Режим чтения
Скачать книгу

Филоктет читать онлайн - Хайнер Мюллер

Филоктет

Хайнер Мюллер

Библиотека драматургии Агентства ФТМ

В основе пьесы Хайнера Мюллера лежит целый ряд античных сюжетов, связанных с Филоктетом. Отравленный укусом змеи, поразившей его в ногу, он ведёт отшельническое существование на острове Лемнос. Когда становится ясно, что без него невозможно победить Трою, то Одиссей и сын Ахиллеса Неоптолем отправляются за ним. Вся пьеса выстроена вокруг эти трёх персонажей, находящихся в очень противоречивом отношении друг к другу. И Филоктет, и Неоптолем знают и открыто признают, что Одиссей их враг. И Одиссей, и Неоптолем понимают, что сейчас не время для личных конфликтов и, чтобы помочь грекам выиграть, они должны забыть о распрях и как можно скорее доставить Неоптолема к стенам Трои. Вражда, долг, хитрость и честь борются и переплетаются в этой пьесе от начала и до конца.

Хайнер Мюллер

Филоктет

Действующие лица

Филоктет.

Одиссей.

Неоптолем.

Пролог

Исполнитель роли Филоктета(в клоунской маске)

Приветствую вас, господа хорошие!

Мы вам представим далекое прошлое,

Когда человек был врагом человеку

И войны велись испокон веку,

И много опасностей в жизни таилось.

Признаемся: в пьесу мораль не вместилась,

Уроков для жизни извлечь невозможно,

Кто хочет уйти – уходи, пока можно.

Двери зала с шумом распахиваются.

Я предупредил.

Двери зала закрываются. Клоун снимает маску, под ней череп.

Ничего смешного

В том, что мы с вами делаем снова.

Берег. Одиссей, Неоптолем.

Одиссей

Вот это место – Лемнос. Здесь когда-то

Оставил я на диком берегу

Милосского героя – Филоктета.

Он рану получил на службе нашей

И не годился для дальнейшей службы.

Зловонный гной та рана источала,

А вопли не давали людям спать

И нарушали тишину молчанья,

Предписанного при закланье жертв.

Вон там, в пещере той, его жилье

(Надеюсь, что жилье, а не могила) –

Дыра в скале, пробитая водой.

Вода вершила долгую работу

С тех пор еще, как рыбы жили здесь,

Где мы ступаем, ног не замочив.

Там есть родник. Ведь за десяток лет

Родник не высыхает? Разыщи мне

Его жилье. И выслушай мой план.

Неоптолем

Твое заданье выполнить легко.

Одиссей

Пуста пещера?

Неоптолем

Здесь охапка листьев

И деревянный жбан. Кремень с кресалом.

Развешаны лохмотья для просушки,

Все в пятнах черной крови.

Одиссей

Гной из раны.

Он, значит, далеко не мог уйти.

Он ищет пропитанье и траву,

Смягчающую боль. Смотри, чтоб нас

Он не застал врасплох. Кого-кого,

А уж меня готов убить он первым.

Неоптолем

Ты был мечом, что прочь его отсек.

Одиссей

Ты будешь сетью, что его поймает.

Неоптолем

Вот странные слова. Чего ты хочешь?

Одиссей

Чтоб ты не пощадил себя для дела.

Неоптолем

Дрожать за жизнь? Я не затем живу.

Одиссей

Бывают вещи, что дороже жизни.

Ты должен выманить у Филоктета лук.

Мне рот он тотчас стрелами заткнет,

А ты к его несчастью непричастен,

Тебя не видел он на кораблях.

Язык раздвоив, ты его поймаешь.

Мы с безоружным справимся легко,

Легко до корабля его дотащим.

Неоптолем

Я помогать согласен, а не лгать.

Одиссей

Помощник нужен мне, солгать согласный.

Неоптолем

А может, правдой большего добьемся?

Одиссей

Бессильна наша правда перед ним.

Неоптолем

Нас двое. Он же – на одной ноге.

Одиссей

Он нас сильнее: у него есть лук.

Неоптолем

На поединок вызовем его,

Пусть наши стрелы на лету скрестятся.

Одиссей

Кто в бой пойдет за мертвым полководцем?

Неоптолем

А вдруг стрела на нашей тетиве

Его стрелу сдержать в колчане сможет?

Одиссей

Своею жизнью он не дорожит –

Он ищет нашей смерти. Но под Троей

Нужны все жизни – наши и его.

Неоптолем (отбрасывая свое копье)

Его возьму я голыми руками

И притащу в руках на наш корабль.

Одиссей (поднимая копье)

Хвались отвагой где-нибудь еще,

А здесь мне нужен ум твой. Мало проку

От хитрости покойника. Учись,

Пока я жив, не то стрела

Тебя уму и разуму научит.

Ему навстречу сделай только шаг,

И станет этот шаг твоим последним.

Неоптолем

Позволь мне сделать шаг – я не боюсь.

Одиссей

Стой – иль твоим же собственным копьем

Я к острову тебя прибью навек,

И никакой Геракл тут не поможет,

Как он помог тому, кого к горе

Навек прибил ограбленный Зевес

Для развлеченья коршунов голодных.

Твоя же печень из другого теста,

И коршуны склюют тебя с камней.

Неоптолем

Какая смелость перед безоружным.

Одиссей

Смотри, что может сделать безоружный.

Неоптолем

С моим копьем. Уже не в первый раз

В твоих руках, столь к воровству способных,

Мои доспехи вижу. Ты украл

Копье, и меч, и щит из бычьей кожи,

Ты не по праву ими завладел,

Владел по праву ими мой отец,

Когда ему еще служили руки.

Верни мне хоть одно мое копье,

И ты увидишь, что смогу с копьем я.

Одиссей

Увижу. Но не здесь и не теперь.

Я вижу, как твое копье краснеет,

Я знаю, как искусен ты в бою.

Ты нужен мне живой, тебе – чтоб жил я.

Мое копье – копье царя Итаки –

Повелевает силой в тыщу копий,

И та же сила есть в копье твоем.

Вот сколько я спасу – иль потеряю,

Когда твое копье откажет мне.

Вот почему я взял тебя под Трою,

Пока ты жизни вкуса не узнал.

Отец твой слишком рано пал в бою,

И воины его, справляя тризну,

В бой не пошли и на кургане пили

Его вино, деля его рабынь,

Истосковавшись по вину и бабам.

Кто, как не я, для славы и добычи

Помог Ахиллу Гектора пронзить?

Ты был нам нужен, чтоб погнать их в бой

(Как нужен этот – для его отряда),

А не твоя неловкая рука

И не его рука – в ней мало проку.

Но легче в битву воина толкнуть

Пинком ноги в родной, знакомой коже.

Доспехи не для славы я ношу.

Я их добыл в бою за труп Ахилла.

Мои солдаты кровью истекли,

За мертвого останки умирая,

И ныли шрамы. Но, меня увидев

В твоих доспехах, поняли они,

Что не напрасно проливали кровь, –

И перестали шрамы их гореть.

Как возвращусь я к ним без Филоктета?

Его солдаты бросят воевать,

Умоются троянцы нашей кровью,

И грифам наша плоть на корм пойдет.

Ты не умеешь лгать и воровать,

Я это знаю. Но сладка победа.

Пусть станет лишь на день язык твой черным,

А после в добродетели живи

Всю жизнь, до смерти. Если ты откажешь,

Мы все должны одеться в черный траур.

Неоптолем

Не вырастет добро из скверной почвы.

Одиссей

Но дерево – одно, земля – другое.

Неоптолем

А буря дерево с корнями вырвет.

Одиссей

Да. Но не лес.

Неоптолем

А лес пожрет огонь.

Одиссей

Иль унесет поток, подмыв всю почву.

Коса всегда найти на камень может.

Все преходяще. Мы поговорим

Об этом позже. На руинах Трои.

Неоптолем

Не слышать бы тебя. Не знать вовек.

Скажи мне ложь, что должен я сказать.

Одиссей

Возьми копье. Скажи сначала правду,

Что ты Неоптолем, – Ахилла сын,

Сын самого отважного из греков,

Пронзенного стрелою воровской

Париса-бабника. Потом солги,

Что ты домой на родину плывешь

Под парусами ненависти лютой,

Что ненавидишь нас, что мы призвали

Тебя под Трою, славой поманив,

Едва успел остыть Ахилла пепел,

Что захлебнулась долгая осада

В глубоком трауре отцовских
Страница 2 из 2

войск,

Что ты потом не выдержал позора,

Когда увидел, что отца доспех,

Твое наследство – щит, копье и меч,

Тебе принадлежащие по праву, –

Мы у тебя украли без стыда,

Что я тебя опутал низкой ложью,

Что я твое оружие присвоил.

Неоптолем

Молчи, а то под Трою не вернешься.

Одиссей

Ты крови жаждешь? Руку поцарапай.

Ты жаждой крови мучим с колыбели.

Глупец! Да я вот этим самым древком

Копья отцова проучу тебя,

И живо ты вернешься в стан ахейцев.

Неоптолем

Мне долг велит троянцев ненавидеть:

Пусть только рухнет Троя, сгинет враг –

И я копье в твоей крови омою.

Не сокращай положенного срока

Словами, что родят звериный гнев.

Одиссей

Прибереги-ка желчь теперь для дела,

Копи свой гнев, коль есть на то охота,

Пусть он поможет выполнить приказ.

Твой мутный взгляд обманет Филоктета,

Доверчиво отдаст он страшный лук,

Услышав, что моей ты жаждешь крови.

Я знал: тебе и не придется лгать,

Поэтому и взял тебя на Лемнос.

Сказавши правду, ты ему солжешь,

Мой враг врага заманит в сеть мою.

Ты покраснеешь от стыда, а он

Подумает, что красен ты от гнева.

Ведь ты не знаешь сам, какое чувство

Тебя краснеть заставит: стыд иль гнев.

Стыд, если лжешь, иль гнев, когда не лжешь.

Чем ярче ложь твое лицо окрасит,

Тем более поверит в правду он.

Неоптолем

Ах, так. Тогда тебе я не помощник.

Одиссей

Неоптолем, ты далеко не первый,

Кто против воли должен поступать.

Мы тоже через это все прошли.

Отец твой в платье женское залез,

А я, под маской странника-купца

Проникнув во дворец, его заставил,

Себя не выдав ни единым взглядом,

Одежду эту снять. Я разложил

Свои товары: утварь и оружье.

Себя он выдал, испугавшись прялок

И радостно оружие схватив.

А я? Меня же самого вожди

В войну втянули, как я ни хитрил.

Я притворялся полным дураком:

Я шел за плугом, в землю соль бросая,

Волов в ярме начальством величал,

Не узнавал в лицо знакомых старых.

Они же, вырвав сына у жены,

На борозду под плуг его швырнули,

И я едва успел сдержать упряжку,

Копыт четыре пары удержать,

Чтоб не удобрить дорогою кровью

Испорченную солью борозду.

Так здравый смысл перехитрил меня,

И не осталось мне пути из долга.

Ну, хватит. Хочешь, на колени стану?

(Становится на колени.)

Неоптолем

Будь я троянцем – сладок был бы долг.

Твои колени пыль уж целовали.

Отец видал тебя, видал вождей

Коленопреклоненными пред ним.

Ведь гнев отца войну остановил,

Когда вы первую его победу

Присвоили, лишив героя славы.

Одиссей

Он оскорблен был дележом добычи.

Но твой отец был поумней, чем сын.

Он понимал, что мы, целуя пыль,

Считаем камни, что его ждет смерть,

Коль даст он волю гневу, коль отдаст

Свой меч росе. Я, на коленях стоя,

Твою спасаю жизнь, Неоптолем

(Встает с колен.)

Вон твой улов. Он все еще хромает.

Не надо, чтоб он видел вместе нас.

Не то умрешь, моей не выпив крови.

Неоптолем

Похож на зверя – не на человека,

И туча черных коршунов над ним.

Одиссей

Ты бойся лука у него в руках,

Пока не поплывет он с нами к Трое,

По доброй воле – иль в цепях, как раб.

А там Асклепий-врач его излечит,

Чтоб сам тогда помог он излечить

Ту рану, из которой уж давно

Рекою льется двух народов кровь,

Чтоб от зловонья слишком долгой битвы

Зловонный Филоктет избавил нас.

Его несчастья бойся больше лука,

Не видя раны, исцелишь ее,

Не слыша стонов, ты умеришь стоны.

В твоих теперь руках судьба всего,

А я могу при этом лишь молиться

Гермесу, чтоб помог тебе схитрить,

И чтобы помогла тебе Афина,

Что рождена из Зевса головы.

(Уходит.)

Входит Филоктет.

Филоктет

Живой на этом на мертвом берегу,

И ходит прямо, как когда-то я

В иной стране на двух ногах здоровых.

Ты кто, двуногий? Человек? Зверь? Грек?

А если грек, то быть им перестанешь.

Беги ты хоть на тыще ног со страху –

Моя стрела догонит.

Неоптолем останавливается.

Брось свой меч.

Неоптолем бросает меч.

Каким ты языком учился лгать?

Какого ты помета, пес паршивый?

Худым иль добрым ветром твой корабль

Забросило на каменистый берег?

Его же все суда кругом обходят

С тех пор, как я не отвожу от моря

Усталых глаз и нет удачи мне.

Я одинок на острове моем.

Лишь туча коршунов мне застит небо

И терпеливо ждет, пока я сдохну

Иль поплыву к останкам корабля,

Чтоб отобрать у рыб мои останки.

Я вижу, носишь ты одежду греков,

А в платье грека может грек торчать.

А может быть, убил ты грека, друг?

Коль грека ты своей рукой зарезал,

То другом я тебя назвать готов.

Ведь всякий грек достоин лютой смерти,

И если ты меня пошлешь к теням,

Ты будешь прав: я грек и стою смерти.

И сам я буду прав, тебя убив,

Зарезав грека в греческой одежде.

Ведь это греки бросили меня

На красный камень средь соленых вод.

Я ранен был на службе делу греков

И не годился к службе из-за раны.

И греки это видели и знали –

Никто из них не протянул руки.

Изгнанья шторм меня нагим оставил,

Он сделал из меня зловонный труп –

Труп, что с могилы кормится своей.

Но места всем в моей могиле хватит.

Ответь, пока я правду не узнал

В твоем предсмертном крике: кто ты? грек?

Молчанье – знак согласья. Лук натянут.

Умри же. Падаль коршуны сожрут.

Закуской ты моей послужишь пище,

Пока я пищей коршунов не стал.

Неоптолем

Ты грубым словом привечаешь гостя,

Лук натянув, голодному скитальцу

Ты грубое готовишь угощенье,

Постель готовишь гостю в чреве птиц.

Знай я, что здесь стрелой гостей встречают

И потчуют стервятников их мясом,

Я повернул бы в море свой корабль.

Оно гостеприимнее, чем ты.

Хозяйничай на острове своем,

Таком же диком, как его хозяин.

Филоктет

Забытый звук родного языка.

На нем впервые произнес я слово –

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/hayner-muller/filoktet/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.