Режим чтения
Скачать книгу

Голый человек читать онлайн - Десмонд Моррис

Голый человек (сборник)

Десмонд Джон Моррис

Десмонд Моррис, один из самых популярных и оригинальных современных ученых, автор мирового супербестселлера «Голая обезьяна», в этой книге продолжает изучать чрезвычайно увлекательный объект – человека как венец эволюции. В первом произведении, вошедшем в сборник, «Голой женщине», он проводит скрупулезное исследование женщины – самого совершенного организма из когда-либо существовавших на нашей планете. Цель этого исследования, с одной стороны, – изучение сформировавшихся в процессе эволюции анатомических особенностей женского тела, отличающих его от мужского, с другой стороны – знакомство с распространенными в прошлом и существующими по сей день мифами и заблуждениями, обычаями и традициями разных культур, связанными с подчеркиванием этих особенностей ради придания женщине еще большего обаяния и привлекательности.

Вторая книга сборника, «Голый мужчина», представляет собой уникальный путеводитель по мужскому телу. Это своего рода зоологический портрет великолепного образца биологического вида, хотя и повсеместно встречающегося в наши дни, но в исторической перспективе находящегося под угрозой вымирания…

Десмонд Моррис

Голый человек

Desmond Morris

THE NAKED WOMAN, THE NAKED MAN

© Desmond Morris, 2004, 2008

© Сахацкий Г., перевод на русский язык, 2009

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательская Группа «Азбука-Аттикус», 2017

КоЛибри®

* * *

Голая женщина

Я благодарю свою жену Рамону за поддержку и конструктивную критику, коллегу Клайва Бромхалла за ценные советы и сотрудников Random House Марселу Эдвардс, Карону Михел, Дэна Франклина и Илайджу Олфрея за их прекрасное знание издательского дела, а также Надин Базар за подбор иллюстраций и Дэвида Фордхэма за дизайн вкладок.

Введение

Эту книгу можно назвать путеводителем по женскому телу. В ней даны ответы на многие, казалось бы, странные вопросы. Это отнюдь не медицинский труд и не лабораторный анализ психолога, а зоологический портрет, прославляющий женщин такими, какими они являются в реальный мир, в их естественной среде.

В процессе эволюции Homo sapiens женщина претерпела множество драматических изменений – гораздо больше, чем мужчина. Она лишилась определенных свойств, присущих самкам других приматов, и в своем нынешнем виде является уникальным, совершенно необычным существом.

Каждая женщина обладает прекрасным телом – прекрасным, поскольку в нем воплотился блестящий итог миллионов лет эволюции. За этот период оно подверглось поразительным корректировкам и тонким усовершенствованиям, благодаря чему стало самым замечательным организмом на планете. Тем не менее в разные эпохи и в разных уголках мира женщины пытались еще более усовершенствовать свое тело с помощью тысячи различных способов. Некоторые из этих ухищрений вызывали приятные ощущения, некоторые причиняли боль, но цель у них была одна – сделать женское тело еще красивее.

Понятия о красоте варьировались в широких пределах, и каждое общество вырабатывало собственные идеи относительно того, какие черты являются наиболее привлекательными. В одних культурах ценилась стройная фигура, другие отдавали предпочтение округлым формам; в одних – красивыми считалась маленькая грудь, в других – большая; в одних – женщины отбеливали зубы, в других – подпиливали; в одних – они брили голову наголо, в других – отращивали длинные волосы. Даже в западном обществе наблюдаются резкие контрасты, поскольку в мире моды постоянно происходит смена приоритетов.

Итак, в настоящей книге рассматриваются не только анатомические черты, присущие всем женщинам, но и способы, с помощью которых они подчеркивались или скрывались, выделялись или подавлялись.

Давний интерес к теме эволюции женщины и ее статуса несколько лет назад подвиг меня на создание серии телепередач «Мужчина и Женщина» (The Human Sexes), в которой я довольно подробно исследовал природу отношений между мужчинами и женщинами в самых разных уголках нашей планеты. Чем больше я путешествовал, тем больше меня тревожило и выводило из себя то, как обращаются с женщинами во многих странах мира. Несмотря на завоевания феминистского движения на Западе, миллионы женщин в других частях света все еще считаются «имуществом» мужчин и низшими членами общества. Они никогда не слышали о движении суфражисток.

Я, как зоолог, изучавший эволюцию человека, считаю, что эта тенденция мужского господства просто не вписывается в путь развития Homo sapiens, происходившего на протяжении миллионов лет. Своим успехом в качестве высокоразвитого биологического вида мы обязаны разделению труда между представителями разного пола. Мужчины главным образом охотились, а женщины в их отсутствие находились в центре общественной жизни, занимаясь собирательством плодов, съедобных корней и т. д., воспитанием детей и обустройством быта племени. В то время как мужчины выполняли одну задачу, женщины решали сразу несколько проблем. И кстати, такая ситуация сохраняется по сей день. В те времена не было и речи о доминировании представителей одного пола над представителями другого. Они целиком и полностью зависели друг от друга. Между ними существовал баланс – они были разными, но равными.

Баланс нарушился, когда начала увеличиваться численность населения, появились города и члены племени стали гражданами. Важную роль в обществе играла религия. В древности верховным божеством всегда была женщина, но с распространением урбанизации ее статус претерпел катастрофические изменения, и милосердная богиня-мать уступила место властному богу-отцу. Опираясь на поддержку этого бога, безжалостные мужчины утвердили свое социальное превосходство над женщинами и низвели их до подчиненного, униженного положения, очень далекого от того, которое принадлежало им по праву эволюционного развития. Это то самое право, которое пытались вновь обрести суфражистки, а затем феминистки. Можно подумать, что женщины стремились вернуть социальное уважение к себе. В действительности они просто опять хотели играть ту роль, которая была им присуща в древности. На Западе они весьма преуспели в достижении этой цели, но в других частях света их положение не изменилось.

После завершения работы над проектом «Мужчина и Женщина» меня все больше и больше занимала эта тема, и, когда возникла идея переиздать мою книгу «Искусство подглядывания» (Bodywatching) 1985 года, я решил изменить ее концепцию. Вместо того чтобы рассматривать анатомические характеристики обоих полов, я сконцентрировал внимание исключительно на женском теле. В книге «Искусство подглядывания» я шаг за шагом исследовал человеческое тело с головы до пальцев ног или, точнее, с волос головы до ступней. Часть ее текста, хотя и очень незначительная по объему, вошла в настоящую книгу. Начинаясь как новое издание «Искусство подглядывания», «Голая женщина» заканчивается как самостоятельная книга.

В каждой главе я представляю биологический аспект определенной части женского тела – эти аспекты присущи всем женщинам – и затем исследую различные способы, с помощью которых представители разных обществ изменяли данные биологические качества. Это увлекательное
Страница 2 из 36

путешествие, полное открытий, и я очень жалею, что в 18 лет не имел понятия обо всех особенностях и нюансах женского тела.

1

Эволюция

С точки зрения зоолога, человеческие существа – это бесхвостые обезьяны с мозгом очень большого размера. Их наиболее поразительная особенность – невероятный успех, которого им удалось добиться. В то время как другие обезьяны прозябают в последних оставшихся в их распоряжении естественных убежищах, страшась услышать в очередной раз визг бензопил, 6 миллиардов людей распространились по всему земному шару, словно саранча, кардинально изменив его ландшафт.

Секрет этого успеха заключается в их способности жить крупными сообществами, адаптироваться к всевозможным стрессам и плодиться в условиях, которые другим показались бы невыносимыми. Наряду с этим присущее им ненасытное любопытство постоянно подталкивает их к поиску новых возможностей и побуждает к новым свершениям.

Это чудесное сочетание взаимной терпимости и любопытства оказалось возможным благодаря эволюционному процессу, называемому «неотения», в результате которого люди, став взрослыми, сохраняют свойства, присущие детям. Другие животные в юном возрасте игривы, но со временем утрачивают это качество. Люди остаются игривыми на протяжении всей своей жизни – они подобны никогда не взрослеющему Питеру Пэну. Разумеется, повзрослев, они называют игру другими именами: «искусство» или «наука», «спорт» или «философия», «музыка» или «поэзия», «путешествия» или «развлечения». Как и детская игра, все эти виды деятельности требуют новаторства, способности рисковать, пытливости и созидания. И именно они сделали из нас настоящих людей.

У мужчин и женщин эволюционный процесс протекал по-разному. Одни и те же характеристики изменялись у них неодинаковыми темпами. Мужчины сохранили чуть больше особенностей юного возраста в своем поведении, а женщины – в анатомических чертах. Например, мужчины (тридцатилетние) в 15 раз чаще попадают в автомобильные аварии, чем женщины. Дело в том, что у мужчин свойственная детской игре склонность к риску выше, чем у женщин. Хотя это качество часто создает для мужчин проблемы, в древности оно играло чрезвычайно важную роль, ибо без риска охоте не сопутствовала бы удача. Древние женщины представляли собой слишком большую ценность, чтобы их жизнь можно было подвергать опасности на охоте, и поэтому рисковать приходилось мужчинам. Гибель нескольких из них не отражалась на возможностях воспроизводства маленького племени, тогда как гибель нескольких женщин грозила существенно ограничить их. Необходимо помнить о том, что в древности, когда людей на нашей планете было еще мало, воспроизводство членов общества имело огромное значение.

Среди изобретателей намного больше мужчин, чем женщин. Риск, которому подвергались мужчины, носил не только физический характер, поскольку они часто экспериментировали, отказываясь от использования традиционных методов и приемов. Женщины должны были соблюдать осторожность. Они играли центральную роль в жизни племени, неся ответственность практически за все, кроме охоты, и не могли позволить себе дорогостоящие ошибки. В процессе эволюции они лучше, чем мужчины, научились заниматься одновременно несколькими делами, стали более разговорчивыми и общительными, их обоняние, слух, осязание и цветовое зрение сделались более тонкими и острыми, нежели мужские. Женщины стали лучшими, чем мужчины, воспитателями, более внимательными родителями и оказались менее восприимчивыми к болезням – ведь для матери здоровье имело жизненно важное значение.

Наряду с этим в психологическом плане мужчины в большей степени оставались «маленькими мальчиками», чем женщины «маленькими девочками». Мужчины оказались наделены более богатым воображением и порой являются более порочными по сравнению с женщинами. Женщины стали более нежными и заботливыми. Эти различия соответствовали тем ролям, которые представители двух полов играли в обществе. Они дополняли друг друга, и сочетание их качеств гарантировало им общий успех.

В физическом плане ситуация было иной. Вследствие разделения труда мужчины, занимавшиеся охотой, должны были отличаться более атлетическим телосложением. В среднем мышечная масса мужчины составляет 28 килограммов, а женщины всего 15. Обычный мужчина на 30 % сильнее, на 10 % тяжелее и на 7 % выше обычной женщины. Женщина, игравшая столь важную роль в воспроизводстве, должна была быть лучше защищена от алиментарного истощения, а попросту говоря – от голода. В результате в среднем женское тело содержит 25 % жира, тогда как мужское – всего 12,5 %.

Более высокое содержание жира в теле женщины является детской характеристикой, которая наряду с другими подобными характеристиками позволяет ей соответствовать ее роли в обществе. Взрослые мужчины были запрограммированы эволюцией на защиту своего потомства. Чем больше физических детских черт проявляли женщины, тем большее желание заботиться о них вызывали они у мужчин.

В результате голос у взрослой женщины стал более высоким, чем у мужчины. Частота звучания мужского голоса составляет 130–145 герц, а женского – 235–255 герц. Другими словами, женский голос ближе к детскому. Женщины также сохраняют более детские черты лица, особенно в том, что касается волос. У мужчин растут усы, борода и волосы на груди, они отличаются густыми бровями, тяжелыми подбородками и крупными носами, тогда как женское лицо сохраняет детскую гладкость кожи и тонкое строение.

Итак, по мере того как представители двух полов шли по эволюционному пути ко все большей и большей неотении, мужчины все больше вели себя по-детски, меньше меняясь физически, а женщины развивали в себе все больше физических детских черт, проявляя меньше психологических детских качеств.

Здесь необходимо сказать о степени отличия мужчин от женщин. Я уделяю основное внимание всевозможным различиям между представителями человеческих полов. Однако необходимо помнить о том, что и те и другие в 100 раз более «детоподобны», нежели представители полов других биологических видов. Различия между мужчинами и женщинами весьма заметны и очень интересны, но в целом человек есть человек. Я говорю об этих различиях здесь только потому, что с самого начала очень важно отметить следующий факт: женское тело во многих отношениях более совершенно, то есть более «детоподобно», нежели мужское. Осознание этого поможет понять многие особенности анатомии женского тела. Данный факт не все объясняет, поскольку женское тело претерпело множество специфических эволюционных изменений, особенно в сексуальной и репродуктивной сферах, которые превратили его в высокоразвитый и утонченный организм, в чем нам предстоит удостовериться…

2

Волосы

Сегодня каждая женщина так или иначе заботится о своих волосах. Если этого не делать, они превратятся в нечесаную гриву, ниспадающую до коленей, а у чернокожей женщины – в курчавую копну на голове. Антропологи почему-то не задаются вопросом, как нашим далеким предкам удавалось решать эту проблему до изобретения ножей, ножниц, гребешков и других предметов ухода за волосами – возможно потому, что у них нет на него ответа. Зачастую на
Страница 3 из 36

иллюстрациях, изображающих доисторических людей, можно увидеть женщин, выглядящих так, будто, прежде чем позировать, они каким-то загадочным образом посетили парикмахерскую. У них короткие волосы. Может быть, древнейшей профессией является вовсе не проституция, а парикмахерское дело? Здесь что-то не так, и за этой ошибкой, вероятно, кроется одна из величайших тайн женской анатомии, а именно почему женщины отращивают такие длинные волосы? В быту первобытного племенного общества они наверняка представляли для них серьезное неудобство и весьма осложняли жизнь. В чем заключалось эволюционное преимущество этого явного излишества?

Еще более удивительно то, что тело женщины, за исключением головы, подмышечной и генитальной зон, является фактически безволосым. Да, с помощью лупы можно рассмотреть крошечные волоски, покрывающие почти все женское тело, но на расстоянии они незаметны и кожа кажется абсолютно гладкой. Ввиду этого волосы на голове длиной метр выглядят, скажем так, неуместными.

Проследить эволюцию человеческой прически вплоть до самых ее истоков не представляет труда. В гестационном возрасте двадцати шести недель у эмбриона шимпанзе появляются волоски, очень напоминающие волосяной покров взрослого человека.

Сохранение этих волосков у взрослых людей являет собой еще один пример неотении. В отличие от обезьян, которые целиком обрастают шерстью еще до рождения, человеческое тело на протяжении всей жизни остается покрытым волосками, какими оно было покрыто эмбрионально. Мужчин отличает более выраженный волосяной покров по сравнению с женщинами – у них растут усы, борода и волосы на груди, но бо?льшая часть поверхности тела представителей обоих полов является безволосой. Волосы на груди не защитят от холода морозной ночи или солнечных ожогов даже самых волосатых мужчин.

Таким образом, природа наделила людей волосяным покровом, весьма необычным, если сравнивать их с существами других видов. Наличие волосков у эмбриона объясняет, откуда у взрослых людей этот странный волосяной покров, но оно не дает ответа на вопрос, какое преимущество это нам обеспечивает. Когда нет очевидного объяснения того или иного феномена, неизбежно возникает множество самых разнообразных гипотез.

Приверженцы теории водного происхождения человека полагают, будто мы утратили покрывавшую наше тело шерсть вследствие плавания, но сохранили волосы на голове в качестве средства защиты от воздействия солнечных лучей. Они также считают, что длинные волосы у женщин служили для того, чтобы дети могли держаться за них в процессе плавания. Критики этой теории заявляют, что она притянута за уши. Матерям наверняка приходилось бы нырять в поисках пищи, и тогда дети не могли бы следовать за ними. Если наши предки ведут свое происхождение из жаркой Африки, вероятнее всего, их волосы были короткими и курчавыми – похожими на волосы современных африканцев.

Идея обрезания волос в качестве защитной меры заслуживает определенного внимания, независимо от того, рассматривается она в контексте теории водного происхождения или нет. Если древние люди целыми днями занимались охотой и собирательством в африканской саванне, они нуждались в защите от палящих лучей тропического солнца. Эту защиту обеспечивали им густые волосы на голове, в то время как гладкая кожа других частей тела значительно усиливала охлаждение за счет потоотделения. (Пот охлаждает гладкую кожу в пять раз эффективнее, нежели кожу, покрытую шерстью.) Другие африканские биологические виды сохранили шерстяной покров предположительно вследствие того, что они вели преимущественно ночной образ жизни. Древние люди были дневными животными, как и другие обезьяны.

Итак, судя по всему, густые курчавые волосы африканцев предназначены для защиты головы от перегрева на солнце. Однако остается непонятным, для чего служили людям длинные волосы в условиях более прохладного климата других частей света. Некоторые антропологи считают, что они помогали им согреваться зимой, выполняя функцию одеяла во время ночного отдыха. Возможно даже, это навело их на мысль использовать шкуры животных в качестве своей первой одежды. Но почему тогда у людей, обитавших в регионах с холодным климатом, не выросла вновь на теле густая шерсть?

Наиболее вероятное объяснение заключается в том, что необычный волосяной покров является признаком, выделяющим людей среди их близких родственников, которых они давным-давно уничтожили. Если мы попробуем представить небольшую группу наших далеких предков, еще не пользовавшихся одеждой, станет ясно, что они сильно отличались от всех других существ на планете. Их голые тела и огромные копны волос на головах сразу указывали на то, что они принадлежат к новому виду, представители которого ходят на задних ногах. Такой отличительный знак может показаться странным, но типы волосяного покрова обезьян других видов, рассматриваемые в качестве их отличительных знаков, представляются не менее странными. Они обладают гривами, бородами, усами самых разнообразных форм и шерстью самых разных расцветок. У приматов среди пяти чувств доминирует зрение, поэтому визуальные сигналы являются самым быстрым и эффективным способом различения видов.

Наших предков с их голыми телами и длинными волосами можно было издали сразу отличить от покрытых шерстью обезьян. На более близком расстоянии они легко различались по половому признаку. Заросших бородами и усами мужчин невозможно было спутать с женщинами, чьи лица были совершенно безволосыми.

Однако роль волос головы выходила за рамки средства идентификации видовой и половой принадлежности. По мере того как люди осуществляли экспансию за пределы своего первоначального ареала обитания в Африке, и им, чтобы выжить, приходилось адаптироваться к новым климатическим условиям, они все больше и больше менялись. Разные группы пошли разными путями эволюционного развития, в результате чего сформировалось несколько отличающихся друг от друга расовых типов. Когда необходимые анатомические изменения произошли, их потребовалось закрепить, дабы они не исчезли. Этого можно было достигнуть за счет установления барьеров, ограничивающих межрасовое скрещивание. Представители разных рас должны были как можно больше отличаться друг от друга. Быстрее всего они стали отличаться по типу волос головы, которые у разных групп были темными, светлыми, курчавыми, волнистыми, прямыми.

Этот процесс начал набирать обороты на ранней стадии, по мере все более широкого расселения людей по планете. Нет никаких сомнений в том, что мы находимся на пути к формированию новой группы близкородственных видов – людей тропиков, людей пустынь, людей областей с умеренным климатом, людей полярных областей и т. д. Различие типов волос стало первым признаком этого процесса. Но прежде чем он зашел достаточно далеко, в истории человечества произошел новый резкий поворот. Благодаря высокому интеллекту мы стали невероятно мобильными. Мы приручили лошадей, изобрели колесо, создали сначала колесницы и корабли, затем железные дороги и автомобили и в конце концов самолеты. Процесс формирования расовых различий все еще находился на начальной стадии.
Страница 4 из 36

Только по двум признакам представители разных рас стали отличаться друг от друга довольно существенно – это пигментация кожи (в зависимости от температуры и влажности среды, определяющих плотность потовых желез и другие подобные характеристики) и тип волос головы.

У современных людей практически отпала необходимость адаптироваться к климатическим условиям. Мы носим одежду, пользуемся каминами или центральным отоплением и воздушными кондиционерами. Сохранившиеся расовые различия, в том числе различия по типу волос головы, больше не имеют значения. Поскольку происходит постоянное смешение представителей разных рас по всему миру, эти различия лишь приводят к дисгармонии. Со временем они исчезнут вовсе, но пока нам следует понимать их суть. Если мы будем воспринимать их именно в качестве барьеров между расовыми группами, это не приведет ни к чему хорошему.

Теперь перейдем к волосам головы женщины. Гладкая кожа ее лица и длинные локоны резко контрастируют с бородой, усами и короткими волосами мужчины. Если, как я уже говорил, чрезмерно длинные волосы на верхней части головы стали отращиваться главным образом в качестве визуального отличительного признака, неудивительно, что они всегда привлекали столь пристальное внимание как в позитивном, так и в негативном плане. Их демонстрировали, скрывали, укладывали, стригли, украшали, удлиняли, завивали, подбирали, распускали и красили тысячью разных способов. Волосы для женщины были всем – от предмета гордости до предмета религиозных запретов. Ни одна другая часть женского облика не претерпевала такого невероятного множества культурных изменений.

Прежде чем приступить к рассмотрению этих метаморфоз, стоит сказать несколько слов о волосах как таковых. На голове человека их около 100 тысяч. Блондины имеют более тонкие волосы, и вследствие этого их число выше среднего – обычно около 140 тысяч. Брюнеты имеют около 108 тысяч волос, а рыжие, чьи волосы самые толстые, – всего 90 тысяч.

Обычно волос растет в течение примерно шести лет. Затем он переходит в состояние покоя, которое длится три месяца, и потом выпадает. В каждый отдельный момент 90 % волос активно растет, а 10 % находится в состоянии покоя. В течение человеческой жизни из каждой волосяной луковицы вырастают, один за другим, около 12 волос. В отличие от многих других млекопитающих, у людей отсутствует сезонная линька. Волосы на наших головах имеют одну и ту же толщину во все времена года.

Каждый волос вырастает в среднем на 13 сантиметров в год. Но у здоровых молодых взрослых темпы роста составляют 18 сантиметров в год. Таким образом, если волосы не стричь, они, прежде чем выпасть, достигнут в длину больше метра. У других приматов не наблюдается ничего подобного, и это поистине уникальная особенность человека.

Из этого правила есть редкие исключения. Вместо того чтобы выпасть после шести лет роста, иногда волосы продолжают расти дальше. В некоторых случаях они достигают такой длины, что женщина может стоять на них. Одна молодая американка отрастила волосы длиной свыше 4 метров, но даже это удивительное достижение превзошла некая китаянка, длина волос которой составила почти 5 метров, что является мировым рекордом. Складывается впечатление, будто эволюционный процесс увеличения длины человеческих волос все еще по инерции продолжается.

Еще в глубокой древности изобретательные люди начали экспериментировать с прическами. Древнейшие изображения женщин свидетельствуют о том, что эти эксперименты проводятся по меньшей мере уже 20 тысяч лет. На наскальных рисунках каменного века отчетливо видно несколько фасонов причесок, включая волосы, расчесанные на прямой пробор, а в одном случае это коса, переброшенная через правое плечо.

Оглядываясь на ранние исторические эпохи, можно заметить, как постепенно менялась мода на прически. Каждая такая эпоха характеризовалась определенными фасонами, доминировавшими над другими. С появлением салонов красоты и средств глобальной связи скорость этих изменений чрезвычайно возросла.

Сегодня, в XXI веке, в условиях конкуренции различных стилей, единой моды более нет и женщины носят прически самых разных фасонов. Стремление быть похожими на знаменитостей все еще порождает краткосрочные тенденции, но образцов для подражания так много, что ни про один фасон нельзя сказать, будто он является доминирующим в начале третьего тысячелетия. Короткая стрижка женщины-политика, длинные локоны поп-звезды, тщательно «растрепанные» волосы голливудской актрисы, торчащие в разные стороны вихры бунтарки – все эти и многие другие фасоны прически можно увидеть на соседствующих фотографиях в утренней газете. И даже подобное приклеивание ярлыков к этим фасонам было бы неоправданным стереотипированием, поскольку в их рамках существует бесчисленное множество мелких вариаций.

Мы не будем подробно останавливаться на этих вариациях, но необходимо отметить, что на протяжении столетий существовало несколько больших «стратегий женской прически». Они связаны не с капризами моды, а с возможностями. Одни из этих стратегий канули в Лету, другие дожили до наших дней.

Наиболее простая стратегия – «естественный вид». В соответствии с ней женщина всегда ходит с распущенными волосами – дома и на публике, по будням и в праздники. Она моет и расчесывает волосы, но не пытается каким-либо образом украшать или укладывать их. Хотя это базовая из всех стратегий, в настоящее время она применяется сравнительно редко. Она до сих пор встречается в малоразвитых обществах и культурах, где простота лежит в основе социальной доктрины. Ее применение может быть связано с бедностью, но даже если у женщины нет денег на специальные средства и услуги профессионального парикмахера, она старается привести свои волосы в порядок. Плетение кос стоит недорого, или вовсе ничего не стоит, и помогает скоротать время.

Для женщин, занимающихся тяжелым физическим трудом – в поле или на фабрике, подходит стратегия «практичный вид». Волосы для удобства связывают сзади, чтобы они не падали на глаза и не спутывались. Когда женщина не занята работой, она развязывает и распускает их. В прошлом это была популярная крестьянская стратегия, и к ней до сих пор прибегают многие женщины, не занятые тяжелым трудом, но считающие, что завязывание волос в конский хвост является простым и эффективным способом придания неухоженной голове приличного вида как на работе, так и дома.

Для большинства женщин, особенно живущих в городах, естественного и практичного решений всегда было недостаточно. На протяжении столетий они использовали стратегию «стилизованный вид», в соответствии с которой волосы закалывали, укладывали, завивали, красили, выпрямляли, накладывали друг на друга прядями, обесцвечивали либо окрашивали полосками или украшали. Это обычная стратегия, особенно в тех странах, где популярны салоны-парикмахерские, однако она не используется в тех государствах, где строгие религиозные правила запрещают демонстрацию женской красоты.

Существуют две главные стилистические тенденции, предусматривающие увеличение и уменьшение объема волос. Увеличение объема волос усиливает визуальный эффект прически. В результате
Страница 5 из 36

женщина выглядит выше и заметнее. Наиболее популярный способ увеличения объема волос – ношение парика.

Возраст стратегии использования накладных волос составляет по меньшей мере 5 тысяч лет. В Древнем Египте женщины из высших слоев общества брили голову наголо и на публике носили парик. Знатные римлянки голову не брили, но парик тоже носили. Это был знак высокого статуса. Примечательно, что парики изготавливали из волос жителей покоренных римлянами стран – древнеримская версия скальпирования врага.

В Средние века христианская церковь наложила запрет на ношение париков, но в эпоху королевы Елизаветы они были реабилитированы. Это произошло главным образом вследствие того, что косметические средства того времени оказывали чрезвычайно разрушительное воздействие на волосы и кожу головы, и их приходилось скрывать. Но апогей использования париков пришелся на XVIII век, когда преувеличенность во всем была нормой. Некоторые парики той эпохи достигали в высоту больше 75 сантиметров и были причудливо украшены. Приходилось увеличивать высоту дверных проемов, опускать сиденья в каретах и удлинять кровати. В парижской опере парики разрешалось носить только зрителям ложи, поскольку на всех других местах они закрывали сцену сидящим сзади. Ни одна другая стратегия прически не оказала такого влияния на общество. Это был пример особого рода демонстративного расточительства. Парики стоили очень дорого, и мужьям их носительниц приходилось изрядно раскошеливаться. В результате головные украшения модниц стали приводить в качестве примера «суррогатного расточительства» – способа демонстрации богатства их мужей.

Конец этой вызывающе экстремистской моде положила мадам гильотина, рубившая головы аристократок. После французской революции парики так и не восстановили полностью свои позиции. Были моменты, когда они на короткое время всплывали на поверхность в той или иной форме, как это случилось с париками из ярко окрашенных синтетических материалов в 60-е годы прошлого века, но период их расцвета остался в прошлом. В более поздние времена использовались, как правило, очень реалистичные парики, которые, казалось, отрицали собственное существование.

Некоторые женщины (особенно те, у кого волосы с возрастом истончаются) не появляются на публике без такого реалистичного парика. Отдельные знаменитости также берут на вооружение эту стратегию – не из-за проблем с волосами, а исходя из соображений удобства. Даже если волосы сами по себе неплохие, зачастую проще надеть парик, чем тратить время на приведение их в порядок. Главное преимущество этой стратегии заключалось в том, что можно иметь несколько элегантных париков с прическами разных фасонов.

В недавнем прошлом вернулась тенденция увеличения объема волос в форме стратегии «большие волосы», получившей широкое распространение в 80-е годы XX столетия. В соответствии с ней волосам придается как можно более объемный вид. Это достигается с помощью фена, различных пенок и лака. Кто-то описал результат данной процедуры как «одно из архитектурных чудес нашего времени». Этот пышный фасон, иногда называемый «волосы Долли Партон» (в честь американской кантри-певицы), был особенно популярен в небольших американских городках и в южных штатах, где бытовал девиз: «Чем выше волосы, тем ближе к богу». Одна из причин его популярности заключалась в том, что на фоне большой копны волос крупные черты лица казались мельче и, следовательно, привлекательнее. Кроме того, обладательница такой прически выглядела более уверенной в себе. Оппоненты называли ее вызывающей и вульгарной, а также считали, что это всего лишь компенсация комплексов. Но главный ее недостаток состоял в том, что, представляя собой рекламу женственности, она в то же самое время была по своей сути асексуальной, поскольку мужчина не мог запустить в такие волосы пальцы, взъерошить их или нежно погладить.

В последнее время в моду вошла более сложная форма увеличения объема волос путем добавления искусственных прядей. Это делается либо для временной замены короткой прически на более длинную, либо когда женщину не устраивает слишком медленная скорость роста ее волос. Благодаря современным методам парикмахерского искусства распознать наличие искусственных волос в прическе почти невозможно, хотя в некоторых случаях им умышленно придается ненатуральный вид, и они функционируют в качестве частичного парика.

Вторая главная стилистическая тенденция предусматривает уменьшение объема либо путем радикального устранения части волос, либо путем их плотной укладки. В наименее экстремальном варианте волосы укладываются в строгую прическу для публичных мероприятий и распускаются в домашней обстановке. В последние десятилетия многие женщины желают выглядеть большую часть времени «небрежно раскованными», но приводят себя в порядок, собираясь на похороны, свадьбу и другие публичные мероприятия. Чтобы подчеркнуть свое социальное положение и продемонстрировать уважение к нормам общественной морали, они обычно собирают волосы, закалывают их или укладывают тем или иным образом. Они как бы говорят этим: «Я знаю себе цену, я серьезна, ко мне не подойдешь просто так».

Некоторые женщины никогда не распускают волосы на публике. Они собирают их в пучок или убирают каким-либо другим способом, когда находятся в общественных местах, и распускают только дома. Эту стратегию можно назвать «домоправительница» или «директриса». Женщины, стремящиеся демонстрировать другим свой авторитет и власть, стараются как можно плотнее пригладить волосы. Это лишает их женственности и придает им строгий вид. Их волосы настолько аккуратно уложены, что никому не может прийти в голову взъерошить или погладить их. Такие женщины выглядят абсолютно неприступными.

Другие предпочитают стричься столь коротко, что их волосы невозможно собрать сзади, поднять или распустить. Их не нужно убирать назад для облегчения физического труда и укладывать перед публичным мероприятием. Первыми к такому фасону прибегли эмансипированные модницы 20-х годов прошлого века, а потом он вновь появился в 60-е благодаря стилисту Видалу Сассуну.

Обладательницы короткой стрижки словно говорили: «Я активна и беззаботна». Они выглядели беспечными девчонками-сорванцами в противовес суетливым матронам. Однако такая прическа, несмотря на свою явную выигрышность и практичность, и в 20-е, и в 60-е годы XX века имела существенный недостаток: поддерживать ее в хорошем состоянии было довольно трудно.

Короткая стрижка вновь вошла в моду в 70-е годы. Приобретя более строгую форму, она стала популярной стратегией феминисток, которые, используя ее, выражали адресованное коллегам-мужчинам требование относиться к ним на работе с бо?льшим уважением. К 90-м годам стиль короткой стрижки смягчился и стал более женственным. Посыл постфеминистской стратегии деловой женщины гласил: «Я продолжаю соблюдать правила, но мне больше не нужно отказываться от своей женственности для того, чтобы занять в этом мире ведущие позиции». Этот фасон занимал промежуточное положение между двумя крайностями: слишком воинственной мужеподобностью, с одной стороны, и чрезмерным
Страница 6 из 36

украшательством – с другой. В нем сочетались контроль над ситуацией и сексуальная свобода. Он стал новым вызовом для профессионального стилиста-парикмахера на пороге XXI века.

Еще более радикальная форма уменьшения объема волос – стрижка «ежиком». С ее помощью женщины устраняют все «естественные слабости». Они словно говорят: «Посмотрите на меня, мне не нужны красивые волосы для того, чтобы выглядеть привлекательной». Такую стрижку можно рассматривать как проявление тщеславия. Это также нонконформистское заявление женщины, игнорирующей условности и отказывающейся следовать модным или конформистским тенденциям. Женщины, неодобрительно относящиеся к этой прическе, видят в ней стремление к эпатажу и саморекламе. Мужчины могут почувствовать себя обделенными, поскольку их лишают удовольствия ласкать нежные, струящиеся локоны.

Некоторые женщины идут на крайнюю меру, брея голову наголо. Тут есть своя предыстория. В одних культурах представительницам слабого пола брили голову в качестве наказания. В других это был символ рабского положения или добровольного подчинения божеству. В третьих головы брили всем женщинам во время особых траурных церемоний. У древних финикийцев отказ женщины брить голову в знак траура означал, что она должна стать храмовой проституткой. Это дела давно минувших дней, а вот не так давно один французский модельер убедил всех своих моделей побриться наголо, дабы продемонстрировать, что современные женщины не должны быть, по его мнению, «заложницами собственных волос». У мужчин созерцание бритых женских голов во все времена – от Жанны д’Арк до представительниц панк-рока – не вызывало каких-либо положительных эмоций, поскольку они были лишены одного из главных элементов сексуальной привлекательности, а именно волос.

Иногда демонстрация женских волос запрещалась из-за их способности вызывать у мужчин возбуждение. Самая мягкая форма этой пуританской меры – ношение головного убора. Требование, согласно которому женщины, входящие в католический или православный храм, должны иметь на голове шляпку или платок, напоминает о временах, когда им приходилось полностью скрывать свои волосы во время церковной службы. Один из пережитков этой древней практики – традиция носить шляпки на официальных церемониях, таких как свадьба и похороны.

В исламском обществе, где строго соблюдаются нормы шариата, от женщин требуется всегда полностью покрывать волосы на публике и открывать их только дома, когда там отсутствуют посторонние. Даже случайно показавшаяся из-под паранджи прядь волос может стать поводом для сурового наказания женщины. В христианских общинах с ортодоксальными порядками женщины тоже должны покрывать волосы. В прошлом этому правилу следовали набожные женщины, а в настоящее время оно распространяется на монахинь.

Один из примеров соблюдения религиозного предписания покрытия головы можно наблюдать сегодня в Нью-Йорке, в общинах иудеев-ортодоксов. Женщины в этих общинах должны полностью закрывать свои волосы от взгляда посторонних, видеть их может только муж в спальне. Несмотря на это, иудейки хотели вести обычную жизнь жительниц крупного американского города и нашли весьма остроумное решение данной проблемы. Они носят очень дорогие парики, неотличимые от натуральных волос. Когда они надевают такой парик – он называется «шейтель», их внешность почти не меняется. Случайный прохожий затруднится определить, собственные это их волосы или нет. Таким образом, они соблюдают религиозное правило, не жертвуя при этом своим имиджем.

Очевидно, что волосы вызывают желание экспериментировать с ними, как ни одна другая составляющая облика. Это потому, что в их форму можно легко и быстро внести изменения, и эти изменения непостоянны. Когда волосы отрастают, можно пробовать новые стили. Волосы всегда привлекают внимание, и даже малейшее изменение в прическе сразу бросается в глаза.

В символике женских волос заключена простая дихотомия – контраст между длинными, свободно спадающими, натуральными волосами и короткой, строгой прической. Длинные распущенные волосы считались символом раскованности, сексуальности, свободы духа, мирного бунта и созидания. Короткая стрижка ассоциировалась с дисциплиной, самоконтролем, эффективностью, приверженностью традициям и уверенностью в себе. Разумеется, все это обобщения, однако вызывает удивление, насколько они во многих случаях соответствуют истине. Женщина всегда имеет возможность с помощью такого чудесного, выразительного средства, как собственные волосы, продемонстрировать свой личный стиль и индивидуальность, а также настроение, если только при этом ей не мешают пережитки прошлого в виде сексистских религиозных норм.

В дополнение к широкому диапазону вариантов формы и стиля существует не менее широкий диапазон вариантов цвета. Каждый цвет – черный, каштановый, рыжий или соломенный – имеет свое адаптивное значение и по-своему привлекателен. В связи с этим вызывает удивление то, что, когда женщины принимают решение изменить цвет своих волос, всегда доминирует один и тот же вариант выбора. 90 % решают стать блондинками. На первый взгляд это совершенно непонятно. Почему так много брюнеток хотят быть непременно похожими на светловолосых шведок и датчанок, в то время как очень мало скандинавок красят волосы в каштановый или черный цвет? Это явно не имеет ничего общего с климатом. Не имеет ничего общего это и с расовыми особенностями, поскольку большинство представителей белой расы являются брюнетами. Так в чем же заключается привлекательность светлых волос, привлекательность столь неотразимая, что сегодня в мире крашеных блондинок больше, нежели натуральных?

Отчасти эта привлекательность связана с тонкостью светлых волос. Благодаря этому они более мягки на ощупь и, следовательно, более чувственны во время тесного физического контакта. Под мужскими пальцами и будучи прижаты к мужской щеке, они своей мягкостью напоминают о мягкости округлой женской плоти. Таким образом, в этом смысле блондинки более женственны, чем рыжие или брюнетки.

На самом деле женственность блондинок растворена во всем их теле. Оно покрыто пушком, никому не создающим проблем, тогда как брюнеткам зачастую приходится прибегать к помощи бритвы или депилятора. Мягкие, шелковистые волоски на лобке и в подмышечной области особенно резко контрастируют с агрессивной кустистостью гораздо более жестких волос брюнеток на этих частях тела. В результате в моменты интимной близости блондинки имеют перед ними определенное преимущество.

Если согласиться с тем, что именно тонкость светлых волос побуждает многих брюнеток краситься, необходимо отметить следующее: преимущество достигается только за счет ассоциации. Осветление темных волос не делает их тоньше и мягче. Они просто выглядят более тонкими.

У блондинок есть еще одно преимущество, и связано оно с визуальными сигналами: они выглядят моложе брюнеток, что повышает их сексуальную привлекательность и вызывает желание взять над ними опеку. Причина, по которой блондинки кажутся моложе, заключается в том, что дети всегда светлее своих родителей, а светлые локоны неизменно
Страница 7 из 36

ассоциируются с детством.

Это хорошая новость для производителей краски для волос и изготовителей париков. С древних времен и по сей день из поколения в поколение темноволосые женщины обращаются к их услугам в стремлении сделать свои волосы светлее. Фактически с начала летописной истории человечества осветление женских волос является крупной отраслью экономики.

Некоторые из применявшихся в этой отрасли средств представляли опасность для здоровья, а иногда даже для жизни. Древние гречанки, для того чтобы выглядеть сексуальнее, красили волосы помадой из лепестков желтых цветов и посыпали цветной пудрой. Древнеримские матроны использовали «германское мыло», специально поставлявшееся с севера, но, по всей видимости, чаще прибегали к более простому способу – ношению парика. Эти парики изготавливались из светлых волос жителей северных областей Европы, завоеванных римлянами. Сия мода получила настолько широкое распространение, что римский поэт Марциал высмеял ее в своем стихотворении:

Златые кудри, что на голове у Галлы, – Ее, но кто бы мог поверить ей? Она клянется и божится в этом, Но я-то знаю, где она купила их.

Шли века, и для осветления волос использовались все новые и новые ухищрения. В древности популярностью пользовались пепел сожженных растений, плоды самбука, шафран и уксусный осадок. В волосы втирались яичные желтки, после чего голова длительное время подвергалась воздействию солнечных лучей. Женщины эпохи королевы Елизаветы пудрили голову золотой пылью, а более экономные использовали порошок из корня ревеня, вымоченный в белом вине. Иногда они рисковали окунать волосы в купоросное масло или в воду с квасцами. Для некоторых эти процедуры заканчивались тем, что они полностью теряли волосы и были вынуждены до конца жизни носить светлые парики.

Со временем средства осветления волос все более усложнялись. В опубликованном в 1825 году научном трактате «Искусство красоты» содержался такой рецепт: взять кварту щелока, добавить унцию соленых корней чистотела и куркумы, две драхмы шафрана и корней лилии и по драхме цветков коровяка, ракитника и сусла святого Иоанна, и все это сварить. Полученным отваром нужно было регулярно смачивать кожу головы.

Итак, во все исторические эпохи многие женщины стремились добиться того или иного светлого оттенка в окраске своих волос. Но, как и в случае с другими модными поветриями, со временем осветление неизбежно стало ассоциироваться с чрезмерностью и излишеством. Даже в Древнем Риме привлекательность женщины с осветленными волосами была спорной по сравнению с привлекательностью некрашеной девственницы. Искусственность париков и красителей снижала «ценность» светлой окраски волос. Из символа невинной женственности они превратились в символ профессиональной сексуальности: светлые волосы стали признаком ремесла их владелицы – проституции.

Проститутки Древнего Рима были хорошо организованны. Они получали лицензию, платили налоги и должны были иметь светлые волосы. Третья жена императора Клавдия, отъявленная нимфоманка Мессалина, была так одержима идеей внезапного, животного секса с незнакомцами, что по ночам тайком прокрадывалась на улицу в парике проститутки и рыскала по городу в поисках приключений. По слухам, ее любовные утехи были столь неистовы, что она часто теряла парик и возвращалась в императорский дворец в собственном, слишком узнаваемом обличье.

Другие римские дамы, следовавшие моде, подражали Мессалине, и законодатели оказались бессильны переломить эту тенденцию. Закон о ношении проститутками светлых париков был похоронен, но уже сформировавшаяся к тому времени ассоциация светлых волос с порочностью и распущенностью на протяжении последующих столетий время от времени всплывала на поверхность в качестве антитезиса образу светловолосой невинной девственности. Сложилось мнение, что натуральные блондинки – ангелы во плоти, а крашеные склонны к беспорядочным половым связям. Тот факт, что искусственные блондинки прилагали немалые усилия, чтобы выглядеть привлекательными, свидетельствовал об их сексуальной озабоченности. Девушка на час, красотка, куколка – каждое поколение называло их по-своему, и каждое поколение имело собственных суперблондинок.

Накануне Первой мировой войны на сцену вышла платиновая блондинка. Когда в 1937 году 26-летняя Джин Харлоу умерла, она уже возглавляла длинную череду светловолосых кинозвезд – золотых девушек, которые с тех пор и поныне господствуют на киноэкране. Очень многие голливудские актрисы были блондинками – чаще искусственными, нежели натуральными. Что только не делали некоторые из них, чтобы стать еще более светловолосыми! Мэрилин Монро даже подвергала себя весьма болезненной процедуре обесцвечивания волос на лобке, чтобы они соответствовали ее платиновым волосам на голове. Большинство из них хранили приверженность древней ассоциации солнца с золотом в их волосах – они согревают, дают жизнь и делают ее лучше. Они часто терпели неудачи, но эта детская светловолосая незащищенность была частью их природной привлекательности.

Один комментатор в конце 60-х годов прошлого века сказал в защиту брюнеток следующее: «Если мужчина серьезно относится к девушке, он хочет, чтобы она была естественной. Что-либо искусственное не привлекает серьезного мужчину… Вообще он предпочитает блондинку в качестве любовницы, а брюнетку в качестве жены. Брюнетки – более цельные натуры».

3

Лоб

Лобная зона лица играет важную роль в языке тела. Специалист по выражениям лица, живший в XVIII веке, сказал о ней так: «Из всех частей лица это самая важная и наиболее характерная». Сегодня кое-кому данное утверждение может показаться странным, поскольку женщины пользуются косметикой так, что на лице доминируют глаза и губы, затмевая все остальные его части. Тем не менее во время разговора с глазу на глаз собеседники неосознанно используют мимические сигналы в виде движений бровей и кожи лба, указывающие на перемены настроения.

Прежде чем приступить к рассмотрению этих сигналов и отличий женского лба от мужского, стоит задаться вопросом, зачем нам вообще нужен лоб. Если сравнить лицо шимпанзе с лицом человека, сразу бросается в глаза разница между их лбами. У обезьяны он практически отсутствует. У человека лоб, покрытый голой кожей, поднимается над глазами вертикально и на нем видны полоски бровей. У шимпанзе линия волос на лице опускается до самых бровей, которые сами по себе являются почти безволосыми. Таким образом, лобная зона обезьяны представляет собой полную противоположность лобной зоне человека.

Лицо шимпанзе или любой другой обезьяны имеет большие надбровные дуги – костяные выступы, защищающие глаза от повреждений, которые мы как будто утратили. Но это иллюзия. Дотронувшись кончиками пальцев до зоны, располагающейся непосредственно над глазницами, вы найдете костное утолщение, защищающее и наши глаза. Не столь явная выраженность надбровных дуг у людей по сравнению с обезьянами связана с тем, что в процессе эволюции человеческий лоб значительно увеличился, чтобы вместить гораздо больший по размеру мозг. Надбровные дуги у нас не исчезли, они просто стали меньше.
Страница 8 из 36

Объем головного мозга у шимпанзе составляет около 400 кубических сантиметров, тогда как у человека он в среднем равняется 1350 кубическим сантиметрам – более чем в три раза больше. Именно благодаря такому увеличению размера головного мозга мы имеем «лицо над глазами».

Эта зона голой кожи над глазами, присущая исключительно людям, дала нашим далеким предкам дополнительные возможности для передачи визуальных сигналов. Она, хотя и плотно облегает переднюю часть черепа, достаточно подвижна и способна совершать движения – легкие, но хорошо заметные. При этом на лбу появляются морщины различного рисунка. Кроме того, что еще более важно, человеческий лоб сохранил на своей преимущественно голой коже две поросшие волосами полоски – брови. Они выполняют сигнальную функцию и делают движения кожи лба еще более заметными на расстоянии.

Когда-то считалось, что основное назначение бровей – предотвращение попадания в глаза капель пота и дождя. Хотя они действительно в определенной мере выполняют эту функцию, главная их задача, вне всякого сомнения, заключается в том, чтобы подавать всем хорошо знакомые условные знаки, передающие собеседникам информацию о моментальных изменениях душевного состояния их обладателя.

Если внимательно понаблюдать за лицом женщины, испытывающей различные эмоции, можно вывести очевидную закономерность – этим эмоциям соответствует шесть разных положений бровей.

Опущенные брови. При движении вниз брови слегка сдвигаются друг с другом. В результате на лбу между ними образуются короткие вертикальные складки. У взрослых людей число этих складок варьирует от одной до четырех. Зачастую они асимметричны и на одной стороне межбровного пространства (оно называется надпереносьем) могут быть более длинными и выраженными, чем на другой.

Горизонтальные морщины на лбу обычно при опускании бровей разглаживаются, но могут не исчезать полностью. С годами, в процессе старения, морщины, которые в молодости появляются и исчезают при переменах настроения, становятся постоянными. Резкость вертикальных складок в межбровном пространстве на лице, не выражающем никаких эмоций, указывает на то, как часто хмурился человек в прошлом.

Опускание бровей выражает две противоположные реакции, которые можно условно назвать агрессивной и защитной. Сила агрессивной реакции варьирует в широких пределах, от простого неодобрения и самонадеянной решимости до раздражения и ярости. Защитная реакция срабатывает в случае возникновения угрозы для глаз.

В моменты опасности не только опускаются брови, но и приподнимаются щеки. Эти два движения в совокупности создают максимально возможный уровень защиты для глаз, которые тем не менее остаются открытыми. Подобный «прищур» происходит при ожидании физического нападения или когда лицо подвергается воздействию яркого света.

Защитный «прищур» часто возникает также при смехе, плаче и в моменты сильного отвращения, и это указывает на то, что данные ситуации тоже можно рассматривать как чрезмерное внешнее воздействие.

Древнее происхождение привычки опускать брови объясняется именно необходимостью защиты глаз. Опускание бровей в качестве проявления агрессивной реакции, судя по всему, носит вторичный характер и основывается на необходимости защиты от нападения, которое вполне может быть спровоцировано угрожающим выражением лица. Мы зачастую считаем нахмуренность проявлением ярости и, соответственно, не связываем ее с защитной реакцией. Это ошибка. Нахмуренное лицо может казаться злым, но эта злость не настолько сильна, чтобы заставить забыть о необходимости защиты жизненно важного органа, каковым являются глаза. Когда возникает настоящая, бесстрашная ярость, брови не опускаются, а глаза смотрят пристально, но это происходит сравнительно редко, поскольку откровенно враждебная реакция легко провоцирует ответные действия.

Поднятые брови. При движении вверх брови слегка раздвигаются в стороны, в результате чего кожа между ними растягивается и имеющиеся там короткие вертикальные складки разглаживаются. Одновременно с этим вся кожа лба «сжимается», и на нем образуются длинные горизонтальные морщины. Они примерно параллельны друг другу, и их число в большинстве случаев составляет четыре или пять. Иногда морщин бывает всего три или целых десять, но их трудно сосчитать, поскольку верхние и нижние обычно фрагментарны. Как правило, через весь лоб пролегают только средние морщины.

Принято считать, что наморщенный лоб свидетельствует об озабоченности. Однако диапазон отражаемых им эмоциональных состояний значительно шире. Разные авторы называли появление морщин на лбу признаком удивления, радости, скепсиса, несогласия, неосведомленности, высокомерия, предвкушения, сомнения, непонимания, тревоги и страха. Хорошо известен комментарий одного музыкального критика по поводу того, что некая оперная звезда была певицей, которой приходилось брать любую ноту выше «ля» с помощью бровей. При наличии такого числа самых разных интерпретаций понять значение этого мимического движения можно, лишь проанализировав его древнее происхождение.

Мы поднимаем брови подобно другим приматам, и изначально для них, как и для нас, это движение, по всей видимости, служило средством повышения зрительной способности. В результате поднятия бровей вместе с кожей лба существенно расширяется поле зрения. У обезьян это, похоже, реакция на критическую ситуацию, возникающая при столкновении с чем-либо, что сподвигает их к бегству. Однако такая реакция возникает лишь в том случае, если имеется условие, препятствующее бегству. Таким условием может быть стремление предпринять ответные действия, пересиливающее желание убежать, либо жгучее любопытство, заставляющее остаться и посмотреть на то, что выглядит так страшно, либо какое-то иное побуждение, подавляющее страх.

Эта концепция «несостоявшегося бегства» прекрасно вписывается в контекст поведения человека. Люди и обезьяны часто ведут себя одинаково. Испуганный человек, который хочет убежать, тогда как что-то мешает ему сделать это, тоже морщит лоб. Смеющийся человек, у которого появляются морщины на лбу, тоже слегка встревожен. Даже если смех искренен, то, что его вызвало, может подспудно тревожить. Подобные ситуации довольно часты. Смех нередко соседствует со страхом, и иногда мы смеемся только потому, что избежали опасности.

При сравнении выражений лица, характеризующихся поднятыми и опущенными бровями, возникает проблема. Предположим, перед нами появляется нечто, вызывающее страх: мы можем либо опустить брови, чтобы защитить глаза, либо поднять их, чтобы расширить поле зрения. И то и другое движение было бы полезным, но нам нужно сделать выбор. Мозг должен оценить ситуацию и послать соответствующую команду лицевым мышцам. У обезьян наиболее агрессивные угрозы проявляются в виде опускания бровей, когда они сами напуганы и демонстрируют угрозу, их брови поднимаются, а в момент нападения на них снова опускаются. Примерно то же самое происходит и с нами.

Когда человек ведет себя очень агрессивно и может спровоцировать ответные действия или когда он подвергается нападению либо оно ему грозит, Homo sapiens
Страница 9 из 36

жертвует полем зрения и защищает глаза, опуская брови. Когда люди слегка агрессивны и в то же время сильно напуганы или когда они находятся в состоянии конфликта, который, судя по всему, не угрожает немедленным нападением, они жертвуют защитой глаз в пользу расширения поля зрения, чтобы лучше оценивать происходящее, и поднимают брови.

Со временем эти мимические движения стали применяться в качестве сигналов в более безобидных ситуациях. Так мы используем их как условные знаки на работе. Люди могут поднимать брови намеренно, даже когда они не испытывают тревоги, просто с целью просигнализировать кому-то: «Как это неприятно для тебя». Но использование подобных сигналов было бы невозможным, если бы эти мимические движения не приобрели свое изначальное значение.

Как и в случае с вертикальными складками в межбровном пространстве, с возрастом морщины на лбу могут стать неизгладимыми. Если человек часто нервничает и тревожится, с годами это отразится на его лбу. Эластичность кожи постепенно снижается, и морщины перестают разглаживаться, подобно сгибам сложенного несколько раз листа бумаги, даже в состоянии полного спокойствия, когда брови опущены.

Изборожденный морщинами женский лоб ясно свидетельствует о том, что его обладательница уже немолода, а также о том, что она отличается чрезмерной нервозностью. Разумеется, ни одна из таких женщин не хочет выглядеть «старой и нервной», поэтому им приходится принимать меры, чтобы избавиться от морщин или хотя бы скрыть их.

Может помочь косметика, но только до определенной степени, а также длинная челка, при условии, что ветер не будет сдувать ее в сторону. Если внешность женщины тесно связана с ее профессией, нужны более радикальные средства. Уже много лет практикуется хирургическое подтягивание кожи лица. Эта операция очень эффективна. После нее кожа так плотно облегает череп, что образование даже мельчайших морщин становится невозможным.

В 90-е годы XX века был разработан альтернативный способ устранения этого дефекта – инъекции ботокса. Они на время парализуют мышцы лба, в результате чего те утрачивают подвижность, какие бы эмоции человек ни испытывал. Ботокс представляет собой яд, белковый нейротоксин, вырабатываемый бактерией Clostridium botulinum. Его инъецируют непосредственно в мышцы, при сокращении которых образуются морщины, обездвиживая их на срок от трех до пяти месяцев. Объем впрыскиваемого ботокса настолько мал, что он практически не причиняет вреда, хотя официально в качестве безопасного средства он еще не утвержден. Несмотря на это, инъекции ботокса стали вторым по популярности, после подтягивания кожи лица, способом устранения морщин.

Проблема, обусловленная применением этих радикальных методов, заключается в том, что после них лоб становится слишком гладким. Помолодевшее лицо часто напоминает маску. Так что совершенное медицинское средство устранения морщин еще только предстоит найти.

Одна бровь поднята, другая опущена. Это мимическое движение отнюдь не относится к широко распространенным – многие люди затрудняются его выполнить. Оно придает одной половине лица агрессивное выражение, а другой – испуганное. По какой-то причине у взрослых женщин оно наблюдается гораздо реже, чем у взрослых мужчин. Это выражение обычно выражает скепсис. Одна поднятая бровь означает вопрос.

Сдвинутые брови. Брови одновременно поднимаются и сдвигаются. Как и предыдущее, это мимическое движение включает в себя два элемента – поднимание и опускание бровей. При сдвигании они неизбежно опускаются, образуя короткие вертикальные складки в сузившемся межбровном пространстве. При поднимании бровей на лбу образуются горизонтальные морщины. Таким образом, это мимическое движение создает два набора морщин.

Данное выражение лица ассоциируется с выражением крайней озабоченности и горя. Оно также характерно для некоторых хронических болей. Неожиданная острая боль вызывает опускание бровей, тогда как тупая, длительная боль скорее приводит к их сдвиганию. Хорошим примером тому является стандартное выражение лица, используемое в рекламе препаратов против головной боли.

По своему происхождению это мимическое движение, судя по всему, представляет собой реакцию на двойную команду мозга: «поднять брови» и «опустить брови». Разные группы мышц начинают сокращаться в противоположных направлениях. Одна группа слегка поднимает брови, в то время как другая, пытаясь опустить их, лишь сдвигает ближе друг к другу.

В некоторых случаях, но отнюдь не во всех, внутренние края бровей поднимаются выше, чем внешние, в результате чего на лице появляется горестное выражение. Оно наблюдается у людей, переживающих настоящую трагедию. Если женщина, оказавшаяся в не столь драматичной ситуации, попытается привести свои брови в это положение, такая попытка может не увенчаться успехом. Теоретически можно определить, как много бед выпало на долю женщины, по тому, насколько легко она способна придать своему лицу данное выражение.

Поднятые и мгновенно опущенные брови. Брови поднимаются и опускаются в течение доли секунды. Это мимическое движение имеет чрезвычайно важное значение, так как является универсальным знаком приветствия. Оно отмечалось не только у европейцев, но и у представителей народов, живущих на Бали, в Новой Гвинее, в бассейне Амазонки, которые никогда не подвергались европейскому влиянию. И всюду это мимическое движение имеет одно и то же значение – приветствие и проявление дружеского расположения.

Обычно оно выполняется на расстоянии, в начале встречи, перед рукопожатием, поцелуем и объятиями, и зачастую сопровождается вскидыванием головы и улыбкой, хотя это не обязательно.

По своему происхождению это моментальное проявление удивления, выражаемого поднятием бровей. В сочетании с улыбкой оно становится знаком приятного удивления. Краткость данного мимического движения, длящегося долю секунды, указывает на то, что удивление быстро исчезает, уступая место дружеской улыбке.

Как уже говорилось, поднятие бровей несет в себе элемент страха, и то, что это мимическое движение происходит при встрече друзей, может кого-то озадачить. Но любое приветствие, пусть даже дружеское, подразумевает социальную непредсказуемость. Мы не можем предугадать, как поведут себя наши знакомые, и не знаем, изменились ли они с момента последней встречи. Это неизбежно влечет за собой скоротечное проявление легкого страха.

Наряду с функцией знака приветствия данное мимическое движение используется в беседе в качестве «метки», когда требуется подчеркнуть какой-либо важный момент. Большинство из нас выполняют его время от времени, но некоторые делают это часто и в преувеличенной форме.

Поднятые и затем опущенные брови. Брови поднимаются, ненадолго остаются в этом положении и затем опускаются. Эта краткая «задержка» бровей в поднятом положении отличает данное мимическое движение от предыдущего.

Оно также предусматривает особое положение рта, головы, плеч, рук и собственно кистей. Почти все элементы этого сложного эмоционального проявления могут осуществляться по отдельности или в сочетании с одними или двумя другими. Хотя данное мимическое движение
Страница 10 из 36

может выполняться совершенно самостоятельно, обычно оно сопровождается быстрыми перемещениями уголков губ вверх и вниз. Эта комбинация часто осуществляется без других элементов.

В отличие от предыдущего мимического движения – поднятые и мгновенно опущенные брови – это движение обычно связано с «печальным», а не со «счастливым» ртом. Это должно придавать ему значение не очень приятного удивления, которое оно часто и выражает. Если, к примеру, два человека сидят вместе, а находящийся неподалеку от них третий совершает какое-то вызывающее неловкость действие, один из двух может поднять и затем опустить брови в знак удивленного неодобрения.

У некоторых людей данное мимическое движение часто наблюдается во время разговора. Почти все мы в процессе оживленной беседы постоянно совершаем небольшие движения, делая акцент на определенных словах. Вербальный акцент мы подкрепляем визуальным. Большинство людей подают визуальные знаки с помощью рук и головы, но некоторые используют для этого брови. Когда такой человек говорит, его брови поднимаются и опускаются в те моменты, когда он хочет подчеркнуть свои слова. Данное мимическое движение характерно для речи типичных «жалобщиков», которых как будто вечно удивляют перипетии судьбы, но оно присуще отнюдь не только этому типу людей.

Оставим вопросы движения бровей и обратимся к их анатомии, различающейся по половому признаку: у женщин они тоньше и менее кустистые, чем у мужчин. Это отличие способствовало появлению множества форм «усовершенствования». В результате искусственного истончения женские брови превращались в суперженские.

Данная практика имеет многовековую историю и целый арсенал приемов, таких как подбривание, использование воска, выщипывание и окрашивание. Сначала эти процедуры проводились под предлогом отваживания злых сил, позже считалось, что они защищают организм от болезней, в частности предотвращают слепоту, а еще позже их стали применять исключительно для красоты. Во все времена цель заключалась в том, чтобы брови выглядели как можно более женственными.

В XX веке пик выщипывания бровей пришелся на период между двумя мировыми войнами, на 20–30-е годы, когда в косметичке каждой женщины имелся карандаш для бровей с пятью волшебными оттенками. После того как брови выщипывали с помощью пинцета, в дело шел карандаш для подчеркивания тонкой дугообразной линии сохранившихся волосков.

Некоторые модницы считают использование пинцета неэффективным, потому что его концы очень часто вместо выщипывания перекусывают волоски, которые после этого быстро вырастают вновь. Существует метод, в соответствии с которым перед удалением каждый волосок обвязывают нитью. Благодаря этому удаляются и корни волосков. Данный метод особенно популярен в Азии и на Ближнем Востоке.

Если женщине не нравилось, как на ее лице располагаются брови, она, разумеется, могла полностью их удалить и нарисовать на другом месте, в зависимости от своего желания. В этом случае новые брови почти всегда оказывались выше прежних. В конце XVIII века считалось, что слегка округленные брови гармонируют со скромностью девственницы, и действительно, искусственно приподнятые брови «расширяют» глаза, придавая лицу невинное, детское выражение. А вот женщина с низко посаженными глазами способна выглядеть настолько зловеще, что про нее могут сказать, будто у нее «брови ведьмы».

Форма модифицированных бровей варьировала в зависимости от эпохи и индивидуальных предпочтений. Их старались сделать такими, чтобы они соответствовали текущей моде и гармонировали с остальными частями лица. Один известный визажист настаивает на том, что идеальная форма достигается тогда, когда линия брови на две трети своей длины закругляется вверх и на одну треть – вниз, хотя может возникнуть необходимость ее адаптации к индивидуальным особенностям лица. Понять это непросто, но таковы тонкости эстетики бровей.

Наверное, самый странный суррогат ложных бровей происходит из Англии начала XVIII века. В те времена брови сначала подбривали и затем удаляли специальным инструментом, но причудливость этого образца заключается в выборе материала для замены естественных волосков. Ложные брови изготавливали из мышиных шкурок. Джонатан Свифт писал об этой моде так: «Ее брови из мышиной кожи искусно приторочены по бокам».

Поскольку все эти меры имели целью придание лицу большей женственности, брови в их естественном виде зачастую считались асексуальными. От женщин, трудившихся в условиях, исключавших проявления сексуальности, ожидалось, что они не будут ничего делать со своими бровями. В 30-е годы прошлого столетия в Лондоне вызвал ожесточенные споры случай, когда старшая сестра одной больницы запретила санитарке выщипывать брови. Санитарка подала жалобу, заявив, что это вмешательство в ее частную жизнь, но суд поддержал запрет старшей сестры. Таким образом, пациенты больницы были избавлены от эротической стимуляции в результате созерцания изящно выщипанных бровей. (Пророк Мохаммед наверняка одобрил бы такое решение, ибо одно из его высказываний содержит фразу: «Да проклянет Аллах женщин, выщипывающих свои брови».)

И наконец следует упомянуть о женском лице, на котором брови срастаются внутренними краями, образуя единую полосу. Такое наблюдается нечасто, и женщина со сросшимися бровями, как правило, прилагает немалые усилия для того, чтобы искоренить волоски в надпереносье. Тому имеется несколько причин. Во-первых, густые брови у женщины – признак мужеподобности. Во-вторых, наличие волос там, где у людей они обычно отсутствуют, – «животный» признак. В-третьих, поросшее волосками надпереносье придает лицу выражение постоянной нахмуренности. И в-четвертых, на протяжении уже нескольких столетий бытует суеверие, будто женщина со сросшимися бровями непременно должна быть вампиром.

Сочетание этих причин вынуждает каждую следящую за модой женщину прибегать к помощи пинцета. Если она сохраняет сросшиеся брови, то ставит себя «над модой». Одна такая женщина жила в XX веке – это знаменитая бисексуальная мексиканская художница Фрида Кало. Ее поросшее волосками надпереносье стало персональной торговой маркой, и она тщательно воспроизводила его на всех автопортретах. Сросшиеся брови этой латиноамериканки сравнивали с «птицей, парящей над пронзительными черными глазами». Как писал один критик, «возможно, Фрида Кало интересная и творческая женщина, но у нее только одна бровь. Она пролегает по ее лицу подобно Великой Китайской стене, и подобно этой стене она, по всей вероятности, видится с Луны».

Довольно забавно и весьма примечательно, что столь сильные высказывания вызваны всего лишь присутствием нескольких темных волосков над переносицей Кало. Обычно мы не замечаем брови и обращаем на них внимание только тогда, когда с ними происходит что-нибудь странное.

В современную эпоху имел место только один случай, когда густые женские брови считались приемлемыми и даже приобрели популярность. Это было в 80-е годы, когда феминистское движение достигло стадии, на которой женщины начали воспринимать мужчин главным образом как конкурентов. Тогда голливудская звезда Брук Шилдс появлялась на
Страница 11 из 36

экране с так называемыми гусеничными бровями. Они, может быть, и не соединялись над переносицей, как у Кало, но были густыми, подобно мужским, и придавали ей грозный, решительный и весьма самоуверенный вид. Спустя некоторое время женщины решили, что естественнее и приятнее добиваться успеха в своем природном качестве, а не в качестве псевдомужчин, и вновь стали приводить свои брови в порядок и следить за ними, как делали это на протяжении веков. Как говорит Шекспир в «Зимней сказке»: «И все же лучше, когда у женщин брови не слишком волосисты и подведены полукругом или полумесяцем с помощью пера».

4

Уши

Женские уши никогда не знали хорошего обращения. Их либо игнорировали, либо уродовали. Пудра и румяна, которых не жалели для лица, им не доставались. В то время как тщательно «отделанное» лицо находилось в центре внимания, уши оставались на его периферии, к тому же зачастую они и вовсе скрывались под волосами. Если уши и выставляли напоказ, то только для того, чтобы демонстрировать закрепленные на них украшения. В редких случаях, когда они становились объектом пластической хирургии, цель состояла в том, чтобы сделать их еще менее заметными: слегка оттопыренные уши прижимали к голове. Но прежде чем приступить к более подробному изучению культурных злоупотреблений, которым на протяжении веков подвергались многострадальные женские уши, рассмотрим сначала биологию и анатомию этой части головы.

Видимая часть человеческого уха имеет довольно простое строение. В процессе эволюции оно утратило длинный заостренный кончик и подвижность. Его тонкие, чувствительные края свернулись в «раковину». Но его ни в коем случае нельзя считать бесполезным рудиментом.

Главной функцией внешнего уха остается улавливание звуков. Да, мы не можем, подобно животным, поворачивать уши в поисках направления, откуда исходит неожиданный звук, но все же способны определять местонахождение его источника с погрешностью 3 градуса. Утрату подвижности ушей мы компенсировали подвижностью головы. Когда, к примеру, тревожный звук слышит олень, он поднимает голову и поворачивает уши в разные стороны. Услышав подобный звук, мы поворачиваем голову.

Хотя наши уши довольно жестки и достаточно плотно прижаты к голове, они сохранили способность двигаться, пусть и в очень незначительной мере. Если вы сильно напряжете мышцы ушной области перед зеркалом, то увидите едва заметное защитное движение: уши плотнее прилегают к голове. Животные, обладающие подвижными ушами, почти всегда прижимают их во время схватки, стараясь защитить от возможных травм, – и мы делаем это машинально в моменты опасности, хотя у нас они и так уже прижаты к голове, находясь в своем нормальном положении.

Форма внешнего уха имеет важное значение для передачи неискаженного звука барабанным перепонкам. Если человек лишится ушей, его слух значительно ухудшится. Слуховые проходы и барабанные перепонки образуют «резонансную систему», благодаря чему одни звуки усиливаются за счет других. На первый взгляд произвольная форма ушной раковины – округлые складки и кромки – на самом деле отнюдь не случайна и призвана предотвращать искажение звука.

Второстепенная функция ушей – температурный контроль. В верхнем слое дермы располагается много кровеносных сосудов, и потеря тепла через них играет важную роль для многих биологических видов. Слоны, когда им жарко, своими огромными ушами обмахиваются. У нас такой возможности нет, но наши уши могут служить своеобразным сигнальным средством. Если женщина слишком распаляется в ходе эмоционального конфликта, ее уши могут стать ярко-красными. Это свойство было предметом комментариев с древних времен. Почти две тысячи лет назад Плиний писал: «Когда у нас краснеют уши, кто-то говорит о нас в наше отсутствие», а Беатриче в комедии Шекспира «Много шума из ничего» спрашивает: «Что за огонь в моих ушах?», когда ее обсуждают другие.

И наконец, с формированием мягких мочек наши уши приобрели дополнительную эротическую функцию. Такие мочки являются уникальной человеческой особенностью, отражающей его повышенную сексуальность. Ранние анатомы считали их бесполезными, полагая, что они годятся только для того, чтобы продевать в них украшения. Однако недавние исследования сексуального поведения показали, что при сильном возбуждении мочки набухают, к ним приливает кровь, и благодаря этому они становятся более чувствительными к прикосновениям. Ласки, посасывание и покусывание мочек во время любовной игры служат для многих женщин сильным сексуальным стимулом. Согласно данным Кинси и его коллег из Института сексуальных исследований, женщина может даже испытать оргазм в результате стимуляции ушей, правда, очень редко.

В центре внешнего уха расположено темное «ушное отверстие», которое ведет в узкий канал длиной 2,5 сантиметра, – это слуховой проход. Он слегка извивается, благодаря чему воздух внутри его остается теплым. Это очень важно для функционирования барабанной перепонки, располагающейся у внутреннего конца слухового прохода. Барабанная перепонка весьма чувствительна, и канал не только согревает ее, но и защищает от физических повреждений. За эту защиту мы платим наличием в голове глубокой полости, которую невозможно прочистить пальцами. Нам не составляет особого труда содержать в чистоте остальные части тела, удаляя с них грязь и мелких паразитов, и мы можем кашлять, чихать и сморкаться, прочищая горло и нос, но не способны прочищать подобным образом слуховой проход. Попытка почесаться с помощью, к примеру, спички легко может повлечь за собой повреждение барабанной перепонки, и нам явно нужна защита от подобного рода вторжения. Эволюция подарила человеку такое средство защиты в виде волосков и серы, препятствующих проникновению в слуховой проход, в частности, крупных и мелких насекомых. Желтая ушная сера имеет горький вкус, который их отталкивает. Ее вырабатывают 4 тысячи желез, подобных железам, производящим сильно пахнущий пот в подмышечной области и промежности.

Мы не будем подробно останавливаться на строении внутреннего уха. Если говорить вкратце, звуковые вибрации, воздействующие на барабанную перепонку, преобразуются в нервные импульсы, которые поступают в головной мозг. Барабанная перепонка невероятно чувствительна и способна распознавать малейшие вибрации, смещающие ее поверхность на одну тысячную и даже миллионную сантиметра. Это смещение затем передается через три косточки необычной формы – молоточек, наковальня и стремечко – в среднем ухе, которые усиливают давление в 22 раза. Усиленный сигнал поступает во внутреннее ухо, где приводится в действие странный орган, имеющий форму улитки и наполненный жидкостью. Вибрации воздействуют на эту жидкость, и она приходит в столкновение с нервными клетками. Их тысячи – каждая из них настроена на определенную вибрацию, – и они посылают свои сигналы в мозг через слуховой нерв.

Во внутреннем ухе расположены также важные структуры равновесия, три полукруглых канала, один из которых отвечает за движения вверх-вниз, второй – за движения вперед, третий – за движения из стороны в сторону. Значение их стократ возросло, когда наши предки поднялись с
Страница 12 из 36

четверенек. Животное, стоящее на четырех конечностях, находится в устойчивом положении, тогда как жизнь на двух ногах требует почти постоянного балансирования. Хотя мы не замечаем работу структур равновесия, они играют в нашей жизни более важную роль, чем те части уха, которые отвечают за восприятие звуков. Глухому выжить легче, чем полностью лишенному чувства равновесия.

К сожалению, слух у человека начинает снижаться сразу после того, как он появляется на свет. Ребенок способен распознавать звуковые волны частотой от 16 000 до 30 000 герц. У взрослого человека верхний предел снижается до 20 000 герц. К 60 годам он составляет уже 12 000 герц и продолжает снижаться дальше. Старики с трудом различают слова, когда в комнате беседуют несколько человек, хотя хорошо слышат одного человека, разговаривающего с ними в тихом, спокойном месте. Это происходит из-за значительного сужения диапазона воспринимаемых звуковых частот: пожилым людям труднее различать несколько источников звуков.

Современные системы Hi-Fi обеспечивают частоту звука до 20 000 герц, и женщине средних лет, которая потратила немалые деньги на приобретение такой системы, было бы весьма неприятно узнать, что единственными членами семьи, способными в полной мере оценить ее возможности, являются дети. Будет большой удачей, если она сможет услышать звуки с частотой выше 15 000 герц.

Наши уши обладают одним серьезным недостатком в отношении громкости звука. Как и другие виды, мы эволюционировали в сравнительно тихом мире, в котором самыми громкими звуками были рычание и крики. В результате у нас не сформировались механизмы защиты от очень громких звуков. Сегодня благодаря своей изобретательности человек имеет в распоряжении грохочущие машины, использует мощные взрывчатые вещества и подвергается различного рода звуковым воздействиям, способным легко повредить орган слуха. Уши постоянно напоминают нам о том, что мы живем в условиях, коренным образом отличающихся от тех, в которых происходила эволюция человека.

Вернемся к наружному уху. Уже давно бытует мнение, что форма раковины каждого человека уникальна. В прошлом веке предпринимались попытки идентифицировать по этому признаку преступников, но в конечном счете предпочтение было отдано альтернативному методу – дактилоскопии. Тем не менее найти двух людей с идентичной формой ушной раковины действительно невозможно. Специалисты выделили 13 зон внешнего уха, и две из них заслуживают особого внимания.

Первая зона – мягкая мочка. Наряду с индивидуальным размером она обладает еще одной важной классификационной характеристикой. Каждый из нас имеет либо «свободные», либо «закрепленные» мочки. Первые слегка отвисают, вторые нет. Некий врач, не поленившийся исследовать уши 4171 европейца, выяснил, что 64 % из них имели «свободные» мочки, а 36 % – «закрепленные».

Вторая зона – небольшая выпуклость на ободке ушной раковины, называемая точкой Дарвина. Она присутствует на большинстве ушей, но часто бывает настолько маленькой, что ее трудно обнаружить. Если вы проведете пальцем по внутренней поверхности ободка ушной раковины начиная сверху, то коснетесь ее на расстоянии примерно трети высоты уха. Это всего лишь крохотный бугорок, но Дарвин был убежден, что данная выпуклость представляет собой важный рудимент, сохранившийся с тех времен, когда мы имели длинные, заостренные уши, способные поворачиваться по направлению едва слышного звука. По его убеждению, эти бугорки являются остатками кончиков некогда стоячих заостренных ушей. Проведенные исследования показали, что они имеются в явно выраженной форме у 26 % европейцев.

Благодаря этим различиям в деталях уши можно было бы считать удобным средством идентификации преступников, но дактилоскопия достигла в настоящее время столь высокого уровня, что едва ли в их использовании в этой функции когда-либо возникнет необходимость. К сожалению, сегодня исследованиями зон ушной раковины занимаются лишь физиономисты, претендующие на способность определять особенности характера и личности человека по пропорциям его лица. Отвергнутые в начале XX века, их идеи удивительным образом стали актуальными в 80-е годы. В соответствии с этими идеями, большими ушами обладают люди, достигшие успеха, маленькие уши правильной формы выделят из толпы конформиста, а заостренные – авантюриста. Эти и сотни подобных «толкований», порой чрезвычайно подробных, являются оскорблением для человеческого разума, и их популярность в конце XX столетия с трудом поддается пониманию.

Криминалисты утверждают, что форму ушной раковины невозможно предсказать по чертам и форме лица. Если перед вами округлое или угловатое лицо, вы не сможете угадать, какую форму имеют уши, принадлежащие ему. Правда, антропологи не вполне согласны с этим. По их мнению, у людей, имеющих эндоморфный тип телосложения (полных) и эктоморфный (худощавых), уши соответствуют ему. «Эндоморфные» уши плотно прилегают к голове, и у них в равной степени хорошо развиты мочка и раковина. В отличие от них, «эктоморфные» оттопырены, и их раковина развита лучше, чем мочка. Возможно, причина расхождения во мнениях между криминалистами и антропологами заключается в том, что первые рассматривают только область головы, а вторые тело в целом.

Весьма символично, что уху отводилось несколько ролей. Поскольку оно окружает «ушное отверстие», его рассматривали в качестве символа женского лона. Например, в Югославии сленговое название влагалища – «ухо между ног». В определенных культурах механическое повреждение ушей было аналогом женского обрезания. В некоторых областях Востока юным девушкам во время ритуала инициации прокалывали уши. В Древнем Египте уличенным в прелюбодеянии женщинам отрезали уши – это еще один пример отношения к ушам как к символу лона.

Символизм мы видим и в мифологии. Так, Карна, сын индуистского бога солнца Сурьи, родился из уха. Под этим подразумевалось, что мать Карны – Канти дала ему жизнь, оставаясь девственницей. В некоторых легендах утверждается, что Будда тоже появился на свет из уха своей матери.

В первой части сатирического произведения Франсуа Рабле, опубликованной в 1533 году, Гаргантюа был произведен на свет тем же необычным способом. Когда Гаргамелла собралась рожать его, «ребенок проскочил по семяпроводам в полую вену и, вскарабкавшись по диафрагме до плеч, где вена раздваивается, повернул налево и вылез через левое ухо». Автор допускает, что в это трудно поверить, но Рабле говорит, что в Библии нет ничего такого, что противоречило бы подобной форме родов, и, если бы Бог захотел, «все женщины рожали бы детей через уши».

Наряду с этим данный орган символизирует мудрость. Ведь именно ухо слышит слово Господа. Напроказивших детей треплют за уши, дабы пробудить дремлющий в них разум.

Некоторые из этих странных предрассудков легли в основу древнего обычая прокалывать уши, чтобы носить серьги. Эта примитивная форма членовредительства не утратила популярности и по сей день. Большинство современных женщин, прокалывающих уши, делают это исключительно ради того, чтобы носить в них украшения, и не осознают изначального значения этой процедуры. В древности существовало несколько объяснений
Страница 13 из 36

ее необходимости. Одна из них гласит, что, поскольку дьявол и злые духи постоянно пытаются проникнуть в человеческое тело, чтобы завладеть им, следует защищать все полости, открывающие туда доступ. Считалось, что амулеты в ушах являются лучшим средством защиты «ушных отверстий» от демонов.

Раз уши представляют собой вместилище мудрости, стало быть, мудрые люди обладают большими ушами и в особенности большими мочками. Тяжелые серьги оттягивают мочки, увеличивая их размеры и, соответственно, являются дополнительным кладезем мудрости. Древние индуистские, буддийские и китайские скульптуры, изображающие царственных особ, всегда имеют удлиненные мочки ушей.

Наши далекие предки также считали, что ношение серег улучшает зрение и защищает человека от смерти в воде.

Со временем все эти мотивы забылись. В современном мире серьги носят исключительно в качестве украшения или знака статуса. Причем это в одинаковой степени свойственно как обитателям джунглей, так и жителям городов. В племенных культурах, считающих длинные мочки красивыми, уши обычно прокалывают в раннем детстве. Отверстия в них из года в год расширяются, чтобы в них можно было вставлять все более тяжелые серьги, в результате чего уши оттягиваются книзу. По достижении половой зрелости самыми красивыми считались девушки с самыми длинными ушами. У некоторых из них мочки ушей достигали уровня груди. Примечательно, что, если под тяжестью украшений мочка вдруг отрывалась, девушка автоматически переставала считаться красивой. Больше того, в некоторых культурах такая девушка уже воспринималась уродливой, и желающих жениться на ней не находилось.

Как это ни удивительно, практика удлинения женских ушей встречается в самых разных уголках мира, где она сформировалась независимо от внешних влияний, – на Борнео и в Бразилии, в Африке и Камбодже. На островах Тробриан в Соломоновом море о девушке, не соблюдающей этот обычай, говорят, что у нее «уши как у свиньи».

В некоторых племенах устраивают специальные праздники в связи с проведением ритуала прокалывания мочек ушей юным девушкам. Кое-где замужние женщины не имеют права снять тяжелые украшения, свисающие из растянутых мочек их ушей, до тех пор, пока не умрет муж. Они снимают их в знак траура во время погребальной церемонии.

Размеры украшений для ушей порой вызывают изумление. В одном племени в ухо вставляются 50 латунных колец диаметром 10 сантиметров. В другом тяжелые медные кольца вдеваются в ухо до тех пор, пока их общий вес не достигает 1 килограмма. В третьем в отверстия в мочках ушей вставляются банки с консервами, выпрошенные у западных туристов.

В эпоху Великих географических открытий европейцев шокировали эти крайние формы ритуального членовредительства. В вышедшей в свет в 1654 году книге «Народы мира» Джон Булвер посвятил целую главу критике «обычаев и странных изобретений по приданию новой формы ушам» и нападкам на женщин, «считающих себя особенно привлекательными, если они самым постыдным образом прокалывают отверстия в мочках, в которые можно просунуть руку, и подвешивают к ним тяжелые предметы, дабы их уши растягивались и свисали до плеч». Для Булвера и его современников любая попытка изменить формы человеческого тела была равносильна богохульству.

Это неодобрение не могло положить конец подобным обычаям. Они являлись неотъемлемой частью культуры, и от них не так-то легко было отказаться. В некоторых случаях колонизаторам удалось изжить крайние формы ритуального членовредительства, но в отдаленных уголках мира они сохранились и продолжают существовать в XXI веке.

Несмотря на свои порой весьма экстравагантные модные веяния, западный мир не сумел продемонстрировать членам племенных сообществ ничего, что могло бы составить конкуренцию их вытянутым мочкам ушей. Самый яркий пример таких веяний – короткий период расцвета панк-культуры в 70-е годы прошлого столетия. В своем стремлении эпатировать обывателей панки подвешивали к неумело проколотым мочкам своих ушей булавки и цепи с нанизанными на них всевозможными предметами – от бритвенных лезвий до электрических лампочек. Однако они были слишком нетерпеливы для того, чтобы постепенно растягивать мочки, как это практикуется в племенных сообществах.

Позже, когда в конце XX века мир захлестнула мода на пирсинг, западные женщины начали носить в ушах по нескольку колец, не ограничиваясь одним отверстием в мочке, а прокалывая ушную раковину по всему краю.

И все-таки подавляющее большинство представительниц слабого пола сегодня украшает свои уши обычными, легко снимающимися серьгами, продеваемыми в единственное небольшое отверстие в мочке, или клипсами, обжимающими ее. В отличие от колец племенных сообществ, эти украшения носят не постоянно, а часто меняют, в зависимости от того, что в данный момент надето на женщине. Как правило, дамы имеют несколько пар серег, но некоторые одержимы манией коллекционирования. Так, согласно Книге рекордов Гиннесса, одна американка из Пенсильвании имеет их 17 200 пар. Если бы она меняла серьги каждый день, ей понадобилось бы почти полвека, чтобы продемонстрировать всю свою коллекцию.

5

Глаза

На протяжении столетий женские глаза находились в центре самого пристального внимания. Косметика для глаз начала использоваться свыше 6000 лет назад. В Древнем Египте женщины чернили веки, а древнеримский сатирик Марциал, писавший в I веке н. э., язвительно замечал: «Ты смотришь на мужчин из-под нового века». Веки, ресницы и кожа вокруг глаз подвергались тончайшим видоизменениям в плане окраски, оттенков и приукрашиваний во всех крупных цивилизациях на всем протяжении истории человечества. Для увеличения зоны женских глаз в разное время использовались тени, карандаши, щипчики для загибания ресниц, накладные ресницы и цветные контактные линзы. Но прежде чем приступить к подробному рассмотрению этих украшательств, выясним, что представляют собой глаза без всяких прикрас.

Зрение – доминирующий орган чувств человека. 80 % информации об окружающем мире он получает, глядя на него. Несмотря на важную роль, которую играет в нашей жизни слух, мы остаемся главным образом «визуальными» животными. В этом мы не очень отличаемся от своих близких родственников – обезьян. У всех приматов зрение является главным из пяти чувств, и у всех у них в передней части головы располагаются два глаза, обеспечивающие бинокулярную картину мира.

Человеческий глаз имеет в диаметре всего около 2,5 сантиметра, но тем не менее на его фоне самая совершенная телевизионная камера выглядит изделием каменного века. Светочувствительная сетчатка в задней части глазного яблока содержит 137 миллионов клеток, которые посылают в головной мозг сигналы, информирующие его о том, что мы видим. Из них 130 миллионов имеют форму палочек и отвечают за черно-белое зрение, а остальные 7 миллионов – форму колбочек и отвечают за цвет. В каждый момент эти светочувствительные клетки могут обрабатывать одновременно 1,5 миллиона единиц информации. В силу сложности своего устройства, глаза в процессе взросления совершенствуются наиболее динамично по сравнению с другими органами, даже мозгом.

В центре глаза находится черный зрачок,
Страница 14 из 36

представляющий собой апертуру, через которую свет попадает на сетчатку. Он расширяется при тусклом освещении и сужается при ярком, контролируя поток света, попадающего на сетчатку. В этом отношении глаз подобен камере с регулируемой диафрагмой, но он также обладает весьма любопытной системой приоритетов. Когда человек видит то, что ему очень нравится, зрачок максимально расширяется. Когда он зацепит взглядом то, что вызывает у него отвращение, зрачок сильно сужается. Вторая реакция вполне понятна: сокращение апертуры зрачка способствует уменьшению потока света на сетчатку, благодаря чему неприятный образ затушевывается. Первую реакцию объяснить сложнее, поскольку чрезмерное увеличение потока света на сетчатку, вызываемое излишним расширением зрачка, вместо улучшения качества изображения, размывает его. Возможно, это неплохо для влюбленных, пристально глядящих в глаза друг другу и видящих слегка нечеткий образ любимого в сияющем ореоле, а не малопривлекательные подробности поверхности его кожи в виде, например, прыщей.

В эпоху Средневековья итальянские куртизанки перед приходом посетителя закапывали себе в глаза экстракт белладонны. Это вызывало сильное расширение зрачков, что усиливало привлекательность женщины, поскольку ее глаза говорили: мне нравится то, что я вижу (пусть это и было обрюзгшее лицо старого распутника).

Зрачок окружен радужной оболочкой, которая при непроизвольных мышечных сокращениях изменяет его размеры – мы не можем сознательно контролировать размер своих зрачков. Благодаря этому они являются надежными индикаторами наших эмоциональных реакций на зрительные образы. Они не способны лгать.

Цвет радужной оболочки у людей варьирует, но не из-за наличия разных пигментов. У голубоглазых в радужной оболочке отнюдь не присутствует голубой пигмент – у них просто меньше пигмента, чем у других, что и обусловливает голубизну. Если у вас карие глаза, это означает, что верхние слои вашей радужной оболочки в избытке содержат меланин. Если этот пигмент сконцентрирован преимущественно в более глубоких слоях радужной оболочки, глаза будут зелеными либо серыми или голубыми, по мере снижения содержания меланина. Фиолетовый цвет глаза имеют в том случае, если сквозь радужную оболочку видна кровь.

Таким образом, яркий цвет глаз – это нечто вроде оптической иллюзии. Он указывает на недостаток меланина и является частью общей тенденции «побледнения» человеческого тела по мере продвижения от экватора к менее солнечным полярным зонам. Этот эффект особенно явно выражен при сравнении младенцев, принадлежащих к белой и черной расе. Почти все белые новорожденные голубоглазы, а все черные – темноглазы. Затем, с возрастом, у большинства белых детей в верхних слоях радужной оболочки постепенно вырабатывается меланин, в результате чего их глаза становятся все темнее и темнее. Лишь очень немногие сохраняют «детскую голубизну глаз».

Зрачок и радужную оболочку защищает прозрачная роговица, а вокруг нее располагается зона, называемая в обиходе белком и имеющая научное название «склера». Именно этот неоптический компонент человеческого глаза является самой необычной его особенностью. Большинство животных имеют круглые глаза-«кнопки». Это относится и к низшим приматам, но у большинства обезьян кожа по обеим сторонам глаз слегка оттянута назад, в результате чего «уголки» их глаз обнажены. Такие глаза ближе к кругу, нежели к овалу, но по мере перехода от низших приматов к высшим их форма постепенно становится все более эллиптической, и они приближаются к человеческим. Но и у наших ближайших родственников белки глаз не видны, а обнаженные «уголки» имеют такой же темный цвет, как и радужная оболочка. Белки делают человеческие глаза очень заметными. Значение этого небольшого эволюционного изменения заключается в том, что в процессе общения смещение направления взгляда легко определяется даже на расстоянии.

Видимая часть глаза защищена веками с жирными блестящими краями, по краю которых растут ресницы. Жир выделяют располагающиеся рядами крошечные железы, которые можно увидеть за корнями волосков ресниц. При моргании веки смачивают и очищают роговицу. Этому способствуют также выделения слезной железы, располагающейся под верхним веком. Жидкость отводится по двум маленьким слезным протокам, тоже видимым, которые находятся на внутреннем конце век, – один на верхнем, другой на нижнем. Протоки соединяются в канал, переправляющий «отработанные» слезы в нос и наружу. Когда вследствие раздражения глаза или сильных эмоций слезные железы выделяют жидкость быстрее, чем протоки способны отводить ее, мы плачем. Избыток слез выливается из глаз на щеки, и мы вытираем их. Это вторая уникальная особенность человеческих глаз, ибо мы являемся единственными сухопутными животными, часто плачущими под воздействием эмоций.

Между двумя слезными протоками, в уголке глаза у носа, находится маленький розовый бугорок. Это рудимент нашего третьего века, судя по всему, полностью утратившего свою функцию. У многих видов этот орган играет важную роль. У одних третье веко функционирует как «стеклоочиститель», очищая роговицу в боковом направлении, у других оно ярко окрашено и является своего рода сигнальным средством, третьи, у которых оно бесцветно, используют его в качестве естественных солнцезащитных очков. Толстое прозрачное третье веко утки защищает нежную роговицу ее глаза во время ныряния. Если бы наши отдаленные предки вели более водный образ жизни, сегодня мы чувствовали бы себя под водой намного комфортнее.

Ресницы, обрамляющие наши глаза защитными волосками сверху и снизу, имеют одну исключительную особенность: они, в отличие от других волос головы и тела, с возрастом не седеют. Вокруг каждого глаза растет около 200 волосков, на верхнем веке их больше, чем на нижнем, и каждые 3–5 месяцев они выпадают и заменяются новыми. Срок их жизни такой же, как у волосков бровей.

У представителей монголоидной расы в углу глаза имеется эпикантус – особая кожная складка, которая придает их глазам характерную раскосость. Эпикантус присутствует у человеческих зародышей всех рас, но во взрослом состоянии сохраняется только у представителей монголоидной. Очень немногие белые младенцы появляются на свет с эпикантусом, но впоследствии, по мере того как с возрастом нос становится у?же и изменяет форму, эта складка постепенно исчезает. Судя по всему, у монголоидов эпикантус сохранился в рамках общей адаптации к холоду. Их плоское лицо имеет более толстую жировую прослойку, благодаря чему оно лучше приспособлено к превратностям холодного климата, а дополнительная складка кожи в углу глаза защищает этот жизненно важный орган от неблагоприятного воздействия окружающей среды.

Монголоидная форма глаз, безусловно, привлекательна, но многие женщины на Дальнем Востоке так не считают, и сегодня клиники пластической хирургии в Китае, Японии и Корее переполнены пациентками с повязками на лице, которые хотят избавиться от эпикантуса и стать в большей степени похожими на представительниц европеоидной расы.

В форме глаза имеются небольшие различия по половому признаку. По сравнению с мужским,
Страница 15 из 36

женский глаз чуть-чуть меньше, а пространство, занимаемое в нем белком, в пропорциональном отношении больше. Во многих культурах слезные железы активнее функционируют у женщин, нежели у мужчин, но с чем это связано – с гендерными особенностями или требованием эмоциональной сдержанности, которую все ждут от представителей сильного пола, сказать трудно. Похоже все-таки, что это широко распространенное различие является следствием правил поведения, принятых в обществе.

Слезы не только смазывают незащищенную поверхность глаза, но и предохраняют его от инфекции, поскольку содержат лизоцим – фермент, обладающий бактерицидными свойствами.

Должно быть, для многих наших далеких предков плохое зрение было проклятием не только из-за невозможности получать точную визуальную информацию, но и потому, что постоянное напряжение глаз вызывало сильные головные боли. Оно оставалось проклятием и для представителей древнейших цивилизаций, и эта ситуация усугубилась после появления письменности, поскольку пожилым ученым мужам приходилось нанимать молодых людей, которые им читали.

Луций Анней Сенека, древнеримский знаток искусства риторики, живший в начале новой эры, похоже, был первым человеком, попытавшимся решить эту серьезную проблему. Несмотря на плохое зрение, он ухитрился прочитать все, что хранилось в библиотеках Рима, используя «водяной шар» в качестве увеличительного стекла. Столь оригинальное решение должно было привести к попытке создать первые очки, но не привело. Только в XIII веке английский философ Роджер Бэкон записал: «Если рассматривать буквы или какие-нибудь мелкие предметы через кристалл или стекло… если он или оно имеет форму небольшого сегмента сферы и если его держать выпуклой стороной к глазам, буквы и предметы видны лучше и кажутся больше, нежели они есть на самом деле». Далее он говорил о том, что такое стекло было бы полезным для людей со слабым зрением, но и тогда никто не поспешил претворить в жизнь эту идею усовершенствования человеческого зрения. И все же в конце того самого века в Италии появились первые настоящие очки для чтения, хотя и неизвестно, имеет ли это какое-либо отношение к Бэкону. В 1306 году один священник во Флоренции в своей проповеди сказал следующее: «Не прошло еще и 20 лет с того времени, когда было изобретено искусство изготовления очков, одно из самых полезных искусств на свете…» Приблизительно тогда же Марко Поло видел пожилого китайца, пользовавшегося для чтения линзами. Таким образом, к началу XIV века были сделаны шаги по пути к широкому применению очков. В XV столетии появились специальные линзы для коррекции близорукости, а в XVIII веке Бенджамин Франклин изобрел двухфокусные очки. Первые контактные линзы, которые можно было считать удачными, изготовлены в Швейцарии в 1887 году.

Эта краткая история очков представляет интерес с точки зрения медицины, ибо она оказала определенное влияние и на внешний вид наших глаз. Форма очков стала неотъемлемой частью выражения лица того, кто их носит. Скажем, тяжелая оправа придавала человеку хмурый, властный вид, а широкая округлая вызывала ассоциации с удивленно поднятыми дугообразными бровями. Здесь не было никакого обмана, как в случае с косметикой. Очки не являлись частью лица, и все же они не могли не оказывать своими очертаниями влияние на впечатление, производимое их обладателем.

Особенно силен эффект темных очков, поскольку они скрывают движения глаз, заметные благодаря белкам, о чем уже говорилось выше, – движения, которые служат важным источником информации во время общения. Злой взгляд, хитрый взгляд, невнимательный взгляд, пристальный взгляд, любящий взгляд – все это спрятано от того, кто беседует с человеком в темных очках. Ему остается только догадываться, что скрывается за непроницаемыми стеклами.

Что же теряют собеседники людей, чьи глаза они не видят? Представьте собрание группы людей. Что говорят нам движения их глаз? На любой подобной «пятиминутке» те, кто занимает подчиненное положение, обычно смотрят на тех, кто доминирует над ними, а те игнорируют их взгляды, за исключением особых ситуаций. Например, если в комнату входит дружелюбно настроенный человек, занимающий подчиненное положение, он осматривает всех присутствующих, переводя взгляд с одного на другого. Выявив людей с высоким статусом, он сосредотачивает взгляд на них. Когда высказывается шутливое замечание, спорное утверждение или личное мнение, подчиненный человек бросает взгляд на доминантного, чтобы оценить его реакцию. Доминантный человек, как правило, во время подобных обменов репликами держится отстраненно и едва удостаивает взглядом подчиненных во время общей беседы. Но если он задает прямой вопрос одному из них, то пристально глядит на него. Подчиненный человек старается не встречаться взглядом с доминантным и во время беседы смотрит в сторону. Здесь все определяет иерархия. Одни чувствуют, что могут контролировать других, и стремятся это делать.

Когда встречаются друзья, равные по своему положению, движения глаз осуществляются иначе. В такой группе все используют «подчиненные» движения глаз, хотя и не являются подчиненными по отношению друг к другу. Это связано с тем, что самый простой способ проявления дружелюбия с помощью языка тела – демонстрация отсутствия враждебности и стремления доминировать. Поэтому люди показывают друзьям движениями глаз свою «подчиненность». Когда одни говорят или просто активны, другие смотрят на них. Поменявшись ролями, вторые отводят глаза и только время от времени бросают на первых взгляды, проверяя их реакцию на то, что они говорят. Таким образом, друзья относятся друг к другу как к доминантному человеку, и в результате все чувствуют себя комфортно.

Если доминантный индивидуум хочет снискать чье-нибудь расположение, он может добиться этого, прибегнув к дружескому языку тела и продемонстрировав равенство их положения. Обращаясь к своему служащему или человеку, имеющему более низкий статус, он смотрит на него с подчеркнутым вниманием. Доминантные люди редко используют подобные приемы вне особых ситуаций (таких, например, как избирательная кампания).

Продолжительный взаимный зрительный контакт происходит только в моменты проявления страстной любви или ненависти. Для большинства людей в большинстве ситуаций пристальный взгляд, продолжающийся дольше нескольких секунд, таит в себе опасность, и оба человека быстро отводят глаза в сторону. Возлюбленные настолько доверяют друг другу, что могут без всяких опасений смотреть друг другу в глаза. При этом они подсознательно отслеживают степень расширения зрачков. Видя перед собой глубокие черные озера, они интуитивно понимают, что их чувства взаимны. Если же перед ними маленькие точки, они могут встревожиться, заподозрив, что в их отношениях не все гладко.

Что касается ненависти, пристальный взгляд рассерженного человека воспринимается как угроза. В старину, когда были сильны предрассудки, считалось, будто сверхъестественные существа следят за событиями в мире людей и влияют на их исход. То, что эти сверхъестественные существа или божества именно следят, подразумевало наличие у них глаз. Так как событий было хоть
Страница 16 из 36

отбавляй и происходили они в разных местах, предполагалось, что у них много глаз и что они всевидящи. Что касается хороших богов, для людей это было несомненным благом, ибо такие боги могли оказывать им покровительство и обеспечивать защиту. Но существовали и плохие боги, демоны и бесы – злые духи, – и их взгляд мог предвещать несчастье.

Вера в могущество злых глаз получила широкое распространение и бытует в отдельных уголках мира до сих пор. Злые глаза превратились в «дурной глаз», способный сглазить, то есть оказать вредное, порой даже пагубное влияние. Если этот взгляд упадет на человека, с ним случится нечто ужасное. Иногда обычная женщина, против своей воли, воспринималась окружающими как обладательница «дурного глаза», и считалось, что каждый, на кого она посмотрит, так или иначе впоследствии пострадает. Люди защищались от этой угрозы с помощью амулетов и талисманов, которые они надевали на себя, носили в сумке или вешали дома. Некоторые из этих защитных устройств основывались на принципе, согласно которому откровенно сексуальный образ отвлекает внимание «дурного глаза».

Как это ни удивительно, многие служители христианской церкви в средневековой Европе закрепляли над своими дверями вырезанные из камня символы женских гениталий, дабы воспрепятствовать проникновению в дом злых духов. Для усиления этого образа гениталии изображались в сочетании с двумя раздвигающими их руками. Неудивительно, что в благочестивую Викторианскую эпоху большинство таких изображений было выброшено или спрятано, но некоторые из них дожили до наших дней. Более счастливая судьба оказалась у подковы, которая, по мнению многих, приносит удачу. Если бы было широко известно, что изначально и подкова символизировала женские гениталии, она тоже могла бы исчезнуть и не стать талисманом.

Поскольку худшие деяния «дурного глаза» связывались с завистью, было важно не расточать похвалы тому, кто в чем-то уязвим. Например, матери приходили в ужас, если незнакомец хвалил их новорожденное дитя. Они вешали над колыбелью амулет, предохранявший младенца от сглаза, или выполняли какие-то другие защитные ритуалы. Даже сегодня, особенно в странах Средиземноморья, многие люди относятся к подобным мерам предосторожности вполне серьезно.

Перейдя от воображаемых глаз злых духов к реальным женским глазам, мы увидим, как много самых разных визуальных сигналов они способны посылать.

Опущенный взгляд. Опущенные глаза очень часто воспринимаются как признак скромности. Так, младшие не осмеливаются поднимать глаза на старших, но они смотрят вниз прямо перед собой, а не бросают взгляды по сторонам. При этом голова у них слегка наклонена вперед, как бы в знак покорности.

Взгляд вверх. Иногда глаза поднимают к небу в качестве особого знака. Оставаясь в таком положении в течение некоторого времени, они выражают претензию на невинность. Сегодня это движение глаз уместно только в неофициальной обстановке. Человек как бы призывает небеса в свидетели своей невиновности.

Сердитый взгляд. Так смотрит мать на расшалившегося ребенка, взглядом призывая его к порядку. Сердитый взгляд – это сложный вариант пристального взгляда. Широко раскрытые глаза с нахмуренными бровями буравят «жертву». Здесь есть противоречие, так как широко раскрытые глаза обычно сочетаются с поднятыми бровями, вследствие чего этим двум компонентам лица приходится действовать друг против друга. По этой причине такое выражение нельзя сохранять сколько-нибудь долго. При сердитом взгляде верхние веки с такой силой давят вниз, что почти исчезают за опущенными бровями, и демаркационную линию этого взгляда создают брови, а не веки. Это придает глазам странное выражение, смысл которого очевиден – внезапный гнев.

Взгляд искоса. Он используется в том случае, когда человек хочет посмотреть на кого-то так, чтобы тот этого не заметил. Это также признак застенчивости. Такой взгляд как бы говорит: «Мне боязно смотреть на вас, но я не могу ничего с собой поделать». Именно его подразумевают, когда в разговоре используют популярное выражение «смотреть овечьими глазами».

Рассеянный взгляд. Взгляд становится рассеянным вследствие сильной усталости или когда человек предается мечтам. Тот, кто хочет продемонстрировать, что ему есть о чем мечтать (например, о новом возлюбленном), может рассеянно смотреть в окно или в противоположный угол комнаты, дабы произвести впечатление на окружающих.

Взгляд широко раскрытых глаз. Глаза, раскрытые так широко, что белок виден сверху и/или снизу от радужной оболочки, – обычная реакция на умеренное удивление. При этом увеличивается поле зрения и повышается чувствительность к визуальным раздражителям. Подчеркнуто наигранная версия этого движения глаз в настоящее время используется для выражения насмешливого удивления.

Взгляд с прищуром. Прищур тоже имеет подчеркнуто наигранную версию. По своему происхождению это защитная реакция на слишком яркий свет или угрозу повреждения глаз, но плюс к этому прищур обычно выражает презрение. Притворно «болезненное» выражение означает, что окружающие являются причиной постоянных страданий щурящегося. Это также выражение отвращения – проявление высокомерного пренебрежения к окружающему миру. Эпикантус монголоидов иногда создает ложное впечатление высокомерия, поскольку благодаря ему глаза выглядят нарочито прищуренными.

«Блистающий» взгляд. Увлажненные глаза посылают совершенно иной сигнал, который чрезвычайно трудно подделать (если только вы не профессиональный актер). Сверкающая поверхность глаза перенасыщена выделениями слезных желез вследствие эмоций, которые, однако, недостаточно сильны, чтобы вызвать настоящий плач. Это взгляд страстного любовника, преданного поклонника, матери, гордящейся ребенком, спортсмена, торжествующего победу. Он также может выражать страдание, горе и тяжелую утрату.

Плач. Сам по себе плач является мощным социальным сигналом. Тот факт, что мы плачем, а другие приматы нет, вызывает немалый интерес. Бытовала версия, будто это различие связано с тем, что наши предки несколько миллионов лет назад прошли водную фазу существования. Тюлени плачут под влиянием отрицательных эмоций, как и морские выдры, потерявшие свое потомство. Предполагалось, что чрезмерное слезоотделение – это побочный эффект усовершенствованной функции очистки глаз с помощью слез у млекопитающих, вернувшихся в море.

Данное объяснение представляется достаточно логичным. Если человек в глубокой древности прошел водную стадию существования и у него увеличился объем вырабатываемой слезной жидкости вследствие продолжительного контакта глаз с морской водой, он мог сохранить это свойство и сейчас использует плач как социальный сигнал. Это объясняет, почему он единственный из приматов обладает способностью плакать. Альтернативное объяснение заключается в том, что данная способность сформировалась в мире саванн, и плач является побочным действием усовершенствованной очистки глаз в условиях тамошних ветров и пыли. Можно возразить, что другие млекопитающие, живущие в среде сильной запыленности, не плачут под влиянием отрицательных эмоций. Против этого
Страница 17 из 36

аргумента имеется такой довод: у обезьян на щеках шерсть, в которой слезы просто не видны.

Совершенно иное объяснение способности плакать основывается на идее, согласно которой главная функция слез, как и урины, заключается в выведении шлаков из организма. Химический анализ слез, пролитых под влиянием отрицательных эмоций, и слез, ставших результатом раздражения, показал, что они содержат разные белки. Существует предположение, что эмоциональные слезы выводят из организма излишек химических веществ, вызывающих стресс. Это объясняет, почему, если хорошо выплакаться, чувствуешь облегчение. Другими словами, улучшение настроения является биохимическим процессом. В таком случае визуальный сигнал заплаканного лица, побуждающий окружающих обнимать и утешать горюющего человека, следует рассматривать как побочный эффект процесса выведения шлаков из организма. И опять же трудно понять, каким образом эта теория может согласовываться с отсутствием способности плакать у таких животных, как шимпанзе, безусловно переживающих сильные эмоции в ходе общения с себе подобными.

Моргание. Оставим драматическую тему плача и обратимся к более будничной теме моргания. Сегодня в ходу несколько связанных с ним сигналов. Процедура обычного моргания, то есть частое опускание век, которые очищают и увлажняют поверхность роговицы на протяжении всего дня, длится приблизительно 1/40 секунды. В определенных эмоциональных состояниях, когда начинает увеличиваться объем вырабатываемых слез, скорость моргания возрастает, и поэтому оно может служить показателем настроения.

К модифицированным формам процесса относятся частое моргание, суперморгание, трепетание ресниц и подмигивание.

Частое моргание. Человек часто моргает, когда готов расплакаться. Это отчаянная попытка защитить глаза, прежде чем они переполнятся слезами. Частое моргание может также быть знаком выражения соболезнования.

Суперморгание представляет собой однократное преувеличенное моргание, замедленное и большее, чем обычно, по амплитуде. Оно используется для выражения притворного удивления. Это сугубо театральное действие, которое означает: «Я не верю своим глазам, но очищаю их, моргая, чтобы удостовериться в существовании того, что они видят».

Трепетание ресниц. При трепетании ресниц глаза быстро открываются и закрываются, как при частом моргании, но распахиваются более широко, и при этом на лице появляется «невинное» выражение. Это еще одно театральное действие, выражающее притворный испуг.

Подмигивание представляет собой однократное нарочитое моргание одним глазом, означающее существование тайного сговора между теми, кто подмигивает и кому подмигивают. Смысл этого сигнала таков: «В данный момент нас с тобой объединяет одно дело, в которое не должны быть посвящены посторонние». Подмигивание друзей друг другу во время собрания подразумевает, что подмигивающий сочувствует своему товарищу по какому-либо поводу или что они ближе между собой, чем с остальными присутствующими. Подмигивание незнакомцев обычно имеет сексуальную подоплеку, независимо от их половой принадлежности. Хотя этот сигнал означает некую тайную договоренность между двумя людьми, он может быть нарочито открытым с целью подразнить третью сторону. Используется подмигивание скрыто или открыто, знатоки этикета считают его признаком дурного тона. Один из них заявил, что в Европе подмигивание неприемлемо для женщины из хорошего общества и сравнил его с ударом по ребрам с целью привлечь к себе внимание… Многие представительницы слабого пола не умеют подмигивать убедительно и выглядят довольно нелепо, когда пытаются это делать, о чем нам постоянно напоминает одна хорошо известная телеведущая в конце каждой своей программы. По какой-то пока невыясненной причине (если только это не связано с трудностями, создаваемыми косметикой), мужчинам подмигивать легче, и это получается у них более убедительно.

Что касается природы подмигивания, ее можно определить как «направленное закрывание глаза». Закрывание глаза подразумевает, что секретное послание адресовано только одному человеку – тому, на которого смотрит подмигивающий. Второй глаз остается открытым для всех остальных, потому что это послание на них не распространяется.

Поскольку женские глаза посылают так много визуальных сигналов, стоит ли удивляться, что они подвергались всевозможным косметическим воздействиям. К 5000 г. до н. э. использовавшиеся в Древнем Египте средства для глаз имели уже довольно сложный состав. Галенит – черная краска на основе свинца – применялся для подчеркивания формы век. Из малахита – оксида меди – изготавливали знаменитое косметическое средство в виде зеленой пасты, наносившейся на кожу в области глаз. Помимо выполнения чисто декоративной функции оно защищало кожу от палящего солнца. Более элитарное, чисто декоративное средство изготавливали из измельченных муравьиных яиц.

Древнеегипетские модницы тратили много денег и времени, чтобы быть красивыми, а в результате недавно проведенных исследований выяснилось, что ко II тысячелетию до н. э. косметические препараты стали еще более сложными, чем было принято считать. Сегодня известно, что 4000 лет назад женщины в Древнем Египте прибегали к средствам не только черного и зеленого цвета, но и пурпурного, желтого, синего и трех оттенков белого, благодаря достижениям сравнительно развитой, так сказать, химической индустрии. Два средства из тех, что имели оттенки белого цвета, использовались и в медицине – как противовоспалительные. Плюс к этому черные средства делились на матовые и блестящие.

Для нанесения косметики на глаза использовали закругленные палочки из дерева, бронзы, гематита, обсидиана или кварца. Наборы этих палочек и горшков для косметических средств были найдены в ящиках для косметики, возраст которых насчитывает свыше трех тысяч лет.

Женщины Древнего Египта рисовали на лице две черные горизонтальные линии – от внешнего угла глаза к уху. Этот характерный декоративный элемент имел магическое значение: горизонтальные линии имитировали глаза кошки, священного животного древних египтян.

Такая практика бытовала в Древнем Египте в течение нескольких тысячелетий. Царица Клеопатра, последняя его правительница династии Птолемеев, экспериментировала с новыми сочетаниями оттенков, окрашивая верхние веки в темно-синий цвет, а нижние – в ярко-зеленый.

В Древней Греции ситуация была иной. Там порядочные женщины должны были демонстрировать естественную красоту и чистоту лица. Несмотря на то что слово «косметика» имеет греческое происхождение (от слова «Rasmetiros», означающего «искусное украшение»), косметическими средствами в Древней Греции могли пользоваться только куртизанки. Им позволялось красить веки черной тушью с помощью кисточки и подводить глаза черной краской. Хотя многие эллины с удовольствием проводили время в компании таких женщин, писатели той эпохи, придерживавшиеся строгих взглядов, высмеивали раскрашенных куртизанок. Один из них заметил, что, если увидеть таких женщин, только что поднявшихся утром с постели, «они покажутся менее привлекательными, чем обезьяны».

Нравы
Страница 18 из 36

древних римлян в этом отношении были менее строгими. Овидий, первым написавший книгу, посвященную теме косметики, отмечал, что римлянки пользовались черными тенями для глаз на основе древесного пепла и золотистыми – на основе шафрана. Римский драматург Плавт говорил: «Женщина без краски на лице все равно что пища без соли».

После падения Римской империи косметика для глаз в Европе практически исчезла на долгие столетия. Когда она появилась вновь, ею стали пользоваться дамы сомнительной репутации – Старый Свет следовал древнегреческой традиции. Полностью она восстановила свои позиции только в начале XX века, когда начало набирать силу движение против чопорности Викторианской эпохи. В 1910 году вышла небольшая книжка под названием «Ежедневная книга красоты», в которой трогательно сообщалось о том, что для удлинения линии глаз можно использовать карандаш. В ней также приводилось описание устройства для загибания ресниц, чтобы они «выглядели, как звезды».

После Первой мировой войны, в 20–30-е годы, начался бурный расцвет рынка косметики. Эмансипированные молодые женщины были решительно настроены украшать себя в соответствии с собственными вкусами и отвергали всякое вмешательство в эти вопросы со стороны мужчин. Они испытывали сильное влияние со стороны раннего кинематографа. Актрисам, появлявшимся на примитивных с технической точки зрения «серебряных экранах» того времени, приходилось подчеркивать черты лица, дабы они были видны зрителям.

В частности, существенное влияние на развитие массового производства косметики оказала Феда Бара. Ее стиль – тяжелые веки – породил новую моду. Ее визажистом была Елена Рубинштейн, пионер в области современной косметики. Рубинштейн позаимствовала идею использования теней для глаз во французском театре и, зная о практике Древнего Египта, экспериментировала с краской для век, разрабатывая косметику для Феды Бара, когда она снималась в роли Клеопатры.

Это было начало косметической революции. В течение несколько десятилетий она прокатилась по всему миру, и голливудские крайности всюду стали банальностью. В начале 60-х годов XX века мир вновь испытал на себе сильное влияние Древнего Египта. На сей раз проводником этого влияния оказалась Элизабет Тейлор, тоже сыгравшая Клеопатру. Ее густо накрашенные глаза в знаменитом фильме 1963 года стали источником вдохновения для молодых женщин, и объемы продаж теней, подводки для глаз и накладных ресниц взлетели на невиданные высоты.

К концу 60-х вызывающе искусственный стиль Клеопатры уступил место более естественной внешности, но косметика для глаз, разумеется, не исчезла. Эта якобы натуральная «детская невинность» в действительности достигалась за счет всевозможных ухищрений. На смену крикливости пришла изощренная утонченность. Реклама провозглашала: «Для простого глаза это голое лицо». Однако это «голое лицо» получалось в результате самой продолжительной и трудоемкой процедуры в истории косметики.

С тех пор косметика для глаз стала неотъемлемой частью жизни современной женщины. Порой она бывает утонченной, порой не очень. Тени над глазами и под ними, линия глаз и ресницы – все это требует определенного внимания в соответствии с требованиями быстро сменяющих друг друга капризов моды. По крайней мере, на Западе пока отсутствуют какие-либо признаки грядущих ограничений в этой области «видоизменения» женщины. Даже в тех странах, где религиозные догмы заставляют их закрывать лицо на публике, практикуется использование косметики для глаз – пусть даже в приватной обстановке. Как выразилась одна иранская писательница, хотя лидеры Исламской Республики Иран и вынуждают женщин выглядеть безликими, «по иронии судьбы иранская косметическая индустрия процветает». Совершенно очевидно, что стремление женщины подчеркнуть красоту своих глаз сегодня столь же сильно, как и во времена древних цивилизаций.

6

Нос

Хотя нос представляет собой сравнительно небольшую часть лица женщины, роль его непропорционально велика. Это не самый выразительный элемент, мало на что способный, кроме как морщиться от отвращения. И тем не менее он всегда привлекал к себе внимание, несоразмерное со своим видимым значением. Форма носа играет важную роль в оценке женской красоты, настолько важную, что уже больше пятидесяти лет операции по исправлению его контуров пользуются высоким спросом. Почему? Что в нем такого особенного? Почему Теннисон так проникновенно писал об «изящном носе, вздернутом, словно лепесток цветка»?

В процессе эволюции у женщины расширились бедра, кожа стала глянцевой, сформировалась высокая грудь, и все эти особенности имеют большое значение в плане сексуальной привлекательности, но какое значение в нем может иметь нос той или иной формы? Чтобы найти ответ на этот вопрос, необходимо для начала рассмотреть основные анатомические характеристики данного органа.

Если сравнить человеческий нос с носами других приматов, станет очевидно, что он, с его выступающей переносицей, удлиненным кончиком и обращенными вниз ноздрями, уникален. У обезьян нет ничего подобного. Те из них, у кого плоское лицо, имеют и плоский нос. Мы же имеем на плоском лице выступающий нос, и это требует специального объяснения.

Некоторые анатомы выдвигают малоубедительный аргумент, будто человеческое лицо в процессе эволюции уплощалось, в то время как нос не претерпевал никаких изменений. В это трудно поверить. Есть нечто столь позитивное в независимости носа от окружающих его элементов лица, что «выступающий орган», как его называют, неизбежно должен давать некое анатомическое преимущество его обладателю. На этот счет существует несколько гипотез.

Первая из них отводит длинному человеческому носу роль резонатора. Увеличение его размеров связывают с развитием речи. Чтобы убедиться в существовании такой связи, достаточно попытаться произнести несколько слов, зажав нос большим и указательным пальцами. Резкое снижение речевых возможностей налицо. Именно поэтому оперные певцы панически боятся насморка. Но, может быть, для нормального звучания человеческого голоса требуются лишь большие носовые пазухи? Если это так, необходимо иное объяснение наличия у нас выступающего носа.

Согласно второй гипотезе, нос помогает защищать глаза. Если вы упретесь кончиком большого пальца в скулу, кончиком указательного пальца в бровь, а кончиком среднего пальца в переносицу, то почувствуете три защитных выступа, окружающих глаз. Этот треугольник спасает жизненно важный и весьма уязвимый орган зрения от прямых ударов.

В соответствии с третьей, довольно странной гипотезой нос защищает организм от проникновения в него воды. Возможно, несколько миллионов лет назад наши предки проходили водную стадию своего существования, и в процессе адаптации к новым условиям человеческое тело претерпело ряд радикальных изменений. Нос мог препятствовать проникновению воды во время ныряния. Прыгая в воду, мы зажимаем нос, но в этом нет необходимости, если прыгать вниз головой. Это так, но если древние люди долгое время жили в воде, у них, скорее всего, сформировались бы в ноздрях клапаны, как у тюленей. Потребовался бы маленький эволюционный шаг к
Страница 19 из 36

развитию носа, который мог плотно закрываться под водой. Если бы это произошло, нам не понадобился бы длинный кончик носа с направленными вниз ноздрями – ноздри с клапанами подошли бы гораздо больше.

Но, возможно, форма человеческого носа предохраняет его вовсе не от воды, а от пыли и переносимых ветром частиц. Спустившись с деревьев и выйдя на открытые равнины, наши далекие предки оказались в более холодных и сухих климатических условиях. Для адаптации к ним потребовались соответствующие эволюционные изменения. Чтобы понять, как это происходило, заглянем внутрь носа.

Вдыхаемый ноздрями атмосферный воздух едва ли когда-нибудь находится в идеальном для легких состоянии. Идеальное состояние – это температура 35 °C, влажность 95 %, а также отсутствие пыли и других частиц. Короче говоря, воздух должен быть теплым, влажным и чистым, дабы нежная внутренняя поверхность легких не пересыхала и была защищена от повреждений. Нос обеспечивает эти условия, ежесуточно пропуская через себя 14 кубических метров воздуха.

Если пациенты больницы по той или иной причине теряют способность дышать носом, уже через день-два их легким начинает угрожать серьезная опасность. Попытки создать искусственный орган дыхания для таких больных натолкнулись на многочисленные трудности, что свидетельствует об удивительной эффективности человеческого носа.

Вся внутренняя поверхность носовых пазух покрыта слизистой оболочкой, которая выделяет около 1 литра воды в день. Эта влажная поверхность постоянно находится в движении, поскольку имеет миллионы крохотных волосков, называемых ресничками. Они колеблются с частотой 250 движений в минуту, смещая влажный слой в течение той же минуты приблизительно на 1,25 сантиметра. Под воздействием гравитации он опускается по задней стенке гортани, и человек его глотает. В то же самое время воздух, проходящий через эти пазухи, постепенно нагревается и становится влажным. Поступающие вместе с ним пыль и грязь задерживаются слизистой оболочкой и в легкие не попадают.

Из этого следует, что по мере расселения наших предков из влажных тропических лесов на равнины с более сухим климатом функциональные требования к их носу постоянно возрастали. Так, в условиях жаркого влажного климата 76 % влаги поступает из воздуха, и от носа требуется всего 24 %. В условиях жаркого сухого климата из воздуха поступает только 27 % влаги, и от носа требуется уже 73 %. Это означает, что у обитателя саванны или пустыни нос должен быть выше и длиннее, чем у населения влажных тропиков.

Современные люди, чьи предки долго жили там, где сейчас живут их потомки, имеют соответствующие носы. Исследования показывают, что людей можно классифицировать по форме носа и затем распределить по региональным группам в соответствии с температурой и влажностью среды обитания. Это отнюдь не означает, что данная классификация осуществляется по расовому признаку. Например, темнокожие люди, живущие в условиях жаркого влажного климата Западной Африки, имеют гораздо более широкие и плоские носы, чем темнокожие, живущие в значительно более сухих саваннах Восточной Африки. Форма носа свидетельствует о том, каким воздухом дышали предки того или иного человека, и ни о чем ином.

Подводя итоги, можно сказать, что человеческий нос представляет собой резонатор и костный щит, который становился выше и длиннее по мере расселения людей из жаркого влажного Эдема, в соответствии с новыми климатическими условиями. Но этим функции носа не ограничиваются, ибо он является также нашим главным органом обоняния и… вкуса. Обоняем мы при помощи двух маленьких зон размером с небольшую монету, расположенных в верхней части носовых каналов. Данные зоны содержат приблизительно пять миллионов клеток желтоватого цвета, распознающих запахи, которые обеспечивают нам гораздо большую чувствительность к ароматам, чем мы обычно осознаем. Мы способны распознавать некоторые вещества, растворенные в воздухе в соотношении одна часть к нескольким миллиардам. А результаты экспериментов показывают, что человеческий нос может находить следы невидимых отпечатков ног на «ковре» из чистой промокательной бумаги.

Женский нос высокочувствителен к мужским запахам. В ходе проводившихся в 70-е годы прошлого века исследований было идентифицировано свыше 200 химических веществ, которые можно обнаружить в биологических жидкостях организма, таких как пот, слюна, кожные масла и генитальный секрет. Как это ни удивительно, выяснилось, что женщины, получающие удовольствие от частых и регулярных половых актов, в процессе которых они вдыхают сложный букет мужских ароматов, отличаются высокой психологической устойчивостью. У них регулярный менструальный цикл и реже возникают проблемы с деторождением – таково могущество носа.

Матери способны распознавать своих младенцев исключительно по запаху тела. В эксперименте группу женщин с завязанными глазами выстраивали в шеренгу, а затем проносили вдоль нее одного за другим младенцев. Каждая мать безошибочно узнавала свое чадо и отличала его от других. (Кстати, своих новорожденных детей по запаху узнали только 50 % молодых отцов.) Женщины обычно удивляются, обнаруживая у себя эту способность, – до этого они не осознавали, какой высокой чувствительностью к запахам обладают. Возможности человеческого носа всегда недооценивались.

Причина такого незнания заключается в том, что мы живем в городах, где натуральные запахи заглушаются, носим одежду, которая искажает естественные ароматы здорового тела, отравляем окружающую среду дезодорантами. Мы даже думаем об обонянии как о чем-то примитивном и грубом – первобытной способности, забытой и оставшейся в далеком прошлом. Лишь в нескольких областях, таких как дегустация вин и парфюмерия, предпринимаются попытки в полной мере реализовать огромный потенциал человеческого обоняния.

То, что мы назвали нос главным органом не только обоняния, но и вкуса, требует пояснения. Истинным органом вкуса является язык, но в этой функции он недостаточно тонок и разборчив. Язык способен различать всего четыре вкуса – сладкое, кислое, горькое и соленое. Все остальные вкусы нашей чрезвычайно разнообразной кухни распознают не рецепторы языка, а клетки в носовых пазухах. Частицы, несущие запахи, поступают туда либо непосредственно через носовые каналы, когда мы подносим пищу ко рту, или опосредованно – через рот. Блюдо может быть просто хорошим по вкусу (язык), но восхитительным по запаху (нос).

Но как все это поможет нам понять, в чем состоит связь между формой носа женщины и ее красотой? Один из ответов на этот вопрос можно найти в уникальном костном выступе на плоском лице, который представляет собой человеческий нос. Если он, как предполагалось, помогает защищать глаза от удара, следовательно, древние мужчины-охотники нуждались в более мощной защите, нежели древние женщины-собирательницы. В первобытных племенах взрослые женщины слишком высоко ценились, чтобы их можно было посылать на охоту. Мужчины представляли собой меньшую ценность, но и им для успешной охоты требовалась защита. У них сформировались более массивный череп с более толстым лбом, более сильные скулы и более крупная
Страница 20 из 36

переносица. Все это обеспечивало лучшую защиту для их глаз. А широкая переносица означала, что средний мужской нос стал больше среднего женского.

Кроме того, вследствие увеличения мышечной массы у мужчин, вынужденных преследовать дичь, их нос приобрел большее значение в качестве органа дыхания. И это тоже повлекло за собой эволюционное изменение, в результате которого мужской нос стал больше женского.

Данное различие по половому признаку породило формулу: маленький нос = женский нос. Из этого следует, что любая женщина, имеющая от рождения очень маленький нос, будет считаться суперженственной. Любая женщина, родившаяся с очень большим носом, будет его стесняться.

В детстве все мы имеем крошечный, похожий на пуговицу нос. С годами нос увеличивается в размерах вместе с остальными составляющими лица, достигая своего максимума в зрелом возрасте. Поэтому маленький нос ассоциируется с молодостью. Чем меньше у вас нос, тем моложе вы выглядите.

Итак, чтобы выглядеть молодой и женственной, представительнице слабого пола вдвойне важно иметь маленький нос. Для большинства это не проблема – природа позаботилась о них соответствующим образом. Однако некоторые считают, что эта самая природа посмеялась над ними, наградив их большим, мужским, носом. Тому существуют две возможные причины. Женщине просто не посчастливилось, и она попала в немногочисленную группу людей, имеющих отклонения от нормы. Вторая причина – недавние предки женщины происходили из той части света, где большой размер носа был средством адаптации к экстремальным климатическим условиям. Носы жителей пустынных регионов, подобных Ближнему Востоку и Северной Африке, выше обычного; у жителей жарких влажных регионов, таких как некоторые области тропической Африки, они шире, чем в норме. Если женщины из этих регионов переезжают на постоянное место жительства в зоны с более умеренным климатом, некоторым из них кажется, что их нос недостаточно женствен, и они хотят, чтобы он был меньше. Вплоть до прошлого столетия представительницы слабого пола мало что могли сделать для разрешения этой проблемы, но затем им на помощь пришла пластическая хирургия.

Пластическая хирургия родилась как средство восстановления лиц солдат, получивших ранения во время двух мировых войн XX века. С развитием новых хирургических методов пришло осознание того, что те же самые манипуляции можно использовать в чисто эстетических целях, когда кто-то недоволен лицом, которым его наделила природа. Самой популярной операцией стало уменьшение размеров женского носа.

Медицинский термин для этого вмешательства – ринопластика, что по-гречески означает «формирование носа». Она осуществляется внутри носа во избежание образования наружных рубцов. Обычно с помощью специальной пилки удаляется часть носового хряща, благодаря которому нос слишком сильно выступает вперед и загибается вниз. В результате профиль носа кардинально меняется. Реже проводят операции по уменьшению носа «картошкой», исправлению формы ноздрей и поднятию опущенного кончика носа.

Как это часто происходит с новыми разработками в области усовершенствования тела, среди первых клиентов, подвергшихся ринопластике, были звезды шоу-бизнеса. В 1923 году знаменитая в то время американская театральная актриса Фанни Брайс пригласила в свой номер в отеле «Ритц» известного пластического хирурга, который уменьшил размеры ее выдающегося носа. Пришедший в ужас антрепренер Брайс заявил, что она лишилась «уникального носа на миллион долларов», а Дороти Паркер, известная своими язвительными комментариями в адрес знаменитостей той эпохи, заметила, что Фанни, которая была еврейкой, «отрезала нос, чтобы унизить свою расу». Актриса решительно отстаивала целесообразность этой операции. Позже, в 60-е годы, играя Фанни Брайс в фильме «Девушка Фанни», Барбра Стрейзанд категорически отказалась менять форму своего внушительного носа, и эпизод с операцией был вычеркнут из сценария этого биографического фильма.

Случай со Стрейзанд, обладающей сильным характером, является исключением из правила. Во второй половине XX века ринопластика приобрела большую популярность на Западе, когда уменьшать размер своего носа принялись не только актрисы и модели, но и представительницы всех профессий и слоев общества. К началу XXI века число видоизмененных хирургическим путем носов составляло несколько сотен тысяч.

Эта мода распространилась даже на природные ареалы обладателей больших носов. Так, пластические хирурги Израиля трудятся не покладая рук, стараясь удовлетворять неуклонно растущий спрос на маленькие носы. Помимо израильтянок к их услугам прибегают молодые женщины из Египта, Иордании, Саудовской Аравии и государств Персидского залива.

Эпидемия охватила даже Иран, где строго соблюдаются нормы ислама и женщине разрешается открывать лицо только в домашней обстановке. По некоторым сведениям, в начале XXI века около 100 иранских пластических хирургов делали 35 тысяч операций ринопластики в год. Одна юная жительница Тегерана прокомментировала данную ситуацию так: «Это стало настолько модным, что даже если женщины не уменьшают нос, они все равно носят на лице повязку, как будто сделали операцию». Объясняя свою смелость, иранские женщины приводят цитату из Корана: «Аллах любит красивых людей», но, разумеется, истинная причина заключается в том, что, поскольку в соответствии с исламскими законами почти все их тело закрыто, нос является одним из главных объектов внимания.

В некоторых областях тропической Африки приобретает популярность операция другого рода. Там женщины хотят, чтобы их слишком плоские и широкие носы стали поуже, а переносица была более выраженной. Наряду с распрямлением курчавых волос это попытка молодых африканских модниц больше походить на европеек. Подобная тенденция отмечается на Дальнем Востоке. Во Вьетнаме и Китае многие женщины перекраивают носы на европейский манер.

В качестве места для ношения украшений женский нос не столь популярен, сколь уши, шея, запястья и пальцы. В некоторых племенных сообществах женщины подвешивали украшения к отверстию, проделанному в носовой перегородке, но эта практика не получила широкого распространения. Прокалывание ноздрей имеет давнюю историю, которая началась на Среднем Востоке около 4000 лет назад. Оно все еще практикуется среди берберов Северной Африки и бедуинов Среднего Востока, где во время свадебной церемонии жених вручает невесте золотое кольцо, которое она должна носить в носу. Размер кольца определяет благосостояние семьи новобрачного, и после развода отвергнутая жена может использовать кольцо для удовлетворения своих материальных потребностей.

Эта традиция распространилась со Среднего Востока в Индию в период правления Моголов в XVII веке, и там прокалывалась левая ноздря, поскольку, согласно местным поверьям, именно левая сторона тела связана с деторождением. Индусы верили, что, если женщина носит в носу украшение (иногда соединенное с левым ухом золотой цепочкой), роды у нее будут легкими.

В 60-е годы XX столетия у хиппи вошло в моду отправляться в Азию в поисках себя, и, когда они увидели там проколотые женские носы, многие из них
Страница 21 из 36

усвоили этот обычай. В 70-е в Великобритании такая практика приняла довольно грубую форму среди панков, но она все еще считалась экзотическим вариантом пирсинга. Позже, в конце XX века, – возможно, под влиянием фильмов Болливуда – маленькие драгоценности в носу стали чрезвычайно популярны. Было немало случаев, когда работодатели увольняли женщин за ношение подобных украшений, но со временем этот обычай настолько укоренился, что утратил свою «эпатажную привлекательность», а сейчас, в начале третьего тысячелетия, он уже постепенно исчезает.

В Европе соприкосновения с носом на публике случались редко и обычно носили жестокий характер. Лучшее из того, на что мог рассчитывать нос, – щипок или удар кулаком. Так, например, в IX веке за неуплату налогов должнику ножом вырезались ноздри.

Хотя сегодня налоговые инспекторы припрятали свои ножи, мы все еще можем припомнить методы их далеких предшественников, нашедшие отражение в популярной поговорке «платить через нос».

На Западе на более нежное обращение нос мог рассчитывать только при встрече любовников. Трение носами, поцелуи в нос, обнюхивание обычны во время любовной игры, но никогда не выходили за ее рамки. Между тем у жителей Океании такие контакты происходят как в сексуальном, так и в социальном контексте. Вот описание мужчиной с островов Тробриан любовной сцены в переводе Малиновского: «…Я обнимаю ее, вдавливаю в свое тело, трусь носом о ее нос. Мы впиваемся в губы друг друга, и нас охватывает страсть. Мы сосем друг у друга язык, кусаем друг друга за нос, подбородок, щеки и ласкаем друг другу подмышки и пах…»

При встрече жители Океании соприкасаются носами – точно так же, как мы обмениваемся приветственным поцелуем. Данное действие часто называют «трение носами», но это ошибка. Трение носами обычно приберегается для интимной близости. Знак приветствия – это именно соприкосновение носами. Смысл его состоит во взаимном обнюхивании.

Иногда соприкосновение носами, как формальное приветствие, подчиняется строгим правилам. В культуре Тикопиа, обнаруженной на Соломоновых островах в южной части Тихого океана, предусмотрены целые списки частей тела, которых может или не может касаться носом приветствующий. Прикосновение носа к носу или носа к щеке допускается только между равными. Младший при встрече со старшим должен коснуться носом его запястья. Рядовому члену племени при встрече с великим вождем надлежит коснуться носом его колена.

Приветствия с помощью носа постепенно выходят из обихода. Смешение культур, туризм и международная торговля способствовали унификации процедуры приветствия, и в настоящее время практически во всем мире она сводится к рукопожатию. Сегодня при встрече занимающие высокое положение маори мимолетное соприкосновение носами сочетают с энергичным рукопожатием – новое неизбежно вытесняет старое.

7

Щеки

С древних времен мягкие, гладкие щеки считались главным признаком красоты, невинности и скромности женщины. Отчасти это произошло потому, что преувеличенная округлость щек младенца – уникальная особенность человека – вызывает сильный прилив родительской любви. Эта связь между гладкостью щек и любовью сохраняется и в отношениях между взрослыми. В интимные моменты мы дотрагиваемся до щек любимого человека, целуем их, гладим и нежно пощипываем, поскольку они ассоциируются у нас с материнскими и отцовскими чувствами. Мать, нежно прижимаясь щекой к щеке ребенка, испытывает удовольствие. О любовниках можно сказать то же самое. Весьма символично, что щеки являются самой нежной частью женского тела.

Кроме того, щеки весьма красноречиво выражают подлинные эмоции своего обладателя, изменяя окраску. Краска стыда или сексуального смущения появляется в центре щек – в двух точках, которые густо краснеют, после чего разливается по всей поверхности, а затем, если ее интенсивность увеличивается, распространяется на шею, нос, мочки ушей и верхнюю часть груди. Марк Твен заметил: «Человек – единственное животное, которое краснеет. Или должно краснеть…», как будто совершенные злодеяния когда-нибудь заставляли людей заливаться краской стыда. Однако люди краснеют отнюдь не только по этой причине. Чаще всего краснеют попавшие в непривычную обстановку застенчивые, робкие молодые люди, которым, в общем-то, и стыдиться нечего, кроме разве что отсутствия знаний и опыта.

Румянец очень часто заливает щеки в эротических ситуациях, и это может свидетельствовать о том, что он является проявлением невинности. «Смущенная невеста» – популярное клише свадебных церемоний. Это смущение возникает при мысли о том, что все присутствующие думают о грядущей потере новобрачной девственности. Поскольку появление румянца тесно связано (или было связано, пока современное сексуальное образование не привело к большей открытости и искренности в этом плане) с ухаживанием, оно имеет непосредственное отношение к сексуальной привлекательности. Женщина, которая не краснеет, либо не осознает свою сексуальность, либо осознает ее слишком хорошо. Женщина, которая краснеет, услышав реплику с сексуальным подтекстом, осознает свою сексуальность, но еще не очень искушена. Таким образом, можно утверждать, что румянец выражает невинность. В этой связи следует отметить, что на невольничьих рынках выше ценились те женщины, приобретаемые для гаремов, которые краснели, проходя перед потенциальным покупателем.

Кроме того, яркий румянец на женских щеках может выражать гнев. В этом случае он выступает одновременно на всей их поверхности, а не распространяется из центра, как при смущении. Он появляется тогда, когда женщина подавляет свои чувства. Из ее уст могут звучать страшные угрозы, но покрасневшие щеки свидетельствуют о том, что она расстроена. Когда женщиной овладевает настоящая агрессивность, ее щеки сильно бледнеют, поскольку от них отливает кровь. Это происходит по мере того, как она готовится действовать. Бледность означает, что женщина в любой момент может броситься в атаку. То же самое происходит в случае, если она сильно напугана и готова бежать или, будучи загнана в угол, защищаться.

В наши дни загар на лице белой женщины является статусным сигналом, свидетельствующим о том, что она может позволить себе проводить время на пляже. Это вошло в обиход сравнительно недавно. Несколько столетий назад ни одна молодая женщина, обладавшая высоким статусом, или «юная модная дама», как ее назвали бы тогда, не могла иметь загорелое лицо. В те времена загар означал только одно – тяжелый крестьянский труд в поле. Он должен был казаться дамам из высшего общества отталкивающим, и они принимали меры, чтобы избежать малейшего воздействия ультрафиолета на их белую кожу во время прогулки по парку, надевая широкополую шляпу и защищаясь от солнца с помощью зонта.

В определенные периоды истории женщины во избежание загара отбеливали лицо с помощью косметических средств. В экстремальных случаях они даже «отворяли» себе кровь, чтобы их щеки стали еще бледнее. Подобные методы таили в себе угрозу здоровью. Особую опасность представляли белила XVI века, поскольку они содержали оксид свинца. Накапливание этого вещества в организме со временем вызывало
Страница 22 из 36

паралич, а иногда и смерть.

В другие периоды считалось, что розовые щеки, в отличие от загорелых, являются признаком хорошего здоровья, поэтому их румянили. При отсутствии румян дамы перед публичными мероприятиями щипали себя за щеки, чтобы к ним приливала кровь и они стали розовыми.

Румяна и сегодня играют важную роль в арсенале косметических средств, хотя они приходят и уходят, поскольку фирмы ведут конкурентную борьбу друг с другом, постоянно выбрасывая на рынок новинки. Эти средства посылают сигнал не только о здоровье, но и о девичьей невинности, обеспечивая двойное преимущество в сексуальном контексте.

В XXI веке, после масштабной медицинской кампании против чрезмерного увлечения загаром, которое непосредственно связывали с раком кожи, бронзовые щеки снова впали в немилость. Сегодня многие молодые женщины избегают жариться на пляжах и пользуются солнцезащитными кремами, дабы совсем исключить воздействие ультрафиолета на кожу. Бледные щеки вновь стали популярным символом – на сей раз заботы о здоровье. Тем не менее некоторые представительницы слабого пола не хотят полностью отказываться от загара, и теперь отпускники делятся на противников и любителей солнца. Какая из этих двух партий возьмет в конечном счете верх, покажет время.

Если загорелая кожа и способна иногда создавать медицинские проблемы, они бледнеют на фоне результатов воздействия крема для лица, продававшегося под названием «аква Тоффана», или «манна святого Николая из Бари» в Италии XVII века. Некая синьора Джулия Тоффана предлагала это средство следовавшим моде дамам, и оно стало особенно популярным среди женщин, желавших избавиться от мужа. Продававшийся в виде крема или пудры, препарат представлял собою смесь ядовитых веществ, включая мышьяк. Синьора Тоффана всегда настаивала на том, что клиентки должны посещать ее, дабы она могла проинструктировать их относительно правильного применения средства. Она объясняла им, что оно ни в коем случае не должно попадать в рот и его следует наносить на лицо перед супружеской встречей в постели. Того количества, которое мужья захватывали ртом, целуя своих жен, было вполне достаточно, чтобы они отправились на тот свет. Впоследствии причина несчастья определялась как «смерть в результате половых излишеств». Эта хитрость срабатывала на протяжении многих лет.

Тоффана была ответственна более чем за 600 смертей (и за появление такого же числа состоятельных вдов), в результате чего именно она считается величайшей отравительницей всех времен. Ее преступная деятельность стала достоянием общественности в 1709 году. Джулия Тоффана была арестована, подвергнута пыткам и умерщвлена в тюрьме.

Наряду с цветом щек важную роль играет их форма. В Европе щеки с ямочками всегда считались привлекательными, так как, согласно поверью, ямочки представляли собой отпечатки пальца Господа. Сегодня они встречаются довольно редко, и так, по всей вероятности, было всегда. Наверное, по этой причине с ними связано множество суеверий. Им посвящено немало поговорок, таких как «Если у тебя ямочки на щеках, ты покоришь много сердец» и «Если у тебя ямочки на щеках, ты никогда не совершишь убийство».

Древние греки тоже придавали большое значение форме щек как стандарту красоты и практиковали особый жест – поглаживание щеки. Большой палец упирался в одну скулу, а указательный в другую. Из этого исходного положения ладонь мягко опускалась по щекам к подбородку. В процессе этого движения большой и указательный пальцы постепенно сближались друг с другом, как бы придавая лицу конусообразную форму. Эллины считали яйцевидную форму лица идеалом женской красоты. Современные греки интерпретируют это движение точно так же.

Когда человек хочет выразить недоверие, он упирается языком в щеку, в результате чего ее форма искажается. Считается, что это единственный способ воспрепятствовать словам, которые «вертятся на кончике языка». Показать «щеку» подобным образом считалось грубостью, особенно если это делали дети.

Еще один жест, связанный со щекой и практикуемый главным образом в Италии, – завинчивание щеки. Указательный палец упирается в щеку и совершает вращательное движение, словно что-то завинчивает. Он известен почти каждому итальянцу, от Турина на севере до Сицилии на юге. Он всегда имел одно и то же значение: «Хорошо!» По своему происхождению это комплимент шеф-повару, означающий, что паста превосходна – al dente, или «на зубок», о чем свидетельствует упертый в зубы палец. Однако со временем этот жест использовался во все более и более широком контексте, означая все хорошее.

Если сложить ладони вместе и опереться щекой на верхнюю, получится широко распространенный знак «я хочу спать», в основе которого лежит убеждение, будто процесс сна начинается с того момента, когда щека касается подушки. Интересно, что, когда люди испытывают усталость или скуку, но вынуждены оставаться за столом или за партой, они чаще всего подпирают щеку ладонью. Если лекторы или преподаватели видят, что их студенты сидят в такой позе, это должно заставить их задуматься. Еще более очевидный знак скуки – сморщивание щеки, когда уголки губ оттягиваются назад, в результате чего щеки собираются в складки. Это мимическое движение означает также недоверие и сарказм.

В некоторых областях Средиземноморья щипок за собственную щеку выражает восхищение чем-либо. Почти всюду тот же самый щипок, но за щеку другого человека означает расположение и привязанность. Этот жест в обиходе уже свыше 2000 лет – он был популярен еще в Древнем Риме. Его обычно практикуют взрослые по отношению к детям (что тем зачастую очень не нравится), но он может использоваться в шутливой форме и среди взрослых.

Похлопывание по щеке практикуется в качестве более мягкой альтернативы, но этот жест тоже может вызывать раздражение, если носит слишком энергичный характер. В случаях, когда проявление расположения и привязанности неискренно, похлопывание может граничить с легкими оплеухами. Человек попадает в неловкое положение: он сознает, что подвергается оскорблению, и ничего не может с этим поделать, так как этот жест очень близок к дружественному.

Давние традиции имеет пощечина. Это классическая реакция женщины на нежеланное внимание к ней со стороны мужчины. В сущности, пощечина – это демонстративный удар, то есть удар, создающий много шума, но не влекущий большого физического ущерба и не вызывающий чрезмерной защитной или агрессивной реакции со стороны жертвы. Пощечина лишь охлаждает пыл того, кто ее получил, а собственно значение происходящего доходит до него позже.

На противоположном конце эмоциональной шкалы находятся поцелуй в щеку, прикосновение к щеке и нежное поглаживание щеки. Поцелуй в щеку – это взаимное действие, допустимое только для тех людей, которые имеют одинаковый статус. Он широко распространен во многих странах как знак приветствия и прощания. Женщины с накрашенными губами соприкасаются щеками, издавая звук поцелуя. В театральных кругах и в высших социальных сферах поцелуй в щеку практикуется очень часто, тогда как в низших слоях общества им обмениваются редко – в основном близкие родственники. В разных странах существуют
Страница 23 из 36

разные обычаи на этот счет. Жители некоторых государств Восточной Европы в знак приветствия целуются в губы, а не в щеку.

Причинение увечий в районе щек никогда не пользовалось особой популярностью. Однако в соответствии с существовавшим в древности обычаем женщины во время погребальной церемонии расцарапывали лица в кровь, выражая тем самым скорбь. Джон Булвер сообщает, что это привело к принятию закона «о гладкости щек»: «У пожилых римских дам настолько вошло в привычку расцарапывать себе щеки в знак траура, что сенат издал эдикт, запрещавший им делать это, так как гладкие щеки служат символом скромности и стыдливости».

Члены племенных сообществ разукрашивали щеки краской, наносили на них татуировки и надрезы и прокалывали их. За исключением уже упоминавшихся пудры и румян, на Западе какие-либо средства для украшения щек практически не использовались, если не считать короткого периода расцвета панк-рока в 70-е годы XX века, когда женщины протыкали щеки булавками, обычно ближе ко рту. Постепенно на смену настоящим булавкам пришли ложные, создававшие иллюзию, будто щеки пронизаны ими, хотя в действительности это было не так.

Единственная другая форма украшения щек, заслуживающая особого упоминания, – это мушка, бывшая в большой моде в XVII и XVIII веках. Она началась с сокрытия небольших изъянов на коже лица, но в скором времени обрела собственную косметическую жизнь. Согласно легенде, Венера родилась с натуральной мушкой на щеке, и считалось, что подражающие ей дамы становятся красивее. Это дало повод маскировать родинки, бородавки и оспинки с помощью круглого кусочка черной бумаги или закрашивать их черным карандашом.

Данная форма украшения щек стала настолько популярной, что даже женщины с идеальной кожей лица начали приклеивать мушки с чисто декоративной целью. Со временем они приобрели в придворных кругах такое значение, что в течение определенного периода господствовало мнение, будто все следующие моде дамы должны носить их постоянно, если только они не соблюдают траур. В конце XVII века один злой на язык француз, посетивший Лондон, заметил: «В Англии все женщины – молодые и старые, красивые и уродливые – носят наклейки на лице, пока не оказываются прикованными к постели. Я насчитывал по пятнадцать и больше наклеек на смуглых, морщинистых лицах старух, похожих на ведьм…»

К началу XVIII века эта мода настолько развилась и усложнилась, что расположение мушек на щеках стало иметь политическое значение: сторонницы партии тори (правое крыло) украшали правую щеку, а сторонницы партии вигов (левое крыло) – левую. Мушки перестали быть круглыми и приняли формы звезды, полумесяца, короны, ромба и сердца. Впоследствии они исчезли, но время от времени появлялись, оставаясь пережитком прошлого.

В наши дни данная мода фактически канула в Лету, и сегодня женщины борются с изъянами кожи щек другими способами. Поскольку гладкие щеки свидетельствуют о том, что их обладательница молода и здорова, для привлекательной женщины вдвойне важно скрыть угри, прыщи, пятна, морщины, неровности кожи и другие дефекты. Если традиционные косметические средства не помогают, необходимо применять более радикальные методы. С этой целью пластические хирурги разработали несколько новых процедур.

Одна из них – шлифование кожи, или, если использовать научный термин, «микродермабразия». В ходе ее щеки обдувают струей мелких, как песок, кристаллов оксида алюминия, в результате чего удаляется верхний слой кожи. Если процедура проходит успешно, после нее кожа щек становится гораздо более гладкой.

Другая манипуляция – химическое отслаивание кожи. В этом случае на щеки наносят тонкий слой специального геля, который примерно через пять минут аккуратно стирают. Этот кислотный состав удаляет наружные поврежденные слои кожи.

Третий метод предусматривает использование высокотехнологичной комбинации ультразвука, микротока, вакуума и лазера.

Все три процедуры обычно приходится повторять несколько раз, и результаты не всегда получаются идеальными, но прогресс в этой области косметологии осуществляется постоянно, и недалек тот день, когда любая женщина сможет купить себе гладкие щеки – за определенную цену.

8

Губы

В человеческих губах есть нечто очень странное. Их способность выворачиваться наизнанку уникальна для животного мира. Большинство людей не осознают этого, воспринимая свои губы как должное, и им в голову не приходит сравнивать их с губами наших родственников – обезьян. Но если мы бросим взгляд на рот шимпанзе или гориллы, то не увидим мягких, мясистых, блестящих губ, подаренных природой каждому человеку.

Почему же у людей такие губы? И опять ответ на этот вопрос связан с нашей эволюцией как «детоподобных» взрослых. По мере того как наша взрослая анатомия и наше взрослое поведение становились все более детскими, мы сохраняли все больше и больше «младенческих» черт. Наши губы являются частью этой тенденции. И поскольку в анатомическом плане женщина более продвинута, нежели мужчина, то есть более юна, ее губы заметнее и сильнее выдаются вперед. В результате они стали объектом пристального внимания.

Но каково происхождение этих уникальных губ? Ответ может дать не человеческий младенец и даже не детеныш шимпанзе, а его крошечный эмбрион. В гестационном возрасте шестнадцать недель у зародыша обезьяны наблюдается типичный человеческий рот с большими, мягкими губами. Через два месяца, когда он достигает возраста двадцати шести недель, они уменьшаются в размерах, становятся тонкими и остаются такими на всю последующую жизнь. Таким образом, человеческие губы не просто младенческие, а эмбриональные.

В отличие от детеныша шимпанзе, человеческий младенец сохраняет черты, свойственные зародышу, и появляется на свет с надутыми губами, которые в скором времени жадно обхватывают округлый сосок матери. А детеныш шимпанзе вместо этого зажимает своими тонкими губами длинный сосок своей матери и выкачивает молоко, подобно тому, как фермер доит корову.

Таким образом, уникальные вывернутые человеческие губы прекрасно приспособлены к выполнению своей первой функции – извлечению молока из не менее уникальной женской груди. Они герметично соединяются с округлой поверхностью соска. Однако если бы история заканчивалась на этом, то после отлучения от груди и перехода на твердую пищу губы младенца заворачивались бы внутрь и с возрастом делались тонкими, как у других приматов. Действительно, у взрослых мужчин они становятся чуть плотнее и тоньше, а в первобытном состоянии со временем исчезают из вида среди усов и бороды.

Тем не менее у обычной женщины губы остаются полными и мягкими на протяжении всей жизни или по крайней мере до очень пожилого возраста, когда она присоединяется к лагерю тонкогубых. С наступлением половой зрелости девушка начинает относиться к своим губам как к источнику мощных сексуальных сигналов. Она облизывает их, надувает и посылает воздушные поцелуи. Еще до того, как губы молодой женщины встречаются с губами ее первого возлюбленного, они играют важную роль в демонстрации женственности.

Что же придает губам такую сексуальность? Дело в том, что по форме, текстуре и цвету они
Страница 24 из 36

очень напоминают другие женские губы, являющиеся средоточием сексуальности.

Когда женщина испытывает сексуальное возбуждение, к ее половым губам приливает кровь и они набухают. Одновременно то же самое происходит и с губами на лице. Ключевым фактором этого процесса является приток крови из внутренних органов к поверхности. Кожа сексуально активной женщины в результате того, что крошечные кровеносные сосуды наполняются кровью, пылает и блестит. Эта дополнительная кровь прибывает быстрее, чем происходит ее отток, и поверхность кожи становится все более чувствительной к прикосновениям. В первую очередь сказанное относится к губам. Расширенные капилляры делают губы – и те и другие – более заметными, так как они ярко контрастируют с окружающей плотью.

В первобытном обществе женщины интуитивно эксплуатировали эту мимикрию. В Древнем Египте проститутки красили губы красной краской. На одном папирусе, датируемом 1150 годом до н. э., изображена сцена в борделе Фив, на которой полуодетая молодая женщина в одной руке держит зеркало, а другой наносит длинной палочкой краску на губы, в то время как плешивый клиент с эрегированным пенисом протягивает руку к ее гениталиям. Таким образом, связь между красными женскими губами и сексом люди понимали свыше трех тысяч лет назад.

На самом деле женщины начали красить губы намного раньше. Великая царица Пуаби, правившая в городе Ур, который находился на юге современного Ирака, была погребена вместе с большим запасом косметики для загробной жизни. Ее краски – красные для губ, белые, зеленые и черные, вероятно, для глаз – хранились в больших раковинах моллюсков либо в имитировавших их раковинах из серебра и золота.

Самая первая краска для губ изготавливалась путем дробления красной охры в мелкий порошок с помощью пестика и ступки, который затем смешивался с животным жиром. Позже, в IV веке до н. э., склонные к экспериментам древние греки добавляли в эту смесь растительные красители, человеческую слюну, овечий пот и даже крокодильи экскременты. Во II веке н. э. женщины в Палестине уже имели возможность выбирать цвет краски – красный, оранжевый, малиновый или лиловый.

С тех времен эта практика демонстрации женственности неизменно пользовалась популярностью, хотя иногда она подвергалась гонениям со стороны власть имущих пуритан. В тех культурах, где царил режим, проводивший политику ограничения сексуальных удовольствий, женщинам запрещалось красить губы. В экстремальных случаях даже ненакрашенные губы считались слишком сексуальными, и несчастным женщинам приходилось прятать их под вуалью или закрывать шарфом.

Широко распространено мнение, будто нормы ислама требуют от женщины прятать губы. Это не так. Действительно, в мусульманских странах многие женщины скрывают их под паранджой, но это не имеет никакого отношения к учению Мохаммеда. Данный обычай был навязан женщинам патриархальным обществом. В его основе лежат не религиозные, а сексистские мотивы, поскольку в исламском обществе мужчины рассматривают женщин в качестве своей собственности.

Христианская церковь в разные эпохи своей истории относилась к красным женским губам по-разному. Когда ее иерархи придерживались широких взглядов, отношение было терпимым. Но были периоды, когда накрашенные губы считались злом и дерзким вызовом Богу, сотворившему человека по своему образу и подобию. В XVII веке один священник назвал накрашенные губы эмблемой шлюхи, поскольку они разжигают огонь похоти в сердцах мужчин, имевших несчастье бросить на них свой взгляд.

Политики обычно стараются не касаться подобных вопросов, но однажды в Англии XVIII века они сочли себя обязанными принять закон, запрещавший красить губы, ибо некоторые мужчины опасались, что женщины с красными губами способны обманом заманить их под венец. Этот нелепый закон стал для молодых дам того времени настоящей проблемой, но они ее, конечно, решили. Перед тем как появиться на публике, женщины сосали зерна гранатов или просто щипали свои губы.

Несмотря на запреты со стороны церкви и государства, косметика для губ не исчезла и время от времени продолжала появляться в рамках того или иного стиля. Из «Журнала для женщин» конца 20-х годов XIX века явствует, что в тот период в моду вошла новая форма губ – «лук купидона». В соответствии с ней губы увеличивались вертикально, а не горизонтально. Нижняя губа была глубже, но не шире, а верхняя имела выраженное углубление под носом. Такая форма придавала женскому рту детское выражение и служила призывным сигналом галантным кавалерам, сообщавшим о том, что невинная девушка нуждается в их защите.

В наши дни употребление губной помады обеспечивает существование крупной отрасли экономики. Эта отрасль неуклонно развивалась на протяжении XX века. К концу Викторианской эпохи, в силу присущих ей ханжеству и двойных стандартов, красные губы стали символом служительниц домов удовольствий. Бесчисленные клиенты наслаждались ими, прежде чем вернуться домой к своим женам с бледными губами.

Во время Первой мировой войны губная помада начала медленное восхождение по социальной лестнице, проникнув из борделей в театры, а из театров в среду богемы. После войны, в бурные 20-е годы XX столетия, она распространилась еще дальше – в танцзалах появились элегантные девушки с накрашенными губами. В 20–30-е годы губной помадой начали пользоваться звезды бурно развивавшегося кинематографа, и в скором времени она стала социальной нормой.

Одна из первых кинозвезд, Клара Боу, возродила форму губ «лук купидона», но еще в более смелой, яркой версии. Из-за детского лица ее вполне заслуженно окрестили самой страстной джазовой малышкой в кино, и в 1925 году она снялась в фильме «Губы моей леди». В 30-е годы на сцену вышли более импозантные женщины с агрессивной раскраской губ, после чего наивный «лук купидона» был признан устаревшим оружием.

К началу Второй мировой войны ярко-красные губы, по крайней мере у молодых женщин, стали символом патриотизма. Они были призваны повышать боевой дух солдат. На плакатах с призывами вступать в армию мы видим изображения красных женских губ, словно обещавших свою поддержку всем, кто выступит на защиту родины.

В 1945 году, с окончанием Второй мировой войны, начался период строгой экономии. Разрушенное хозяйство восстанавливалось, но губная помада считалась теперь роскошью и была представлена лишь в нескольких оттенках ярко-красного цвета. Никакие другие цвета не использовались. Все изменилось в 50-е годы. Во Франции и Италии в губную помаду стали добавлять белую титановую краску для получения более бледных цветов, в результате чего диапазон ее оттенков резко расширился. Имевшие большое влияние модные журналы каждый год предлагали новый цвет, который приобретал бешеную популярность на весь сезон, а потом уступал место очередному «последнему писку».

В 60-е годы прошлого столетия, когда появились противозачаточные таблетки, начался бум неприкрытой сексуальности, и женщины стали энергичнее выражать свою индивидуальность. Вместо одного доминирующего цвета губной помады предлагался широкий диапазон оттенков, многие из которых были очень бледными.

С приходом феминизма, в 70-е годы, опять
Страница 25 из 36

произошли коренные изменения. Наступила новая эпоха пуританства, за которое на сей раз ратовали женщины, и теперь пользование губной помадой рассматривалось как потворство мужским желаниям. Феминистки принципиально не красили губы. В то же самое время женщины в массовом порядке протестовали против войны во Вьетнаме, и те из них, кто не разделял феминистские взгляды, иногда пользовались губной помадой темных цветов – синей, лиловой и даже черной.

Когда война во Вьетнаме закончилась и женщины добились большего социального равенства, они отказались от крайних форм боевой раскраски и захотели опять стать похожими на женщин. В 80–90-е годы снова вернулась ярко-красная помада.

К началу XXI века женщины начали выражать свои сексуальные желания откровеннее, чем когда бы то ни было, и вместе с большей уверенностью в себе и открытостью появились новые виды губной помады, отражавшие эту эротическую тенденцию. Использовались три основные стратегии – ярко-красные губы, более яркие, чем когда-либо раньше, губы натурального цвета с блеском и комбинация этих двух вариантов – очень красные и блестящие губы. Ключевым фактором стала индивидуальность. Женщины перестали быть рабынями одного доминирующего стиля. Каждая из них самостоятельно принимает решение, какой ей быть сегодня. На одном концерте поп-звезда может выйти на сцену с кроваво-красными губами, на другом – с блестящими розовыми, а на третьем – вообще без помады.

Рекламные объявления пестрят описаниями ультраблестящих губ, сочных губ, роскошных губ, влажных губ. Описания сопровождаются цветными фотографиями губ, настолько блестящих и влажных, что они неизбежно вызывают физиологическую реакцию. Производители губной помады создают не увеличенный рот, а пару супергуб. Посылаемый ими сигнал очевиден для всех – женщины активно демонстрируют свою любовь к сексу, и им безразлично, кто как к этому относится.

Однако все эти ухищрения по увеличению губ бледнеют на фоне того, что делают с женскими губами в некоторых племенных сообществах. У народа сурма, обитающего на юго-западе Эфиопии, взрослых представительниц слабого пола называют «женщины-тарелки». В возрасте двадцати с небольшим, за шесть месяцев до свадьбы, им надрезают либо нижнюю, либо верхнюю губу и в разрез вставляют маленькую пластинку, называемую губной серьгой. Она оттягивает губу, делая ее похожей на обтянутое кожей кольцо. Женщины периодически заменяют пластинку, каждый раз на чуть большую, пока она не становится размером с тарелку. Прежде пластинки имели клиновидную форму и вырезались из дерева, но впоследствии стали применяться круглые из обожженной глины. Когда женщины остаются одни, едят, спят или находятся в компании товарок, им позволено вынимать губную серьгу. При этом их разрезанная, растянутая губа безвольно свисает вниз. В присутствии мужчин они обязательно должны носить пластинку, ведь она является показателем их статуса. Размер губной серьги соответствует ценности женщины. Самая большая пластинка, какую только способна носить женщина, служит мерой ее красоты и определяет число голов скота, которое семья жениха должна заплатить за нее.

Эта причудливая форма увеличения губ практиковалась еще у нескольких африканских народов, а не только у сурма, а именно у маконде из Кении, лобби из Ганы, сара-каба и убанги из бассейна Конго. Удивительно, но подобная экстремальная форма украшения тела была выявлена исследователями в другой части света – на Западном побережье Канады, где женщины индейского племени тлингитов, обитающего в Британской Колумбии, носят в губах большие диски. И опять, чем больше диск, тем выше статус женщины.

У одних народов растягивается только одна губа, у других обе, тогда как третьи вставляют деревянные шпильки в отверстия, проделываемые над губами и под ними. И всегда цель заключается в том, чтобы увеличить область губ и сделать ее центром внимания. В случае с народом убанги высказывалось предположение, будто вожди заставляли женщин носить пластинки в губах для того, чтобы они выглядели непривлекательными в глазах арабских работорговцев. Хотя эта версия получила широкое распространение, мало что говорит в ее пользу. Проще поверить, что убанги, как и другие народы, чьи женщины практикуют ношение пластинок в губах, просто считают растянутые губы признаком красоты.

Другие племена используют иные методы украшения губ. Женщины народа шилуков в Судане ходят с синими пятнами на губах, а айны в Японии наносят на губы татуировку. Эти процедуры начинаются еще в детстве, и, когда девушка становится взрослой, рисунки покрывают всю нижнюю часть ее лица – почти от уха до уха. В некоторых филиппинских племенах жуют листья бетеля, и получающейся в результате красноватой массой женщины красят губы.

Путешественники, впервые столкнувшиеся с этими экстравагантными обычаями, порой отказывались верить, что женские губы приобретают столь причудливый вид искусственным путем: «…женщины появляются на свет с огромной нижней губой, способной закрывать большую часть груди. Ее свисающие вниз края представляют собой открытые раны, которые гниют под воздействием жары, если их не посыпать постоянно солью». Данные наблюдения Джона Булвера содержались в первой из когда-либо публиковавшихся книг по антропологии, вышедшей в 1654 году. Булверу не могло прийти в голову, что эти проблемы со здоровьем женщин являются следствием рукотворного вмешательства, в ходе которого губы разрезали и вставляли в них диски.

Пластическая коррекция губ, некогда весьма распространенная в африканских племенных сообществах, в урбанистическом обществе не практиковалась вплоть до последнего времени, когда она появилась совершенно в новой форме. И, конечно, в Калифорнии. Голливудские актрисы, хорошо осведомленные о сексуальной привлекательности толстых, сочных губ, начали прибегать к разного рода хирургическим процедурам. Мы не будем вдаваться в технические детали и ограничимся общим обзором пластики данного типа (хотя следует отметить, что постоянно разрабатываются новые методы).

Наименее травматичным вмешательством является серия инъекций либо коллагенного, либо гилаформного геля в разные точки, сначала вдоль верхней, а затем вдоль нижней губы. Эффект сохраняется в течение 3–6 месяцев, и актрисы иногда применяют этот способ увеличения губ для съемки в определенной роли.

Более длительный результат требует процедуры, предусматривающей устройство канала в губе пациента хирургическими средствами, от одного уголка до другого, в который затем вводят заполнитель, увеличивающий ее размер. В качестве заполнителя может использоваться синтетический материал, аллодерм (замороженная и высушенная кожа) или очищенный жир самого пациента, взятый из ягодиц.

И наконец, радикальный метод увеличения губ – собственно хирургия. Это операция по необратимому изменению формы губ, выполняемая на операционном столе. Она длится около часа и оставляет после себя рубцы. Хотя эти рубцы невидимы, поскольку находятся внутри – в полости рта, их присутствие все же может ощущаться.

В каждом из этих случаев преследуется одна из двух целей: увеличение либо общей полноты губ, либо степени их выступания
Страница 26 из 36

вперед. Какая из них будет достигнута, зависит от места введения заполнителя. Иногда в результате увеличения полноты на верхней губе исчезает «лук купидона». Вместо того чтобы опускаться в середине, верхняя линия губы слегка поднимается под носом, что придает лицу несколько неестественный вид.

Все эти хирургические процедуры связаны еще с одним риском: видоизмененные губы могут не соответствовать лицу. Есть актрисы, чьи «пухлые губки» затмевают остальные черты лица. Многие специалисты не без оснований полагают, что, если только у молодой женщины не слишком тонкие губы, следует дважды подумать, прежде чем ложиться под скальпель. Но подобные комментарии очень часто остаются без внимания, и в XXI веке хирургические операции на губах, распространившись за пределы Калифорнии и США, приобретают все большую популярность по всему миру. Действительно, если бы пластические хирурги хорошо делали свое дело и избегали ставить упомянутые выше капканы, женское лицо могло бы неожиданно стать намного сексуальнее – таково эротическое воздействие формы женских губ.

До сих пор губы рассматривались только в качестве источника визуальных сигналов, но, разумеется, их роль этим не ограничивается. В процессе недавних исследований выяснилось, что из десяти контактных точек на теле женщины, которых касается мужчина во время любовной прелюдии, главной эрогенной зоной являются губы. Не груди, не гениталии, а именно губы. Действительно, на финальных стадиях полового акта, скорее всего, оргазм вызывает стимуляция клитора, но на ранних этапах главным фактором возбуждения являются губы – это мнение женщин, опрошенных в ходе исследований. Все сказанное объясняет отказ проституток целоваться, хотя они допускают все формы генитальных, и не только, контактов. Когда им задают вопрос по поводу причины табу на поцелуи, жрицы любви отвечают, что дело не в гигиенических соображениях, а в «слишком личном» характере этого действия. Это еще раз свидетельствует о большом значении женских губ, а также объясняет, почему в некоторых странах, например в Японии, запрещается целоваться публично.

Эротический поцелуй имеет весьма любопытное происхождение. Когда любовники соединяют уста и начинают зондировать языком полость рта друг друга (так называемый глубокий, французский или душевный поцелуй), они как бы возвращаются в доисторические времена. Когда еще не было банок и упаковок детского питания, матери, отучая младенцев от груди, пережевывали твердую пищу, а затем прижимались губами к их губам и проталкивали ее языком им в рот. Детеныши, привыкая к этой процедуре, начинали при губном контакте с мамашей пробовать пищу своим языком. Со временем это действие стало ассоциироваться с любовным актом.

Из него развился глубокий поцелуй любовников. Мы забыли о его происхождении, поскольку сегодня крайне редко встречаются примеры первобытного «пищевого поцелуя». Сегодня он практикуется только в некоторых отдаленных племенных сообществах.

Следует отметить, что в силу очень высокой тактильной чувствительности женских губ их прикосновения к различным частям мужского тела во время прелюдии и любовной близости не столь альтруистичны, как это может казаться. Согласно классическому исследованию женской сексуальности, предпринятому Кинсли и его коллегами и опубликованному полвека назад, некоторые женщины способны доводить себя до оргазма во время серии продолжительных глубоких поцелуев, даже при отсутствии какого-либо генитального контакта.

Другие женщины достигают оргазма, касаясь губами фаллоса. Может возникнуть впечатление, будто в данном случае они всего лишь обслуживают мужчину, возбуждая его, но нервные окончания на слизистой оболочке внутренней поверхности их губ настолько чувствительны, что каждое прикосновение к телу любимого посылает назад мощные стимулирующие сигналы. В этом отношении, как и во многих других, женщина является наиболее совершенной из всех представителей приматов.

Орально-генитальные контакты, которые, как нам теперь известно, играли важную роль в сексуальных отношениях во многих культурах на протяжении тысячелетий и вовсе не являются изобретением «декадентского» западного общества, тесно связаны с удовольствием, испытываемым младенцем, сосущим материнскую грудь. Когда молодая женщина ласкает губами пенис партнера, движения ее рта напоминают ей те движения, которые она в младенчестве производила с соском матери. Впечатление от этих первых оральных контактов, в той или иной форме, она проносит через всю жизнь.

Необходимо добавить, что, по Фрейду, удовольствие, получаемое взрослыми от орально-генитальных контактов, отражает лишения, испытанные ими в младенчестве. То есть младенцы, лишенные возможности сосать материнскую грудь, на протяжении всей последующей жизни стремятся компенсировать недополученное в детстве удовольствие. Такое вполне возможно, но старина Зигмунд не учел, что удовольствие, испытанное в любой период жизни, формирует образец поведения на будущее. Человек, получавший удовольствие в процессе сосания груди матери, будучи малышом, как большинство людей, став взрослым, едва ли откажется от возможности испытать подобное удовольствие – хотя он и не испытал младенческого лишения. Негативное отношение Фрейда к взрослым, получавшим удовольствие от поцелуев, курения, сладостей и кока-колы нетрудно понять, поскольку собственный рот причинял ему бесконечные мучения. Он страдал от рака нёба, львиная доля которого была отрезана в результате 33 операций, поэтому ему можно простить отношение к взрослым, называемым им орально одержимыми, помешавшимися на груди и инфантильными – только потому, что они, в отличие от него, были способны получать взрослые оральные удовольствия.

И наконец, необходимо изучить женские губы в качестве важного источника посылаемых мимических сигналов. Перемены настроения влияют на их положение. Они могут быть раскрытыми и сомкнутыми, выпяченными и втянутыми, поднятыми и опущенными, поджатыми и расслабленными. Сочетаемые в различных комбинациях, эти четыре пары альтернативных положений создают огромный диапазон выражений. Осуществляет изменение этих выражений сложный комплекс мышц, которые функционируют следующим образом.

Вокруг губ располагается сильная мышца, Orbicularis oris, которая сокращает их, в результате чего они смыкаются. Именно эта мышца заставляет их поджиматься. Но это не просто сфинктер. Если она сокращается целиком, губы смыкаются, но если более глубокие волокна напрягаются сильнее, ее сокращение прижимает сомкнутые губы к зубам. Когда сильнее напрягаются поверхностные волокна, губы смыкаются и выпячиваются вперед. Таким образом, благодаря одной и той же мышце губы складываются в трубочку, как у любовницы, зовущей к поцелую, и сжимаются в напряжении, как у женщины, ожидающей удара.

Большинство других оральных мышц работает против этой центральной круглой мышцы, стараясь раскрыть рот в том или ином направлении. Поднимающие мышцы поднимают верхнюю губу, в результате чего лицо принимает горестное и презрительное выражения. Скуловая мышца тянет губы вверх, создавая счастливые выражения улыбки и смеха. Треугольная мышца
Страница 27 из 36

оттягивает их вниз и в сторону, благодаря чему на лице возникает выражение печали. Опускающая мышца тянет нижнюю губу вниз, способствуя появлению выражений отвращения и иронии. Существуют также мышца, поднимающая подбородок и выпячивающая нижнюю губу вперед, в результате чего на лице возникает выражение вызова, и щечная мышца, прижимающая щеки к зубам. Она работает не только во время игры на духовых инструментах, но и в процессе пережевывания пищи. При острой боли, чувстве ужаса или ярости срабатывает платизма, или подкожная мышца шеи, оттягивающая рот вниз и в сторону, одновременно с этим напрягая шею в предвкушении телесного повреждения.

При разных выражениях лица движения губ различны, как различны при одних и тех же движениях степень их смыкания или размыкания и вокализация. Возьмем, к примеру, контрастирующие выражения гнева и страха. Когда человек испытывает гнев, уголки его рта вытягиваются вперед, когда ему страшно, они оттягиваются назад. Но эти два противоположных движения могут осуществляться с открытым ртом и шумно либо с закрытым ртом и беззвучно. При беззвучном гневе губы плотно сжимаются, а уголки рта вытягиваются вперед; при звучном гневе – с рычанием или угрожающим ворчанием – рот открывается так, что видны верхние и нижние зубы, но уголки рта все так же вытягиваются вперед, в результате чего ротовое отверстие приобретает форму, приближающуюся к прямоугольной. При беззвучном страхе губы сильно втягиваются, образуя широкую горизонтальную щель, а уголки рта до предела оттягиваются назад; при звучном страхе – затрудненное дыхание, крики – рот широко открывается, а губы одновременно с этим поднимаются и оттягиваются назад. Поскольку страх заставляет втягивать губы, при крике зубы обнажаются значительно меньше, чем при рычании.

Счастливое выражение лица тоже имеет два варианта – с сомкнутыми и разомкнутыми губами. Когда губы оттягиваются назад и поднимаются, они могут оставаться сомкнутыми, в результате чего на лице появляется широкая улыбка. Они также могут разомкнуться в усмешке, обнажив верхние зубы. Если улыбка сопровождается смехом и рот при этом открыт, могут также обнажаться нижние зубы, но, поскольку губы подняты, все-таки в меньшей степени, чем верхние. Если у смеющейся женщины полностью обнажены нижние зубы, есть повод усомниться в искренности ее веселья.

Еще одна особенность счастливого выражения лица – складки кожи между губами и щеками. Эти диагональные линии, образующиеся в результате поднимания уголков рта, носят в значительной мере индивидуальный характер. Они помогают «персонализировать» улыбку и усмешку, что является важным фактором в укреплении дружеских связей.

В широком диапазоне выражений женского лица существует одно противоречивое – грустная улыбка, отражающая способность сочетать, казалось бы, несовместимые элементы, для передачи сложных настроений. Когда на лице появляется грустная улыбка, оно светится счастьем, если не принимать во внимание уголки губ, упрямо отказывающиеся подниматься вверх, как это должно происходить при улыбке. Вместо этого они опускаются вниз, в результате чего возникает «храбрая улыбка» женщины, которой причиняют беспокойство, или сардоническая улыбка школьной учительницы, отказывающей в просьбе. В распоряжении женщин имеется и множество других «смешанных» выражений, которые наряду с бесчисленными однозначными выражениями составляют богатейший репертуар визуальных сигналов в животном мире.

9

Рот

Женский рот работает сверхурочно. Животные вообще интенсивно используют свой рот: они кусают, лижут, сосут, пробуют на вкус, жуют, глотают, кашляют, зевают, рычат, кричат и ворчат. Женщина значительно расширила этот список: помимо всего прочего она разговаривает, улыбается, смеется, целуется, напевает и курит. Неудивительно, что рот называют полем боя лица.

За губами во рту находится язык, без которого представительницы слабого пола не могли бы демонстрировать одно из своих наиболее замечательных качеств – способность общаться лучше, нежели любое другое животное на свете, даже лучше, чем мужчина. Результаты сканирования мозга подтвердили то, о чем многие подозревали уже давно: женщины более разговорчивы и говорят более бегло, чем мужчины. Это различие носит эволюционный характер, а отнюдь не культурный. Женщины более эффективно справляются с задачами, связанными с речевой деятельностью. В древности именно они занимались организацией общественной жизни племени (тогда как мужчины, находившиеся на периферии этой жизни, лишь обменивались отдельными словами, охотясь за дичью). Современные женщины унаследовали это качество к своей немалой выгоде.

Некоторые люди недооценивают роль языка в произнесении слов, отдавая приоритет гортани. Но они быстро осознают свою ошибку, едва попробовав говорить с прижатым к дну рта языком. Любой, кто хотя бы раз в жизни посетил стоматолога, это знает.

Кроме того, язык играет важную роль в процессе поглощения пищи, активно участвуя в пробовании на вкус, пережевывании и глотании. Его шершавая поверхность покрыта сосочками, которые содержат в общей сложности от девяти до десяти тысяч вкусовых рецепторов. Они способны распознавать четыре вкуса: сладкий и соленый на кончике языка, кислый на боках и горький на задней части. Некогда было принято считать, что все вкусы воспринимаются поверхностью языка в целом, но сегодня известно, что это не так. Рецепторы, воспринимающие сладкое и соленое, распространены во рту повсеместно, особенно много их в верхней части горла, тогда как рецепторы, воспринимающие кислое и горькое, сосредоточены в зоне, где твердое нёбо переходит в мягкое.

Бытует мнение, что эти вкусовые реакции выработались потому, что нашим предкам было очень важно определять степень спелости и, соответственно, сладость плодов, дабы поддерживать правильный солевой баланс, а также избегать опасных продуктов – слишком горьких или кислых. Сложный и утонченный вкус нашей пищи слагается из этих четырех базовых компонентов, а также ароматов, воспринимаемых носом.

Наряду со вкусом поверхность языка реагирует на консистенцию пищи, тепло и боль. В процессе пережевывания язык перекатывает еду по рту и ощупывает ее куски. Определив, что пища пригодна для питания и должным образом разжевана, он принимает участие в процессе глотания. При этом его кончик надавливает на нёбо, после чего задняя спинка выгибается вверх и проталкивает пропитанную слюной кашицу в горло, откуда она поступает в пищевод и далее в желудок. Это чрезвычайно сложное мышечное действие целиком и полностью воспринимается нами как нечто само собой разумеющееся, поскольку происходит автоматически. Его способны выполнять даже младенцы, находящиеся в утробе матери, когда у них еще нет в нем никакой необходимости.

После того как человек поел, язык очищает полость рта, удаляя частицы, застрявшие между зубов.

В силу своего внутреннего расположения язык редко становится объектом косметических «усовершенствований». Однако в конце XX века появилась странная мода: юные девушки начали прокалывать язык и вставлять в отверстия металлические штифты. Желание эпатировать взрослых возобладало у них над
Страница 28 из 36

страхом перед болью. Несмотря на то что это отрицательно сказывалось на дикции, данную моду восприняли даже некоторые поп-певцы.

Помимо того что штифт в языке служил символом социального бунта, он обладал лишь одним преимуществом. По мнению немногочисленных мужчин, чьи партнерши имели штифт в языке, глубокий поцелуй без него – все равно что говядина без горчицы.

Опасность такого рода украшений неожиданно выявилась летом 2003 года, когда отдыхавшую на острове Корфу англичанку поразила молния, которая вошла через металлический штифт, прошла по телу и вышла через ступни. Женщина едва осталась жива – ее язык был сильно обожжен, тело в течение 10 минут сотрясали конвульсии, она на время лишилась зрения и в течение трех дней не могла сказать ни слова. Потом она говорила, что отпуск был нужен ей для того, чтобы «подзарядить батареи», – и штифт в языке способствовал этому слишком буквально.

Располагающиеся за губами зубы служат человеку почти исключительно для питания. Женщина может время от времени перекусывать хлопчатобумажную нитку, но использование зубов для иных целей, кроме откусывания и пережевывания пищи, у людей встречается значительно реже, чем у других видов. Если дать обезьяне незнакомый ей предмет, она почти сразу поднесет его ко рту, чтобы исследовать губами, языком и попробовать на зуб. Она может повертеть его в своих ловких и проворных пальцах, но главную роль играет знакомство с помощью рта. Точно так же ведут себя младенцы, поэтому родители постоянно должны следить за тем, чтобы их ребенок не засунул в рот какой-нибудь опасный предмет.

С возрастом наш рот постепенно утрачивает свою «исследовательскую» функцию, которая переходит почти исключительно к рукам. То же самое относится и к драке. Разъяренная обезьяна хватает противника и кусает его. Разъяренный человек бьет противника кулаками и старается повалить на землю, используя захват. К помощи зубов во время драки он прибегает только в крайнем случае. На охоте он тоже всегда пользовался руками, в которых держал оружие, – в отличие от хищных животных, в большинстве своем убивающих жертву, вонзая в нее зубы. В результате человеческие зубы стали меньше и выглядят значительно скромнее, чем зубы представителей других видов. Наши клыки перестали быть грозным оружием. Они лишь немного длиннее остальных зубов и только слегка заострены – в память о предках.

У человека 32 зуба. 28 из них вырастают к моменту наступления половой зрелости, предварительно заменив собой более мелкие молочные зубы, которыми мы пользуемся в детстве. Последние четыре – зубы мудрости – вырастают в задней части рта, когда мы становимся взрослыми. Иногда один или два, а то и все, так никогда и не вырастают, поэтому число зубов у взрослых людей варьирует от 28 до 32.

Между мужскими и женскими зубами, особенно передними, есть небольшая разница. Обычно у женщин зубы выступают вперед меньше, чем у мужчин. Мужские зубы более угловаты и тупы. Кроме того, поскольку женщины имеют менее массивную нижнюю челюсть, зубы у них в среднем более мелкие.

Помимо откусывания и пережевывания пищи зубы стискиваются, скрежещут и стучат от холода. Стискиваются они при большом физическом усилии или в предвкушении боли. Это действие отражается на лице борца, проводящего схватку, и ребенка, которому собираются делать укол, и представляет собой древнюю реакцию на угрозу телесного повреждения. Удар в приоткрытый рот способен причинить гораздо больший ущерб, чем в том случае, если зубы стиснуты.

Скрежещут зубы главным образом во сне, и это является признаком сдерживаемой ярости. Это тоже первобытная реакция, своего рода «сон, приснившийся мышцам», когда спящий человек символически сокрушает во сне врагов.

Хотя зубная эмаль является самым твердым веществом во всем человеческом теле, сегодня кариес – самый распространенный недуг в мире. Причина вполне очевидна. Живущие в полости рта бактерии Lactobacillus acidophilus любят углеводы, и, если после еды частицы пищи, содержащие сахар или крахмал, прилипают к зубам или деснам, они быстро превращают их в молочную кислоту. Ее бактерии любят еще больше и начинают активно производить, пока слюна во рту не оказывается перенасыщенной ею. Молочная кислота разъедает эмаль, в результате чего в зубах образуются отверстия, которые со временем превращаются в гниющие дупла. Примеров, подтверждающих это, немало. Так, у живших в военное время в Европе детей, в рационе которых имелось очень мало рафинированного сахара и крахмалосодержащих продуктов, дыр в зубах почти не было. Точно так же у животных, потребляющих богатую сахаром пищу, зубы гниют, если они поедают ее обычным способом. Однако если их зубы не касаются этой пищи, то есть животным дают ее через трубочку, процесс гниения их не затрагивает. Больше того, шимпанзе, живущие в глубине джунглей, имеют превосходные зубы, тогда как у их собратьев, кормящихся у человеческих поселений, они гнилые.

И все же есть феномены, которые мы просто не в состоянии объяснить. Например, некоторые люди, судя по всему, обладают иммунитетом к кариесу, даже когда в их рацион входит самая нездоровая с точки зрения сохранности зубов пища. У других зубы гниют, несмотря на все профилактические меры как в плане диеты, так и в плане гигиены полости рта. В соответствии с элементарной логикой, нижние передние зубы должны быть более подвержены кариесу, так как они, в силу земной гравитации, больше других зубов контактируют с пищей, а следовательно, и с молочной кислотой. Как это ни удивительно, они наиболее устойчивы к поражению эмали. В западном мире 90 % людей имеют здоровые нижние передние зубы, в то время как у 60 % отсутствуют верхние правые коренные зубы, потерянные в результате кариеса. Несмотря на крупные достижения в области стоматологии, зубы все еще хранят некоторые из своих тайн.

На Западе здоровые белоснежные зубы всегда считались признаком красоты, но представители многих культур придерживались иного мнения. В Африке, Азии и Северной Америке существовала практика удаления центральных резцов, чтобы подчеркнуть заостренные клыки, дабы рот выглядел угрожающе и больше походил на пасть животного.

Еще одним способом придания зубам зловещего вида является подпиливание их с целью заострения на концах. Он также был широко распространен в Африке, Юго-Восточной Азии, Северной и Южной Америке. Иногда, подчеркивая высокий статус, зубы заменяли драгоценными камнями или благородными металлами. Зачастую эти операции осуществлялись в определенные моменты жизни, в первую очередь по достижении половой зрелости и перед свадьбой.

В некоторых уголках мира роль зубов не преувеличивалась, а преуменьшалась. На Бали, к примеру, юноши и девушки подвергались болезненной операции по стачиванию заостренных концов резцов, чтобы их рот меньше походил на пасть животного. В других восточных культурах женщины красили зубы в черный или красный цвет, делая их фактически невидимыми, что придавало лицу детское выражение – словно они находятся на той стадии развития, когда у них еще нет зубов. В таком виде они представлялись мужьям более зависимыми и смиренными.

Поскольку сегодня на Западе два ряда белоснежных зубов являются неотъемлемым атрибутом
Страница 29 из 36

красоты (ее можно усилить с помощью современных методов отбеливания), нам трудно понять, как можно считать черные зубы привлекательными. В конце концов, естественный цвет здоровых молодых зубов – белый, так что же могло придавать черным зубам привлекательность?

Ответ на этот вопрос в эпоху Елизаветы I был следующим: цена на сахар. Тогда лишь очень богатые люди могли позволить себе набивать рот сластями, в результате чего и ходили с гнилыми, почерневшими зубами. Из этого следовало, что, если человек был слишком беден, чтобы испортить себе зубы, но ему очень хотелось выглядеть богатым, оставалось лишь придать им испорченный вид. Таким образом, окрашивание зубов в черный цвет создавало видимость обладания высоким статусом и, соответственно, повышало социальную привлекательность. В конце концов у самой королевы были черные зубы.

Раньше в Японии черные зубы тоже были в моде. В этот цвет их красили женщины из высшего общества. Считалось, что черные зубы (охагуро) делают женщину особенно красивой. Краску изготавливали, вымачивая железные опилки в саке или чае. Ее использование достигло пика в XVIII веке, и эта мода сохранялась до 1873 года, когда императрица впервые появилась на публике с белыми зубами. В других странах Востока было весьма популярным жевание бетеля, в результате чего зубы тоже чернели. Делали эту жвачку из листьев растения бетель, пальмовых орехов и известковой пасты, получаемой в результате измельчения раковин моллюсков. По своей консистенции бетель напоминает жевательный табак. Схема была такая: кусочки ореха добавляли в пасту, все это заворачивали в лист бетеля, после чего засовывали в рот и жевали. Бетель оказывает слабое стимулирующее действие, а также придает зубам темный цвет, а губам красный. Его употребление было настолько распространено в Юго-Восточной Азии, что местные девушки говорили: «Только у собак, духов и европейцев белые зубы». Популярность бетеля начала падать в XX веке сначала в городах, а затем и в сельской местности.

Как правило, жевание бетеля окрашивало зубы лишь в темно-коричневый цвет, и в некоторых странах, к примеру во Вьетнаме, женщинам, желавшим добиться совершенства в красоте за счет радикально черных зубов, приходилось принимать особые меры. Они использовали черный лак, но этот метод был сопряжен с определенными трудностями, поскольку слюна его вымывала. В результате нанесение на зубы лака превратилось в настоящую церемонию, включавшую несколько процедур и предусматривавшую определенные ограничения – отказ от твердой пищи в течение недели и потребление жидкости только через соломинку. Для молодых девушек это был ритуал вступления во взрослую жизнь, после которого они считались достаточно красивыми для замужества. Если бы тамошних барышень спросили, что плохого в белых зубах, они ответили бы, что с такими зубами могут ходить только дикари.

В конце XX века западные женщины проявили первые признаки неудовлетворенности абсолютной белизной своих зубов. Однако речь шла не о черных зубах, а о «зубных драгоценностях». Пионеры этой моды просверливали в зубах маленькие отверстия и вставляли в них крошечные бриллианты. Сверкающая улыбка стала ослепительной. Но для большинства женщин эта процедура была все-таки экстремальной. Затем некоторые знаменитости, включая одну из участниц популярной группы Spice Girls, вставили себе по золотому зубу. В скором времени вошли в обиход съемные золотые коронки. Затем мода наклеивать очень маленькие драгоценные камни на ногти распространилась на зубы и неожиданно приобрела популярность. Для того чтобы прикрепить их специальным клеем к зубам, требуется три минуты. Снимаются они так же легко. Крошечные кристаллы в форме сердец, цветков, кружков или звезд размером от 2 до 4 миллиметров можно носить и всего один день, и целый год. Они бывают как бросающимися в глаза, так и весьма скромными – в зависимости от того, к каким зубам крепятся. Тот факт, что они нарушают естественность широкой белозубой улыбки, может свидетельствовать лишь об одном: это не более чем преходящий каприз моды.

Два главных компонента рта – зубы и язык – постоянно увлажняются за счет секреции трех пар слюнных желез. Пара, расположенная в щеках, известная как околоушные железы, выделяет около 25 % всей слюны; та, что расположена под коренными зубами – подчелюстные железы, – является наиболее производительной, на ее долю приходится 70 % слюны; и та, что расположена под языком – подъязычные железы, – вырабатывает оставшиеся 5 %. Общий объем слюны, вырабатываемой за день, колеблется от 0,5 до 1,5 литра. Чем больше съедается пищи, тем больше выделяется слюны. Страх и сильное возбуждение снижают ее производство.

Когда слюна выходит из каналов слюнных желез, она стерильна – в ней нет бактерий, но после нескольких кругооборотов по полости рта она уже содержит от 10 миллионов до миллиарда микроорганизмов на 1 кубический сантиметр. Бактерии проникают в нее из крошечных фрагментов «влажной перхоти», которые всегда присутствуют в полости рта, поскольку от ее поверхности постоянно отделяются старые клетки, заменяющиеся новыми.

Слюна выполняет несколько функций. Она смачивает пищу и делает ее доступной для вкусовых рецепторов, так как вкус сухой пищи ощутить невозможно. Она также пропитывает массу пережеванной пищи, прежде чем та будет проглочена, и тем самым облегчает ее прохождение по пищеводу. Ее качество как смазывающего средства повышается в присутствии белка, называемого муцином. Если пища пережевывается достаточно долго, содержащийся в слюне энзим, называемый птиалином, начинает превращать крахмал в мальтозу. Птиалин обладает бактерицидными свойствами, как и другие лизоцимы, которые способствуют очищению полости рта и зубов. Кроме того, слюна содержит химические вещества, создающие слегка щелочную среду, а она обеспечивает частичную нейтрализацию кислоты на зубной эмали. И наконец, смазывающее действие слюны улучшает качество вокализации, что, несомненно, понимает тот, кто когда-либо пытался говорить с пересохшим ртом.

10

Шея

На Западе мужчины склонны смотреть на женскую шею как на нечто, служащее опорой для головы. Они могут сознавать, что ее кожа чувствительна к ласкам и что поцелуи в этой зоне способны возбуждать женщину во время любовной прелюдии, но не более того. Во всяком случае, она не рассматривается в качестве важной эрогенной зоны.

В Японии ситуация совершенно иная. Там демонстрация обнаженной задней части женской шеи считается одним из наиболее откровенных сексуальных проявлений – чем-то вроде демонстрации обнаженной груди на Западе. Это было допустимо для гейши, но абсолютно неприемлемо для порядочной женщины.

Каждая гейша обучалась искусству элегантного обнажения шеи, в чем можно удостовериться в Киото, где еще сохранились традиции этого ремесла. Спереди кимоно гейши поднимается высоко, а сзади опускается, обнажая шею и часть спины, «намного ниже первого позвонка». Как заметил некий комментатор, мужчины повсюду любуются декольте, но в Японии оно находится сзади.

Нанося белую косметику (одним из главных ее ингредиентов является помет соловья), гейша оставляет небольшую полоску чистой кожи вокруг линии волос. Это
Страница 30 из 36

подчеркивает искусственность украшения и возбуждает мужчин, привлекая их внимание именно к этой коже. Согласно мнению одного наблюдателя, эротическая значимость данного обычая усиливается формой зоны «обнаженной шеи» – «идеальной буквы V, намекающей на интимные части женского тела».

В японском языке существует специальное определение красивой формы линии волос на задней части шеи – комата но кереагатта хито, но его смысл со временем изменился. Поскольку рисунок умышленно выполняется в форме гениталий, эта фраза теперь означает понятие «гейша с красивым лоном».

Бытует любопытная версия относительно того, почему в центре эротического внимания японцев оказалась женская шея, а не грудь. Согласно ей, причина заключается в том, что японские дети традиционно проводят время за спиной матери, привязанные сзади, а также в том, что грудь японок сравнительно невелика по размерам.

В анатомическом плане шея считалась самой тонкой частью женского тела. Наряду с тем что она служит мостом между ртом и желудком, носом и легкими, головным и спинным мозгом, по ней проходят важнейшие кровеносные сосуды, соединяющие сердце и мозг. Все эти коммуникации окружены сложными по составу группами мышц, которые дают голове возможность наклоняться, поворачиваться, откидываться назад и совершать целый ряд движений, посылающих важные сигналы в процессе общения.

Традиционно в высшей степени женственной считается грациозная лебединая шея, а подлинно мужскую называют бычьей. Эти различия достаточно ощутимы. Женская шея длиннее и тоньше, чем мужская, а также имеет коническую форму. Отчасти это связано с тем, что женщины отличаются более короткой грудной клеткой, верхняя часть их грудины располагается ниже по отношению к позвоночнику, чем верхняя часть мужской грудины, а отчасти с тем, что у мужчин более развитая мускулатура. Это половое различие, вне всякого сомнения, появилось во время продолжительной охотничьей фазы человеческой эволюции, когда мужчины с сильной, короткой шеей имели преимущество в любой схватке.

Еще одно половое различие в отношении шеи касается адамова яблока, которое намного лучше выражено по сравнению с яблоком Евы. Дело в том, что женщины, обладающие более высоким голосом, имеют короткие голосовые связки. Длина женских голосовых связок составляет всего 13 миллиметров, тогда как длина мужских достигает 18 миллиметров. Женская гортань приблизительно на 30 процентов меньше, чем мужская, и располагается она чуть выше, в результате является менее выпуклой. Это различие появляется только после полового созревания, когда мужской голос ломается и становится низким. Голос взрослой женщины в гораздо большей степени сохраняет «детскость», и его частота колеблется от 230 до 255 герц, в то время как частота голоса взрослого мужчины составляет 130–145 герц.

По какой-то причине гортань профессиональных проституток имеет несколько большие размеры по сравнению с гортанью остальных женщин, и, соответственно, у них более низкий голос, то есть они более мужеподобны. Почему это происходит, неизвестно, и остается только предполагать, что необычный стиль сексуальной жизни так или иначе нарушает гормональный баланс.

Поскольку женская шея значительно более изящна, чем мужская, художники зачастую преувеличивали эту черту, стремясь создать суперженственные образы. Мультипликаторы идут еще дальше, делая женские шеи у?же и длиннее, чем это допускают анатомические нормы. Модельные агентства, как правило, отбирают девушек с более тонкой и длинной шеей, нежели у среднестатистических представительниц слабого пола.

В одной культуре стремление к тому, чтобы женщины обладали длинной шеей, дошло до крайности. Женщины племени падаунг, принадлежащего к народу каренов и обитающего в Бирме, имеют – по определению европейцев – «жирафьи шеи». Слово «падаунг» означает «тот, кто носит медь», и женщины племени, в соответствии с местной модой, с раннего возраста начинают носить медные шейные кольца. Начинаясь с пяти, из года в год число колец увеличивается. Взрослые женщины носят 20–30 колец, но их конечная цель – 32, хотя такой результат достигается довольно редко. Медные кольца надевают также на руки и на ноги, и их общий вес может доходить до 30 килограммов. Несмотря на это, женщины не сидят сложа руки. Они много ходят и трудятся в поле.

Самое удивительное в этом обычае заключается в достигаемом благодаря ему эффекте удлинения шеи. Документально зафиксированный рекорд составляет 40 сантиметров. В результате такой практики шейные мышцы и позвонки растягиваются совершенно аномальным образом. Говорят, что, если женщина с такой длинной шеей снимет кольца, она не сможет держать голову. Европейцы, восхищенные этими удивительными анатомическими достижениями, показывали таких женщин во время цирковых реприз – пока демонстрация людей с необычными анатомическими особенностями не перестала считаться допустимой.

Сегодня для женщин падаунг главная забота состоит не в том, как дальше жить с этими причудливыми украшениями, доставляющими столько неудобств, что казалось бы вполне естественным, а в том, где раздобыть денег на дорогостоящие медные кольца. Не так давно они смогли решить эту проблему. Женщины начали тайком пробираться через границу в Таиланд и позировать перед фотокамерами туристов, получая за каждый снимок 10 долларов. Некоторые наблюдатели говорят о возврате к порочной практике цирковых реприз, но им можно возразить, что, с учетом роста цен на медные кольца, это по крайней мере позволяет сохранить древнюю традицию.

Если вы спросите историков, каким образом в племени падаунг возник обычай удлинения шеи, они ответят, что в древности женщины подвергались нападениям тигров и были вынуждены защищать шею с помощью колец. Современные женщины падаунг никогда не слышали эту легенду и говорят, что носят кольца просто для красоты. И кто мы такие, с нашими штифтами в языках, проколотыми пупками и кольцами на гениталиях, чтобы критиковать их?

В оккультных кругах шея всегда считалась важной зоной тела, и не случайно в мифологии о вампирах ритуальный укус неизменно производится именно в шею. В некоторых культах, таких как вуду, практикуемом на Гаити, существует поверье, будто человеческая душа пребывает в задней части шеи. Оккультное значение шеи явилось причиной широкого распространения обычая носить ожерелья. Это были не просто украшения. Они защищали жизненно важную часть тела от пагубных влияний, таких как сглаз.

Старейшее из известных ожерелий носил неандерталец. Эта форма телесного украшения действительно имеет древнюю историю. Во Франции были обнаружены два доисторических ожерелья, изготовленные из зубов животных: одно, из Ла Кины, датируется IV веком до н. э., второе, из Грот-дю-Ренн, – еще старше. Столь же древнее ожерелье найдено в Западной Австралии, в местечке Манду-Манду. И наконец, обнаруженное в Патнии, индийский штат Махараштра, ожерелье из скорлупы страусиных яиц датируется III веком до н. э. Эти несколько примеров ясно свидетельствуют о том, что ношение ожерелий было широко распространено еще 30 тысяч лет назад.

Некоторые из первых ожерелий делали из простых предметов, таких как рыбий позвоночник.
Страница 31 из 36

Но одно весьма необычное, найденное во Франции, было изготовлено 11 тысяч лет назад – в каменном веке – из 19 искусно вырезанных костных фрагментов. 18 из них имели форму головы козерога, а один – бизона. Это говорит о том, какое внимание уделялось украшениям, носившимся на шее.

Шея являлась объектом оккультных ритуалов. Известно, что, если на некоторое время перекрыть сонные артерии, располагающиеся на шее сбоку и снабжающие кровью мозг, сознание мутится и человек становится легко внушаемым. Причина заключается в недостатке поступающего в мозг кислорода, но во время религиозных ритуалов такая реакция могла приписываться действию сверхъестественных сил.

Гораздо более щадящая форма манипуляции с шеей была разработана Матиасом Александером и носит название «метод Александера». В его основе лежит идея, согласно которой при изменении основного положения шеи на плечах можно не только устранять определенные физиологические симптомы, но и лечить различные психологические расстройства. Некоторые критики этой концепции заявляют, что она и наделяет шею чуть ли не мистической властью над всеми остальными частями тела, но все это имеет довольно простое объяснение. Поскольку жители городов проводят много времени сгорбившись за столом или ссутулившись в кресле, шея постепенно утрачивает свое естественное вертикальное положение. Если метод Александера поможет его восстановить, остальные части тела автоматически обретут утраченные баланс и здоровый тонус, а это, в свою очередь, будет способствовать улучшению психологического состояния. Здесь не больше мистики, чем в упражнениях, выполняемых балериной на репетиции. В обоих случаях шея является ключом к равновесию тела.

Число связанных с шеей жестов сравнительно невелико. Самый распространенный из них – когда люди проводят ладонью, имитирующей нож, перед горлом. Этот жест имеет два тесно взаимосвязанных значения. Если человек гневается, это может означать, что он перерезал бы горло кому-то другому. Если же он испытывает чувство вины, то адресует данное действие самому себе.

Другой широко известный жест – «шутливое самоудушение», когда человек хватается руками за горло, делая вид, будто душит себя. Как и в случае с «перерезанием» горла, этот жест имеет два тесно взаимосвязанных значения: «Я хочу задушить тебя» или «Я бы задушил себя».

Еще один популярный жест, связанный с шеей, – «Я сыт по горло», когда человек несколько раз постукивает внутренней боковой поверхностью указательного пальца по горлу. Этот жест означает, что он настолько наелся, что больше ему ничего не лезет в горло.

Гораздо большее значение, нежели эти региональные жесты, имеют движения шеи, вызывающие, в свою очередь, различные движения или положения головы. Эти движения бывают двух видов. Первые адаптируют тело к окружающей среде, когда голова поворачивается, чтобы взглянуть на что-то, подается вперед, чтобы что-то лучше расслышать, и поднимается, чтобы понюхать воздух. Функция вторых – передача визуальных сигналов компаньонам. Это кивки головой, ее наклоны, встряхивания, вскидывания и указания. Женщины и мужчины выполняют эти и большинство других движений шеи одинаково, но три сигнала свойственны только женщинам.

Первый сигнал – приглашение, когда женщина отворачивает голову от своего визави и дергает ею в сторону, слегка подавшись вперед. Этот жест означает «пойдем со мной» или «идем туда» и заменяет пригласительный жест ладонью или указательным пальцем. Данный сигнал обычно подается в том случае, когда женщина не хочет привлекать к себе внимание третьих лиц. Его часто используют уличные проститутки, приглашая клиента, который не решается подойти ближе. Сегодня его также практикуют постоянные сексуальные партнеры в качестве шутливого приглашения в спальню, и при этом женщина «выступает в роли шлюхи».

Второй сигнал – опущенная голова, когда женщина наклоняет голову и держит ее в этом положении. Это способ отстранения от внешнего мира, но данное движение придает представительнице слабого пола смиренный вид. Голова, откинутая в сторону, может создать впечатление надменности, но опущенная голова – никогда. Если женщина неожиданно опускает голову, пряча лицо, она сигнализирует о своей скромности и робости. Женская застенчивость выражается сочетанием опущенной головы и устремленного вверх взгляда.

Третий сигнал, очень часто выражающий дружеские чувства или любовь, – наклон головы, когда женщина наклоняет голову в сторону и удерживает ее в этом положении. Он подается, когда она находится лицом к лицу с компаньоном на близкой дистанции. Этот жест родом из детства, когда маленькая девочка прислоняла голову к родителям в поисках защиты и душевного комфорта. Став взрослой, женщина наклоняет голову в сторону, ища все той же защиты и все того же душевного комфорта. Этому жесту «маленькой девочки» противоречат сексуальные сигналы тела взрослой женщины, что придает ей слегка застенчивый вид. Если наклон головы используется в качестве элемента флирта, он создает впечатление псевдоневинности или кокетства. Это послание означает: «Я ребенок в твоих руках и хотела бы опереться головой о твое плечо». Если наклон головы используется в качестве демонстрации покорности, он переводится так: «Я словно ребенок рядом с тобой. Я завишу от тебя, как зависела в детстве от родителей, когда прислонялась к ним головой». Однако это довольно слабый сигнал – не настояние, а скорее намек.

Существует множество движений и положений головы, вызываемых действием мускулов шеи, которые выполняют функции конкретных социальных сигналов. Но даже те немногие, о которых шла речь выше, служат хорошей иллюстрацией сложности и утонченности устройства человеческой шеи, как и ее огромного значения. Каждый, кто страдал от ригидности мышц затылка или был вынужден носить медицинский воротник вследствие повреждения шеи, знает, что такое лишиться возможности выражать свои чувства, настроения и устремления с помощью этой части тела.

11

Плечи

Женские плечи более округлые, мягкие, гладкие, узкие и тонкие, чем мужские. Может быть, они не столь надежны, как широкие мужские плечи, но их приятные глазу формы – им женщины обязаны подкожному слою жира – придают им эротичность, когда они демонстрируются обнаженными. А стиль одежды, создающей впечатление, будто в любой момент ткань может соскользнуть с плеч и обнажить грудь, делал их еще более привлекательными.

Поскольку гладкие, округлые «углы» обнаженных женских плеч представляют собой почти идеальные полусферы плоти, которые один автор поэтически описал как «два круглых небесных светила, с эротическими жемчугами по бокам», они не могут не посылать первобытный сексуальный сигнал, неизбежно вызывая ассоциацию с полусферическими формами ягодиц. Этот «парный полусферический» сигнал, оказывающий столь сильное воздействие на сексуально отзывчивых мужчин, находит отражение не только в грудях, но и в коленях и плечах, когда принимаются определенные позы. Если молодая женщина сгибает ноги, обхватывает их за колени и прижимает к груди, колени, если они обнажены, являют взору внимательных мужских глаз пару гладких полусфер. Точно так же
Страница 32 из 36

выставленные на обозрение обнаженные плечи могут отражать «парный полусферический» сигнал, что придает им дополнительную привлекательность. Кроме того, типичная «гламурная» поза, когда подбородок опирается на приподнятое обнаженное плечо, привлекает внимание к округлой форме гладкой плоти. Таким образом, пусть даже им не свойственна какая-либо первичная сексуальная функция, плечи способны посылать легкие эротические сигналы.

Прежде чем приступить к рассмотрению способов, с помощью которых в разных культурах изменялась естественная линия женских плеч, имеет смысл провести краткий обзор анатомии этой части тела.

Плечи служат основой для рук. После того как наши предки стали прямоходящими, их «передние ноги» обрели множество функций, и плечевой пояс должен был соответствовать этой многофункциональности, а значит, проявлять значительно большую гибкость. Ключицы и лопатки способны совершать движения в диапазоне примерно 40 градусов и благодаря своим сложно устроенным мышцам дают нам возможность поднимать руки, махать ими, сгибать и выкручивать самыми разнообразными способами.

Ширина плеч среднестатистической женщины составляет семь восьмых ширины плеч среднестатистического мужчины. Еще более важное значение имеет толщина. По этому показателю разница существенно больше, что отражает сравнительную слабость мускулатуры женского плеча.

Эти половые различия повлекли за собой неизбежные последствия в культуре. Раз женские плечи у?же мужских, значит, чем они у?же, тем женщина более женственна. Однако, если анатомические особенности других частей женского тела поддаются изменениям, с плечами дело обстоит значительно сложнее, и попытки сузить их редко завершались успехом. Свидетельство одного из немногих исключений приведено в книге по антропологии XVII века «Обозрение народов мира» Джона Булвера, где он описывает молодую женщину, чьи лопатки неестественным образом сведены вместе. Он пишет: «Узкие, сжатые плечи считались признаком величайшей элегантности и красоты, и женщины всеми силами старались выглядеть узкоплечими… Симпатичная, изящная женщина с плечами, которые как будто связаны».

И напротив, женщины, стремившиеся к самоутверждению, искусственно расширяли свои плечи, и это в относительно недавнем прошлом происходило несколько раз. Данная тенденция отчетливо прослеживается в одежде эмансипированной женщины 90-х годов XIX века. Она выражала свою претензию на равенство с мужчиной «равенством плеч». Историки моды писали по этому поводу: «Небольшие буфы в плечах сначала превратились в эполеты, затем в нечто, напоминавшее небольшие мешочки, а к 1895 году на женских плечах уже колыхались большие шары». Эти широкоплечие женщины конкурировали с мужчинами, получая университетские дипломы, устраиваясь на работу, занимаясь спортом, то есть делая все то, что прежде было им недоступно. Тем не менее под мужскими блузами и пиджаками они продолжали носить корсеты. О нижних юбках и говорить нечего.

Вторая волна широких женских плеч накатила в 40-е годы прошлого столетия, во время Второй мировой войны, когда даже гражданские носили одежду военного образца, отличавшуюся довольно грубыми линиями. Очень часто ширина плеч такой одежды превосходила естественную. Это было уместно для того времени, когда женщины играли гораздо большую роль в войне, чем когда-либо прежде.

Третья волна, пришедшая в 70-е годы XX века, была связана с движением за освобождение женщин. Вначале она приняла форму так называемого террористического шика. Псевдовоенные кители с эполетами создавали требуемое впечатление женской твердости, и квадратные плечи должны были свидетельствовать о мужской силе. Подобные изменения произошли и в мире гламура. Звезды кинематографа больше не семенили, покачивая бедрами, а ступали широким шагом. Девушки с широкими от природы плечами получили шанс, о котором они не могли мечтать в 60-е годы и ранее. В рамках этой тенденции возник и стал быстро развиваться женский бодибилдинг. За несколько десятилетий до этого на широкоплечую, мускулистую женщину смотрели бы как на экзотический персонаж, который нужно показывать в цирке, но в феминистской атмосфере она стала символом новоявленной женской силы.

В 80-е годы феминистская псевдовоенная одежда уступила место темному деловому костюму. Писатели того периода называли этот стиль «плечи Джоан Кроуфорд», вспоминая набивные плечи женской одежды 40-х. Но накладные плечи стали еще шире, когда новое поколение сильных женщин принялось штурмовать залы заседаний советов директоров. В 80-е годы женские плечи были чуть ли не главной темой журналистских состязаний в остроумии. Как сказал один из них, «из-за этих плеч трудно найти место в лифте». Другой заметил: «Плечи современных женщин словно предостерегают: “Не смей меня толкать”».

В середине 80-х звучали и другие комментарии: «Фабрики по изготовлению накладных плеч в Бронксе вводят в эксплуатацию новые сборочные линии после нескольких лет простоя»; женщины сегодня настолько агрессивны, что «они вернулись к форме плеч военного времени»; женщины требуют «платья с накладными плечами размером с авианосец»; модели с широкими от природы плечами «сегодня в большом почете»; певица Грэйс Джонс «сделала прическу, которая создает впечатление, будто у нее на голове выросли плечи»; широкоплечие женщины «требуют для себя пространства»; женщины предпочитают носить «платья со свисающими вниз плечами». И наконец, «женщины теперь не смогут вернуться домой – их плечи не пройдут в дверь».

В 90-е годы женские плечи снова уменьшились. Феминистское движение (по крайней мере на Западе) добилось существенных успехов в деле борьбы за равноправие женщин – скорее в их естественном качестве, нежели в качестве псевдомужчин. Теперь форма плеч зависела от дизайна конкретного костюма, а не от всеобщей социальной тенденции.

Однако, несмотря на то что к 90-м годам XX века женщины получили возможность одеваться так, как им нравится, концепция широких плеч продолжала жить на вербальном уровне, хотя она больше и не воплощалась в реальности. В 1994 году была опубликована статья, посвященная росту женского засилья в издательском деле, и называлась она «Почему накладные плечи снова у власти». На тот момент накладные плечи уже выглядели довольно старомодными, но само понятие сохранилось в качестве метафоры для триумфа женщин в мужском мире.

Один аспект мужских плеч женщины едва ли смогли бы имитировать, а именно их высоту. Среднестатистический мужчина выше среднестатистической женщины на 13 сантиметров, и поэтому представители сильного пола всегда имели возможность предложить представительницам слабого поплакать на своем плече, не потому что оно широкое, а потому что достаточно высокое для того, чтобы служить надежной опорой для женской щеки. Поскольку слезы и беззащитность выходят за рамки моды, современной женщине все еще приходится находить утешение на высоком плече. Так как своими более высокими плечами мужчины обязаны эволюции, связанной с их охотничьей деятельностью, многим женщинам кажется несправедливым, что современные мужчины, просиживающие брюки в офисах, до сих пор обладают этим физическим преимуществом.
Страница 33 из 36

К сожалению, эволюционные процессы протекают очень медленно. Для того чтобы произошла корректировка, потребуется еще миллион лет сидения в офисах, а пока женщинам придется смириться с этой несправедливостью. Если отказаться от варианта искусственного укорочения мужских ног, женщинам, стремящимся к абсолютному равноправию с мужчинами, остается лишь ходить в туфлях на платформе высотой 13 сантиметров. Однако и в этом случае им не обойтись без поддержки со стороны мужчин, поскольку передвигаться в такой обуви весьма затруднительно и, если не опираться на надежное плечо, можно попросту упасть. Итак, женщинам еще долго придется смотреть на мужчин снизу вверх, пусть даже они имеют собственный взгляд по самым разным вопросам, диаметрально расходящийся с их взглядами.

Подвижность человеческих плеч такова, что, даже когда они не участвуют в движениях рук, их можно поднимать и опускать, сутулить и пожимать ими. Некоторые из этих движений стали сигналами языка тела, но для того, чтобы понять их смысл, нужно рассмотреть изначальные причины, побуждающие совершать плечами в той или иной ситуации именно это движение, а не другое.

Как правило, если человек спокоен, плечи у него опущены и отведены назад, а в минуты тревоги они подняты и выдвинуты вперед. У решительной и уверенной в себе женщины плечи опущены и расслаблены. Испуганная или рассерженная женщина сутулится. Если женщине угрожает удар, она, защищаясь, рефлекторно втягивает голову в плечи.

Из этого следует, что, если у женщины был тяжелый, полный разочарований и стрессов день, ее плечи находятся в напряженном, приподнятом положении. Такое положение могло бы оказаться полезным, если бы женщину били плетью, но оно бесполезно, когда ее «бьют» словами. В конце сложного и не совсем удачного дня ее плечи могут быть чуть более выдвинуты вперед, чем утром. Если это повторяется изо дня в день, неделю за неделей, у женщины может развиться выраженная сутулость. Длинная шея, которую она имела в детстве, постепенно уходит в плечи, пока не исчезает вовсе. Когда такая женщина состарится, ее подбородок будет упираться в грудную клетку.

Успешным женщинам (успешным как с собственной точки зрения, так и с точки зрения окружающих) не приходится сутулиться, и они сохраняют прямую осанку до девяноста лет. Они всегда уверены в себе, полны оптимизма, и жизнь редко наносит им удары, которые могли бы согнуть их. У других – и таких большинство – слишком много забот и тревог, и им приходится в той или иной степени напрягать плечи и сутулиться.

От этого защитного опускания плеч ведут свое происхождение два особых сигнала – сотрясание плеч и пожимание плечами. Сотрясание плеч сопровождает смех во время общения. Когда у нас что-то вызывает веселье наедине с собой, мы смеемся или просто усмехаемся и при этом обычно не совершаем никаких телодвижений. Мы прибегаем к ним только во время общения, когда хотим продемонстрировать собеседникам, что нам действительно смешно. В процессе смеха наши плечи слегка поднимаются, и это движение может быть преувеличено и повторено несколько раз в знак доказательства искренности нашего веселья. При этом плечи попеременно быстро поднимаются и опускаются.

Причина, почему люди «трясутся от смеха» подобным образом, кроется в том, что в основе веселья лежит страх. Веселье должно вызывать у нас приятный шок, и мы выражаем удивление и одновременно с этим облегчение, рассмеявшись. Опускание плеч, сопровождающее смех, является элементом проявления страха. Повторяющиеся поднимание и опускание плеч, когда они сотрясаются от смеха, свидетельствуют о присутствии страха, но не серьезного. Если бы он оказался серьезным, плечи были бы подняты и сохраняли неподвижность.

Пожимание плечами имеет то же происхождение. При этом движении плечи поднимаются максимально высоко и тут же опускаются. Кисти повернуты ладонями вверх, будто выражают мольбу, а уголки рта опущены. Иногда глаза устремлены вверх, словно они избегают взгляда собеседника. Эта комбинация движений указывает на мгновенное понижение статуса, бессилие и неспособность справиться с ситуацией.

В большинстве случаев пожимание плечами означает неосведомленность («Я не знаю»), безразличие («Мне все равно»), беспомощность («Я бессилен») или покорность судьбе («Ничего не поделаешь»). Все эти сигналы негативны, они свидетельствуют о неспособности, а эта неспособность влечет за собой кратковременную потерю статуса. Одновременно с понижением статуса поднимаются плечи. Их напряжение и поднимание вовсе не означает, что мы испытываем серьезный стресс, унижены или чувствуем угрозу со стороны собеседника, который побудил нас пожать плечами. Это означает, что мы не можем ответить на данный конкретный вопрос или комментарий.

В разных культурах пожимание плечами используется по-разному, но этот сигнал всегда имеет одну и ту же основу. В некоторых странах Средиземноморья порог его использования очень низок. Стоит вам лишь вскользь упомянуть о действиях правительства, налогах или автомобильных пробках, как ваш собеседник тут же молча пожмет плечами. Тем самым он выражает свою неспособность повлиять на данную ситуацию, как бы говоря: «Удары судьбы сыплются на мои плечи, и я поднимаю их, чтобы защититься, но что толку?» В странах Центральной Европы пожимание плечами, как и другие жесты-ответы, считается проявлением невежливости, и поэтому встречается гораздо реже, но если встречается, то имеет сходные корни.

Не каждое поднимание плеч является защитным движением. Существует несколько его вариантов, не носящих защитный характер. Поднимание и одновременное выдвижение плеч вперед, когда руки смыкаются перед грудной клеткой, – одна из форм «обнимания вакуума». Это обнимание самого себя, когда рядом нет того, кого хотелось бы обнять, – любимого или близкого человека. Еще один вариант – поднимание одного плеча, которое касается подбородка или щеки. При этом голова ложится на плечо, словно это плечо любимого человека, отсутствующего в данный момент.

12

Руки

Руки являются наименее эротичной частью женского тела. Если мужчина хочет прикоснуться к женщине без сексуального подтекста – к примеру чтобы привлечь ее внимание или указать нужное направление движения, – наиболее естественным будет прикосновение к ее руке. Физический контакт с любой другой частью тела был бы слишком интимным.

Следует помнить о том, что в эволюционном плане человеческие руки представляют собой передние ноги. Любому четвероногому существу они должны были бы казаться парой бесполезных конечностей, болтающихся без дела. Но когда наши предки поднялись на задние ноги, передние освободились от функции передвижения и превратились в сложные многофункциональные манипуляторы.

Руки обладают двумя качествами – силой и точностью движений. Если кисти производят действия, связанные с приложением силы – в процессе карабканья на скалу, швыряния камней, драки, – в действие вступают мышцы рук, такие как бицепсы и трицепсы. Если пальцы выполняют тонкую операцию, требующую точности, руки действуют в качестве подвижного крана, точно перемещая кисти в нужные положения.

Основу руки составляют три длинные кости: тяжелая плечевая
Страница 34 из 36

кость и более легкие лучевая и локтевая кости предплечья. Эти кости хорошо видны в зонах плеча, локтя и запястья, а в остальных местах они скрыты под мышцами. Если кисть поворачивается ладонью вверх, две кости предплечья перекрещиваются друг с другом, и это означает, что рука находится в наиболее расслабленном положении. Более тонкая локтевая кость располагается на одной линии с мизинцем, а более толстая лучевая – на одной линии с большим пальцем.

Место объемистой дельтовидной мышцы – в верхней части плеча сбоку. Она поднимает руку вверх и в сторону. Выпуклый бицепс находится в передней части плеча. Он сгибает руку. Мощный трицепс расположен в задней части плеча. Он растягивает предплечье.

Специальные методы тренировки позволяют развить эти мышцы до чрезвычайно больших размеров, и накачанные руки участниц соревнований по женскому бодибилдингу создают впечатление огромной мощи. Многие мужчины заявляют, что не находят подобные зрелища сексуально привлекательными. Очевидно, они считают, что, если женщина тратит столько времени на развитие мышц, ее одержимость своими формами граничит с нарциссизмом. Похоже, женщину, занимающуюся бодибилдингом, больше интересует отражение собственного тела в зеркале, нежели тело ее партнера-мужчины.

Кроме того, женские руки с чрезмерно развитыми мышцами слишком похожи на мужские. Обычные женские руки короче, слабее и тоньше обычных мужских рук, поэтому занятия бодибилдингом лишают их типичных женских качеств.

Большей, по сравнению с женщинами, длиной своих предплечий мужчины обязаны эволюционному процессу, протекавшему в охотничью эпоху истории человечества. В результате мужчины метают копье значительно лучше женщин. Мужской рекорд в этой спортивной дисциплине среди мужчин составляет 96,72 метра, а среди женщин – 72,40 метра. Эта разница намного существеннее, нежели разница в результатах по бегу (в среднем 10 %).

Еще одно половое различие касается локтевого сустава. У женщин верхние части рук от природы прижаты к бокам более плотно, чем у мужчин. Поскольку у мужчин плечи шире, их руки свободно свисают вниз, что является признаком мужественности. Но если они вынуждены прижимать их к бокам и при этом вытягивать предплечья вперед, это придает им некоторую женственность. Это происходит вследствие того, что у женщин локтевой угол больше примерно на 6 градусов. Таким образом, положение рук является сигналом половой принадлежности, который нельзя приписывать каким бы то ни было культурным традициям.

Если локоть неожиданно ударяется о твердый предмет, он немеет, и у человека возникает ощущение покалывания, сопровождаемое болью. В Англии это называется «удариться смешной костью». Под «смешной костью» подразумевается шишка на нижнем конце плечевой кости, где нерв локтевой кости проходит непосредственно под кожей. Физическое воздействие на этот нерв и вызывает ощущение покалывания и кратковременное онемение руки.

Еще одна заслуживающая упоминания анатомическая деталь руки – подмышечная впадина. Эта небольшая поросшая волосами зона играет важную роль, передавая химические сигналы, и отражает большие изменения, произошедшие в сексуальных привычках человека. Когда наши отдаленные предки спаривались, самка стояла на четвереньках и ее подмышки находились на расстоянии от лица самца. Когда они стали ходить на двух ногах, изменилась и преобладающая поза совокупления – самец и самка оказались лицом к лицу, и в этой позе их носы находились неподалеку от подмышечных впадин друг друга, представлявших собой идеальное место для развития специализированных пахучих желез. Эти железы свойственны только людям, и они имеются у представителей обоего пола.

У женщин их больше, чем у мужчин, и их запахи различаются, а это позволяет предположить, что они выполняют функцию сексуальных сигналов, которыми обмениваются партнеры. Действительно, в ходе проведенных недавно исследований выяснилось, что мужчин (им предварительно завязали глаза) больше возбуждал запах пота женской подмышки, нежели аромат дорогих духов.

Эти железы называются апокриновыми, и их выделения чуть более маслянисты, чем обычный пот. Они развиваются только к моменту наступления половой зрелости, и в это же самое время в подмышечной впадине начинают расти волосы. Волосы задерживают выделения желез и, следовательно, запах в районе подмышечной впадины и способствуют усилению сигнала.

В Англии существует старинное народное поверье, согласно которому, если молодой человек хочет привлечь к себе внимание девушки на танцах, ему следует предварительно положить под рубашку чистый платок. И не просто под рубашку, а именно под мышку. После танца он должен достать платок и начать обмахивать девушку, будто создавая прохладу, а на самом деле давая ей возможность почувствовать его апокриновый запах в надежде тем самым обольстить ее.

В Австрии селянки перед танцем клали под мышку кусочек яблока и, когда музыка замолкала, предлагали его юноше, которому симпатизировали. Поднося его ко рту, тот неизбежно ощущал апокриновый запах. Этот прием был известен также в Англии Елизаветинской эпохи: девушка клала под мышку уже целое очищенное яблоко, так и называвшееся «любовное яблоко», держала его там какое-то время, а потом угощала своего избранника.

В XVI веке во Франции произошел примечательный случай. Красавица принцесса Мария Клевская, жена уродливого принца Конде, вспотела после энергичного танца на придворном балу и удалилась в одну из боковых комнат, окаймлявших танцевальный зал Лувра, чтобы поменять мокрую сорочку. Герцог Анжуйский, которому предстояло в скором времени стать королем Франции Генрихом III, тоже вспотел после танца и зашел в ту же самую комнату. Увидев сброшенную Марией сорочку, он решил, что это салфетка, и вытер ею лицо. Согласно сведениям летописца той эпохи, после этого в душе принца, и так неравнодушного к юной принцессе, вспыхнула настоящая любовь, и он не смог удержаться, чтобы не открыть ей свои чувства. Однако Мария не могла ответить на них, и неудовлетворенная страсть еще долгие годы терзала сердце Генриха III.

С учетом того, что сегодня целая отрасль занимается производством дезодорантов для уничтожения запахов пота, эти истории представляются довольно странными. Если природа наградила людей таким мощным сексуальным стимулятором, почему многие из них стараются подавить его, моя подмышки, намазывая и опрыскивая их, а также – это касается главным образом женщин – сбривая там волосы? Давайте разберемся. Дело в том, что молодой человек, о котором шла речь выше, прежде чем идти на танцы, тщательно мылся и надевал чистую рубашку. Платок, положенный под мышку, пропитывался его свежими апокриновыми выделениями. К сожалению, сегодня, когда наше тело покрыто несколькими слоями одежды, потеющая кожа превращается в зверинец, в котором начинают осуществлять свою деятельность миллионы бактерий. В этой среде естественный запах тела становится терпко-кислым. Чтобы избавиться от этого неприличного «телесного аромата», мы и опрыскиваем или мажем свои подмышки дезодорантами.

Еще в I веке до н. э. римский поэт Овидий в руководстве по обольщению «Искусство любви» предупреждал дам о том, что
Страница 35 из 36

они «носят под мышками козла».

Проведенные недавно исследования показали, что пот мужчин и женщин различается по химическому составу и весьма привлекателен для представителей противоположного пола. Так, мужской пот имеет более мускусный запах, и в этом значительную роль играет вирилизирующий гормон тестостерон. Однако человеческий нос не так легко распознает мужские и женские подмышечные выделения в чистом, свежем виде. Их запахи действуют на подсознательном уровне, и мы, чувствуя возбуждение, не осознаем его причину.

Между прочим, представители монголоидной расы почти полностью лишены подмышечной сигнальной системы запахов. По меньшей мере у половины корейцев апокриновых желез нет, а среди японцев этот показатель достигает 90 %. В Стране восходящего солнца запах из-под мышек считается признаком болезни, которая так и называется – зловонный пот из-под мышек. Одно время мужчины, страдавшие этой «болезнью», освобождались от воинской службы. В Китае лишь 2–3 % населения «поражены» более или менее уловимым запахом из-под мышек. Вследствие этих расовых различий люди Востока очень часто находят естественный подмышечный запах европейцев и африканцев слишком сильным и даже неприятным.

Практика удаления волос из подмышечных впадин (бритье, использование воска или роликовых дезодорантов) появилась сравнительно недавно, в 20-е годы прошлого века, с развитием индустрии косметических средств. Рекламные объявления, уверявшие представительниц слабого пола, что они будут более привлекательными, если искоренят «ловушки запаха», оказывали сильное воздействие, и очень скоро большинство женщин на Западе восприняли эту тенденцию. По некоторым сведениям, сегодня менее 1 % женщин отвергают сбривание или эпиляцию волос под мышками в качестве рутинной процедуры.

Тем не менее время от времени раздавались голоса, подвергавшие сомнению ее целесообразность. Так, в знаменитом руководстве для любовников, книге «Радость секса», вышедшей в 1972 году, содержался следующий комментарий: «Подмышка – классическое место для поцелуев. Ее бритье может быть оправдано только жарким климатом и отсутствием водопровода». Затем следовал весьма любопытный совет, что подмышкой «вместо ладони можно заглушать крики партнера, когда он испытывает оргазм», наверное для того, чтобы партнер в полной мере оценил запах.

Неизвестно, сколько женщин отказалось от сбривания волос под мышками под влиянием этого совета, но автор «Радости секса», похоже, полагал, что в начале 70-х годов XX века уже сформировалась соответствующая тенденция. Он писал: «Новое поколение начинает осознавать, что волосы под мышками – это сексуально». Однако, судя по фотографиям в журналах и фильмам, на протяжении последующих десятилетий мир моды игнорировал это заявление. Когда одна знаменитая голливудская актриса подняла руку, чтобы поприветствовать толпу на премьере фильма, и продемонстрировала поросшую волосами подмышку, это стало горячей темой колонок светской жизни. Все сошлись во мнении, что нет ничего отвратительнее волосатых подмышек.

Несмотря на это, в последние годы XX века появился журнал под названием «Сохранение волос» и с подзаголовком «Единственный в мире журнал для любителей естественных, волосатых женщин». Правда, его авторы признавали, что им приходится вести неравный бой: «В 90-е годы женщины, решившие отказаться от бритья подмышек, подвергались насмешкам. Их считали лесбиянками, радикальными феминистками или последовательницами хиппи 60-х». Это неверно, настаивали авторы журнала, поскольку «с психологической и социальной точки зрения удаление с тела волос – это бунт против сексуальности». Волосы под мышками, по их мнению, «выполняют функцию антенн, посылающих сигналы приглашения к сексуальному контакту». Войдя в раж, они даже заявили, что, если взрослая женщина демонстрирует бритье подмышки, она символически предлагает себя как ребенка, поощряя тем самым извращенное отношение к сексу. Разумеется, это уже перебор, поскольку, следуя подобной логике, любого чисто выбритого взрослого мужчину можно обвинить в поощрении педофилии – ведь у маленьких мальчиков не растет борода.

Когда взрослые особи обоего пола удаляют волосы со своего тела, они выглядят чище и моложе, но сила их пахучих сигналов снижается. Поскольку современные взрослые, особенно в условиях города, часто оказываются в неестественной близости с другими взрослыми в абсолютно несексуальных ситуациях, у них имеются причины подавлять свои первобытные сексуальные призывы. Ввиду этого представляется весьма вероятным, что эпиляция всевозможных типов будет процветать и в дальнейшем, несмотря ни на какие направленные против нее социальные бунты. Данная тема станет актуальной только в том случае, если мы вернемся обратно в пещеры.

Перейдем к положениям рук. Их существует четыре: опущенные руки, поднятые руки, разведенные руки и вытянутые руки. Положение опущенные руки является нейтральным, и при нем мышцы «передних ног» максимально расслаблены и бездеятельны. При ходьбе мы слегка размахиваем руками, поддерживая равновесие, – если только мы не солдаты в парадном строю, выполняющие специальную команду – и это не стоит нам особых усилий. Руки нисколько не устают даже после длительной прогулки по пересеченной местности, когда у нас от напряжения болят мышцы ног. Усталость в них появляется только в том случае, если нам приходится совершать ими энергичные движения, помогая телу преодолевать препятствия.

Положение поднятые руки труднее всего сохранять в течение более или менее продолжительного времени. Обычно руки поднимают, радуясь победе. Этот жест очень любят политики и спортсмены. Так они приветствуют своих сторонников и болельщиков и обозначают свой высокий статус высоко поднятыми руками. В результате они становятся выше, внушительнее и заметнее – в те самые моменты, когда им это нужно. Однако они сохраняют это положение всего несколько секунд. Если бы они попытались стоять так на протяжении часов или хотя бы минут, им очень скоро пришлось бы нелегко.

Если это движение выполняется по команде бандита с пистолетом, оно имеет совершенно иное значение. Руки поднимаются в знак поражения, а не победы. В этих двух ситуациях положение рук слегка различается по наклону. В первом случае руки обычно держат вертикально или они слегка наклонены вперед. Под прицелом пистолета руки обычно согнуты в локтях и располагаются в вертикальной плоскости, а не наклонены вперед. Это второе положение должно демонстрировать, что расслабленные, безвольные руки находятся на максимально возможном расстоянии от тела, на котором может быть спрятано оружие.

Положение разведенные руки – это приветственный жест. Женщина, приветствующая старую подругу, которая находится на расстоянии нескольких шагов от нее, может широко развести руки в стороны и удерживать их в этом положении, пока не заключит товарку в объятия. Тот же самый жест делает цирковая артистка после выполнения сложного трюка. Она широко разводит руки, и публика тут же разражается овацией. Артистка словно хочет обнять зрителей, а те могут ответить ей со своих мест только аплодисментами, по своему происхождению
Страница 36 из 36

представляющими собой сильно видоизмененную форму «объятия вакуума», в которой ощущение объятия превратилось в звук символического объятия.

Положение вытянутые руки более многозначно. Оно может выражать отказ, если ладони выставлены вперед, агрессию, если они сжаты в кулаки, или мольбу, если они развернуты вверх, а также подавать множество других сигналов, смысл которых зависит от положения ладоней. Подобно разведенным рукам, оно тоже может быть жестом приглашения к объятию.

Существуют и специальные сигналы руками. К ним относятся различные формы махания, призыва и приветствия, каждая из которых имеет свой смысловой оттенок. Когда важная дама жестикулирует, стоя на балконе, движения ее рук видны с большого расстояния. Они выражают ее настроение. Королева величественно помахивает невысоко поднятой рукой – это довольно вялый жест пассивного могущества. Предводительница повстанческого движения сжимает поднятую руку в кулак – это знак активной революционной силы. Выброшенная вперед рука нацистского приветствия символизирует абсолютную преданность. Отдание воинской чести – согнутый локоть и ладонь у виска – представляет собой стилизованное выражение намерения поднять за козырек фуражку или снять каску, проявление миролюбия, призванное подавить сигнал враждебности, который может исходить от отдающего честь в силу его воинственной внешности. И так далее. Руки применяются всегда, когда нужно подать сигнал на большом расстоянии, не позволяющем использовать в этих целях пальцы и выражения лица. В этом смысле женские руки чрезвычайно выразительны.

При личном контакте руки часто становятся объектом действий несексуального характера. Помогая незнакомому старику перейти улицу, мы берем его под руку. Приглашая человека пройти через дверь, мы деликатно поддерживаем его за локоть. Желая привлечь внимание незнакомца, мы похлопываем его по руке. Если в какой бы то ни было ситуации мы прикоснемся к талии, груди или голове, наши действия вызовут подозрение. В этом отношении руки являются самой нейтральной частью тела, поскольку они не отягощены каким-либо особым интимным значением, как любая другая зона. Друзья могут гулять, держась за руки, независимо от половой принадлежности, но если во время такой прогулки произойдет любой другой телесный контакт, это будет сигналом близости особого рода.

На руки часто наносят татуировку, но наиболее распространенной формой их украшения является браслет. Женщины носили браслеты почти всегда, и существует гипотеза, в соответствии с которой этот обычай уходит корнями в их стремление подчеркнуть подобным образом тонкость и изящество своих рук, и тем самым свою половую принадлежность. Согласно другой гипотезе, браслеты служили символом кандалов и отражали подчиненное положение женщин по отношению к мужчинам.

13

Кисти

Женские кисти превосходят мужские в одном очень важном отношении – они более гибки. Они меньше мужских и не обладают такой силой, но проявляют значительно большую ловкость и сноровку при обращении с мелкими предметами.

Когда требуется произвести тонкую работу, ничто не может сравниться по эффективности с женскими пальцами. Приведем пример. Клавиши фортепьяно рассчитаны на мужские пальцы, что ставит пианисток в заведомо невыгодное положение. Именно поэтому среди великих пианистов мужчины составляют подавляющее большинство. Но если бы клавиатура фортепьяно была чуть меньше по ширине и в большей степени соответствовала размерам женских кистей, женщины благодаря большей гибкости пальцев легко переиграли бы мужчин. Скалолазы говорят, что женщины компенсируют недостаток силы рук гибкостью пальцев, и в результате представители обоего пола обладают равным потенциалом в данном виде спорта.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=23721005&lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.