Режим чтения
Скачать книгу

Необходимый грех. У любви и успеха – своя цена читать онлайн - Джулия Кеннер — читать онлайн

Необходимый грех. У любви и успеха – своя цена

Джулия Кеннер

Страсти по Старку #2

Продолжение мирового бестселлера «Обнаженные тайны» и вторая книга психоэротической трилогии «Страсти по Старку». В игре с Дэмиеном Старком Ники рискнула и… выиграла. Миллион долларов, жизнь, полную удовольствий, и мужчину, которого успела полюбить. Но кое-что по-прежнему пугает Ники – свою главную тайну Старк до сих пор не раскрыл…

Окончание истории читайте в книге «За час до рассвета».

Джулия Кеннер

Необходимый грех. У любви и успеха – своя цена

J. Kenner

Claim me

Copyright © 2012 by J. Kenner

This translation is published by arrangement with Bantam Books, an imprint of Random House, a division of Penguin Random House LLC

© Андреев А.В., перевод на русский язык, 2016

© Оформление. ООО «Издательство «Э», 2016

Глава 1

– Ну что, ты закончил? – спрашиваю я. – Солнце уже пять минут как зашло.

Блейн, сидящий в нескольких метрах от меня, выглядывает из-за холста. Я не двигаюсь, но вижу его боковым зрением – плечи, лысая голова, бородка шокирующе красного цвета.

– В моем воображении ты стоишь, все еще освещенная светом. Не двигайся и, пожалуйста, помолчи.

– О’кей, – говорю я и слышу в собственном голосе нотки недовольства. Мне не нравится, что Блейн нарушает правила.

Хотя я стою перед ним в чем мать родила, меня это совершенно не смущает. Я уже привыкла быть моделью и больше не вздрагиваю, когда он касается моей груди или бедра, чтобы повернуть меня так, как считает нужным. Он бормочет: «Прекрасно, идеально. Черт подери, Ники, ты выглядишь потрясающе!», и у меня в животе уже ничего не сжимается. Я знаю, что далеко не идеальна, но мне приятны комплименты.

Я никогда в жизни не представляла, что смогу чувствовать себя так раскованно, стоя голой перед мужчиной. Когда я в течение многих лет участвовала в конкурсах красоты, я никогда не была голой. Самым откровенным был выход на подиум в купальнике. Могу представить ужас моей матери, если бы она увидела меня сейчас – обнаженной, с поднятым подбородком, с выгнутой спиной и запястьями, связанными красной шелковой веревкой, уходящей к низу живота и обвивающей бедро.

Я уже несколько дней не видела изображение на холсте, но знаю стиль Блейна и представляю, какой он меня рисует. Чувственной, страстной и послушной.

Связанной богиней.

У моей матери от такого портрета мог бы случиться инфаркт. Но мне самой нравится – и работа и то, как она появляется на свет. Я перестала быть милой Ники и превратилась в Ники-бунтарку. И я в восторге от изменений, которые со мной произошли.

Я слышу шаги на лестнице и усилием воли заставляю себя не оборачиваться. Это Дэмиен.

Дэмиен Старк – человек, который не перестает меня удивлять.

– Мое предложение в силе, – доносится его уверенный голос до третьего этажа, где находимся мы с Блейном. Он не повышает тона, и, тем не менее, я каждой клеточкой тела ощущаю его силу и уверенность. – Попроси их взглянуть на статистику доходов и расходов. Если до конца года у них не будет доходов, они потеряют компанию. Если не будет прибыли, им придется уволить сотрудников. А все их патенты станут бесполезными, потому что им предстоит многолетняя судебная тяжба с кредиторами. Но если они договорятся со мной, я поставлю компанию на ноги. И они это прекрасно понимают.

Я больше не слышу звук его шагов, значит, он поднялся на третий этаж. И сейчас Дэмиен видит меня.

– Так что убеди их, Чарльз, – говорит он, и в его голосе я чувствую напряжение. – Все, мне пора.

Я хорошо знаю этого человека. Я знаю его тело. Его походку. Голос. Мне не надо видеть Дэмиена, чтобы понять, что напряжение в его тоне никак не связано с деловыми переговорами. Его голос изменился потому, что он увидел меня.

Я действую на него как бокал шампанского на пустой желудок. Я его опьяняю. Его финансовая империя требует неустанного внимания, но в этот момент я значу для него все. Мне это льстит. Меня это радует. И, конечно же, возбуждает.

Я улыбаюсь, чем вызываю недовольство Блейна.

– Черт подери, Ники, перестань улыбаться.

– Но на картине у меня не будет видно лица.

– Но я-то твое лицо вижу.

– Да, сэр, – отвечаю я и слышу, как смеется Дэмиен.

Слово «сэр» мы используем в нашей с ним игре. Эта игра должна закончиться сегодня вечером, потому что портрет, заказанный Старком, готов. Я думаю о том, что позирую в последний раз, и мне почему-то становится грустно.

С одной стороны, мне уже не придется часами стоять без движения. Да, от этого начинают болеть ноги, но мне будет не хватать ощущения, что Дэмиен на меня смотрит. Мне будет не хватать его взгляда, от которого я возбуждаюсь, нашей игры.

Сейчас даже сложно представить, как сильно он меня поразил своим предложением – миллион долларов за мое тело. За мое изображение на огромном холсте, а также за то, что он будет моим господином целую неделю и сможет делать со мной все, что пожелает.

Сперва я испытала шок, но потом решила отнестись к его предложению исключительно прагматично. Я чувствовала и страсть и возмущение одновременно. Я хотела Дэмиена и знала, что он хочет меня, но при этом желала его наказать. Тогда я была уверена, что для него я всего лишь экс-королева красоты, и думала, что он пожалеет о своем предложении, увидев, что королева не без изъянов. И что ему не захочется расставаться с миллионом.

Еще никогда в жизни я не была так рада, что ошиблась.

У нас был договор на одну неделю, но эта неделя превратилась в две, потому что Блейн работал медленно. Он стоял в задумчивости, хмурился, что-то бормотал под нос… а потом попросил увеличить срок. Он объяснил это тем, что хочет сделать все идеально. Ох, как он любит это словцо!

Дэмиен согласился. Он нанял Блейна потому, что тот был местным художником и восходящей звездой. Блейн мастерски рисовал обнаженную натуру, это признавали все критики и ценители искусства.

И я была не против, что неделя превратилась в две. Мне было хорошо с Дэмиеном. Я любила проведенные с ним ночи и дни. Как и мое изображение на холсте, я сама оживала и менялась рядом с ним.

Мне двадцать четыре, и я приехала в Лос-Анджелес всего за неделю до встречи с Дэмиеном, чтобы здесь сделать карьеру. Я и представить не могла, что такой мужчина, как Дэмиен Старк, захочет меня или мой портрет. Мы оба почувствовали взаимное влечение на презентации работ Блейна. Дэмиен стал меня добиваться, а я сопротивлялась, считая, что не могу дать ему то, чего он от меня хочет.

Я не была девственницей, но сексуального опыта у меня было немного. Зато у меня были шрамы на теле, и я не горела желанием кому-либо их показывать. Из-за них меня бросил бойфренд, после чего я решила, что со свиданиями покончено.

Но Дэмиен совершенно иначе воспринимал мои шрамы. Он считал, что это – часть меня. Это шрамы от битв, в которых я сражалась и продолжаю сражаться.

Если я думала, что шрамы свидетельствуют о моей слабости, то Дэмиен говорил, что они являются доказательством моей силы. Именно способность видеть и понимать меня такой, какая я есть, и привлекла меня в нем.

– Ну вот, ты опять улыбаешься, – говорит Блейн. – Я догадываюсь, о чем ты сейчас думаешь. Точнее, о ком. Что мне делать – попросить твоего ненаглядного выйти из комнаты и оставить нас в покое?

– Нет, тебе придется привыкнуть к ее улыбке, – отвечает за меня Дэмиен, и я снова
Страница 2 из 15

сдерживаю себя, чтобы не повернуться и не посмотреть на него. – Я выйду из комнаты только вместе с ней.

Я слегка оборачиваюсь и смотрю на него. Он стоит на последней ступеньке лестницы и небрежно облокачивается на кованые перила. В жизни Дэмиен выглядит еще привлекательнее, чем в моем воображении. Я провела с ним все утро, но мне мало. Дэмиен – это мой сладкий нектар, которым я никогда не напьюсь.

У него волевая челюсть, которую подчеркивает двухдневная щетина. Густые черные волосы, которые я так люблю гладить, растрепал ветер. А какие у него глаза! Потрясающие, двухцветные. Он смотрит на меня с такой страстью, что я кожей чувствую его взгляд.

На нем джинсы и белая футболка, но даже в такой простой одежде Дэмиен – олицетворение власти и силы. Он – сама энергия. И я не хочу терять такого мужчину.

Наши взгляды встречаются, и дрожь пробегает по моему телу. Он миллиардер, знаменитость, спортсмен, но я вижу в нем человека, которого люблю до глубины души. Он смотрит на меня с такой страстью, что, даже если бы я была одета, одежда на мне сгорела бы от огня, полыхающего в его глазах.

По коже пробегают мурашки, и я делаю над собой усилие, чтобы не двинуться с места.

– Дэмиен, – шепчу я, и его имя греет меня бархатом нежности.

Стоящий у мольберта Блейн смущенно откашливается. Дэмиен бросает на него взгляд, и мне кажется, он рад присутствию художника. Он подходит к нему и становится рядом, перед огромным портретом.

Мое сердце начинает колотиться, и я не отвожу взгляда от Дэмиена. Его глаза ярко блестят, словно он увидел достойную поклонения реликвию.

По задумке Дэмиена и Блейна, на картине я должна быть изображена спиной к зрителю, стоящей у кровати, а на заднем плане – развевающиеся от ветра занавески. Эффектная и эротичная картина, которая должна оставлять ощущение, что эта женщина рядом, но к ней невозможно прикоснуться. Дэмиен предложил поиграть на контрасте между легкими белыми занавесками и красным шнуром, которым будут связаны мои руки.

Женщина со связанными руками – собственность того, кто ее связал. Богиня, которую покорил простой смертный.

Дэмиен.

Я внимательно слежу за выражением его лица, чтобы понять, что он думает о картине, но он словно надел маску, которая скрывает все его эмоции.

– Ну, что ты скажешь? Тебе нравится? – не выдерживаю я.

Дэмиен молчит. Стоящий рядом с ним Блейн начинает нервничать. Мы ждем ответа, и нам кажется, что ожидание длится целую вечность. Блейн не выдерживает и спрашивает:

– Черт возьми, скажи же что-нибудь. Ведь это идеальный портрет, не так ли?

Дэмиен глубоко вздыхает и с уважением смотрит на художника.

– Портрет не просто идеальный, – отвечает он и поворачивается ко мне. – Это она. Живая. Настоящая.

Блейн не в состоянии сдержать радостной и слегка самодовольной улыбки.

– Я не особо люблю хвалиться, но эта работа… Просто вау. Действительно живая. Эротичная. И, скажу вам, очень честная.

Я облегченно выдыхаю. Мое сердце бьется так громко, что мне удивительно, как я вообще слышу что-либо, кроме его стука. Сейчас я больше всего хочу, чтобы Блейн вышел из комнаты и мы с Дэмиеном остались наедине.

В его кармане раздается жужжание телефона, Дэмиен поспешно смотрит на экран и вполголоса чертыхается, прочитав полученное смс. Он кладет телефон в карман, не ответив на сообщение, и я вижу, что по его лицу пробегает грозовая туча. Я сжимаю губы, предчувствуя что-то неладное.

Блейн снова внимательно изучает изображение на холсте, не обращая внимания на Дэмиена.

– Ники, не двигайся. Я хочу немного подправить свет и…

Художника прерывает зазвонивший телефон Дэмиена. Я надеялась, что он проигнорирует этот звонок, но он быстрыми шагами выходит из комнаты и коротко произносит в трубку:

– Что?

Неожиданно меня охватывает страх. Я позирую Блейну и думаю о том, что Дэмиену позвонили не по работе. Дэмиен вообще никогда не переживает и не расстраивается из-за бизнеса. Ему нравится дух соревнования, для него это игра.

Но этот телефонный звонок явно не связан с работой, и я начинаю думать об угрозах в адрес Дэмиена и о его секретах, о которых я не имею никакого представления.

Я обнажила перед ним не только тело, но и душу. Но я по-прежнему почти ничего не знаю о его жизни. «Перестань, Ники, возьми себя в руки», – говорю я себе.

Одно дело хранить секреты, совсем другое – выйти из комнаты, чтобы никому не мешать своим телефонным разговором. Не стоит думать, что каждый его телефонный разговор – это заговор или попытка скрыть что-то из загадочного прошлого.

Я все это прекрасно знаю. Более того, я в это верю. Но разум не в состоянии заглушить холодок страшного предчувствия. К тому же моя поза – голышом со связанными за спиной руками – не способствует логике. Я ощущаю себя так, словно несусь на машине без тормозов вниз по горному серпантину. Я не могу остановить плохие мысли, и от этого начинаю чувствовать себя еще хуже.

Скажу честно, я начала переживать с тех самых пор, как мой экс-босс высказал недвусмысленные угрозы в адрес Дэмиена. Фирма Карла пыталась привлечь Дэмиена Старка как инвестора для своего проекта, но Дэмиен ему отказал. Карл начал винить во всех смертных грехах меня. Он не просто меня уволил, но и пообещал «разобраться» с Дэмиеном. Пока этого, слава богу, не произошло. Но Карл – человек решительный и изобретательный. К тому же он считает себя обиженным, поэтому уверен в своей правоте и жаждет мести.

С точки зрения Карла, Дэмиен беспричинно отказался от важного и крупного контракта. Карл потратил миллионы на разработку проекта, который не получил дальнейшего финансирования. И, судя по всему, Карл не из тех, кто легко прощает обиды и спокойно относится к упущенным деньгам.

Но вот уже несколько дней от Карла ни слуху ни духу. Что все это значит? Я подумала, что даже если что-то и произошло, Дэмиен решил не делиться со мной плохими новостями.

Может, я ошибаюсь. Буду надеяться, что ошибаюсь. Но мне сложно избавиться от страха в ситуации, когда я полностью открылась Дэмиену и доверила ему все свои секреты, а он этого не сделал.

– Что-то случилось? – спрашиваю я, когда Дэмиен возвращается в комнату.

– Все в порядке. Нет ничего прекраснее, чем смотреть на тебя.

– Ну что ж, – вмешивается в разговор Блейн, – кажется, на этом можно и закончить. Коктейльная вечеринка в субботу в семь, если я правильно запомнил. Я заеду в субботу днем, чтобы кое-что чуть подправить. И потом сам повешу картину.

– Прекрасно, – отвечает Дэмиен.

– Эх, знаете… А мне будет этого не хватать, – добавляет Блейн.

Мне кажется, что в глазах Дэмиена мелькает грусть.

– Мне тоже этого будет очень не хватать, – говорит он.

Художник уходит, но Дэмиен по-прежнему не прикасается ко мне. Мне кажется, если он сейчас меня не обнимет, я сойду с ума.

– Иди сюда. – Дэмиен протягивает ко мне руку, и я поворачиваюсь к нему спиной, думая, что он меня развяжет. Однако он этого не делает. Вместо этого Дэмиен кладет ладонь мне на плечо и подводит к портрету.

Мое первое ощущение – облегчение от того, что меня на этом портрете невозможно узнать. Да, это моя спина, ноги и бедра, но лица не видно, а волосы длинные и собраны наверх. Сейчас мои волосы значительно короче.

Я вспоминаю тяжесть ножниц в своей руке. Я начала
Страница 3 из 15

отрезать волосы, чтобы не резать кожу. В тот момент мне было очень плохо, и я надеялась, что боль спасет меня и вернет к жизни.

По телу пробегает дрожь. Я не хочу вспоминать об этом.

Я рассматриваю ноги женщины на картине. Она стоит немного боком – так, что самых страшных и глубоких шрамов не видно. Заметен только шрам на левом бедре. Блейн нарисовал его так, словно он не в фокусе и края его размыты. Поверх шрама проходит красная веревка, и кажется, будто она связана с этим шрамом.

Я поражена красотой изображенной на портрете женщины – ее не портят даже шрамы.

– Ники?

Я перевожу взгляд на Дэмиена и вижу, что в его глазах светится искренняя и неподдельная забота. Все это время он смотрел на меня, а не на картину.

– Талантливый художник, – констатирую я и натужно улыбаюсь. – Очень хороший портрет.

– Совершенно верно. Я думаю, что работать в этой комнате мне вряд ли удастся. – Он кивает в сторону камина, над которым должна будет висеть картина. – И любые тусовки в этой комнате тоже, по всей видимости, раз и навсегда отменяются.

– С чего бы это? – спрашиваю я, потому что знаю, что в этой самой комнате через два дня пройдет коктейльная вечеринка.

– Неудобно выступать хозяином вечеринки, когда у тебя все время стоит, – усмехается Дэмиен.

– Ну, тогда стоит перевесить портрет в спальню, – предлагаю ему я.

– Нет, в спальне мне такая картина не нужна. У меня же есть оригинал.

– Верно подмечено. Оригинал, купленный и оплаченный. По крайней мере, до полуночи он у тебя есть. А потом, когда пробьют часы, он может превратиться в тыкву.

Его глаза темнеют, и игривое настроение улетучивается.

– До полуночи… – повторяет он.

Я не могу понять, почему Дэмиен так странно отреагировал на мою шутку. После окончания нашей игры я не планирую превращаться в тыкву. И не собираюсь никуда уезжать. Я бы вообще осталась с ним навсегда.

Какие изменения ждут меня после окончания нашей игры? Не будет никаких правил, и я не буду обязана говорить ему «сэр». Не будет никаких слов-паролей, которые останавливают игру. Я смогу носить трусы, лифчик и джинсы. И у меня будет миллион долларов.

И самое главное – Дэмиен будет со мной.

– Пойдем, – говорит он.

Я смотрю на свисающую до пола веревку, трясу руками и прошу меня развязать. Он молчит, и я понимаю, что наши игры продолжаются. Мое сердце начинает колотиться, а соски твердеют как по команде. Руки связаны у меня за спиной, отчего плечи отведены назад, а грудь, соответственно, выдается еще больше вперед. Моя грудь просит и требует ласки. Я закусываю нижнюю губу и безмолвно жду, когда Дэмиен ко мне прикоснется.

Игра… Это прекрасно. Мне нравятся игры. Особенно те, в которых нет проигравших, а лишь одни победители.

Взгляд Дэмиена медленно скользит по моему телу. Я чувствую, что вся мокрая между ног. Усилием воли я заставляю себя стоять и молчать. Кровать – реквизит для картины, которую Дэмиен поставил в этой комнате, – совсем рядом. Мне хочется кричать, умоляя его, чтобы он взял меня на этой кровати.

Но я этого не делаю, потому что знаю Дэмиена. И я знаю, что он умеет ждать. И что он меня никогда не разочаровывал.

Он наклоняется и поднимает конец веревки, которой связаны мои запястья.

– Дэмиен… – Я пытаюсь говорить строго, но лишь выдаю мое возбуждение и радость. – Я думала, что ты меня развяжешь.

– Ты забыла, что я оплатил все сполна?

– Вот как.

– Пошли, – приказывает он и заводит конец шнура мне между ног. И тянет за шнур, который прикасается к моей возбужденной промежности.

Дэмиен ведет меня, словно на поводке. Он нежно, но настойчиво тянет конец шнура, направляясь в ванную. К тому времени, когда мы туда доходим, мне кажется, что я вот-вот кончу. Мои колени – словно ватные. Я представляю, как Дэмиен прижмется к моей спине, положит руку на грудь, поцелует в шею. Я так хочу его, что начинаю тихонько стонать.

– Успеется, – говорит Дэмиен. – Сейчас у меня немного другие планы на тебя.

Я не представляю, что он задумал. Мы уже ушли из комнаты, в которой стояла кровать, прошли душ и джакузи. Куда он меня ведет и что он задумал? Я теряюсь в догадках.

Я не знаю, что он замышляет, и мне, в общем-то, все равно. Этой ночью меня ждет нечто новое. Его рука лежит на моем плече, а шелковый шнур возбуждает мою плоть. Я готова идти куда угодно.

Дэмиен приводит меня в гардероб – размером с гостиную в нашей с Джеми квартире в Студио-Сити. Я уже была здесь, но не очень хорошо помню, где что лежит. Дэмиен накупил мне столько одежды, что, наверное, я могу много лет каждый день надевать что-то новое. Хотя моя часть гардеробной забита вещами до отказа, я не сомневаюсь, что с тех пор, как я переодевалась здесь в прошлый раз, тут появились новые наряды.

– Что-то я не припоминаю это платье, – киваю я в сторону блестящего серебряного мини-платья. Оно такое крошечное, что его, скорее, стоит назвать купальником.

– Не помнишь? – улыбается Дэмиен. – А я думаю, после того, как ты в нем выйдешь, никто не сможет его позабыть.

– Хочешь сказать, что ты не сможешь его позабыть? – уточняю я.

Его глаза темнеют, и он подходит ближе ко мне. Натяжение шнура, протянутого у меня между ног, ослабевает. Но мое разочарование по этому поводу длится недолго. Дэмиен стоит всего в нескольких сантиметрах от меня, и кажется, что воздух между нами начинает гудеть и вибрировать, словно под высоковольтной линией электропередачи. Я ахаю, когда он нежно проводит большим пальцем вокруг моих губ. Я открываю рот и хочу ухватить его палец, чтобы облизать. Я хочу почувствовать вкус Дэмиена. Я хочу, чтобы он горел в огне страсти – точно так же, как горю я.

– Я все про тебя помню, – говорит он. – Я до мельчайших деталей помню твое тело. Я тебя никогда не забуду. Я помню, как твои волосы блестят в свете свечи. Я помню, какая мягкая и шелковистая у тебя кожа, когда ты выходишь из душа. Я знаю, как ты движешься подо мной, когда мы занимаемся любовью. Я хочу смотреть на тебя вечно и не отрывать от тебя взгляда.

Он придвигается еще ближе ко мне – так, что я сосками ощущаю мягкий хлопок его майки. Это как удар молнии, от которого я вздрагиваю всем телом. Дэмиен нежно проводит кончиками пальцев по моей голой руке.

Как я хочу его обнять! Я так хочу, чтобы он в меня вошел! Нежно или властно – это не имеет значения. Я просто хочу, чтобы это произошло как можно скорее.

– Как? – спрашиваю я едва слышным шепотом.

– Что?

– Как ты можешь заниматься со мной любовью лишь прикосновением, легким, как перышко?

– Я много чего могу. Ты же сама об этом прекрасно знаешь.

В его глазах появляется смешинка, и уголки рта ползут вверх.

– Давай я тебе докажу это, – добавляет он.

– Как?

– Я сделаю так, что ты кончишь. Я не стану трогать тебя руками и ласкать твое тело. Но я буду на тебя смотреть. Я буду видеть, как светится твоя кожа, как ты кусаешь губы в порыве страсти. Я буду наблюдать, как ты пытаешься контролировать себя. И поделюсь с тобой секретом, дорогая: мне самому придется себя контролировать.

Он делает шаг назад, и я прислоняюсь спиной к комоду, который разделяет гардероб на две части – его и мою. Комод очень вовремя оказался рядом, потому что я чувствую, что мне надо обо что-то опереться – мои дрожащие ноги меня уже не держат.

– Что ты задумал?

Дэмиен не
Страница 4 из 15

отвечает на мой вопрос, и я, прищурившись, смотрю на него, пытаясь прочитать его мысли. Он отходит еще на один шаг от меня, и шнур снова натягивается. Дэмиен стоит приблизительно в полуметре от меня и тянет за конец шнура, который снова попадает мне между ног. Его движения медленные и размеренные, но я чувствую нежное прикосновение холодного шелка. Я настолько возбуждена, что непроизвольно ахаю от этого прикосновения, понимая, насколько близко подошла к оргазму.

Я смотрю на Дэмиена, на лице которого сияет победоносная улыбка.

– Мисс Фэрчайлд, не переживайте. Все самое лучшее впереди.

Он делает ко мне шаг, придерживая шнур так, чтобы он не провисал и постоянно ко мне прикасался. Каждое движение Дэмиена отдается во всем моем теле. Я закрываю глаза, стараясь не двигать туда-сюда бедрами. Не знаю, какую игру придумал Дэмиен, но она мне нравится, и я не хочу, чтобы она быстро закончилась.

Он прикасается к моей шее, и я открываю глаза. Я наклоняю голову, чтобы лучше его видеть, но он полностью поглощен своим занятием.

Он завязывает шнур вокруг моей шеи.

Я нервно сглатываю. Да, я возбуждена, слов нет, но к возбуждению примешивается страх. Хотя я точно даже и не знаю, чего мне бояться. Дэмиена я точно не боюсь и никогда бояться не буду. Но как сильно он собирается затягивать веревку?

– Дэмиен, – спрашиваю я и сама удивляюсь своему естественному тону. – Что ты делаешь?

– То, что мне нравится, – отвечает он. И этой фразы вполне достаточно, чтобы меня успокоить.

Вот так, с этих простых слов, все и началось. И я не желаю, чтобы закончилось.

Глава 2

Дэмиен завязывает вокруг моей шеи петлю. Конец веревки получился длинным. Он тянется между моими грудями, между ног и потом поднимается на спине к связанным рукам. Я переступаю с ноги на ногу. Я возбуждена, но мое положение не очень удобное.

Дэмиен окидывает меня взглядом с головы до пят.

– Мисс Фэрчайлд, – заявляет он. – У меня появилось желание заказать еще одну картину. Вот с этим сюжетом.

– Можем начинать переговоры? – спрашиваю я. – Вы же знаете, мистер Старк, что эта картина вам дорого обойдется. Но у вас хороший вкус, и я уверена, что мы договоримся о цене.

Дэмиен смеется, и я прикусываю губу, чтобы не рассмеяться вместе с ним.

– Мне очень нравится вести с вами деловые переговоры. Но я боюсь, времени у нас не так много. Нам пора ехать.

Пора ехать? Я оглядываю свое нагое и связанное тело.

– Мне не кажется, что я одета для выхода в свет.

– Мораль действительно не позволяет появляться в общественных местах в таком виде. Но я большой эгоист и не собираюсь делиться с миром тем, что ценю больше всего на свете.

– Поверь мне, – улыбаюсь я, – у меня тоже нет никакого желания, чтобы мной делились.

Я вспоминаю портрет, на котором изображена связанной. Эта огромная картина будет висеть в комнате, где Дэмиен собирается принимать людей. Получается, он все-таки поделится мной с другими, а я дала согласие на это. Но на портрете не видно моего лица. Это было ключевым условием нашей сделки.

– Очень приятно это слышать, мисс Фэрчайлд. Вы помните, что до полуночи являетесь моей собственностью и я могу сделать с вами все, что пожелаю. Согласны?

– Да.

– Я могу тебя трогать, играть с тобой, соблазнять.

Мое тело напрягается, и я киваю в ответ.

– Могу наказывать, могу награждать.

– Дэмиен… – хрипло шепчу я, но он прикладывает палец к моим губам.

– Ты моя, Ники, – произносит он, и его дыхание действует на меня так, словно он положил мне руку между ног. – Я буду тебя защищать и лелеять. Я твой господин. Скажи мне, Ники, то, что я хочу слышать.

– Я твоя, – шепчу я.

Я так хочу, чтобы он ко мне прикоснулся. Я пьяна, я потеряла голову от сладкого наркотика по имени Дэмиен.

– Молодец, – тихо говорит он. И снова медленно заходит мне за спину. Я поворачиваю голову, чтобы увидеть, что он там делает, а потом чувствую, как он распутывает узел на моих запястьях.

– Странно, – удивляюсь я. – Неужели ты меня развязываешь и отпускаешь?

– А кто сказал, что я это делаю? – Его голос ласкает меня, пеленает, как теплое и мягкое одеяло. – Я обо всем позабочусь, Ники. Тебе будет хорошо.

Я закрываю глаза в предвкушении. Дэмиен освобождает мои руки, немного затекшие от того, что долго находились в одном положении. Я пытаюсь угадать, что же он задумал, но не в состоянии это сделать. Дэмиен переходит к полкам с одеждой. Он выбирает черный вязаный топ без рукавов с воротником «хомут» и возвращается ко мне.

– Сейчас я тебя буду одевать, – говорит он. – Подними руки.

Я повинуюсь. Топ сделан из мягкой ткани, и его высокий большой воротник закрывает шнур, который все еще висит у меня между грудей. Дэмиен достает кожаную мини-юбку, и я ее надеваю.

– Дэмиен… – Мне не удается скрыть возбуждения.

– Тише, – говорит он и становится позади меня. Я думаю, что он собирается застегнуть молнию юбки, но вместо этого он поднимает конец шнура и тянет его к себе. Снова я ощущаю прикосновение мягкого шелка к своим самым чувствительным местам. Дэмиен просовывает шнур под пояс мини-юбки и лишь после этого застегивает молнию.

Я смотрю через плечо и вижу торчащий сверху молнии конец веревки. Словно это какая-то эксклюзивная застежка.

– Мне кажется, стилистически эта деталь мало что добавляет к костюму, – замечаю я.

– Позволю себе не согласиться, – отвечает Дэмиен, после чего достаточно сильно тянет за конец шнура. Я вскрикиваю от сладкой боли и удивления, потому что веревка нежно впивается мне в промежность.

– Так, теперь обувь, – говорит Дэмиен и выбирает черные босоножки на высоченных «трахни-меня-прямо-сейчас» каблуках.

Я сажусь на обитую белой кожей скамейку. Шелковая веревка натягивается, и я понимаю, что Дэмиен все рассчитал до сантиметра.

Он становится передо мной на одно колено. Мои ноги раздвинуты. Он надевает мне одну туфельку, застегивает пряжку и поднимает глаза. Потом опускает – и смотрит мне между ног. Вместо трусов на мне шелковый красный шнур. Я вся теку. Я хочу его и выдвигаю вперед бедра, как бы приглашая ко мне прикоснуться. И взять меня.

Но Дэмиен обувает мою вторую ногу и ставит ее на пол. Каблуки такие высокие, что мои колени поднялись выше скамейки, юбка задралась, и он прекрасно видит все самые интимные части моего тела.

Он нежно кладет ладонь на мое голое колено, а потом наклоняется и прикасается губами к чувствительной коже на внутренней стороне бедра. Я вздрагиваю, чуть откидываюсь назад, шнур натягивается и впивается мне в промежность.

– Ты – мой наркотик.

От звука его голоса я сильнее вцепляюсь руками в кожаную скамейку.

– Я не хотел к тебе прикасаться. Но сейчас не могу отказать себе в удовольствии попробовать тебя на вкус, – добавляет он.

Он раздвигает мои ноги еще шире и покрывает страстными поцелуями мои бедра.

– Привстань, – приказывает он.

Я это делаю, и Дэмиен поднимает мою юбку сзади, чтобы я села на прохладную кожу скамейки голой попой. Его руки на моих бедрах. Он нежно гладит мой самый страшный шрам. Когда я себя порезала, кровь лилась рекой, я перепугалась, но так и не вызвала «Скорую», а просто заклеила рану пластырем. Я выжила, но этот шрам является страшным напоминанием о проблемах, которые мне пришлось пережить.

Дэмиен прикасается к
Страница 5 из 15

другому моему шраму.

– Ты такая красивая, – шепчет он. – Такая красивая, сильная и моя.

Он еще шире раздвигает мои ноги. Я хочу забыть все, я хочу, чтобы он ко мне прикоснулся, и Дэмиен меня не разочаровывает. Я чувствую его дыхание у себя между ног, мои соски твердеют еще больше и трутся о ткань топа, а сердце готово выскочить из груди.

Он нежно ласкает и возбуждает меня языком. Я закрываю глаза. Шелковый шнур трет мне промежность, и я становлюсь такой мокрой, что из меня просто течет. Мне кажется, еще чуть-чуть и я кончу. И тут язык Дэмиена прикасается к клитору. Я откидываюсь назад, крепко ухватившись за скамейку руками, и испытываю оргазм потрясающей мощности и силы. Кажется, что этот оргазм длится вечность. Я свожу вместе ноги, зажав ими голову Дэмиена. Я не хочу, чтобы он останавливался.

Минуту спустя я начинаю гладить его волосы. Теперь я хочу, чтобы он меня обнял. Мне нужно, чтобы он меня поцеловал. Поэтому я тяну его голову вверх. Я страстно целую его в губы, ощущая на них свой собственный вкус.

– Пожалуйста, давай ляжем в кровать, – прошу я его. Словно умирающий от жажды человек, который только что напился воды, но хочет еще и еще. – Пойдем в кровать, – умоляю я.

– Нет, еще не время, – отвечает Дэмиен. – Я хочу с тобой кое-куда съездить.

Я сижу на пассажирском сиденье его «Бугатти Вейрон». Мы несемся по трассе, идущей вдоль тихоокеанского побережья. Дэмиен улыбается. Ему явно нравится водить эту машину, и мы мчим из Малибу. Он не сказал, куда мы едем, а я не спросила. Куда бы мы ни ехали, я уверена, что там будет прекрасно, поэтому я просто смотрю на Дэмиена.

Вот он, сексуальный миллиардер Дэмиен Старк, рядом со мной. «Ты моя» – вспоминаю я его слова. Да, я принадлежу ему.

Интересно, а насколько он мой? И вообще, может ли такой влиятельный и закрытый человек, как Дэмиен Старк, кому-либо принадлежать?

Он замечает, что я погрузилась в свои мысли, смотрит на меня и вопросительно поднимает брови.

– О чем задумалась?

– О тебе. – Я улыбаюсь, чтобы не показать, насколько он мне важен.

– Весьма лестно, – усмехается он, глядя на дорогу.

Но мне хочется его подразнить.

– Мне просто очень нравятся твои машины. – Я поудобнее устраиваюсь на кожаном сиденье.

– Уверен, что машины делают общение со мной гораздо приятней.

– Ох, не говори, – соглашаюсь я и начинаю загибать пальцы. – Машины, одежда, самолет…

– А репортеры? – Дэмиен косит на меня взглядом.

Я делаю кислое лицо.

– Газетам нужны твои фотографии, Ники. И мои. Так что мы стали публичными людьми. Люди хотят узнать о нашей жизни.

Я смотрю на него. Может, именно этим и объясняется тот телефонный разговор? Может, его адвокаты предупредили, что в газетах появятся новые фотографии? Я вспоминаю события прошлой недели, пытаясь вспомнить, какие компрометирующие снимки могли сделать папарацци.

В СМИ уже появилось несколько моих фото в купальнике – из тех времен, когда я участвовала в конкурсах красоты. Тогда меня много фотографировали, а два конкурса красоты, в которых я участвовала, вообще транслировали по телевидению.

Я не припоминаю ничего компрометирующего нас с Дэмиеном за последнюю неделю. На людях мы не делали ничего такого, о чем потом можно пожалеть. А если папарацци как-то сделали снимки того, чем мы занимаемся в спальне, то у них вряд ли хватит смелости их напечатать.

Стоп. В доме в Малибу есть балкон.

Много дней я стояла со связанными руками и совершенно голой на этом балконе, дверь которого была открыта. Дэмиен, конечно, владеет большим участком, и пляж перед его домом является частным, но фотограф с телеобъективом, наверное, мог сделать компрометирующие фотографии…

Меня охватывает паника. Страх накатывает, как морская волна, и я чувствую себя ужасно.

– Меня никто не сфотографировал, пока я позировала Блейну?

– Нет. Конечно, нет, – уверенно отвечает Дэмиен.

Я облегченно выдыхаю и только сейчас замечаю, что мои ногти впились в ногу чуть выше колена.

– В чем дело, Ники?

– Ты начал разговор о репортерах, и я подумала, что тот телефонный звонок был связан с ними.

– Какой телефонный звонок?

– Тот, на который ты ответил дома. Мне показалось, звонок тебя расстроил.

– Ты права, – соглашается Дэмиен. – Но он не имел никакого отношения к этим стервятникам. Кстати, мы уже почти приехали.

– Правда?

Я не обращала внимания на то, что проносится за окном автомобиля, и только сейчас смотрю, где мы находимся. Мы ехали по трассе вдоль Тихого океана около получаса. Справа от нас был океан, освещенный лунным светом. Теперь мы въезжаем в Санта-Монику и через пару светофоров и несколько поворотов оказываемся на Оушен-авеню.

Дэмиен подъезжает к белому зданию с округлыми формами. В нем несколько этажей, и только на самом верхнем горит свет.

В нескольких метрах от нас – парковка, и к нам спешит молодой человек, чтобы взять ключи и запарковать «Бугатти». Но Дэмиен неожиданно нажимает кнопку и блокирует мою дверь. Я непонимающе смотрю на него, но он молча вылезает из автомобиля и подходит к парковщику.

Мой возлюбленный похож на греческого бога. В нем чувствуется сексуальность и уверенность, которые в любом мужчине зачастую более привлекательны, чем красота. Дэмиену тридцать лет, и к этому возрасту он успел покорить мир.

Неожиданно мне становится грустно. Я чувствую, что Дэмиен хочет меня, – в этом нет никакого сомнения, достаточно лишь взглянуть в его глаза.

Но я стала полностью зависимой от него. Он мне нужен как воздух, и я уже не представляю своей жизни без него.

Моя грусть исчезает, как только Дэмиен открывает дверцу автомобиля. Он улыбается, и вид у него такой, словно он готов защищать меня от полчищ врагов. Он протягивает мне руку и помогает вылезти из машины. Он стоит, закрывая меня от любопытных взглядов парковщика, который мог бы увидеть, что я без трусиков, – ведь машина очень низкая.

Я благополучно выбираюсь из автомобиля, и Дэмиен обнимает меня за талию. На улице лето, но вечером возле океана всегда прохладно, и я прижимаюсь к Дэмиену, чтобы он согрел меня.

– Это здание тоже принадлежит тебе? – спрашиваю я, пока парковщик копошится, выписывая нам квитанцию. – Я угадала?

Вход в здание ярко освещен, и вокруг него много людей. Переговаривающиеся парочки. Мужчины – кто в пляжной одежде, а кто в деловых костюмах. Людей в пляжных шортах и сарафанах можно понять – океан всего лишь через дорогу.

– Нет, это здание не мое. Впрочем, если его решат продавать, могу поучаствовать в аукционе. Сейчас это офисный центр, но, учитывая расположение, его можно легко превратить в доходный отель. Но я бы в любом случае сохранил ресторан, который находится на крыше. И не только потому, что знаю его владельца.

Парковщик наконец-то передает Дэмиену квитанцию, и тут я замечаю название ресторана, написанное на стоящей рядом с нами небольшой афише на треноге.

– «Ле Какелон»?[1 - Так называется кастрюля для фондю.] Ничего не слышала об этом ресторане.

– Прекрасный ресторан. Шикарный вид, а еда – еще лучше, – отвечает Дэмиен.

И в этот момент из толпы выскакивают папарацци. Нас ослепляют вспышки фотокамер, и обрушивается град вопросов, которые выкрикивают репортеры. Все это происходит очень быстро, но я успеваю отреагировать. Я мило
Страница 6 из 15

улыбаюсь и надеваю маску Ники – королевы красоты.

Рука Дэмиена крепче обнимает мою талию, и я чувствую, как он напрягся всем телом.

– Идем, – шепчет он. – Надо поскорее войти внутрь.

Его адвокат Чарльз объяснял мне, что внутрь частного здания папарацци не войдут – они могут фотографировать только на улице.

– Ники! – слышу я из толпы голос, который кажется мне знакомым. – В Сети появились твои фотографии в купальнике с конкурсов красоты в Техасе. Ты сама слила их в Сеть, чтобы подготовить людей к своему возвращению в модельный бизнес?

Я представляю, как крепко сжимаю кулак и как мои ногти впиваются в ладонь.

– Или ты планируешь карьеру на телевидении? Можешь подтвердить, что собираешься сниматься в главной роли в новом реалити-шоу?

Я уже представляю, что сжимаю не кулак, а острую бритву, и лезвие режет мою плоть.

Нет, только не это.

Я стараюсь выкинуть мысли о бритве и боли из головы. Эти люди недостойны даже секунды моего внимания, не говоря уже о том, чтобы причинить мне боль.

– Ники, ты довольна, что заарканила одного из самых желанных женихов всей планеты?

Я начинаю глубоко и медленно дышать и плотнее прижимаюсь к Дэмиену. Я не хочу чувствовать боль. Они – ничто, они для меня не существуют. Я должна успокоиться. Дэмиен рядом, и мне нечего бояться.

– Мистер Старк, вы подтверждаете, что отказались участвовать в церемонии открытия нового теннисного центра в эту пятницу?

Мне кажется, что Дэмиен оступился и может упасть, но этого, слава богу, не происходит. Двери здания распахиваются, и из них выскакивает человек огромного роста, вслед за которым выбегают еще двое таких же амбалов. Троица одета в деловые костюмы. Они окружают нас и таранят толпу, расчищая нам дорогу. Мы переступаем порог здания и оказываемся в безопасности.

Как только двери за нами закрываются, я облегченно вздыхаю. Дэмиен вопросительно смотрит на меня.

– Все в порядке, – отвечаю я по пути к лифту. – Все нормально.

Человек-гора заходит в лифт вместе с нами. Двое его коллег остаются на первом этаже – проследить, чтобы никто из репортеров не проник в ресторан под видом посетителей. Двери лифта закрываются, и я смотрю на Дэмиена. Его глаза горят. Я вижу, как он за меня переживает.

Он медленно поднимает мою руку и нежно целует меня в ладонь.

– Прости, друг, – говорит человек-гора с акцентом, по которому мне сложно определить, какой у него родной язык. – Один из наших работников узнал, что ты зарезервировал столик в ресторане, и решил заработать чуть больше, чем мог бы получить в качестве чаевых.

– Понятно, – отвечает Дэмиен. Тон его голоса ровный и спокойный, но он все крепче сжимает мою руку. Я понимаю, как сложно ему держать себя в рамках. Взрывоопасный характер Дэмиена известен еще с тех пор, когда он был теннисистом. Именно благодаря своему характеру он тогда ввязался в драку, в результате которой глаза у него теперь разного цвета.

– Я бы поговорил с этим работником, – медленно произносит он.

– Я его уже уволил, – отвечает человек-гора.

– Его счастье, – усмехается Дэмиен.

И я с ним совершенно согласна.

Глава 3

Больше в лифте мы не произносим ни слова. Я уверена, человек-гора – тот самый владелец ресторана. Мой возлюбленный настолько вышел из себя, что не представил нас, хотя обычно манеры у мистера Старка безупречные.

Я начинаю жалеть, что мы вообще приехали сюда. Сначала папарацци, а теперь плохое настроение. Час от часу не легче.

– Они скоро от нас устанут и оставят в покое, – говорю я и сжимаю руку Дэмиена. – Переключат свое внимание на развод какой-нибудь звезды. Или поймают какого-нибудь персонажа, снимающегося в реалити-шоу, на воровстве в магазине. Им будет о чем писать. Мы по сравнению с ними слишком скучные.

Дэмиен снова поднимает к губам мою ладонь и целует в костяшки пальцев.

– Прости. Это я должен тебя успокаивать.

– Мы вместе, а это значит, что все прекрасно, – отвечаю я.

Он крепко жмет мою руку и бросает взгляд на нашего спутника.

– Простите, совсем забылся. Ники, познакомься, мой друг, Элейн Бошен, один из лучших поваров в этом городе и владелец ресторана «Ле Какелон». Элейн, это Ники Фэрчайлд.

– Очень рад нашему знакомству. – Элейн пожимает мою руку. – Дэмиен про тебя много рассказывал.

– Вот как? – удивляюсь я. Я легко могу представить, как Дэмиен говорит обо мне с Джеми, но я даже подумать не могла, что Дэмиен обсуждает меня со своими друзьями. Я польщена этим. Мне приятно, что он рассказывает обо мне своим близким людям.

– Спасибо, что пришел нам на помощь, – улыбаюсь я Элейну. Мне очень любопытно узнать о прошлой жизни Дэмиена, поэтому я не могу удержаться и спрашиваю: – А вы давно знакомы?

– Отец Элейна работает в спортивной медицине, – объясняет Дэмиен. – Мы познакомились во время соревнований.

– Да, вот это были времена, друг мой! Два молодых парня разъезжали по Европе… – мечтательно закатывает глаза Элейн.

Я смотрю на Дэмиена. Конечно, я не слишком много знаю о тех годах, которые он посвятил большому спорту, но мне казалось, что это были не самые счастливые времена в его жизни. Но Дэмиен улыбается.

– Прекрасное было время.

Я рада слышать, что все было не так ужасно, как мне показалось по его рассказам. Значит, иногда солнце все-таки пробивалось сквозь тучи.

– Мы с тобой и София… – улыбается Элейн. Потом он бросает взгляд на меня и добавляет: – Она была на два года нас младше, но не сдавалась. Ты, кстати, что-нибудь слышал о ней? Как у нее дела?

– В полном порядке, – отвечает Дэмиен, и мне кажется, что в его голосе сквозит недовольство. – Ну, ладно, хватит о прошлом, – говорит он, когда лифт останавливается. – Мы пришли, чтобы поесть, а не вспоминать былые дни.

Двери лифта открываются, и мы оказываемся в необычно оформленном пространстве. Вход в ресторан очень интересный. Потолок сделан из прозрачного стекла и подсвечен прожекторами. Конторка метрдотеля расположена рядом с аквариумом, а волосы девушки, стоящей за этой конторкой, такие же разноцветные, как и тропические рыбки в аквариуме.

Стена с левой стороны стеклянная, и сквозь нее я вижу часть районов Санта-Моника и Вестсайд, и вдалеке – пляж с пирсом. Стены подсвечены теми же цветами, что и потолок. Здесь все так ярко и радужно, что я уверена – наше плохое настроение от встречи с репортерами быстро улетучится.

– Мне надо на кухню, – говорит Элейн. – Моника проводит вас за стол. Мисс Фэрчайлд, был рад познакомиться. Приятного аппетита, и я надеюсь вас обоих увидеть в пятницу на открытии. – Он вопросительно смотрит на меня, но я не могу ему ответить, потому что понятия не имею, о каком открытии идет речь.

– Я не приду, – отвечает Дэмиен. – Но я позвоню тебе на следующей неделе. Встретимся и поболтаем.

Он говорит это очень дружелюбно, но я замечаю, что он надел маску. Интересно, видит ли это Элейн? Знает ли он настоящего Дэмиена? Или только то, что Дэмиен готов ему показать?

Я вообще сомневаюсь, что в мире есть люди, которые знают Дэмиена по-настоящему. И я не исключение.

Мне грустно от этой мысли. Я очень хочу проникнуть в душу Дэмиена, и мне кажется, что он сам готов раскрыть для меня все свои тайны. Он так старательно возводил вокруг себя стены, но я думаю, что вдвоем мы смогли бы пробить эту
Страница 7 из 15

преграду.

Мы следуем за Моникой, которая ведет нас к подсвеченной зеленым стене. Она отодвигает незаметную на первый взгляд дверь, и мы оказываемся в небольшой кабинке со столом и двумя диванами. Огромное окно выходит на ярко освещенный пирс Санта-Моники.

Дэмиен подходит к окну, и я следую за ним.

– Ваше вино уже «дышит», – говорит Моника, показывая рукой на стол. – Есть вода с газом и без. Мистер Старк, принести ваш обычный заказ?

– Сегодня только десерт на двоих.

– Сейчас принесут. А пока, пожалуйста, наслаждайтесь вином и видом. – Моника выходит и закрывает за собой дверь кабинки.

Дэмиен поднимает руку и с силой бьет ладонью по стеклу.

– Дэмиен! – Я испугалась, что звук услышат в соседней кабинке или Моника вернется и спросит, в чем дело. Но ни того, ни другого не происходит. Видимо, звукоизоляция здесь очень хорошая.

– Теперь из-за меня твои фото гуляют по Интернету.

– Мои фото в Сети не из-за тебя, а из-за того, что моя мать с четырех лет заставляла меня участвовать в конкурсах красоты. И потому, что у меня не хватило смелости отказаться от участия в конкурсах, когда я подросла. Мои фото в Интернете – потому что козлы папарацци их нашли. Но совсем не из-за тебя, Дэмиен.

– Мне не нравится, что у тебя появляются проблемы из-за меня, – настаивает он. – И я даже не знаю, есть ли у меня силы эту ситуацию изменить.

Я вижу, что его лицо потемнело, как грозовая туча, и он снова отворачивается к окну. Дэмиен Старк – самый сильный человек из всех, кого я знаю, сомневается в своих силах? Мне становится страшно.

– Когда-то я владел небольшой компанией, которая торговала вином и сыром. Даже не я, а Stark International, – говорит он.

Я не знаю, почему Дэмиен так резко изменил тему разговора, но уверена, что скоро пойму это. Я подхожу к нему сзади и обнимаю за талию, потом целую его в шею.

– Рассказывай дальше.

– Это был старый семейный бизнес. Мне нравились их продукты, и я думал, что наше сотрудничество окажется плодотворным и принесет доход. Так оно и было на протяжении одного года.

– И что случилось потом?

– Пресса узнала, что Stark International купил эту семейную фирму, и подняла страшный шум. Оттого что мы ей владели, фирма не стала делать вино и сыр по-новому. Производство не стало массовым. Мы ничего не изменили, просто вложили в фирму необходимый ей капитал. Но СМИ стали называть нас международной корпорацией, маскирующейся под мелкий бизнес и обманывающей потребителей. Фирма потеряла покупателей и стала убыточной.

– И что же ты сделал? – спрашиваю я, хотя уже догадываюсь, чем все это закончилось.

– Я забрал из компании свои деньги. И сделал это так, чтобы все узнали. Фирма снова встала на ноги только через несколько лет. Связь со Stark International не пошла ей на пользу. А я очень любил их вино и сыры.

– Но я не сыр и не вино, – возражаю я. – И у меня нет никаких проблем. Когда я рядом с тобой, у меня вообще не может быть никаких проблем, Дэмиен. Мы оба это прекрасно знаем.

Он молчит так долго, что мне кажется, он меня не слышит. Потом неожиданно и стремительно разворачивается и разворачивает меня, я оказываюсь прижатой спиной к стеклу. Дэмиен страстно целует меня в губы. За моей спиной черная ночь, от которой меня отделяют тонкое стекло и его крепкие объятия.

Когда он отрывается от моих губ, я вижу, что его глаза горят.

– Меня ничто не остановит, – тихо и серьезно говорит он. – Я сделаю все, что в моих силах, чтобы защитить тебя.

Дэмиен снова наклоняется ко мне и начинает целовать меня. Я полностью растворяюсь в его поцелуе. Когда Дэмиен рядом со мной, я чувствую себя словно под электрическим напряжением. Он дает мне энергию, от которой я вся свечусь.

– Как ты думаешь, что я хочу сейчас с тобой сделать?

– Не знаю.

– Я хочу раздеть тебя и прижать к стеклу. Я хочу прикасаться к тебе кончиками пальцев. Я хочу видеть, как за тобой светится пирс. Я хочу видеть собственное отражение в твоих глазах, когда ты кончишь.

У меня мгновенно пересыхает во рту, из груди вырывается тихий стон, но даже я сама не слышу этого звука.

– Но я не могу к тебе прикасаться. Я же тебе обещал.

– Я не буду тебя винить, если ты это сделаешь.

– Нельзя нарушать правила.

– Вы играете со мной в игры, мистер Старк, – чуть не хнычу я.

– Да, – соглашается он, – действительно играю.

– Ладно, пусть так и будет, сэр, – говорю я. – Я твоя до полуночи. Но завтра я буду богатой женщиной, и в нашей игре появятся новые правила.

Дэмиен на мгновение замирает, а потом медленно кивает.

– Верно подмечено, мисс Фэрчайлд. Так что мне надо поторопиться, чтобы получить все, за что я плачу. Вы же знаете, что я всегда извлекаю максимум из каждого вложения.

– Из каждого вложения? И как же ты собираешься извлекать максимум из данной ситуации?

– Я уже говорил. Тебе стоит быть повнимательней…

– Ты обещал мне, что я кончу.

На губах Дэмиена появляется улыбка, и морщинки собираются вокруг глаз.

– Точно. Вовремя вспомнила. Недаром ты всегда была отличницей.

Дэмиен берет конец шелкового шнура и начинает его нежно тянуть.

Бог. Ты. Мой.

Я закрываю глаза, и мое дыхание учащается.

– Дэмиен… – шепчу я.

– Тебе нравится?

– О да.

– Хорошо, – говорит он и отпускает шнур.

Натяжение шнура ослабевает, и мои глаза открываются. Дэмиен смотрит на меня с самодовольной улыбкой.

– Вы расстроены, мисс Фэрчайлд?

– Нет, – вру я, но даже сама себе не верю.

Он смеется и целует меня в нос.

– Терпение, милая. У меня есть для тебя подарок.

Он нажимает кнопку на столе, и световое табло над дверью переключается с красного на зеленый.

– Дверь кабинки можно закрыть. Но сейчас я ее открою.

– Занятная система… – Теперь я понимаю, что до этого к нам бы точно никто не зашел, и Дэмиен мог меня раздеть и совершенно спокойно трахнуть, прижав к окну.

Я представляю, как стекло холодит разгоряченное тело. Представляю, как Дэмиен ласкает мою грудь. Как целует в шею. Как вводит в меня свой член и трахает до тех пор, пока небо не взорвется всеми цветами радуги.

– Ники…

Я поднимаю голову и вижу, что официант ставит на стол фондю, а Дэмиен жестом предлагает мне сесть. Он явно догадывается, о чем я думаю.

– Плохая девочка, – произносит он беззвучно одними губами.

Я принимаю невинный вид и хлопаю ресницами, как бабочка крыльями.

В центр стола встроена плитка для подогрева еды. Официант ставит на эту плитку тяжелую каменную кастрюлю – какелон, наполненный расплавленным шоколадом. Потом на столе появляется корзинка с разными вкусностями, которые надо макать в расплавленный шоколад – клубника, киви, кусочки чизкейка и бисквита и многое другое. Я улыбаюсь так, словно попала в рай.

– Шоколадное фондю?

– Я сперва думал об обычном фондю с сыром, – говорит Дэмиен после того, как официант выходит и закрывает за собой дверь. – Но решил, что тебя надо наградить за хорошее поведение. Элейн, кстати, покупает шоколад у той швейцарской фирмы, про которую я тебе рассказывал.

– Здорово. Похоже, это будет очень вкусно.

Я протягиваю руку к сочной клубнике, но Дэмиен нежно шлепает меня по запястью.

– Нет, нет, нет.

– Почему нет?!

– Закрой глаза, – говорит он, улыбаясь.

Я щурюсь, но глаза не закрываю.

– Непослушание, мисс Фэрчайлд? Ай-ай-ай…

Я смеюсь и зажмуриваюсь. И тут же
Страница 8 из 15

чувствую прикосновение к щеке чего-то мягкого – на глазах оказывается повязка.

– Что… – Я не успеваю закончить вопрос, потому что Дэмиен прикладывает палец к моим губам.

– Я же дал вам обещание, мисс Фэрчайлд.

Внутри меня все сжимается в сладком предвкушении.

– Ты обещал, что я кончу.

– В том числе и это.

Я чувствую, как Дэмиен тянет за конец шелкового шнура, зажатого у меня между ног. Я охаю, и тут что-то холодное прикасается к моим губам.

– Открой рот, – приказывает Дэмиен, и я повинуюсь. Он снова проводит чем-то по моим губам. Я пытаюсь понять, что это, но в комнате стоит запах шоколада, и я не могу угадать.

– А теперь кусай.

Я снова подчиняюсь, и мой рот наполняется соком свежей клубники. Сок течет по подбородку, и Дэмиен слизывает его с меня.

– Ты вроде говорил, что не будешь ко мне прикасаться, – улыбаюсь я, только и мечтая, чтобы он прикоснулся и поцеловал меня.

– Я помню, что обещал, – отвечает он и тянет за конец шнура.

Я начинаю ерзать на диване. Я вся мокрая, и шнур тоже промок. Он скользит у меня между ног, и я хочу, чтобы он попал прямо на клитор. Я готова умолять Дэмиена о том, чтобы он ко мне прикоснулся. Ох, как же я этого хочу, черт подери!

И я слышу его смех.

– Я держу все свои обещания. Ты хочешь, чтобы я нежно поласкал твой клитор? Ты хочешь почувствовать, как мой палец трогает его? Ты хочешь, чтобы я с ним ласково поиграл, пока ты не кончишь?

– Я…

– Ни слова, Ники, ни слова. До тех пор, пока я не разрешу тебе говорить. Понимаешь?

Я киваю.

– Отлично. Давай обсудим мое обещание. Может быть, ты желаешь, чтобы я засунул руку тебе между ног? Раздвинул твои ноги пошире? Положил тебя на диван и пил твой нектар, который гораздо вкуснее любого шоколада?

О, мне нравится это предложение. Я согласна!

– Или, может быть, мне просто взять и трахнуть тебя?

Я начинаю тихо скулить, но Дэмиен не обращает на это никакого внимания.

– Мисс Фэрчайлд, я обещал, что не прикоснусь к вам, и я собираюсь сдержать это обещание. Скажем так, я не прикоснусь к вашей вагине. Но есть два исключения, которые я готов сделать. Кивните, если вы меня поняли.

Я киваю.

– Молодец. А вот сейчас попробуй вот это.

Я открываю рот, начинаю жевать и понимаю, что он дал мне кусочек чизкейка в шоколаде. Я со стоном проглатываю это божественное лакомство и облизываю губы.

– Ах, какая плохая девочка! – укоризненно шепчет Дэмиен. – Мне ничего не оставила. – И он начинает потягивать конец шнура. Я закрываю глаза и отдаюсь приливу наслаждения.

Потом Дэмиен предлагает мне новое лакомство. На этот раз это кусочек кекса. Потом зефир. А потом – Дэмиен неожиданно засовывает мне в рот свой палец. Я слизываю шоколад и жадно начинаю его сосать. Я сосу и облизываю палец Дэмиена до тех пор, пока не слышу его стон.

Я жду следующего лакомства, но тут мой господин тянет меня за топ.

– Подними руки, – приказывает он, и я повинуюсь.

Он задирает мой топ, и я чувствую прикосновение чего-то мягкого и липкого к груди. Потом Дэмиен снова засовывает мне в рот свой палец, и я начинаю жадно его облизывать, смакуя шоколад. Но на этот раз он тоже слизывает шоколад – с моих сосков. Дэмиен ласкает меня так, что мои и без того возбужденные соски возбуждаются еще больше. Между ног у меня все сжимается и пульсирует, потому что Дэмиен одновременно подергивает конец шелкового шнура.

Я чувствую, что вот-вот кончу.

Дэмиен ласкает меня губами, зубами и языком. Он нежно прикусывает соски, тянет и облизывает их. О, это сладкая пытка, блаженство, которое нельзя описать словами!

Я, как сосуд водой, переполняюсь наслаждением, и вот, наконец, все тело начинает дрожать. Я двигаю бедрами, трусь о шелковый шнур и наслаждаюсь ласками Дэмиена. И наконец меня захлестывает волна мощнейшего оргазма.

Дэмиен языком медленно слизывает последние капли шоколада с моей груди. Потом поправляет на мне топ.

– Скажи мне вот что, Ники, – ухмыляется он. – Как тебе десерт?

– Божественный.

– Хочешь еще? – он снимает повязку с моих глаз.

Я вижу лицо Дэмиена. На его губах еще остался шоколад, который я слизываю жадным поцелуем.

– Нет, я уже сыта десертами. Теперь я хочу только тебя.

Глава 4

Мы возвращаемся назад. Уже поздно, машин на дороге нет, и Дэмиен гонит так, словно участвует в «Формуле-1». Мы мчимся по петляющему вдоль моря шоссе, потом – по каньонам Малибу. Мы доезжаем всего за двадцать минут. Похоже, он установил рекорд скорости. Ничего удивительного, Дэмиен прекрасный водитель, а «Бугатти» – изумительный автомобиль.

Мы входим в дом, и Дэмиен медленно, мучительно медленно расстегивает молнию на моей юбке. Шнур натягивается, и я едва не кричу от охватывающего меня экстаза.

– Дэмиен…

Мы стоим в прихожей еще не законченного дома. Это огромная, как футбольное поле, комната, в которой любое слово отдается эхом. Входная дверь еще не закрыта, но меня это совершенно не смущает. Сейчас мне кажется, что и мраморный пол прихожей достаточно мягкий для того, чтобы заняться на нем любовью.

Я смотрю в глаза Дэмиена и вижу в них свое отражение. Весь вечер был только чудесной прелюдией, и сейчас я хочу, чтобы он, наконец, меня трахнул.

– Раздевайся, – приказывает он. Мой господин ослабляет натяжение шнура, но не убирает его.

Я киваю и вылезаю из юбки. Потом через голову сбрасываю топ. В это время Дэмиен закрывает входную дверь. Когда он подходит ко мне, я пытаюсь развязать узел веревки на шее.

– Не снимай, оставь.

Он наклоняется и расстегивает ремешки моих босоножек. Я скидываю туфельки и вздыхаю с облегчением. Мраморный пол приятно холодит ступни. Приятный контраст – потому что мое тело сгорает от предвкушения. Я такая заведенная и горячая, что кажется, от соприкосновения ступней с полом должен пойти пар.

Я совершенно голая, если не считать шнура, обвязанного вокруг шеи, а Дэмиен одет. Я обостренно чувствую все, что происходит вокруг и внутри меня. Я ощущаю тепло его тела. Свой собственный зашкаливающий пульс. Влагу между ног. Мое безмерное желание, чтобы он ко мне прикоснулся.

Наши взгляды встречаются, и в его глазах я вижу не просто возбуждение, а животную страсть, которую он даже не пытается скрывать.

– Ники, – хрипло шепчет Дэмиен и тянет за конец шнура. Наши тела соприкасаются, и я кожей чувствую хлопок его рубашки. Он жадно целует меня в губы. В нем нет нежности, это властный поцелуй мужчины, который хочет меня взять. В этот момент – он мое всё, и я знаю, что для него сейчас существую только я одна.

– Не будем торопиться. – Дэмиен отрывается от моих губ. – Давай медленно. Я хочу, чтобы ты меня умоляла, чтобы ты сгорала от страсти. Я хочу, чтобы ты просила… Но, Ники, черт подери, я не могу ждать.

– Не жди, – со всей страстью шепчу я.

– Бог мой, что же ты со мной делаешь? – Он снова целует меня, а потом подхватывает на руки. Я крепко прижимаюсь к нему.

Дэмиен несет меня вверх по лестнице и ставит около закрытой балконной двери. Я еще не успела обрести равновесие, как он снова бросается меня целовать. Кровать стоит рядом, и я падаю на нее, не в силах устоять на ногах.

Я уже раздвигаю ноги, как Дэмиен перестает меня целовать и приказывает:

– Нет, поворачивайся. Руки на кровать.

Я повинуюсь. Шелковый шнур все еще свисает с моей шеи. Попой я исполняю зазывный
Страница 9 из 15

тверкинг[2 - Современный танец, состоящий из активных движений ягодиц и бедер. При этом остальные части тела почти полностью неподвижны.].

– Ты говорил, что у тебя нет сил ждать. Так что ж ты медлишь?

– Может, я хочу с вами поговорить. Ведь срок нашего договора скоро закончится. А вы в течение вечера не подняли этот вопрос.

– Очень правильное замечание, мистер Старк. Но я, как воспитанная барышня, не решилась напомнить вам об этом.

– Правильно. – Дэмиен проводит кончиками пальцев по моей спине. – Было бы бестактно заявить мне в лоб, что мое время истекает.

– Да, это бы было крайне бестактно, – соглашаюсь я. – Я бы даже сказала – грубо. Эмили Пост[3 - Автор книги «Этикет», изданной в США в 1922 году. Книга стала классикой американской литературы, многократно переиздавалась и с годами не потеряла своей актуальности.] такое поведение точно бы не одобрила.

Дэмиен не отвечает. Я уверена – только потому, что старается не рассмеяться.

– Но ты тогда мог бы меня наказать, – говорю я и призывно кручу бедрами.

Я произношу эти слова и тут же понимаю, что сказала что-то не то. Дэмиен по-прежнему молчит, но на этот раз его молчание кажется немного зловещим.

– Наказать? – наконец отзывается он. – Думаешь, я не заметил, как ты впивалась ногтями в ладонь, когда мы ехали к ресторану? Мы тогда просто говорили о папарацци. Потом они налетели на нас, как стервятники. Ты себя контролировала, Ники, но тебе это далось непросто.

Я закрываю глаза, потому что не хочу обо всем этом вспоминать.

– Ники, посмотри на меня.

Дэмиен говорит это приказным тоном, и я понимаю, что это уже не игра. Все очень серьезно.

Не меняя положения тела, я поворачиваю в его сторону голову. Он слегка отодвигается, чтобы я могла лучше его видеть. В его глазах я читаю сложную гамму чувств – и страсть, и тревогу за меня. Потом он неожиданно шлепает меня по попе.

Дэмиен не хочет делать мне больно, даже когда я прошу его об этом. Он готов защищать меня, но в тот момент мне не нужна никакая защита. Я хочу, чтобы он еще раз смачно шлепнул меня.

– Ники?

Я слышу в его голосе вопрос. Я собираюсь ответить, но понимаю, что объяснить все гораздо сложнее, чем я предполагала.

Дело в том, что я перестала увечить себя совсем недавно. Да, сегодня вечером я впивалась ногтями в ладонь, но прошло совсем немного времени с тех пор, как я бросила о стену нож, которым хотела себя поранить, – чтобы при помощи боли забыть сомнения и страхи. Я выиграла битву, но не войну. Мои коротко постриженные волосы – еще одно доказательство, что эта война пока не закончена.

Зачем мне нужна боль?

Существует ли что-то общее между той радостью, с которой я отдаюсь Дэмиену, и подсознательным стремлением резать свою плоть, уродовать и причинять себе боль?

Это неприятные мысли, и я стараюсь выбросить их из головы. С Дэмиеном я в полной безопасности. Он уже много раз доказывал, что с ним мне нечего бояться.

Одним быстрым движением он подхватывает меня с кровати. И вот я уже стою перед ним, и он крепко меня обнимает.

– Черт подери, Ники, поговори со мной.

Я обнимаю его за шею и крепко целую. Я чувствую, как напряжение уходит из его тела. Кажется, что страх, который он испытывал за меня, постепенно исчезает.

– Ты мне нужен, – говорю я ему после долгого поцелуя. – Ты и только ты. И больше никто.

Дэмиен смотрит на меня так, будто заглядывает в самые потайные уголки моей души. Я не в состоянии ничего от него скрыть.

– Мне не нужна боль. Но я ее хочу, – глубоко вздыхаю я.

– Ты в этом уверена?

Я киваю. Я чувствую, что мои щеки зарделись, и мне это не нравится. Я уже рассказала Дэмиену о себе больше, чем кому-либо на этом свете, и все равно краснею?

– Сейчас я стремлюсь к боли, – говорю я, – не потому, что она мне нужна. А потому, что мне нужен ты.

Мне он нужен больше, чем сама жизнь. Я хочу чувствовать прикосновения его рук. Я хочу быть его сексуальной рабыней, понимать, что Дэмиену нужна только я и никто другой. Больше всего на свете я хочу доставлять ему удовольствие.

– Я тоже не могу жить без тебя, – признается он. – Боже мой, Ники, знала бы ты, как ты мне нужна.

– Тогда прикоснись ко мне.

И Дэмиен это делает. Он целует и нежно ласкает меня. Его глаза сияют.

– В кровать, – приказывает он. – На колени. И раздвинь ноги.

– Раскомандовался, – хихикаю я.

– Что ты сказала? – Он шлепает меня по попе, и я ахаю от неожиданности и возбуждения.

– Да, сэр! – отвечаю я, стараясь скрыть улыбку. Я поворачиваюсь на кровати, упираюсь руками в матрас и поднимаю вверх попу. Я не хочу больше думать. Я хочу Дэмиена и его тела. Я хочу, чтобы он взял меня.

Он гладит меня ладонями, потом на мгновение убирает руки, я ощущаю прохладу воздуха, а потом сильный шлепок. Он шлепает меня по попе и потом кладет на это место руку, как бы унимая боль. О, боль и наслаждение!

Дэмиен медленно просовывает руку между моих ног и вводит в меня пальцы. Я внутри вся мокрая и дрожу, словно испуганная лань. Я на грани оргазма и всеми силами стараюсь удержаться, чтобы не начать ласкать свой клитор.

Но с другой стороны, кто сказал, что этого нельзя делать…

Я поднимаю правую руку и засовываю ее между ног. Пальцем нащупываю чувствительный и возбужденный клитор. Я понимаю, что вот-вот кончу.

– Плохая девочка! – говорит Дэмиен, кладя ладонь на мою руку.

Я жду, что он снова шлепнет меня по попе, но вместо этого он наклоняет меня так, что я сильнее опираюсь на руки, чтобы не упасть. Дэмиен перестает ко мне прикасаться, и я начинаю тихонько постанывать, призывая его.

Он меня не трогает, и это – самое страшное наказание, которое может мне придумать.

Я даже начинаю опасаться, что он решил поиграть в эту игру. Я уже знаю, что он может оставить меня в таком положении – голой и попой кверху – надолго. Мне бы очень не хотелось, но я готова пережить и это, ведь, в конце концов, он все-таки трахнет меня так, что мало не покажется.

Однако Дэмиен задумал что-то совсем другое. Я слышу звук расстегиваемой молнии и понимаю, что он снимает с себя штаны. Наконец, я чувствую, как в мою промежность упирается возбужденный член, и вздыхаю с облегчением. Ну, пожалуйста, Дэмиен, возьми меня. Возьми меня прямо сейчас. Я хочу сказать это вслух, но не открываю рта. Однако находиться без движения я не в состоянии и начинаю тереться о его член. Я слышу его протяжный стон и возбуждаюсь от этого еще сильнее.

Наконец, я чувствую, как головка члена входит в мою вагину, и готова кричать от радости. Однако Дэмиен не проникает в меня глубоко, и я чуть ли не до крови прикусываю нижнюю губу. У него стоит, как каменный, а он не входит в меня до конца! Он может контролировать свои действия, а я нет. Каждая клеточка моего тела требует Дэмиена, мышцы напрягаются вокруг его члена, стараясь удержать его. Глубже. Сильнее. О, бог ты мой, пожалуйста!

– Ладно, пусть будет так, как ты хочешь, – хрипло шепчет Дэмиен и проникает в меня на всю длину своего орудия.

Я крепче упираюсь руками в матрас, потому что мой мужчина начинает ритмично и сильно трахать меня. Он входит в меня мощными толчками, все глубже и глубже. Я так об этом мечтала и так этого хочу. Я чувствую, что скоро кончу.

– Трогай себя, – вдруг приказывает он.

Мне кажется, что через меня проходит ток высокого напряжения. Дэмиен полностью
Страница 10 из 15

вынимает, а потом резко на всю длину вставляет свой член. Он пытает меня медленной пыткой. Мое возбуждение растет, и я вот-вот не просто кончу, а взорвусь.

– Трогай себя, – повторяет он.

– Я думала, так ведут себя только плохие девочки, – говорю я и понимаю, что стыжусь сделать то, о чем он меня просит.

– Мне нравится, когда ты плохая девочка.

Моя правая рука между ног. Чтобы я не упала, Дэмиен поддерживает меня, обхватив за талию. Мои мышцы сжимаются, словно жадно засасывая его внутрь меня. Пальцами я ласкаю свой возбужденный клитор. Я так близка к оргазму! О боже, как мне хорошо!

– Боже, Ники, я уже не могу. Сейчас… – Я слышу протяжный стон Дэмиена.

Я закрываю глаза и чувствую, как его член начинает подрагивать внутри меня, а руки еще сильнее сжимают мою талию. Он кончает, и я кончаю за ним.

– Ники…

Дэмиен убирает руки с моей талии, и я тут же начинаю заваливаться на бок – ноги меня совсем не держат. Я вообще не уверена, смогу ли я снова стоять на ногах, как все нормальные люди.

– Что-то я не почувствовала, что это было наказание, – улыбаюсь я.

– Вот как? Может, ты считаешь, что я с тобой уже закончил? Уверяю, еще нет.

– Как интересно. – Мое сердце снова начинает учащенно биться.

– Я рад, что мне удалось тебя заинтриговать, – говорит Дэмиен, гладя меня по ноге. – Но на этот раз тебе придется лечь.

Он поднимает меня и крепко обнимает. Я чувствую себя в безопасности, я знаю, что он меня любит. Когда он кладет меня на кровать и нежно целует в лоб, я готова плакать от счастья.

– Не торопись засыпать, – предупреждает Дэмиен и распутывает шелковый шнур на моей шее, после чего незамедлительно обвязывает его вокруг моего запястья, а другой конец закрепляет на изголовье кровати.

Он смотрит на меня с почти дьявольской улыбкой.

– Я получу от этого большое удовольствие. И тебе, Ники, тоже понравится.

Дэмиен берет лежащий на кровати шелковый халат и вынимает из него пояс, игриво проводит поясом вдоль моего тела и говорит:

– А теперь левую руку.

Я повинуюсь.

– Отлично, – хмыкает он, привязав запястье моей левой руки. – Но я думаю, что можно сделать еще лучше.

Дэмиен спрыгивает с кровати, подходит к окну и открывает балкон. В комнату врывается прохладный ветерок, но я даже не замечаю этого, потому что тело мое горит. Дэмиен собирает в кулак тюлевую занавеску и срывает ее с крючков, на которых она висит. Потом вторую.

– Ты помнишь нашу первую ночь? – спрашивает он.

Как я могу забыть? Эта кровать… Эти занавески… Я боялась и переживала, а Дэмиен успокаивал меня и шептал нежные слова.

– Помню, – отвечаю я, не вдаваясь в детали.

– И я тоже помню.

Можно сказать, что сейчас Дэмиен освободил занавески, точно так же, как в нашу первую ночь освободил меня.

Он быстро возвращается к кровати и привязывает занавесками мои ноги к железным прутьям кровати. В результате я оказываюсь лежащей на спине, мои ноги и руку разведены в стороны. Я не могу сама к себе прикоснуться. Не могу перевернуться на живот или на бок. Я даже не могу свести вместе ноги, чтобы прикрыть свою разгоряченную и жаждущую Дэмиена вагину. Я могу лишь крутить головой. И я чувствую возбуждение от того, что Дэмиен волен делать со мной все, что только пожелает.

– Не волнуйся, – успокаивает он меня. – Сегодня я тебя помучаю совсем немного. Ведь я и сам мучаюсь вместе с тобой.

– Немного садизма с мазохизмом? – хихикаю я.

Дэмиен смеется в ответ.

– Садизм, дорогая мисс Фэрчайлд? Давайте-ка разберемся с определениями. Если не ошибаюсь, то садизм – это получение удовлетворения от причинения страданий, унижений и боли своему сексуальному партнеру. – Он подходит к тумбочке, стоящей около кровати, и открывает выдвижной ящик. – Я хочу получить сексуальное удовлетворение и искренне надеюсь, что к тому времени, как мы с вами закончим, достигну своих целей. Давайте теперь обсудим ваши ощущения.

Дэмиен достает из ящика коробку спичек, и я нервно облизываю губы. Я полностью ему доверяю, но, черт возьми, зачем ему понадобились спички?

– Есть вопрос, мисс Фэрчайлд. Вы сейчас чувствуете боль?

– Нет. – Мне действительно не очень удобно, но никакой боли я не испытываю.

– Рад это слышать. – На секунду он исчезает из поля моего зрения, а потом появляется с большой зажженной свечой в руках. Пламя свечи колышется в такт его шагам.

– Расплавленный воск – очень любопытная субстанция, – отвечает Дэмиен на немой вопрос в моих глазах. – Он дает возможность почувствовать быстрое изменение температуры. Вы когда-нибудь использовали свечу в качестве средства для сексуального удовлетворения, мисс Фэрчайлд?

– Нет, – я отрицательно мотаю головой. Я даже не знаю, бояться мне или радоваться.

– Тогда вам понравится. Сегодня я собираюсь использовать только один вариант сексуального наслаждения, которое способна подарить нам свеча.

Он наклоняет свечу над тумбочкой, расплавленный воск капает на мраморную поверхность, после чего Дэмиен ставит свечу в воск, чтобы она не падала. После этого он достает из выдвижного ящика что-то еще. Когда свет в комнате начинает постепенно гаснуть, я понимаю, что это пульт дистанционного управления. Через несколько секунд в комнате становится темно. Единственным источником света остается горящая свеча.

– Ой…

– Что-то не так?

– Ты меня заинтриговал.

– Я рад. Так о чем же мы с тобой говорили? Ах да, о садизме. – Дэмиен садится на кровать у моих ног. Кладет руку чуть выше моего колена, гладит бедро, и мое дыхание учащается.

– Перейдем к вопросу унижения. Вот, например, вы, мисс Фэрчайлд, чувствуете себя униженной? Вы же открылись для меня, как цветок. – В его голосе появляются нотки животной страсти. – Но вы же не чувствуете себя униженной?

Я действительно совершенно открыта. Но это не унизительно. Я чувствую, что хочу его. Я чувствую возбуждение.

– Нет, – шепотом отвечаю я, а мои щеки заливает краска.

– Посмотри на меня.

Я смотрю и вижу его разноцветные глаза – один янтарный, другой черный, как бархатная южная ночь.

– То есть ты не чувствуешь себя униженной и не страдаешь? – уточняет Дэмиен.

– Совершенно верно.

– Хорошо. – Он улыбается и гладит меня по внутренней стороне бедер, лаская большим пальцем мои шрамы.

– Мисс Фэрчайлд, вы просто чудо. Я готов смотреть на вас часами. Я готов смотреть на вас целую вечность.

Я делаю глубокий вдох. Моя грудь стала невообразимо тяжелой, а между ног горит огонь желания.

– Потрясающе, что ты не разучилась краснеть.

– Что в этом потрясающего?

– В том, что я понимаю, почему ты краснеешь.

– И почему же, мистер Старк? Поделитесь со мной.

– Потому что ты связана. Ты открыта, беспомощна и ранима. Потому что сейчас я могу делать с тобой все, что пожелаю. И это тебя возбуждает.

Он кладет руку мне между ног, и я не могу сдержать протяжный стон.

– Так вернемся к нашей дискуссии. Если вы, мисс Фэрчайлд, не чувствуете страдания или унижения, так что же вы чувствуете?

– Возбуждение, – признаюсь я и краснею еще сильнее.

Даже при зыбком свете свечи я вижу, что лицо Дэмиена темнеет от страсти. Я понимаю, что он возбужден не меньше, чем я.

– Закрой глаза, я хочу тебя поцеловать, – приказывает он.

Я закрываю глаза, предвкушая, что он поцелует меня в губы. Но он целует
Страница 11 из 15

меня совсем не в губы. Я чувствую его язык совсем в другом месте. Мое дыхание учащается. Я отчаянно его хочу, и в моих чувствах уже нет никакой игривости, которая была в нашем разговоре несколькими секундами ранее.

Его язык танцует над моим клитором, не проникая внутрь меня. Ритм его ласк сводит меня с ума. Я выгибаюсь и приподнимаю бедра. Инстинктивно я стараюсь сжать ноги, чтобы сдержать волну экстаза, который по силе сравним с болью. Но я не в состоянии свести ноги. Я ничего не могу поделать. Я могу только отдаться захлестывающим меня чувствам.

Страсть опьяняет меня, я закрываю глаза и откидываю назад голову, полностью отдавшись языку Дэмиена, который творит чудеса. Волна экстаза поднимает меня все выше и выше и потом, наконец, взрывается фейерверком разноцветных звезд. Обессиленная и бездыханная, я падаю на шелковые простыни.

Но постепенно я возвращаюсь к жизни. Я связана по рукам и ногам, и мое тело настолько чувствительно, что я ощущаю каждую нитку простыней, на которых лежу. Мне хорошо как никогда. Я уверена, что сейчас Дэмиен меня развяжет, мы обнимемся и блаженно заснем. Что еще можно ждать от этой ночи? Я получила от нее все, что могла.

Однако я забыла, что Дэмиен Старк – совершенно непредсказуемый человек. Я чувствую, как его зубы прикусывают мой сосок, и все мысли о сне исчезают. Оказывается, во мне еще остались силы.

Я готова отказаться от еды, сна и всех моих друзей, чтобы эта сладкая пытка никогда не кончалась. Я готова жить в объятиях Дэмиена.

Я открываю глаза, приподнимаю голову и вижу, что он улыбается. Он умеет читать мои мысли. Но вдруг Дэмиен отводит от меня взгляд, и его улыбка исчезает. На его лице снова маска.

– Дэмиен? – с тревогой спрашиваю я и поворачиваю голову. На стене, среди фотографий в рамках, висят часы. Видимо, Дэмиен перевез в новый дом некоторые свои вещи.

Я пытаюсь сесть на кровати, но не могу. Я все еще привязана. Да, я открыта и ранима, но в этот момент мне кажется, что Дэмиен раним еще больше.

– Осталось меньше минуты, – говорит он и снова смотрит на меня. – Так кто же в полночь превратится в тыкву? Ты или я?

Он произносит эти шутливые слова весьма серьезным тоном, который выбивает меня из колеи.

– Ты в виде тыквы меня не очень сильно привлекаешь, – отвечаю я. – А меня оранжевый цвет полнит.

Дэмиен смеется, ложится на меня и трется возбужденным членом о мой живот. Он обводит мои губы кончиком пальца, и я почему-то забываю, как надо дышать.

– Ты все еще моя, – шепчет он.

Я не успеваю ответить, как он так неожиданно вводит в меня член, что я непроизвольно вскрикиваю. Мы медленно и нежно занимаемся любовью, потом его тело начинает содрогаться, и я закрываю глаза, чисто по-женски довольная тем, что он получает наслаждение от моего тела.

Дэмиен скатывается с меня и устраивается рядом.

– Ники.

Это не просьба и не вопрос. Это просто мое имя.

Мы долго лежим рядом. Наконец, я устаю от неподвижности и прошу его меня развязать. Он приподнимает голову. Я вижу в его глазах озорной блеск.

– Эй! – Я нетерпеливо стучу ногтями по спинке кровати. – Ты не собираешься меня развязывать?

– Думаю, стоит ли, – усмехается Дэмиен. – Зачем?

– Затем, что у меня скоро руки сведет.

– С радостью готов их помассировать.

– Ну, тогда затем, что в субботу у тебя здесь будет коктейльная вечеринка и гости будут спрашивать, что я здесь делаю.

– Зато представляешь, какую тему для разговоров я им задам?

– Мне, конечно, важно, чтобы гостям было о чем поговорить и чтобы они хорошо провели время, но я все равно хочу, чтобы ты развязал мне руки.

– Правда? – Дэмиен проводит пальцем по моему боку. Я чувствую что-то среднее между нежной лаской и щекоткой, и это ощущение очень приятное.

– А что бы вы хотели сделать руками, если я вам их развяжу, мисс Фэрчайлд?

– Я бы до тебя дотронулась. Ведь уже за полночь и я могу делать все, что хочу. Верно, сэр?

Дэмиен долго раздумывает и наконец кивает головой.

– Да, мэм. – Он развязывает узлы на запястьях. – Пожалуйста.

Я сажусь на кровати и сама освобождаю свои ноги. Очень приятно, что я снова могу двигаться. Потом я смотрю на Дэмиена. От него сложно оторвать взгляд, при свете свечи он кажется еще красивее. Я протягиваю к нему руку, чтобы почувствовать тепло его кожи. Очень медленно я кладу ладонь ему на сердце и чувствую, как сильно оно бьется.

Дэмиен ложится на кровать, и я усаживаюсь на него верхом. Я медленно провожу пальцами по его груди и слежу за тем, как напрягается его волевая челюсть. Я рада, что обладаю над ним определенной властью.

– Мне с тобой так хорошо, – признаюсь я. – И хочу, чтобы тебе было так же хорошо со мной.

– Мне очень хорошо. Я никогда в жизни не чувствовал себя так, как чувствую с тобой.

– Ты всегда держишь ситуацию под контролем, – говорю я и двигаю бедрами, чтобы показать ему, что сейчас ситуацию контролирую я.

– Нет, Ники, – он качает головой. – Все это сплошная иллюзия. Ты держишь в руках мое сердце. Пожалуйста, будь с ним осторожнее. Оно гораздо более хрупкое, чем ты можешь предположить.

Я очень тронута тем, что он сказал. Я провожу пальцем по его щетинистому подбородку, потом наклоняюсь к его губам и долго и нежно целую.

– Что ты хочешь? Как мне доставить тебе наслаждение? Что я могу сделать для тебя?

– Сейчас я хочу, чтобы ты лежала рядом и обнимала меня.

Мне хочется расплакаться от переполняющих меня чувств. Мне кажется, никогда в жизни я не чувствовала себя такой счастливой. Я ложусь рядом, плотно прижимаюсь к нему, мне тепло и уютно.

– Я рад. Мне очень не понравилось, что папарацци расстроили тебя в начале вечера.

– Да, радости было мало. Но сейчас я в порядке. И мне кажется, что тебя сейчас они тоже мало волнуют.

– Я готов был головы им оторвать, – признается он.

– Я это заметила. Но дело не только в папарацци.

– Вот как?

– Меня расстроил тот странный телефонный звонок, – признаюсь я. – О чем был этот звонок? Карл создает тебе какие-то проблемы?

Дэмиен молчит.

– Послушай, Карл угрожал тебе, а он угрозы на ветер не бросает.

– Может быть, может быть.

– Дэмиен, перестань! – Я опять начинаю нервничать. – Давай начистоту. Произошло что-нибудь, о чем ты мне не говорил?

– Ничего серьезного. – Он трогает пальцем кончик моего носа.

Я с недоверием смотрю на него.

Дэмиен отодвигается, чтобы я могла его лучше видеть, и вскидывает вверх три пальца в скаутском приветствии.

– Клянусь, – говорит он, – тот звонок не имел никакого отношения к Карлу Розенфельду.

Я верю ему, но мое волнение не проходит. С такими людьми, как Карл, не шутят.

Глава 5

Я открываю глаза и вижу в окно звездное небо. Не могу понять, почему я проснулась. Поворачиваюсь к Дэмиену, чтобы обнять его и снова заснуть, но его нет. Простыня рядом со мной холодная. Я сажусь на кровати. В чем дело? Мы засыпали вместе, но в середине ночи он куда-то исчез.

Свеча догорела, но Дэмиен включил свет и поставил его на минимум – ровно настолько, чтобы можно было разглядеть стоящие в комнате предметы и не удариться об углы. Я смотрю в сторону кухни, но там темно, и оттуда не доносится ни звука. Еще раз прикасаюсь к простыне, на которой он лежал. Она холодная, а значит, он ушел уже давно.

Я встаю и поднимаю с пола халат. Надеваю его, и прикосновение шелка
Страница 12 из 15

напоминает мне о Дэмиене. Потом я отвязываю пояс от спинки кровати и подпоясываюсь. Я смотрю на кровать и трогаю холодные металлические прутья изголовья. Мне очень нравится эта кровать, но она уже сыграла свою роль. Это была декорация, необходимая для определенной сцены, которую уже сняли.

Я вздрагиваю от мысли, что все вокруг меня – это лишь иллюзия. Самое страшное, что и Дэмиен тоже иллюзия.

Но это только минутная слабость. Я знаю, что это не так. Или надеюсь, что это не так. Мне становится холодно. Я знаю, что веду себя глупо. Дэмиен не оставил меня, он просто вышел на минутку.

– Дэмиен!

Я не ожидаю, что он мне ответит, потому что дом огромный, и Дэмиен может быть где угодно. На прошлой неделе рабочие заканчивали внутреннюю отделку, и даже ландшафтные работы уже практически завершены. Дэмиен может быть в любой комнате.

Я раздумываю, стоит ли мне вернуться в кровать и попытаться уснуть. Он меня не разбудил, возможно, он вышел, чтобы побыть одному. Дэмиен уверил меня, что его странный телефонный разговор был не с Карлом, и у меня нет оснований не верить. Однако совершенно очевидно, что этот звонок выбил его из колеи, и я хочу понять почему. Хочу, чтобы он рассказал мне, кто ему звонил и почему этот звонок так сильно его взволновал.

Хочу, чтобы Дэмиен сдержал данное мне обещание – о том, что я буду светом, льющимся на его тайны.

Я замечаю, что он оставил свой телефон на тумбочке около кровати. Вспоминаю, что сперва Дэмиен получил смс, и сразу после этого зазвонил его телефон. Может, мне стоит посмотреть?

Нет, лезть в чужой телефон – это верх наглости. Я бы очень разозлилась, если бы Дэмиен так поступил со мной. Выбрасываю из головы эту мысль и иду через кухню на веранду, а потом в огромный тренажерный зал. Но и там Дэмиена тоже нет.

Тренажерный зал разделен на секции для разных видов тренировок. Я прохожу отделение с гантелями и штангами, боксерские груши и многое другое. Открываю дубовую дверь и вхожу в другую часть зала, в которой стоят беговые дорожки и велотренажеры.

Стена в этом зале стеклянная, и сквозь нее я вижу участок перед домом и океан. Отсюда можно выйти на улицу. С того места, где я стою, виден и бассейн с подсветкой. Дэмиен не выключал подсветку уже три дня – с тех пор, как бассейн залили водой. Он сказал, что делает это для меня, – я говорила ему, что, когда была девочкой, мы с сестрой любили сидеть у бассейна и смотреть, как свет отражается и играет на поверхности воды.

Ветра нет, но поверхность воды в бассейне неспокойна и покрыта рябью. Улыбаюсь, понимая, что нашла Дэмиена.

Я иду к стеклянной двери, но замечаю у двери небольшой столик. На столике стоит бутылка воды, на полу лежит газета. Дэмиен очень серьезно относится к газетам и всегда аккуратно складывает их после прочтения. Однако эта газета почему-то валяется на полу.

Я поднимаю ее и вижу, что это спортивное издание. Дэмиен достиг в спорте больших успехов, поэтому неудивительно, что и сейчас он следит за спортивными событиями. Однако я читаю заголовок одной из статей и немею.

Оказывается, в Лос-Анджелесе достраивают новый теннисный центр, который будет открыт в следующую пятницу. И этот центр назван в честь тренера Дэмиена по имени Мерл Рихтер. Того самого, который покончил жизнь самоубийством, когда Дэмиену было четырнадцать лет. Того самого, который, как мне кажется, в течение пяти лет сексуально использовал или как-то по-другому измывался над Дэмиеном. Отец заставлял Дэмиена тренироваться с этим Рихтером, несмотря на протесты мальчика.

Я вспоминаю, что Элейн говорил об открытии какого-то теннисного центра. Теперь все встало на свои места.

Кладу газету на столик и выхожу через стеклянную дверь. Камни, из которых выложена дорожка, приятно холодят ступни, полы моего халата развеваются. Дальняя часть бассейна построена так, что кажется – это водопад, поток которого может унести тебя вниз.

Дэмиен плавает вдоль этого обрыва. И я думаю, он не случайно выбрал это место.

Он голый, и его мускулистое тело эффектно смотрится в подсветке бассейна. У него потрясающее, сильное тело, от вида которого все внутри меня начинает ныть. Мое восприятие Дэмиена, конечно, во многом сексуальное, но к этому примешиваются и другие чувства. Он – мой мужчина, и я знаю это. Но иногда мне страшно. Он полон тайн и секретов, к которым у меня нет доступа.

Я думаю о наших отношениях, а также о том, почему я решила отдаться ему. Вне всякого сомнения, Дэмиен мне очень нужен. Но я знаю, что в свое время мне нужны были весьма странные и деструктивные вещи. Шрамы на моем теле – прекрасное доказательство этому.

Медленным шагом я иду к бассейну. В воду ведут пять ступенек. Это большие и широкие ступеньки, на которых можно лежать, частично погрузившись в воду. Я начинаю спускаться и приподнимаю полы халата, чтобы его не замочить.

Дэмиен плавает на противоположной стороне бассейна и пока меня не замечает. Я спускаюсь еще на одну ступеньку, и теперь вода мне почти по колено. Она удивительно теплая, гораздо теплее воздуха.

Я смотрю на мужчину, который покорил мое сердце. Вижу Дэмиена, воду в бассейне и звездное небо. Словно в трансе я наблюдаю за тем, как он плывет. Его движения собранные, и он не тратит лишних сил. Я настолько заворожена, что не замечаю, как спустилась еще на одну ступеньку и отпустила подол халата. Тонкий красный шелк раскинулся вокруг моих ног по поверхности воды, словно лепестки розы.

Тут Дэмиен, наконец, замечает меня. Он перестает плыть и поворачивается в мою сторону. На его лице играют блики света от воды, и я не могу понять, какое у него выражение. Я чувствую, как он смотрит на меня тяжелым взглядом, и останавливаюсь как вкопанная. Я боюсь сдвинуться с места. Я боюсь, что переступила какой-то барьер, сделала что-то недозволенное. Я вторглась к нему, когда он хотел побыть один. Я надеялась его поддержать, но, похоже, мое появление его не обрадовало.

Чем дольше Дэмиен остается в противоположном конце бассейна, тем сильнее я боюсь. Когда, наконец, он плывет ко мне, я невольно делаю шаг назад. Но потом я вижу выражение его лица и останавливаюсь. Он смотрит на меня с таким обожанием, что у меня екает сердце.

Дэмиен останавливается и встает в воде, которая ему по грудь.

– Я не хотел тебя разбудить.

– Я не могу спать без тебя. – Я делаю шаг ему навстречу.

Полы халата плывут вокруг моих ног. Дэмиен тянет за пояс и снимает с меня халат. Потом крепко обнимает меня.

– Ты не против, что я пришла?

На его лице появляется улыбка, и он сильнее прижимает меня к себе. Бедром я чувствую его эрекцию.

– А ты как думаешь?

Я отрицательно мотаю головой. Несмотря на то что Дэмиен голый и у него эрекция, я пришла сюда не за сексом.

– Я переживала за тебя, – признаюсь я.

– Это ты о телефонном звонке? Я же сказал, что это был не Карл.

– Звонок был по поводу теннисного центра?

– Откуда ты об этом знаешь? – Его голос становится резким.

– Ты из-за этого расстроился?

Дэмиен медлит, а потом кивает:

– Да.

Я понимаю, это только вершина айсберга, и я не знаю всей истории.

– Как ты узнала?

– Увидела статью в газете, которую ты оставил в спортзале.

– Кто знает, может, я подсознательно хотел, чтобы ты ее нашла.

– Ну, вот видишь, – улыбаюсь я. – Это уже хорошее начало.

Дэмиен
Страница 13 из 15

тоже улыбается. Его плечи расслабляются, и мне кажется, что ему становится легче. Он прижимает меня к себе, я обвиваю его шею руками и кладу голову ему на грудь.

– Я не очень люблю Рихтера, – объясняет он. – И мне не нравится, что теннисный центр назовут его именем.

– А ты можешь как-то повлиять на это?

– Как? Разве что купить этот чертов теннисный центр. Но у меня нет никакого желания это делать.

Я хочу посмотреть ему в глаза, но не двигаюсь. Я говорила Дэмиену, что подозреваю его тренера в издевательствах или сексуальных домогательствах, но он никак не отреагировал на мои слова. Я стою, не двигаясь, в надежде, что он приоткроет мне свою душу.

– Звонок, который меня расстроил, – объясняет он, – был от отца.

– Вот как. – Я отклоняюсь, чтобы взглянуть Дэмиену в лицо. Его глаза стали совсем темными. Совершенно очевидно, что отношения с отцом у него непростые.

Я знаю, что отец заставлял его выступать на соревнованиях приблизительно так же, как моя мать заставляла меня участвовать в конкурсах красоты. Но это только цветочки.

У меня есть серьезные подозрения, что отец Дэмиена знал, что делает тренер с его сыном, и все равно настаивал на занятиях у этого мерзавца.

– Ты хочешь об этом поговорить?

– Нет, – отрезает он.

– Ладно.

Дэмиен прижимается лбом к моему лбу, не опуская руки с моих плеч.

– Ники, я вижу, что ты переживаешь. Прости меня.

Я не знаю, что сказать. Мать годами вбивала в меня, что приличная девушка не должна интересоваться секретами других людей, которые те хотят скрыть. Нельзя лезть никому в душу, если тебя об этом не просят. Нельзя навязываться, если человек не готов с тобой делиться.

Я делаю глубокий вдох и решаю говорить то, что действительно чувствую. К черту приличную Ники!

– Да, я переживаю, потому что мне невыносимо, когда тебе больно.

– А я-то думал, что хорошо умею скрывать свои шрамы, – грустно усмехается Дэмиен.

– Ты очень хорошо это делаешь, – соглашаюсь я. – Но не забывай, что я в этом просто эксперт. Я вижу шрамы даже тогда, когда никто другой их не видит. Мне очень помогло, что мы с тобой о них поговорили. Я знаю, что могу опереться на тебя, когда мне не хватает собственных сил.

Дэмиен хочет что-то ответить, но я прикладываю палец к его губам.

– Когда я говорю, что хочу помочь тебе, я говорю это с полной ответственностью. – Я делаю глубокий вдох. Быть честной не так просто, как кажется. – И мне грустно, что я про тебя так мало знаю. Я все про себя рассказала, а ты – нет.

– Ники…

– Нет, не перебивай, – останавливаю я его. – Я ничего не требую и ни в чем тебя не обвиняю. Я сама решила все рассказать, поэтому не могу обижаться, что ты хочешь сохранить что-то в тайне. Ты мне ничем не обязан. Это жизнь, а не игра. Никто тебя не заставляет утопиться за компанию.

– Я знаю, Ники, – отвечает Дэмиен и после паузы добавляет: – Спасибо.

Я смотрю на человека, который значит для меня все. Он – мой мужчина. В этот момент я понимаю, что давно уже влюблена в Дэмиена Старка.

Эта мысль меня нисколько не пугает. Более того, от этой мысли я начинаю улыбаться. Дэмиен улыбается в ответ и проводит пальцем по моей нижней губе. Я целую его палец и чувствую запах хлорки.

– О чем ты думаешь? – спрашивает он.

– О тебе, – признаюсь я. – Я всегда думаю о тебе.

– И что ты обо мне думаешь?

– Закройте глаза, мистер Старк, и я вам покажу.

Он вопросительно поднимает бровь, но закрывает глаза. Я придвигаюсь ближе к нему и глажу его мокрую мускулистую грудь.

– Я сейчас займусь с тобой любовью, Дэмиен. Я сделаю так, что ты забудешь все свои переживания. Поверь, это гораздо эффективнее, чем нарезать круги в бассейне.

Уже поздно – или наоборот слишком рано, – и я устала. Но это не имеет никакого значения, потому что я хочу с ним быть. Я хочу его успокоить и сделать так, чтобы ему было хорошо.

Я нежно целую Дэмиена в висок, потом покрываю поцелуями его шею и грудь. Мы стоим по пояс в воде, и его возбужденный член упирается мне в бедро, как молчаливое требование. Я опускаю руки и под водой хватаю его за идеальную попу, а губами продолжаю исследование его тела, продвигаясь все ниже и ниже, доходя до живота. Ниже – вода.

Я опускаю голову под воду, держась руками за его бедра, и лижу его член. Раньше я не позволяла себе подобных смелых экспериментов. Я под водой и ощущаю привкус хлорки. Я не беру его чудесный член в рот, потому что не хочу наглотаться воды. Я чувствую, что мои действия возбуждают Дэмиена точно так же, как и меня. Его член – как каменный, и все мышцы напряжены.

Я выныриваю – мне нужен воздух и его поцелуй. Губы Дэмиена уже раскрыты, и он властно засовывает в меня язык. Я понимаю – если секундой раньше я была соблазнительницей, то теперь наши роли поменялись.

Дэмиен отрывается от моих губ и резко разворачивает меня спиной. Я поражаюсь, насколько он сильный. Он властным движением кладет руки мне на грудь, а его торчащий член упирается мне в попу. Ночной воздух холодит мокрую кожу, но я не чувствую холода. Я вся горю. Я разожгла огонь и сейчас сгораю от страсти.

– Скажи мне, что я могу тебе доверять, – шепчет Дэмиен.

– Ты и так знаешь, что можешь.

– Скажи мне, что я могу сделать с тобой все, что пожелаю.

Я закрываю глаза.

– О да.

– Сейчас я тебя трахну так, что ты долго об этом будешь помнить, Ники, – говорит он и отпускает мою грудь. Потом засовывает руку мне между ног и вводит в меня пальцы.

– Я хочу чувствовать, как ты кончишь, и я хочу знать, что это я доставил тебе удовольствие. Я довел тебя до оргазма, я заставил тебя кричать и извиваться от страсти. Я и никто другой.

Мое тело начинает дрожать от восторга и предвкушения.

– Держись за бортик, – приказывает он.

Как только я поднимаю руки и хватаюсь за бортик, Дэмиен резко входит в меня сзади. Вода плещется вокруг нас, и мышцы моей вагины сжимаются, пытаясь его удержать. Я двигаю бедрами, стремясь, чтобы он входил глубже и глубже. Он одной рукой ласкает мне клитор, а другой – терзает сосок, и мои мышцы еще сильнее сжимаются вокруг его члена. Он ласкает меня, мастерски подводя все ближе и ближе к оргазму, до тех пор, пока я не начинаю громко стонать, чувствуя, что вот еще секунда – и я кончу.

Но нет. Это игра Дэмиена, и у него свои правила. Он вынимает из меня член, разворачивает меня лицом к себе и начинает активно массировать мой клитор. Мне так не хватает его члена, и я готова молить, чтобы он меня трахнул. Я обвиваю Дэмиена ногами, и он снова входит в меня. Я стараюсь глубже сесть на его член – так, чтобы он заполнил меня полностью.

Одной рукой он поддерживает меня, а пальцем другой начинает массировать мой анус.

– Во все дырки, Ники, – хрипло шепчет он.

Я уже на грани экстаза. Дэмиен все сильнее насаживает меня на свой член, и его палец проникает внутрь моей попы. Я чувствую, что во мне не только его член, но еще и палец, и это ощущение нравится мне до безумия.

Вода вокруг нас пенится, и я упираюсь спиной в бортик бассейна. Спина бьется о бортик, палец Дэмиена терзает мне попу, и мне уже становится больно.

– Навсегда, – рычит он с животной страстью и начинает входить в меня с еще большей силой и остервенением.

Я прикусываю губу, чтобы не закричать. Я не знаю, почему он так жестко меня трахает, но уверена, что ему сейчас это очень нужно. До этого
Страница 14 из 15

он обходился со мной очень нежно. Даже его шлепки причиняли мне больше удовольствия, чем боли.

Но сейчас Дэмиену нужно трахнуть меня жестко, и я готова ради него на это. Я сильнее, чем боль, которую испытываю. Я знакома с болью и знаю о ней все. Я могу ее контролировать. Я знаю, как превратить боль в драгоценное сокровище.

Мне кажется, я понимаю, что нужно Дэмиену. Ему не нужна боль, ему нужна полная власть. Он хочет взять меня и почувствовать это. Он сейчас не в силах совладать с призраками прошлого, которые снова к нему вернулись, но у него есть я, и я могу ему помочь. Он может использовать меня так, как пожелает.

Я принадлежу ему. Я принадлежу Дэмиену.

Он фонтанирует, кончает быстро и сильно. Я обвиваю руками его шею и чувствую, как содрогается в оргазме его тело. Его член обмякает и выскальзывает из меня. Потом он вынимает палец из моего ануса. Я слезаю с него и нахожу ногами дно. Я тяжело дышу и облокачиваюсь на край бассейна.

Через несколько мгновений Дэмиен открывает глаза и смотрит на меня. Проходит одно мгновение, за ним другое. Я вижу, он начинает жалеть, что так жестко со мной обошелся.

– Ники, черт подери…

– Ни слова, – говорю я и глажу его по щеке. – Не надо. Разве ты не понял? Я хочу быть с тобой рядом. Я хочу тебе отдаваться. Я готова исполнять все твои желания.

Дэмиен молчит.

– Я сделал тебе больно? – с тревогой спрашивает он.

– Нет, – вру я. Он сделал мне больно, но не сильно. Боль уже почти прошла. Это даже приятно. Это – напоминание о Дэмиене. – Нет, – повторяю я. – Все было замечательно.

Я не уверена, что убедила его. Он берет меня за руку и выводит по ступенькам из бассейна. Мы вытираемся в полном молчании. Потом Дэмиен, ни слова не говоря, поднимает меня на руки и идет в дом. Он доносит меня до старомодной кровати на третьем этаже, бережно укладывает и сам ложится рядом.

Я уже практически заснула, когда услышала его слова.

– Мой отец собирается идти на открытие теннисного центра.

– Вот как. – Я не могу придумать ничего умнее этой фразы. Сон как рукой сняло, и я приподнимаюсь на локте и гляжу на Дэмиена.

– Рихтер был настоящим подлецом, и я не собираюсь идти на открытие центра, который носит его имя.

– Неужели ты так сильно переживаешь из-за этого теннисного центра? – спрашиваю я и внимательно всматриваюсь в его лицо.

– Да, – отвечает Дэмиен. – Все из-за него.

Мне кажется, в его ответе было какое-то колебание. Это действительно так, или я настолько привыкла к его скрытности, что теперь вижу подвох буквально во всем?

Но он сказал «да», и я решаю больше не поднимать эту тему.

Дэмиен приоткрыл дверь. Но в нем, как и в его доме, очень много комнат, и я понятия не имею, сколько из этих комнат для меня закрыты.

Глава 6

На следующее утро я просыпаюсь от запаха кофе и только что испеченных круассанов. Я открываю глаза и вижу, что передо мной стоит поднос с завтраком, который принес Дэмиен.

– Женщина, которая сегодня выходит на новую работу, заслуживает, чтобы ей подали завтрак в постель, – улыбается он.

Я делаю первый глоток кофе и чувствую, как восхитительный напиток наполняет меня энергией.

– Который час?

– Полседьмого.

Я издаю стон.

– А во сколько тебе надо быть на работе? – спрашивает Дэмиен.

– В десять. Брюс попросил меня начать в пятницу, потому что целый день уйдет на всякую бумажную волокиту. И мне надо входить в курс дел, происходящих в компании. В понедельник, я уверена, рабочий день начнется в восемь.

– Ладно, перестань жаловаться. Ты же любишь работать. – Он садится на кровать рядом со мной и отпивает кофе из моей чашки. Мне кажется, он сделал это «на автопилоте», и меня очень радует наша близость.

Дэмиен прав, когда говорит, что я люблю работать. Чуть меньше месяца назад я переехала в Лос-Анджелес, чтобы сделать карьеру в хай-тек бизнесе. Мое пребывание в компании Карла C-Squared Technologies оказалось коротким, и я надеюсь, что работа в корпорации Innovative Resources будет более продуктивной, а начальник не окажется таким самодуром.

Я намазываю клубничный джем на круассан, откусываю кусочек и понимаю, что он буквально тает у меня во рту.

– Откуда такие шикарные круассаны? – спрашиваю я, потому что мне не верится, что Дэмиен спозаранку успел смотаться в город. Это явно не разогретый в микроволновке замороженный завтрак.

– Это Эдвард, – отвечает он, имея в виду своего водителя.

– Поблагодари его от моего имени.

– Ты сможешь это сделать, когда он повезет тебя на работу.

– Разве ты сам не подвезешь меня?

– К сожалению, сегодня не могу. – Дэмиен наклоняется ко мне поближе, и я ожидаю поцелуя. Вместо этого он откусывает кусок моего круассана. На его губах мальчишески озорная улыбка.

– Ты права. Действительно очень вкусные.

– Эй! Нельзя у женщины воровать сладости. Это хуже, чем испортить ей прическу.

– Тогда с нетерпением жду своего наказания, – улыбается он и протягивает мне руку. – Можешь наказать меня в душе, если пожелаешь.

– Нет, нет, – возражаю я. – Не хочу опаздывать в первый день на работу.

– Ты же вроде сказала, что тебе к десяти.

Я киваю, доедаю круассан и делаю глоток кофе.

– Все правильно, но до этого я планировала заехать домой и переодеться.

– Очень жаль. Я был готов разделить с тобой душ.

Я осматриваю Дэмиена с ног до головы. Он чисто выбрит, и на нем белая рубашка и свежевыглаженные черные брюки. Я чувствую, как от него исходит запах шампуня и лосьона после бритья.

– По-моему, с душем ты и без меня прекрасно справился.

– Ради тебя я готов еще раз залезть в душ, – отвечает он мне самым серьезным тоном.

– Интересная мысль. – Я отодвигаю поднос и спрыгиваю с кровати. – Послушай, а разве у тебя на сегодня нет никаких планов? Прикупить что-нибудь? Устроить грандиозное слияние компаний? Приобрести новую галактику, наконец?

Дэмиен берет в руки халат и помогает мне его надеть. Это не тот красный халат, который я вчера ночью искупала в бассейне. Интересно, сколько еще у него халатов?

– Все, что мог, я уже купил на прошлой неделе, – улыбается он. – Больше покупать нечего.

– Ах ты, бедняжка. – Я целую его в подбородок, пока он завязывает пояс моего халата. – Ты у меня просто настоящий Александр Македонский. Покорил весь мир, больше покорять нечего.

Дэмиен засовывает руку мне под халат, и от его прикосновения дрожь пробегает по моему телу.

– Поверь, я очень доволен всем, что завоевал, – уверяет он. Романтическое выражение на его лице исчезает и становится более серьезным. – На самом деле, у меня важные переговоры в Палм-Спрингс на целый день. И начнутся они в восемь.

Я крайне удивлена.

– У тебя переговоры, а ты предлагал мне сходить вместе в душ? И что бы ты делал, если бы я согласилась?

– Принял бы с тобой душ с огромным удовольствием.

– И опоздал бы на переговоры.

– У меня есть подозрение, что без меня они не начнут. Впрочем, это не повод опаздывать.

Тут весь дом сотрясается от страшного рева и грохота.

– Что это такое?

– За мной прилетели, – говорит Дэмиен.

В окне появляется вертолет, медленно опускающийся вниз. Я выбегаю на балкон. На лужайке перед домом приземляется вертолет.

– Скажи, у тебя не хватило денег построить нормальную вертолетную площадку? – интересуюсь я.

– Напротив. Это и есть самая что ни на есть
Страница 15 из 15

настоящая вертолетная площадка. Ты бы знала, что там под дерном лужайки.

– Серьезно?

– Абсолютно. Это революционная технология. Почву укрепляют высокопрочной сеткой, которая создает очень надежную основу. В Малибу часто случаются оползни, и эта система гарантирует, что оползней не будет. А корни деревьев и кустов хорошо переплетаются с заложенной в земле сеткой. Так что все продумано.

– Ты молодец!

Дэмиен ухмыляется.

– Это не мой собственный проект. Пока, во всяком случае. Я веду переговоры с компанией, которая получила патент на эту технологию.

– И собираешься эту компанию приобрести?

– Возможно, но совсем не обязательно. Может, мы будем просто партнерами. Поверь, мне интересны не только те разработки, которые гарантируют прибыль.

Я вспоминаю о миллионе, который заработала, позируя для портрета.

Когда я почувствую, что готова, то смогу начать собственный бизнес. Дэмиен хочет помочь мне и считает, что я уже могу открыть свое предприятие.

– Надеюсь, я когда-нибудь тоже смогу так сказать, – тихо говорю я, и Дэмиен тут же понимает, о чем идет речь.

– Ты уже готова к большим делам, Ники. У тебя все получится.

– Позволь мне самой судить о том, насколько я готова. – Мой тон чуть более жесткий, чем мне хотелось бы.

– Надо разделять две вещи – желания и способности. Я могу оценить тебя гораздо более объективно, чем ты сама.

Я скрещиваю руки на груди, но он продолжает развивать эту тему:

– В настоящий момент у тебя есть два достаточно успешных приложения для смартфонов, которые ты сама создала, продвигаешь на рынке и обслуживаешь. Эти приложения ты придумала, когда еще училась в колледже. Значит, ты обладаешь необходимыми техническими знаниями и предпринимательской жилкой. У тебя два диплома, и после колледжа два университета предложили тебе аспирантуру. Это говорит о том, что два учебных заведения увидели в тебе большой потенциал.

– Я отказалась от этих предложений.

– Для того, чтобы начать работать и набраться опыта.

Я понимаю, что мне его не переспорить, и нежно целую его в щеку.

– Мистер Старк, ваша карета уже подана. Не стоит опаздывать на деловую встречу.

Я собираюсь вернуться в комнату, но Дэмиен удерживает меня за руку. Он целует меня так долго и страстно, что у меня начинают дрожать колени.

– Зачем все это? – спрашиваю я, когда он наконец отрывается от моих губ.

– Чтобы напомнить, как я тебя хочу. И чтобы ты ждала продолжения, – говорит Дэмиен с хитрой улыбкой. – Я сообщу тебе, когда вернусь. Пока не знаю, сколько времени займут переговоры.

– Не торопись. Я собиралась сегодня поужинать с Джеми. Давно не видела свою лучшую подругу.

– Мне очень не хочется с тобой расставаться, – вздыхает Дэмиен, и я улыбаюсь. С каждой минутой он нравится мне все больше и больше.

– Но если ты не уедешь, я не смогу весь день ждать нашей встречи.

– Очень мудрое наблюдение, – замечает он и крепко целует меня в губы. – До вечера.

Глава 7

Эдвард встречает меня около шикарного красного автомобиля.

– Новый автомобиль? – спрашиваю его я.

– Нет, мэм, очень старый, – отвечает Эдвард. – Мистер Старк сам починил его три года назад.

– Ничего себе! – Я обхожу машину, представляя, как Дэмиен ковыряется под капотом и его руки выпачканы машинным маслом. Удивительно, но вообразить его в роли автомеханика оказывается гораздо проще, чем я ожидала.

Машина не просто красивая, она величественная. У нее грациозный, обтекаемый корпус. Это олицетворение высокого стиля. Мне даже становится жалко, что Эдвард одет не в ливрею, а в обычный деловой костюм, и хочется, чтобы мой водитель начал говорить с британским акцентом.

– Обычно этот «Бентли» мы используем в представительских целях, но мистер Старк сказал, что в первый день на новую работу вам надо приехать на роскошном автомобиле.

– Мистер Старк совершенно прав, – улыбаюсь я, садясь в машину. – Но сперва мне надо заехать домой.

– Конечно, мисс Фэрчайлд. – Эдвард закрывает за мной дверь.

Я сижу в салоне автомобиля и наслаждаюсь окружающей меня роскошью. Окна в машине опускаются не автоматически, надо крутить ручку из полированного до блеска красного дерева. Сиденья автомобиля сделаны из белой кожи и мягкие, словно подтаявшее масло. В спинку водительского кресла, прямо передо мной, встроен откидной столик – как в самолете. Я раскладываю его, и я вижу, что это письменный столик. Мне хочется, чтобы у меня сейчас были под рукой перо и пергамент, чтобы записать какую-нибудь умную мысль.

– А что это за автомобиль? – интересуюсь я.

– Это «С2-Салун» 1960 года выпуска, – отвечает Эдвард, отъезжая от дома. – Было произведено всего 388 штук, и сейчас на ходу осталось лишь несколько таких автомобилей. Мистер Старк купил автомобиль в очень плохом состоянии и решил вернуть его к жизни.

Могу представить решимость, с которой Дэмиен взялся за возрождение автомобиля. Он – целеустремленный человек, который добивается всего, что пожелает, будь то отель в Санта-Барбаре, ретроавтомобиль или я в его постели.

Я трогаю пальцем столик, и мне приходит мысль.

– Эдвард, а не найдется ли бумаги и ручки?

– Конечно. – Эдвард достает из бардачка папку и передает мне.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/dzhuliya-kenner/neobhodimyy-greh-u-lubvi-i-uspeha-svoya-cena/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Примечания

1

Так называется кастрюля для фондю.

2

Современный танец, состоящий из активных движений ягодиц и бедер. При этом остальные части тела почти полностью неподвижны.

3

Автор книги «Этикет», изданной в США в 1922 году. Книга стала классикой американской литературы, многократно переиздавалась и с годами не потеряла своей актуальности.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.