Режим чтения
Скачать книгу

Файролл. Пути Востока читать онлайн - Андрей Васильев

Файролл. Пути Востока

Андрей Васильев

Файролл #2

И снова журналист, скрывающийся под ником Хейген, меряет ногами дороги Файролла. Его ждет Восток, таинственный и загадочный. Храмы ушедших богов и про?клятая деревня, подземелье короля нагов и битва в песках с эпическим монстром, распри кланов и штурмы крепостей… Казалось бы, все это лишь игра. Но когда игра тесно переплетается с жизнью, то решения принимать становится все труднее.

Андрей Васильев

Файролл. Пути Востока

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru (http://www.litres.ru/))

* * *

Я хочу посвятить этот роман людям, чьи книги сделали меня таким, какой я есть, – Владиславу Крапивину, Юрию Ковалю и Марии Семеновой. Уважение мое к вам безмерно, а любовь огромна.

    Автор

Глава 1,

в которой герой понимает, что веселая шутка иногда имеет серьезные последствия

И все-таки Испания – прекрасная страна! Тепло, светло, комара нет, фрукты дешевые, вино – хоть залейся, и по такой цене, что сначала даже и не веришь. А если ты еще проявил благоразумие и оставил симку от телефона дома – так вообще считай, что все отлично. Я, конечно, еще маленько опасался, что Элька экстремалить будет – она вообще непредсказуема, но и тут все обошлось без эксцессов, хоть она, как я и предполагал, все-таки втянула меня в рафтинг в Пиренеях. Там я, как полагается, сверзился в горную речку и водички хлебнул, но не более того. Да и куда этим Пиренеям до наших горных рек на том же Алтае.

А так в целом все прошло отлично. Отдохнул, как тот котяра из мультфильма – во! Все было хорошо в отдыхе, одно только плохо – что он закончился. Элька выбросила меня из такси с сумкой у метро, сообщив:

– Сам доедешь. Я так в самолете устала… – И умчалась, обдав меня выхлопом.

– Ух ты, – сказал я и побрел в метро – денег, чтобы поймать машину, у меня не осталось.

Дома все было так же, как и десять дней назад, только местами образовалась пыль, которая меня, впрочем, совершенно не смутила. Ну пыль. Ну и что? Я ж не женщина, мне по фигу. Это они, приехав, сразу начинают: «Пыль, пыль, всюду пыль, о боже! Ты давай пылесось, а я пока с тряпкой. Куда ты кинул сумку? Там же все надо в стирку. Немедленно! Так, в холодильнике пусто, быстро иди в магазин».

Какой магазин? Какая стирка? Дайте кости бросить на родной диван. Я его десять дней не видел, соскучился.

Но я, слава богу, все еще (точнее, давно уже) не женат, дама отбыла домой, и, хвала небесам, что к себе, а не ко мне. Диван запел пружинами – я метнул на него свои восемьдесят шесть кило. Устроившись поудобнее, я обвел глазами комнату и зацепился взглядом за капсулу-ванну. Если честно, то впечатления последних полутора недель порядком подстерли у меня в памяти мои приключения в виртуальном мире – в Испании я и не вспоминал о том, что где-то есть клан, к которому я принадлежу, невыполненные задания и даже невеста из племени вилис. Как там ее бишь? А, Эльмилора. Кстати, выгодно отличающаяся от Эльвиры хотя бы даже менее сварливым характером. С другой стороны, Элька молниями не может шваркать.

«Надо будет как-нибудь туда зайти – аккаунт-то проплачен», – подумал я, еще немного повертелся и уснул.

Проснулся я уже утром следующего дня – давешний перелет и состояние постоянного легкого алкогольного опьянения в течение полутора недель (Ну да, а вы испанские вина пили? И сангрию? И все за пять копеек? Ну, так и не осуждайте!) как-то измотали меня, вот организм и компенсировал все длительным сном в родной стране на родном диване.

Отправляясь на балкон выкурить самую первую, а потому самую сладкую сигаретку, я цапанул с книжной полки симку – пора возвращаться к общению с миром. Хотя – кому я на фиг нужен? Ну не Мамонту же?

Я только вставил симку, даже не успел крышку на телефон надеть, как он разразился мелодией из любимого мной старого, но классного сериала «Карпов-4».

– Але, Киф! Ну слава богу! – Это была секретарша Мамонта Жанна. – Слушай, шеф рвет и мечет уже, наверное, неделю!

– А чего он рвет и мечет? – пробормотал я, понимая, что если она это говорит мне, то я явно присутствую где-то в причинах рвания и метания. А может, являюсь и основной из этих причин.

– Тебя найти не может. Прикинь, он даже пытался меня заставить все отели в этом твоем Салоу обзвонить.

– Жесть! И чего, обзвонила?

– Да прям. Сказала, что они все по-испански говорят, а я испанского не знаю.

– А чего случилось-то?

– Да я не знаю, только ему постоянно какие-то люди звонят и спрашивают, вернулся ты или нет.

– Чего за люди?

– Киф, говорю же, не знаю. Соединяю тебя с шефом. Удачи. Если что – с нас венок с красивой ленточкой.

– Спасибо тебе, добрая девочка, – сказал я Жанне и подумал, что если все будет совсем плохо, то можно позвонить после разговора моему старому приятелю Севе Верховцеву – на какой-то пьянке он говорил что-то про окно на финской границе. В крайнем случае отсижусь у турмалаев-рыбоедов.

– Никифоров! – раздался рев Мамонта. Кстати, похоже, они, настоящие мамонты, наверное, именно так и ревели, и я понимаю древних людей, предпочитавших не копьями в них кидаться, а в яму ловить – если что, то хоть сбежать можно. Я реально струхнул. Я такого Мамонта и не видел никогда, и не слышал. Это чего ж я такое накосорезил-то…

– Никифоров! Ты! Где! Шлялся! – раздалось в трубке.

– Здрасте, Семен Ильич, – проблеял я в ответ. – В отпуске был. Совсем недолго.

– Ты, паразит такой, почему на звонки не отвечал?

– Да как я отвечу-то? – стал я выстраивать защиту. – Денежка на телефоне кончилась, а где я в Каталонии ее на счет положу? Там терминалы, конечно, есть, но они ни фига деньги на наших операторов не принимают.

– Я тебе сказал, поганцу: будь на связи. Почему не был?

– Ну я могу снова про терминалы упомянуть, но вы ж меня все равно уроете, – рассудительно сказал я. – Чего повторяться-то?

– Про «уроете» – это ты верно заметил. – Голос Мамонта стал на пару децибел потише. – Я тебя убью, потом воскрешу, снова убью, и так десять раз!

– Не-не, десять не выйдет.

– Чего это?

– Так вы ж с особой жестокостью убивать будете. После шестого раза одни субпродукты останутся. Чего там воскрешать-то?

– Вот ты, погань, вечно поорать вволю не дашь. Ладно, через час чтобы у меня как штык! Не дай-то бог хоть на минуту опоздаешь!

– Чего хоть случилось?

– Сказал бы, да удовольствие себе портить не хочу! Пулей в редакцию. И… это… побрейся.

– А белье чистое надевать?

– Сам думай.

И повесил, сволочь такая, трубку. Я постоял еще немного в раздумьях, матернулся, выбросил окурок, дотлевший до фильтра и опаливший мне пальцы, и пошел бриться – не стоит давать Мамонту дополнительных поводов для моего убийства.

Ну, Мамонт мне, конечно, по барабану, мало ли газет в Москве. Репутация у меня есть, опыт тоже, знакомствами оброс, так что даже если он меня уволит – то и фиг бы с ним. Вот что за люди меня искали – это непонятно. Денег вроде никому не должен, в темные дела сроду
Страница 2 из 18

не лез, дорогу колумбийскому наркокартелю не переходил. Кто это может быть?

В легком смятении и в слегка растрепанных чувствах я доехал до редакции и ввалился в приемную Мамонта.

– О, Никифоров, – встрепенулась Жанна, увидев меня, – магнитик мне привез?

– Чего? – не сразу понял ее уже порядком взвинченный я. – А, магнитик. Привез, но не захватил, я его тебе потом подарю. Наверное. Если жив буду.

– Иди в кабинет. Мамонт сказал, что как придешь, чтобы сразу к нему. И эти мужики уже там, – доверительно шепнула мне Жанна. – Давай, давай.

Я постучал в дверь и, приоткрыв, просунул в нее голову.

– Семен Ильич, я зайду? – по возможности беззаботно произнес я.

– А-а-а, вот и наша звезда, – радостно настолько, что я даже почти поверил в его искренность, произнес Мамонт. – А мы уж тебя заждались!

И он встал (!) из-за стола, подошел ко мне и приобнял.

Я подумал, что, вероятнее всего, уже умер и попал в то самое странное место, где когда-то бродила Алиса Лидделл в компании с Белым Кроликом и Чеширским Котом. Ну, просто не может такого быть, потому что такого не может быть никогда.

Мамонт потыкал меня по-дружески кулаком в живот и обратился к двум мужчинам в черных костюмах и белых рубашках, сидящим на диване за журнальным столиком:

– Позвольте представить вам, господа. Вот это и есть тот самый Харитон Никифоров, уже взошедшая – не побоюсь этого слова – звезда российской журналистики и один из моих самых талантливых авторов. Берегу как зеницу ока!

Может, это работорговцы, и он решил меня нелегально им продать?

– Добрый день, Харитон… – Один из белорубашечников протянул мне руку и замер в ожидании моего отчества.

– Просто Харитон. Или по фамилии. Как вам удобнее, так и называйте. – Я потряс его конечность и конечность второго, которую мне тоже протянули.

– Итак, Харитон, меня зовут Никита, Никита Валяев. Это, – он указал на второго, – Максим Зимин. Мы представители компании «Радеон», о продукции которой, а именно об игре «Файролл», вы написали цикл очерков.

Слава богу! А то я уже реально напрягся и всерьез начал думать, что мне конец. Ну эти-то убивать меня не будут. Даже если им не понравились статьи – извинюсь и скажу…

– Ну, зачем же скромничать, – расплылся в улыбке Мамонт. – Не просто представители, а члены совета директоров. И новые владельцы нашей газеты.

Ф-ф-фу! Теперь понятно, чего он такой странный. Новые владельцы – новая метла. А она, как известно, чисто метет. Вот и боится наш беспощадный главный редактор, что попросят его с насиженного места.

– Ну, эта информация пока особо не афишируется, – заметил Валяев.

– Я бы сказал – вообще не афишируется, – добавил Зимин.

– Понятное дело, если даже секретарша не знает, кто вы, – согласился я. – А можно пару вопросов?

– Вот, я же говорил. Настоящий профи, – с гордостью, как за родного сына, сказал Мамонт. – Сразу – вопросы.

– Спрашивайте, – кивнул Валяев, пропустив мимо ушей реплику Мамонта.

– Зачем вам эта газета? И почему неафишируемая информация попадает ко мне, не самому серьезному чину в этом издательстве?

– Хорошие вопросы, – ответил мне Зимин. – Правильные. И созвучные той теме, о которой мы хотим с вами поговорить.

– Видите ли, – продолжил Валяев, – ваши статьи получили большой резонанс. Мы и сами не ожидали, что он будет так велик, и порядком удивились. Но тем не менее. Рейтинги игры и ее посещаемость поднялись на тридцать пять – сорок процентов, а это очень много. Это нереально много в нашей индустрии.

– Вот прямо из-за моих статей? – не поверил я.

– Ну, они послужили отправной точкой. Знаете, как при сходе горной лавины бывает? Сначала маленький камешек упал – и вот понеслась каменная река по склону, сметая все на пути. Вы написали, один человек прочитал, высказал мнение, другой с ним не согласился, высказал свое. Слово за слово, и…

– И у нас падает сервер от переполнения, как при дос-атаке, – вставил свое слово Мамонт.

Я уставился на него.

– Да ладно?

– Точно. Я сам обалдел, да и вообще не поверил. Ваське, админу, чуть в ухо не дал.

– Ну, если совсем начистоту, про сами статьи никто уже особо и не вспоминает, а дискуссия идет до сих пор и не утихает. И посещаемость игры растет. И все это благодаря тому самому маленькому камушку, которым были вы, – благодушно сказал Зимин.

– Не умаляя художественных достоинств вашей работы, должен заметить, что вы просто оказались в нужное время в нужном месте – так считают наши аналитики, – сообщил мне Валяев. – Не вы первый писали о «Файролле», но до этого про него писали где?

– В специализированных игровых журналах? – предположил я.

– Именно. Которые читают те, кто специально интересуется игровой индустрией. Еще на сайтах, посвященных играм, ну и так далее. А тут газета, которую читает совершенно разновозрастная аудитория, от пионеров, так сказать, до пенсионеров. Вот и вы попали прямо в жилку.

– Само собой, – снова вступил в разговор Зимин, – что мы не могли пройти мимо такого события. И советом директоров было решено, что этот успех надо закрепить, развить и выжать из него максимум возможного, а именно – выпускать на базе вашей газеты еженедельное приложение «Вестник Файролла». В виде вкладки в газету, по четвергам.

– А почему именно по четвергам? – поинтересовался я.

– У нас планерки не по понедельникам, как у всех, а по четвергам. Традиция, – пояснил Валяев. – Мы решение по этому поводу в четверг приняли, стало быть, и выходить «Вестник Файролла» в четверг будет.

Немного путано, но хоть сколько-то логично. Да и какая мне разница? Четверг так четверг.

– Плюс каждый месяц еще журнал будем издавать. Названия у него пока что нет, полагаю, вы его потом сами придумаете. Тоже на базе вашей… Хотя, конечно, уже нашей газеты. Газету мы купили, если точнее, мы купили девяносто один процент акций. Корпорация «Радеон» предпочитает, чтобы все ее дела были только в ее руках.

– Похвальное решение, – одобрил я. – А где я в этой пищевой цепочке?

– Как где? – искренне удивились и Зимин и Валяев и уставились на меня.

От их взглядов я почувствовал себя неловко и заерзал в кресле.

– Харитон, вы все это начали – вам и продолжать, – мягко сказал Зимин.

– И не только это, – вставил свое слово Валяев.

– Вы и будете редактором приложения и журнала. Ну не Семену же Ильичу их редактировать в самом-то деле, – добавил Валяев.

Мамонт недовольно зашуршал за своим столом. Ему явно не понравились слова Валяева, но что-либо сказать он побоялся. Оно и понятно – сейчас вякнешь, потом хлоп – и этот новый фаворит Никифоров уже за твоим столом сидит. Пригрел змеюку на своей груди…

– Ух ты, – сказал я. – Это все, конечно, здорово, но я один вряд ли…

– Почему один? Кто сказал – один? – покачал головой Зимин. – У вас в подчинении четыре человека, которые будут собирать и обрабатывать информацию, отделять зерна от плевел, решать вопросы, связанные с технической стороной дела, и предоставлять вам все в готовом виде. Ваше дело – одобрить или завернуть подготовленный материал и подписать его в печать. Ну и колонку редактора вести, поскольку именно вы будете главным редактором приложения. Когда дойдет дело до журнала – получите еще сотрудников. Столько, сколько потребуется.

Из
Страница 3 из 18

угла Мамонта раздался легкий шум. Он то ли плакал, то ли сморкался, то ли фыркал от раздражения.

– Досточтимый Семен Ильич останется главным редактором газеты, как и был, – верно понял ситуацию Зимин. – А вы станете как бы государство в государстве. Этакий Ватикан.

– Но я буду подчиняться Семену Ильичу? – сразу уточнил я.

– Нет, вы, если мы, конечно, договоримся, будете подчиняться напрямую совету директоров корпорации «Радеон».

– Ну, это все конечно интересно… – протянул я.

– Кстати, чуть не забыл, – сказал Зимин. – Руководство корпорации высоко оценило ваш вклад в популяризацию игры и поручило мне вручить вам премию за вашу работу.

Зимин достал из кармана пиджака довольно пухлый конверт и протянул мне.

Мамонт уже довольно громко захрюкал, недовольный тем, что деньги явно уплыли из его рук. Он, стало быть, старался, подгонял меня, а премия кому досталась? Зимин и Валяев, впрочем, и ухом не повели.

– Спасибо, очень кстати, – сказал я. – Ну чего, я готов. Только вот и приложение, и журнал, впятером… – Я точно знал: сто раз не напомнишь – ничего не получишь.

– Я же сказал вам, что журнал – это отдельная тема. Очень может быть, что он и вовсе вас не коснется. Или даже вообще не будет выходить. Там поглядим. Основное – это еженедельное приложение. Ускоряйтесь, первый выпуск должен выйти уже в ближайший четверг. Как я и говорил: вкладка, краткая хроника событий – кто какой замок взял, кто какой данж прошел, статистика, страничка юмора, что-то вроде «Встретились два гнома…».

– Можно пару рубрик с продолжением сделать, – предложил я. – «Из истории Файролла», например. Мало кто историю читал, а там интересно: ушедшие или, как их еще называют, старые боги, Великий Дракон…

Я увидел, что Валяев и Зимин коротко переглянулись, и понял, что, похоже, брякнул что-то не то.

– Или вот, например, аналитику по классам можно давать с продолжением, что-то вроде «Рассмотрим подробно – маг».

– Неплохо. Ну, если вы рулить будете, вам и карты в руки – сами решите, что, куда, зачем. Людей получите хороших. Все выпускники журфака престижного университета, все с красными дипломами. Гоняйте их в хвост и в гриву.

– А на чьем балансе будет приложение? Финансироваться будет кем? – поинтересовался иезуитским голосом Мамонт.

– Мы хозяева, мы и финансируем, – холодно ответил Зимин. – И кстати, поскольку теперь мы и в газете хозяева, скажем, чтобы вы финансировали, – будете вы финансировать. Ничего личного – таков бизнес. Или у вас есть возражения?

– Нет-нет, – сообщил Мамонт. – Я так, просто спросил.

– Вы юридически остаетесь сотрудником «Столичного вестника», – сказал мне Зимин. – Но по факту вы сотрудник «Радеона». С вами свяжется наш безопасник – не пугайтесь. Это необходимая процедура для всех сотрудников. Он к вам подъедет, вы с ним пообщаетесь, подпишете, что надо, и все нормально будет. Раз в месяц, двадцать пятого числа, к вам будет приезжать бухгалтер и привозить вашу зарплату и зарплату ваших людей. Для начала будете получать…

И, коротко глянув на греющего уши Мамонта, он написал на визитке, вынутой из кармана, число (поверьте, это была не цифра, это было число), которое меня, мягко говоря, ошарашило.

– Нормально, вас устраивает? – Зимин глянул на меня. – Кстати, держите мою визитку, мобильный включен почти всегда. Кит, дай человеку визитку тоже.

– Ых, – ответил я ему, ошарашенный количеством нолей.

– Так, собственно, по производственной части все. Основные документы и данные на ваших новых подчиненных мы вам сбросим на почту. – Зимин повернулся к Мамонту. – Теперь, Семен Ильич, что нужно от вас. Дадите команду вашим хозяйственникам оборудовать помещение, подходящее для работы четырех человек, и со смежным кабинетом для Никифорова. Ну и вся оргтехника – принтеры, сканеры и так далее. И чтобы режим максимального благоприятствования был! Срок выполнения – сегодня. Завтра люди уже должны сидеть и работать.

– Так у нас с площадями… – начал было Мамонт, но его перебил Зимин:

– А по-моему, этот кабинет Никифорову очень даже подойдет. – И начал демонстративно осматривать потолок.

– А-а-а, в левом-то крыле три кабинета, – хлопнул себя по лбу Мамонт. – И удобно ребяткам будет – они особнячком там стоят. Ну, Харитош, ты же их помнишь? Вот я сейчас хозяйственникам команду дам!

– А вы, Семен Ильич, молодец, – кивнул Валяев. – Давайте даже так – вы сами сходите. И хозяйственникам все покажете, и соответствующие распоряжения дадите. Минут эдак на десять сходите. И чтобы ребята завтра уже работали, чтобы компьютеры стояли, ручки-карандаши были. Ну, вы поняли?

– Я понял, – сказал Мамонт. – Везде глаз да глаз нужен. Потому как сам не доглядишь – и все. Я пошел?

– Ну что вы у нас спрашиваете? – удивился Зимин. – Ваша газета, ваш кабинет. Мы тут гости. Идите, конечно.

Мамонт вышел, тихонько прикрыв дверь.

Зимин подошел к ней и проверил, плотно ли она прикрыта. После достал из кармана какую-то маленькую блескучую штучку и начал водить ей в разных направлениях. Штучка тихонько попискивала.

– Да ладно тебе, Макс, он что, цэрэушник или фээсбэшник? Обычное здание, обычная газета, – лениво сказал Валяев.

– Кит, ты знаешь мои бзики – безопасности много не бывает. И потом – этот Ильич мне как-то доверия особо не внушает. Так, вроде все чисто.

– Не сомневался. Ну что, Харитон, обсудим еще пару дел?

И я понял – вот теперь и начнется главный разговор.

– А почему бы и нет? – ответил я беззаботно, прикидывая, какие еще грехи висят на мне. Если отмести машинку, спертую в детском саду, и карбид, брошенный в унитаз в школе, выходило, что вроде никаких таких особых провинностей нет.

– Да ты не напрягайся так, нигде ты не накосорезил, – дружелюбно сказал Валяев. – Наоборот даже…

– Ну, условно, конечно, – заметил Зимин.

– Это как? – изобразил я крайнюю задумчивость.

– Ну как. Так. Ты шутку с игровым сообществом пошутил? – спросил меня Зимин.

– Какую шутку? – почти искренне поинтересовался я. Хотя прекрасно понял, о чем идет речь. В общем-то это и не шутка была, хотел просто глянуть, какая реакция у игрового народа на сенсацию будет. Ну, запустил утку о том, что какой-то нуб эпический квест огреб дурняком. Подумаешь. Но эти двое из ларца точно знали, что это сделал я, что не есть гуд.

– Какую, какую. Такую, товарищ Буздыган, – хмыкнул Валяев.

– Ну и ник ты взял. Ужас, – поддержал его Зимин.

– Да ты расслабься, – сказал мне Валяев. – Сам того не ведая, ты запустил механизмы проекта, над которым мы с Максом полтора года работали и еще три месяца копья ломали, как его активировать. А потом пришел ты, пошутил, а до этого еще и попал туда, куда не надо было попадать, и в результате спровоцировал запуск внутриигровых изменений. Ты скрытый квест получил?

– Который от дриады? – решил я больше не включать дурака – один черт, они все обо мне знают, похоже.

– От нее. Этот квест, вместе с дриадой, мы ввели аж полтора года назад, когда только появились первые наметки на глобальное внутриигровое событие, влияющее на расстановку и баланс сил в игровом мире. Причем условия старта квеста изначально были невыполнимые. Спасти персонаж в момент его убийства игроком – мизерный шанс. Плюс на выбор три плюшки…
Страница 4 из 18

Скажем так. Всего таких, как ты, за это время было восемь человек, и только двое дошли до второй награды. До третьей, кроме тебя, – никто. Мы же не предполагали, что может быть такое и какой-нибудь игрок добровольно откажется от пета или от золота.

– А мне она сказала, что таких, как я, было много, – удивился я.

– А чего ты от нее ждал? Что в нее заложили, то и сказала, – хмыкнул Валяев.

– Когда мы поняли, что квест на спасение дриад получен, – перехватил инициативу Зимин, – мы крайне удивились. И даже обрадовались, поскольку можно было закончить споры о том, стоит все это делать или нет. Точка невозврата, считай, пройдена. И сразу решили, что присмотрим за тобой, прежде чем запустим основной механизм. Представь себе наше удивление, когда ты еще и выкинул штуку со своим Буздыганом! Мы даже предположить не могли, что можно вот так просто, фактически за пять минут, сделать все то, что готовилось исподволь и долго.

– Мы же хотели изначально засланного казачка для активации посылать, кого-нибудь из сотрудников. Ну, вжиться в образ, заработать известность и запустить проект.

– Да какой проект? – не выдержал я. – Чего я такое активировал-то?

– Ты правда не понял, о чем мы? – Мои работодатели переглянулись. – Да ладно!

– Не понял, – абсолютно искренне сказал я.

– Весь квест дриад вместе с самими дриадами является активатором другого масштабного квеста, – медленно сказал Зимин.

– Какого? – Я уже не знал, что подумать.

– Квеста, ведущего к возвращению старых богов в мир Файролла, – спокойно добил меня Валяев. – И ты его запустил. А значит, тебе его и выполнять. Это глобальный сценарий, и он должен быть реализован в любом случае.

Глава 2,

в которой герой не перестает удивляться многообразию жизни

– Ух ты! – Вот и все, что я смог воспроизвести.

– Это вы восхитились, возмутились или удивились? – все так же дружелюбно спросил Зимин.

– А я и сам не знаю, – честно ответил я. – Я, по чести говоря, не сильно-то и собирался снова в Файролл.

– Почему? – удивился Валяев. – Не понравилось? Вроде у вас там все неплохо складывалось. И в клан хороший попали, и уровни довольно шустро набирали, и квесты вам интересные попадались. Вы вон, кроме дриад, еще и задание с ведьмаком получили, а это очень нечасто бывает. Не уникальный, конечно, квест, но редкий, мало кто из игроков его просчитывает. Да еще и сетовый предмет на нем срубили. И это на тридцать-то третьем уровне.

– Да? – заинтересовался Зимин. – А я это проглядел, к своему стыду. Какой предмет?

– Щит Лихтенштайна, – ответил ему я.

– А, это из комплекта «Щит и меч». Ну, с мечом вы намучаетесь. Его так просто не добудешь.

– Угу, поди доберись до императора скелетов на левом берегу Крисны, – сказал я, внимательно следя за его лицом.

– Да, это мы здорово тогда придумали, – улыбнулся Зимин, тряхнул головой и уставился на меня. – Ах вы хитрюга! Кит, он меня сделал!

– Молодец Никифоров, сработаемся. Сам догадался? – засмеялся Валяев.

– Да сразу, как про меч у этого императора услышал, – ответил я. – Простая логика, как с ведьмаком. Если его убивает просто какой-то игрок – он получит элитку. Если в рейде есть обладатель щита и он дойдет до императора – будет ему сетовый предмет. Вот только очень это неправильно.

– Почему? – уставились на меня оба.

– Меч сразу уйдет в кланхран. И не будет сет собран никогда. Или достанется лучшему из лучших, но почти наверняка не тому, кто добыл щит. А потом у него еще и этот самый щит отнимут, на благо клана, если про него узнают. Вероятность – девяносто пять процентов. Да, кстати, не факт, что обладатель щита вообще до дворца-то дойдет. И что в результате выходит?

– Надо подумать. Может, и изменим это дело. Подсунем меч как награду за скрытый квест какой-нибудь, – сказал Валяев.

– Вот это будет правильно, – сказал я. – По-честному, по крайней мере. Только рандом человеческий должен быть, а не как с короной лендлорда. У меня один знакомец его сто раз убил – и фигушки. Очень горевал по этому поводу.

– Корона лендлорда? – прищурился Валяев. – Харитон, это не того, что у Меттана в развалинах квартирует?

– Ну да, – сказал я.

– А что за знакомец? – между делом спросил подобравшийся Зимин.

– Да тоже игрок, – ответил я, уже ругая себя за длинный язык. – Вместе агров рубили.

– Так и не выбил?

– На тот момент нет. И, по ходу, на это дело плюнул, – решил я выгородить Странника.

– Ну и ладно.

Мои собеседники переглянулись. И пока они не спросили, как же имя того неудачника, я решил увести разговор в другую плоскость.

– У меня вот просьба есть, – посмотрел я на моих новых работодателей.

– Какая?

– Называйте меня Киф. У меня что имя, что фамилия сильно неудачные. И вам язык корежить, и мне… Ну, вы поняли, наверное.

– Конечно. Киф так Киф, – покладисто сказал Зимин. – Так вот, Киф, теперь давайте поговорим о том, что вы будете делать, что вы не будете делать и что вам за это будет.

– Давайте, – сказал я, прикидывая, в каком смысле он сказал о том, что мне за это будет. Вот и думай, чего теперь ждать – булька с масло или кулак морда…

– Итак, перед вами стоят две вполне выполнимые задачи. Первая и основная – играть. Представьте себе – играть. Ну, конечно, без фанатизма, но тем не менее. Двигаться на восток, как, кстати, вам и советовали все персонажи.

– А, так это ваших рук дело, – сказал я. – А то мне все – это программа советует, это программа советует…

– Ну, вообще, они были правы, есть такая функция в игре. Но в вашем случае и мы руку приложили, было дело, – скромно сказал Валяев.

– Ну, так я и пошел.

– Ну да, и нормально пошли, вон скидку в порту заработали, невестой обзавелись, – ухмыльнулся Валяев.

– Какой невестой? – удивился Зимин.

– Макс, елы-палы, ты вообще отчеты по нему читал? – возмутился Валяев. – Вилису он подцепил!

Зимин посмотрел на меня и покрутил головой.

– Ну ты и балбес! Вилису. Жесть…

Черт, когда даже разработчик говорит тебе, что ты балбес, начинаешь думать, что же ты такое сделал. Точнее, что ты что-то сделал не совсем так, а может, и совсем не так.

– Ну подцепил и подцепил, – сказал Валяев. – Его дело. Хотя, конечно, балбес, это факт. Теперь дальше двигайтесь на восток. Не тяните.

– Дайте денег – за пару дней доплыву. Или вообще порталом перебросьте, – сказал я. – В чем проблема-то?

– Если бы все было так просто, мы бы своего сотрудника отправили, – ответил мне Зимин. – Когда мы писали все это дело, то заложили условие, что игрок должен проделать путь от одной дриады к другой естественным образом.

– Это как? – не понял я.

– Ну, как тебе объяснить. Скажем так – вот если он, игрок, уже был, например, в Селгаре, то он может туда портироваться, дойти до дриады и выполнить квест. И сложность задания будет стандартная. А вот если он там еще не был и его туда портируют, вдруг, ни с того ни с сего, вне игрового процесса, то сложность квеста моментально возрастет в четырнадцать раз.

– Почему в четырнадцать?

– А я знаю? – пробурчал Зимин, явно не желающий об этом говорить.

– А вот я знаю, – сообщил мне Валяев. – Не надо было пиво на коньяк лить. «Нет халявщикам, нет халявщикам! Это же не просто квест, это легенда! Он войдет в анналы онлайн-игр», – явно передразнил он
Страница 5 из 18

товарища.

Не обращая внимания на посмурневшего Зимина, Валяев продолжил:

– Мы тогда накирялись сильно, и Макс написал программу-шпиона на предмет отслеживания честности выполнения квеста по дриадам и это дело импортировал в тело игры. В самое ядро. Да так импортировал, что, если попробуешь ее изъять или перенастроить – все на фиг посыплется, – доверительно сказал он мне. – Он гений – это факт. И из-за этого факта и этого гения тебе придется на своих двоих топать по континенту. Игра отслеживает твое развитие и путь выполнения задания, и если мы тебе дадим денег за просто так, квест может стать для тебя непроходимым. Может, и нет, но, скорее всего, да. А нам этого не надо, и значит, мы не будем тебе помогать, а ты будешь упорно двигаться на восток. Понятно?

– Ну, дайте денег за какой-нибудь левый квест. Или программа и это пасет?

– Конечно, пасет. За каждое задание есть стандартная награда. Не перебирай варианты. Не мудри – вперед, в капсулу, и на восток.

– Что, вообще никакой помощи не будет?

– Игровой – нет. Скажем так, той, которая ведет к твоему нелинейному развитию. Ни предметов, ни золота, ни умений – ничего.

– А если понадобится, скажем, помощь, не ведущая к развитию персонажа?

Зимин и Валяев переглянулись.

– Например?

– Ну, по-быстрому разрулить спорную ситуацию или там сообщить о нарушении игрового процесса? Должны же быть у меня какие-то льготы и преимущества?

– Ну, тогда позови администратора и скажи ему… мм… «Код 33». Мы сегодня привяжем этот код к твоей учетке, – после секундной заминки сказал Зимин.

– Любого администратора?

– А у тебя их много знакомых?

– Не много, но есть. Номер Девятнадцать, например.

– Ну, тогда зови Номер Девятнадцать.

Если выбивать почти нечего, надо выбивать хотя бы это самое почти. Это всяко лучше, чем совсем ничего.

– То есть, если я вас правильно понял, – решил я суммировать все услышанное, – мне надо пойти самому, без какой-либо помощи, на восток, что-то сделать с тамошней дриадой и потом идти туда, куда она меня пошлет дальше.

– Совершенно верно, – кивнул головой Зимин.

Вот так вот. Одевайся, дурак, обувайся, дурак, поедешь, дурак, к царю, дурак. Дриада нас ждет, вся в слезах.

– А если меня клановые портанут? Ну, скажу я им про квест…

– А вот этого не надо, – посерьезнев, оборвал меня Валяев. – Не надо клану говорить. По крайней мере, пока. И вообще – о наших делах, о статьях, что ты уже написал, например, или о том, что ты редактируешь «Вестник Файролла», знать никому не надо.

– Эм… – протянул я.

– Что такое?

– Так уже знает…

– Кто и о чем знает? – внимательно посмотрел на меня Зимин.

– Толстый Вилли знает. Про статьи. Ну то есть в игре он Дикий Вилли, клан «Вестники ветра».

– А да, ты упоминал этот клан в одной из статей. Проплатили они тебе это дело, поди?

– Да сотню золотых, так, на подъем…

– А он мне нравится, – сказал Зимин. – Кит, реши все с этим Вилли.

Я немного струхнул, и Зимин это заметил.

– Да не убивать же мы его будем. Кит с ним встретится в игре и скажет, что у него есть на выбор два варианта – ну, как у Нео. Помнишь «Матрицу»?

– Ну да. Классика.

– Так вот. В первом варианте он и его клан зачищают абсолютно новый данж, на котором муха не сидела, и с отличными бонусами – мы об этом позаботимся. Во втором на его клан повалятся разные беды, а его лично занесет в черные списки добрая сотня ранее лояльных к нему игроков, и как назло, все они будут высокоуровневые. Цена вопроса – его молчание. Как вы думаете, что он выберет?

– Да я как-то даже и не сомневаюсь, что он выберет. Я бы не раздумывал на его месте.

– Ну и славно. Больше никто не знает о вашей профессии?

– Больше никто. И все-таки по поводу перемещения между локациями при помощи клана. Ну не стану я им говорить, кто я, что я, и просто попрошу помощи с порталом. Или вот еще вариант – народ в игре разный, зарабатывает по-разному, так, может, кто и извозом частным промышляет?

– Будет тот же результат с вероятностью восемьдесят процентов. Невыполнимость.

– Это я тогда быстро не доберусь.

– Ну, как сможешь, так и доберешься. Полгода у тебя есть, – сказал Валяев.

– Почему полгода?

– Ну, во-первых, мы как раз все подготовим. Во-вторых, тебе через полгода с вилисой брачеваться.

– Ну, вилиса – это не главное, – заикнулся я.

Двое из ларца переглянулись и покачали головами.

– Это ты так думаешь…

– Ну, не суть. Полгода – это долго, – улыбнулся Зимин. – Теперь второе дело.

– Да, газета… – начал было я, но, увидев, что Зимин покачал головой, замолчал.

– Нет, нет, – сказал он. – Газета – это работа. А дело – это дело. Не путайте, Киф.

– Я думал, что газета и игра связаны, – удивился я.

– Ну, в каком-то смысле – да, – уклончиво ответил мне Валяев. – Но тем не менее – мухи отдельно, котлеты отдельно. Итак, по второму делу…

– Да, – поддержал его Зимин, – поскольку вы любезно согласились оказать нам одну услугу, то, я думаю, не откажетесь оказать и вторую. И, может быть, третью. И сколько еще надо будет.

– Убить, что ли, кого надо? – недоумевающе спросил я, окончательно запутавшись.

Зимин и Валяев переглянулись и одновременно засмеялись.

– Ну конечно нет, – стирая слезинку, сказал Валяев. – Это мы уж как-нибудь и без вас обойдемся, если понадобится, тут другая квалификация нужна. Нет, надо, чтобы вы иногда оказывали нам услуги в игровом мире. Ну, скажем, мы можем вас попросить пойти куда-либо и там что-то сказать или сделать – что именно, мы вас проинструктируем. Разумеется, в рамках ваших возможностей.

– А почему именно я? У вас наверняка полно матриц, которые могут пойти куда угодно.

– А вот это вам должно быть не важно. Мы просим вас об услуге – неужели вам сложно ее нам оказать?

– Да нет, конечно. Просто если это будет где-то по дороге на восток – не выйдет ли фигни? Ну, в свете вышеизложенного?

– Не беспокойся, мы все просчитаем так, что не выйдет. И имей в виду – программа просчитывает вероятности мошенничества (или читерства) в игровом процессе только в отношении основного квеста о дриадах. Поэтому если ты найдешь квест и в соответствии с ним портанешься куда-нибудь на север, в снежки с йети поиграть – возмездия не будет. Любые остальные задания ей по барабану – она ориентирована именно на «Детей богини» и иные, прилегающие к этой цепочке, квесты. И не забывай – она считывает импульсы твоего мозга.

– Чего? Так она у меня в голове лазит? – возмутился я.

– Она у вас у всех в головах лазит, – хладнокровно сообщил Зимин.

– А ты как думал? – поддержал его Валяев.

– Жесть… – выдохнул я.

– Новые технологии, – хмыкнул Зимин, а Валяев назидательно поднял указательный палец правой руки вверх.

– Стоп. – Мой пытливый разум отказывался верить, что программу нельзя обмануть. – Ну вот, если я сейчас портанусь на север, открою там некую точку, и следующая дриада, к примеру, будет там – стало быть, я смогу туда переместиться?

Зимин и Валяев переглянулись.

– Молодец, а? – заметил Валяев.

Зимин кивнул.

– Формально – да. Если точка будет открыта ситуативно, в связи с теми или иными событиями, не ведущими к сознательному перемещению с целью открыть максимальное количество точек-привязок.

– И то хлеб. Тогда я точно согласен – чем в
Страница 6 из 18

больших местах побываю, тем лучше.

– Не факт, что это будет часто, и даже не факт, что это вообще будет. Может, мы к вам и не обратимся. Но согласие-то вы должны дать, – сказал Зимин.

– Но при этом мы не хотим испытывать судьбу, спорить с программой и подвергать риску глобальное всемировое и внутриигровое событие, так что еще раз вам говорю – не ждите поддержки в игре от корпорации, – назидательно произнес Валяев.

– Лады, – согласился я.

– Ну, тогда о вознаграждении, – озадачил меня Зимин.

Я чуть не отвесил челюсть. Как, еще вознаграждение? А не многовато ли конфет на квадратный метр?

– К той цифре, что я вам написал, будете получать еще столько же, – поведал Валяев.

– И по окончании квеста, при условии его благополучного окончания, конечно, отдельная награда, так сказать, премия, – добавил Зимин.

– Но это если вы будете с нами сотрудничать, выполнять наши просьбы и не станете компрометировать корпорацию, – уточнил Валяев.

– Ы, – выдавил из себя я. – Никогда не думал, что такое скажу, но все-таки: не многовато для одного человека?

– Да нет, – добродушно сказал Зимин. – Вы просто слабо представляете себе уровень благосостояния сотрудников – замечу, средних сотрудников – крупных корпораций. Так что не такие и космические цифры мы вам называем. Вы просто не балованный.

– Ну, на фоне газетных гонораров, конечно, они производят определенное впечатление, – отметил Валяев.

– Но поверьте, если вы будете вести себя благоразумно и честно сотрудничать с корпорацией – то это лишь стартовые цифры.

– Страшно подумать, что за премия… – пробормотал я.

– Премия? – улыбнулся Зимин. – Премия у нас обычно не деньги, а что-нибудь приятное и вполне материальное. В вашем случае… Ну, не знаю… Может, эта газета? – Он посмотрел на Валяева.

– Почему нет? Славная задумка, – сообщил тот.

Я был близок к обмороку. Это чем-то напоминало кучу виденных мной фильмов и прочитанных книг о том, как сатана искушает человека. Хотя это полная бредятина, такого не бывает. Да и на фиг мне эта газета сдалась? Вот кабы ее моему приятелю Юрцу – тот да, тот давно мечтает о медиаимперии.

– Ну, Киф. Как насчет этой газеты? Или есть другие пожелания? – в высшей степени благожелательно поинтересовался Зимин.

– Кхм, – прочистил я горло. – А можно я подумаю? Такие вопросы с кондачка не решают.

– Разумно, – согласился Валяев. – Сразу видно прагматичного и серьезного человека.

– Ну, так мы договорились обо всем? – пытливо посмотрел на меня Зимин.

– Сделка? – прищурился Валяев.

– Сделка! – ответил я. – Вы сами сказали – я человек прагматичный.

– Вот и славно, мы в вас не ошиблись, – громко хлопнул в ладоши Зимин. – На днях подъедет наш человек – ну я о нем упоминал, – подпишете кое-какие бумаги. Рабочий процесс с вашими людьми наладите сами, хотя не очень беспокойтесь по этому поводу – ребята вам достаются шустрые, бойкие – сами все наладят. Одного сделайте замом – у вас есть более важная задача, чем перелопачивать кучу шлака. К примеру, во вторник устраивайте планерку, отбор материала – и в печать. И чтобы каждый четверг выпуск «Вестника Файролла» был в киосках, в Сети и у нас на столах. Еще раз призываю – сами на мелочи не разменивайтесь, ваша основная цель – игра.

А Валяев добавил:

– По-моему, я уже говорил, но повторюсь: если сотрудники будут не по душе – гоните их в шею и сразу звоните нам. Новых пришлем. К нам на работу толпа стоит наниматься – только свистни. Не тратьте время и нервы. Особенно время.

Зимин подошел к двери, открыл ее.

– Покровский, зайдите.

В кабинет вошел Мамонт. Прикольно, а я и забыл, что у него фамилия Покровский. Мамонт и Мамонт.

– Да? – Он преданно посмотрел на Зимина.

– Ну что, дали соответствующие указания? – спросил Зимин.

– Да, завтра все будет, – угодливо (не подозревал у Мамонта таких талантов) сказал тот.

– Отлично. Мой референт сбросит вам данные на четырех ваших новых сотрудников. Пропуска там, трудовые – все как надо. Пусть ребятам стаж капает, – глянул он на меня.

Я кивнул – да, мол. Пусть капает. Хорошее дело, богоугодное.

– И еще, – негромко, но как-то очень отчетливо, так, что каждое слово было слышно, сказал Зимин. – Помните, Покровский: Никифоров с настоящего момента неприкасаем. Если хоть слово, хоть взгляд – вы понимаете меня? Теперь он под нашей защитой.

– Чего ж не понять? – пробормотал Мамонт. – Все понятно.

– Ну и славно, – широко улыбнулся Валяев. – Мы тогда поехали.

Они потрясли нам руки и пошли к выходу.

– Да, Киф, – обернулся в дверном проеме Зимин, – а как ник того игрока, ну что с короной лендлорда колупался, добыть ее не мог?

«Прости, Странник. Но ситуация не в твою пользу».

– Странник, – твердо сказал я.

Мои хозяева переглянулись, кивнули друг другу и вышли.

– Ф-ф-фу… – Мамонт рухнул в кресло, достал здоровенный клетчатый платок и вытер лицо, лоснящееся от пота. – Бог миловал, ушли.

– Ага, – сказал я.

– Ага, – буркнул Мамонт. – Значит, взяли они тебя на службу?

– Взяли. Денежку обещали большую. Не напарят, интересно?

– Эти не напарят. Вот только чем рассчитываться с ними будешь? – грустно и тихо сказал Мамонт.

– Честной и беспорочной службой, – ответил я.

– Хорошо, коли так. Ладно, иди. Ватикан ты чертов.

Мамонт сидел грустный и обмякший, и мне стало жаль этого когда-то сильного человека, которого смяли за десять минут, как бумажную фигурку.

– Семен Ильич, скажите, вы же знали, что на меня орать не будете, какое вы удовольствие хотели получить?

Мамонт хмыкнул.

– Но ты-то этого не знал. Психовал?

– Психовал.

– Прия-а-атно!

Я вышел из кабинета, подмигнул Жанне и пошел домой.

– Магнитик привезти не забудь, – крикнула мне в спину она.

По дороге домой я все пытался понять, что это было. По всему выходило – либо мне круто повезло, либо я где-то не менее круто лоханулся. Пара биггеров в любимом мной (но таком неполезном) KFC не прояснила ситуацию.

«Ну и фиг с ним, – в конце концов решил я. – Будем поглядеть. Деньги-то настоящие, и рост карьерный – тоже. А там видно будет».

Дома я покурил, подбодрил себя словами:

– Пацан сказал – пацан сделал, – и полез в капсулу.

Я сидел все на том же берегу, с той разницей, что сейчас был день и рядом не было Странника. Надеюсь, я не слишком его вложил, и эти двое из ларца, одинаковых с лица, не состроят ему козью морду – парню и так, по ходу, не сильно весело живется.

Что-то раздражало мое зрение, и, внимательно оглядевшись, я понял что – судорожно пульсирующий почтовый ящик.

Я открыл внутреннюю переписку и присвистнул – ящик был забит сообщениями. Почти все они были от Герва. «Ты где?», «Как будешь в игре – немедленно напиши», «Это безобразие». Прямо как девушка. Может, он в меня влюбился? Не пойду я с ним в баню, от греха.

Ладно, шутки шутками, а ответить надо. Я открыл форму и написал:

«Герв, я в игре. Хейген».

Сочтя свой почетный клановый долг выполненным, я направился к Меттану – надо было посчитать деньги, лежащие в сундуке, и потихоньку выдвигаться. Доеду, на сколько денег хватит, а там пешком пойду. А что делать – чай, не богатеи.

Я не успел войти в ворота, как бздынькнула внутренняя почта.

«А, появился, поганец. Быстро портируйся в Эйбергир, к цитадели
Страница 7 из 18

«Диких сердец».

Я подумал, что парень бредит, но он все-таки мое руководство, и я написал кратко: «Куда?»

Ответ пришел моментально.

«А, ну да. Ты сейчас где?»

«В Меттане».

«Стой на площади и никуда не уходи – я буду через пять минут».

Не уходи так не уходи. Сходил, называется, за хлебушком – и в реале меня все ищут, и тут. Прямо полноту и многообразие жизни ощущаю – всем-то я нужен. Если сейчас и здесь мне всякого разного в карманы насыплют – ну там, мифриловую кольчугу, меч Тысячи Истин, джетпак Дюка Нюкема и ломик Гордона Фримена, то, считай, жизнь задалась.

Сверкнул портал, и из него вывалился Герв, явно злой как собака.

– Ты где был, обалдуй? – накинулся он на меня без всяких глупостей и условностей вроде приветствия и пожатия руки.

Ага, так я тебе и сказал, где я был и чего делал.

– Дома был. Я был, а вот Интернета не было. У провайдера какие-то глюки образовались, вот и накрылась для меня игра.

– Не оправдание. Мог бы и написать. К примеру, со смартфона.

– Куда? На деревню дедушке?

– Нет, на нашем сайте, в специальной ветке.

– Черт, Герв. Правда, не сообразил, ступил.

– Ступил. Тебя Элина и я уже четвертый день ищем с собаками.

– Зачем?

Герв посмотрел на меня, как на убогого.

– Я тебе говорил, чтобы ты форум читал?

– Говорил.

– Читал?

– Нет, как-то не до того было. И потом – Интернета у меня нет.

– Вот поэтому ты и не знаешь, что «Гончие Смерти» объявили войну «Диким сердцам».

– Ух ты. А я тут при чем?

– Наш клан заключил договор с «Гончими» о дружбе и сотрудничестве и на правах союзника участвует в осаде цитадели «Диких».

– Так там небось все бойцы не меньше шестидесятого уровня! Ты на меня посмотри!

– Ну да. Но Седая Ведьма высказала личное пожелание.

– Какое?

– Чтобы ты участвовал в штурме цитадели. И мы ее пожелание выполним.

Глава 3,

в которой герой вращается в высшем свете и даже получает кое-какую выгоду

Да что же сегодня за день-то такой, а? Сначала одни мозг ели, теперь другие к нему подбираются.

– Давай, давай. Штурм уже на носу! – торопил меня Герв. – У тебя здесь дела еще какие есть?

– Есть, – пробурчал я. – На корабль погрузиться и по реке вниз идти, на сколько денег хватит.

– Не смешно. Все, идем.

И я следом за Гервом вошел в открывшийся портал.

Мы стояли на небольшой равнинке, недалеко от линии леса, среди шатров и палаток, над которыми развевались флаги и вымпелы разных форм и расцветок, но почти все они были с одним и тем же рисунком – собака с человеческим черепом. Надо полагать, символ «Гончих Смерти». На небольшом холмике, поодаль, стоял огромный шатер красно-коричневого цвета – видимо, ставка Седой Ведьмы. На другом конце равнины возвышался замок, на стенах которого были отчетливо заметны следы копоти, за ним виднелась лента реки.

– Военный лагерь, – пояснил Герв.

Ну да, а-то мне самому это было непонятно. Между шатрами сновали игроки, заметим – сплошь высокоуровневые. Одни тащили куда-то оружие – мечи и луки, другие обсуждали какие-то насущные проблемы. Особняком стояла группка магов, которых сразу можно было узнать по балахонам, посохам и бородам. Они достаточно живо о чем-то говорили, экспрессивно размахивая руками.

– Да оно видно, – ответил я Герву. – Нам-то куда?

– Куда, куда. Туда. – И Герв показал на большой шатер.

– Может, не пойдем? Ну вот скажи – на кой я им сдался?

– Шутишь? Сказано – надо, значит – надо. Давай пошевеливайся.

Складывалось впечатление, что меня ведут под конвоем. Некоторые встречные недоуменно провожали нас взглядом – что может понадобиться типу с таким мелким уровнем в ставке Седой Ведьмы?

– Слушай, а чего у них свара-то пошла, у «Диких» с «Гончими»? – спросил я Герва. – Из-за чего воюют?

– Формально – данж не поделили. Подземелье, значит, – лениво пояснил Герв. – А по факту – за влияние драка идет.

– А как можно данж не поделить?

– Да очень просто. Вот смотри. Есть подземелья квестовые. Они общедоступны, туда молодняк на прокачку водят и девушек на экскурсии, чтобы повыпендриваться. Эти данжи постоянные. Есть данжи территориальные, или, как я их называю, – антуражные. Ну знаешь, в каждом порядочном лесу должно быть подземелье с легендой. Они носят умозрительный характер, но боссы в них в конце неплохие, хотя и с прогнозируемым лутом. А еще встречаются данжи переменные. Они появляются и исчезают по воле разработчиков. Нашел его – будет тебе счастье.

– Какое счастье? – Я начал понимать, о чем говорили Зимин и Валяев, когда объясняли мне, чем можно заинтересовать Толстого Вилли в обмен на его молчание.

– Там, как правило, часто бывает мегаплюшка. Но эта мегаплюшка всегда достается тому, кто в это подземелье войдет первым. Нет, никаких дополнительных бонусов к прокачке, этих всех корейских «…и + 20 % дополнительного опыта» или там каких-то клановых примочек: «О ты, кто первый вошел в этот подземелье…» Ничего такого. Основное там – лут.

– Эпики да легендарки?

– Не только, хотя и бывают. Да и не они самое главное в новых данжах. Там можно выбить или найти свитки с новыми высокоуровневыми умениями, не в каждом и не очень часто, но все-таки можно.

– Умения? Да ладно. А учителя на что? Мастера-наставники?

– Учителя – это, конечно, замечательно. Но умения, которым они могут научить, имеют предел, и после сотого уровня к наставникам можешь не ходить – ничему они тебя больше не научат. Есть еще несколько квестов, которые позволяют выучить некие навыки, но эти квесты еще получить надо. Иногда новые навыки дают сетовые предметы, но при условии, что у тебя есть полный комплект, а это большая редкость. Да и действуют они только до тех пор, пока на тебе этот комплект.

Это да. Если к имеющемуся у меня щиту добыть меч, то там, помнится, сразу три навыка будет. Интересно, в какой квест эти два братца-акробатца меч втиснут?

– Вот и получается, что кроме как в данжах новые навыки толком взять негде. Но возможность выпадения свитка из монстра или босса, или даже из сундука, существует только при первом прохождении. Потом – все. Ходи не ходи, найдешь все, что угодно, кроме свитков. А через какое-то время и подземелье исчезнет, чтобы возникнуть в другом месте. Где именно – непонятно.

– Ага. И, стало быть, «Гончие» набрели на новое подземелье. Кстати, как узнать, что оно новое? Ну кроме фразы: «Ой, тут вчера ничего не было».

– Вошел в новый данж – сразу раздался звук фанфар. Все просто. Как забил финального босса – все, данж пройден, со всеми вытекающими отсюда. Поэтому босса держат до последнего, пока все углы не обшарят.

– А если его вообще не убивать? Ждать респа, и…

– Ага, ты самый умный. Фигу с два. Пока босса не забьешь – респа не будет. Но свитки вообще не факт, что с босса падают, я же говорил. Сундуки, бочки, темные углы с кучами мусора – все, что угодно. Абсолютно бессистемный рандом.

– А как потом эти свитки делят?

– Их вообще не делят. Это собственность клана, и умение достается игроку, которого клан сочтет достойным этого.

– Так они, эти свитки, одноразовые, что ли?

– Ну да.

– А интересно, если на аукцион такой свиток пульнуть? – мечтательно сказал я.

– Можно хорошо денег поднять, – кивнул Герв. – Очень хорошо.

– Так что там между «Гончими» и «Дикими»-то произошло? – вернулся я к
Страница 8 из 18

основной теме.

– А, да. Ну «Гончие» нашли подземелье на краю пустыни Феттах и, как полагается по правилам, вымпел около него поставили и стражу. Все чин по чину. Тут к ним полсотни «Диких» подваливают и говорят, что это их разведчик новый данж нашел, а значит, именно они имеют право этот данж потрошить. Разведчики говорят: «Мы не при делах, нам сказали сторожить – мы сторожим. Но раз тут наш вымпел, значит, и данж наш».

– Кстати, правы ребята были, – согласился я. – Все по-честному.

– Ну да. И, по-хорошему, «Дикие», конечно, должны были дать по ушам своему разведчику, не поставившему вымпел, и уйти.

– Это если разведчик вообще был.

– Молодец, соображаешь. Но они не стали вообще заморачиваться, а просто взяли и перебили охрану.

– Беспредел.

– Да, полный. Потом вынесли данж, и на претензию, выставленную по всем правилам «Гончими», ответили, что они были в своем праве. И их вообще не волнует, что там кто о них думает.

– Такое ощущение, что люди тупо идут на конфликт.

– Может, и так, – задумчиво сказал Герв. – Многим не нравится растущее влияние «Гончих». Плюс под них кланы поменьше пошли.

– Как мы, – тихо сказал я.

– Как мы, – подтвердил Герв. – Времена одиночек проходят, и мир игры меняется. Только идиот или слепой этого не замечает. Ну что ты на меня уставился? Игра – всего лишь слепок с того мира, в котором мы живем на самом деле. Выживет одиночка в наших реальных условиях? Вряд ли. Он должен влиться в систему.

– Или умереть? – закончил я его мысль.

– Ну почему умереть. Это крайность. Скорее, прозябать, без возможности реализации своих мыслей и стремлений, без перспектив, без денег. Как там? «Художник должен быть голодным». Отличное высказывание, вот только много ли люди видели полотен голодных художников? Боюсь, их картины сжигались с мусором, который выгребали из их комнатенок после смерти этих мастеров. Как я уже сказал, времена одиночек проходят, да они уже прошли – наступает эра корпораций и конгломератов.

– И поэтому «Дикие» решили спровоцировать конфликт и раздавить «Гончих», пока это еще можно сделать?

– Думаю, план был такой. Но пошло все не так, как они хотели, полагаю, что просчиталась их разведка. Они неверно оценили потенциал «Гончих» и дорого за это заплатили. Было три битвы, во всех трех «Гончие», не без нашей поддержки, рвали «Диких». После третьей битвы из клана «Диких сердец» суммарно дезертировало процентов, наверное, шестьдесят личного состава. Все поддерживающие их кланы сбежали еще после второй битвы.

– Чего ж они так?

– Ну одно дело воевать за преуспевающий клан, лидеров игрового мира, и совсем другое – за тех, кого выносят раз за разом. Ну и потом, многие приходят в игру за выполнением заданий, сбором предметов, даже за ремеслами. А вместо этого их гонят на войну и заставляют рубиться в битвах, часами ждать сражений. Люди плюют на это дело и выходят из клана.

– Кстати, да, тоже позиция, – согласился я.

За этими разговорами мы уже давно дошли до шатра, в котором находилась ставка главнокомандующей, но заходить не спешили – Герв явно хотел ввести меня в курс дела, а мне было интересно послушать о местных раскладах.

– Все, кто остался, укрылись в главной цитадели. – Мой собеседник ткнул пальцем в замок около реки. – Мы их там заперли, скоро на последний штурм пойдем. Серьезный там народ остался, ветераны в основном.

– А сколько раз уже ходили?

– Два. Первый сразу, как сюда их загнали, второй – вчера.

– Не сильно удачно?

– Да нет. Это так, пристрелка была. Смотрели, где какая защита стоит. Сегодня возьмем, никуда не денутся. Ладно, идем внутрь.

Мы зашли в огромный шатер, который изнутри показался мне еще больше, чем снаружи. Там стояло и сидело человек пятнадцать. Из них я знал только Элину. Она увидела нас и замахала рукой.

– О, пришли. Ну наконец-то! Давайте сюда, до штурма всего ничего осталось.

– Идем, – толкнул меня Герв.

Мы подошли к дальней части шатра, откуда нам махала глава «Буревестников». Она стояла рядом со скромно, если не сказать бедно одетой, невысокого роста женщиной.

– И где ты его нашел? – поинтересовалась Элина у Герва.

– В Меттане. Он только в игру зашел – Интернета, вишь ты, у него не было.

– Да ладно вам, насели на человека, – вмешалась незнакомая мне женщина. Хотя я, конечно, уже понял, кто это.

– Ну порядок есть порядок, – пробормотал Герв.

– С этим спорить не буду, – вытянула ладони вперед незнакомка.

У нее были слегка седоватые волосы, некрасивое, но очень выразительное лицо и очень живые глаза. Плюс к этому от нее исходила ощутимая сила и магия власти. Я не очень люблю все эти выражения, вроде «сильная энергетика человека» или «мощная харизма». Но от этой маленькой женщины буквально струились волны… Как бы это объяснить? Волны возможных действий. То есть если бы ей понадобилось, она бы одним движением руки снесла всю цитадель «Диких сердец» к нехорошей маме…

– Догадался? – иронично посмотрела она на меня.

– А то, – сказал я. – Ваш преданный слуга. – Я изобразил изящный поклон.

– Ну-ну, я этого не люблю, да и не принято у нас так. Мы здесь все равны.

– Просто некоторые равнее, – не удержался я.

– Откуда столько иронии? – посмотрела на меня женщина. – День не задался?

– Ну да, – кивнул я. – Устал, зашел в игру – и на тебе: попал с корабля на бал.

– Скорее, вместо корабля, – коротко хохотнул Герв.

– Ну зато познакомились наконец. Я, как ты и догадался, Седая Ведьма, – протянула мне руку одна из самых влиятельных женщин Файролла. – Позволь представить тебе моих друзей и сокланов. Вот это Седрик Секира, кланмастер и координатор.

Рыцарь в переливающихся изумрудным цветом доспехах кивнул мне.

– Это Фредегар, он обеспечивает безопасность клана.

Мужчина с совершенно седыми волосами помахал мне рукой.

– Это Милли Ре. – Седая Ведьма подвела меня к очень красивой девушке с двумя мечами за спиной. – Она мастер боя.

– Очень приятно, Хейген, – повторял я как заведенный, знакомясь с высшими представителями клана, который, похоже, в самом ближайшем будущем займет место в топ-три кланов Файролла. Теперь можно с гордостью говорить: «Я всех старшаков «Гончих» знаю лично».

– Чтобы было понятно, это тот самый боец, который дрался за честь нашего клана с тремя аграми, когда те начали поливать нас грязью, – сообщила собравшимся Седая Ведьма.

– А-а-а, – сказали собравшиеся и стали бить меня по плечу со словами:

– Помним, как же.

– Мужик.

– Красава!

Основательно выбив из меня пыль, благородное собрание тут же обо мне забыло, обсуждая детали предстоящего штурма. Не могу сказать, чтобы я расстроился, – не люблю всеобщего внимания. Не знаешь, чего ждать.

– Вот так и проходит мирская слава, – сказала Седая Ведьма, по-прежнему стоящая рядом со мной.

– Да я о славе и не думал тогда. И потом – я не один был. Еще двое гномов были. Кстати, они, интересно, здесь?

– Да, я помню. Вряд ли они тут, на штурм замков берут только самых мощных игроков.

– А для массовости?

– Какая массовость? Если в толпу штурмующих засадят пару фаерболов, у высокого уровня есть шансы выжить, у лоу – никаких. Кому охота ощутить себя пушечным мясом?

– А я?

– А с тобой я хотела сама познакомиться. Ты меня удивил, а я люблю лично
Страница 9 из 18

знать людей, которые вызвали у меня такие эмоции.

– Чем удивил?

– Я бы сказала – наглостью. Ты прости, но конечно же я не поверила, что ты впрягся за наш клан из чистого благородства. Ты просто убрал этих трех клоунов нашими руками. Но ты это сделал, с одной стороны, цинично, а с другой – изящно и расчетливо, поэтому я не могла упустить возможности глянуть на тебя. С такими задатками у тебя может быть большое будущее, если, конечно, тебя раньше кто-нибудь в черный список не занесет. И кстати, по поводу глянуть. Милли!

– Да, магистресса? – К нам подошла красотка с двумя мечами, как ее отрекомендовала Седая Ведьма – мастер боя.

– Согласись, наш друг одет, мягко говоря, скудно. Для своего уровня, конечно.

– Да уж. Это даже не достойная бедность. Ленив ты, дружок, – слегка надменно сказала Милли.

– При чем тут это, – смутился я. – Не ленив я, и денежка есть. Я в больших городах с Эйгена не был, по провинциям мотался. Там аукционов нет, одни вендоры. А у них точно такой же хлам, а может, и еще хуже.

– Ладно, извини, – искренне сказала Милли. – Подзабыла уже, как оно на начальных уровнях-то обстоит. Так что, магистресса?

– Найди Фьоси-коваля. Может, он подыщет что-нибудь для нашего друга до начала штурма.

Милли кивнула головой так, что русые пряди упали на ее искристые глаза, и убежала.

«Красивая», – подумалось мне.

– Да, красивая, – подтвердила Седая Ведьма.

Я вытаращился на нее, раздумывая: я вслух, что ли, сказал?

– Нет, просто все было написано на лице, – засмеялась Ведьма.

– Ситуация, как в сентиментальном романе, – улыбнулся и я.

– Итак, ты в первый раз будешь штурмовать замок?

Седая Ведьма присела в кресло и предложила мне занять кресло рядом с ней.

– Ну да. И по-прежнему думаю, что, конечно, даже до стен не доберусь. Слабоват я.

– И такое может быть, – кивнула Ведьма. – Тут все определяет мастерство, сила и удача. Удача, может, даже в большей степени.

– А вот интересно, – решил уточнить я. – Если меня, к примеру, грохнут, то что с моими вещами будет?

– Да ничего не будет, – сказала Ведьма. – Соберут их вместе с другими и по почте тебе отправят. Ты, главное, напиши, какие вещи были, и отправь это письмо своему кланлидеру – вот и все. Тут крыс нет, все в одной лодке. С тобой, кстати, даже если преставишься, проблем быть не должно – у тебя кольцо именное, так что ты можешь вообще никому ничего не писать.

– А сам я куда?

– На место последней привязки. Поэтому почти все привязываются к клановому замку.

– Почему?

– Ну вашему брату начинающему в подштанниках бегать не привыкать. А вот ветераны подотвыкли…

– А эти, из замка? Если они в замке и возрождаться будут – так это бесконечная история выходит.

– Верно, поэтому разработчики поставили специальное условие. Все защитники замка, атакуемого во время ведения официальных военных действий и умершие во время данного сражения, перемещаются в ближайший крупный город.

– А их вещи?

– Ну либо замок отстоят и им эти вещи свои же и вернут, либо – что с бою взято, то свято. – Седая Ведьма развела руками: мол, кому война, а кому – мать родна.

– Разумно. А вообще, какие трофеи бывают в замках?

– Да никаких особо и не бывает, – ответила магистресса. – В других играх – где кристалл магический перепадет, где символ клана. Где сам за?мок, кстати. У нас – ничего такого. Вещички с защитников да предметы из кланхранов. Но и там обычно редко что путное бывает. На самом деле раритетов в кланхранах не так уж и много.

– Да ладно? – не поверил я.

– А откуда им там взяться? Что есть основные ценности? Это сетовые наборы, редкие свитки, артефакты. Сколько всего в игре сетовых наборов и артефактов? Не думаю, что до бесконечности много. А кланов? Море. Даже если у каждого по предмету – ну и сколько будет в хранилище даже крупного клана? Вот и я про то, все в одну сумку влезет. И, скорее всего, уплыла уже та сумка по реке вместе с самым умелым воином и парочкой охранников. А в хранилище остались в лучшем случае легендарки, да и те наверняка по бойцам раздали – что так, что эдак пропадать.

– А в чем тогда выгода? – не понял я. – Только статус?

– Главное – статус! – назидательно сказала Седая Ведьма. – Это первостепенно. Предметов мы и так навыбиваем, а вот свернуть шею одному из крупнейших кланов – это не только почетно, но и очень выгодно. С кадровой стороны в первую очередь. Все их ветераны – маги, бойцы, хилеры – ко мне же завтра и придут. И ко мне же в клан попросятся. И я еще буду выбирать, кого взять. И все будут знать: вон «Гончие Смерти» идут, они самим «Диким сердцам» накостыляли. Так-то!

– Ух ты, – сказал я. – Жестко. А с замком что будет?

– А что с ним будет? Да ничего. В смысле его не будет. Как мы флаг сорвем с башни, так пойдут часики тикать. И через три часа карета превратится в тыкву, а замок – в руины. А если «Дикие» захотят его восстановить, так придется им сначала все начинать. А, вот и Фьоси. Скажи, дружочек, мы можем хоть как-то приодеть этого молодца?

Фьоси, гном в блестящей кольчуге, подвязанный поясом с ярко-синими камнями, за который был заткнут молот, оглядел меня и сказал:

– Н-да. На такой уровень ничего не брал. Если хотите, могу сковать быстро нагрудник незамысловатый. Но он, конечно, будет всяко лучше того, что на нем сейчас.

К нам подошла Элина, прислушалась к разговору и покраснела.

– Сделай, Фьоси, – попросила Седая Ведьма. – Сделай, мой хороший. Все компоненты есть?

– Ага, – кивнул гном. – Как чуял, захватил.

Он отошел от нас шагов на пять, потом повернулся и сказал мне:

– Минут через семь подходи. Налево от шатра кузница полевая стоит. Ага?

– Не вопрос, буду, – кивнул я.

– Наш клан оплатит работу мастера, – твердо сказала Элина, по-прежнему вся пунцовая.

– Оставьте, – не менее твердо сказала Седая Ведьма. – Хейген будет сражаться под знаменами моего клана, и моя задача – чтобы он это делал хорошо. Доспех входит в эту задачу. Прошу прощения. И, Хейген, если не увидимся до штурма, договорим после него. Будь отважен!

И она отошла к совещающимся.

– Стыдобища! – прошипела мне Элина. – Весь клан опозорил!

– Ну извините. Я не знал, я не хотел, мне не сообщили, меня предали. Подчеркни нужное из этого списка, – так же зашипел я. – Мне кто сказал, что тут будет высший свет? Я только в игру зашел – меня сразу Герв выцепил. И потом, что это за снобизм? На что деньги есть, в том и хожу.

– Ладно, доберемся до замка, я…

– У вас там такой жлоб в хранилище, что он мне ничего не даст, – сообщил ей я.

– Я вообще-то хотела сказать, что я тебя прибью, хамло, – вздохнула Элина. – Ладно, иди к гному.

– Наших-то тут много вообще?

– Десятков семь, – ответила Элина. – Мы атакуем с левого фланга, туда подходи. И особо вперед не лезь – убьют.

– Хорошо, госпожа кланлидер, – козырнул ей я и вышел из шатра, думая о том, что все это, конечно, здорово, но лучше от всех этих небожителей держаться подальше. Дешевле выйдет.

Я подошел к кузне и увидел Фьоси, держащего в руках очень недурственный нагрудник. Даже не нагрудник, а скорее, разновидность кирасы, с набрюшником и бувигером.

– Ну ты мастер! – искренне восхитился я. – Вещь!

– Надевай давай, – сказал мне гном. – Может, подтянуть надо где.

«Кираса твердой стали. Легкий доспех.
Страница 10 из 18

Защита – 340 единиц; + 7 к силе; + 8 к выносливости; + 11 % к защите от колющего и режущего оружия; + 7 % к защите от огня. Прочность – 310 из 310. Минимальный уровень для использования – 30. Для использования классом – воин».

– Да как влитая, мастер! – Я повертелся еще и расплылся в довольной улыбке. Такую славную броньку – и на халяву!

– Ну и носи на здоровье, – улыбнулся и гном. – Любому мастеру приятно смотреть на то, что людям нравится его работа.

Вдруг раздался гулкий трубный звук.

– Опа, началось, кажись, – сказал гном и уставился на холм со штабным шатром. Я тоже посмотрел в ту сторону.

Из шатра вышли все там присутствующие, и некоторые из них довольно быстро сбегали с холма, видимо, направляясь к своим отрядам.

– Мастер, где тут левый фланг? – спросил я гнома.

– Слева, – уставился он на меня, видимо, поразившись моей недалекости.

– А, ну да, – сказал ему я и побежал к левой части равнинки, но не добежал.

Не успел, потому что трубы завыли вновь.

– На шту-у-урм! – услышал я многократно усиленный голос Седой Ведьмы.

Глава 4,

в которой речь пойдет о штурме цитадели

«А вот интересно, – подумал я на редкость некстати. – Каким макаром она голос усиливает? Может, заклинание какое? «Громкая глотка» или что-то вроде этого?»

– Все лучники, кроме штурмовой группы, – под прикрытие щитов. Ждать особой команды, – раздался голос Седрика Секиры. – Фрор, готовить требушеты. Маги, ваше дело – защита тарана. Время от времени атакуйте фаерболами стены, чтобы «Дикие» не расслаблялись. Мечники, штурмовая группа – на левый фланг, к «Мышатам» и Диксону. Флекис, туда же три команды стрелков из штурмовой группы.

Что за «Мышата»? Наверное, клан еще один. Но вообще я так смотрю, осада-то идет по всем правилам – с требушетами и таранами. Прикольно. Однако вон мечники ломанулись, похоже, на левый фланг идут. А там ведь где-то и наши, из «Буревестников».

Я прибился к толпе из сотни с лишним мечников и шести десятков хантов и бодро потрусил за ними.

«Сейчас добегу до своих, – размышлял я, переставляя ноги. – Заныкаюсь в задних рядах и там, может, все эти дела и пересижу».

Мы пробежали минуты три и остановились.

– Так, бойцы! – раздался гулкий голос.

Я поднял голову. Голос принадлежал здоровенному варвару по имени Диксон, покрытому забавным узором татуировок и с молотом в руках.

– Вы в левого «Мышонка». Давай, давай бегом, не задерживаемся.

Оказывается, мы вбежали в траншейный проход, разделяющийся на три отсека, на стыке которых варвар и стоял, а отсеки эти вели… Мать моя в коньках на босу ногу! К осадным башням. Это, видать, те самые «Мышата». И кто только такое название придумал?

– Ведь не было же их? – вырвалось у меня.

– Само собой, – пропыхтел рядом со мной отдувающийся от бега гном. – «Полог невидимости». Маги ж не зря хлеб едят.

Мы двинулись вперед.

– Так, – скомандовал уже над самым моим ухом варвар. – Вы в среднего «Мышонка»! Бегом, бегом!

– Товарищ варвар, – попробовал заикнуться я, – я ж не отсюда…

– Боец, не разговаривать и не задерживать движение! – заорал здоровяк.

– Давай шевели копытами! – рявкнули и соратники сзади.

И я припустил за гномом.

К своему фатальному невезению я еще и оказался в начале колонны, следующей в среднего «Мышонка». А потому, соответственно, на верхнем, третьем уровне башни. В компании лучников и мечников. И с отличной перспективой быть в первых рядах атакующих, что крайне почетно, но почти наверняка для меня лично смертельно.

Единственным позитивным моментом оказалось то обстоятельство, что передо мной как на ладони открывалась вся картина сражения.

До цитадели от нашей осадной башни было не так уж и далеко – около километра. Наша площадка была вровень с крепостными стенами, и отсюда отлично просматривались и бегающие по ним солдаты «Диких сердец», и лучники, стоящие за зубцами. Нас они не видели – похоже, пока «Полог невидимости» действовал исправно.

По всем признакам, посадка на нашу башню заканчивалась.

Я посмотрел вниз.

В нашем лагере была порядочная суета. Лучники прятались под огромными дощатыми щитами, внешне напоминавшими створки неких гигантских ворот и обитыми сверху кожей, надеюсь, снятой с животных. В воротах были проделаны маленькие окошки, открывающиеся изнутри. Скорее всего, чтобы лучник неожиданно мог высунуться и пальнуть в неприятеля. Таких створок на каждом щите было с десяток, что не гарантировало обороняющимся легкой жизни.

Поодаль куча здоровенных лбов, полуголых и перевитых канатами мышц, суетилась с гигантским тараном – эпических размеров бревном, расположенным на колесной стойке и висящим на четырех огромных цепях. Стойка сверху так же была закрыта крышей, чтобы лбов не побили стрелами. Передняя часть бревна была обита железом и заканчивалась стальным наконечником, сделанным в виде руки со сложенными в фигу пальцами. Рядом с тараном шныряло штук пять магов, время от времени останавливающихся и кастующих на бревно и на лбов какие-то заклинания, видимо, от стрелы, меча, кипящей смолы, вороньего грая и бараньего чиха.

Спокойнее всех вели себя мечники. Они просто разбились на отряды и до поры до времени сидели на травке, занимаясь простыми и понятными вещами: чистили оружие, курили трубки и гадали на ромашках, будут они сегодня в цитадели «Диких сердец» творить грабеж и насилие или же, к примеру, нет?

У шатра верховной главнокомандующей было совсем уже пустынно. Судя по всему, там осталась она, около десяти охранников и, по-моему, еще седой мужчина – начальник разведки.

Я поискал глазами свое собственное начальство. И нашел, хоть и не сразу. Оно было недалеко, строило отряд моих сокланов и вертело головой, похоже, выглядывая меня.

«Эх, надо как-то ей маякнуть, что я тут, наверху, готовлюсь отважный подвиг совершать, – подумал я. – А то иди доказывай потом, что я как есть героический воин и буревестник штурма, а не дезертир несчастный».

Я залез в почту и собрался написать внутреннее сообщение, но обнаружил, что почта отключена. На время ведения военных действий, как гласила надпись. Перестраховались, заразы.

Я огляделся. Ни камушка, ничего такого, что можно было бы кинуть или метнуть… Хотя!

– Браток, – обратился я к соседнему эльфу, носящему имя Келосса, – слушай, не пульнешь, а?

– В кого? Еще ж не начали? – удивился эльф.

– Не-не, не туда, – покачал я головой. – Вон в ту. – И я ткнул пальцем в Элину, машущую руками и, похоже, отчаянно сквернословящую. Мои сокланы упорно не хотели строиться в колонну.

– Чем она тебе не угодила-то? Ну да, странноватая, конечно, дамочка и, похоже, с эпилепсией – вон как ее корежит. Но все-таки союзница как-никак. Если уж так неймется – давай ее после штурма пришибем. Сейчас-то каждый меч на счету.

– Да чур тебя! – Я махнул рукой. – Это мой кланлидер, я там должен быть, а меня сюда занесло, случайно совершенно. Вот и надо, чтобы ты пульнул, она голову задерет, а я ей рукой помашу!

– Ну ты даешь. Эк тебя угораздило. Ну да, тут тебе, конечно, делать нечего, – покачал он головой, судя по всему увидев мой уровень.

Он натянул лук и метнул стрелу, которая воткнулась у ног Элины. Моя кланлидер отпрыгнула на пару шагов и задрала голову вверх. Я высунулся из-за стен башни и замахал ей
Страница 11 из 18

рукой.

Элина застыла на секунду, увидев меня, потом стала подпрыгивать еще энергичней и махать кулаками, явно извергая ругательства такой силы, что три проходящих мимо гнома остановились, заслушавшись, и время от времени крутили головами от удовольствия.

– Эк ее разобрало… – удивился Келосса. – Чего она так?

– Волнуется за меня, – предположил я. – У нее за всех своих сердце и душа болит.

– Настоящий лидер! – сказал Келосса с уважением и тоже помахал Элине. – Свезло тебе.

Похоже, приветственные жесты эльфа окончательно добили моего кланлидера, она устало махнула на меня рукой: мол, пропади ты пропадом, и снова принялась строить колонну.

– О, третью башню укомплектовали, – сказал, посмотрев за борт, гном, рядом с которым я бежал, по имени Жеррар. – Скоро двинемся, стало быть. Сначала фаерболы популяют, а потом и мы поедем.

– Кстати, народ. А как нас туда, на стены, доставят-то? Это кто же толкать-то нас будет, чтобы колеса крутились? – спросил я.

– Да там внизу маги сейчас химичить станут. Там шкив, от него ремни на ось, ну обычное дело. Вот они на этот шкив магичить будут, чтобы он, стало быть, приводил все в движение.

– Как все непросто, – сказал я.

– Не говори. Нет чтобы пойти троллей наловить, – согласился эльф.

– Не-не, – не одобрил гном. – Техника – это сила. О, началось, кажись. Сейчас фаерболами по стенам жахнут.

И точно. Не успел Жеррар договорить, как правую стену цитадели потряс мощный залп огненных шаров. Между зубцами стены заплясало синее пламя, кто-то с воплем полетел вниз.

Воздух наполнился гулом. В дело вступили требушеты. Они обрушили град камней на левую часть цитадели, стремясь нанести как можно больше разрушений именно крепостной стене, максимально расчистив площадь обзора. Понятное дело – ведь это капитально облегчит высадку на стены нам и поле деятельности лучникам.

Огромные каменные глыбы взлетали в воздух и врезались в крепостные стены, обломки которых с гулом падали вниз. Маги обороняющихся пытались сбивать камни, летящие на крепость, но не сильно преуспевали в этом. Да и, скорее всего, не так уж много у «Диких» осталось магов, судя по числу огненных росчерков, вырывающихся из осаждаемой цитадели.

До нас донеслось разноголосое «У-у-у». Я осторожно выглянул за борт. Щиты со скрытыми под ними лучниками начали свое движение по направлению к крепостным воротам.

И, между прочим, не продумали «Дикие сердца» защиту своей цитадели, не продумали. Понадеялись на свою силу и репутацию и не сотворили ни подвесного моста, ни глубокого рва с очень холодной и очень грязной водой. Ровное поле и ворота. Правда, ворота были хорошие, крепкие (на глазок) и высокие. Ну да и у нас таран не промах.

Лучники под щитами шли колонной по двое, но метров эдак за триста до ворот начали расходиться в разные стороны, как бы сжимая подступы к замку в клещи. Метров за сто от цели они остановились.

– Все, – со знанием дела заметил гном. – Сейчас таран пойдет.

И точно, бородатый оказался прав.

По дороге двинулась стойка с тараном, который сверкал на солнце фигулей, направленной в сторону цитадели. Здоровенные лбы спрятали свою мускулатуру под кольчуги, а себя – под навес и перли таран на колесиках с достаточно высокой скоростью. Со всех сторон их еще прикрывали воины с ростовыми щитами, наподобие легионерских времен Рима, да и вообще все это построение напоминало достопамятную «черепаху».

По мере приближения к воротам по щитам и крыше забарабанили стрелы, не причиняя, впрочем, никому вреда – щиты были велики, крыша тоже, и таран не остановил своего движения. Кто-то затеял было пускать огненные стрелы, но с пожаром не сложилось – похоже, кожа на крыше была то ли облита водой, то ли защищена каким-нибудь заклинанием.

Вражьим магам удача тоже не улыбнулась – видно, та пятерка чародеев, что носилась около тарана перед штурмом, сделала свое дело. Так что теперь тарану были нипочем не только огненные стрелы, но и чахлые фаерболы «Диких».

Наши вольные стрелки тоже не спали, и в щитах, их скрывающих, начали бессистемно открываться упомянутые мной окошки, оттуда высовывались лучники и стреляли навскидку под лозунгом: «А фиг его знает, может, и попаду».

Таран доехал до цели, и я принялся наблюдать за сто раз виденной мной в кино картиной вышибания ворот. Орудие раскачивали на цепях и с протяжным криком обрушивали на створки. Те скрипели, кряхтели, плевались щепками, но пока стояли.

Тут рассматривание картины штурма было нарушено пугающим рывком пола.

– Ага, поехали, – констатировал Жеррар. – Ну все, соконфетнички, готовьтесь. Сейчас кровь пускать «Диким» будем.

И кровожадный гном напялил на себя шлем с одним рогом.

– А второй рог где? – спросил я.

– А черт его знает, – ответил гном. – Он мне таким достался. Легендарка, между прочим.

– Ну если легендарка, – согласился я, – тогда конечно. И с одним рогом круто!

Башня стронулась с места и с довольно высокой для такой громадины скоростью двинулась к крепостной стене.

На нашу площадку поднялся невысокий воин в черном плаще с символикой «Гончих Смерти».

– Ну как вы тут? – спросил он.

– Да нормально, – ответил гном. – Ждем, пока доедем. Потом веселее станет.

– Это уж как водится, – улыбнулся воин и, скользнув взглядом по окружающим, остановил его на мне.

– А ты кто? – спросил он у меня.

– Хейген, «Буревестники», союзники ваши, – честно ответил я. – Вон моя руководительница клана кулаком машет.

И впрямь, Элина смотрела вслед уезжающей башне, топала ножками в изящных красных башмачках и грозила мне кулаком.

– Это она нам грозит, что мы тебя увезли или тебе за то, что с нами увязался? – немного растерянно спросил воин. – Ты вообще здесь как? С таким-то уровнем? Тут же одна элита клана собралась. Лучшие воины.

– Кулаком она, конечно, грозит мне, – сказал я. – А тут я просто оказался. Я к ней бежал, вот в толпу и затесался. А варвар в окопчике меня не послушал и со всеми отправил, теперь вот с вами еду воевать. А что с таким уровнем – ну так тоже бывает.

– Да оно еще и не так бывает, – философски изрек Келосса. – Зато на «Мышонке» покатался и на стене побываешь.

– Единственный из «Буревестников», кстати, – сказал Жеррар.

– Вот только боюсь, что недолго, – обнадежил меня воин в черном плаще, которого звали Валент. – Вперед особо не лезь, глядишь – и свезет. Не сразу убьют.

Стена была все ближе, но нас, похоже, еще не видели.

– Ладно, слушаем меня. Защита скоро спадет. За сто метров до стены – точно. Лучники, как только спадет защита, стреляйте во все, что шевелится. Мы должны перекинуть на стену и закрепить там штурмовые площадки. – Валент похлопал по створке башни, закрепленной на двух крюках и, видимо, служащей мостиком, по которому мы пойдем на стену. – Но они все равно за эти минуты, которые нам понадобятся, чтобы пройти сто метров, много народу успеют нагнать.

– Ясно, мэтр Валент, – ответил немолодой лучник, видимо, старший расчета. – Не подведем.

– Отлично. Теперь воины. Как только опускаем штурмовые площадки, ваша задача – не позволить их уничтожить, пока не высадится основная группа. Костьми ложитесь, но не дайте сбросить, порубить или поджечь. Это где-то две минуты. Даже если все там останетесь – держать
Страница 12 из 18

позицию.

– Понятно, мэтр, – кивнул однорогим шлемом гном.

Я тоже кивнул, подумав, что мне можно и не беспокоиться – меня быстренько вынесут в первой же сшибке, и я спокойно отправлюсь в Меттан, где есть гостиница и почта на сегодня, а еще корабль на завтра.

– Ну все, воины. Я вниз, поведу последнюю группу.

И Валент скрылся в люке.

Жеррар сказал:

– Ну что, смертнички. Командира Валент не назначил, а стало быть, кто первым встал – того и тапки. Будем действовать так – запоры площадок сшибаю я и… И ты, Фторин.

Бородач напротив Жеррара кивнул.

– Я и вы пятеро. – Гном показал пальцем, кто именно. – Мы – группа первой обороны. Оставшиеся четверо – вторая линия и поддержка стрелков. Стрелки – последняя линия. Вопросы?

– Да понятно все. Не первый день замужем, – сказал Келосса.

– А что изменим мы, сорок человек, ну или сколько нас в башне? Ведь и последнюю линию снесут быстро? И тех, кто на втором и третьем этаже, порубят, как прибегут, – решил уточнить я.

– Пока будут сносить последних, большой отряд поддержки прибудет и по башням на стену выйдет, – ответил Жеррар. – Ворота, таран – я так думаю, что это все бутафория. Левая стена – вот направление основного удара. По крайней мере, я бы действовал так. Хотя… Кто знает, что в голове у Седрика? И уж тем более у Ведьмы?

– И мы, кстати, на самом острие этого удара. Даже если нас всех положат, это все равно немалая слава, – заметил эльф.

– Паршиво Валенту сейчас, поди, – сказал гном.

– С чего бы? – прерывисто спросил я – меня начала колотить дрожь: адреналин, да и страшно маленько.

– Думаешь, ему сильно охота сидеть внизу, пока мы тут будем умирать? – ответил гном. – Я его знаю, я с ним на Клаторнаха ходил и в Тирголе людоеда гонял. Он сроду за чужие спины не прятался.

– Да я такого и не говорил, – открестился я. – И даже не думал!

– Ладно, не думал он, – заметил эльф. – Да нормально все, не зажимайся. Любой бы мог так подумать.

– Лучники-и-и! – раздалась команда пожилого стрелка. – Двадцать секунд.

Келосса пошаркал ногой у борта, видимо, проверяя, не скользнет ли носок сапога. Подергал кольцо, надетое на безымянный палец. Снял тул, положил его набок, уперев в стену, вынул из него шесть стрел и аккуратно поставил их практически вертикально стене башни.

– Пятнадцать секунд!

Жеррар достал топор, подышал на лезвие, протер его. Остальные бойцы тоже потянулись за оружием. Я достал меч, отметив, что у меня жутко вспотели ладони. Я начал спешно вытирать их об портки.

– Десять секунд!

Я почувствовал, что сердце сейчас пробьет грудную клетку. Черт, такие эмоции! Я в этот момент не подвергал сомнению тот факт, что если меня сейчас убьют, то, скорее всего, это будет навсегда.

– Пять секунд!

Лучники наложили стрелы на тетиву и застыли в полуприседе, чтобы, распрямившись, сразу дать залп. Я сжался за бортом и приник глазом к ранее замеченной щели. Стена с обломанными от ударов требушетов зубцами приближалась.

– За-а-алп!

Лучники, вскочив, свистнули стрелами. И практически без остановки начали метать их одну за другой.

Со стены послышались крики, в щель я увидел, как воин с двумя стрелами в груди с коротким воплем полетел вниз.

– Мечи к бою! – раздался бас Жеррара. – Десять секунд!

Я напряг и расслабил мышцы, страх и неуверенность куда-то ушли – видимо, на смену этим чувствам пришло безразличие. Мне стало все равно, умру я в этом бою или нет. Просто передо мной была вполне конкретная цель – удержать штурмовую площадку. А там хоть трава не расти!

– Фторин, опускай! – заорал Жеррар, вслед за этим скрипнуло, ухнуло, взмыли вверх и опали клубы каменной пыли и раздался топот шести пар ног.

– Р-р-руби! – Я узнал голос гнома и услышал удары стали о сталь, невнятные выкрики, обрывки ругательств.

Я, выхватив меч, встал у опустившейся площадки и смотрел на мясорубку, происходящую у ее подножия. То один, то другой из ее участников падал, превращаясь в кокон с вещами.

Наши лучники доблестно пытались отстреливать воинов «Диких» на дальних подступах, но их было слишком много. Тем более шок от появления осадных башен у самых стен уже прошел, и «Дикие» начали целенаправленно выцеливать наших стрелков. Теперь их осталось шестеро из десяти.

– Давайте, парни. Руби! – прохрипел Фторин и упал, истаивая у подножия штурмовой площадки.

Мои три соратника, стоявшие у выхода из башни, ринулись вниз. Мне не оставалось ничего иного, как последовать за ними. Краем глаза я успел уловить движение у лестницы, ведущей вниз, на второй уровень.

«А вот и кавалерия!» – подумал я, прежде чем скрестить свой меч с чьей-то саблей.

Удар сабли, сопровождаемый мощным толчком, был настолько силен, что меня просто отбросило спиной на площадку с соответствующими изменениями в показателе здоровья. Мой противник, воин в кольчуге с намалеванным на ней огроменным сердцем, почему-то зеленого цвета, прыгнул вслед за мной и тут же получил две стрелы в грудь.

– А-а-а, всех убью, мамой клянусь, – завопил он и вроде собрался продолжить рассказ о своих устремлениях, как еще одна стрела попала ему в рот, практически выбив из него жизнь. Я в таких ситуациях сроду не терялся, поэтому, вскочив, ткнул мечом ему в горло. Сердценосец посмотрел на меня с ненавистью и упал.

– Красава! – бросил мне воин со второй площадки. – Не тормози, там таких много!

Мимо меня протопотали еще воины. Я бросил взгляд на башню – лучников с первой площадки уже почти не осталось, хотя мой знакомец Келосса еще был жив.

Раздался рев, и с лестницы, судя по всему, ведущей со стены во внутренний двор, появилась орава воинов, размахивающая мечами, топорами и иным холодным оружием, придуманным человечеством. Разделившись на три группы, они устремились к нам.

«Стало быть, до этого была присказка, – понял я. – А вот сейчас, видать, начнется сказка!»

Глава 5,

в которой будет рассказано о том, как добывается победа и что бывает после нее

В этот момент остатки экипажа нашей башни добили остатки первых воинов «Диких» и попробовали создать подобие оборонительного строя. Надо отметить, что уцелело нас немного – около двенадцати мечников и семь лучников. Орава же, бегущая в нашу сторону, состояла из тридцати – тридцати пяти рыл, и это только на глазок. Так что эта орда имела все шансы стоптать нас, даже и не заметив. Я сбежал по площадке и занял место чуть сзади Валента, трезво рассудив, что если его и пришибут, то последним.

– Держать строй! – скомандовал мэтр. – В мечи их! Смерти нет!

– Смерти нет! – рявкнули оставшиеся.

Я по своей сути человек, не слишком склонный к рефлексии, поэтому совершенно спокойно отреагировал на данное утверждение. Но Валент – молодец. Мы действительно уже не боялись мчащуюся на нас и ощерившуюся клинками толпу.

А дальше все стало еще забавнее – когда до нас оставалось шагов эдак пятнадцать, в эту толпу один за другим прилетело два небольших фаербола, расшвырявшие воинов «Диких» в разные стороны.

К делу подключились маги, которые химичили с механизмом. Как и водится у мудрых, они степенно взошли по ступеням и появились именно в тот момент, когда казалось, что для нас все кончено. Урон, нанесенный ими, был велик, но не критичен для нападавших. Поэтому остатки «Диких сердец» в виде двух
Страница 13 из 18

десятков воинов до нас все-таки добежали.

И снова мечи столкнулись с мечами.

– А, гад!

– Руби его!

– Круши их!

– Ы-ы-ых!

– Маги, отхиливайте, кого можете! – Это был голос Валента.

Сам мэтр рубился со здоровяком в латном нагруднике и не видел, что с правого бока, почти со спины, к нему подбирается невысокий человек с глефой. Я в общую схватку не полез, но, увидев этого хмыря, подумал, что, если сейчас нашего командира завалят, так и нам тут будет со святыми упокой, и решил использовать свой коронный трюк. В тот момент, когда невысокий уже собрался снизу вверх просунуть лезвие глефы под доспех Валента, я прыгнул врагу под ноги, сшибая его. Проверенное средство помогло. Невысокий шмякнулся со всего маху о камень, при этом получилось, что его ноги оказались аккурат на моем животе. Глефу он не удержал, и она отлетела в сторону. Я же свой меч держал крепко и с огромным удовольствием воткнул его противнику прямо в промежность, защищенную только штанами. Тот заорал, и, понятное дело, что не от боли. Скорее от неожиданности, а может, и от обиды – уж больно позорное место я выбрал для удара. Мудрить я не стал, и пока это чудо верещало, быстренько из-под него выполз и хорошенько саданул его в поясницу, да еще и с «Кровотоком».

Но надо отметить, что по большому счету удары эти были ему если не как слону дробина, то уж точно не смертельны – по моим меркам, здоровый лось.

И этот лось встал на ноги и очень нехорошим взглядом посмотрел на меня. Мне стало понятно, что уничтожать меня сейчас будут с чувством, толком и расстановкой. И, наверное, так оно и было бы, если бы из «Мышонка» не стали появляться новые участники нашего междусобойчика. Первым вылез мой старый знакомый Горотул. Он появился, как воплощение войны. На его заросшей бородой роже (А у него была борода? Не помню. Может, отрастил?) было написано простое желание кого-нибудь прибить, причем по возможности поскорее.

На груди у него болтались какие-то амулеты, обнаженные руки были покрыты татуировками, кольчуга-безрукавка блестела, как солнце.

– Ы-ы-ы! – заорал он, набегая на нас и размахивая двухлезвийной секирой. – Р-р-рубить по-р-р-русски!

И первым он рубанул моего недоброжелателя, заодно сбил корпусом меня, да так, что я отлетел шагов на пять и врезался в стену. За ним из люка вылезали один за другим мои сокланы.

«Стало быть, Жеррар был прав, здесь место главного удара», – подумал я и подбежал к еще живому невысокому.

– Ну давай, добивай, скотина, – прошипел тот.

– Желание хозяина – закон для гостя. А я в вашей цитадели вроде как гость, – сообщил я ему и пробил пару раз в голову.

И мне не стыдно. Смею заверить, если бы не глупый, но смелый Горотул, ни фига бы этот красавец не дал мне легко умереть. Тут война, а не ристалище. А на войне один закон – либо ты, либо тебя. Так что сопли о благородстве и чести оставьте для дамских романов.

Горотул и мои сокланы тем временем перебили всех «Диких» близ нашей площадки и направились в сторону лестницы, ведущей вниз, во внутренний двор. Я кинул взгляд по сторонам – везде была одна и та же картина. Наши штурмовые группы выполнили свою задачу, удержав все три площадки, и через них сейчас внутрь цитадели шли регулярные отряды «Гончих Смерти».

От нашей группы осталось пять человек. Сгинул еще в первой атаке бородатый живопыра Жеррар в своем однорогом шлеме, невозмутимый Келосса, похоже, не пережил последний штурм. На камни цитадели с площадки спустился только один лучник. Одного мага тоже порешили, да и второму досталось. Он пытался вырвать из себя стрелу и брезгливо при этом морщился.

– Вы хорошо стояли, парни, – сказал Валент. – Красавцы, всех отмечу. А тебе отдельное спасибо, малой, – подошел он ко мне. – По мне, ты и так сделал больше, чем мог. А что в драку особо не лез – это правильно, не с твоим уровнем. Но вон завалил же кабана.

– Ну мне тут маленько помогли, – скромно сказал я.

Раздался дружный смех. В нем звучали сгоревший адреналин, усталость и осознание того, что могли умереть. Могли. Но не умерли же. А раз живы – надо радоваться. Пусть даже и немудрящей шутке.

В этот момент внизу что-то здорово грохнуло. Валент поднял палец.

– О! Ворота все-таки разнесли. Встаем, чего расселись. Самая забава пошла!

Мы и присоединившиеся к нам немногочисленные выжившие с других площадок устремились к лестнице. Я, рассудив, что мой почетный геройский долг на сегодня, пожалуй, выполнен, приотстал, бормоча:

– Вы идите, идите, я вас тут, с тыла прикрою.

Соратники сбежали по лестнице навстречу буре мечей, а я опасливо (ну не люблю я высоты) посмотрел, что же там, внизу, творится. И, честно говоря, крайне впечатлился.

Внутренняя площадь была огромна, видимо, опять вступил в действие закон, освоенный мной еще в родных пенатах клана «Буревестники» – снаружи все выглядит меньше, чем внутри. Площадь внутреннего двора можно было сравнить по размеру ну если не с Красной, то уж точно с Дворцовой. А может, и наоборот. В общем, здоровенная была площадь. И сейчас там куча народа бодро уродовала друг друга колющим, режущим и дробящим оружием. Общий бой распался на сотни мелких поединков. Ворота и в самом деле рухнули, судя по всему, придавив с десяток обороняющихся, и теперь в образовавшийся проход с мечами и топорами наперевес вваливались бойцы «Гончих». «Дикие» еще пытались остановить их, но это было уже бессмысленно.

– Что, гнида гончая, радуешься? – раздался сзади меня голос.

Я обернулся и увидел мчащегося на меня с разинутым ртом и занесенным над головой мечом воина «Диких», всего в каменной крошке и пыли. Видать, оглушило бедолагу на какой-то стадии боя, он очухался, а тут я стою и вниз таращусь. Вот его обида и взяла.

Драться с ним я, конечно, не планировал, поэтому просто взял чуть-чуть правее и подставил ему подножку. Он, видимо, пребывая в обалдении и не до конца восстановив координацию в пространстве, добежал до меня, споткнулся о мою ногу и как-то даже без крика свистанул вниз со стены. Я сразу глянул, чем для него закончился этот полет и совсем не удивился, что коконом. А вы что хотели? Тут не ниже третьего этажа будет, пять пролетов здоровенной лестницы. Да еще и вниз головой.

– Наш Икар! – сказал я в восхищении. – Как летел!

Бой разгорался. Над площадью стоял густой мат, слышались нечленораздельные выкрики, отдельные междометия и рев Горотула, требующего между ударами, чтобы его подвиги увековечили съемкой на внутреннюю камеру. Сам он, подозреваю, включить ее не мог, ибо не знал как.

Рассматривая картину всеобщего боя, я увидел нечто, крайне мне не понравившееся. Совсем недалеко от меня, буквально под стеной, к которой припарковались «Мышата», трое «Диких» зажали в углу красотку Милли Ре, с которой прямо перед боем я познакомился в шатре главнокомандующей. Она явно была замечательной мечницей, ее два клинка порхали, как бабочки, и она довольно удачно оборонялась от трех воинов, но ее поражение было всего лишь вопросом времени. Нападать она не могла, отдавая все внимание и силы защите, и поэтому рано или поздно трое здоровенных воинов неминуемо возьмут над ней верх. Я это понял и стал думать, как помочь союзнице. Что, ввязавшись в бой, я ей точно не помогу – мне было предельно ясно. Пара ударов – и я воспоминание. Использовать
Страница 14 из 18

эффективно те двадцать – тридцать секунд, что я ей выиграю, она, может, и успеет. А может, и нет. Тут надо что-то другое. Но вот что?

Я обводил глазами стену, и мой взгляд зацепился за обломок зубца, довольно длинный и угловатый, снесенный, видно, еще во время артподготовки одним из фаерболов, которые запускали наши маги.

– О! – сказал я и поднял указательный палец.

Я подбежал к обломку и попытался его поднять. Оказался невероятно тяжелый, зараза. И я его потащил волоком, чихая от пылюки, которую сам же и поднял.

Видит бог, я спешил, как мог, но когда подтащил булыжник к нужной мне точке и посмотрел вниз, чтобы определить квадрат камнеметания, то увидел, что дела Милли уже очень плохи. Она отбивалась из последних сил и, судя по всему, уже пропустила пару ударов. Надо было поспешать. Я установил камень на самом краю и заорал:

– Эй, уроды! Вы трое, что девчулю обижают!

У меня не было уверенности, что в этом шуме меня услышат, но то ли у них там внизу была акустика получше, то ли заорал я довольно громко, но двое из трех голову подняли, возможно, чисто инстинктивно.

– Получи, фашист, гранату, – сказал я и толкнул камень вниз, прямо на глазеющих в недоумении на меня «Диких». Увернуться они не успели – камень летит быстро, да и, полагаю, их изумление мне сильно помогло. Попал я удачно – обломок зацепил двоих, не убив, но раскидав их в разные стороны.

Милли использовала предоставленную ей передышку крайне эффективно. За эти секунды она, видимо, на пределе сил, атаковала третьего противника, провела ряд блестящих фланконад и добила его прямым ударом в горло, что было довольно красиво.

После она подбежала к одному из двух оглушенных и начала рубить его саблями, судя по всему, при этом отчаянно бранясь. Тот вертел головой и никак не мог дотянуться до своего меча, но умирать не спешил.

Последний из трех супостатов очумело вертел головой и пытался подняться.

«Э-э-э, беда, увлеклась барышня, тут и до неприятностей недалеко. И не доорешься до нее», – понял я и побежал вниз, надеясь только на то, что меня никто не пришибет по дороге.

Как мне не перепало – не понимаю. Спустившись с лестницы, я чуть не попал под молодецкий удар варвара, машущего дубиной налево и направо. Я упал на четвереньки и отполз к стене, надеясь, что варвар меня даже и не заметил. Так оно, похоже, и было. Рассудив, что на четвереньках я, конечно, менее заметен, но это здорово снижает скорость, я встал и припустил трусцой вдоль стены, ориентируясь на звонкий девичий мат. И успел вовремя.

Третий противник все-таки встал, хотя и выглядел жутковато. Судя по всему, обломок саданул ему по башке и еще добавил по правому плечу, поскольку «Дикий» был здорово скособочен и меч держал в левой руке. Но держал он оружие крепко и, пошатываясь, приближался к Милли, которая уже почти превратила своего врага в винегрет.

«Что-то я сегодня как Чип и Дейл прямо. Все спасаю, спасаю», – подумал я, нанося удар «Мечом возмездия» сзади по ногам пошатывающегося врага.

Тот упал, но снова стал подниматься. И хотя его линия жизни уже была в устойчиво красном секторе, умирать он не собирался.

– Ну я тебя сейчас, – бормотал он, вставая и не обращая внимания на мои удары, которые, конечно, не могли отправить его в Валгаллу, поскольку был он сто двадцать четвертого уровня.

– Ты, главное, не убегай, все равно догоню.

Да ни фига бы он меня не догнал, но если я смоюсь, то он до Милли дойдет. Судя по выкрикам: «Да когда ж ты сдохнешь, скотина?!» – девка совсем осатанела.

– Да чего мне бежать от такой дохлятины, как ты, – сказал я, чтобы довести его злобу до предельного значения.

– Дохлятины? Дохлятины?! – заорал «Дикий» и попытался броситься на меня и нанести удар.

Ну конечно, в его нынешнем состоянии он путно сделать это не смог. От его удара я увернулся и даже рубанул его по руке. И неожиданно для себя самого выбил у него меч.

– Ты это как? – «Дикий» удивленно уставился на меня.

– Вот так, – не менее удивленно сказал я.

– Э-э-эх! – вмешался в наше общение какой-то гном с эмблемой «Гончих» на груди и лихим ударом боевого топора поставил точку в этом разговоре.

– Чего болтаешь? – заорал он на меня. – Иди р-р-рубись!

И потопал в гущу боя, который уже сместился к центру площади, – похоже, что клан «Дикие сердца» переставал существовать в том виде, в котором был ранее.

– Спасибо, – услышал я сзади.

Обернувшись, я увидел потрепанную Милли Ре и кокон на месте ее врага.

– Да ладно, нормально. Жива – и слава богу. Хотя ты это, давай без фанатизма. Как ты его рубила…

– Да чего-то разозлил он меня, аж башню сорвало. Такие гадости, козлина вонючий, говорил, когда они меня зажали. Какие ж вы мужики иногда бываете скоты!

– Это да, – согласился я. – Особенно если под синькой.

– А все, разнесли мы их, – подтвердила мои предположения Милли. – Еще минут пять – и задавим совсем.

Вся площадь была усеяна просто каким-то невероятным количеством коконов. И только так можно было понять, сколько же народу полегло сегодня в этой мясорубке.

– Апофеоз войны, – сказал я негромко.

Милли услышала и кивнула.

– Так всегда после осады. Жуткое зрелище. Сейчас этих дорубят, и пойдут люди собирать вещи. Своим почтой вышлем, чужие в кланхран на оценку сдадут.

– На оценку?

– Ну да. Всю добычу – и с убитых, и взятую в замке – оценят, переведут в денежный эквивалент и вышлют в равных долях золотом всем, кто участвовал в штурме и захвате.

– А я думал после штурма помародерствовать маленько, – пригорюнился я.

– А кто тебе мешает? Будет еще время. Добычу с трупов брать нельзя – это запрещено, и грабить кланхраны нельзя – это тоже вне закона. Но вот если чего так найдешь, по комнатам там или еще где, в подвалах, например – твое. А подвалы тут здоровенные. Не подвалы – подземелья. Закон штурма!

Я приободрился. Воевать – это хорошо, но грабить куда как веселее.

– А Гедрона не видать. И Диорд только в самом начале показался, – сказала мне Милли.

– А это кто? – поинтересовался я.

– Гедрон Старый – кланлидер «Диких», Диорд – кланмастер. Странно, что их нет. Может, слинять решили?

– Да портанулись небось уже, – предположил я.

– Никто никуда не портуется во время штурма, запрещено. Ни из замка, ни от его стен. Надо мили три отойти отсюда. И потом еще год никто с территории цитадели портовать не сможет, ну если она пала. Если бы отстояли – то ради бога. Так что они либо здесь, либо где-то совсем рядом. Надо сказать Седой. – И Милли побежала к выходу.

На ходу она обернулась и крикнула:

– Спасибо еще раз. Можешь быть уверен – я тебе долг верну.

– Да ладно, на том свете пятки мне почешешь, – пробормотал я, отошел к стене, присел около нее и стал смотреть на то, что творилось в центре площади.

Бой превратился в бойню. Самые яростные воины добивали остатки «Диких» безо всякой жалости и скидки на то, что те уже не особо и сопротивлялись.

Через пять минут клан «Дикие сердца» формально перестал существовать.

– Ну что же, – услышал я голос Седой Ведьмы и вскочил. Кланлидер вошла в ворота и осматривалась вокруг. – Спасибо вам, мои верные воины, и вам, доблестные союзники. Это была славная битва, и, поверьте, она войдет в анналы истории клана «Гончие Смерти».

Дружный рев собравшихся заставил стены
Страница 15 из 18

цитадели дрогнуть.

– Седрик, друг мой, – обратилась Седая Ведьма к кланмастеру, – сними флаг поверженного клана.

– Хорошо, магистресса, – поклонился воин и побежал вверх по лестнице, ведущей в башню, над которой развевалось знамя с огромным сердцем зеленого цвета.

– Следуйте за ним, – скомандовала Ведьма еще трем «Гончим». – Мало ли, не всех «Диких» добили. Да и караул у знамени наверняка есть.

Трое воинов, громыхая железом, устремились за Седриком.

– Да… – Седая Ведьма обозрела местность. – О поле, поле, кто тебя… Фредегар, ты здесь?

– Так точно, магистресса. – К главнокомандующей подошел начальник разведки.

– Распорядись по поводу останков и не тяни – народу полегло немало, а три часа пройдут быстро. И в кланхраны…

– Уже распорядился, магистресса, скорее всего, их уже вскрыли, – сказал Фредегар.

– Вот и славно. О, а вот и флаг пошел вниз. – Ведьма прикрыла глаза – вечернее солнце стояло над башней – и смотрела на сползающий со шпиля флаг.

Площадь снова взорвалась криками, ударами мечей по щитам и топотом.

Флаг сполз полностью. Раздался гулкий звон, будто кто-то ударил в огромный колокол.

– Ну что, бойцы, – обратилась ко всем выжившим Ведьма, – падение клана «Дикие сердца» зафиксировано. У вас есть три часа на грабеж. Отдаю вам этот замок на разорение, ну, естественно, кроме запрещенных вещей – останков павших и клановых хранилищ. Отдельная награда – вещь на выбор из нашего большого кланового хранилища – тому, кто сообщит мне о местонахождении лидеров «Диких сердец». Ну или убьет их.

– А чего, сбежали? – спросил кто-то из толпы.

– Сбежали, – развела руками Седая Ведьма. – Так что – вперед. И не тратьте время!

Площадь снова заорала, но ненадолго, и народ побежал во внутренние помещения. На предмет грабежа, мародерства, а если повезет – то, наверное, и насилия. Война, однако. За что кровь проливали?

Я посмотрел на это дело и рассудил, что там, в замке, сейчас не протолкнешься. А вот в подвалы никто особо и не пошел. Хотя, конечно, рискованно – а ну как там выжившие какие заныкались. Очень обидно отдать концы после победы. Еще обиднее, если туда никто не заглянет и мои вещи так и сгинут под завалами. Пока я стоял и раздумывал, стоит идти туда или нет, ко мне подошел Валент.

– Молодец, «Буревестник», – хлопнул он меня по плечу. – Достойно сражался, и вообще…

«Валент хочет добавить вас в друзья. Согласиться?»

– Почту за честь. А ты чего грабить не пошел?

– Да я не любитель. Да и ты стоишь вон думаешь.

– Да мне не пограбить интересно, а полазить. Я особо в замках-то не бывал. Вот думаю в подвалы сходить, но боязно.

– Не осталось ли живых?

– Ага.

– Да вряд ли. Они же знают, что через три часа все это дело обрушится. И запрет их в подвалах навеки. А тогда на перерождение не уйдешь.

– Это как?

– Да просто. Самоубийство в игре не предусмотрено, на меч не бросишься. От голода и жажды не умрешь. А врагов в подвалах нет. Вот и получается, как тюрьма – не выйдешь. Только или ждать, пока цитадель восстановят, или новую учетную запись делать.

– Жесть.

– Жесть. Так что легче в бою уйти. Но если все равно стремно, то давай так. Я тут во дворе всю дорогу буду, и если через пару часов ты не появишься, спущусь в подвал, поищу тебя. Если, не приведи господь, там тебя положат и я тебя найду, то заберу твои вещи. Идет?

– Еще бы! Вот спасибо так спасибо.

– Ты в какой подвал пойдешь?

Я огляделся, и мне понравился спуск в левой части двора.

– Вон в тот.

– Смотри не заблудись. Тут такие под землей переходы – будь здоров.

– Постараюсь.

Его слова навели меня на простую в общем-то мысль.

А где я вообще нахожусь? Я открыл карту и посмотрел, куда меня на этот раз занесла нелегкая. Оказалось, что нелегкая занесла на северную часть континента, что было само по себе большой удачей.

– Валент, – окликнул я уже отходившего от меня воина.

– Чего?

– Слушай, а мы сейчас на севере, что ли?

– Ну не совсем. – Воин снова подошел ко мне. – До севера тут еще идти надо. Смотри.

Валент достал карту, такую же, как я видел у Рейнеке Лиса.

– Вот мы тут. Вот река, называется Белянка, за ней будет город Кройцен. За городом – Ринейские горы. А вот за горами начинается лесотундра – это уже север.

– А до города далеко? И реку это форсировать можно?

– Можно. Есть и лодочники, а часах в трех-четырех ходьбы отсюда – одно из чудес Файролла, мост Трех Королей. Сходи посмотри. Величественное зрелище. Оттуда до Кройцена – еще часа два пути.

– А горы проходимы?

– Горы? А почему нет? В Кройцене можешь найти контрабандистов, они водят через перевал. Поскольку они НПС, можно не бояться предательства, да и желающих идти к перевалу всегда много, так что компанию найдешь. Недешево, правда. Да и путь опасный – йети, ледяные черти, там много кто водится. Тебе, по крайней мере, пока соваться туда не стоит. Можно и под горами пройти, через старые шахты, но это сильно на любителя.

– А какой уровень нормальный будет, если по горам идти?

– Ну где-то пятидесятый – пятьдесят пятый.

– Спасибо тебе, – искренне сказал я.

– Да ладно. – И Валент, махнув рукой, отошел к группе воинов, обсуждавших штурм и тоже, похоже, не собиравшихся мародерничать.

Вот такие пироги с котятами. С севером у меня пока лучше, чем с востоком. Хоть более-менее рядом.

Я подошел к входу в подземелье и еще раз прикинул – надо оно мне или нет? Надо, подзуживаемое жадностью, победило, и я стал спускаться по ступенькам.

Глава 6,

из которой можно узнать о кое-каких тонкостях при заключении сделок

Войдя в подземелье, я завертел головой в поисках факела – по закону жанра, он должен висеть на стене, причем непременно уже зажженный. Факела не было, как, впрочем, не было и необходимости в нем. Видимость в подвале была вполне нормальная – свет шел от стен, покрытых некой плесенью, которая, скорее всего, для этого здесь и росла.

Я порадовался за себя – кто эти факелы знает? И тащи его, и, не дай бог, погаснет в ненужный момент. А тут вот. Мечта Мичурина – плесень светящаяся, обыкновенная, озаряющая мне дорогу к богатству. А я эти богатства уж до того люблю и уважаю! В первую очередь за то, что ими можно оплатить дорогу до Селгара, поскольку очень мне пешком идти неохота. Так что пойду поброжу. Ну не может такого быть, чтобы тут хоть пары нычек не было.

Часа через полтора хождений-брожений я был готов признать, что может такое быть, елки-палки. Я прошел какое-то немыслимое количество переходов, подъемов и спусков. Видел ниши с ржавыми цепями, летучих мышей, паутину и чудное изображение довольно странного существа с факелом в руке, причем существо это можно было охарактеризовать как птицемедведь. Оно, это существо, было выбито в стене, в самой нижней точке, где я находился. Дальше я пройти не смог, там были полузаваленные ворота, от которых почему-то пахло клубникой. Уж не знаю, что это были за ворота и кто такое существо придумал, но впечатляло.

Я уже начал всерьез побаиваться, что заблудился и не найду выхода. Хотя я уже и не был уверен в том, что выйду в замке – уж больно много я прошел. Зато была уверенность в том, что если я тут отдам концы, то всем моим вещам, кроме тех, что не теряются, наступит хана. Тут мои бренные останки не то что Валент – я и сам не
Страница 16 из 18

найду.

Кстати, мне почему-то казалось, что потеря вещи после смерти – это потеря вещи вообще. Хотя вещь можно потерять и просто так, например, по пьяному делу. Или если полететь кубарем откуда-нибудь, например, с косогора. Есть какой-то небольшой шанс, примерно один-два процента, что из инвентаря выпадет твоя вещичка. Вот такой соцреализм.

В какой-то момент я понял, что не знаю, куда идти. Вызвал карту. Она, естественно, даже и не подумала показать мне подземелье и его окрестности.

Пройдя еще шагов двадцать, я вышел на какой-то подземный перекресток. Сзади меня находился тоннель, по которому я пришел, передо мной было три ответвления, в одно из которых мне надо было пойти. Вот только куда?

Я присел у стены и стал таращиться на эти три хода. В левый мне нырять совершенно уж не захотелось – он шел под уклон и оттуда скверно пахло. Ведь еще дядюшка Гендальф говорил: «Не ходи в тоннели, из которых плохо пахнет». Ну или что-то в этом роде.

Центральный был вроде неплох, он шел не под уклон и не смердел, но как-то не привлекал меня. Как, впрочем, и правый – он тоже ничем не выделялся. Я сидел минут пять и уже начинал подумывать об абстрактных вариантах – пойти от противного и ломануть в левый тоннель или выбрать из центрального и правого тоннеля тот, в который пойду, путем детской считалки, использовав что-то вроде «Шла машина черным лесом», как заметил на стенах правого тоннеля отблеск. И это был отблеск огня, а не светящейся плесени. Чуть позже я услышал и неразборчиво звучащие голоса.

Ну встреча в темноте по определению могла с равной вероятностью закончиться как приятным сюрпризом в виде своих, так и надгробным камнем, если это чужие. В правом тоннеле могли быть союзники или даже сокланы, а могли оказаться и недобитые «Дикие». Впрочем, какая разница? Свои дорогу покажут или вместе выбираться будем, если и они заблудились. Если «Дикие» – хоть помру по-людски. А то броди тут неделями, ищи выход, которого, может, и вовсе нет. А официальные входы-выходы в цитадели через часок вообще завалит.

Поэтому в правый тоннель я пошел, особо не таясь. По мере приближения я услышал, о чем говорят таинственные подземные жители, и совершенно успокоился.

– Глупый эльф! Я же говорил – нет тут ни черта. А теперь наверх идти никакого смысла – там все уже растащили! – басил один голос.

– Ой, ладно! Прямо там много чего было! Зато тут красиво, – возражал ему другой.

– Да у меня этой красоты, можно подумать, в жизни мало было. Будто я в первых пещерах оказался!

– Это подземелья, Фрам. Кто из нас, кстати, подгорный житель?

Я ускорился и, повернув за угол, увидел говорящих. Это были эльф и гном, держащий в руке факел. Услышав мои шаги, а после и увидев меня, парочка явно приготовилась к бою.

– Ша, парни! – выставил я руки вперед – гному с его секирой, конечно, надо еще до меня добраться, но вот у эльфа в руках был лук с наложенной на тетиву стрелой. – Свои! Клан «Буревестники»!

– А, союзничек, – проворчал гном, убирая секиру, – как улов?

– Да никак, – честно сказал я. – Голяк полный. Переходов да лестниц море, есть всякие укромные уголки, а в них ничего. Одна пыль да дерьмо летучих мышей.

– Как же я не люблю нетопырей, – немного жеманно сказал эльф.

– Я так и знал, что тут пусто, – пробурчал гном. – Это как в лесу – если грибами не пахнет, значит, их там нет! Да чтоб тебе, Фалли, пусто было!

– Вообще-то меня зовут Фалиалин, – представился эльф. – Но этот упрямец упорно зовет меня Фалли.

– Язык ломать не хочу, – буркнул гном. – То ли дело гномьи имена. Вот лично я – Фрам.

И бородач стукнул себя кулаком в грудь, в которой после удара гулко ухнуло.

– Хейген, – представился я. – Рад знакомству.

– Мы тоже. Ладно, Фалли, валим отсюда, – скомандовал гном.

– Пойдем наверх? – поинтересовался эльф.

– Да зачем, тут побродим, – ответил ему гном. – Еще с полчасика есть. Кстати, парень, если хочешь, так давай с нами.

– Не, я тут уже набегался, – сказал я гному. – Мне бы на выход.

– Да ладно тебе, – подбодрил меня эльф. – Втроем веселее. Походим еще, а потом наверх. А когда это дело рухнет, если захочешь, с нами через портал в Маджонту отправишься.

– А где эта самая Маджонта находится? – спросил я.

– На юге, вестимо, – удивился гном, потом присмотрелся, видимо, увидел мой уровень и сказал: – А, понятно. Но все равно – посмотришь. Там красиво.

– Не, мне на юг пока не надо, – отказался я. – Вы лучше скажите, где выход наверх. Я, если честно…

– Понятно, – перебил меня гном. – Смотри. Пойдешь тут прямо, как этот тоннель кончится – сразу налево. Потом еще раз налево, тоже, как тоннель кончится. Там уже не промахнешься – увидишь небольшую площадку с выходом из еще одного тоннеля и слепым отнорком. И еще там будет лестница наверх – она ведет прямо во внутренний двор. Не смотри, что света особо сверху не будет – вход вьюном скрыт и стемнело уже.

– Это сколько по времени идти-то?

– Да минут семь – десять. А может, все же с нами?

– Да нет, я на поверхность. Я тут уже набегался до тошноты, – отказался я.

– Ну гляди. Бывай! – Гном махнул мне рукой и пошел туда, откуда я пришел.

– Всего хорошего, – мурлыкнул эльф и легкой походкой отправился за гномом.

– Пока, – сказал я им в спину. – За временем следите!

– Не учи ученого, – гулко рокотнуло эхо.

И я пошел достаточно быстро, пока не потерялись слова гнома. Налево, еще налево. Ага, вот и площадка. Хвала небесам! Кстати, вот почему гном был с факелом – тут-то темновато, кончилась плесень. Я стал подниматься, уже отчетливо слыша голоса ходящих по двору союзников и соратников.

– Быстрее, – раздался у меня за спиной тоненький голос, явно принадлежащий полурослику. – Времени почти не осталось. А еще надо открыть дверь – там серьезный механизм, много секреток.

Раздались шаги, я увидел три тени, пересекающие площадку.

– Интересное дело, – сказал я неожиданно для себя самого. Причем сказал вслух. Черт.

– Кто здесь? – раздался голос, и вспыхнул небольшой огонек, видимо, на навершии посоха мага.

– Я тут, – сообщил я. – А если не будете благоразумны – то сюда сейчас еще и пара дюжин «Гончих» пожалует.

«Гончие» им точно были не нужны. Полурослика по имени Мато я не знал, а вот имена Гедрона Старого и Диорда, благодаря Милли Ре, уже слышал.

– Ай, какой смелый, но какой глупый воин, – сказал Мато, делая шаг вбок и убирая одну руку за спину.

– Руки держи так, чтобы я видел. Кстати, прошу пардону, но это ко всем относится.

– Борзый, – сказал Диорд, сбрасывая с плеча мешок, – я ведь тебя одним ударом снесу.

– Даже не сомневаюсь, – сказал я. – Но заорать я точно успею, пока ты до меня доберешься. Ору я громко и поэтому мое: «Гедрон здесь», – услышит весь двор. А за ваши головы обещали хорошую награду. И кстати, мохноногий, ты даже не пытайся метать в меня нож. Тот же результат будет.

– Да? И что за нас обещали? – заинтересованно спросил Гедрон, опершись на посох.

– Вещичку из кланхрана «Гончих». Из большого кланхрана. На выбор.

– Эва как. Ценит меня старая жаба.

– Эй-эй. О даме говорим, – осек я Гедрона. – И между прочим, о главе клана, дружественного моему.

Диорд не выдержал:

– Гедрон, ну ладно мы. Но ты же его щелчком пальцев можешь испепелить. Чего ждешь? Время
Страница 17 из 18

уходит!

– И пламя от фаербола или огненной стрелы увидят во внутреннем дворе. Может, и не заинтересуются, а если все-таки решат проверить?

– Плюс это не так уж и тихо будет, – усугубил я.

– Совершенно верно, – согласился Гедрон.

– Ну и пусть. Успеешь уйти! – горячился Диорд. – Я задержу.

– На секундочку, – хмыкнул я, – там около пятидесяти бойцов-соток на дворе. Плюс еще надо дверь открыть, а это время. И про мешок не забудь.

– Эх-эх, Мато, – покачал головой кланлидер «Диких», – язык твой – враг мой.

Полурослик понуро опустил плечи.

– Ну как там тебя… Хейген… Так чего же ты хочешь? – поинтересовался Гедрон.

– Да я и не знаю, – ответил я. – Я вообще еще раздумываю, что с вами делать.

– Ты дурака-то не включай, – сказал мне Гедрон. – Мы тут все ребята непростые. Все ты знаешь. Говори, не тяни. Золото, предметы – что?

Мато дернулся при слове «золото». Может, от жадности, а может, и нет.

– Ну что такое золото, – протянул я задумчиво, – и что такое предметы? Это все так, тлен. Есть вещи на порядок выше.

– Слушай, не говори загадками, – вспылил Мато. – Говори, чего тебе надо, и разбегаемся.

– Не торопи человека, – сказал Гедрон. – Он в своем праве. По крайней мере, сейчас. Но время и правда уходит, поэтому я могу кое-что тебе предложить. Это не золото и не предмет.

– А что же? – спросил я.

– Это разовая помощь клана «Дикие сердца». Ты будешь иметь право один раз попросить у нас помощи, и мы не откажем тебе в ней, чего бы нам это ни стоило.

– Это слишком мутное предложение, чтобы быть правдой, – сказал я. – Да и клана такого, считай, уже нет.

– Не хорони нас раньше времени, – ответил мне Гедрон. – А по поводу мутности – я готов оставить залог своих слов. Держи.

Маг кинул мне что-то, блеснувшее в свете огонька, горящего в навершии посоха.

Это было кольцо. Я вгляделся в него.

«Перстень с левой руки Фистандантилиуса Рейстлиниуса. Принадлежал величайшему магу прошлого, одному из основателей ордена Священной Тайны и повелителю Великого Червя Картипелиуса. Предмет из сета «Наследие ордена Священной Тайны». Состав сета: тиара Алхимериуса; перстень с левой руки Фистандантилиуса Рейстлиниуса; перстень с правой руки Фистандантилиуса Рейстлиниуса; медальон Риана Тамерийского; посох Фрегота; мантия Флеруса Флавия; трубка О. Ж. Гранта. Защита – 340 единиц. + 36 к мудрости; + 30 к интеллекту; + 36 % к возможности нанести максимальные повреждения огнем; + 9 % к увеличению выпадающего из убитого врага золота; + 26 % к скорости восстановления жизненной энергии; + 18 % к возможности перевести полученный урон в ману. Прочность – 1320 из 1470. Минимальный уровень для использования – 75. Для использования классом – маг. Украсть, потерять, сломать – невозможно. Имеется возможность передать перстень в качестве подарка. После смерти владельца не исчезает из инвентаря. При полном использовании сета будут доступны следующие бонусы: умений для мага – вариативно; + 45 % к шансу выпадения из убитого врага магического предмета; + 30 % к увеличению жизненной энергии; + 30 % к увеличению жизненной маны».

– Ух ты! – восхитился я. – Сильная штука! Старинная, цены, поди, немалой.

– Ну да, – кивнул маг. – И ты мне ее вернешь, когда мы выполним свои обязательства.

– Ну тут еще надо сказать, что вы мне ее дарите, – намекнул я.

– Да сейчас, – оборвал меня маг. – И ищи тебя потом.

– Ну ладно. Договорились. Только, коли вы мне не доверяете, так и я кое-какие меры предприму. Вы не против?

– Да конечно, – сказал Гедрон. – О чем речь!

– Вот и славно, – сказал я. – Номер Девятнадцать, можно вас попросить прийти к нам. Есть вопрос к игровой администрации.

Ох как выпучились глаза у всей троицы. Точнее, у Гедрона и Диорда. Мелкий давно их выпучил. Как снимать на внутреннюю камеру сцену торга начал – так и выпучил. Но у этих двоих… Как у крабиков!

– Вы меня звали? – Прямо из стены вышел знакомый мне уже товарищ с чемоданчиком и в черном костюме.

– Да, – ответил я, молясь про себя, чтобы отцы-командиры не забыли об обещании и уже добавили в мой аккаунт нужную опцию. – Можно вас попросить подойти поближе.

– Разумеется. – Номер Девятнадцать приблизился.

– Код 33, – тихо шепнул ему я и замер в ожидании реакции.

– Да, я наслышан об определенных преференциях, связанных с вами, – сообщил мне Номер Девятнадцать очень тихо. – Но только в ситуациях, не связанных с нелинейным игровым ростом и нарушением игрового процесса.

Трех «Диких», наблюдавших сцену моего разговора с Девятнадцатым, как мне показалось, не удивило бы уже ничего. Даже если бы сейчас сюда ввалилась Седая Ведьма и станцевала бы стриптиз.

– Конечно, – сказал ему я. – Тут ничего такого. Все по обоюдному согласию, как в загсе.

– А это чего? Это кто? – промямлил полурослик.

– Поддержу вопрос, – более спокойно сказал Гедрон. – Это чего и это кто?

– Это? – показал я пальцем на Номера Девятнадцать. – Это, так сказать, нотариус, который скрепит нашу сделку. Мы ж не подростки, чтобы на честное пацанское слово забиваться. Мы солидные люди. Вы глава клана, пусть временно и просевшего, я… Ну меня тоже в Файролле знают.

– Кто тебя знает? – больше из принципа, чем из любопытства, сказал Диорд.

– Много кто знает. Верховная вилиса знает, к примеру.

– Верховная? – покачал головой Гедрон. – Да ты никак на вилисе жениться собрался?

– Ну да, – ответил я.

– Ну ты и балбес, – чуть ли не хором высказали мне все трое.

Елки-иголки, да что ж там такое-то? Надо форум почитать.

– Не суть. Стало быть, мы заключаем серьезную сделку, с залогом там, с обязательствами. Вот пусть представитель игровой администрации ее и зафиксирует. И санкции применит в случае несоблюдения условий договора сторонами.

– Эк, – как-то экнул горлом Гедрон.

– А вы как думали? – сообщил я функционерам «Диких сердец». – Дать мне кольцо на подержать, снять меня на камеру и потом прижать к стене. Ага, сейчас. Номер Девятнадцать, вы сможете выступить контролером добровольной сделки игроков?

– Не воспрещается правилами игры. Хотя ранее это никем и не использовалось, – беспристрастно ответил Девятнадцатый.

– Итак, подведем итог. Гедрон, вы согласны заключить со мной сделку от имени клана «Дикие сердца», которая будет заверена администрацией игры?

– Хейген, а вы не хотели бы присоединиться к «Диким»? Падение – это ненадолго, мы поднимемся. И я бы предложил вам хорошее место в нашей иерархии, – сказал мне Гедрон.

– Увы, но нет. Я уже выбрал свой клан и пока, по крайней мере, не собираюсь его менять. Ну как? Время идет, скоро большой бабах будет.

– Тогда сначала назовите условия.

– Итак. Я обязуюсь не поднимать шум и дать вам беспрепятственно уйти со всем имуществом, которое вы несете с собой. Полагаю, что, если бы не оно, вы бы предпочли умереть, но не заключать сделок.

– Само собой, – пробурчал полурослик.

– Вы обязуетесь один раз оказать мне услугу, выражающуюся в помощи клана в той форме, которую я выберу, – военной, финансовой или какой-либо еще. Так же вы, как и все остальные члены клана, обязуетесь хранить в тайне все произошедшее здесь и все условия сделки. В случае разглашения в действие вступят штрафные санкции и последует расторжение сделки, ведущее к тому, что залог останется
Страница 18 из 18

у меня. И еще – клан «Дикие сердца» обязуется не преследовать меня и не вредить моему игровому процессу и мне лично, как в Файролле, так и в реальной жизни, путем насилия или моральных угроз и не нанимать третьих лиц для этих целей. Наказание за несоблюдение аналогично предыдущему. Как вам такой вариант?

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/andrey-vasilev-4/fayroll-puti-vostoka/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.