Режим чтения
Скачать книгу

Француженки не толстеют читать онлайн - Мирей Гильяно

Француженки не толстеют

Мирей Гильяно

Хотите обрести стройную фигуру и хорошее настроение на всю жизнь, не прибегая к изнуряющим диетам, дающим лишь краткосрочный результат, не выдыхаясь в спортзалах, не напрягая до предела силу воли? Это отнюдь не утопия, и француженки – лучший тому пример. Они обожают хорошо поесть, не слишком жалуют активный спорт, всячески себя балуют и… не толстеют. Секреты их на удивление просты – чтобы стать француженкой, достаточно лишь желания и этой книги. Мирей Гильяно, в прошлом глава американского филиала компании Veuve Clicquot («Вдова Клико»), стала известна на весь мир как автор бестселлеров о здоровом образе жизни. Мирей родилась и выросла во Франции, но после замужества переехала в США, где не уставала поражаться «эпидемии ожирения» и мучительной борьбе новых сограждан с лишним весом. И она решила поделиться опытом – написать книгу о том, как с помощью элементарных приемов (а также изысканных и легких рецептов!) похудеть навсегда, не отказываясь от радостей жизни и гастрономических удовольствий.

Мирей Гильяно

Француженки не толстеют

Француженкам, которые не толстеют

Что может быть важнее еды? Разве для самого беспечного прожигателя жизни создание блюд и ритуал их подачи на стол не сродни религиозному обряду? Разве не отражается целая культура в этих скрупулезных приготовлениях, освещающих победу духа над неистовым аппетитом?

    Валери

Published by arrangement with The Robbins Office, Inc.

© Mireille Guiliano, 2005, 2007

© А. Богданова, перевод на русский язык, 2005

© А.Бондаренко, художественное оформление, макет, 2014

© ООО «Издательство АСТ», 2014 Издательство CORPUS ®

Табличка мер и весов

1 фунт ………….. 453,6 грамма

1 кварта …………. 0,95 литра

1 унция ………….. 28,3 грамма

1 фут ……………. 30,48 сантиметра

1 дюйм ………….. 2,54 сантиметра

Введение

Как бы ни развивались в будущем франко-американские отношения (временами и впрямь находящиеся на грани разрыва), мы не должны терять из виду замечательные достижения французской культуры. Приходится признать, что одно славное завоевание и по сей день остается в тени, хотя давно известен антропологический закон: француженки не толстеют.

Я не врач, не физиолог, не психолог, не диетолог, не какой бы то ни было другой «лог», который изучает людей или оказывает им профессиональную помощь. Однако я родилась и выросла во Франции и всю жизнь в оба глаза смотрела на французов. К тому же я люблю поесть. Из любого правила бывают исключения, но в целом француженки ведут себя так же, как и я: едят все, что им нравится, и не толстеют. Pourquoi?[1 - Почему? (фр.)]

За последние лет десять американцы с пользой для себя продвинулись в понимании французской манеры есть и пить, избегая неприятных последствий. Так, осторожное признание «французского парадокса» побудило многочисленных сердечников и сторонников здорового образа жизни ринуться в винные магазины за бутылочкой красного. Тем не менее премудрости французского рациона и стиля жизни, особенно загадочная способность француженок сохранять фигуру, до сих пор покрыты туманом и мало кем взяты на вооружение. Став живым примером, я за несколько лет с успехом вразумила десятки американок, в том числе и тех, которые работали у меня в нью-йоркском представительстве компании Veuve Clicquot («Вдова Клико»). Тысячи раз я обсуждала тему питания с разными знакомыми. «Когда же ты напишешь свой собственный учебник?» – подтрунивали надо мной американские друзья и коллеги.

И вот le jour est arrivе![2 - День настал! (фр.).]

Неужели все дело только в природе? Неужели за время степенного вращения колеса эволюции на свет появился совершенно особый генотип стройных женщин? J’en doute[3 - Сомневаюсь (фр.).]. Нет, просто француженки придерживаются системы, то есть помнят о трюках – о серии хорошо отработанных приемчиков. Я родилась среди них и своим счастливым детством и отрочеством обязана урокам, усвоенным от маман, но в юности я вдруг сбилась с верного пути. По обмену я приехала на учебу в Америку, и здесь на меня обрушилась катастрофа, к которой я была абсолютно не готова, – катастрофа весом в двадцать фунтов. Из-за нее мной овладело уныние, и я приложила немало усилий, чтобы вернуться к прежнему состоянию. К счастью, у меня нашелся помощник – наш семейный врач, которого я до сих пор зову Доктор Чудо. Благодаря ему я заново открыла передаваемую из поколения в поколение гастрономическую мудрость французов и вернула себе фигуру. (Да-да, это самая настоящая американская история – притча о падении и спасении.)

Большую часть жизни я живу и работаю в Америке. (Мне хочется думать, что я взяла все лучшее от французов и американцев.) Сюда я перебралась через несколько лет после окончания университета, работала переводчиком в ООН, потом в качестве представителя французского правительства популяризировала отечественные продукты питания и вино. Я вышла замуж за замечательного американца и в конце концов нашла себя в бизнесе. В 1984 году я так высоко поднялась по карьерной лестнице, что с тех пор средой моего обитания стали две культуры. Почтенный Дом шампанского вдовы Клико Понсарден, основанный в 1772 году, рискнул открыть в США дочернюю компанию, призванную заниматься импортом и сбытом одноименного шампанского и других превосходных вин. Меня наняли на работу первой, и вскоре я стала самой высокопоставленной женщиной в компании после мадам Клико, скончавшейся в 1866 году. Ныне я занимаю пост генерального директора и президента компании Veuve Clicquot, входящей в группу LVMH, которая специализируется на производстве предметов роскоши.

Все это время я не изменяла привычкам, коим большинство француженок следуют не моргнув глазом. А между тем сейчас меня подстерегают куда более серьезные опасности, чем в молодости. Скажу без преувеличений: бизнес требует, чтобы я поглощала ресторанную еду раз триста в год (знаю, работа не из легких, но ведь кто-то же должен ее выполнять). Длится это уже двадцать лет, и ни о каком бокале вина или шампанского в моем случае не идет и речи (дело есть дело). Обеды и ужины по полной программе – мне нельзя отделаться порцией салата из эндивия или стаканом минералки. И все же повторяю: я здорова и в прекрасной форме. Книга объяснит, как это удается мне и, что еще важнее, как такого же результата добиться вам. Узнайте и испытайте на себе проверенное временем французское отношение к еде и жизни, и тогда задачи, прежде казавшиеся невыполнимыми, станут вам по плечу. В чем здесь секрет? Сначала скажу о том, что известно всем.

Многие женщины несут двойную нагрузку, неустанно трудясь и в доме, и за его пределами, что вряд ли знакомо основной массе мужчин. Вдобавок ко всему, чтобы привлекательно выглядеть, нам нужно ухитряться сохранять здоровье. Однако давайте разберемся: большинству из нас не удается поддерживать устойчивый, здоровый вес даже ценой самоограничений. Шестьдесят пять процентов американцев имеют лишний вес: вмиг раскупаются книги о диетах, написанные подчас как учебники по биохимии. Не важно, каково их количество в данный момент, а на подходе уже новый десяток им подобных. Неужели диетология и впрямь развивается столь же стремительно, как торговля? В любом случае спрос не уменьшается. Почему? Почему миллионные тиражи чудес не покончат
Страница 2 из 13

раз и навсегда с нашими бедами? Прямо скажем, все это не что иное, как «необоснованный экстремизм».

Большая часть книг о диетах основана на радикальных методиках. Экстремизм французы никогда не поддерживали, если не считать краткого правления якобинцев в XVIII веке. Америку, напротив, привлекают иные системы взглядов, быстрые решения и чрезвычайные меры. Как и во всех прочих сферах, подобный подход давно отразился и на вопросах диеты, но жить так нельзя. Вам гарантируют новый размер одежды, избавление от пирамидальной фигуры и указанного числа калорий. А почему бы и нет? C’est normal![4 - Это нормально! (фр.)] Никого не настораживает то, что одно радикальное указание зачастую противоречит следующему. Кто не помнит дни, проведенные на высокоуглеводной диете? Или жизнь на одних грейпфрутах? А теперь едим только жиры и белки, а углеводы долой. Сначала молочные продукты – наши злейшие враги, а потом – единственное, что мы можем себе позволить. То же самое с вином, отрубями и красным мясом. Негласный закон будто бы сводится к тому, что, если вы истязаете себя продуктами какого-то определенного вида, постепенно у вас вообще пропадет интерес к еде и лишние килограммы непременно исчезнут. В отдельных случаях именно так и происходит. Но что же потом, после того как радикальная программа окончена? Ответ вы знаете. Внимание, вывод один! Прочь диеты! Ни идеология, ни технология не помогут. Вам нужно то, чем обладают француженки, – гармоничное и проверенное временем отношение к питанию и жизни. И наконец, решающий аргумент против экстремальных методов: они упускают из виду особенности нашего обмена веществ. Пишут подобные инструкции, как правило, мужчины, а им редко приходит в голову, что женская физиология – нечто совершенно особенное. Ведь женский метаболизм с годами меняется: двадцатипятилетняя женщина борется с лишним весом иначе, чем дама сорока пяти лет.

Описанные мной случаи и рецепты, возможно, пойдут на пользу любому, однако эта книга предназначена главным образом для женского пола, и в ее основе лежит исключительно мой женский опыт. Она сослужит службу не только американкам, но и женщинам всего развитого мира, которые загружены на работе, живут в условиях стресса, глобализации, зависят от разнообразных проблем, свойственных обществу XXI века. Моя книга не для тех, чей лишний вес напрямую угрожает здоровью и кому необходима медицинская диета. Я обращаюсь к тем, кому нужно сбросить килограммов пятнадцать, а таких очень много. Впрочем, как мультфильмы про Тинтина, мое сочинение подойдет всем возрастам, от семи до семидесяти семи, и я бы посоветовала обращаться к нему в разные периоды жизни. Поскольку француженки живы не хлебом единым и тем более не продуктами с высоким содержанием белка, я предлагаю многогранную систему жизни, поведения и мировоззрения, поддающуюся освоению. Каждая может воспользоваться моими меню и рецептами на скорую руку и плюс к этому, bien s?r[5 - Разумеется (фр.).], научиться двигаться. А еще я тешу себя мыслью, что мужчины любой национальности почерпнут в моей книге полезные сведения о противоположном поле.

Итак, в чем же секрет француженок? Как объяснить, почему по парижским бульварам прогуливаются немолодые дамы с фигурами двадцатипятилетних девушек? В нижеследующих главах сопоставляются наблюдения, сделанные мной за время пребывания в Париже (ежегодно я провожу там около трех месяцев), в Нью-Йорке, в разных районах Соединенных Штатов и всей нашей планеты. Приглашаю читателей поразмыслить над различиями и выбрать для себя путь к здоровому образу жизни.

Для начала замечу, что француженки вообще ничего не знают о тех килограммах, из-за которых мучаются их американские сестры. Болтовня по поводу диет, которую я слышала на вечеринках в Америке, француженку привела бы в ужас. Во Франции не принято говорить о «диете», тем более с посторонними людьми. Мы разве что поделимся парочкой новых рецептов с очень близкой подругой – воспитание, основанное на старом французском правиле. Обычно мы обсуждаем приятные темы: впечатления, семейные дела, увлечения, идеи и взгляды, политику, культуру и, разумеется, питание, именно питание, но ни в коем случае не диеты.

Француженки с удовольствием едят сколько душе угодно и остаются стройными, а американки обычно видят в этом противоречие – и придают ему слишком большое значение. Француженки не пропускают ни одного приема пищи и не заменяют их коктейлями для похудания. Их завтрак состоит из двух-трех блюд, и еще три (иногда четыре) блюда они съедают за обедом. И непременно с вином, bien s?r. Как им такое удается? Что ж, это целая история. Совершенно особая история. Всего одно замечание: француженки «едят головой» и не встают из-за стола с ощущением набитого желудка или с чувством вины.

Главное – понять, что «мало» может оказаться «много», и научиться есть все в умеренном количестве. Также стоит внимательнее отнестись к количеству потребляемых калорий и пить много воды. Мы ведь уже не работаем по восемнадцать часов в день на шахте или ферме, да и эпоха палеолита, отмеченная охотой и собирательством, давно миновала. Тем не менее американцы в массе своей потребляют по крайней мере на 10–30 процентов больше, чем необходимо, и вовсе не ради выживания, а ради удовлетворения психологического голода. Секрет состоит в том, чтобы контролировать и усмирять аппетит, выбирая, как, когда и в чем нужно себе отказать. Чудесное чувство удовлетворения, испытанное вами благодаря новому рациону (удовольствие окажется еще больше, хотя есть будете меньше), побудит вас и дальше следовать по пути здоровья. Прежде всего усвойте самое главное правило француженок: себя необходимо перехитрить.

Многие диетологи и дорогостоящие методисты предлагают разумные программы, но за разъяснения, как им следовать, требуют целого состояния. Деньги, потраченные на избавление от лишнего веса, несоизмеримы с результатами. Большинство женщин не могут позволить себе пойти на прием к врачу или диетологу, записаться в оздоровительный клуб, посетить спа-салон или придерживаться определенного питания. Во что вам обойдутся секреты француженок?

На самом деле совсем недорого, если не учитывать стоимость книги. Мой личный метод требует только того, что есть в распоряжении любой женщины. Единственный нужный вам прибор – это весы, чтобы в чрезвычайно важные первые три месяца проверять вес продуктов. Возможно, вы решите приобрести машину для йогурта, если захотите питаться le vrai yaourt[6 - Настоящим йогуртом (фр.).], ключевым элементом моей программы. Если вам уже за сорок, купите гантели, чтобы держать себя в форме. C’est tout[7 - Это все (фр.).].

Я начну со своего детства во Франции, а затем расскажу, как в молодости столкнулась с проблемой лишнего веса. Первый тревожный сигнал организма заставил меня искать помощи в испытанных временем французских правилах. Делясь не только своим личным опытом по части питания, но и «всесторонним подходом» к здоровому образу жизни, я стремлюсь к тому, чтобы любая читательница обрела свое собственное равновесие. Именно равновесие, точнее не скажешь, ведь наши тела – это механизмы, и среди них двух абсолютно одинаковых не бывает. Периодически они требуют «повторного завода», и программа
Страница 3 из 13

питания, не меняющаяся вместе с вами, очень скоро окажется бесполезной. Я предлагаю меню, которым вы можете следовать неукоснительно, но ваша задача – развивать интуицию и искать то, что идет вам на пользу. Вашему вниманию представлены скорее не рецепты, а примеры. Пользуйтесь ими в соответствии с собственными предпочтениями, не забывая о своей фигуре, режиме, окружающей среде и прочих индивидуальных особенностях. В общем, мои основные принципы – простота и возможность поэкспериментировать и получить вознаграждение за самостоятельную работу. Ничего подобного никогда не предложат ни врач, ни автор диеты, в глаза вас не видевший.

Я расскажу свою историю, начав с юношеской катастрофы, за которой последовали спасение и новая система питания, не подводившая меня ни разу на протяжении нескольких десятков лет. Именно так я укажу вам верный путь. Полная программа для читателей выглядит следующим образом.

Первый этап – пробуждение: в течение трех недель составляете дотошную опись всех потребляемых блюд.

Трезвый взгляд на свой рацион через пару дней, возможно, заставит вас начать новую жизнь.

Второй этап – перемены: знакомство с французской школой порциона и разностороннего питания. Вы научитесь распознавать и временно изолировать главных пищевых «злоумышленников». Скорее всего, данный этап займет месяца три, хотя кое-кому удастся преодолеть его и за месяц. Это не похоже на диетический курс молодого бойца – просто у вашего организма появится возможность настроиться на новый лад. Без дисциплины не обойтись, но гораздо важнее уметь адаптироваться, особенно на ключевой стадии привыкания: суть в том, чтобы избегать однообразия в питании и поведении и отдавать предпочтение качеству перед количеством. Не стоит есть пиццу три дня подряд, но и три воскресных часа в спортзале – тоже чересчур. К новой гастрономии (это слово, которое теперь воспринимается как французское, пришло из греческого языка и означает «законы желудка») вы приспособитесь с помощью собственных пяти чувств. Три месяца – период не маленький, но не такой уж и солидный для того, чего вам никогда не придется делать заново. Конечно, чтобы перестроить свой организм, понадобится больше времени, чем на избавление от семи фунтов воды, – именно на этом и настаивают многие радикальные диеты. Здесь же вам предлагается французский метод, а потому ждите удовольствий, причем в немалом количестве.

Третий этап – стабилизация: теперь вся еда, которую вы любите, объединяется в оптимальном соотношении. Вы уже добились «равновесия» и находитесь по меньшей мере на полпути к стройной фигуре. Парадоксально, но на данном этапе вы можете позволить себе еще больше поблажек, не переставая уменьшаться в размерах или закрепляя ту желанную форму, коей уже достигли. Я делюсь советами, как употреблять приправы, как питаться в соответствии со временем года и пользоваться действенными средствами, не прилагая чрезмерных усилий. В основе почти всех предлагаемых рецептов лежит французское умение фантазировать на заданную тему или способность сделать из одного блюда целых три, сэкономив время, деньги, калории и получив при этом отменный результат.

Четвертый этап – вся оставшаяся жизнь: вы достигли нужного веса, вашей фигуре ничто не угрожает, и остаются лишь маленькие поправки. Хорошо зная свой организм и склонности, вы возьмете ситуацию под контроль в случае непредвиденных обстоятельств, особенно когда в жизни произойдут резкие перемены. Ваш образ питания и жизни теперь соответствует вашим вкусам и обмену веществ, подходит вам так же, как классический костюм от «Шанель», и останется с вами навсегда, лишь чуть-чуть изменившись с годами. Отныне вы станете совершенно иначе относиться к еде, одаренные интуицией не меньшей, чем у любой француженки. Особое почтение к свежим продуктам и интерес к вкусовым ощущениям откроют для вас мир чувственного наслаждения, и вы будете испытывать его от внешнего вида, цвета и разнообразия блюд. Еда станет удовольствием, а не наказанием. Шоколад и бокал вина за обедом доставят вам радость. Pourquoi pas?[8 - Почему бы нет? (фр.)]

Помимо правил питания, а именно им посвящена книга, я расскажу о принципах здорового образа жизни – они тоже должны доставлять удовольствие. Как и питание, они исключают радикальные меры (физические, эмоциональные, интеллектуальные, духовные или финансовые) – нужно только чувство гармонии. К этим принципам относятся проявления французского дзен (так я это называю), их можно быстро и легко освоить и практиковать повсеместно (большинство француженок не ходят в спортзалы, но если вы сторонница физических упражнений – a chacun son go?t![9 - Кому как нравится! (фр.)]). Даже французы понимают, что жизнь состоит не только из еды, поэтому здесь вы познакомитесь с французским отношением к ее другим сторонам, таким как любовь и веселое настроение. С самого начала и до конца нужно помнить изречение Монтеня, актуальное ныне, как никогда: «В здоровом теле здоровый дух». Чтобы сохранить и то и другое, есть только одно средство – joie de vivre[10 - Радость жизни (фр.).] (у американцев нет точного эквивалента этого выражения).

Предлагаю вашему вниманию несколько историй – признаться, их довольно много. От роли рассказчика я получаю такое же удовольствие, как от еды и напитков. Эти истории познакомят вас с основными законами питания, но я надеюсь, что они вам понравятся и comme ?a[11 - Зд. сами по себе (фр.).]. В отличие от обычных книг о диетах в моей книге не навязываются схемы, обязательные для исполнения, – вам просто надо ее прочесть. Научиться правильно питаться – все равно что выучить язык: идеальный результат возможен лишь при погружении в среду.

Глава I

Vive l’Amerique[12 - Да здравствует Америка (фр.).]: все началось с моих лишних килограммов

Я люблю свою новую родину. Однако прежде, приехав по студенческому обмену в Массачусетс, я полюбила шоколадное печенье и пирожные. Так я поправилась на двадцать фунтов.

Мой роман с Америкой начался с моей влюбленности в английский язык: мы встретились с ним в лицее (средняя школа), когда мне исполнилось одиннадцать лет. После французской литературы английский стал моим самым любимым предметом, и я обожала нашего учителя. Он никогда не был за границей, но по-английски говорил без французского и даже без британского акцента. Язык он выучил во время Второй мировой войны, когда оказался в лагере для военнопленных вместе со школьным учителем из Уэстона, штат Массачусетс (полагаю, говорили они немало). Не надеясь выжить, они решили, если все-таки повезет, организовать программу по обмену для школьников старших классов. Каждый год один старшеклассник из Соединенных Штатов приезжал бы в наш город, а кто-то из нас отправлялся бы в Уэстон. Программа обмена действует по сей день и до сих пор конкурентоспособна.

В последнем классе лицея я получала хорошие оценки и могла участвовать в программе, но она не интересовала меня. Мечтая стать учителем, преподавателем английского, я намеревалась поступить в местный университет. В восемнадцать лет я убедила себя, что безумно влюблена в мальчика из моего города. Из всех знакомых это был самый симпатичный, хотя не слишком умный юноша, coqueluche – любимец девочек. Я не
Страница 4 из 13

представляла себе, как расстанусь с ним, поэтому и не помышляла отправляться в Уэстон. Впрочем, на переменках в школьном дворе только об Америке и говорили. Среди моих подруг наиболее вероятной кандидаткой на обмен была Моник. Она очень хотела поехать и к тому же лучше всех училась. Это, конечно, учла отборочная комиссия, возглавляемая нашим учителем английского. Среди высокопоставленных членов комиссии были представители родительского комитета, учителя, мэр и местный католический священник наряду со своим коллегой-протестантом. И вот в понедельник утром, когда собирались огласить имя кандидата, нам сообщили, что решение не принято.

В четверг утром (тогда не было занятий по четвергам, но мы учились полдня в воскресенье) на пороге нашего дома появился учитель английского. Он пришел поговорить с моей мамой, что выглядело очень странно, поскольку училась я хорошо. После его ухода довольная мама позвала меня и широко улыбнулась, не сказав мне ни слова. Произошло нечто tr?s important[13 - Очень важное (фр.).].

Отборочная комиссия так и не определила подходящего кандидата. На мой вопрос о Моник мама попыталась объяснить мне то, что в моем возрасте я не могла осознать: все складывалось в пользу моей подруги, но ее, как дочь родителей-коммунистов, не желали отправлять в Америку. Комиссия совещалась очень долго (в нашем городке все совершалось на виду у всех), но все-таки пришла к выводу, что дочь коммунистов ни при каких условиях не будет представлять Францию!

Наш учитель предложил в качестве альтернативы меня, и все с ним согласились. Но поскольку я не подавала заявку на программу, он пришел убеждать моих родителей отпустить меня в Америку. Отец безмерно любил меня и никогда не расстался бы со мной на целый год, но в тот момент его не было дома. Возможно, учитель предусмотрел это. Так или иначе, он вдохновил идеей мою маму. Теперь мама должна была очень постараться, потому что уговорить предстояло не только папу, но и меня. У мамы мой отъезд, конечно, тоже вызывал опасения, но, мудрая и дальновидная, она чаще всего оказывалась права. Я с тревогой ожидала реакции Моник, но, узнав, на кого пал выбор, она сразу назвала меня достойным представителем страны. Семьи коммунистов отличались либерализмом и трезвым взглядом на происходящее, и Моник заранее объяснили, что политические убеждения родителей станут ее уязвимым местом.

Так я поехала в Америку. Это был замечательный год – лучшее время моей юности, которое изменило всю мою жизнь. Молоденькой француженке Уэстон, респектабельный пригород Бостона, казался американской сказкой – зеленый, ухоженный, просторный, с огромными великолепными домами и состоятельными образованными жителями. Здесь играли в теннис и гольф, занимались верховой ездой, плавали в бассейнах, каждая семья имела по два-три автомобиля – в Восточной Франции такого в помине не было и нет до сих пор. Мою жизнь заполнили новые, удивительные события, и я имею в виду не только общение. Помимо бесценных друзей и знаний, приобретаемых мной в Уэстоне, появилось нечто пугающее, постепенно обретавшее форму. Не успела я оглянуться, как это нечто превратилось в пятнадцать фунтов веса или около того, а может, и больше. Дело было в августе, и оставался месяц до моего возвращения во Францию. Первый удар я почувствовала в Нантакете – туда мы приехали с семьей, принявшей меня. Я увидела свое отражение в купальнике. Моя американская мама, раньше уже, вероятно, имевшая подобный опыт со своей дочерью, интуитивно поняла мое отчаяние. Неплохая портниха, она купила очень занятную льняную ткань и сшила мне летнюю рубашку. Казалось, проблема решена, но на самом деле я лишь получила отсрочку.

Последние недели в Америке я очень грустила из-за предстоящей разлуки с моими новыми друзьями и знакомыми и вместе с тем со страхом думала о том, как отнесутся к моему изменившемуся облику французские друзья и родственники. В письмах к ним я ни разу не упоминала о лишнем весе и отправляла фотографии, запечатлевшие меня только по пояс.

Приближался момент истины.

Глава II

La fille prodigue: возвращение блудной дочери

Папа и брат приехали встречать меня в Гавр. Я прибывала на пароходе «Роттердам». В конце 1960-х многие французы предпочитали пересекать Атлантику на океанском лайнере. Вместе со мной ехала американская школьница из Уэстона – ей предстояло жить в нашем городе год по программе обмена.

У отца чувства всегда отражались на лице. Он не видел меня целый год, и я думала, что буду смущена, когда он распахнет мне объятия. Но в толпе я разглядела маленького француза в хорошо знакомом берете, он выглядел ошарашенным. Я нерешительно приближалась к нему, а он впился в меня взглядом. Через несколько секунд, длившихся для меня вечность, мы оказались лицом к лицу. Позади нас стояли брат и моя американская попутчица.

«Tu ressembles ? un sac de patates»[14 - Ты похожа на мешок с картошкой (фр.).], – это все, что сказал папа своей любимой дочке, только что вернувшейся домой.

По-французски некоторые вещи звучат довольно грубо. Я поняла, что он имел в виду: не магазинный пакет, а большой мешок из дерюги – такие доставляют в овощные магазины и рестораны! Девочка из Уэстона, к счастью, плохо знала французский, иначе семейные отношения французов сразу же встревожили бы ее.

До девятнадцати лет я не слышала ничего обиднее тех слов и более жгучей боли не испытывала по сей день. Впрочем, папу нельзя назвать жестоким. Конечно, он не отличался особой деликатностью, да и сверхчувствительность девочки-подростка, обеспокоенной изменением своей фигуры и внешности, еще не стала у родителей притчей во языцех, как сейчас. Причиной же того ошеломляющего приветствия, скорее всего, было то, что мой вид застиг отца врасплох. Однако такого приема я не ожидала. У меня испортилось настроение, я расстроилась, обозлилась и почувствовала себя беспомощной. Тогда я даже не до конца понимала, насколько потрясена.

По дороге домой в Восточную Францию мы задержались на несколько дней в Париже, чтобы показать Город огней моей подруге из Уэстона, но из-за моей постоянной раздражительности всем хотелось снова тронуться в путь. Я испортила спутникам впечатление от Парижа, ибо была невыносима.

Последующие месяцы я чувствовала себя несчастной и неприкаянной. Мне никого не хотелось видеть, но все мечтали пообщаться с l’Americaine[15 - Американкой (фр.).]. Мама сразу же поняла, как и почему я растолстела и что творится у меня на душе. Она держалась со мной деликатно, избегая щекотливой темы. К тому же вскоре я дала еще больший повод для беспокойства.

Посмотрев немного на мир, я утратила желание поступать в местный университет. Теперь мне хотелось учить языки в Грандз-эколь[16 - Ассоциация престижных университетов и колледжей.] (аналог американской Лиги Плюща) в Париже и, кроме того, параллельно изучать литературу в Сорбонне. Намерения мои казались необычными, тем более что были связаны с безумными нагрузками. Затея с Парижем не вдохновила родителей: если бы у меня получилось (во что верилось с трудом, поскольку о столичном конкурсе ходили легенды), мое проживание в трех с половиной часах езды от дома стоило бы им немалых эмоциональных и финансовых затрат. Мне пришлось уговаривать папу и маму, и отчасти
Страница 5 из 13

благодаря моей настойчивости, а отчасти из-за моих расшатанных нервов родители в конце концов разрешили мне поехать в Париж и сдать труднейший вступительный экзамен. Сдав его, я в конце сентября перебралась в столицу. Папа и мама всегда хотели для меня самого лучшего.

Ко Дню Всех Святых (1 ноября) я поправилась еще на пять фунтов и еще пять фунтов прибавила к Рождеству. При росте пять футов и три дюйма мой вес превышал любые нормы, к тому же на меня ничего не налезало, даже летняя рубаха моей американской мамы. Я заказала две блузы из фланели – такого же фасона, но более просторные, надеясь, что они скроют мою тучность. Я торопила портниху и ненавидела себя. Обидное высказывание, случайно вырвавшееся у папы в Гавре, с каждым днем получало подтверждение. В те беспросветные дни я плакала до тех пор, пока не засыпала, и как огня избегала зеркал. Возможно, с девятнадцатилетними девушками подобное случается, но ни одна из моих французских подружек с таким не сталкивалась.

Потом произошло нечто вроде святочного чуда. Вернее, благодаря стараниям матушки вдруг явился Доктор Чудо. Во время многодневных праздников мама попросила семейного врача доктора Мейера зайти к нам. Сделала она это крайне осторожно, чтобы не огорчить меня еще больше. Доктор Мейер, наблюдавший меня в детстве, был добрейшим человеком на свете. Он заверил меня, что вернуться в прежнюю форму довольно легко, надо лишь освоить несколько «старых французских трюков». И пообещал, что к Пасхе я стану почти такой же, как прежде, а к концу учебного года, в июне, наверняка влезу в свой старый купальник. Предполагалось держать все под секретом, как в сказке. («Не стоит никого утомлять подробностями нашего плана», – сказал доктор.) Лишним килограммам предстояло исчезнуть быстрее, чем они появились. Я ахнула от восторга. Конечно же мне хотелось довериться доктору Мейеру, и, слава богу, тогда я не имела особого выбора.

Указания доктора Чудо

В течение трех следующих недель я обязалась вести дневник, отмечая все, что ем. Такой метод напоминает некоторые американские диеты. Однако мне предстояло записывать, что и сколько я съела, а также когда и где. Задача не сводилась к подсчету калорий, да у меня бы это и не получилось. Замысел состоял в том, чтобы доктор Мейер проанализировал пищевую ценность (я впервые в жизни услышала это слово) потребляемых мной продуктов. Больше от меня ничего не требовалось, и я с превеликой радостью согласилась выполнять указания. Это первое, что вы тоже должны сделать.

Доктор Мейер не требовал, чтобы я предельно точно фиксировала объем еды, посоветовав прикидывать на глазок, а за единицу измерения взять порцию, приблизительно равную яблоку среднего размера. В Америке, где сбалансированному питанию угрожают гораздо большие размеры блюд, к количеству пищи я рекомендую подходить еще аккуратнее. Здесь-то и понадобятся маленькие кухонные весы. (Хлеб, который подчас подают крупными ломтями, проще взвесить, чем сравнивать с яблоком, тем более что яблоки в Штатах тоже, кажется, больше, чем у нас!) Через три недели я приехала домой на выходные. Около полудня Доктор Чудо, элегантный, с проседью в висках, нанес нам еще один визит и остался на обед. Позже, посмотрев мой дневник, он сразу же понял причину моего лишнего веса, ускользнувшую от моего внимания, хотя я беспечно записывала каждую проглоченную крошку. По пути из школы домой (я снимала комнату в Седьмом округе) я проходила не меньше шестнадцати кондитерских. Сама того не замечая, я все чаще питалась сдобой. Поскольку жила я в столице, родители не знали о моих привычках, и, когда я приезжала домой, мама готовила мои любимые пирожные, не подозревая, что даже под ее кровом я втихомолку съедаю больше сладостей, чем полагается.

Мое парижское обжорство сластями отличалось изумительным разнообразием. Утро начиналось с круассана или булочки с шоколадом, или chouquette[17 - Булочка из заварного теста, обсыпанная сахаром (фр.).], или tarte au sucre[18 - Сахарное пирожное (фр.).]. Обеду предшествовала остановка в «Пуалан» – знаменитой булочной, где я не могла отказаться ни от булочки с изюмом, ни от яблочного пирожного, ни от песочного печенья. Затем я останавливалась в кафе и с кофе уплетала вездесущий jambon beurrе (багет с маслом и ветчиной), а также оставшуюся выпечку из «Пуалана». Обед непременно включал, а иногда вообще состоял из эклера, Paris Brest, religieuse[19 - Заварное пирожное с кремом и миндалем.] или mille-feuille[20 - Тысячелистник (фр.). Двойное заварное пирожное.] (почему-то за пределами Франции именуемого «Наполеоном») и обязательно дополнялся еще чем-нибудь с кремом. К тому же время от времени я полдничала palmier – крупным слоеным печеньем, обсыпанным сахаром. Во время учебного дня я встречала предостаточно всяких вкусностей и ела их на ходу. Овощи мне почти не попадались, и дневную норму фруктов я получала за счет поедания фруктовых пирогов. Я пристрастилась к столь неразумному рациону, ни о чем не задумываясь и получая неимоверное удовольствие – если, конечно, не принимать во внимание мой внешний вид.

Разумеется, данной «диете» я научилась вовсе не в Америке – там ведь нет соблазнительных кондитерских (хотя в те времена, как и сейчас, не было и недостатка в манящих киосках с горячим шоколадным печеньем или продавцах сливочного мороженого, не говоря уже об умопомрачительном выборе магазинных сладостей, приготовленных из еще более вредных ингредиентов, нежели масло и крем). Впрочем, мне разъяснили, что я твердо усвоила американскую манеру питания, и именно она и сделала меня уязвимой перед опасностями парижского минного поля. Да, в Америке я приобрела определенные привычки, свойственные тамошним подросткам: есть стоя, самой не готовить, заглатывать на ходу что ни попадя. Особенно опасны шоколадные пирожные с орехами и бублики – у нас дома нет ничего подобного, поэтому никто не предупредил меня, насколько они калорийны.

Вернувшись во Францию, я продолжила поедать что попало, хотя шоколадных пирожных с орехами здесь и в помине нет. Вероятно, я скучала по своей второй семье и искала свои «мадлен» – воспоминания о сладком прошлом. В любом случае я легко и непринужденно потребляла всю вкуснятину, которую предлагала Франция. В конце концов я «подсела» на mille-feuille. Как у наркомана, мой организм требовал все больше того, что прежде ему вводили маленькими дозами.

Пришла пора реабилитации, но, к счастью, Доктору Чудо и в голову не пришло раз и навсегда лишить меня запретного плода. (К плодам французы вообще питают уважение.)

Метод Доктора Чудо отличался особой гибкостью и осторожностью. Согласно его теории, в каждом из нас сосуществуют две натуры: одна хочет быть стройной и здоровой, а другая жаждет чего-то еще. Одна видит картину целиком – благосостояние, самоуважение, соответствие последним модным тенденциям. Другой подавай удовольствия – немедленно и в большом количестве. Одна – это Нарцисс, склонившийся над водой, другая – Пантагрюэль, склонившийся над столом. Задача, поучал доктор Мейер, состоит не в том, чтобы победить последнего, а в том, чтобы наладить отношения между обеими частями своего «я», сдружить их, приручив собственную силу воли и желания. Именно так поступают французы.

Не стоит забывать, говорил
Страница 6 из 13

доктор, il y a poids et poids[21 - Бывает один вес, и бывает другой вес (фр.).]. Существует «идеальный» вес тела: о нем написано в проспектах страховых компаний, и он вычисляется только по росту. Есть «модный вес» – идеал, еще менее обоснованный. Он достигается в значительной мере усилиями коммерсантов, причем подчас с помощью коварных стратегий. Бывает еще «здоровый вес» – в этом случае человек чувствует себя, по словам Монтеня, bien dans sa peau (в своей тарелке). Как раз последнее понятие – bien dans sa peau – Доктор Чудо и провозгласил нашей целью. Именно при таком весе вы можете заявить: «Мне хорошо, и я прекрасно выгляжу».

Количество килограммов в разные периоды нашей жизни меняется, но неизменно должна оставаться толика нарциссизма и гедонистического настроя – оба явления не так уж и плохи и отнюдь не исключают друг друга, как считают многие американцы. («Не бойся!» – этот лозунг кальвинистов я понимаю очень хорошо, ведь в нашей семье все гугеноты, то есть французские протестанты.)

Tout est question d’equilibre, во всем должно быть равновесие – вот главное французское заклинание Доктора Чудо. В те дни оно стало моим и остается со мной до сих пор. Итак, мы поставили задачу научиться искать и сохранять собственное равновесие и жить bien dans sa peau. По заверениям доктора, нет ничего плохого в сладостях, но мой рацион утратил сбалансированность. Поэтому в течение следующих трех месяцев мне предстояло сократить потребление сдобы, заменив ее чем-то менее калорийным, и подготовиться к особому угощению, обозначенному в программе. Упор делался даже не на ограничение, а на наблюдения и «перепрограммирование», поскольку искомое равновесие, как я уяснила, относилось больше к голове, нежели к желудку. Я должна узнать nos petits demons[22 - Наших маленьких демонов (фр.).] и ужиться с ними – именно так выражался милый доктор. (По большому счету смена привычек так же, как и жизнь в стиле француженки, зависит от сознания, и, поняв это, вы придете лишь к одному по-настоящему действенному методу – включите свою голову.) Потом уже мне не воспрещалось есть все мои лакомства, но в разумном сочетании, наслаждаться ими без чувства вины и не приобретая лишний вес. Проще сказать, чем сделать? Peut-etre[23 - Может быть (фр.).]. По достоинству вы оцените этот метод позже.

Доктор Чудо неплохо разбирался в психологии. От его внимания не ускользнуло одно ценное свойство многих диет (даже не оправдывающих ожиданий в долгосрочной перспективе) – незамедлительная и четкая мотивация. Когда меняешь привычки, труднее всего преодолеть инерцию, поэтому сначала всем нужно небольшое поощрение. Равновесие достигается постепенно, им нельзя обзавестись сразу, по первому желанию. Именно поэтому предстоящая суббота должна была запомниться чем-то особенным, чтобы зарядить меня энтузиазмом на следующие семь дней.

Предполагалось, что в дальнейшем мне удастся восстанавливать баланс питания за неделю. По плану баловать себя мне разрешалось в выходные и праздники. Со временем даже мои поблажки приняли бы более изощренный характер. Пока же на ближайшей неделе я должна научиться потакать себе в меру, нейтрализуя затем последствия этих послаблений.

Доктора Чудо можно причислить к гурманам. Он дал мне множество рецептов, но по степени важности ни один из них не сравнится с тем, с которым я познакомилась в первый и единственный «тяжелый» уикенд. Признаться, те выходные оказались вовсе не трудными благодаря волшебному луковому супу – хитрости, выручающей француженок уже много лет. В разное время доктор назначал этот суп и моей маме, и моей бабушке. Лук-порей обладает мягким мочегонным действием, отличается низкой калорийностью и высокой питательностью. Проведите сорок восемь часов на луковом супе и пейте столько воды, сколько хочется, – и перемены не заставят себя долго ждать. Для меня с этого рецепта начался и по сей день продолжается здоровый образ жизни. С него началась и моя любовь к порею, о котором я готова рассказать еще очень много. Я по-прежнему иногда прибегаю к данному средству. Попробуйте его в первые выходные после того, как закончите опись своего трехнедельного рациона.

Волшебный луковый суп (похлебка)

Рассчитано на выходные для одного человека Ингредиенты: два фунта лука-порея.

1. Очистить лук-порей и как следует промыть его от песка и земли. Отрезать зеленые стебли, оставив только белые луковицы и светло-зеленую часть. (Отрезанные стебли используют для приготовления обычного супа.)

2. Положить лук в большую кастрюлю и залить водой. Довести до кипения и варить, не закрывая крышкой, 20–30 минут. Слить жидкость в отдельную емкость. Лук выложить в миску.

Бульон нужно пить (комнатной температуры или подогретым – на ваш вкус) по одной чашке каждые 2–3 часа.

По полчашки отваренных луковиц – на завтрак, обед и ужин или когда проголодаетесь. К ним следует добавить несколько капель лимонного сока и оливкового масла высшего сорта. Чуть-чуть посолите, поперчите и, если угодно, посыпьте петрушкой.

Именно этим вы должны питаться два дня, вплоть до воскресного ужина – только тогда позвольте себе кусочек мяса или рыбы (4–6 унций – не стоит пренебрегать весами!) вместе с парой овощей, приготовленных на сливочном или оливковом масле, а также немного фруктов.

Альтернатива

Мне жаль тех, кому не нравится сладкий привкус и нежная текстура лука. Надеюсь, со временем он вам полюбится. Если же нет, последуйте примеру моей кузины из Экс-ан-Прованса. После рождения двух сыновей ей нужно было сбросить несколько фунтов, но она не выносила лук. Соседка посоветовала кузине замаскировать порей среди других полезных и любимых ею ингредиентов. Провансальский вариант известен как суп «Мимоза».

Суп «Мимоза»

Ингредиенты: 1 пучок салата-латука, 0,5 фунта моркови, 0,5 фунта сельдерея, 0,5 фунта цветной капусты, 0,5 чашки нарезанной петрушки, 1 фунт лука-порея, 2 крутых нарезанных яйца.

1. Все овощи, кроме цветной капусты и петрушки, промыть, нарезать крупными кусками и положить в кастрюлю. Залить водой, довести до кипения и на медленном огне варить в открытой кастрюле 40 минут. Затем добавить цветную капусту и варить еще 15 минут.

2. Смешать сваренные овощи в блендере.

3. Готовую смесь положить в тарелку, добавив петрушку и нарезанные яйца.

Есть по одной чашке примерно каждые три часа (можно подогреть) в течение субботы и воскресенья – до того самого ужина, когда вы позволите себе рыбу или мясо с двумя вареными овощами, приправленными сливочным или оливковым маслом, и какой-нибудь фрукт. Несколько менее жидкий и волшебный по сравнению с луковым, этот суп – действенная и вкусная альтернатива.

Оба варианта отвечают взыскательным вкусам и так хороши, что вы вряд ли воспримете их как тюремный паек. А уж если для вас они будут в диковинку, тогда запишите свои вкусовые ощущения на чистой странице дневника, куда вы заносили рацион трех предыдущих недель. В нужный момент эта запись возбудит приятные эмоции, и вам, возможно, захочется регулярно вести дневник своих гастрономических опытов, не упуская в том числе и заметки о винах (как делают серьезные ценители напитков).

Глава III

Первые три месяца: перестройка в короткий срок

Пока варится лук-порей, задайте себе пару вопросов.

1. Почему я это делаю?
Страница 7 из 13

Из опасения, что муж и подруги считают меня bouboum (толстухой)? Потому что на меня ничто не налезает? Диеты зачастую порождают страх и ненависть к себе, но жить как француженка подобные чувства вовсе не помогают. Чтобы изменения рациона пошли на пользу, надо стремиться от всего получать удовольствие и радость. Вас это удивляет? По крайней мере половина привычек, связанных с нездоровым питанием и напитками, объясняется нашим легкомыслием, ведь появились они из-за невнимательного отношения к собственным потребностям и упущенным приятным ощущениям. Мы проглатываем пищу не глядя, совсем не ценим оттенки вкуса, даже по-настоящему не наслаждаемся своими любимыми блюдами, а потому, не задумываясь, потребляем их сверх меры. Возможно, вы перестали следить за модой? Вас заботят уже другие вещи? Для жены, матери и работающей женщины вполне естественно пренебречь удовольствиями. Вероятно, в вашем подсознании даже возникает мысль, что иначе вас сочтут эгоисткой. Однако поймите: неспособность наслаждаться приятными мгновениями не связана с альтруизмом. (Из-за нее вы не только растолстеете, но и станете раздражительной.) Ради своих близких и самой себя вы должны научиться радоваться удовольствию и стремиться к нему. Вкусы и обмен веществ у всех разные, поэтому к себе, то есть к своим чувственным предпочтениям, нужно относиться с особым вниманием – только так можно выработать собственную систему рациона и любимых блюд. Подобного подхода следует придерживаться всю жизнь, чтобы здоровье и чувство удовлетворения не покидали вас никогда.

2. Qu’est-ce qui ce passe? Что происходит? Начать правильно жить и питаться в физическом и эмоциональном вакууме нереально. Почему, на ваш взгляд, вы пополнели? Из-за возраста? Из-за семейных или профессиональных неурядиц? Из-за одиночества? Из-за моды? (Верите или нет, но кое-кто из нас набирает вес именно тогда, когда мода это меньше всего позволяет!) После родов? Бросили курить? Постоянно хочется есть? У вас несчастье? Стресс? Допустимый набор психологических и физических причин слишком велик, чтобы перечислять их здесь полностью. Утрата организмом равновесия – зачастую симптом более серьезной травмы. В случае нешуточной проблемы вам, вероятно, необходима чья-то помощь – обратитесь за ней. Если же чувство подавленности не захватило вас окончательно и бесповоротно, вам по силам найти причину и справиться с трудностями самостоятельно.

Возможно, для вас нездоровое питание – средство компенсировать другие проблемы, тогда приготовьтесь: у француженок найдутся гораздо более интересные рецепты-компенсации. И если картофельные чипсы вы прежде заменяли никотином, настал черед альтернативы.

Сказав себе все вышеперечисленное, составьте план изменений на ближайшие три месяца. Прежде всего определите и измените отношение к самым отъявленным вредителям. Одних стоит вовсе исключить из рациона, потребление других – ограничить. Оптимальное решение зависит от ваших индивидуальных потребностей.

«Задержите обычных подозреваемых»

Знаменитая фраза из «Касабланки», которую произносит инспектор Рено, покрывая героя Хамфри Богарта (тот застрелил немецкого офицера), должна стать главным лозунгом первого этапа изменений.

Давайте заглянем в ваш дневник. Вас ничто не настораживает в трехнедельных записях? Вполне вероятно, что нет. Без зоркого глаза Доктора Чудо я и сама не определила бы сразу собственных «вредителей», то есть еду, потребляемую мной сверх всякой меры. Мне сильно усложнили жизнь хлеб, сладости и шоколад. Не такие уж редкие пороки. Впрочем, не исключено, что для вас это не так: возможно, вы едите их в абсолютно верных пропорциях или совсем чуть-чуть. Кусочек хлеба во время завтрака, кусочек торта после обеда. Ваши вредители могут быть совершенно иными.

Внимательно изучите свой дневник: что, на ваш взгляд, отличается чрезмерностью? Начните с вопроса: «Без чего я способна обойтись или, по крайней мере, что готова сократить?» Может, в течение всего трудового дня вас греет только мысль о парочке бокалов «Космо»[24 - Коктейль из равных частей водки, «Куантро», клюквенного сока и лаймового (или лимонного) сока.] после работы? А разве одного бокала вам не достаточно? А не отказываться ли от них вообще каждый третий день? Не просите ли вы официанта принести побольше хлеба еще до того, как увидите свой заказ на столе? А разве нельзя во время обеда довольствоваться одним куском хлеба – при условии, что есть его вы будете медленно и со смаком? Или вы всегда перед основным блюдом что-то перехватываете? Со своей тарелки подъедаете весь жареный картофель, до единого ломтика?

Поняли, куда я клоню? Здесь нет ничего радикального. Мелочи дорого стоят. А теперь спросите себя еще кое о чем: «Что мне нравится больше всего: бокал вина за обедом, вазочка мороженого в воскресенье?» Вспомните все, что вы регулярно едите. Что из этого доставляет вам подлинное удовольствие, а что лишь бессмысленные излишества? Француженки знают наверняка: наслаждение от еды получаешь только в первые моменты – мы редко обращаемся за добавкой. Любимые блюда нам нравятся вовсе не из-за монотонности их потребления.

До сих пор не решили, от чего отказаться? Ладно, поступите, как инспектор Рено: задержите обычных подозреваемых. Вот несколько продуктов, которыми злоупотребляют многие женщины: картофельные чипсы, булки, макароны, пицца, жареное, соки, пиво или крепкие напитки, конфеты, мороженое, газировка и бесконечный шоколад. Предположим, что-то из этого списка входит в наш ежедневный рацион (например, чипсы вдобавок к бутербродам), – тогда у вас есть шанс исправить ситуацию! Не упускайте его, если, конечно, отказ от перечисленных «вредителей» в течение трех месяцев не доведет вас до озверения. Если же какой-то из них необходим вам для хорошего настроения, постепенно сокращайте его потребление. Сок, разбавленный газированной минералкой, лучше утоляет жажду, чем просто сок. Мало-помалу уменьшайте долю сока. О хлебе разговор особый: он – всему голова, и обращаться с ним надо уважительно. (Хлеб, как и шоколад, – продукт уникальный, он может стать как вашим лучшим другом, так и злейшим врагом. И о том и о другом я подробно расскажу позже.) Всякий раз старайтесь довольствоваться одним куском вместо трех, а когда вы и в самом деле сыты, отодвиньте хлебницу подальше. Не ешьте на автопилоте! Со временем вы научитесь есть хлеб по мере надобности.

Испытывать блаженство возможно и без того, чтобы есть в большом количестве все перечисленное. Даже отказавшись иногда от безвредных в целом продуктов, вы не лишите себя удовольствия. Поймите: в сущности, «вредители» – это пища, обычно потребляемая нами в чрезмерных количествах. И приятных мгновений мы получаем от нее меньше, чем кажется. Зачастую она представляет собой жалкое подобие чего-то лучшего, как, например, сыр из супермаркета по сравнению с настоящим сыром отменного качества. Научившись заменять дрянь на лакомства, действительно доставляющие удовольствие, вы осознаете, что правило «мало – это больше чем достаточно», вовсе не пустой звук. Вот тогда-то вы узнаете нечто очевидное для любой француженки: один кусочек прекрасного черного шоколада способен дать почти экстатическое
Страница 8 из 13

наслаждение, чего вы никогда не достигнете, съев дюжину батончиков «Сникерс». Пожалуйста, исключите из рациона весь «шоколад», в который входят кукурузный крахмал, кукурузный сироп, искусственные ароматизаторы и красители, а также большие дозы сахара.

Великий философ семнадцатого столетия Декарт известен изречением: «Я мыслю – следовательно, я существую». Однако немало знал он и о том, как тело и разум воздействуют друг на друга. Для того чтобы понимать волнения души, надо разграничивать ее деятельность и деятельность тела. Секрет француженки таится, как правило, у нее в голове. Одно дело – распознавать своих «вредителей», и совсем другое – держать их под контролем. Если бы все мы обладали железной волей, данная книга никому бы не понадобилась. В целом же железная воля свойственна француженкам ничуть не больше, чем любому другому человеку. Они, похоже, освоили полезное искусство самообмана, то есть психологический компонент здоровой жизни. (По правде сказать, абсолютный контроль разума над телом вовсе не желателен, поскольку спонтанные удовольствия от вкусовых ощущений тогда вряд ли будут доступны.) Итак, каким образом пережить трехмесячный отказ от «вредителей» обычным смертным женщинам, усваивающим новые привычки и стремящимся к сбалансированному питанию? Перед вами – основные принципы, привитые мне Доктором Чудо и методом проб и ошибок проверенные в течение многих лет. Для начала, чтобы помочь вам перестроиться, предлагаю их в сжатой форме, но ради пожизненной подписки на секреты француженок вам придется подробно изучить эти методы в дальнейших главах. Чтобы обходиться в питании без эксцессов, необходимо более обстоятельно исследовать тему или взглянуть на нее заново. Сейчас же обратите внимание на следующее.

Медленно, но верно

Резкой потерей веса долго наслаждаться не приходится. А диеты предлагают именно это: быстрый курс мучений (в течение не месяцев, а недель) ради кратковременных результатов. Уверовав в то, что усилием воли и самоограничением можно резко сбросить вес, вы почти наверняка не только наберете его заново, но и еще больше прибавите (отсюда и так называемый эффект бумеранга). Если в нашем случае смена рациона приведет к впечатляющим последствиям уже через месяц, вы окажетесь в числе счастливчиков. Однако полноценная перестройка, то есть перенастройка вашего организма, требует не меньше трех месяцев. Задача состоит в том, чтобы превратить эти три месяца в удовольствие, а не в тюремный срок в Бастилии.

Разнообразие

Как отмечал Доктор Чудо, высокоскоростные диеты угрожают организму различными сбоями (диетологическими заболеваниями), а они гораздо опаснее лишнего веса. Спасение нужно искать не в спецдобавках, а в оптимальном разнообразии высококачественных продуктов. Благодаря широкому выбору вы компенсируете провизию, исключенную из вашего рациона, и даже почти не заметите ее отсутствия.

Француженки только диву даются, в каких объемах иные люди готовы есть одно и то же. Гастрономическая скука способствует нездоровому питанию. Без импровизаций и экспериментов вы точно станете заложницей пищевой рутины, а она столь же отвратительна, как и рутина в личной жизни, когда не хватает той самой искры, и так же чревата неприятностями! Француженки понимают, как важно в размеренное существование иногда привносить волнение. Никак не приспособитесь к ценам? Нет времени, чтобы готовить? Успокойтесь: вовсе не обязательно быть богачкой или шеф-поваром трехзвездочного ресторана, чтобы наслаждаться безграничным миром натуральных вкусов и запахов. Всего лишь несколько уловок, и вы с удивительной легкостью приготовите множество блюд, причем так же быстро, как рубленое мясо в понедельник вечером. (Ниже даны некоторые примеры, а их полный арсенал содержится в главе «Времена года и приправы».)

Не упустите возможности отведать вкус прежде неизвестных продуктов. Вы прослышали о новом сорте сыра? Зелень незнакомого вида? А как вы отнесетесь к рыбе скату, или луку-шалоту, или корням сельдерея? А как вам одно из моих любимых лакомств – устрицы, причем на любой выбор? Новизна, как ничто другое, избавляет от плена привычек. Выбирайте не количество, а качество: всякому продукту свое время. В сезон товары высшего качества обычно дешевле, чем их худшие аналоги вне сезона!

Наконец, еще одна хитрость на пути к разнообразию: поскольку удовольствие от пищи получаешь в основном в первые моменты, ешьте что-то одно, в данный момент лежащее у вас на тарелке, по крайней мере в начале трапезы, когда вы способны сосредоточиться и насладиться каждым оттенком вкуса. Полный рот мешанины (то есть смешение разных блюд) уничтожит смысл многообразия.

Как правильно готовить

Француженкам нравится ходить по магазинам и готовить. Любят они и поговорить о том, что купили и приготовили. Это абсолютно естественное пристрастие утрачено в других культурах. Большинство француженок перенимают его у матерей, некоторые – у отцов. Впрочем, раз у вас нет родителей-французов, ничто не мешает вам учиться самостоятельно. Несмотря на мою студенческую занятость, два-три раза в неделю Доктор Чудо направлял меня на лучший рынок Парижа на улице Клэр, расположенной неподалеку от моего дома. Его советы сложностью не отличались: покупать столько провизии, сколько требуется на следующий день или два. (Забудьте о поездках в супермаркет дважды в месяц и огромных тележках с продуктами.) Мне предписывалось готовить без затей, но делать это обязательно дома, чтобы я своими глазами видела и понимала, чем именно наполняю свой организм. На этапе перестройки весьма полезно готовить себе завтрак и брать его с собой. Избегайте неизвестно как сделанных блюд, особенно продуктов быстрого приготовления. (Это гораздо проще, чем управляться с весами!) Не менее важно превратить ужин в событие для гурмана. Вопрос «Что на ужин?» должен вызывать волнение и предполагать самые разные ответы. Вечернюю трапезу непременно нужно как следует продумать и приготовить своими руками. Поймите: для достижения желанного результата стоит вначале поднапрячь голову и приложить дополнительные усилия. Вы в два счета станете делать все автоматически. Рынок и стряпня были для меня относительно новым опытом: дома мне этим заниматься не приходилось, но у нас в семье готовили изумительно. Однако Доктор Чудо пообещал, что мне будет интересно. К счастью, большая часть занятий в университете начиналась довольно поздним утром.

Вода

Все, и француженки, и нефранцуженки, признают значение воды, но мало кто пьет ее в нужном количестве. Хотя, конечно, перспектива выпивать, как рекомендуется, по восемь стаканов в день вряд ли вызывает восторг. Многие женщины делают культ из бутылки с водой, не расставаясь с ней в течение всего дня, а мне любопытно, кто из них все же потребляет нужное количество жидкости. Как бы много воды вы ни пили, ее переизбыток никогда не вреден. Если восемь стаканов в день для вас слишком много, тогда для начала остановитесь на двух: с самого утра выпивайте один большой стакан воды. Лишь единицы знают, насколько сильно обезвоживается наш организм за время сна. (Вероятно, как раз по этой причине полный стакан сока – по всем
Страница 9 из 13

критериям «вредителя» – после сна кажется таким замечательным.) Утренний стакан воды не только освежит цвет лица, но и взбодрит вас, если вы не выспались. На ночь тоже выпивайте стакан воды. Обезвоживание – одна из причин плохого сна. Если вам не нравится вкус воды, бросьте в стакан дольку лимона.

Как правильно есть

Данной теме далее посвящен целый раздел. А сейчас – главные принципы выживания. Есть нужно, только сидя за столом. Никогда не ешьте из упаковки. Используйте тарелки и по возможности приличные салфетки, чтобы подчеркнуть серьезность процесса. Ешьте медленно, тщательно пережевывая пищу. (Этому вас учат мамы, но такие советы связывают больше с хорошими манерами, чем с гастрономическим удовольствием.) Не смотрите телевизор, не читайте газету. Думайте только о том, что вы едите, наслаждаясь ароматом и вкусом каждого кусочка, про себя давая определение вкусовым оттенкам и текстуре пищи, оказавшейся у вас во рту. (Никому не позволяйте насмешничать над вашими французскими манерами – последней наверняка будете смеяться вы!)

Правильный размер порции

Эту науку быстро не освоишь. Размер порции для американцев стал проигранным сражением, этаким гастрономическим Ватерлоо. Сокращайте объем еды постепенно, особенно если питаете слабость к хорошим продуктам. Лосось – прекрасная пища для здоровья, но если вам нужно полфунта, чтобы насытиться, потребности ваши чрезмерны. Держите под рукой весы и убавляйте порцию каждый раз на унцию, пока вас не удовлетворят четыре – шесть унций. Вот здесь-то и проявляется вся абсурдность белковых диет: можно тупо пичкать себя беконом и при этом не брать в рот ни крошки хлеба. (Совершенно deguelasse![25 - Омерзительно! (фр.)]) Как правило, полфунта любого блюда за один присест – более чем достаточно. На вашем чувстве сытости разница никак не скажется, а вот новые физические ощущения вас приятно поразят.

Не держите дома вредные продукты

Некоторые продукты мы едим машинально, какого бы качества они ни были. Неужели горсть орехов не утоляет ваш аппетит? Не храните их дома! Мало кто из нас отправится в магазин только ради пакета соленых орехов или картофельных чипсов. Если они водятся у вас дома и вы все равно то и дело закупаете их, воспользуйтесь предыдущим правилом и постепенно сокращайте потребление. Для начала остановитесь на пригоршне из шести орехов. Потом не ешьте более трех в день.

Заменители и сдерживание аппетита

Зная мою особую слабость к сластям, Доктор Чудо предложил рецепт, который позволяет удовлетворить потребность в калориях. Как и все остальные превосходные предписания доктора, этот рецепт помогает до сих пор.

Яблочный пирог без теста

Рассчитано на 4 порции.

Рецепт яблочного пирога без корочки отличается небольшим содержанием сахара и низкой калорийностью, но большей пищевой ценностью, чем изделия, продающиеся в кондитерских, гастрономах и супермаркетах. Домашняя еда и покупная различаются как небо и земля. Читайте наклейки и остерегайтесь продуктов, названия ингредиентов которых напоминают химическое оружие.

Ингредиенты: 4 яблока среднего размера сорта «гольден», 2 столовые ложки лимонного сока, 4 листа капусты, 1 столовая ложка сахара, 1/4 чайной ложки корицы, кусочки сливочного масла.

1. Очистить яблоки от кожи и сердцевины, разрезать на четыре части; каждую из них разделить еще на три, а затем смочить их лимонным соком. Положить яблоки на капустные листья, придав ломтикам форму пирожков.

2. Нагреть духовку до 135 градусов. Смешать сахар с корицей и этой смесью посыпать яблочные дольки (так, чтобы осталось место для масла). Добавить кусочки сливочного масла, а затем посыпать все оставшейся смесью сахара и корицы. Выпекать пирожки в разогретой духовке в течение 15 минут. Подавать теплыми или комнатной температуры.

Капустные листья есть можно, но не обязательно; на вкус пирога они не влияют и предназначены лишь для оформления. Ну и, разумеется, через три месяца вы вправе вернуться к настоящим сдобным пирогам с корочкой.

Как бороться с маленьким демоном

Одно из достоинств храбрости – осторожность. Как ребенка наставляют держаться подальше от огня, так и Доктор Чудо посоветовал мне избегать искушений – в моем случае сладостей. Было бы неплохо, сказал он, чтобы для начала, направляясь в университет, я не брала с собой деньги или же довольствовалась лишь мелочью на метро и на чашку кофе. Безопасное расстояние от кондитерских означало для меня каждый раз новый маршрут. Если вы добираетесь до работы пешком, не ходите постоянно одной и той же дорогой – разнообразие для глаза не менее важно, чем для желудка. Доктор Чудо прекрасно изучил Париж и намеревался проверять мое знание памятников, публичных площадей и зданий, где жили знаменитости (скажем, Гертруда Стайн на улице Флёрюс или Эдит Уортон на Юниверсите). По пути в Сорбонну я не пропускала ворот ни одного живописного особняка. Из нашей семьи никто не бывал в Париже подолгу, поэтому все удивлялись, что я влюбилась в этот великий город.

Если ваши гастрономические искушения прячутся не на улицах и окрестности не столь уж притягательны, попытайтесь поощрять другие ощущения. В кондитерские меня манил божественный запах выпечки. Покупка благоухающих цветов не просто доставляла радость, но и становилась средством защиты. Я вдыхала аромат букета, проходя мимо булочной. Запах – это половина вкуса, и потому вас вряд ли сильно потянет на сладости, если не обонять их. Пакетики с лавандой тоже выручают чудным образом.

Больше двигайтесь

Допустим, там, где вы живете, все ездят на машинах. Или же у вас нет возможности каждый день ходить пешком. Однако факт остается фактом: на ваш вес влияют две составляющие – что именно вы едите и сколько калорий сжигаете. Доктор Чудо знал, что я не люблю заниматься спортом (как не любит большинство француженок), но тем не менее мне было необходимо me remuer (двигать задом). Двадцатиминутная прогулка до университета дважды в день оказалась для меня превосходным лекарством. Если вы живете далеко от места работы или учебы, пройдите часть пути пешком. Или же прогуливайтесь по полчаса во время второго завтрака либо после обеда. При ходьбе не только сжигаются калории, но и прекрасно думается, голова проясняется, реже возникает потребность поесть, чтобы улучшить настроение. Задача состоит в том, чтобы с каждым днем постепенно увеличивать физические нагрузки. Не пользуйтесь эскалатором, а поднимайтесь пешком по лестнице. За неделю лишние калории составляют внушительную цифру, а избежать их можно ценой минимальных усилий.

Избегайте чувства голода

Один из самых ценных советов Доктора Чудо особенно актуален в первые недели перемен, когда организм привыкает к новому режиму. Чувство голода мешает сосредоточиться и столь же неприятно, как раздувшаяся или расплывшаяся фигура. Не нужно пропускать завтраки, обеды и ужины – как и в случаях, когда вы забываете заправить машину, вы «заглохнете» на дороге. Мы не ставим цели нарушить законы физики. Питаться следует разумно, в соответствии с режимом, тогда механизм вашего организма не заскрежещет от голода. Это правило надлежит строго соблюдать, пока сознание привыкает к новой жизни.

Одно из
Страница 10 из 13

спасительных средств против чувства голода, с которым познакомил меня Доктор Чудо, – йогурт, но только не его приторная разновидность из супермаркета, а настоящий, без комочков, отличающийся превосходной текстурой и вкусом и насыщенный микроорганизмами, необходимыми для здоровья. В Америке такой йогурт не сразу и купишь, даже если вы живете рядом с молочным магазином. Однако в ваших силах готовить его раз в неделю по очень простому рецепту. Чтобы обмануть аппетит, Доктор Чудо прописал мне две небольшие порции в день – как завтрак, десерт или легкая закуска. Мед и зародыши пшеницы делают этот йогурт похожим на лакомство, но, постепенно распробовав, я полюбила саму по себе его мягкую основу с кислинкой. Йогурт прекрасно успокаивал аппетит: я ела его, чувствуя, что вот-вот проголодаюсь. (Рецепт приведен на стр. 172.)

Легкая закуска

Нам нужно брать с собой еду, чтобы перекусить во время рабочего дня. Доктор Чудо называл это en-cas (буквально: на случай… приступа голода). Здесь все просто: при себе всегда необходимо иметь провизию, которую ваш организм воспримет как мини-обед. Это не только удобно, но и прекрасно помогает усмирить аппетит, держит в узде маленьких демонов. Зная, что у меня с собой еда, я меньше нервничаю, меньше хочу есть. Слегка перекусив, в обед я уже не особо наедаюсь. Такая вот компенсация. До сих пор я ношу с собой пакетик соевых орехов и достаю его всякий раз, когда задерживается вылет. Закуска должна быть полезной для организма и сытной.

Поблажки в выходные

Доктор Чудо прекрасно понимал, что мы лишь слабые создания в мире, полном искушений. Строгость – мать неудачи. Ваше сознание восстанет против любой программы, воспринятой как наказание. Отказываясь от дорогого вашему сердцу бокала вина за обедом или от круассана за завтраком, вам не удастся подолгу обманывать себя – организм рано или поздно отомстит. Вот почему даже на этапе перестройки ему нужно дать отдохнуть. Обратите внимание: речь не идет о пиршестве, где можно съесть все, от чего вы воздерживались целую неделю. Скорее, в выходные можно расслабиться и в благоразумной мере насладиться своей любимой пищей. Авторитетные диетологи призывают не делать поблажек в отношении еды, но я считаю, что в поблажках нет ничего страшного, если еда того стоит, то есть перед вами не дрянь, а продукт достойного качества, который вы смакуете без суеты.

По мнению Доктора Чудо, лучше расслабиться в субботу, а в воскресенье снова настраиваться на программу, чтобы новая неделя началась хорошо. В моем случае его совет сработал. В студенческие годы я часто принимала приглашения на субботний ужин от своих довольно богатых парижских друзей. У них в доме был штатный повар (невероятная роскошь в любой стране), чья компетентность в кулинарных вопросах мешала мне избегать своих слабостей. (Вы наверняка поймете, почему я дорожила этими друзьями!) Доктор Чудо тогда заявил мне: «Mais, Mireille, fais preuve d’intelligence!» (Мирей, только будь разумна!) Если у тебя нет сил устоять перед десертом и бокалом шампанского в качестве аперитива – на здоровье, но после этого не ешь хлеба.

Ключ к секрету француженок – в правильном для организма выборе.

На стадии перестройки меня больше всего пугало, как я поеду через несколько недель домой на Пасху, где мне предстоит выдержать обильное праздничное пиршество в кругу семьи, а родственники, конечно, не так деликатны, как мои богатые парижские друзья. Я уже была на верном пути – сбросила девять фунтов – и не хотела повышенного внимания к собственной персоне или к своей новой манере питания. Доктор Чудо тактично убедил меня, что никто не заметит, как я съем паштет из гусиной печенки, откажусь от мучного, попробую немного жареной картошки и порадуюсь десерту. «На следующий день ты все наверстаешь», – очень уверенно сказал он.

Доктор Чудо учил меня управлять своими удовольствиями и желаниями.

И все же я мучилась вопросом: куда это в конечном счете меня заведет? Увы, я снова опасалась тех самых демонов-вредителей. Я знала, что умею держать их на коротком поводке, но не слишком долго. Когда мне удастся вновь впустить их в свою будничную жизнь, не рискуя стать их заложницей? Мучений я действительно никаких не испытывала, но ведь славный доктор обещал больше приятных ощущений. А я принадлежала к неугомонному поколению мая 1968 года, бунтарский лозунг которого звучал как Il est interdit d’interdire («Запрещается запрещать»).

Выход, как я позднее поняла, заключался в словах petit и peu, означающих «немного». Можно есть de tout un peu еt de peu pas beaucoup, то есть всего понемножку. Достигнутыми результатами я гордилась, но чувствовала себя несколько обделенной радостью, и тогда Доктор Чудо внес небольшую поправку: два раза в неделю за ланчем (обычно я ходила в кафе вместе с друзьями, которые, как и я, не выносили университетский буфет) мне разрешалось съесть маленький кусочек шоколада или конфету и запить эспрессо. Дни поблажек – не больше двух в неделю – я выбирала по своему усмотрению. Учитесь выбирать время для своих слабостей. Как раз такой момент мне был необходим после трудной утренней контрольной или после выступления перед целым классом! Умеренная снисходительность стала для меня мощной психологической поддержкой. К тому же я впервые убедилась в надежности неторопливого диетологического курса. Небольшие перемены приводят к значительным изменениям в долгосрочной перспективе.

Синдром застежки-молнии

К Пасхе обновление моего организма закончилось. Для меня стали привычными ранее незнакомые вещи.

Даже сейчас я не считаю то время скучным периодом самоограничений. Чего же я добилась? На что рассчитывать вам? Я сбросила двенадцать фунтов, то есть половину своего лишнего веса. Однако внимание: я не вставала каждый день на весы, чтобы удостовериться в своих успехах. Весы вообще не такой уж обязательный прибор во французских ванных комнатах, в отличие от американских. Относительно успехов они иногда выдают удручающие показатели. В определенные дни месяца женщина набирает вес, когда в ее организме накапливается жидкость. Наш вес зависит и от других факторов (например, времени суток), не связанных со здоровым питанием. Я, конечно, иногда проверяла, сколько сбросила, но меня все больше и больше заботило, соответствует ли одежда моей фигуре и какие физические ощущения она вызывает. Именно здесь я видела перемены. Когда же весы указали на потерю двенадцати фунтов, я всего-навсего удостоверилась в том, что уже и так, казалось, знала. По-прежнему считаю: если влезаешь в узкие брюки – значит, рассталась с лишними килограммами. Этот способ не требует особых сложностей, отличается достоверностью и делает вас привлекательной. Используйте то, что француженки называют le syndrome de la fermeture еclair (синдром застежки-молнии), или сантиметровую ленту.

Ваш сбалансированный вес, как уже отмечалось, очень индивидуален и зависит от множества причин, таких как возраст и телосложение, а у некоторых даже от времени года. Столь же индивидуальны и улучшения, носящие относительный, а не абсолютный характер. Француженки не считают калории, они практически не считают и фунты. После трех месяцев перемен у вас появится ощущение, что пройти предстоит еще очень много. Если вы чувствуете,
Страница 11 из 13

что уже на полпути к цели, считайте перестройку вашего организма успешной. Если же такого чувства нет, вы должны понять, что отстаете, – тогда придерживайтесь указанных правил еще несколько недель. Осторожнее относитесь к нереальным целям – у всех не может быть идеально стройной фигуры. Подумайте еще о каких-то компромиссах: откажитесь от других «вредителей» (наверняка теперь это будет проще, раз получилось раньше), посвятите еще десять минут в день пешим прогулкам. Время от времени позволяйте себе чуть-чуть расслабиться – только так вы будете неуклонно двигаться к сбалансированному питанию.

Полностью освоить подобный образ жизни вам удастся, только придерживаясь принципа «качество вместо количества». Мы научимся ценить качество в следующих главах, посвященных стабилизации, то есть замечательному периоду, когда вы будете радоваться разным лакомствам и по-прежнему терять вес. Однако сначала расскажу вам об опыте знакомых мне американок, изменивших свою систему питания.

Глава IV

Истории о «трех К»

Давайте вспомним основные принципы нового подхода к питанию.

? Изучить свой трехнедельный рацион, выявить и по возможности свести к минимуму «вредителей», стараясь при этом, чтобы ваш организм не испытал потрясений. Полностью отказаться от всего того, чего вы способны лишиться безболезненно. Peu д peu (мало-помалу) сократить потребление остальной нездоровой пищи.

? Соблюдать режим питания.

? Обратить внимание на порции безвредной еды и тоже постепенно урезать их.

? Изучать рынок, а не супермаркет. Делать покупки несколько раз в неделю (подчиняясь режиму питания, а не пустому желудку).

? Разнообразить питание в зависимости от сезона. Есть больше свежих фруктов и овощей.

? Познакомиться и поэкспериментировать с парочкой новых вкусовых ощущений.

? Готовить своими руками. Избегать продуктов быстрого приготовления, особенно с искусственными ингредиентами.

? Завтракать как следует.

? Есть не спеша, сидя за столом. Разжевывать пищу медленно, даже если поначалу это кажется несколько театральным.

? Дважды в день есть йогурт домашнего приготовления (или йогурт из натуральных ингредиентов) – в качестве десерта, завтрака или закуски.

? Выпивать по меньшей мере еще два стакана воды в день, в перспективе увеличивая потребление жидкости.

? Начать делать маленькое, но регулярное физическое упражнение, ежедневно совершать пешие прогулки или обходиться без лифта. (Если вы посещаете спортивный зал, то, возможно, в синтетическом купальнике двигаетесь достаточно, поэтому придумайте, что можно делать в уличной одежде.)

? Не держать дома вредную пищу.

? Составить список продуктов, усмиряющих аппетит и заменяющих «вредителей», и запастись ими.

? Носить в кармане мелочь, чтобы перекусить в течение дня.

? Определиться с едой, которая станет для вас приятной поблажкой в выходные.

Повторяю, здесь нет ничего радикального. Кое-кому, вероятно, мои предложения пока что кажутся абстракцией (тяга к абстракциям – действительно слабость французов), поэтому познакомьтесь с тем, как новый подход к питанию воплощается на практике. Представляю вам своих приятельниц – трех женщин с именами на букву «К».

Камилла

Камилле тридцать пять, и всю жизнь она борется с лишним весом. Тучной Камилла никогда не была, но при ее росте (пять футов два дюйма) избыточные двадцать пять фунтов никуда не спрячешь. Она выглядит толстушкой и считает себя такой. Камилла перепробовала все диеты, чтобы исправить положение. В конце концов она пришла к выводу, что проблема в генетике: вся семья страдала от избыточного веса. Ее мама всегда отличалась особо внушительными габаритами. Про себя Камилла решила, что ее попытки сбросить вес обречены на неудачу.

Камилла присоединилась к «Клико», когда мы приобрели еще одну фирму. Она обладала прекрасными деловыми качествами и делилась с нами своим опытом. Однако корпоративный мир подчас бывает жесток и несправедлив, это наиболее характерно для бизнеса, связанного с предметами роскоши, – здесь имидж имеет решающее значение. В таких компаниях на внешность женщин, в отличие от мужчин, обращают повышенное внимание. В обязанности Камиллы входили регулярные разъезды по стране и обеды с клиентами. Она проработала с нами год, когда стало ясно, что ее первая нью-йоркская зима оказалась непростым испытанием. Свободная зимняя одежда скрывала недостатки фигуры, но с приближением весны я догадалась, что череда предстоящих командировок и связанных с ними гастрономических мероприятий вызывают у Камиллы панику. Между нами установились прекрасные взаимоотношения, и однажды в ответ на мой вопрос, что происходит, она излила мне душу. Я рассказала Камилле о катастрофе, пережитой мной в юности, и о том, какими простыми средствами мне удалось с ней справиться. Камилла согласилась в течение трех недель записывать, как питается.

Я не сторонница поспешных выводов, но, взглянув на записи первой недели, определила главных «вредителей». Первым из них было пиво. Казалось, Камиллу каждый вечер «охватывала жажда», причем не важно, дома она или нет. Она привыкла выпивать бутылку пива в одиннадцать вечера. Это привело меня в недоумение, тем более что Камилла пила вино, обедая или ужиная в ресторанах. Может, у нее проблемы с алкоголем? Нет, Камилла не злоупотребляла спиртным. Я поинтересовалась, давно ли у нее появилась привычка пить пиво на ночь глядя. Оказалось, со времен колледжа: студенткой Камилла питалась солеными закусками из автомата, запивая их перед сном пивом. Подумав, Камилла призналась, что ей это никогда не нравилось, но она привыкла и ей «хотелось пить». Ясно, что Камилла легкомысленно перенесла старую студенческую привычку в свою взрослую жизнь и хранила ей верность целых пятнадцать лет! Я всегда сначала обращаюсь к простым средствам и потому предложила ей: «Если тебе хочется пить, почему перед сном ты не довольствуешься водой?»

Этот элементарный шаг за несколько месяцев избавил бы Камиллу от пяти – десяти килограммов, если бы она занялась укрощением «вредителя». Однако все было не так просто. Нет, Камиллу не притягивало опьянение или вкус пива, но ей хотелось чего-то поинтереснее, чем вода. Неожиданным решением для нее стал травяной чай в разных вариациях. Камилле полюбились вербена и свежая мята – благодаря своему успокаивающему воздействию они заменили пиво перед сном. Она с энтузиазмом пробовала новые сорта и стала чуть ли не специалистом по чаю. Понадобилось довольно много времени, чтобы Камилла начала пить днем больше простой воды – именно так она преодолела вечернюю жажду. Я посоветовала ей выпивать бумажный стаканчик всякий раз, когда она оказывается рядом с холодильником. С появлением первых результатов Камилла стала подходить к холодильнику все чаще.

Другая проблема была связана с работой. Камилла не только ела то, что предлагали в самолете (авиапитание – само по себе несколько странное явление), но дополняла этой пищей обычный обед в ресторане. Что бы ни положили перед ней стюардессы – просроченные орехи, мясные блюда таинственного происхождения, приторные десерты, – Камилла съедала все (вам это ничего не напоминает?), даже если сразу после посадки у нее
Страница 12 из 13

предполагался деловой обед. От этой вредной привычки удалось избавиться без особого труда. Камилла знала об отвратительном качестве авиапитания. Ела ли она в самолете от скуки? Чтобы скоротать время?

Так или иначе, я порекомендовала ей обходиться небольшим бутербродом перед посадкой и брать с собой бутылку холодного травяного чая, заваренного накануне. Медленно попивая его в течение полета и слушая свои компакт-диски (а не однообразную музыку из бортовых динамиков), Камилла с удовольствием провела время в полете. Ей даже впервые в жизни удалось вздремнуть в кресле самолета. (Для меня это тоже не проблема: главное – пить больше, когда находишься в салоне с сухим воздухом, подходящим разве что для завивки.)

Третий недруг Камиллы оказался не так прост. Пару раз в неделю, особенно в выходные, она съедала на обед огромную тарелку макарон. По словам Камиллы, пасту приготовить легче легкого, да к тому же приятно стряпать самой. Здесь сказалась ее неискушенность. Конечно же от тоски воскресных вечеров можно спасаться и по-другому. Данная проблема требовала радикального решения: в течение какого-то периода вообще никаких макарон дома. Однако такой подход требовал найти им замену, которую было бы столь же легко и приятно готовить. Все происходило весной, и уличные рынки Нью-Йорка представляли собой настоящий дар небес. Я научила Камиллу, как вкусно и без труда готовить свеклу, фенхель, брокколи и морковь, добавляя туда мелконарезанную зелень или лимонный сок. Ее поразил вкус свежих весенних овощей. Любой, кто когда-либо ел помидоры с грядки, подтвердит, что со щепоткой соли и оливковым маслом, петрушкой или базиликом они вполне сойдут за полноценное блюдо. Руководствуясь своим вкусом и предпочтениями, Камилла вскоре с удивительной легкостью начала все больше и больше включать в свой рацион фрукты и овощи. Попробовав приготовить рыбу по рецепту (стр. 128), на что, будучи новичком на кухне, она никогда прежде не решалась, Камилла насладилась дома блюдом, по ресторанным меркам казавшимся роскошеством. Также она привыкла ежедневно ходить двадцать минут пешком (из офиса после работы, поскольку утренние сборы давались ей с трудом). Обычно Камилла делала одну пересадку, но теперь ехала на метро до места пересадки, а оттуда шла пешком домой. Через три месяца Камилла сбросила десять фунтов. При ее небольшом росте это было очень заметно. А поскольку перемены пришлись ей по душе, Камилла ничуть не опасалась вновь набрать вес. Более того, ей захотелось и дальше испытывать на себе новые способы безболезненной борьбы с лишними килограммами. От моего внимания не укрылись ни ее новый гардероб, ни счастливое лицо, ни чувство уверенности в себе, дотоле незаметное. Да и другие это тоже отметили.

Кэролайн

Кэролайн была значительно старше меня. Я познакомилась с ней на семинаре для женщин-руководительниц, работающих в сфере бизнеса. Большую часть жизни Кэролайн обходилась без завтрака, заменяя его одной-двумя сигаретами и чашкой очень сладкого кофе. Все это походило на студенческую привычку, хотя университетские дни Кэролайн остались далеко позади. После многократных неудачных попыток она бросила курить и начала голодать по утрам. За последний год Кэролайн набрала десять фунтов и почти смирилась с ними, хотя и не без досады, как с неизбежной платой за отказ от курения. Ее завтрак без никотина не поправил положения: стакан апельсинового сока из пакета (сахар в чистом виде), две чашки кофе – каждая с двумя ложками сахару или больше – и пара сладких сухариков (снова сахар). Не только слишком сладко, но и однообразно. Дневник Кэролайн, помимо всего прочего, указал на склонность к блюдам с жирными соусами, что удивляло при относительно теплой погоде.

Остальная часть рациона оказалась не такой скверной, хотя весьма тривиальные проблемы Кэролайн коренились в недостатке овощей, фруктов и воды. Главным ее врагом был сахар во всевозможных вариациях, как в натуральном виде, так и незаметный глазу. Кэролайн никогда не отказывалась от десерта – эту слабость я хорошо понимала. Более необычной казалась ее любовь к сыру. Поездив с мужем по миру, Кэролайн пристрастилась к высококачественному сыру – некоторые его разновидности средняя американка сочла бы излишне острыми. (Вредные продукты не бывают слишком оригинальными.) Однако Кэролайн не научилась есть его в оптимальных пропорциях. Вот здесь и пригодятся маленькие весы: три унции гораздо лучше восьми.

Изменить содержание завтрака не составляло труда. Кое-кто из нас не начинает день без чашки кофе и никогда не пьет его без сахара. Впрочем, зачастую такая привычка объясняется тем, что мы пьем плохой кофе, то есть растворимый, высушенный при низких температурах или подогретый. Немногие захотят добавить сахар к свежемолотому кофе, хотя к его вкусу, вероятно, придется привыкнуть. Имея дешевенькую кофемолку, вы за полминуты сварите роскошный ароматный напиток, и Кэролайн за две недели потихоньку сократила количество сахара до половины чайной ложки. Постепенно (за три недели сокращая на треть) она перестала пить апельсиновый сок, заменив его фруктами в середине дня. Сухарики уступили место ломтику хлеба из отрубей с кусочком масла. (Люди, не допускающие и мысли о сливочном масле на завтрак, не представляют, какое наслаждение доставляет его малюсенький кусочек.) Ну и чтобы завтрак был более-менее сытным и Кэролайн продержалась до обеда, мы включили в него йогурт – для начала по моему совету чуть сбрызнутый медом акации, а потом и вообще без сахара. Разумеется, Кэролайн стала относиться к завтраку не как к сахарной встряске, а как к ритуалу самоублажения, благодаря чему встречала день в радостном настроении.

Десерт в ресторане был настоящим испытанием. Как и многие ньюйоркцы, у которых дети разлетелись кто куда, Кэролайн с мужем ради удобства частенько ели в кафе и ресторанах, а там в числе специальных предложений непременно значилось сладкое искушение. К счастью, дело происходило летом, и свежие ягоды, дыни и фиги не были редкостью. Особенно часто они встречались в хорошем йогурте – именно так их подавали в греческом ресторане рядом с домом Кэролайн. Однако когда их с мужем манили печеные или вязкие сладости, им незачем было бороться с соблазном. Заказывается один десерт, и медленно смакуются один-два кусочка, зацепленные вилкой. Остальное Кэролайн передавала супругу или друзьям со словами: «Попробуйте пирожное».

Пристрастие к тяжелым соусам объяснению не поддавалось. В конце концов один старинный друг раскрыл мне его причину, когда, обедая в парижском ресторане, я заметила за ним ту же склонность. Курение серьезно повреждает слизистые оболочки носа, ответственные за обоняние, и они с трудом восстанавливаются даже после того, как мы бросили курить. Поскольку запахи лучше сохраняются в жирной пище, вкусовым сосочкам языка она кажется приятнее, когда обонятельный компонент вкуса отчасти атрофирован. Итак, чтобы полностью не лишать Кэролайн вкусовых ощущений, пришлось на время сократить объем жирной пищи, с чем моя приятельница согласилась, поняв суть проблемы. Обонянием объяснялось и ее пристрастие к острому сыру. Когда вы обедаете у кого-то во Франции, сыр –
Страница 13 из 13

единственное блюдо, от которого можно вежливо отказаться. Впрочем, для Кэролайн такая вежливость была непосильной, поэтому она стала отказываться от сыра постепенно. Кроме того, Кэролайн теперь готовила, используя более острые приправы – куркуму, карри, жгучий перец, – на что сразу отреагировали ее нёбо и нос, идущие на поправку. Со временем в рацион предстояло вернуться менее острым блюдам.

Кэролайн взяла за правило, когда она налегке, подниматься пешком в свою квартиру на шестом этаже, спускаться тоже пешком и трижды в неделю совершать двадцатиминутные прогулки. Она легко научилась двигаться как француженка. За десять недель Кэролайн сбросила одиннадцать фунтов, обойдясь без запретов и балуя себя больше, чем когда-либо. Вы ведь не считаете запретами и ограничениями перемены в ее образе жизни?

Конни

У Конни все происходило сложнее. В свои двадцать с небольшим она плохо представляла, как надо питаться. Конни выросла в провинциальном городке Среднего Запада, где закупали еду дважды в месяц: ее мама загружала холодильник, кладовку и морозилку на две недели вперед. Пищевые продукты значились в списке покупок наряду с туалетной бумагой и мылом. Конни покупала ту же замороженную провизию, которой отдавала предпочтение ее матушка.

Обед домашнего приготовления был воскресным ритуалом – только по воскресеньям вся семья собиралась за столом. А на неделе каждый питался в соответствии со своим рабочим графиком (родители Конни были адвокатами). Изо дня в день мама Конни обходилась немногими известными ей рецептами. Для Конни они олицетворяли домашний уют, поэтому именно по этим рецептам она готовила угощения, когда собирала у себя друзей. В общем, Конни пылала неоправданной любовью к популярным у американцев продуктам: гамбургерам, пицце, чеддеру и лазанье. Печенье из супермаркета и мороженое тоже входили в обязательный рацион, а вот свежие овощи или фрукты нет. Из напитков – газировка. Приятного мало. Холодильник набит гигантскими бутылками с газировкой – как простой, так и диетической. И если Конни не пичкала свой организм сахаром, то поглощала гремучую смесь химикатов.

Мы познакомились, когда Конни начала работать в Нью-Йорке и впервые пыталась сбросить вес – пятнадцать фунтов. Забавно, но в студенческой одежде, которая за последние пять лет стала более откровенной, Конни не чувствовала себя полной. Однако в деловых костюмах она постоянно нервничала (не помню точно, какими словами она описывала свои ощущения). Мы встретились, когда Конни работала над проектом для одной фирмы: пригласив ее на обед, я заметила, что она смотрит на меня с нескрываемым замешательством, ибо я ела все подряд да к тому же выпила бокал «Вдовы Клико». Когда принесли кофе, Конни деликатно спросила: «Можно задать вам очень личный вопрос?»

Поняв, в чем дело, я облегчила ей задачу. Как многие молоденькие женщины, Конни перепробовала уйму запретительных диет, не дающих продолжительного эффекта. Во время последнего испытания – строгой безуглеводной диеты – она съела невероятное количество яиц, ветчины и сыра, в том числе и в излюбленных вариациях. В конце концов Конни неизменно бросала любую диету, приводящую только к усилению аппетита. Именно его и вызывала разрешенная диетой еда. Конни также тщетно старалась сбросить вес с помощью изнуряющих физических упражнений. Кто-то посоветовал ей проводить по часу на каком-нибудь тренажере, пообещав, что тогда гастрономические пристрастия вообще перестанут отражаться на фигуре. Конни даже купила абонемент в спортзал на три месяца, потратив на него деньги, оставшиеся после арендной выплаты за нью-йоркскую квартиру. Меня всегда восхищала решимость, с которой американки заточают себя в спортзалы, вместо того чтобы сделать несколько относительно безболезненных шагов. Конни избавилась от пары фунтов, но ее тренажерный режим напоминал тюремное заключение, поэтому через несколько недель она покончила с этим и снова растолстела.

Я посоветовала Конни продолжать занятия в спортзале, поскольку она заплатила за них и, вероятно, ненавидела себя из-за того, что их прогуливает. Впрочем, по моему предложению физические нагрузки она несколько сократила: трижды в неделю по полчаса аэробики – не больше, притом без повторений тех же упражнений на следующей неделе. Помимо этого Конни должна была незамедлительно изменить образ питания. Зима подходила к концу, и я решила, что без волшебного лукового супа не обойтись. Да, для человека, привыкшего к пище в стиле Конни, это может оказаться нелегко, зато сразу укрепит в ней боевой дух. К утру следующего понедельника Конни добилась результата, на какой прежде уходило две недели изнурительного труда в спортзале. Исчезли два фунта – правда, в основном воды, но все-таки два фунта. Боевой дух и впрямь окреп, но одновременно произошло нечто еще более замечательное: она открыла для себя новое удовольствие. «Я и не предполагала, что этот лук так вкусен! Я его обожаю!» – призналась она. Даже меня это несколько удивило. Но Конни действительно и потом, когда первое знакомство с французским стилем питания останется далеко позади, время от времени будет с радостью есть на обед луковый суп.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/mirey-gilyano/francuzhenki-ne-tolsteut/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Примечания

1

Почему? (фр.)

2

День настал! (фр.).

3

Сомневаюсь (фр.).

4

Это нормально! (фр.)

5

Разумеется (фр.).

6

Настоящим йогуртом (фр.).

7

Это все (фр.).

8

Почему бы нет? (фр.)

9

Кому как нравится! (фр.)

10

Радость жизни (фр.).

11

Зд. сами по себе (фр.).

12

Да здравствует Америка (фр.).

13

Очень важное (фр.).

14

Ты похожа на мешок с картошкой (фр.).

15

Американкой (фр.).

16

Ассоциация престижных университетов и колледжей.

17

Булочка из заварного теста, обсыпанная сахаром (фр.).

18

Сахарное пирожное (фр.).

19

Заварное пирожное с кремом и миндалем.

20

Тысячелистник (фр.). Двойное заварное пирожное.

21

Бывает один вес, и бывает другой вес (фр.).

22

Наших маленьких демонов (фр.).

23

Может быть (фр.).

24

Коктейль из равных частей водки, «Куантро», клюквенного сока и лаймового (или лимонного) сока.

25

Омерзительно! (фр.)

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.