как все мы, захваченные этой видимой реальностью, верим, что она истинна, и строим на ее основании свою жизнь. Я понял, что жить так, как будто иллюзия реальна, – это и есть причина всех наших мук, а то, что излечивает от этого, – любовь и сострадание. Осознание этого мгновенно озарило меня. Затем я ощутил, как на меня снизошла мощная энергия, фиолетовый свет которой впоследствии сменился белым. Я почувствовал себя сильно воодушевленным и понял, что хочу подчинить себя этой силе и дать обет следовать той истине, которая только что раскрылась передо мной. Я громко сказал: «Я не забуду!» Руководитель же мягко возразил: «Нет, забудешь». И он был прав. Я тут же понял, что забуду, и рассмеялся.

Позже я обнаружил у себя в комнате стихи Лонг Чен Па:

Все – только видимость,

Совершенная сама по себе.

И не думая, хорошо это или плохо,

Не принимая и не отвергая,

Просто расхохочусь.

Я понял, что я не тот, кем всегда себя считал. Я не был ни телом, ни умом, ни личностью, ни какой-либо из тех оболочек, в которые я себя заключал, например «священник», «муж», «отец», «психиатр» и так далее. Все то, о чем я думал, что это я, не было мной. Я жил посреди иллюзий. Я осознал, что реально лишь трансцендентное сознание, чистое сострадание и любовь, или, говоря иначе, Бог. Все остальное – лишь одна из бесчисленных граней иллюзии. Для нашего рационального ума это покажется бессмысленным, потому что мы считаем очевидным, что мы и мир вокруг нас реальны, а вот Бог как раз нереален. Однако с трансцендентной точки зрения все полностью противоположно. Иллюзия заставляет нас считать себя отличными друг от друга, хотя на самом деле все мы едины. Единственное, что имеет смысл, – это пробудиться, осознать эту истину и научиться воплощать ее в жизнь. Все остальное не имеет значения и к делу не относится.

У меня не было сомнений в том, что все полученные мною откровения были совершенно верны. Это пришло ко мне не постепенно, одно за другим, но моментально, как одна вспышка. Мгновенно, досконально и самоочевидно. Истина, разрушающая иллюзии, всегда проста, ясна и совершенно не поддается сомнению. Впервые до меня дошел смысл тех духовных текстов, что я раньше читал. Я проснулся, не зная, что раньше спал.

Эффект от осознания того, что я не являюсь ни телом, ни умом и что реальна лишь не ограниченная никакими условиями любовь, был огромен. Мне предстояло заново научиться жить в мире, который, как я только что узнал, был иллюзией. Все те схемы и концепции, которыми я с таким трудом овладевал, больше не котировались. Я уже знал, что не являюсь тем, кем считал себя раньше, но у меня не было четкого осознания, кем же я являюсь теперь. И мое эго, испытывавшее большое неудобство от этой бесформенности, хотело побыстрее придумать моему «я» новое определение, чтобы создать хоть какую-нибудь структуру. У меня начали появляться сомнения. Любимым вопросом стало: «Что же ты будешь делать, когда вернешься домой?» Как только я начинал думать об этом, меня захватывали различные фантазии о том, как изменятся мои отношения в семье и что будет теперь с моей психиатрической практикой. Настоящее терялось в воображаемом будущем, и сознание опять погружалось в иллюзию. Я мог наблюдать, как быстро и коварно может мое эго вырвать меня из состояния единения. К счастью я научился контролировать мой эгоистический ум, уводящий меня от настоящего, с помощью суфийского «вращения»[3 - «Вращение» – древняя суфийская техника («танец» дервишей), позволяющая при быстром вращении тела добиться полной остановки ума, внутреннего спокойствия и войти в «транс».]. Невозможно одновременно кружиться и следовать уму, и когда я «кружился», возвращалось обретенное мною неизменное настоящее. В это время я сочинил один стих:

Джин вырвался на свободу из моего сердца

И заполнил вселенную.

Он зажег все ее солнца,

Посмотрел на мое маленькое «я»

И сказал: «Я люблю тебя!

Я люблю твой страх,

твое раздражение и твою критичность,

Люблю то, как ты стараешься не замечать меня,

Уткнувшись в телевизор и книги.

Мне нравятся причудливые способы,

Используемые твоим умом,

чтобы не видеть меня.

Но поверь мне, сын мой,

Я ЕСТЬ».

Когда я вернулся домой из ритрита, моя старая личина как будто ждала меня, чтобы я мог тут же впрыгнуть обратно. Все взывало ко мне: «Вернись к своему старому облику!» – мои отношения с женой и детьми, мои друзья, моя работа, мои старые привычки и схемы поведения. Все ждали, чтобы «я» снова стал «мной». Но вот незадача: тот «я», который вернулся, уже не был тем «я», который уехал. Я заранее знал, что не
Страница 3 из 12

смогу объяснить, что же произошло, но все-таки пытался и был абсолютно неправильно понят.

Я продолжал существовать без какого-либо самоопределения. Мое выбитое из колеи эго неустанно повторяло попытки вернуть меня на наезженные рельсы. Оно озабоченно задавало вопросы: «Как ты собираешься поддерживать семью?», «Какой вид теперь примет твоя врачебная практика?», «Откуда тебе знать, может быть, весь твой опыт – это просто иллюзия?». Я знал, что стоит мне как следует задуматься хоть над одним из этих вопросов, я утеряю тот трансцендентный взгляд на мир, что обрел. После 47 лет веры в иллюзию и развития эгоистичной личности, готовой этой иллюзии угодить, тенденция вернуться к наработанным старым схемам была очень сильна. И в конце концов я забыл! Последней каплей стал выход из строя моей системы антисептической канализации, и более месяца ее не могли починить. Несколько дней я держался, но потом незаметно поглотился тревогами и беспокойством по поводу того, когда же наконец система снова заработает. Через несколько дней я проснулся и понял, что пелена иллюзии снова застелила мои глаза.

Конечно, побуждение рассказать другим о том, что я узнал, было очень велико. Все-таки у меня были, что называется, «хорошие новости». Несколько раз я выступил с кафедры церкви своего друга. Я понимал, что сказанное мной прозвучало слишком радикально, но не ожидал, что люди могут вообще не заинтересоваться столь важными вещами. Запросто! Я оглянулся на себя и понял, что «я», живший несколько лет назад, отреагировал бы точно так же. Моя семья тоже не знала, как относиться к тому, что происходит. Жена видела перемены во мне и очень беспокоилась, как это отразится на наших отношениях. Мои духовные воззрения напоминали ей о ее религиозном прошлом, от которого она отказалась. Ей было нелегко, и я не встретил с ее стороны поддержки. Сначала мне казалось, что нужно в корне поменять буквально все, но постепенно я понимал, что истинным изменением будут не какие-то коренные сдвиги на уровне повседневной реальности, которые, как я понял, только заменят одно представление другим, но освобождение от этого спектакля как такового. А чтобы сделать это, мне нужно было научиться раскрывать свое сердце все более безоговорочно, – раскрывать его просто к жизни такой, как она есть.

Примерно девять месяцев спустя у меня был еще один духовный опыт, более мощный, чем первый. Невозможно точно описать его, потому что он находится вне рамок умственного восприятия и непостижим для обычного сознания. Понять можно только тогда, когда сам испытаешь это. Я занимался практикой по системе Раманы Махарши, спрашивая себя «Кто есть я?» (исследование собственной природы), когда мое «я» вдруг пропало и вместо него появилось сознание, выходившее далеко за пределы «меня» и всего, что я когда-либо мог представить. Та необъятная сила, или энергия, которую я в прошлый раз ощущал как внешнюю, стала теперь мною, с той оговоркой, что «меня» не было, не было даже того трансцендентного «я-наблюдателя», который присутствовал в прошлый раз. Это даже нельзя назвать переживанием, потому что не было того, с кем это происходило. Существовало только единство. Сознание было одновременно и каждым аспектом творения, и его источником, причем не в переносном, а в самом буквальном и реальном смысле. О чем бы это сознание ни подумало, все обращалось в форму – будь это люди, облака, птицы, ветер, цвета, небо и все остальное. Мое индивидуальное «я», мое тело, мой ум – всего этого не существовало, не было даже осознания безграничного сострадания и любви, которые я чувствовал в прошлом опыте. Любовь требует двоих: того, кто любит, и объекта любви. Но сейчас было только одно – осознание, что ты – всё и источник всего. Эта чистая осознанность была безграничной, абсолютно неподвижной и неменяющейся. Это «Я» знало, что оно всегда было и всегда будет.

Затем появилось осознание, что являешься Богом, но не в каком-то индивидуальном или эгоистическом смысле, поскольку моей личности больше не существовало. Для эго нет ничего более усмиряющего, чем осознание того, что оно на самом деле нереально. Все: пространство, время, форма – стали исчезать в неописуемом энергетическом вихре, из которого не было возврата. Личное «я» навсегда растворялось в божественном сознании. Затем исчезновение в Боге стало нестерпимо безмерным и необъятным, и тогда энергия пошла на убыль. Этот опыт был чем-то вроде «энергетической росписи», как я его тогда обозначил, хотя и не понимал, что же это такое. Только четыре года спустя я понял, что это была «визитная карточка» моего учителя, Сатья Саи Бабы.

После моего первого опыта прошло немного времени, и ко мне вернулось некое подобие моего старого «я». Тогда я понял, что пробуждение и осознание своей истинной природы как Бога – это еще не конечный пункт духовного поиска, как мне казалось сначала. Несмотря на то, что я узнал свое истинное «Я», во мне остались привязки к некоторым аспектам моей старой личности, к телу, к отношениям с людьми, к индивидуальности. Поэтому я и не смог полностью раствориться в Боге. Поразило меня то, что мое эго не теряло времени даром, чтобы воспользоваться тем, что со мной произошло, в своих целях. Беспокоило же меня больше всего то, что мое сердце уже не могло быть так же безоговорочно открыто всему, как раньше. Причина того, что моя любовь вновь зависела от условий, не была для меня загадкой: мне было совершенно ясно, что это происходит из-за того, что я снова отождествляю себя с разными частями своего старого «я». В отличие от истинного «Я» для моего маленького ограниченного эго существовали более важные вещи, чем Любовь (с большой буквы слова «Любовь» и «Сострадание» я пишу, имея в виду божественные, безусловные Любовь и Сострадание). И поскольку вместо Любви у моего маленького «я» часто появлялись другие приоритеты, то выработались некие «условные рефлексы», закрывшие мое сердце. Они срабатывали автоматически, прежде чем я успевал их отследить. Эти реакции – например, вынесение суждения о людях или желание, чтобы люди изменились, – отдаляли меня от того безусловного Сострадания, что я познал. Я жаждал вновь обрести его, но понимал, что для этого мне придется расстаться с отождествлением себя с некоей личностью, которой я считал себя все эти годы и которую в последнее время стал называть «ложным собой». Я прекрасно знал, что пока у меня будет оставаться хоть что-то общее с этим ложным «я», мое сердце никогда полностью не раскроется.

Вам может показаться, что после полученного мною опыта отказ от ложного «я» должен был пройти легко. Однако не тут-то было! Несмотря на мои познания в психологии, я не мог даже предположить, насколько болезнен процесс отказа от своей личности. Привязанностей у меня оказалось больше, чем я ожидал. И тогда я начал разрабатывать метод, с помощью которого смог бы очистить свое сердце от всех этих привязанностей к ложному «я», что ограничивали мою любовь. Опыт, которого удостоил меня Саи Баба, дал именно то понимание, в котором я нуждался. Эти переживания показали мне, что я не был ни своим умом, ни своим телом, ни личностью и что мое чувство обособленности от Бога было иллюзией. Я узнал, что мы являемся Богом не в своем эгоистическом
Страница 4 из 12

сознании, но по своей истинной природе, которая находится вне иллюзии разделения на себя и других. Бог, или то, что я сейчас называю Единым, не находится где-то вовне: это наша истинная природа, то, чем мы действительно являемся. Я понял, что мы родились здесь только с одной целью: осознать свою божественную сущность и слиться с Единым, который есть Любовь. «Цель всей духовной практики заключается в том, чтобы увидеть сквозь туман, создающий множественность там, где есть только Единое» (Саи Баба, 1980).

И самое главное: я уже знал, что реально только Единое и его проявления в виде абсолютной Любви и Сострадания. Эти Любовь и Сострадание – не просто расширенные чувства любви и сострадания, известные нам, их вообще нельзя назвать чувствами. Это совершенно другое сознание, и лучше всего его можно описать как чистое, всеохватывающее Сострадание, что за пределами определений. Что бы мы ни сказали о Любви, не будет ее правильным описанием, потому что истинная Любовь превосходит все концепции и словесные конструкции. Что бы мы ни сказали – это уже не то. Если бы нам удалось сказать про нее что-то близкое к истине, это была бы не она. Поэтому Единое, или Любовь, и кажется таким загадочным, хотя на самом деле это загадка для ума, но не для сердца.

Используя духовное понимание, данное мне Саи Бабой как в тех переживаниях, что я только что вам описал, так и в последующих уроках, я разработал эффективный метод по высвобождению Любви, которой мы в действительности являемся, путем отказа привязанностей к ложному «я». И книга «Очищение сердца» описывает этот метод. Если мы сможем его использовать, каждая привязанность, закрывающая наше сердце, превратится для нас в учителя Любви.

Глава 2. Ложное «я»

Хотя наша истинная природа – это Единое, фактически все мы считаем себя чем-то совершенно другим. Почему же получается, что мы думаем, что являемся отдельными индивидуумами, хотя на самом деле едины? Ведь если мы и все остальное едины, естественным было бы так и думать. Однако, похоже, наш опыт подтверждает, что каждый из нас – отдельный индивидуум, живущий в мире, состоящем из множества различных вещей, каждая из которых так же реальна, как и мы сами. И эта предпосылка настолько глубоко укоренилась в нас, что мы принимаем ее как что-то само собой разумеющееся и даже не подвергаем сомнению.

А сейчас попробуйте проверить, можете ли вы сделать что-то или подумать о чем-то так, что это не будет подтверждать вашу обособленность. Тогда вы заметите, насколько прочно каждая мысль или действие основаны на убеждении, что вы – это конкретная личность, которой вы себя считаете. Но если кажущаяся реальность личного «я» – это иллюзия, откуда же она произошла и почему это не столь очевидно?

В Бхагавад Гите говорится, что иллюзия разобщенности была создана Брахманом (Богом). Кришна говорит: «…божественна эта, (состоящая из качеств) Моя трудно преодолимая майя (иллюзия)» (глава 7, стих 14). Но если иллюзия создана Единым, в чем же ее предназначение? Аватар Сатья Саи Баба так описывает наше происхождение и потребность в иллюзии: «В безначальном начале Бог был один, и у Него возникла мысль: „Я один, пусть Я стану многим“». Далее Саи Баба уточняет: «Я отделил себя от себя, чтобы Я мог любить себя. Возлюбленные Мои, вы – это Я сам».

Саи Баба утверждает, что причина иллюзии множественности в том, чтобы Единый мог любить себя. Любви нужны двое: любящий и любимый. И если нет иллюзии разделения, Единый не может любить самого себя, ведь если осознавать, что все едины, не будет того, кого любить. И когда мы любим других, это Единый любит самого себя, потому что все мы – Одно. Вот почему во всех религиях любви придается такое большое значение.

Происхождение ложного «я»

Для того чтобы освободиться от отождествления себя с ложным «я», скрывающим от нас нашу истинную природу, необходимо понять, почему мы привыкли отождествлять себя с этим «я» и почему мы продолжаем быть так к нему привязаны. Только тогда мы сможем освободиться от этого ошибочного тождества и открыть для себя Любовь, которой мы всегда были и будем.

«Я» едино до того момента, как начинает отождествлять себя с физическим телом. Иллюзия ложного «я» возникает, когда это «я» начинает считать себя телом и таким образом разделяет Единое на иллюзорную личность, называемую нами «я», и все остальное, находящееся вне пределов этой личности. Так что как только мы ограничиваем себя физическим телом, мы теряем осознание истинного «Я» и ощущаем себя как ложное «я». Мы все попадаем в ловушку этой иллюзии с самого рождения. «Заблуждением двойственности, возникшим от отвращения и влечения, (о Бхарата) все существа в мире идут к ослеплению…» (Бхагавад Гита, глава 7, стих 27). Иллюзорное представление о себе как об отдельной личности называют двойственностью. Двойственность – сама сущность обычного реального мира. Если же мы перестанем отождествлять себя с ложным «я», иллюзия дуализма пропадет, как мираж, и отчетливо выявится наша истинная природа, Любовь. «Состояние недвойственности присуще только принципу Любви» (Саи Баба, 2000).

Возможно, иллюзия ложного «я» заложена в нас с самого рождения, а если и нет, наши родители (я буду называть «родителями» всех, кто причастен к воспитанию, включая близких родственников и друзей семьи) обращаются с нами так, что мы вынуждены принять ее. Ведь наших родителей, скорее всего, и самих учили тому, что они не есть Единое и что думать так нелепо и даже богохульно. Если они не знают, кем являются сами, они не смогут понять, кто мы.

Зачастую из самых лучших побуждений родители учат нас верить в то, во что верят сами. Основная часть того, чему они учат нас, это не прямые знания, они кроются в том, как они к нам относятся. Их подсознательная уверенность в том, что мы обособлены друг от друга и не являемся Богом, не замечается и не подвергается сомнению. И весь окружающий нас мир полностью принимает и усиливает эту уверенность. И раз мы приняли эту схему – отождествления себя с отдельной личностью, – то внешний мир оказывается состоящим из конкретных и обособленных вещей – мама, пища, стул, собака и тому подобное. Наши родители обозначили для нас все эти вещи и научили видеть и осознавать этот мир так же, как это делали они. Они научили нас тому, что иллюзия множественности – это реальность, причем единственная реальность, а не что-то вроде спектакля, не более реального, чем изображение на экране. Таким образом, сами окружающие условия, в которых вы родились, отрицали нашу истинную природу, и поскольку те, кто заботились о нас, тоже не осознавали ее, они не могли сделать ничего, чтобы облегчить наше духовное пробуждение.

Наша сильнейшая потребность – любить и быть любимыми. Это отражение Единого, отделившего себя от себя, чтобы иметь возможность любить себя. Если в детстве нам не хватало любви, мы очень страдали. После того как мы испытали боль от нелюбви, мы стали очень чувствительны к любому проявлению неодобрения и равнодушия в окружающих нас людях и, как могли, старались не допустить этого. Мы возлагали надежды на внушенное нам обещание: родители будут довольны нами и будут любить нас, если мы будем такими, какими они хотят нас видеть. То, что мы испытали, – любовь, зависящая
Страница 5 из 12

от условий. Ее принципы таковы: «Я полюблю тебя, если ты сделаешь, что я хочу, и будешь таким, как я хочу». Она разделяет Единое на то, что можно любить, и то, что любить нельзя, на хорошее и плохое, желательное и нежелательное и прочие двойственные категории, отделяющие нас от Любви истинной. Обусловленная любовь – это главное свойство ложного «я».

В результате, чтобы завоевать любовь и признание, мы старались избавиться от всех тех «изъянов» и «пороков», на которые нам указывали. Для этого нам нужно было предупреждать желания других и пытаться выполнить их до того, как нас отвергнут. Мы научились не делать всего того, чем они не были бы довольны. Такая «стратегия» позволяла получить нам максимальную порцию любви, но за соответствующую плату. Цена эта такова: становясь более любимыми, мы подтверждали свою убежденность в том, что раньше были другими, то есть не такими любимыми, и укреплялись в ней. Ведь иначе нам не надо было бы стараться измениться. К тому же наша надежда, что за счет этого мы сможем обрести ничем не обусловленную любовь, была обречена с самого начала, потому что нашим родителям, для того чтобы полюбить нас безоговорочно, надо было сначала полюбить так себя, а этого-то как раз они и не могли сделать. То есть что бы мы ни делали, нас не смогли бы безоговорочно полюбить те, кто не смог полюбить так самих себя. А если бы они могли, то полюбили бы так и нас, независимо от того, что мы делали.

Из-за того что нас очень рано «обусловили», мы стали верить, что раньше в нас были изъяны и мы были недостойны того, чтобы нас любили просто такими, какие мы есть. Вот так к нам относились. Мы думали, что если бы нам все-таки удалось исправить наши предполагаемые недостатки и стать теми, кем мы должны были стать, нас бы наконец приняли. Мы воображали, что если станем умнее, усерднее, красивее или приобретем какие-либо другие качества, в отсутствии которых нас обвиняли, все станет хорошо. И поэтому мы старались приобрести их сначала в семье, а потом во внешнем мире. То, что сначала было стратегией по обретению любви, стало впоследствии образом жизни, основанном на нашем ошибочном отождествлении себя с ложным «я», тем «я», что не знает Любви.

Пытаясь выглядеть или действительно становясь теми, кем мы раньше не были, для того чтобы обрадовать своих близких, мы все до определенной степени закрыли свои сердца. Короче говоря, мы научились предавать себя, чтобы получить любовь. Это было менее болезненно, чем если бы «они» закрыли от нас свое сердце, и мы предпочли это. И когда мы впервые попробовали – или притворились, что попробовали, – стать тем, кем хотели видеть нас наши родители, то могли и не почувствовать никакого предательства; наоборот, это могло показаться единственным разумным выходом в тех условиях, в которые мы оказались помещены.

Однако на самом деле невозможно ранить себя серьезнее, чем сознательно закрыть свое сердце перед самим собой. И вскоре мы забыли, что сделали это, потому что помнить было бы слишком больно. Мы стали верить, что на самом деле являемся тем ложным «я», в которое нас заставляли поверить, обращаясь с нами подобным образом, и загнали себя в соответствующие рамки. Короче говоря, мы приняли образ мышления своих родителей и близких и стали любить себя и других с условиями, все больше застывая в уподоблении себя ложному «я».

Итак, ложное «я» возникает тогда, когда мы идентифицируем себя со своим телом и начинаем верить, что мы – это отдельные индивидуумы среди множества других. Теперь мы уверены, что не являемся Единым, и это Единое, если и существует, является чем-то совсем не похожим на нас и вовсе не нашей глубинной сущностью, пребывающей не далее как в нашем сердце. Это ложное отождествление закрепляется обусловленной любовью, которая разделяет Единое на «любимое» и «нелюбимое» и тем самым отрицает нашу истинную природу. Из-за этого ложного отождествления наши сердца закрылись – сначала для нас самих, а затем и для других. Наши мысли и действия, не основанные на Любви, сильно загрязнили наше сердце, и для того чтобы очистить его, нам нужно освободиться от привязанности к ложному «я» и его нелюбящей природе.

Глава 3. Практика любви

Господь Кришна провозгласил в Бхагавад Гите: «Все вы – часть Меня». Я и вы нераздельны. Принцип любви один и тот же для Меня и для вас. И вся ваша духовная практика пойдет насмарку, если вы не будете руководствоваться принципами любви.

    Саи Баба, 2000

Вечная, чистая любовь рождается в сердце. На самом деле она существует всегда и везде. Как же так получается, что человек не способен постичь эту всепроникающую любовь? Происходит это потому, что человеческое сердце зачерствело и утратило чистоту. В нем полным полно разных желаний и не осталось места чистой, незапятнанной любви. И только когда мы сможем выбросить из своего сердца мирские привязанности, любовь сможет пустить там свои ростки и расцвести.

    Саи Баба, 1999

Религия всегда указывала на любовь как на путь к Богу, потому что «Бог, который есть Любовь, может быть осознан только через Любовь» (Саи Баба, 1985). Опыт, описанный мной в первой главе, позволил мне осознать, что только Любовь не является иллюзией, только она реальна. Так, Саи Баба говорит нам: «Единственное, что является постоянным, – это святая любовь. Это связь сердца с сердцем, любви с любовью. Поэтому нам нужно взращивать любовь» (1996). Проповедует превосходство любви и Иисус: «Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга, как Я возлюбил вас» (от Иоанна, 15:10). В буддизме любви и состраданию тоже уделяется особое внимание. Однажды ученик спросил у Будды: «Правда ли, что часть нашей практики направлена на то, чтобы развить в себе любовь и сострадание?» Будда ответил ему: «Нет, это неправда. Истина заключается в том, что вся наша практика направлена на то, чтобы взрастить любовь и сострадание». «Если вы разовьете в себе любовь, вам больше не надо будет ничего взращивать» (Саи Баба, 1978).

Как же взрастить Любовь? Я, безусловно, могу усилить свою любовь, но знаю, что привязанность к моему ложному «я» накладывает на это свои ограничения. Например, если у меня есть привязанность к честности и я вижу, что кто-то поступает нечестно, во мне непременно возникнут осуждающие мысли и мое сердце закроется. В итоге как бы я ни старался стать более любящим, мои привязанности обязательно ограничат мои возможности. Из опыта, полученного мною, я знал, что для высвобождения любви, являющейся моей истинной сущностью, мне надо найти способ устранения единственного препятствия к тому, чтобы стать ею, – отождествления с ложным «я». Но я понял также и то, что поскольку я привязан к нему, мне так просто от него не избавиться, а пока привязанность остается, любовь не приходит. Очевидно, что если я хочу очистить свое сердце, мне нужно найти способ сбросить все привязанности, его закрывающие. Ведомый Саи Бабой, я начал обучаться методу практики непривязанности, описываемому в этой книге. «Только тогда, когда мы сможем выбросить из своего сердца мирские привязанности, любовь сможет пустить там свои ростки и расцвести».

Непривязанность означает не иметь желания, чтобы кто-то или что-то стало другим по сравнению с тем, что есть теперь и в то же время не пытаться цепляться за
Страница 6 из 12

них, если они действительно изменились. Быть непривязанным – значит быть постоянным свидетелем, сделать шаг назад и наблюдать, то есть непрерывно присутствовать, но не «отождествлять» себя ни с чем из того, что видишь. Непривязанность не значит бросить все, удалиться в лес и наложить на себя запреты. Отбросить нужно только одну вещь – свою привязанность к эго, ложному «я». «Любовь появляется только тогда, когда достигнуто такое полное беспристрастие» (Саи Баба, 1999). Вот что Саи Баба говорит об этой Любви: «Сегодня человеку абсолютно неведомо, что означает Любовь. Он склонен принимать за Любовь желание и воображает, что если он страстно жаждет чего-то, им движет любовь. Но это не настоящая према (Любовь). Према полностью свободна от желания. Она совершенно бескорыстна. Она всеохватывающа. Она не делает различий между другом и врагом» (Саи Баба, 1999).

Мы поддерживаем привязанность к ложному «я» двумя способами. Во-первых, желая, цепляясь, держась за что-то и, во-вторых, избегая, отрицая или отказываясь от чего-то. Оба вида привязанности происходят из нашей веры в ложное «я», потому что все наши пристрастия и антипатии присущи именно ему. Вместе эти два вида привязанности увековечивают наше отождествление с ложным «я». По отношению к первой из них – привычки цепляться за что-то – непривязанность означает отъединиться и просто наблюдать, сохраняя полное присутствие, но вместе с этим нисколько не идентифицируя себя с объектом. Если, например, вы захвачены покупкой новой машины, отдаление от этой привязанности означает «отпустить» это желание, бесстрастно наблюдая за связанными с этим желанием мыслями, не вовлекаясь в них и не влияя на них. Если же вы, например, отождествляете себя со своими физическими способностями и гордитесь ими, практика непривязанности будет выражаться в том, что вы прекратите отождествлять себя с ними и станете просто бесстрастным свидетелем их и своей гордости. Если вы очень хотите, чтобы кто-то изменился, практикой непривязанности станет прекращение попыток изменить поведение этого человека, вам нужно позволить ему просто быть таким, какой он есть.

Второй вид привязанности – это отрицание, отвержение чего-либо в себе, желание избежать, и практикой непривязанности станет в данном случае прекращение подобной работы ума. Если вы, например, избегаете уныния, вы можете устранить эту привязанность, перестав прибегать к способам, не допускающим его, и позволить унынию просто возникать в своем сердце, не пытаясь изменить, смягчить или избавиться от него. Отрицая, вы привязываетесь к критическому настрою, и устранение этой привязанности состоит в том, чтобы не запрещать этого настроя, не закрывать для него сердце, а позволить ему полностью присутствовать в сознании, не осуждая себя и не стараясь прогнать его внутренними рассуждениями. В последующих главах будет подробно объяснено, как практиковать беспристрастность в различных ситуациях, возникающих в повседневной жизни.

Для того чтобы освободиться от привязанности к ложному «я», вам нужно сделать очищение своего сердца задачей самой первостепенной важности и стараться следовать этому с большой убежденностью. Как только с сердца спадут закрывающие его привязанности, оно очистится. Вы приближаетесь к Любви каждый раз, когда вам удается сбросить со своего сердца очередную завесу привязанности. Если вы, например, сможете избавиться от привычного осуждающего отношения к какому-то человеку, ваша душа раскроется ему навстречу, отвержение превратится в сострадание и вы станете воспринимать его совершенно по-другому. Это и есть основной принцип духовного преобразования. Когда вы перестаете быть привязаны к чему-то, что закрывало ваше сердце, оно непроизвольно раскроется и ваше восприятие того, к чему ваше сердце было закрыто, изменится, что будет означать, что ваше сознание глубже погрузилось в любовь. А когда у вас больше не остается привязанности к ложному «я», ваше сердце полностью открывается и остается лишь сознание истинного «Я», то есть чистой любви.

Глава 4. Как мы создаем свои собственные «реальности»

Если мы собираемся практиковать непривязанность, то по отношению к чему? Ответ может показаться очевидным: практиковать ее нужно по отношение ко всему, с чем мы имеем дело в настоящем. Но как внешняя «реальность», так и внутренний мир не являются тем, чем они кажутся нам. Для того чтобы добиться успеха в очищении своего сердца, нам нужно понять, что же на самом деле такое та «реальность», которую мы ощущаем.

Частью откровения, описанного мною в первой главе, было то, что «мои» мысли создавали ощущаемую мною реальность. Однако когда ко мне вернулся мой обычный ум, он объявил мне, что это невозможно. Разве может какое-то незначительное «я» создать целый мир? В то время я еще верил, что мир вокруг меня – реальность, твердыня, что он находится вне меня, а не существует только как образ в моем сознании. Лишь через 10 лет я действительно понял, что так называемая реальность создается моим умом. Это осознание пришло ко мне, когда мое отождествление с ложным «я» в значительной степени ослабло и я впервые ощутил, как видимая вселенная будто выходит из центра моей груди (в Упанишадах говорится, что в двойственном восприятии Атма находится в центре груди). То есть мир, который, как обычно считается, располагается «где-то там», возникал из меня, и я понимал, что он может уйти обратно в меня. Он не только был неотделим от меня: он брал во мне свое начало. Саи Баба подтверждает это: «Вся вселенная находится у вас внутри» (1998).

Он разъясняет: «Весь мир – это проекция ума» (1997), «Все, что вы видите во внешнем мире, присутствует в вас самих. Горы, океаны, города, деревни и все другое – все это пребывает в вашем сердце. Все живые существа – в вас. Вы – основа всего» (2002). Такова истина. Вселенная, которую я воспринимаю, находится во мне. Кажется, что она реальна и находится вне меня, но я знаю, что на самом деле это только проекция моего ума. «Блаженство – внутри, и вам нет нужды отправляться куда-то на его поиски. Вообще-то, нет ничего, кроме вас. А все то, о чем вы думаете как о внешнем, – это отражение вашего внутреннего существа» (Саи Баба, 2002).

Когда я испытал, что сам являюсь источником своего мира, для моего ума это было так же неприемлемо, как сейчас, наверное, для вашего. Однако несмотря ни на что, это происходило именно так, как я описал в первой главе. Рамана Махарши (1985) объясняет: «Как же может ум, который сам и создал этот мир, признать, что он нереален? В этом смысл сравнения этого явленного мира с миром сновидений. Оба они порождены нашим умом, и покуда ум поглощен каким-либо из них, он не может отрицать их реальность». Ложное «я» никогда не поверит, что его реальность – это только отражение его самого, потому что эта истина может быть осознана только после того, как мы в значительной мере освободимся от ложного «я» и ума.

Один из способов, позволяющих понять, как мы создаем свою реальность, заключается в представлении ума пленкой, а Единого – светом. Когда свет сияет через пленку-ум, проецируются изображения ложного «я». Единое все так же присутствует, но мы его не осознаем, потому что сконцентрированы на «картинках». Ложное «я» реагирует на
Страница 7 из 12

эту проекцию себя как на реальность, таким образом постоянно поддерживая иллюзию. И пока мы будем продолжать верить в то, что картинки, проецируемые на наши внутренние экраны, реальны, мы будем оставаться в плену у иллюзии, примерно такой же, как если бы считали реальным все, что видим в кино. Ложное «я» продолжает быть захваченным самим собой, а поскольку это отождествление и является источником мира, который оно ощущает, этот опыт будет всегда подтверждать, что и само ложное «я», и мир вокруг него реальны.

Мы воспринимаем иллюзию внешней реальности, потому что отождествляем себя с ложным «я». Наши реальности – проекция ошибочной идентификации. Наши переживания этой кажущейся реальности, естественно, различаются, потому что наши умы также отличаются друг от друга и проецируют разные картинки. Мы видим только нас самих. «Все те вещи, которые вы видите вокруг, – это ваши собственные отражения, как в зеркале» (Саи Баба, 1990). Например, если мы верим, что этот мир полон любви, значит, так и будет. Если же мы думаем, что люди пытаются нас использовать, так и будет происходить в действительности. Если мы считаем, что недостаточно хороши, то будем чувствовать, что люди и будут судить о нас, как о неполноценных. Если мы закроем свое сердце от самих себя, нам будет казаться, что люди не любят нас, и будем винить их за это. В действительности же мы, сами того не зная, создаем свои собственные миры в представлении своего ложного «я». И что бы мы ни воспринимали, все то, что мы воспринимаем не как Единое, – это отражение или проекция наших ложных «я».

Поскольку каждый из нас создает свою, единственную в своем роде реальность, может показаться, что у нас нет ни общих интересов, ни общей реальности. Однако очевидно, что она существует. Ведь наши предшественники научили всех нас воспринимать окружающую нас реальность примерно одинаково. Наши индивидуальные реальности – это вариации на тему реальности общей, а различия вызваны нашими личными особенностями и представлениями. Таким образом, каждый из нас окрашивает свою иллюзию в свой цвет. Если одно и то же событие мы воспринимаем одинаково, это происходит потому, что наши реальности во многом совпадают, а если по-разному, значит наши ложные «я» различаются. «Все различия, которые вы только находите в мире, – это всего лишь отражения вашего ума» (Саи Баба, 1990). Например, двое людей говорят друг с другом, и одному их разговор может показаться всего лишь веселой игрой, в то время как другой воспримет его как ссору. То, что один воспринимает как «требовательную любовь», другому может показаться жестокостью. Но если мы будем слишком сильно отклоняться от общепринятой реальности, наши родители и другие окружающие нас люди забеспокоятся и в большинстве случаев попытаются изменить нас. Мы рано учимся не обнаруживать свои переживания, слишком сильно расходящиеся с общественным мнением.

Воспринимаемая нами реальность, состоящая из отдельных форм, возникает большей частью из зрительных образов, которые, как нам кажется, мы видим, а не благодаря остальным чувствам, не так четко разделяющим объекты друг от друга. Известно, что все то, что, как мы считаем, мы видим, – продукт обработки мозгом электрических импульсов, вызываемых взаимодействием световых волн и сетчатки глаза. В наши глаза входит не изображение, а световая энергия. Картинки, «видимые» нами, не существуют где-то «вовне», как мы считаем, а создаются прямо в нашем мозгу. Карл Прибрам (1971, 1977) описал процесс обработки мозгом энергетических волн, регистрируемых глазом, и преобразования их в трехмерные изображения. Невропатолог Оливер Сакс (1995) показал, что энергетические волны, попадающие на сетчатку, не воспринимаются как цветные, пока их не распознает мозг. Так же он описывает человека, которому вернули зрение после 50 лет слепоты, но он не мог распознать, что же он «видит», хотя прекрасно определял объекты на ощупь. Его мозг не научился придавать смысл электрическим импульсам, поступавшим из сетчатки.

В классическом психологическом эксперименте люди надевали специальные очки, благодаря которым видимые глазу объекты оказывались перевернутыми сверху вниз. За короткое время мозг приобретал способность инвертировать изображение, и верх снова оказывался наверху, но когда они снимали очки, мозгу опять приходилось перестраивать свое восприятие. Это еще одно доказательство того, что мозг просто обрабатывает электрические импульсы, поступающие в него из других органов чувств, и конструирует различные аспекты «реальности», которые, как нам кажется, существуют вне нас. «Именно ум создает внутри себя собственное представление о Вселенной. Он наделяет формой ощущения, получаемые органами чувств» (Саи Баба, 1997). Так что вся та реальность, которая, как нам кажется, существует вне нас, присутствует исключительно в виде образов в нашем уме. «Внешний мир создается нашей собственной читтой (умом, или внутренним сознанием)… Все – только видимость, ошибочно принимаемая за реальность, но на самом деле не существующая» (Саи Баба, 1970).

В действительности не существует никаких отдельных предметов и индивидуального «я». Когда физики пытаются найти так называемую фундаментальную частицу, то сталкиваются с реальностью, которая не вписывается в дуалистические рамки, которую нельзя просто описать или постичь и разбить на отдельные частицы никаким из мыслимых способов.

«Ученые часто используют термины „материя“ и „энергия“. Но, по правде говоря, существует только энергия» (Саи Баба, 2000). Это наш дуалистический ум настаивает на том, что мир должен состоять из отдельных частиц, таких как кварки или бозоны, то есть нужна концепция, удовлетворяющая двойственному взгляду на мир, согласно которому реальность состоит из обособленных дискретных объектов. Теорема Бэлла (Бэлл, 1964) показывает, что если статистические предположения квантовой механики верны, а это всегда было так, мир нельзя назвать состоящим из отдельных частиц. Одно из предположений, которые выдвигают физики, чтобы объяснить эту теорию, заключается в том, что все взаимосвязано и изначально нераздельно, поэтому обособленных частиц просто не может быть. В этой области физика все ближе подходит к открытию, что видимое многообразие форм – это иллюзия и что реальность неделима и едина.

Проблема с создаваемой нами реальностью заключается в том, что какие-то ее части нам нравятся, а какие-то нет. Решение тут только одно – полюбить ее целиком, и «Очищение сердца» рассказывает, как это можно сделать. Эта книга помогает осознать, что все воспринимаемое нами является совершенным само по себе и уже поэтому побуждает к очищению сердца. Создаваемая нами реальность – это проекция нашего ложного «я», которое любит «с условиями». Поэтому сами эти реальности поставляют нам все те переживания, по отношению к которым нам надо развивать непривязанность, и именно в той последовательности, в которой нам нужно от этих привязанностей избавляться. Когда мы осознаем, что люди, которых мы отрицали и осуждали, – это отражения нас самих, нам станет гораздо легче отказаться от нашего недоброжелательного к ним отношения. «Любите ли вы кого-то, ненавидите ли, насмехаетесь ли над кем-то – все это
Страница 8 из 12

лишь ваши собственные отражения. Если вы сможете отбросить все эти обратные реакции, отголоски и отражения вашего ума, которые появляются перед вами в этом мире явлений, и ухватитесь за свое сердце, или истинную реальность, тогда все эти различия в мыслях, чувствах, действиях и прочем пропадут» (Саи Баба, 1990). Поэтому «прежде всего осознайте, что этот ум – не больше, чем ваше собственное отражение, и перестаньте искать в этом отражении недостатки» (Нисаргадатта, 1973).

Глава 5. Ум и мысли

Внешний мир – это отражение ваших мыслей. Если вы смотрите на мир с любовью, он покажется вам наполненным любовью. Если же в вас сильна ненависть, мир будет воплощением враждебности.

    Саи Баба, 1996

Сила мысли

Условия воспитания заставляют большинство из нас думать, что наши мысли совершенно безвредны и не оказывают никакого воздействия. Но в действительности ничего не влияет на нас сильнее. «Ум и только ум – это причина всего. Вся вселенная – не что иное, как проекция ума» (Саи Баба, 1990). Есть поговорка: «Увидеть – значит поверить», но на самом деле говорить надо наоборот: «Мы видим то, во что верим», потому что видимое нами создано нашими мыслями и убеждениями. Итак, если наши мысли нежны и миролюбивы, мы действительно будем видеть вокруг лишь мир и любовь. Если же в наших мыслях угнездились гнев и порицание, таким же предстанет перед нами и окружающий мир.

Поскольку наши мысли создают наши реальности, похоже, все, что нам нужно для того чтобы стать более любящими, это постараться иметь только соответствующие мысли и избегать недоброжелательности. Так почему бы не создать свою реальность такой, какой мы хотим ее видеть? Если мы будем отождествлять себя с мыслями, полными любви, и отстраняться от недобрых мыслей, то любовь в нас действительно увеличится. Это достойное занятие, и я всем рекомендую так поступать.

Однако даже если мы будем изо всех сил стараться иметь только хорошие мысли, то непременно рано или поздно потерпим неудачу, потому что невозможно избавиться от всех недоброжелательных мыслей до тех пор, пока мы привязаны к ложному «я», ограниченному условиями. Например, если вы привыкли к тому, что к вам относятся с уважением, и вдруг кто-то выказывает вам свое презрение, то сердце ваше сразу закроется и добрые мысли в вашей голове сразу же изменятся на противоположные. Или же если вы привязаны к отрицанию насилия и кто-то на ваших глазах нападает на другого, вы отреагируете на это осуждением, так как ваше сердце по причине этой привязанности закроется, несмотря на всю вашу решимость иметь исключительно благие мысли. Поэтому, для того чтобы высвободить Любовь, нашу истинную природу, мы должны отбросить привязанность к мыслям, закрывающим наше сердце. И тогда там останется только Любовь.

Уровни практики

Существуют два уровня практики непривязанности. Первый и самый прямой – это практика непривязанности к мыслям, поскольку мысли – это источник всего остального нашего опыта. «Все формы создаются умом» (Саи Баба, 1999). Если мы не привязаны к своим мыслям, они не проявятся в виде реальностей, чувств, действий и переживаний, создающих иллюзию ложного «я» и его мира. Второй уровень практики – взращивать непривязанность к тому, что создается нашими мыслями. Мысли – это причинный уровень, а реальность, которую они создают, это уровень результата, проявления. Всегда начинайте практиковать непривязанность на уровне мыслей, потому что это гораздо проще, чем на этапе, когда они уже проявились. Для того чтобы наши сердца открылись к Любви, необходимо уйти от привязанности к мыслям, закрывающим наше сердце. Поэтому в первую очередь мы рассматриваем первый уровень: как взрастить непривязанность к мыслям. В последующих главах будут описаны способы преодоления привязанности к тому, что создается мыслями.

Можно начинать практику и на уровне проявления мыслей, но, для того чтобы окончательно искоренить привязанность, нужно стать непривязанным к мыслям, породившим ее. Обычно все происходит так: вы чувствуете, что привязаны к чему-то, например к желанию переехать в больший по размеру дом. Для того чтобы избавиться от этого желания, вам нужно докопаться до его источника – той мысли, что явилась его причиной.

Стараясь добиться непривязанности по отношению к желанию, вы обнаружите эту мысль. Например: «Мне нужно переехать в просторный дом, потому что я хочу произвести впечатление на окружающих». Тогда нужно переключаться на уровень мыслей и практиковать избавление от привязанности к тому, чтобы производить на людей впечатление. И если вам удастся преодолеть это, пропадет и желание купить большой дом, порожденное этой мыслью.

Практика непривязанности к мыслям

Рассмотрим два вида привязанности к мыслям.

Мы привязываемся к мыслям в обоих случаях: когда отождествляем себя с ними и когда избегаем или отрицаем их. Оба вида этой привязанности усиливают и закрепляют наше отождествление с ложным «я» и ограничивают нашу любовь. Обычно мы считаем, что существует «ум», из которого истекают эти мысли. Однако если мы попробуем отыскать этот ум, то в конечном счете обнаружим, что ума как самостоятельной сущности не существует. Это просто название для скопления мыслей, которое невозможно найти отдельно от этих мыслей. Поэтому мы сконцентрируемся на непривязанности к мыслям, а не к уму.

Абсолютное большинство мыслей составляют те мысли, с которыми мы себя идентифицируем и считаем «своими». Мы отождествляем себя с мыслями, когда принимаем их, поглощаемся ими, верим им, эмоционально реагируем на них, отстаиваем их и действуем в соответствии с ними. А практика непривязанности к мыслям, которым вы обычно себя уподобляете, – это наблюдение за ними без вовлечения с ними в какие-либо отношения. Сосредоточьтесь на том, чтобы оставаться непривязанными к ним. Не допускайте их энергетической подпитки, не усиливайте их тем, что отождествляете себя с ними. Не позволяйте им сбивать вас с толку, не утверждайте их, откликаясь на них, следуя за ними и подчиняясь им. Если вы не удерживаете мысли, они не останутся с вами. Ничто не говорит за то, что у вас есть с этими мыслями что-то общее и тем более – что вы должны объявлять их «своими».

Так что просто наблюдайте за ними, будьте беспристрастным свидетелем. Позвольте вашим мыслям пролетать мимо, как если бы они были птицами, ненадолго появляющимися перед нами, а потом исчезающими, и вас это совсем не касается и не интересует. А если вы замечаете, что какая-то мыслеформа захватила вас, сразу же отъединитесь от нее и продолжайте практику.

Второй вид привязанности – это отрицание, отвержение мыслей. Есть некоторые мысли, которые мы склонны не «продумывать», потому что они раскрывают слишком неприятные для нас истины, слишком страшны или, наоборот, соблазнительны, слишком отвратительны или в каком-то другом качестве неприемлемы для нашего ложного «я». Тогда мы стремимся убрать эти мысли из активного сознания, отрицая, подавляя, избегая их или отказываясь от них. И поскольку наша привязанность заключается в желании от них избавиться, нам нужно перестать это делать и просто наблюдать за ними, присутствуя при этом, и в полной осознанности позволяя им течь. Не пытайтесь
Страница 9 из 12

«выбросить их из своего ума», а просто оставьте их в покое и осознавайте их. Оставайтесь в полном присутствии, наблюдая за этими мыслями, не оценивайте их, не отталкивайте, не пытайтесь анализировать, приукрашивать, дискредитировать, недооценивать, ждать, чтобы они изменились, или применять какой-то другой умственный трюк. Встретьте их лицом к лицу, не уклоняясь, не отступая и не отворачиваясь. Оставайтесь свидетелем, не закрывая свое сердце, пребывайте с ними, не ограничивая себя никакими условиями.

Далее мы рассмотрим, как практиковать непривязанность к мыслям на примере мыслей, закрывающих наше сердце, потому что этот процесс одинаков по отношению к любым мыслям, что возникают у нас. Практику непривязанности к другим видам мыслей мы рассмотрим в других разделах.

Мысли, закрывающие сердце

Мысли, закрывающие сердце, приходят к нам во всевозможных разновидностях от грубых к более тонким, и могут быть направлены как на нас самих, так и на других. Возникают они только потому, что мы привязаны к своему ложному «я». Если бы этого не было, они бы никогда не появились. Они закрывают наше сердце и проявляются как наша реальность. Ненависть, гнев или осуждающие мысли явно противоречат идее любви, но многие другие закрывающие сердце мысли распознать сложнее. Вот некоторые примеры мыслей, которые сразу не отнесешь к такой категории: «Почему же я ничего не могу сделать правильно?», «Я всегда делаю неправильный выбор!», «Какой он неблагодарный – и это после всего, что я для него сделал!», «Да, он скромен, и есть почему…», «Что бы обо мне подумали другие, если бы узнали, каков я на самом деле?». Когда мы слышим, как люди говорят: «Суровее всего я отношусь к самому себе», – то считаем, что это достойно похвалы, но на самом деле это указывает лишь на недоброжелательное к себе отношение, на недостаток любви к себе.

Если вы прислушаетесь к тому, как разговариваете с собой, то сможете легко понять, как вы к себе относитесь. Относитесь ли вы к себе и к другим с чуткостью, состраданием и любовью или же закрываете свое сердце? Послушайте свои мысли и почувствуйте их влияние. Посмотрите, расширяется ли и открывается ли ваше сердце, когда вы прислушиваетесь к ним? Если нет, постарайтесь выявить закрывающие сердце послания мыслей и перестать отождествлять себя с этими мыслями. Возьмите для примера мысль: «Я действительно совершил грубую ошибку, как же я мог поступить настолько глупо, когда же я наконец исправлюсь?», – и вообразите, будто внутри вас идет диалог между двумя вашими «я»: «судьей» и «подсудимым». Тогда получится примерно вот что. «Обвинитель» спрашивает: «Ты действительно совершил грубую ошибку. Как же ты мог поступить настолько глупо, когда же ты наконец исправишься?» И если выслушавший это «подсудимый» примет это суждение и молча согласится с низкой оценкой себя, получится, что вы миритесь с недобрым отношением к самому себе и страдаете от этого. Но зачем делать то, что приносит вам очевидный вред? Причина, по которой вы соглашаетесь с тем, что обвинение справедливо, состоит в том, что вы настолько часто слышали его раньше, что верите в его правомочность. Вы отождествляете себя с ним и идете еще дальше, отвечая «обвинителю»: «Раз это правда, я разрешаю тебе унизить меня». Вы используете это так называемое справедливое обвинение, чтобы оправдать суровое самоотрицание, а раз вы поступаете так сами с собой, то скорее всего позволите и другим «забраковать» вас и к тому же и сами будете поступать так с другими.

Когда мы отождествляем себя с подобного рода недоброжелательными мыслями, доверяя им, выражая их и даже наслаждаясь ими, они разрастаются все пышнее и становятся все вредоноснее. Наше сердце закрывается еще больше, и страдания усиливаются. И пока мы не остановим этот «поезд» и не вылезем из него, мысли так и будут порождать одна другую.

Такие мысли причиняют боль, даже не будучи выраженными. А если объектом являешься ты сам, мысли как таковой более чем достаточно. Если вы не уверены, насколько хороша или плоха ваша мысль, проверьте, какой эффект оказывает она на ваше сердце. Раскрывается оно или, наоборот, сжимается?

Критика, отрицание и осуждение возглавляют список закрывающих сердце мыслей. Моя жена почти никогда не могла вовремя собраться, когда мы выходили вместе, я же, напротив, был готов раньше времени. Я постоянно критиковал ее за это, как и за другие ее черты, которые считал мелкими недостатками. Когда ее действия полностью шли вразрез с моими представлениями о правильном поведении, мое сердце закрывалось для нее. В конце концов я понял, что это причиняло большую боль как ей, так и мне самому, и постарался перестать реагировать подобным образом. Когда я смог взглянуть на свое поведение со стороны, то понял, что был привязан к некоему своду правил и хотел, чтобы моя жена их выполняла. Если же она нарушала их, мне казалось правильным критиковать ее и отрицать то, что она делала. И для того чтобы избавиться от этой привязанности к своим «правилам», мне потребовалось отойти на шаг и взглянуть на них со стороны, чтобы провести беспристрастный анализ, как будто бы они не мои. Когда я смог это сделать, все эти правила оказалась не такими уж важными. Они были всего лишь старыми привычками, привитыми мне родителями. Я осознал, что для меня они были важнее, чем Любовь. Также я заметил, что себя старался загнать в точно такие же рамки, что и свою жену. Однако я в большинстве случаев их соблюдал, и это также заставляло меня страдать.

Мало того, я с удивлением обнаружил, что мои мысли заставляли мою жену выглядеть именно такой, как им этого угодно. Реальность, на которую я реагировал, действительно создавалась моим умом. И если у меня возникала критическая мысль, она создавала образ жены, который отражал мое о ней суждение. Если же подобных мыслей не было, она снова становилась такой же любящей и нежной, как обычно. При этом жена не менялась, менялись только мои мысли. И когда я понял, что сам создаю реальность, на которую реагирую, то этот сдвиг в моем сознании, а также страдания, которые принес мне мой «свод правил», дали мне возможность отказаться от этой привязанности. Время от времени критические мысли возникают в моем уме, но я больше не даю им хода и не позволяю им создать реальность, которую бы я воспринимал.

Для меня стало гораздо проще делать это с тех пор, как я осознал, что закрывал сердце по отношению к тому, что было моим же собственным отражением. Я отрицал в жене то же самое, что и в себе. И как только я перестал критиковать себя подобным образом, мое восприятие ее также преобразилось. В ответ на сдвиг в сознании происходит аналогичный сдвиг в реальности, которую это сознание создает. Подобная трансформация кажется нам чудом, потому что мы слишком привыкли к тому, что внешний мир независим и обособлен.

Если вы обнаружите, что постоянно относитесь к другим критически, постарайтесь посмотреть на свои мысли со стороны. Вы откроете в себе те же качества, которые отрицаете в других, а также увидите, что и себя норовите порицать точно так же. Осознайте, что другие – это зеркало. Это значительно облегчит вашу задачу по прекращению ошибочного отождествления себя с подобными обвинениями, и вы станете способны
Страница 10 из 12

наблюдать за ними совершенно беспристрастно, оставаясь невовлеченным. При таком обращении эти мысли быстро засохнут на корню и отомрут. Но если вы будете питать их, оправдывая их и веря в то, что они описывают реальность, на самом деле существующую вне вас, они будут плодиться дальше, все больше закрывая при этом ваше сердце. Когда вы осознаете, что ваши мысли – кирпичи, из которых построен ваш мир, вы уже хорошо подумаете, прежде чем потворствовать им. Поэтому нужно постараться перестать отождествлять себя с закрывающими сердце мыслями, не идти у них на поводу, не быть к ним привязанным.

Одни из самых распространенных мыслей, закрывающие наше сердце, – это возмущение, гнев, месть и нежелание прощать. Цепляние за подобные мысли ожесточает наше сердце и заставляет нас страдать. Я пытался научить беспристрастию женщину, которой когда-то изменил муж. Она развелась с ним уже много лет назад, но до сих пор продолжала ненавидеть его и постоянно подпитывала свою ненависть, прокручивая у себя в голове его проступки, снова и снова воссоздавала реальность, на которую когда-то отреагировала закрытием сердца. Стало понятно, что она не хочет отказываться от своей закрывающей сердце обиды даже ради своего собственного благополучия. Она даже думать не хотела о том, чтобы отпустить свой гнев и негодование, не говоря о прощении. Наоборот, ей нравилось смаковать свою обиду и вместе с этим быть счастливой. Принять то, что эти две цели несовместимы, она не могла. Подобно многим другим людям она не хотела верить, что причиной ее страданий были ее собственные мысли, а вовсе не вина бывшего мужа.

Другая женщина жаловалась, что муж все время ее унижает. В ответ она злилась на него, но считала, что ее вспышки гнева полностью оправданы его поведением, и не скрывала возмущения от его обращения с собой. Она не собиралась отказываться от своих критических мыслей, потому что полагала, что его оскорбительное отношение заслуживает подобной реакции. Ей казалось, что отказаться от такого поведения равнозначно отрицанию того, что происходит, что с ее точки зрения было абсолютно неприемлемо. Затем мы перешли к возможности того, что ее восприятие мужа – это отражение ее самой. Сначала никакого сходства она не видела. Но при более глубоком анализе она смогла понять, что под маской стремления к совершенству в ней сидела сильная самокритичность, тенденция преуменьшать свои способности и постоянное сомнение в себе, то есть все то, что она терпела от мужа. Тогда она впервые смогла предположить, что отношение к ней ее мужа может по крайней мере частично быть ее собственным отражением. Мы стали работать над ее осознанием того, как плохо она к себе относилась, и над тем, как научиться уменьшить в себе самоуничижение и самокритичность.

После того как она смогла больше раскрыть сердце перед самой собой, она ощутила, что каким-то чудом муж тоже стал лучше к ней относиться и меньше критиковать, а даже если это было и не так, ее это гораздо меньше задевало. Чем с большей любовью она принимала себя, тем больше раскрывалось ее сердце для мужа, и в ее отношении к нему появлялось больше понимания и сочувствия. В конечном итоге она смогла от всего сердца простить его, что позволило ей полюбить его таким, какой он есть. К ее удивлению, после того как ее сердце раскрылось ему, она почувствовала, что и он стал добрее по отношению к ней – как отражение произошедших с ней перемен.

В качестве эксперимента оцените, каковы в данный момент ваши собственные чувства. Вспомните, есть ли люди, которых вы не можете простить (родителей, братьев и сестер, детей, мужа или жену, а особый «приоритет» тут у родни со стороны жены или мужа). Проследите, какие недобрые мысли закрепились у вас по отношению к ним. Обратите внимание и на то влияние, что оказывают на ваше сердце эти мысли.

Может быть, вы почувствуете сжатие, тяжесть или боль где-то в центре груди. Затем выясните, почему вы привязаны к этим мыслям, что заставляет вас цепляться к ним. Поймите, что ваша привязанность к этим мыслям заключается в нежелании прощать. Может быть, вы ждете от них извинения либо признания своей вины, или же считаете, что их поступок непростителен, мечтаете отомстить и пытаетесь заставить другого мучаться в качестве воздаяния за доставленные вам страдания. Найдите, к чему вы привязаны, почувствуйте, как это влияет на вас и начинайте работать над избавлением от этой привязанности. Действительно, почувствовать эффект от мыслей, закрывающих сердце, часто необходимо перед тем, как позволить им уйти и открыть сердце для прощения. Также для преодоления привязанности к мыслям очень важно осознать: то, что вы видите в другом человеке и из-за чего закрываете перед ним свое сердце, является отражение того, что есть в вас самих. Саи Баба говорит: «Вы видите, слышите и чувствуете очень многое в этом мире. Но все это – только противодействие, отзвук, отражение вашего внутреннего существа. Все, что вы видите во внешнем мире, – на самом деле часть вас самих» (Саи Баба, 2003).

Но предположим, вам трудно принять, что вы могли оказаться таким неумолимым и нелюбящим, и вы отвергаете и отрицаете такую возможность. Поскольку в этом случае ваша привязанность заключается в отбрасывании неприятной, неприемлемой для вас мысли, практика непривязанности заключается в том, чтобы остановить процесс отрицания своей неприязни и позволить своему сердцу открыться для нее. Начните практику с того, чтобы принять мысль: «Я недостаточно добр». Просто позвольте ей быть, не избегая, смягчая, оправдывая ее или пытаясь уговорить себя, что она не верна. А затем постарайтесь отследить те моменты, когда ваше сердце закрывалось – по какой угодно причине, в какой угодно степени. Поначалу вам, может быть, сложно признать существование своей нелюбви, и вы попытаетесь отрицать это. На следующем этапе вы, возможно, хотя бы на уровне интеллекта признаете, что действовали не на основе любви. За этим может последовать и полное принятие того, что вы действительно закрыли свое сердце. Целиком погрузитесь в осознание своей неприязни и позвольте ей присутствовать в вас в полной мере и неограниченно. Пребывайте со своей недоброжелательностью без оглядки на условности, не отдаляясь от нее, не избегая, не пытаясь объяснить и не закрываясь от нее, до тех пор пока не сможете принять ее.

Практика непривязанности приведет к тому, что ваше сердце откроется для сострадания к своей собственной нелюбви. Открытое, безусловное принятие мысли о том, что вы привязаны к отрицанию чего-то в себе, к бегству от этого, может потребовать изрядных усилий, поэтому не рассчитывайте, что овладеете этим с первого раза.

В процессе избавления от привычки отрицать собственную нелюбовь у вас обязательно пробудятся привязанности, которые заставляли вас избегать осознания своей нелюбви. Эти мысли тоже следует распознать и принять. Привычка избегать чего-либо всегда вызвана страхом, и если вы будете упорно продолжать практику непривязанности к тому, чего избегаете, страх будет проявляться все отчетливее. В предыдущем случае это может быть, например: «Я не могу признать в себе отсутствие любви, потому что испорчу свой имидж и никто не будет любить меня». Если вы приложили
Страница 11 из 12

немало усилий к тому, чтобы выглядеть милым и привлекательным и верить в то, что вы таковы, то могут потребоваться пугающие изменения, чтобы принять обратное, например признание нелюбви и риск раскрытия этого перед другими. Однако если вы больше не привязаны к отрицанию какого-то аспекта самого себя, ваше сердце раскроется для этого аспекта. Поэтому, если вы сможете стать непривязанным к отрицанию мыслей, закрывающих ваше сердце, это увеличит ваше сострадание и любовь по отношению к себе – такому, как есть.

Примером мысли, закрывающей сердце, в основе которой страх, может служить следующая. Один человек, которого я учил непривязанности, никогда не просил у других того, чего в действительности очень хотел, потому что боялся, что его посчитают эгоистичным. Выяснилось, что он просто не отдавал себе отчета в том, что сам считал себя эгоистичным, и эти мысли и создавали реальность, отражающую его самого. Он шел на поводу у этой мнимой реальности, всегда ставя других впереди себя и не заботясь о своих собственных нуждах, потому что боялся, что другие посчитают его самовлюбленным эгоистом. Для того чтобы стать непривязанным к этому недоброжелательному по отношению к себе образу мышления, ему потребовалось осознать, что та реальность, которую он считал совершенно независимой от себя, была его собственным творением, отражением его самоуничижения. К тому же ему было важно увидеть, что он невольно закрыл для себя свое сердце, не понимая и не жалея себя, и осознать, что причиной своих страданий был только он сам, и никто иной.

После того как он понял, что причиной его мучений были его же собственные недобрые мысли о себе, отказаться от привязанности к ним и начать относиться к себе более доброжелательно стало для него гораздо проще. А как только мы избавляемся от привязанности к мыслям, скрывающим от нас самих наше сердце, оно открывается не только для нас самих, но и для других.

Страх препятствует любви и ограничивает ее, поэтому мысли, полные страха, всегда до определенной степени закрывают наше сердце. Например, если вы вообразите, что случится что-то страшное, и поверите в это, то будете реагировать так, как будто это на самом деле произошло. В своих фантазиях вы можете представлять все что угодно: вас ограбят, произойдет разрушительное землетрясение, вами воспользуются, вы не добьетесь успеха, вас отвергнут, вы потеряете ценное имущество или станете бездомным. Если вы поверите в свои страшные мысли и будете относиться к ним, как к чему-то реальному, то сделаете их настоящими и наделите силой создавать вокруг вас реальность по своему подобию. Созданная таким образом реальность устрашающа, она поддерживает сама себя и, безусловно, заставляет сердце закрыться. Ваши мысли кажутся очень правильными, потому что реальность, создаваемая ими, всегда полностью подтверждает их. Вы реагируете на эту воображаемую реальность тем, что в голове у вас рождаются еще более пугающие мысли типа «Все у меня идет не так», в результате чего страх усиливается еще больше. Единственная причина ваших беспокойств и страданий – ваши собственные мысли. Потакать пугающим мыслям – значит плохо относиться к себе. Это закрывает сердце как для себя, так и для других. Пока вы продолжаете стращать себя фантазиями о своем будущем, вы избегаете Любви и укрепляетесь в отождествлении со своим ложным «я». Где есть место страху, там нет Любви.

Предположим, ваш ум нашептывает вам, что даже думать нечего о том, чтобы прервать некие лишенные любви отношения, потому что больше вы вообще никому не нужны. Если вы поверите в правдивость этой истории, то попадете в ловушку страхов ложного «я» и создадите реальность, отражающую ваши убеждения. А если вы и дальше будете действовать соответственно, то все больше будете утверждаться в ней, позволяя ей решать за вас, что вам делать, например запрещать вам открываться для более любящих отношений, потому что уже верите, что сами нехороши. Эта вера будет продолжать создавать реальность, отражающую ее, до тех пор, пока вы не перестанете отождествлять себя с нею. После того как вы сможете осознать, что верили в эту невеселую мысль и отождествляли себя с ней, первое, что вам нужно сделать для преодоления этой привязанности, это перестать следовать ей, высвободиться из ее тисков и просто за ней наблюдать.

Начните с того, что посмотрите со стороны на мысль о том, что вы не можете прервать ваши нынешние отношения из-за того, что больше никому не нужны. Наблюдайте за этой мыслью, перестав отождествлять себя с ней. Пока вы полностью доверяете ей, то наделяете ее силой управлять вами и создавать реальность, отражающую ее. Откажитесь от всех возможных путей отождествления себя с мыслями, что вы должны продолжать неприятные вам отношения из-за того, что вы непривлекательны и недостойны любви. Перестаньте считать эти мысли истинными, потому что если вы будете так думать, они создадут для вас реальность, подтверждающую их. Распознайте заключенные в этих мыслях суждения, умаляющие ваше достоинство и таким образом заставляющие ваше сердце закрываться. Как только вы осознаете их пагубное влияние на себя, вы с гораздо большей легкостью сможете перестать быть поглощенными ими и уподобляться им.

Для того чтобы не идентифицировать себя с этими унижающими вас мыслями, перестаньте питать их своей верой. Отъединяйте себя от мыслей, закрывающих ваше сердце и вызывающих страх, пока не почувствуете, что никак больше не реагируете на них и не отождествляете себя с ними. От рождающих страх мыслей бывает очень сложно избавиться, потому что их движущая сила может быть очень мощной. Если вы чувствуете, что вам слишком трудно отвлечься от пугающих мыслей, нужно перенести свое внимание на что-нибудь другое, например на чтение Гаятри мантры или повторение имени Бога, до тех пор пока устрашающая реальность, созданная этими мыслями, не рассеется и не пропадет. Если же они появятся снова, нужно моментально избавляться от них, не позволяя им набрать силу и завладеть вашим вниманием, и практикуйте непривязанность к ним. Если вы сможете никак не реагировать на эти мысли и не давать им ходу, они уйдут. По мере практики ваша привязанность к ним уменьшится и пропадет. Тогда они уже больше не смогут укорениться в вашем сознании и создать зловещую реальность, их отражающую.

Осознание того, что ваш страх создан образом мыслей, может стать для вас мощным стимулом к избавлению от привязанности к подобного рода мыслям. Иногда, правда, вы можете не захотеть признавать, что сами творите свои страшные реальности, предпочитая обвинять в своих проблемах других или «внешний мир». Взять на себя ответственность за создание своего собственного мира может показаться еще более пугающим, чем сами устрашающие реальности, сотворенные вами, поэтому мы стремимся этого избежать. Вместо этого старайтесь развивать непривязанность к зловещим фантазиям по поводу того, что будет, если вы действительно признаете, что сами создаете миры, пугающие вас.

Страх – это всегда признак привязанности к своему ложному «я», и он закрывает наши сердца. Не будет привязанности, не будет и страха, останется только Любовь. Предположим, вы переживаете из-за того, что к вам в дом могут
Страница 12 из 12

забраться грабители. Эта мысль вызовет у вас беспокойство только в том случае, если вы привязаны к мирским благам и считаете себя обособленным индивидуумом, которого могут обидеть другие. Эта убежденность – фундаментальный источник всех тревог и чувства опасности. Итак, тревожная мысль о потере своего имущества создает реальность, укрепляющую и подтверждающую ваш страх, и тем самым привязанность еще больше усиливается. Следуя созданной самим собой реальности, вы устанавливаете охранную сигнализацию последнего образца. Однако ваше беспокойство не пропадет, поскольку, пока вы остаетесь привязанными к своей собственности и думаете, что ей угрожает опасность, вы не будете спокойны. Единственное решение – отрубить страх на корню за счет выявления и преодоления привязанности к мыслям, что создают и поддерживают ваше пристрастие к вещам. Распространенный пример такой привязанности – это вера в то, что собственность обеспечивает вашу безопасность и что вы не можете позволить себе потерять ее, тогда как на самом деле, лишь доверившись Богу и осознав Любовь, можно чувствовать себя в безопасности. Бывает нелегко перестать отождествлять себя с мыслями, возбуждающими страх, и отдалиться от них настолько, чтобы научиться просто наблюдать за ними, никак на них не реагируя. Но если вы действительно поймете, что ваши мысли – это и есть источник вашего страха, вам станет гораздо легче отпустить их и отсоединиться от ужасной реальности, создаваемой ими.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/dzhon-goldtveyt/ochischenie-serdca-12628836/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Примечания

1

Здесь и далее: курсивом выделены слова на санскрите. – Примеч. пер.

2

Здесь и далее: Бхагавад Гита – в переводе акад. Б. Л. Смирнова (Ашхабад, 1983 г.). – Примеч. пер.

3

«Вращение» – древняя суфийская техника («танец» дервишей), позволяющая при быстром вращении тела добиться полной остановки ума, внутреннего спокойствия и войти в «транс».

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.