Режим чтения
Скачать книгу

Единственный и неповторимый читать онлайн - Александр Савчук

Единственный и неповторимый

Александр Геннадьевич Савчук

Единственный и неповторимый #1

Не собирался я в другой мир на ПМЖ отправляться. Даже не готовился. Фехтованием не занимался, магию не изучал, химию не знаю. Однако кривая вывела, и никуда не денешься. Теперь надо взять себя в руки, сменить имя и вживаться в новые условия. А чувство юмора, верные друзья и природный авантюризм обеспечат нескучную жизнь.

Александр Савчук

Единственный и неповторимый

© Савчук А. Г., 2017

© Художественное оформление, «Издательство АЛЬФА-КНИГА», 2017

* * *

Глава 1

Петрович, нехороший человек, редиска конкретная, не дал времени домой за нормальным туристическим рюкзаком съездить! Всучил какую-то гадость американскую, времен Вьетнама, а о том, что лямки тоненькие, не подумал. Вес-то немаленький, плечи режет, да еще один из мечей крестовиной в поясницу уперся. Не-э, я, конечно, парень здоровый, спасибо предкам, но не парнокопытное же, тащить этот чертов баул еще долго, передохну?ть пора.

Где отдохнуть можно? Окинув взором окрестности, выбрал вполне приличную и чистую лавочку возле крайнего подъезда многоэтажки, стянул с плеч баул и, достав из кармана сигареты, присел, с наслаждением вытянув ноги. Вдохнув горьковатый дымок, я стал продумывать дальнейший маршрут.

Спросите, откуда в современном городе взялся мужик с полным мечей и кинжалов рюкзаком? Заработок и перспективы интересного дела. Полгода назад я, молодой старший лейтенант, уволился по собственному желанию из рядов МВД и в связи с этим стал срочно искать работу, так как кушать хотелось неимоверно. Ну как по собственному? Моего желания вообще-то никто и не спрашивал. Это моего начальника желание было, в чьи махинации с незаконным строительством гаражей сунул свой нос молодой опер, и вот я на вольных хлебах. Профессии порядочной нет, счета в швейцарском банке на несколько лимонов тоже. Выбрал самый простой путь, стал охранником! Работа непыльная, сутки через трое, свободного времени полно, а вот зарплата оставляет желать лучшего. Вообще-то мне лично денег много не надо, в быту я довольно скромен. Как там Шерлок Холмс говорил? Кусок хлеба, чистый подворотничок. Правда, иногда все-таки хотелось урвать благ цивилизации, а для них деньги нужны. Благо квартира у меня была, после смерти мамы мы с сестрой разменяли родительские апартаменты, и мне досталась неплохая однушка в тихом районе. Мой доблестный батя героически дезертировал с семейного фронта, когда мне было шесть лет, с тех пор я его не видел. Финансовый и телесный голод заставил меня искать хоть какой-то дополнительный источник дохода, а так как при отсутствии образования и связей я обладал неплохой физической силой, мне пришлось работать руками, а не головой. За эти месяцы я трудился и грузчиком, и таксистом, и разнорабочим на стройке.

И вот примерно два месяца назад везу я очередного клиента и узнаю в нем моего соседа по старой квартире Сергея Петровича, которого весь дом звал просто по отчеству. Надо сказать, личность выдающаяся. Недавно разменял полтинник, отличный кузнец и великий матерщинник, бросил умирающий завод, на котором проработал почти тридцать лет. Продал дачу и машину, приобрел небольшое помещение в промышленном районе, где соорудил кузнечный цех. Нанял двух своих приятелей в качестве мастеров, стал обеспечивать потребности населения в кованых изделиях. Кузня, кстати, была оборудована очень неплохо. Там имелся и пневмомолот, и горн с электронаддувом и вытяжкой, и различные приспособления. Мастер был от Бога, выковать мог что угодно: ограды, решетки, различные садовые и дачные хитрости – все это приносило небольшой, но стабильный доход. Одно время Петрович неплохо зарабатывал на обычных подковах. Раньше почти в каждом доме висела подкова на счастье, потом эта традиция канула в Лету. Согласитесь, где в современном мире взять подкову? Лошадей и в деревнях почти не осталось, так, любители разводят иногда. Вот Петрович и выковал несколько десятков, да и еще на местном телеканале рекламу дал. Народ к нему валом повалил, кто домой прикупить, кто на подарок. Потом, конечно, ажиотаж схлынул, и Петрович заскучал. Заработок это еще не все, ему хотелось необычных заказов.

Все изменилось несколько месяцев назад, когда в нашем городском спорткомплексе приезжий тренер стал обучать желающих владению средневековым холодным оружием. Ну там мечом помахать, булаву покрутить. Сейчас это модно. Целые клубы существуют. А в нашем городе такого не было. Вот этот сенсей-тренер-мастер и прибыл на нашу целину. Но, чтобы подстегнуть интерес, решил устроить наглядную агитацию. Связи у него оказались неплохие, и уже этим летом возле местной речки состоялся слет ролевых команд. Приехало несколько тысяч человек. Все гостиницы быстро оказались заполненными, да и частники неплохо заработали на сдаче жилья. Слет длился пять дней, посмотреть на него сбежался почти весь город. Доблестные рыцари с молодецким уханьем охаживали друг друга мощными ударами различных мечей, дамы млели, глядя на своих героев, зрители ликовали и подбрасывали в воздух чепчики. Разумеется, после такого молодежь ринулась в секцию с великим желанием научиться так же красиво поражать противника и заодно сердца прекрасных дам. Как в девяностые в секции ушу и карате, и плевать, что вели их в основном бывшие борцы и боксеры. При этом остро возник вопрос с приобретением оружия и снаряжения. Хозяин самой крупной сети магазинов «Охота, рыбалка, туризм» быстро подсуетился, оформил необходимые бумаги, благо недавно принятый закон это позволял, и стал торговать необходимыми товарами. А то как же? Тренер уверял, что успеха можно добиться только со своим, до мелочей изученным мечом. В принципе, он прав, но меня терзают смутные подозрения, что он просто был в доле с местным торговцем. Разумеется, меч можно и по Интернету выписать, но хочется его сначала в руках подержать, а в нашем городе есть только один человек, который может это дело продавать. Закупал он их в соседней области. Вот Петрович и решил подзаработать на этой волне, лицензии на продажу у него не было, но ковать и сдавать на реализацию он мечи мог. Главная проблема заключалась в необходимой стали. Если тренировочные мечи хоть из рессоры выковать можно, то с реальными, остро заточенными, отлично державшими эту самую заточку, все было не так просто. Ведь кроме тех, кто по-настоящему тренировался и более или менее представлял возможности меча, были такие, кто жаждал повесить на стену «реальную мечугу», чтобы и волос на воде резал, и паровозную рельсу рубил. Начитались фантастических книг, насмотрелись фильмов, а пообщаться со специалистами мозгов не хватает.

Проблему со сталью помог решить приятель Петровича, кладовщик одного из цехов завода. При очередном обходе своих кладовок и закутков случайно обнаружил несколько десятков неучтенных стальных брусков. В далекие советские времена наш завод кроме вполне мирной продукции работал по военным заказам, а экономить на оборонке было не принято. Вот и завозили материалы с запасом. Разумеется, со временем большинство запасов растащили, но были такие места, куда десятилетиями не ступала нога человека. Именно в таких кладовках и закутках можно
Страница 2 из 27

до сих пор найти и тюки с красными знаменами, и ствол от пушки, и перископ от подводной лодки, неизвестно как и когда там очутившиеся. Вот на таком забытом складе и хранились искомые материалы. Маркировка на них была, опытные люди подсказали, что меч из этой стали будет нереально крут. Кладовщик, зная проблему Петровича, предложил встретиться для переговоров. Переговоры проходили дома у Петровича, были использованы аргументы по ноль пять и полировочные аргументы по полтора, и в результате высокие договаривающиеся стороны пришли к соглашению. Изъять наследие Страны Советов было легко, ведь чего-чего, а дыр в заборе завода всегда хватало.

Но Петрович оружейником все-таки не был, и о различиях мечей, о балансировке и способах заточки он слышал лишь краем уха. Вроде бы вся информация есть в Интернете, но консервативный Петрович не пользовался компьютером, называя его «хреносвин заморский». Именно в такой вечер, когда Петрович размышлял о преодолении новой проблемы, мы и встретились. Я предложил ему свои скромные услуги, заранее обговорив, что впоследствии он научит меня кузнечному делу. Я с детства с ума сходил от любого холодного оружия, блеск ножей меня завораживал, мечи-то я видел только в музее. Да и какой мужчина хоть раз в жизни не представлял себя на поле боя, в латах и со сверкающим клинком в руках.

А еще я «ножевой» маньяк. Честно признаюсь. Мимо хорошего ножа пройти спокойно не могу. Увидев у знакомого интересный нож, я мог год его выпрашивать, но все равно получал заветный клинок. Также с детства я не любил ножи, произведенные в серийном производстве, скучные они какие-то, бездушные, совсем другое дело самодельный нож! В черте нашего города есть две колонии, а где арестанты, там производство. Среди сидельцев было немало настоящих мастеров, иногда ими создавались настоящие шедевры. Да и на умирающем заводе толковых мастеров хватало. Несмотря на обилие колюще-режущих предметов у меня дома, остановиться я не мог. Не то чтобы я коллекцию собирал, ценных для профессиональных коллекционеров экземпляров у меня почти не было, просто люблю я ножи и поделать с этим ничего не могу. Сколько раз бывало, закажу нож, точные размеры дам, приносят готовое изделие, смотрю – вещь! Проходит месяц, я с новой игрушкой наигрался, и в очередной раз очередной нож отправлялся в деревянный ящик, в котором я хранил свою коллекцию. Не могу сказать, что это были плохие клинки. Среди них было немало отличных образцов, с великолепной формой лезвия, замечательным балансом, восхитительной заточкой и ухватистой рукоятью, но мне всегда было мало. Поэтому я решил научиться ковать сам, дабы попробовать самолично изготовлять все, что только пожелаю.

Так или иначе, я стал у Петровича информационным спонсором. Несколько дней я скачивал из Интернета все, что имело хоть отдаленное отношение к холодному оружию Средневековья. Пристально изучив все мною изложенное, после проб и ошибок Петрович начал изготавливать поистине великие клинки. Все-таки Мастер, он и есть Мастер. Параллельно он договорился с многочисленными знакомыми о создании ножен. Последним шагом были переговоры с владельцем магазина, которые поручили мне. Петрович также пообещал, что десятая часть прибыли будет выплачена мне в качестве премии, что в моем положении было весьма кстати. Неделю эта зараза водила нас за нос, не говоря ни да ни нет, но сегодня он позвонил и согласился на предварительную сделку, попросив предоставить несколько образцов. Сказал, что ждет образцы только до закрытия своего магазина, а времени оставалось совсем немного. Петрович выудил из подсобки дикое уродство, назвав его американским армейским рюкзаком времен Вьетнамской войны (интересно, как он у него оказался), закинул в него охапку наших изделий и торжественно вручил мне ценный груз. Напутствуя нежным матерным словом, отправил в дальний поход, пообещав, что, если все пройдет удачно, завтра же начнет обучать меня кузнечному ремеслу. До этого он меня к ковке не подпускал, только тяжести таскать заставлял. Некоторые рукояти торчали из этого баула, но Петрович недолго думая натянул на них мешок из-под сахара.

Сев в свою старенькую «шестерку» и проехав всего половину пути, я вспомнил, что забыл купить сигарет. Остановился возле ближайшего магазина, а вот по выходе из него завести машину не смог. Сам виноват, давно надо было к ребятам в гараж загнать, ведь знал, что на честном слове езжу. Время поджимало. Водрузив баул на плечи, напевая под нос «бродяга, судьбу проклиная, тащился с сумой на плечах», я зашагал к пункту назначения.

Воспоминания дело хорошее, но надо двигаться. Если не успею на встречу с заказчиком, будут проблемы. Он мужик с характером, закроет магазин, и все, «приходите завтра»! И куда я потом с рюкзаком «холодняка»?

Логичнее всего было пройти через бульвар, по освещенной и асфальтированной дорожке, но времени на это ушло бы прилично, а его-то как раз и не хватало. Второй вариант, наиболее предпочтительный, вызвать такси и доехать с ветерком, но, к моему глубочайшему сожалению, в кошельке у меня одиноко синела потрепанная пятидесятка, да в отдельном кармашке горстка мелочи. Оставался третий вариант: срезать через Поле Чудес, так народная молва окрестила большой пустырь, разделяющий два района нашего города. Имя он получил в девяностые, и не из-за известного «мичуринца» Буратино, который желал денежное дерево вырастить. Таких придурков в наших краях отродясь не было. Просто на этом пустыре регулярно встречались добры молодцы из третьего микрорайона с аналогичной сборной «четверки». Встречи эти, как правило, проходили душевно, с размахом, с использованием всевозможных аксессуаров, таких как обрывки цепей, обрезки водопроводных труб и прочих режущих, колющих и по башке стучащих предметов, без которых появляться на пустыре считалось дурным тоном. Времена, конечно, изменились, но свято место пусто не бывает. На поле стали собираться различные компании. От любителей побренчать возле костерка на гитаре, передавая по кругу дешевый портвейн, купленный в ближайшем магазинчике, до ценителей совсем другой жидкости, как правило приготовляемой в алюминиевых ложках. Этому очень способствовало месторасположение веселых посиделок, ведь на машине туда не проедешь, вместо дорог одни тропинки, а от пеших блюстителей правопорядка всегда убежать можно, благо пути отхода выучены назубок. По молодости я сам здесь не раз сидел, с портвейном, разумеется, наркоту в жизни не пробовал, да и не горю желанием. Во времена наших посиделок все было душевно и пристойно, прохожих никто не обижал, кошелек не требовали. Сейчас времена изменились, и добропорядочные жители по пустырю в сумерках не ходят.

Вариант не слишком привлекательный, но другого не было, надо идти через пустырь. Сейчас хоть и поздняя осень и уже начало темнеть, но тропинки пока видно, а отморозков разных я не очень-то боялся, отобьюсь, если придется. Бросив окурок в урну и закинув на многострадальные плечи мешок, пошагал по извилистой тропинке, не забывая при этом по сторонам поглядывать. Случаи-то разные бывают. Главное сейчас в овраг не свалиться, тропинка по самому краю, поросшему кустарником, стелется. Обогнув очередной куст, я заметил
Страница 3 из 27

трех парней, стоящих ко мне спиной, а возле их ног бесформенной кучей лежал еще один. Ну все понятно, очередная разборка с собутыльником или «крысой» кого-то назначили. Надо пройти мимо, не мое это дело, я погоны уже не ношу, да и не Бэтмен я вовсе, против троих, неизвестно за кого. Не буду вмешиваться. Не буду, я сказал!

В тот момент когда я принял такое мудрое решение, средний из троицы смачно, по-футбольному пробил под ребра лежачего носком тяжелых ботинок под довольный гогот сотоварищей. От удара терпилу развернуло, и я заметил седые волосы и бороду, перепачканную кровью из разбитых губ. Вот уроды, старика, бомжа, наверное, калечат! В памяти встала картина из далекого детства, когда на моих глазах молодые парни в красивых спортивных костюмах насмерть забили такого же старичка-бомжа. Как сейчас помню его блекло-голубые глаза, непонимание, за что его бьют, и тихие слова, слетающие с разбитых губ: «Не надо, сынки! Не надо!..»

Петрович, заказчик, груз у меня за спиной – все это вылетело из моей головы, и я направился к окаянной троице, молясь, лишь бы они не оглянулись. Видимо, бог услышал мою молитву, и мне удалось приблизиться вплотную как раз в тот момент, когда «футболист» медленно, явно красуясь, отвел ногу, выбирая место нового удара. Я не стал дожидаться и, стремительно сократив дистанцию, подбил опорную ногу, да еще по падающему телу сомкнутыми в замок руками в основание черепа пробил. Хорошо так пробил, с гарантией, минут тридцать полной нирваны обеспечены. Не давая опомниться остальным, пнул по голени ближайшего, и тут же провел классическую боксерскую «двоечку». Р-раз – левая рука бьет в «солнышко», два – правая в челюсть. Тренер был бы доволен, я даже хруст сломанной челюсти успел услышать, не скоро еще сухарики грызть будешь!

Резко развернувшись к последнему, еле успел убрать голову от летящего кулака, получив только удар в плечо. Несколько шагов назад, разорвав дистанцию, спешно пытаюсь сбросить рюкзак с плеч. Противник, видя, что я открыт, с кровожадным рыком, победным взором и с богатырским замахом подскакивает ко мне и тут же улетает в сторону. А то как же, я ведь лямку только с левого плеча скинул, а правую на локтевом сгибе зафиксировал, поворот туловища, и вот летит мой рюкзачок многокилограммовый прямо навстречу злодею. Злодей, не выдержав такого столкновения, повторяет подвиг Икара. Сильный ты, конечно, но очень легкий. Полет его был недолог и окончился на дне оврага. Хоть бы шею себе не сломал, там, на дне, помнится, мусора всякого полно.

Итак, в активе: первый лежит без сознания, второй, мыча от боли, пытается встать, но он уже не боец, третьего не слышно… а нет, заорал, может, ногу сломал? В пассиве: запоздалый адреналиновый тремор и понимание, что сваливать отсюда надо крайне быстро, но старика здесь бросать нельзя. Захватив баул, я нетвердой походкой пошел к деду. Подойдя к нему, я понял, что ошибся, на бомжа тот явно не похож. Волосы хоть спутанные, но чистые, одежда – какой-то балахон, порванный в нескольких местах, а самое главное запах. От старика исходит легкий, но уловимый аромат парфюма, а не обычная бомжатская кислятина. Он попытался подняться, но со стоном упал на спину, видно, хорошо ему досталось. На губах была кровь, пузырящаяся при дыхании – вот твари, неужели сломанным ребром легкое повреждено? Срочно к врачу надо! Я стер рукой кровавые пузыри.

– Дед, давай вставай, помогу до дома добраться, а там и «скорую» вызовем.

Старик произнес несколько слов, явно не по-русски. Откуда же здесь иностранец-то взялся? Блин, что же делать? Здесь я его точно не оставлю, «скорую» сюда не вызвать, да и мне с правоохранительными органами видеться не хочется. Старик, произнеся еще несколько слов и видя, что я его не понимаю, дрожащей рукой вытащил из-под одежды висящую на серебряной цепочке странную многолучевую звезду небольшого размера с красным камнем в середине. Зажав ее в кулаке, другой рукой сильно сжал мою ладонь и, заглянув мне в глаза, снова произнес какую-то фразу странным, виноватым тоном. Мою руку, в которую старик вцепился с дикой силой, пронзил холод. Словно в жидкий азот засунул! Сам-то я не совал, но по слухам знаю. В газете читал. Холод по руке заструился все выше и выше, достиг плеча, потом перешел на грудь и, наконец, заполз в самое сердце. В тот же миг мое тело пронзило, словно электрическим разрядом, я ослеп, оглох, меня выгибало дугой, кажется, я пытался кричать, но голоса своего я не слышал. Я вообще ничего не ощущал, кроме руки старика, впившегося в мою ладонь, и чертова рюкзака в другой руке. Сколько это продолжалось, я не могу сказать, но в какой-то момент меня особенно сильно тряхануло, рука старика разжалась, и все прекратилось.

Зрение и слух постепенно возвращались ко мне. В ушах стоял гул, голова раскалывалась на отдельные фрагменты, из глаз текли слезы, но, проморгавшись, я стал различать предметы. Первое, что я увидел, было смертельно бледное лицо старика. Глаза его были закрыты, и я еле уловил его дыхание. С трудом поднявшись, огляделся вокруг и обомлел. Мы находились не на Поле Чудес, а в совсем мне незнакомом месте. Сейчас поздняя осень, ветки уже голые, а тут явно просматриваются листья на деревьях. В сумерках мне удалось разглядеть метрах в трехстах от нас какое-то строение, и оттуда к нам с факелами в руках бежали несколько человек. Первым добежал рослый мужчина лет сорока в старинном камзоле. На поясе у него висел короткий меч в простых кожаных ножнах. Воин взглянул на лежащего у моих колен старика, на мои руки, испачканные в крови, черты его лица исказило бешенство. Одним движением он выхватил меч, и последнее, что я запомнил, – сверкающий клинок, летящий в мою многострадальную голову.

Глава 2

Случается, ты точно чувствуешь, что проснулся, еще до того, как откроешь глаза. Ты начинаешь слышать звуки и ощущать запахи, понимаешь, что рука у тебя затекла, так как ты проспал всю ночь, положив ее под голову. Тебе тепло и уютно под любимым одеялом и очень не хочется открывать глаза. Ведь стоит это сделать, как все прервется, надо будет вставать, умываться, завтракать и топать на работу. Всеми силами ты пытаешься оттянуть этот момент, но в твое блаженство нагло врывается мерзкий звон будильника. Начался новый день. Почему-то самая любимая мелодия утром в качестве будильника кажется грубой и резкой.

Будильника я не услышал. Его просто не было. Вообще вокруг меня почти не было никаких звуков, лишь откуда-то издалека доносилось тихое поскрипывание. В воздухе витал легкий запах лекарств, кто хоть раз был в любом медучреждении, никогда его не забудет. Лежу на чем-то очень мягком, да и укрыт теплым одеялом. Так, значит, я в больнице? Интересно, в какой? И что было вчера? Драка, старик, непонятный приступ и, наконец, тот мужик, который мечом крепость моей головы проверял? И если это так, то почему я еще жив? Может, надо глаза открыть, что-нибудь да и прояснится. Глаза открывать было немного страшно, денек вчера выдался не из легких, но, переборов себя, я это сделал.

Очень интересно. Оказывается, лежу я на широкой кровати, на перине потрясающей мягкости, и укрыт пуховым одеялом. Довольно большая комната, легкий полумрак, рассеянный свет пробивается из-за плотных штор на окне. Недалеко от моей
Страница 4 из 27

постели стоит низенький резной столик, на нем среди многочисленных пузырьков и склянок массивный канделябр с пятью огарками свечей, по всей видимости, именно оттуда исходит запах лекарств. Рядом со столиком уютное кресло. Стены обиты светло-зеленой тканью, в углу двухстворчатые двери, украшенные резьбой. Попытавшись встать, обнаружил крайне важную деталь. Я был абсолютно голый, все, что на мне было, это цепочка с крестиком да серебряная печатка на безымянном пальце левой руки. А трусов, не говоря об остальной одежде, не было.

А еще мое правое запястье обхватывал широкий браслет, соединенный цепью с кольцом, вмурованным в стену. Не понял, это что, СИЗО такое? По какой статье горю? И кто меня на нары определил? А судьи кто? Не спорю, лежать на мягкой постели приятнее, чем на каменном полу в каком-нибудь сыром подземелье, но хотелось бы подробностей. Так, надо взять себя в руки и разложить имеющиеся факты по полочкам. Помнится, моя первая учительница учила меня два и два складывать, и у меня это иногда даже получалось. Попробуем.

Я нахожусь, скорей всего, не на Земле. Шикарная обстановка, явно в старинном стиле, отсутствие «лампочки Ильича» под потолком, зато наличие свечей на столе. Старик наверняка маг. Мгновенный перенос в другое место это тебе не такси вызвать. У нас на Земле такого нет. Если уж «Роснано» с его огромным финансированием такую технологию до сих пор не обнародовало, значит, точно нет. Да и тот, который мечом махал, выглядит необычно. Кстати, о мече: обследовав голову, нащупал только большую шишку. Я не Терминатор, голова моя не из титана, следовательно, удар был нанесен плашмя.

Книжки я любил почитывать, в том числе и о попаданцах, и вот теперь, по всей видимости, я оказался таким же попаданцем. Попасть-то я попал, а вот как выбираться отсюда? Становиться могущественным магом и великим бойцом, а после спасать империю и загонять под плинтус различных черно-буро-коричневых властелинов, по пути соблазняя принцесс, мне не очень-то хочется. Хотя вру, от принцессы я бы не отказался, они, как правило, если верить книгам, молоды, красивы и умны. Предварительно рекомендуется подружиться с ее папашей, а лучше от смерти спасти, а то вместо свадьбы повесят или в кипятке сварят, а оно мне надо? Да и принцессы чаще всего достаются после победы над местным злобным драконом, а я драконов уничтожать не хочу. Вон на Земле всех Горынычей истребили, а ведь какая полезная в хозяйстве скотина! И пахать на ней можно, и за солью в соседнее село сгонять, и вместо собаки для охраны, и зажигалка всегда под рукой. Жрет, правда, в три горла.

Но все же почему я прикован и где мои тюремщики? Очень странными были эти кандалы – осмотрев их, я не только не нашел замочной скважины, но и хоть какое-нибудь место соединения. Складывалось ощущение, что их так и отлили, используя мою руку как основу. Милицейские наручники я без труда снял бы, но тут иной случай. Подергав цепь, я убедился, что освободиться не получится. Еще раз звякнув цепью, я откинулся на подушку и стал ждать. Ожидание мое не затянулось, за дверью раздался громкий шмяк, как будто кто-то свалился со стула, приоткрылась дверная створка, и ко мне заглянул парнишка лет шестнадцати. Удивительно рыжий, вихрастый и веснушчатый, словно повзрослевший Антошка, удачно избежавший по малолетству наказания за убийство своего дедушки посредством лопаты. Оглядев меня, парнишка ойкнул и снова скрылся за дверью.

Через несколько минут послышались шаги, дверь открылась, и в комнату вошел человек, при виде которого у меня спешно зачесался правый кулак. Именно он меня по голове приголубил. Внимательно осмотревшись, он прошел к дальней стене и, прислонившись, спокойно скрестил руки на груди. Сегодня мне удалось разглядеть его лучше. Рослый, примерно метр восемьдесят, широкоплечий. Черные с проседью волосы собраны в хвост, небольшая аккуратная борода. На правой щеке шрам. Глаза темные, черты лица жесткие. Одет в черный колет, из-под которого заметна полотняная рубаха, штаны из тонкой кожи, короткие сапоги. На широком поясе у левого бедра короткий меч в простых потертых кожаных ножнах. Значит, он правша, ну что ж, запомним. Встретившись с ним взглядом, я не уловил враждебности, человек смотрел прямо, открыто. Раз он в кресло не сел, то мы ожидаем прихода начальства, а этот для охраны здесь поставлен. Пусть постоит, а я полежу. Все равно выбора у меня нет, так будем делать это с комфортом.

Снова распахнулась дверь, пропустив рыжего паренька, который тут же метнулся к столику, запалил свечи и начал смешивать в серебряном кубке различные жидкости и порошки. Но мое внимание привлек третий персонаж, появившийся в комнате. Среднего роста мужчина, примерно тридцати лет, удивительно похожий на арабского принца из старого фильма-сказки. Смуглый, с тонкими, аристократическими чертами лица, эспаньолка. Даже в одежде прослеживалось определенное сходство. Ему бы еще чалму с пером. В фигуре, в движениях, во взгляде читалась уверенность. Я бы последний рубль поставил, что данный субъект настоящий дворянин в черт знает каком поколении. Кровь-то себя показывает, не всегда, правда, но тут к гадалке не ходи. Взгляд его черных глаз оценивающе прошелся по моей лежачей тушке, задержался на руках и впился в лицо. Не знаю, что он там прочел, но, видимо придя к какому-то выводу, «араб» отрывисто сказал что-то рыжему и уселся в кресло, все так же глядя на меня. Вот и начальство пожаловало. Смотрел он на меня с высокомерием, которое, впрочем, показалось мне напускным. Ничего, у меня ответ есть! Взбил подушку, улегся поудобнее на бочок, руки под голову. Ну прям послушный мальчик, ожидающий сказку на ночь. Еще и рожу умильную скорчил. «Араб» опешил, высокомерие из взгляда пропало, не ожидал от меня таких действий. А вот «меченосец» еле ухмылку сдерживает, все прекрасно понял.

Рыжий, подскочив к окну, распахнул шторы, добавив освещения в комнате, после чего взял со столика кубок и почтительно протянул мне. Его почтительность как-то не сочеталась с «браслетом» на моей руке. В горле у меня действительно пересохло, да и травить меня крысиным ядом смысла нет. Хотели бы прикончить, не возились бы, а чиркнули по горлышку и в ближайший колодец. Так что я без опаски выпил все до дна. Напиток оказался довольно приятным, похожим на «Тархун», любимый мною в детстве, только с небольшой кислинкой. Похоже, питье содержало местный аналог энергетика, после него я почувствовал себя гораздо бодрее. Вернув опустевшую емкость, я уставился на «араба», ожидая продолжения банкета. Тот достал из мешочка, висевшего на поясе, крупный кристалл размером с грецкий орех и небольшую костяную подставку. Водрузив подставку на стол, он вставил в нее кристалл и произнес несколько слов на том же непонятном языке. В ответ кристалл тускло замерцал белым светом. Ах ты, магия! Абракадабра, сим-салябим, а еще и ляськи-масяськи будут. Наверное. Еще один маг на мою голову.

– Вы понимаете меня? – неожиданно произнес «араб» на чистом, великом и могучем русском языке. Вернее, губы его двигались по-другому, но слышал я именно русскую речь.

– Да, я вас понимаю, – не стал отпираться я.

– Это, – жест в сторону мерцающего кристалла, – универсальный переводчик. Он способен
Страница 5 из 27

переводить любую речь на язык, понятный собеседнику. Мы пользуемся им очень редко, гораздо проще прибегнуть к услугам толмачей или изучить язык магически, но в некоторых случаях он необходим. Но это сейчас не важно. Позвольте представиться, Юджин Кан, магистр боевой магии, личный ученик магистра Зоренга, которого вы спасли, за что примите мою искреннюю благодарность.

Не вставая с кресла, маг обозначил легкий поклон, после чего продолжил:

– Сейчас мы находимся в замке моего учителя. С этим человеком вы уже немного знакомы, – кивок в сторону стоящего у стены мечника. – Капитан Гордион отвечает за охрану замка и безопасность магистра Зоренга. Я прошу вас не держать на него зла, вчера, увидев вас и окровавленного магистра у ваших ног, он совершил ошибку, приняв вас за убийцу. Могу я узнать ваше имя?

Замечательно, отношение явно уважительное, не агрессивное, вежливое. Значит, мои дела не так уж плохи. Насчет Гордиона будущее покажет, хотя зла я на него не держу, неизвестно, как бы я поступил в такой ситуации. А то, что он мне голову не снес, в плюс ему, сумел сдержать себя, видно, что настоящий воин, а не головорез. Хотя должок остается. А рыжего не представили. Слуга обычный, внимания не стоящий. Явно присутствует классовое и сословное разделение. Это и хорошо и плохо, в зависимости от моего положения. Учитывая почтительность, с какой рыжий подавал мне кубок, я к простолюдинам не отношусь. Ну или отношусь, но к полезным простолюдинам.

– Не могу сказать, что очень рад знакомству, но, раз так получилось, извольте. Мое имя Тимофей Воронов.

– Тимэй? – Произношение моего имени почему-то вызвало у этого типа определенные трудности.

– Тимэй… мм… Тимэй… – Мне неожиданно понравилось, как это звучит. Раз я оказался в другом мире, может, стоит вместе с судьбой и имя переменить? – Пусть будет Тимэй. Может, поясните, как я сюда попал, почему я прикован к стене, и еще меня моя дальнейшая судьба беспокоит. Домой хочется. А еще водки, пельменей и Светку из четвертого подъезда! И кроме того, можно ли мне изучить ваш язык, чтобы не пользоваться этим устройством?

– Что ж, вы умеете правильно задавать вопросы, – вежливо улыбнулся маг. – Постараюсь на них ответить. Изучение языка, безусловно, возможно. Как только вы уснете, я вживлю в ваше сознание основу, и по пробуждении в вашем сознании будет возникать ассоциативный ряд. Понадобится только практика. Чем больше вы будете общаться, тем лучше будете говорить. Теперь о более серьезных проблемах. Вы находитесь в мире, который мы называем Марха, в империи Мелин. Перенес вас в наш мир магистр Зоренг, вернее, он воспользовался вами, чтобы попасть домой, ведь в вашем мире ему грозила неминуемая гибель. Данный поступок абсолютно аморален, я не пытаюсь оправдать учителя, желание выжить затуманило его разум, и он совершил эту ошибку.

– Что значит – воспользовался мной? – Вопрос меня интересовал, но куда больше мне было интересно, почему Юджин Кан не отреагировал на мое желание насчет водки и прочего. Припомню и страшно отомщу.

– Дело в том, что существует множество миров, никто даже не знает, сколько их в действительности. Может, сотня, а может, тысяча. Некоторые миры мертвы, таких большинство. Там не то что разумных обитателей, там и атмосферы нет. Некоторые миры необитаемы, я имею в виду разумными существами. Там есть растительность, животные, насекомые. Миры, в которых есть разумная жизнь, делятся на две категории. Первые миры подобны нашему, в них существует та сила, которую мы называем магией. Надеюсь, вам известно, что такое магия?

– Еще бы, знаете, сколько у нас великих магов было! Гэндальф, Мерлин, Дамболдор, а что старик Хоттабыч творил!

– Мне эти имена незнакомы, – с удивлением отметил Юджин. – Меня поражает другое. Вы вообще не должны были знать, что такое магия. Ваш мир относится ко второй категории, по своей сущности противоположен и агрессивен любому проявлению магии. Энергетическая оболочка вашего мира, как смерч, высасывает всю чуждую ему силу. Человек, маг из нашего мира, попадая в ваш, неизбежно умирает. Сама аура чуждой нам окружающей среды высасывает магическую энергию, а вместе с ней и жизненную. Человек, не имея возможности вернуться, погибает через очень непродолжительное время. Если бы Зоренг не вернулся, по истечении нескольких минут он был бы мертв. Для возвращения необходима установка портала и магическая энергия. Ничего этого у Зоренга не было. Зато у него был индивидуальный портал. Есть только один способ заставить работать амулет индивидуального портала – использовать жизненную силу другого разумного, причем эта сила должна быть отдана добровольно. Насильственно взять ее нельзя. Ваше искреннее желание помочь дало ему шанс выжить самому. Кроме того, он был уверен, что сможет снова открыть портал в ваш мир и тем самым вернуть вас домой.

– Стоп, выходит, этот ваш Зоренг отнял у меня несколько лет жизни, чтобы самому остаться в живых, а теперь еще и домой меня отправить не может? – Ярость, кипевшая во мне, родила страшное желание свернуть шею и этому треклятому Зоренгу, и Юджину, и Гордиону, и даже рыжему, смешивающему очередной коктейль. Я попытался встать, но чертова цепь пресекла это действие. Ногами до пола достать можно, а вот шагнуть к этим типам – нет. Смысл тогда вставать? – Как он вообще у нас оказался?

– Не беспокойтесь, вашей жизни не нанесен урон. Потеря жизненных сил была крайне незначительна, словно простая усталость. Крепкий сон, хорошее питание и некоторые укрепляющие настойки – и вы в полном порядке. Но отправить вас домой мы не можем, по крайней мере, пока не можем. Зоренг был уверен, что произошел сбой в управлении порталом, но реальность оказалась намного хуже. На учителя было совершено покушение, кто-то изменил настройки стационарного портала, находящегося в замке, чтобы магистр попал в мир, откуда не смог бы вернуться. Ведь кроме магической или жизненной энергии для возврата также необходим портал. Преступник не знал, что у Зоренга был индивидуальный портал. – Юджин достал из-под рубашки уже знакомую мне звезду на цепочке. – Их вообще осталось очень мало, работа древних магов, которую мы не в силах повторить. Благодаря ему учитель и смог вернуться. Кроме того, злоумышленник уничтожил настройки координат вашего мира, а без них мы не знаем, куда именно вас отправить.

– А почему нельзя это сделать подбором комбинации? Вы же говорите, что миров множество, значит, кто-то занимался их изучением? Неужели нельзя сопоставить данные и отправить меня домой?

– Я постараюсь объяснить вам, что такое портал перехода. От древних магов в наследство нам осталось несколько сотен портальных установок, способных мгновенно перенести человека или группу людей из одной точки в другую. Большинство порталов действуют только в пределах нашей планеты. Их используют торговцы и путешественники для передачи сообщений. Они объединены в одну сеть. Для перехода в другую точку необходимо набрать нужную комбинацию и активировать установку портала. Такие порталы имеют большие размеры и большую пропускную способность, через них за один раз может пройти целый караван. Правда, это стоит очень дорого и под силу только обеспеченным людям. Есть другой
Страница 6 из 27

тип портальной установки, он имеет меньшие размеры, меньшую пропускную способность, но именно они способны открыть проход в другой мир. Чтобы открыть проход точно в то место в вашем мире, откуда вы переместились, необходим портал и на принимающей стороне. Без него проход открывается хаотично, он может открыться в любой стране, в любой точке планеты. Я не думаю, что вы с точностью сможете установить, что это именно ваш мир. Как я уже говорил, миров существует множество. Поэтому необходимо знать точную комбинацию настройки.

Маг сделал жест слуге, и тот передал ему кубок. Судя по запаху, с вином. А мне не предложил, жадина. Промочив горло, Юджин продолжил увлекательную лекцию:

– Последние исследования чужих миров предпринимались около тысячи лет назад, но из-за огромной смертности среди добровольцев их прекратили. Тогда мы потеряли почти все имеющиеся у нас индивидуальные порталы. Добровольцы, перемещенные в мир, подобный вашему, не могли вернуться и погибали. Дело в том, что сами изготавливать порталы мы не можем, все, что у нас есть, остались от древних. Мы лишь научились их использовать и чинить при необходимости. В настоящее время путешествий среди миров практически нет. Так что данные тысячелетней давности вам не помогут.

– Почему не стало путешествий в другие миры? – Не то чтобы мне было страшно интересно, но для поддержания разговора сгодится.

– А зачем? Во-первых, это очень дорого, ведь у межмировых порталов очень малая пропускная способность, а энергии тратится гигантское количество. Индивидуальные порталы вообще не в счет, они переносят оттуда, но никак не туда. И опять же проблема с подзарядкой. Например, амулет учителя теперь надо заряжать примерно две декады. Так что это скорей средство эвакуации, а не передвижения. А во-вторых, люди везде одинаковы, так же живут, работают, любят, воюют. Разумеется, каждый мир идет своим неповторимым путем, возможен обмен знаниями или уникальными материалами, но… Никто не хочет делиться такими знаниями с пришлыми.

Ну да, военные секреты, они и в Изумрудном городе военные секреты. Какой же придурок сообщит возможным противникам Главную Военную Тайну? Особенно таким, которые чуть что – швырк, и смылись в свой мир, не оплатив счет за предоставленную информацию. Экспансия хороша, если родной мир перенаселен, а если своей земли девать некуда, на фига чужую планету захватывать? Да еще малыми силами, потому что армию через портал отправлять невыгодно экономически.

– К тому же это небезопасно, – продолжал Юджин. – Даже если мир магический, не факт, что пришлых магов там любят. Или, например, несколько раз ты перемещался во вполне дружелюбный мир, а потом там к власти пришли какие-нибудь фанатики, и вот тебя уже на костер тащат. Да и в нашем родном мире не все так гладко. Наша империя граничит с несколькими королевствами и княжествами, которые почти не уступают нам ни в военной, ни в магической мощи. Приграничные конфликты дело обыденное, хотя большой войны не было уже лет сто. Да и в самом государстве то мятежники, то разбойники, то эпидемии, то религиозные фанатики! Нет, пока на всей планете порядка не будет, нам в других мирах делать нечего.

Да, вот попал так попал! Методом тыка я дома точно не окажусь. Даже если открыть переход в мой мир, не факт, что я его узнаю. Нет, если откроется, например, Красная площадь или Эйфелева башня, на худой конец, другое дело. А если какие-нибудь джунгли Амазонки, дикие и симпатичные? Или пустыня Сахара? Нет, такой портал нам не нужен. Требуется точно узнать координаты перемещения. Стоп. Кто-то же должен был их установить?

– Вы сказали, что настройки были изменены умышленно? А кто это сделал?

– К сожалению, выяснить личность преступника не удалось. В настоящее время мы ожидаем прибытия мага-менталиста для допроса всех находящихся в замке. Но когда точно он прибудет, пока неизвестно. В замке усилена охрана, ведь цель преступника не достигнута, учитель жив. Значит, все еще существует угроза повторного покушения. В замке находится свыше трехсот человек, но я полностью уверен лишь в пятидесяти, не более. Все остальные под подозрением. Я понимаю, что вина учителя велика, но прошу вас простить его. Клянусь Кровью и Силой, мы попытаемся сделать все, чтобы вернуть вас домой, а пока обеспечим вам все условия.

– Неплохие условия, с кандалами на руке. – Я начал понемногу остывать. – Зачем они?

– Я думаю, что в них больше нет необходимости. – Юджин прикоснулся пальцем к «браслету», и тот с тихим шипением испарился, лишь запястье овеяло холодком. – Мы не знали, как вы отреагируете на сложившуюся ситуацию. Я только прошу вас не покидать эту комнату еще в течение двух суток. При переходе, после того как магистр провел заимствование силы, ваши ауры соединились. Для того чтобы энергетическая оболочка и общее здоровье организма скорее пришли в норму, вам и учителю необходимо находиться поблизости. Учитель еще очень слаб, он лежит в соседней комнате, и вам тоже нужно восстановить свои силы. Все что будет необходимо, будет доставлено. После мы еще побеседуем, а пока отдыхайте. Анто, – маг указал на рыжего, – будет при вас неотлучно.

– Анто? – непонимающе посмотрел я на замершего слугу. – Анто, так я и знал, Антошка, ха-ха-ха! – Видимо, последнее оказалось слишком уж большим испытанием для моей психики, и меня начал сотрясать истерический смех.

Рыжий убивец дедушек, подскочив ко мне, приподнял мою голову и, поднеся к губам кубок, начал вливать мне в горло какую-то микстуру. На этот раз мне преподнесли снотворное с успокоительным. Даже засыпая, я слышал свое хихиканье. А потом смех стих, и я погрузился в глубокий сон.

Глава 3

Не знаю, сколько проспал я на этот раз, наверное, сутки, так как за окном день только начинался. А проснулся я от того, что мне крайне захотелось посетить уединенную комнатку с белым фаянсовым другом. В комнате по-прежнему я был один, так, а Юджин вчера говорил, что со мной всегда будет этот, как его, а точно, Анто! И где же его носит, мне же из комнаты выходить нельзя. Одежды тоже не видно. Встав с кровати, я сдернул простыню и намотал ее на себя на манер тоги. А что там под кроватью? Да ничего, даже ночной вазы нет. И куда прикажете? Из окна? Дикие люди, могли бы хоть фикус в кадке поставить.

Я подошел к окну, да, скучное зрелище! По всей видимости, моя комната находилась на третьем этаже и выходила на крепостную стену, которая была всего метрах в десяти от окна. Внизу виднелся вытоптанный участок земли, и лишь возле самой стены росли жалкие клочки зелени, вроде «одуванчик полевой, из семейства сложноцветных». Окно было застеклено, качество стекла оставляло желать лучшего, виднелись пузырьки и вкрапления.

– Анто, – негромко позвал я. Не дождавшись ответа, воззвал громче: – Анто!

Изменений не было, ну что ж, сами напросились.

– Ан-то!!! – взревел я во всю мощь своих легких.

За дверью кто-то ойкнул, что-то шлепнулось, громыхнуло, и в комнату влетела наглая заспанная рыжая морда.

– Ваша милость, вы уже проснулись? Простите великодушно за отсутствие, чего изволите? – склонился в поклоне рыжий прогульщик.

– Одежду, завтрак и где тут у вас удобства? – Во как, оказывается, я и приказывать могу!

– Удобства? – Он
Страница 7 из 27

явно не понял и нахмурил брови.

– Уборная, санузел, туалет типа сортир, обозначенный буквами «Мэ» и «Жо»? – проявил я нетерпение, а что, микстурами поили, а остаток из организма куда прикажете девать?

– А-а-а! Не извольте беспокоиться, сей момент все будет! – Сделав это обнадеживающее заявление, Анто исчез из комнаты с такой скоростью, что я заподозрил у него наличие индивидуального портала, ну не может человек двигаться так быстро.

Только сейчас я понял, что говорили мы не по-русски. Слова произносились немного непривычно, но тем не менее я все понимал, и, как видно, понимали меня. Ай да Юджин, ай да сукин сын! Просто и эффективно, вот бы такое во времена моей школьной юности, а то доводил себя и учительницу своим псевдоанглийским! Не успев как следует порадоваться приобретенным навыкам, я уставился на интересную конструкцию, которую Анто втащил в комнату. Деревянное ведро с крышкой и причудливо сделанным сиденьем, напоминающим до боли знакомый «бублик» от унитаза. Сбоку была прикреплена небольшая коробочка, наполненная тканевыми обрезками, ну да, бумага, наверное, дорого стоит, а лопухи вянут быстро. В общем, «санузел обыкновенный, передвижной».

Анто опять исчез, видимо не желая смущать меня, а через несколько минут вошел, таща охапку одежды. За ним следовал мелкий шкет, лет десяти, который, поклонившись, подхватил использованное ведро и скрылся за дверью. Однако и тут дедовщина процветает, наверное, Анто не по чину парашу таскать.

– Ваша милость, завтрак сейчас принесут, мы приготовили вам новую одежду.

– А почему ты меня «ваша милость» зовешь? – спросил я, перебирая принесенные вещи.

– А как же иначе? У вас же баронский перстень на руке. Я же вижу. Я в слугах уже семь лет, дворянина сразу узнаю. Да и герб ваш необычный, наверное, ваши предки были великими воинами?

Я задумчиво покосился на серебряную печатку. Как-то раз, зайдя в церковь, я увидел в продаже перстень-печатку с изображением Георгия Победоносца. Печатка мне понравилась, да и стоила недорого, вот я ее и приобрел. Так я теперь барон? А что, мать рассказывала мне, что наши предки действительно были дворянами, причем титулованными, правда, сам титул был неизвестен. Мой прадед после революции не сбежал в Париж, Константинополь или еще куда-нибудь за пределы матушки-России, а, прихватив всю свою семью, рванул за Урал. С Колчаком дел не имел, мудро расценив его невеликие шансы на победу, уж больно резво красные действовали. Взамен этого он изменил фамилию и скромно проработал всю оставшуюся жизнь бухгалтером. Свое дворянское происхождение он тщательно скрывал, что, впрочем, ему не удалось. Но бог миловал. Репрессии тридцать седьмого года его не коснулись, и мой прадед благополучно дожил почти до самой войны, скончался он в сороковом году от воспаления легких. Дед мой отправился на фронт добровольцем, дошел до Праги, где был тяжело ранен, и Победу встретил в госпитале. Вместе с моей бабушкой, молоденькой медсестрой, там же и сделал ей предложение. Как позже выяснилось, моя бабушка тоже была из дворянского сословия. Так что дворянином я себя считать могу. Барон так барон. Неплохо, жаль, что не граф. Похоже, в этом мире аристократов уважают, тем паче радостно, что меня не приняли за простолюдина, все-таки социальный статус дело важное.

– Воды принеси, умыться хочу, – бросил я рыжему, рассматривая принесенную одежду. И снова проморгал момент исчезновения рыжего ниндзя.

Слава богу, одежда была вполне приличная, без излишеств вроде обильных рюшек и кружавчиков. Трусы до колен, из тонкого полотна, с завязками вместо резинки. Длинновато, непривычно, но сойдет. Белая сорочка со шнуровкой на груди, кожаный жилет с костяными пуговицами, штаны из плотной ткани, широкий кожаный пояс и легкие сапоги с портянками. Все было абсолютно новое, необмятое. Шили совсем недавно, а учитывая мои размеры, специально для меня. Все-таки во мне почти два метра роста (четыре сантиметра не хватает) и размер ноги сорок девятый. Да и живот стал расти, как тренировки забросил, а поесть плотно я всегда любил. И пиво тоже. Пиво особенно.

Антошка снова возник в моих покоях, неся большой керамический таз, кувшин с водой, маленькую чашку жидкого мыла и белоснежное полотенце. Водрузив все это на столик и забросив полотенце на плечо, он замер с кувшином в руках, выражая своей позой высшую степень готовности.

Как же здорово умыться прохладной, наисвежайшей водой! Мыло благоухало какими-то цветами, точно определить запах я не смог, но приятный. Потрогав отросшую щетину, я решил отложить бритье на следующий раз, бритвы нет, и неизвестно, как у них тут принято, может, все взрослые мужчины обязаны бороду носить. Вот выясню, тогда и решу. Анто достал из кармана деревянную коробочку, в которой лежало несколько кубиков белого цвета.

– А это что? – заинтересовался я.

– Это смолка для чистки зубов.

– И как пользоваться?

– Все просто: подержите во рту немного, а как растает, пожуйте, потом выплюньте, – провел ликбез Антошка.

Хмыкнув, я сунул один кубик в рот. Практически сразу твердый кубик стал превращаться в безвкусное желе. Погоняв данную субстанцию по полости рта, я сплюнул ее в таз. Обследовал языком зубы и удостоверился, что местный «орбит» свое дело знает. Закончив утренний туалет и вытерев физиономию поданным полотенцем, отправил конопатого за завтраком, а сам начал одеваться.

Облачился, присел, согнулся, подвигал руками, остался доволен. Нигде не жало, не давило, даже сапоги сидели как влитые. Тем временем Антошка притащил поднос с одиноко стоящей миской и серебряной ложкой. Присев за столик, я уставился в миску с бульоном.

– Это что, весь завтрак? – мрачно спросил я.

– Ваша милость, вы несколько дней ничего не ели! Нельзя сразу тяжелую пишу потреблять. Покушайте пока бульон, а позже я еще что-нибудь принесу, – засуетился он.

– Так, отставить волнение! Юджин вчера сказал, что мне необходимо хорошее питание! Тащи мяса, овощей, хлеба, и побольше! – Голодный «квак», раздавшийся из моего желудка, подтвердил мои требования.

Пока моя рыжая сиделка бегала за дополнительным харчем для голодного попаданца, я решил бульоном не пренебрегать и, сноровисто действуя ложкой, выхлебал все содержимое миски. На вкус бульон казался куриным, а может, из другой птицы, с массой специй. Островато, но в меру. Только я успел положить ложку, как передо мной стал возникать дополнительный паек. Приличный кусок жареного мяса, рыба, жаренная в сметане, запеченное овощное рагу, несколько ломтей свежего хлеба и кружка, судя по запаху, с травяным отваром. В конце последовала двузубая вилка, несколько больше по размеру, чем я привык, и столовый нож. Издав еще один «квак», я приступил к благородной миссии насыщения моего измученного организма.

Еда была выше всяких похвал, признаться, на какое-то время я выпал из окружающего мира, целиком отдавшись чревоугодию. Грех, признаю, но такой приятный! Это вам не «доширак» с бутербродом, где колбаса не имеет ничего общего с продуктами питания. Наконец закончив, я принялся неспешно отхлебывать травяной чай. Отличный напиток. У меня был друг, большой любитель таких чаев. Каждое лето он охапками таскал из ближайшего леса различные травы, которые потом сохли у
Страница 8 из 27

него на кухне на натянутых под потолком нитках, наполняя всю квартиру душистым ароматом. Зимой он вместо чая заваривал травяные сборы, утверждая, что они заменяют ему всех врачей. Может, и так, здоровья он действительно был отменного.

Все хорошо, но сигаретки не хватает! Стоп, у меня же были, я же в магазине три пачки купил?

– Анто, а где мои вещи? Те, что у меня в карманах были, да еще мешок тяжелый? – спросил я у собирающего посуду слуги.

– Все в кладовой, в полной сохранности, господин Юджин приказал все туда отнести, а мешок мы даже не открывали. Сейчас принесу.

И действительно, вскоре, пошатываясь под весом рюкзака и с узелком в руках, ввалился в комнату. Блин, совсем я загонял парнишку, барон недоделанный.

– Положи здесь, возле стола, – сказал я, принимая у него из рук узелок.

В узелке находилось все мое имущество. Понятное дело, извлекли из карманов, тем более что моя старая одежда это не тот прикид, который можно надеть в приличное общество. Камуфляж потрепанный, в нескольких местах зашитый – в кузнице одежду трудно сохранить. Развязав его, я принялся перебирать свое личное имущество. Потертый бумажник с остатками финансов можно сразу выкинуть, сомневаюсь, что за монеты моего мира здесь можно хотя бы хлеба купить. Впрочем, прибережем, может, местным нумизматам загоним, орел-мутант не везде водится, эксклюзив. А вот серебряную накладку с бумажника оставим. Пару лет назад мой друг приобрел себе металлоискатель и начал прочесывать заброшенные деревни в поисках зарытых кладов. На одну такую вылазку поехал и я. Чугунок с золотом мы не нашли, но мне повезло выкопать небольшую плоскую фигурку какой-то фантастической птицы. Фигурка была серебряная и от времени нисколько не пострадала. Продавать ее я не стал, а просто прикрепил на бумажник. Обычный выпендреж обычного балбеса.

Смартфон еще не полностью разрядился, линейка зарядки была наполовину заполнена. Но, разумеется, сети не обнаружил. Вернусь, в суд на оператора связи подам, что это за компания такая? В рекламе бодро восклицают, что связь они обеспечивают везде, а тут ее нет. Подумаешь, другой мир! Обещали, так обеспечивайте! Лапша наушников, завязанных неизвестным науке узлом, ну это дело обыденное. Ключи, паспорт и водительское удостоверение также ценности не представляли. А вот новенькая зажигалка, три пачки сигарет, из которых только одна начатая, и китайский «мультитул», который я таскал в кармане на всякий случай, однозначно пригодятся. Цветная упаковка с лазерной указкой, подарок сестре и племяннику. Они котенка взяли, теперь выспаться не могут, каждую ночь скачки юного тыгдыгского монстра слушают. Вот я и купил указку, верное средство. Перед сном десять минут водишь указкой по полу, котенок гоняется за пятнышком, а после падает без задних лап и, тихо посапывая, спит всю ночь. Хотел занести, да вот незадача, в другой мир смылся. Да еще неполный моток синей изоленты, неделю выложить забываю. Маловато у меня имущества, знал бы, что в путешествие отправлюсь, захватил бы сотню-другую учебников и справочников, пару ноутбуков с генератором и запасом горючего, десяток калашей, пулемет, гранатомет, зушку… И на танке бы приехал! Сунув сигарету в рот и прикурив от зажигалки, я, затянувшись горьковатым дымком, подмигнул ошарашенно взирающему на меня Антошке.

А ситуация, в которую я попал, откровенно хреновая. После рассказа Юджина сомневаюсь, что получится вернуться домой. Принимающего портала на Поле Чудес нет, и, даже если раздобуду точные координаты моего мира, не факт, что я окажусь в России. Вдруг я высажусь, например, в Америке? И как я объясню, что я делаю на их территории, без визы, без документов, без денег? В лучшем случае меня посадят в местную каталажку лет так на двести. Правда, они истинные демократы, не будут настаивать на полном отбытии срока, мол, сколько сможешь, столько и отсидишь. А расскажи я о магическом мире, мигом окажусь в уютной комнатке с мягкими стенами, добрыми санитарами и моднявой рубашкой с длинными рукавами. Или в другой палате, но с персоналом из работников ЦРУ или АНБ.

Может вообще получиться кисло. Выйду я в месте обитания доброго племени мумба-юмба, такие еще встречаются в укромных уголках нашей Земли. Они вообще о визе и не спросят, а просто схарчат меня с песнями и плясками за милую душу, под лекцию местного шамана о пользе мяса белого человека для желудочно-кишечного тракта. Одно радует, я большой, многих накормить смогу. Нет, ну Зоренг зараза, конечно. Помирать, видите ли, ему неохота было! Нет бы, как все старички, прижмуриться по-тихому, так ему домой срочно захотелось! И ведь не постеснялся «зайца» с собой захватить! А может, у этого «зайца» четыре сыночка и лапочка-дочка! Редиска он конкретная!

Проблема еще состоит в том, что носитель спасительной комбинации для портала, открывающей мне путь домой, затихарился где-то в замке. Да еще и новое злодейство готовит. А если его при задержании на ноль помножат? Или он на лыжи встанет?

Похоже, я повторяю судьбу всех попаданцев, влипать в историю – это по-нашему! Не помню ни одну книжку, где бы попаданец мирно купил какую-нибудь ферму, женился на обычной селянке, жил простым трудом в сытости и достатке и умер глубоким стариком в окружении многочисленных детей и внуков. Не живется попаданцам спокойно, ну никак. Сразу наваливается столько проблем, что на мирную жизнь рассчитывать не приходится. И берет попаданец меч булатный, надевает мантию мага – и вперед, супостата бесовского изничтожать! И нет ему ни сна, ни покоя. Ох ты, планида попаданческая!

Ух, аж на слезу пробило, так себя жалко стало. Но шутки в сторону. Оставим пока проблему возврата, а подумаем, что сейчас важно. Рассмотрим вариант, при котором мне придется остаться здесь навсегда. Скажем, не самое плохое развитие событий. Меня здесь не убили пока, не заточили в темницу, не пустили ни на эксперименты, ни на экскременты. Кормят, ухаживают, поддержку обещают. Дома меня почти ничто не держит, сестра замужем, племянник подрастает, да мы и не общаемся почти. Женой не обзавелся, девушки тоже нет, то работа, то безденежье. Перед Петровичем неудобно только.

Не сомневаюсь, что, вникнув в местные реалии, смогу найти дело, которое будет приносить мне маленький, но очень приятный профит. Я ведь владею хоть какими-то знаниями своего мира, а на информацию всегда найдется покупатель, на крайней случай сменю фамилию и пирамиду забабахаю. Надо узнать, как возможно подтвердить свой дворянский титул, раз уж меня принимают за барона, грех этим не воспользоваться.

Но данное светлое будущее мне светит только при дружественном отношении ко мне Зоренга и Юджина. Следовательно, Зоренг должен быть жив. А тут по замку убийца бродит. Интересно, кто он? Садовник или дворецкий? Не станет старого мага, и все, выпнут меня с занимаемой жилплощади, дадут на бедность пять золотых, и все. В таком варианте развития сюжета проблем будет намного больше. Мира я не знаю, документов нет, связей тоже. Прибьют меня или в рабство попаду.

Выходит, что моя судьба теперь плотно связана с судьбой Зоренга. И если Зоренг погибнет, то и я никому не нужен буду. Хорош барон, без денег, без связей, никем не признанный. А вот если я помогу найти несостоявшегося убийцу,
Страница 9 из 27

то заработаю дополнительные очки, и мое будущее станет намного светлее. Тогда и подъемные стрясти можно, и связями полезными обрасти. Все-таки я опер, хоть и бывший, и шесть лет не бабочек на хуторе ловил. Опыт есть, а преступление, оно и в другом мире преступление. В магии я, конечно, ничего не понимаю, но, как сказал Юджин, люди везде одинаковы. А то, что я из другого мира, дает мне неплохой шанс, мои действия не будут укладываться в привычную картину.

Как же мне не хватает информации! Неизвестна причина нападения, были ли это деньги или личная неприязнь. Может, это вообще возмездие за совершенное старым магом преступление, я ведь ничего о нем не знаю. Может, он каждый день по девственнице съедает, под сырным соусом, а младенцами в зубах ковыряет? Или магическую наркоту в школах продает? Как мне быть в такой ситуации? Защищать сволочь ради собственного блага? И не наживу ли я врагов, встав на его защиту?

– Анто, ты говоришь, что уже семь лет в слугах? Ну и как тебе тут живется? Магистр Зоренг не обижает? – решил я ковырнуть ближайший источник информации.

– Что вы, ваша милость! Господин очень добор к слугам, никогда зря не наказывает и на деньги не скуп. Его все крестьяне, которые на его земле живут, любят! А я ему жизнью обязан. Я в небольшой приграничной деревеньке родился, там и жил с семьей, а когда мне девять лет исполнилось, на нас степняки напали. Почти всех взрослых убили, деревню сожгли, а детей хотели рабовладельцам продать. Но, на наше счастье, имперский пограничный отряд подоспел. Сеча была жуткая, многие пограничники тогда полегли, но степняков всех уничтожили. В их отряде господин Зоренг и был. Всех детей, кто жив остался, в империю отправили, а меня господин магистр в слуги взял. Магической силы во мне нет, магом мне никогда не стать, зато при деле, сыт, одет и крыша над головой есть! – Рыжий говорил с такой любовью и уважением, какое вряд ли могло относиться к плохому человеку.

– Чем твой хозяин занимается? То, что он маг, я уже понял, но чем занимаются маги, я не знаю.

– Господин – один из лучших боевых магов империи! Он во многих битвах участвовал. Его сам император награждал! Недавно его в совет высших магов выбрали! А еще он в академии преподает и новые заклинания составляет.

– Он живет здесь один, без семьи? Где же его жена, дети?

Антошка помолчал и произнес тихим голосом:

– Ваша милость, никогда не спрашивайте магов об их семьях. Дело в том, что жизнь мага намного длиннее, чем жизнь обычного человека. Поэтому маги редко женятся, не каждый готов видеть, как стареет и умирает твоя жена, как дети и внуки уходят, а ты продолжаешь жить. Господину Зоренгу уже двести сорок один год, а в среднем маги живут до трехсот пятидесяти – четырехсот лет, разумеется, они могут погибнуть раньше, тут уж как Единый решит.

– А женщины не бывают магами? Можно жениться на магичке и прожить с ней всю свою долгую жизнь?

– Редко когда женщина владеет даром, но не это главное. Дети магов почти никогда не получают силы родителей и будут стареть как обычные люди.

– А Юджин тоже здесь живет?

– Нет, что вы. Господин Юджин личный ученик хозяина. К тому же он граф по рождению, у него свой замок и свои земли есть. Когда господин Зоренг пропал, мы сразу господину Юджину сообщили, вот он и прибыл, чтобы самому во всем разобраться.

– Личный ученик? А что это значит?

– Любой, в ком есть магический дар, будь то простолюдин или аристократ, поступает в Академию магии. Там они обучаются и по выходе получают звание бакалавра или мастера магии, а простолюдины еще и дворянский титул. Магистр Зоренг сам из простолюдинов. Но чтобы получить звание магистра, необходимо найти личного учителя, который бы помогал в дальнейшей учебе, обучал, советовал. Учитель и ученик приносят совместную клятву, которая сохраняется на всю жизнь. Учитель клянется обучать всему и оказывать поддержку, а ученик – во всем повиноваться учителю. Говорят, таким образом отсеиваются бездари и те, у кого маленький магический потенциал.

– Ладно, я понял. Для ученика найти личного учителя значит обеспечить себе будущее. Помощь в учебе, поддержка в жизни, сплошные плюсы! А какая выгода для учителей? Кроме мороки с очередным оболтусом – учить его, сопли со слезками вытирать, свое время тратить?

– Ради более высокого положения. В совет магов могут войти только те, среди чьих учеников преобладают сдавшие экзамен на звание магистра. Поэтому маги и не берут в личные ученики всякую бестолочь, кому охота никудышным учителем прослыть. Кроме того, лучшие учителя занимают более высокие и доходные должности, их имена у всех на устах. Да и император выплачивает солидное вознаграждение за каждого нового магистра. Но получить такое звание непросто. За каждым экзаменом пристально наблюдают, ведь он проходит в Круге Учителей, где должны находиться не менее десяти авторитетных магов.

Интересная система образования, похожая была в спорте в советское время. Чем больше учеников тренера удостоятся звания мастера спорта, тем лучше. Что ж, насчет магов более или менее все ясно, надо с Гордионом поговорить. Все-таки он занимается охраной Зоренга, и покушение на хозяина – это его прокол, значит, он лично заинтересован в поисках. Зла я на него не держу, должок со временем стребуем, на работе мужик был. Раз я выйти не могу, его надо пригласить сюда. Главное установить контакт, а там посмотрим, кто он и чем дышит. Будем использовать шесть правил Глеба Жеглова. Мой взгляд остановился на мешке с оружием. О, вот и повод для знакомства и дружеской беседы, какой же воин не согласится побеседовать о так любимых им клинках! Тем более изготовленных в другом мире.

– Анто, а где сейчас капитан Гордион? – спросил я, затушив в канделябре окурок.

– В казарме, наверное, новичков обучает, а может, в своих покоях.

– Вот что, сходи за ним и попроси, если он не занят, прийти ко мне. И принеси второе кресло и вина легкого. У вас тут вино есть? А потом отдыхай, а то забегался совсем. – Вино разговору не помешает, а вот язык развязать поможет.

Вскоре появился дополнительный предмет мебельного искусства, кувшин примерно литра на полтора и два серебряных кубка. А через несколько минут вошел и ожидаемый мною воин. Выглядел он неважно, темные круги под глазами, усталый вид, плечи слегка ссутулились. Нелегко ему в сложившейся ситуации. Я поднялся к нему навстречу, все-таки он старше меня, да и я тут гость, немного уважения проявить стоит.

– Добрый день, капитан Гордион! Я прошу прощения, что не смог лично прийти к вам, но, как вы знаете, мне запрещено покидать эту комнату, а поговорить с вами хотелось. Наше знакомство началось не совсем дружественно, поймите, я вас ни в чем не упрекаю. Вы действовали по обстоятельствам, и большое спасибо, что не убили меня. Тем не менее я бы хотел начать все с чистого листа, и не согласились бы вы выпить со мной немного вина и помочь в одном маленьком деле? – поприветствовал я вошедшего, протягивая ему руку, на которую он вопросительно уставился. Значит, этот жест у них не в ходу, поэтому требуются пояснения. – В моей стране люди пожимают друг другу руки в знак мирного и дружественного отношения.

– Благодарю за приглашение, господин Воронов, я полностью к вашим услугам, –
Страница 10 из 27

ответил он, пожимая протянутую руку. – Чем могу быть полезен?

Мне понравилось, как он говорил – спокойно, с достоинством, не унижаясь и не заискивая, – настоящий воин, знающий себе цену.

– Для вас просто Тимэй, – сказал я, представляясь новым именем и наполняя бокалы. – И-эх, выпить бы сейчас мировую, да время неподходящее.

– Что значит «мировую»? – невольно заинтересовался он, принимая бокал с вином.

– По нашему обычаю, если двое поссорились или возникли какие-нибудь разногласия, при примирении необходимо напиться до такого состояния, чтобы ходить не могли.

– Интересный обычай, а почему так сильно?

– Ну а как же? Что у трезвого на уме, то у пьяного на языке, если напились и по физиономиям друг другу не настучали, значит, точно помирились, – ухмыльнулся я, отпивая глоток вина. Неплохое, надо признать, на мою любимую хванчкару похоже.

Гордион задумался, поднес бокал ко рту, улыбнулся и наконец разразился оглушительным хохотом. Смеялся он самозабвенно, откинувшись в кресле, едва не расплескивая вино. Успокоившись, вытер выступившие слезы и взглянул на меня с интересом.

– А вы очень необычный человек, господин Тимэй! Зовите меня Гор. Я рад нашему знакомству и думаю, мы еще выпьем с вами мировую. Сейчас действительно немного не то время. – Он слегка помрачнел. – Так чем я могу вам помочь?

– Дело в том, что у меня здесь находится несколько мечей, изготовленных в моем мире одним хорошим мастером. – Который сейчас материт меня последними словами, прости, Петрович, я не хотел.

По загоревшимся глазам Гора я понял, что нахожусь на верном пути. Ну еще бы!

– Я не воин, в вашем понимании, я не умею сражаться мечом, в моем мире их давно не используют для битвы, поэтому я не могу оценить качество. Надеюсь, вы мне поможете? – сказал я, развязывая рюкзак.

Развязав, я сдернул мешок и достал первый подвернувшийся меч. Это был красавец-бастард, в деревянных ножнах, обтянутых черной кожей, с бронзовой чеканкой, а также с бронзовой крестовиной и яблоком. Не вынимая из ножен, я протянул его рукояткой вперед ожидающему Гору. Тот плавно и неспешно вытянул сверкающий клинок, порадовав меня изменением выражения лица. Поначалу на нем читался интерес, потом недоверие, следом изумление и, наконец, восторженность. Капитан тщательно осмотрел заточку, прозвонил ногтем клинок по всей длине, проверил балансировку и, подскочив, бросился к двери. Распахнув ее, он отрывисто приказал: «Чурбан, ветки, старые доспехи, быстро!» Ой-ой, а меня, оказывается, охраняют. Или стерегут. Что же, этого следовало ожидать.

Пока затребованные предметы несли, Гор, передвигаясь по комнате, произвел несколько фехтовальных движений. Смотреть на него было приятно, движения плавные, даже танцевальные, клинок то сновал как спица, то замирал, чтобы в следующее мгновение превратиться в сияющий круг. Наконец в комнату вошли два солдата в кирасах, шлемах и с мечами на поясе и занесли приличных размеров чурку, несколько палок сантиметров пяти в диаметре, обрывки кольчуги и ржавый шлем. Оставив все это, они удалились.

– Вы позволите? – положив одну палку на чурбан, спросил меня Гордион.

– Разумеется, продолжайте!

Хрясь! – ветка разлетелась на две половинки, а клинок глубоко застрял в чурке. Гор, пробормотав себе под нос что-то явно непечатное, высвободил лезвие. Следующий удар он наносил уже осторожнее. Хрясь, хрясь, хрясь! Переколов все дрова, он накинул на чурку кольчужные лохмотья – дзинь, и они расползаются, как гнилая тряпка. Располовинив напоследок ни в чем не повинный шлем, Гор внимательно осмотрел лезвие, вложил клинок в ножны, подойдя к столу, набулькал себе полный бокал вина и осушил его одним глотком. Силен мужик, грамм триста пятьдесят, и не поперхнулся даже. Сев в кресло, Гор посмотрел на меня:

– Как я понимаю, на этот меч не накладывались никакие заклинания, у вас же нет магии? Как же тогда возможно выковать такой клинок?

– Специальная сталь, правильная закалка, некоторые секреты мастера, необходимое оборудование. Не имея магии, мы развивали технику. Поверьте, это еще не верх совершенства.

– Не могу поверить, хоть и держу его в руках. Нечто подобное куют гномы, но они точно используют в процессе укрепляющие заклинания. – Гор восхищенно провел рукой по клинку. – Отличная полировка, с него будет легко сводить ржавчину.

– А он не ржавеет, – добил я его, отпивая глоток вина.

Гор помолчал, разглядывая орнамент на крестовине, и перевел взгляд на рюкзак.

– У вас там еще что-то есть?

Я начал извлекать весь свой арсенал. Один за другим на столик легли еще два бастарда, три кацбальгера, три ятагана, длиннющий фламберг, четыре прямых кинжала и два изогнутых, наподобие бебута. Напоследок появился мощный кинжал-мечелом и две «гномьих» секиры, по крайней мере, такой дизайн я содрал с одного сайта. В рюкзаке остался последний клинок, доставать который я не спешил. Гор взирал на меня, как на фокусника, достающего кролика из шляпы. Несколько минут он перебирал разложенные смертельные игрушки, осматривал клинки, один из бастардов попытался согнуть – ну-ну, его Петрович в швеллер под крышей засовывал и висел на нем, я-то не рискнул, весовая категория не та. Закончив госприемку, Гордион перевел на меня задумчивый взгляд.

– Скажите, господин Тимэй, а вам известен секрет изготовления таких мечей? Или секрет стали, которая не ржавеет? Если вы обладаете таким знанием, то вы станете одним из самых богатых людей империи.

– К сожалению, я только пару месяцев наблюдал за их изготовлением. Мастер, который выковал эти клинки, использовал уже готовую сталь. Но я обладаю некой теоретической подготовкой, последнее время я очень много читал обо всем, что изготавливали наши оружейники в разные времена. Но насколько ценна такая информация, я не знаю.

Гор отпил еще глоток вина, помолчал, дохнул на обнаженное лезвие, протер рукавом запотевшее пятнышко, сразу напомнив мне наших технарей, которые очень любили протирать аппаратуру «тонким слоем спирта», и произнес:

– В столице у меня есть знакомые оружейники, если вы туда направитесь, я напишу несколько писем. Они вас выслушают и оценят важность ваших знаний. Это надежные люди, если их что-нибудь заинтересует, то вам выплатят вознаграждение.

– Буду очень признателен, но оставим это на будущее. Прошу вас, оцените эти клинки, за какую сумму их можно продать? – Финансовый вопрос меня очень интересовал, ведь пока у меня в кармане нет ни гроша.

– Любой из ваших мечей можно с легкостью продать минимум за пятьсот золотых империалов. А если найти мага, который наложит на них заклинание, то цена возрастет еще на пятьсот золотых.

Знать бы еще, что на эти деньги можно приобрести.

– Господин Гор, я не знаю ваших цен, скажите, пятьсот золотых – это много или мало?

– За один такой меч, без наложенных заклинаний, вы сможете купить отличный дом, правда, не в столице, но в крупном городе. Или небольшую деревню где-нибудь на окраине империи. Но я бы посоветовал вам не продавать их без особой нужды. Купить клинок лучше вашего довольно трудно, а не зная секрета стали, вы не сможете выковать себе новый. К тому же такой меч не стыдно преподнести в дар графу или даже герцогу. Но вы сказали, что не владеете мечом, а каким
Страница 11 из 27

оружием вы владеете?

– В моем мире давно используется другое оружие, благодаря некоему составу оно способно поражать противника на расстоянии до тысячи шагов. И больше тысячи тоже. Существует множество видов такого оружия, разные страны производят свои модели, но основной принцип соблюдается. Из клинков нашими воинами используются только ножи. Вот меня и учили ими сражаться, еще бою без оружия немного. – Я решил воспользоваться удобным случаем. – Капитан Гордион, не отказались бы вы преподать мне несколько уроков владения мечом, хотя бы научить меня, с какой стороны за него браться?

– Разумеется, как только магистр Зоренг выздоровеет, мы тут же приступим к обучению. Не сомневаюсь, что у вас все получится, действительно, не подобает дворянину ходить безоружным. Советую вам сейчас же повесить на пояс меч, дабы привыкать к нему. Но тренироваться поначалу мы будем другими клинками. – Гордион был явно не против подружиться со мной, может, рассчитывал получить в подарок один из мечей, он прямо-таки облизывался, глядя на них. Ну-ну, посмотрим на его поведение.

Глядя на капитана, я мучительно думал, кого же он мне напоминает. Вроде бы лицо, фигура, моторика по отдельности не вызывали никаких ассоциаций, но все вместе просто кричало о чем-то до боли родном и знакомом с детства. Но вот о чем именно? Не знаю… Вдруг меня пронзила догадка. Атос!!! Не в том смысле, что Гордион был похож на одного из актеров, в свое время исполнивших эту роль, просто еще в детстве читая «Трех мушкетеров», я именно так представлял себе графа де ла Фер! Движениями, мастерством, даже наклоном головы во время разговора, в том числе редкими всполохами гнева, проглядывающими в глазах. Однозначно, капитан далеко не так прост, как старается выглядеть, но об этом подумаем позже, сейчас есть более важные дела.

– Замечательно, но я хочу выяснить еще несколько вопросов…

Глава 4

Нашу теплую беседу прервал магистр Юджин Кан. Подойдя к столу, он заглянул в почти пустой кувшин, хмыкнул и приказал просунувшему в дверной проем свою веснушчатую физиономию слуге:

– Кресло и еще вина! Надеюсь, вы не против моей компании, господа? – вежливо спросил он у нашего маленького, но уже дружного коллектива.

Мы выразили полное согласие, наблюдая, как на столе материализовался кувшин с вином, еще один кубок, блюдо с сыром и ветчиной и небольшая миска, полная соленого миндаля. Налив себе вина и усевшись в кресло, Юджин произнес, глядя на меня:

– Я рад, господин Воронов, что вы полностью оправились от перенесенных вами потрясений. Хочу вам сообщить, что учитель тоже хорошо восстанавливается и вы можете выходить из комнаты. Вообще, я не ограничиваю более вашу свободу, весь замок в вашем распоряжении. Честно говоря, я удивлен, как быстро воздействие на вашу ауру пришло в норму. Вам необходимо показаться Ищущему, возможно, у вас есть магический дар. Сам я, к сожалению, не могу сказать точно, не моя специализация, тем более вы рождены в таком мире, где давление на любую магическую составляющую просто чудовищно. – Он сделал глоток вина, съел ломтик сыра и продолжил: – Вижу, я прервал беседу о столь любимом капитаном оружии. Разрешите полюбопытствовать, это клинки из вашего мира?

Совершенно другой человек. Вчера он пытался надавить на меня, выглядел важным и властным, а сегодня это был просто уставший мужчина, решивший отдохнуть в приятной компании, среди равных ему людей. И хотя Гордион был явно ниже его по статусу, но, вероятно, они были старыми приятелями, что и определяло такое общение. Я передал ему кошкодер и сказал:

– Да, вы правы, наша беседа действительно шла об оружии, но теперь я бы хотел поговорить о другом. Хорошо, что вы тоже пришли, ваша помощь будет неоценима. Расскажите мне все о покушении на господина Зоренга и как продвигаются поиски убийцы.

Мои собеседники переглянулись, но беспокойства в их взглядах я не уловил. Видимо, решали, что именно мне сообщить и на фига вообще мне эта информация. В результате Гордион, откашлявшись, начал говорить:

– Два дня назад хозяина попросили срочно прибыть в академию в связи с приездом его императорского величества. Я, как обычно, сопровождал его до портальной установки. Магистр Зоренг очень торопился и, только войдя, сразу активировал установку. Но едва он исчез в арке перемещения, как раздался громкий хлопок, комнату заволокло дымом. Я сразу же понял, что случилось что-то плохое, ведь я неоднократно наблюдал за перемещениями хозяина и ни разу не видел ничего подобного. Я немедленно связался по амулету связи с дежурным магом академии, но мне ответили, что магистр Зоренг в академию не прибыл. Сам магистр на вызовы не отвечал, создавалось ощущение, что его амулет уничтожен. Связавшись с магистром Юджином, я объяснил ситуацию и выставил возле помещения с установкой портала охрану. Через несколько часов прибыл Юджин, который сразу начал обследовать портал. Он сказал, что хозяина выкинуло в какой-то другой мир. До самого вечера мы не могли найти себе места, и вдруг дозорный с башни крикнул, что совсем рядом, возле крепостной стены он заметил яркую вспышку, такая обычно бывает при открытии перехода. Призвав несколько солдат, я схватил факел и бросился к месту вспышки, где увидел хозяина и вас, с окровавленными руками. Ну а дальше вы знаете.

– Скажите, а кто занимается расследованием преступлений? Кто ищет воров, убийц, грабителей? – Интересно было бы познакомиться с коллегами.

– Обычно этим занимается городская стража, в некоторых случаях им в помощь направляется маг, который по следам ауры, оставшейся на месте преступления, помогает установить преступника. Но в данном случае все следы оказались уничтоженными. Также в городах есть отделения имперских дознавателей. Мы уже вызвали мага-менталиста, дабы он проверил всех находящихся в замке, но он должен прибыть только завтра. На всех выходах стоит усиленная охрана из самых надежных моих людей.

– А этих дознавателей пригласить нельзя?

– Нет. Вы не представляете, как устроено общество магов. Если боевой маг, причем уважаемый магистр, призовет на помощь себе дознавателя, это говорит о его слабости, о неумении решить свои проблемы самостоятельно. Все это приведет к гигантскому падению авторитета. Такое развитие событий неприемлемо. Мы и менталиста пригласили только потому, что он старинный друг магистра Зоренга.

Да-а, нечто похожее я и ожидал. Все-таки мага хотели уничтожить, а не пьяного в темном переулке кирпичом по голове садануть. Тут подготовка была на уровне, и рассчитана она была именно на расследование магией. Подозреваю, что и менталист успеха не достигнет. Что ж, будем действовать привычными мне методами, без магии всякой. А в принципе, почему без магии?..

У меня в голове стал выстраиваться черновой план, выпитое вино дало о себе знать, трезвый я бы до такого никогда не додумался. Необходимо выяснить кое-какие детали.

– Господин Юджин, скажите, как именно злоумышленник изменил настройки портала и как ему удалось уничтожить следы?

Юджин неспешно взял кувшин и наполнил наши кубки, не обделив при этом себя. Я изумился: граф, магистр магии, самолично разливает вино? У них тут что, демократия в ходу? По всей логике, он должен был меня или
Страница 12 из 27

капитана заставить, не по чину аристократу в прислуге ходить. Нет, Тимэй, надо в спешном порядке узнавать здешние обычаи, а то недолго и косяков напороть.

– Получив сообщение от Гордиона, я сразу же переместился через обычный портал в соседний город, взял там коня и, проскакав десять миль, прибыл в замок. Обследовав установку учителя, выяснил, что неизвестным были сначала установлены настройки межмирового перемещения, после чего им был установлен кристалл с простейшей иллюзией, прикрывающей эти настройки. Когда учитель прошел через арку, кристалл взорвался – я нашел его осколки, – сбросил настройки, чтобы мы не могли определить местоположение учителя. Он же и уничтожил следы ауры. Как ни горестно признавать, учитель попался на детскую уловку. Если бы он так не спешил, то без малейшего труда обнаружил бы ловушку.

– Как устанавливаются настройки?

– Стационарный портал представляет собой арку из сплетенных медных прутьев. С каждой стороны на стойках арки находится по десять серебряных колец с нанесенными на них символами. Вращая данные кольца, вы устанавливаете место, куда хотите переместиться. На одной стойке настраивается пункт в пределах нашей планеты, на другой – переход в другой мир. После установки пункта прибытия необходимо активировать портал, и установка готова к работе.

Я встал с кресла и начал ходить по комнате.

– Вы хотите сказать, что покушение организовал другой маг? Ведь этот кристалл простой человек не изготовит?

– Кристалл, разумеется, изготовил маг, но установить его мог кто угодно. Посторонних магов в замке нет и давно не было, поэтому мы и полагаем, что как минимум исполнитель до сих пор находится здесь. – Юджин открыто отвечал на мои вопросы, но было видно, что он не понимает, с какой целью я их задаю.

– У меня еще три вопроса. Первый: вы кого-нибудь подозреваете? У магистра Зоренга есть враги? Может, случилось какое-нибудь событие, которое вызвало у вас опасение?

Маг с капитаном ответили почти в один голос:

– К сожалению, нет. Магистр Зоренг тоже не знает, кто хотел его убить. Явных врагов у него нет, но недоброжелателей хватает, как и у каждого человека. Конкуренция среди магов велика, но смерть магистра не даст кому-либо преимуществ.

– Что ж, так я и предполагал. Тогда второй вопрос: что обо мне известно в замке?

– Ничего, – ответил Гор. – Когда солдаты подбежали, вы уже были без сознания. Зоренг, придя в себя, сказал, что вы спасли ему жизнь. Мы перенесли вас и хозяина в замок, и все время вы находились в этой комнате. Ее охраняли мои самые доверенные люди, и только слуга был с вами. В замке знают, что вы здесь находитесь, но кто вы, никто не знает.

– Отлично, и последний вопрос, господин Юджин. Представьте себе, что перед вами находится очень маленький и очень сложный рисунок, возможно частично поврежденный. Также есть сотня подобных рисунков, практически одинаковых, но лишь один из них полностью соответствует первому. Существует ли возможность сличить эти рисунки при помощи магии и безошибочно найти аналогичную пару? – Это был самый важный вопрос, я все-таки не эксперт-криминалист, оборудования я тоже не имею, даже обычного увеличительного стекла нет.

– Заклинание тождественности Филтора! Любой маг его знает. На первых курсах академии ученикам дают старые, частично уничтоженные тексты на древних языках. В одном из таких языков существует несколько тысяч иероглифов, мельчайших, запутанных схем, которые надо точно разобрать и перевести. Это необходимо для воспитания сосредоточенности и прививает умение работать с древними документами. – Маг произносил эти слова с явной ностальгией, наверное, студенческие годы в любом мире приятно вспомнить. – Зачастую это является наказанием для студентов, которые не проявляют должного усердия или попались на какой-нибудь проказе. Чтобы найти значение иероглифа или правильно прочитать схему, и было придумано это заклинание, с его помощью можно сравнить частично сохраненный символ с уже известными знаками. Работа кропотливая и очень нудная. Но я не понимаю, зачем это вам нужно?

План действий окончательно сложился в моем сознании, если все получится, не забыть стрясти с хозяина замка пару-тройку мешков золота на бедность, а если удастся вернуться домой, то и с Петровичем объясняться легче будет.

– Господа, сейчас я вам все объясню. Дело в том, что в своем мире я до недавнего момента работал в одной организации, которая занимается поиском преступников. Не стану утверждать, что являюсь лучшим в своей профессии, но и худшим себя не назову. Данная организация работает уже не одну сотню лет, и за это время были созданы различные методики, которые, смею вас уверить, весьма эффективны. Не имея магической силы, мы привыкли заменять ее техническими устройствами. К сожалению, я их при себе не имею. Но, соединив знания моего мира с вашими возможностями, я уверен, мы добьемся успеха. Раз уж я оказался в такой ситуации, приложу все силы, чтобы помочь вам найти злодея, это и в моих интересах тоже. Знаете, как-то неуютно находиться в замке, по которому ходит убийца.

Гордиона я не убедил, но я могу его понять. В его глазах я виделся экстрасенсом, который, совершив вокруг вас ритуальный танец с хрустальным шаром, клятвенно обещает избавить вас от всех проблем. И тоже изначально не требует от вас никаких денег. Что ж, капитану по должности подозрительность положена, тем более после таких событий. Доверять мне решение такого вопроса у него нет никаких причин. Но я заметил в его глазах тоскливую беспомощность, когда Юджин говорил о менталисте, полагаю, Гор не верил в успех этого предприятия. Значит, он ухватится за любой шанс оградить своего нанимателя от преждевременной смерти, только надо его уговорить.

– Господа, я понимаю, что вам трудно довериться мне, но посмотрите на это с другой стороны. Сами найти убийцу вы не в состоянии, расследование мага-менталиста может тоже не дать ожидаемого результата. Кроме того, пока вы дожидаетесь приезда этого специалиста, убийца может нанести новый удар. Я вас понимаю, – прервал жестом уже раскрывшего рот Гора, – я знаю, что вы скажете. Что на всех постах ваши люди, что они не допустят нового покушения, но… Выслушав вас, я пришел к выводу, что неведомый враг мыслит нестандартно. Вы готовы были к прямому нападению, и уверен, если бы замок атаковала сотня головорезов, то вы бы с честью отразили все атаки и защитили магистра даже ценой своей жизни. Спешу вас расстроить: атаки не будет. Враг прекрасно осведомлен о вашей боевой силе, да и господин Юджин, думается, во время атаки на замок не стал бы за стенами отсиживаться. Будет редкий яд, оригинальное заклинание или еще что-нибудь подобное. Хочу заострить ваше внимание на том, что, как сказал господин Юджин, уловка с настройками портала была крайне простой, но применили ее в очень удачное время. Если бы не срочный вызов, Зоренг разглядел бы обманку, следовательно, у исполнителя была точная информация, когда надо поставить эту ловушку. Сколько прошло времени с момента получения вызова в академию до того, как вы пришли к порталу?

Мои собеседники явно задумались над моими словами. Вестимо, такие мысли не приходили им в голову, привыкли во всем на магию
Страница 13 из 27

полагаться. Гордиона я уже просчитал – простой, честный вояка, преданный, привычный получать и отражать такие же честные удары. Вряд ли он мог обнаружить ловушку с порталом, но то, что ее установили в замке, за который Гор несет ответственность, он считает личным проколом. Замечал, как он стискивает кулаки, когда речь заходит о покушении. С Каном сложнее, эмоции он скрывает великолепно, если бы не ученическая клятва, мог бы и его заподозрить. Юджин хоть и стал магистром магии, но с расследованием преступлений не сталкивался, его вера в доброго менталиста в голубом вертолете радует, но если бы я совершил преступление и знал, какие шаги предпримут друзья Зоренга, то уж точно озаботился бы тем, чтобы менталист не смог меня вычислить.

– Примерно прошло около часа. Сначала магистр убрал свои бумаги, отдал распоряжения управляющему, после переоделся в предписанную преподавателям одежду, вызвал меня, и мы пошли к порталу. В принципе, многие слуги знали, что магистр отправляется в академию, и времени было достаточно, изменить настройки и прикрепить обманный кристалл недолго, – ответил Гор, начиная понимать мою мысль.

– Враг опасен и очень умен. Он нанес удар и, полагаю, хорошо просчитал ваши ответные ходы, предпринял меры, дабы его не вычислили даже с помощью менталиста. Наверняка существуют методики противодействия таким магам. Единственный наш шанс – нетрадиционные меры! Необходимо пойти таким путем, который преступник даже представить себе не может. Согласитесь, Гордион, если вы выйдете на поединок с великим мастером меча, то будете ожидать от него конкретных действий! А представьте на мгновение, что этот мастер вместо того, чтобы нанести вам удар мечом, вдруг снимет штаны и повернется к вам, как бы это помягче сказать… спиной. – Присутствующие ухмыльнулись, услышав такой пример. – Вы растеряетесь, может, на мгновение, но этого будет достаточно, чтобы его сообщник напал на вас сзади. Предлагаю дать мне полную свободу действий, хуже я все равно не сделаю, если меня постигнет неудача, прибывший маг-менталист займется своей работой. Что вы на это скажете?

Юджин Кан пристально посмотрел на меня, на секунду задумался, видимо анализируя все сказанное, и решительно кивнул.

– Господин Воронов, я согласен на все, что вы собираетесь сделать. Если есть хоть малейший шанс предотвратить новое покушение и покарать преступника, я сделаю все, что только смогу!

Гор отреагировал проще:

– Господин Тимэй, командуйте! Очень уж хочется ту тварь за горло подержать!

Я сделал очередной круг по комнате, обдумывая детали плана, хлебнул винца и обратился к собеседникам:

– В таком случае мне необходимо осмотреть установку портала, я надеюсь найти там следы, которые помогут нам изобличить преступника. Необходимо заставить его нервничать и совершать ошибки. Для этого посеем панику в его сердце. Мне нужен длинный плащ с глубоким капюшоном, лучше черный, бумага, чернила. Да, и еще мне нужна пудра, не знаю, пользуются ли у вас таким средством, но в моем мире женщины наносят на лицо специальными подушечками мелкий порошок, дабы изменить цвет лица и скрыть мелкие изъяны, вроде прыщей и морщин. У вас есть такое?

– Мне кажется, что между нашими мирами не так уж много различий, – усмехнулся Юджин. – Наши женщины тоже посвящают большую часть своего времени тому, чтобы стать красивее. Вам немедленно все доставят.

– Подождите еще мгновение, сначала надо подготовить почву. Как вы думаете, Анто можно доверять?

– Этот парнишка предан хозяину всей душой! – с отеческими нотками в голосе произнес Гор. – Если потребуется его жизнь, он отдаст ее без остатка! Можете всецело на него положиться.

– Замечательно, тогда попросим его присоединиться к нам. Анто! – крикнул я и, когда он вошел, спросил: – Скажи, готов ли ты помочь мне в поисках напавшего на твоего хозяина? Учти, это будет не совсем приятно для тебя.

Во взгляде парнишки засветилась решимость, он коротко поклонился и твердо произнес:

– Приказывайте, ваша милость! Клянусь, что выполню все, несмотря на опасность!

– А кто говорил об опасности? – усмехнулся я. – Опасность тебе не грозит. Слушай и запоминай, что ты должен будешь сделать. Когда ты вылетишь из моей комнаты, ты, напуганный и обиженный, пойдешь к другим слугам, поболтливей желательно, и начнешь рассказывать обо мне разные страшилки. Например, скажи, что я получеловек-полудемон, с которым магистр Зоренг заключил сделку. Неизвестно, что он мне пообещал в качестве оплаты, но я согласился найти покушавшегося на его жизнь. Рассказывай пострашнее, припомни все сказки, которые ты слышал в детстве, не бойся переборщить, но я хочу, чтобы через час весь замок знал об этом. Только будь очень убедителен. Ты понял свое задание?

– Разумеется, я все сделаю, все в точности! Я могу идти? – Анто хотел рвануть с низкого старта, но я его придержал.

– Я не сказал, что ты выйдешь из комнаты, я сказал, что ты из нее вылетишь. – Я подвел рыжего к двери и, распахнув створки, отвесил ему отличного пинка, издав при этом самый кровожадный и утробный рык, на который был способен. Закрыв дверь за слугой, вылетевшим ширококрылой ласточкой, я повернулся к ошарашенным собутыльникам. Игнорируя их взгляды, я продолжил:

– Гор, вы также должны распространить обо мне похожие слухи среди своих солдат. Не волнуйтесь, что они будут отличаться от сказанного Анто, главное, чтобы все знали, что я ищу преступника. А чтобы никто не сомневался, что я смогу это сделать, необходимо следующее: когда мы пойдем к порталу, вы, Юджин, подойдете ко мне и скажете, что кто-то похитил у вас ценную вещь. Не важно какую, например, кошелек или украшение, главное, чтобы предмет был небольшим. Этот предмет вы заранее передадите Гордиону. Вы, Гор, поговорите с одним из солдат, желательно не из ветеранов, а из новичков, чтобы он взял вину на себя, разумеется, похищенное должно быть у него при себе. И когда я укажу на вора, вы найдете в его карманах вещь Юджина. Позаботьтесь, чтобы на этом спектакле оказалось как можно больше зрителей. Согласитесь, что такое подтверждение моей силы заставит нервничать нашего злодея, возможно, он попытается покинуть замок, предупредите всех надежных людей, дабы они наблюдали за поведением находящихся в замке. Если вопросов больше нет, то ожидаю вас, Гордион, через час, с вещами, которые я затребовал.

– Демонология находится под строжайшим запретом, если слухи просочатся, у учителя могут возникнуть большие неприятности, – обеспокоенно сказал Юджин.

– Не стоит так волноваться, все равно люди узнают, что я прибыл из другого мира, и вопросы возникнут сами собой. Решив проблему с безопасностью магистра, я готов буду пройти любую проверку, которая подтвердит мое человеческое происхождение.

Мой напор и четкие указания привели к желаемому результату. Гор, получив приказ, был готов его выполнить, а Юджин, не имея других способов решить проблему, предпочел подчиниться мне. Поднявшись со своих кресел, мои подельники отправились готовиться к предстоящему спектаклю.

Глава 5

В ожидании моего выхода на сцену я, хоть и недавно плотно позавтракал, подъел всю ветчину и сыр. Вина решил больше не пить, голова нужна была ясная. Тем более вино очень
Страница 14 из 27

коварная штука. Когда пьешь водку, она говорит тебе: «Ты пей, я с тобой», а когда вино, слышишь: «Ты пей, я тебя догоню!» Догонит и так в голову даст! Поэтому пьянству бой, да здравствует здоровый образ жизни! Разумеется, временно.

Как плохо, что в моей новой одежде не предусмотрены карманы, ну вот куда мне все распихивать? А ведь здесь про карманы точно знают, у Гора и у Анто они есть. Помучившись несколько минут, я запихал за пазуху почти все свое мелкое имущество и на всякий случай повесил на пояс кинжал. Меч пока решил не брать, сражаться им я все равно не умею, а ножом владею довольно сносно. Правда, работа ножом и кинжалом сильно различается, но выбирать не приходилось. Еще раз прикинув план действий, принялся вспоминать любимые высказывания Петровича, так как Гор явно задерживался. Не успев до конца процитировать Большой Петровский Загиб, услышал шаги за дверью, и ко мне ввалился Гор, держащий в руках свернутый плащ. О что за чудо был этот плащ! Мечта Дракулы, за такой плащик он бы не задумываясь левый клык отдал. Черный, широкий, блестящий, с длинными свободными рукавами и глубоким капюшоном. Подобные капюшоны есть на армейских плащ-палатках, чтобы его можно было и на каску, и на зимнюю шапку натянуть. Но не так плащ меня порадовал, как то, что мой план все-таки приняли. А могли же передумать, запереть меня в комнате, а то и вообще выгнать меня за пределы замка, присвоив себе все мое скромное имущество. Все-таки порядочные люди здесь живут, возятся со мной, хотя проще было бы от меня избавиться.

– Все готово? – спросил я Гора, надевая плащ и рассматривая принесенный реквизит. Пудра была в берестяной коробочке, даже мягкая подушечка прилагалась. Лучше бы угольную пыль использовать, но не знаю, используют тут уголь или нет. Бумага немного желтоватого оттенка, но достаточно гладкая и вполне подходила под мои нужды. Чернила и бумагу я брать с собой не стал, пусть полежат на столе, они понадобятся позже.

– Все на месте, скопление народа по пути к порталу я обеспечил. Меня поражает, как быстро распространяются слухи и как они обрастают новыми подробностями! – удивленно покачал головой Гордион. – В замке только и разговоров, что о вас! Более того, некоторые утверждают, что у вас есть рога и хвост с ядовитым жалом, вы извергаете пламя и дым изо рта. Что вы поедаете души людей, ни заклинания, ни оружие вам не страшны, и сегодня ночью вы перенеслись в соседнюю деревню, где обесчестили почти всех представительниц женского пола, не пощадив при этом самых древних старух! Но следует сказать, что многие женщины замка вами очень недовольны, дескать, чего это демон в деревню отправился, а нами побрезговал! – добавил он, рассмеявшись.

– Насчет старух это они зря! Напомните позже кое-кому по шее настучать. А что касается огня и дыма… Не будем народ разочаровывать! Кража у Юджина состоялась? «Вора» подобрали?

– Да, один из новобранцев, сын моего старого друга. Прибыл к нам декаду назад с письмом от батюшки, в котором тот просит взять его на службу. Парень хороший, я его еще мальцом помню. Рассказал я ему о вашем плане, передал похищенное, так что все готово.

– Как я его узнаю? В этом деле ошибиться нельзя, а то укажу не на того, и все коту под хвост.

– Интересное выражение, ха! А узнаете просто: когда господин Кан на кражу вам пожалуется, этот парнишка будет рядом со мной стоять. В руках у него кольчуга ржавая будет, я заставил его кладовку разгребать.

– Что по вашим законам за воровство положено?

– Если воришку первый раз ловят и стоимость похищенного небольшая, то могут просто плетью отодрать. А вот закоренелых воров клеймят и на рудники. Но это если в свободном городе и если в суд обратиться. А на своей земле любой дворянин сам суд вершит.

– Эй, только этого пороть не надо! В зубы сунуть разок, для достоверности, и запереть где-нибудь до решения магистра Зоренга. А он торопиться не будет. Потом выпустим парня и другим солдатам все объясним, чтобы косо на него не глядели. Что он у Юджина спер-то?

– Небольшую серебряную шкатулку, изумрудами и рубинами украшенную. Старинная, фамильная вещь!

– А в шкатулке?

– Медный грошик!

Мы дружно расхохотались. Нет, определенно, эти люди нравились мне все больше. Уважаю людей с чувством юмора, особенно которые могут шутить в трудной ситуации. И Гордион и Юджин всерьез обеспокоены безопасностью Зоренга, но при этом не против показать язык зловредной фортуне. А Юджин, несмотря на то что граф и магистр магии, авантюрист тот еще! Может, он и думает, что умеет скрывать эмоции, но движения и глаза его выдают. Небось в студенческую бытность главным заводилой был. Поэтому моя сумасшедшая идея ему явно по вкусу пришлась.

Посмеялись, успокоились, подышали и двинулись в путь. Честно говоря, мне было страшновато. Страшно выходить в новый мир, который, возможно, станет моим. Страшно не оправдать доверие, ведь я пообещал найти убийцу, а репутация пустобреха мне совсем не нужна. Страшно заглядывать в будущее, абсолютно не представляя, что меня там может ожидать. Но если всего бояться, не стоит и жить, поэтому я сунул сигарету в рот, надвинул поглубже капюшон и твердой походкой двинулся за Гором. Сразу же за дверями моей комнаты мы столкнулись с двумя солдатами в кирасах, шлемах и с мечами на поясе. Моя и Зоренга охрана. Солдаты с боязливым интересом уставились на меня, видно, и до них слухи докатились. К тому же они были свидетелями Антошкиного полета и сейчас не знали, что от меня ожидать. Гор, не говоря ни слова, повернул направо, и мы пошли по узкому коридору. На этаже, где разместили нас со старым магом, больше комнат не было. Дойдя до конца коридорчика, мы стали спускаться по винтовой лестнице. Я оказался прав, мои покои находились на третьем этаже, но не в самом замке, а в отдельно стоящей башне, на выходе из которой также располагался пост. В отличие от верхнего поста, эти солдаты были без кирас и вооружены массивными копьями. Правда, в качестве дополнительного вооружения имелись чеканы в поясной петле. Увидев нас, караульные подобрались, изобразив подобие стойки «смирно». Гор мимоходом кивнул им и шепнул мне:

– Ради безопасности было решено разместить вас и хозяина в отдельном здании, его охранять легче, да и народу меньше бродит. Но для вас уже подготовлены отдельные покои на хозяйском этаже, рядом с покоями господина Кана. Он всегда там останавливается, когда приезжает.

Что же, перспектива поселиться в более престижном месте откровенно радовала. И не более комфортабельными условиями, гораздо важнее признание меня, пусть пока и заочно, дворянином. Я уже волноваться начал, мало ли что Антошка сболтнул!

Какая жалость, что я почти ничего не видел из-за капюшона, не каждый день я по средневековому замку гуляю. Ничего, еще насмотрюсь, сейчас дело выполнить важнее. Шагая за Гором, пытался расслышать, что творится вокруг, раз уж увидеть не получается. Где-то вдалеке доносилось конское ржание, кстати, и навозом оттуда попахивало, но не сильно, и вскоре я перестал ощущать этот запах, он неотделимо вписался в общую картину. Где-то звучала женская речь, слышались удары молота по наковальне, с визгом носилась ребятня, поместье жило своей жизнью. По мере нашего приближения разговоры затихали, но
Страница 15 из 27

практически сразу раздавался тихий гул шепота – видимо, обсуждали мою скромную персону. По ощущениям, мы приблизились к толпе человек в пятьдесят. Гор мягко переместился в сторону, а ко мне подошел Юджин Кан.

– Господин Воронов, прошу прощения за то, что отвлекаю вас от такого серьезного дела, но выслушайте меня! Сегодня, здесь, в замке моего учителя, где я прожил не один год и привык считать это место своим вторым домом, у меня украли фамильную реликвию! Какой-то подлец, решивший своим поступком очернить хозяина этого замка, похитил шкатулку, передававшуюся в нашей семье из поколения в поколение. Но самое главное не шкатулка, а то, что находилось в ней! За содержимое я готов отдать любую из своих деревень! Нижайше прошу вас, если это возможно, найдите вора и верните мне мое имущество, я согласен оплатить ваш труд тем же, что и магистр Зоренг!

Нет, ну каков актер! Почтительность в голосе, щедро разбавленная нотками страха и покорности, сразу определила для всех присутствующих мой статус. Если граф и маг так передо мной стелется, то что говорить о простом народе! Шепотки вокруг меня затихли, даже дыхания слышно не было. Отлично, разогрев публики прошел в штатном режиме, теперь мой черед!

– Хорошо, – произнес я самым замогильным голосом, на который только был способен. – Это не займет много времени.

Наклонив голову еще ниже, я медленно поднес руки к лицу, скрытому под капюшоном. Щелкнув зажигалкой, которая находилась у меня в левой руке, прикурил и быстро сделал несколько затяжек, обильно выдыхая дым. Со стороны эффект был, наверное, потрясающий. Народ ахнул, где-то заплакал ребенок. Толпа резко отхлынула, и даже Юджин невольно отступил на пару шагов. Из-за капюшона я не видел лица окружавших меня людей, но чувствовал, как страх и ужас охватили их. Казалось, что еще несколько мгновений, и охваченная паникой толпа ринется в разные стороны, как можно дальше от такого страшного меня. Мне стало не по себе – не слишком ли я увлекся спецэффектами? Кто же знал, что местное население будет именно так реагировать? Это людей моего мира, имеющих представление о фильмах ужасов, такой малостью не проймешь, а здесь даже простенький спектакль имел потрясающий и ужасающий эффект. Но заканчивать действие было необходимо, и я, чуть приподняв голову, дабы мне хоть что-то было видно, нашел взглядом Гордиона. Рядом с ним стоял парнишка лет восемнадцати – девятнадцати, судорожно сжимавший в руках какие-то кольчужные обрывки. Видимо, он был уже не рад, что согласился участвовать в моем шоу. Окурив руки дымом, я начал вполголоса бормотать:

– Эники-бэники ели вареники… Вот он! – тем же замогильным голосом произнес я, вытягивая правую руку в его направлении, одновременно включая спрятанную в кулаке лазерную указку.

Уже надвигающиеся легкие сумерки помогли мне, и все увидели яркую красно-рубиновую точку на груди у парня. Чтобы усилить эффект, я выпустил очередную порцию дыма по невидимому лазерному лучу. Дым, попав в луч, сразу заблистал рубиновыми переливами, очень красиво смотрелось. В этот момент я больше всего переживал, чтобы Гор не забыл о нашей договоренности и сделал все правильно. Но мои волнения были напрасными, капитан развернулся к указанному мной солдату, мгновенно обыскал его и выхватил из-за пазухи искомую шкатулку. Воздев руку, он показал ее всем и, повернувшись к Юджину, протянул драгоценную вещицу законному владельцу.

– Господин Юджин, это она? – спросил Гордион.

– Да, это она, без сомнения! – Юджин открыл шкатулку, полюбовался на содержимое и обратился ко мне: – Господин Воронов, я и весь мой род в неоплатном долгу перед вами! Все, что в моих силах, я готов выполнить!

– Не забудь оплатить мой труд, если не хочешь неприятностей, – ответил я, еле сдерживая смех, очень уж потешно выглядел маг, с умилением разглядывавший медный грошик. – Но сейчас у нас есть незаконченное дело! Мое время дорого!

– Разумеется, господин Воронов, прошу вас! – согнулся в поклоне Гордион. – Эй, вы! Взять этого мерзавца и в темницу его! – скомандовал он солдатам. – Его участь решит магистр Зоренг.

Двое дюжих бойцов подхватили под руки бледного парня и потащили его, попутно высказывая все, что они про него думают, особенно про его родню и сексуальные пристрастия. Да еще пару раз по шее отвесили. Надеюсь, капитан их проинструктировал, а то ведь покалечат беднягу. Гор, проводив взглядом задержанного, повернулся к толпе и рыкнул с интонациями американского сержанта:

– А вы здесь что забыли? Заняться нечем? А ну, вон отсюда!!!

Зевак как ветром сдуло. Не стоит сомневаться, какова будет главная тема разговоров сегодняшним вечером. А Гордион, Юджин и я мирно продолжили свой путь. Мои спутники шли молча, хотя я догадывался, что их распирает любопытство. Но их выдержки хватило ненадолго.

– Тимэй, что это было? Откуда взялся дым, который ты выдыхал? – От волнения Юджин даже забыл о вежливости, обратившись ко мне на «ты». – Что за странный луч бил из твоей руки? Какое заклинание ты произносил? Нет, ты точно не демон, я ведь лечил тебя, ты человек, без всякого сомнения человек! Но как?.. У вас же нет магии, и я не почувствовал никаких магических действий! – выпалил он на одном дыхании.

– Магии нет, это вы верно заметили. Зато есть технология. В принципе, ничего сверхъестественного и не было, простые фокусы. Только не надо меня на костер тащить! – Необходимо все рассказать, иначе не доживу я до светлого будущего. – Дым шел из-за вот этого. – Я вытащил окурок изо рта, осознавая в этот момент, что курить придется бросать, табак, судя по всему, тут не знают. Может, где-то растет самосад, но какой он на вид, подсказал бы кто. Давно хотел бросить, а тут придется сделать это добровольно-принудительно. – Это измельченное растение, завернутое в бумагу. Его поджигают, а потом вдыхают дым. А луч шел из этой игрушки. – Я продемонстрировал лазерную указку, попутно объяснив ее назначение.

Юджин, заметно успокоившись, с интересом осмотрел безделушку и задал очередной вопрос:

– Зачем вы дышите этим дымом? Наверняка это противно и очень вредно для здоровья?

– Вредно и противно. Просто в моем мире эта привычка очень распространена, хотя в последнее время с ней начали активно бороться. Запрещают курить в общественных местах, повышают цены. А зачем я курю? Да сам точно не знаю. Вначале это доставляло некоторое удовольствие, покуришь – и в голове шумит, как от вина, правда, всего несколько секунд. Потом привыкаешь, того удовольствия уже нет, но расслабиться немного помогает. Легче с сигаретой какую-нибудь проблему обдумывать. Хотя это самообман, наверное.

Мы подошли к небольшому одноэтажному каменному строению. Большие деревянные двери, укрепленные металлическими полосами, были заперты на огромный висячий замок, такой моя бабушка называла амбарным. Возле дверей уютно устроился стражник. Обняв копье и примостившись головой на шлем, тихо посапывал, выводя носом затейливую мелодию. Запах ядреного перегара так и требовал в срочном порядке захрустеть малосольным огурчиком. Крепкий сон бдительного стража потревожила назойливая муха, всхрапнув, воин махнул рукой и издал протяжный звук, называемый в народе «вызовом дерьмодемона», после чего снова с
Страница 16 из 27

нежностью обнял копье, причмокнул и опять заснул безмятежным сном.

– Бедный, ему же жестко на земле лежать, вместо подушки шлем, вместо подружки – копье. Гордион, совсем вы не заботитесь о своих людях! Следовало бы обеспечивать всех постовых кроватками и одеялками, наливать в бутылочку доброго вина, а не ту кислятину, которой, судя по запаху, напился солдат, спасая себя от обезвоживания. Злой вы, жестокий! – попенял я красному от ярости Гордиону.

Капитан по-особенному, негромко свистнул, и незамедлительно рядом с нами материализовались трое бойцов. Немолодые, с посеребренными бородами, но крепкие и быстрые. Явно ветераны, проверенная гвардия. Последовала отрывистая команда:

– Вы, двое, взять эту ишачью отрыжку и в холодную его! Как протрезвеет, всыпать пять плетей и на караул возле навозной кучи, в полном снаряжении. Прир, ты останешься на посту вместо этого ублюдка, его жалованье за три дня перейдет к тебе.

Означенные бойцы сноровисто подхватили пьяницу, избавив его от оружия, и поволокли прочь. Наклюкавшийся страж решил, что просыпаться вредно для здоровья, обмяк мешком на руках своих «нянек» и душевно заурчал какую-то песню. На мгновение мне показалось, что звуки, издаваемые этим бедолагой, подозрительно смахивают на «Ой, мороз, мороз». Наверное, алкоголики во всех мирах одинаковы и застольные песни схожи до изумления. Третий воин встал на пост у двери.

– Прошу прощения за данный инцидент, здесь ранее никогда не ставили охрану, видимо, поэтому нерадивый воин и решил расслабиться. Далеко не всем известна причина произошедшего с хозяином замка. Сейчас я открою двери. – Юджин достал из кармана здоровенный ключ, который вполне мог бы заменить булаву. Но, несмотря на размеры, ключ поражал обилием сложных бороздок, значит, и замок взломать не так уж и просто.

– Подождите минутку, сначала я осмотрю замок и дверь. – Я остановил его и принялся изображать из себя крутого эксперта-криминалиста, то есть с умным видом рассматривать огромное запирающее устройство. Сделать это было сложновато, сумерки уже ощутимо вступали в права. – Гордион, нельзя ли какой-нибудь факел раздобыть или свечку хотя бы, а то темно становится.

Юджин немного напоказ щелкнул пальцами, и над моим левым плечом засиял небольшой светящийся шарик. Нравится ему магию использовать, сразу заметно. Да и мне бы тоже понравилось, наверное. Надо будет точно выяснить, получится из меня самый великий волшебник или нет. А то что я за попаданец без волшебства? Непорядок, как же я Темному Властелину в глаза посмотрю? Он же меня ждет, надеется, верит… Ну да ладно, с моим будущим могуществом я потом разберусь, а теперь дело надо делать. Я снова обратил свой взор на замок. Плюньте в глаза тому, кто скажет вам, что магический фонарик это круто! Светить-то он светит, но светит, падла, во всех направлениях, слепит ужасно. Повесьте рядом с собой лампочку-сотку, без абажура, и вы поймете, что испытывал я. Благо, что капюшон частично спасал от этой напасти.

Осмотр замка ничего не дал, да и глупо было надеяться, что я сразу найду неопровержимые улики, все-таки не моя специализация. Забрав у Юджина ключ, я отомкнул замок и чуть не уронил его на ногу, тяжеленный оказался, зараза. Распахнув с помощью стража створки дверей, я чуть не рассмеялся. Установку портала посреди этого сарая я заметил сразу, и ничего смешного в ней не было, но вот стены помещения меня развеселили. На всех трех зияло по большому застекленному окну, даже не забранному решетками. И зачем было такой огромный замок вешать? Если его метнуть прицельно, вряд ли даже танковая броня выдержала бы.

– Зачем здесь окна?

– Порталу необходим солнечный свет, без него он может перестать работать. Почему такая зависимость именно от солнечного света, непонятно. В свое время проводились исследования, когда портал помещали в комнаты, где непрерывно горели факелы или магические светильники, но их воздействие на портал было нулевым, – снова перешел на лекторский тон Юджин. – Самое интересное, что заряжаются порталы обычной магической энергией, именно ею, и ничем более. Некоторые маги, особенно те, кто не любит переезжать с места на место, целенаправленно идут в портальщики. Работа рутинная, но денежная: сиди на одном месте, обслуживай и заряжай установку да жалованье получай. Такие маги редко разбираются в других областях магии – в боевых, лечебных или бытовых. Но дело свое знают, этого не отнять.

– Хорошо, это я понял. Но почему нельзя решетки на окна установить, они-то солнечному свету не помеха? – Глупые здесь маги, я вот сразу понял, что не солнечный свет, а ультрафиолет порталу нужен. Вот какой я умный! Такое трудное слово знаю! Хотя не совсем умный, кажется, ультрафиолет через стекла не проходит? А может, здесь стекло другое? Да и шут с ним, сейчас другим голова заполнена.

– Не знаю, – пожал плечами Юджин. – Да и портал никогда не охранялся. Ведь активировать его может только маг, и не просто маг, а владелец. Или тот, кому он доверяет. Для активации требуется магический импульс, особый, у каждого мага он свой, и только после этого портал готов к эксплуатации. Нет, разумеется, можно подобрать такой импульс, но для этого взломщику потребуется несколько дней непрерывной работы. Поэтому здесь никогда не было поста охраны, возможно, из-за этого стражник и напился, просто он не посчитал этот пост чем-то важным.

Угу, как будто в России нахожусь, у нас тоже, пока гром не грянет, никто и не почешется.

Вот и пресловутый портал, который изменил всю мою жизнь. Надо признаться, красивое зрелище. Тонкие медные прутья, напоминающие лианы или переплетенные стволы молодых деревьев, образовывали арку, увенчанную большим красным камнем. Не драгоценным, хотя в ювелирном деле я абсолютно не разбираюсь, а с виду обычным булыжником. Правда, довольно красивой формы – почти правильный ромб. На стойках, поверх медных прутьев, располагались серебристые кольца. Знаки, нанесенные на них, походили на китайские или японские иероглифы. Все это крепилось на круглой платформе, выступающей на каменном полу.

– Пока я все здесь не осмотрю, ни к чему не притрагиваться! – скомандовал я.

Первый же осмотр поверг меня в глубочайшее уныние. Поверхность серебряных колец-настроек оказалась не гладкой, а шершавой, плюс многочисленные иероглифы, почти полностью покрывающие кольца, не позволяли снять с них отпечатки пальцев, по крайней мере с моей квалификацией. Вот зараза, похоже, весь мой план накрывается медным тазом.

– Какие кольца отвечают за межмировые настройки?

– На правой стойке, а внизу есть крепление, куда и был вставлен кристалл с обманкой, – ответил маг, стоявший возле входа.

– Угу, вижу. А что это за кристаллы? Драгоценные камни?

– Можно использовать и драгоценные камни, но это очень дорого, далеко не каждому по карману. Обычно используют кристаллы, созданные алхимиками, но следует заметить, что такие кристаллы менее долговечны. Их применяют во всех сферах магии.

Решив не сдаваться, я принялся тщательно осматривать помещение. Вскоре мое внимание привлекло маленькое пятнышко характерного цвета на каменном полу, уж кровь-то я всегда узнаю, насмотрелся вдоволь за время работы. Но откуда она здесь? Пятно свежее, не
Страница 17 из 27

затертое, даже пылью покрыться не успело. Еще раз обойдя строение по периметру, я явственно почуял, что капризная фортуна решила надо мной сжалиться. На пыльном стекле окна, находившегося за портальной аркой, были заметны четкие отпечатки, а также небольшой мазок крови.

– Ждите здесь! – выкрикнул я, чувствуя, как подзабытый азарт вновь разгорается в груди.

Выскочив на улицу, я быстро обежал сарайку-порталку. Точно, есть! Стекло в раме было закреплено небольшими гвоздиками, даже штапиков не знают, а туда же, по другим мирам шастают. Гвозди были забиты давно и полностью покрылись ржавчиной, но на некоторых шляпках она была сбита. Та редиска, которая Зоренга в путешествие отправила, отогнула гвозди, потом вытащила стекло, при этом порезавшись, и проникла внутрь, где совершила свое черное дело. Порез совсем небольшой, крови мало. Так, а что мы еще имеем? В сарае пол каменный, снаружи полуметровая отмостка, а вот дальше утоптанная земля. Но в метре от стены есть небольшая низинка, в которой скапливалась дождевая вода. И на самом краю подсохшей грязи отчетливо виднелся след сапога. Удача, стопроцентная удача! Размер примерно сорок два – сорок три, отпечаток неглубокий, видимо, человек, который его оставил, не слишком крупный. Каблук был заметно стоптан наружу – человек, оставивший след, или косолапил, или хромал.

Достав из-за пазухи все необходимое, я приступил к действу. Сперва очень осторожно нанес на стекло тонкий слой пудры, потом сдул лишнее и полюбовался на аккуратный отпечаток. Стараясь не совершать резких движений, наклеил на след кусочек изоленты и, отлепив его, получил отличный «пальчик» на липкой поверхности. Для его сохранения наклеил сверху лоскуток целлофана, отрезав его от сигаретной пачки. И вот у меня в руках готовый «след». Мои спутники смотрели на меня как на обожравшегося мухоморами шамана. Непонятно, что делает, но смотреть прикольно. Думаю, что, начни я сейчас выть дурным, утробным голосом и прыгать вокруг портала, это было бы воспринято как само собой разумеющееся. Но устраивать сольное выступление я не стал, а сосредоточился на работе. Таким же образом я снял еще два отпечатка, после чего присоединился к ожидавшим меня мужчинам.

– Все, я закончил, прошу ознакомиться с результатами, – напустив на себя важный вид, начал я свой доклад. – Тот, кто отправил Зоренга в путешествие, проник к порталу через окно. Он отогнул гвозди, удерживающие стекло, вытащил его, при этом порезавшись, вот следы крови. Установив настройки и кристалл с иллюзией, он снова вылез в окно, наступил в грязь – там остался отпечаток подошвы сапога, – вернул стекло на место и спокойно ушел. Но следов оставил много, найти его будет несложно.

Юджин теребил ус, раздумывая над моими словами, а вот Гордион сверкнул глазами, точно уловив мою идею.

– Простите, господин Тимэй, не могли бы вы подробнее пояснить, как именно вы собираетесь найти убийцу?

– А я его искать и не собираюсь.

Такое мое заявление, мягко говоря, ошеломило присутствующих.

– Искать его будете вы, я и территории замка не знаю, да и людей, в нем проживающих, тоже. А чтобы вам было легче его найти, я вам кое-что расскажу. Посмотрите на свои руки. Видите узоры на пальцах и ладонях? Так вот, у каждого человека этот узор уникален и второго абсолютного такого нет. Хоть весь мир ты обойдешь, а второго не найдешь, – пропел я.

Военно-магические силы замка Зоренга синхронно поморщились. Ну да, знаю, певец из меня тот еще. Обычно, когда у меня «музыкальное настроение» и я, сидя у себя дома, душевно начинал исполнять какую-нибудь композицию, под моими окнами собирались люди с окрестных кварталов. С вилами, топорами, факелами… Поклонники, наверное. Но так как я очень скромный, то сразу прекращал петь, и люди, сжигая напоследок чучело, подозрительно смахивающее на меня, расходились. До следующего «музыкального настроения».

– Отпечатки пальцев оставил тот, кого мы ищем. Я не зря спрашивал вас, господин Юджин, сможете ли вы сравнить с помощью магии два изображения. Если нанести тонкий слой чернил на палец, а потом сделать отпечаток пальца на бумаге, то вы получите два изображения, сравнив которые вы точно установите нужного человека. А чтобы не пачкать руки всем, кто находится в замке, возьмите на заметку еще один факт. У нас есть отпечаток сапога и самое главное – следы крови. Необходимо установить, у кого есть порез пальца или ладони, если таких будет несколько, сравните отпечатки, и дело будет закрыто. Но сразу задерживать преступника я бы не советовал. Возможно, у него есть сообщники в замке, и они, узнав о задержании, могут сбежать или сотворить что-то нехорошее. Или, приняв яд, оставят нас без ответов. Кроме того, меня волнует тот факт, что без помощи мага покушение совершить бы не удалось. Скорей всего, в замке находится только исполнитель, а тот, кто все это организовал, может остаться в тени. Мой вам совет, когда установите подозреваемого, просто наблюдайте за ним до приезда менталиста. И задерживать надо не только его одного. Задержите еще несколько человек, потом выпустите и вина нальете за беспокойство.

Гордион, слушая меня, времени даром не терял. Как ищейка, почуявшая след, он метался по сарайке, внимательно осматривая все указанные мною улики, а потом выскочил наружу, рыкнув при этом что-то матерное.

– Кстати, – обратился я к магу, – тут есть следы крови, можно ли по ним магически установить человека? Это сильно сэкономило бы нам время.

– Нет, – подумав, ответил Юджин. – Правда, я не слишком близко знаком с темными ритуалами «кровавых», но никогда не слышал, чтобы проводились исследования на эту тему. Можно лишь с уверенностью установить, жив этот человек или нет. Но вы подали мне замечательную идею, хоть это и не мой профиль, я знаю, кому ее подсказать. Есть у меня пара знакомых темных магов. Если подвести достаточное аргументирование, то, вполне вероятно, это исследование может и на диссертацию потянуть.

Взволнованный маг забормотал что-то себе под нос, поглядывая на кровавые пятна. Надо осторожнее идеями раскидываться, а то все расхватают, диссертации себе наклепают, а я опять без медяка в кармане. Идеи хороши, когда они хорошо оплачены.

Но заинтересовало меня совершенно другое. Юджин упомянул о темных магах, следовательно, он сам относится к «белым братьям», но в то же время белые и черные маги вполне мирно общаются, сотрудничают и, может быть, дружат. Это что же получается, может, здесь и Темного Властелина нет? А кому я морду бить буду? Нет, мы так не договаривались! Раз я попаданец, то требую пакет «Попаданческий», по принципу «все включено»! Чтобы, значится, и силу магическую полной ложкой, и мечом, как пропеллером, крутить, и золота полные закрома, и прынцесс охапку, эльфийскую обязательно, а то я не играю! Хотя Темным Властелином может и светлый маг оказаться. Светлый, но такая падла! Так что не будем пока бейсбольную биту в шкаф прятать.

Куда Гордион подевался? Пойти глянуть, а то мало ли что… Капитана я нашел возле задней стены, где он с помощью подобранной веточки измерял отпечаток сапога. Желая ему помочь, я подошел ближе, ведь магическая светилка так и болталась у моего плеча.

– Гордион, обратите внимание на этот след. Видите, тут каблук
Страница 18 из 27

стоптан? Возможно, человек, оставивший этот след, хромает.

За физиономией Гора было интересно наблюдать. Вначале на ней отразилась задумчивость, далее всплеск озарения, а потом мне стало по-настоящему страшно. Холодная, безжалостная маска, даже глаза превратились в черные глубокие колодцы. У-у, как бы он сейчас дров не наломал. Явно понял, чей это след, и ему это не нравится. Надо выводить мужика из штопора, а то придушит голыми руками, возможно, совсем невиновного человека, потом сам себя в петлю загонит. Я присел на корточки и тихим голосом начал рассказывать:

– Когда я только начал работать, произошла одна история. В одном доме собралась веселая компания. Пили вино, танцевали, развлекались как могли. И были среди них два приятеля, Максим и Сергей. Выпили они много, и вышла у них ссора. Сильно поругались, чуть не подрались, но растащили их вовремя. Причину я уже и не помню, да и не столь важно. В общем, Сергей, хлопнув дверью, ушел. А через несколько минут следом за ним и Максим отправился. Остальная компания забеспокоилась и тоже вышла из дома. И увидели лежащего в крови Сергея и стоящего возле него Максима с ножом в руках. Вроде все понятно, и ждала бы Максима тюрьма на долгие годы, но Сергей выжил. И рассказал, что у подъезда он напоролся на грабителя, который, видя, что человек пьяный, решил у него денежки забрать. Но Сергей был не настолько пьян и деньги отдавать не хотел. Завязалась драка, в результате которой он и получил удар ножом в грудь. Грабитель убежал, а Сергея нашел Максим и, желая ему помочь, вытащил нож из раны. В таком виде он и предстал перед друзьями, с ножом в руке и умирающим другом у ног. Так что даже если все кажется совершенно очевидным, не факт, что таким и является. Возможно, что этот след появился здесь ранее или позднее и вообще не имеет отношения к покушению. Не надо горячку пороть, возьмите себя в руки и начинайте работать.

Гордион помотал головой, прогоняя ненужные мысли, и легким рывком поднялся на ноги. Теперь я снова видел перед собой собранного и целеустремленного воина, которому командование поручило трудную, но вполне выполнимую миссию.

– Я начну работать прямо сейчас, – твердо произнес он. – Хем, Макир, ко мне!

Из темноты возникли две фигуры. И если один из них выглядел обычным стражником, высокий и широкоплечий, то другой был его полной противоположностью. Мелкий, скромно одетый, весь какой-то скользкий, в общем, просить его посторожить вещи, пока буду купаться, я бы точно не стал. Странный выбор доверенного лица, ну да Гордиону виднее.

– Все слышали? – спросил Гордион, и его подчиненные синхронно кивнули. – Тогда не теряйте времени, проверить всех, но осторожно, не вызывая подозрений. Всю информацию незамедлительно сообщать мне. В случае крайней необходимости обратиться к Русту, его пятерка дежурит в казарме. Но брать только живым!

Особо доверенные лица снова кивнули и, не говоря ни слова, растворились в темноте. Гор запер сарайку с порталом на тот же монументальный замок и в компании Юджина приблизился ко мне.

– Пойдемте, господин Тимэй, мы проводим вас в ваши новые покои. Ваши вещи уже перенесли туда, да и господин Зоренг чувствует себя лучше, его тоже переселили в его спальню. Завтра вы с ним встретитесь.

Возражений у меня не было, да и спать хотелось неимоверно, видимо, мой организм еще не полностью восстановился, поэтому я с чувством выполненного долга последовал за радушными хозяевами осваивать свое новое жилище.

Вспомнив еще одну очень важную деталь, я обратил свой взор на небо. Врут все-таки фантасты наши! Почти у каждого в книге описывается незнакомое звездное небо и три ночных светила. Насчет звезд они угадали, рисунок созвездий действительно был мне незнаком, но три луны… Врут, безбожно врут, не было трех на небе! Две было. Одна здорово походила на нашу, привычную, по крайней мере размером и цветом. А вторая была несколько меньшего размера и оттенок имела ало-розовый. Я придирчиво взглянул на оба светила, а ничего так, симпатичненько! Ну и пусть себе светят, а я обживать новое помещение пойду.

Глава 6

Мое новое жилище понравилось мне намного больше предыдущего. Огромная комната, здоровенная кровать, пара шкафов – один для одежды, другой для книг. Книжный шкаф пустовал, а вот в платяном нашлось несколько комплектов одежды, на любой вкус. Большое окно обещало хорошее освещение, которое при желании можно было приглушить, задернув тяжелые портьеры. Для обогрева в наличии имелся камин, перед ним стояли два кресла и небольшой столик. В углу я заметил местный аналог сейфа в виде крепкого сундука, обитого металлическими полосами и снабженного навесным замком с торчащим из него ключом. Не такой большой, как на сарае с порталом, но тоже увесистый. Отлично, вместо гантели использовать буду. В сундуке удобно расположились все мои вещи, включая рюкзак и мелочь из карманов.

А еще я обнаружил дверь, за которой находился вполне качественный санузел. Унитаз, правда, был не фаянсовый, а бронзовый, но имел систему слива. Еще там был умывальник с бронзовым краном в единственном экземпляре, так что о горячей воде мечтать не приходилось. Но, как говорится, дареному танку в дуло не заглядывают. Спасибо и на этом.

Моя новая обитель создавала приятное впечатление, уютная и функциональная. Самое интересное, что освещалась она магическими светильниками, для управления которыми у входа и возле кровати были установлены костяные пластины, действующие по принципу сенсорных выключателей. Но, видимо, ради подстраховки в комнате имелись и канделябры с торчащими свечами.

Осмотрев территорию и посетив бронзового друга, я принял очень важное решение – срочно отойти ко сну. День был слегка утомительным, да и на следующий день планов хватало, так что терять время было очевидным преступлением против здоровья и сознания. Очень скоро я отправился в гости к Морфею.

Проснулся я от назойливого шепота и тихой тряски:

– Господин барон, просыпайтесь! Вставайте, господин барон! Господин Кан просит вас зайти к нему в кабинет, что-то случилось, ему нужна ваша помощь. Просыпайтесь, господин барон!

Голос человека, будившего меня, был мне знаком. Антошка, мой личный слуга. Парнишка он, конечно, хороший, но сейчас у меня на языке вертелись лишь матерные выражения и было огромное желание выпороть наглеца на ближайшей конюшне. Вот зараза, уже и замашки дворянские проклюнулись! Надо контролировать свои желания, иначе последствия могут быть непредсказуемыми. Но вставать придется, не просто так меня зовут.

– Все, Анто, успокойся, я проснулся. Принеси мне быстренько воды умыться, пока я одеваюсь, – решительно встав с кровати, распорядился я.

– Вот, господин барон, все уже готово. И свежая одежда тоже, прошу вас. И вот еще, выпейте этот напиток, это укрепляющее. Вы еще не совсем здоровы. – И протянул мне бокал с уже известным мне кислым «тархуном».

Я выпил, силы мне еще понадобятся.

– Анто, скажи, а кто такой Хем? – Этот вопрос не давал мне покоя. – Я его вчера видел, и как-то не внушает он мне доверия, на вид типичный воришка. Не думал я, что магистр Зоренг таких типов в замке держит, да еще и к себе приближает.

– Хем? Даже не знаю, как сказать. Он в замке и не живет вовсе. Когда захочет –
Страница 19 из 27

приходит, захочет – уходит. Скользкий тип. Уж не знаю, где они с хозяином познакомились, какие у них дела совместные, да только доверяет ему хозяин полностью. И нам всем приказал Хему полное содействие оказывать.

Очень интересно, неужели старый маг каким-то образом с криминалом связан? Не из-за финансов же! Думаю, доход у магистра вполне солидный, не мелочь же он по карманам тырит! Хотя из уголовников получаются отличные порученцы для тайных дел. Надо присмотреться к нему повнимательней.

Наскоро сполоснув свою заспанную физиономию и надев приготовленную Анто одежду, я поспешил на зов мага. Идти пришлось недолго, на том же этаже, где располагались мои покои, находился и кабинет Юджина. Войдя, я поздоровался с ожидавшей меня троицей. Сам кабинет был довольно скромных размеров, он вмещал пару книжных шкафов, забитых фолиантами, столик в углу и пару кресел, а также заваленный бумагами письменный стол, за которым восседал сам Юджин Кан. Всклоченные волосы, черные тени под глазами и помятая одежда явственно указывали на то, что поспать данному товарищу не довелось. Сидевший в кресле Гордион свежим видом также не блистал. Третьим в комнате был именно тот скользкий тип, Хем, который так не понравился мне вчера. Сесть ему не предложили, да и имел этот доверенный человек морду весьма виноватую.

Я нахально бухнулся в кресло, не дожидаясь приглашения. Пусть терпят, сами позвали, невыспавшегося, без завтрака. Злодеи!

– Ну и где у нас случилось? – осведомился недовольный я. – Хотя дайте угадаю: ушел гад? Спугнули?

– Не совсем, – буркнул Юджин, – но очень близко к этому. Хем, ну-ка поведай нам свои приключения еще раз.

Скользкий тип зыркнул на него и глухим, хрипловатым голосом начал вещать:

– Получив приказ, мы начали проверку. Первым делом мы проверили всех солдат, находящихся в казарме. У двоих были порезы на ластах, но мы шухер поднимать не стали, на ум их взяли да и дальше похромали.

– Так, стоп, не гони волну, – прервал я этого явно криминального типа. – А как вы клешни-то осматривали? Фраера, что, даже предъявы не кинули?

Хем с уважением взглянул на меня и ответил:

– Да не, мы воды взяли, краски туда набодяжили, уксусу налили и еще сок одной травки накапали. Начали всем втирать, дескать, появилась в соседнем городе хворь великая, опосля которой руки отсыхают, не то что меч, собственный прибор удержать не смогут, ну народ проникся, давай в очередь выстраиваться, мы им этой байдой руки и мазали. Типа, лекарство алхимики притаранили.

Я кивнул в знак того, что задумку понял и вполне одобряю. А ведь действительно недурственно обставились! Но тут Гордион с гневом хлопнул ладонью по столику:

– Так, Хем! Сколько раз я тебе говорил, чтобы ты старое забыл! Не забудешь прошлого, отправишься прямиком на рудники! Мое терпение на исходе!

– Прошу прощения, капитан, Темнейший попутал! Больше не повторится! – мгновенно переобулся скользкий и продолжил уже совсем другим голосом: – После казармы мы отправились обходить замок. Несмотря на позднее время, люди, услышав о страшном недуге, сами к нам выбегали. Порезы были обнаружены еще у троих. Трогать их не стали, а также запомнили. Когда мы таким образом осмотрели почти всех, включая баб и детишек, отправились посты обходить. Почти закончили, но на последней точке, на крепостной стене, в углу, все это и произошло. Подошли мы к воину, не помню, как его зовут, недавно у нас, начали ему про болезнь рассказывать, снадобье приготовили, а тут он и спрашивает: кто, мол, снадобье готовил? Ну, Макир и ответил, что готовил магистр Кан вместе с гостем. Тот, как это услышал, копье бросил и прям со стены в ров и сиганул. Ногу сломал, но все равно вынырнул, ползет и голосит, что живым не дастся. Пока мы к воротам спустились да за ним, он уже прилично отползти успел. Макир его вязать стал, а этот придурок кинжал достал и Макиру в бок воткнул. Тут я подбежал и камешком по голове его обезвредил. Ребят кликнул, мы обоих в замок и притащили.

– Только ты забыл сказать, что так этого гада по голове саданул, что неизвестно, будет он жить или нет, до сих пор без сознания! – гаркнул Юджин. – Макиру я рану-то закрыл, жить будет, да и кинжал вскользь прошел. И что сейчас делать прикажешь?! Не мог, что ли, аккуратней действовать?

– Не понимаю, зачем вы меня позвали? – Мне действительно было интересно, а то взяли моду приличных попаданцев будить, эксплуататоры иномирные! – Чем я могу помочь? Я ведь не лекарь.

Юджин досадливо поморщился.

– Дело в том, уважаемый господин Тимэй, – ядовито произнес недовольный маг, – что все ваши вчерашние откровения не принесли никакого результата! За исключением перепуганных обитателей замка, бессонной ночи и вынужденной траты времени на выслушивание исповеди управляющего о его махинациях с закупками продовольствия, хотя за последнее спасибо. Он прибежал ко мне ночью, уверенный, что я натравлю демона и на него тоже, поэтому он решил все рассказать сам. Но главного результата мы так и не добились! Я сравнил отпечатки пальцев, обнаруженные на стекле в помещении портала, с отпечатками всех, кто попал под подозрение. Ни одного совпадения! Нет! Вы понимаете, нет! – сорвался на крик Юджин. – Примерно через час прибудет маг-менталист, и, видимо, ему предстоит проверить всех в замке. Это колоссальный расход энергии, возмещать который придется нам с учителем. Но самое главное, что я выставил себя посмешищем, и очень скоро об этом узнают все в магическом сообществе!

Ну вот и все. Приплыл. Хотел умом и профессионализмом всех поразить, а в результате сел голой задницей в навозную кучу. Случилось то, чего я так боялся: меня посчитали пустозвоном. После такого провала, я уверен, доброжелательным отношением здесь и пахнуть не будет. И домой мне теперь точно не вернуться, да и дальнейшая судьба вызывает опасения. Ну что ж, побарахтаемся напоследок.

Не обращая внимания на негодующего мага, я повернулся к Гордиону, взгляд которого также не выражал симпатии.

– Точно всех проверили?

– Точно, – буркнул Гор. – В каждый закуток нос сунули.

– А в темницу?

Мой вопрос заставил их встрепенуться.

– Ка-а-к в темницу? – Бедный Гордион даже заикаться начал.

– Ну да, темницу. – Я был сама невозмутимость, хотя внутри меня уже шевелился холодный липкий червячок. – Ту самую, куда вчера поместили пьяного солдата и нашего «вора», который у достопочтенного мага, – легкий поклон в сторону замершего Юджина, – шкатулку спер.

В данный момент я мог с чистой совестью записать на свой счет создание нового хора Пятницкого, ибо все три мужика, находящихся передо мной, в унисон разразились такой ненормативно-содержательной речью, что я, привыкший к высказываниям Петровича, вдруг ощутил стыд за его скудный лексикон.

Юджин и Гор молниеносно вскочили со своих мест, в яростном порыве немедля взять в полон супостата, который и так находился под замком. Полюбовавшись на них, я внезапно вспомнил о шпионах моего мира, которые, зная, что их разоблачили, без колебаний кусали воротники с начинкой из цианида. Может, я и на воду дую, но страховка не помешает.

– Минутку внимания, подождите! – попытался успокоить я воинственное племя, встав у двери.

Но меня, видимо, не услышали, так как Гордион с
Страница 20 из 27

целеустремленностью быка на корриде уже начал движение, явно не считая меня препятствием. Юджин не отставал от него, и лишь Хем топтался где-то позади.

– Стоять! Смирно! – взревел я во всю мощь легких, имитируя своего армейского сержанта, который славился на всю часть тем, что от его команд вороны с ближайших деревьев падали на землю как опавшая листва.

Армии во всех мирах одинаковы, в этом я уверен. После моей команды Гордион на автомате вытянулся по стойке «смирно», Юджин, налетев на него, тоже остановился, и вся компания недоуменно вытаращилась на мою скромную персону.

– Тише, господа, – уже спокойным тоном произнес я. – Сделаем все медленно и печально. Помните, что вы сейчас все равно что генералы в армии, а бегущий генерал во время войны вызывает панику и в мирное время – смех.

Немудреной шуткой мне удалось привлечь их внимание и заставить мыслить логически.

– Господин Юджин, скажите, вы можете каким-нибудь образом усыпить всех находящихся в темнице, дабы мы могли не спеша и основательно их проверить?

Уже пришедший в себя маг пожал плечами и небрежно ответил:

– Не вижу ничего сложного, мощных амулетов у них нет, пространство ограничено. Действительно, вы правы, так и надо сделать. Лишний шум нам только навредит. Пойдемте, господа.

Мы степенно выдвинулись в мрачные казематы местной Бастилии. Не знаю, насколько они здесь мрачные, меня бог миловал от знакомства с ними, и я был несказанно рад этому. Где они находились, я не ведал, поэтому я пристроился рядом с Гором. Не теряя времени, он поинтересовался, где я научился так командовать, и я постарался удовлетворить его любопытство, рассказав о службе в армии. Хотя рассказывать особо было нечего. Служил я не в спецназе и не в доблестных ВДВ, а в обычной мотострелковой части. В горячих точках побывать не пришлось, да и служба моя только год и тянулась. Званиями я тоже не блистал, рядовым дембельнулся. Это уже после армии в милиции офицерские погоны примерил.

За светской беседой я не заметил, как мы подошли к приземистому зданию с крохотными зарешеченными окнами и толстенными стенами. Вот и местная кутузка, добро пожаловать! Юджин жестом попросил нас остановиться и вообще не путаться под сапогами. Сам, приблизившись, начал бормотать что-то размеренным речитативом. Его ладони окутала сизоватая дымка. Юджин произнес заключительные слова, и дымка плавно, но быстро стала просачиваться внутрь зиндана, причем стена ей явно не была помехой.

– Все в порядке, можно идти, – уверенно заявил Юджин. – Правда, мне пришлось погрузить в сон не только задержанных, но и охрану. Заклинание выборочно не работает, я накрыл им всю площадь тюрьмы. Сон продлится около часа. Дверь заперта изнутри, придется взламывать. Хем, посмотри, сможешь без лишних повреждений вскрыть?

Проныра Хем ужом скользнул к двери, пару раз стукнул в разных местах, заглянул в щель и огорченно произнес:

– Быстро не выйдет, закрыто на засов, длинный и крепкий, зараза. Отодвинуть не получится, пилить надо. Но, если я правильно понял, засов из мореного дуба, весь день промучиться придется!

– Тогда отойди, времени мало! – Юджин отогнал его, прижал ладони к двери и, закрыв глаза, сосредоточился. Пара мгновений – и впечатляющая, усиленная металлическими полосами дверь влетела внутрь, как от пинка великана. – Вперед, проверяем всех.

Гордион первым вошел в темницу, мы с Юджином и Хем последовали за ним.

Что я вам могу сказать об увиденном. Классическая средневековая тюрьма, по крайней мере, в моем представлении. У входа на стуле храпел солдат, у которого Гор позаимствовал связку ключей. Хем осмотрел его руки и зачем-то проверил карманы – может, просто по привычке? Надо выяснить, что это за перец и почему ему так доверяют, ведь по нему рудник горькими слезами плачет. Следуя за Гором, мы минули небольшой коридорчик и, войдя в еще одну дверь, отпертую капитаном, оказались в самой темнице. Шесть камер, по три с каждой стороны, деревянные двери с маленьким зарешеченным окном посреди. Гордион, быстро заглянув в смотровые окна, отпер три камеры. В первой находился тот самый молодой парнишка, изображавший вчера вора. Судя по тому, что он лежал на охапке соломы и был укрыт овечьей шкурой, а также миске с остатками еды и кувшину из-под вина, его заключение не было таким уж тягостным.

Если мне не изменяет память, Гордион представил его как сына своего старого друга, прибывшего в замок незадолго до происшествия с Зоренгом. У него было достаточно времени, чтобы выяснить все интересующие детали и в нужный момент установить на портал обманку. Еще неизвестно, действительно ли этот парнишка является тем, за кого себя выдает. Не исключена вероятность того, что казачок-то засланный. В эту же версию вполне вписывается и дальнейшее поведение. Узнав о начале расследования и учитывая тот факт, что Зоренг выжил, самое разумное было согласиться на предложение Гордиона и пересидеть опасный для него период в тюрьме, тем более в довольно комфортных условиях. Старый трюк уголовников моего мира: совершив преступление, за которое им пожизненное светит, некоторые индивидуумы тут же шли на небольшую кражу. Причем делали все, чтобы их задержали с поличным, чистосердечно каялись, получали минимальный срок и летели в дом родной белым лебедем. Хотя если так рассуждать, то и поведение вчерашнего стражника-пьяницы тоже подозрительно. С чего это проверенному и дисциплинированному воину напиваться на посту? Ох, вопросов много, а ответов пока не наблюдается. Ладно, посмотрим, какое заключение выдаст экспертно-магическая служба.

Юджин припал на колено возле сладко спящего паренька и сноровисто намазал его руки чернилами. Коротко прижав лист бумаги, маг вскоре внимательно рассматривал отпечатки ладоней. Тут же из кармана был извлечен отпечаток, который я вчера лично снял со стекла в портальной. Юджин, сосредоточившись, тихо произнес несколько слов и замер. С лежащего на его ладони лоскутка с уликой медленно поднялось мерцающее изображение папиллярных узоров. Магическая копия подплыла к листу бумаги с чернильными оттисками, потыкалась в разные части оттиска, словно щенок, который ищет свое место, но почти сразу отпрянула и с негромким хлопком исчезла. Юджин, повернувшись к нам, с расстроенным видом отрицательно покачал головой:

– Не он, совпадений нет. Идем дальше.

В соседней камере, на такой же куче соломы, но уже без одеяла и прочих знаков внимания, лежал пожилой мужичок. Именно мужичок, назвать этого мелкого, щуплого и плюгавого типа мужчиной язык не поворачивался.

– Кто этот человек? – шепнул я Гордиону.

– А это местная знаменитость. Управляющий, господин Грулл. Тот самый, что своей исповедью Юджину спать не давал. Оказалось, что он за несколько лет весьма солидную сумму присвоил. И если бы не вы, то никто и никогда бы об этом не узнал. Свою работу он исполнял просто безупречно, даже удивительно. С купцов, которые товары в замок привозят, такие скидки выколачивает, что при одном упоминании его имени купцы за сердце хватаются. И при всем этом свой карман набивал.

– И что ему грозит? – поинтересовался я.

– Ну, краденое он вернет, это уж точно, а там на усмотрение господина Зоренга, может, и оставит на прежнем
Страница 21 из 27

месте, уж очень он ловко работает, подлец!

Пока Гордион просвещал меня, Юджин проделал те же магические манипуляции, что и с предыдущим узником. После исчезновения голограммы он повернулся к нам и снова покачал головой.

– Тоже неудача. Сколько еще заключенных осталось? – спросил он у Гора.

– Один. – По тону капитана было абсолютно ясно, что на положительный результат он уже не надеется. – Вчерашний любитель вина.

Действительно, в последней занятой камере лежал наш старый знакомый. Вчера я не успел его хорошенько рассмотреть, о чем не слишком-то и переживал. Обычный солдат, средних лет, с незапоминающимися чертами лица. Юджин приступил к последней проверке и вдруг замер, вглядываясь в ладонь пьяницы.

– Смотрите, два пальца порезаны! – воскликнул он.

Мы наклонились, и каждый мог внимательно рассмотреть уже поджившие неглубокие порезы. Маг с воодушевлением начал читать заклинание, а я задумался. Неужели все-таки нашли? Или опять вредная фортуна, покрутив перед носом бриллиантовой морковкой, растаяла, как утренний туман? Наблюдая за действиями мага, мы с нетерпением ждали результата. На этот раз мерцающий отпечаток, проплыв возле бумаги, устремился к чернильному отпечатку и слился с ним, на мгновение вспыхнув красным светом.

– Есть. – Юджин сел прямо на пол, не обращая внимания на пыль и грязь.

– Юджин, ты уверен? – спросил Гор. – Этот парень служит у нас уже довольно давно, и за все время к нему не было никаких нареканий. За исключением пары пьянок.

– Не сомневайся, друг. – Юджин говорил усталым, но довольным голосом. – Я абсолютно уверен в результате. Необходимо, пока он не проснулся, обыскать его и связать хорошенько. Скоро прибудет магистр Тофар, он вытащит из мозгов этой твари все подробности. Хем, запри пока остальные камеры и разбуди тюремщика, он нам понадобится.

Хем умчался исполнять приказ, а меня привлекли сапоги злодея. Обычные на вид сапоги, но один каблук был сильно стоптан, прямо как на следе в грязи возле портала. Заинтересовавшись, я попытался стянуть сапог, но обувка сидела слишком плотно, и в результате мне удалось лишь слегка протянуть спящего по полу.

– Гор, держите его! – воскликнул я.

Гордион вцепился в ногу, я в сапог, и после непродолжительной игры в репку мне удалось стянуть тесную обувь. Поморщившись от запаха, я сунул руку внутрь. Как я и подозревал, в каблуке находилось небольшое углубление. И что самое интересное, оно было не пустое! Моя рука нащупала нечто совсем небольшое, замотанное в кусочек ткани. Я хотел было достать этот предмет, но внезапно подумал, что в мире магии не стоит хвататься за все подряд руками. Обнажив кинжал, который, как и вчера, нацепил на пояс, одним движением распорол голенище по шву. Вытряхнув непонятный предмет на пол, я окликнул Юджина:

– Посмотрите, у него в сапоге был тайничок. Не знаете, что это такое?

Юджин подобранной соломинкой развернул кусочек ткани, и на грязный пол выкатился довольно крупный, чуть меньше грецкого ореха, кристалл. Закрыв глаза, маг провел над ним ладонью, явно сканируя.

– Во имя Единого! – вскричал он. – Клянусь своей силой, это еще один кристалл с обманкой! Запасной держал, тварь!

Юджин аккуратно завернул камень и положил его поглубже в карман.

В камеру вошли зевающий тюремщик и подталкивающий его в спину чем-то очень довольный Хем. На его плече висела смотанная в кольцо толстая веревка. На мой взгляд, на таком канате можно слонов подвешивать, а вот связывать человека ею крайне неудобно. Чтобы качественно связать кого-либо, веревка должна быть прочная, но тонкая. И вообще, на фиг им веревка, меня, помнится, к стене магической цепью приковали. Хотя, возможно, это был только стационарный вариант, для перемещения не годится. Им видней, я вообще свою работу закончил, стою в сторонке, терпеливо жду пяток орденов и мешок денег. И позавтракать надо, раз я герой, то должен хорошо питаться.

– Вытаскивайте его из камеры и свяжите хорошенько, – скомандовал Юждин. – Да поживее!

Тюремщик, Хем и Гор, подхватив спящего, выволокли его в коридор. Нелегко им это далось, те, кто притащили его вчера сюда, забрали только оружие и шлем, снимать кольчугу они не стали. Мы с Каном вышли за ними. Дабы не мешать, мы отошли в сторонку, с чувством глубокого удовлетворения наблюдая за работой остальных. Тюремщик, взяв у Хема веревку и складывая ее в петлю, нагнулся к спящему.

Внезапно тот открыл глаза. В доли секунды поняв ситуацию, он откатился на пару шагов, дальше ему не позволила стена, выхватил откуда-то черный шарик, сунул его в рот и сжал челюсти. Страшнейшая судорога сотрясла все его тело, изо рта вырвался звериный рык, а глаза вдруг стали абсолютно черными, без всяких разделений на зрачок и радужную оболочку. Свет не отражался в этих страшных глазах, словно вместо зрачков появились два глубочайших туннеля, ведущие в ничто и в никуда. Мгновенно вскочив на ноги, он смазанным движением голой рукой разорвал горло тюремщику и тут же нанес ему удар такой ужасающей силы, что бедняга буквально отлетел в сторону… и врезался в меня. Все произошло настолько быстро, что я не успел не только что-либо предпринять, но и даже отклониться от фонтанирующего кровью из разорванных артерий тюремщика. Под массой тела, облаченного в кольчугу, я, не удержавшись на ногах, рухнул на каменный пол, пребольно ударившись затылком. В моей многострадальной голове произошел взрыв миниатюрной ядерной бомбы, вспышка боли почти лишила меня зрения. Сквозь звон в ушах до меня донесся сдвоенный вопль Юджина и Хема:

– Последний шанс!!! Гор, только живьем!

Преодолевая боль, я открыл глаза. Сквозь радужный туман выступивших слез я наткнулся на взгляд умирающего тюремщика. Жизнь уже покидала его. Кровь из разорванного горла щедро заливала меня, пальцы его скребли по полу. Мне неоднократно приходилось видеть трупы, да и умирающих тоже, но с такой смертью я сталкивался впервые. Прости, друг, я ничем не могу тебе помочь! С усилием, вызвавшим еще один всплеск боли, я сдвинул тело пока еще живого человека и попытался подняться на ноги, но сил хватило только на то, чтобы сесть. Тем временем в коридоре разворачивалась настоящая битва. Юджин и Хем осыпали убийцу градом заклинаний, которые, впрочем, не причиняли ему никакого вреда, разбиваясь о сверкающий кокон, покрывающий все его тело. С рук Юджина слетали небольшие голубоватые шарики, а Хем наносил удары зелеными сполохами. Стоп, выходит, Хем тоже маг? Зачем он это скрывал, изображая обычную шестерку? Непростой человек, ох точно непростой.

Но сейчас меня волновало не это, а схватка Гордиона и убийцы. Эти двое танцевали странный танец, передвигаясь с немыслимой скоростью. Гор стремительно наносил удары мечом, а его противник отбивал их голыми руками. Меч Гордиона был зачарован, по лезвию его клинка пробегали электрические разряды. Отбивая очередной выпад, убийца пытался то схватить своего капитана, то нанести ему удар кулаком, но Гордион, учитывая страшную кончину тюремщика, не давал ему такой возможности, мгновенно разрывая дистанцию, дабы в следующую же секунду снова проверить прочность защиты врага своим клинком. Ни у одного из них не было видимых преимуществ, но Гордион явно начинал уставать. Несколько раз
Страница 22 из 27

он с превеликим трудом смог увернуться от цепких и безжалостных рук противника.

Видимо, из-за встречи моего затылка с каменным полом я был в неадекватном состоянии, ибо в ясном сознании я бы никогда не сделал того, что сделал в следующее мгновение. С трудом приняв вертикальное положение, я без всяких хитростей выставил перед собой кинжал и с диким возгласом лихо ринулся в штыковую атаку. Как мне показалось, лихо. На самом деле меня шатало из стороны в сторону, ноги разъезжались, а в глазах двоилось. Добежать до недруга я не смог. За пару шагов я запнулся и упал прямо перед ним. Падая, я выставил кинжал и, увидев перед собой ноги противника, не раздумывая ткнул клинком в его бедро. Невероятно, но лезвие свободно прошло через неприступную до этого защиту и, пробив мышцы, уперлось в кость. Убийца, за мгновение до этого все-таки подловивший Гордиона и резким ударом отправивший его в полет до ближайшей стены, заорал во все свое дурное горло. Мерцающая защита, прикрывавшая его тело, исчезла, чем тут же воспользовались Юджин и Хем. Кто-то из них бабахнул в мятежного солдата облаком-заклятием, и орущий мужик превратился в безмолвную восковую фигуру, а другой опутал ее полупрозрачными нитями, почти превратив в кокон.

Эту картину я наблюдал, прижавшись пузом к каменному полу и стиснув зубы от боли. Моя идиотская атака истощила последний запас сил, бедная моя голова лопалась от боли, тошнота подступала к горлу, в глазах двоилось. Все признаки сотрясения, даже к врачу не ходи, ранее на тренировках пару раз получал, знакомые симптомы. Блин, да почему мне в этом мире постоянно по голове достается! Так ведь и привыкнуть недолго. Еще несколько раз, и буду со слюнявой улыбкой идиота сам тумаки выпрашивать, не дай бог, конечно.

Юджин рванул к обезвреженному убийце, игнорируя неподвижно лежащего Гордиона. Коротко поколдовав, он выдернул из бедра убийцы мой кинжал, несколькими пассами останавливая хлынувшую кровь.

– Теперь точно не сдохнет, – пробормотал Юджин, вытирая клинок. – Я не прощу себе, если потеряю шанс побеседовать с этой тварью по душам. Сначала получим ответы, а потом уже на встречу с богами отправим.

Передать не могу, как я был согласен с магом: отпустить эту тварь за черту просто так было бы непоправимой ошибкой. Ради такого случая я бы уж постарался припомнить «методы экстренного допроса в полевых условиях». Так это называли очень серьезные дяденьки за рюмкой чая.

На мой затылок опустилась прохладная ладонь, и Хем успокаивающе произнес:

– Сейчас, господин Тимэй, вам станет легче. – Из его голоса, как по волшебству, полностью исчезла хрипота, блатные нотки, сейчас он говорил спокойным и сочным баритоном. – Несколько минут, и вы будете здоровы, но я настоятельно советую вам отдохнуть.

От его ладони исходила восхитительная прохлада, усмиряя и изгоняя боль, даря взамен спокойствие и даже некую истому.

– Господин Тимэй, прошу вас сохранить в тайне все, свидетелем чего вы только что стали. Я понимаю, что у вас возникло множество вопросов, в том числе и о некоторых странностях в поведении присутствующих, но сейчас не время и не место для подобной беседы. Вам требуется покой. Все-таки сотрясение, даже залеченное магически, очень неприятная вещь.

Хем отнял ладонь от моего затылка и направился к Гору. Я попытался встать, и вопреки моим опасениям это удалось без особого труда. Самочувствие мое было весьма далеко от идеала, но я держался на ногах, да и блевать в уголке что-то расхотелось. Даже появилась надежда, что окочуриться прямо сейчас мне не грозит, возможно, я даже позавтракать успею. Хем и Юджин суетились возле Гора. Пострадавший капитан, несмотря на струйку крови, стекающую из носа, бледную физиономию и то, что каждый его вздох сопровождался судорожными всхлипами, умирающим вовсе не выглядел. Более того, глядя на действия магов, я был абсолютно уверен, что в весьма скором будущем с бравым капитаном все будет в порядке. Что само по себе не могло не радовать. Не хотелось бы присутствовать при еще одной смерти. Ко всему прочему, Гордион обещал научить меня, с какой стороны за меч браться и как при этом ни себя, ни близких своих на голову случайно не укоротить. Кстати, а где мой кинжал? Искомый клинок обнаружился возле обездвиженного убивца, там же, где его оставил Юджин.

Подняв окровавленный кинжал, я замер перед убийцей, вглядываясь в его лицо. Тот, судя по ответному взгляду, находился в полном сознании, но заклинания, наложенные на него, не давали ему ни малейшей возможности не только двигаться, но даже говорить. Зато во взгляде читался широкий спектр чувств, от злобы и ярости до сожаления и недоумения. А вот страха там не было. Да и сами глаза были вполне человеческими. Что бы с ним ни было ранее, когда через оболочку человека проявилась тварь из Бездны, сейчас это ушло. Глядя на этого монстра, я разрывался между двумя желаниями. Первое требовало всадить кинжал в его поганое брюхо, распороть его до самого горла, выпустив кишки наружу. Делать это медленно, глядя ему в глаза, дабы прочувствовать каждый момент, увидеть, как жизнь покидает это трижды проклятое тело, как совсем недавно ушла жизнь бедного тюремщика. Останавливало меня лишь осознание того, что, убив его, я лишался единственного источника информации и шанса попасть домой. Такой вариант развития событий был для меня неприемлем. А второе желание было намного банальней: просто дать ему по роже со всей своей пролетарской сознательностью! Просто и душевно, кулаком, со всей дури! Но бить человека, который не может тебя даже обматерить в ответ, было как-то… противно. Я вовсе не ангел, и в жизни случалось всякое, но я вдруг почувствовал, что сейчас сделать это было бы неправильно.

Поэтому, задавив в себе все желания, я просто вытер лезвие кинжала о его рубаху, плюнул ему под ноги и резко повернулся к нему спиной, дабы не видеть его рожу и не вводить себя в искушение. Поворачиваясь, я успел уловить внимательный взгляд Хема, который продолжал возиться с Гордионом, пока Юджин что-то тихо говорил, глядя в небольшой кристалл. И показалось мне, что Хем наблюдал за мной, не только боясь потерять языка, но и оценивая мое поведение. Не совсем уверен, но похоже, что, сам того не подозревая, я выдержал какой-то очень важный экзамен. Знать бы еще, зачем он мне.

– Сейчас прибудет дежурный наряд, они позаботятся о трупе и о задержанном, – услышал я голос Юджина. – Господин Тимэй, я вызвал сюда Анто, он проводит вас в купальню и принесет чистую одежду. А после этого мы встретимся в обеденном зале. Там нас ожидает учитель Зоренг. Нам предстоит о многом поговорить.

Я почувствовал, что меня вежливо просят удалиться и не путаться под ногами у взрослых дяденек. Хотя истина в его словах была, не поспоришь. Ходить по замку в окровавленной одежде, мягко говоря, не рекомендовалось, по крайней мере ради душевного спокойствия населения, особенно его женской части. Иначе люди действительно поверят, что я ужасный демон, пожирающий добрых людей на завтрак. Чур меня, чур! Не надо нам такого счастья!

– В таком случае я подожду Анто снаружи, на свежем воздухе. – Я не стал спорить, тем более что не считал свое присутствие необходимым. – Увидимся позже, господа!

Я вышел из темницы и, зайдя
Страница 23 из 27

за угол, обессиленно опустился на землю, привалившись спиной к стене. Действие адреналина закончилось, и теперь я испытывал жесточайший отходняк. На меня накатывали волны запоздалого страха, руки мелко подрагивали, ноги потеряли привычную крепость, а в животе тяжело ворочалась холодная лягушка. Только сейчас до сознания в полном объеме дошел тот факт, что лишь чудом мне удалось избежать смерти. Не знаю, что за допинг сожрал этот гад, но еще немного, и он прошел бы по нашим трупам. Я своими глазами видел, как он отбивался от меча Гордиона голыми руками, попутно чихая на усилия магов. После того как он повергнул капитана, ему без проблем удалось бы выйти наружу, свернув головенки всем, кто попытался бы ему помешать в этом деле. Вот только непонятно, почему мой удар достиг цели. Необычная сталь моего кинжала или какие-либо ее компоненты тому причиной, то ли просто истончилась защита, сказать трудно. Я здесь человек новый, и существует множество неизвестных мне факторов. Еще будет время разобраться с ними, сейчас есть задачи более насущные.

Громкий звук выдернул меня из раздумий, и, открыв глаза, я наблюдал, как к темнице бодро трусит пятерка воинов, позвякивая кольчугами и громыхая подкованными сапогами. За ними спешил еще один солдат, но двигался он не так бодро, как его сослуживцы. Слегка скособочившись и отсвечивая бледной физиономией, он упорно топал, стараясь не слишком отставать от основной группы. Пятерка, лишь вскользь посмотрев на меня, деловито ринулась в казематы, а их отставший сослуживец остановился возле меня.

– Господин барон, вы ранены? – Голос у него был хриплым от быстрого бега. – Что с вами, господин барон?

– Со мной все в порядке, эта кровь не моя. – Присмотревшись к солдату, я узнал в нем моего вчерашнего знакомца. – Макир, если не ошибаюсь? Ты же ранен, тебе лечиться надо, что ты здесь делаешь?

Макир отвел взгляд.

– Рана-то пустяковая, да и господин Юджин меня подлатал малость. Не извольте беспокоиться, господин барон, на мне все быстро заживает.

– Все равно, с распоротым боком лучше не шутить, зачем так рисковать?

Макир вскинул голову, поиграл желваками и твердо ответил:

– Я подвел хозяина, не справился с его заданием. Мне было поручено простое дело, а я расслабился, посчитал, что смогу легко все сделать. И не смог вовремя отреагировать. Как же я буду после этого на койке валяться, зная, что та тварь, которая хозяина убить хотела, еще здесь находится!

Человек долга всегда вызывает уважение. Большинство моих знакомых в моем родном мире на законных основаниях предпочли бы лечиться со всем усердием вместо того, чтобы бежать куда-то, пусть даже и исправлять свою недоработку. Не могу сказать, что все человечество такое, нет, я не раз сталкивался с людьми долга и всегда восхищался ими.

– Очень рад, что у магистра Зоренга есть такие надежные люди, как ты. – Я закашлялся, в горле совершенно пересохло. – А у тебя, случайно, горло промочить нечем?

Макир с готовностью отстегнул от пояса флягу и протянул мне. Было заметно, что ему пришлись по душе мои слова. Я выдернул пробку и понюхал содержимое. Вино. Кто бы сомневался. Нет, к вину я отношусь положительно, но не привык постоянно его пить. Тем более сейчас мне требовалось что-нибудь поубойнее.

– А более крепких напитков у вас нет? Такие, чтобы гореть могли? – с надеждой спросил я.

В ответ я получил сначала недоуменный, потом задумчивый взгляд, и вот, когда я уже отчаялся услышать хоть что-то, лицо Макира озарилось, и он заковылял в неизвестном мне направлении, выкрикивая на ходу:

– Есть, точно есть! Сейчас, господин барон, никуда не уходите, я мигом!

Наивный чукотский юноша! Меня сейчас отсюда и танком не сдвинуть, покуда обещанное не принесут. Неужели у него где-то бочонок коньяка припрятан? Душистый, выдержанный, крепкий! Лучшее лекарство от любых ран, как телесных, так и душевных. От последних особенно. Что бы ни говорили всякие трезвенники, крепкий алкоголь в умеренных дозах лучший антидепрессант. Еще бы и лимона дольку! С шоколадкой!

Мимо меня прошагала давешняя пятерка. Трое тащили одеревеневшего убийцу. Со стороны – ну просто дедушка Ленин со товарищи на субботнике! А вот остальные двое несли труп тюремщика. Глядя на них, снова почувствовал, как по душе скребануло острым когтем. Проводя взглядом процессию, я подумал: а почему они без своего командира? Или Гордиону так плохо, что он выйти не может? Почему тогда солдаты унесли труп, мертвому спешить-то уже некуда? А могли бы вместо него капитана в лазарет, или как он тут у них называется, отправить? Я понимаю, что Гордион своим людям доверяет, но именно его человек и оказался убийцей. Кто даст гарантию, что у него сообщника не было? Лишиться сейчас «языка» мне вовсе не хотелось. Или все-таки Гордион по состоянию здоровья не смог сопроводить задержанную тушку в «особую комнату»? Зайти посмотреть, что там у них, может, помочь чем-нибудь сумею? Хотя меня оттуда вежливо попросили, да и будь там проблема, от меня толку мало. Я не врач, а там два мага… Меня одолело любопытство, я вспомнил, что в каждой камере есть маленькое зарешеченное окошко, а вот стекла там нет! И дверь в камеру осталась открытой. Прикинув, где находится бывшая камера убийцы, я на цыпочках пробрался к нужному окну и прислушался.

– Гор, как ты себя чувствуешь? У тебя три ребра сломано, плюс ушибы. Ребра я срастил, костную ткань подстегнул, гематомы убрал. Но несколько дней тебе надо избегать сильных нагрузок. – Голос Юджина звучал тихо, но вполне различимо. – Сейчас, еще несколько минут, и можешь вставать, скоро тебе очень есть захочется, ну в принципе я мог бы этого не говорить, ты не раз уже магически переломы залечиваешь.

– Спасибо, Юджин, никогда не сомневался в твоих талантах лекаря, хоть это и не основная твоя специализация. Я вполне здоров, а через пару дней вообще все будет замечательно. Но, признаюсь, было не по себе! Еще немного, и я точно бы на встречу с богами отправился! Впервые видел «Последний шанс» в действии, жуткое зрелище. Я слышал, что все эксперименты заканчивались неудачей и проект свернули? Что же это тогда было, господин Ра…

– Не надо имен, Гордион! В этих стенах я просто Хем, – донесся до меня спокойный и властный голос. – Сейчас я не могу ответить на все вопросы, необходимо связаться с… нужными людьми, навести справки, проверить некоторые данные. Все это может оказаться гораздо серьезнее, чем мы думали. Но теперь у нас есть задержанный! Единственный из всех! Больше никого захватить не удалось, да и этого едва не упустили. Определенно, помощь этого Тимэя оказалась как нельзя кстати. И эти отпечатки пальцев весьма полезная вещь, обязательно надо взять на вооружение. Вообще, надо как следует с ним побеседовать, его знания могут пригодиться. Юджин, ты сказал ему, что попасть домой у него практически нет шансов?

– Не смог, – виновато ответил Юджин. – Он ведь спас жизнь учителю. Да и не знал я тогда всех нюансов, не было у меня полной информации… И я дал ему клятву Крови и Силы, что помогу вернуться домой. Если есть хоть один шанс, я должен его использовать. Вы же знаете, что такую клятву нарушить невозможно.

– Глупец! Мальчишка! Как ты мог давать такую клятву, не зная всех подробностей дела! –
Страница 24 из 27

злобно прошипел Хем. – Ты всегда был слишком импульсивен. Зря тебе присвоили звание магистра! Сил у тебя много, а вот опыта… Ты хоть понимаешь, что, если он не попадет домой, ты умрешь?! Шанс, говоришь? Есть у него шанс! Один из тысячи!!! Император будет очень недоволен! Он не любит напрасных смертей среди магов. Ты стал самым молодым магистром в империи! С твоей силой ты бы мог достичь небывалых высот! Занять место при дворе или в совете магов! И ты все свое будущее поставил на кон. Благородство в одном месте заиграло? Большая ошибка, очень большая! Возможно, и неисправимая. Если этот Тимэй сам не освободит тебя от твоей дурацкой клятвы, то скоро мы увидим твой труп. Почему ты раньше ничего мне не сказал?

– А что бы изменилось? Слово уже было произнесено, обратной дороги нет, – с подчеркнутым спокойствием ответил Юджин. – Мне остается только делать то, что я обещал. В крайнем случае я расскажу все Тимэю, возможно, он поверит мне и вернет мне мое слово. А если нет, то что ж, так тому и быть.

– Ладно, не хорони себя раньше времени, я сейчас же свяжусь с императором, возможно, и найдется выход. – Хем взял себя в руки, и теперь его голос звучал почти спокойно. – Да и сам этот Тимэй показался мне вполне адекватным человеком. Он точно барон?

– Не знаю. Перстень у него баронский, хотя мы же не знаем его мира! Возможно, это всего лишь побрякушка. Но когда к нему обращались по титулу, он не возражал. Если в его мире есть аристократия, то она может быть совсем иной, чем у нас. Одежда на нем была такая, что у нас не каждый бедняк согласится носить, зато полный мешок клинков, да каких! Он больше похож на военного, чувствуется, что ему приходилось командовать людьми. Да и в высшие круги он, возможно, был вхож, никакого унижения и раболепста перед титулами он не испытывает. Но этикет им не соблюдается. Правда, я уже говорил, что его мир нам совсем неизвестен. Кто знает, как там у них принято общаться. Но даже если он не барон, это легко исправить! Я готов, как граф империи, даровать ему титул и земли, а император своей волей утвердит это. Я думаю, он не откажет, все-таки Тимэй спас магистра Зоренга и оказал помощь в поимке его несостоявшегося убийцы.

– Император не оставляет без внимания заслуги, тем более такие заслуги, сейчас речь не об этом…

Внезапно я услыхал шаги и, хоть жаждал дослушать такой важный для меня разговор, тем более он касался меня, поспешил вернуться на прежнее место за мгновение до появления из-за угла Макира с медной флягой в руках.

– Вот, господин барон, кузнец одолжил! Кроме него, такое никто и не пьет. Может, и вам не стоит? Здоровье поберегли бы.

– Ну-ка давай сюда, сам решу.

Забрав у него флягу, я вытащил плотно сидящую пробку и испытал ни с чем не сравнимое разочарование, поняв, что коньяк мне не светит. Из горлышка резко пахнуло жуткой сивушной вонью. Самогон, причем самого низшего качества. Брр, от ядреного запаха даже волосы на затылке в спиральки свернулись. Как можно было так извратить напиток? Если уж научились методу перегонки, то изготовить весьма приличное зелье не проблема. Надо будет зайти к этому кузнецу в гости, потолковать о смысле жизни. Я хотел было вернуть флягу, но, передумав, сделал несколько больших глотков. Ух, градусов около пятидесяти, даже слезу вышибло! Не имея под рукой закуски, быстренько занюхал рукавчиком и лишь после этого осторожно выдохнул. В голове сразу прояснилось, хотя в ушах и появился тихий звон, который, впрочем, быстро прошел, зато кровь быстрее побежала по жилам.

Этот эффект настолько мне понравился, что я не задумываясь сделал еще один глоток, после чего решительно вогнал пробку в горлышко фляги. На голодный желудок потреблять большое количество крепкого алкоголя было не совсем разумно, хоть он и изгонял окончательно нервное напряжение и телесную немочь.

Протянув емкость с самогоном Макиру и практически не обращая внимания на его потрясенно-уважительный взгляд, я легко и бодро поднялся на ноги.

– Спасибо тебе, выручил. Хоть и паршивое качество, но это то, что мне сейчас было нужно. Надо будет непременно с вашим кузнецом познакомиться. Да где же этот Анто, где его носит? Сколько времени уже прошло! – Хмель сделал свое коварное дело, и мой язык охотно молол все подряд.

– Да вот же он идет. – Макир указал на приближавшегося Антошку.

– Простите за задержку, господин барон. Я сначала в купальню зашел, сказал, чтобы воды нагрели! – затараторил по своему обыкновению запыхавшийся Анто. – И одежду чистую туда же отнес, все взял, ничего не забыл! – продолжал рыжий, поглядывая на мою окровавленную рубашку и штаны. Пойдемте, ваша милость, я отведу, тут недалеко вовсе.

– Давай, указывай путь. – Я хлопнул Анто по плечу, отчего тот слегка присел, и кивнул Макиру, который, коротко поклонившись, нырнул в темницу, к своему командиру. Кроме того, там еще двое узников храпели, если еще не проснулись, с ними тоже что-то решать надо, тюремщика-то больше нет, да и запор на двери мы сломали.

Мой проводник бодро перебирал ногами, при этом не переставая чесать языком. Из его болтовни я вычленил, что магистр Зоренг уже почти полностью оправился от ран и магического истощения и ожидает меня к себе на завтрак, который было решено совместить с обедом. Я очень обрадовался, так как в желудке постоянно урчало, а после принятия самогона хотелось уже не есть, а жрать. Если бы не мой внешний вид, то рванул бы я прямиком за стол со скоростью олимпийского чемпиона.

Еще Антошка поведал, что маг-менталист прислал сообщение, что скоро прибудет в замок и сразу приступит к работе. Но, узнав, что допрашивать придется только одного фигуранта, а не всех обитателей замка, возрадовался и согласился вначале отобедать. Так что за столом мы и встретимся. Эта информация меня как обрадовала, так и насторожила. То, что он сможет добыть из памяти убийцы комбинацию, открывающую мне путь домой, было несомненным плюсом, а минусом… Минусом был сам менталист, встречаться с ним мне жутко не хотелось. Мозги защиты не имеют, и я опасался, что приглашенный маг не сможет избежать соблазна поковыряться в мыслях человека из другого мира. Не то чтобы я хотел что-нибудь скрыть, но предположение, что я абсолютно не защищен перед этим человеком, не слишком радовало. Кроме того, он может внушить мне что-нибудь. Но пока мне здесь ничего плохого не сделали, авось и пронесет.

Так, под болтовню Антошки, мы добрались до купальни. Она располагалась в пристройке к замку и была разделена на небольшие кабинки с бронзовыми купелями внутри. Водопровода здесь не было, видимо, недешевое это удовольствие, но пара дюжих мужиков сноровисто натаскала ведрами горячей воды, притащила полотенце и плошку жидкого мыла. На полу лежала деревянная решетка, а в углу виднелся сток. Средневековье оказалось не таким уж средневековым. По крайней мере, этот мир выгодно отличался от моего тем, что люди здесь мылись, и делали это регулярно. Общаясь с местными жителями, я не чувствовал от них противной вони немытого тела. Нет, запахов хватало – и пота, и чего-то еще, – но было совершенно ясно, что чистотой тела здесь не пренебрегали. Скинув одежду, я с наслаждением погрузился в горячую воду. Мои грязные тряпки тут же были унесены в неизвестном направлении
Страница 25 из 27

молоденькой и весьма привлекательной девушкой, которая незамедлительно обстреляла меня любопытными глазками.

Уй, как же мне не хватает информации!!! Никаких ответных действий я предпринимать не стал, вдруг здесь по принципу шахмат, тронул фигуру – ходи, в смысле, женись. Отогнав возбуждающие мысли, я просто расслабился, вытянув ноги, благо размеры купели это позволяли. Но, немного полежав, я внезапно почувствовал дискомфорт. Точно, я ведь сегодня даже ни одной затяжки не сделал! Ха, а дома я уже, наверное, полпачки засмолил бы. Что это, подсознание так хитро работает, понимая, что скоро придется распрощаться с этой вредной привычкой, или же водопад событий отодвинул никотиновый голод на второй план? А может, это микстура, которой меня поят, поспособствовала? Не знаю, да и разбираться лень. Есть вопросы куда более животрепещущие. Но пока запас курева не иссяк, почему бы не совместить мыслительный процесс с курительным?

– Анто, сходи ко мне в комнату и принеси бумажную коробочку с трубочками внутри. Да ты ее видел, помнишь, я вчера из них дым вдыхал.

– Ваша милость, я осмелился их сразу с собой захватить, когда одежду для вас брал. – Рыжий достал из кармана сигареты. – Вот они, прошу вас.

Выудив из пачки сигаретку, я отправил Антошку за спичками или на крайний случай за угольком, ведь зажигалку он прихватить не догадался, и вскоре уже вдыхал терпкий дым, мысленно раскладывая всю полученную информацию по полочкам. Почти докурив, я внезапно уловил взгляд сгорающего от любопытства Антошки.

– Что, попробовать хочешь? – спросил я, указывая на окурок.

– Нет, что вы, я не осмелюсь, господин барон, как можно… – промямлил он, но его глаза говорили совершенно о другом.

Над детьми издеваться грешно, но, зная по себе, как манит все необычное, я решил доставить мальцу незабываемое впечатление. В конце концов, табака здесь нет, зависимость ему не грозит, а вот перед друзьями будет чем похвастаться. Ежели не помрет с непривычки.

– Держи, – я аккуратно протянул ему окурок, – только пальцы не обожги.

Антошка благоговейно, как некую святыню, принял от меня бычок и замер, не решаясь на дальнейшие действия.

– Сунь в рот и вдохни как через тростинку, – приободрил я его. – Только тебе не понравится, кашлять будешь, – честно предупредил я рыжего.

Антошка осторожно зажал губами фильтр и, отчаянно зажмурившись, сделал глубокий вдох. Тут же окурок выпал из его пальцев, из-под век брызнули слезы, и жесточайший приступ кашля скрутил парня в три погибели. Судорожно кашляя, словно пытаясь вывернуть легкие наизнанку, он ползал на коленях. Постепенно его дыхание выровнялось, и, с трудом поднявшись, он уставился на меня покрасневшими глазами.

– Как же вы можете спокойно дышать этим дымом, ваша милость? Я думал уже, что смерть моя пришла!

– Долгие годы упорных тренировок, – многозначительно и таинственно хмыкнул я. – А смерть не зови, она ко всем придет, к каждому в свое время.

Намылился, от души потер себя мочалкой и, смыв пену, уже приготовился надеть приготовленную одежду, но, слегка покачнувшись, понял, что самогон на голодный желудок в сочетании с горячей водой сделали свое дело и состояние моего организма весьма разморенное и безвольное. Так не пойдет, у меня еще дел важных полным-полно, а ленивое тело желает только поесть плотнее да поспать покрепче. Пришлось в срочном порядке отправить Антошку за ведром студеной воды, которое я тут же на себя и опрокинул. Дыхание на миг куда-то спряталось, но эффект огненной рубашки подстегнул тонус, и я с новыми силами приготовился к нелегким трудам попаданца русского.

Быстренько оделся, повесил на пояс кинжал, который так славно послужил мне сегодня, и принял горделивую позу. Плечи расправлены, взгляд в небо, носопырка задрана, жаль, что за спиной отсутствует развевающийся флаг. Пару секунд на обретение боевого духа, и вот мы с Анто шагаем туда, где ждут меня вкусная еда и невнятное будущее.

– Анто, скажи-ка мне, империя сейчас воюет с кем-нибудь?

Ответ на этот вопрос был очень важен для полной картины происходящего.

– Не-э, большой войны давно не было! Так, по мелочи, пираты там хулиганят, вечно со своих островов приплывут и давай всех подряд грабить. На границах постоянно стычки происходят, в основном на восточной. Орки никогда в мире жить не хотели. – Он помрачнел и замолчал.

Вот я дурень, у парня вся семья на границе полегла, а я с расспросами лезу.

Но Антошкино лицо тут же прояснилось.

– Хоть степняки жестоки и кровожадны и шаманы их очень сильны, только и наши воины и маги, которые на границе службу несут, никогда им спуску не давали! Столько родов уничтожили! – с гордостью произнес он.

Слушая Антошку, я крутил головой во все стороны. До настоящего времени мне не слишком удавалось внимательно рассмотреть и сам замок, и его обитателей. Все-таки в средневековый замок попал, да еще и в другом мире! Интересно! Даже очень! Это же мечта каждого мужчины! Прочитав в детстве «Айвенго», мы всем двором мастерили деревянные мечи и щиты из фанеры. Сколько шишек и синяков друг другу наставили. Я думаю, что любой мужик до самой смерти остается в глубине души тем самым маленьким пацаном, мечтающим с клинком в руках отстаивать честь Прекрасной Дамы и наказывать злодеев и подлецов и искренне верящим, что справедливость в мире есть и зло непременно будет наказано. Эта мечта жива в глубинах нашей души, и никакие проблемы взрослой жизни не способны ее уничтожить.

Да зачем далеко ходить, например, те ребята, которых называют ролевиками, нашли способ воплотить свою мечту и во взрослой жизни. Сам я в их собраниях участия не принимал, но всегда относился к ним с уважением. Приятно видеть людей, страстно увлеченных чем-то красивым. По мне, так выезд на природу с целью от души позвенеть клинками гораздо полезней, чем прыгать в ночном клубе сумасшедшей обезьяной, которую за задницу укусил крокодил. И усиливая это чувство запрещенными химическими препаратами. Да и для грядущего поколения более пользительно. Физические упражнения на свежем воздухе плюс взволнованно-радостное настроение – или душное помещение клуба с оглушающей музыкой и алкогольно-наркотическими коктейлями. Для меня выбор очевиден.

В общем, по сторонам я смотрел, силясь запечатлеть в памяти каждую деталь. Вокруг царствовал камень. Почти все здания были сложены из каменных глыб разного размера. Кирпича я не видел, или его здесь вообще не используют, или считают, что камень долговечнее. Замок по стилю напоминал замки Франции, но размерами не слишком поражал. И крепостная стена была невысока. Как оборонять замок с такой невысокой стеной, я не понимал. При высоте не более восьми метров взобраться на нее не так уж и сложно. Да ее Исинбаева с шестом перемахнет! На пару с Бубкой! Хотя не мне судить об этом, я-то замков в жизни не захватывал. Но, учитывая, что идиотами местные жители не выглядели, можно было сделать два предположения. Первое – в этой части империи давно не было боевых действий, и второе – для защиты замка применялось что-то магическое и поэтому высоких стен не требовалось.

Люди, которые попадались нам на пути, тоже заслуживали отдельного внимания. Не знаю, как относятся местные аристократы к слугам и
Страница 26 из 27

крестьянам, но забитыми и угнетенными жители замка Зоренга не выглядели. Мужчины, спешащие по своим делам, были в чистой добротной одежде, преимущественно холщовой, и у каждого на ногах были сапоги. А обувь всегда считалась большой ценностью! В моем мире крестьяне носили сапоги только по праздникам, обходясь в другое время дешевыми, но недолговечными лаптями, а то и просто босиком хаживали.

Женщины также были хорошо одеты, но, как и в моем мире, их одежда была более нарядной. Цветные вставки, вышивка, различные украшения оживляли их наряды. В отличие от простоволосых мужчин женщины предпочитали носить чепчики или широкие ленты. Лица были открыты и приветливы. А вот на ножки полюбоваться не удалось, местная мода диктовала носить платья и юбки длиной примерно до щиколоток. Декольте также было не в ходу, так, скромненький вырез, и точка.

Разглядывая людей, я искренне недоумевал: неужели мое вчерашнее выступление уже забыто? У них тут что, каждый вечер демоны представления разыгрывают? Или уже им успели сообщить, что это был не демон, а так, придурок заезжий? Или что мерзкий демон уже свалил до хаты, а этот здоровый мужик просто хозяйский гость? Во всяком случае, никаких настороженных взглядов я не уловил, каждый занимался своим делом и выглядел вполне довольным жизнью. Хотя любопытство присутствовало, куда же без него, родимого.

Глава 7

Мы вошли в огромный зал с высоченным потолком и большими окнами. За столом, занимавшим центр помещения, можно было вполне рассадить пару симфонических оркестров, но в данный момент во главе этого монстрообразного стола на массивном стуле-троне одиноко сидел мужчина.

– Магистр Зоренг, – тихо сказал Антошка и с легким поклоном исчез.

Мне ничего не оставалось, как направиться к человеку, который так круто изменил мою жизнь. Правда, он не стал важничать и изображать Большого Хозяина, встал и пошел ко мне навстречу. И вот тут я испытал настоящий шок. Если бы Анто не предупредил, я бы ни за что в жизни не узнал в шагающем ко мне мужчине того самого старика с пустыря. При нашей первой встрече он выглядел лет на семьдесят, а теперь ему более сорока и не дашь. Разгладились морщины, черные волосы были лишь слегка подернуты сединой, и тело уже не было высохшим старческим. Лишь по некоторым мельчайшим признакам можно было догадаться, что этот человек перенес тяжелую болезнь, но уже находится на пути выздоровления. Красивый мужик, чем-то на Шона Коннери похож. Наверное, женщинам нравится.

Мы постепенно сближались. Интересно, как я должен приветствовать хозяина замка, поклониться, что ли? Нет, жирно ему будет, не фиг в портал без проверки нырять, магистр плюшевый! Да и вообще, вон Юджин не только магистр, но и граф, и то не выпендривается.

Наконец мы остановились, глядя в глаза друг другу. Выждав пару секунд, Зоренг улыбнулся и протянул мне руку в чисто земном жесте. Как мне поведал Антошка, здесь руки не пожимали, а в качестве приветствия стискивали на уровне груди сжатые кулаки, но только в официальных случаях, в прочих ограничивались поклонами. Протянув мне руку, Зоренг хотел продемонстрировать свое уважение, наверняка это ему Гордион посоветовал. Не желая обижать магистра, я тоже протянул руку, и крепкое рукопожатие состоялось.

– Господин Воронов, наконец мы встретились, и теперь я могу лично принести вам свои глубочайшие извинения за то, что я стал причиной такого трагического поворота в вашей жизни. Вы вправе ненавидеть меня. – Зоренг обладал глухим и хриплым голосом, но звучал этот голос чувственно. – Поверьте, в тот момент, когда вы великодушно заступились за меня и спасли от бандитов, я уже умирал. Еще несколько минут, и от меня осталась бы только горстка праха. Желание жить оказалось сильнее разума и здравого смысла, и я сделал то, что сделал. Уже здесь, в замке, когда я осознал свой поступок, я пришел в ужас. Прощения мне нет и быть не может. Я нарушил все законы, по которым жил всю свою жизнь. Так один поступок может перечеркнуть все добрые дела, совершенные ранее. Но знайте, что все, чем я владею, что есть у меня, все это в полном вашем распоряжении. Вам достаточно только сказать, и все будет выполнено без промедления. А если вы захотите остаться здесь, я окажу вам всестороннюю поддержку.

А клятву, как Юджин, не дал, зараза! Стало быть, Хем не врал, действительно есть очень серьезное препятствие для моего возращения. И оно не имеет материальной подоплеки. Будь то неисправность портала или отсутствие необходимой энергии, эти проблемы можно было бы преодолеть. Нашли бы способ и средства! Не стал бы Зоренг рисковать жизнью своего ученика, точно не стал бы!

– Кроме того, мне рассказали, что вы приняли участие в поисках человека, который отправил меня умирать, и ваш вклад в поиски был самым весомым, – продолжал Зоренг. – Только благодаря вам убийцу удалось задержать. Мой друг прибыл в замок, и после обеда он приступит к работе и выжмет из него все до самых мельчайших подробностей. Меня очень интересует, кто за этим стоит, а также вероятность новых покушений. Поверьте, вернувшись из-за Грани, не хочется туда возвращаться.

Все-таки этот Зоренг редиска полная. Покаялся, помощь предложил, разговаривает доброжелательно, даже матом послать как-то неудобно. А нервы требуют успокоения! Дать бы ему по зубам от всей русской души, но нельзя. После такого отношения точно будут испорчены, а удастся ли мне домой вернуться, еще далеко не факт. Терять такого должника, как Зоренг, было бы непозволительной роскошью.

– Уважаемый господин Зоренг, не скажу, что рад случившемуся, но я принимаю ваши извинения. Знаете, если бы наша встреча состоялась сразу, как я очнулся после удара капитана Гордиона, то, боюсь, вы бы очень рисковали получить пару ударов по физиономии и некоторым частям тела. Но сейчас, сравнивая стоящего передо мной мужчину и того старика, которого избивали трое подонков на пустыре в моем мире, я понимаю, что это был ваш единственный шанс не только на возвращение домой, но и на саму жизнь. Не знаю, как я сам поступил бы, окажись я на вашем месте, поэтому было бы несправедливо держать на вас обиду. По крайней мере, моей жизни в настоящий момент ничто не угрожает, а с возвращением домой мне поможет ваш друг. Вернее, та информация, которую, я надеюсь, ему удастся извлечь из мозгов той твари. Да и ваш ученик поклялся оказать помощь… – Я отметил, что, услышав это, Зоренг нахмурился, но продолжил как ни в чем не бывало: – На теперешний момент мое единственное желание – плотно пообедать. Об остальном поговорим позже.

Вот тебе, умник магический! Ты думал, что сунул мне кошелек с денежкой, и все, нет на тебе больше долга? Так просто от меня не откупиться. Говоря, что не знаю, как бы я поступил, будучи на его месте, я не лгал. Действительно не знаю. Осознавать, что через несколько минут ты умрешь, и не воспользоваться единственным шансом на спасение? В такие минуты разум меркнет, уступая место инстинкту самосохранения, ведь бывали случаи, когда утопающий топил своего спасителя только потому, что не смог внять голосу разума и расслабиться, позволяя себя спасти. А тут была совершенно другая ситуация, даже жизнь у человека отнимать не требуется, а то, что он вместе с тобой перенесется в другой,
Страница 27 из 27

чуждый ему мир, так это же можно будет исправить, ведь так? Или хотя бы попытаться исправить. А потом сказать, извини, мол, не вышло, давай я тебе деньжат отсыплю, чуть-чуть, и катись отсюда. И тут такой удар из-за угла: твой собственный ученик, с которым ты нераздельно связан, умудрился дать клятву, почти невыполнимую. И тебе об этом только что напомнили. Мягонько так, словно бульдозером наехали.

Справедливости ради стоит отметить, что Зоренг ни словом ни делом своего недовольства не выразил. Он пригласил меня за стол, усадив рядом с собой по правую руку.

– Прошу вас подождать еще несколько минут, – произнес он. – Мой друг магистр Тофар уже прибыл в замок, и я ожидаю его появления с минуты на минуту. Опаздывать к обеду он уж точно не станет.

Не дожидаясь появления дорогого гостя, он сделал знак слугам, и стол передо мной стремительно заполнили всевозможные кушанья. Зоренг, о чем-то задумавшись, тихонько барабанил пальцами по подлокотнику кресла, отбивая замысловатый мотив, а я давился слюной. Аромат, исходящий от тарелок, был так могуч, что сдерживать себя и не впиться зубами в кусок аппетитного мяса становилось все труднее. Поминая про себя нехорошими словами медлительных магов, я решил прояснить вопрос, который волновал меня с самого начала.

– Господин Зоренг, скажите, сколько примерно времени вы провели в моем мире, пока я не нашел вас?

– Несколько минут, пять, может семь, не более. Когда меня выбросило из портала, я тут же получил огромной силы удар антимагического поля. Мое магическое ядро оказалось полностью блокировано, и вся энергия мгновенно начала исчезать. Ее просто высасывало, и я ничего не мог с этим поделать. Вслед за магическими силами меня начали покидать и жизненные. А это означало мою смерть. Например, Юджин, которому двадцать семь лет, вполне мог остаться жив, но при этом перестав быть магом. А мне уже больше двухсот, люди столько не живут, и от меня бы осталась только горстка праха. Поэтому я и выглядел дряхлым стариком, а вернувшись, смог привести свое тело в порядок, с помощью магии, разумеется. И вот когда я лежал на земле, ко мне и подошла эта троица подонков. Я просил их о помощи, но они просто начали избивать меня. Они даже не пытались меня ограбить. – Зоренг продемонстрировал мне свои руки с унизанными перстнями пальцами. – Им доставляло удовольствие мучить старика. Если бы такое случилось здесь, я бы разорвал всех троих на мелкие кусочки всего одним движением! Но там я был беспомощен, даже уйти, как подобает мужчине, сражаясь, я не мог. И когда мое сознание уже меркло, появились вы. Дальнейшее вам известно.

– Несколько минут там и несколько часов здесь, – задумался я. – Юджин сказал, что вас не было почти весь день. Стало быть, время в наших мирах течет по-разному, хотя продолжительность дня и количество дней в году совпадает. – Это мне подсказал Анто. – Но в моем мире была поздняя осень, а здесь конец весны. Очень интересно. Выходит, если удастся узнать координаты, то я вернусь домой спустя всего несколько часов с момента исчезновения!

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=23478437&lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.