Режим чтения
Скачать книгу

Эмилер читать онлайн - Елена Янук

Эмилер

Елена Ф. Янук

Позже о них сложат легенды и, вспоминая подвиги в ночных рассказах у костра, станут называть великими воинами… А пока они вновь идутв бой.

Две личности, два командира, два врага.

Мужчина и женщина. Охотник и маг. Чуждые расы, разный быт, непохожие стремления и мечты.

Есть между ними и что-то общее – желание уничтожить врага любой ценой, огромный боевой опыт… и гнетущее одиночество в выжженных войной и каверзами Эмилера душах.

Елена Янук

Эмилер

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru (http://www.litres.ru/))

* * *

Пролог

Промозглый туман, голые скалы и множество зияющих ям делали эту местность почти непроходимой. Сверху опускался холод, и от этого угрюмые каменные склоны выглядели еще более настороженными и недружелюбными. Над затихшим ущельем густо клубились тучи, покрывая дно мрачной тенью.

По тропе, протянувшейся рваной лентой вдоль подножия хребта, двигался отряд клыкастых воинов. Высокие охотники, увешанные тонкими луками, с щитами за спиной и длинными клинками, пристегнутыми на ремни поверх кожаных доспехов, бесшумно следовали за командиром. Им предстояло сменить охрану двух последних рудоносных шахт.

Поначалу все шло будто бы хорошо, но по мере того как отряд лэров углублялся в ущелье, стали появляться тревожные знаки: сначала стая незаметных серых пичуг внезапно вылетела из-за насыпи гальки, затем послышался грохот от сорвавшегося вниз камня. Неугомонное эхо протрубило эти звуки между скал, словно подавая сигнал к атаке. Старейшина Зирн, окинув быстрым взглядом верх Скользкого ущелья, только и успел крикнуть:

– Быстро! Рассеяться по расщелине! Щиты вверх! Там кто-то есть!

И тут же с утесов вниз обрушился ливень стрел – пятеро бойцов, сраженные лесными магами, упали замертво. В какой-то момент показалось, что смертоносный дождь бесшумно прекратился, но в действительности лэров ожидало лишь краткое затишье.

Командир горных охотников, понимая, что останавливаться нельзя, приказал:

– Прячьтесь за выступами, и живо отсюда! Да бегом вы!..

Воины, взглянув на уступы, где прятались ненавистные лесные маги, одновременно подняли над головами щиты, обтянутые толстыми кожами, перегруппировались и торопливо двинулись к изгибу ущелья… Но тропа была слишком узкая, крутая и длинная, и им не удалось отойти без потерь – послышался оглушительный грохот, и каменная лавина покатилась вниз, похоронив под собой не успевших укрыться горных охотников.

Новая атака не дала оставшимся в живых лэрам передышки и снова осыпала их дождем стрел.

Когда отряду удалось добраться до небольшого укромного плато, командир оглядел бойцов. Недоставало двадцати семи лэров: они погибли от стрел и камней. Да и выжившие все без исключения были ранены.

– Презренные маги всегда воюют исподтишка! Но мы отомстим! Мы за всех отомстим! – непослушными со сна губами с ненавистью произнес Зирн. Давний кошмар с завидным постоянством снился старому охотнику. Стиснув зубы, чтобы не зарычать от гнева, старейшина легко поднялся с застеленной шкурами лежанки, резко затянул на груди шнуровку кожаной рубашки и грозно пообещал: – За все ответите, убийцы! Ненавижу!

Война между лесными магами – эмирими и горными охотниками – лэрами тянулась почти тысячу лет.

Глава первая

Вот и познакомились

Высоко в горах охотники бесшумно шагали по незаметной тропе, бегущей над пропастью с облаками. Вокруг все замерло, укутанное промозглой туманной дымкой. Здесь царил покой, и горы равнодушно наблюдали за вторжением незваных гостей. Несмотря на внешнюю безмятежность, внутренний голос командира охотников сейчас вопил – опасность, где-то рядом затаился враг!

Райн вновь напряженно огляделся. С края тропинки, словно ловушка с кольями, укутанная белым пухом, зияла прикрытая облаками бездонная пропасть. Над ней угрожающе навис Вечный отрог, с которого отряд горных охотников поспешно спускался в долину.

– Сейчас бы на охоту! Самый сезон! – не скрывая раздражения, сказал Краф, высокий воин в тонко выделанной куртке и штанах из шкуры синей кошки, мгновенно бросавшейся в глаза на фоне серо-зеленых камней.

Краф считал, что, надев броскую одежду, он кидает вызов трусам в костюмах из марочьих шкур, сливавшихся по цвету с камнями. Гневно выдохнув, он рывком прижал к бедру грубый кованый меч, не отрывая алчущего взгляда от серебристого марока, шустро укрывшегося на насыпи из голубой гальки. Когда зверька не стало видно, охотник с ненавистью уставился на командира.

Райн недовольно взглянул на неугомонного бойца, который и не пытался говорить тише.

– Не время, Краф! Припасами занимается старый Март. Он уже вышел на охоту с отрядом подростков. Их сопровождает Тимор, а мы должны отвести детишек домой, – скрыв раздражение, напомнил Райн.

Он много лет возглавлял самый многочисленный отряд охраны, еще он отвечал не только за обучение и жизнь бойцов, охрану Стойбища, но и за детей, которых водили на охоту за мароками, небольшими пушистыми зверьками, которые обеспечивали сочным мясом племя лэров на время Льда.

Шагая впереди всех, командир пристально вглядывался в извилистую тропу, едва заметную среди остроконечных валунов. Ветра не было, и хотя в воздухе отчетливо пахло временем Льда, снег еще не выпал.

Позади раздался тот же недовольный голос:

– Плевать. Завтра отправлюсь на охоту. Один. – Узкое лицо Крафа застыло в гримасе отвращения. Он сплюнул и с вызовом посмотрел на командира.

Райн невозмутимо встретил его взгляд. Ни для кого не было секретом горячее желание Крафа потеснить командира и возглавить собственный отряд. Он давно бы провернул это дело, благо они жили высоко в горах, а тропки здесь узкие, крутые, опасные, но вся жизнь лэров была под строгим надзором старейшин, которые за подобное преступление, не особенно утруждая себя разбирательствами, выгоняли провинившегося из племени. А это в жестоких условиях Эмилера было равнозначно хладнокровной казни.

Райн, присутствуя на советах, не раз самолично наблюдал, как Краф клеветал на него или перед всеми перевирал решения, выставляя его приказы в ином свете. В отличие от недалекого выскочки, командир четко понимал, что тот, к сожалению, не потянет ответственность за отряд и охрану, иначе давно попросил бы разрешения для себя возглавить обучение подрастающих воинов, а защиту Стойбища горных охотников с удовольствием передал бы Крафу.

Райну хотелось водить детей по горам, показывать, как надо охотиться, вскрывать смертельные ловушки Эмилера и рассказывать о хитростях вечного врага лэров – эмирими. Он искренне любил выражение чистого восторга на рожицах мальчишек, особенно когда они слушали его, раскрыв от удивления рты.

Он и сам помнил, как теплым вечерком, сидя вокруг костра в компании таких же ребятишек, с упоением слушал старейшину Влера, который рассказывал легенды о том, как в прошлом с
Страница 2 из 18

помощью порталов мгновенно передвигались по всему миру, как строили огромные города, торговали с другими мирами… Или подсматривал, как бабушка за соседним костром сказывала маленьким лэри с косичками сказки о том, как были счастливы те, кто сумел найти истинную пару.

Племя тогда было большое, только зрелых воинов более тысячи. Если праздник, то все племя пировало, пело и танцевало несколько дней, освобождая детей от занятий. Райн очень любил на спор обегать длиннющие столы, расставленные в несколько рядов вдоль всего Стойбища. Зато после праздника как долго они с мальчишками их убирали, распихивая остатки угощения по карманам, чтобы после сладкими ягодными лепешками делать ставки на победителя в споре. Вздохнув, Райн покачал головой. Счастливое было время, Стойбище жило и гудело, как улей с дикими пчелами… А сейчас там тишина. В последнее время сгинуло множество детских отрядов, племя на его глазах лишалось надежды на будущее.

– Куда сегодня повели детей? – равнодушно спросил Краф, оглянувшись, и с противным звуком поскреб когтями серо-зеленую щеку. При этом он споткнулся, вызвав громкое падение камней на дно ущелья.

Командир скользнул по нему гневным взглядом и только потом ответил:

– В сторону Скользкого, – беспокойно оглядывая местность со следами времени Воды: рытвинами и продольными полосами голубоватой гальки, пересекавшими тропу.

Изредка, примерно раз в столетие, в горах Эмилера выпадало столько снега, что вода не успевала поглощаться пещерами у подножия и в долине бесновались селевые потоки, ворочая глыбы весом в сотни и тысячи взрослых лэров со всеми доспехами. Именно сели и сносили вниз всю эту гальку, оставляя за собой голубоватые полосы.

Райн насторожился: где-то недалеко вновь раздался непонятный шорох. На одном из уступов промелькнула тень. Только зоркий глаз охотника мог уловить столь быстрое движение. Тень скрылась за небольшим выступом, в котором образовалось углубление, похожее на пещерный лаз. Командир резко махнул рукой, приказав бойцам затаиться, и сам опустился на корточки, слившись с пейзажем. Он обыскал глазами ущелье, спешно пытаясь разгадать, что бы это могло быть. Синие кошки? Эмирими?! Кто? Райн напряженно разглядывал в сероватой дымке внешне безмятежные горные склоны. Интуиция всегда играла немаловажную роль в его жизни. Ну а сегодня она просто вопила – что-то случится! Подняв глаза, он внимательно оглядел обрыв, с которого и покатились камни. Опытные воины, эмирими, падения одиночного камня по склонам не допустили бы, на такое только Краф способен. Похоже, все же синие кошки! Хорошо, если одна, а если стая?! От большой своры им не отбиться! Райн встал и вздохнул свободней: все же кошки менее страшная опасность, чем лесные маги.

На уступе, демонстрируя презрение, появился синий кот, подтверждая предположение охотника. Райн схватился за лук. Но хищник припустил бежать, да так быстро, что через несколько мгновений оказался вне пределов досягаемости стрел.

Между скал стремительно, как горное эхо, пронесся сильный порыв ветра, разогнав облака и оголив дно ущелья. Плохое предзнаменование! Райн с раздражением сплюнул. Ветер… Значит, очень скоро погода испортится и обречет его племя на полуголодное существование. Запасов для времени Льда пока недостаточно!

– Ну, ты идешь? – беспокойно окликнул командира Дирк, младший брат Райна, высокий лэр с гордым взглядом и преданным сердцем, торопливые шаги которого гулким эхом отдавались по ущелью.

Райн от подобного пренебрежения безопасностью скривился, но ничего не сказал. Зато снова раздался голос Крафа:

– Осторожно, Дирк! Он ищет врагов вон под тем камешком! – Краф презрительно кивнул в сторону командира. – Вон как жмется! Прячьтесь поскорее! Не иначе, сейчас из-под камней появится беленький и цапнет за нос тебя и бедного Райника.

Подобное извращение имени – оскорбление для воина. Конечно, Райн не мог убить Крафа и даже сильно покалечить, но врезать ему он был в состоянии. Чем суровый командир и занялся: ибо дисциплина в отряде превыше всего!

Записка Светлого[1 - Светлые, Светлые Древние. В отличие от Темных Древних, берегут обитателей Светлых миров, решая проблемы, которые тем не под силу исправить самостоятельно. – Примеч. авт.]в совет

Эмилер, по большей части сухой и безжизненный, состоит из высоких гор, разделенных тонкими полосками лесов и равнин. Рек, морей и прочего водного изобилия в нем нет, как и слов и понятий, обозначающих подобные явления. Но редкие горные озера все же встречаются. Есть даже древняя поговорка, бытующая у магов и охотников: «Счастлив, будто в озере искупался!» Воды на Эмилере катастрофически мало. И лэрам, и эмирими приходится запасать ее во время Льда или добираться до вечных ледников на вершинах гор.

Здесь идет вечная война между долгоживущими расами: эмирими и лэрами. От некогда Великих Укрепленных Земель остались крошечные анклавы, в которых ютятся несколько сотен выживших в этой бессмысленной бойне.

Лесные маги, когда-то успешно владевшие большей частью лесного оазиса, теперь с трудом удерживают за собой одну-единственную укрепленную магическими деревьями долину. За тысячелетие войны их владения сократились в сотни раз, а так как у эмирими, в отличие от многосемейных лэров, рождается только два малыша в тысячу лет, надежды выжить не осталось. В условиях постоянных схваток за жизненно важные ресурсы лесных магов становится все меньше, а их положение делается все опасней. Охранять границы от нападения лютых клыкастых противников скоро будет некому.

Но и у лэров дела идут не лучше. Племя сокращается на глазах, каждый год из-за коварства лесных магов и хищных зверей они теряют половину боеспособного населения. Когда-то горным охотникам жилось намного привольнее. Племя было большое, охота проходила легче, синие кошки прятались в горах, воды и дров всем племенем запасали столько, что хватало не на один год. Но война и вечные западни Эмилера на глазах сокрушили племя высокорослых воинов.

Борьба за существование, против возрастающей угрозы болезней и внешних влияний низвела племена до самого примитивного уровня. Но до обожествления туч, воздуха и мароков дело пока не дошло. Во многих домах сохранились книги минувших эпох. Видимо, остатки систематического обучения не дали племенам Эмилера окончательно впасть в дикое состояние. Хотя в быту они и скатились до состояния дикарей. Добычу металлов не ведут, кузнецов в племенах нет, многие навыки полностью утеряны, пока пользуются тем, что осталось от былых времен.

Вывод: надо срочно вмешаться и помочь!

    Василь

Помочь очень надо, но пока они не осознают сами, что это конец, будут воспринимать нашу помощь как угнетение и вмешательство в свои дела. Ждем. О Светлых Древних у них знает любой младенец. Если захотят, призовут. Тогда и поможем.

    Верм

Василь, не вздумай вмешиваться!

    Тинув

Сам знаю!

    Василь

Утро занималось облачное, неспокойное. Холодный не по сезону ледяной ветер выл так, словно выводил для любимой грустные напевы, а исполинские деревья подпевали ему, поскрипывая в такт ветвями.

Двигаясь сквозь Заслон, уже сбросивший листья, командир поторапливала бойцов, возвращавшихся из
Страница 3 из 18

дозора: Лея спешила, сегодня ее черед вести подростков на охоту. Конечно это не то, о чем она мечтала после суток, проведенных на ледяном ветру, но куда деваться от обязанностей?!

С юности Лея считалась в племени опытным магом-терроискусником. Ей было только двадцать, когда Трент, отец хохотушки Жели, супруги правителя, тренируя молодых бойцов в стрельбе из арбалета, обратил внимание на сделанную из камня сеть оборонных площадок, расположенных на подходах к Заслону. Обведя довольным взглядом защищенные горной породой места, удобные для обстрела неприятеля, он медленно обошел их, восхищенно качая головой и расхваливая Лею. Потом остановился и громко сообщил ученикам, что такого терроискусника, как она, Эмилер еще не видывал.

Да, камень словно оживал в ее руках. И не только камень! Среди голых горных скал она могла сотворить прекрасный уголок с поляной, дикими фруктовыми деревьями, могла вырастить на камнях эдельвейсы и даже выпустить на волю подгорный ручеек. Но в племени эти ее умения были неинтересны! Эмирими требовалось одно – боевая магия и новые солдаты для тысячелетней войны с вечными врагами – лэрами! Правитель последнюю тысячу с лишним лет водил их в бой против ненавистных охотников. Он и распоряжался абсолютно всеми аспектами жизни малочисленного племени.

Налетевший прохладный ветер взметнул белые волосы командира и обдал ее бодрящим ароматом приближающегося времени Льда. Накануне у Леи с правителем состоялся крупный разговор. Девушка, вспоминая подробности той беседы, скривилась как от боли, в гневе сжав эфес клинка. От невеселых мыслей ее отвлек один из бойцов, свернувший к дому, где жил вдвоем с вырастившим его дедом.

– Лея, удачи тебе на охоте! – сочувственно пожелал Лимст, у порога отстегнув ножны от пояса.

Им всем полагался короткий отдых, а командир останется на посту. Вздохнув, он покачал головой, провожая взглядом невысокую фигурку девушки в сером меховом комбинезоне с капюшоном.

Лея молча улыбнулась Лимсту и, махнув рукой, показала, что ему не стоит волноваться. Усталые бойцы, ощущая себя виноватыми и от души сочувствуя командиру, быстро попрощались и разошлись по домам.

Лея с улыбкой смотрела им вслед. Нет, она не завидовала тому, что их ждет отдых, а ее – работа. После гибели отца она больше всего боялась покоя и тишины, которая казалась ей слишком громкой, особенно в выпадавшие между дежурствами редкие дни отдыха.

Подумав о ежедневных обязанностях, девушка вновь с горечью вспомнила о том, что потребовал от нее правитель. Стиснув зубы, Лея застонала, покачала головой. Он теперь житья ей не даст, пока не добьется своего!

Перед глазами вновь предстала вчерашняя картина, словно навязчивый кошмар наяву.

Лея помнила свою тоску, когда, склонив голову, стояла посреди зала Суда перед вечно молодым черноволосым эмирими. Правитель смерил ее тогда жестким взглядом и властно положил руки на подлокотники украшенного резьбой трона, продолжая отчитывать ее, словно младенца. Хотя даже случайному свидетелю было очевидно, что это просто показательное выступление.

В зале никого, кроме них двоих, не было. Это искренне обрадовало Лею – свидетелей ее позора не будет! Она не особенно вслушивалась в велеречивые слова, но зато внимательно рассматривала древний трон темного дерева, пока Махуд пафосно вещал о ее несознательности.

Да, трон, в отличие от правителя, стоил ее внимания. Замечательная вещь, наследие великих предков. Его подножие было украшено массивными спиралями, но больше всего бросались в глаза подлокотники, выполненные в виде голов синих кошек, открывших пасти. Остальная часть была закрыта спиной Махуда, но, как помнила Лея, спинку украшали резные панели, изображающие Светлых Древних с дарами для Эмилера, над ними мастер вырезал парящих над горами туранов. Венчалась спинка двумя массивными шишками по краям. Сквозь мысли о мастерстве древних плотников пробился голос правителя:

– …Лея, уважая волю твоего отца, я не настаивал, потакая девичьей прихоти, но за сотню лет ты так и не выполнила свой долг! – Суровые слова гасились теплом высоких светлых древесных стен, оставаясь в этой обстановке чем-то инородным.

– Я знаю, – обессиленно вздохнула Лея, опустив взгляд на пол из ценного нетленного дерева. Про себя удивилась тому, как сильно сжалось сердце от его слов, а ведь она ожидала подобного с момента гибели отца в бою возле Вечной впадины. Теперь защищать Лею стало некому… Она растерянно оглядела пустой зал, прекрасно понимая, что речь властителя эмирими ничем хорошим для нее не закончится.

Правитель громко вздохнул, демонстрируя глубокую скорбь, и высокопарно продолжил:

– Все зрелые воины давно женаты, но есть много молодых, которым только предстоит воевать, – вот среди них ты и подберешь себе супруга!

Лею от этих слов покоробило.

– Они все – мои ученики! Нет! Даже думать противно! – Она замерла, с ужасом всматриваясь в снисходительно взиравшего на нее собеседника.

Махуд мерзко прищурился и поджал губы:

– Хорошо же. Моя жена родила мне двух наследников и больше не сможет, вот и будешь вместо нее! – Он ухмыльнулся. – Надеюсь, я по возрасту тебе подхожу?

Лея испуганно отпрянула и, забыв о должном уважении, выпалила:

– Вы с ума сошли?! Ваша жена… куда она денется?

– Она… она станет нянькой для принцев.

– Но такого беззакония никогда не было! Никогда! – Ее трясло от невыносимого отвращения. Девушка с ненавистью смотрела на правителя. Казалось, она готова была взорваться от гнева…

– Такого не было?! Так будет! – спокойно проговорил Махуд, равнодушно глядя ей в глаза. Обвел взглядом пустые кресла зала, эффектно откинулся назад, вальяжно устроив руки на подлокотниках, и сложил ладони у подбородка, с насмешкой наблюдая за ее метаниями.

– Вам такого не простят! – неуверенно прошептала Лея, сжав кулаки от напряжения.

– А кто не простит? – криво улыбнувшись, спросил древний эмирими с молодым лицом. – Молодые воины? Женщины? Дети?.. Кто восстанет против меня?!

Лея вздрогнула.

Действительно, в племени не осталось здоровых зрелых мужчин. Война забрала их первыми.

У Леи был большой потенциал: как маг она правителю практически ровня, но шла война… А кто в случае ее гибели возглавит лесных магов?! Как можно сеять раздор между своими в такое время?! Да и лэры не пощадят остатки ее народа… Сестра, племянники, маги – кто защитит их от врагов?!

Она никогда по-настоящему, чтобы это шло от сердца, не интересовалась войной и всем, что с ней связано. Но тщательно исполняла обязанности боевого командира и на самом деле воевала хорошо, имея за плечами опыт нескольких военных десятилетий. Отличный тактик, Лея также отчетливо понимала, что сейчас правителя заменить некем. Кто станет разрабатывать стратегию? Управлять эмирими? Таких в племени нет. Да и Махуд, как маг с тысячелетним опытом, мог знать много такого, что ей и не снилось! Без него не обойтись во время тяжелой многовековой войны… Нет. Она не станет сеять раздор в такое время!

Сломленная пониманием безвыходности своего положения, Лея поникла головой.

– Даю тебе два дня на размышления, – жестко продолжил правитель, недовольный холодной реакцией девушки.

– Я подумаю, – сдержанно отозвалась
Страница 4 из 18

она, устремив взгляд на витое подножие трона, хотя и так было ясно, что выбора ей не оставили, поклонилась и убежала, спиной ощущая жадный взгляд Махуда.

У народов Эмилера были строгие законы нравственности, иначе не выжить в суровых условиях этого мира, и подобного абсурда, затеянного правителем, никто и никогда не знал! Ей и в страшном сне не могло привидеться то, что предложил он!

Минуя знакомые с детства дома, прижав клинок к бедру, Лея неслась по улицам, не отвечая на оклики друзей и пугая прохожих – боевой командир просто так не бегает! Теперь болтовни на год вперед будет!.. Около отчего дома она прислонилась лбом к дереву, посаженному отцом в день ее рождения, и расплакалась.

– Ну что мне делать? – вопрошала Лея с тоской. – Куда деваться? Как после всего этого смотреть в глаза ученикам или бойцам отряда, доверяющим моему слову как своему?

Неслышно ступая, на порог вышла младшая сестра Леи – Атем, счастливая жена и мать, так как ее муж и дети были живы. Сыновья – потому что очень молоды, а муж… Он после тяжелого ранения, не поддавшегося даже сильнейшей лечебной магии, навсегда остался хромым и в боевых операциях теперь не участвовал.

– Лея? Ты что?! Плачешь?! – Атем опешила. Она быстро подошла к Лее и, утешая ее, тонкими пальцами заправила выбившиеся из косы белые локоны. Наклонившись к сестре, шутливо спросила: – Ты так расстроилась потому, что завтра драгоценные племянники пойдут с тобой? Не переживай, если что, мы с Майтом за тебя заступимся. – И Атем участливо погладила Лею по голове.

Лея, повернувшись к сестре, сквозь слезы ей улыбнулась:

– Они что, правда идут со мной?

Атем, минуту помолчав, энергично поправила свои такие же пушистые белоснежные волосы и весело ответила:

– О, Создатель… И с кем я отправляю своих сокровищ! Ну и учительница! Ведет детей и даже не знает, что среди них два любимых племянника!

– Да. Ты права, я совсем погрязла в проблемах. – Лея поспешно прогнала тяжелые мысли, грустно вздохнула и слово в слово передала сестре разговор с правителем. Она не стеснялась слез, ведь сестренка единственная, перед кем Лея была сама собой, со всеми своими слабостями и страхами.

– Вот же тварь клыкастая! Чего задумал, подлец! – грязно выругалась Атем. А когда узнала о двух днях, в отчаянии уронила руки и печально покачала головой.

Лея, услышав неприличное выражение из уст сестры, кивнула, она и сама думала о Махуде не лучше. Клыкастыми у эмирими звали зеленокожих лэров, и это было серьезное оскорбление, так как у лесных магов клыков не было. И хотя Лея полностью разделяла гнев сестры, но, сколько ни злись, ничего не изменить. У нее остался один-единственный день, и все!

– Ладно, Тем, я пошла. Надо подготовиться к охоте, а не то опозорюсь перед Тремом и Кримом, а уж эти озорники не простят мне ни малейшей оплошности.

– Даже не старайся. Они все равно найдут повод, к чему прицепиться… – махнув рукой, с показной бодростью ответила Атем и грустно взглянула на сестру.

Лея улыбнулась ей сквозь слезы, кивнула на прощание и поправила плотно набитые карманы охотничьего комбинезона. Ей нужно вести детей на первую охоту, значит, пора собираться! Что же, жизнь продолжается, несмотря на решение правителя.

В эту ночь на дежурстве Лея снова и снова прокручивала в уме, что нужно сделать для подготовки бойцов. О скользком предложении правителя и истекающем времени его ультиматума она старалась не вспоминать, полностью сосредоточившись на своих обязанностях.

Снаряжение для охоты было готово еще с позапрошлого вечера. Лее осталось только забрать отряд детишек и обговорить, кто и что делает в случае критической ситуации, а также распределить между ребятами провизию и воду на непредвиденный случай.

Детей в племени теперь учили все. Слишком мало эмирими осталось, чтобы выделять отдельных учителей. Каждый взрослый обучал подростков всему, что знал сам.

Подростки, которые должны были отправиться на свой первый урок охоты за мароками, шумно переговариваясь и цепляя друг друга шутками, стояли невдалеке от крайнего дома в единственном на Эмилере поселке эмирими. Лея, приближаясь к ним, быстро пересчитала их по белоснежным головкам. Одиннадцать – вроде все на месте.

Как и ожидалось, самыми шумными и непоседливыми в отряде оказались ее племянники – Трем и Крим. Иногда Лее казалось, что у них вместо крови течет сок редкого дерева – боним. Эмирими использовали его в тех случаях, когда надо было взбодриться, набраться сил и работать без устали несколько дней кряду, а позже расплачивались за это неделей беспробудного сна.

– И в кого они такие сорванцы? – прошептала Лея, со скрытым удовольствием разглядывая мальчишек. – Атем и Майт – спокойные, серьезные эмирими, а эти двое – огонь! – Она покачала головой, наблюдая, как будущие маги, изображая нападение лэров, нешуточно отбивались друг от друга корявыми палками. Здорово все-таки отбивались! Талантливо. Чувствуется школа Майта. Лея и сама с трудом выигрывала поединки с отцом мальчишек, пока он был здоров. Лучшего учителя не найти, и в этом его ранение не помеха.

Под громкие удары «мечей» Лея, забыв обо всем, засмотрелась на поединок племянников, как и ребята, обступившие их по кругу. Наблюдая за боем, Лея размышляла: «Надо научить их всему, что умею, и как можно быстрее! Неизвестно, что может случиться. Погиб же отец, а он был лучшим бойцом и командиром все последнее столетие! Многое в племени теперь умею только я. Пока мои стазисные щиты никто не пробивал. Это потому, что у меня слишком много свободного времени для тренировок! – Она тяжело вздохнула, отметив, что Трем использует против брата ложный выпад, любимый прием отца. – Семьи, как у Атем, у меня нет. Раньше я тренировалась с отцом, теперь, как правило, одна. Это лучший способ заполнить свободные вечера. Десятки лет каждодневных занятий… Но и это не дает никаких гарантий. Никаких!» С горечью вспомнив о гибели бойцов своего отряда, Лея снова вздохнула.

Лэры намного сильнее физически, однако они не способны к магии. Но самое главное – их куда больше, чем эмирими! Если раньше поселок эмирими был местом безопасности и отдыха, то сейчас над ним витала аура надвигающегося конца… Лея с ужасом отмечала, как неуклонно каждый год пустеет их поселение. Детей у лесных магов почти не было. Почти не осталось зрелых мужчин-бойцов (недавно она назвала бы Майта), впрочем, как и опытных женщин-воинов, таких, как она сама, Лея, и ее сестра Атем. Да, сестра тоже когда-то отлично воевала, но теперь она была привязана к дому. Впрочем, если с Леей что-то случится, Атем встанет на ее место, больше некому!

«Они слишком беззаботны для детей войны!» – эта мысль вернула Лею в реальность.

Поединок мальчишек окончился полной победой «эмирими» над «лэрами» – Крима над поддавшимся Тремом. Улыбаясь про себя проделке племянников, Лея строго сказала:

– Первое правило – выходя за Заслон, беззаботность оставляем дома!

Ребята сразу прекратили улыбаться и ловко выстроились тройками. Поставив самых непослушных вперед, командир отдала приказ:

– Отправляемся! – Сама пошла позади.

Ветер на подходах к Заслону усилился, возвещая о близости времени Льда. Дети переговаривались, обсуждали детали недавнего «боя».
Страница 5 из 18

Заодно цепляли Трема – такова была их месть за то, что он изображал лэра.

Лея то и дело морщилась от особенно громких раскатов хохота своих воспитанников. Конечно, ей нравилось, что ребята по-детски беззаботны, но ведь шла война, и такое поведение – непозволительная роскошь! Не понимают, что это чрезвычайно опасно!

Наконец они вышли за поселок и взяли путь на Рассветный перевал. К Закатному ходят только боевые отряды. И хотя теперь дети притихли, Лея была напряжена, как натянутая струна.

Клыкастые нынче в большом гневе. Новая магическая разработка правителя – богатырские деревья – позволила без усилий уничтожить несколько отрядов молодняка противника. Эти деревья-убийцы правитель создавал и постоянно видоизменял самолично. Лея тоже умела выращивать их, но никогда не пользовалась своими навыками. Даже будучи командиром боевого отряда, она не была кровожадной… Но эмирими выросла и жила в обстановке обоюдной ненависти и постоянных потерь, поэтому ее на самом деле волновали только эти дети и совершенно не трогали десятки чужих подростков, живьем затянутых богатырскими деревьями под землю.

Последние века война приняла вялотекущий характер, полномасштабных боев было мало, случались они редко и только в качестве отмщения, а так в основном были мелкие вылазки, ловушки или случайные столкновения на границе владений, которые каждый день обходили и маги, и охотники. Маги – для того, чтобы не дать охотникам возможности на своей территории добывать мароков, предпочитавших селиться именно на лесных полянках; охотники – чтобы помешать магам разрабатывать новые рудники, которые магам-терроискусникам было легко сделать, плавя камень по своему усмотрению.

Лея не на шутку переживала, что ее ученики не осознают размер грозящей им опасности еще и потому, что детьми себя не считают и мечтают показать врагам свою магическую мощь. Поэтому ей, кроме обычной охраны, приходилось отлавливать слишком прытких учеников, которые, например, поспорили, что притащат в лагерь плененного лэра. Угу, притащат. Лея тяжело вздохнула и терпеливо притормозила стазисом неугомонных спорщиков. Затем серьезно сказала, обращаясь ко всем:

– Лэры здесь не ходят. В данный момент они готовятся к добыче мароков! Время Льда на подходе. Мы отправимся в горы, и я покажу, как охотятся эмирими в горах. Затем вы по очереди попробуете сделать все самостоятельно! – У «деток» загорелись глаза. О, настоящая охота! Охотнички… Лея незаметно усмехнулась, но тут же, сделав строгое лицо, предупредила: – Кто осмелится нарушить мои приказы, тотчас возвращается назад и еще целый год учится в поселке ставить щиты и метать огонь, а может, и вообще останется без настоящей практической подготовки к охоте!

Занудный тон. Приказные интонации. Но что делать? Сегодня Лея – учительница. Она смерила строгим взглядом двух всегдашних зачинщиков – Трема и Крима, которые и задумали «подвиг» под влиянием милых голубых глазок Олиет. Но добились обратного эффекта: девушка, серьезно раздраженная задержкой отряда из-за неугомонных юнцов, размеренно хлопала по колену длинным клинком в ножнах, коим владела на уровне взрослых бойцов, и ее взгляд не предвещал ничего хорошего.

В этом походе Лея назначила ее своим помощником, и теперь всегда серьезная Олиет, которая была на два года младше Крима, так как они с Тремом родились в один год, близко к сердцу принимала все проказы неугомонных братьев. С момента как научилась ходить, она вела себя куда сдержанней и собранней.

Сняв стазис с мальчишек, Лея, не оглядываясь, пошла вперед, на ходу отдав приказ помощнице:

– Олиет, выстраивай этих оболтусов в боевой порядок и за мной! – Сама учительница готовилась к бою, по дороге расчехляя лук и вытаскивая мешочек со стрелами.

Они спокойно добрались до безопасных границ Заслона. Сразу за ним начинались холмы у подножия склона – там располагались провалы, переходящие в гигантские ямы, которые во время Воды принимали редкую снеговую воду с хребта.

Лея остановила группу на очередную инструкцию «Как создать защитное богатырское дерево». Молодые эмирими превратились в слух, окружив учительницу и не обращая внимания на ленту пересохшей грязи, усыпанную обломками скал, – границу владений эмирими.

Райн хладнокровно выбил дух из строптивого помощника – последним ударом он снес Крафу оба клыка и ногой зашвырнул их подальше в скалы.

Клыки скоро вырастут новые, но сколько же будет насмешек! Без них лэры оскорбительно похожи на эмирими. Клыков не бывает только у женщин и мальчишек. Потерять клык даже почетно, но только в бою, тогда это приравнивается к доблести. Значит, воин ради победы ничего не пожалел, даже предмет мужской гордости – клыки!

Воевали у горных охотников только мужчины, так как все понимали, лэри – ценность, без которой племя быстро вымрет.

У охотников свободных женщин не было. Едва подросшую девушку отдавали замуж, а если лэри становилась вдовой, ее тут же поручали семье родственника, который заменял ей мужа, или, если она была против, возвращали отцу. Это был выверенный временем закон выживания, и женщин в таких случаях принимали как настоящий дар. Да и как не принимать такое положение лэрам-воинам?! Возвращаясь с боя измученными и ранеными, они попадали в теплые, уютные дома, их кормили вкусными и сытными блюдами из мароков – словом, лэры получали заботу и внимание.

Вот и мать Райна попала в дом к старшему брату мужа, старейшине Влеру, оставшемуся без жены. Тот был рад принять Мали. Ведь чем значительнее семья, тем больше уважения к ее силе. Но молодая лэри истосковалась по погибшему супругу и так и не прижилась в чужой семье, тихо сгорев в одиночестве.

Райн, почитавший Влера как отца, тогда уже был достаточно взрослым, чтобы все понимать. Наблюдая за страданиями матери, он дал клятву не жениться, пока не оставит профессию воина и не начнет учить молодняк охоте и прочим нужным для выживания вещам.

Райн с лэри никогда близко не общался, так как не был женат. Это постоянно служило причиной издевательств Крафа, имевшего уже трех детишек и красавицу-жену. Райн ему даже немного завидовал, но как только встречал в поселке вдову с грустным взглядом, его сожаления развеивались как дым. А вдов было много, как и страдающих матерей, ведь за последнее время погибло столько детей! Но из-за сезона охоты старейшины запретили мстить лесным магам, отложив праведный гнев на время Льда.

Сезон охоты за мароками длился недолго. Это время, когда пушистые зверьки, вырастив потомство, обрастали жиром и являли собой великолепное зрелище. В них ценилось все: серебристо-голубая меховая шкурка; косточки, идущие на производство клея для строительства новых домов; кровь, обладающая лечебными свойствами. Но особенно – жир, который использовали для приготовления пищи, врачевания, производства красок и мыла. Поэтому сейчас все силы племени были направлены на добычу столь драгоценного зверька. Мароков держали и в клетках, но таких зверьков было мало, охотники использовали этот «запас» в самых крайних случаях.

Во время Льда мароки спрячутся под снегом и будут спать. Поэтому от результатов охоты во время Запасов напрямую будет зависеть жизнь племени. Во время Воды мароки
Страница 6 из 18

выкармливают детенышей, и закон запрещает на них охотиться до времени Тепла, тогда их сменяют красные толстые птички, не умеющие летать, но они слишком маленькие – целой стаи едва хватает одной семье на неделю…

Сейчас необходимо вернуться домой целыми, с охотой придется повременить. Райн холодно посмотрел на Крафа, валявшегося без сознания. И тут же с досадой окинул взглядом стоявших рядом воинов, невозмутимо наблюдавших за «воспитательным» процессом. Но бойцы молчаливо его поддержали: из-за глупой заносчивости Крафа в отряде не любили, а Райна слушались и уважали.

Командир, разобравшись со смутьяном, приказал:

– Скоро стемнеет, надо поторопиться и найти учеников и Марта. – И сухо добавил: – Оттащите этого к женщинам. Пусть отращивает клыки и делает, что ему скажут лэри!

Он проследил, как Локис и Тамп подхватили Крафа, затем развернулся и презрительно сплюнул. Было досадно, что в племени до сих пор не нашлось ему зрелой замены. Талантливые молодые лэры, которые могли бы его сменить, не подходили совету старейшин по возрасту. Самоуверенные глупцы вроде Крафа – по уму.

На одной смелости против многомудрых лесных магов долго не продержаться. Противника надо уважать и просчитывать его действия на шаг вперед, а командир, мыслящий мелко и самодовольно, на это не способен. По его глупости отряд погибнет в первом же самостоятельном бою.

Несмотря на бессильный гнев, Райн спокойно подал бойцам знак строиться и беззвучно пошел в сторону Скользкого ущелья, с тоской вглядываясь в вершины гор – за ними по зелено-серому небосклону стремительно неслись снежные облака. Вот и все… Это будет настоящая катастрофа, если снег повалит сейчас. Многие в племени умрут от голода. Уже заготовленных припасов надолго не хватит, самое холодное время станет и самым голодным. Райн с неприятием проследил за бурно меняющимся небом и про себя застонал – больше всего он не выносил детских смертей от голода.

Сейчас с ним было полтора десятка лэров. Они стояли на высокой скале недалеко от уступа Неблагодарных, с которого уже не одно столетие сбрасывали пленных эмирими. Это была еще одна из тысяч кровавых страниц войны на Эмилере. Практика захвата рабов из солдат противника не привела ни к чему, кроме огромных потерь с обеих сторон. Чтобы освободить захваченных в плен бойцов, к горным охотникам прямо на плато в укрепленное Стойбище являлась вооруженная армия лесных магов, снося все на своем пути. Правда, назад эмирими возвращались в куда меньшем количестве, чем вторгались в лагерь, но и у лэров потери были невосполнимы, а иногда поистине чудовищны.

И тогда охотники стали уничтожать пленных лесных жителей сразу после боя, скидывая с утеса Неблагодарных. Тогда враги могли удостовериться в гибели родных и близких, окончательно утратив надежду на их спасение.

Страшная несправедливость, но в поселок к магам горные охотники прорваться не могли. Мешала широкая полоса пограничных деревьев – Заслон. Деревья хватали всех, кто не имел отношения к племени эмирими, и корнями навечно затягивали под землю. По сути, хоронили живыми! Никакими силами и даже огнем невозможно было пробиться сквозь строй страшных и неподкупных стражей!

Правда, среди лэров ходила легенда, что давным-давно здесь жили гарххи[2 - Суровый народ воинов и властолюбцев. Имеют одну из самых скверных репутаций в Светлых мирах. Частично населяют Трилан, родной мир гарххов, и Водный – мир, куда они переселились около тысячи лет назад.] – раса, владеющая магией. Когда-то они смогли прорваться сквозь Заслон, но чем все это кончилось – об этом история умалчивает, так как позже гарххи были вынуждены покинуть этот негостеприимный мир. Для этого они открыли ныне неизвестные точки мгновенного перехода. С тех легендарных времен ни гарххов, ни точек перехода уже никто не видел.

…Кругом простирались горы. Тонкие тропки уводили под облака, каменные отвесы смотрелись в пропасти. Во время Тепла здесь разносились ароматы редких горных трав и свежести. Увы, сейчас вокруг был только холодный туман.

Лея наконец привела своих питомцев в лощину, расположенную перед входом в Скользкое ущелье. Оно было разбито мелкой густой сетью совершенно отвесных каньонов, где на нижнем плато ютилась почти вся растительность, добавляя ему какой-то дикой необузданной красоты и словно доказывая закон, что жизнь есть там, где есть вода.

Устроив подростков полукругом на одном из самых широких отвесов, Лея начала урок. От встречного ветра щеки учеников раскраснелись, волосы выбились из-под капюшонов, кто-то простуженно захлюпал носом.

– Внимание! Я достала магический манок. – На вытянутой руке Лея продемонстрировала ребятам небольшой свисток в виде короткой и тонкой серой трубочки, сделанной из костей марока. – Теперь… Олиет подготовит охотничий стазис.

Девушка, единственная из учеников, была на подобной охоте не первый раз, поэтому быстро сориентировалась, раскрыв магическую сеть для зверьков. Лея кивнула, довольная расторопностью Олиет, и добавила:

– Смотрите внимательно и запоминайте!

Она беззвучно свистнула, добавив к едва слышному звуку легкую волну магии. Из-за пожелтевших горных кустиков, растущих вокруг плоского скального выступа, шурша лапками по камням, появились первые, самые любопытные мароки. Но Лея продолжила напряженно свистеть, и постепенно из-за разбросанных вдоль почерневшего утеса камней вызвала десяток крупных пушистых особей.

Олиет быстро поймала добычу и, ловко скрутив их магической сетью, сложила огромным тюком. Лея, внимательно наблюдая за аккуратными действиями помощницы, обратилась к юношам:

– Запомните, пожалуйста, в какой последовательности Олиет все проделала, а особенно обратите внимание на такую «мелочь»: в какую сторону она развернула сеть со зверьками! От этого зависит, каких мароков вы принесете домой, живых или мертвых.

Ребята, настроившись на серьезный лад, старались запомнить каждое движение девушки, не отрывая от нее глаз.

Олиет раздала ребятам магические манки.

О холодном ветре, промозглом тумане, ползущем на них, как голодный синий кот, со стороны ущелья, все забыли. Глаза горели, дети в азарте готовы были ловить и ловить пушистую живность!

Лея напряженно следила за склонами, ни на миг не выпуская учеников из виду.

Закончив с первой партией добычи, будущие маги, по предложению командира, поднялись выше в горы, облюбовав небольшую полянку между скалами. Здесь изредка попадались даже норы – отличная возможность для призыва новых зверьков.

Лея, на миг придержав самых прытких, пояснила:

– Когда манком подзываете мароков, вы тратите свою магию. Поэтому манки у нас работают, а у лэров нет. Иначе они бы давно ими пользовались, сняв с какого-нибудь убитого воина.

Ученики гневно зашумели, выражая свое отношение к услышанному. Лея поспешила успокоить их: игривое эхо, разносившее шум по ущелью, приводило ее в ужас. Еще и отряд защиты, который должен был уже ждать их в лощине, куда-то подевался!

– Слушайте меня внимательно и запомните на всю жизнь… – Подростки на самом деле притихли, ожидая важного сообщения. – Лэры отнюдь не глупые, слабые соперники! Это тренированные и очень организованные бойцы и, увы, все как один
Страница 7 из 18

превосходят любого из наших воинов по силе и скорости! Наша сила в магии, но и им в уме не откажешь. Поэтому не вступайте в бой без запасов маны и нужных знаний! И запомните – нельзя считать противника глупее себя, это заведомый проигрыш!

Со вздохом взглянув на ребят, вероятно, впервые почувствовавших в реальной обстановке опасность столкновения с врагами, Лея устало подняла глаза на предательское небо, так рано спешащее ко времени Льда. Затем спрятала свой манок в карман и властно произнесла:

– Сейчас вы по очереди созываете мароков и так же, по очереди, складываете их в сети. Нам надо поторопиться… погода вот-вот испортится! – Все разочарованно загудели, особенно старались два шалопая, племянники Леи. – Еще раз повторяю! Музыкальное сопровождение тратит наше время, а также таит опасность привлечения сюда врагов… – сухо отчеканила Лея.

Дети, насупившись, замолчали и занялись делом.

Где командир отряда охраны? Что случилось? Не показывая своего беспокойства, Лея нервничала все сильнее и сильнее. Она не обнаружила ни малейшего признака, что отряд Жеула находился где-то рядом. В случае нападения что она будет делать? Как защитить вверенных ей детей?! Девушка сосредоточилась на окрестностях, собираясь поскорее увести отсюда отряд, ведь кроме лэров им угрожали сильно расплодившиеся в последние годы синие хищники.

Для оголодавшего зверя порвать взрослого эмирими крепкими челюстями не составляло ни малейшего труда. Синие кошки росли всю жизнь, солидно увеличиваясь в размерах. С каждым годом в горах их становилось все больше и больше. Эти твари обладали удивительной способностью к выживанию. Убитую жертву хищники рвали на куски и, не пережевывая, заглатывали мясо. Спастись от их цепких когтей и быстрых лап было очень сложно, ну а если нападала большая стая, то и вовсе невозможно.

Райн уже несколько часов бродил по Скользкому ущелью, тщетно разыскивая в скалах Марта с учениками. Неужели и они пропали? Отряд бесшумно передвигался по горам вслед за командиром. Но едва бойцы заслышали вдали разносимый эхом гул детских голосов, дружно воспряли духом. Все опасались, что дети с учителем сгинули.

Подобравшись ближе, лэры обнаружили группу подростков эмирими, охотящихся на мароков с помощью магии. Судя по огромным сетям, эмиримчики под надзором учительницы наловили уже больше трех сотен крупных взрослых особей. Вот это удача! Лэры всем племенем за время Заготовок поймали столько же. А эти все еще ловят! Вон высокий мальчишка призвал десяток прямо к беловолосой девушке с поджатыми губками, которая сосредоточенно паковала зверюшек в сеть… И все мароки живые, значит, их можно раздать желающим разводить зверьков в клетках!

Райн с трудом сдержал горящих ненавистью бойцов.

– Время Льда… – прошептал он едва слышно и кивнул в сторону сетей, переполненных запасами.

Лэры медленно окружили поляну, равномерно распределившись между скалами так, чтобы врагу было трудно их обнаружить.

Худенькая учительница в сером меховом комбинезоне то и дело нервно поглядывала на склоны, но дети так увлеклись, что на них не действовали ее предупреждения о соблюдении тишины.

Райн повернулся к своим и тихо предупредил:

– Я веду переговоры! – Воины согласно закивали и, настроив прицелы заряженных луков на противника, приготовились терпеливо ждать, когда командир подаст знак к атаке.

Райн с интересом вслушивался в слова и предостережения Леи. Да, как враг она однозначно неглупа. В душе невольно появилось что-то похожее на уважение.

Достойный противник!

Еще бы получилось все, что он задумал!

Лея испытывала почти осязаемую ярость от громогласных попыток молодых магов показать друг другу, кто на что способен. Подростки старательно выдували магию призыва, весело хвастая, если это удачно получалось с первого раза. Потом, когда стало получаться у всех, неугомонные детки начали кичиться большим количеством пойманных мароков.

Лея тревожно смотрела по сторонам. Горное эхо добросовестно разносило детский галдеж по всему ущелью.

Когда с отловом и заготовкой было покончено – сети были забиты под завязку, Лея вздохнула с облегчением:

– Груз на плечи и домой! Живо!

Но не успели они разобрать свою добычу, как позади раздалось насмешливое:

– Сколько зверюшек… Отрада для желудка! Жаль, не все съедобны!

Внезапный звук голоса чуть не заставил Лею подпрыгнуть. Сердце в первый миг явно собралось выскочить из груди, а струйки пота потекли по спине настоящими потоками. Скрыв дрожь от шока, она спокойно подняла взгляд. Наверху за скалами расположился военный отряд клыкастых, боевые луки которых были устремлены на детей! Ее детей!! Лея с трудом погасила в себе лихорадочное желание укрыть их, двигаться, нападать, да что угодно, лишь бы действовать! Что же делать?! Нервничать нельзя! Но в душе от страха за подопечных все взорвалось так, что у Леи подкосились ноги. В голове билось горькое: дети погибнут! Погибнут! Мысль судорожно искала выход. Тогда командир повернулась к ученикам и тихо, но грозно скомандовала:

– Без моего разрешения не двигаться!

И без того притихшие дети замерли, сосредоточив взгляды на направленные против них луки.

– Мудрое решение! – усмехнулся высокий лэр с приплюснутым носом.

Командир отряда. Это Лея вычислила мгновенно, стрелки не сводили с него глаз, ожидая сигнала к нападению. Что удивительно, в таких ситуациях враги никогда раньше не беседовали, а начинали бой без предупреждения. Это и помогло Лее принять решение.

Лэр легко перепрыгнул на выступ поближе, поставил ногу на высокий камень, уперся локтем в согнутое колено. Похоже, он чувствовал себя комфортно… Еще бы!

– Учите детей охотиться? – мирно спросил он, разглядывая Лею.

Скрыв нервозность, она спокойно и с достоинством ответила:

– Что вам нужно, командир? – и медленно посмотрела в глаза противнику… На нее с искренним интересом глядел зеленокожий враг с точеными чертами лица и атлетическим сложением даже на фоне своих соплеменников.

– Впрочем, на войне детей нет, – спокойно добавил лэр.

– Знаю, поэтому спрашиваю: в чем дело? Почему вы начали переговоры? – Лея не отводила взгляд от Райна, пытаясь уловить момент нападения. На трех стрелках из тех, кого она заметила первыми, ей удалось установить замораживающий стазис, но здесь целый отряд… а лэры ходят многочисленными отрядами!

Светило, подтянув к себе лучи болотного цвета, стремительно покатилось вниз по холодным горам, оставляя на скалах отблески зелени. Цвет крови, покрывший горы на закате, предвещал ненастье. Враги на едва заметное мгновение замерли, любуясь последними лучами на небосклоне. Потом, словно опомнившись, Райн повернулся к Лее и сказал:

– Я начал переговоры, потому что у вас есть то, что нужно мне…

– Мароки… – сухо констатировала Лея, опустив глаза в раздумье.

Райн кивнул, его вальяжная поза не изменилась. Эмирими сейчас ломала голову над вопросом: много ли у него бойцов?!

Придется отдать мароков. Конечно, это скверно, но дети важнее! Хотя… как можно верить врагам?! Она нашла взглядом еще двух лэров с луками и тоже погрузила их в стазис. Сколько их еще? У детей появился шанс в случае боя остаться в живых. Но не у всех! Ни одного своего
Страница 8 из 18

питомца Лея потерять не могла. Значит, рисковать нельзя!

Райн спокойно оглядел своих замерших в стазисе бойцов и так же невозмутимо сказал:

– Я решил, что торг уместнее боя. Ваши сети магические. Щелчок – и все мароки разбегутся. Поэтому вариант перебить вас и забрать столь богатую добычу я отринул сразу.

– Что ж, разумно… – оценила Лея, у которой уже слезились глаза от напряженного высматривания охотников на склонах ущелья.

– Да, и сейчас вы выведете моих бойцов из стазиса. Дети дороже, правда? – И, усмехнувшись, прибавил: – Иначе кто понесет добычу домой?

Лея холодно ухмыльнулась в ответ. Ее сердце в этот момент дрожало сухим листком на ветру. Повернувшись лицом к врагу, она твердо сказала:

– Я остаюсь здесь как заложница. Отпускаете детей домой – отдаю добычу целиком!

Лея ожидала жаркой торговли, споров, так как доверять ей лэрам не было никакого резона, но командир спокойно ответил:

– Хорошо. Договорились! – и кивнул, будто сразу поверил эмирими.

Скрывая обуревавшие ее сомнения насчет выполнения обещания, Лея медленно повернулась к Олиет. Та хорошо знала дорогу к поселку. Посмотрев на нее, велела:

– Строй отряд и веди домой. Нигде не останавливаться!

Олиет послушно кивнула.

Демонстративно повернувшись спиной к врагам, учительница наблюдала за действиями Олиет. Мужество Леи оценил один лишь лэр. Опустив ногу и выпрямившись, он насмешливо прокомментировал приказ и четкие действия ее помощницы:

– Какая ответственная девушка… а учительница отдает приказы, как настоящий боевой командир… – За его спиной кто-то заносчиво хмыкнул.

Лея проигнорировала обидные слова, но про себя подумала: «А какой девушка должна быть, если ее в столь юном возрасте обрекли на служение войне?!»

Оставив сети с добычей лежать на камнях, ученики выстроились по трое, копируя боевой порядок магов. Племянники было кинулись к Лее, собираясь остаться, но она на них прикрикнула:

– Будете еще два года на теории сидеть, и… и… отцу скажу!

Ребята понуро вернулись в строй, с напряжением сжимая кулаки и кидая на врагов гневные взгляды. Лея молилась, чтобы они ушли, не выкинув что-нибудь на прощание.

– Сыновья? – участливо спросил лэр, с интересом наблюдая за происходящим.

– Нет… – Лею разозлил лицемерный интерес клыкастого. Если бы время Льда пришло не так рано, а как положено – в срок, то их бы в живых уже не было. Конечно, погибли бы не все. Но, потеряв даже одного ребенка, как бы она сообщила об этом родителям?! Такое невыносимо даже представить! И как жить после этого?!

Райн довольно вздохнул. Еще бы… он безумно рад такой добыче! Это великолепный подарок судьбы, который поможет выжить всему племени. Еще бы! Тут больше четырех сотен мароков! Да и сезон еще не кончился, охотники, возможно, принесут столько же… и тогда вместе с домашними запасами плодов, листьев и ягод, собранных и высушенных лэри, им хватит до тепла! Если эмирими не нарушит обещания…

Отряд юных магов скрылся вдалеке. Только эхо иногда доносило шум шагов и шорох осыпающихся камней. Лея поморщилась: ее боец Лимст, их учитель по передвижению по горам, еще очень молод. Толком не научил ребят ходить бесшумно. Впрочем, главное, чтобы у них был шанс выжить! А ходить бесшумно научит их она!

«Самолично займусь этим! Если останусь жива… Ха, а я еще переживала, что делать с правителем!» – Лея тяжело вдохнула и выдохнула, чем снова привлекла внимание Райна, также ожидавшего отхода учеников.

– Ну вот… учительница, теперь ваша часть сделки!

Лея медленно вывела из стазиса воинов Райна и дождалась, пока они по команде командира спустятся вниз к сеткам с добычей. Охотники на ходу готовили кожаные мешки, доставали свитые из внутренностей мароков веревки, чтобы связать живых зверей.

Райн опасался, что девушка сглупит и выпустит мароков из плена им назло. При таком повороте лэры проиграют, то есть попросту умрут от голода. Конечно, с ее стороны это будет подвигом, и кто ее за это осудит?! Но противница честно ждала вместе с ним. Райн не удержался и задал ей невинный, с его точки зрения, вопрос:

– Почему у вас женщины воюют? Никому не нужны?

Лея ответила сквозь зубы:

– А почему у вас не воюют? Ни к чему не способны?

Райн оскорбился от подобного заявления! Так рассуждать?! Это же откровенная глупость!

– Наши женщины сильнее ваших мужчин! Но они нужным нам, вот и не воюют!

– Да… Обслуга… Слышала… – презрительно скривилась Лея, отстраненно наблюдая за лэрами.

– За обслугу в бою не умирают! – холодно ответил Райн и отвернулся, рассматривая, как его спутники складывают магические сети с мароками в обычные мешки.

– Почему должны умирать только мужчины, если ваши женщины настолько сильны?! Чем мужчины хуже? – спросила Лея.

– Потому что кто-то должен быть основой, от которой все исходит и к которой все возвращается! И если эта основа тоже будет воевать или охотиться, то племя погибнет! Мы достаем главное – пропитание, защищаем наших женщин и детей от врагов и хищных зверей, а женщины помогают нам выжить, выращивают лекарственные травы, растят смену и защиту…

– Ясно… – равнодушно перебила его Лея. Глупый спор, на Эмилере все делается, чтобы выжить, а не как хочется. Если бы не война, она преподавала бы детям землемагию и обустройство садов и была бы абсолютно счастлива.

Охотники наконец закончили и, взвалив по два мешка на спину, ждали командира и прикрывавших его бойцов.

Повернувшись к ним, Лея медленно сказала:

– Я не доверяю лэрам. Поэтому вам придется пробыть в стазисе с полчаса, чтобы я смогла спокойно уйти…

– Нет! – Райн метнулся к эмирими. Ее сейчас подстрелят, и это будет нарушением его слова, а ведь она свое сдержала!

Лея, усмехнувшись, загородила себя невидимым щитом. Лэр, ведущий с ней переговоры, так и застыл с готовым сорваться с губ предупреждением.

– …Можете не опасаться того, что я верну себе добычу и призову своих, пока вы не в состоянии дать отпор. Да и других нарушений нашего договора. Я задерживаю вас с единственной целью, – чтобы спокойно уйти! – Она развернулась и пошла.

Тонко запела стрела, ударившая точно между лопаток. Райн, застывший в стазисе, как жук в смоле, застонал:

– Я так и знал…

Лея почувствовала, что ее что-то потревожило. Повернулась, подняла стрелу, отскочившую от невидимого щита. Насмешливо улыбнулась Райну, затем, словно сетуя на нарушение договора, покачала головой. Прибавила шаг и мгновенно исчезла в скалах.

Освободившиеся через полчаса воины, с недовольством поглядывая на задумавшегося командира, потащили мешки с добычей к себе. Им казалось, что его благородство было совершенно неуместным. С одной стороны, это их раздражало, с другой… они гордились им! Такого, как Райн, больше нет! Его слово – твердый камень, а мудрость останется в веках! И кто еще смог бы так удачно «добыть» мароков?

По вечернему ущелью прокатилось гулкое эхо. Несколько камней с грохотом скатилось с вершин и полетело на дно Скользкого ущелья.

Ясно! А вот и запоздавший отряд Марта. И старейшина Тимор все это время был с ними! Значит, все живы! Райн усмехнулся: да сегодня по-настоящему счастливый день!

Теперь Лею ждал суд. Она понимала это, но на самом деле… была безмерно счастлива, что обошлось без жертв! Чудо!
Страница 9 из 18

Настоящее чудо!

Первым делом, попав за безопасные пределы Заслона, Лея собрала вокруг себя враз поумневших и притихших учеников и пояснила, что сегодняшнее происшествие на самом деле невероятное избавление от смерти.

– Вы знаете… – Она с минуту помолчала. – Я никогда не слышала, что в такой ситуации кого-то отпустили живыми и без боя. Это первый случай за всю историю войны…

Крим задал вопрос, больше всего занимавший детские головы:

– Нам попался глупый лэр?

– Напротив… Они, возможно, нас бы не победили. Мы бы уничтожили пол-отряда, но и сами понесли потери, а зверюшки разбежались бы… – Лея потрепала рослого паренька по плечу, мальчишка пошел в отца, так что уже был выше тети на голову, и мягко сказала: – Нет, враг нам попался на редкость умный. Он сделал хороший запас на голодное время для своих охотников и сохранил отряд в целости и сохранности.

Ребята приуныли.

– Ну и мы все живы, а это самое главное! – Лея улыбнулась. – А мароки… Мароков мы наберем еще! Завтра отряд Жеула принесет столько же.

Лея была в этом совершенно не уверена, но это не то, о чем надо говорить детям, чудом спасшимся от смерти.

За разговорами они вошли в поселок. Отправив измученных ребят по домам, Лея направилась к себе, мечтая отдохнуть и расслабиться после нервного потрясения. Еще в горах после серьезного размышления она пришла к выводу, что хоть она и помогла противнику, ей невероятно повезло. Она привела детей живыми и здоровыми, а что еще надо?!

На пороге дома ее встретил встревоженный Майт.

– Атем мне рассказала, что предложил тебе правитель…

– Да… А Крим и Трем что об охоте говорят? – Лея знала, что мальчишки только-только попали домой и, конечно, ничего не успели поведать отцу, но ей так хотелось избежать тяжелого и бесполезного разговора с мужем сестренки. Но обижать надежного друга и просто хорошего эмирими ей тоже не хотелось.

– А что еще они натворили? – устало спросил отец шалунов, высокий, красивый маг, бывший боец отряда Леи. Хотя после ранения он стал чересчур худым для своего роста. Лицо у него было бледным от природы, но теперь эта бледность приобрела сероватый оттенок, словно мужчина провел слишком много хлопотных дней и бессонных ночей.

– Ничего, Майт, они сегодня были настоящими воинами. – Чтобы лишний раз не нервировать взволнованного родителя, она прибавила, взявшись рукой за дверь: – Вернешься, расспроси их, а то скоро за мной придут. Будет судилище, и мне надо немного отдохнуть, привести себя в порядок и обдумать свою речь!

– Все живы? – поспешно спросил Майт.

– Да… – Она устало кивнула.

Он тут же расслабился:

– Ну, отдыхай. Если захочешь поговорить о правителе и его условиях, приходи к нам… Вместе что-нибудь придумаем.

– Благодарю. Так и сделаю! – коротко кивнула Лея и скрылась за дверью дома, где почти год после смерти отца жила одна.

Но отдохнуть не вышло… Только она сняла оружие и умылась, пришли глашатаи с приглашением явиться на суд.

Клетки с мароками оставили на улице, чтобы их засыпало снегом, под которым они проспят все время Льда, не нуждаясь в корме и воде, а у охотников на столе всегда будет свежее мясо.

Райн взял с собой свидетелем Дирка, который сочувствовал ему как брату, и отправился прямо к старейшинам в Судебный дом. Это было необходимо, иначе они получат иную версию случая в горах. Пока он сделал все как надо: ему удалось ускользнуть от отряда эмирими, заполучить неожиданную добычу и доставить ее в поселок. Да и Март с детьми целы… Ну а то, что оставил врагов в живых… в этом он как-нибудь оправдается!

Запах жарившихся на вертеле мароков заставил его сглотнуть слюну. Он кожей почувствовал жар от углей многочисленных костров. Оглядывая заготовленную добычу, Райн энергично шагал мимо огнищ, на которых женщины готовили сегодняшний улов. Они суетились, пытаясь накормить детей и охотников горячим мясом, с которого в угли капал вкуснейший жир.

Когда еще лэрам удастся поесть так плотно и сытно?! В племени царило радостное оживление, хотя женщинам еще предстояло обработать часть добычи, чтобы ее хватило надолго, но это были приятные хлопоты!

Райн загрустил. Ему было досадно, что сейчас придется пообещать старейшинам, что он обязательно убьет ту честную учительницу. Почему-то делать это ему совсем не хотелось, но, конечно, говорить об этом Райн не станет. В случаях, когда приходилось отвечать перед Советом за свои решения, он надеялся на Влера.

Два дяди Райна – Влер и Осен – входили в Совет старейшин, который состоял из девяти опытных воинов. Они и решали все вопросы войны и мира в племени.

Между старейшинами никогда не было согласия, скорее наоборот, шли постоянные споры и цвели пышным цветом интриги, но явно это никогда не проявлялось. Все в племени искренне считали, что старейшины – единомышленники, только и пекущиеся о благе горных охотников. Райн, как опытный воин, однако, сразу подмечал несогласие между членами Совета: чуть сильнее поджатые губы, чуть больше, чем обычно, ощерившиеся клыки, раздраженный прищур глаз.

Правление старейшины осуществляли по очереди, каждый по месяцу. Мелкие проблемы решал старейшина месяца, он же вел все допросы и сам разбирался в личных спорах. Сейчас был черед Тутана, высокого гордого лэра, испытывающего непримиримую ненависть к врагам и слабостям соплеменников. Впрочем, серьезные решения принимали сообща, и тогда уже главенствовал Зирн – самый старый охотник, живший еще до начала тысячелетней войны.

Тутан уже был извещен о происшествии. Он ждал их. Кроме него в Судебном доме не было ни одного старейшины. Вероятно, потому, что всем было ясно, что дело не стоит выеденного яйца. Но сейчас у власти Тутан, отец Крафа, а он не из тех, кто простит Райну живых врагов.

Райн с тоской посмотрел на небо… снежных облаков не видно. Да и ветер, вроде поднявшись, быстро утих, позволив надеяться, что на какое-то время непогода откладывается.

– Райн, ты нарушил все законы. Это слишком уж смахивает на предательство! Трусливое предательство! – Холод негодования в словах высокого лэра резал слух боевого командира, понуждая ощериться и ответить.

Но Райн тем не менее спокойно пояснил:

– Время Льда начнется со дня на день, а запасов, чтобы перенести его без потерь, пока недостаточно.

Тутан резко вскинул руку:

– Я знаю, что ты скажешь, но оправдаться может каждый! Ты должен отомстить! Нельзя оставлять врагов с ощущением, что из-за мароков мы готовы терпеть от них унижение!

Райн знал заранее, чего от него потребуют, поэтому не стал спорить или объясняться. Поклонившись, он сухо пообещал:

– Я исправлю все недостатки и уничтожу врага, которого пощадил ради жизни во время Льда.

– Иди, воин… Не забудь свои слова! – высокопарно произнес старейшина.

Райн поклонился и, развернувшись, вышел из Судебного дома. За ним молча последовал Дирк.

– Ты легко отделался! – засмеялся младший брат, зная скверный нрав Тутана, заносчивого до глупости.

– Да… легко, – сказал Райн с отвращением, повернув к себе.

Необходимость убить учительницу, пусть даже врага, вызывала в нем сильное отторжение. Это было странно и даже возмутительно, но врать себе Райн считал злом еще худшим. Хорошо, что ее в бою не будет! Хотя кто знает? Эмирими
Страница 10 из 18

осталось мало, и, по разговорам, у них воюют все. Но тут Райн припомнил, что уже не раз мельком видел ее. Правда, маги предпочитают бить исподтишка, не вступая в прямой бой, так что, возможно, он ее с кем-то перепутал. Лэр быстро шагал по Стойбищу, наблюдая, как воины под руководством старейшины Берима возводят еще одно заграждение из камней и песка. Стена вокруг Стойбища росла, но защиты и спокойствия не прибавлялось.

Райн обвел взглядом поселок. В обе стороны тянулись ровные линии каменных домов. У каждого расположились большие поленницы, в данный момент заполненные дровами. Хлопочущих лэри на улице становилось все меньше, их прогнал вновь поднявшийся ветер, затушивший костры и быстро напомнивший о наступающем времени Льда. Это во время Воды и Тепла вокруг домов кипела жизнь. Хозяйки стирали, выделывали шкуры, начищали котлы, проверяли запасы, ели, шили, играли с детьми или просто спали под удобными навесами из прутьев. Теперь здесь не скоро наступит оживление, может, если только свадьба у кого случится, но это вряд ли, все ждут Тепла.

Дирк, который еле догнал брата, довольно чувствительно стукнул его по плечу и довольным голосом сказал:

– Еще бы пару таких отрядов, и мы бы все время Льда только и делали, что пировали. Я бы на месте старейшин отправил тебя не за мароками или эмирими, а за охотницами на мароков. Вот бы добычи было! Лопнуть можно!

Взглянув в счастливые глаза Дирка, Райн засмеялся. Эта их проделка дала надежду на успешный исход для всего племени. И главное, снят запрет на месть до времени Льда, значит, завтра в бой! Дирк еще раз как следует хлопнул брата по плечу и повернул к себе домой, где его ждали Бринни с дочкой и горячий обед.

Небо морщилось складками снежных облаков, сильными порывами ветра то и дело пригоняемых на свежие линии укреплений. Райн, грустно оглядываясь на счастливых соплеменников, вошел в свой пустой дом, размышляя о том, что на самом деле он бы вместо бессмысленной войны с удовольствием поохотился бы на охотников. Вернее, на охотниц.

Лея предстала перед правителем с заранее обдуманной речью.

– Лея! – холодно начал Махуд. – Ты сегодня подвела всех, передав охотничьи заготовки врагу!

– Я не имела права рисковать! – твердо ответила она, строго взирая на прищурившегося правителя. Ему не стоит забывать, что она боевой командир и может за себя постоять. Будь с ней отряд взрослых или была бы она одна, лэры живыми бы не ушли! Но с ней были дети! Поэтому она упрямо повторила: – У меня был небольшой выбор: или дети, или мароки!

Зал загудел. Дети! Самое главное! На лицах эмирими, занявших места вдоль стен зала Суда, появились страх и недоумение, значит, еще не все знают, что случилось. Интересно, откуда правитель все узнает первым?!

Сделав резкий жест «молчать», правитель продолжил заседание.

– Ты опытный воин, ты отвечала за учеников, так почему они подверглись опасности? – сурово спросил он, опустив руки на подлокотники, дабы выглядеть величественней.

Лея раньше бы посмеялась над его тщеславием, но, чтобы отсечь все попытки надавить на нее, сразу перевела разговор на основную причину грозившей им опасности:

– Отряд охраны отсутствовал в условленном месте Скользкого ущелья! Когда нас окружили лэры-воины, я договорилась, что они отпустят детей при условии, что передам им всю добычу.

Зал загудел. Это было что-то несусветное: эмирими дивились, радовались, что удалось спасти детей и что с лэрами впервые удалось договориться!

Конечно, не все так думали, многие из старых покалеченных воинов были недовольны тем, что Лея оставила запасы врагу, тем самым способствуя их выживанию, а в клыкастом племени и так прирост больше, чем у эмирими. Но как им втолковать, что Лея не могла нарушить свое слово, когда лэр отпустил детей? Они посчитают это в лучшем случае глупостью…

Вероломство – это подлость. Лея давно для себя решила, что для нее это неприемлемо, это не мудрая хитрость ради победы, это крушение всего, на чем держалось ее понимание чести и достоинства. Поэтому Лея никогда не смогла бы править эмирими, для этого надлежало стать коварной и беспринципной.

Суд продолжался. Хотя разговоры теперь потекли в другом направлении. Все переключились на Жеула – второго командира отряда, того, чья очередь была охранять учеников, так как отряд Леи только вернулся с дежурства.

Ее саму правитель раздраженным жестом отпустил. Так девушка вместо преступницы, заслуживающей наказания, стала героиней. Это было невыносимо для правителя. Она ловко испортила его план по усмирению непокорной эмирими, а он привык всегда исполнять задуманное, действуя через своих осведомителей скрытно и безжалостно.

Махуд принадлежал к презренному типу созданий, ставящих превыше всего власть и ее стабильность и питающих глубокое презрение к таким сентиментальным понятиям, как «честность» и «справедливость». По мнению правителя, нынешнее восторженное отношение к тому, что путем договора удалось спасти детей, представляло собою наистрашнейшую опасность, грозящую его авторитету.

Атем на выходе из зала обняла сестренку.

– Когда мне мальчишки рассказали, что произошло, я чуть не умерла от ужаса! – Не сдержавшись, она всхлипнула.

Лея, улыбнувшись, успокоила сестру. Она прекрасно понимала ее страх.

– Ведь все живы, значит, не стоит и расстраиваться.

К этому времени правитель выяснил, что отряд, который должен был обеспечить охрану учеников, еще не прибыл в поселок.

Призвав подданных к тишине, Махуд заявил:

– Это упущение Леи, что мароки остались у лэров. Поэтому ей придется уничтожить отряд и того воина, с которым она сторговалась! Ее задача – отомстить и добыть столько же провизии, сколько было передано врагу!

Все замолчали…

Да, останься враг без запасов, насколько легче было с ним бороться! Но дети! Тем более эмирими магически могут вызывать мароков даже из-под снега, разбудив от спячки.

Лея представила, что ей придется уничтожить того благородного охотника, сдержавшего свое слово, и даже огорчилась. Но ничего поделать нельзя – война!

Устало поклонившись правителю и тем самым признав, что она выполнит его поручение, Лея ушла к себе.

Глава вторая

Пора в бой

Наутро по приказу Тутана в лагере лэров шел сбор отрядов. Райн взял к себе еще три десятка бывалых воинов из отряда старейшины Стила. Полностью завершив подготовку, они собрались на окраине Стойбища, чтобы получить последние наставления перед боем.

К бойцам неслышно подошел Влер – один из самых уважаемых старейшин племени. Поймав взгляд сурового командира, он в очередной раз напомнил ему:

– Дай им потратить ману и, когда они будут истощены… Ну… сам знаешь…

Райн кивнул, он об этом уже позаботился. Закинув свой лук за плечо, он развернулся и спокойно ответил:

– Да, я договорился, подмога появится в нужный момент. Я вымотаю врага и дам знак второму отряду наступать.

То, что это будет сложно и опасно для тех, кто примет на себя первый удар магов, они не обсуждали. Оба воевали достаточно, чтобы понимать друг друга без слов.

Райн видел, что дядя переживает за Дирка, потому решил для себя, что сделает все возможное, чтобы брат вернулся к отцу живым.

Влер еще раз внимательно осмотрел отряд и пообещал:

– Соберу своих и
Страница 11 из 18

присоединюсь к вам.

– Хорошо, – кивнул командир. Влер был достойным лэром. И хотя настоящим отцом Райну он так и не стал, но, по крайней мере, все для этого сделал.

И вот наступил момент, когда волнение от понимания, что, возможно, они видятся в последний раз, смешалось со смущением, а вот этого бывалым воинам показывать не пристало. Райн низко поклонился Влеру, понимая, что обниматься при всех будет неловко. Тот, однако, наплевал на мнение окружающих и по очереди заключил сыновей в объятия. В такие минуты ему казалось, что лучше бы в бой шел он сам!

Командир Райн поклонился остальным старейшинам, собравшимся, чтобы проводить бойцов, и коротко бросил:

– Вперед!

По команде лучшие воины тронулись вслед за командиром. Их путь шел вниз, поселок охотников был расположен высоко, а все удобные высоты вокруг были заняты дозорами, охранявшими горное плато и покой лэров.

Уютный запах домашних костров провожал их до самого подножия. Тучи, как и накануне, обещали снег и непогоду, ветер лениво теребил пожухлые травинки.

Бойцы, вооруженные клинками, пращами, луками и короткими ножами, спрятанными в ножны, обулись в специальные, затянутые на щиколотках мешки, чтобы идти как можно тише.

Многие назад не вернутся. Это понимали все: и те, кто провожал их до подножия, и те, кто беззвучно крался по горам за командиром, готовясь в любой момент вступить в бой с лесными магами.

Снег, несмотря на явную угрозу, еще не выпал, поэтому следы можно было не скрывать. Они преодолели полпути по знакомым тропкам и откосам, когда перед ними открылось Скользкое ущелье, не очень длинное, но рифленое и глубокое. Опасное место, у вершин которого пушистым ковром лежали зеленоватые облака, из-за которых сверху не было видно выщербленного дна. Когда-то здесь рудокопы добывали металл, из которого лэры делали оружие.

Теперь в ожидании врага им предстояло распределиться. В узкой части ущелья Райн рассредоточил силы по обеим сторонам. Устроив отряд в засаде, он замер в ожидании. Перед встречей с эмирими командир привычно распалял тысячелетнюю ненависть к вражескому племени… и при этом глупо предвкушал новую встречу с учительницей. А вдруг она все же будет в отряде врага?

Лея еще ночью отправила наблюдателей в долину, чтобы они сообщали ей обо всех передвижениях противника.

Узнав, что вооруженный до зубов отряд лэров пробрался в Скользкое ущелье с целью устроить эмирими засаду, командир созвала своих бойцов. Пока они собирались, Лея сидела на широком бревне в общем зале тренировок и размышляла о предстоящем столкновении.

С ней шло только полтора десятка воинов. Настоящих воинов. Ее отряд. Еще недавно у нее под началом было девятнадцать эмирими. Вдобавок тогда с ней сражались Атем, Майт, Рес, Ивер. Но Майта они с сестрой вытащили со дна ущелья едва живым. После чего Атем ушла из отряда, чтобы ухаживать за искалеченным мужем, а в прошлом месяце изувеченные тела Реса и Ивера нашли под утесом Неблагодарных.

Многолетняя война приучила командиров пуще глаз беречь своих людей, нанося неожиданные удары, чтобы потерь было как можно меньше и они не оказались гибельными для отряда. Но, несмотря на усилия, постоянных охранных отрядов у эмирими осталось всего два, не считая тех стрелков, кто сторожил поселок на подходе к Заслону.

Год назад второй отряд возглавлял отец Атем и Леи, но его не стало, и с тех пор командиры там постоянно сменяли друг друга, погибая один за другим. Вероятно, и теперешний командир – Жеул – не достоин столь высокой должности, раз допустил подобный промах! Лея не могла ему простить…

Она собралась в поход еще накануне, сразу после суда, поэтому ей осталось завершить несколько дел, и в бой. Четкого плана у нее не было. Правда, она знала, как передвигается враг и где засели лэры. Такое небольшое преимущество, возможно, позволит ей спасти отряд или отделаться незначительными жертвами.

По ее приказу бойцы надели темно-зеленые костюмы под цвет горных склонов, белые плащи брать не стали: снега не было. Для бесшумности хода на обувь обратной стороной наклеили мех из шкур мароков. У Леи были сшиты специальные чехлы из меха, которые она натягивала поверх высоких сапог для охоты.

Все, что могла, чтобы уберечь своих воинов от гибели и победить, Лея использовала полностью. Теперь исход схватки зависел только от умения бойцов использовать магию и владеть клинками и луками.

Ей не было известно точное количество противника, все ожидали данных от разведчиков, – может, боя вовсе не будет, а получится серия небольших вылазок, которые очень действенны против огромных, неповоротливых лэров. Ну а пока им придется напасть на засаду врага сверху, для чего к ущелью необходимо подобраться незаметно.

Дождавшись донесения разведки и выждав еще три часа, чтобы вымотать врага в засаде под ледяным ветром, они наконец выступили.

Ветер выл и хлестал в лицо с такой яростью, что у Леи и ее воинов перехватывало дыхание. Отряд бесшумно пробирался в горы, чтобы с одного из склонов главного хребта и ближайших к нему гранитных отрогов напасть на засаду, засевшую на обоих концах кряжа. Оставив для прикрытия на подходящем выступе, защищенном от ветра, трех лучников, Лея уточнила у разведчика расположение вражеских воинов и, исходя из данных, распределила своих бойцов.

Только она собралась дать отмашку к наступлению, как обнаружила «бойца», который, прижав к себе пращу, скрытно шел следом за отрядом. Крим, нарушив запрет, настиг их в Скользком ущелье перед самой атакой.

У Леи от гнева из глаз посыпались искры. Она собралась отправить племянника домой, но разведчики доложили, что сюда идет отряд поддержки лэров. Отправлять мальчишку одного в такой ситуации было опасно. Она нашла скалу, за которой ему не грозили стрелы врага, и заморозила Крима легким стазисом, чтобы он не наделал новых глупостей. Сурово рассматривая гневную рожицу и неловкую подростковую фигуру племянника, замершего в неподвижности, сухо произнесла:

– Будешь ждать здесь. Через час действие стазиса пройдет, и, если я тебя отпущу, ты тут же вернешься домой. А там… Там посмотрим! – с откровенной угрозой прошипела она. – Надеюсь, Трема здесь нет! Нашел, когда играть! Олух!

Ветер, бушевавший на перевале, мгновенно выбивал из легких дыхание. Здесь же царило временное затишье. Именно временное! Спустившись на уровень ниже от задуманного первоначально, чтобы не привлекать к Криму внимания, она глубоко вздохнула и дала команду к атаке.

Бой начался стремительно. Трое противников были повержены стрелами мгновенно. Охотники, успевшие среагировать на нападение, отчаянно отбивались от спрыгнувших сверху лесных магов, уже атаковавших их огнем. Двое лэров оказались замороженными в стазисе, и Леины бойцы собирались их добить. Но откуда-то внезапно появился вчерашний командир охотников и, защитив своего, ранил нападавшую эмирими. В этот момент с обеих сторон в бой вступили лучники.

Лея, не упуская из виду остальных бойцов, на расстоянии наложила стазис на раненную командиром охотников Дею, чтобы до нее не добрался клинок высокого лэра. Подобную броню без магии не пробить!

– Так тебе, умник! – мстительно проворчала она, тут же на расстоянии прикрыв своего помощника магическим щитом от
Страница 12 из 18

стрел. Теперь, если даже они скинут в пропасть раненых эмирими, те в коконе стазиса останутся живыми. Наблюдая за действиями охотников, Лея в очередной раз разозлилась на своих бойцов за слабое владение щитами. А если она не успеет помочь?!

Она собралась заморозить своего главного противника, «благородного» лэра, но тут дополнительный отряд, тайно двигающийся за основными силами охотников, разделился и напал сзади на ее лучников, до этого успешно обстреливавших лэров сверху.

– Проклятие! Там же Крим…

Оставив свой пост, Лея кинулась на помощь к попавшим в беду стрелкам. Кругом шло сражение, голодное эхо носило стоны и крики, лязг оружия и звон стрел от одного края ущелья к другому. Холода никто не чувствовал, и ледяной ветер, редкими порывами вырывающийся из ущелья, как из трубы, помогал охладить кипевшую кровь.

Лея карабкалась по склону вверх, когда ее настиг разведчик Стем, один из ее бывших учеников.

– Идет третий отряд поддержки численностью в два десятка лэров!

– Ясно… Разведчикам приказываю уходить!

Стем кивнул и мгновенно скрылся, бесшумно слившись со скалами.

К врагу идет еще подмога – скверно! Пятнадцать против тридцати – маги победят точно; пятнадцать против сорока – с большими потерями, а против шестидесяти… Домой вернутся единицы! Лея лихорадочно обдумывала полученное известие. Надо для прикрытия оставить только тех, у кого еще есть запас магии, остальных с Кримом вернуть домой!

Она быстро и незаметно поднялась на площадку рядом с выступом, где оставила лучников. Зрелище оказалось ужасным. Фейт, раскинув руки, лежал в луже крови лицом вниз, Кут и Зета, совсем девчонки, бросив ненужные луки, вдвоем безуспешно отбивались клинками от десятка врагов, отступая к противоположному краю выступа. Еще немного, и они окажутся в пропасти!

Забыв обо всем, Лея сосредоточилась на той части скалы, что находилась под ногами врага. Через три минуты усиленного магического воздействия камень начал ускоренно таять, словно лед в воде, сглаживаясь и оплывая капающими вниз потоками лавы. С криками ужаса трое лэров полетели в пропасть по наклонной плоскости, проложенной Леей.

– Плохо… – сквозь зубы прорычала девушка. – Трое… мало!

Остальные враги, мгновенно оценив опасность, перебрались на половину эмирими, прикрывшись ими.

Наложив на лучников стазис, Лея обрушила вниз весь выступ.

Отряд лэров полетел в пропасть вместе с бойцами Леи. Конечно, ей не хотелось подвергать своих таким испытаниям, потому она и тянула с обрушением, но выбора ей не оставили. После боя она поможет им, у них все будет в порядке, высота небольшая – стазис спасет от гибели, но зато после боя ничто не защитит их от гнева командира!

Лея так сосредоточилась на магии преображения земли, что пропустила вражескую стрелу, вонзившуюся ей в локоть.

– Ох…

Голова закружилась от боли. Лею шатало, колени в любой момент грозили подогнуться, но она начала спускаться назад, на место, которое избрала как точку контроля над боем. Однако, вспомнив предупреждение разведчика, передумала.

– Надо менять тактику и срочно уводить своих! Всех!

Лея окинула ущелье внимательным взглядом. То здесь, то там с переменным успехом шли небольшие бои. Если она вмешивалась – бой оставался за ними, казалось, еще немного и враги побегут, но… Но! Сейчас к противнику вольются новые силы… А Лея осталась почти без магии и сил!

– Да, не простая птичка, эта твоя учительница, а боевой командир… – осуждающе покачав головой, начал Дирк, приблизившись к Райну.

– Вижу, – пробормотал Райн, высматривая Лею и одновременно руководя боем.

Едва где-то намечалась небольшая локальная победа, на бойцах противника тут же появлялся защитный кокон стазиса, и лэры ничего не могли сделать, кроме как скинуть магов в пропасть. Они падали на самое дно, туда, где после удачного исхода боя охотники собирали трупы своих бойцов и тела раненых эмирими, которых они впоследствии обращали в рабов.

– Она… смотри! Вон там… – Дирк указал Райну на место, где только появившийся отряд подмоги успешно атаковал лучников противника. Знакомая фигурка беловолосой эмирими возникла на соседнем уступе, внезапно обрушив скалу.

Весь отряд погиб!

– Проклятие, там были Тейн, Дей, Лок! – в отчаянии зарычал Дирк, выхватывая лук.

В сердцах прицеливаясь в девушку, он клыком разрезал себе губу. Но в последний момент Райн толкнул брата в плечо, и стрела, выпущенная Дирком, поразила «цель» всего лишь в руку, ударом оттолкнув ту назад.

Райн сделал это необдуманно, но ему на самом деле не хотелось видеть, что учительница умрет не от его клинка.

– Она – моя! – зарычал он. Райн понимал, что Дирк расстроен из-за потери младшего брата жены. Сам Райн всегда был далек от многочисленной родни и, в отличие от брата, по возрасту был намного старше Тейна, поэтому почти не знал погибшего.

Постоянно участвуя в боях, Райн для себя давно решил, что война – это неизбежные потери, а потому никогда нельзя терять самообладание. Как с детства им твердил Влер: «Голову от боли терять запрещаю!»

Дирк, удрученный вмешательством Райна, не посмел перечить командиру. Тем более лично слышал, как Тутан приказал отомстить «той» эмирими конкретно Райну.

В этот момент девушка, прижав руку к груди, довольно проворно для раненой добежала до края выступа, живо спустилась на нижний ярус и вновь исчезла из виду.

– Где она? – Дирк весь бой свел к мести командиру противника.

Райн тяжело вздохнул и покачал головой, вот поэтому у него до сих пор нет замены. Только горячие головы, бегущие на поводу у запальчивого сердца…

– Где она?! Там, где мы начинаем проигрывать! – усмехаясь, ответил Райн и достал клинок. Где-то в глубине души ему все же не хотелось убивать такого яркого противника, но… Война ненасытна.

Дирка он оставил вместо себя. Брат должен вернуться к отцу живым!

– Дирк, ты вместо меня наблюдаешь за боем, не дай им отступить!

Оголив клинок, Райн направился к Лее.

Враги бесшумно приближались, имея в своем распоряжении уже несколько отрядов, однако пока держались от магов на некотором расстоянии. Они точно знали слабое место эмирими, но где гарантии, что у магов не осталось маны?

У Леи уже двоилось в глазах, но она так и не поставила на себя защиту. Экономя магию, даже не стала накладывать на себя заклинание исцеления. Выбрав ближний уступ, где шел бой, девушка мгновенно обратила врагов в стазис и неподвижными скинула вниз. Пусть выживут, сейчас главное – увести своих!

Отбившись магическим огнем от новой атаки охотников, своим бойцам на этом уступе приказала:

– У врагов сильное подкрепление. Собирайтесь и быстро вниз! Там наши, забирайте их. Зета и Кут пойдут сами, а Фейт сильно ранен. – И, подняв лук, торопливо добавила: – Да, Крима захватите, и быстро, я прикрою!

Такие ситуации случались часто, никому и в голову не пришло сопротивляться ее решению. Вмиг скрывшись на соседних уступах, стрелки захватили освобожденного из стазиса Крима, стремительно спустились вниз и по каменистым пескам между гранитными валунами двинулись к Заслону.

Лея переходила от уступа к уступу, приказывая остаткам отряда отступать, а сама, создав видимость присутствия, обстреляла противника и спустилась на уровень ниже,
Страница 13 из 18

чтобы оттуда продолжить атаку.

Она обошла всех, заодно собрала оставшиеся стрелы.

– Все… – довольно прошептала она, отправив последнего бойца за остальными. – Теперь отвлечь, и домой!..

Непрерывно перемещаясь, Лея расстреляла полный колчан. Раненая рука мешала ей неимоверно. Но, стиснув зубы, командир продолжала обстрел, пока не закончились заряды.

Отряд поддержки, решивший исход сражения, присоединился к основным силам. Живо определив, с какого сектора ведется обстрел, охотники окружили Лею. Но уходить еще нельзя – собрать раненых и с ними быстро удалиться на безопасное расстояние невозможно. Придется продержаться еще немного…

Лея, ослабевшая из-за ранения, заставила взять себя в руки. На этот раз то, что у эмирими малочисленные отряды, сыграло ей на руку. Затея удалась. Враг не заподозрил, что отряд ушел, и пока не кинулся в погоню!

Магии осталось совсем мало… а лэры подтягивали все силы к утесу, на котором притаилась Лея. Ей не уйти. Она откинула на спину выбившиеся во время боя волосы, косу ей не заплести. Кровь в раненой руке не успевала свертываться и лилась не прекращая. Лея двигалась только за счет боевого куража. Стрелы закончились… Из царапины на щеке сочилась кровь, но командир не могла поднять руку, чтобы стереть ее. Лея зачарованно застыла на краю уступа, осматривая мир с высоты…

Она напоследок впитывала величавую гордость гор, силу ветра, мягкость облаков и красоту жизни.

Райн гонялся за командиром лесных магов больше получаса. Он давно понял ее тактику, но сейчас его больше волновала она сама, чем отступивший отряд эмирими. Взобравшись на утес, на котором стояла девушка, он не торопился нападать… Он наслаждался.

На фоне грозного темно-серого неба, подсвеченного из-за туч огненными прожилками, легко опершись на длинный клинок, с развевающимися на ветру белоснежными волосами стояла девушка и просто смотрела на мир счастливыми глазами. Все это так не соответствовало тому, что предстояло сделать Райну, что он почему-то медлил.

Лея совершенно точно знала, что он уже здесь, но по-прежнему стояла и смотрела вдаль. А Райн глядел на нее. Она медленно повернулась, поднимая клинок и кивком приглашая Райна к бою. На ее лице еще осталась печать того счастья, с которым она прощалась с миром.

Райну вдруг стало ясно, что одна она не уйдет. Вперившись в глаза друг другу, они молча скрестили клинки. Ярости в атаках не было, противники просто обменивались ударами. Оба осознавали, что и будучи здоровой Лея без магии беззащитна перед Райном. Будто извиняясь, она опустила оружие и мягко произнесла:

– Мне по-настоящему жаль, что это оказался ты.

Камни вокруг них затряслись, поплыли под ногами…

Райн уже видел подобное со стороны – их ждала страшная смерть на дне ущелья. Лея отступила назад, не отпуская клинка. В ее глазах была усталость.

И тут что-то пошло не так! Вокруг них словно затрясся воздух.

Девушка удивленно распахнула глаза и хрипло застонала:

– Что это?!

Миг, и их бросило с высоты куда-то вниз. За секунду до того, как обрушились остатки скалы, они с охотником провалились в портал.

Свидетели, наблюдавшие за схваткой двух командиров, вдруг увидели мутный вихрь. Раздался грозный гул, словно начал извергаться вулкан, земля под ногами задрожала, в небо взметнулся столб пыли, и… тишина.

Когда все рассеялось, на месте схватки никого не было. Только скала, гладкая и блестящая, словно срезанная гигантским ножом.

– Проклятые маги! Опять что-то придумали! – закричал Дирк, только что потерявший самого близкого, самого дорогого брата. Он потрясал клинком и грозил ненавистным эмирими вечной местью!

Отряд Леи, к тому времени удачно добравшийся до Заслона, уносил с собой двоих: тяжелораненого Фейта и Дею, самую молодую из бойцов, погибшую в своем четвертом бою.

Крим то и дело оборачивался, ожидая, что Лея вот-вот появится. Но ее не было. Завтра они пошлют разведчиков проверить территорию под уступом.

Его не пугало наказание отца, воспитательные разговоры с матерью… Его совершенно по-взрослому волновало только одно – лишь бы Лея вернулась!

Глава третья

Главное – выжить!

Лея очнулась от неприятного ощущения: острые камни впивались в спину. В ноге нарастала боль, грозившая поглотить остатки ее самообладания. Эмирими рискнула пошевелиться, и тут же слезы брызнули из ее глаз, она хрипло застонала – на покалеченной ноге лежал небольшой скальный осколок, неестественно вывернувший ей лодыжку.

Сквозь боль Лея все же пыталась понять, что случилось. Как она выжила, без стазиса упав с такой высоты?

Медленно приподняв голову, девушка огляделась. Дно ущелья. Вокруг нависали горы, совершенно ей незнакомые. Девушка была твердо уверена, что раньше никогда здесь не была. Нет! Это не дно Скользкого ущелья, а совсем другое место! Что-то пошло не так? Как случилось, что вместо гибели она вдруг куда-то перенеслась?! Портал? Мифическая точка перехода Светлых? Но что ее могло активировать?! Неизвестный фактор? Ее магия? Ущелье ведь изведано вдоль и поперек! Все эти места неоднократно в моменты боя подпадали под влияние магии, и ничего… Мысли дикими пчелами роились в пульсирующей болью голове. Лея подняла здоровую руку и потерла висок.

– Хватит валяться! Иди вперед! – сурово приказала она самой себе, с трудом пытаясь освободить ногу. Ей надо было как-то себя подбодрить, потому что ситуация складывалась скверная. Непонятно где, неизвестно что случилось и что с этим всем делать! А если она не сможет вылезти из-под обломка?! Долго ей придется лежать на холоде, прежде чем она умрет?

Тело ломило от боли. Лея, не сдержавшись, скривилась, стараясь не застонать. И тут ко всем страданиям добавилось еще одно – пошел снег… Он валил огромными хлопьями, забиваясь в глаза и рот, уверенно застилая скудные остатки вечернего света.

Это последнее испытание переполнило чашу терпения Леи, и она закричала от бессильного гнева, обиды и невыносимой боли. Ее нечленораздельный крик, ничем не напоминавший мягкую речь эмирими, наполнил пространство отчаянным звоном и тут же был подхвачен неугомонным эхом. Теперь уже горы вокруг вопили от боли и безнадежности!

Вытирая непрошеные слезы, Лея безуспешно старалась вытащить раскалывающуюся от боли ногу из каменной ловушки. Изогнувшись особенно сильно, Лея заметила свой клинок, лежащий неподалеку – на расстоянии чуть дальше вытянутой руки. Подумав, она решила сделать из него рычаг, чтобы приподнять большой камень.

Клинки у лесных магов ковались из рудного железа и закалялись с помощью магии, так что она надеялась, что он не переломится. Неестественно прогнувшись, Лея почти дотянулась до оружия, но тут с другой стороны за ним протянулась бледно-зеленая рука. Миг, и обе руки судорожно вцепились в добычу.

– А, это ты… – вспомнила эмирими и обессиленно выпустила оружие из рук. Сейчас, перед самым концом, она почему-то вспомнила, что так и не научила детей ходить в горах бесшумно… и от этого ей стало очень горько.

Райн, подползший ближе уже с клинком в руке, выглядел не лучше Леи. Ему в ребра вонзился острый осколок, и вся левая половина тела была в крови, вдобавок при падении его здорово приложило головой, так что ко всему лэра качало и тошнило.

Райн очнулся
Страница 14 из 18

от какофонии непонятных звуков, разносимых трудолюбивым эхом от горы к горе. Осматривать свои раны он не стал, понимая, что в любой момент враг настигнет его в столь жалком состоянии и отдаст пожирающим деревьям. Райну даже в голову не пришло, что что-то пошло не так. Он был абсолютно уверен, что таков коварный замысел противника – захватить в плен одного из самых опытных воинов и расправиться с ним.

Подняв голову, с усилием преодолев преграды вязкого от боли и удара сознания, Райн резко сел. Лицо сразу залепило мокрым снегом. Идти в таком состоянии можно, но с трудом. Но тут невдалеке что-то блеснуло! Клинок лесных магов! Лэр медленно потянулся за ним, здоровой рукой раздвигая мелкие и уже влажные от снега камни, которые засыпали оружие почти до гарды, и… обнаружил ту самую эмирими.

Снег, покрывающий горы белоснежным ковром, усилил свое рвение и валил уже сплошной стеной. Это стало дополнительным источником страданий для избитых и измученных противников.

Райн с трудом приподнялся, опираясь на добытый клинок одной рукой, и, хромая, побрел к Лее. Бой продолжался!

Эмирими лежала на камнях с отрешенным видом, зацепившись взглядом за острые вершины гор. Снег уже покрыл тонким слоем ее белые волосы, явно проигрывая им в цвете. Райн догадался, что у нее что-то не получилось, иначе зачем ей так мучиться?! Он миг колебался, стискивая пальцами зажатый в руке клинок. Внимательно осмотрев девушку с головы до ног, лэр мгновенно определил, в чем проблема, и тут же для себя решил, что поразить противника в таком состоянии не выход. Все-таки сейчас это просто беззащитная женщина… Он вогнал клинок под придавивший девушку обломок и немного его приподнял.

– Тащи! – хрипло приказал лэр, с трудом удерживая вес глыбы с помощью бедра.

Лея поняла, что он не собирается убивать ее сразу. И даже решил помочь, но она уже израсходовала все силы и настолько ослабла, что не могла даже пошевелиться. Райн выругался, понимая это так же ясно, как и она.

На миг ему показалось, что внутри у него от напряжения все оборвалось, но он все-таки сумел как-то опереться на одну ногу, чтобы второй выбить лодыжку Леи из-под приподнятого камня. От дикой боли она закричала и потеряла сознание. Но Райн теперь мог спокойно сбросить камень…

Ему было чрезвычайно тяжело, в глазах все выцвело от боли, но лэр, стиснув зубы, положил клинок на грудь эмирими и просунул одну руку ей под голову, вторую под колени. Вдохнув побольше воздуха, он с усилием подхватил Лею и медленно понес к ближайшей скале, которая могла бы стать им надежным убежищем от жестокого холода, царящего ночами на Эмилере. Сейчас им подошло бы любое укрытие, но как назло вокруг были одни лишь плоские выступы и ни одной нормальной пещеры или хотя бы ниши.

Выбрав более-менее нависающий выступ, почти не закрывающий землю от снега, Райн устало сел, больше не в состоянии идти. Место продувалось свирепыми ветрами с трех сторон, залепляя глаза снегом и мешая дышать. Но ничего лучше не было… Райн подумал, что вдвоем им будет куда теплее. Устроив у себя на плече ее голову, он укрыл ее от ледяного ветра. Сидеть было крайне неудобно, россыпь острых камней, словно зубами, вонзалась в израненное тело, усиливая давление весом девушки. Он пошевелился, устраиваясь поудобнее, Лея охнула, дернувшись от боли, когда он зацепил ее ногу.

Очнулась?! Райн посмотрел на облачко пара, поднимающееся ото рта застонавшей девушки.

– Как ты? – спросил он.

– Где я? – вопросом ответила Лея, напряженно осматриваясь. Но за снежной пеленой ничего было не разглядеть.

– Не знаю. Ни где ты, ни где я… – Он скривился: теперь она неловко повернулась на его ране.

Честный ответ почему-то не устроил Лею. Она чувствовала, что ее бедные ноги заледенели. Ее не трясло от холода только благодаря тому, что они сидели, тесно прижавшись друг к другу.

Понятно, лэр оставил ее в живых для тепла, чтобы выжить холодной ночью. А зачем еще?! Лея в такой ситуации не стала бы добивать раненого врага, хотя, конечно, это нарушало все мыслимые и немыслимые законы войны, но она давно жила своим умом. Впрочем, то она, а то лэр…

Зачем ему Лея? На что он надеется?! Ужасная боль в ноге источила ее терпение и победила беспокойство. Лея решила, что все вопросы будут потом, пока они должны пережить эту ночь!

Приподнявшись повыше, Лея щелкнула пальцами, и на небольшое пространство, достаточное, чтобы едва поместиться в нем, опустилось защитное поле, которое перекрыло доступ холодному ветру и снегу. Обессиленно опустившись на колени лэра, девушка вновь потеряла сознание.

Райну сидеть стало совсем невыносимо. Холод и снег, переставшие беспокоить его, сменились другой проблемой. Теперь на нем лежала девушка, и от ее теплого дыхания у него кружилась голова.

Райну было жарко, а девушка откровенно замерзала! Ее трясло от холода. Он мягко приподнял эмирими повыше, чтобы согреть ей ноги, и белокурая головка окончательно легла ему на плечо… Теперь он чувствовал себя пьянее, чем на ежегодном празднике веселых ягод, которые в избытке собирали женщины, чтобы приготовить из них праздничный напиток. Сами ягоды, горькие, вяжущие, были несъедобны, но напиток из них делал лэров счастливыми на все три дня периода свадеб.

Прижимая к себе Лею все крепче, несмотря на неудобства и раны, Райн заснул.

С момента, как в Стойбище вернулись отряды, принесшие весть, что пропал командир Райн, старейшины разделились. Начиналось все как всегда – в доме Суда шел совет.

Вокруг невысокого каменного стола на массивных лавках, покрытых серыми шкурами, сидели девять зрелых воинов. На стенах, украшенных луками и клинками, вяло плясали отблески огня из очага и затейливого светильника, стоявшего на столе. От дыхания охотников шел пар, им претила женская тяга к теплу, и относительно просторный зал отапливался только во время совета, не успевая разогнать застоявшийся в двухэтажном каменном доме холод.

Но старейшины этого не замечали. Между охотниками шел горячий спор – они решали, кого назначить командиром отряда вместо Райна.

Старейшины Осен, Тутан, Эфон, Мапан и Берим требовали, чтобы на его место поставили Крафа. Влер, Стил и Тимор были категорически против.

– Нет, нет сейчас командиров среди молодых! – утверждал Влер, печально качая головой. – Или мальчишки самонадеянные, или глупцы, которые в горячности понапрасну губят бойцов!

– Ты всегда покрывал своего сына, даже когда он делал что-то во вред племени! – шипел Тутан.

– А ты сейчас чужого командовать выдвигаешь?! – И сам тут же ответил: – Своего. Но он не сможет, не потянет такую ответственность! – горячился Влер.

Гибель Райна почти сломила его и стала единственной темой в спорах, в которых Влер не мог сдержать себя.

– Вредом ты назвал добычу мароков, которых хватило бы на три месяца?!

Остальные пока молчали, внимательно слушая доводы обеих сторон.

– Краф старше Райна на десять лет. Воевал столько же, сколько и бывший командир! – холодно сказал Тутан, не обращая внимания на слова Влера. – По какой причине ты против? Только потому, что Райн считал моего сына недостойным?

– Нет, просто потому что его без клыков никто и слушать не станет, – съязвил Тимор, равнодушно поправляя в очаге плохо горевшую палку. – Воины, как
Страница 15 из 18

его увидят, так в целях защиты отправят нежное создание в лагерь шкуры заготавливать! – И старейшина Тимор, небрежно скинув с головы меховой капюшон, громко расхохотался.

Тимор – один их самых молодых старейшин – вместе с Эфоном был избран последним. Как и Стил, он явно не любил Тутана, но никогда не открывал, что между ними произошло.

Влер, не вступая в перебранку, искренне спросил:

– Тутан, хочешь оставить внуков сиротами? Если он станет командиром, пускай над ним смилуется Создатель!

– Ты своего не сильно жалел, – не принял сочувственного отношения Тутан, угрюмо поглядывая из-под бровей на остальных старейшин, которые его не поддержали.

Влер печально вздохнул, покачал головой:

– Посмотри на меня, Тутан! Как я сейчас об этом сокрушаюсь!

– Если так рассуждать, мы дойдем до того, что и воевать у нас никто не будет! – вмешался в диалог Зирн, самый старый из десятки старейшин. От его решения зависело, как будет жить племя лэров дальше.

– Да, и я к тому веду! – сурово ответил Влер, стиснув зубы. – Это мне надо было стать командиром и водить отряды! А не посылать сыновей! У Райна даже детей не осталось. Вот и надо было ему заводить семью и растить детей, а мне воевать!

– Это хорошая идея, – весело поддержал его Тимор. – Мне тоже надоело смотреть, как молодые гибнут, а мы сидим тут и рассуждаем!

– Не горячись, молодых тоже должен кто-то учить! – сурово сказал Стил, один из самых смелых воинов, о котором у вечерних костров рассказывали почти легенды. Из всех старейшин он был самым крепким и коренастым, но ростом не вышел.

Как учитель Райна, он тяжело переживал его гибель, словно собственную вину. Под этим предлогом сегодня перед сбором Дирк напросился к нему в ученики.

Пока старейшины высказывались, Зирн снова замолчал, но, выслушав последнего, сухо произнес:

– Мы дадим Крафу отряд и посмотрим. Если у него получится, все останется как прежде… Если нет, мы возьмем дело в свои руки и доведем затянувшуюся войну до конца!

Лея очнулась на руках у лэра через несколько часов от нестерпимой рези в ноге. Опасаясь разбудить охотника, она едва сдерживала стоны. Ей бы перевернуться или еще как-нибудь поменять положение затекшего и покалеченного тела… но рана неудержимо пульсировала, выматывая эмирими до холодного пота.

Свободного пространства, чтобы соскользнуть, вокруг почти не было. Лея быстро осмотрелась, выбирая подходящий вариант, оперлась здоровой рукой на камни и с трудом перенесла на нее свой вес. Приподнявшись, она взглянула на лэра, пытаясь устроиться так, чтобы не потревожить его рану на груди, вокруг которой одежда была пропитана засохшей кровью.

Как ни странно, она чувствовала себя обязанной ему за заботу и помощь, потому те крохи магии, что она сохранила в себе, направила на исцеление противника. Лэр сразу начал глубже и спокойнее дышать, его сон сделался безмятежнее. Секунду понаблюдав за результатом, Лея устало легла и попыталась уснуть под аккомпанемент дергающейся от неистовой боли ноги.

Воин, почувствовав ее движение, не открывая глаз, передвинул Лею на другую сторону груди. И снова уснул. А Лее не спалось. Она не боялась, что он убьет ее. У них сейчас настолько жалкое состояние, что и усилий прикладывать не надо, они и так на волосок от смерти…

В какой-то момент он повернулся на бок прямо с ней, и Лея, мягко отодвинувшись, сползла на камни. Это положение, несмотря на явное неудобство, ее устраивало намного больше. Но Райн, из-под ресниц поглядев на гордую девушку, подхватил ее, как мягкую игрушку, и снова водрузил на место у себя на груди. Лея, опасаясь разбудить лэра, вновь отодвинулась. Но на этот раз задела раненую руку и, не сдержавшись, зашипела от боли.

– Ложись, – предложил лэр, приподняв голову и осматривая ее рану.

– Нет! – отрезала Лея, устроившись на боку рядом.

Даже под защитой стазиса им было холодно, камни тянули из тел тепло, отдавая взамен свой холод.

Лее хотелось пить, она с ужасом представила, что будет делать утром. Беззащитная, покалеченная, без магии, в компании вечного врага… Конечно, до этой минуты он все делал как настоящий эмирими и даже больше, но утром… При дневном свете все будет выглядеть по-другому! Чтобы согреться, она подвернула под себя раненую руку, из которой вновь потекла кровь, и прижалась к теплому боку лэра.

Райн не спал, думая над тем, что предстоит сделать утром. Как ни крути, первым пунктом выходило, что нужно срочно найти пещеру! Но если он уйдет на поиски, как оставить посреди гор беззащитную эмирими? Кругом бродят голодные синие кошки.

Когда, наконец уснув, Лея всем телом прижалась к нему, он с удовольствием обнял ее, прижал к себе. Райну очень понравилось ее доверчивое прикосновение. Для него многое было ново в общении с девушками, и теперь лэр не ощущал себя ее противником, ему хотелось помочь ей и даже ее защитить.

Забавно звучит – «защитить эмирими». Райн тихо усмехнулся, прижался к Лее еще крепче и тоже уснул.

Проснувшись с первыми утренними лучами, лэр внимательно осмотрелся. Вокруг довольно плотным слоем лежал снег. Эмирими, измучившись за ночь, крепко спала.

Ну что ж… удивительно, но ночь они пережили! Для Эмилера ночь вдали от поселка или племени была равносильна смерти, и, конечно, за это Райн должен благодарить девушку, пожертвовавшую магией собственного исцеления ради того, чтобы соорудить волшебную стену, защитившую их от ветра и снега.

Лея жалобно застонала, потом по-детски всхлипнула, вздохнула и вновь погрузилась в сон, умильно сложив ладошки под щекой. Райн посмотрел на нее, скрывая улыбку, и предпринял героическую попытку встать, не разбудив. Но попытка не удалась. Когда Райн снова взглянул на эмирими, она пристально смотрела на него своими голубыми глазами.

Не привыкший к общению с женщинами лэр, не произнеся ни звука, спокойно отвернулся и ловко встал, повернувшись к ней спиной, ожидая, когда Лея сама догадается убрать стазис.

Клинок он не взял: в горах водились хищные кошки и опасные птицы, крупные экземпляры которых с легкостью уносили в свои гнезда высокогорную дичь весом, равным трем-четырем взрослым эмирими. Если нападут, без оружия у этой учительницы шансов выжить нет!

Он молчал, она тоже молчала. Райн не мог, нет, не знал, с чего начать разговор и нужен ли он вообще. Сейчас куда важнее еда, так как путь предстоит неблизкий и по холоду. Конечно, есть надежда, что дом недалеко, но тогда в случае такой удачи что делать с противницей?! Было бы хорошо, если бы она восстановила магию, вылечила себя и нашла путь домой… если дом близко. Если же места совсем незнакомые, то для начала он должен отыскать пещеру. Что собиралась делать эмирими, он не представлял, так как по сути о возможностях противника не знал ровным счетом ничего. Не принято у лэров вступать в переговоры с врагами, потому его проступок так шокировал племя и восстановил против него старейшин. И тут до него дошло, что после этой ночи… он уже не сможет бросить ее и спокойно вернуться домой!

Лее было неловко находиться в такой малопонятной ситуации наедине с врагом. Но одно она поняла – лэр уходит! Возможно, искать дорогу домой, а может, на разведку. Она бы на его месте тоже пошла. Но когда ее нога восстановится? И сколько всего для этого надо!

Убрав
Страница 16 из 18

заслон, эмирими ахнула… В теплый уголочек ворвалась лавина холодного воздуха. Лэр, не обернувшись, покинул свободный от снега каменный пятачок, на котором осталась Лея. Слегка наклонившись вперед, он уверенно взял путь вдоль скалы, оставляя на свежем снегу глубокие следы.

Лея грустно вздохнула. Лэр пошел искать путь домой. Это правильно. И ей это было понятно, а ей осталось набраться сил, исцелить ногу и последовать его примеру. Проводив равнодушным взглядом удаляющегося охотника, она переключила все внимание на небо.

В его нежно-благородной зелени кружили в неведомом танце два огромных серых турана. Опасные птички. Лучше их внимания не привлекать! Лея поморщилась: здесь она словно на гигантской тарелке. Чтобы восстановить магию, ей нужно срочно поесть и нормально выспаться, а это ей не грозит. Никак.

Набрав горсть снега, она стала жадно лизать его, утоляя жажду.

Как прекрасно время Льда для обитателей Эмилера! Оно дает воду, за которой никуда не надо ходить. Питает деревья водой на год вперед… А как весело проводить это время с учениками! Сколько хохота и радости на снежных склонах под защитой Заслона, словно и нет никакой войны. Лея грустно улыбнулась… Как это все сейчас далеко. Верно, она больше не увидит счастливую детвору, летящую на деревянных санях с крутых спусков.

Холод от камней, накопившийся за ночь и «подогретый» утренним ветерком, пронзил все ее тело. Лея, поежившись, снова легла, стараясь не потревожить ногу. Какая разница, как она умрет? Утащат ли ее тураны, синие кошки или она просто замерзнет? Лучше бы лэр ее добил! Но он-то как раз понимает, что это великодушный поступок по отношению к противнице.

Устраивая удобнее раненую руку, невыносимо разнывшуюся от стужи и движений, Лея наткнулась на клинок. А его он зачем оставил?! Она невесело усмехнулась. Какое несочетаемое сочетание: благородный лэр. Ей, видимо, повезло наткнуться именно на такого. Лея покачала головой. Да, она ему благодарна за заботу. Он ведь мог этого не делать, а бросить ее, и все. И был бы прав.

Вспомнив, как они здесь оказались, Лея начала размышлять, что могло пойти не так и почему. Но ничего умнее того, что, воспользовавшись магией, случайно активировала одну из неизвестных точек перехода, ей в голову не пришло. Да какая разница! Просто она взяла у смерти отсрочку, и все.

Прислонившись затылком к камню, Лея долго смотрела в небо. Вокруг уже собралось несколько синих кошек, но пока подходить они не решались, мягко перебегая с места на место и суетливо кружа неподалеку от ее «лежанки». Особенно резкое рявканье и горловые звуки голодных животных разносило по горам нетерпеливое эхо, привлекая сюда все новых зверюг.

Пока они не нападали, Лея смотрела, как небо затягивает темными облаками, несущими снег. Потом кое-как заплела волосы в небрежную косу.

Наконец, громко рявкнув, одна из кошек решилась. Нацелившись на беспомощную эмирими, хищница, мягко перебирая лапами, медленно приближалась.

В руке Лея сжимала клинок; ей пришлось предельно сосредоточиться. Эмирими знала одно: если она здоровой ногой не сумеет отбросить кошку, ее мгновенно сожрут сородичи вместе с трупом заколотого зверя. Лея была готова к смерти, но привыкла сражаться до конца. Проиграть в бою какой-то горной кошке казалось ей постыдным.

Хищник прыгнул, Лея встретила зверя клинком, воткнув его в грудь, которую не закрывала броня из острых роговых пластин. Но откинуть кошку ногой, как первоначально собиралась, Лее не удалось, и ей пришлось, прижав к груди оружие, стремительно откатиться в сторону. Она оказалась довольно далеко. Но что такое расстояние для своры голодных хищников, раздраженных кровью?!

Пока те дрались за мясо убитого сородича, Лея, стиснув зубы от боли, принялась чистить ноги снегом, смывая с них кровь кошки, которая хлынула на нее после удара. Конечно, это будет действовать недолго, и твари, не насытившись, все равно найдут ее по запаху и окровавленному следу.

Горные хищники, занятые добычей, пока к Лее не лезли. Видимо, «зверь», ловко уничтоживший сородича, показался им намного опасней, чем представлялось первоначально.

Лея, работая клинком, как лопаткой, взрыхлила высушенный ледяным ветром наст и закуталась в снег по пояс. Когда в зоне ее досягаемости снега не осталось, Лея откинулась назад и посмотрела на хищников. Но они пропали! Они могли уйти только в двух случаях: или вблизи появился еще более опасный зверь, или приближается буран, который, оставаясь в горах, никто и никогда в истории Эмилера еще не пережил.

Да, но так умереть куда предпочтительнее, чем от когтей горных кошек! Заснула, и все!

Лея расслабленно наблюдала за тем, как портится погода. Интересно, благородный лэр уже добрался до дома?

Последняя гряда холмов – и путь пошел по широкой подгорной равнине между двумя вершинами. Близился полдень, и желудок урчал, напоминая о насущном, но Райн все еще безуспешно бродил в горах в поисках пещеры.

В тех, которые он нашел и куда заглянул, судя по рыкам, сотрясавшим своды, обитали огромные хищники. Хотя это было понятно не только по звукам. Из освоенных пещер разило нечистотами и мокрой шерстью, а на полу у входа валялись обглоданные до блеска большие белые кости. Кое-где виднелись темные следы крупных лап, переходящие со снега на камень. Видно, звери охотились. Но на кого? Мароки спят под снегом. Высоко в горах водятся лохматые ливамы, которых Райн видел только мельком. Но они так далеко вниз не спускаются.

В основном все хищники, населявшие горы, питались мароками. Поговаривали, что именно из-за них и началась война между лэрами и эмирими. Кто сыт, тот и жив.

Спустившись по склону горы, Райн нашел еще несколько пещер, но они ему не понравились, даже стоять там было неудобно, а все остальные либо были непроходимы, либо оказывались узкими тупиковыми гротами.

Минуя очередную расщелину, Райн все-таки наткнулся на небольшую свободную пещеру. Нет, это была даже не пещера, так как тут не было своеобразного ровного мощного ветра, дующего из-под земли, скорее, это был не очень широкий грот с довольно ровным дном, сужающийся к дальнему концу.

В таком убежище будет холодновато, но лучшего нет.

Погода неуклонно портилась, ветер гнал тучи. Что-то будет!

Лэр набрал крупных камней и стал выкладывать из них башенки, которые торчали из-под снега, указывая путь. Райну не хотелось плутать, возвращаясь сюда с эмирими. Но надо было торопиться, скоро стемнеет и, судя по тишине замерших гор, вот-вот разразится настоящий буран.

Райн почти подошел к месту их ночевки, когда начался снегопад. Это серьезно осложняло дело.

На месте, где он оставил девушку, валялись клочья синей шерсти и все было щедро залито кровью. Хищники? Добрались до эмирими?! Райн побежал, опасаясь худшего. Ноги то и дело скользили и оступались, проваливаясь в ямы, прикрытые снегом. Когда он подошел к припорошенному пятачку, девушки там не оказалось. У охотника опустились руки.

Начинался тот самый буран – страх Эмилера. Молочно-серый сумрак кругом, грохот ломающихся, стиснутых льдом камней и тоскливый, берущий за душу вой ветра. Все следы с немыслимой скоростью скрывал снег. Райна охватило отчаяние, судорога сжала горло, и из груди против воли вырвались мучительные стоны. Он
Страница 17 из 18

так торопился… и остался один.

Райн заставил себя успокоиться и представил себе, что он сам сделал бы в случае нападения синих хищников. Приблизившись к скале, лэр прошел вдоль нее, разворачивая сугробы. Ему в этом сильно помогал ветер, тотчас же уносивший завалы куда-то в глубь ущелья.

Случайно наткнувшись ногой на уснувшую в снегу эмирими, он так обрадовался, что, выхватив ее из-под сугроба, чуть не расцеловал. Девушка не проснулась, лишь вздрогнула от холодного ветра, ударившего в лицо.

Подобрав торчащий из снега клинок, Райн одной рукой зацепил его за пояс и, перекинув девушку через плечо, поспешил назад. Пока совсем не стемнело, у них есть шанс добраться до убежища. Что он будет делать там без огня и тепла, Райн еще не решил.

Путь в пещеру оказался невероятно трудным.

Каждый шаг давался лэру с напряжением. Он вяз в мокром снегу, преодолевая вьюжную стену, задыхался от холодных объятий метели, с каким-то отчаянным удовольствием воющей песни льда в горах, соскальзывал с камней, рискуя сломать ноги или уронить свою ношу.

Каменные башенки сильно помогали ему, но скоро их не стало видно из-под снега, несмотря на бойкие усилия ветра смести все, что возможно. К тому же стремительно темнело. Лэр знал, что до пещеры осталось совсем немного, но это «немного» преодолевалось так тяжело! Он забыл, день сейчас или ночь, не знал, сколько времени прошло с тех пор, как он нашел девушку, он только чувствовал, что вымотан, голоден и что последние силы оставляют его.

Стало совсем темно. Оглушительный свист ветра походил на звериный вой. Лэр с эмирими на плече продвигался вперед как в тумане; все было смутным, неясным, едва различимым в снежном вихре. От усталости и холода то и дело подкашивались ноги, слабела воля к сопротивлению. На Райна наваливалось смертельное изнеможение, против которого почти невозможно бороться. Однако когда крутой подъем кончился, идти стало чуть легче.

Обмороженное лицо и руки – это так мало в общем кругу страданий. Лэр боялся, что эмирими окончательно замерзнет, поэтому упрямо шагал к укрытию.

С каждым шагом в нем нарастало отчаяние. Пещера должна быть здесь, но за пеленой снега он ничего не видел!

Им помогла удача. Райн наступил на собственноручно сложенные напротив пещеры камни. И хотя при этом он упал и уронил эмирими в снег, но радость от возможности найти спасение от ветра и снега восполнила все тяготы. Он чуть не заплакал от счастья.

В пещере было так же холодно, как и снаружи, а на входе наметены горы снега. Но все равно здесь было намного лучше!

Устроив девушку в самом дальнем углу, он тотчас растянулся на камнях, влажных от тонкого слоя снега, и немного отдышался, потом собрался с силами и сел. Теперь первым делом нужно разбудить ее. Это было тяжело. Ее не пробудило ни падение, ни ледяные вихри, забивающие рот и мешающие дыханию. Пришлось несколько раз сильно ударить ее по щекам. Когда, дрожа всем телом, эмирими пришла в себя, первое, что она сказала, было:

– За-ч-чем?

Зачем спас?! Райн пожал плечами, вздохнул и мягко ответил:

– Жить дальше!

– Мучиться… – едва слышно прошептала она, устало закрывая глаза.

Оставив свою спутницу, Райн стал собирать камни, задумав ими хоть немного прикрыть вход. Но затея не удалась. Камней, подходивших для этой цели, почти не было. Если бы у него было время, он бы сделал преграду для ветра из ледяных кубиков или набрал камней снаружи, но теперь, в буран, что ему оставалось делать?!

Вернувшись к девушке, он обессиленно опустился рядом. Все против них, как всегда на Эмилере.

Лэр, как и прошлой ночью, взял эмирими на руки. Она была как ледышка. Повернув безвольное тело, он прижал ее к себе, мечтая согреть ее и согреться самому. Расстегнув свою куртку из марочьего меха, он сунул под нее руки девушки, затем прижал ее к себе, бессмысленно уставившись на выход из пещеры.

Лея очнулась от тепла. Магии не было, совсем. Помочь им обоим или хотя бы себе девушка не могла, но могла немного согреть его, так же, как он согрел ее. Вынув руки из теплого, как печка, укрытия на его груди, Лея расстегнула меховой верх своего комбинезона, мягко взяла руки удивившегося лэра в свои и засунула к себе – греться.

Лэр не сопротивлялся, он внезапно замер, опасаясь пошевелиться. Лея полезла в карман и вынула меховые чехлы для бесшумного хода, прихваченные для операции против благородного лэра и снятые перед боем, чтобы быстрее двигаться по гладким скалам. Один из чехлов она протянула ему, второй надела на свою раненую ногу, которая совсем заледенела и почти потеряла чувствительность. Такое незначительное усилие забрало все силы, и она упала на руки Райну. Он, придерживая ее, нагнулся, собираясь надеть второй чехол на другую ее ногу, но она, не открывая глаз, сказала:

– Нет! Это тебе. Согрей себе ноги по очереди!

Райн усмехнулся – эмирими заботится о лэре! Кто бы мог подумать?

Внезапно снаружи раздался дикий рев. Это в буран? Райн довольно грубо оттолкнул эмирими и кинулся к входу, отстегивая клинок.

Лея очнулась и, застегивая комбинезон по горло, по привычке резко приказала:

– Стоять!

Райн посмотрел на нее с нескрываемой угрозой, его взбесил ее тон. Лея, понимая, что он не ее ученик, спокойно добавила:

– Не выходи, наведешь зверей на нас. Пока хищники заняты друг другом…

Рев снаружи продолжался, и было ясно – шла схватка двух огромных жителей соседних укрытий. Лея и не думала издеваться, но Райн по привычке расслышал в ее словах насмешку.

Он вспылил, хотя в глубине души понимал, что она права, так как в отличие от нее помнил, какого огромного размера были обглоданные кости, которые он видел в пещерах. Да, он был с ней согласен, но то, как она посмела его остановить, гнало его вон, заставляя сделать по-своему!

Лея сейчас меньше всего желала, чтобы гордый лэр погиб, но, понимая, что его задел ее тон, со вздохом пояснила:

– Я привыкла с детьми, пойми. Мои приказы спасают им жизнь. – Это было нечто вроде извинения.

Лэр выдохнул, но вернулся на место у входа, положив клинок под руку. Снаружи битва продолжалась. Казалось, что под вой бурана там сошлись не на жизнь, а на смерть две гигантские скалы.

Между двумя противниками отношения вновь охладели и стали вровень с температурой снаружи. Сейчас Лея ни за что не согласилась бы на ту близость, когда они спали, тесно прижавшись, или грели друг друга после перехода в буран.

Райн не был удовлетворен ее извинением и корил себя за то, что возился с этой наглой эмирими, как с ребенком. Враг есть враг.

Лея, махнув на все рукой, свернулась на камнях клубочком и вновь попыталась уснуть. Но ее дрему прервал грубый рык:

– Не спи! Замерзнешь!

Очнувшись, Лея приподняла голову и недовольно посмотрела на Райна. А он пояснил, при этом с каждым словом его стал переполнять смех:

– Привык… с учениками! – и расхохотался.

Лея несколько мгновений с недоумением смотрела на него, затем усмехнулась и, не сдержавшись, рассмеялась. Смех звучал немного истерично, но, словно огромная прозрачная волна, смел ту стену, что возвели между собой бывшие противники.

Лэр приблизился, сел рядом и взял чуть теплые руки девушки в свои. Она не сопротивлялась, с интересом глядя ему в глаза. Райн решил, что им пора познакомиться, и, не отпуская ее рук, вежливо
Страница 18 из 18

спросил:

– Как зовут тебя, боевой командир лесных магов?

Лея вновь легко рассмеялась и ответила, повторив его интонацию:

– Лея. А как зовут тебя, боевой командир горных охотников?

– Райн.

Снаружи стихло все, кроме разухабистых песен ветра. Райн, отпустив Лею, сказал:

– Пойду посмотрю, что там…

– Возможно… лучше отложить. Когда ты шел сюда, буран только начинался, а сейчас ты будешь бродить рядом с пещерой и ее не найдешь!

– Если схватка хищников закончилась, может, повезет и мне удастся что-нибудь найти.

– Ты все продумал. – У нее пересохло во рту. – Какой предусмотрительный!

Они оба понимали, что проигравшему в схватке животному, скорее всего, сбежать не дали и если победитель еще не уволок тушу, то ее с ним можно поделить!

– Ты можешь потеряться! Или победивший зверь найдет тебя первым!

Райн промолчал, застегиваясь и завязывая капюшон так, чтобы он почти полностью закрывал лицо.

Лея, тяжело вздохнув, пошарила здоровой рукой в карманах комбинезона и вынула небольшой моток веревки.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/elena-yanuk/emiler-2/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Сноски

1

Светлые, Светлые Древние. В отличие от Темных Древних, берегут обитателей Светлых миров, решая проблемы, которые тем не под силу исправить самостоятельно. – Примеч. авт.

2

Суровый народ воинов и властолюбцев. Имеют одну из самых скверных репутаций в Светлых мирах. Частично населяют Трилан, родной мир гарххов, и Водный – мир, куда они переселились около тысячи лет назад.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.