Режим чтения
Скачать книгу

Герои в поисках приключений читать онлайн - Морган Райс

Герои в поисках приключений

Морган Райс

Кольцо чародея #1

«Мальчик стоял на самом высоком холме низкой страны в Западном Королевстве Кольца, глядя на первые лучи восходящего солнца на севере. Насколько он мог видеть, растянутые зеленые холмы поднимались и опускались подобно горбам верблюда среди долин и вершин. Задержавшись в утреннем тумане, жгуче-оранжевые лучи первого солнца сверкали магическим светом, который соответствовал настроению мальчика. Зная, что это повлечет за собой гнев отца, он редко просыпался так рано или осмеливался уходить далеко от дома – не говоря уже о том, чтобы взбираться так высоко. Но в этот день ему было все равно. Сегодня он пренебрег миллионом правил и домашних обязанностей, которые угнетали его на протяжении четырнадцати лет. В этот день все было по-другому – судьба настигла его…»

Морган Райс

Герои в поисках приключений

Авторское право 2012 Морган Райс

Эта электронная книга лицензирована только для вашего личного пользования. Эта книга не может быть повторно продана или отдана другим лицам. Если вы хотите поделиться этой книгой с другим лицом, вам необходимо приобрести дополнительную копию для каждого получателя. Если вы читаете эту книгу, не купив ее, или она не была куплена только для вашего личного пользования, вы должны вернуть ее или приобрести свой собственный экземпляр. Спасибо за уважение к тяжелой работы этого автора.

Это художественное произведение. Имена, персонажи, предприятия, организации, места, события и происшествия являются плодом воображения автора. Любое совпадение с реальными людьми, живыми или мертвыми, является абсолютно случайным.

Jacket image Copyright RazoomGame, используется по лицензии от Shutterstock.com.

* * *

О Морган Райс

Морган Райс – автор бестселлеров № 1 «Дневники вампира», которые представляют собой серию для подростков, состоящую из 11 книг (и их число постоянно растет); серию бестселлеров № 1 «ТРИЛОГИЯ ВЫЖИВАНИЯ» – постапокалиптический триллер, включающий в себя две книги (и их число постоянно растет); и серии бестселлеров эпического фэнтези № 1 «КОЛЬЦО ЧАРОДЕЯ», состоящей из тринадцати книг (и их число постоянно растет).

Книги Морган доступны в аудио форматах и печатных изданиях. Переводы книг представлены на немецком, французском, итальянском, испанском, португальском, японском, китайском, шведском, датском, турецком, венгерском, чешском и словацком языках (их количество языков растет).

Морган нравится получать от вас письма, поэтому, пожалуйста, не стесняйтесь посетить www.morganricebooks.com (http://www.morganricebooks.com/), чтобы присоединиться к списку рассылки, получить книгу бесплатно, бесплатные призы, скачать бесплатное приложение, получить самые последние эксклюзивные новости, связаться по Facebook и Twitter и оставаться на связи!

Избранные отзывы о Морган Райс

«КОЛЬЦО ЧАРОДЕЯ» содержит все ингредиенты для мгновенного успеха: заговоры, дворцовые интриги, тайны, доблестные рыцари, зарождающиеся отношения, которые сопровождаются разбитыми сердцами, обманом и предательством. Книга продержит вас в напряжении не один час и подойдет для любого возраста. Рекомендовано для постоянной библиотеки всех любителей фэнтези»

    Books and Movie Reviews, Роберто Маттос

«Райс делает отличную работу, вовлекая вас в историю с самого начала, используя отличное описательное качество, которое выходит за рамки простой картины сюжета… Хорошо написано и невероятно быстро читается»

    Black Lagoon Reviews (о книге «Перевернутый»)

«Идеальная история для молодых читателей. Морган Райс сделала отличную работу, решившись сплести интересный поворот… Освежающе и уникально. Серия посвящена одной девушке… необыкновенной девушке. Легко, но невероятно быстро читается! Rated PG»

    The Romance Reviews (о книге «Перевернутый»)

«Завладела моим вниманием с первых страниц и уже не отпускала… Эта история представляет собой удивительные быстро развивающиеся приключения, которые захватывают с самого начала. В книге нет ни одного скучного момента»

    Paranormal Romance Guild (о книге «Перевернутый»)

«Насыщено действиями, романтикой, приключениями и неизвестностью. Вы влюбитесь в эту книгу снова и снова»

    vampirebooksite.com (о книге «Перевернутый»)

«Прекрасный сюжет. Этот одна из тех книг, которую вы не сможете отложить в сторону ночью. Концовка настолько захватывающая, что у вас тут же появится желание купить следующую книгу, просто чтобы посмотреть, что случится дальше»

    The Dallas Examiner (о книге «Любимый»)

«Книга, соперничающая с «СУМЕРКАМИ» и «ДНЕВНИКАМИ ВАМПИРОВ», которую вы не сможете отложить в сторону, пока не дочитаете до последней страницы! Если вы любите приключения, любовь и вампиров, тогда эта книга для вас!»

    vampirebooksite.com (о книге «Перевернутый»)

«Морган Райс снова доказала, что она является чрезвычайно талантливой рассказчицей… Книга обращается в широкой аудитории, включающей юных поклонников жанра о вампирах / фэнтези. Неожиданная и захватывающая концовка книги потрясет вас»

    The Romance Reviews (о книге «Любимый»)

«Нет покоя голове в венце»

    Уильям Шекспир «Генрих IV», часть II

Глава первая

Мальчик стоял на самом высоком холме низкой страны в Западном Королевстве Кольца, глядя на первые лучи восходящего солнца на севере. Насколько он мог видеть, растянутые зеленые холмы поднимались и опускались подобно горбам верблюда среди долин и вершин. Задержавшись в утреннем тумане, жгуче-оранжевые лучи первого солнца сверкали магическим светом, который соответствовал настроению мальчика. Зная, что это повлечет за собой гнев отца, он редко просыпался так рано или осмеливался уходить далеко от дома – не говоря уже о том, чтобы взбираться так высоко. Но в этот день ему было все равно. Сегодня он пренебрег миллионом правил и домашних обязанностей, которые угнетали его на протяжении четырнадцати лет. В этот день все было по-другому – судьба настигла его.

Мальчик, Торгрин Западного Королевства Южной Провинции клана МакЛеод, известный всем просто как Тор – самый молодой из четверых мальчиков, наименее любимый своим отцом – не спал всю ночь в ожидании этого дня. С затуманенными глазами он ворочался с боку на бок, ожидая, желая дождаться того момента, когда взойдет первое солнце. День, подобный этому, наступает только раз в несколько лет и если он его пропустит, то застрянет в этой деревне до конца своих дней, обреченный заботиться о стадах своего отца. Эта мысль была для него невыносима.

День набора на военную службу – день, когда королевская армия объезжала провинции и отбирала добровольцев для королевского Легиона. Всю свою жизнь Тор мечтал только об этом. Для него жизнь означала только одно: вступление в Серебро, рыцарские элитные силы Короля, украшенные в лучшие доспехи и снаряженные лучшим оружием в двух королевствах. Нельзя было вступить в Серебро, не попав сначала в Легион – компанию оруженосцев четырнадцати – девятнадцати лет. А если ты не из благородной семьи или семьи знатного воина, для тебя не было другого способа попасть в Легион.

День набора на военную службу был единственным исключением, тем редким событием каждые несколько лет, когда численность Легиона уменьшалась, и люди Короля прочесывали земли в
Страница 2 из 16

поисках новобранцев. Все знали, что они редко выбирали простолюдинов – и что еще меньше на самом деле составят Легион.

Тор пристально всматривался в горизонт, надеясь увидеть признаки какого-либо движения. Он знал, что Серебро воспользуется этой единственной дорогой в его деревню, и он хотел быть первым, кто их заметит. Стадо овец вокруг него занервничало, поднимая хор раздраженного ворчания и призывая его спуститься к подножию холма, где пастбище было более заманчивым. Тор пытался отвлечься от шума и зловония. Ему нужно было сконцентрироваться.

Мысль о том, что однажды он покинет это место, помогала ему терпеть все это: все эти годы, когда ему приходилось пасти стадо, быть мальчиком на побегушках у своего отца и старших братьев, и человеком, которого недолюбливают, но взваливают на него всю работу. Однажды, когда придет Серебро, он поразит тех, кто недооценивал его, став избранным. Одним быстрым движением он поднимется на их повозку и попрощается со всем этим.

Отец Тора, разумеется, никогда всерьез не считал его кандидатом в Легион – на самом деле, он никогда не считал его годным на что-либо. Вместо этого его отец посвятил свою любовь и внимание трем старшим братьям Тора. Самому старшему было девятнадцать лет, все остальные были погодками. И только Тор был младше на три года. Возможно, потому что разница в возрасте у них была небольшой, или потому что они были похожи друг на друга, но никак не на Тора, все трое держались вместе, едва признавая его существование. И, что гораздо хуже, они были выше и шире него. Тор, который вовсе не был низким, тем не менее, чувствовал себя маленьким среди них. Его мускулистые ноги казались ему хилыми по сравнению с их ногами, подобными стволам дуба. Его отец не сделал ничего, чтобы это исправить – напротив, казалось, он наслаждался этим, оставляя Тора пасти овец и заостряя оружие, в то время как его братья тренировались. Об этом никогда не говорили, но всем было понятно – Тор предстоит провести жизнь в ожидании своего часа, вынужденным наблюдать за тем, как его братья достигают вершин. Ему суждено было остаться здесь, поглощенным этой деревней, и оказывать необходимую его семье поддержку, в то время как у его отца и братьев был свой путь.

Словно всего этого было недостаточно, Тор чувствовал, что, как это ни парадоксально, его братья боялись, а возможно, даже ненавидели его. Тор видел это в каждом их взгляде, в каждом жесте. Он не понимал, каким образом он породил в них нечто похожее на страх или даже зависть. Может быть, это было вызвано тем, что Тор очень от них отличался – он выглядел иначе, говорил не так, как они. Он даже одевался по-другому. Его отец заказывал для них самое лучшее – пурпурные и алые одежды, позолоченное оружие, оставляя Тору носить грубое тряпье.

Тем не менее, Тор сделал все возможное, чтобы его одежда выглядела годной, подвязывая свой сюртук на талии поясом. Теперь, когда наступило лето, он обрезал рукава, позволяя бризу ласкать его тонированные мышцы рук. Его рубашка сочеталась с грубыми льняными штанами – единственными штанами, которые у него были, а сапоги, сделанные из плохой кожи, были зашнурованы на голени. Они едва ли бы были сделаны из той же кожи, что и сапоги его братьев, но он постарался на славу, чтоб они сослужили ему добрую службу. Это было обычное одеяние пастуха.

Но поведение Тора не было типичным. Он был высоким и худым, с гордой челюстью, благородным подбородком, высокими скулами и серыми глазами, которые казались глазами настоящего воина. Его прямые каштановые волосы ниспадали волной чуть ниже ушей, и за этими локонами его глаза блестели как пескари на свету.

Братьям Тора было бы позволено поспать этим утром. Их накормят обильным завтраком и отправят на Отбор с прекраснейшим оружием и отцовским благословением, в то время как Тору не разрешат даже присутствовать. Однажды он попытался поднять этот вопрос в присутствии отца. Ничего хорошего из этого не вышло. Его отец бесцеремонно прервал разговор, после чего Тор больше об этом не говорил. Это было так несправедливо.

Тор был полон решимости отвергнуть судьбу, намеченную для него отцом. Едва заметив королевский фургон, он помчался обратно домой, чтобы противостоять своему отцу и – нравится ему это или нет – представить себя людям Короля. Он предстанет перед отбором со всеми остальными. Отец не сможет остановить его. При одной только мысли об этом он почувствовал, как его желудок свернулся в узел.

Первое солнце взошло выше, а когда начало подниматься второе солнце – мятно-зеленое, добавляя свет пурпурному небу, Тор заметил их.

Он встал прямо, волосы его поднялись дыбом, он весь был наэлектризован. Там, на горизонте, показалось слабое очертание конного экипажа, чьи колеса поднимали пыль до самого неба. Его сердце учащенного забилось, когда он заметил второй экипаж, а за ним и третий. Даже с такого расстояния они сверкали на солнце подобно выпрыгивающим из воды серебряным рыбкам.

К тому времени как Тор насчитал двенадцать экипажей, он больше не мог ждать. Сердце стучало о его грудную клетку. Впервые в жизни забыв про свое стадо, Тор обернулся и начал спускаться с холма, решив не останавливаться до тех пор, пока он не представит себя.

* * *

Тор не останавливался даже для того, чтобы восстановить дыхание, спускаясь с холма через деревья и не обращая внимания на то, что ветви царапали его. Он добежал до поляны, где перед ним раскинулась его деревня – сонное село, застроенное одноэтажными глиняными домами, крытыми соломой. Среди них было несколько дюжин семей. Из дымоходных труб клубился дым, поскольку в этот ранний утренний час большинство местных жителей готовили завтрак. Это было идиллическое место, расположенное достаточно далеко от королевского двора, чтобы сдержать прохожих – понадобился бы целый день езды верхом. Это была всего лишь очередная фермерская деревня на краю Кольца, очередной зубец в кольце Западного Королевства.

Тор преодолел последний отрезок пути и ворвался на сельскую площадь, разбрасывая грязь под ногами. При его появлении разбежались собаки и цыплята, а пожилая женщина, сидящая на корточках во дворе перед котлом с кипящей водой, зашипела на него.

«Помедленнее, мальчик!» – взвизгнула она, когда он промчался мимо, приведя в движение угли в ее костре.

Но Тор не собирался притормозить – ни для нее, ни для кого бы то ни было. Он повернул к одной боковой улице, затем ко второй, ловко сворачивая на путь, который он знал наизусть, пока не добрался до своего дома.

Это был маленький, непримечательный дом, похожий на все остальные, со стенами из белой глины и угловой соломенной крышей. Как и в большинстве домов, его единственная комната была разделена: отец спал с одной стороны, а три его брата – с другой. В отличие от других домов, позади него был маленький курятник – именно в нем и приходилось спать Тору. Сначала он спал со своими братьями, но, подрастая, они становились все более жадными, приобретая гораздо больше привилегий. Она дали почувствовать Тору, что для него не места. Это обидело Тора, но теперь он наслаждался своим собственным пространством, предпочитая быть подальше от них. Это только подтвердило его догадки о том, что в своей семье он был изгнанником.

Тор
Страница 3 из 16

подбежал к входной двери и ворвался в дом, не останавливаясь.

«Отец!» – выкрикнул он, задыхаясь. – «Серебро! Они идут!»

Его отец и браться сидели, склонившись над завтраком, разодетые в свои лучшие одежды. Услышав его слова, они подскочили и метнулись мимо него, ударяясь плечами, когда выбегали из дома на дорогу.

Тор последовал за ними. Все братья стояли, глядя на горизонт.

«Я никого не вижу», – сказал глубоким голосом старший из них Дрейк. У него были самые широкие плечи, карие глаза, тонкие неободрительные губы, волосы подстрижены коротко, как и у остальных братьев. Дрейк, как обычно, сердито посмотрел на Тора.

«Я тоже», – вторил ему Дросс, на год младше Дрейка, который всегда принимал сторону старшего брата.

«Они идут!» – ответил Тор. – «Клянусь!»

К нему обернулся отец и крепко схватил его за плечи.

«А откуда ты знаешь?» – потребовал он ответа.

«Я видел их».

«Как? Откуда?»

Тор помедлил с ответом – отец и так знал его. Разумеется, он знал, что единственным местом, с которого Тор мог заметить их, была вершина того холма. Теперь Тор не был уверен в том, что ему ответить.

«Я… поднимался на вершину холма»

«Со стадом? Ты же знаешь, что они не должны уходить так далеко».

«Но сегодня особенный день. Я должен был увидеть».

Отец сердито опустил взгляд.

«Иди в дом, достань мечи своих братьев и отполируй их ножны, чтобы они выглядели наилучшим образом до того, как придут люди Короля».

Закончив с ним, отец повернулся к его братьям, которые стояли на дороге, выглядывая экипаж.

«Думаешь, они выберут нас?» – спросил Дарс, самый младших из этой троицы, который был старше Тора на целых три года.

«Они сглупят, если не сделают этого», – ответил отец. – «В этом году им не хватает людей. У них был слабый набор, иначе они бы сюда не пришли. Просто все трое стойте прямо, подбородки вверх и грудь шире. Не смотрите им прямо в глаза, но также и не отводите взгляд. Будьте сильными и уверенными. Не показывайте слабость. Если вы хотите присоединиться к королевскому Легиону, вы должны вести себя так, словно вы уже там».

«Да, отец», – тут же ответили трое братьев, заняв позицию.

Он обернулся и посмотрел на Тора.

«Что ты до сих пор здесь делаешь?» – спросил он. – «Иди в дом!»

Тор стоял там, разрываясь на части. Он не хотел ослушаться своего отца, но ему необходимо было с ним поговорить. Сердце бешено колотилось, пока он обдумывал. Тор решил, что будет лучше подчиниться, принести мечи, а уже потом противостоять отцу. Ослушание точно не поможет.

Тор поспешил в дом и сразу же оттуда направился в сарай, где находились мечи. Он нашел мечи своих братьев – объекты красоты всех троих с изысканными серебряными рукоятками. Это были ценные дары, над каждым из которых его отец трудился годами. Он схватил все три меча, как всегда поражаясь их весу, и выбежал с ними через дом.

Тор подбежал к братьям, протягивая по мечу каждому из них, после чего повернулся к отцу.

«А отполировать?» – спросил Дрейк.

Отец посмотрел на него неодобрительно, но не успел ничего сказать, поскольку Тор заговорил первым.

«Отец, пожалуйста. Мне нужно поговорить с тобой!»

«Я сказал тебе отполировать…»

«Пожалуйста, Отец!»

Тот отвел взгляд, обдумывая его просьбу. Должно быть, по лицу Тора он понял, что сын настроен серьезно, потому что, наконец, произнес:

«Ну?»

«Я хочу быть представленным на рассмотрение. С другими. Для Легиона».

Братья позади него рассмеялись, заставив его покраснеть.

Однако слова Тора не вызвали смеха у его отца. Наоборот, он стал еще сердитее.

«Неужели?» – спросил он.

Тор решительно кивнул.

«Мне четырнадцать, а это подходящий возраст, чтобы стать избранным».

«Четырнадцать – это минимальный возраст», – пренебрежительно произнес Дрейк через его плечо. – «Если они возьмут тебя, ты будешь самым молодым. Неужели ты думаешь, что они предпочтут тебя мне, который старше тебя на пять лет?»

«Какой же ты наглый», – добавил Дарс. – «Впрочем, ты всегда таким был».

Тор повернулся к ним. «Я не вас спрашиваю», – сказал он.

После чего он снова посмотрел на отца, который стоял, нахмурившись.

«Отец, пожалуйста», – попросил он. «Дай мне шанс. О большем я не прошу. Я знаю, что молод, но со временем я докажу, на что способен».

Отец покачал головой.

«Ты не солдат, мальчик. Ты не похож на своих братьев. Ты пастух и твоя жизнь здесь. Со мной. Ты будешь выполнять свои обязанности, и будешь делать это хорошо. Перестань мечтать. Смирись со своей жизнью и научись любить ее».

Тору показалось, что сердце его разбилось – жизнь разрушилась у него на глазах.

«Нет», – думал он. – «Не может быть».

«Но отец…»

«Молчи!» – крик отца разрезал воздух. «Достаточно. Вот они идут. Уйди с дороги и веди себя хорошо, когда они подъедут».

Отец подошел к Тору и рукой оттолкнул его в сторону, словно он был нежелательным предметом. Его крепкая ладонь ударила Тора по груди.

Послышался большой грохот – жители деревни вышли из своих домов, наполняя улицы. Растущее облако пыли предвещало появление экипажа, и спустя несколько минут появились они – двенадцать конных экипажей, производя шум, подобный грому.

Они появились в деревне как внезапная армия, останавливаясь рядом с домом Тора. Их лошади, гарцуя на месте, фыркали. Понадобилось много времени, прежде чем пыль улеглась. Взволнованный Тор пытался украдкой взглянуть на их доспехи и вооружение. Никогда прежде он не находился так близко к Серебру, и его сердце тяжело стучало.

Солдат на первом жеребце спешился. Он был здесь – настоящий член Серебра, одетый в блестящую кольчугу с длинным мечом на поясе. На вид ему было лет тридцать – настоящий мужчина со щетиной на лице, шрамами на щеке и кривым от сражений носом. Это был самый крепкий человек, которого Тору приходилось видеть, вдвое шире других. Выражение его лица говорило о том, что он здесь за старшего.

Солдат спрыгнул на грязную дорогу, его шпоры звенели, когда он приближался к строю молодых ребят.

Дюжина деревенских ребят стояли по стойке смирно, полные надежды. Вступление в ряды Серебра означало жизнь, наполненную честью, битвами, славой и триумфом, а также приобретение земли, титула и богатств. Это сулило лучшую невесту, отборные земли и славу. Это становилось честью для всей семьи. И вступление в Легион было первым шагом.

Тор изучал большие золотые экипажи, зная, что только они смогут вместить так много новобранцев. Это было большое королевство и Легиону предстояло посетить много городов. Он сглотнул, осознавая, что шансы его невелики – гораздо меньше, чем ему казалось. Тор должен будет превзойти всех этих ребят – многие из которых были настоящими бойцами – наряду с его собственными братьями. Внутри у него все оборвалось.

Тор едва мог дышать, в то время как солдат молча расхаживал, осматривая ряды претендентов. Он начал с противоположной стороны улицы, затем медленно двигался по кругу. Разумеется, Тор знал всех других парней. Кроме того, он знал, что некоторые из них в тайне не хотели стать избранными, несмотря на то, что их семьи хотели отослать своих сыновей. Они боялись того, что из них получатся плохие солдаты.

Негодование сжигало его изнутри. Тор чувствовал, что он заслуживал быть избранным не меньше, чем каждый из них. Тот факт, что его братья были
Страница 4 из 16

старше, больше и сильнее его, не означал, что у него не было права стоять рядом с ними в качестве претендента. Ненависть к отцу жгла его и почти вырывалась из его кожи, когда солдат приближался. Солдат остановился сначала перед его братьями. Он смерил их взглядом – было видно, что они произвели на него впечатление. Он протянул руку, схватил ножны одного из них и дернул, чтобы проверить их на прочность.

На лице солдата появилась улыбка.

«Ты еще не испытывал свой меч в битве, не так ли?» – спросил он Дрейка.

Впервые в жизни Тор увидел, как его старший брат нервничает. Дрейк сглотнул.

«Нет, мой сеньор. Но я много раз использовал его на практике, и я надеюсь…»

«На практике!»

Солдат расхохотался и обернулся к своим сослуживцам, которые присоединились к нему, смеясь прямо Дрейку в лицо.

Дрейк густо покраснел. Никогда прежде Тор не видел его смущенным – как правило, именно Дрейк смущал других.

«Ну что ж, тогда я непременно скажу нашим врагам опасаться тебя – тебя, который применял свой меч на практике!»

Группа солдат снова рассмеялась.

Затем солдат повернулся к другим братьям Тора.

«Три парня из одного рода», – сказал он, потирая щетину на подбородке. – «Это может быть полезным. Вы крепкие малые, хотя и неиспытанные в бою. Вам нужно будет много учиться, если мы выберем вас».

Он помедлил.

«Думаю, мы можем найти место».

Он кивнул в сторону заднего фургона.

«Залезайте, да побыстрее, пока я не передумал».

Все трое побежали к фургону, сияя от счастья. Тор заметил, что его отец тоже сиял.

Он совсем упал духом, глядя им вслед.

Солдат повернулся и направился к следующему дому. Тор не мог больше этого выносить.

«Сир!» – выкрикнул он.

Его отец повернулся и свирепо посмотрел на него, но Тора это больше не волновало.

Солдат остановился, стоя спиной к нему, и медленно обернулся.

Тор сделал два шага вперед, его сердце учащенно билось, и выставил свою грудь как можно дальше.

«Вы не рассмотрели меня, сир», – сказал он.

Пораженный солдат смерил Тора взглядом так, словно это была шутка.

«Разве?» – спросил он, расхохотавшись.

Его люди тоже разразились смехом. Но Тору было безразлично. Это был его момент. Сейчас или никогда.

«Я хочу вступить в Легион!» – произнес Тор.

Солдат подошел к нему.

«Сейчас?»

Казалось, ситуация его забавляла.

«И тебе уже исполнилось четырнадцать лет?»

«Да, сир. Две недели назад».

«Две недели назад!»

Солдат хохотал до упаду, так же, как и люди позади него.

«В таком случае наши враги должны трепетать, завидев тебя».

Тор сгорал от унижения. Он должен что-то сделать. Он не может позволить этому закончиться вот так. Солдат отвернулся, зашагав прочь, но Тор не мог позволить ему просто уйти.

Он направился к нему и выкрикнул: «Сир! Вы совершаете ошибку!»

Вздох ужаса пронесся по толпе, когда солдат остановился и снова медленно обернулся.

На этот раз взгляд его был сердитым.

«Глупый мальчишка, – произнес отец Тора, хватая его за плечо», – «Иди в дом!»

«Не пойду!» – закричал Тор, высвобождаясь от хватки своего отца.

Солдат подошел к Тору и его отец попятился.

«Тебе известно, какое наказание ждет человека, оскорбившего воина Серебра?» – огрызнулся он.

Сердце Тора бешено колотилось, но он знал, что не может отступить.

«Пожалуйста, простите его, сир», – вступился отец. – «Он всего лишь ребенок и…»

«Я не с Вами разговариваю» – оборвал его солдат. Он бросил на него испепеляющий взгляд и заставил отца Тора отвернуться.

Солдат снова повернулся к Тору.

«Отвечай мне!» – потребовал он.

Тор сглотнул, не в силах вымолвить и слово. Все происходило совсем не так, как он себе представлял.

«Оскорбить солдата из Серебра равносильно оскорблению самого Короля», – смиренно вымолвил Тор, повторяя по памяти выученные слова.

«Да», – подтвердил солдат. – «А это означает, что я могу подвергнуть тебя сорока ударам плетью, если захочу».

«Я не хотел оскорбить Вас, сир», – сказал Тор. – «Я всего лишь хочу стать избранным. Пожалуйста. Я мечтал об этом всю свою жизнь. Пожалуйста. Позвольте мне присоединиться к вам».

Солдат смотрел на него и постепенно черты его лица смягчились. Спустя какое-то время он покачал головой.

«Ты молод, мальчик. У тебя гордое сердце, но ты не готов. Приходи к нам, когда подрастешь».

Договорив, он отвернулся и поспешил прочь и, едва глядя на других парней, быстро оседлал коня.

Тор чувствовал себя разбитым, наблюдая за тем, как фургон пришел в движение. Они уехали так же быстро, как и появились в деревне.

Последним, что видел Тор, были его братья, сидящие позади последнего фургона. Он смотрели на него неодобрительно и насмешливо. Их увозили на его глазах, подальше отсюда, в лучшую жизнь.

Тору казалось, что он умирает.

Когда волнение вокруг него поутихло, деревенские жители вернулись в свои дома.

«Ты хоть понимаешь, как безрассудно повел себя, глупый мальчишка?» – рявкнул отец Тора, схватив его за плечи. «Ты осознаешь, что мог лишить своих братьев шанса?»

Тор грубо сбросил с себя руки отца, и тот отступил назад, ударив сына по лицу. Тор почувствовал ожог от удара и свирепо посмотрел на отца. Впервые в жизни какая-то часть его захотела ответить на этот удар. Но он сдержался.

«Иди за овцами и приведи их обратно. Сейчас! А когда вернешься, даже не рассчитывай на ужин от меня. Сегодня ты останешься без еды. Подумай о том, что ты натворил».

«Может, я вообще не вернусь!» – закричал Тор, после чего повернулся и умчался прочь на холм, подальше от этого дома.

«Тор!» – позвал его отец. Несколько деревенских жителей, которые все еще были на дороге, остановились и смотрели ему в след.

Сначала Тор шел быстрым шагом, затем побежал, желая уйти от этого места как можно дальше. Он едва обратил внимание на собственные слезы, которые текли по его лицу, поскольку мечта его жизни потерпела крах.

Глава вторая

Несколько часов Тор бродил по холмам, охваченный негодованием, пока, наконец, не выбрал холм, на котором он присел и смотрел на горизонт, скрестив руки на ногах. Он наблюдал за тем, как исчезают фургоны, на облако пыли, которое оставалось витать на дороге еще на протяжении несколько часов после того, как фургоны скрылись из виду.

Больше они не приедут. Теперь ему суждено остаться здесь, в этой деревне, на многие годы в ожидании другого шанса – в случае, если они все-таки когда-нибудь вернутся. Если его отец когда-нибудь позволит. Сейчас в доме остались только отец и он. Несомненно, он спустит весь свой гнев на Тора. Он по-прежнему будет лакеем отца, годы пройдут, и Тор кончит так же, как и он – застрянет здесь, проживая ничем не примечательную жизнь. А в это время его братья завоюют славу и триумф. Все внутри него сгорало от обиды. Он не должен так жить. Он знал это.

Тор ломал голову, думая о том, что же он может сделать, как ему изменить свою жизнь. Но ничего не мог придумать. Ему выпала именно такая карта.

Он сидел там несколько часов, после чего удрученно поднялся и направился обратно к знакомым холмам, все выше и выше. Неизбежно он вернулся к стаду на верхний холм. Когда он взбирался, на небе появилось первое солнце, а второе достигло своего пика, бросая зеленоватый оттенок.

Тор не торопился, направляясь медленной походкой, бездумно снимая ремень с талии, его кожаное
Страница 5 из 16

сцепление износилось от долго использования. Он дотронулся до мешка, висящего у бедра, и перебрал пальцами свою коллекцию камней, каждый из которых был более гладким, чем предыдущий. Он собрал их собственноручно у лучших ручьев. Иногда он метал камешки по птицам, в иные дни и по грызунам. Эту привычку он приобрел много лет назад. Сначала ему не удавалось попасть, пока однажды он не угодил в движущуюся мишень. С тех пор его прицел был метким. Теперь метание камней стало частью Тора и помогало ему выпустить пар. Его братья могли размахивать мечом, но они никогда не смогли бы попасть камнем в летящую птицу.

Тор бездумно поместил камень в пращу, откинулся назад и метнул его со всей силой, которая у него была, представляя, что бросает его в своего отца. Он угодил в ветку дальнего дерева и начисто ее снес. Когда он обнаружил, что на самом деле может убить движущееся животное, он перестал целиться в них, опасаясь свой собственной силы и не желая никому причинять вреда. С тех пор его целью стали ветки. Разве что кроме тех случаев, когда появлялась лиса, позарившаяся на его стадо. Со временем они научились держаться от него подальше, в результате чего овцы Тора находились в большей безопасности, чем овцы любого другого односельчанина.

Тор подумал о своих братьях, о том, где они были в данный момент, и почувствовал, как закипает кровь. Через день они приедут в королевский двор. Он мог себе это только представлять. В своем воображении Тор видел их появление в королевском дворе с большой помпой, людей, которые встречали их, разодетые в изысканные наряды. Их приветствуют воины – члены Серебра. Их проводят внутрь, показывают их жилье в казармах Легиона, место учения на полях Короля, где используют самое лучшее оружие. Каждый будет назначен оруженосцем известного рыцаря. Однажды они и сами станут рыцарями, получат своих собственных лошадей, свой собственный герб и оруженосца. Они будут принимать участие во всех праздниках и обедать за королевским столом. Это была прелестная жизнь – жизнь, ускользнувшая из его рук.

Тор почувствовал физическое недомогание и попытался прогнать это видение. Но ему не удалось. Часть его, где-то глубоко внутри, кричала на него. Она приказывала ему не сдаваться, убеждая Тора, что его ждет судьба лучше этой. Он не знал, какая именно, но был уверен, что она была не здесь. Тор чувствовал, что он другой. Возможно, даже особенный. Но никто не понимал его. Все недооценивали Тора.

Тор достиг наивысшего холма и обнаружил свое стадо. Будучи хорошо обученными, овцы все еще держались вместе, удовлетворенно поедая траву повсюду, где находили ее. Он пересчитал их, выискивая красные пометки, оставленные им на спинах овец. Закончив считать, он замер. Одна овца пропала.

Он пересчитывал снова и снова, не веря своим глазам – одной овцы не было.

Никогда прежде Тор не терял овец, и его отец никогда ему этого не спустит. Но это было не самое страшное – ему была ненавистна сама мысль о том, что овца была одна, беззащитная, в этой дикой местности. Ему было невыносимо смотреть на страдания невинных существ.

Тор поспешил к вершине холма и исследовал горизонт до тех пор, пока не нашел ее вдалеке через несколько холмов от него – одинокую овцу с красной отметиной на спине. Она была одна из диких овец стада. Сердце Тора упало, когда он осознал, что эта овца не только убежала, но и из всех мест к западу она выбрала Дарквуд.

Тор сглотнул. Дарквуд был запретным местом – не только для овец, но и для людей. Он находился за пределами деревни и с ранних лет Тор знал, что лучше не рисковать и не ходить туда. И он никогда там не был. Легенда гласила, что человек, отважившийся отправиться в Дарквуд, обрекал себя на верную смерть. Его леса не имели никаких опознавательных знаков и были полны свирепых животных.

Тор посмотрел на темнеющее небо и задумался. Он не мог позволить овце уйти. Он прикидывал в уме, что если сможет передвигаться быстро, то вернется вовремя.

Обернувшись в последний раз, он помчался на запад, в Дарквуд. Толстые тучи собирались позади него. У Тора было дурное предчувствие, но казалось, что ноги сами его несли в лес. У Тора было ощущение, что он не сможет повернуть назад, даже если бы захотел.

Это было похоже на бег в кошмарном сне.

* * *

Тор пробежал ряд холмов, не останавливаясь, и оказался под толстым навесом Дарквуда. Тропинки оборвались там, где начался лес. Он забежал на неотмеченную территорию. Летние листья хрустели под его ногами.

В тот момент, когда он зашел в лес, его поглотила тьма – возвышающиеся сосны заслоняли собою свет. Здесь, к тому же, было прохладнее и, как только он переступил порог, то поежился – не только от темноты или холода. Там было что-то еще. Что-то, чему он не мог дать название. У него было ощущение, что… за ним наблюдают.

Тор посмотрел вверх на древние ветви – искривленные, толще него, которые покачивались и скрипели на ветру. Он не прошел и пятидесяти шагов вглубь леса, когда услышал странные звуки животных. Он обернулся, с трудом различая отверстие, через которое зашел. Ему показалось, что никакого выхода уже нет. Тор помедлил.

Дарквуд всегда находился на периферии деревни и на периферии сознания Тора, это было нечто темное и таинственное. Каждый пастух, когда-либо терявший овцу в этом лесу, никогда не рисковал отправиться за ней. Даже его отец. Рассказы об этом месте были слишком мрачными, слишком упорными.

Но было в сегодняшнем дне что-то такое, что заставило Тора проигнорировать эти сказки, что-то, что развеяло его предосторожность по ветру. Часть его хотела раздвинуть границы, убраться как можно дальше от дома, и позволить жизни увести его, куда глаза глядят.

Тор осмелился пройти дальше, но вскоре остановился, не будучи уверенным в том, куда пойти. Он заметил отметки, наклоненные ветки в месте, куда могла пойти его овца, и повернул в том направлении. Спустя какое-то время он сделал очередной поворот.

Спустя еще один час Тор безнадежно заблудился. Он попытался вспомнить направление, по которому пришел, но не был в нем уверен. У него в животе появились неприятные ощущения, но он полагал, что единственный выход был впереди, поэтому продолжал идти.

На расстоянии Тор заметил луч света и направился к нему. Оказавшись у небольшого отверстия, он остановился у его края как вкопанный – он не мог поверить своим глазам.

Спиной к нему стоял человек, одетый в длинную синюю атласную мантию. Нет, это был не человек – Тор мог видеть это с того места, на котором стоял. Это было нечто другое. Возможно, друид. Он был высокий и прямой, его голова был накрыта капюшоном. Он стоял настолько неподвижно, словно ничто в мире не волновало его.

Тор не знал, что делать. Он слышал о друидах, но никогда их не встречал. По отметинам на его мантии, тщательной золотой отделке можно было судить о том, что это был не просто друид. Это были королевские отметки – отметки королевского двора. Тор не мог понять, что королевский друид делает в этом месте.

Тору казалось, что прошла целая вечность, прежде чем друид медленно обернулся и посмотрел на него. И в этот миг Тор узнал это лицо. У него перехватило дыхание. Это было одно из самых известных лиц в королевстве – личный друид Короля. Аргон был советником королей Западного
Страница 6 из 16

Королевства на протяжении столетий. Но что он делал здесь, так далеко от королевского двора, в самом сердце Дарквуда? Это оставалось для Тора загадкой. Интересно, а не мерещится ли ему все это?

«Твои глаза тебя не обманывают», – сказал Аргон, глядя на Тора.

Его голос был глубоким, древним, словно сами деревья говорили за него. Огромные полупрозрачные глаза Аргона, казалось, сверлили Тора насквозь, подводя итоги. Юноша почувствовал мощную энергию, исходящую от друида, как если бы он стоял напротив солнца.

Тотчас же Тор преклонил колено и наклонил голову.

«Мой сир», – произнес он. – «Прошу прощения, что побеспокоил Вас».

Неуважение по отношению к советнику Короля привело бы к тюремному заключению или смерти. Этот факт укоренился в нем с самого рождения.

«Поднимись, дитя», – велел Аргон. – «Если бы я хотел, чтобы ты преклонил колени, я бы тебе сказал».

Тор медленно поднялся, глядя на него. Аргон подошел ближе. Он остановился и смотрел на Тора до тех пор, пока тот не занервничал.

«У тебя глаза твоей матери», – сказал Аргон.

Тор опешил. Он никогда не видел свою мать и никогда не встречал кого-либо, кроме своего отца, кто знал ее. Ему сказали, что она умерла при родах, отчего Тор всегда ощущал свою вину. Он всегда подозревал, что именно поэтому семья ненавидела его.

«Я думаю, Вы принимаете меня за кого-то другого», – вымолвил Тор. – «У меня нет матери».

«Неужели?» – улыбнулся Аргон. – «Значит, ты был рожден только от одного человека?»

«Сир, я имею в виду, что моя мать умерла при родах. Я думаю, Вы обознались».

«Ты – Торгрин из клана МакЛеод. Младший из четверых братьев. Тот, кто не стал избранным».

Глаза Тора распахнулись шире. Он не знал, что и думать обо всем этом. Кто-то вроде Аргона знал о том, кто он такой – это было выше его понимания. Тор и представить не мог, что кто-то еще, кроме его односельчан, знал о нем.

«Откуда… Вы это знаете?»

Аргон улыбнулся, но ничего не ответил.

Внезапно Тора охватило любопытство.

«Откуда…» – добавил он, подбирая слова. – «Откуда Вы знаете мою мать? Вы встречали ее? Кем она была?»

Аргон отвернулся и зашагал прочь.

«Вопросы отложим на другое время», – сказал он.

Пораженный Тор наблюдал за тем, как он уходит. Это была такая ошеломительная и таинственная встреча, и все произошло так быстро. Он решил, что не может позволить Аргону вот так уйти и поспешил за ним.

«Что Вы здесь делаете?» – спросил Тор, пытаясь не отставать. Опираясь на древнюю палицу из слоновой кости, Аргон шел подозрительно быстро.

«Вы же не меня ждали, не так ли?»

«Кого же еще?» – спросил Аргон.

Тор следовал за ним в лес, оставляя поляну позади.

«Но почему меня? Откуда Вы знали, что я буду здесь? Чего Вы хотите?»

«Слишком много вопросов», – заметил Аргон. – «Вместо того чтобы просто слушать, ты только сотрясаешь воздух».

Тор постарался не отставать ни на шаг, пока они пробирались через густой лес, изо всех сил стараясь хранить молчание.

«Ты пришел, чтобы найти свою овцу», – заявил Аргон. – «Благородное намерение, но ты зря теряешь свое время. Она не выживет».

Глаза Тора широко распахнулась.

«Откуда Вы это знаете?»

«Я знаю то, что тебе неведомо. По крайней мере, пока».

Тор продолжал следовать за друидом.

«Хотя ты не послушаешь. Такова твоя натура – ты упрямый, как и твоя мать. Ты продолжишь искать свою овцу в надежде спасти ее».

Тор покраснел, потому что Аргон прочитал его мысли.

«Ты храбрый мальчик с сильной волей», – добавил он. – «Слишком гордый. Это положительные черты. Но однажды это может привести тебя к гибели».

Аргон начал взбираться на мшистый хребет и Тор поспешил за ним.

«Ты хочешь вступить в королевский Легион», – сказал друид.

«Да!» – взволнованно воскликнул Тор. – «Есть ли у меня какие-нибудь шансы? Можете ли Вы мне помочь?»

Аргон рассмеялся. От его глубокого глухого смеха по спине Тора побежал холодок.

«Я могу сделать все и ничего. Твоя судьба уже написана. Но выбор зависит от тебя».

Тор не понял.

Они добрались до вершины хребта, где Аргон остановился и посмотрел на него. Тор стоял всего лишь в полуметре, и энергия Аргона прошла через него.

«Твоя судьба является важной», – сказал он. – «Не отказывайся от нее».

Глаза Тора округлились. Его судьба? Важна? Он почувствовал прилив гордости.

«Я не понимаю. Вы говорите загадками. Пожалуйста, расскажите больше».

Но Аргон исчез.

Тор открыл рот. Пораженный он осмотрелся, прислушиваясь. Неужели ему все померещилось? Неужели это была всего лишь иллюзия?

Тор обернулся, продолжая осматривать лес. С этой выгодной позиции высоко на хребте он мог видеть еще дальше. Вдруг он увидел какое-то движение вдалеке. Он услышал шум, уверенный в том, что это его овца.

Он спустился с мшистого хребта и поспешил в направлении раздававшегося звука, обратно в лес. Он не мог избавиться от мыслей о встрече с Аргоном. Он с трудом понимал, что же произошло. Что королевский друид делал здесь, в этих местах? Он ждал Тора. Но почему? И что он имел в виду, говоря о его судьбе?

Чем больше Тор пытался разгадать случившееся, тем меньше понимал. Аргон предупредил его отказаться от своей затеи, в то же время искушая его продолжать. И теперь, когда Тор шел по лесу, у него появилось предчувствие того, что вот-вот случится что-то важное.

Тор обошел изгиб и встал как вкопанный, пораженный увиденным. Все его ночные кошмары ожили и предстали перед ним. Волосы на его голове встали дыбом, когда Тор осознал, какую ужасную ошибку он совершил, зайдя так глубоко в Дарквуд.

Напротив него, в тридцати шагах, находился Сиболд. Это был самый страшный зверь Дарквуда, а, возможно, и всего королевства, – громадный, крепкий, стоящий на четырех лапах, размером с лошадь. Тор никогда прежде его не видел, но слышал легенды о нем. Он напоминал льва, но был гораздо больше, шире, его шкура была глубокого алого цвета. В темноте светились его желтые глаза. Легенда гласила, что этот темно-красный цвет порожден кровью невинных детей.

Тор слушал истории о том, как выглядит этот зверь, всю свою жизнь, но даже они были сомнительными. Возможно, потому что никто на самом деле не выживал после такой встречи. Кто-то считал Сиболда Богом Леса и предзнаменованием. Но Тор понятия не имел, предзнаменованием чего.

Он осторожно сделал шаг назад.

Полуоткрыв свою огромную челюсть, с клыков которой капала слюна, Сиболд свирепо уставился на него своими желтыми глазами. В его пасти была потерянная Тором овца – повиснув вниз головой, она кричала. Зубы Сиболда вонзились в ее тело. Она умирала. Казалось, что Сиболд наслаждается этим убийством, не торопясь съесть овцу. Было очевидно, он получает удовольствие, причиняя ей боль.

Тор не смог сдержать крик. Он чувствовал свою ответственность за эту извивающуюся беспомощную овцу.

Первым побуждением Тора было развернуться и побежать, но он знал, что это бесполезно. Этот зверь может обогнать кого угодно. Бег только раззадорит его. Но Тор не мог позволить овце умереть вот так.

Он замер от страха, зная, что должен что-то предпринять.

Рефлексы Тора опередили его. Он медленно потянулся к своей сумке, извлек камень и поместил его в пращу. Трясущимися руками он намотал лямку, сделал шаг вперед и метнул камень в Сиболда.

Камень успешно пролетел и достиг мишени.
Страница 7 из 16

Идеальный выстрел. Он угодил овце в глазное яблоко, повредив ее мозг.

Тело овцы обмякло. Она умерла. Тор освободил бедное животное от мучений.

Сиболд рассвирепел, когда Тор убил его игрушку. Он медленно разжал свои огромные челюсти и выронил овцу, которая упала с глухим стуком на лесную подстилку.

Взгляд Сиболда остановился на Торе.

Он зарычал, изрыгая глубокий, злой звук. Когда зверь направился в сторону Тора, тот с колотящимся сердцем поместил другой камень в пращу и отступил назад, готовый снова выстрелить.

Сиболд побежал, передвигаясь с невероятной скоростью, доселе невиданной Тором. Тор сделал шаг вперед и метнул камень, молясь, чтобы он угодил в цель, потому что он знал – времени бросить другой камень у меня не будет.

Камень попал в правый глаз зверя, выбив его. Это был потрясающий бросок – из тех, что сбил бы животное поменьше с ног.

Но перед ним был огромный зверь, которого невозможно было остановить. Он взвыл от боли, но не снизил темп. Даже лишившись глаза, даже с камнем, угодившим в его мозг, он продолжал бездумно атаковать Тора. И Тор ничего не мог поделать.

Спустя мгновение зверь уже был на нем. Он поднял свою огромную лапу и ударил Тора в плечо.

Тор закричал. Ему показалось, что три ножа вонзились в его плоть, горячая кровь хлынула из раны.

Зверь пригвоздил его к земле всеми своими четырьмя лапами. Он был невероятно тяжелый, словно слон наступил Тору на грудь. Тор почувствовал, как сжалась его грудная клетка.

Зверь задрал голову назад, широко открыл пасть, чтобы обнажить свои клыки, и начать опускать их на горло Тора.

В это время Тор приподнялся и схватил его за горло. Это было все равно что схватить твердую мышцу. Тор с трудом мог держать его. Его руки затряслись, когда клыки Сиболда опустились ниже. Он почувствовал его горячее дыхание на своем лице, ощутил его слюну на своей шее. Исходящий из груди зверя грохот оглушал Тора. Он знал, что умрет.

Тор закрыл глаза.

Пожалуйста, Господи. Дай мне сил. Позволь мне сразить это существо. Пожалуйста. Я умоляю тебя. Я сделаю все, что ты попросишь. Я буду обязан тебе.

И в этот миг что-то произошло. Тор почувствовал огромное тепло, зарождающееся в его теле, побежавшее по его венам, словно через его тело проходило энергетическое поле. Он открыл глаза и увидел нечто удивительное – из его ладоней исходил желтый свет и когда он попытался оттеснить горло зверя, поразительным образом его силы хватило на то, чтобы удержать его.

Тор продолжал отталкивать Сиболда до тех пор, пока ему не удалось полностью оттолкнуть его. Его сила росла, он ощущал большой прилив энергии – мгновение спустя зверь отлетел назад. Тор отбросил его на добрых десять футов. Он приземлился на спину.

Тор привстал, не понимая, что произошло.

Сиболд поднялся на лапы, после чего, охваченный яростью, снова атаковал Тора, но в этот раз Тор чувствовал себя иначе. Энергия так и била из него ключом. Он чувствовал себя более могущественным, чем когда-либо.

Когда Сиболд подпрыгнул в воздухе, Тор присел и, схватив его за живот, швырнул зверя, позволяя инерции нести его. Сиболд пролетел через лес и, врезавшись в дерево, приземлился на землю.

Пораженный Тор смотрел на него. Неужели он только что отшвырнул Сиболда?

Зверь моргнул два раза, после чего уставился на Тора. Он встал и снова попытался атаковать его.

В этот раз, когда зверь набросился на него, Тор схватил его за горло. Они оба упали на землю, при этом Сиболд оседлал Тора. Но тот перевернулся и сел сверху. Тор крепко держал его, пытаясь задушить двумя руками, в то время как Сиболд старался поднять голову и укусить Тора своими клыками. Но ему это не удалось. Ощущая новый прилив сил, Тор вонзил в него свои руки и не отпускал. Он позволил энергии проходить через него. Вскоре, к удивлению Тора, он почувствовал себя сильнее Сиболда.

Он душил зверя до тех пор, пока его тело не обмякло и он не умер.

Но Тор не отпускал его еще минуту.

Он поднялся, запыхавшись, широко раскрытыми глазами глядя вниз. У него была ранена рука.

Что только что произошло? Неужели Тор только что убил Сиболда?

Он посчитал это знаком в этот особенный день. У него было ощущение, что произошло нечто очень важное. Тор только что убил самого известного и страшного зверя в королевстве. Он сделал это голыми руками. Без какого-либо оружия. Это казалось ненастоящим. Ему никто не поверит.

Он почувствовал, как мир вращается, удивляясь тому, что же это за сила снизошла на него, что это означает и кто он такой. Единственными, кто обладал такой силой, были друиды. Но его родители не были друидами, поэтому и он не может им быть.

Или может?

Почувствовав, что за его спиной кто-то находится, Тор обернулся и увидел Аргона, который стоял, глядя на зверя.

«Как Вы здесь оказались?» – спросил изумленный Тор.

Но Аргон ничего ему не ответил.

«Вы видели, что здесь произошло?» – продолжал спрашивать Тор, все еще не веря в случившееся. – «Не знаю, как я сделал это».

«Нет, ты знаешь», – ответил Аргон. – «В глубине души ты знаешь. Ты не такой, как другие».

«Это было как… всплеск силы», – выдохнул Тор. «Сила, которую я раньше не ощущал».

«Энергетическое поле», – объяснил Аргон. – «Однажды ты это поймешь. Ты даже сможешь научиться контролировать ее».

Тор схватился за плечо – боль была мучительной. Он посмотрел вниз и увидел, что его рука в крови. Он почувствовал головокружение, беспокоясь о том, что случится, если никто не окажет ему помощь.

Аргон сделал три шага вперед, потянулся и, схватив Тора за свободную руку, прижал ее к ране. Он держал ее там, откинувшись назад и закрыв глаза.

Тор ощущал, как через его руку проходит тепло. Через несколько секунд липкая кровь на его руке высохла. Тор почувствовал, что боль начала утихать.

Он смотрел вниз, не понимая, как такое возможно – он был здоров. Все, что осталось от его раны, – три шрама в месте, где сомкнулись челюсти зверя. Но эти шрамы затянулись и казались старыми. Крови больше не было.

Тор изумленно посмотрел на Аргона.

«Как Вы это сделали?» – спросил он.

Аргон улыбнулся.

«Не я, а ты. Я всего лишь направил твою силу».

«Но у меня нет силы исцеления», – возразил сбитый с толку Тор.

«Разве?» – ответил Аргон.

«Я не понимаю. Все это не имеет смысла», – сказал Тор, чувствуя, как возрастает его нетерпение. – «Пожалуйста, расскажите мне».

Друид отвернулся.

«Со временем ты должен научиться некоторым вещам».

Тор подумал о чем-то.

«Означает ли это, что я могу вступить в королевский Легион?» – спросил он взволнованно.

«Конечно. Если я убил Сиболда, значит, я могу быть наравне с другими солдатами».

«Конечно, ты можешь», – ответил Аргон.

«Но они выбрали моих братьев. Они не выбрали меня».

«Твои братья не смогли бы убить этого зверя».

Тор оглянулся, размышляя.

«Но они уже отвергли меня. Как я могу присоединиться к ним?»

«С каких это пор воину нужно приглашение?» – удивился Аргон.

Его слова запали в душу и Тор ощутил, как по его телу прошло тепло.

«Хотите ли Вы сказать, что я должен просто появиться? Без приглашения?»

Аргон улыбнулся.

«Ты создаешь свою судьбу. Только ты и никто другой».

Тор моргнул, а через мгновение друид исчез. Снова.

Тор развернулся, глядя по сторонам, но его и след простыл.

«Сюда!» – раздался голос.

Тор обернулся и
Страница 8 из 16

увидел перед собой огромный валун. Он понял, что голос раздался откуда-то сверху, и он тотчас же взобрался на большой камень.

Когда он взобрался на вершину, то был поражен тому, что Аргона там не было.

Тем не менее, отсюда Тор мог видеть над верхушками деревьев Дарквуда. Он видел, где заканчивается Дарквуд, видел, как второе солнце становилось темно-зеленым, и вдали – дорогу, ведущую в королевский Двор.

«Дорога твоя, дерзай», – снова раздался тот голос. – «Если осмелишься».

Тор обернулся, но никого не увидел. Это было всего лишь эхо. Но он знал, что Аргон был где-то там, подталкивая его к решению. И в глубине души Тор знал, что он прав.

Ни минуты не сомневаясь, Тор спустился с валуна и отправился в дальний путь через лес.

Он спешил навстречу своей судьбе.

Глава третья

Король МакГил – тучный, грудь колесом, с очень густой бородой и длинными седыми волосами, с широким лбом, испещренным морщинами после многих битв, – стоял в верхних покоях своего замка, не обращая внимания на готовящиеся торжества этого дня. Его Королева находилась рядом с ним. Его королевские земли раскинулись перед ним во всей красе, простираясь так далеко, насколько хватало глаз – процветающий город, окруженный древними каменными укреплениями. Королевский Двор. Соединенный между собой лабиринтом извилистых улиц, он был застроен каменными зданиями всех форм и размеров – для воинов, смотрителей, лошадей, Серебра, Легиона, стражи, казарм, оружейных и вооружения. И среди всего этого сотни домов для его многочисленных людей, которые предпочли жить внутри городских стен. Между этими улицами находились акры травы, королевских садов, каменные площади и бьющие через край фонтаны. Королевский Двор совершенствовался на протяжении столетий его дедом и отцом, чтобы сейчас достичь пика своего великолепия. Несомненно, сейчас это была самая безопасная крепость во всем Западном Королевстве Кольца.

МакГилу посчастливилось иметь самых лучших и самых верных воинов, о которых мог мечтать каждый король. И за всю его жизнь никто не осмеливался нападать на него. Седьмой МакГил восседал на троне. За свои тридцать два года правления он проявил себя как хороший и мудрый король. Во время его царствования земля процветала. Он вдвое увеличил свою армию, расширил свои города, проявлял щедрость по отношению к своим подданным и ни один из них не мог бы на него пожаловаться. Он славился как щедрый король. До того как он занял трон, никогда еще прежде королевство не знало такого процветания и мира.

Хотя именно это мешало МакГилу уснуть этой ночью. Он знал свою историю – никогда еще за все времена не было такого затишья без войны. Он больше не размышлял над тем, будет ли когда-нибудь нападение. Его волновало, когда это случится. И кто нападет.

Разумеется, самая большая угроза находилась за пределами Кольца. Она исходила от империи дикарей, которые правили дальними землями Уайлдс, покорив народы вне Кольца, за пределами Каньона. Дикари никогда не оказывали прямой угрозы ни МакГилу, ни семи поколениям до него. Благодаря своему уникальному географическому положению, его королевство, сформированное в виде идеального круга – кольца – было отделено от остального мира глубоким каньоном шириной в милю, и защищено энергетическим щитом, которое был активно со времен правления первого МакГила. Именно поэтому они могли не бояться Дикарей. Много раз они пытались атаковать, проникнув через щит и пересекая каньон. Тем не менее, ни одна из этих атак не увенчалась успехом. Пока он и его люди оставались в пределах Кольца, им нечего было опасаться.

Но все же это не означало, что внутри королевства не было никакой угрозы. Именно это вынуждало МакГила бодрствовать всю ночь. На самом деле это была причина сегодняшних торжеств. Свадьба его старшей дочери была устроена для того, чтобы успокоить его врагов, чтобы поддержать хрупкий мир между Восточным и Западным Королевствами Кольца.

Несмотря на то, что Кольцо было растянуто на добрых пятьсот миль в каждом направлении, оно было разделено посередине горной цепью – Хайлендс. По другую сторону от Хайлендса раскинулось Восточное Королевство, которое правило второй половиной Кольца. И это королевство, на троне которого столетиями восседали их соперники МакКлауды, веками стремившиеся пытались разрушить хрупкое перемирие с МакГилами. МакКлауды были мятежниками, недовольные своей участью. Они убедили свою часть королевства занять менее плодородные земли. Они также боролись и за Хайлендс, настаивая на том, чтобы завладеть всей горной цепью, но, тем не менее, половина гор принадлежала МакГилам. Время от времени происходили пограничные стычки и существовала вечная угроза вторжения.

Мысли об этом докучали ему. МакКлауды должны быть счастливы – в пределах Кольца они находились в безопасности, защищенные Каньоном, они занимали выбранные ими земли, и им нечего было бояться. Почему они не могли удовлетвориться их собственной половиной Кольца? И только из-за того, что МакГил значительно укрепил свою армию – впервые за всю историю – МакКлауды не осмеливались атаковать. Будучи мудрым королем, МакГил ощущал что-то на горизонте. Он знал, что долго мир не продлится. Поэтому он устроил этот брак своей дочери со старшим принцем МакКлаудов. И вот теперь настал этот день.

Взглянув вниз, он увидел тысячи подданных, одетых в яркие разноцветные туники, которые прибыли изо всех уголков королевства, по обе стороны Хайлендса. Едва ли не все жители Кольца пришли сегодня в его укрепления. Его люди готовились несколько месяцев, следя за тем, чтобы все выглядело процветающим и сильным. Это был не просто день бракосочетания. Это было послание для МакКлаудов.

МакГил окинул взглядом сотни своих солдат, которые стратегически выстроились в ряд вдоль крепостных валов, на улицах, вдоль стен – солдат было больше, чем того требовала необходимость. МакГил был удовлетворен. Это была демонстрация силы, которую он и хотел. Тем не менее, он был весь как на иголках. Обстановка была накалена и перепалка могла возникнуть в любой момент. Он надеялся, что со стороны МакКлаудов не поднимутся сумасброды, разгоряченные напитками. Он осмотрел рыцарские поля и игровые площадки и подумал о предстоящем дне, наполненном играми, рыцарскими турнирами и всеми теми мероприятиями, которые принесет с собой завтрашнее торжество.

Они были сильны. МакКлауды, несомненно, появятся со своей небольшой армией, и каждый рыцарский турнир, каждая борьба, каждое соревнование будут иметь подтекст. Если хоть что-то пойдет не так, это может перерасти в битву.

«Мой Король?»

Он ощутил мягкую руку на своей и, обернувшись, увидел свою Королеву. Крэа все еще оставалась самой красивой женщиной, которую он когда-либо знал. Их брак был счастливым с самого начала его правления. Она родила ему пятерых детей, трое из которых были мальчиками и ни разу ни на что не пожаловалась. Более того, она стала его самым доверенным советником. Спустя годы он мог с уверенностью сказать, что она была мудрее всех его людей. В действительности даже мудрее его самого.

«Это политический день», – сказала она. – «Но это также и свадьба нашей дочери. Постарайся получить удовольствие. Это случится только
Страница 9 из 16

однажды».

«Когда у меня ничего не было, я волновался меньше», – ответил он. – «А теперь, когда у нас есть это все, тревога переполняет меня. Мы в безопасности. Но я не чувствую себя защищенным».

Она посмотрела на него большими карими глазами, полными сострадания. Казалось, вся мудрость мира заключалась в этих глазах. Ее веки опустились, как всегда, что придавало ей несколько сонный вид. Красивые прямые каштановые волосы, слегка посеребренные сединой, обрамляли ее лицо. Она нисколько не изменилась – только несколько морщинок пролегли на лице.

«Потому что ты не в безопасности», – сказала она. – «Ни один король не может чувствовать себя защищенным. В нашем дворе гораздо больше шпионов, чем тебе хотелось бы знать. И такова правда».

Она наклонилась и, улыбнувшись, поцеловала его.

«Постарайся насладиться праздником», – посоветовала она. – «В конце концов, это же свадьба».

После этих слов она развернулась и вышла из крепостного вала.

МакГил наблюдал за тем, как она уходит, после чего отвернулся и выглянул во двор. Она была права. Впрочем, она всегда права. Он действительно хотел насладиться праздником. МакГил любил свою старшую дочь и, в конце концов, это была ее свадьба. Это был самый красивый день самого красивого времени года – весны в самом ее разгаре, на пороге лета. На небе было два идеальных солнца и дул легчайший бриз.

Все цвело – деревья повсюду утопали в палитре розовых, фиолетовых, оранжевых и белых цветов. Он ничего не желал так сильно, как спуститься и сесть со своими людьми, наблюдая за тем, как его дочь выходит замуж, пить эль до тех пор, пока не сможет взять ни капли в рот.

Но он не мог. Прежде чем выйти из своего замка, он должен выполнить целый ряд обязательств. В конце концов, свадьба дочери возлагала на короля определенные обязанности – он должен встретиться со своим советником, со своими детьми, и с целым рядом просителей, у которых было право увидеть Короля в этот день. Он будет счастлив, если ему удастся покинуть свой дворец для вечерней церемонии.

* * *

МакГил был одет в свой лучший королевский наряд – черные бархатные брюки, золотой пояс, королевская мантия, сделанная из изысканного пурпурного и золотого шелка, белая накидка, блестящие кожаные сапоги до голени, и корона – богато украшенный золотой обод с большим рубином посередине. Он расхаживал по залу замка в окружении слуг. Он шагал из комнаты в комнату, спустившись с парапета. Он проходил через свои королевские покои, через большой арочный зал с его возвышающимися потолками и рядами цветного стекла. Наконец, он подошел к старинной дубовой двери – толстой, словно ствол дерева, которую его слуги открыли прежде, чем отступить в сторону. Он вошел в Тронный Зал.

Его советники встал по стойке смирно, когда МакГил вошел. Дверь за ним захлопнулась.

«Присаживайтесь», – сказал он резче, чем обычно. Он устал, особенно сегодня, от бесконечных формальностей правления королевством и хотел покончить с ними. Он прошел через Тронный Зал, который никогда не переставал производить на него впечатление. Его потолки были пять футов в высоту, одна стена полностью была покрыта витражами, пол и стены сделаны из камня, толщиной в полметра. Этот зал легко мог бы вместить сотню сановников. Но в такой день, как сегодня, когда был созван совет, здесь находились только он и его группа его советников. В зале стоял огромный стол в форме полукруга, за которым стояли его советники.

Он прошел через отверстие, прямо к центру, где находился его трон. Поднявшись по каменным ступенькам, прошел мимо резных золотых львов и опустился на красную бархатную подушку, полностью выделанную золотом, которая лежала на его троне. На этом троне сидели его отец и дед, а также все остальные МакГилы до них. Присев, МакГил почувствовал бремя его предков – всех поклонений – над собой.

Он окинул взглядом присутствующих советников. Здесь были Бром, его генерал и советник по военным делам; Кольк, генерал Легиона мальчиков; Абертоль, самый старший в группе, ученый и историк, наставник королей трех поколений; Фирт, его советник по внутренним делам двора, тощий человек с короткими седыми волосами и запавшими, постоянно бегающими, глазами. МакГил никогда не доверял Фирту и в действительности никогда не понимал его титула. Но его отец и дед держали советника по внутренним делам, и он сохранил эту должность за Фиртом из уважения к ним. Здесь также были Оуэн, его казначей; Брада, советник по внешним делам; Эрнан, его сборщик налогов; Дювейн, его советник по народным массам; и Кельвин, представитель знати.

Конечно, Король обладал абсолютной властью. Но его королевство было либеральным, и его отец всегда гордился тем, что позволял знати сказать свое слово по всем вопросам, через своего представителя. Баланс власти между королем и знатью исторически был непростым. Теперь здесь царила гармония, но в прежние времена происходили восстания и борьба за власть между знатью и членами королевской семьи. Сейчас они достигли прекрасного равновесия.

Осматривая комнату, МакГил заметил, что не хватает одного человека – именно того человека, с которым он больше всего хотел поговорить. В зале не было Аргона. Как обычно, невозможно было предсказать, когда и где он появится. Это приводило его в бешенство, но выбора у него не было. Друиды были непостижимы для него. В его отсутствие МакГил еще больше торопился. Он хотел скорее с этим покончить и приступить к тысяче других дел, которые ожидали его до бракосочетания. Группа советников села напротив него вокруг полукруглого стола, каждый из них сидел на стуле из древнего дуба с искусно вырезанными деревянными ручками.

«Мой сир, позволите ли Вы мне начать?» – начал Оуэн.

«Начинай, только покороче. Времени у меня сегодня в обрез».

«Сегодня Ваша дочь получит много подарков, которые, как мы все надеемся, наполнят ее казну. Тысячи людей отдают дань, принеся Вам подарки лично. Они посещают наши бордели и таверны, что также пополнит нашу казну. Но все же подготовка к сегодняшнему торжеству истощит значительную часть королевской казны. И советую повысить налог для людей и для знати. Одноразовый налог, чтобы возместить затраты на это значительное событие».

МакГил увидел тревогу на лице своего казначея. Его желудок сжался от одной мысли об истощении казны. Тем не менее, он не будет снова повышать налоги.

«Лучше иметь скудную казну, но верных подданных», – ответил МакГил. – «Богатство приходит, когда счастливы наши подданные. Мы не будем возлагать на них больше».

«Но, мой мир, если мы не…»

«Я уже решил. Что еще?»

Удрученный Оуэн откинулся на спинке стула.

«Мой король», – произнес Бром своим глубоким голосом. – «По Вашему приказу мы поставили большую часть наших сил во дворе для сегодняшнего мероприятия». Демонстрация силы будет впечатляющей. Но если где-нибудь в королевстве произойдет нападение, мы будем уязвимы».

МакГил кивнул, размышляя об этом.

«Наши враги не станут атаковать нас в то время, когда мы их кормим».

Мужчины рассмеялись.

«А что насчет Хайлендса?»

«Несколько недель не поступало никаких известий об активности в тех местах. Кажется, их войска утихли на время подготовки к свадьбе. Возможно, они готовы заключить
Страница 10 из 16

перемирие».

МакГил не был уверен в этом.

«Это означает или то, что организация этого брака приносит свои плоды, или то, что они собираются напасть на нас в другое время. Что ты думаешь об этом, старик?» – спросил МакГил, обращаясь к Абертолю.

Абертоль прочистил горло и произнес скрипучим голосом: «Мой сир, Ваш отец и Ваш дед никогда не доверяли МакКлаудам. Тот факт, что они спят, не означает, что они не проснутся».

МакГил кивнул, оценив его мнение.

«А что насчет Легиона?» – спросил он, повернувшись к Кольку.

«Сегодня мы приветствовали новобранцев», – ответил Кольк, быстро кивнув.

«Мой сын среди них?» – спросил МакГил.

«Он заметно выделяется из всех, славный парень».

МакГил кивнул, после чего обратился к Браде.

«А что слышно за пределами Каньона?»

«Мой сир, наши патрули видели больше попыток пересечь мост через Каньон последние недели».

Мужчины зашептались. МакГил почувствовал, как сжался его желудок от одной только мысли об этом. Энергетическое поле было непобедимым, тем не менее, эти новости не сулят ничего хорошего.

«А что если они предпримут полноценную атаку?» – спросил он.

«Пока поле активно, нам нечего опасаться. Дикарям веками не удавалось разрушить Каньон. Нет никакой причины полагать, что им это удастся».

МакГил не был так уверен. Нападение извне почему-то не происходило до сих пор, и он не переставал размышлять над тем, когда же это может случиться.

«Мой сир», – произнес Фирт своим гнусавым голосом. – «Я должен добавить, что сегодня наш двор наполнен многими подданными из королевства МакКлаудов. Они почувствуют себя оскорбленными, если Вы не примете их, независимо от того, являют ли они бунтарями или нет. Я бы посоветовал Вам потратить час-другой после обеда, чтобы поприветствовать каждого из них. Они принесли с собой много подарков, большую свиту и, к слову сказать, много шпионов».

«Кто сказал, что шпионы уже не здесь?» – спросил МакГил, внимательно глядя на Фирта, думая о том, не является ли Фирт одним из них.

Фирт открыл рот, чтобы ответить, но МакГил вздохнул и поднял ладонь, велев ему не продолжать. «Если это все, я ухожу, чтобы принять участие в бракосочетании моей дочери».

«Мой сир», – произнес Кельвин, прочистив горло. – «Разумеется, это еще не все. Я говорю о традиции, сопровождающей свадьбу старшего ребенка, когда каждый МакГил называл своего приемника. Люди ждут, что Вы сделаете то же самое. Они говорят об этом и было бы неразумно разочаровывать их. Особенно когда Меч Судьбы все еще неподвижный».

«Вы хотите, чтобы я назвал своего наследника в то время, как сам я еще в расцвете лет?» – спросил МакГил.

«Я не хотел Вас обидеть, мой сир, – запнулся Кельвин. Он выглядел обеспокоенным.

МакГил поднял руку. «Я знаю традицию. И действительно я назову сегодня своего приемника».

«Вы сообщите нам, кто он?» – спросил Фирт.

Раздраженный МакГил смерил его взглядом. Фирт был сплетником, которому он не доверял.

«Вы узнаете новости в подходящее время».

МакГил встал и его советники последовали его примеру. Они поклонились и поспешили из зала.

МакГил не знал, сколько времени он находился там, предавшись размышлениям. В такие дни он жалел о том, что он – король.

* * *

МакГил спустился с трона, стук его сапог нарушал тишину. Он пересек зал и сам открыл древнюю дубовую дверь. Дернув железную ручку, он вошел в боковые покои.

Он наслаждался покоем и уединенностью этой уютной комнаты, как всегда. Расстояние между ее стенами едва ли достигало больше двадцати шагов в любом направлении, хотя потолок был высоким и арочным. Эта комната полностью была сделана из камня, на одной стене было маленькое круглое витражное окно. Свет лился через его желтые и красные стекла, освещая единственный предмет в этой практически пустой комнате.

Меч Судьбы.

Он находился в центре покоев, лежа горизонтально на железных зубцах словно искушая. С тех пор как был еще мальчишкой, МакГил приближался к нему, обходил его и рассматривал. Меч Судьбы. Легендарный меч, источник власти и могущества всего его королевства, передаваемый от одного поколения следующему. Тот, кто сможет поднять его, станет Избранным – тем, кому суждено править королевством, кто освободит королевство от всех угроз – внутренних и внешних угроз Кольца. Это была красивая легенда, с которой он вырос, и поскольку он был помазан на царствование, МакГил попытался поднять его – только короли дома МакГилов имели право попытаться. Ни одному королю до него это не удалось. Он был уверен, что он другой. Он был уверен, что станет Избранным.

Но он ошибался, как и все его предшественники. И эта неудача отравила его царствование.

Сейчас МакГил рассматривал его длинное лезвие, сделанное из таинственного металла, который никто не мог разгадать. Происхождение меча было даже более туманным – поговаривали, что он был извлечен из земли во время землетрясения.

Рассматривая меч, он снова ощутил горечь поражения. Возможно, он и хороший король, но он не является Избранным. Его люди знали об этом. Его враги знали это. Даже если он и хороший король, не важно, что он сделает – ему никогда не стать Избранным.

Иначе, как он подозревал, в его дворе было бы меньше беспорядков, меньше заговоров. Его собственные люди больше доверяли бы ему, а враги и не подумали бы о нападении. Какая-то часть его хотела, чтобы меч просто исчез вместе с легендой о нем. Но он знал, что этому не бывать. Это было проклятием – и властью – легенды. Это было даже сильнее армии.

Глядя на меч в тысячный раз, МакГил не мог не задаться вопросом о том, кто же станет этим Избранным. Кому из его рода будет суждено завладеть им? Он думал о том, что ждет его впереди, о своей обязанности назвать приемника. МакГил спрашивал себя, предназначено ли кому-нибудь судьбой поднять этот меч.

«Его лезвие тяжелое», – раздался голос.

МакГил обернулся, удивившись тому, что он не один в комнате.

Позади него в дверях стоял Аргон. МакГил узнал этот голос еще до того, как увидел его владельца. Он был одновременно и раздражен из-за того, что друид не появился раньше, и доволен, потому что теперь Аргон все-таки был здесь.

«Ты опоздал», – заметил МакГил.

«Ваше ощущение времени не распространяется на меня», – ответил Аргон.

МакГил повернулся к мечу.

«Ты когда-нибудь думал, что я смогу овладеть им?» – задумчиво спросил он. – «В тот день, когда я стал Королем?»

«Нет», – решительно ответил Аргон.

Обернувшись, МакГил уставился на него.

«Ты знал, что я не смогу. Ты видел это, не так ли?»

«Да».

МакГил задумался над этим.

«Ты испугал меня, ответив прямо. Это на тебя не похоже».

Аргон молчал пока, наконец, МакГил не понял, что больше он ничего не скажет.

«Сегодня я назову своего приемника», – сообщил МакГил. – «Я чувствую себя бесполезным из-за того, что вынужден сделать это сегодня. Это крадет радость короля в день бракосочетания его ребенка».

«Возможно, эта радость должна быть сдержанной».

«Но впереди у меня долгие годы правления», – оправдывался МакГил.

«Возможно, не такие долгие, как ты думаешь», – произнес Аргон.

Удивившись, МакГил сузил глаза. Это было сообщение?

Но Аргон больше ничего не добавил.

«Шесть детей. Кого я должен выбрать?» – задал вопрос МакГил.

«Почему ты спрашиваешь меня? Ты уже
Страница 11 из 16

выбрал».

МакГил посмотрел на него. «Ты многое видишь. Да, я выбрал. Но все же я хочу знать, что ты думаешь».

«Думаю, ты сделал верный выбор», – сказал Аргон. – «Но помни, что король не может править из могилы. Независимо от того, кого ты выбрал, у судьбы также есть право выбора».

«Буду ли я жить, Аргон?» – серьезно спросил МакГил. Этот вопрос он хотел задать с прошлой ночи, когда проснулся от ужасного кошмара.

«Прошлой ночью мне приснился ворон», – добавил он. – «Он прилетел и украл мою корону. А после другой ворон вернул ее мне. И тогда я увидел перед собой раскинувшееся царство. Когда я вошел, оно стало черным. Бесплодным. Пустым».

Он взглянул на Аргон влажными глазами.

«Это был всего лишь сон или нечто большее?»

«Сны всегда означают нечто большее, не так ли?» – спросил Аргон.

МакГил похолодел от страха.

«Где опасность? Скажи мне только это».

Аргон подошел ближе и заглянул ему прямо в глаза. МакГилу показалось, словно он заглянул в иную сферу.

Аргон наклонился вперед и прошептал:

«Всегда ближе, чем ты думаешь».

Глава четвертая

Тор спрятался в соломе в задней части повозки, которая везла его по проселочной дороге. Он пробрался к дороге прошлой ночью и терпеливо ждал, пока не появилась достаточно большая повозка, в которой он мог незаметно спрятаться. К тому времени уже было темно, и повозка передвигалась достаточно медленно для того, чтобы он разбежался и прыгнул сзади.

Тор приземлился в сено и зарылся в него. К счастью, извозчик его не заметил. Он не был уверен, что повозка направляется в королевский двор, но, во всяком случае, она двигалась в том направлении. А повозка этого размера и с этими отметками могла ехать и в несколько других мест.

Тор ехал всю ночь. Долгие часы он лежал без сна, думая о своей встрече с Сиболдом. С Аргоном. Он думал о своей судьбе. О доме, который он покинул. О своей матери. Он чувствовал, что вселенная ответила ему, сообщила, что у него другая судьба. Тор лежал там, положив руки под голову, и смотрел на ночное небо, видимое через рваный брезент. Он наблюдал за такой яркой вселенной, за далекими красными звездами. Тор был счастлив. Это было первое в его жизни путешествие. Он не знал, куда едет, главное – он ехал. Так или иначе, но он доберется до королевского двора.

Когда Тор открыл глаза, уже наступило утро, свет наполнил повозку. Он осознал, что задремал. Тор быстро сел и осмотрелся, ругая себя за сон. Ему следовало быть более бдительным – Тору повезло, что его не обнаружили.

Повозка все еще двигалась, но ее уже не так трясло. Это могло означать только одно – теперь дорога была получше. Должно быть, они приближались к городу. Тор посмотрел вниз и увидел гладкую дорогу без камней и канав, выложенную мелкими белыми ракушками. Его сердце учащенно забилось – они подъезжали к королевскому двору.

Тор выглянул из повозки и был потрясен. Чистые улицы были оживлены. Дюжины повозок всех форм и размеров везли различные вещи, заполняя дороги. Одна была нагружена мехами, другая – коврами, третья – цыплятами. Между ними ходили сотни купцов, некоторые из них вели скот, другие на своих головах несли корзины с разными товарами. Четверо мужчин несли сверток шелка, балансируя на столбах. Это была целая армия людей, которая двигалась в одном направлении.

Тор чувствовал себя живым. Никогда прежде он не видел так много людей, так много товаров, так много событий сразу. Всю свою жизнь он провел в маленькой деревне, а теперь он находился в эпицентре, поглощенный человечеством.

Он слышал громкий шум, скрежет цепей, удар огромного куска дерева, сильно сотрясающего землю. Через несколько минут послышался другой звук – стук лошадиных копыт по дереву. Тор посмотрел вниз и понял, что они проезжали через мост – под ними проходил ров с водой. Это был разводной мост.

Тор высунул голову и увидел огромные каменные столбы и зубчатые железные ворота наверху. Они проезжали через Королевские Ворота – самые большие ворота, которые он когда-либо видел. Он посмотрел вверх на зубцы, испугавшись того, что если бы они вдруг обрушились, то разрезали бы его пополам. Он заметил, как входят четверо стражников Королевского Серебра и почувствовал, как заколотилось его сердце.

Они проехали через длинный каменный туннель, после чего перед ними вновь открылось небо. Теперь они находились в королевском дворе.

Тор с трудом верил своим глазам. Здесь было даже больше движения, если это было возможно. Казалось, здесь находились тысячи людей, перемещающихся в разных направлениях. Повсюду были обширные участки с идеально подрезанной травой и цвели цветы. Вдоль дороги, которая здесь была шире, выстроились киоски, продавцы и каменные здания. И посреди всего этого люди Короля – солдаты, облаченные в доспехи.

От волнения он невольно поднялся, и в этот момент повозка остановилась, отбросив его назад, на солому. Он не успел подняться, когда услышал звук опустившегося засова. Тор увидел сердитого лысого старика, одетого в лохмотья. Извозчик потянулся и, схватив Тора своими костлявыми руками за щиколотки, вытащил его из повозки.

Тор пролетел и приземлился на грязную дорогу, подняв облако пыли. Вокруг него поднялся смех.

«Если в следующий раз ты поедешь в моей повозке, мальчишка, тебя закуют в кандалы! Тебе повезло, что я не вызвал солдат Серебра!»

Старик отвернулся и сплюнул, после чего поторопился вернуться в свою повозку и ударил своих лошадей кнутом.

Пристыженный Тор медленно и, собравшись с мыслями, поднялся на ноги. Он осмотрелся. Двое прохожих посмеивались над ним и Тор, презрительно усмехнувшись, заставил их отвернуться. Он стряхнул грязь со своей одежды и потер руки – не тело, но его гордость была уязвлена.

Настроение вернулось к нему, когда он оглянулся, ослепленный происходящим. Тор понял, что он счастлив уже хотя бы потому, что добрался сюда. Теперь, выбравшись из повозки, он мог, наконец, рассмотреть двор свободно. Зрелище было потрясающим: двор растянулся так далеко, насколько хватало глаз. Посредине находился великолепный каменный дворец, окруженный возвышающимися укрепленными каменными стенами, увенчанными парапетами, на вершине которых повсюду патрулировала армия Короля. Вокруг него были поля зелени, каменные площади в идеальном состоянии, фонтаны и рощи деревьев. Это был город. И он был наполнен людьми. Туда-сюда сновал разный люд – купцы, солдаты, сановники, и все куда-то спешили. Тору понадобилось несколько минут, чтобы понять, что здесь происходили нечто особенное. Когда он прошел дальше, то увидел приготовления – размещались стулья, был возведен алтарь. Похоже, здесь готовились к свадьбе.

Сердце Тора екнуло, когда он увидел вдалеке рыцарский переулок с длинной тропой и разделяющей веревкой. На одном поле он увидел солдат, бросающих копья в далекие мишени, а на другом – лучников, целящихся в солому. Казалось, словно везде происходили игры, соревнования. Также здесь звучала музыка – лютни, флейты и цимбалы, группы блуждающих музыкантов. Повсюду было вино – люди выкатили огромные бочки с вином; а также еда – накрывались столы, которые растягивались на столько, насколько их мог охватить взгляд. Тору показалось, что он прибыл в разгар большого праздника.

Ослепленный всем увиденным, Тор
Страница 12 из 16

почувствовал потребность найти Легион. Он уже опоздал, но ему нужно было заявить о себе.

Он поспешил к первому человеку, которого он увидел – к старику, который, в своем окровавленном одеянии, похожий на мясника, шел в спешке по дороге. Все в этом городе куда-то спешили.

«Простите, сэр», – обратился к нему Тор, хватая старика за руку.

Мужчина пренебрежительно посмотрел на руку Тора.

«В чем дело, мальчик?»

«Я ищу королевский Легион. Вы знаете, где они тренируются?»

«Неужели я похож на карту?» – зашипел старик и ушел прочь.

Тора поразила его грубость.

Он поспешил к женщине, которая разминала муку за длинным столом. Там были и другие женщины и все они усердно работали. Тор подумал, что одна из них должна знать ответ на его вопрос.

«Прошу прощения, мисс», – сказал он. – «Возможно, Вы знаете, где тренируется Легион Короля?»

Они переглянулись между собой и захихикали. Некоторые из них были всего лишь на несколько лет старше Тора.

Самая старшая девушка обернулась и посмотрела на него.

«Ты не там ищешь», – ответила она. – «Здесь мы готовимся к празднику».

«Но мне сказали, что они тренируются во дворе Короля», – сказал сбитый с толку Тор.

Девушки снова расхохотались. Самая старшая из них положила руки на берда и покачала головой.

«Ты ведешь себя так, словно впервые находишься в королевском дворе. Ты хоть представляешь, насколько он большой?»

Тор покраснел, когда другие девушки рассмеялись, после чего, наконец, ушел.

Ему не нравилось, когда над ним смеялись.

Он увидел перед собой дюжину дорог, петляющих в разные стороны через королевский двор. В каменных стенах была, по крайней мере, дюжина входов. Размер и масштабы этого замка были ошеломляющими. Он поежился от мысли о том, что он может искать не один день и все равно ничего не найти.

Внезапно его посетила мысль: конечно же, солдат наверняка знает, где тренируются другие. Он нервничал и не решался подойти к настоящему солдату Короля, но понял, что должен.

Развернувшись, Тор поспешил к стене, к стоящему на страже солдату у ближайшего входа в надежде, что тот не вышвырнет его вон. Солдат стоял ровно, глядя прямо перед собой.

«Я ищу Легион Короля», – сказал Тор, призывая свой самый храбрый голос.

Солдат продолжал смотреть перед собой, игнорируя его.

«Я сказал, что ищу Легион Короля!» – настаивал Тор громче, пытаясь привлечь к себе внимание солдата.

Через несколько секунд тот смерил его взглядом, усмехнувшись.

«Можете ли Вы сказать мне, где он?» – повторил Тор.

«А какое у тебя к ним дело?»

«Очень важное дело», – убеждал его Тор, надеясь, что солдат не прогонит его.

Солдат отвернулся от него, снова уставившись перед собой и проигнорировав Тора. Тор почувствовал, как его сердце упало. Он боялся, что уже никогда не получит ответ.

Ему показалось, что прошла вечность, прежде чем солдат ответил: «Иди к восточным воротам, затем направляйся на север как можно дальше. Подойди к третьим воротам слева, затем поверни направо, а потом снова направо. Пройди через вторую каменную арку – их плац находится за воротами. Но я должен сказать тебе, что ты зря теряешь время. Они не принимают посетителей».

Это было именно то, что Тор хотел услышать. Он развернулся и побежал через поле, следуя направлениям, повторяя их про себя, пытаясь их запомнить. Он заметил, что солнце в небе поднялось выше, и молился только о том, чтобы он не пришел слишком поздно.

* * *

Тор бросился вниз по чистым, выложенным ракушками, тропинкам, петляя через королевский двор. Он изо всех сил старался придерживаться направления, надеясь, что он не сбился с пути. В дальнем конце двора он увидел ворота и выбрал третьи слева. Тор пробежал через них, а затем последовал по развилкам, пробегая тропу за тропой. Он бежал против движения, тысячи людей наполняли город, толпа росла с каждой минутой. Тор задевал плечами игроков на лютне, жонглеров, шутов и прочих артистов. Все они были одеты в свои лучшие наряды.

Мыль о том, что отбор начнется без него, была невыносима для Тора. Он попытался сконцентрироваться, пробегая тропу за тропой, высматривая какой-либо признак тренировочной площадки. Он прошел через арку, свернул к другой, после чего вдалеке увидел пункт своего назначения – мини-Колизей, построенный из камня в форме идеального круга. Солдаты охраняли огромные ворота в его центре. Тор услышал приглушенные аплодисменты за его стенами, и его сердце забилось быстрее. Именно это место он искал.

Он ускорил шаг, его легкие горели. Когда он добежал до ворот, двое стражников выступили вперед и опустили свои копья, преграждая ему путь. Третий стражник выступил вперед, подняв ладонь.

«Стой здесь», – приказал он.

Тор остановился, задыхаясь. Он с трудом сдерживал свое воодушевление.

«Вы… не понимаете», – выдохнул он, запинаясь, поскольку ему не хватало воздуха. – «Я должен попасть внутрь. Я опоздал».

«Опоздал для чего?»

«Для отбора».

Стражник – грузный человек низкого роста с рябой кожей – обернулся и посмотрел на других, в глазах которых читался цинизм. Повернувшись к Тору, он окинул его пренебрежительным взглядом.

«Новобранцев привезли несколько часов назад, в королевском фургоне. Если тебя не пригласили, ты не можешь войти».

«Но вы не понимаете. Я должен…»

Стражник протянул руку и схватил Тора за рубашку.

«Это ты не понимаешь, наглый мальчишка. Как ты смеешь приходить сюда и пытаться прорваться внутрь силой? А теперь уходи, пока я не заковал тебя в кандалы».

Он толкнул Тора, который отскочил на несколько футов.

Тор ощутил острую боль в груди в том месте, где рука стражника коснулась его. Более того, он почувствовал боль от того, что его отвергли. Он был возмущен. Тор преодолел весь этот длинный путь не для того, чтобы стражник отослал его до того, как он предстанет перед Легионом. Он должен попасть внутрь.

Стражник повернулся к своим напарникам, а Тор медленно отошел, собираясь обойти круглое здание с другой стороны. У него появился план. Он шел до тех пор, пока не скрылся из виду, затем побежал вдоль стен. Он оглянулся, чтобы убедиться, что стражники не видят его, затем увеличил скорость и бросился бежать что есть сил. Наполовину оббежав здание, Тор заметил другое отверстие на арену – высоко в камне были арочные проемы, заблокированные железными прутьями. В одном из этих проемов не хватало прутьев. Он услышал очередной шум, поднялся и посмотрел.

Его сердце учащено забилось. На круглой тренировочной площадке находилась дюжина новобранцев, включая его братьев. Выстроившись в ряд, все они стояли лицом к лицу к воинам Серебра. Люди Короля проходили между ними, рассматривая их и принимая решение. Другая группа новобранцев стояла в стороне, под бдительным взглядом солдата, и бросала копья в отдаленную мишень. Один из них не попал в цель.

Кровь Тора закипела от возмущения. Он мог бы попасть во все эти мишени – он был так же хорош, как и каждый из них. Было несправедливым оставлять его в стороне только потому, что он был младше и не такой крепкий.

Внезапно Тор почувствовал чью-то руку на своем плече. Его отбросили назад и он пролетел в воздухе. Приземлившись на землю, он больно ударился. Переведя дыхание, Тор увидел солдата, охраняющего ворота, который окинул его презрительным взглядом
Страница 13 из 16

сверху вниз.

«Что я сказал тебе, мальчишка?»

Прежде чем Тор смог что-то ответить, стражник наклонился и больно ударил Тора ногой. Тор почувствовал тяжелый удар по ребрам, когда солдат ударил его второй раз. На этот раз Тор поймал ногу солдата в воздухе. Он дернул ее, лишив ее равновесия и сбив его с ног.

Сам Тор быстро поднялся на ноги. Одновременно с ним стражник тоже поднялся. Тор посмотрел на него, пораженный тем, что только что сделал. Напротив него стоял рассерженный солдат.

«Сейчас я не просто закую тебя в кандалы!» – зашипел он. – «Но я заставлю тебя заплатить. Никто не смеет трогать стражника Короля! Забудь о вступлении в Легион – теперь ты отправишься в подземелье! Тебе повезет, если ты еще когда-нибудь увидишь солнечный свет!»

Солдат достал цепь с кандалами на конце. Он приблизился к Тору, желая возмездия.

Тор лихорадочно размышлял. Он не мог позволить заковать себя в кандалы, но вместе с тем он не хотел причинять вред королевской страже. Он должен быстро что-то придумать.

Он вспомнил о своей праще. Его рефлексы сработали быстрее разума, он схватил ее, поместил туда камень, прицелился и выстрелил.

Камень пролетел и выбил кандалы из рук пораженного стражника. Он также угодил по его пальцам. Солдат отстранился и встряхнул свою руку, закричав от боли, в то время как кандалы с грохотом упали на землю. Бросая на Тора уничтожающий взгляд, стражник вынул свой меч. Тор увидел отличное металлическое кольцо.

«Это была твоя последняя ошибка», – мрачно пригрозил ему солдат, наступая.

У Тора не было выбора – этот человек просто его ему не оставил. Он поместил другой камень в свою пращу и метнул его. Он целился обдуманно – он хотел не убить стражника, а только остановить его. Поэтому вместо того чтобы целиться ему в сердце, нос, глаз или голову, Тор прицелился в место, которое, как он знал наверняка, остановит его, но не убьет. Он прицелился стражнику между ног.

Тор метнул камень не в полную силу, но достаточно для того, чтобы заставить человека согнуться пополам. Это был прекрасный удар.

Стражник рухнул, выронив свой меч, и, схватившись за пах, свернулся в клубок.

«Тебя повесят за это!» – застонал он от дикой боли. – «Стража! Стража!»

Тор поднял глаза и вдалеке увидел нескольких королевских стражников, которые бежали к нему.

Теперь или никогда.

Не теряя времени, он побеждал к отверстию. Он должен перепрыгнуть на арену и представить себя. И он сразит любого, кто встанет у него на пути.

Глава пятая

МакГил сидел в верхнем зале своего замка, который он использовал для личных встреч. Он восседал на своем личном троне, вырезанном из дерева, и рассматривал четверых детей, которые стояли перед ним. Здесь был его старший сын Кендрик – отличный двадцатипятилетний воин и настоящий джентльмен. По иронии судьбы, он больше всех остальных детей был похож на МакГила, хотя был его бастардом, рожденным другой женщиной – женщиной, которую МакГил давным-давно забыл. Король вырастил Кендрика вместе со своими законнорожденными детьми, несмотря на первоначальные протесты Королевы, при условии, что он никогда не станет претендовать на трон. Теперь МакГил испытал боль от этой мысли, потому что Кендрик был лучшим молодым человеком, которого он когда-либо знал, – это был сын, которым он гордился. Лучшего претендента на роль наследника престола не было.

Кроме него в зале был и его второй по рождению, но первый законнорожденный сын, который был полной противоположностью Кендрика. Гарет, двадцати трех лет от роду, был худым молодым человеком с впалыми щеками и большими карими, постоянно бегающими глазами. Его характер значительно отличался от характера старшего брата – Гарет был всем тем, кем не мог быть Кендрик: Кендрик был прямолинейный, а Гарет держал свои мысли при себе, в то время как Кендрик был гордым и благородным, Гарет был нечестным и хитрым. МакГила мучила мысль, что он не любит собственного сына. Много раз он пытался исправить его характер, но после некоторых событий в подростковом возрасте мальчика, он решил, что его натура была предопределена: Гарет был коварным, властолюбивым и амбициозным – в самом плохом смысле этих слов. Кроме того, МакГил знал, что его сына интересуют не женщины, а мужчины. Другие короли отстранили бы такого сына, но МакГил был более непредубежденным, и он считал, что это не является причиной, чтобы не любить сына. Он не осуждал Гарета за его пристрастия. МакГил осуждал его за его злую, коварную натуру – на это он не мог не обращать внимания.

Рядом с Гаретом стояла вторая дочь МакГила Гвендолин. Ей только что исполнилось шестнадцать лет, это была очень красивая девушка, чей характер даже превосходил ее красоту. Добрая, щедрая, честная Гвендолин была самой прекрасной девушкой, которую он когда-либо знал. В этом отношении она была похожа на Кендрика. Она посмотрела на МакГила со всей дочерней любовью к отцу. В каждом ее взгляде он читал преданность. Король гордился ею даже больше, чем своими сыновьями.

По другую сторону от Гвендолин стоял младший сын МакГила Рис – гордый и энергичный молодой человек четырнадцати лет, который только-только становился мужчиной. МакГил с удовольствием наблюдал за его вступлением в Легион и уже видел, каким мужчиной станет Рис. МакГил не сомневался, что однажды Рис станет лучшим среди его сыновей и прекрасным правителем. Но этот день еще не пришел. Он все еще был слишком молод, и ему предстояло многому научиться.

МакГил испытывал смешанные чувства, рассматривая четверых своих детей – трех сыновей и дочь – которые стояли перед ним. Он одновременно испытывал и гордость, и разочарование. Он также чувствовал злость и раздражение из-за того, что двое его детей отсутствовали. Его старшая дочь Луанда, разумеется, готовилась к своей собственной свадьбе и, поскольку, выйдя замуж, она собиралась отбыть в другое королевство, она не должна была участвовать в этом обсуждении престолонаследия. Но его средний сын Годфри – восемнадцатилетний молодой человек – отсутствовал по непонятной причине. МакГил покраснел от оскорбления.

С самого детства Годфри демонстрировал подобное неуважение к королевству. Он всегда давал понять, что королевство ему безразлично, и он никогда не станет его правителем. К величайшему разочарованию короля, вместо этого Годфри прожигал свои дни в пивных в дурной компании, навлекая все больший позор и бесчестие на свою королевскую семью. Он был бездельником, который спал большую часть своего времени, а в остальное время пил. С одной стороны МакГил почувствовал облегчение, обнаружив его отсутствие, но с другой это было оскорбление, которое он не хотел сносить. На самом деле он ожидал этого, поэтому рано утром отправил своих людей прочесать пивные и привести его во дворец. МакГил сидел и хранил молчание, ожидая появление своего среднего сына.

Наконец, тяжелая дубовая дверь распахнулась и вошла королевская стража, волоча Годфри под руки. Они подтолкнули его, и он споткнулся, когда за ними закрылась дверь.

Его братья и сестра обернулись и посмотрели на него. Годфри был неопрятный, небритый, полураздетый и от него разило элем. Он подарил им наглую улыбку, как, впрочем, и всегда.

«Здравствуй, отец», – произнес Годфри. – «Я пропустил
Страница 14 из 16

все веселье?»

«Ты встанешь рядом со своими братьями и сестрой и выслушаешь меня. А если нет, то – Господи, помоги мне, – я посажу тебя на цепь в подземелье вместе с обычными преступниками, и ты не увидишь пищу – особенно эль – по крайней мере, три дня».

Годфри вызывающе посмотрел на своего отца. В этом взгляде МакГил обнаружил скрытый источник силы, что-то от него самого, искру чего-то, что однажды могло бы сослужить Годфри добрую службу. Разумеется, при условии, что он сможет побороть свою собственную натуру.

Оставаясь верным самому себе, Годфри подождал добрых десять секунд прежде, чем, наконец, уступил и подошел к остальным.

МакГил рассматривал всех пятерых детей, стоящих перед ним: бастарда, интригана, пьяницу, свою дочь и младшего сына. Это была странная группа, и он с трудом верил, что все они являются его детьми. И сегодня, в день бракосочетания его старшей дочери, он должен выбрать, кто же из них станет его наследником. Как это возможно?

Это было бесполезное занятие. В конце концов, он пребывал в расцвете лет и мог править еще лет тридцать. Тот, кого он сегодня назовет своим наследником, может не получить трон еще по меньшей мене несколько десятилетий.

Вся эта традиция раздражала его. Возможно, она была необходима во времена его отца, но никак не сейчас.

Он прочистил горло.

«Мы собрались здесь сегодня, чтобы отдать дань традиции. Как вы знаете, в этот день, когда моя старшая дочь выходит замуж, я должен назвать своего приемника – наследника, который будет править этим королевством. Если я умру, никто не будет править лучше вашей матери. Но законы нашего королевства предписывают, что только потомок короля может наследовать престол. Поэтому я должен выбрать».

МакГил отдышался, задумавшись. Угнетающая тишина повисла в воздухе. Он ощущал напряжение от ожидания. Он заглянул в их глаза и увидел в них разное выражение. Бастард выглядел смирившимся, поскольку он знал, что ему не стать приемником. Глаза интригана горели от амбиций, словно он ждал, что выбор естественно упадет на него. Пьяница смотрел в окно – ему было безразлично. Дочь МакГила взирала на него с любовью, зная, что она не является частью этого обсуждения. Но она любила своего отца несмотря ни на что. То же самое выражение он увидел и у своего младшего сына.

«Кендрик, я всегда считал тебя своим законным сыном. Но законы королевства не позволяют отдать предпочтение кому-то кроме моих законнорожденных детей».

Кендрик поклонился. «Отец, я и не рассчитывал на то, что ты это сделаешь. Я доволен своим положением. Пожалуйста, не позволяй этому поставить тебя в тупик».

МакГил ощутил острую боль, услышав его ответ, поскольку он увидел, насколько искренним он был. Больше всего королю хотелось сделать его своим наследником.

«Остаетесь вы четверо. Рис, ты прекрасный молодой человек. Лучший из всех, кого я когда-либо видел. Но ты еще слишком молод, чтобы быть частью этого обсуждения».

«Я ожидал этого, отец», – ответил Рис, слегка поклонившись.

«Годфри, ты один из троих моих законных сыновей, хотя ты предпочитаешь проводить свои дни в пивных, в грязи. Тебе были предоставлены все привилегии жизни, но ты отверг каждую из них. В моей жизни нет большего разочарования, чем ты».

Годфри скривился и передвинулся, испытывая неудобство.

«Ну, тогда полагаю, мне здесь нечего делать и я могу вернуться в пивную, не так ли, отец?»

Быстро и насмешливо поклонившись, Годфри развернулся и направился к двери.

«Вернись на место!» – закричал МакГил. – «СЕЙЧАС же!»

Но Годфри продолжал идти, игнорируя его. Он пересек комнату и открыл дверь – на пороге стояли два стражника.

МакГил кипел от ярости, когда оба вопросительно посмотрели на него.

Но Годфри не стал ждать – он оттолкнул их со своего пути и вышел в коридор.

«Задержите его!» – крикнул МакГил. – «И держите его подальше от глаз Королевы. Я не хочу, чтобы его мать видела его на свадьбе своей дочери».

«Да, мой сир», – сказали они и, закрыв дверь, поспешили за Годфри.

МакГил сидел, тяжело дыша, с красным лицом, пытаясь успокоиться. В тысячный раз он задавался вопросом, что же он натворил, если заслужил такого сына.

Он посмотрел на остальных детей. Четверо смотрели на него, ожидая в полной тишине. МакГил сделал глубокий вдох, пытаясь сконцентрироваться.

«Остаетесь вы двое», – продолжил он. – «И из вас двоих я выбрал своего приемника».

МакГил повернулся к своей дочери.

«Гвендолин, это будешь ты».

В зале стало трудно дышать. Все его дети казались шокированными и Гвендолин больше всех.

«Вы сказали точно, отец?» – спросил Гарет. – «Вы сказали Гвендолин?»

«Отец, это большая честь для меня», – произнесла Гвендолин. – «Но я не могу этого принять. Я женщина».

«Это правда, женщина никогда не сидела на троне МакГилов. Но я решил, что настало время изменить традицию. Гвендолин, ты самая умная и энергичная молодая девушка из всех, кого я встречал. Ты молода, но с Божьей помощью я еще поживу. И когда придет время, ты будешь готова править королевством. Оно будет твоим».

«Но отец!» – закричал Гарет с пепельным лицом. – «Я старший из твоих законных сыновей! Всегда, на протяжении всей истории МакГилов, королевство переходило старшему сыну!»

«Я – Король», – мрачно ответил МакГил. – «И я определяю традиции».

«Но это несправедливо!» – умолял Гарет, едва ли не плача. – «Я должен стать королем, а не моя сестра. Не женщина!»

«Попридержи язык, мальчик!» – закричал МакГил. Его трясло от ярости. «Ты смеешь оспаривать мое решение?»

«И мне предпочли женщину? Такого ты обо мне мнения?»

«Я принял свое решение», – сказал МакГил. – «Ты будешь уважать и подчиняться ему, как и каждый подданный этого королевства. А теперь вы можете оставить меня».

Его дети быстро склонили головы и поспешили выйти из комнаты.

Но Гарет задержался в дверях, не в силах заставить себя удалиться.

Он обернулся и встретился взглядом с отцом.

МакГил увидел разочарование на его лице. Конечно, он рассчитывал услышать свое имя сегодня. Более того, он хотел этого. Отчаянно. Это нисколько не удивило МакГила – и именно поэтому он не сделал его своим приемником.

«Почему ты ненавидишь меня, отец?» – спросил Гарет.

«Я не испытываю ненависти по отношению к тебе. Я просто не считаю, что ты можешь управлять моим королевством».

«Это почему же?» – настаивал Гарет.

«Потому что это именно то, чего ты жаждешь».

Лицо Гарета стало темно-красным. Разумеется, МакГил высказался о его истинной натуре. Король наблюдал за его глазами, он видел, что они горят ненавистью к нему, о которой он и не подозревал.

Не сказав больше ни слова, Гарет поспешил выйти из зала, захлопнув за собой дверь.

МакГил содрогнулся от последовавшего за этим эха. Он вспомнил взгляд своего сына и ощутил, насколько глубока его ненависть – она куда глубже ненависти его врагов. В этот момент он подумал об Аргоне, о его заявлении, о том, что опасность близко.

Может ли она быть настолько близкой?

Глава шестая

Тор побежал через огромное поле арены что было сил. За спиной он слышал шаги королевских стражников, которые были совсем близко. Они гнались за ним по горячему и пыльному полю, проклиная на ходу. Впереди Тор видел членов Легиона и новобранцев – дюжину молодых людей, таких же, как он,
Страница 15 из 16

только постарше и посильнее. Они тренировались и подвергались проверке в различных умениях: некоторые бросали пики, другие метали дротики, а кто-то практиковал технику боя на копьях. Они целились в отдаленные мишени и редко кто не попадал. Как его соперники, они казались грозными. Среди них была дюжина настоящих рыцарей, членов Серебра, которые стояли в широком полукруге, наблюдая за происходящим. Они оценивали, решая, кого оставить, а кого отправить домой.

Тор знал, что должен доказать, на что он способен, он должен произвести впечатление на этих людей. Через мгновение стражники могут схватить его, и если у него есть какой-либо шанс произвести впечатление, то почему бы не сейчас? Только как? Он лихорадочно соображал, в то время как бежал через двор, полный решимости не сворачивать.

Присутствующие на поле стали замечать, что что-то происходит. Некоторые новобранцы перестали состязаться и обернулись. То же сделали и рыцари. Через несколько минут Тор уже завладел вниманием всех. Они выглядели растерянными. Тор понимал, что они задавались вопросом, кто этот человек, несущийся через их поле, которого преследовали три королевских стражника. Не так он хотел произвести на них впечатление. Всю свою жизнь он по-другому представлял себе свое вступление в Легион.

Пока Тор бежал, думая о том, что же предпринять, все было сделано за него. Один крепкий парень, новобранец, решил выделиться из толпы, остановив Тора. Высокий, мускулистый, в два раза больше Тора он поднял свой деревянный меч, чтобы преградить ему путь. Тор понимал, что он был полон решимости нанести удар и сбить его с ног, чтобы сделать его посмешищем перед другими. Таким образом, он хотел получить преимущество перед другими новобранцами.

Это привело Тора в ярость. У него не было никаких счетов с этим парнем, и это была не его борьба. Но он хотел начать ее только для того, чтобы выделиться на фоне остальных.

Когда Тор подбежал ближе, он с трудом поверил своим глазам – парень был огромный. Он возвышался над Тором, смотрел сверху вниз, нахмурившись, локоны густых черных волос закрывали его лоб. Никогда еще Тор не видел такую огромную квадратную челюсть. Он не знал, как ему удастся прорваться мимо этого здоровяка.

Новобранец атаковал его своим деревянным мечом и Тор знал, что если он не отреагирует быстро, тот собьет его с ног.

Сработали рефлексы Тора. Он инстинктивно вынул свою пращу, откинулся назад и метнул камень в руку нападавшего. Камень угодил в мишень и выбил меч из рук новобранца так легко, словно парень сам его выронил. Он закричал, схватившись за руку.

Тор не терял времени. Он атаковал, воспользовавшись моментом. Подпрыгнув, он ударил парня ногой и уперся двумя ногами в его грудь. Но новобранец был такой крепкий, что Тору показалось, словно он пнул дуб. Он отшатнулся всего лишь на несколько сантиметров, когда Тор застыл как вкопанный и упал на его грудную клетку. «Это не сулит мне ничего хорошего», – подумал Тор, когда он приземлился на землю с глухим стуком. В ушах у него звенело.

Тор попытался подняться на ноги, но здоровяк опередил его. Он нагнулся и, схватил Тора сзади, бросил его, заставив пролететь и упасть лицом в грязь.

Толпа парней быстро собралась вокруг них, подбадривая их громкими возгласами. Униженный Тор покраснел.

Он развернулся, чтобы подняться, но парень был слишком быстрый. Он уже был сверху, прижимая его к земле. Не успел Тор ничего понять, как это превратилось в поединок. Новобранец был невероятно тяжелый.

Тор слышал приглушенные крики других новобранцев, когда они образовали круг, кричали и жаждали крови. Парень бросил на Тора грозный взгляд. Он вытянул свои большие пальцы и потянулся к глазам Тора. Тор не мог поверить в происходящее – казалось, этот здоровяк на самом деле хотел причинить ему увечья. Неужели он действительно хочет получить преимущество таким низким способом?

В последнюю секунду Тор повернул свою голову в сторону и руки новобранца пролетели мимо, погружаясь в грязь. Он воспользовался этим шансом, чтобы выкатиться из-под здоровяка.

Он поднялся на ноги и встретился лицом к лицу с новобранцем, который тоже к тому моменту встал. Парень атаковал и размахался, чтобы ударить Тора по лицу, но тот увернулся в последнюю секунду. Тор понял, что если бы кулак этого здоровяка ударил его, то наверняка сломал бы ему челюсть. Тор протянул руку и ударил его в живот, но это едва ли возымело действие – это было все равно что ударить дерево.

До того, как Тор успел сделать что-то еще, его противник ударил его локтем в лицо.

Тор отшатнулся, покачнувшись от удара. Ему показалось, что по нему ударили молотком и в его ушах раздался звон.

В то время как Тор отступил, все еще пытаясь отдышаться, новобранец снова атаковал его и сильно ударил ему в грудь. Тор отлетел назад и рухнул на землю, приземлившись на спину. Раздались одобрительные возгласы других парней.

Чувствуя головокружение, Тор попытался присесть, но здоровяк напал на него очередной раз, размахнулся и снова ударил его в лицо, повалив Тора на спину. Удар был сильным.

Тор лежал на спине, слушая приглушенные одобрительные крики присутствующих, чувствуя соленый вкус крови, бегущей из его носа и раны на лице. Он застонал от боли. Он поднял глаза вверх и увидел, что здоровяк развернулся и направился к своим друзьям, уже празднуя свою победу.

Тор хотел сдаться. Этот парень был огромный, бороться с ним было бесполезно. Тору не хотелось получить большего наказания. Но что-то внутри него побуждало Тора не отступать. Он не мог проиграть. Только не перед всеми этими людьми.

Не сдавайся. Поднимайся. Вставай!

Каким-то образом Тору удалось собраться с силами. Застонав, он перевернулся и встал на руки и колени, после чего медленно поднялся на ноги. Он повернулся лицом к новобранцу. Из его раны текла кровь, глаза опухли, ему трудно было видеть, сложно было дышать, но он поднял свои кулаки.

Здоровяк обернулся и уставился на Тора. Он в недоумении покачал головой.

«Тебе бы следовало оставаться лежать, парень», – пригрозил он, снова приближаясь к Тору.

«ДОСТАТОЧНО!» – прогремел голос. – «Элден, назад!»

Внезапно вперед выступил рыцарь и встал между ними. Он вытянул вперед руку, не позволяя Элдену подойти ближе к Тору. Толпа утихла, когда все новобранцы увидели рыцаря. Было ясно, что этого к этому человеку следовало относиться с уважением.

Тор поднял глаза, испытывая благоговение в присутствии рыцаря. Ему было двадцать с небольшим – высокий, широкоплечий, с квадратной челюстью, с каштановыми ухоженными волосами. Тору он сразу же понравился. Его первоклассные доспехи, кольчуга из полированного серебра были украшены королевскими метками: сокол – эмблема семейства МакГилов. В горле у Тора пересохло – он стоял перед членом королевской семьи. Он не верил своим глазам.

«Объяснитесь, молодой человек», – обратился он к Тору. – «Почему Вы ворвались на нашу арену без приглашения?»

Тор не успел ответить, как вдруг в круг забежали три члена королевской стражи. Главный охранник встал, тяжело дыша, и ткнул пальцем в Тора.

«Он не подчинился нашему приказу!» – закричал он. – «Я собираюсь заковать его в кандалы и бросить в королевскую темницу!»

«Я не сделал ничего плохого!» –
Страница 16 из 16

запротестовал Тор.

«Неужели?» – возмутился охранник. – «А как насчет того, что ты ворвался в частную собственность Короля без приглашения?»

«Я всего лишь хотел получить шанс!» – крикнул Тор, повернувшись и умоляя стоящего перед ним рыцаря, члена королевской семьи. – «Я только хотел получить шанс, чтобы вступить в Легион!»

«Эта тренировочная площадка только для приглашенных, мальчик», – послышался хриплый голос.

В круг вступил воин лет пятидесяти, широкий и коренастый, с лысой головой, с короткой бородой и со шрамом на носу. Он выглядел так, словно всю свою жизнь был профессиональным солдатом – это было видно и по отметкам на его доспехах, золотой булавке на груди. Он был похож на командующего. Сердце Тора учащенно забилось при его появлении. Это был генерал.

«Меня не пригласили, сир», – сказал Тор. – «Это правда. Но всю свою жизнь я мечтал находиться здесь. Все, чего я хочу, – это шанс показать вам, что я умею делать. Я ничем не хуже всех этих новобранцев. Дайте мне всего один шанс, чтобы доказать это. Пожалуйста. Я всегда мечтал о вступлении в Легион».

«Эта поле битвы не для мечтателей, мальчик», – ответит тот же хриплый голос. – «Он для бойцов. В наших правилах нет исключений – рекрутов избирают».

Генерал кивнул и королевская стража подошла к Тору с кандалами.

Но неожиданно рыцарь, член королевской семьи, вышел вперед и протянул ладонь, останавливая охранников.

«Возможно, в честь сегодняшнего события, можно сделать исключение», – предложил он.

Стража в ужасе посмотрела на него, явно желая возразить. Тем не менее, они вынуждены были прикусить языки в знак уважения к члену королевской семьи.

«Я восхищаюсь твоей храбростью, парень», – продолжал рыцарь. – «Прежде чем мы прогоним тебя, я хотел бы посмотреть, что ты умеешь».

«Но, Кендрик, у нас есть правила», – сказал явно недовольный генерал.

«Королевская семья диктует правила», – строго ответил Кендрик. – «А Легион подчиняется королевской семье».

«Мы подчиняемся твоему отцу, Королю, а не тебе», – возразил генерал не менее вызывающе.

Это было настоящее противостояние. В воздухе повисло напряжение. Тор с трудом верил в то, чему он стал причиной.

«Я знаю своего отца и знаю, чего бы он хотел. Он бы пожелал дать этому мальчику шанс. Именно это мы и сделаем».

Через несколько напряженных минут генерал, наконец, отступил.

Кендрик повернулся к Тору – его глаза, карие и напряженные, смотрели прямо в его глаза. Это был не только принц, но и воин.

«Я дам тебе всего один шанс», – сказал он. – «Давай посмотрим, сможешь ли ты попасть в мишень».

Он жестом указал на стог сена вдалеке через поле с маленьким красным пятном в центре. Из сена торчало несколько копий, но ни одно из них не попало в красную точку.

«Если ты сможешь сделать то, что не удалось никому из этих парней – если ты сможешь попасть в ту отметку – тогда ты можешь к нам присоединиться».

Рыцарь отошел в сторону и Тор почувствовал, что все взгляды устремлены на него.

Он заметил стойку с копьями и тщательно их рассмотрел. Они были гораздо лучшего качества, чем копья, которые ему приходилось видеть раньше, сделанные из прочного дуба, обернутые в натуральную кожу. Его сердце бешено колотилось, когда он выступил вперед, вытирая кровь со своего носа тыльной стороной руки. Впервые в жизни он так сильно нервничал. Разумеется, ему дали непосильную задачу. Но он должен попытаться.

Тор наклонился и выбрал копье – не слишком длинное, но и не короткое. Он взвесил его в своей руке – оно было тяжелым, крепким. Не такие, какими он пользовался дома. Но, тем не менее, оно казалось подходящим. Он почувствовал, что возможно – возможно – он сможет попасть в цель. В конце концов, метание копья было его лучшим умением, сразу после метания камней. Долгие дни, когда он бродил по дикой местности, давали ему различные мишени. Он всегда мог попасть в цель, даже когда это не удавалось сделать его братьям.

Тор закрыл глаза и сделал глубокий вдох. Если он промажет, стражники схватят его и потащат в темницу – и его шанс вступить в ряды Легиона будет упущен навсегда. От одного этого момента зависит все, о чем он когда-либо мечтал.

Сейчас он горячо молился Богу.

Не колеблясь больше ни минуты, Тор открыл глаза, сделал два шага вперед, потянулся назад и метнул копье. Он задержал дыхание, глядя, как оно летит.

Пожалуйста, Господи. Пожалуйста.

Копье прорезало густую, мертвую тишину и Тор чувствовал, как сотни глаз наблюдают за ним.

Затем, когда, как ему показалось, прошла вечность, раздался звук – несомненный звук того, что копье пронзило сено. Тору даже не нужно было смотреть. Он знал, он просто знал, что это был прекрасный выстрел. То, как копье соскользнуло с его руки, угол его запястья подсказали ему, что он попадет в мишень.

Тор осмелился посмотреть и увидел, к своему огромному облегчению, что он не ошибся. Копье угодило в самый центр красной отметки – и его копье было единственным. Он сделал то, что не удалось никому из новобранцев.

Ошеломленная тишина окутала его. Тор почувствовал, что другие новобранцы и рыцари – все уставились на него.

Наконец, Кендрик выступил вперед и удовлетворенно хлопнул по его спине своей ладонью. Он широко улыбался.

«Я был прав», – сказал он. – «Ты останешься!»

«Но, мой лорд!» – закричал королевский стражник. – «Это несправедливо! Этот мальчишка явился непрошенным!»

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/morgan-rays/geroi-v-poiskah-priklucheniy/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.