Режим чтения
Скачать книгу

Мстители читать онлайн - Евгения Мелемина

Мстители

Евгения Мелемина

Ночь. Автомобильная катастрофа. Девушка в реанимации, срочно нужна сложнейшая и дорогостоящая операция. Ее подруга Кира находит виновника ДТП, наглого и циничного олигарха Сергея Полянского, который отказывается признавать свою вину, несмотря на очевидные доказательства. Ему плевать, у него все схвачено, включая полицию.

В отчаянии Кира обращается за помощью к давно и безнадежно влюбленному в нее быковатому Феде, самоуверенному красавчику Артему и компьютерному гению Жене, которые заключают между собой пакт: «поможем наказать негодяя, а потом решим, кто станет ее парнем».

Евгения Мелемина

Мстители

Книга основана на сценарии фильма «Неуловимые».

Режиссер А. Аксененко. Авторы сценария И. Капитонов, А. Френкель, Т. Корнев, Н. Тетерин, А. Владимиренко, С. Фридман. Производство ООО «Ультра Стори» и ООО «Энджой Мувиз», 2015–2016

На обложке использованы кадры фильма «Неуловимые» с изображением актеров: Александры Бортич, Ивана Шахназарова, Ильи Маланина, Анвара Халилулаева.

© Мелемина, Е., 2015

© ООО «Издательство АСТ», 2015

Глава 1

Стремление к справедливости и стремление к прекрасному имеют одинаковую природу. Кира никогда не задумывалась об этом, хотя жила именно по этому принципу. Несправедливость, на которую она реагировала мгновенно, не думая о возможных последствиях, воспринималась девушкой как удар по беззащитным. И поэтому Кира с детства боролась с ней, ничего не боясь и не отступая от своих принципов. Люди тянулись к Кире не только потому, что она была красивой, но потому, что чувствовали в ней эту простую и сильную идею, ибо как бы ни был циничен современный мир, но жизнь по справедливости всегда оставалась общей надеждой и мечтой.

Время утекало сквозь пальцы, и Кира нетерпеливо ждала разрешающего сигнала светофора: опаздывает же, ну сколько можно! Менеджер маленького «Кофе Хаус» – всегда всем недовольная и брюзгливая, – обязательно устроит выволочку за опоздание на работу!

Утро навалило уйму мелких неприятностей, и Кира решила справиться с ними любимым способом: юркий и стремительный скутер мчится вперед, скорость и свобода повышают адреналин и настроение. Кира улыбается – пусть улыбку скрывает шлем, но каждый, кто увидел девушку на дороге, проникся ее настроением, провожая взглядом ладную фигурку, уверенно восседающую на скутере, светлые кудряшки, выбившиеся из-под шлема, крепко удерживающие руль маленькие сильные руки.

Из окна притормозившей рядом машины на Киру, вывалив язык, засмотрелась собака: ей жарко и скучно сидеть в автомобиле, добрые влажные глаза смотрят страдальчески, и вся морда выражает полное отчаяние.

Кира несколько секунд рассматривала ее в ответ и вдруг звонко залаяла:

– Ав! Ав! Ав!

Собака вздрогнула, облизнулась красным флажком языка, оживилась, Кира угадала – сейчас пес начал молотить хвостом по упругой обивке сидений.

Она рассмеялась, пес тоже по-своему, по-собачьи, заулыбался – Кира поделилась с ним отличным настроением, ей не жалко развеселить даже пса.

На стоянку перед торговым центром, на первом этаже которого располагался «Кофе Хаус», скутер влетел с ревом. Затормозив, Кира спрыгнула с него. Взгляд метнулся к наручным часикам – успела! Не стоило даже переживать.

За окном маячит сумрачная туша главного менеджера, Кира прибыла минута в минуту, но для этой дамочки все опоздание, что не случилось за полчаса до начала рабочего дня. Дамочка-менеджер выразительно постучала по циферблату своих часов – Кира почему-то сразу вспомнила безумное чаепитие из известной детской книжки, там тоже кто-то слишком трепетно относился к секундам и минутам, и время недовольно шипело в старинных ходиках…

Вытащив из сумки фартук баристы, Кира нацепила его на ходу, на бегу же поправила растрепавшиеся кудряшки, кинулась было к входу в кафе, но в очередной раз случилось то, чего она никогда не могла оставить без внимания, как ни сетовали родители, как ни удивлялись друзья и близкие, задавая один и тот же закономерный вопрос: зачем тебе это надо, дурочка?

Огромный джип-внедорожник, оглушая несущейся из салона музыкой, нахально забрался на пешеходный переход и заглушил двигатель – нередкие у торгового центра пешеходы привычно и послушно принялись обходить машину по проезжей части, выезд автомобилям оказался перекрыт вовсе.

Кира остановилась. Ей стало обидно – за то, что это утро все-таки будет испорчено, за то, что люди так покорно и молча принимают хамство, будто пушистое овечье стадо, наученное ходить по смертельно опасным тропам без малейшего возражения, стоит только пастуху махнуть прутиком…

Из джипа прямо на газон грузно выбрался толстый мужик с портфелем. Вот он, хозяин жизни, подумала Кира, наблюдая за ним: пропотевшая, туго натянутая на брюхе рубашка; квадратная раскрасневшаяся морда, пустой и одновременно брезгливый взгляд – ему все мешают, ему все чинят препятствия, придумывают дурацкие правила парковки, чертят на асфальте какие-то линии… А он человек занятой, куда важнее и полезнее всех этих насекомых, вынужденных теперь топать прямиком под машины, обходя его новенький и очень дорогой джип.

Кира быстрым шагом направилась к нему:

– Мужчина! Здесь нельзя оставлять машину, парковка чуть дальше!

Толстяк повернулся, брезгливости во взгляде добавилось: Кира для него всего лишь еще одно насекомое, которое по непонятной причуде природы получило возможность разговаривать и теперь пищит что-то несуразное.

– Мне некогда, – кинул он на ходу.

– Но вы же мешаете прохожим! – не унималась Кира.

– Слушай, иди на хер, – процедил он.

– Не очень вежливо! – возмутилась Кира.

– Ой, простите. Идите на хер, – сказал толстяк и улыбнулся своей забавной шутке.

Кира проводила его взглядом. За стеклом кафе менеджер жестами показала ей все, что думает о ней самой и ее опоздании. Кира вздохнула – утро все-таки испорчено…

И все-таки не в ее манере было оставлять все так, как есть, не в ее манере кормить «хозяев жизни» покорностью и страхом. Так что к черту опоздание, менеджера и попытки поговорить нормально – придется действовать по их правилам, так, как понимают они: силой, напором и наглостью.

Артему давно не попадались девушки, способные его удивить, – большой опыт общения с противоположным полом приучил его ко всему, и все маленькие секретики, ужимки и уловки он вычислял сразу, воспринимал как данность. Парень уже отчаялся найти в девушках нечто особое, удивительное, исключительное и выбирал очередную подругу только по внешности.

На этот раз выбранная по внешности спутница подкачала даже с ужимками и уловками – единственное, чем она способна была поразить, это глупостью и уверенностью в том, что за белокурые волосы и огромные голубые глаза ей сойдет с рук и это.

Артем провел с ней всего полчаса и заскучал смертельно, разглядывая посетителей кафе и всерьез задумываясь о плане побега даже без финального поцелуя в щечку.

Положение усугубляла привычка красотки хлюпать фрешем так, словно она задалась целью заглушить все Артемовы мысли об изящном побеге.

Он сидел, слушая ее вполуха и изредка набирая в телефонном чате сообщения милой девчонке с ником Monica.

– Я вот раньше была черненькой, с такими,
Страница 2 из 11

знаешь, прядями, а потом была светленькой, очень долго высвечивалась. Элла говорит, что я себе волосы сожгла, а я ей говорю, ничего я не сожгла, волосы и волосы, не секутся концы и не выпадают, с чего она взяла, что я сожгла! Кстати, может, мне в рыжую покраситься? Как ты думаешь, мне пойдет быть рыжей?

– Местами, – пробормотал Артем.

Блондинка шутку не поняла, но догадалась, что это была шутка, и с готовностью рассмеялась – она давно и прочно уяснила, что если красивый мужчина шутит, в ответ нужно хохотать.

Артем только было собрался на этой ноте завершить затянувшееся свидание, как дверь в кафе с грохотом распахнулась и внутрь ворвалась разъяренная, с блестящими глазами и зарозовевшими щеками девушка. Стремительными шагами она пронеслась мимо столика Артема и его спутницы, и он не мог не обернуться: обычно девушки в таком состоянии способны на многое. Мужа, что ли, в компании любовницы и чашечки кофе, она разыскивает?

Кира разыскивала не мужа – мужа у нее не было, и даже парня у нее не было; а вот определенная цель – была.

Она быстро нашла «цель»: толстяк восседал за столиком в компании двух деловых партнеров и тянул слова, медленно и тщательно пережевывая спагетти, – он заботился о пищеварении.

– Я предлагаю продавать и не париться, будем душить ценами, сами виноваты, будут знать…

В тарелку с чудесными фирменными спагетти в красном остром соусе приземлилось вырванное с проводами боковое зеркало джипа. Брызги соуса медленно поползли по лицу толстяка. Ими же украсилась белая мятая рубашка. Бизнес-партнеры переглянулись. Один потянулся за салфеткой, второй просто глубоко задумался: не сделал ли он чего-нибудь такого в своей жизни, за что и ему когда-нибудь красивые девушки начнут швырять зеркала в тарелку.

Кира бесцеремонно уселась на место напротив толстяка, закинув ногу за ногу:

– Ты машину перепаркуешь? Или тебе ее по частям перенести?

Артем, наблюдая за сценой, выглянул в окно и заметил тот самый джип. Ситуация стала понятнее – воительницу нужно было спасать. Сократив прощание с блондинкой до короткого «мне пора», он поднялся и направился к администратору.

Девушка с зеркалом ему приглянулась – такая страсть, такие эмоции! Валькирия, не иначе. Отличие только в том, что с настоящей валькирией особо не пободаешься, а эта, земная и хрупкая, вполне может влипнуть в серьезные неприятности…

Администратор с готовностью повернулся к Артему.

– Там на улице джип закрыл мою машину, не могли бы вы дать объявление по ресторану? Вдруг кто-то из гостей? – спросил Артем.

– Одну минутку, – ответил администратор и кинулся выполнять просьбу уже без бейджика на кармашке белой фирменной рубашки.

В школе Артема называли фокусником – за невероятную ловкость рук. Ловкость рук Артем тренировал постоянно, и снять бейджик с администратора, просто потрепав его по плечу, было для него делом плевым. Фокусы-фокусами, но Артем, хоть и знал все маленькие секреты волшебства, но умудрился сохранить и веру в чудеса и думал теперь: а вдруг встреча с разъяренной незнакомкой и есть чудо? То самое чудо, которое готовилось ему судьбой?

За столиком толстяка разгорались нешуточные страсти – чудо-валькирию надо было срочно выручать.

– Ты охерела?! – вопил толстяк, то хватаясь за салфетку, то почему-то за телефон.

Кира, не обращая на него внимания, деловито сообщила партнерам:

– Не связывайтесь с этим упырем. Мой вам совет. Если по жизни свинья, то и в бизнесе свинотой окажется. Вот, полюбуйтесь.

Бизнес-партнеры синхронно и молча осмотрели заляпанного соусом толстяка и переглянулись.

– Администрация! Полицию! – вышел из себя толстяк, схватил Киру за руку и потащил из-за столика.

Кира уперлась, не желая поддаваться, но вырваться оказалось нелегко – держали ее жестко и крепко, со всей ненавистью, на которую способен стопятидесятикилограммовый хам.

И вдруг сбоку мелькнула лучезарная спокойная улыбка выдрессированного администратора. Кира успела удивиться – откуда он здесь такой? Не было вроде… новенький?

Стоит себе, доброжелательный и предупредительный, как и полагается администратору в критических ситуациях, но в глазах и уголках губ загадочная полуулыбка, словно вышел на сцену отыграть роль и считает это забавной шуткой.

– Здравствуйте, я старший менеджер. Что случилось?

– Да она!..

Артему роль действительно приглянулась, и он даже заигрался, собираясь слегка склониться в полупоклоне, но вовремя заметил, как между столиков пробирается к ним настоящий администратор. Роль пришлось сократить.

– Тысяча извинений, все устроим. Хулиганку задержим до приезда полиции, а вам – обед за счет заведения, – быстро отчеканил парень, ухватил растерявшуюся чудо-валькирию под локоть и потащил в направлении кухни.

Кира, перейдя из одних рук в другие, взвилась:

– Пусти меня, руки убрал! Отвали!

Это уже было слишком даже для нее: конечно, она понимала, что вырванное зеркало грозит неприятностями и что ходит она по опасному краю, но ожидала проблем только от толстяка, а тут еще кто-то еще вцепился в нее ни с того ни с сего.

Артем еле-еле впихнул Киру в двери кухни под аккомпанемент повторяющегося по динамикам объявления:

– Владельцу черного джипа с госномером У865КС просьба подойти на парковку…

И обреченный вопль толстяка:

– Да вы издеваетесь!

– Пусти, пусти сейчас же! Руки убери! – выкрикнула Кира, оказавшись посреди кухни с белым кафелем, сияющими полками, разделочными столами, сопровождаемая заинтересованными взглядами поваров, которым редко перепадало хоть какое-то развлечение на рабочем месте.

– Тихо, тихо! Угомонись, – шикнул на нее Артем, отпуская ее локоть и для убедительности прикладывая палец к губам. – Ты откуда такая взялась?

– Не твое дело! Ты кто такой вообще? – моментально отреагировала Кира, еще встрепанная и взвинченная.

– Невежливо отвечать вопросом на вопрос…

Снова подхватив Киру под локоть, Артем повел ее по кухне, словно аристократ молодую графиню по берегу моря во время вечернего променада. Он даже говорил, предупредительно наклоняя голову.

– Слушай, а ты действительно взъелась на этого «милого» человека просто потому, что он неправильно запарковал машину?

– Да! – отозвалась «графиня» безо всякого аристократизма в тоне.

– И эта машина не перекрывала твою? – еще вежливее и чопорнее спросил Артем.

– Да! – У «графини» начисто отсутствовал светский этикет.

– Он вообще ничего плохого тебе лично не сделал?

– Ну!

– Неплохо, – протянул Артем, прекращая променад у стойки с пирожными.

– Проще не можешь? – в очередной раз набросилась на него Кира, недобро прищуриваясь. – Ты кто такой?

Артем оглянулся, приметил висящую на стене сверкающую сковороду и встал так, чтобы оказаться в обрамлении сияющего нимба. За мгновение аристократ превратился в смиренного служителя добру – а ведь попросту молитвенно сложил ладони и опустил глаза долу.

– Я твой ангел-хранитель.

– То есть «не мог бы», – уточнила Кира.

Артем пожал плечами и добавил:

– Статус – для новых отношений свободен.

– Статус – мне пофиг.

– Очень. Очень приятно, – закивал Артем, хватая девушку за руку и принимаясь трясти ее с картинным воодушевлением, снова меняясь,
Страница 3 из 11

превратившись из ангела в солидного топ-менеджера крупной корпорации. И начальническим голосом прикрикнул на уставившихся поваров: – Так! Почему не работает никто?! Консоме подгорает, сорбет стынет! Давайте-давайте! Арбайт!

Прихватив со стола пару яблок, одно он сунул в карман, а второе, старательно обтерев, вручил Кире, и, снова предложив ей руку, выпроводил через черный ход, даже не спрашивая, собирается она уходить или нет. Понятно, что после такого скандала работать здесь девушка уже не сможет или не захочет.

Он вывел ее на улицу, под яркий солнечный свет и с благодарностью, хоть и наигранно, взглянул в синее высокое небо. Небеса наконец-то прислали ему чудо, а Артем был авантюристом и актером по сути: скучная монотонная жизнь его утомляла, девушки, чьи интересы ограничивались новым колором волос и постингом фоток в социальных сетях, надоели до зубного скрежета, хотя и в них была своя известная прелесть. Кира появилась как раз вовремя, чтобы спасти современного Онегина от сплина. Артем не собирался никуда ее отпускать – эта девушка-валькирия, девушка-приключение должна была привнести в его жизнь много нового и яркого, может быть, даже ту самую неповторимую и единственную любовь.

Артем искоса глянул на спутницу: хрупкая красавица с облаком светлых волос – совершенно некрашеных, между прочим!

Да, любовь вполне может случиться, признал он про себя. Вполне.

Оказавшись на улице, немного успокоилась и Кира. Расстройства утра понемногу отступали под теплым солнцем, ярким небом и разноцветьем городской жизни: мимо неторопливо проплывала автомобильная «пробка», пестрели рекламные билборды, неповторимыми принтами вспыхивали платья и сарафаны. Настроение потихоньку начало приходить в норму: долго злиться Кира не умела. И спутник ее уже не казался ей неприятным, хотя и говорил то, что обычно говорили другие – обычная лекция на тему «не лезь не в свое дело – целее будешь», всегда в разных вариантах и с одинаковой моралью в конце. Своеобразные басни современного мира.

– Меня тоже много что бесит, но я научился сдерживать себя, – делился Артем, не думая о том, интересен ли его спутнице его личный опыт борьбы со стрессом или нет. – Если мы начнем отрывать друг у друга зеркала, воцарится ужас и анархия!

– То есть ты трус? – лениво уточнила Кира, подставляя лицо солнышку.

Это был запрещенный прием – Артем, как и многие молодые люди, побаивался подобных обвинений, поэтому поспешил пояснить:

– Ну, ты как себе все это представляла? Вот ты вошла, бросила, вот он будет бычить, и тут ты… что? Сдаешь его ментам, и все такие радуются вокруг?! Скажи, хотя бы какой-нибудь запасной план у тебя был? Самый ориентировочный, пусть неочевидный, пусть приблизительный план отступления?

– То есть ты трус, – подытожила Кира.

– Хочешь, вернемся обратно? – помолчав, спросил Артем.

Ему уже не казалось, что в зале маленького кафе он подцепил чудо-валькирию. Скорее уж, горе-гарпию.

– Не вопрос, – отозвалась Кира.

Горе-гарпия развернулась и отправилась к главному входу в кафе. Артем с тяжелым сердцем побрел за ней – надо же, вроде и обидела его девчонка, но к ней уже вроде и привязался… по крайней мере, будет нелишним посмотреть, чем дело закончится, и вмешаться, если потребуется.

Вмешательство могло и потребоваться – возле входа Артем сразу заприметил полицейскую машину, и двое полицейских мелькнули в дверях. Значит, предполагается жалоба, протокол, дело… И как ее тогда спасать? Наврать, что это его полоумная сестра со справкой и правосудие здесь бессильно?

А Кира машину будто и не замечает – идет себе и идет.

– Стой-стой, – наконец примирительно вздохнул Артем, беря ее за руку. – Я тебе верю. Пошли отсюда.

Кира развернулась. В ее глазах затаилось непонятное выражение. Нежная злость, автоматически подобрал определение Артем и сам поморщился – как неестественно звучит…

– То, что ты считаешь себя неотразимым, не делает тебя неотразимым, – мягко и почти шепотом сказала Кира, взяв его за лацкан пиджака и притянув к себе.

Вот и поговорили.

Артем собирался обидеться еще раз и всерьез – пошутили и хватит, в конце концов, – но тут появились полицейские и заозирались по сторонам, явно разыскивая кого-то.

– Предлагаю продолжить нашу беседу в более спокойной обстановке, – поспешно сказал Артем, развернул Киру и увел в переулочек, где она сразу же заметила припаркованную на пешеходном переходе машину, которую обходила женщина с коляской. Кира тут же забыла о полиции и недавнем происшествии, явно намереваясь повторить акт наказания.

– Да что ж с вами такое-то, люди?!

Она вынула из кармана ключи, зажала в кулаке так, что один из ключей начал казаться подобием кастета, и направилась к машине с этим орудием возмездия наперевес. Еще немного – и не миновать длинной глубокой царапины на блестящем боку.

– Тихо-тихо, – предупреждающе забормотал Артем, поймав себя на том, что уже дважды за час мурлычет это успокаивающее «тихо», словно маленькому и очень непоседливому ребенку. – Дай я.

– Ты будешь царапать? – удивилась Кира, и злость из ее взгляда пропала.

Артем покачал головой и нажал кнопку на брелоке: машина пискнула, разблокировав сигнализацию.

– Прошу, – махнул он рукой, открывая дверцу. – В отличие от того борова, я готов признать свою ошибку и переставить машину куда скажешь. Тебя подвезти?

– Спасибо, сама дойду, – сухо ответила Кира.

И тут раздалась трель мобильного телефона. После Кира вспоминала: еще до того, как она увидела на экранчике имя «Федя», и до того, как услышала его голос, она вдруг почувствовала легкий холодок, словно где-то рядом открыли дверь морозильной камеры, а солнце на мгновение потемнело, закрывшись скучной серой пленкой.

Федя был обстоятелен и спокоен – по крайней мере, голос его ничем не отличался от того голоса, каким он обычно спрашивал ее «Как дела?», но было в нем тщательно скрываемое огромное внутреннее напряжение. Что-то случилось, подумала Кира. Что-то совсем-совсем плохое…

Выслушав друга, она сунула телефон в сумочку и решительно полезла в машину. Артем с удивлением наблюдал за ней: только что оживленная и очень юная, Кира вдруг побледнела и моментально повзрослела, оставшись все такой же красивой. И взгляд ее глаз уже стал совсем другим: решительным и холодным.

– Ты поедешь или мне самой за руль сесть? – спросила она.

И Артем молча подчинился. За пару часов его жизнь круто изменилась – это он ощущал подсознательно, тонкой актерской интуицией. И если еще недавно он сомневался, стоит ли связываться с этой странной девушкой дальше (хороша компания! С такой борьбой за справедливость и до тюрьмы недалеко!), то теперь, когда у нее явно случилось горе, когда произошло в ее жизни что-то посерьезнее плохо припаркованных тачек, он не смог бы оставить ее одну. Странный магнетизм Киры действовал магически – набирая силу, притягивал все ближе.

Вздохнув, Артем сел за руль и завел машину.

– Куда? – только и спросил он.

– В больницу, – ответила Кира и продиктовала адрес.

Артем искоса глянул на нее, на сухие блестящие глаза и плотно сжатые губы, и вопросов больше задавать не стал.

В конце концов, он сам все увидит и сам все поймет, стоит только следовать одним путем с
Страница 4 из 11

прекрасной юной валькирией, и тогда ему, может быть, откроется самая большая тайна – тайна природы справедливости и неравнодушия, и найдется ответ на загадку, которую никогда не мог разгадать: почему же трусость – самый страшный порок человеческий?

Глава 2

Настя, Федя и Кира – маленькая слаженная команда еще со школьных времен. Первым делом Кира приметила Федю: крепко сбитый белоголовый паренек не отличался умом и сообразительностью, но зато быстро отучил одноклассников от попыток посмеяться над его неловкими ответами у доски, на фразу «сила есть – ума не надо» не обижался, а многозначительно кивал головой, после чего от него отходили с опаской. Силы у Феди действительно было не занимать, но использовал он ее обычно по делу. Кира стала его первой любовью, и с тех пор он так и остался ее верным рыцарем, или, как, смеясь, называла его Настя – верным варваром, и он был вполне доволен таким названием. С рыцарством Федя связывал какие-то смутные образы лошадей, розовых кустов и перьев, торчащих из головы. Варвары подходили больше – с ними представлялись германские топоры, увесистые палицы и целиком зажаренные кабаны. А когда на уроке истории сказали, что варвары уничтожили Рим, Федя окончательно проникся уважением к этим крутым парням, но в душе все-таки оставался рыцарем и даму своего сердца – маленькую Киру – защищал везде и всегда, иногда даже тогда, когда она в этом особо не нуждалась.

Кира быстро привыкла к своему поклоннику и считала его лучшим другом, а лучшей подругой – Настю, тихую девушку исключительной доброты и покорности миру. Настя не была красавицей – ее неброская внешность обладала прелестью скромного полевого цветка, и характер у нее был таким же: немного скрытным, нежным и задумчивым. Настя многого боялась и нуждалась в защите и опеке напористой Киры и ее верного телохранителя. Без них она держалась в сторонке, старательно скрывала мысли и чувства и только в привычной компании раскрывала свой маленький мирок, полный неторопливых размышлений, сказочных сновидений и легких мечтаний.

В классе Настю считали юродивой и особо не трогали, хотя часто не могли удержаться от шутки: в то время, когда молодежь с интересом пробовала жизнь на зуб, эта тихая девушка подчинялась всем мыслимым и немыслимым правилам. Она не могла двинуться с места, если путь ей преграждала черная кошка, не могла выйти из дома без паспорта, не могла не помыть руки перед едой, не могла перейти дорогу без пешеходного перехода…

Кира смотрела через стекло, за которым в кровоподтеках и трубках, под неусыпным контролем прибора искусственного дыхания, лежала ее Настя – та Настя, которая никогда не нарушала правила.

Федя сказал:

– Какая-то сволочь сбила на машине и уехала! Врачи говорят – Настька чудом жива осталась!

Кира зажмурилась и увидела: пешеходный переход, сумерки, отцветающие в городе серым пеплом, Настю, прижимающую к боку сумочку с маками, которые сама долго вышивала лентами и очень гордилась потом… хотела расшить такими же маками сумку для Киры, подбирала цвета…

Настя в сумерках, Настя на пешеходном переходе, Настя под визг тормозов – или не было визга тормозов вовсе, и сбили ее, как маленькое животное, походя?

Ее крик зазвенел в ушах, и Кира мотнула головой, пытаясь избавиться от наваждения.

Не глядя ни на Федю, ни на Артема, она нащупала ручку двери и вошла в палату подруги.

Артем не любил разглядывать лица страдающих людей, поэтому уже давно отвернулся и разглядывал цветные плакаты на стенах больничного коридора: печень, протоки, желудок, почки, мужской половой орган в разрезе.

На кой он здесь, меланхолично подумал Артем. Реанимация же? Или интенсивная терапия? Кому из врачей здесь понадобился член в разрезе?

Он спиной ощущал внимательный взгляд дружка-качка, который сообщил Кире плохие новости, и нарочито долго рассматривал плакаты, но в конце концов спросил, все так же не оборачиваясь:

– Читаю в твоих глазах вопрос: кто я такой?

Федя отреагировал моментально:

– Ты что, с Кирой приехал?

Варвар в нем почуял римлянина, изящно завернутого в белую тогу, – проще говоря, классового врага, неизвестно как попавшего в свиту дамы сердца.

– Я ее подвез, так что, строго говоря, это она со мной приехала, – пояснил Артем.

– Это я врубил, – сообщил Федя, неотвратимо и угрожающе надвигаясь на Артема. – И кто ты такой?

– Третий раз за день этот вопрос слышу, – спокойно отозвался Артем. – Я – друг Киры.

– Почему-то я тебя раньше не видел, друг! – фыркнул Федя. Друзей и знакомых Киры он знал наперечет, и этого карамельного красавчика среди них явно не было.

– А ты ее парень, что ли, чтоб всех видеть? – Артем вдруг почувствовал, что ему будет неприятно, если белоголовый качок окажется парнем прекрасной валькирии.

– Да, парень, а че?

– А Кира в курсе? – не удержался Артем.

– А ты самый умный, что ли?

Ну вот, с грустью подумал Артем, ситуация накаляется, а значит… надо жечь дальше.

Ну вот, с радостью подумал Федя, сейчас все и разрулится, раз пижон сам нарывается.

– Самый умный – ты что имеешь в виду? – переспросил Артем. – Вообще? Или из нас двоих?

Федя уже сократил расстояние и навис над Артемом. Обычно на этом этапе люди уже начинали догадываться, что зря они все это затеяли и не отойти ли от Феди куда подальше, но для Артема понадобилась дополнительная мотивация.

– Ты что, думаешь, раз мы в больнице, то я тебе прямо здесь не втащу?

– А ты думаешь, раз ты ее парень, значит, я ее не трахну?

За такое Артем и сам бы ударил, поэтому ничуть не удивился, когда Федя неуловимым движением впечатал его в стену – только быстро провел рукой по губе. Так и есть, кровь. Вот чертов качок.

– Хороший удар, запишу на твой счет, – мрачно похвалил он, утираясь.

Дверь палаты открылась, и на пороге появилась Кира. Быстро оглядев батальное полотно, она усталым голосом сказала:

– Федя, – это Артем. Артем, – это Федя. Хотя я вижу, вы уже познакомились.

Перешагнув через не успевшего подняться Артема, она быстрым шагом пошла по коридору. Федя глянул на Артема, Артем на Федю, и оба они молча устремились следом.

Прямо за углом больницы нашлось маленькое уютное кафе с простым меню и полосатыми тентами над легкими летними столиками. Федя, несмотря на случившееся с подругой и недавнюю драку, аппетита не потерял – с удовольствием уплетал гамбургер, запивая его пивом. Артем тоже взял банку ледяного пива, но пить не стал – приложил к распухшей губе. Он заботился о своей внешности и не собирался передвигаться по городу с перекошенным лицом. Кира же еле добралась до стула, помолчала несколько минут, собралась с силами и кинулась листать странички в телефоне в поисках ближайшего полицейского участка. Рядом с ее локтем стыла картошка фри.

Федя прикончил гамбургер и потянулся за картофельными ломтиками, но, заметив взгляд Артема, моментально завелся:

– Чего смотришь-то?

– Ты… реально – с ним? – поинтересовался Артем, не обращая на него внимания.

– В школе с ним учились, – быстро ответила Кира, – с ним и Настей.

Федя слегка пожал плечами. Этот ответ его полностью устраивал. Он привык считать, что это веский аргумент, чтобы считать Киру своей.

– Нужна операция. Очень срочно. Стоимость – двести
Страница 5 из 11

пятьдесят тысяч, – перевела тему Кира.

– Найдем, – беззаботно откликнулся Федя и добрался все-таки до картошки, придвинул к себе тарелку.

– Долларов.

– Твою же мать! – Федя поперхнулся картошкой и закашлялся.

Артем тоже приподнял брови – сумма казалась совершенно неподъемной. По крайней мере у него, Артема, даже в мечтаниях такой на кармане не оказывалось.

– А что свидетели? – спросил он. – Платить-то должен виновник аварии. С него еще и моральную компенсацию можно получить.

Кира вздохнула.

– В том-то и проблема, – объяснила она, – ее на «скорой» привезли, свидетелей полиция не нашла, дело пока заводить не будут.

– Мусора! – припечатал Федя. – Что от них еще ждать?

– А я не собираюсь ждать, – легко заявила Кира, – я сама разберусь!

Ей тогда все еще казалось, что навести справедливость в Настиной трагедии так же просто, как кинуть боковое зеркало в тарелку со спагетти. Где-то внутри жила твердая уверенность, что судьба неравнодушна к правде и виновник обязательно будет наказан, стоит только взяться за дело.

– Давай я тебе расскажу, как все будет, – попытался охладить ее пыл Артем, – ну, до того, как ты пойдешь и порвешь отделение в мелкие клочки.

– Этот клоун всегда так разговаривает? – заинтересовался Федя.

– Федя, хорош, – одернула его Кира.

– Могу и на язык неандертальцев перейти, – любезно предложил Артем.

– Заканчивайте! – разозлилась Кира.

– Я продолжу по теме, – сказал Артем. – Итак… Ты пойдешь в полицию со свеженьким заявлением. Тебя проведут к толстому усатому хряку, и первым делом он завернет в твое заявление бутерброд с колбасой.

– Но…

– «Мы сделаем все возможное, но ничего не можем гарантировать. Приходите через месяц», – проговорил Артем, мастерски подражая чиновничьим интонациям.

Ему так хорошо удалось имитаторство, что Кира и Федя почти наяву почувствовали запах вытертого линолеума и бумажной пыли, вареной колбасы и пота. Зашуршала бумага, отчетливо привиделся отпечаток большого пальца на мягком белом хлебе, на заявлении проступил коричневый круг от плохо вымытой кофейной чашки…

– Потом мы сами поедем искать свидетелей, но никто не захочет нам помогать, потому что…

И Артем снова перевоплотился: он недоуменно пожал плечами, как делает это толстая продавщица беляшей, высунувшись из своего окошка; помотал головой, подражая уставшему таксисту, и даже изобразил двух бабушек-одуванчиков, которые обычно высаживаются на лавочке перед подъездом и скрипучими голосками хором отвечают «Нет!» на вопрос Киры, не видели ли они…

Пораженный шоу, Федя перестал жевать картошку. Кира слегка побледнела.

– Попробуем по-другому, – сказала она, – должны попробовать.

* * *

Интернет знает все, и в Интернете знают все. Стоит только появиться интересному или жуткому видео, как тысячи лайков и перепостов разрекламируют его на всю Всемирную сеть. Кира знала об этом и поэтому запостила свою просьбу о помощи на «стенах» популярных пабликов и в блогах.

Федя был согласен с любой ее идеей, поэтому смирно сидел на диванчике у стены и ждал. Артему идея не понравилась, и поэтому он бродил по комнате, разглядывая нехитрую обстановку в гостиной Киры, и не переставал развивать свои идеи:

– Потому что людям объективно плевать. Им просто хочется потрепаться и обсудить чужие проблемы. Ты повесишь пост во всех соцсетях, получишь уйму комментов…

Он остановился возле панно с пестрым бамбуковым узором, потер пальцем шершавую поверхность.

– …комментов типа «В какое страшное время мы живем!», «Бедняжка!»… Ну или «Нечего было переходить в неположенном месте, сама виновата»… даже если триста раз написать, что это случилось на пешеходном переходе. В общем, ни хрена у тебя не выйдет.

Артем добрался до вазы синего стекла, щелкнул по ней пальцем – ваза запела.

– Интересное сообщение пришло, – сказала Кира.

Она сидела, поджав ноги, на диване у окна, просматривала письма и комментарии, почти не обращая внимания на Артема.

– Да быть того не может, – сказал Артем, – всего полчаса назад было триста пятьдесят лайков и двадцать перепостов – та еще польза. Откуда взяться интересным сообщениям?

– Сейчас уже восемьсот лайков и пятьдесят перепостов, – сказала Кира, внимательно читая письмо. – А еще… крайне интересное досье на одного человека. – Вдруг она замерла и довольно долго просто смотрела в экран. – Вы не поверите! Видео, на котором машина этого человека сбивает Настю! И даже видны номера!

Тут не выдержал Федя, соскочив с дивана:

– Дай посмотреть!

Артем тоже подошел ближе, наклонился над монитором ноутбука, и втроем они увидели то, что совсем недавно так отчетливо представлялось Кире: городские сумерки, разбавленные зеленым светом светофора, пешеходный переход, на обочине стоит Настя с той самой сумкой-маками и, как школьница, заученно поворачивает голову – сначала налево, потом направо… Вот она неуверенно шагает по переходу, свет фар возникает ниоткуда, спортивный автомобиль проносится так быстро, что Настю не просто сбивает – цепляет, подкидывает в воздух, а потом она долго катится по земле в сторону от быстро исчезающей из кадра машины.

На некоторое время повисла тишина. Короткое видео было полно боли и страха, и даже Артем, не знавший Настю, в полной мере почувствовал жалость к девушке.

Кира и Федя переглянулись, обменялись молчаливой визуальной поддержкой, и Кира снова наклонилась над ноутбуком:

– Машина принадлежит какому-то Сергею Полянскому.

– Какому-то? – насмешливо переспросил Артем. – Он не «какой-то», он известный бизнесмен, у него денег как грязи. А кто прислал видео?

– Анонимус, – прочитала Кира. – Это «ник» такой.

– Анонимус, хех! – не удержался Федя.

– Неандерталец, – сказал Артем. – Ладно, не кидайся! Это были мощные и сильные… люди. Мозги им особо не требовались.

Федя пожал плечами. Это подпадало под усвоенное с детства и действенное правило «сила есть – ума не надо», поэтому возражать не стал. В конце концов, что плохого-то?

– С этим видео уже можно к ментам идти, – сказал он, – не отвертятся.

– Да есть у них уже это видео, – отмахнулся Артем, – это же съемка с магазинной камеры слежения. Они не могли о ней не знать, первым делом наверняка смотреть полезли… Просто по какой-то причине делу ход не дают. Что там – по какой-то! Понятно же, кому машина принадлежит. Купил их Сережа Полянский, вот и все.

– Если так, – сказала Кира, – то… я пойду к этому Полянскому. Насте нужны деньги на операцию.

– Я бы мог рассказать тебе, как это будет выглядеть… – вкрадчиво начал Артем.

– Нет уж, – наотрез отказалась Кира. – Не нужны мне твои пророчества, я сама разберусь. Так можно всю жизнь сидеть и в голове варианты прокручивать, а нам действовать надо – у Насти в запасе не так много времени…

Холл в центральном здании владений Сергея Полянского поражал воображение. Открытые площади с огромными окнами, украшенные яркой зеленью, с умело скрытыми источниками освещения, напоминали фильмы о миллиардерах, способных на карманные деньги ради развлечения запустить в космос ракету-другую. Кира даже не ожидала, что все окажется настолько масштабно.

И этот человек, подумала она, человек, которому нравится офис с
Страница 6 из 11

зеркальными полами и цветочками, даже не подумал остановиться, чтобы проверить – жива сбитая им девушка или нет. Еще один американский психопат: внешне весь такой цивильный, а внутри гнилой насквозь.

И все-таки этот холл Киру слегка вдохновил – может быть, при таком богатстве, Сергею Полянскому проще будет сразу же выложить деньги на операцию Насте и вмешательство полиции не потребуется.

Секретарша на ресепшене оглядела Киру, как брезгливый садовник оглядывает жуков на безупречных листьях свежего салата.

Наверное, девушки в скромных джинсах и обычных свитерах появлялись здесь нечасто.

– Девушка, вы к кому?

– К Сергею Полянскому.

– Звоните в офис, – равнодушно сказала секретарша и повернула к Кире телефон. – Номер восемь ноль ноль пять пять.

И глядя, как Кира набирает номер, не удержалась, презрительно цокнула, мол, ходят здесь всякие, телефоны лапают…

Это был плохой знак – рыба гниет с головы, а вместе с ней прогнивает все ее туловище, и если даже хвостики-секретари ведут себя так по-хамски, то что же там с головой? То есть главой корпорации, Сергеем Полянским?

– На какое время у вас назначена встреча? – пропел в трубке голос референта.

Кира бросила быстрый взгляд на часы позади склонившейся над клавиатурой секретарши: четырнадцать пятнадцать.

– На четырнадцать двадцать, – сказала она.

– А, журналистка с «Дождя»! – уточнила референт.

– Да, – тут же согласилась Кира.

Надо же, какое удачное совпадение.

– Поднимайтесь. Восемьдесят седьмой этаж.

Лифт с сияющим зеркалом кнопочной панели почти моментально взлетел на невероятную высоту. Распахнулись двери, и перед Кирой предстало панорамное окно, открывающее вид почти на всю Москву. В отдалении угадывалась ажурная конструкция Шуховской башни, еще не полностью закрытая подбирающимися к ней высотными гордыми зданиями, увенчанными по ночам синими и красными огнями.

– Здравствуйте еще раз, – поприветствовала Киру референт. – Чай, кофе?

– Нет, спасибо.

– Тогда подождите минуточку, – любезно предложила девушка и направилась к огромной двери красного дерева, за которой, надо полагать, восседал сам Полянский.

Похоже, любитель искусства, машинально отметила Кира, разглядывая дорогие полотна на стенах: накренившиеся парусники мчались по бурным волнам, висела вниз головой в темной старинной раме неощипанная утка, а под ней – взрезанный арбуз, блестящий изнутри.

– Сергей Алексеевич, к вам журналистка с «Дождя».

– Супер! – моментально отозвался Полянский из недр своего кабинета, и Кира сама не заметила, как быстро и ласково была отправлена референтом к нему на аудиенцию.

Полянский оказался совсем нестарым, лет сорока, а может, сорока пяти, обычной, на первый взгляд даже приятной внешности, над которой, впрочем, явно работали. Узкое лицо с великоватым носом, жесткий и цепкий взгляд внушал чувство уверенности и надежности. И все же, если приглядеться повнимательнее, мелькало в нем что-то скользкое, неуловимо-фальшивое, с двойным дном, скрывающимся под крышкой-капканом.

Кира не выдержала, перевела взгляд за спину Полянского, на заинтересовавший ее стенд с большим макетом офисного квартала, в центре которого возвышался небоскреб. Макет был выполнен мастерски и выглядел настоящим городком, уменьшенным в несколько сотен раз.

– Супер! – повторил Полянский, быстрым шагом походя к Кире и потирая руки. – Ну садитесь, записывайте, только без ошибок! Людмила-а-а, – протянул он, обращаясь уже к референту, услужливо застывшей у двери. – Сегодня у нас что? Четверг или среда? Среда! А зачем ты лифчик надела?

Девушка испуганно посмотрела на шефа, потом на свою грудь. Губы у нее задрожали.

– Ладно-ладно, – осклабился Полянский, – шучу я. Давай, кыш отсюда. А вы запишите: Сергей Полянский – позитивный, светлый и веселый человек, всегда рад пошутить с подчиненными. Записывайте, записывайте.

За Людмилой закрылась дверь. Полянский резво повернулся на пятках и принялся расхаживать по кабинету, бормоча:

– Так… дальше. Девелоперский проект MING– SING TOWER, который я разрабатываю вместе с моим бизнес-партнером Дмитрием Сафоновым, будет реализован в Бангкоке. Да-да! Узкоглазые хотят с нашей помощью добраться до Луны, все в Гагариных играют! Это будет самое высокое здание в Азии, а если добавить еще восемьдесят миллионов, то, может, и в мире. Вы поглядите, какая красота!

Он нежно погладил маленькое деревце, растущее у офисного небоскреба на макете.

– Записываете?

Он обернулся:

– Почему не записываете?

Кира так долго готовила в уме эту фразу, что произнесла ее четко и быстро, как обвинитель на суде, совершенно без эмоций – просто страшные факты.

– Вы сбили девушку и скрылись с места ДТП, она теперь в больнице, и ей нужны деньги на операцию. Срочно. Иначе она умрет.

И снова почудились ей больные серые городские сумерки, визг тормозов, а собственный пульс превратился в другой – угасающий Настин.

Полянский быстро стер улыбку с лица, уселся за стол и зачем-то пододвинул к себе листок бумаги. Он вел себя так, словно ожидал условий сделки.

Киру это воодушевило.

– На этой флешке есть видео, доказывающее, что это сделали вы! – сказала она, подходя к тяжелому дубовому столу Полянского и показывая флешку. – Так что вы либо помогаете, либо вместо Бангкока поедете в Магадан. Понятно?

Полянский вдруг наклонился и хищным быстрым движением сцапал флешку с ладони Киры.

– Смешно, – сказал он коротко.

– Что значит – смешно? – оторопела Кира. – Вы думаете, у меня копий не найдется? Я дура, что ли?

– Дура, конечно, раз пришла вымогать деньги с этой… херней. – Полянский брезгливо кинул флешку в мусорную корзину. – Можешь пойти с копией видео хоть к генеральному прокурору. Кстати, ему в будущем комплексе уже принадлежит одна из квартир. Подарок от компании.

По лицу Полянского снова расползлась улыбка, будто он опять играл с маленькими макетиками.

– Вы понимаете, что человек может умереть? – спросила Кира.

Ей еще не верилось, что ее правильно поняли: казалось, Полянский не осознает произошедшего и ему нужно объяснить, донести простую мысль – Настя умирает.

Полянский возвел глаза к потолку с выражением, с которым смотрят на иконы.

– Все мы можем умереть. Это печально. – И тут же поменялся в лице и тоне. – Жизнь коротка, время дорого, а я его трачу на тебя! Ты знаешь, сколько стоит минута моего времени?! Так что, считай, мы в расчете, сдачи не надо. Пошла вон.

– Вы пожалеете, – проговорила Кира.

Она точно знала, что сделает все, чтобы этот человек пожалел о своих словах.

– Да, да, – нетерпеливо пробормотал Полянский, – хорошо. – И нажал кнопку на коммутаторе. – Люда, позови Бориса и закажи столик в ресторане, я хочу пообедать.

Кира развернулась, и на глаза ей попался стол с макетом. Со злости она пнула его ногой – одно из зданий тут же развалилось.

Она вышла, с грохотом захлопнув за собой тяжелую дверь.

Полянский цокнул языком, осмотрел поврежденный макет.

– А что? – задумчиво сказал он. – Так даже лучше.

В кабинет вошел Борис – огромный вышколенный телохранитель и охранник в одном лице. Цепной пес, как любил называть его Полянский и к которому и относился, как к псу, – разговаривал с ним почти ласково, с
Страница 7 из 11

укоризненными интонациями в голосе.

– Вызывали? – спросил Борис.

– Боря, Боря, Боря, – вздохнул Полянский, подойдя к стенду и смахивая осколки макета на пол. – Скажи, почему у меня в кабинете бардак? Почему сумасшедшие девки приходят вымогать у меня деньги?.. Почему ты небритый, Боря?

Борис не шевельнулся, и только самому внимательному глазу удалось бы разглядеть вспышку недовольства, мелькнувшего в его взгляде.

– Я разберусь, – сказал он.

– Разберись, Боренька, – так же ласково произнес Полянский. – Вопрос решил?

– Все улажено. Машина продана задним числом, но лучше впредь быть осторожнее, Сергей Алексеевич.

– Молодец! Все, иди, Борь.

Борис вышколенно развернулся и вышел, незаметно от хозяина с досадой прикусив губу.

Глава 3

Кира была в бешенстве. Полянский оказался из тех, кого очень хочется размазать по стенке, но сделать это очень сложно. Сталкиваясь постоянно с разными ублюдками, Кира знала, что все они – трусливые жалкие твари, а смелость свою демонстрируют только в Интернете, где спокойно могут грозиться набить кому-то лицо, понимая, что через монитор никто до них не дотянется. Полянский тоже был труслив и жалок, иначе не сбежал бы с места преступления, но у него были деньги, власть и связи. С такими Кире дела иметь еще не приходилось.

– Сука! Выгнал меня! Я его убью! – не сдержалась она.

– Дайте еще воды, – попросил Артем у проходящей мимо официантки.

Троица снова сидела в маленьком кафе за углом больницы, и Кира уже выпила целую бутылку ледяной минералки. Артем читал, что женщин от истерики надо спасать водой и из соображений безопасности заказал вторую.

– Прокурор у него знакомый, видите ли, по фигу ему на это видео! – продолжала бушевать Кира.

– Ты это уже говорила, давай успокоимся… – предпринял еще одну попытку Артем.

– Кстати, – раздался позади ребят чуть хрипловатый и очень спокойный голос, – я и не говорил, что это видео вытащит из него деньги.

Это было неожиданно. Неожиданно настолько, что все трое развернулись одновременно и уставились на парня в толстовке с низко надвинутым капюшоном, сидевшего за столиком по соседству. Парень никак не отреагировал, даже голову не поднял, продолжая быстро стучать по клавишам ноутбука.

– Запрос был на информацию, – пояснил он меланхолично, – ты спросила, как найти виновника, информацию я тебе дал.

Кира молча взяла бутылку с минералкой с подноса подошедшей официантки. Федя протянул руку и молча открыл бутылку. Только Артем не двигался и просто молча рассматривал странного незнакомца.

– Спасибо, – сказал тот и добавил через паузу: – Пожалуйста.

– Это ты Анонимус? – спросила Кира, первая сложив два и два.

– Анонимус999, если быть точным.

– Мне одному этот ник слух режет? – спросил Артем у Феди, и тот задумался.

– У меня личные претензии к этой сволочи. Так что, если есть желание, можем объединить усилия.

– А ты кто вообще такой? – Федя вдруг вспомнил о своих обязанностях варвара, рыцаря и телохранителя.

– Ну, что решила? – спросил парень у Киры, не поворачивая головы и упорно не обращая внимания ни на Артема, ни на Федю.

– А как мы будем объединять усилия? – спросила Кира, внимательно за ним наблюдая.

Было в неожиданном союзнике что-то схожее с ней самой: та же напряженность, то же нежелание быть сломленным, но если Кира легко демонстрировала это миру, то союзник явно старался держать все в себе.

– Я пришлю тебе адрес. Встретимся, все обсудим, – негромко ответил парень.

Он захлопнул ноутбук, немного неуклюже поднялся из-за столика и очень профессионально быстро исчез в толпе, потоком текущей по оживленной улице мимо летнего кафе.

– Странный, – сказал Артем, проводив его взглядом. – Удрал как-то… и быстро, и медленно одновременно. Бывают же люди. Какой-нибудь эльф восьмидесятого левела…

Федя пробормотал что-то невнятное. Ему показался неприятным интерес Киры к неизвестному парню – в последнее время вокруг нее вообще появилось слишком много лишних людей, теперь еще и этот… натуральный компьютерный назгул…

Соперничества со стороны Артема Федя опасался меньше: что взять с пустозвона и пижона? А загадочный хакер такую девушку, как Кира, заинтересовать мог.

Хотя, прикинул Федя, что пустозвону, что хакеру дать по лицу и отвадить таким образом от Киры одинаково легко.

На том и успокоился.

Хакер по имени Женя скинул Кире весьма необычный адрес: им оказалось главное здание МГУ, и время указал необычное, назначив встречу в полночь. Видимо, принципа загадочности и скрытности он придерживался во всем.

Артему, Кире и Феде пришлось забираться на мраморные парапеты, перелезать через металлические лестницы, не достающие до земли, прыгать и вообще исполнять различные трюки с преодолением препятствий, прежде чем они оказались в нужном месте – у ворот, над которыми поворачивалась, тихо жужжа, внимательная камера внешнего наблюдения.

– Ну и где его тут искать? – не выдержал Артем.

Он нарядился в легкую куртку, и ночная прохлада уже не раз заставила его поежиться.

– Он написал: в двенадцать быть у главного корпуса, – сказала Кира, глядя на часы.

– Мне этот перец сразу не понравился, – с грубоватой откровенностью заявил Федя, который любил, чтобы было все просто и понятно.

– Вообще, он не очень похож на здорового человека, – заметил Артем. – Типичный нёрд.

– Тихо, – предупредила спутников Кира и вытащила из кармана завибрировавший телефон. – Алло. Алло.

– Какое у тебя любимое число? – почти шепотом спросил Женя в трубку.

– Тринадцать.

– Чего – тринадцать? – не понял Артем. – Градусов на улице?

– Слева от тебя дверь, на ней кодовый замок. Пароль – тринадцать, – продолжил Женя.

Киру эта милая маленькая деталь заставила улыбнуться.

– За мной, – позвала она своих спутников.

Тяжелая дверь послушно приняла пароль и распахнулась. Все трое вошли внутрь, оказавшись в тускло освещенном подвале, забранном решеткой.

– Это мне, – сказал Федя, осторожно отстранил Киру и нажал на решетку плечом. Та подалась со скрипом и шорохом осыпающейся ржавчины. Сразу за решеткой подвал превращался в темный сырой коридор, суженный наподобие трубы.

Глаза долго привыкали к темноте, Кира то и дело хваталась руками за стены, за ней так же медленно продвигались Артем и Федя.

– Да набери ты ему, – не выдержал Артем, – конспиратор хренов, закопался, как крот…

Федя посветил по сторонам телефоном: ничего. Только серые стены, никаких намеков на двери.

Кира послушалась Артема и нажала на вызов последнего номера: в темноте потянулись долгие безответные гудки.

– Лесенка, – констатировал Федя, споткнувшись о ступеньки. – Идем?

– Что дальше-то? – поинтересовался Артем. – Может, он маньяк, а мы сами к нему премся.

– Не ссы, – утешил его Федя.

– Ты «Пилу» смотрел? – спросил Артем.

– Нет.

– А я все семь частей. И все они примерно так и начинались… Блин, я во что-то вляпался!

И вдруг ожила трубка Киры.

– Через зал, потом вниз по лестнице, дверь справа, – шелестящим шепотом продиктовал инструкции Женя.

– Это мраморный зал МГУ, – определила Кира через несколько минут. – Смотрите, вон памятник Менделееву.

– Еще одна лесенка, – сказал Федя, указывая на широкую мраморную
Страница 8 из 11

лестницу. Троица быстро пересекает ее и оказывается перед новой незаметной дверью в стене. – Ну как, толкнешь или подмогнуть, жертва маньяка…

Артем отрицательно помотал головой. Он промерз, влез во что-то невидимое и липкое и не был готов геройствовать.

Федя снова налег на дверь сам. За ним проследила подвижная камера слежения.

– Опять гребаный коридор, – расстроился Артем и принюхался, – пахнет, как в больнице…

– Борщом пахнет! – поправил его Федя. – Дальше куда?

– По коридору прямо. Потом вниз, – прошелестел Женя в трубку.

– По коридору прямо, потом вниз, – забормотал Федя, – по коридору прямо. Потом вниз… по коридору…

– Мы опять попали в тот же тоннель! – воскликнул Артем, узнав серые стены и трубу ведущего неизвестно куда хода.

– Ты чего. Прикалываешься, что ли?! – Кира возмущенно уставилась на трубку.

– Да будет свет, – сказал Артем, щурясь на лампы под потолком: они принялись включаться одна за одной, с громкими щелчками и гудением. Кира тоже подняла голову, и вдруг одна из ламп с громким треском лопнула, рассыпая мелкие осколки и искры.

– Твою мать!!! – наконец-то разозлился Федя. – Слышишь, дай я с ним побазарю!

– Подожди, – остановила его Кира и отвела в сторону руку с зажатым в ней телефоном. Другой рукой она потеребила прядь волнистых волос, вытряхивая из них мелкие осколки лампы. – Видишь – два коридора.

– Налево пойдешь, направо пойдешь… – прокомментировал Артем, разглядывая ботинок в ожидании найти на подошве в лучшем случае раздавленную дохлую крысу. – Нет, он все-таки точно маньяк.

– Куда идти, на фига эти прятки? – вскипая, допрашивала Кира.

– Направо, – все так же бесстрастно отвечала трубка. – Синяя дверь возле тебя.

Синяя дверь открылась, а за ней чернела уже осточертевшая темнота и больше ничего.

– Ребята, сюда, – позвала Кира, первая шагнула вперед и тут же пропала во мраке, а синяя дверь коварно захлопнулась следом, словно потревоженная заблудившимся подвальным сквозняком.

– Закрыто! – удивился Федя, подергав дверь. – Кира! – Он бросил попытки открыть дверь просто так и с силой ударил по ней кулаком. – Кира!

Кира кинулась к двери с другой стороны. Теперь ей действительно стало страшно: вспомнились сразу все намеки Артема на маньяка, на «Пилу» и даже на сказочное «направо пойдешь – голову потеряешь». А куда они пошли? Направо!

– Ты что творишь?! – закричала она в трубку. – Пусти их! Это мои друзья! Или иди в жопу, без тебя разберемся!

Наглухо закрытая синяя дверь не пропускала наружу ни звука.

– Вот это прикол, – устало сказал Артем, наблюдая, как Федя изо всех сил колотит кулаками по двери. – Побереги руки, Тайсон.

– Я ее вышибу на хер! – прорычал Федя.

– Камера, – заметил вдруг Артем. – За нами снова следит камера.

– Где? – Федя развернулся, как бык на корриде. – Ах ты, гад! Камера? Все! Тебе хана!

Оглядевшись, он приметил валяющийся рядом обрезок железной трубы и, по-гладиаторски размахнувшись, одним ударом снес камеру с креплений. Еще несколько ударов превратили ее в груду обломков.

* * * Кира, отчаявшись докричаться до друзей, обернулась. Глаза привыкли к темноте – вырисовались очертания нескольких дверей.

– Я им не доверяю, – вдруг сказал Женя самым обычным голосом, и Кире на секунду показалось, что для него все эти ночные приключения – игра, развлечение с полным контролем за фигурками на доске.

– А мне доверяешь? – спросила Кира.

– Нет, – после секундной паузы ответил Женя.

– На фига тогда позвал?!

Женя промолчал.

– У меня подруга умирает, понимаешь? – сказала Кира в трубку. – Если не пустишь моих друзей, то…

Звук наконец-то прорвался через плотную дверь – Федя колотил по ней с другой стороны металлической трубой.

– …то Федя разнесет все твое логово вдребезги!

Кира была недалека от истины. Примерно о том же думал Артем, с изумлением наблюдая разрушительную мощь варвара с обломком трубы в руке.

– Да ты реально опасен!

– Поэтому лучше не беси меня, а помоги! – проскрежетал Федя.

– Подвинься, – решился Артем и налег плечом на дверь, толкая ее изо всех сил.

Старая дверь долго держала оборону, но под двойным натиском издала жалобный хруст.

– Ногой! – скомандовал Федя.

– Ну! – потребовала Кира, на всякий случай отходя подальше.

– Ладно, – нехотя согласился Женя.

Дверь наконец слетела с петель, подняв тучу пыли, трухи и обдав всех чешуйками синей краски. В сером опадающем облаке Кира разглядела Федю с арматурой в руке. Выглядел Федя как древний воин, только что взломавший врата рая, притом что Бог и ангелы все вместе подпирали ее с обратной стороны. Он был в ярости и торжествовал одновременно. Артем сдержанно ухмылялся сзади. Акция по спасению Киры начинала нравиться ему все больше и больше.

– А сейчас я буду его убивать! – грозно сообщил Федя. – Кстати, где он?

– Заходите, – проговорил Женя в трубке, – в ту дверь, под которой полоска света.

– Спер кусок Пентагона и перевез его сюда? – поинтересовался Артем у Жени. – Ни хрена себе у тебя тут девайсов…

Он зашел первым и первым увидел логово хакера: одновременно и беспорядочное, и осмысленное нагромождение экранов, мониторов, проводов, коробов, серверов, пультов, клавиатур и прочего.

– Искусственный интеллект, – восхитился Артем.

– Нет, человек тут все-таки нужен, – отозвался Женя, не отрываясь от экранов, – видишь диванчик? Он для людей.

– Ты нормальный? – заинтересовался Артем.

– Слегка долбанутый, – без малейшей обиды ответил Женя. – Это мой образ жизни.

– Что это вообще было? – накинулась на него Кира. – Как это понимать?

– Антивирусная защита, – пояснил Женя, сделав еле заметное движение головой в сторону Артема и Феди. – Я лохов к себе не пускаю.

– Кого? – переспросил Артем.

– Лохов, – спокойно пояснил Женя. – А как тебя еще назвать?

Он щелкнул по кнопке мыши, вывел на экран короткий текст и зачитал его вслух:

– Артем Резник, приехавший из Ростова. С финансами у тебя туго, назанимал у знакомых денег, но отдавать им не собираешься. Живешь в общаге. Бабник, лгун, любишь понтоваться, даже часы эти не настоящие, а подделка, которую ты выдаешь за оригинал.

Артем автоматически накрыл часы ладонью. Всю жизнь он считал эти невинные мелочи не обманом, а фокусом – кто-то поймет, рассекретит, а кто не поймет – не его, Артема, проблемы.

Волшебные букеты, появляющиеся из рукава, тоже не настоящие, знаете ли, но дамы ахают!

И совершенно необязательно объяснять им, каким образом свернутая бумага и проволока превращается в завораживающее чудо.

Артем придерживался этого принципа всегда, но перед хакером Женей, обезоружившим его с такой прямотой, почувствовал себя неуютно.

– Красава! – обрадовался Федя.

Женя улыбнулся уголком рта и сменил текст на экране.

– Федор Быков – недавно пришел из армии, высшего образования нет и не предвидится. Болеет за «Спартак». Много приводов в полицию. Хулиганство. Драки. В общем, антисоциальный элемент с ярко выраженным девиантным поведением. Фанат фильма «Сумерки».

– Не, ну спецэффекты там вообще нормальные… – замялся Федя.

– Я не смотрел, – поспешил сообщить Артем.

– Прекратите балаган! – не выдержала Кира. – О чем вы тут болтаете? «Сумерки», часы! Скажи
Страница 9 из 11

прямо, ты поможешь?! Если нет, то мы уходим!

– Часы-«Сумерки», – задумчиво повторил Женя. – Настю вашу жалко, конечно. Но моя цель – уничтожить Полянского, а не деньги из него трясти.

– А тебе Полянский чем не угодил? Плейстейшн украл? – поинтересовался Артем.

– Нет. Мечту. Я один из тех счастливых пайщиков, кто доверил свои сбережения его конторе. Жилой комплекс «Лакшери-парк» – слышали? Кинул меня на квартиру. Кроме того, выкупил несколько хороших сайтов и форумов, сделал платными и засрал своей рекламой. Таких вещей не прощают.

– Такие типа крутые, а один в общаге, другой в подвале живет, – вдруг заявил Федя, переварив информацию.

– Я вас сюда вообще не звал, – ответил Женя, и в голосе его впервые прорезались злые нотки. – Не нравится – валите. Дорогу знаете.

– Я не поняла, – сказала Кира, уставшая от этого галдения. – Ты поможешь или нет?!

– Полянский – мой враг, – Женя снова уставился в экраны, – поэтому я готов помочь… кому угодно.

Телефонный звонок вынудил Киру отойти в сторонку и зажать ладонью свободное ухо – звонили из больницы, и она не хотела упустить ни слова.

Оставшись без Киры, троица испытала то самое «неловкое чувство», которое было известным интернет-мемом и светилось на всех демотиваторах подряд.

Артем первым нарушил молчание и обмен холодными взглядами:

– Друзья!.. Если можно так выразиться. Давайте не будем врать друг другу, мы здесь все хотим только одного…

– Спасти Настю, – тут же сказал Федя.

– Нет, мы все хотим Киру, – провозгласил Артем.

– Урод ты, – мрачно сказал Федя.

– Если не хочешь, я только рад, одним конкурентом меньше! – развел руками Артем.

– Говори о ней уважительно! Она тебе не вещь, чтобы ее делить, – предупредил Федя и медленно сжал огромные кулаки.

Женя только хмыкнул. Его глаза выражали что-то только тогда, когда он смотрел на мониторы своих компьютеров. Остальную информацию он воспринимал с тем же интересом, как узор на осточертевшем ковре. Понимал, усваивал, реагировал, но с безмерной скукой.

Но ситуация сложилась так, что эти двое и симпатичная девчонка Кира стали его союзниками, а раздоров в команде Женя не терпел по опыту онлайн-игр.

– Может, заключим пакт? – предложил он.

– Он имеет в виду: добазаримся по-пацански, – пояснил Артем Феде.

– Накажем Полянского, поможем девушке, а она пусть потом сама решает, кто ей нравится.

– Отличная идея! Ставлю на себя, – тут же согласился Артем.

– Будете заниматься херней – огребете оба! – проворчал Федя.

Кира медленным шагом вернулась обратно, в рассеянный свет, отбрасываемый мониторами. Опустилась на диванчик и согнулась, будто от боли. Несколько секунд она сидела неподвижно, а потом ее спина и плечи начали подрагивать и раздались тщательно скрываемые всхлипы.

– Эй, не плачь, что случилось? – встревожился Федя, тут же подсаживаясь к ней.

Кира выпустила из рук телефон. Выпрямилась и утерла слезы.

– Ей стало хуже. Был опасный приступ, чуть не умерла прямо сейчас… врачи говорят, что больше двух недель они ее без операции держать живой не смогут… Все плохо, все плохо…

И включенные мониторы показались ей огромными фарами, приближающимися из тьмы со смертельной неумолимостью.

Федя обнял Киру за плечи и вопросительно посмотрел на Артема, а тот переадресовал взгляд Жене.

Женя кивнул, зачем-то натянул на голову капюшон и снова повернулся на вращающемся кресле к своим компьютерам:

– Делюсь всем, что собрал на этого козла Полянского. Полное досье.

На экране замелькали фото, ролики, газетные и журнальные интервью, заголовки и обсуждения.

– Все это я внимательно изучил, – сказал Женя, – вам вчитываться необязательно. Краткая выжимка: Сергей Алексеевич Полянский, 1972 года рождения. Предприниматель, основатель группы компаний S&P Group. Трудоголик, сумасброд, ньюсмейкер. Полянский не является единственным владельцем фирмы, у него есть партнер Дмитрий Сафонов. Как они с ним спелись и друг друга терпят – ума не приложу. Хотя рыбак рыбака видит издалека. Полянский неуравновешен, непредсказуем, любит шокировать публику, агрессивен. Империю свою построил на кредитах и обманах, экономит на зарплатах наемных рабочих, выкручивается, врет, хамит. На плаву держится по причине исключительной наглости и умения втереться в доверие потенциальным партнерам. Как он это делает – загадка. Даже мне ясно, что его империя – мыльный пузырь и рано или поздно он лопнет. Перекредитовывается, реконструирует кредиты, гребет деньги просто так и под громкое имя. Впрочем, порой успешно вкладывается в хорошие проекты, да только деньги с них присваивает себе целиком и полностью. – Женя вспомнил потерянную квартиру и помрачнел. – Обманывает людей, вкладчиков, дольщиков. Благодаря этому всегда имеет хороший финансовый актив. Это все, что имеется по его… бизнесу. Теперь к личности. Личность у пациента буйная. С репортерами дрался… – В доказательство Женя запустил ролик, снятый дергающейся камерой. В кадре Сергей Алексеевич Полянский действительно с остервенением молотил кулаками по спине репортера, не щадя пиджака своего. – С прохожими какими-то цапался. – Женя запустил следующий ролик, и там Полянский лез из машины с явным намерением накинуться на озадаченного пешехода. – В остальном любит природу, погоду и романтику. Вот, например, на лошадках катается. Вот – ландыш нюхает.

На фотографиях Полянский действительно восседал на ладной лошадке посреди горной тропы и вдумчиво нюхал ландыш.

– Ну и мерзкая у него харя, – не удержался Федя.

Кира вспомнила впечатление, произведенное на нее Полянским, и согласно кивнула.

– Владелец множества объектов недвижимости, живет в престижном отеле в центре Москвы. Снимает самый крутой пентхаус, пока достраивается его очередной дворец. Владелец…

– Кучи всякой дорогой фигни, – подсказала Кира.

– Точно, – согласился Женя. – Вот еще фото.

Ребята придвинулись ближе. На экране монитора сменяли друг друга то огромные особняки, утопающие в роскошных садах, с бассейнами, наполненными сапфирового цвета водой, посередине; то высотные башни, устремившиеся в небо; сам Полянский собственной персоной в шезлонге, одной рукой сжимающий бокал, а другой – загорелое плечико молодой прелестницы.

– Фу, в трусах… – прокомментировал Артем. – Это все очень интересно, но как поможет вытрясти из Полянского двести пятьдесят штук? Я пока не вижу никакой информации, которая подошла бы для этого дела. Хотя за то, чтобы убрать из Интернета фото в таких трусах, лично я заплатил бы и больше, но нашему… как ты его назвал? Нашему пациенту все вроде бы нравится.

– Ты же суперхакер, – подал голос Федя. – Разве не можешь просто взломать его счет и перевести нам денег?

– Сразу видно – ламер рассуждает, – отозвался Женя, – такие люди, как он, так просто свои деньги не хранят. Было бы можно – давно бы сделал. Деньги за хату бы точно назад отбил. Все крупные финансовые операции Полянский может совершать, только используя свой ноутбук. С виду обычный, у меня, например, такой же. Но soft сделан на заказ. Ноут невозможно подделать – деньги уходят, только если ПИН-код вводится непосредственно с этого ноутбука. Даже если вы знаете ПИН-код, то вводить его на любых других
Страница 10 из 11

компьютерах бессмысленно, ничего не получится, счет будет заблокирован. Даже если вам удалось заполучить компьютер, то без ПИН-кода никто не может перевести деньги. Двойная защита от взлома. Обратите внимание на фото – он всегда с ним таскается.

– М-да, – сказал Артем, заметив, что ноутбук присутствует даже на фото с шезлонгом и прелестницей.

– Так я не понял, его не взломать, что ли? – встрял Федя, но ему не ответили.

– И в последнюю очередь, но не последнее по важности. Детали. – Женя развернул страничку досье. – Полянский увлекается всевозможными эзотерическими штуками, йогой, буддизмом и восточной псевдофилософией. Таскается по священным местам мира, постигает мудрость. По проверенным и достоверным данным, чуть не придушил мастера, который пытался показать ему, как делать асаны правильно. У Полянского бывают частые нервные срывы: когда-то он даже проходил лечение в швейцарской психиатрической клинике. Я вскрыл почту этой клиники и даже выудил больничную карту Полянского.

– Даже медкарту? – с уважением присвистнул Артем.

– Если информация существует, значит, ее можно достать, и я ее достану, – безо всякой гордости в голосе отозвался Женя. – Это просто принцип работы ноосферы.

Федя озадаченно взглянул на хакера. Иногда он совершенно терял нить его рассуждений.

– Обнадеживающее заявление, – сказала Кира.

– Я тоже так умею, – вдруг сказал Артем, – у него аллергия на клубнику, он любит сиамских котиков и сырники. Что вы на меня так смотрите? Я просто подписался на его инстаграм.

– Мы, как эти, – нарушил молчание Федя. – Как Мстители.

– Ага, – согласился Женя. – Неуловимые.

– Для истории, – сказал Артем и направил телефон на монитор, намереваясь снять фотографию Полянского. В последний момент Федя удачно подставил в кадр fuck и закрыл им почти все лицо эксцентричного олигарха.

Женя продолжил листать свой немаленький фотоархив: Полянский на рыбалке с лещом на вытянутой руке, Полянский на пляже с красными обгоревшими на солнце плечами, Полянский в дорогом ресторане вместе со своим партнером Сафоновым, Полянский перерезает красную ленточку на открытии одной из башен бизнес-центров, а рядом опять Сафонов в обнимку с белокурой и большегрудой женой, выдувающей розовый шарик жвачки накачанными силиконом губами.

– Порнозвезда, – не удержался Артем, разглядывая дамочку.

– Еще какая, – усмехнулся Женя. – Идея?

Глава 4

Она действительно выглядела и вела себя, как порнозвезда. Вышла из автомобиля, покачивая бедрами, туго обтянутыми короткой юбкой. Не глядя по сторонам, выдула очередной розовый пузырь жвачки и начала подниматься по лестнице одного из самых дорогих отелей Москвы.

– Лети птичка, лети в клетку, – пропел Артем. Из окна машины, припаркованной на противоположной стороне улицы, он вел наблюдение в бинокль, но у «птички» его интересовали вполне конкретные детали: бинокль отлично передавал все объемы и размеры огромной груди жены Сафонова.

Мстители собрались в машине в полном составе. Федя жевал гамбургер, шурша бумажной оберткой, и на порнозвезду внимания не обращал – был занят. Женя с головой ушел в ноутбук, а Кира прижимала сжатый кулак к губам.

Артем повернулся, подмигнул ей:

– Все будет в порядке. Смотрите и учитесь.

Он подхватил заранее приготовленную сумку с фотоаппаратом и камерой и выскочил из машины. С сумкой на плече направился к противоположному от отеля зданию и на ходу повернулся и сделал дурашливый жест – мол, все будет окей, профессионалы работают.

– Что он с нами таскается-то? – ворчливо спросил Федя, скатывая обертку в плотный бумажный шарик.

– Не знаю, может, ему просто по приколу. Поверь, он сам от себя торчит гораздо больше, чем я от него. Весело ему.

В здании напротив оказался бутик модной одежды, где в это время дня скучали три молоденьких продавщицы. Артем вошел в бутик, по очереди подмигнул каждой и заявил:

– Так, девушки, эксплуатационная служба МРЭО ЦАО. Нужно замерить угол наклона девяностоградусной плоскости по отношению к поверхности уровня моря.

– Какого моря? – переспросила одна из продавщиц.

– Синего! – весело пояснил Артем. – Так, где у вас тут окно? О, так вот же оно! Дамочки, разойдитесь! – скомандовал он манекенам, заслонявшим вид. – Что, при звуках флейты теряем разум? Ну так я помогу.

И обхватив один манекен за талию, будто в танце, Артем, вальсируя, переставил его в сторону.

Обзор был открыт, и прекрасный обзор – с точкой наблюдения Артем не прогадал. Быстро сняв с объектива фотоаппарата крышку, он глянул в видоискатель и рассмотрел в окнах номера Полянского, целующего жену Сафонова (жвачку-то она выплюнула или нет, подумалось Артему). Жена делового партнера охотно подставила Полянскому шею, потом декольте, а потом упала с ним на кровать, разметав длинные волосы.

– Вот так! – сказал Артем и нажал кнопку спуска.

Фотоаппарат защелкал, выдавая серию покадровых снимков весьма фривольного содержания.

– Ого, – удивился Артем. – Полегче с ней, мужик! Девушки, не обращайте внимания – синее море оно такое… и угол взят отличный, работайте, работайте!

Озадаченные продавщицы переглянулись, но, как отреагировать на странного посетителя, так и не придумали, поэтому остались молчаливыми свидетелями того, что позже умник Женя назвал «полноценным актом вуайеризма».

* * * Артем вернулся назад, не забыв сердечно попрощаться с миловидными работницами бутика. Сел в машину, захлопнув дверцу, и приподнял фотоаппарат.

– Хард-кор порно, икс-икс-икс. Смотрим, мальчики и девочки?

– Сами смотрите, – сказала Кира, отворачиваясь, – отвратительно же…

Некоторое время оставшаяся без поддержки женского пола троица разглядывала фото.

– Так трахать жену делового партнера – это лихо, – подытожил Женя. – Должно сработать.

– Тебе купюры помельче или покрупнее? – спросил Артем Киру, выключая фотоаппарат. – Если что, мои тридцать процентов, я все дело провернул.

– Вот ты аферюга! – возмутился Федя.

– Набирай номер. Только на громкую связь поставь, – предупредил Женя, передавая Артему мобильник.

Артем кивнул и быстро набрал номер, надеясь, что его звонок застанет Полянского в самый ответственный момент – до конца шоу «икс-икс» он-таки не досмотрел.

– Господин Полянский? – Судя по короткому отрывистому «слушаю» надежды Артема рассыпались в прах. – С вами говорит… некто Анонимус.

Федя не выдержал и тихо рассмеялся. Слово «Анонимус» почему-то по-прежнему приводило его в детский восторг, хотя он и слышал его за последнее время раз пятьдесят.

Женя хмуро посмотрел на него и приложил палец к губам.

– У меня есть информация, что вы спите с женой своего делового партнера Сафонова, в доказательство у меня есть соответствующие фотографии.

– И что? – хмыкнул в трубку Полянский.

Артем замер. Такого он не ожидал. Такого не ожидал никто, даже Федя, который философски относился к жизненным перипетиям – лишь бы понятно было.

– Ну…

– Секунду. – Раздался сигнал, свидетельствующий о переводе телефона Полянского в режим удержания связи.

Несколько гудков, как показалось незадачливым Мстителям, длились вечность, а потом они услышали веселый голос Полянского:

– Алло, Сафонов! Я трахаю твою жену,
Страница 11 из 11

прикинь!

– И что дальше? – спросил другой голос, голос делового партнера Полянского господина Сафонова. – Я ее тоже трахаю. Чего звонишь-то?

Двойной взрыв мужского смеха оглушил Мстителей почище погребального колокола, а когда в него вплелся еще и серебристый колокольчик заливистого смеха жены Сафонова, Артем не выдержал и прервал связь.

– Очаровательно, – сквозь зубы процедила Кира.

– Так, – сказал Федя и ринулся из машины, – я ему сейчас все зубы выбью! Отдаст деньги как миленький!

– Стой! – выкрикнула Кира, но Федя ее не слушал. Он быстрым шагом, раскачиваясь и матерясь себе под нос, двинулся по залитой солнцем дорожке туда, где Полянский, вальяжный и в мятом дорогом пиджаке, подсаживал в машину хохочущую жену Сафонова. Чуть поодаль от Полянского неподвижно высился телохранитель в черном костюме, складками собравшемся на бугрившихся мышцах рук и плеч.

– Ты думаешь, сволочь, самый хитрый, да? – повысил голос Федя, останавливаясь напротив Полянского, провожающего брезгливым взглядом отъезжающую машину со страстной любовницей. – Упырь, ты сюда слушай! Из-за тебя девчонка в больницу попала! Ты в курсе? Знаешь, что с такими, как ты, делают?..

Полянский выслушал Федю, весело улыбаясь. Его почему-то безумно забавляла вся эта история со сбитой девчонкой. Раздражала, конечно, тоже, но забавляла больше – давно на него не кидалась всякая борзая мелочь типа этого спортивного телосложения блондинчика.

Федя улыбки не стерпел, размахнулся как следует и врезал бы по привычке тяжело и больно, но Полянский, наученный восточными практиками, ловко ушел от удара.

Смотрелось это даже забавно: серьезный бизнесмен в баснословно дорогом, хоть и помятом костюме даже без помощи охраны справляется с нападавшим… Но Феде было не до смеха. Боковым зрением он заметил, как выбегают ему на помощь остальные ребята, но поток машин останавливает их на противоположной стороне дороги, а еще увидел с угрозой наползающую на него тушу телохранителя.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/evgeniya-melemina/mstiteli-2/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.