Режим чтения
Скачать книгу

Файролл. Игра не ради игры читать онлайн - Андрей Васильев

Файролл. Игра не ради игры

Андрей Васильев

Файролл #1

Дружить с рыцарем? Запросто. Враждовать с орками-убийцами? Да как нечего делать. Вступить по случайности в клан? Обычное дело. Ввязаться в какие-то мутные дела, связанные с ушедшими богами? Да о чем речь?! Особенно если ты журналист, который пришел в онлайн-игру за материалом для цикла статей и которого ничем в этой жизни особо уже и не удивишь. Хотя… Кто знает, что будет за следующим поворотом дороги в бескрайнем виртуальном мире Файролла. И самое главное – не забывать, что это всего лишь игра. Наверное…

Андрей Васильев

Файролл. Игра не ради игры

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru (http://www.litres.ru/))

* * *

Глава 1

Резвящийся мамонт

Наш главный редактор Мамонт (в миру вообще-то Семен Ильич, но за глаза его никто кроме как Мамонтом не называет, ибо велик ростом, могуч телом, зело волосат и громкоголос) всегда умеет удивить сотрудников. То матерно загнет такую тираду, что даже корреспонденты, бывающие в военных частях или и вовсе в горячих точках, поразятся тонкости ее плетения и разнообразию выражений, то с прибывшим в редакцию корейцем по-корейски пообщается, то на корпоративе нижний брейк станцует. И всякий раз на широко открытые глаза издательской братии (а мы-то уж вроде все видали, что только можно) говорит:

– А вы чего удивляетесь? Я еще в лохматом году… – и далее по списку: служил на подлодке, сбивал в Корее «фантомы», снимался в фильме «Курьер» в финальной сцене… И прочее, и прочее.

Вот и сегодня. Звонит мне по внутреннему и говорит:

– Никифоров, ты? Трезвый?

Вот ведь зараза какая. Всего-то один раз пришел бухой – с презентации новой марки виски, затянувшейся до утра, да и было это с год назад. А он все не забывает, наоборот, при каждом удобном случае припоминает.

– Зайди-ка ко мне.

Ну чего. Партия сказала – комсомол ответил: «Есть». Захожу к нему, а он сидит весь набычившийся, прямо как хан Мамай перед Куликовской битвой, и глаз у него такой недо-о-обрый.

– Ты, – говорит, – Никифоров, совсем мух не ловишь в последнее время. Ты мне какой материал сдаешь? Это не материал, а лабуда одна. Вот у других. Петрова, например, операционистом в банк устроилась, месяц отработала и о кадровом беспределе статью написала, как провинциалок на работу берут, испытательный срок держат, денежку такую платят, что они бомжам завидуют, их юным телом пользуются и увольняют потом за день до окончания этого срока. Севастьянов вообще вместе с полицейскими подпольное казино накрыл. Он, конечно по первости, хотел просто статью написать и только потому это казино около дома своего нашел. Но по пьяни об этом однокласснику проговорился, а тот у него начальник районной службы криминальной милиции. Вот и совместил. Ему в один день и грамоту от МВД дали, и череп вечером проломили обрубком трубы водопроводной – как бонус от казино. Но все равно. Выпишется из больницы – еще и о медицине чего-нибудь наваяет. Как лекарства в больницах воруют или как там гипс криво кладут. А у тебя чего?

– А чего у меня? – стал выстраивать я защиту. – Петрова, между прочим, рубрику ведет «Я пробую сама». Севастьянов – криминальную колонку. А я освещаю светскую жизнь. Там с разнообразием паршиво. Там всего-то вариантов – писать про ругань с мордобоем, как мужчины с мужчинами личную жизнь налаживают да как одни и те же люди по клубам перемещаются с презентации на презентацию. Ну еще варианты: кокс нюхают и раствор по вене пускают. Для разнообразия.

Мамонт хмыкнул:

– Ну это, конечно, да. Оно и по тебе видно – ты то и дело под газом в редакцию приходишь. И, подумав над твоими словами, в баню с тобой я, конечно, не пойду теперь – к тебе спиной даже в портках страшно поворачиваться. Ладно, ладно, шучу. Но статьи твои, если честно, стали совсем уже убитые. Да прямо скажем, дрянь у тебя стали статьи. И по этой причине я тебе сам решил темку подбросить.

Я, конечно, выпал в осадок. Мамонт решил дать тему? Крокодил сказал доброе слово? Его кредо: «Будоражьте свою фантазию, будоражьте. И фактами не забывайте разбавлять. А если не хотите – так я тут никого силком не держу». И вдруг сам дает тему! Я начал бояться…

– Значит, так, – продолжил Мамонт. – Все большую популярность набирают виртуальные миры. Ну знаешь, есть капсула, ты туда ложишься, там какие-то проводки к черепу присоединяешь, хлоп – и ты в другой реальности, в железе по самое не хочу и с дубиной… Или там с мечом. Ну, не суть. Народ в этих реальностях, говорят, так осваивается, что у них там теперь жизнь, а тут – так: пожрать, чтобы не помереть, и в туалет сходить. С одной стороны, все это, конечно, чушь полная. С другой – коли такие толпы народа там ошиваются, стало быть, что-то в этом есть. Вот ты и давай, погрузись, посмотри, повоюй и статью напиши. Очерков шесть-семь, с продолжениями.

– Семен Ильич, – заныл я, – да какой я геймер? И вообще, это Петрову надо отправлять. Пускай пробует на себе, согласно заявленному кредо и купленным билетам. А то как аниматором в Турцию или служанкой к богатым чувакам на Рублевку – так запросто. А как в капсулу – сразу я. И вообще…

– Ты давай не выступай. Петрова только буквы на компьютере знает, и то не все. Давеча клавишу «эни кей» искала. Не нашла, долго плакала. И ты не заливай мне давай. Или ты думаешь, я не в курсе, что вы пару лет назад по сетке какие-то баталии устраивали – отдел на отдел? Значит, чего-то да понимаешь в этих играх.

– А капсулу где брать? Знаю я, сколько она стоит. И плата там ежемесячная мама не горюй небось. Мне чего, самому разоряться?

– Не надо разоряться. Помнишь, на той неделе ко мне ребята в костюмах приезжали? Нет? Ну не важно. Во-о-от, они из компании «Радеон» были, которая эти капсулы и делает. И игру тоже они делают. Ну натурально, они мне одну капсулу и подарили, в виде сертификата на предъявителя. Вот я и подумал – если мне ее подарили, а я сам этой ерундой заниматься не намерен…

Все понятно, старый ты черт. «Джинса», стопроцентная. Что такое «джинса»? Это проплаченный, чаще всего налом, рекламный материал, подаваемый в контексте как неотъемлемая часть статьи или фильма. И заплатили за него мимо кассы прямо тебе. Ну-ну…

– …и еще аккаунт виповский, аж на полгода. Я вот думаю, что, наверное, такие люди совсем-то уж дрянь ни дарить, ни тем более делать не станут. Так что ты там походи, посмотри и напиши объективную, хорошую – подчеркиваю – хорошую – статью. Но если статья будет не очень, я припомню тебе твое бесконечное пьянство и устрою козью рожу. А может, и просто уволю. Как не оправдавшего… Завтра тебе капсулу привезут, дома будь с двух часов. И погружайся. Сроку тебе на задание – две недели… нет, даже месяц. Но чтобы была статья из шести-семи частей. И про «Радеон» обязательно напиши чего-нибудь. Капсула, мол удобная, спина не болит, задница не преет…

По логике вещей я после всего этого мамонтовского потока сознания должен был, поникнув
Страница 2 из 18

главою, пойти и забухать капитально, ну хотя бы для поддержания репутации. Раз говоришь, что я бухарик, буду соответствовать. Но желания квасить не было вовсе. Поэтому я быстренько собрал бумаги со стола, свалил их в ящик этого же стола, сказал соседям по кабинету:

– Адье, православные. Мне Мамонт командировку на месяц выписал. Удавитесь от зависти.

– Надеюсь, в Чечню или в Антарктиду, – язвительно заметила Калерия Георгиевна. Она вела колонку «Наши маленькие друзья» о домашних животных и в миру была известна под подпольной кличкой Крыска – за зубастость, серость и вредность. – Там вам самое место!

– Не-а, – мотнул головой я. – В Сочи, на месяц, о пляжной жизни писать.

– Вот га-а-ад! – выдохнуло полкабинета, и я, помахивая сумкой, из этого кабинета вышел и побежал быстро-быстро, поскольку, если Мамонт меня поймает после того, как большая часть редакции присядет ему на мозг, почему я, наглый мальчишка, в июле, за казенный счет поехал в Сочи, а не они – заслуженные и награжденные, то бить он меня будет больно-больно и долго-долго. А вот нечего мне припоминать тот один раз, когда я поддатый пришел, и давать какие-то «джинсовые» задания, при этом даже не пообещав отстегнуть процентик, хоть бы даже и небольшой.

Работа журналиста немного сродни работе следователя. Сначала ты информацию собираешь, затем перевариваешь, а потом… Вот потом как раз и заканчивается это самое «немного». Следователь эту информацию использует закрыто и против одного человека или, к примеру, группы лиц – если, конечно, имел место предварительный сговор, а вот журналист, напротив, как правило, доводит эту информацию до большинства и тем зарабатывает себе на хлебушек и репутацию. Нет, теперь не репутация надо говорить. Теперь надо говорить «экспириенс» или даже «экспа», то есть опыт, получаемый игроком за выполнение заданий, убийство монстров и прочие игровые действия. Я ж теперь геймер. Черт. Хотя там, в играх, по-моему, и репутация была… К чему это я? Просто, похоже, пришло время собирать информацию.

По дороге домой я вспоминал те немногие РПГ и ММОРПГ, в которые мне довелось играть энное количество лет назад. Нельзя сказать, чтобы я был записным геймером, но, как нормальный подросток, а позже – юноша компьютерной эры, я, конечно, провел определенное количество времени и в социальных сетях, и в форумах, ну и на порносайтах. И не надо свистеть, что туда ходят только извращенцы. Туда ходят все. Не все в этом признаются.

И, разумеется, я играл. В первую очередь, конечно, это были «шутеры». Хотя и РПГ я уделял время, поэтому какие-то базовые знания у меня имелись. Но с тех пор все так изменилось – появились капсулы, виртуальность стала осязаемо реальной.

Кстати, обо мне. Я ж не рассказал о себе совершенно ничего, и это неправильно. Хотя и рассказывать-то… Я уроженец Москвы, разведен, детей нет, живу один. Прожил свои тридцать шесть лет так же, как и большинство моих сверстников. Родился, школа, институт, армия (ну тут да, не как у всех – москвич, с вышкой и в армию ходил…), дембельнулся, пошел работать, женился, развелся – все. В завершение рассказа о себе надо пояснить про армию. Я туда пошел потому, что в тот момент мне было реально пофиг: служить – не служить. Знаете, как бывает: казалось бы, живешь, и жизнь такая полная, насыщенная, а потом вдруг «дзинь» – и как-то сразу ничего. Вот и у меня. Вроде, все было: институт, девчонка, команда КВН, тачка (пусть и не новая, зато «крайслер»), лучший кореш. И вдруг – институт закончил, с ним накрылась и команда КВН, у «крайслера» полетела ходовая, и, увидев прайс на ремонт, я понял, что легче купить новую машину, чем чинить эту. А девчонку я, по закону жанра, застал со своим, как я думал до этого, лучшим другом. Вот такой компот вышел, в лучших традициях банальностей. Одновременно. Все было – и ничего нет. И тут я сделал то, чего не делал никогда: поделился этой чехардой с отцом, и батя мне сказал:

– Иди в войска. Армия весь этот бред из башки мигом выбивает. Когда жрать все время охота, «деды» каждый вечер по башке дают и гадаешь: тряпкой ты, как человек, сегодня очко драить будешь или «дедушка» тебе зубную щетку вручит, как-то по барабану становится, кто с кем спит. Это только в фильмах боец все время о бабе своей думает. А по жизни он думает, как бы пожрать лишний раз и как бы сверх меры работы не привалило. А на флот попадешь – так там вообще сказка. Страшная, правда, очень.

И я пошел в военкомат, чуть не угодил на психиатрическую экспертизу, потому как в квадратной голове военкома никак не могло уложиться, как это москвич с высшим образованием сам пришел и просит отправить его в армию, мотивируя это тем, что там можно чему-то полезному научиться. Он, бедный, чуть не рехнулся.

Потом приехал «покупатель», и я на полтора года отправился в спецвойска. Вы думаете, морпех или ВДВ? Нет. Я служил в инженерной части. Проще говоря, в стройбате. И вы знаете, батя был прав. Когда постоянно охота жрать, побаливают ребра, по которым вчера с маху саданул сержант Полетаев (основные звери в армии – кавказцы? Может, где-то так оно и есть, я не видел. А вот парни из российской глубинки так любят горожан, а особенно москвичей, так любят… Что аж прям до реанимации иногда залюбливают), а главная ценность для тебя – рулон туалетной бумаги, поскольку от газет задница чешется, сразу как-то по другому оцениваются утраты «гражданки». Команда КВН распалась – да и черт с ней, жизнь – еще тот КВН, смешнее и злободневней. Машина накрылась – метро вечно и переживет даже ядерную войну. Девчонка твоя ушла к теперь уже бывшему другу – пусть теперь сам с ней мучается. А вот тарелку бы маминого борща, да с косточкой мозговой и такими ма-а-аленькими пирожками…

Но все проходит, дембель неизбежен, да и служить через полгода стало проще. И я вернулся домой в аксельбантах, значках и с дембельским альбомом.

Батя посмотрел, сказал: «Мужик», – и вручил ключи от дедовой квартиры, доставшейся нам по наследству. Отгулял дембель, выпил положенное количество водки, сделал приятное положенному количеству девушек, порадовался, узнав, что мой бывший друг женился на моей бывшей девушке и даже уже развелся с ней, застав через три месяца после свадьбы на ней соседа. Поломал голову, досталась ли она соседу как некий переходящий вымпел. Поискал работу, нашел ее, достал диплом, в котором было написано, что я журналист, сдул с него пыль и пошел работать в газету с названием: «Столичный вестник». И в результате вот сижу, жду капсулу.

Кстати, не просто сижу, а еще и собираю информацию. Вчера я решил, что ну его на фиг, пожрал и спать лег, а вот сегодня устремился на форумы игры.

Итак, «Файролл». Туча игроков, меч и магия, многообразие рас, специальностей и ремесел. Четыре огромных, просто-таки гигантских игровых зоны с множеством локаций на одном игровом материке и недавно открытый второй материк, пока еще не столь густонаселенный, можно сказать, находящийся в стадии развития. Море квестов, полная нелинейность процесса, множество НПС – неигровых персонажей, введенных для выдачи игрокам квестов, оказания им помощи, причинения им вреда и просто для создания антуража с целью полного погружения в игровую атмосферу. Со времен памятных мне игр в принципе изменилось одно: вместо
Страница 3 из 18

монитора (а потом и нейрошлема) и вида от третьего (или иногда даже от первого лица) – стопроцентное погружение в мир игры.

«Ну и где эти самоделкины из «Радеона»? Скоро три часа», – подумал я и немедленно раздался дверной звонок. Я открыл дверь, в квартиру ввалились два сумрачных мастера в фирменных комбезах, один совсем молоденький и один постарше.

– Чего невеселые такие, орлы? – поинтересовался я.

– Чего веселиться? – ответил тот, что постарше. – У вас седьмой этаж, а лифт не работает. На себе перли эту дуру.

Они затащили в квартиру двухметровый ящик, где, по-видимому, и находился сказочный Конек-Горбунок, который помчит меня в чудесный мир, навстречу мечам, магии, роковым красавицам и лихим приключениям.

Спустя час, после передвигания мебели (этот игровой предмет абы как не поставишь, требования по местоположению в пространстве оказались достаточно жесткие) и с помощью мата капсула была установлена. Орлы ушли, а я стал ходить вокруг новой детали интерьера в моей квартире.

Немного побродив вокруг капсулы, внешне напоминавшей то ли ванну, то ли корытце и снабженной проводами и нашлепками, я рассудил:

– Чего ждать? Надо лезть, ибо в эксперименте познается истина.

И сел за компьютер.

Орлы перед уходом объяснили, чего куда пихать и чего как делать. Предупредили и о том, что при первом запуске вся эта тонкая техника будут считывать информацию с моей подкорки для наибольшей комфортности. На мои опасения о том, что я могу заиграться до полного изумления, пояснили, что в этой разработке предусмотрено отключение от игровой действительности. Когда система поймет, что твой мозг уже на пределе, то тебя неминуемо потянет в сон, все поплывет перед глазами, и координация собьется по полной. Ну а в таком состоянии что ты за игрок? Вот это, конечно, умно придумано. А то знал я таких игроков в былые времена, они заигрывались до того, что чуть не под себя писались и вообще не ели и не пили, по двенадцать – шестнадцать часов проводя в игре. Иной наркоман лучше выглядел, чем они…

При этом сама капсула (мастера называли ее «нейрованна», но слово это мне не понравилось, немелодичное какое-то, поэтому пусть будет «капсула») связана с компьютером, на котором, собственно, ты сначала регистрируешься для создания учетной записи. Меня сразу удивило то, что ты можешь отыгрывать только одного персонажа. В играх моей прекрасной и далекой юности на одной учетной записи вполне можно было иметь пять, а то и больше персонажей. Причем на каждом сервере, а количество тех серверов – у-у-у.

Тут нет. Выбрал – и играй. Качай, развивай, обрастай вещами, друзьями и врагами. Не нравится, надоел – удаляешь его, причем со всем имуществом и историей, полностью, и заводишь нового. Вот такие пироги с котятами.

Итак, поехали.

Первое, о чем спросила программа, не желаю ли я выбрать себе имя. Причем я мог выбрать его из готовых вариантов или же придумать себе позывной сам. Придумывать самому было лень, и я предпочел вариант с готовыми шаблонами.

Имя – это вам не это. Подходить к процессу надо с умом. При рождении нам не дают такой возможности, и порой получается, как у меня. Что именно толкнуло батю – спиртное, атмосферное давление, шок от радости, что я родился, не знаю, но он назвал меня Харитоном. Ох и намучился я с этим именем. Создайте-ка от него уменьшительно-ласкательное. Прониклись? То-то. Школа, институт, а уж армия… «Харя» далеко не самое поганое прозвище из тех, что я носил.

Я ввел первую букву своего собственного имени, и программа выкинула мне на выбор целый столбец псевдонимов. Мой глаз в результате зацепился за имя «Хейген». Что-то мне в нем понравилось, и я как человек, доверяющий интуиции, подумал: «Нормальное имя». Уж всяко лучше моего собственного.

Раса – человек. Это я решил еще в юности, без всяких «Файроллов». Эльфы – жидковаты, гномы – страхолюдны, полурослики – мохноноги. Ну про орков, троллей и гоблинов вообще не говорю – это от лукавого. Нет, у этих рас много поклонников, да оно и понятно – кто любит леденец сладкий, а кто и хрен едучий. Но я в игре – только человек, это осознанный выбор жизненной позиции.

Вот, собственно, и все. В отличие от игр моей юности, класс и специализация в «Файролле» выбирались после начальной локации, в которой нет агрессивных монстров и невозможно убийство игрока игроком. Локация, кстати, носила забавное название «Нублэнд» (разработчики-то с юмором, понимаешь). Сам игрок определял, кем он будет, шел к нужному ему мастеру-наставнику и брал у него квест на класс. Хочешь быть магом – найди мага-наставника – бери квест. Хочешь быть вором – получи задание. А там – украл, выпил, в тюрьму. Хочешь быть героем – будь им! Очки характеристик распределялись привычным образом – получил уровень, сам и распределил. Но следует заметить, что мультиклассов в «Файролле» не было, выбрал себе специальность – и все. Качать ты будешь только ее. Никаких там архетипов вроде маг-вор или воин-клирик.

Полностью проигнорировав настройки внешнего вида персонажа, согласившись с тем, что программа спроецирует его с моей собственной внешности (пофиг, я на себя и в зеркало не каждый день смотрюсь, а мнение окружающих меня таких же компьютерных персов мне глубоко до лампады), и отказавшись от чтения цифровой макулатуры, я услышал некие торжественно-протяжные звуки, напоминавшие оркестр пьяных волынщиков, и хмыкнул, увидев сообщение о том, что персонаж Хейген создан.

– Ну и слава богу. Начнем помолясь, – сказал я, залег в ванну-капсулу, произвел манипуляции, описанные орлами-доставщиками, и увидел яркий свет, по-видимому, означающий вхождение моего персонажа в игру.

Глава 2

О дивный новый мир

– О, Белоомут! – такой была моя первая реакция на мир Файролла. Из света меня выплюнуло на довольно узкую улочку с приземистыми деревянными домишками, которая напомнила мне поселок городского типа Белоомут, где в детстве я прекрасно проводил летние каникулы и где вполне себе современные дома соседствовали вот с такими же халупами и деревенскими избами. На мгновение повеяло разнотравьем, вечерними кострами, печеной картошкой и запахом пыли из-под велосипедных колес.

Обернувшись, я посмотрел на то место, откуда сюда выпал. Это была резная арка с переливающейся перламутрово-жемчужной пленкой.

Запах детства побыл немного рядом и ушел, потому что вслед за мной в игру вывалился какой-то мужик в жутко экзотическом рванье, зыркнул на меня свирепо, сообщил:

– Эй, дятел, ты чего на проходе встал? – и куда-то побежал.

Перевел взгляд на себя и понял, что и я одет не лучше. Да и вообще слово «одет» к этим живописным обноскам подходило слабо. Видели в фильмах про Владимирскую Русь калик перехожих? Вот такая же ерунда, только без гуслей. Драная рубаха из холста… или рогожи, пес его знает. Те же портки и нищенская сума с деревянной кружкой для воды и парой кусков хлеба внутри. Еще бы запах – и как есть бомж. Хм, судя по пресс-релизу, в мире Файролла можно отыгрывать хоть кого. А бомжа отыгрывать можно или нет? И какие умения развивать? «Попрошайничество», «Поиск жестяных банок», пассивное умение «Духан», выводящее противника из строя на пять минут? Шутка юмора, конечно. Хотя один популярнейший интернет-портал сообщает, что
Страница 4 из 18

именно бомжи – лучшие эрпэгэшники. Они все время шарят по всем углам и закоулкам, ищут лут – это игровые предметы, выпадающие из монстров, коробок, кувшинов и из множества других мест, созданных время от времени больной фантазией разработчиков, и, найдя какую-либо вещь, примеряют ее, оставляя себе лучшую. Ну да ладно. Мы воина будем качать по возможности сильного и мускулистого бойца и танка, опору группы, надежду сирых, убогих и обездоленных. Варвара качать будем или паладина. Хотя тут паладинов вроде нет. Видно будет, как дойдем.

И я двинулся по улочке вперед.

– Эй, приятель, не хочешь к нам в группу? Пройдемся по Нублэнду, квесты поделаем, пару-тройку уровней поднимем.

Обернувшись, я увидел крепко сбитого мужичка-гнома с клочковатой бородой, в более-менее приличных кожаных шмотках и еще двух таких же бомжеватых, как и я, ребят.

– Давай к нам, – снова сказал мужичок, судя по надписи над ним, по имени Фрори. – Сейчас еще одного найдем и пойдем активно качаться. Где какие квесты, я знаю, все будет красиво. Ну а потом в Эйген двинем.

«Эйген, Эйген, – вспоминал я гайды, спешно прочитанные на форуме игры. – А, это город, в который игроки попадают из Нублэнда».

– Да не вопрос, – сказал я мужичку. – Кидай группу. Только сразу, чтобы без недопонимания: я буду воина качать.

– Не проблема, – ответил гном. – Качай, кого хочешь. Группу лови.

Во всплывающем окошке появилась надпись:

«Фрори предлагает вам присоединиться к его группе. Принять?»

Я, конечно, согласился.

«Вы присоединились к группе. Лидер – Фрори».

– Слушай, мы прямо сейчас бежим или… – спросил я теперь уже у лидера.

– Нет, говорю же, сначала еще одного найдем, а потом пойдем, – ответил мне гном, внимательно вглядываясь в проходивших и пробегавших мимо нас игроков. Надо заметить, поток вновь прибывших не ослабевал, и цифры статистики о посещаемости игры, в которые я сначала не слишком поверил, теперь не казались мне такими уж дутыми.

– Ну и славно, я тогда в настройках покопаюсь, вон там, в уголке.

Я отошел к плетню, за которым стоял дом, присел под него и вызвал меню характеристик.

«Базовые характеристики персонажа: сила – 1, интеллект – 1, ловкость – 1, выносливость – 1, мудрость – 1».

«Ну прямо Чак Норрис», – подумалось мне. Негусто. Ладно, сейчас с этим гномом повоюем, уровни приподнимем, а там видно будет. Что он не альтруист – это понятно, и какой-то интерес у него есть. Но на всякого хитреца есть свой винт с левой резьбой. Как там у классика? «Бери сокровище, сеньор Торрес, и неси его поближе, а там поглядим».

Пока я химичил с информацией и рассуждал о жизни, она, то есть жизнь, не стояла на месте. Мимо по-прежнему проходили вновь прибывшие в Файролл граждане, наводя на мысли о параде рубищ, причем рубища разнились цветом, дырами и конфигурацией заплаток – на дизайнерах администрация явно не экономила. И кстати, одного из этих экзотических босяков заловил наш славный предводитель Фрори. Увидев, что я на него смотрю, гном призывно помахал лопатообразной ладонью:

– Эй, боец, иди сюда. Все, группа собрана, пошли квест брать, к тетушке Дорис. Ее озерные гоблины одолевают, жизни не дают и по ночам шумят. А тетушку уважать надо и ценить. Так что сейчас мы этим гоблинам будем филиал ада открывать.

– Это, конечно, здорово, – тут же сказал ему я. – Только чем их уничтожать-то будем? Руками голыми?

– А, ну да, – погрустнел Фрори. – Нет же у вас ничего. И денежек нет. Что, ни у кого нет? Ну, я так и думал. А давайте я вам сейчас за свой счет куплю по дубинке – тут неподалеку магазин имеется. У меня там и скидка нормальная. Ну а вы за такое мое доброе отношение к вам весь сегодняшний лут мне отдадите.

Ах, молодец! Вот так бизнес и делают. Сами судите – группа из пяти рыл, которая за шесть-семь часов боя наберет как минимум уровня два-три и, соответственно, много пусть и дешевого, но все-таки ликвидного лута. Попастись тут неделю-другую таким макаром, вербуя вновь приходящих и снабжая их копеечным снаряжением, – и вот тебе стартовый капитал. Плюс капающий опыт. И все совершенно безопасно. А выбора особого нет, если откажется кто, на его место пулей прилетят другие желающие. И потом, перед уходом из Нублэнда, сказать: «Простите, парни, у меня тут дело, прям важное такое, что труба». И собирать новую группу. Ну а если вдруг кто из тех, кого он окучил, в люди выбьется, так прийти и скромно сказать: «А помнишь, как я тебе твою первую дубинку купил…» И слезу смахнуть.

Чую, что у этого представителя подгорного народа корни-то в колене Израилевом…

Двое согруппников сразу радостно заорали, что он хоть и гном, конечно, но человек и что они согласны, а вот еще один, эльф по имени Ойголинн, которого Фрори вербанул последним, явно прикидывал выгоду и убыток. Но и он кивнул головой. Ну коли все согласны, так и я – за. Впятером веселее, чем одному.

Надо отметить, что все-таки здорово тут все сделано, реалистично. После того как мы дружно согласились отдать весь лут нашему предприимчивому гному, тот нас быстренько отвел в местный супермаркет (товаров в лавке было вроде и много, но все какие-то неказистые. С другой стороны – чего ждать от нубятника? Элиток и раритеток?) и купил нам самые незамысловатые дубинки.

«Простая дубинка. Одноручное оружие. Урон: 6 – 10. Тип урона – дробящий. Прочность – 80/80».

Затем гном торжественно сказал:

– Вы взяли в руки свое самое первое оружие в мире Файролла. Запомните этот момент и не забывайте его никогда!

Фрори еще раз укрепил мое мнение о том, что если я или кто-нибудь из моих нынешних соратников станет серьезным героем в этом мире, то рано или поздно он ввалится в нашу жизнь, как черт к монаху.

Тетушка Дорис жила в премиленьком небольшом домике, минутах в семи ходьбы от живописного озерка. Фрори постучался в резную ореховую дверь и, входя в домик, тихонько скомандовал:

– Ноги вытирайте! Не дай бог наследим, вообще квеста не увидим. У нее на чистоте бзик порядочный.

Внутри домика было не просто чисто, там было стерильно, как в какой-нибудь операционной. Сама тетушка Дорис оказалась миниатюрной старушкой с седенькими буклями в накрахмаленном передничке и белом чепчике. Выглядела она очень утомленной.

– Как дела? – гаркнул Фрори. – Как здоровье, тетушка Дорис?

– Ох, любезный гном, да не очень-то, – грустно откликнулась хозяйка. – Не сплю почти, каждую ночь этот гвалт, шум.

Фрори толкнул меня в бок и прошипел:

– Спроси почему. Я этот квест уже делал, мне его не выдадут.

Ну конечно ты его делал. Что-то мне подсказывает, что здесь ты не в первый раз…

– А откуда шум-то, тетушка? – включился я в беседу. – Кто спать не дает?

– Так гоблины озерные, – всплеснула руками старушка. – Они, окаянные. Притащились невесть откуда, в озерце около моего дома поселились и, что ни ночь, – шумят и безобразничают, да громко так, что не уснуть. В окно стучат, рожи строят, а давеча на крышу один залез и давай по ней бегать, а остальные на него посмотрели – и туда же. Потом корыто старое откуда-то притащили и принялись в нем с крыши съезжать всей оравой и орать, что бобслей, мол, бобслей. Что за бобслей такой? Ругательство, поди, какое гоблинское. Мучение одно. Чуть всю черепицу на крыше не разворотили.

Старушка тихонько заплакала, утирая слезинки
Страница 5 из 18

белоснежным платочком, который она достала из рукава.

– Тетушка Дорис, давайте мы вам поможем и ту ораву гоблинскую шуганем так, что они ваш дом стороной обходить будут, – предложил я.

– Ой, ребятки, помогите. – Добрая старушка с надеждой посмотрела на нас. – Только как же я вас отблагодарю – у меня нет ничего.

– Да ладно, – улыбнулся я. – Мы пионеры-тимуровцы, хорошим людям просто так помогаем, безвозмездно, то есть даром.

«Вам предложено принять задание «Приструнить хулиганов». Условие – убить 10 озерных гоблинов, чтобы остальные покинули озеро около дома тетушки Дорис. Награды: 200 очков опыта; 3 ватрушки тетушки Дорис; 3 яблока из сада тетушки Дорис. Принять?»

После того как все получили квест, мы еще раз заверили милую старушку в том, что гоблинам не жить, и вышли из ее домика.

– Тут и другие квесты есть, но они лажовые, – заметил Фрори. – Сходи туда, сходи сюда. Отнеси письмо, бочку водой наполни, рукоятку для косы сделай. Ни дубиной помахать, ни адреналин по венам не разогнать. А вот гоблинов побить – милое дело. И экспа, и веселье!

«И лут более-менее приличный на фоне прочего», – додумал я его фразу до логического конца.

Так, за разговорами, мы добрели до берега озера, в котором поселились беспокойные гоблины и у которого суетились с оружием два игрока.

– Значит, так, – Фрори махнул короткопалой рукой, – вот озеро, в нем гоблины. Мы их подманиваем сюда, по одному, и потом давим их всем коллективом.

– А чего по одному? – спросил Ойголинн. – Может, сразу нескольких?

– Нескольких никак не получится, – возразил ему Фрори. – Они только по одному из озера лезут. И потом, слабоваты вы еще против них. Вы все нубы, а они третьего уровня. Так что табором будем бить. Ну и потом – тут же очередь на их убийство есть.

«Верх политкорректности, – отметил я про себя. – Очередь на убийство. Прямо название для детективного романа».

– Эй, братва, – заорал Фрори нашим коллегам, стремящимся, как и мы, уничтожить некоренных жителей водоема. – Кто последний в очереди гоблина гнобить?

– Я, – ответил эльф с гордым и труднопроизносимым именем Эуарденалил. – А вы одного зубастого впятером убивать будете?

– Ну да, – ответил Фрори. – Только чего это одного? Нас пятеро, и гоблинов мы будем давить пятерых, одного за другим. Все по-честному.

– Фига себе по-честному! – возмутился подошедший вслед за нами гном Форин – еще один отважный охотник на нечисть. – Это сколько нам ждать, пока вы пятерых завалите?

– Да уж не дольше, чем пока ты одного прибьешь, – парировал Фрори. – Вон мы сколько уже стоим и языками треплем, а тот лишенец все никак одного гоблина не добьет!

И правда, игрок по имени Зубилофф все время, пока мы общались, безуспешно пытался прикончить ушастого и зубастого нарушителя тетушкиного покоя. Зубилофф орудовал сучковатой палкой и время от времени попадал по гоблину, снося ему часть жизни. Гоблин же, вертясь, как юла, и гримасничая, время от времени пытался ухватить Зубилоффа острыми, как иголки, зубами и периодически добивался успеха.

– Тут тотализатор можно открывать, – хмыкнул Ойголинн. – И ставки принимать.

Фрори задумчиво на него посмотрел, и в его глазах мелькнули отблески золота. Похоже, наш предприимчивый гном всерьез задумался над, казалось бы, шуткой Ойголинна.

Эльф же, с интересом наблюдая за битвой человека и ушастого нелюдя, объяснил нам, что гоблины бывают трех видов – озерные, лесные и горные.

Озерные представители для игроков самые безопасные, поскольку они не агрессивны, по крайней мере, пока ты их не тронешь. Занимаются эти товарищи в основном разнообразными пакостями, например, кинуть в игрока грязью или на спину плюнуть, питаются водорослями, улитками и прочей озерной живностью. Место их обитания – стационарные водоемы, в проточной воде они не живут. Очень охочи до всяких блестящих штук, на что мы их и будем сейчас подманивать.

Лесные гоблины – это уже другая сказка. Они достаточно злобные, опасные, особенно если навалятся большой толпой, и вдобавок ко всему еще и вечно голодные каннибалы. Им человека съесть или гнома – милое дело. Хотя, по слухам, они едят все, что подворачивается под руку, вроде как даже камни. Проживают они в лесах, и наткнуться на них можно в любом месте Файролла.

Горные гоблины – самые немногочисленные представители этой народности, людям на глаза показываться не любят, зато с огромной охотой спустят горную или снежную лавину, заприметив вас на каком-нибудь склоне. И будут тому искренне радоваться.

– Ты откуда столько знаешь-то? – с уважением посмотрел на Ойголинна я.

– Изучил материалы на форумах, – с достоинством ответил эльф. – Надо знать игру, чтобы добиться в ней какого-нибудь результата.

В это время Зубилофф как-то особенно изловчился, хэкнул и добил-таки гоблина. Тот пискнул, пару раз дернулся и испустил дух, раскинув ручки-ножки по траве-мураве.

– Давай, ушастый, забрасывай блесну. – Фрори показал Эуарденалилу пальцем на лежащую на берегу леску со здоровенной привязанной к ней медяшкой. – Не задерживай очередь. Теперь вы, – Фрори оглядел нас. – Помните, что правило последнего удара – ну, кто последний вдарил, того и экспа – в группе не действует. Тут опыт распределяется равномерно. Я гоблинов буду на себя натравливать, чтобы они только меня атаковали, поскольку у меня и уровень выше, и опыта боевого больше, ну а вы их глушите во всю ивановскую. В пять дубинок мы их как орешки будем щелкать. А бренные останки, как и договаривались, мне.

Во всплывающем окошке появилась надпись:

«Лидер группы установил правила распределения добычи – только лидеру группы».

Через пять минут пришла и наша очередь устраивать геноцид гоблинскому озерному поголовью. Фрори забросил леску с блесной, на поверхности озера сначала появились пузырьки, потом небольшой водоворотик, а после в паре шагов от берега показалась голова гоблина, ушастая, склизкая и морщинистая. Он вертел глазами и пытался понять, где та блестящая штучка, которую он заприметил под водой.

Фрори подтянул к себе блесну и помахал ею, привлекая внимание гоблина.

– Дай! Мое! – квакнул тот и поскакал в сторону гнома.

Бородач кивнул головой и, когда гоблин приблизился к нему, обрушил на него дубинку.

– У-у-у, – жалобно завыл озерный житель и попытался куснуть нашего лидера группы за плечо.

Четыре дубинки обрушились на него со всех сторон, полоса жизни гоблина резко ушла в красный цвет, и через пару секунд он, подвывая, испустил дух.

– Минус один, – констатировал Фрори. – Продолжим, джентльмены.

Блесна, сверкнув, скрылась под водой.

Таким макаром, снова и снова занимая очередь, мы сделали пару кругов. И вот на третьем круге почти сразу воспоследовало:

«Вами получен уровень 2! Доступных для распределения очков: 5».

Судя по довольным лицам моих соратников, они тоже апнулись – повысили уровень. Фрори, глянув на наши рожи, заорал:

– Чё расслабились, вон гоблин уже из-под воды лезет!

И мы продолжили бойню.

Часа через три достигли еще одного уровня, и гном сразу после этого изрек:

– Все, с этими пора заканчивать. Они опыта не так уж и много дают, а с учетом группы и апнутых уровней их тут черт знает сколько еще надо кошмарить. Ну что, сдадите квест и лося
Страница 6 из 18

гонять пойдем.

Мы направились к домику, на крыльце которого, приложив ладонь ко лбу, стояла тетушка Дорис.

– Ну что, тетушка, – бодро заявил Фрори. – Не будут тебя больше гоблины беспокоить, перебили мы их.

– Ох, молодцы какие! – Старушка была готова пуститься в пляс. – А я вот вам тут вкусненького приготовила!

«Вами выполнено задание «Приструнить хулиганов». Награды: 200 очков опыта; 3 плюшки тетушки Дорис; 3 яблока из сада тетушки Дорис».

Мы поблагодарили добрую женщину и, хрустя яблоками, пошли прочь от ее дома к центру местного поселения.

– Так, посидите тут, опыт раскидайте. – Доведя нас до центральной площади безымянной деревеньки, Фрори тут же устремился к лавке, лут сбрасывать.

Ну-с, что мы имеем? Десять баллов. Распределяем.

«Базовые характеристики персонажа: сила – 6; интеллект – 1; ловкость – 2; выносливость – 5; мудрость – 1».

Основную массу я ввалил в силу и выносливость. Качать я буду мечника, там эти категории основные. Единицу только в ловкость кинул – и все. А уж без ума как-нибудь проживу. Сила-то есть… Ну или будет…

Лосиная охота, если честно, отличалась от битья гоблинов ну разве только тем, что лоси были намного симпатичнее склизких зубастых ушастиков, и их убивать было как-то даже жалко. Но что поделаешь – судьба у них такая. Ну и еще за зверями периодически приходилось бегать, но это решалось правильной расстановкой группы. И квеста на них, на лосей, никто не давал. А вообще это было забавно. Охота перемежалась воплями:

– Вон он побег, держи его!

– Гони лося!

– По ногам его, по ногам!

– Ы-ы-ы!

Почти стемнело, когда практически одновременно мы все апнули четвертый уровень. После этого Фрори выдал:

– Ну все. Все с четвертым уровнем, чего хотели – вы сделали, что я вам обещал – тоже сделал. Пора вам в большой мир. Давайте-ка я вас к дороге отведу. Я и сам бы с вами пошел, но дела тут еще кое-какие держат. Вот с ними сейчас разберусь – и тоже в путь!

Мы прошли через лес, на который спускались сумерки, и вышли к дороге из… желтого кирпича.

– Вот и дорога в город, – сказал Фрори. – Двигайтесь все время прямо и дойдете. Удачи!

И гном скрылся в наступающей темноте.

– С вами было приятно иметь дело, парни, – сказал я своей уже бывшей группе и вышел из нее.

«Эйген – это, конечно, здорово, но завтра, – решил я. – Однако пора бай-бай».

Я посмотрел в спины соратников, решивших сегодня добраться до города, заныкался под дерево недалеко от дороги, кинул еще три единицы характеристик в силу и две в выносливость и нажал кнопку логаута.

Глава 3

В большом мире

Утро все всегда расставляет по своим местам. Бывает ведь так – возникшая днем проблема к вечеру начинает разжижать разбухший от попыток ее решить мозг. На ум приходят какие-то запредельно бредовые варианты, которые даже условно вменяемый человек не сочтет здравыми, постоянно бродят мысли: «Ну за что это мне!» и «Где ж я так нагрешил-то?». Потом ты ложишься спать со словами: «Ну и пес с ним, утро вечера мудренее». И это правда. Утром из всего общего количества разумных, приемлемых и откровенно бредовых вариантов выкристаллизовываются один-два пути решения этой самой проблемы и приходит время действовать. По крайней мере у меня – так.

А тут ситуация была гораздо лучше. Проблемы никакой не было, и, проснувшись утром, я стал анализировать свой первый день в игровом мире. Итоговый баланс был таков – прикольно. Хотя и неизвестно, что держит в этом Файролле такое количество народу. Нет, насчет школьников и людей с ограниченными способностями все понятно: первые могут в достаточной мере реализовать свои комплексы пубертатного периода – непомерное эго и либидо. Вторые получают то, чего нет по тем или иным причинам в реальной жизни, – безногие ходят, немые говорят, да и просто ради общения на равных – без отводимых в сторону глаз, без зачастую фальшивой супервнимательности. Свои среди своих. За одно это, пожалуй, «Радеону» стоило плюшку в статье отвалить.

Ну а остальные-то? Там же огромные тучи совершеннолетнего, дееспособного и зачастую обеспеченного народа. Они-то что в игре делают? Ну да, красиво. Реалистично. Атмосферно, наконец. Но елки-палки, таких игр много. Почему именно в «Файролле» народ зависает навсегда? Вот в этом, как говорила Маша из мультфильма «Маша и Медведь», надо разобраться.

Поев, я стал укладываться в капсулу, ибо пришло время, плюнув на нубятник, шагнуть в большой мир.

Свет отсверкал, и я обнаружил себя сидящим под деревом. Встав, огляделся вокруг. Неподалеку был все тот же лес, где сновала всяческая живность, чуть поодаль два эльфа бодро расстреливали из луков бобра, которого невесть как занесло сюда из его запруд.

– Эй, эльфозы. Вы ж вроде защитники живой природы? Почто зверюшку гробите? – крикнул им я.

– Давай иди отсюда, – заорал один из эльфов. – Тут Гринписа нет.

– Мы темные, нам можно, – более вежливо сообщил второй.

– Живодеры вы, – ответил им я. – И изуверы. Вы его хоть холодняком добейте – чего так зверюшку мучить!

Бедный бобер был истыкан стрелами, как дикобраз, но ни одна из них не нанесла критического удара, а потому животное никак не могло отбросить свои цифровые коньки. Крови, конечно, не было – гуманизм в действии – и предсмертных писков бобер не издавал по той же причине, но все равно это резало глаз.

– Иди ты в… Ну ты понял! – сообщил мне невежливый эльф. – Ему не больно, а мы качаемся.

Поняв, что их не переделать, я плюнул и пошел по дороге из желтого кирпича навстречу приключениям.

Надо отметить, что мир Файролла, естественно, был бесшовный, в нем не было надписей: «Ожидайте. Уровень грузится». Вот и Нублэнд, эту безопасную колыбель игрока, где его никто не обижает и ему почти ничего не угрожает, от большого мира ничего не отделяло. Граница, насколько мне было известно, пролегала в том месте, где кончался лес и начиналось поле, за которым возвышались стены города Эйгена.

Нельзя сказать, что по дороге мне было скучно идти, поскольку тут все время что-то происходило.

Сначала меня остановила заплаканная девчушка лет шести-семи в розовом платьице и жалобно спросила:

– Дяденька, вы мне не поможете?

– Что случилось, малышка? – принял я горделивую позу отважного и смелого защитника маленьких девочек.

– Меня зовут Мэри. У меня барашек потерялся-а-а! Мы всегда вместе были, а он потерялся-а-а! – Из глаз девчушки снова хлынули слезы.

– Не вопрос, сейчас найдем! – пообещал я.

«Вам предложено принять задание «Найти барашка Мэри». Условие – найти и спасти потерявшегося барашка Мэри Сью по имени Шон. Награды: 300 очков опыта. Принять?»

Мне не слишком понравилось слово «спасти», но выбора особо уже не было, поскольку Мэри смотрела на меня с такой надеждой…

Надо отметить, что белоснежный барашек был неподалеку. Совсем. Он находился на ближайшей поляне, но не один.

С барашком время на поляне коротали штук пять зайцев, если, конечно, эти здоровенные образины с красными глазами, длинными ушами и наглыми усатыми мордами, да еще и седьмого уровня, можно назвать зайцами. Они развлекались тем, что отвешивали барашку оплеухи и смотрели, как он летает от одного к другому.

Я наблюдал за этой вакханалией и прикидывал, чего же такого могли напихать в сигареты разработчиков,
Страница 7 из 18

что они сварганили такой сюрреализм.

– Дядь, помоги Шону! – подергала меня за рукав девочка.

– Ага, – ответил я ей. – Если я ему помогу, кто потом мне поможет? Не повезло твоему барашку, попал твой барашек, как кур в ощип. Пошли-ка отсюда поживее, пока и нам не прилетело.

Мэри разрыдалась, и этот звук привлек внимание зайцев. Они уставились на нас и, казалось, прикидывали – прибить или нет. Не дожидаясь принятия решения, я схватил Мэри в охапку и побежал к дороге. Там я быстренько отказался от квеста, вручил рыдающей девчушке яблоко и, не оглядываясь, пошел дальше. Было мне немного совестно, но этих зайцев я испугался – будь здоров. Седьмой уровень, шутка ли. Хорошо, что за мной еще не погнались.

В это время слева раздался треск веток, я отскочил в сторону и достал дубинку. Из кустов вылетели человек пять игроков, бегом пересекли дорогу и скрылись в придорожных зарослях с другой стороны.

За ними гнался седой старик с развевающейся бородищей, в каких-то немыслимых сапогах и с дубиной в руках. Он углубился в лес, ориентируясь на треск веток под ногами преследуемых.

– Ишь ты, – покачал я головой и пошел дальше.

Через три минуты ситуация повторилась и забавная группа вновь пересекла дорогу, мчась уже в обратную сторону.

– Надо же, иду-то всего ничего, а за ними все гоняются и гоняются. Какая у людей жизнь интересная! – позавидовал я им.

Когда группа пробегала мимо меня в третий раз, я поймал одного из них за рукав.

– Слышь, браток, – обратился я к нему, – вы чего бегаете-то? Это квест какой? Может, я с вами?

– Ты чего, дурак? – уставился на меня нервно перебирающий ногами игрок по имени Мастик. – Спасаемся мы от этого, с бородищей. Мы в лес зашли и хотели по дубинке выломать. А этот откуда-то из чащи появился и говорит: «Ах вы, такие-сякие». И давай нас бить своим дрекольем. «Вы, – говорит, – ни черта пользы не приносите, только лес ломаете да портите. А ну, валите отсюда, пока не поубивал всех». А-а-а!

Мастик увидел выбегающего из леса старика с дубиной наперевес и рванул с места с дикой скоростью.

Старик остановился около меня и с подозрением оглядел мое оружие.

– Фабричное изделие, – сразу сказал я. – Штамповка.

– Смотри у меня, – пригрозил старик с ником «Лесник» и снова скрылся в чаще.

– Очуметь! – только и сказал я.

Вскоре я дошел до границы леса, где, собственно, и кончалась стартовая локация и для порядка был посажен гном, который лениво предупредил меня:

– Приятель, если ты пойдешь по этой дороге дальше, то для начала попадешь в город Эйген, а куда тебя потом занесет, никто не знает. Но обратного пути сюда тебе уже точно не будет. Если остались недоделанные дела какие – доделай их, прежде чем покинуть эти места.

– Нет тут у меня никаких дел. Спасибо за предупреждение, пойду я.

– Тебе видней, тебе жить, – сказал равнодушно гном. – Удачи в Эйгене.

Город оглушил меня. Я вошел в ворота и так в них и застыл. В Нублэнде было как в захолустном городке, который я уже упоминал: тихо, спокойно, благообразно. Старшие тихонько работают, младшие шалят, мучая кошек… или там бобров. Приглушенные тона, мягкие краски…

А Эйген как большой город, который никогда не спит: шум, гам, все бегут, все спешат.

«Добро пожаловать в город Эйген!

Эйген – город, овеянный веками, славный силой великих королей, умением великих мастеров, храбростью великих воинов. Он упоминается в самых старых летописях Семи Королевств…»

И я с интересом начал читать довольно занимательную историю этого населенного пункта, построенного какую-то немыслимую бездну веков назад. Когда-то он был просто крепостью, потом стал оплотом монархии, а сейчас, по ходу, вообще является городом-героем.

«А неплохие авторы на них работают, – отметил я про себя. – Связный текст, нескучный, хорошая подача».

– Чего встал на проходе? – пробасил кто-то сзади меня и оттолкнул сторону. Этим кем-то оказался здоровенный гном по имени Гнорин, за ним рядком топотало еще шесть его соплеменников.

– Чего, не терпится Белоснежку найти? – поинтересовался у него елейным голосом.

– Чего, зубы во рту жмут? – уточнил Гнорин.

– Да нет, – честно сказал я.

– Ну и не выпендривайся. Если сильно толкнул – извини. Я все-таки гном.

– Я вижу, – сказал я. – Не слепой.

– А где тут таверна? Или пивная? Или еще какое место, где пиво подают? – спросил у меня Гнорин. – Ты не в курсе?

– Я-то откуда знаю? Сам только что сюда пришел.

– Ладно, по запаху найдем. Бывай.

И ватага гномов устремилась по центральной улице, ведущей от ворот. Один за другим. Затылок в затылок, под звон бутылок.

«Ну и народ мне нынче попадается, – подумал я. – Эльфы – садисты, гномы – алкаши… Прямо как в плохой фэнтези-книге».

И сам пошел по той же улице, с интересом озираясь по сторонам. Город был, конечно, прорисован офигенно. Дома, деревья, памятники, жители – все как настоящее. Если бы я не знал, что все – это цифровой код, то был бы уверен, что я и впрямь в каком-то средневековом европейском городе. Причем территория явно была огромна – встречались и совсем пустынные места, и улочки, забитые игроками, я видел пару площадей с какими-то шатрами, храмы и вроде как даже здание театра. Хотя, может, и суда, кто его знает.

Вот так, озираясь и восхищаясь, я добрел до места, название которого и без указателя мог сказать – торговая площадь.

Много народу, шум, гвалт. Кто-то что-то продает, кто-то что-то покупает, и все одновременно говорят, кричат и суетятся.

– Куплю лук на тридцать пятый – тридцать седьмой уровень. Раритетку или эпик. Дорого.

– Продам эликсиры – на здоровье, на ману. Зелья концентрации! Яды! Если яды покупают оптом – скидка!

– Приготовлю еду из ваших ингредиентов. Приготовлю бесплатно! За отдельную плату съем ее с вами!

– Вот клынок васточный, из Синда, острый, как брытва, и длинный, как… как жизн, э!

– Глазки пауков, свежедобытые, серенькие! Для ремесленников!

– Есть рыба! Свежая, живая! И неживая, вяленая тоже есть! Рыба – есть!

– Зюзюка! Зюзюка жихарская, с крылышками!

И кругом лавки, лавки, лавки. С флагами, плакатами и вроде как даже с баннерами. В общем, хорошая площадь, очень хорошая, но одно в ней плохо – денег у меня нет. Впрочем, судя по выкрикам из толпы, набившейся на площадь, не у меня одного.

Ко мне подскочил невысокий пацанчик.

– Приятель, дай десяток золотых, на куртку не хватает, – выпалил он мне в лицо. – Меня тут все знают, все отдам. Сейчас куртку куплю, пойду набью лута и отдам. Пятнадцать отдам!

Выдав всю эту белиберду, он уставился на меня и вроде как даже протянул руку.

Признаюсь, удивить меня трудно. Я журналист, да еще и в армии отслужил, так что человек или явление, вызвавшие мое удивление, как минимум достойны уважения.

– О как, – прокашлялся я. – Ты вот что, браток. Неправильно ты деньги сшибаешь. Ты без фантазии все это делаешь и непрофессионально. Лучше табличку напиши: «Отстал в развитии. Поможите, кто чем может, на логические тесты, чтобы догнать его». Тут, по ходу, таких еще нет, так что можешь снять сливки.

– Денег дашь? – нетерпеливо спросил пацанчик, похоже, вообще меня не слушавший.

– Нет, – коротко ответил я, и его как ветром сдуло. – Офигеть, – только и сказал я.

Без денег тут делать нечего – это было мне предельно
Страница 8 из 18

ясно.

Надо, однако, выбираться на простор и как-то эти денежки зарабатывать. Одежа какая-никакая есть, дубинка есть, терять вообще нечего – чего тянуть? Вызвав карту, я определился, где выход из города, и направился в ту сторону.

Прямо за городскими воротами начинался лес. Ну не то чтобы лес, так – перелесок. «А вот интересно, – думал я, входя под сень деревьев, – в средневековых городах тоже лес начинался прямо за городскими воротами? Ну если судить по кинофильмам и сериалам – точно нет. Там, когда эти города осаждают, захватчики (или освободители, в зависимости от сюжета) сначала бегут по равнине и только потом живописно карабкаются на стены, дабы предать этот самый город огню и насилию. Или освободить от власти тирана. Вряд ли это для красоты съемок придумывали. Опять же, у городских стен, наверное, поселения какие-нибудь были, да и животных где-то пасли. В игре пасти никого не надо, и ходить далеко игрокам, наверное, лень – вот и подвели чащу прямо под стены».

Лес был красив. Он был похож и не похож на настоящий. Похож красотой пейзажа, травой-муравой и чистым воздухом. Отличный лес – и абсолютно нереалистичный. В настоящем я бы уже раз пять о коряги споткнулся, комар бы меня зажрал и бумажки с банками и бутылками везде были бы разбросаны. Хотя… Такой вот виртуальный лес мне нравился даже больше. Чистенько, аккуратненько, комфортно. Тем более, мне начали попадаться и объекты, которые должны были принести опыт и деньги. Вон, заяц-выбегаец проскакал – опыт, мех, мясо. Барсук-трудяга прошуршал, змейка-затейница поползла. Ну что, фауна, пришел человек – ваш погубитель. Мне всех вас очень жалко, но себя жальче еще больше: и портки у меня дырявые, и уровень у меня маленький! Вот и получается, что коли человек – царь природы, то пришло время природе выплачивать оброк… Ну или там дань…

Я доблестно долбил зверюшек часа четыре и аж два раза апнул уровень. Сумка разбухла от хлама, остающегося от уже неживого животного мира. Причем если сначала я брал все останки несчастной живности, то в последний час – только кожу, рассудив, что уж ее-то я точно продам, а вот мясо того же барсука – не факт.

После того как уровень апнулся во второй раз, я решил приостановиться и раскидать очки.

«Базовые характеристики персонажа: сила – 10; интеллект – 1; ловкость – 2; выносливость – 7; мудрость – 1. Доступных для распределения очков: 10».

Ну коли решил качать танка, значит, будем качать танка. Шесть единиц вбил в силу, три в выносливость, одну в ловкость.

«Передохнули – и продолжим», – сказал я себе и обрушил дубинку на сдуру пробегавшего мимо зайца. Косой, не ожидавший от жизни и судьбы такой подлянки, как-то грустно екнул и испустил дух. Я нагнулся подобрать шкурку и услышал за спиной довольно гнусный голос:

– А ведь это был мой любимец. Я его еще зайчонком помню. Я ему травку косил, с рук его кормил. А ты его взял и убил. И что с тобой теперь делать?

А голос-то не только гнусный, но и, надо заметить, довольно глумливый.

Я медленно выпрямился и обернулся. Шагах в семи от меня стояли три гоблина. Зеленые рожи и зубы наружу. Хотя, может, это и не гоблины, а вовсе даже орки. Я в этом бестиарии не сильно разбираюсь. Да и какая разница. Первое, что бросилось мне в глаза, – их дикие ники («Эуыых» – каково?) горели красным. Они были аграми – игроками, убивающими других игроков ради забавы и добычи. Этот факт и их двадцать пятые – двадцать седьмые уровни не давали мне никакого шанса уйти с поляны на своих двоих и с имуществом. Выходит, что весь мой улов за эти четыре часа безудержной охоты – только опыт, который я набрал. И это было очень обидно.

– Гляньте-ка, парни. Ему даже не стыдно. По-моему, он должен заплатить за смерть моего, – зеленорожий издевательски всхлипнул, – Пушистика. Моего маленького.

– Мм… зоофилия. Да вы проказники. – Я понял, что неминуемая смерть может быть еще и достаточно неприятной – орко-гоблины настроены поразвлечься. Конечно, боли мы тут не чувствуем и кровища фонтанами не хлещет, но все равно радости немного. Надо их разозлить и лететь на точку возрождения белым голубем. Кстати, интересно, а где она?

– Я слыхал, что ваша братва… А вы, кстати, кто? Орки? Или гоблины? В общем, все зеленорожие – большие любители живности. В интимном смысле. Правда непонятно, это вы животных или животные вас? Более реалистичным выглядит, что вас – вон и глаза как выпучены, и зубы наружу. Ну так еще бы, когда бизон какой-нибудь, да с разбегу…

Зацепил. Точно зацепил. Рожа у вожака стала пепельной, глаза сузились. Больше скажу – я начал думать, что переборщил. Но тут невысокий (по их меркам) орк заорал:

– Ах ты, отрыжка Хегга! – и маханул моргенштерном, зажатым в короткопалой руке. Далее мир стал похож на фотоальбом. Искры в глазах, злое раздосадованное лицо вожака гоблинов, вертящееся небо.

Потом возникло знакомое марево, и я обнаружил себя стоящим на площадке возле городской стены. Без порток, без дубинки, без гроша. В одних подштанниках, дабы не травмировать психику юного поколения видом обнаженного тела. Дело в том, что создатели игры после смерти отправляли свежеупокоенного игрока или на ближайшую точку возрождения или туда, где игрок сам сохранился. Подобные точки были во всех городах и селениях. Без всего его имущества, достающегося убивцу, но зато в подштанниках. В общем, ни кола, ни двора. Одно радовало – до десятого уровня опыт у меня за смерть списывать не будут. Вот потом – беда. Крякнул – и вещи потерял, да еще и часть опыта.

Тут дзинькнула почта. Я открыл письмо и удивился. Мне писал вышеупомянутый зеленорожий вожак по имени Эуыых.

«Разозлил ты меня, белолицый. Зайца моего убил, слова дерзкие говорил, умер легко. Последнее особенно обидно. Поэтому встретимся мы с тобой еще не раз. И всегда ты умирать будешь. Но легко больше не выйдет. До встречи – и скорой».

Ну прямо опереточный злодей. Если бы в письмо можно было вставить аудиоэффект, то в конце должен был бы раздаться демонический хохот. Хотел я ему отправить письмецо с пожеланием вместо маленького зайчика завести молоденького ослика, но потом передумал. И так эти сволочи меня троллить будут. А после такого письма вообще настанет геноцид. Я вот лучше подрасту и по одному с ними сквитаюсь. Куплю себе палицу помассивней и устрою им холокост. Вот только надо их имена сохранить. Хоть бы даже в черном списке. Я как в той пословице – зла не помню, поэтому предпочитаю записывать. Да и о приближении их ко мне вовремя узнаю. Пока уровень не велик и палица не куплена, может, смыться хотя бы успею.

А вообще-то дела мои паршивые. Я опечалился и присел на лавочку, стоящую рядом с точкой возрождения. Ничего у меня нет – ни одежды, ни оружия, ни денег. Только кучка врагов и подгузник. С таким багажом можно на виртуальную паперть. В какой-то момент я даже подумал: «Может, ну ее, эту игру? Что-то я уже увидел, на статью хватит. Все равно геймеры ее читать не будут, а обывателю пофиг, грамотно с точки зрения игрока написана статья или нет. Налью воды, пропихну рекламу «Радеона». И всего делов.

С другой стороны, а что мне еще месяц делать? Из города не уедешь – Мамонт может проверить, не смылся ли я куда. Да и, если честно, валить из-за каких-то трех вонючих орков-гопников как-то не комильфо.
Страница 9 из 18

Вот если сначала с ними разобраться, а потом уйти, – это дело.

А вообще, игра затягивает. Поначалу она воспринималась как бесплатная необременительная прогулка – ну знаете, это как выиграть экскурсию куда-нибудь в Ростов Великий – хороший город, чего не съездить, если бесплатно. Но за свои деньги сроду не поедешь – не потому, что город плохой, просто на фиг надо. Вот и тут – я играл, потому что бесплатно, и по работе вроде, и не напрягает. А вот сейчас как-то завелся.

Если игра перешла из раздела «Ну чё, поиграем» в раздел «Поглядим еще, чьи в лесу шишки», то, как говорил Воланд, нужен план на программу ближайших действий. А действий два – одеться и оружие купить. Еще и инструктор по виртуальному миру нужен, хороший, знающий. И я вспомнил о Толстом Вилли.

Толстый Вилли – это мой одноклассник, фигура примечательная и в моей жизни, и по жизни вообще. Вилли по-настоящему зовут Вильям – уж не знаю, что сподобило родителя дать сыну такое имя – любовь к писателю Шекспиру, любовь к певцу Токареву, его личная экстравагантность, пол-литра, засаженная или после рождения сына или перед походом за свидетельством (в последнее верится более всего), но парню повезло, и лет до двенадцати он отзывался на имя Вилька. С двенадцати лет он пошел гнать вес и к четырнадцати годам весил около восьмидесяти килограммов. Первого сентября, когда мы пошли в девятый класс, Пашка Капитанов, не последний тогда для нас человек, увидев его, сказал:

– Какой ты теперь Вилька? Ты теперь Вилли.

– Толстый он, а не Вилли, – возразил не менее авторитетный Пашка Великанов.

Два Пашки засопели и начали мерить друг друга взглядами – у них эта «борьба за власть» с первого класса шла.

– Э, пацаны, хорош друг друга на фу-фу брать. Такие парни – и все лаетесь. Пусть он будет Толстый Вилли, – влез в разборку я, потому как если этих двух не развести, то точно замес будет.

Единственным человеком, кому ситуация была реально по барабану, являлся сам Толстый Вилли, редкостный пофигист. Если можно реализовать ходячее воплощение флегмы, то это он и будет.

Правда, имелась одна вещь, которая вызывала у него интерес, – компьютерные игры. Вот тут он оживлялся и мог говорить пять и даже десять минут. Еще его отличало от остальных довольно странное чувство юмора. Порой я даже не всегда понимал, что он шутит.

В общем, если я и мог к кому обратиться насчет «Файролла», так это к нему – не верил я, что он проскочил мимо этой игры. Оставив свое альтер эго сидеть на скамейке, я отправился в реал.

Глава 4

Толстый Вилли и его шутка

Как-то так получилось, что вся моя предыдущая жизнь доказывала: если принял решение и обдумал его, сразу и реализуй. Этому учил меня КВН, затем армия и весь мой журналистский опыт. Потому что если сразу не реализуешь, то или передумаешь, или заленишься, или обскачет кто-нибудь. Такое уж человек существо – если сразу не сделал что-то, то потом найдет тысячу поводов этого вовсе не делать.

Поэтому я решил сделать сразу две вещи, которые задумал: поставил вариться сосиски и после этого вытащил с антресолей коробку, куда добросовестно сваливал старые бумаги и номера сотовых телефонов, записные книжки и ежедневники.

– Где ж он был-то? – искал я телефон Толстого Вилли. – Я ж помню, что записывал его в книжку. Еще тогда Надька Мамедова была, мы бухали, и она все ржала надо мной: мол, кто сейчас книжкой записной пользуется, когда есть телефоны, планшеты и виртуальные ежедневники. А я ей еще сказал: «Вот исчезнет электричество совсем, сдохнут все гаджеты, а у меня телефон Толстого Вилли раз – и есть». А она мне: «Если все электричество сдохнет, то на фиг тебе его телефон?» А я ей: «Я этим листочком костер разведу». И пока мы с ней говорили, Вилли свалил по-английски. А, вот он!

Я нашел нужный номер и внутренне взмолился, чтобы, во-первых, Вилли не поменял этот телефон; во-вторых, его пожизненно не отключил; в-третьих, был в реале или хотя бы вышел в него в течение ближайшего месяца; в-четвертых, не угодил за это время (а мы не виделись года два… или три) в сумасшедший дом (на предмет усиленной геймерской деятельности) или в клинику, связанную с ожирением (фастфуд… чертов фастфуд…); в-пятых, чтобы Вилли за это время попросту не дал дуба.

И – ух ты… после третьего гудка трубку сняли, и голос со знакомыми с безоблачного детства интонациями тягуче произнес:

– Да, я вас слушаю.

– Вилли, ни фига себе. Днем – и в реале. Чего случилось-то?

– А, Никифор, привет (в школе, да и после нее меня звали Никифор или Киф – производная от фамилии Никифоров). Я на работе. Кто ж мне тут играть даст?

– Ты на работу устроился? Ты ж нонконформист, борец с системой. Пассивный, конечно. Чё, смена идеалов?

– Я с системой борюсь, она со мной. Я с ней в сети, она со мной в реале. Я программным кодом, а она голодом, отсутствием тепла и табака. Кушать захочешь – и на работу пойдешь. И про пассивного ты полегче. Хорошее слово, но есть в нем что-то… «Пассивный борец» – звучит как-то оскорбительно. Тебе чего надо, чего звонишь-то? Ясно, что не просто так. Ты уж года три как не проявлялся.

– Ты в «Файролл» играл? – напрямую спросил я.

– И сейчас играю. Ну не прям сейчас, конечно, но каждый вечер в игре, – помедлив секунд десять, ответил Вилли. – А тебе зачем?

– Статью я пишу о «Файролле». Вот, начал играть. Денек поиграл, шестой уровень взял, тут меня и грохнули. Вилли, вряд ли во всем мире есть человек, который лучше, чем ты, объяснит мне, как, чего, куда и почему.

Мне показалось, что мой собеседник как-то с облегчением выдохнул.

– Да конечно, не вопрос. Ты где сейчас?

– В Эйгене. На точке возрождения.

– А, это у Западных ворот. Налево от входа, метрах в трехстах, есть таверна «Одинокий тролль». Недорого и прилично. И кабинеты имеются, чтоб не помешал кто спокойно поговорить… Давай там в семь вечера по Москве. Я с работы приду, пожру – и туда.

Я согласился не думая.

– Тебя сколько раз на перерождение-то пускали? – поинтересовался Вилли.

– Один.

– Всего? У-у-у. Я по первости столько летал. Раз триста, если не больше. Ладно, до вечера!

И Толстый Вилли повесил трубку.

– Ну да, унизительно, – твердил я себе. – Но, в конце-то концов, тут каждый второй так бегает. В подштанниках. И потом, это не реал.

Я пытался заставить себя дойти до кабака «Одинокий тролль». Вроде бы – триста метров, чего тут идти. Вот только это не маленький городок, где бродит максимум два десятка игроков, а Эйген, столица. И эти триста метров засчитываются, как один к трем по сравнению с большинством мест Файролла. А потом еще таверна, где встретят глупым ржанием и шуточками.

И все-таки я заставил себя встать и пойти. Когда я вошел в ворота, то ждал какой угодно реакции, кроме той, которую получил.

– Чего, браток, полетать отправили? – спросил бородач-лучник, проходящий мимо.

– Я б дала тебе штаны, но я их не ношу, – с сочувствием сказала магичка, стоящая у книжной лавки.

– Ох уж эти агры, – пробурчал мрачный гном. – Открой окно обмена.

Я открыл, и туда упали десять золотых.

– Портки купи. И рубаху. Не срамись, – сказал гном и, не слушая моего «спасибо», быстро уковылял на коротеньких ножках.

«Надо же, – удивился я. – Народ-то большей частью отзывчивый».

Я почти уже дошел до таверны, когда услышал рев, в
Страница 10 из 18

котором почти не было ничего человеческого.

– Эй, голопопый, – горлопанил здоровенный варвар, весь в железках и с огромным боевым молотом за спиной. – Иди сюда, я спою тебе колыбельную.

Я ведь уже упоминал о том, что у Толстого Вилли крайне специфический юмор. Ну вот, так оно и есть.

– Да ты подрос, – сказал я ему, когда подошел. – Поди, не каждая табуретка выдержит.

– Реализм – вот что главное. Согласись, смешно будет мне с моими ста сорока килограммами играть каким-нибудь худосочным эльфом. Открой окно обмена.

Он перекинул мне пять пар штанов, столько же рубашек и курток, меч, дубину, палицу и щит. Все самое недорогое, без наворотов.

– Держи вспомоществование. Летать тебе еще не перелетать, хоть будет что надеть. Один комплект надень, остальные в комнату положи.

– Куда? – спросил я.

– Ты мануал вообще читал?

– Ну так, почитал гайды по прокачке, по истории мира.

– Вот ты дятел. Ладно, смотри – ты можешь зайти в любую гостиницу, там тебе предоставят комнату. Ну не бесплатно, конечно, но и не смертельно дорого. Это твое личное помещение, кроме тебя туда могут пройти только те, кого ты сам пригласил, и только в твоем присутствии. Вещи, оставленные там, никогда не пропадут, и их, кроме тебя, никто не заберет. Поэтому все наиболее ценное и нужное, что не надо постоянно носить с собой, лучше держать там.

– Век живи – век учись, – подхалимским тоном сказал ему я.

Надев штаны и прочую одежду, я почувствовал себя более уверенно.

– Вилли, а можно я тебе еще вопросы позадаю? – спросил у него я.

– Идем, и на все вопросы будут ответы. Или не будут – смотря что за вопросы.

Мы прошли в отдельный кабинет – в таверне, как и говорил Вилли, были и такие.

– Ну спрашивай, – разрешил Вилли, сделав заказ миловидной подавальщице. Мяса и пива. Мяса много, пива в пять раз больше, чем мяса.

– Как сделать, чтобы агры не очень докучали?

– Прокачаться до большого уровня, обзавестись серьезными шмотками и оружием.

– Это долго.

– Купить персонажа, уже раскачанного до серьезного уровня.

– А такое возможно?

– Возможно все. Очень многие качают персонажей на продажу. Не слишком законно, но по большому счету администрация смотрит на это сквозь пальцы. Хотя, конечно, она, администрация, этого не любит.

– И сильно они гоняют за продажу персонажа?

– Да вообще не гоняют – недоказуемо. Ну если только прямо в игре покупку-продажу не замутить. Но таких идиотов нет, по крайней мере, я о таких не слышал.

– И сколько стоит персонаж?

– Ну тут все индивидуально. Скажем, если бы ты захотел продать своего – копейки бы не выручил. Кому он такой нужен. Если бы я решил продать своего со всеми доспехами и имуществом в комнате – на выручку купил бы квартиру. Не в самом центре, однокомнатную, но в пределах Садового кольца. Ну а если топовые игроки станут продавать, там такие деньги будут…

– За твоего перса – квартиру?

– А ты как думал. Это бизнес. Большой и серьезный. Тут такие деньги вертятся – мама моя. Да в любой игре класса «ААА» всегда серьезные деньги. В Корее вон какой-то черт аккаунт от сильно неновой игры продал – правда, аккаунт козырный – все сеты собраны, все данжи пройдены, дракон ручной в комплекте, все квесты выполнены – в общем, фулл. Десять лимонов подрезал.

– Долларов?

– Ну да. Там в корейских было, но если на баксы, десять миллионов.

– И чего он, этот игрок?

– А я знаю? Может, автосалон открыл, может, кофеварки делает или долги раздал, а может, день и ночь деревянным мечом манекен бьет. Откуда мне-то знать.

– Я думал – просто игра.

– Прям тебе, думал он. Тут, в игре, народ живет, и кто наверху – живет неплохо. Не забывай, здесь есть прямой перевод виртуального золота в живые деньги, а значит, белый и черный рынки. Вот, например, скажи мне, какая радость в убийстве себе подобных, проще говоря, в ПК? Есть, понятное дело, некоторое количество ушлепков с комплексами, школоты и просто нездоровых людей. Но чаще всего пэкашат для заработка. Грохнул игрока, забрал его шмотки и вещи. Пусть с каждого и не так много, но, как говорил Раскольников, десять старушек – это уже рубль. Все это продать и получить игровое золото. Потом продать его и срубить уже реальные деньги.

– Это ж сколько надо перебить игроков?

– Так и им спешить некуда. С тебя серебрушка, с него серебрушка. Охотятся они по двое – по трое, и, скажем, тройка пэкашников (или, как их еще называют, агров) двадцать третьего – двадцать пятого уровня с нормальной амуницией свободно может завалить танка сорокового уровня. А это не только деньги, но и вещи, которые можно скинуть на аукцион. Вот и считай. Но и это не все. Знаешь, какие бабки в кланах вертятся? Ой-ой-ой! И чем круче клан, тем более серьезные деньги в него заряжены. Ну и отдача соответственная.

– В чем отдача-то?

– А вот тут, старик, думай сам. Есть темы, которые я и со школьными друзьями обсуждать не стану. Политика, понимаешь. Пиво вон пей.

Пока мы говорили, НПС-официантка принесла заказ. Вилли стал в себя заливать пиво литрами, я пока скромничал.

– А вообще, если летать не хочешь, тебе надо к клану прибиваться. Только к хорошему, сильному клану. Чтобы агр понимал: он тебя на перерождение отправил – и все. Капут ему. Будет ему черный список и массовая охота по всему континенту. Только тебя в такой клан не возьмут.

– Почему?

– А на фига ты им сдался. Шестой уровень, танк. Такого добра по Файроллу стада бегают. Тебя только в нубоклан возьмут.

– Нубоклан?

– Ну да. Лузеры собирают кланы, специально в стартовых локациях и у выхода из Нублэнда пасутся и народ заманивают. Мол, проведем паровозом по игре, все будет круто. А по факту свое эго тешат, типа крутой клановый лидер… Есть у нас такой, Романдакил, рулит кланом «Великая армия Файролла». Чистый клоун. Народ зазовет и давай его строить по армейскому образцу. А нубам какая радость – за свои же деньги с неадекватом общаться? Вот они и ходу из клана. Тогда он снова к Нублэнду и снова зазывает…

– А к тебе в клан нельзя? Как, кстати, он называется?

– «Вестники ветра» называется. Но ко мне нельзя. Я, конечно, не последний человек среди своих, но у нас прием с сорок пятого уровня, не меньше. Бывают исключения, но только решением или общего совета, или кланлидера лично. И в случае особой полезности. И это у нас еще мягко. У Седой Ведьмы в «Гончих Смерти», например, ограничение от шестидесятого. И то еще не всякого берут. Ты пей давай!

Я закинул в себя кружку, и мир слегка поплыл в очертаниях.

– Так чего ж мне делать?

– Качайся. Развивай умения. А дальше видно будет. Кстати, у меня к тебе деловое предложение. Ты ж статью будешь писать?

– Буду.

– Упомяни моих – мол, хороший клан, дружный, славный.

– На кой тебе это?

– Во-первых, пиар и здесь никому не мешает. Во-вторых, сто золотых. В-третьих, дотянешь до сорок пятого уровня – тебе этого не забудут, появится лишний козырь. Ну как?

– Да не вопрос. И у меня просьба.

– Излагай.

– Не говори никому, что я журналист. Не надо.

– Да тебя все равно никто не знает. Но… как скажешь…

Толстый Вилли перекинул мне сто золотых и поднял кружку.

– Бахнем за сотрудничество, и я преподам тебе последний урок.

Я бахнул эту кружку и понял, что больше себя не контролирую. Что временно я стал Буратино – деревянным
Страница 11 из 18

человечком. С коротенькими-коротенькими мыслями и пуговичными глазками.

– А вот и последний урок, – сказал Вилли и подошел к моему телу, разместившемуся на полу. – Контролируй себя во всем. Тут не реал, вариант «стошнило и протрезвел» не катит. Теперь с полчаса без движения будешь валяться.

И тут же в подтверждение его слов появилось сообщение:

«Вы пьяны, как матрос. Ограничение в передвижении – от 10 до 30 минут».

Вилли закатал меня в ковер, лежащий на полу, и запихал под лавку у окна.

– Ы! – радостно улыбнулся он. – Хорошая шутка! Если что – стучи в личку!

«Шутник, – думал я. – То-то все подливал. У него небось навык алкоголить до упора раскачан!»

Вообще, шутки Толстого Вилли всегда отличались непредсказуемостью, как я и говорил. Помню, в школе его заложил классной руководительнице за какой-то грешок один наш одноклассник. Так Вилли в столовой исхитрился и сыпанул стукачу в чай слабительного напополам с рвотным. Потом стоял в сортире и с умилением смотрел на бедолагу, который не знал, какой стороной к унитазу повернуться. Специфический у него юмор, в общем. Но в целом – удачно повстречались. Одежда, информация какая-никакая, сотня золотых – это лучше, чем ничего. Жизнь-то налаживается!

В это время дверь в кабинет скрипнула и раздались чьи-то шаги.

– А кто был этот здоровый? – поинтересовался женский голос.

– Это Дикий Вилли из «Вестников», – ответил густой и басовитый мужской. – Да забудь. Герв, ну что скажешь?

– Мне не очень по душе то, что ты сделала, Элина, но теперь все равно ничего не изменишь. Решение принято, и гарантии «Гончим Смерти» даны, – сказал тихий и вкрадчивый третий голос, принадлежащий мужчине.

Я вообще ничего не понял, но чуйка сообщила мне:

– Ну все, ты попал…

Глава 5

Волонтер клана

– Слушайте, а почему мы разговариваем здесь, а не в нашем замке? – вновь заговорила женщина.

– Тут пиво хорошее, – ответил ей бас. – А может, и лучшее в Файролле. И потом – экономия.

– Скупой платит дважды.

– Ой, да ладно, как будто только за нами все и глядят. Эй, девка, пива принеси, – рявкнул бас.

– Какой же ты все-таки грубый, Горотул, – произнес тот, кого назвали Герв.

– Какой есть. Другим не буду.

– Это плохо, – грустно констатировала женщина. – Очень печально.

– А то, что ты сделала, не печально, – зло ответил Горотул. – По-хорошему, ты попросту предала наших союзников.

– Вовремя предать – это не предать. Это предвидеть, – отметил Герв.

– Слушайте, может, не будем тут такие темы обсуждать и все-таки переместимся в замок? Информация, конечно, рано или поздно выйдет наружу, но очень не хотелось бы, чтобы рано, – с опаской сказала женщина.

– Ой, да ладно, – беспечно откликнулся Горотул. – Что за вечные опасения. О, пиво!

Раздалось бульканье, видимо, принесенная жидкость переливалась во владельца баса, обладавшего, судя по всему, немалой утробой.

– Ладно, подытожим, – предложила женщина. – Что мы имеем на текущий момент?

– Это риторический вопрос, – утвердительно сказал Герв. – Пока мы не имеем ничего, но можем что-то получить при благоприятном развитии событий.

– Совершенно верно, – заметила женщина. – Если мы в решающий момент не оказываем поддержку «Двойному орлу» и дружественным ему кланам, объединенным в союз, или же просто открыто заявляем о своей лояльности к «Гончим Смерти», то мы, с одной стороны, терпим серьезные репутационные риски…

– Попросту говоря, нас назовут предателями и крысами, – уточнил, отдуваясь от выпитого пива, бас.

– Мы несем репутационные риски, – с нажимом повторила женщина. – И не более того, поскольку в открытый конфликт они с нами не полезут. А слова не клинки, они не убивают. Зато, с другой стороны, мы получаем дружбу «Гончих», а если и повезет, то партнерство с ними.

– И в чем тут выгода? – снова влез басовитый.

– Гороту-у-ул… Герв, я больше не могу, объясни ему. – Легкие женские шаги приблизились ко мне, лавка, под которой я лежал, чуть скрипнула.

– Видишь ли, мой друг варвар, – раздался тихий голос Герва. – «Гончие Смерти» – очень сильный и влиятельный клан. И очень памятливый клан. Они всегда отлично помнят, кто сделал им зло, а кто принес пользу. Зло мы им сделать не можем – они нас на ноль помножат и даже не вспотеют. А вот по поводу пользы… Мы своим уходом значительно ослабим союз кланов, которые все активнее противопоставляют себя «Гончим». Ослабим и морально, и физически. Такое не забывают.

– Ага. И заработаем за так, без ничего, репутацию крыс!

– Не за так. Потеряв в репутации, мы приобретем намного больше в перспективе. Ну да, нарушили соглашения и поступили грязновато. Ну да, немного прогнулись… А чего ты так перекосился?

– Перед кем-то прогибаться? Да на фига?

– Ты на Равенхольм хочешь попасть? Новые земли, новые квесты, влияние в уже существующих там кланах… – вмешалась женщина.

– Само собой, – ответил Горотул. – Чего спрашиваешь? Все хотят.

– Скажи, сколько кораблей у нашего клана?

– Два. И еще два строим.

– Этого хватит на полноценный конвой – ну, чтобы доплыть, учитывая конкурентов, которые нас будут пытаться потопить по дороге, кракена с его щупальцами, веселых пиратов, поднявших Веселый Роджер и объявивших морской джихад всем сухопутным, и просто форс-мажор?

– Да нет, конечно.

– Во-о-от. А что нам помешает попросить Седую Ведьму просто дать клану возможность присоединиться к их флотилии? На правах спутников. Учитывая оказанную услугу и проявленную лояльность, она наверняка будет не против. Если мы попадем в их флотилию и покажем себя надежным и дружественным кланом, полезным «Гончим Смерти», то получим поддержку и на Равенхольме. Это дорогого стоит. Так что прогнемся, еще как прогнемся. За милую душу. И вот неплохо было бы еще какую-нибудь услугу им оказать, что-нибудь эдакое…

Женщина стала раскачиваться на скамеечке, меня в ковре тоже начало бултыхать. Пиво внутри меня решило заявить о недопустимости такого варварского к нему отношения.

– Я тут слышал, – вкрадчиво начал Герв, – что Седая Ведьма проявляла некоторый интерес к одному игроку…

– Да? И какой интерес? – двусмысленно хохотнул Горотул.

– Не тот, что ты имеешь в виду, – холодно ответил Герв. – Не личный.

– Откуда знаешь? – поинтересовалась дамочка и перестала раскачиваться, что немало меня порадовало.

– Да вот знаю, – уклончиво ответил Герв. – А откуда – какая тебе разница. Информация закрытая, исключительно внутриклановая. Зовут игрока Странник, он вроде как не самого высокого уровня. Так вот, Седая Ведьма собирает любые сведения о нем и крайне интересуется его местоположением.

– Ого, – загоготал Горотул. – У тебя есть уши у «Гончих»?

– О боги! – одновременно выдохнули его собеседники, явно поражаясь тупости обладателя баса.

– А с чего такой интерес к этому игроку, не в курсе? – полюбопытствовала женщина.

– Могу повторить только слухи, – ответил ей Герв. – Вроде как Странник заполучил квест Великого Дракона.

– А, ерунда все это, – сообщил бас. – Очередной, невесть по счету какой, владелец квеста.

– Возможно, – согласился Герв. – Вот только с чего именно им заинтересовалась Седая Ведьма? Просто так? Сомневаюсь.

– Вот что, Герв, – хлопнула в ладоши женщина. –
Страница 12 из 18

Давай-ка по своим ближним пусти весть об этом Страннике, пусть пошуршат, вдруг чего и узнают. Может, мы на этом еще какой-нибудь бонус подсечем. Только чтобы тихо, ни звука.

– Не дурней бревна, – немного обиделся Герв. – Если выползет, что мы откуда-то это пронюхали… Нам если и не конец, то неприятностей не оберешься. Шутка ли – сунуть нос в дела самой Седой Ведьмы.

– Не говори, – сказала женщина. – Ох, ну и денек…

Она резко встала, скамейка качнулась, и именно это стало причиной того, что ковер со мной внутри выкатился, так сказать, на свет божий.

Дальнейшее напоминало старые советские комедии. Ковер развернулся, и я с деревянным стуком выкатился из него на пол. В немом удивлении на меня смотрели трое: громила-полуорк (наверное, так выглядят полуорки – светло-зеленая кожа, зубы большие, но изо рта не торчат, как у памятного мне Эуыыха, и сам здоровый, перевитый канатами мышц) в броне и с огромной секирой; невысокий человек незапоминающегося вида в непритязательной одежде, с набором метательных ножей и небольшим мечом за спиной, по имени Герв и высокая, потрясающе красивая эльфийка. С миндалевидными голубыми глазами, хрестоматийными острыми ушками, копной золотистых волос и в белых одеждах, скорее всего магичка. И вовсе и не женщина она, скорее девушка.

Она присела около меня на корточки и мелодичным голосом, в котором звучало некоторое недоумение, спросила:

– Ты кто?

Уж не знаю, что подействовало на меня – окончание отведенного на опьянение игрового времени, красота эльфийки, осознание того, что теперь я точно попал, или мысль о том, что так в жизни не бывает – как в книге или в кино, – но ко мне вернулась членораздельная речь.

– Хейген, – сообщил я.

– Это очень информативный ответ, – констатировала эльфийка. – Ты как здесь оказался?

– С Толстым Вилли пришел, пиво пил. Он меня напоил и в ковер закатал. И под лавочку засунул, – чистосердечно рассказал я правду.

– Это Дикий Вилли, наверное, – сказал полуорк, – который вышел отсюда перед нами. Но он Дикий, а не Толстый.

– Да хоть какой он Вилли, – грустно сказала эльфийка. – Что теперь с этим красавцем делать? Он все слышал. Ты же все слышал? – обратилась она ко мне.

– Все, – не стал отрицать я очевидное – а смысл? – Но не все понял.

– И на том спасибо, – сказал Герв. – Беда, однако.

– Вот скажи, Горотул, – поинтересовалась эльфийка. – У нас есть клановый замок, защищенный заклинаниями, и все такое. Ну на кой ляд ты поволок нас в эту забегаловку? Я же тебе говорила. «Пиво тут хорошее». Тьфу!

Она скрестила рука на груди и начала нервно постукивать башмачком по полу.

– А чего, и впрямь хорошее, – ответил полуорк. – И свиток портальный не надо тратить, он все-таки полторы тысячи золотом стоит. Экономия!

– Ну да, экономия. Вот и выгадали на свою голову, – сказала эльфийка и присела передо мной на корточки (я все еще лежал – от греха). – Ты ведь уже понял, что попал сильно не туда, куда надо, и услышал сильно не то, что надо?

– Само собой. Я это сразу понял, – опять не стал спорить я.

– Да чего с ним рассусоливать, – рыкнул полуорк. – В черный список его, и жмурить, как увидим. Вообще из города не высунется.

– Слушай, Горотул, знаешь, почему ты все еще в совете клана? – обернулась к нему эльфийка.

– А?

– Потому что ты один из его основателей. Других причин держать тебя там нет вообще.

– Чего я опять не так сказал-то?

– Герв, – посмотрела эльфийка на третьего собеседника.

– Ты пойми, Горотул. Если вдруг серьезный клан начинает щемить нуба шестого уровня, то это заметят все. Аналитики всех кланов спросят себя, почему мы так делаем. И догадаются, что скорее всего этот нуб слышал или видел что-то такое, что ему видеть и слышать не полагается. И будут правы. Потом тот, кто до него первый доберется, пообещает ему защиту и покровительство, прокачку и шмотки (что очень несложно и совершенно недорого), и нуб ему расскажет все. По доброй воле. Мы с носом, кто-то в шоколаде. А потом нам еще неслабо прилетит от «Гончих Смерти», и дай бог, чтобы не с летальным исходом. И до кучи, когда информация дойдет до наших, уже бывших, друзей, они тоже устроят нам веселую жизнь.

– А так не устроили бы?

– Конечно нет. Так за нами будут стоять «Гончие Смерти», – пояснила дуболому эльфийка. – Что с тобой делать? – задумчиво посмотрела она на меня.

– Пат, – сказал я.

– Чего? – переспросил Горотул.

– Пат. Вы не можете сделать мне ничего серьезного, но испортить жизнь по мелочам, и сильно, вполне способны. Я ничего не могу противопоставить вам, но буду угрозой для клана довольно длительное время.

– Молодец, соображаешь, – сообщила мне эльфийка.

– Ты чего дерзкий такой! – зарычал Горотул. – Угрозой он будет. Да я тебя сожру сейчас! Угроза!

– Цыц, – довольно резко цыкнула на него эльфийка. – Я приняла решение.

– Это то, о чем я подумал? – взглянул на нее Герв.

– Это самый разумный вариант, – кивнула эльфийка.

«Глава клана «Буревестники» Элина Мудрая приглашает вас присоединиться к ее клану. В случае согласия вы становитесь участником сообщества и получаете следующие бонусы: + 5 % к опыту; + 7 % к уменьшению урона, наносимого противниками; + 4 % к возможности определять скрытые свойства предмета; + 4 % к урону оружием любого типа; + 5 % к защите от холода;+ 5 % к защите от огня; + 15 % к получаемому лечению (в случае если лечение производится участником клана, то + 25 %); + 3 % к возможности получения редких и скрытых заданий».

Оставшаяся часть сообщения была не менее интересной, особенно учитывая мое теперешнее положение.

«Вы имеете право бесплатно чинить две вещи в день. Средства за починку будут списаны со счета клана. Аренда транспортных средств в областях, где ваш клан пользуется уважением, будет дешевле на 20 %. Дополнительный бонус – по той причине, что приглашение о вступлении в клан вы получили от его главы, в случае вашего вступления в клан вы получаете + 10 % к выпадению предметов в подземельях (при условии игры в группе, состоящей из участников клана). По мере роста вашего авторитета в клане бонусы могут модифицироваться и расширяться».

Я покрутил головой и сказал:

– Ух ты!

– Мотание головой означает «нет»? – не поняла Элина.

– Нет. В смысле, не означает. Просто я удивился очень сильно. Вот кабы вы меня надумали прирезать и по кускам в Эйгене закопать – не удивился бы. А тут – непонятно.

– Если б так можно было, мы бы уже минут пять, как тебя прирезали бы, – обрадовал меня Герв. – Воскреснешь же.

– Ну? Ты приглашение-то примешь? – спросила чуть напрягшаяся Элина.

– Эй-эй-эй! – решил я потянуть время. – Давайте, как любил повторять Чапаев, договоримся на берегу.

– Кто любил повторять? – уточнил Горотул.

– Один танк знатный был, – быстро ответил Герв, видимо, наученный горьким опытом общения с полуорком.

– А почему – был? – спросил Горотул.

– Не успели его бафнуть вовремя. Водное заклинание критануло, тут ему и конец настал. Прям с учеткой вместе!

– Бредятина какая-то, так не бывает, – сказал полуорк. – Он на каком сервере играл?

Я не удержался:

– Я тоже про него слышал. На уральском сервере он играл.

– Ну видишь, с кем приходится работать? – как-то грустно и обреченно произнесла Элина.

– Да ладно. И все-таки
Страница 13 из 18

хотелось бы прояснить, что вы ждете от меня и что получу я? Кому чего должен буду?

Горотул раздраженно мотнул головой – видать, жало его, что нуб шестиуровневый условия выкатывает и вопросы задает. Но промолчал.

– Чего хотим мы? Чтобы ты молчал обо всем, что услышал. И это в любом случае в твоих интересах. Если инфа выйдет на публику, мы с полным правом сделаем то, что предлагал Горотул. Ты получаешь титул «враг клана», почетное занесение в черный список и умираешь на всей территории Файролла. Даже в Серых землях. Если инфа не выходит за пределы этой комнаты, ты получаешь поддержку и защиту. Качаешься на подконтрольных клану территориях, получаешь одежду и оружие из кланового хранилища, не эпик, конечно, но и не тот хлам, что сейчас на тебе. В общем, все условия стандартного соклана.

– А если инфу солью не я?

– Есть заклинание «Истинное слово». Эдакая магическая сыворотка правды. Офигительно редкое и дорогое. Но если случится так, что будет утечка и ты скажешь, что это не ты, ради чистоты эксперимента я на него раскошелюсь.

– Есть еще «Порошок правды», он подешевле, – заметил Герв.

– Он, конечно, подешевле, но вероятность ошибки – десять процентов.

– А, ну да, – кивнул Герв.

– Ну вы же явно не ради меня заклинание купите, а ради того, чтобы понять, кто крыса, – резонно заметил я.

– Есть такое, – не стала спорить Элина.

– И еще одно условие, – вмешался в разговор Герв. – Клан ты покинуть сможешь только в двух случаях. Либо по личному разрешению Элины, и только ее. Либо если будешь признан нами врагом. В случае самостоятельного выхода из клана ты будешь признан его врагом автоматически.

– Чего-нибудь подписывать надо? И какие у меня вообще обязанности будут? Как у члена клана?

– Подписывать ничего не надо, – сообщила Элина.

– А права и обязанности тебе сержант в замке расскажет, – многообещающе подмигнул Герв.

– А если чё – смотри у меня! – рыкнул Горотул.

Я задумчиво оглядел эту троицу и вспомнил слова Вилли, что клан – это хорошо, а сильный клан – очень хорошо, и задал последний вопрос:

– А вот если меня три орка кошмарят и обещают на перерождение пускать как по конвейеру?

– Не боись, боец, – хохотнул Горотул. – Мы их самих на фарш порубим. С пэкашниками у нас разговор короткий. Чуть наших нубов тронули – все, охота. И доброе дело сделал, и развлекся. Наших нубов только мы имеем право плющить, – и полуорк гулко засмеялся.

– Ну тогда о чем речь! – сказал я и нажал окошко «Принять».

«Поздравляем! Вы присоединились к клану «Буревестники». В данный момент ваш статус в клане – волонтер».

– А «волонтер» – это надолго? – спросил я у Герва.

– Сначала волонтер. Потом, месяца через два, а может и раньше, если покажешь себя, получишь статус «родич». Это полноправный член клана.

– А дальше?

– Дальше? Когда наберешь сто двадцать уровней, завоюешь авторитет в клане и, если совет клана сочтет нужным и возможным, сможешь стать офицером. Получишь право приглашать новых участников, а еще новые бонусы и красивый значок над ником. За офицером идет пост заместителя главы клана. Ну и, собственно…

Элина многозначительно кашлянула.

– Я пока никуда не собираюсь. Но вот волонтера можно и проскочить. Может, до родича поднимем?

– Да незачем проскакивать, – тут же сообщил Герв. – Во-первых, жирно ему будет. Во-вторых, на фига его как-то выделять. Возникнет вопрос, а с чего это ему такие преференции. Так что, пущай со всеми бегает.

– Согласна, – кивнула Элина. – Все, вали в замок.

– Вы сейчас мне? – робко спросил я.

– Ну а кому еще-то?

– А как? Я вообще не знаю, где он.

– А, ну да. Герв, бери его.

Герв взял меня за руку, развернул какой-то свиток и начал читать. Последнее, что я слышал, пока был в комнате, это слова Элины:

– Ну чего, сильно сэкономил?

Меня дернули за руку, перед глазами крутнулась очередная радуга, и я обнаружил себя стоящим на булыжной площади.

При выражении «замок клана» мне рисовалось что-то из далекого детства и сразу вспоминались книги Вальтера Скотта и Дюма и фильм «Баллада о доблестном рыцаре Айвенго». Эдакий здоровущий замок, сложенный из огромных блоков, с подъемным мостом, башенками, донжонами и внутренним двором.

Двор был. Остального не наблюдалось. То есть наблюдалось, конечно, но не такое, как я представлял. Строение скорее напоминало дачу-переросток в районе Николиной горы, принадлежащую какому-нибудь серьезному бизнесмену-нефтянику или депутату средней руки.

– Не впечатляет? – с иронией спросил Герв.

– Не-а, – честно ответил я.

– Ну и хорошо.

– Почему? А! Понял! Чем замок скромнее выглядит со стороны, тем меньше желающих проверить, что у него там внутри.

– Ну да. Молодец, догадливый.

– Так и другие догадаются.

– Ну не все. Горотул вот никак не возьмет в толк, чего это мы все скромничаем.

– А вы ему нарисуйте. Слов не понимает – картинки поймет.

– Ты, волонтер, все-таки не забывайся. Речь идет о заместителе руководителя клана. И, кстати, о кланмастере по вопросам военных действий. Он, конечно, далеко не гений, но вот как рейд-координатору ему нет равных. Если повезет и пойдешь с ним в данж или рейд – сам увидишь. Ладно, надо найти сержанта. Отдам тебя ему для инструктажа и дальше по своим делам двинусь. А дел-то мно-о-ого…

Как я и ожидал, внутри замок оказался куда больше, чем снаружи. То ли «Буревестники» были, как Воланд и Коровьев, отлично знакомы с пятым измерением, то ли в опциях покупки кланового замка была такая дополнительная платная услуга (в это, признаться, мне верилось куда больше), но в любом случае комнат, поворотов, переходов и балюстрад внутри было очень много.

Герв довольно шустро преодолевал все эти хитросплетения, время от времени давая пояснения типа: «Здесь тренировочный зал», «Это малое клановое хранилище. Тебе туда нельзя пока», «Большое клановое хранилище. Тебе туда нельзя всегда», «Это общий зал». Где-то на седьмой минуте забега он остановился у входа в небольшой зальчик.

– Пришли. Ты чего такой смурной?

– Думаю, как выбираться отсюда стану. Ты ж убежишь сейчас, а я дорогу не запомнил. Так и буду тут бродить до смерти.

– Не боись. Выведет кто-нибудь. Сержант, ты здесь?

– Заходи, – раздался гулкий бас. Эхо в зальчике, по ходу, неслабое.

Войдя внутрь, я увидел обладателя баса. Это был гном со здоровенными ручищами и носом картошкой. Надпись над коротышкой гласила, что его ник «Сержант».

– О, а Сержант – это имя собственное, оказывается, – удивился я вслух. – Я думал, это социальный статус.

– Это и то, и другое, и образ жизни, – пробасил Сержант. – Герв, вы совсем обалдели? Давай, как какие-нибудь клоуны, прямо у выхода из Нублэнда будем народ вербовать. А почему нет? Наставников полно, обучение финансируется так, что не знаем уже, куда и деньги девать, клановое хранилище битком элитками и сетами забито…

– Ладно, не гуди. Тут случай уникальный, детали тебе знать не надо, но поверь, что это так. Кстати, его пригласила сама Элина.

– И чего теперь. Шестой уровень! У нас ограничение – не ниже двадцать пятого. Это было решено на совете, и глава клана сама это утвердила. И ты приводишь мне лузера с шестым уровнем.

– Чего это я лузер? – справедливо возмутился я. – Ну да, нуб! Ну да, одет, как бомж! Но уж точно не
Страница 14 из 18

лузер!

– Волонтер! Тебе слова не давали! – резко обернулся ко мне гном. – Твое дело – молчать и стоять!

– Да не пошел бы ты… – немедленно завелся я. – Я чего, в армии? Ты кто, вообще, такой, чтобы меня затыкать? Родитель? Начальник? Я чего, сюда по контракту завербовался, чтобы мной всякие бородуны помыкали?

– Что-о-о? – Рука гнома начала шарить по поясу, видимо в поисках секиры.

– Ничё-о-о! – передразнил его я. – Не дергайся. Убийство соклана под запретом. Это постулат всех игр, и если ты на такое пойдешь, будешь изгнан с позором.

– Он прав, – вмешался Герв, который с явным интересом наблюдал за конфликтом. – Ты не можешь его убить. То есть можешь, но тогда…

– Я не буду его учить, – неожиданно спокойным голосом сказал гном. – Не буду – и все.

– Это твоя работа, – очень тихо и, как мне показалось, с ноткой угрозы уточнил Герв. – Ты в последнее время довольно часто стал показывать свой норов. То не так, это не эдак. Ты дважды в этом месяце не выполнил приказы совета. Не слишком ли много о себе возомнил?

– Если вам не по душе мой норов, давай я уйду из клана, – снова завелся гном. – Учите молодняк сами.

– Думаешь, не найдем другого наставника? Да запросто. А вот найдешь ли ты новый клан, настолько лояльный к тебе, – это вопрос открытый. И вообще, нам надо серьезно поговорить, это, кстати, пожелание Элины. Когда она прибудет в замок, мы продолжим эту беседу. А ты пока проведи вводный инструктаж, а то волонтер стоит, уши греет.

– Только давайте без всякого военно-специфического, – сразу уточнил я. – Я этого в армии наелся по самое «не хочу». Ты сам-то, кстати, служил? – спросил я гнома.

– Нет, – коротко ответил он.

– Я так и знал. Откосил. А теперь других вон строишь.

– Не откосил. Просто негоден, и закончили пустые разговоры. Садись в кресло.

Я устроился напротив стола. За стол сел сам гном. Герв внимательно на нас посмотрел.

– Ну смертоубийства, судя по всему, уже не будет, по этой причине я удаляюсь.

Он достал свиток, раздалось: «Пшш», – и с легким дымком мужчина исчез.

– Итак, основы, – начал бубнить гном.

Изложение основ затянулось на два часа. Я прослушал, что делать можно, что нельзя, что я обязан, на что имею право. Причем обязанностей оказалось намного больше, чем того, на что я имел право. Излагал гном уверенно, явно не в первый раз, но как-то заученно, без души, неинтересно и явно размышляя о чем-то своем.

Ради правды, я принял предложение Элины не только потому, что мне не оставили выбора, – чушь, выбор есть всегда. Например, я мог просто нажать кнопку логаута – слава богу, о невозможности выхода из игры никто никогда не слышал. Просто я сам всегда считал, что жизнь в клане более комфортна для игрока, и слова Толстого Вилли меня в этом окончательно убедили. Но у «Буревестников» клановая система была ох как непроста. Во время оно, когда я еще баловался играми, дела с кланами обстояли попроще. Собиралась куча народа для более удобного прохождения игры, чтобы в рейд не ходить с какими-то левыми и зачастую мутными игроками, а идти с проверенными людьми, которым доверять можно. Чтобы было у кого уточнить прохождение по тому или иному квесту прямо здесь и сейчас, а не выходить из игры и не лезть на форум. Иногда и чтобы игровых денег занять. Опять же, в ряде игр клан давал довольно неплохие бонусы к характеристикам.

Здесь все было довольно строго. Нет, и все вышеперечисленное тоже имелось, но при этом у каждого игрока были определенные обязанности. Ну например, отдавать пять процентов от всех полученных в игре денег на клановые нужды. Все игроки сто восьмидесятого уровня и выше были обязаны раз в неделю водить молодняк клана в какое-либо подземелье или инстанс, помогать им в прохождении, оберегать и защищать. И очень строго было с онлайном. Если игрок не заходил в игру более двух недель, заранее не уведомив об этом гейм-мастеров, то он исключался из состава клана моментально, без права на апелляцию.

Все происходящее должно было оставаться в клане. За любое разглашение закрытой информации следовало изгнание. Если разглашенная информация использовалась против клана, то человека могли перевести во враги клана. И наоборот – все члены клана обязаны были доводить добытую и полезную информацию до соответствующих служб.

Отдельной статьей проходила информация о заданиях. Боевка, выполнение квестов, ПК, социалка, крафт, отыгрыш роли – это все производные. А вот если мир не продуман и не сбалансирован, игроки в него не поверят, а значит, быстро его покинут. Если квесты в этом мире однообразные и несложные, игроки сразу заскучают. Согласитесь, можно выполнить квест типа «Убей десять лис», или «Собери пять тазобедренных суставов шустрых скелетов», или «Отнеси письмо старому гоблину» раз, три, даже пять. Но если вся игра состоит из таких квестов, то кому это надо? Основа ММОРПГ, конечно, поединки, но одно только мясо уже никому не интересно. Простые задания, конечно, должны быть – они важны и для прокачки, и для развлечения. Но основа – это сюжетные квесты по канве игры.

В мире Файролла были и суперквесты – эпические и скрытые. Эпические давали возможность выполнить серьезные, многослойные задания и завоевать такую же серьезную награду – уважение и дружбу с неигровыми фракциями, раритетные предметы, которые в обычном игровом процессе получить было не просто трудно, но зачастую и невозможно. Скрытые же квесты представляли собой цепочку заданий, выполнив которые можно было получить нечто крайне полезное – например, поддержку целых групп НПС, в том числе военную, предметы из сетовых комплектов или уникальные таланты. Встречались они крайне редко, как правило, игроки набредали на них случайно, выполнив какие-либо действия и не предполагая даже, к чему они приведут. Гайдов по таким заданиям не существовало, на то они и уникальные. Игроки-одиночки, получившие скрытый квест, предпочитали помалкивать. Кланы же, узнав о них, сразу информацию засекречивали. Оно и понятно – аналитики и службы разведки всех кланов гонялись даже за крохами информации о подобных заданиях и зачастую были готовы платить хорошие деньги, кстати, не только игровые. Сокрытие информации о полученных эпических и скрытых квестах от клана приравнивалось к государственной измене.

Были и прямые запреты. Членам клана нельзя было (как я уже упоминал) убивать сокланов. Игроков вообще убивать было можно, но только в порядке самозащиты. Если игрок клана кого-то убивал, то каждый такой случай отдельно рассматривался на совете. Политика клана по отношению к ПК была проста – неприятие. Нельзя было ослушаться решения совета, я так понял, тут уважали модель имперской политики. Под запретом (естественно) было воровство у членов клана и из кланового хранилища. Под строжайшим запретом было разглашение внутренней клановой информации. Нельзя было проигнорировать соклана, попавшего в беду, если ты в это время проходишь мимо (хотя это, конечно, можно было и не озвучивать – нормальная реакция нормального человека).

В общем, не мед была жизнь в клане, мягко говоря, при закрученных гайках. Но и плюсов имелось немало. «Буревестники» предоставляли полную защиту от всех и вся – ну, если ты конечно, не сам нарвался на неприятности. Как и говорилось,
Страница 15 из 18

если агр валил члена клана, он сразу мог вешаться – на него объявлялась охота, и, кстати, многие ветераны клана не прочь были принять в ней участие. Делать им, по их же собственному выражению, все равно было особо нечего: квесты пройдены, локации обшарены. А тут развлечение. Впрочем, таких было немного, да и душой они кривили – все локации обойти и все квесты выполнить в Файролле невозможно, этот мир не просто огромен, а безграничен. Плюс регулярно устанавливаемые обновления… Но главное, что пэкашники знали – не хочешь проблем, не тронь людей из кланов. Причем это касалось не только «Буревестников».

Клан снабжал информацией, оружием, одеждой, компонентами и расходниками для ремесел, в разумных пределах, конечно. Любители ремесел могли пройти обучение у мастера. У клана были свои охотничьи угодья – несколько зачищенных от агров разноуровневых зон для прокачки молодняка. В одну из этих локаций мне и предстояло отправиться завтра с группой волонтеров последнего набора.

Таков был приблизительный перечень прав и обязанностей.

– Все понятно? – посмотрел на меня Сержант.

– Да, – кивнул я.

– Тогда завтра в девять ноль ноль по Москве быть на площади у замка. В урочье Грингворт пойдем, скелетов и зомбиков бить. Свободен, выметайся отсюда.

– Эм… мастер Сержант, я не смогу.

– Чего? Слышь, ты все-таки меня доведешь! Решил поиздеваться? Почему не можешь? – Гном пошел красными пятнами, и даже борода начала рыжеть.

– Я из замка обратной дороги не помню…

Глупо было даже рассчитывать на то, что бородач, с трудом удерживающий себя от того, чтобы не проломить мне череп, поведет меня к выходу. Тем не менее он окликнул мага сто четырнадцатого уровня, проходящего мимо зала:

– Эйлинн, ты к выходу?

– Да. А что такое?

– Да вот, Герв волонтера подкинул, он дорогу, конечно, не запомнил. А мне вести его некогда, сам знаешь, то засада, то измена.

– Понятно. Конечно помогу, – дружелюбно сказал маг. Он вообще показался мне очень славным. И посох у него был интересный – четыре когтистые лапы поддерживают корону с обломанными зубцами.

– Забавный, да? – улыбнулся Эйлинн, проследив мой взгляд.

– Ну да, – ответил я. – Эпический?

– Эпический. Давай-ка познакомимся и пойдем. У мастера Сержанта всегда много дел, а завтра, насколько я знаю, еще и вылазка в Грингворт. Локация непростая, готовиться надо долго. Итак, я мастер Эйлинн. А как зовут тебя, юный падаван?

– Меня Хейген.

– А ты-то откуда про вылазку знаешь? – тут же встрял Сержант.

– Некорректный вопрос, ибо лезть в разговор невежливо, но ничего другого я и не ожидал. Просто я буду одним из тех, кому завтра предстоит прикрывать волонтеров.

– А, ты, значит, с нами, – оживился Сержант. – Это хорошо. А кто еще в прикрытии?

– Ранго, Рейнеке Лис и Кролина.

– Ух ты. Давненько я такой матерой группы поддержки не видел. С чего бы это?

– Да просто так сложилось. Ну мы идем, Хейген? До завтра, Сержант.

– До завтра, – попрощался и я.

Упрямый гном проигнорировал нас и ушел вглубь своего зальчика, задрав бороду так, что она чуть не касалась притолоки.

– Чего он такой вредный? – сразу же поинтересовался я у Эйлинна.

– Ну тут два объяснения. Во-первых, я вообще не видел несварливых гномов. В принципе не видел. У всех невероятно склочный и неконтактный характер. И, если честно, все порядочные жлобы.

– Ну не совсем уж все, – вспомнил я бородача, отсыпавшего мне десять золотых совсем недавно, когда я бегал в одних подштанниках по Эйгену.

– Ну, значит, тебе – ничего, что я на ты? – повезло. Все мои знакомые гномы – сплошь такие скобари, что ой-ой-ой. Во-вторых, жизнь – та жизнь, реальная, – у Сержанта не сахар. Он же не ходит.

– Как не ходит?

– Совсем. Он инвалид. Когда ему было лет шестнадцать, попал в аварию автомобильную. Машина кувыркнулась, он сзади сидел, и при падении там что-то выгнулось, и ему позвоночник передавило. Вот Сержант и ушел в Файролл. Он тут почти всегда.

Мне стало дико стыдно. Конечно, он не был в армии. С другой стороны, я же не знал. Но все равно появилось это царапающее чувство…

– Само собой, что это не добавило ему смирения и доброты. Но поверь, он хороший человек. И кстати, очень верный товарищ. Просто поверь. Потом сам увидишь.

– А остальные, кто с нами идет?

– Вам повезло. Все трое – элита клана. Грамотные бойцы. Ранго и Кролина с самого начала в клане, они ханты. Лис – мечник, пришел чуть позже. Так что завтра в урочье можете ничего не бояться и спокойно качаться.

– А там есть чего бояться?

– Ну как тебе сказать… Локация непростая, рассчитана на двадцать девятый – тридцать второй уровни. Для тебя в одиночку неподъемная. Остальные волонтеры в среднем имеют двадцать шестой – двадцать девятый уровни, поэтому экспы им тоже будет падать немало, особенно сначала – с тем расчетом вас туда и ведут. Ты же вообще, по идее, завтра море плюшек получишь, так что твой хомяк может сплясать. Я так думаю, достижения поднимешь по полной. Ну и уровней не меньше десяти – двенадцати возьмешь. А вот из сложностей – там помимо основного населения (скелетов и зомби) время от времени появляется пара боссов локации – лич сорок шестого уровня и король зомби сорок восьмого. Как порядочные боссы, они не только здоровые по уровню, но еще и кастуют всякую дрянь. Гипотетически вы, конечно, можете их завалить, но все равно не по разу успеете умереть. Опыт, конечно, будет слетать. Ну и в чем тогда смысл? Так что этих красавцев мы будем валить.

– Это дело. А что за хомяк?

Эйлинн улыбнулся.

– Внутри каждого из геймеров сидит хомяк. Когда падает халява – он пляшет и поет. Когда игрок свое отдает – орет и бушует. Вот твой завтра точно будет именинником. Только не опоздай. В девять ноль пять портироваться будем. Ждать точно никто не станет.

Так за разговорами мы дошли до выхода.

– Ну было приятно познакомиться, – сказал маг. – Мне пора. До завтра.

– И мне было очень приятно, – абсолютно искренне сказал я. – До завтра.

Я посмотрел на удаляющегося Эйлинна и нажал «логаут».

Глава 6

Урочье Грингворт

Когда я вылез из капсулы и глянул на часы, то крайне удивился – я провел в игре порядочное количество времени.

«Вот ведь какая все-таки хитрая лиса наш Мамонт. Считай, полный рабочий день отпахал, и даже больше», – подумалось мне. Но эти мысли быстренько перебили два базовых инстинкта – поесть и… и еще один. Причем второй не просто сообщал о себе, а прямо-таки орал.

Поев и вообще приведя себя в форму, я сел за компьютер и решил, что можно и, пожалуй, даже нужно потихоньку начинать статью. Время-то идет. Сел, посмотрел на экран с открытым текстовым редактором. Посмотрел еще. И еще.

– Лучше побольше материала поднабрать. И такую статью забабахаю… Потом…

Я уж было собрался выключать компьютер, но тут вспомнил, что, когда лежал завернутый в коврик и слушал диалог Элины и Герва (речь Горотула кроме как потоком сознания назвать невозможно), мне подумалось, что надо посмотреть, чего это за квест Великого Дракона и почему в Равенхольм нужно плыть на кораблях. И вообще, что такое Равенхольм. Заодно и про Странника надо глянуть, может, есть чего. Хотя, конечно, вряд ли.

В поиске на форуме забил для начала «Великий Дракон». И вот что оказалось. Когда я начинал играть,
Страница 16 из 18

историю Файролла как-то пропустил, а зря. Весьма любопытная оказалась. И не менее кровавая. Были две войны Скелетов, три войны Ненависти и еще с десяток войн попроще, без названий. Но наиболее страшной и кровопролитной оказалась война Дракона, в ней лет этак с тысячу назад, задолго до пришествия игроков, схлестнулись все разумные расы Файролла. По одну сторону – нежить и нелюдь под предводительством Великого Дракона (настоящего, с крыльями и огнедышащего, последнего из представителей перепончатокрылых в мире Файролла): скелеты с личами, призраки с псами смерти, тролли, зомби и орки. С другой, как водится, люди, эльфы, гномы. Повоевали, и нежить с нелюдью начали проигрывать. Дело запахло геноцидом и полным истреблением темных рас по всей территории ойкумены. Тогда Великий Дракон изрек: «Если судьбе не угодно даровать нам победу, то, стало быть, не пришло еще наше время», – распустил войско, объявил светлым, что победа за ними и он не хочет лишних жертв. Но в обмен на сложенное оружие его воины не должны подвергаться преследованию с целью уничтожения и ущемлению в гражданских правах.

Светлые сказали: «Не вопрос. Самим воевать надоело. Да и добрые мы». И не сдержали свое слово. Не нарочно и не все, но не сдержали. Несколько гномьих хирдов то ли не знали о прекращении военных действий, то ли из-за своего извечного упрямства решили, что не навоевались еще… В общем, они напрочь истребили приличную ораву орков – зеленых, зубастых и безоружных, ввязались в драку с темными дварфами, ну и вообще набезобразничали всяко.

Великий Дракон про это узнал, разозлился, пыхнул огнем и изрек: «Да будут прокляты светлые расы!»

И оформил свое проклятие в виде квеста. Супермегаэкстраредкого. Настолько редкого, что еще ни одному игроку за время существования игры он не достался. Содержание квеста оставалось загадкой, но известна была награда – возможность призвать все темное воинство к себе на службу, то есть по факту стать темным властелином. Вроде как к этой возможности призыва прилагалось какое-то ограничение, но какое – большой вопрос. За квестом с незапамятных времен гонялись все кланы, но, как его получить, кто его выдает, что надо сделать, никто толком не знал.

Порой появлялись игроки, оравшие, что они получили искомый квест, но на деле оказывалось, что они Лжедмитрии в поисках халявы.

А Великий Дракон после этого пропал. Может, помер или затаился где. А скорее всего выведен разработчиками из мира игры и сохранен в виде резервной копии на резервном же диске.

Так что если Странник действительно получил этот квест, неудивительно, что он ломанулся куда подальше. Я бы на его месте вообще в пустыню ушел или в пещеру заныкался лет на сто. Неудивительно и то, что за ним гоняется Седая Ведьма.

Про нее я тоже прочел. Клан «Гончие Смерти» был велик, суров и беспощаден. Возник он при слиянии двух кланов – «Серые кошки» и «Джет». Лидер «Серых кошек» Седая Ведьма возглавила вновь созданный клан. Была она хитра, злопамятна, беспринципна и мстительна, но при этом рациональна и расчетлива, не позволяла эмоциям брать верх над разумом, а также видела любую выгоду для клана и себя лично через семь кирпичных стенок. Руководителя «Джета», который претендовал на место кланлидера, она лично скомпрометировала (проведя хитроумнейшую многоходовую комбинацию), обвинила в крысятничестве и, ссылаясь на устав, вышвырнула его вон. Общим решением совета. На все возражения игроков (в основном из бывшего клана «Джет») она высокомерно изрекала:

– А кто вам дал право идти наперекор клану и требовать что-то вопреки решению совета?

Тем не менее под ее руководством «Гончие» стали первыми среди топ-кланов по многим показателям.

Исходя из этого, можно было всерьез предположить, что Странник и впрямь чего-то там нашел, иначе Седая Ведьма вряд ли бы даже пальцем пошевелила. Про Странника форум молчал, по крайней мере, я не нашел о таком персонаже никаких упоминаний.

А с Равенхольмом все оказалось совсем просто.

При старте игры был один континент – Раттермарк, где, собственно, я сейчас и находился. С полгода назад прошло глобальное обновление и появился еще один континент – Равенхольм. Попасть туда можно было двумя путями – либо при регистрации указать его как стартовую локацию (я, когда регистрировался, видать, этот пункт проскочил), либо доплыть через моря-океаны. С последним было сложнее. И дело даже не в том, что корабль стоил очень дорого. Просто дорога была весьма трудна и опасна, малому конвою просто не дойти.

С небес на корабли пикировали гарпии, гаруды и стимфалиды, из глубин корабли атаковал и разбивал кракен – огромнейших размеров и сил чудовище. Выживших, если были и такие, поедали рыбки-акулки. Ну а завершающий штрих наносили пираты, скрывавшиеся в прибрежных водах Тигалийского архипелага, лежащего аккурат посередине между Раттермарком и Равенхольмом. Они делали то, что и положено пиратам, – грабили и убивали и заставляли ходить по доске попавших к ним в плен игроков. Что интересно, они были только НПС.

Если тебя убивали в морском бою, ты летел на ближайшую точку возрождения. А она, по умолчанию, в Раттермарке. Причем игроки-то на точку возрождения попадали, а корабли – нет. Вот так с десяток кланов вообще лишились флота.

При этом надо еще учесть, что порталы с Раттермарка не переправляли в Равенхольм и наоборот. То есть если ты туда все-таки доберешься, то возвращаться придется опять же по воде.

В общем, добраться до нового материка нелегко. Но ох как заманчиво. Населения на континенте с гулькин нос – игроки все-таки с большей охотой шли на обжитые земли, ведь о них написаны гайды, есть сильные кланы и вообще жизнь устоялась. Нет, находились и энтузиасты, пионеры и первопроходцы – все-таки новые подземелья, новые заклинания, новые квесты… И, конечно, кланы сразу начали забрасывать туда резидентов, которые там усиленно качались, но пока прокачаешься, пока все разведаешь… То ли дело десант хаев. Все топовые кланы стали готовить флотилии – у остальных просто не было столько ресурсов. «Гончие Смерти» лидировали и тут, и неудивительно, что Элина хотела к ним прибиться.

– Круто, – сказал я, переварив информацию. – Толкиен курит в сторонке…

И пошел спать, предварительно установив будильник в музыкальном центре на восемь часов утра.

Спал я как младенец, кошмары меня не мучили. И только под утро почему-то приснился Чапаев, сидящий за монитором и приговаривающий:

– Эх, знал бы, купил бы на аукционе бурку с защитой от водяного урона… Купил бы…

Тут как раз будильник сработал. И слава богу. Вот ведь какие забавные искажения иногда выдает психика. Давеча о Чапаеве поговорили – и на тебе. Ну да ладно, пора в бой. Только вот чайку попью и пойду скелетам ребра ломать, под присмотром старших товарищей.

На площадь я пришел минут за двадцать до дедлайна, и первым, кого увидел, был мой старый знакомец еще по Нублэнду – Ойголинн. Правда, он уже умудрился как-то подняться до двадцать седьмого уровня и даже обзавестись более-менее сносными вещичками. Да и лук, судя по всему, у него был не чета моей простенькой палице.

– Привет эльфам, – помахал я ему. – Ну ты крут. Ты не спал, не ел, что ли? Мы ж с тобой одновременно стартовали.

– Привет. Ну
Страница 17 из 18

не все такие лентяи, как ты. Я смотрю, два уровня – твой предел. А ты, кстати, вообще тут как? Здесь же прием от двадцать пятого?

– Не скажу. Сие есть тайна великая. Серьезно – как ты умудрился так быстро?

– Да прям, быстро. Из игры за это время выходил, только когда начинало мозг клинить. Спал четыре часа – и обратно. В город – в локацию. В город – в локацию.

– А в город-то зачем?

– Лут скинуть и золото в комнату положить. Агры, собаки такие. Их в последнее время что-то очень много развелось, потому как летал я раз двадцать, не меньше. Когда в последний раз улетел, подумал: «Хватит». Полез на форум, посмотрел ленты кланов – и вот, выбрал «Буревестников». Условия вроде не сильно жесткие, а защита сокланов хорошая – агров гоняют как чумных. Ты-то чего на шестом застрял?

– Ну вот так вот… Сам не знаю. То одно, то другое… Сегодня наберу, по-любому.

Пока мы беседовали, прибывал народ. Я, если честно, думал, что придет от силы пять-шесть игроков. Но нет, уже сейчас насчитал девять… Людей было четверо – два танка, лучник и маг, еще два эльфа, одинокий гном и полурослик по имени Лютикс. Кстати, полурослики мне раньше не встречались, оказалось, прикольные такие. Я всерьез задумался о том, удобно ли попросить этого Лютикса снять сапоги, чтобы проверить его ноги на предмет мохнатости. Ну а чего? Интересно же. Но тут на площадь из замка вышел мой давешний знакомец Эйлинн, пересчитал нас по головам и сказал:

– Ага, одного не хватает. Кого, кстати, Сержант?

Из-за его спины вышел Сержант, хмурый, как и вчера, одетый в кольчугу, с боевой секирой за поясом и в шлеме, похожем на чайник, тоже пересчитал нас и ответил:

– Эльфа не хватает. Глесса. Двадцать шестой уровень, хант.

После слова «хант» аккурат перед Сержантом и нарисовался поименованный Глесс во всей своей эльфийской красе. Гном аж назад отпрыгнул.

– Вам, эльфам, – злобно пробрюзжал он, – только бы поэффектней появиться!

– Извините, – пролепетал Глесс, огляделся и бочком-бочком начал отходить к основной массе народа.

– Ух ты, – прокомментировал я. – Сержант, ты колдун. Тебя запросто сжечь могут. А если ты скажешь: «Бочка пива», – пиво появится?

– Я сейчас скажу: «Большая шишка на лбу», – и махну вот этой волшебной палочкой. – Наш наставник ласково погладил секиру на боку. – И будет тебе сказка! Со страшным концом.

– Так, тишина, – слегка повысил голос Эйлинн. – Все в сборе, никто не опоздал, и мне это радостно. Небольшие вводные – и портируемся. Отправляемся в урочье Грингворт, средний уровень монстров там – двадцать девятый – тридцать четвертый, основные обитатели – скелеты и зомби, встречаются псы смерти и призраки. Средний респаун – четыре минуты. Время от времени появляются боссы, но они не ваша забота. Они забота вот этих славных ребят. – Он махнул рукой в сторону входа в замок, у которого стояли три высокоуровневых даже на глаз (по амуниции и оружию) бойца: два лучника (мужчина и девушка) и мечник.

– Это Ранго. – Мужчина-лучник помахал рукой.

– Кролина или просто Кро. – Девушка изобразила книксен.

– И Рейнеке Лис или просто Лис. – Мечник прижал руку к груди и сделал полупоклон.

– Лисенок, – хихикнула Кролина.

– Это очень опытные бойцы, ветераны клана. Они будут оберегать вас от боссов, от неожиданного массового респа мобов – такое порой бывает в этой локации. Еще иногда туда забредают агры – очень редко, но забредают. Они либо невысокого уровня и сами не знают, во что ввязываются, либо, напротив, очень опытные группы. Новичков вы и сами отправите полетать, вдесятером-то. А вот с аграми-ветеранами вам не справиться. Но не ждите, что эта тройка будет за вас молотить мобов. Ни один из них не поможет в схватке, которая вам по силам.

– Так, молодежь, – захлопал своими ручищами Сержант, напомнив мне персонажа старого-престарого фильма «Золушка» – старичка, танцующего под песню «Жил на свете старый жук», – создаем группу!

– А кто лидер? – поинтересовался здоровенный варвар по имени Ронин.

– А мы откуда знаем? – ответил вопросом на вопрос Эйлинн. – Ваша группа, вы и решайте.

– Так мы ж незнакомы даже, – сказала девушка-эльфийка.

– И что? – спросил у нее Сержант. – Есть масса вариантов, как выбрать лидера за минуту даже в группе незнакомых людей (ну, и не только людей).

И тут у меня высветилось приглашение в группу, брошенное мне Ойголинном. Я, конечно, согласился.

– А чего это именно ты? – достаточно резко отреагировал на предложение, видимо, поступившее и ему, Ронин. – Может, я хочу быть лидером.

– Тогда надо было первым бросить приглашение, – миролюбиво заметил Эйлинн.

– Кто первый встал, того и тапки! – поддакнул Рейнеке Лис, подошедший к нам.

– Да что за …! – По всему было видно, что Ронин скоро буквально взорвется.

Остальные абсолютно спокойно приняли приглашение в группу, и вскоре ее формирование было закончено.

– Распределение трофеев какое поставил? – спросил Сержант у Ойголинна.

– Кому нужно, – ответил тот.

Трофеи – это серьезный вопрос. При игре в группе есть три вида дележа добычи – распределение лидером группы, распределение тому, кто нанес последний удар, и распределение тому, кому нужно. Если в первых двух случаях добыча однозначно попадает к конкретному человеку, то в последнем перед игроком появляется сообщение: «Вам нужен этот предмет». Если игрок нажимает: «Нет», – то в розыгрыше не участвует. Если: «Да», – то бросается некий виртуальный кубик, и у кого из участников розыгрыша выпадет большее число, тому вещь или ресурс и достанется. Справедливая и правильная система. Молодец Ойголинн. Кстати, деньги, выпавшие из убитого врага, распределяются между всеми участниками группы автоматически и поровну.

– Чего это? – возмутился Ронин – Давай по последнему удару. А то, может, я всех один завалю, а мне ни фига и не достанется!

– Не вопрос, – сказал Ойголинн. – Голосуем. Кто за последний удар?

Кроме Ронина руку поднял еще один человек, лучник по имени Керв.

– Кто за «кому нужно»? – и тут руки подняли все остальные.

– Вопрос снят. И, на всякий случай, это последний демократический выверт в нашей группе. Я лидер, и решение принимаю я. Если мне понадобится узнать ваше мнение, я у вас его спрошу. Кто не подчинится, выброшу из группы.

Эйлинн многозначительно посмотрел на Сержанта.

– Не выбросите, – сказал маг. – Поход устраивают «Буревестники», и вы все здесь волонтеры. Решение по исключению из группы не в вашей компетенции. Но вы имеете право командовать группой и требовать выполнения приказов по вопросам боя и распределения добычи.

– Схавал! – заржал Ронин.

– С организационными вопросами все? – спросил Сержант. – Давай открывай портал. Девять ноль семь уже!

Эйлинн гаркнул какое-то заклинание, махнул посохом, и открылся портал, абсолютно такой, каким его я и представлял, – синий большой круг с переливающимися краями.

– Чего ждем? – заорал Сержант – А ну бегом в портал. Вот схлопнется он сейчас – и все, давай, до свидания!

Второго приглашения мы ждать не стали и рысью устремились в заданном направлении.

«Урочье Грингворт. Место, где воины славного, но давным-давно забытого королевства Рингхолл собирались на охоту и бугурты, после второй войны Скелетов оказалось под
Страница 18 из 18

властью проклятия, наложенного могучим некромантом по имени Ник Фесс. Нежить населяет его теперь, и…»

Я скинул очередную занимательную, но, видимо, крайне длинную и несвоевременную побасенку о достопримечательностях Файролла. Будь я тут один, дочитал бы. Но, во-первых, вряд ли мне это даст сделать Сержант, а во-вторых, не пропустить бы что важное.

Мы стояли на небольшом холме. Перед нами простиралась равнина, на которой там и сям были разбросаны живописные руинки, как бы подразумевающие, что тут когда-то имелись то ли маленькие форпосты, то ли большие оплоты, созданные для чего-то глобального, например для сдерживания тьмы, ползущей с запада. Где-то в полутора километрах дальше начинался небольшой лесок. В общем, идиллическая картина.

– Ну вот вам и поле боя. Как спуститесь, скелеты из-под земли сразу и полезут. Зомбики чуть дальше, почти около леса. Лич появляется во-о-он из-за тех развалин. – Эйлинн указал на группу руин левее холма. – Ну а король зомби обычно приходит из леса. Мы будем следить за ситуацией, так что воюйте спокойно. Вопросы?

– Есть такое, – вытянул я руку. – А если все-таки улетим? Ну кто его знает. Эти-то все более-менее здоровые. А мне один раз прилетит – и все. И в путь. Точка восстановления где?

– Разумный вопрос, – посмотрел на меня Эйлинн. – Точка восстановления здесь, прямо за вами.

Он ткнул пальцем себе за спину. И впрямь, как я сам не заметил. Там находился рунный камешек, переливающийся легким сиянием.

– Рекомендую всем осуществить к нему привязку, в противном случае, если умрете, попадете в замок клана. Никто персонально за вами не пойдет! – как всегда прокричал Сержант.

– Главное, когда вернемся в замок, не забудьте перепривязаться, – заметила Кролина. – Или так и будете сюда летать, а это далековато и от замка, и от Эйгена.

Я открыл карту. Оказалось, что и впрямь до Эйгена сильно не близко. Дней пять пути, да по жестким (для меня, конечно) локациям.

Понятие «локация» в Файролле условное – этот мир, как и миры во всех играх последнего поколения, как я уже упоминал, цельный и бесшовный. Градация проходит только по врагам и именам собственным мест, где ты находишься. Никаких подгрузок, никаких «подождите секунду». Кончились скелеты, пошли оборотни – стало быть, и локация кончилась. Вышел из урочья Грингворт, попал на равнину Дейснелл – вот и смена декораций. Причем на равнине можно встретить от трех до фиг знает скольких видов врагов. В отличие от урочья, изначально маленького, равнина может быть большая, даже огромная. Десятки селений, пара городов, пара-тройка подземелий, стойбища кочевников – многообразие поражает. И везде ты можешь найти друзей, врагов, задания, наставников, торговцев – было бы желание.

Ну что ж. Привязку сделали, оружие достали – пришло время для битвы.

– Так, соратники. – Ойголинн остановил нас, когда мы практически спустились с холма. – По тактике. Пяток скелетов завалим для начала всем кагалом – я хочу посмотреть, кто на что способен.

В это время с холма спустились и отцы-командиры. Сержант и Эйлинн с интересом прислушивались к нам, впрочем, не делая даже попытки подойти ближе и поучаствовать. Ветераны же вольготно разлеглись на травке, Рейнеке даже достал трубочку и стал набивать ее табаком. В отличие от многих игр, в «Файролле» спокойно относились к курению в процессе игры – законом не запрещено. И антураж, опять же.

– А глаза не вылезут? – резко ответил ему Ронин. – Мы чего тебе, подопытные? Сам-то на что годен?

– Он вообще-то двадцать семь уровней за пару дней поднял, между делом, – ответил ему я. – А ты свои, поди, недели три набивал.

– Ты вообще засохни, – тут же вызверился на меня Ронин. – С тобой вообще непонятно что. Какого фига сопля шестого уровня в волонтеры попала?

– Простите, но подобные вопросы не в вашей компетенции, – раздался голос Эйлинна. – Хочу сообщить, что на рейд для группы отводится пять часов. Чем больше времени потеряете сейчас, тем меньше опыта наберете потом.

– Всем тихо! – рявкнул Ойголинн. – Лидер группы – я. И решаю я. Сейчас! Мы идем и валим пять скелетов. Потом я делю вас на тройки… Ну и тебя к кому-то четвертым, – коротко глянул он на меня. – Идем следующим порядком, – распоряжался эльф дальше: – Впереди я, Ронин и Фладр. – Гном кивнул, варвар скривился. – Мы агрим скелетов на себя, ханты их отстреливают. Хантов, кроме меня, у нас еще трое. – Два эльфа и человек кивнули. – Ты, Флоси, – Ойголинн глянул на еще одного человека, по классу – паладина, – и ты, Лютикс, охраняете хантов и оттягиваете угрозу на себя.

– Я ж по классу вор! – возмутился Лютикс.

– И что теперь? А я лучник, но тоже буду агрить, – возразил Ойголинн. – Переманил на себя – и наматывай круги. Пока ханты их не добьют. Только недалеко беги, не приведи господь, новых поднимешь.

– Так, кто у нас еще… – Лидер посмотрел на мага. – Отхиливать можешь?

Маг по имени Родригес (настоящий такой, с бородой и с посохом. Понятное дело, с простым, не как у Эйлинна) степенно кивнул.

– Следи за мной – я буду по необходимости указывать, кого исцелить. Ну и сам смотри за картиной боя, подхиливай по возможности. Бафнуть на группу чего-нибудь полезное можешь?

– Защиту от стихий могу, – басом сказал Родригес.

– Давай, хуже не будет.

Маг покрутил посохом, чего-то пробубнил на непонятном языке, и я увидел, что на час защищен на пять процентов от урона воздухом, огнем и водой.

– Ну а ты, – посмотрел на меня Ойголинн, – на подхвате.

Понятно, на подхвате. Куда мне, с моими-то характеристиками. Один удар скелета с уровнем под тридцать – и я уже воспоминание у камушка на холме. В подштанниках.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/andrey-vasilev-4/fayroll-igra-ne-radi-igry/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.