Режим чтения
Скачать книгу

Господство мысли читать онлайн - Джеймс Дэшнер

Господство мысли

Джеймс Дэшнер

Доктрина смертности #2

Майклу шестнадцать, и он – один из самых успешных геймеров в виртнете – совершенной игровой паутине с сотнями тысяч локаций. Здесь возможно все: поохотиться на драконов в Средневековье, поучаствовать в Войне за независимость США, полетать на звездолетах, испытать самые невероятные ощущения! Но новый уровень, обещающий небывалый адреналин, – не для слабаков. И здесь происходит что-то странное…

Каин, разумный компьютерный вирус, поражает аватары игроков, не то убивая их, не то вселяя в их физические тела виртуальных шпионов.

Запертый в чужом теле Майкл пребывает в унынии. Друзья далеко, а Каин буквально дышит в затылок, требуя принять новые правила игры. И хуже всего то, что на размышления у Майкла есть только три дня, после чего чудовищная компьютерная программа обретет бессмертие…

Джеймс Дэшнер

Господство мысли

© James Dashner, 2014

Школа перевода В. Баканова, 2015

© Издание на русском языке AST Publishers, 2015

* * *

«Армии Дэшнера» посвящается.

Мы вместе

Глава 1

В чужом доме

1

Майкл больше не был собой.

Он лежал на чужой кровати, пялясь в потолок комнаты, где очутился всего день назад. Голова кружилась, тошнило; всю ночь Майкл спал плохо, урывками, видел кошмары. Прежняя жизнь разлетелась на части, рассудок сдавал. Само окружение – чужая комната, чужая кровать – беспощадно напоминало о том, что впереди – страшные чистые страницы. Страх жидким пламенем тек по венам.

А семья? С ними – что? Всякий раз при мысли о родных силы таяли еще быстрее.

Первые проблески рассвета – бледного и сумрачного – зловеще озарили занавески на окнах. Рядом с кроватью стоял гроб – жуткий, будто настоящий погребальный ящик, выкопанный из могилы. В голове возник пугающий образ: гнилое дерево дает трещину, и наружу вываливаются человеческие кости. Как теперь смотреть на вещи вокруг? Настоящие вещи. Да и что такое «настоящее»? У Майкла будто выбили почву из-под ног, лишили всех знаний о мире.

Мозг – теперь его мозг – не мог справиться с поступающей информацией.

Майкл чуть не рассмеялся.

Он ведь обзавелся настоящим человеческим мозгом меньше суток назад! Бездна в желудке увеличилась вдвое.

Неужели все это правда?

Прежняя жизнь – лишь творение искусственного интеллекта. Данные, нули и единицы. Программный код. Искусственное существование. Список эпитетов можно было бы продолжать до бесконечности, и каждый звучал бы ужасней другого. Майкла прежде на самом деле не было, и вот он вынырнул из виртнета в теле настоящего человека. Спасибо Доктрине смертности. Майкл жил, дышал в чужом теле, украв чужую жизнь. Стал чем-то, чего даже не понимал. Прежние представления о мире трещали по швам. Разваливались.

Верить в происходящее или нет? Вдруг он перешел на другой уровень «Бездны жизни»? Как проверить, что реально, а что – нет? Сомнения сводили с ума.

Майкл уткнулся лицом в подушку и заорал. Голова – не своя, непривычная – болела от обилия мыслей, каждая из которых лезла наверх, только бы ее думали. Только бы ее переварили и приняли. Человеком Майкл переживал боль точно так же, как и утилитой. От этого он еще больше путался. До вчерашнего дня Майкл и помыслить не мог, что он – лишь строка кода. Это просто не укладывалось даже… в искусственной голове. Майкл наконец рассмеялся, отчего голова разболелась сильнее. Неприятное чувство разлилось вниз по горлу, в груди.

Майкл снова закричал. Не помогло. Тогда он заставил себя сесть на краю кровати. Коснулся голыми ступнями холодного деревянного пола не своей квартиры. У него-то дома пол выстилал мягкий ворсистый ковер; в том доме было спокойнее, уютнее, безопаснее. А здесь – холодно, жестко. Хотелось поговорить с гувернанткой Хельгой. Хотелось к родителям.

Такие мысли грозили добить Майкла окончательно. Он старался не обращать на них внимания или запрятать поглубже, обратно в водоворот к тысячам других, однако они вновь поднимались наверх. Ждали, когда их обдумают.

Хельга. Мама и папа.

Если верить Каину, они не более реальны, чем тщательно прописанные ногти прежнего Майкла. Не более натуральны, чем его воспоминания. Он так и не узнает, что ему полагалось помнить согласно программе, а что он действительно пережил в коде «Бездны жизни». Сколько он вообще существует? Два месяца? три года? сто лет?

Он попытался вообразить, что ни Хельги, ни родителей вообще никогда не было, что они придуманы, написаны программой… Не получилось. Что-то тут не клеилось.

Боль, разливаясь в груди, сжала в стальных тисках сердце. Майкла охватило горе. Он рухнул на кровать и уткнулся лицом в подушку. Впервые заплакал, пролив настоящие слезы, которые ничуть не отличались от виртуальных.

2

Боль прошла быстрее, чем Майкл рассчитывал. Только он думал, что отчаяние поглотит его с головой, как оно отступило, дав передышку. Наверное, дело в слезах. Будучи утилитой, Майкл редко плакал. Последний раз, должно быть, в детстве. Сам про себя он говорил: я, мол, не из плаксивых. И зря: слезы помогли унять боль.

Майкл еще раз попытался встать с кровати, и теперь у него получилось. Взяв себя в руки, он вновь ступил на твердый холодный пол. Пришла пора наконец выяснить, кем же он стал. В доме он точно один – раз уж никто не прибежал на его крики.

Майкл прошелся по квартире, включая свет и убирая занавеси с окон, чтобы впустить утреннее солнце. Хотелось рассмотреть новый дом во всех мелочах и решить, стоит ли вообще называть его домом.

Город за окном был незнакомый, но это был город – хоть что-то привычное. Здания лепились к зданиям; по пересекающимся улицам текли реки машин. Люди спешили куда-то по делам, в тоскливом безоблачном небе висел смог.

Майкл приступил к поискам.

В спальнях он не нашел ничего необычного: одежда, мебель, изображения на стенных экранах. Перед самым большим, в хозяйской спальне, экраном Майкл остановился. На экране одно за другим появлялись фото отца, матери, сына и дочери. К новому обличию Майкл еще не привык, хоть и помнил его; было очень странно видеть свое новое тело в ситуациях, которые не находили отклика в душе. Семья на фоне окаймленной дубами реки, на рассвете; дети еще совсем юные, сын сидит на коленях у папы. Еще фото, поновее: в студии, на фоне серого в крапинку задника.

Имелись и другие снимки, в более непринужденной обстановке: мальчик на бейсбольном матче, в форме и с битой; девочка играет в серебристые кубики на полу, улыбается в камеру. Семья на пикнике. В бассейне. В ресторане.

Не выдержав, Майкл отвернулся. Было невыносимо смотреть на такую счастливую семью, тогда как он свою скорее всего утратил навсегда. Затем Майкл прошел в соседнюю, девчачью спальню: там на экране не застал ни одного семейного снимка, только изображения любимых музыкальных групп и кинозвезд, известных и Майклу по жизни в «Бездне». На столике возле оформленной во все оттенки розового кровати стояло распечатанное фото в рамке: мальчик и девочка улыбаются от уха до уха. Девочка, похоже, года на два старше братишки.

От одного взгляда на фотографию Майклу сделалось хуже. Он принялся рыскать по ящикам столов в поисках любых свидетельств, лишь бы понять, чей это дом, кто эти люди. Многого не нашел, разве что выяснил, что фамилия семьи – Портер, а
Страница 2 из 13

девочку зовут Эмилеа (странное какое-то написание).

Наконец, набравшись смелости, Майкл вошел в свою спальню: смятые простыни, гроб и холодный, жесткий пол. И там он обнаружил то, чего одновременно хотел и боялся отыскать: имя. Имя того, чье тело украл. Майкл прочел его на бумажной поздравительной открытке на комоде.

Джексон.

Джексон Портер.

Сама открытка пестрела нарисованными от руки причудливыми сердечками. (Ми-ми-ми да и только.) Некая Габриэла клялась Джексону в неувядающей любви и грозила ущербом его причиндалам, если он эту открытку хоть кому-то покажет (в конце, разумеется, смайлик). Внизу, рядом с поздравлением красовалось подсохшее пятнышко от слезы. Майкл виновато, словно заглянул куда не следовало, отбросил открытку.

Итак, Джексон Портер.

Не в силах удержаться, он вернулся в родительскую спальню и снова посмотрел на экран. Посмотрел совершенно другими глазами: теперь, узнав имя мальчика, чье тело он занял, Майкл на какое-то время забыл о себе. Он видел, как новое тело занимается чем-то: бегает, смеется, обливает из шланга сестру, ест… С виду такой счастливчик.

И вот его не стало.

У него украли жизнь, похитили у семьи и подружки.

Загубили человека, у которого было имя.

Джексон Портер. Как ни странно, Майкл не ощутил вины, ему лишь стало грустно. Он ведь не выбирал это тело, не сам в него вселился. Впрочем, отчаяние все равно накрыло Майкла с головой.

Оторвавшись от экрана, он продолжил обыскивать квартиру.

3

Майкл рыскал по ящикам и шкафам, пока наконец не понял: больше ничего значимого не найти. Похоже, здесь ответов нет. Пришла пора самого важного и самого страшного.

Выйти в сеть.

Накануне Майкл проверил входящие сообщения – так велел Каин. Сообщение было всего одно: в нем Каин рассказывал, что на самом деле случилось. Впрочем, Каин лишь временно пленил для своих целей виртуальное воплощение Джексона Портера, и теперь оно вновь стало доступно пользователю. Оставалось сжать серьгу и выяснить – может быть, даже против собственной воли – больше о новом теле.

Почему-то – совершенно непонятно почему – Майкл ощущал себя не в своей тарелке. Большую часть жизни он провел в сети, взламывая программы без малейшего угрызения совести. Однако на сей раз все было иначе: он не взломал и не переписывал код. Просто вошел в чужое тело – чужое человеческое тело, а красть еще и виртуальное «я»… это уж чересчур.

Впрочем, выбора нет, Джексон Портер ушел навсегда. Хочешь двигаться дальше – прими это как факт. А уж если Джексон Портер не исчез и есть шанс восстановить его в теле, то тем более надо нырнуть в сеть.

Отыскав кресло – самое обыкновенное, не то что мягкое, словно облако, чистое блаженство из прежней жизни, – Майкл сел у окна и опустил занавеси, чтобы чуть скрыть яркий свет. Глянул последний раз на кипящий суетный город: люди в нем даже не догадывались, что безумная компьютерная программа способна теперь красть их тела. Что в мире что-то пошло не так. Майклу даже стало завидно.

Он на мгновение закрыл глаза и, сделав глубокий вдох, сжал серьгу. Из нее выстрелил, пронзив темноту, тонкий луч света, и в паре футов перед Майклом в воздухе повис широкий голографический экран.

Все, как он и ожидал: виртуальная жизнь Джексона Портера восстановилась, Каин освободил ее. Экран в изобилии усеивали иконки: все, от социальных сетей и игр до школьной программы, стало доступным. Майклу, конечно, полегчало, однако что делать, он все равно не знал. Притвориться Джексоном Портером и бежать? Скрыться от Каина? Выйти на кого-нибудь из виртнет-тусовки? С чего начать? Так или иначе, оставаясь в неведении, Майкл и шага не сделает. Нужно много чего узнать. Желательно – до прихода остальных обитателей дома Портеров.

Вопрос: где родители Джексона, где сестра? Майкла посетило нехорошее предчувствие, что Каин и от них избавился, как избавился – если верить ему же – от семьи Майкла.

Наскоро – и безрезультатно – прошвырнувшись по социальным сетям, Майкл отыскал наконец почтовый ящик Джексона. Пролистал входящие сообщения: были там письма и от Габриэлы. Только за это утро она успела прислать целых три штуки. Майкл неохотно открыл самое недавнее.

«Джекс!

Эээ… Ты что, пошел в ванну, уснул там и башкой треснулся? Валяешься, поди, в луже мыльной воды и пускаешь слюни. Нет, ты, конечно, и тогда не перестанешь мне нравиться. Скучаю. Поторопись, что ли? Я пью вторую чашку кофе, а придурок за соседним столиком уже начинает ко мне клеиться. Он то ли носками торгует, то ли компаниями, то ли органами. Приди и спаси меня. Пожалуйста! Может, тебе еще поцелуй со вкусом кофе перепадет.

Спеши!

    Габриэла».

К письму прилагалось расплывчатое изображение – должно быть, селфи Габриэлы: смуглая кожа, черные волосы. Симпатичная. Надув губки, она вела пальцем по щеке, чертила дорожку от воображаемой слезы. Карие глаза скосила вниз в притворной грусти.

Скрепя сердце Майкл закрыл письмо и продолжил рыться в ящике.

4

Долго искать не пришлось.

Сразу несколько моментов прояснилось, стоило открыть письмо, которое утром прислал отец Джексона:

«Джекс!

Надеюсь, все путем, приятель? Ты, спорю, давно вылез из постели и уже у них. А? А??? У нас все хорошо, в Пуэрто-Рико просто рай. Очень, очень, очень – миллион раз «ОЧЕНЬ» – жаль, что ты с нами не поехал. Да, да, у тебя важное дело на этой неделе, и мы за тебя болеем.

Держи в курсе и аккуратнее с семейным счетом. Смотри, не выдай никому наших паролей! (Это от мамы.)

Увидимся через неделю. Отца Гэбби еще не выписали? Передавай привет. Мы по тебе жутко скучаем.

    Папа».

Выходит, когда родители и сестра Джексона Портера уехали на отдых, с ним все было хорошо. Он не лежал в коме, как те овощи, которых находили по всему миру после нападений Каина. Так, может, предыдущие случаи мозговой смерти геймеров – лишь пробные выпады? Может, в те разы Каин тестировал Доктрину смертности? Доводил ее до совершенства, прежде чем поселить Майкла в живое тело? Или же Майкл – вообще первый успешный случай подмены разума? Как ни крути, ситуация страшная. Если Каин прекратит похищать тела, то сообщество виртнета ослабит бдительность. А враг тем временем обрушит удар на реальный мир, выпустит в него армию утилит.

Впрочем, Майкла заботило совершенно иное: как быть с Джексоном Портером. Прочитав письмо от его папы, он понял: притворяться кем-то другим не выйдет. Ну не сможет он изображать из себя сына, брата; и уж тем более растеряется, когда заявится Габриэла и начнет шептать ему на ухо милую чепуху.

Что же делать?

Отключив экран, Майкл развалился в кресле. Нужно выбираться из дома; придумать для Джексона Портера убедительную легенду и оставить родителям записку. Да, это разобьет им сердце, зато они хотя бы будут думать, что сын еще жив. Можно даже иногда писать, поддерживать обман. Всяко лучше, чем сразу в лоб заявить о безумной программе, что стерла разум их сына и подменила его утилитой.

Как тогда быть с деньгами?..

В дверь громко постучали.

Майкл обернулся.

Бум! Бум! Бум!

Ну вот, опять. Как будто колотят молотом.

Выскочив из кресла, Майкл устремился по коридору и через кухню к входной двери. Стукнуть успели еще два раза.

Раздался треск, и коробка не выдержала – дверь рухнула внутрь. Майкл едва успел отскочить
Страница 3 из 13

и прикрыться руками.

В дверном проеме стояли двое: мужчины в джинсах и неопрятных фланелевых рубашках. В руках они и правда сжимали нечто вроде старинного тарана. Здоровенные, накачанные; один – брюнет, второй – блондин; оба не брились уже несколько дней. Лица напряженные, в глазах – искорка удивления.

Отбросив таран, они шагнули к Майклу.

Он попятился, попал в кухню и там, налетев на стойку, потерял равновесие, растянулся на полу. Неизвестные встали над ним, слегка усмехаясь.

– Дайте угадаю… – выдавил из себя Майкл, желая показаться – оказаться – храбрым. В «Бездне» он о смерти даже не задумывался, а теперь его в любой момент могли прикончить.

Неизвестные озадаченно переглянулись, и Майкл продолжил:

– Ладно, лучше спрошу: вы кто?

Качки одновременно обернулись к нему.

– Нас прислал Каин, – ответил брюнет. – За последние два дня многое изменилось. Нам велено… призвать тебя на встречу. У Каина на тебя большие виды, сынок.

Сердце ушло в пятки. Майкл рассчитывал, что времени будет больше. В голове бурлила уйма вопросов, но вслух он произнес совершенную глупость:

– Можно же было постучать.

Глава 2

Большой ужасный мир

1

Майклу помогли встать, и блондин даже отряхнул его. Однако неизвестные продолжали хранить молчание, и ситуация начинала казаться до жути абсурдной.

– Ну и, – произнес наконец Майкл, – вы говорить собираетесь, нет? Может, хоть назоветесь?

Он внезапно ощутил себя очень смелым, как будто вместе с пылью с него смахнули страх.

Брюнет выпрямился и, скрестив руки на груди, тупо произнес:

– Меня зовут Кинто. – Кивнул на приятеля и добавил: – Это Дуглас. Нам показалось, что ты все еще в гробу, проходишь процедуру замещения.

– Похоже, нас… неверно проинформировали, – мрачно буркнул Дуглас.

– Ага, – согласился Кинто. – Похоже на то.

Наконец, хоть какая-то информация. Значит, эти двое знают и про Каина, и про Доктрину.

– Выходит, и Каин обрел смертное тело? Сколько еще утилит прошло на эту сторону?

Не успел он договорить, как Кинто жестом попросил его молчать.

– Хватит трепаться, – произнес он. – Если тебе что и положено знать, Каин сам сообщит.

– Тебя несказанно одарили, – продолжил Дуглас. – Дали жизнь. Будь благодарен и делай, что велят.

– А я что, против, что ли? – спокойно ответил Майкл, хотя внутри у него бушевал настоящий шторм: гром и молнии, ураган, дожди и снег. Уж больно часто его в последнее время похищают и куда-то уводят. Довольно! Майкл отправится с парочкой амбалов, но попытается бежать от них, едва представится шанс. Ну, или дождется знака, что делать дальше.

– Не против? – удивленный простым ответом, переспросил Дуглас.

– Да, не против. – Майкл судорожно сглотнул. Он решил пока держать язык за зубами и не острить.

– Тогда пошли, – указал на дверь Кинто. – Надеюсь, излишне предупреждать, чтобы ты не дергался? Дуглас идет впереди, потом – ты, а следом – я. Спокойно, без резких движений.

– Это как два байта переслать, – сурово, и при этом не забыв улыбнуться, добавил Дуглас. – Ты идешь за мной, Кинто за тобой, и все мечты твои сбудутся.

Не дожидаясь ответа, он вышел в коридор. Майкл – следом, а за ним – Кинто. Миновав развороченный дверной проем, они пошли по тихому дому.

Майкл с грустью вспомнил, как когда-то мечтал попасть в «Бездну жизни». Оказалось, он всю жизнь там и провел и вот где очутился в итоге. Ирония судьбы, или же шутка с глубоким смыслом. Майклу, впрочем, было не до философии. Он ощущал поражение.

2

Майкла повели к лифту, потом из дома, и дальше – по запруженным людьми улицам – к метро. В вагоне, зажатый между двух конвоиров, Майкл думал о Джексоне Портере. О семье. Даже о подружке, о Габриэле.

Что стало с сознанием парня по имени Джексон Портер? Неужели его стерли? Или же хранят где-то? Если уж Майкла загрузили в голову Джексона, то разве того не могли выгрузить и записать на носитель?

При мысли о том, как родные Джексона нежатся на солнышке в Пуэрто-Рико, не ведая о судьбе сына и брата, Майкла охватило чувство вины. Он хоть и не по своей воле, но забрал чужую жизнь. Если бы только можно было как-то возместить родным Джексона утрату…

Покинув квартиру Портеров, провожатые Майкла не произнесли ни слова. Если, конечно, не считать мычания и пыхтения – как указания свернуть в нужном месте туда-то или туда-то.

Состав метро остановился на очередной станции, и внутрь, точно скот в загон, хлынули пассажиры. Были среди них и те, кто улыбался, просил прощения, налетев на соседа. Впрочем, таких попадалось немного. В вагон едва успела запрыгнуть женщина: дверцами защемило уголок ее сумочки.

Мозг Майкла будто включился, заработал. Мысли завертелись в голове, набирая обороты. Что ему делать? У него в этом мире ни знакомых, ни дома, ни денег, ни новой одежды. Начинать не с чего. Или расслабиться и следовать за конвоирами к месту сбора? Узнать, чего хочет Каин? Ответы узнать хотелось, но хватит ли выдержки войти в ловушку?

Больше всего Майкл тосковал по семье и друзьям. Ну не могли они быть выдумкой, симуляцией! Не могли, и точка.

Поезд несся сквозь тьму тоннеля, разрывая мрак светом огней. Пассажиры кто читал, кто подремывал, кто пялился в пустоту. Туповато-пустое выражение на лицах сохраняли и Кинто с Дугласом.

А если вчера вечером агент Вебер из СБВ сказала правду, и Майкл не один? Где-то там, в большом ужасном мире у него есть друзья? Два друга, лучше которых не сыщешь. Они-то не утилиты, они живые люди. Так сказала Вебер.

Брайсон и Сара.

3

Майкл вдруг испугался: что скажут друзья? Что подумают о нем? Ведь он – утилита! Вдруг это все переменит? Вдруг они побегут от него? от чудовища, что заняло чужое тело? украло жизнь человека?

Да ну, бред! Разве друзья, если что, не поймут?

Конечно, поймут. Еще как.

Вагон раскачивался и скрипел. Люди ехали, уставившись в пол. Огни мигали, тускнели и вспыхивали вновь. Конвоиры так и не произнесли ни слова.

Нет, нельзя идти с ними. Да, Майклу нужны ответы. Да, он хочет докопаться до истины и узнать, как противостоять Каину, но только не так. Не под конвоем двух верзил-утилит.

Надо срочно добраться до Брайсона с Сарой. Слава небесам, что дверцы прищемили сумочку женщине, чуть не опоздавшей на поезд. В голове у Майкла родилась мысль.

Надо только успокоиться.

Майкл застыл, точно восковая фигура, и стал ждать. Наконец состав остановился на станции, и пассажиры волной хлынули наружу, врубаясь во встречный поток людей. Майкл спокойно следил, как вошедшие рассаживаются по местам, становятся у поручней. Потом раздался громкий сигнал, и двери стали закрываться.

Майкл пулей сорвался с места, бросился к дверям, расталкивая на ходу пассажиров. Споткнулся, восстановил равновесие и нырнул в исчезающий проем между створок. Тело успело пройти, а вот ногу защемило. Рухнув на пол, Майкл перевернулся. Конвоиры стояли вплотную к дверям, по ту сторону; их спокойствие напугало даже больше, чем если бы у них вдруг выросли крылья и клыки.

Дуглас с неожиданной силой потянул Майкла за ногу, а Кинто попытался разжать двери – створки не поддались. Раздался гудок, и механический голос потребовал:

– Пожалуйста, уберите посторонние предметы из дверного проема.

Стиснув зубы, Майкл уперся одной ногой в стенку вагона и
Страница 4 из 13

попытался высвободить вторую. Дуглас держал его крепко, больно вывернув стопу. Тогда Майкл закричал и потянул еще сильнее. В вагоне взвизгнула женщина, заглушив голос диктора. Посторонним стало ясно, что Дуглас отнюдь не спешит помогать Майклу.

Состав тронулся.

Майкла потащило по платформе, на которой даже не за что было ухватиться. Зазвучал второй сигнал тревоги, больше похожий на грохот. Нога горела от боли; икру зажало, будто в клещах, а Дуглас продолжал выворачивать стопу. До пассажиров дошло наконец, что происходит: раздались крики; кто-то врезал Дугласу по морде; никакого эффекта. Майкл будто покинул тело и наблюдал за происходящим со стороны.

Стопу вдруг перестали крутить – Майкла теперь выталкивали из вагона. Кинто схватился с дородным дядькой, и оба упали на пол. Дуглас поспешил на помощь приятелю. Тогда Майкл снова уперся свободной ногой в стенку вагона. Сирена ревела просто оглушительно. Тем временем на платформу выбежали двое в форме, они кричали что-то неразборчивое, а люди в вагоне указывали им на Майкла.

Наконец нога выскользнула, и дверцы захлопнулись.

Майкл, потирая саднящие икру и лодыжку, смотрел, как состав покидает станцию; сирена умолкла, вновь зазвучали привычные скрежет и грохот. В грязное, залапанное окно последнего вагона на Майкла, не обращая внимания на творящийся за спиной хаос, смотрел Дуглас.

Лицо его перекосило от гнева.

Глава 3

Удар под дых

1

Майкл откатился в сторону. Скрежет и грохот наконец смолкли, состав скрылся во тьме тоннеля. Пока Майкл растирал ногу, двое служащих метро помогли ему подняться. Он поблагодарил их и бережно перенес вес на пострадавшую ногу.

Пожурив немного опрометчивого юношу и предупредив: мол, больше так не делай, – служащие ушли. Даже не заметили, что этот самый опрометчивый юноша бежал от похитителей, и что двое верзил с каменными рожами чуть не втащили его обратно в вагон. Ну и ладно, ни к чему Майклу лишнее внимание. Отряхнувшись, он походил немного по платформе: нога болела, но серьезно не пострадала. Тогда Майкл выбежал на поверхность, в город.

На улице осмотрелся: всюду люди, всюду машины; громкие голоса, обрывки фраз, смех. Мимо пролетела патрульная машина. Солнце светило так ярко, что городской пейзаж казался рекой размытых в движении красок. Майкла еще немного трясло после побега. Требовалось время, чтобы прийти в себя.

Он присел на скамейку – и не только из-за боли в ноге. Стремительно развивающиеся события не просто вскружили голову, они заодно дали подсказку: ответы у Каина есть, но держаться от него надо подальше. Нельзя доверять этой утилите.

Майкл упер локти в колени и уронил голову на руки. Чтобы найти Брайсона и Сару – чтобы просто разжиться едой! – ему кое-что потребуется.

Деньги.

В деньгах Майкл нуждался отчаянно.

В желудке громко заурчало от голода, и Майкл чуть не рассмеялся. Поразительно, как прошлая – «поддельная» – жизнь напоминала эту, реальную. Тут либо иди побирайся, либо ройся на помойке – а не хочешь, так поспеши наполнить кошелек электронной валютой. Вот только у Майкла здесь не было кошелька. В этом мире Майкла вообще не существовало.

Зато существовал Джексон Портер, родители которого обо всем позаботились перед отъездом в Пуэрто-Рико.

Майкл вновь ощутил укол совести, потом напомнил себе, что виноват в подмене не он, а Каин. Правда, легче не стало. Теперь, когда в этом мире он занял место Джексона, семья Портеров уже не будет прежней. Может, обмануть их, соврать, что сын их жив и здоров, просто отправился повидать мир? Родные Джексона – не говоря уж о Габриэле – расстроятся, но не так, как если узнают правду.

Пока ему ничто не грозит, и деньги можно брать с семейного счета. Зато когда Портеры вернутся из отпуска и не застанут сына дома… Ладно, всему свое время. Найти бы уголок поукромнее и потемнее – чтобы четко видеть голографический экран – и забуриться в сеть.

Отыскав более-менее чистый переулок на видном месте – чтобы прохожие, если что, спугнули шпану, – Майкл уселся на асфальт и приступил к работе. Сдавил серьгу в мочке уха, и перед ним в воздухе повис светящийся зеленым экран с аккаунтом Джексона Портера.

Майкла внезапно пронзил ледяной страх: вдруг в этом мире его способности хакера не работают? Вдруг они – всего лишь часть кода утилиты под названием Майкл?

Едва сдерживая панику, он попробовал поработать с голоформой и понял: страхи совершенно безосновательны.

Пальцы порхали над клавиатурой, и мозг работал как заведенный. Майкл все глубже нырял в сеть, собирая данные о Джексоне и его родных; искал шифры и файлы, о которых прежде слышал или которыми пользовался прежде: программы для взлома паролей, создания фальшивых личностей, тайные ресурсы, посвященные работе банков и их безопасности. Вскоре была готова совершенно новая личность по имени Майкл Питерсон, первый раз вошедшая в сеть.

Да, Каин знает имя Майкл, но не такое уж оно и редкое: Майклов в мире тысячи. Сотни тысяч. Майкл не мог так запросто отказаться от прежнего имени – больше у него от прошлой жизни ничего не осталось. И потом, Каин почти наверняка ждет, что Майкл назовется кем-то другим.

К счастью, от нехватки денег Портеры не страдали, и Майкл инициировал процедуру перевода средств со счета на счет. При этом он постарался замести все следы, будто Джексон – образцовый сын – сам и взял родительские денежки.

Все шло как по маслу и даже быстрее, чем рассчитывал Майкл, но тут случился глюк. Экран пересекла косая полоса синего света. Хотя длилось это с полсекунды, Майкл безошибочно понял: кто-то пытается взломать его систему. Сердце ушло в пятки.

Полоса еще раз перечеркнула экран. На сей раз она была ярче. Потом сверкнула третья.

Руки так и замелькали над клавиатурой, мозг работал автоматически, на чистых рефлексах: Майкл наскоро выстраивал файрволлы и шифровал свои – то есть Джексона – сигналы, создавая другие программы, чтобы заблокировать взломщика. Впрочем, судя по ответной реакции, противник попался неслабый.

Сам Каин.

2

Больше Майкл не мог его сдерживать. Кинто и Дуглас, должно быть, сообщили наверх о том, что Майкл удрал из-под конвоя. Каин точно не обрадовался.

Майкл лихорадочно пытался завершить работу, прежде чем выгрузиться из системы, закрыть аккаунт новой личности, чтобы войти в него позже; обрубить концы, чтобы Каин не сумел потом до нее дотянуться. Следовало перевести средства, обезопасить их, так чтобы можно было потом воспользоваться деньгами из любой другой точки доступа, и заодно черкнуть пару строк Портерам.

Правда, было еще одно дело, куда важней упомянутых.

Майкл искал Брайсона и Сару, хотя бы одного из них. Стремился выяснить – пускай приблизительно, – где они живут. Аккаунт Джексона взломали, так что в следующий раз в сети Майкл объявится не скоро.

На экране появилась – и надолго осталась – широкая полоса голубого света. Замелькали символы, цифры. Каин перешел от попыток взлома к откровенному саботажу. Работал в полную силу. Символы на экране Майкл узнал – помнил по собственному опыту хакерства. Он застрочил пальцами по виртуальной клавиатуре, сдерживая натиск врага.

Неуверенный, что сумеет повторить защитный маневр, Майкл полностью доверился чутью и рефлексам. Искал и
Страница 5 из 13

рыскал по сети, копался в архивах «Бездны жизни», игры, которая некогда так много значила для него: данные по геймерам, рекорды, даты, протоколы событий. В голове вдруг вспыхнул образ девушки Тани, что убилась, сиганув с моста Золотые Ворота. Майкл тогда был еще утилитой, которая загружалась в «Бездну» из другой игры, но Брайсон-то с Сарой настоящие – по крайней мере так сказала агент Вебер, – и в «Бездне» должна быть хоть какая-то информация об их реальных сущностях. Майкл стремился ее найти, пока Каин не стер аккаунт бедняги Джексона.

Экран трижды перечеркнули полосы белого света, стирая тропки, которыми Майкл продирался сквозь код. Вновь на мониторе замелькали, закрыв собой картинку, символы и цифры. Майкл в отчаянной попытке закончить работу стер их, применив нелегальную технологию кодировки. Снова нырнул в море информации, до рези в глазах всматриваясь в потоки данных.

На лбу и висках выступили градины пота. Соленые ручейки скатывались по спине. Код «Бездны жизни» был сложный и хорошо защищенный, но Майкл знал свое дело, он ведь и сам когда-то принадлежал миру кодов. Он тщательно искал малейшие крохи личных данных о друзьях. Такая информация в сети священна. Неприкосновенна.

Майкл буквально физически чувствовал, как Каин рушит систему Джексона. Давление чуть не пригибало Майкла к земле, однако он продолжал плыть в море символов, искать.

Ага! Данные игрока, очки опыта и рекорды. Файл – будто разложенное на кровати белье. Все выглядело знакомым и отвечало заданным параметрам поиска. Строки кода ясно говорили: Майкл подобрался к геймеру вплотную.

Нашел Сару.

Давление усилилось. Символы на экране плясали и пульсировали в такт беззвучному барабанном бою. Ничего подобного Майкл прежде не видел. В верхнем правом углу стало набухать, словно шишка, пятно света. Майкл отыскал наконец файл с указанием местоположения и скопировал его в память. Сара. Наконец он ее отыскал. Она и впрямь настоящая, живая. Она человек. В груди разлилось теплое чувство облегчения, близкого к счастью.

А потом все обрушилось.

Экран заполнили вспышки яркого света. Майкл машинально сжал серьгу – не помогло. Экран никуда не делся, только резкость пропала, границы размылись. Цифры и символы по-прежнему кружили в сумасшедшем вихре, практически невидимые из-за вспышек. Громко загудело, и Майкл, желая отстраниться от экрана, ударился затылком в стену. Его систему атаковали безжалостно и в полную силу.

Экран полыхнул последний раз ослепительным светом. Майкл зажмурился и отвернулся. Перед глазами плясали цветные «зайчики». Потом гудение прервалось, сменившись шумом дорожного движения, шелестом ветра и мусора в переулке.

Открыв глаза, Майкл обернулся. Ничего хорошего его не ждало: экран по-прежнему висел перед ним, а на черном фоне светились белые слова:

«ЛУЧШЕ БЫ ТЫ МЕНЯ ПОСЛУШАЛ, МАЙКЛ. НАМ ДРУГ БЕЗ ДРУГА НИКАК».

Он успел трижды перечитать послание, а после оно исчезло. Черный экран погас – даже серьгу сжимать не пришлось. Да и не было в том особого толка: она почти наверняка перестала работать.

Глава 4

Размытые цвета

1

В животе крутило от голода, однако усталость взяла свое. Майклу плевать было, что асфальт твердый и грязный. Он просто упал на бок, положив голову на руки и поджав ноги. Закрыл глаза и, убаюканный шумом города, уснул.

2

Проснулся уже в темноте.

Все это время он проспал в одной позе. Открыв глаза, потянулся: мышцы заныли, суставы защелкали. Майкл медленно сел и выпрямился, чувствуя себя древним стариком. Потом вспомнил об атаке Каина, и сердце опустилось. Следом напомнил о себе голод – словно когтями впился в желудок изнутри.

Нужно срочно подкрепиться.

Продавец в кофейне сильно удивился, когда Майкл заказал три разных сэндвича и два пакетика чипсов. Заведение ему понравилось; заняв свободную кабинку, Майкл набросился на еду. Жуя и глотая, он тупо смотрел в окно на город и думал о персональных данных Сары. Она жила совсем не близко, в сотнях миль от него. По непонятной причине – ведь с домом Портеров его ничего не связывало – Майкл ощутил тоску. Не хотелось пускаться в такое дальнее путешествие.

Он вообще не был к чему-то привязан. Его ничто не держало: казалось бы, езжай куда хочешь.

Второй сэндвич Майкл не осилил. Как говаривал его папа – ненастоящий, написанный программой отец, – глаза оказались голоднее желудка. Мышцы все еще болели, когда Майкл вышел из кофейни. Последний сэндвич и пакетик чипсов он отдал бездомной женщине. Ему даже стало завидно: у нее-то был родной мир, а его самого дома лишили.

Прежде чем уехать из города, предстояло решить несколько дел. Майкл уже начал составлять в уме список, когда его окликнули:

– Джекс!

Кричала девушка. Майкл обернулся машинально, просто из любопытства, однако, увидев ее – смуглую, темноглазую, – моментально узнал. Габриэла. Он вспомнил ее лицо, пусть даже видел единственный раз на размытом фото.

Майкл поморщился и выругался вполголоса, затем быстро пошел прочь. Он не знал, что делать.

Габриэла, впрочем, нагнала его и развернула к себе. Майкл побледнел.

– Да что с тобой? – со смесью гнева и смущения на лице спросила девушка. – Джекс. Выглядишь как… зомби. Быстро говори, что случилось! От тебя два дня ни слуху ни духу!

Майкл раскрыл рот, немо шевеля губами. Он не знал, что ответить.

Габриэла отпустила его и попятилась. В глазах ее читалась обида.

– Когда твоих родителей не было дома, мы с тобой так оттянулись… Это было здорово, словами не сказать, как круто. А теперь – что? В лом на сообщение ответить? Позвонить мне? Что… – Она вдруг нахмурилась и посмотрела на Майкла очень серьезным взглядом. – Джекс, говори: в чем дело? Что-то произошло?

– Э… Послушай… м-м… Габриэла… – С каждым его словом Габриэла смущалась все больше. Если прежде Майкл сомневался, то теперь понял окончательно: изображать Джексона Портера не выйдет. – Послушай, все изменилось. И за миллион лет не объяснить. Прости, мне жаль. Пока.

Майкл сорвался с места и побежал, проталкиваясь через толпу пешеходов. Он бежал и бежал, без оглядки, боясь обернуться и увидеть, что Габриэла его преследует. Наконец в переулке остановился. Габриэла не помчалась следом. Должно быть, так сильно поразил ее ответ Майкла. Она даже не окликнула его.

Майкл остался один.

Жадно хватая ртом воздух, спрятался в укромном уголке. Жаль бедную девочку, Майкл ведь ее даже не знал, а причинил, наверное, сильную боль.

Зато Сару… Сару он знал.

И собирался ее найти.

3

Двадцать часов спустя Майкл уже ехал на поезде – настоящем поезде, обтекаемом «Буллет-Стриме», который шел под двести километров в час. В виртуальной жизни он ни разу не катался на таком виде транспорта, и новый опыт навел на неожиданную мысль: он ведь ни разу никуда не ездил с семьей! И как он раньше об этом не думал?! Просто это его никогда не смущало. Он жил своей жизнью, и все: работаешь или учишься, ждешь с нетерпением, когда можно будет снова лечь в гроб и оставить позади реальный мир.

В некотором – пускай и надуманном – смысле Майкл даже чувствовал себя оскорбленным: им прежде манипулировали. Хотя это ли не жизнь программы – когда вся твоя жизнь заранее запрограммирована? И все равно, так – несправедливо. Теперь Майкл
Страница 6 из 13

стал свободным живым человеком. Он сам не заметил, как постепенно начал осваиваться в новом теле, подстраивать его под себя. Сколько займет этот процесс – неизвестно. Майкл лишь чувствовал, как отступили страх и неуверенность, ведь когда ты утилита, век твой короток. На смену пришло высокомерие, которое совсем не понравилось Майклу. Он не понимал, с чего ему заноситься.

Плюс он не мог забыть Габриэлу. Он что-то испытывал к ней, как будто чувства и правда поселились в сердце, принадлежащем – как ни крути – Джексону Портеру.

Может, его просто мучила совесть, ведь он буквально отшил бедную девочку?

Тяжело вздохнув, Майкл прислонился к окну и стал смотреть на проносящийся мимо пейзаж: размытые здания, фермы, леса… Море домов и жилых комплексов превратилось в поток размытых красок.

День выдался долгий. Сбежав от Габриэлы, Майкл снова забился в какой-то темный переулок и уснул прямо на земле. Выспался он, впрочем, куда лучше, чем смел надеяться. Встал, обуреваемый приятным возбуждением: пора было приниматься за поиски Сары. А перед тем – переделать кучу других дел.

Сперва Майкл чиркнул записку родным Джексона Портера и оставил ее дома; не придумав ничего лучше, избрал старый добрый способ – написал послание от руки, на бумаге. Надо надеяться, что за домом больше никто не следит и что почерк Джексона не изменился. Записка была короткой, чтобы ненароком не сболтнуть лишнего: так, мол, и так, папа и мама, я уехал туда-то, хочу повидать то-то. Простите, что снял со счета такие деньжищи; не скучайте, скоро вернусь.

Да нет, глупость, конечно же, родители немедленно обратятся в полицию. Неважно, что он там написал: увидев выбитую дверь, они невесть что себе навоображают. Зато хотя бы будут знать, что сын жив.

Когда Майкл добавлял в конце письма приписку типа «люблю вас», в горле встал ком. Он будто прощался с родителями из «Бездны жизни». С теми, кто все же оставались для него родными. Любимыми. Кого он больше никогда не увидит.

Приняв душ и поев, Майкл отыскал в шкафу у Джексона чемодан. Собрал его и, уходя, постоял немного на пороге дома, который домом ему не был. Что делать с дверью, Майкл не знал, поэтому просто поставил ее к стене на попа. То-то Портеры удивятся…

Нахлынула грусть… Странно, с чего ему-то печалиться?

С этими мыслями он ушел.

И первым делом направился в ближайшее отделение банка – убедиться, сработали ли вчерашние махинации с деньгами. Проверил счет некоего Майкла Питерсона… и облегченно вздохнул: на нем лежала кругленькая сумма. Затем отправился в салон компьютерных и сетевых принадлежностей. Удалил старую сгоревшую серьгу; купил и вживил новую, самую лучшую. Потом заказал билет на поезд и номер в отеле в городе недалеко от того, где жила Сара. И вот он уже мчался к ней, к одному из ближайших друзей. Когда он видел ее последний раз, она сгорела под струей магмы. Оставалось надеяться, что в жизни Сара не пострадала.

Наконец Майкл устал от созерцания пейзажа за окном, его слегка мутило. Отвернувшись, он принялся разглядывать остальных пассажиров в вагоне. Кресла вращались свободно, так что люди объединялись в группы и о чем-то болтали. В пяти рядах от себя Майкл заметил женщину; взгляды их встретились, а потом она быстро – даже чересчур быстро – опустила глаза, уткнувшись в экран голоформы.

Это была дама лет шестидесяти, с проседью в волосах, слегка полноватая, одетая в блузку и юбку; ноги она чопорно скрестила в районе лодыжек.

Она совершенно точно следила за Майклом, пока тот пялился в окно.

Майкла пробрал озноб.

4

Каждые несколько секунд он поглядывал на странную женщину, ожидая, что она вновь посмотрит на него. Однако женщина продолжала сидеть, уткнувшись в экран, как будто ни за кем не следила. В конце концов любой нормальный человек, если на него пристально посмотреть, не устоит и обернется. Причин у старушки смотреть на Майкла могло быть множество, но на ум приходила одна: Каин.

Вдруг он отправил за Майклом шпионов, соглядатаев? Вдруг эта утилита и впрямь такая всемогущая и всеведущая? В прежней жизни Майкл преуспел в умении маскировки и на сей раз потрудился на славу, скрывая следы и поступки.

Нет, это точно Каин. Он превосходит Майкла во всем. Черт, это ведь он придумал, как поместить утилиту в мозг человека! Так может, он сам уже прошел процедуру подселения?

Каин вполне мог сидеть где-то рядом, в теле какого-нибудь незнакомца… Так, все, хватит! Если Майкл – просто морская свинка в этом бесчеловечном эксперименте, то Каину придется подождать, пока не станут ясны все результаты. Он не подселится в мозг человека, не станет рисковать. И какой ему смысл вселяться в смертное тело? В виде строк кода он теоретически может жить вечно, тогда как во плоти ежедневно рискует умереть и пропасть. Какова его конечная цель?

Перед глазами поплыло, и Майкл мотнул головой. Снова взглянул на старушку – и на сей раз она смотрела прямо на него.

Майкл вздрогнул, но взгляда не отвел. Не думала отворачиваться и старушка. Бабушка и подросток смотрели друг другу в глаза, будто состязаясь, кто первым не выдержит. Ее лицо под толстым слоем макияжа оставалось совершенно пустым: ни радости, ни злобы, ни враждебности. Старушка просто смотрела на Майкла, Майкл – на нее.

Наконец эта странная бабка отвернулась, отключила экран и, достав из-под сиденья вещи, спокойно направилась по проходу в противоположную от Майкла сторону, ни разу не обернувшись. Майкла охватила паника; надо было срочно разузнать, что это за женщина, кто она. А шанс выяснить уходил вместе с ней.

Майкл встал и последовал за старушкой.

5

По пути приходилось то и дело останавливаться, пропускать других пассажиров. Старушка тем временем все шла и шла, не оборачиваясь, не глядя на Майкла даже краем глаза. Тогда он ускорил шаг и чуть не сбил с ног старичка, который пробормотал нечто вроде «молодежь уже не та».

Майкл по дороге успел разозлить еще нескольких пассажиров, но ему было не до этикета. Он спешил. Сердце колотилось в груди, словно подгоняя его. Надо, надо срочно выяснить, что это за старушка такая.

Бабка тем временем скрылась в тамбуре. Стоило подойти к двери, как та распахнулась, и навстречу Майклу выплыли три дамочки: они обсуждали новое сетешоу. Яркая помада, пышные прически… Майкл чуть не отпихнул их в сторону. Наконец, протиснувшись мимо, он увидел подозрительную старушку в конце следующего вагона. Навстречу ему почти никто не шел, и Майкл ускорил шаг, чуть не побежал, будто за ним кто гнался. Проводник нерешительно окликнул его, однако Майкл не обратил внимания.

Пробежал в другой вагон – старушка, прибавив ходу, успела пройти его только наполовину. Отлично, значит, получится догнать. Майкл возьмет ее за руку и вежливо, но требовательно поинтересуется, в чем, собственно, дело, с какой стати эта дама за ним следит.

Однако перед самой дверью тамбура она остановилась и резко обернулась. Совершенно спокойная – невероятно, после такой пробежки! – посмотрела на Майкла. Тот замер, словно на стену налетел. Старушка подняла бледную ладонь и оттопырила три пальца.

С постной миной она потрясла рукой, будто давая понять Майклу, что число «три» для него что-то да значит и значит немало.

Затем она резко развернулась и скрылась за
Страница 7 из 13

дверью.

Три?

Три чего?

Майкл пошел следом.

6

Вагон оказался не пассажирский, а служебный: два аварийных выхода, аптечки первой помощи, огнетушители и металлические стеллажи с пледами вдоль стен. Бабка стояла посреди вагона, спиной к Майклу, опустив голову, словно рассматривала что-то у себя под ногами. Майкл вдруг вспомнил зомби из любимой хоррор-игры «Ненасытные немертвые». Того и гляди, старушка обернется и побредет к нему, голодная, вся в крови. Однако она не двигалась. По спине Майкла побежали мурашки.

Он откашлялся, боясь признать себе, что боится этой женщины.

– Вы кто такая? – Слава богу, хоть голос не дрожит.

Женщина не шевельнулась, не ответила.

– Вы что, следите за мной? Зачем показали…

Он не успел договорить – старушка снова подняла руку, оттопырив три пальца, высоко, будто школьник за партой. Рука дрожала от напряжения.

Майкл смотрел на женщину, на три пальца.

– Что значит число «три»? – уже не так уверенно спросил он. – Кто вы?

Женщина очень медленно – будто побег от Майкла отнял все силы – обернулась. Руки так и не опустила; голову подняла, только лишь полностью обернувшись к Майклу.

– Просто скажите, в чем дело? – устав от загадок, попросил Майкл.

– Три, – едва слышно прошептала бабка. – Я одна из вас. Три.

– Чего три? – взвыл Майкл. – Вы тоже были утилитой? Может, присядем и поговорим? Не уходите…

– У тебя три дня, – чуть громче ответила женщина.

– На что три дня?

– Передумать.

Майкл хотел уже спросить о Каине, но старушка его опередила:

– Каин больше не служит своему автору. Кое-что изменилось, планы теперь иные. Каину нужна твоя помощь, а тебе – его. Он очень… не любит, когда ему не подчиняются.

У нее на лице появилась улыбка.

Тем временем в вагон через окна в дверях тамбуров заглядывали другие пассажиры.

Майкл молчал.

Женщина перестала улыбаться и опустила руку. Взгляд ее остекленел. Она побрела к одному из аварийных выходов. Что затеяла? Неужели?.. Майкла сильно тряхнуло, и он только тогда ощутил, как быстро несется поезд.

Старушка тем временем резко потянула за красную ручку; дверь распахнулась, ударившись о внешнюю обшивку вагона; раздался хлопок – внутрь ворвался воздух. Упругий поток опрокинул Майкла на пол. В проем было видно, как мелькают мимо зеленые и бурые пятна: поезд мчался через лес. Ветер трепал одежду старушки.

Вот она шагнула через порог и исчезла из виду. Даже не вскрикнула.

Глава 5

Погром на кухне

1

Зазвучал сигнал тревоги, заскрежетали тормоза. Поезд остановился. Майкл, впрочем, не спешил выпускать полку стеллажа, он держался за нее железной хваткой и дрожал. Кровь с сумасшедшей скоростью летела по венам.

Похоже, он так и не привык к тому, что стал человеком. Все переживалось куда острее. Живее. Страхи сделались глубже. Ничего подобного в виртуальной жизни он не испытывал.

Прибежали проводники и служба безопасности, стали расспрашивать Майкла, помогли успокоиться. Сначала он думал, что его обвинят в убийстве старушки, но запись показала: старуха спрыгнула по собственной воле. Майкла спросили, зачем она подняла руку, что говорила ему, и зачем он вообще гонялся за ней. Майкл на это ответил, что отправился за старушкой из чистого любопытства. (Что, в общем-то, было недалеко от истины.) Наконец его отпустили, и Майкл вернулся на место. Ситуация показалось службе безопасности донельзя простой: чокнутая бабка совершила самоубийство.

Майкл все еще дрожал. Предстояло многое обмозговать.

Каин – больше не слуга своего автора. Ему нужна помощь Майкла, а Майклу – его. Осталось три дня, чтобы передумать, иначе его накажут как непослушное дитя-утилиту. А эта старуха – правда ли, что она тоже некогда была программой, как и Майкл? Увидев, как человек покончил с собой, Майкл сразу – и до боли отчетливо – вспомнил, как сам прыгнул с моста Золотые Ворота с девушкой по имени Таня. Казалось, это было сто лет назад.

Напуганный, он прислонился к окну. Поезд вскоре тронулся и постепенно набрал прежнюю скорость.

2

К тому времени, как Майкл добрался до города Сары, ему заметно полегчало, и он заставил себя сосредоточиться на задаче: найти друга. Надо отыскать Сару, рассказать о себе правду и спросить совета. Сара умная, обязательно что-нибудь придумает.

Первым делом, однако, Майкл отправился в отель. Зарегистрировался под вымышленным именем, заплатил наличными, поел, проверил еще раз состояние своего сетевого профиля и сравнил данные, выуженные из сети, с картами города. Он еще раздумывал: предупредить о своем визите Сару или нет. С одной стороны, это помогло бы ее подготовить, так что внезапный приход товарища не шокирует. С другой – она может испугаться. Принять его за психа, отключиться во время звонка и – что еще хуже – заблокировать его.

Раз за разом Майкл приходил к одному решению: надо увидеть Сару, посмотреть ей в лицо – чужими, не своими глазами, которых она прежде не видела. Только так получится рассказать о себе, убедить. Она, конечно, не узнает Майкла в таком обличии, но это – привычное дело для первых встреч вне сна. Люди часто создают себе ауры, отличные от реальной внешности. Достаточно перечислить в подробностях их приключения на пути к Долине, и Сара поверит: это он.

В предвечерней прохладе Майкл подошел к крыльцу дома Сары. Она жила за городом, в частном секторе. Сразу становилось понятно: семья у нее обеспеченная, у них не просто коттедж, а большой дом. С верандой! Городской мальчик, Майкл наивно полагал, что веранды – атрибут жилищ только в фэнтезийной реальности виртнета. Хотя откуда ему знать?..

Он постучал в дверь. С каждым ударом сердце его начинало биться быстрей.

Несколько секунд ожидания растянулись на вечность. Наконец внутри послышались шаги, зажужжала панель электронного замка, и сердце Майкла сделало сальто. Захотелось бежать: соскочить с крыльца и опрометью кинуться за угол дома, пока никто его не видел… Момент ушел. Дверь отворилась.

На пороге стояла женщина лет пятидесяти: волосы светлые, лицо непримечательное, но милое, едва заметные первые морщинки. Она улыбнулась, однако в ее глазах Майкл прочел удивление – если не легкую обеспокоенность.

– Здрасьте, – выдал он. – Я… э… Меня Майкл зовут.

В голове вдруг образовалась страшная пустота, и он не мог придумать, что сказать дальше. Тупо раскрывал и закрывал рот.

– Понятно, – нерешительно ответила женщина. – Майкл, значит? Могу я чем-нибудь помочь?

– Эм-м… да. Я ищу Сару. Вы, должно быть, ее мама?

Майкл внутренне съежился. Ну и вопрос! Ответ же очевиден!

– Да, Сара – моя дочь. Ты ее друг? В чем дело?

Майкл даже не заметил, как улыбка сошла с ее губ.

Сердце загрохотало в груди. Во сне Майкл создавал ауру, максимально похожую на него самого, и Сара знала об этом. Теперь он, конечно, сам на себя не похож, но ведь не грех придумать и совершенно иное обличие для виртуального мира. В крайнем случае можно соврать, будто Майкл обманывал ее насчет своей внешности. В том, что он – это он, Сару убедить труда не составит.

Мама Сары тем временем начинала нервничать.

– Может, ты заглянешь попозже? – как можно вежливее предложила она.

– Простите, – пробормотал Майкл. – Извините… просто я нервничаю. Мы с Сарой лучшие друзья по сну, то есть виртнету,
Страница 8 из 13

только наяву ни разу не пересекались. Вот, хотел удивить ее, прийти в гости, а вы, поди, решили, что я – сталкер. Еще раз извините. Передайте Саре, пожалуйста, что пришел Майкл. Майкер-Спайкер.

Он вымученно улыбнулся.

Женщина попятилась, выпучив глаза. Майкл готов был испугаться, но тут ее лицо озарилось искренней улыбкой.

– Передадите? – как можно вежливее спросил Майкл. «Человеческие эмоции мне хорошо даются», – подумал он про себя, улыбаясь еще шире.

– Проходи, – пригласила его в дом хозяйка. – Ты даже не подозреваешь, юноша, как много мы о тебе знаем. Сара столько лет мечтала с тобой встретиться, и вот… такой сюрприз. – Она тепло улыбнулась. – Меня зовут Нэнси.

Майкл представил себя в роли героя какого-нибудь черно-белого фильма: того, что мнет в руках шляпу и нерешительно переступает через порог. Шляпы на нем не было, пришлось ограничиться кивком и опущенным взглядом. Не хотелось напортачить и упустить единственный шанс.

Нэнси тем временем затворила дверь; щелкнул, закрываясь, замок.

Они оказались в прихожей, которая вела на кухню.

– Джерард! – прокричала Нэнси. – Выходи! Это просто друг Сары.

Открылась дверь, и в коридор вышел лысый угрюмый крепыш. В руке он сжимал пистолет, направленный прямо на Майкла.

– Ну, идем, присядем, – произнес он.

3

Сидя на диване в гостиной, Майкл напомнил себе, что он больше не в виртуальной реальности, поэтому вариант наброситься на лысого и отобрать у него пистолет – не вариант вообще. Ситуация, однако, сложилась такая нелепая, что напоминала игру, только если здесь в тебя выстрелят, перезагрузиться не выйдет – сразу умрешь. Поэтому Майкл сидел смирно и улыбался.

Родители Сары – родители ли? – сидели напротив в креслах. Отец семейства положил пистолет на колено, так что дуло смотрело Майклу в лицо. Майкл видел идеально круглое отверстие ствола, вход в тоннель смерти. Грудь сдавило, было трудно дышать.

Милая улыбка вновь исчезла с лица Нэнси.

– Я… в чем-то провинился? – спросил Майкл. – Где Сара?

Начав говорить, он почувствовал себя уверенней.

– Сара скоро будет дома, – ответила Нэнси. – Об этом не беспокойся.

– Да, просто скажи, кто ты, – угрожающе спокойно (для человека с пушкой) проговорил Джерард. – В последнее время, знаешь ли, приходится быть очень бдительными.

Очень бдительными?

– Я уже представился, – глубоко вздохнув, напомнил Майкл. – Меня зовут Майкл. Дайте мне поговорить пять минут с Сарой, я докажу, что я – это я. Она меня в реале не встречала, но мы годами дружили. Мы и еще один парень по имени Брайсон.

Супруги переглянулись.

– Как-то это подозрительно, – сказал Джерард. – К нам уже приходили типчики вроде тебя.

Он ослабил хватку на рукояти оружия.

Откуда такое недоверие? Неужели Каин присылал сюда шестерок?

– Я, – вскинул он руки, – понятия не имею, о чем вы.

Ни Джерард, ни Нэнси не ответили.

– Послушайте, мне бы только поговорить с Сарой. Можете сколько угодно целиться в меня, даже обыскать можете. У меня при себе ни пистолетов, ни ножей: ни под рубашкой, ни в обуви. Я друг вашей дочери, честно.

– Это мы проверим, не сомневайся. – Джерард поудобнее устроился в кресле. В Майкла он больше не целился. – Прямо сейчас.

Нэнси со вздохом разгладила складки на штанах.

– Мы выслушаем Сару, но рисковать после…

Тут она замолчала, опустив взгляд.

Каин… Либо он как-то успел навредить семье Сары, либо она так и не оправилась, сгорев в потоке виртуальной лавы. Тогда понятно, почему ее родители недоверчивы.

– Мне надо отвлечься, – пробубнил Джерард и нажал кнопку на ближайшем пульте дистанционного управления. В противоположную стену ударил луч голографера: ведущий перед картой передавал прогноз погоды.

Вечер намечался теплый и тихий.

4

– Ну коне-ечно, – проворчал Джерард. Наверное, десятый раз за прошедшее время. Похоже, он целыми днями смотрел новости и недовольно ворчал. Существовало всего два мнения: его и неверное; недоверием он пропитался насквозь, прямо сочился им.

В коридоре прожужжал замок, скрипнули петли, и дверь захлопнулась. Майкл сам не заметил, как вскочил на ноги.

– А ну сядь! – прикрикнул Джерард.

– Пожалуйста, – чуть вежливее добавила Нэнси. – Мы не по доброй воле такие осторожные. Если ты говоришь правду, мы это быстро выясним.

Кивнув, Майкл медленно вернулся на место. Из коридора донеслись шаги. В груди у Майкла сдавило, в животе защекотало. Он вот-вот увидит Сару!..

Она вошла в гостиную, погасив на ходу экран голоформы. У Майкла перехватило в горле: Сара оправдала его ожидания, и в то же время она им совершенно не соответствовала. Она отчасти напоминала свою ауру, однако благодаря отличиям Майкл ощутил, будто открывает для себя друга заново.

В жизни Сара была намного выше и, видимо, стеснялась этого, поэтому в виртнете сократила свой рост. Волосы у нее были светлые, чуть ниже ушей. Сама Сара показалась Майклу симпатичной, хоть и не очень красивой. Зато глаза ее назвать красивыми значило не сказать ничего: такие же зеленые, как у ауры, только намного ярче. Сара хотела уже поздороваться с родителями, но тут заметила Майкла. Картинка получалась та еще: на диване сидит незнакомец с отвисшей челюстью, а папочка целится в него из пистолета.

Сара. Так вот она какая… Майкл не верил глазам.

– О, – произнесла она. – Гм… привет. Э… – Выгнув брови, она глянула на мать.

– Привет, милая, – сказала Нэнси, поднимаясь из кресла. – Этот юноша представился твоим другом.

Сара смущенно уставилась на Майкла.

– Ага… Мы с тобой друзья в… – Она как-то странно посмотрела на него.

Неужели догадалась? Так много надо объяснить, но, похоже, разговор пройдет куда глаже. Майкл с замиранием сердца ждал, что Сара ответит.

– Так вы друзья или нет? – поторопил ее Джерард, поглаживая пальцем спусковой крючок. – Больше рисковать нельзя, сама понимаешь. Хватит с нас прошлых разов.

Сара по-прежнему молчала, и Майкл поспешил нарушить тишину.

– Сара, это я, – запинаясь, проговорил он. – Майкл. Я все объясню. Можно было бы заранее тебя предупредить, просто у меня бы тогда не получилось приехать. Глупо звучит, понимаю… Мне во что бы то ни стало надо поговорить с тобой. Желательно… с глазу на глаз.

Он понимал, что просит о невозможном: родители не дадут им уединиться.

Джерард подтвердил его опасения:

– Все, что ты хочешь сказать моей дочери, можно сказать и нам.

– Мама, папа, – произнесла твердым голосом Сара, – я сразу пойму, врет он или нет. Майкла подделать невозможно. Если этот тип притворяется им, я это минуты за три выясню. Правда, говорить придется с глазу на глаз, как он и просит.

Майкл чуть не раскраснелся, хотя и знал: Сара дело говорит. То, что им предстоит обсудить, родители не поймут. Саре наверняка не терпится узнать, что было после того, как она сгорела в недрах вулкана.

Джерард и Нэнси озабоченно переглянулись.

– Мне почти восемнадцать, – напомнила Сара. – Если уж вы мне сейчас не доверяете, то никогда не будете. Если это и правда мой друг, я буду говорить с ним наедине. А если нет – что он успеет мне сделать за три минуты?

Она красноречиво взглянула на него, как бы давая родителям понять: этот милый мальчик и мухи не обидит.

Джерард встал, подошел к Майклу и наклонился к нему, обдав
Страница 9 из 13

мускусным запахом одеколона.

– Встать, – скомандовал он.

Майкл подчинился, и Джерард обшмонал его, точно бывалый коп.

– Пап, – простонала Сара.

Закончив, Джерард отступил.

– Ладно, мы на кухню. Если моя дочь хотя бы вскрикнет, я вернусь – ты и глазом моргнуть не успеешь. – Шмыгнув носом, он взял жену под руку и повел к выходу из гостиной. В дверях остановился и, обернувшись, едва сдерживая улыбку, добавил: – Да, и… приятно познакомиться.

Майкл облегченно вздохнул. Папаша оттаял.

Сара быстрым шагом приблизилась к нему, встав чуть не вплотную.

– Ну, давай, убеди меня.

5

Они сели на диван, лицом к лицу. Сара подобрала под себя ноги и, накрыв одной рукой лодыжки, мрачно посмотрела на Майкла. Его обуревала целая гамма эмоций, однако сильнее всего было чувство нереальности происходящего. Девушка напротив была его лучшим другом – одним из двух, если уж совсем точно, – а Майкл видел ее первый раз в жизни. Первый раз в этой, человеческой жизни.

– Даже не знаю, с чего начать…

– С чего хочешь, – ответила Сара, сверкая зелеными глазами. – Убеди меня, что ты – Майкл.

– Ну да, – кивнул он. – В общем, ты погибла в потоке лавы. Я сам хотел умереть, чтобы вынырнуть наяву, но ты взяла с меня слово дойти до конца. Вот я и дошел. Кажется…

– Не убедительно. Каин следил за каждым нашим шагом. Тебе могли рассказать, или ты сам все видел.

Майкл раздраженно вздохнул. Ему вдруг расхотелось убеждать Сару в том, что он – это он. Надо просто выложить ей то, от чего челюсть у нее гарантированно отвалится. Вот только как подвести разговор к потрясающей новости?

– Мы познакомились в кафе «Крутой чел». Нам обоим нравятся чипсы-блю, а Брайсон их терпеть не может – говорит, что от них несет потными ногами. Ногами тролля. Твоя любимая игра – «Бездна жизни». Ты сильно старалась, чтобы сравняться со мной по очкам опыта, но я всегда немного тебя опережал. Брайсону на рейтинг плевать, ему главное – дружба. Еще у нас на окраине города в программе есть дом на дереве. О нем, кроме нас троих, никто не знает.

Сара улыбнулась, однако не стала просить Майкла замолчать. Видно, хотела, чтобы он немного помучился.

– Как-то мы собрались на совместную операцию в «Бездну», а Брайсон все не приходил к месту встречи. Тогда мы перерыли всю сеть и нашли его в гнезде горгон. Там он любился с инопланетянкой. Мы так и не выяснили, утилита это была или нет.

Сара издала похожий на смешок звук.

Майкл говорил и говорил, воспоминания приходили сами собой – долго их искать не пришлось. Да и вспомнить совместные приключения было приятно и весело: хакерство, игра в кошки-мышки с агентами СБВ – пока дела не стали серьезными… Внутри разлилось приятное тепло; Майкл понял, что он не просто помнит хорошее и плохое, он умеет переживать. Доктрина смертности сделала его поистине человеком.

– Ладно, ладно, хватит, – перебила его Сара. – Я верю тебе.

Майкл как раз добрался до середины рассказа о том, как они играли в «Предательство и разрушение», однако рад был наконец передохнуть. Щеки у него горели. Сара поверила, что к ней и правда пришел лучший друг. За убедительность своих слов Майкл с самого начала, впрочем, не беспокоился, однако сейчас ему будто вонзили нож в сердце. Предстояло открыть Саре самое главное: ее друг Майкл заперт в теле некоего Джексона Портера.

Голографер тем временем продолжал проецировать на стену выпуски новостей: сообщение сменялось сообщением; Майкл перестал обращать на них внимание, оглушенный грохотом собственных мыслей. Решив отвлечься ненадолго, взглянул на экран, затем снова на Сару. Она сразу поняла: что-то не так.

– Чувство, что ты чего-то недоговариваешь, – сказала она. – И не только о том, что было дальше на Пути после моей гибели.

Майкл тяжело вздохнул. Сейчас или никогда.

– Ты права, – согласился он. – Я тебе даже близко не рассказал самого главного. Не знаю, поверишь ты или нет. Вот бы ты просто прочла мои мысли…

– Давай уже, выкладывай.

Едва она это сказала, как из кухни донесся грохот выстрела. Раздался женский крик, зазвенела посуда. Прогремел второй выстрел. На сей раз никто кричать не стал.

6

Сара вскочила на ноги – Майкл даже не успел схватить ее за руку – и побежала в сторону кухни.

– Сара, стой! – кричал вслед Майкл. – Стой!

На кухне наверняка затаился убийца, с оружием, готовый стрелять. Майкл наконец выбежал в коридор; Сара замерла на пороге кухни. В груди екнуло; вот-вот могли пальнуть еще раз. Мир будто рушился на глазах у Майкла.

Никто не выстрелил.

Оттащив Сару в сторону, Майкл увидел погром на кухне: всюду битая посуда, кастрюли и сковородки, ящики – на кафельном полу. Задняя дверь болталась на петле. Майкл увидел кровь – совсем немного. Родители Сары пропали.

Сара, задрожав, прикрыла рот ладонью. Майкл выбежал на широкий задний дворик: лужайка и несколько деревцев. Потом вернулся и попытался обнять Сару, но та не далась. Она не плакала, напротив – лицо ее пылало румянцем от гнева.

– Ч-что… – начала она и не договорила. Майкл тоже не знал, что сказать.

Тогда он обыскал кухню в поисках намеков или улик. На столешнице посреди комнаты, в куче мусора лежал пистолет – прямо поверх конверта. Его оставили там намеренно. Конверт… Он выглядел необычно, ведь люди давно отказались от бумаги. Наверняка в нем оставили некое страшное послание.

– Тут записка, – шепнул Майкл Саре.

– Что? – потрясенная, спросила она. – Где?

Майкл указал на столешницу, и Сара бросилась к конверту.

Они будто перенеслись в игру, внутрь сна. Движения Сары, когда она рвала конверт, замедлились и размылись, голос новостного диктора звучал растянуто, с эхом.

Сара развернула лист с посланием, прочла и взглянула на Майкла со слезами.

– Что там? – машинально спросил он. Собственный голос как будто доносился с противоположного конца длинного тоннеля. Не в силах сосредоточиться, Майкл чувствовал себя как-то странно. В ушах звенело.

Бледная, Сара снова уткнулась в бумагу и вслух прочла:

«Это последнее предупреждение – чтобы ты не думал, будто неповиновение сойдет тебе с рук. Подчинишься – и они будут жить. Помоги мне, Майкл, и обретешь вечную жизнь».

Сердце ушло в пятки. Проблемы Майкла перекинулись на семью Сары. Каин совсем спятил. Сошел с ума, дальше некуда. Схватил – и наверняка ранил – родителей Сары, лишь бы доказать, что это в его силах. Лишь бы получить желаемое.

Но что-то еще пошло не так. Голос ведущей новостей доходил до Майкла волнами. Смысл сказанного так и вовсе воспринимался не сразу: он будто луч света пронзал тьму, окутавшую разум.

– О нет, – прошептал Майкл. – Нет.

Недолго же продлилось счастье.

– В чем дело? – спросила Сара. Испугалась она, понятное дело, не меньше Майкла.

Не говоря ни слова, Майкл вернулся в гостиную, где голографер продолжал проецировать на стену выпуск новостей. Он не хотел, чтобы Сара видела то же, что увидит он, не хотел, чтобы она слышала то же, однако выбора не оставалось: она вбежала в комнату следом.

Полстены занимал портрет Джексона Портера.

Джексон Портер. Он же Майкл.

В бегущей строке сообщалось, что этот паренек объявлен в общенациональный розыск – по обвинению в кибертерроризме. За его голову обещали крупное денежное вознаграждение.

Майкл увидел
Страница 10 из 13

выражение лица Сары, и по сердцу словно полоснули ножом.

– Я все объясню.

В фильмах то и дело герои произносят эти слова. Майкл мог бы признать вину – с тем же успехом. Выражение лица Сары не изменилось. Оставалось секунд десять, потом Сара включит собственный экран и вызовет всех вооруженных стражей порядка в радиусе сотни миль. Или еще хуже – сама нападет на него.

– Доктрина смертности, – сказал он. – Я как раз хотел тебе о ней рассказать. Это все Каин, он со мной так поработал… Со мной и Джексоном Портером.

Слава богу, картинка на экране тем временем сменилась. Диктор сообщал следующую новость.

– О чем ты? – спросила Сара. Ну, хотя бы не напала.

– Послушай… – Да что говорить-то, с чего начать? – Может, присядем?

– У меня родителей похитили!

Еще чуть-чуть, и Сару Майкл потеряет.

– Знаю, знаю. – Он хотел прикоснуться к ней, как-то утешить.

Не успел он и руки поднять, как Сара отошла в сторону. Взялась за мочку уха, готовая открыть голографический экран. Обернувшись через плечо, она сказала:

– Пока ты отвлекал меня, твой напарник вломился на кухню и похитил моих родителей. Теперь будешь требовать выкуп. Я вызываю копов.

– Я был утилитой, Сара!

Сара замерла в дверях гостиной. Ее экран освещал коридор зловещим зеленоватым светом. Всего несколько нажатых клавиш – и она уже сообщила в полицию о похищении, а иначе было нельзя. Слава богу, только о похищении. Впрочем, когда прибудет полиция, Майкла они застать в доме не должны.

– Ладно, – обернулась Сара. – Не знаю, что происходит, но уверена, что ты – Майкл. Тебе лучше убраться из моего дома до приезда полиции. Я им про тебя не скажу.

Да как она не поймет?!

– Каин специально так все устроил: заманивал к себе в логово утилиты, да так, чтобы до него добрались только лучшие, подходящие для эксперимента. Мне кажется, он и СБВ одурачил. Переместил мое… в общем, что-то он у меня взял и перенес сюда, в тело человека. Джексона Портера. Убил его. Я его убил, Сара. Я… украл жизнь.

Сара, которая в сети никогда не плакала, опустила взгляд. По ее щеке скатилась слеза.

– Каин прислал за мной двух ребят, чтобы те отвели меня к нему на встречу, но я бежал, – не дождавшись от Сары ответа, продолжил Майкл. – Этот выпуск новостей – скорее всего, вброс, Каин хочет меня подставить. А может – чем черт ни шутит, – Джексон и правда был кибертеррористом. Не знаю! Я создал себе новую личность, лишь бы никто меня не отследил, но Каин, похоже, знал заранее, что я попытаюсь добраться до тебя.

– Тебе пора уходить, – сказала наконец Сара.

– Что? – не поверил своим ушам Майкл. Без Сары он не справится. – Нам надо поговорить.

Сара подошла к нему и крепко взяла за руки.

– Надеюсь, Каин нашел нас потому, что знал о твоем намерении приехать сюда, а не потому, что взломал твою новую личность. Однако тебе все равно надо уходить. Спрячься где-нибудь и дай знать, где ты. Я приду, и мы отыщем Брайсона.

– Заметано, – облегченно ответил Майкл и чуть не расплакался. Сара все-таки ему поможет!

Вскоре он уже бежал по улице. На пригород опускалась тьма, солнце укрылось за горизонтом. Понимала ли Сара, что обещает Майклу? Неважно, слово дано.

Из-за него родителей Сары похитили. И, возможно, убили.

7

Майкл бежал по пустым улицам, через жилые районы, и остановился на окраине города, чуть не падая от усталости. Согнувшись пополам, жадно хватал ртом воздух, мысленно приказывая сердцу замедлить ритм. От чего он бежал? От полиции? От Каина? Или от правды – о том, какую беду принес в дом Сары?

Ночь окутала мир темнотой, однако спать Майкл боялся. Не хотел видеть во сне образы родителей Сары – связанных, где-нибудь в багажнике автомобиля, – не хотел видеть кровь. Крови он навидался в играх, видеть ее в реальной жизни он был не готов.

Поймав такси, вернулся в отель. Потом решил запутать следы – на случай, если Каин и правда взломал его новый аккаунт – и вписался в другую гостиницу. На сей раз Майкл работал усердней: зарылся в сеть глубже, на ходу прописывая код, чтобы замести следы, мгновенно стирая программы, с которыми только что работал. Возводил файрволлы и скрывающее шифрование тройного действия. Использовал все известные и доступные защитные меры.

Работал ночь напролет и уснул, когда первые лучи рассветного солнца заглянули в номер сквозь щели в занавесках. Разбудил стук в дверь. Было уже за полдень; Майкл вскочил и, решив, что это Сара как-то нашла его, устремился к двери. Распахнул ее, даже не глянув в глазок.

Пораженный, уставился на гостя. Решил, что еще не проснулся.

Смуглая кожа, черные волосы, симпатичная…

– Не стоило тебе называть меня Габриэлой, – сказала гостья. – Я сразу поняла: что-то тут не так. Очень не так.

Глава 6

Вспышка света

1

Майкл прошел через многое, однако дара речи вот так внезапно и надолго не терял никогда. Челюсть у него в буквальном смысле отвисла.

– Впусти же меня, – строго, но не без тепла, попросила Габриэла. – Не понимаю, что происходит. И думаю, имею право знать.

– М-м… да, – ответил Майкл, отступая в сторону и распахивая дверь. – Бежать мне вроде некуда. Это ведь номер отеля.

Габриэла улыбнулась, однако по глазам ее Майкл сразу понял: фортель, что он выкинул в городе, ее не сильно порадовал.

– Спасибо. – Она прошла внутрь и села на диван рядом с небольшой кухней. Закинула по-хозяйски ногу на ногу.

Майкл выглянул в коридор, словно что-то там могло подсказать, как быть. Увы, ничего кроме уродливого ковра и тускло-коричневых обоев не увидел. Тогда он просто закрыл дверь и обернулся к богине возмездия – к девушке человека, чью жизнь он украл.

Майкл взял стул и протащил его ножками по линолеуму. Поставил и сел напротив Габриэлы; уперев локти в колени, уставился себе на руки. Будто десятилетний мальчик, ожидающий наказания от мамочки.

– Ну, – поторопила Габриэла. – Говори уже. Говорить ты в состоянии?

– Ты мне ни за что не поверишь, – поднял он взгляд. – Правда. Я просто не знаю, как объяснить…

– Ты ни разу не называл меня Габриэлой. До того раза, когда я перехватила тебя в городе. – Она подалась вперед, посмотрела на Майкла умоляющим взглядом. – Ты всегда называл меня просто Гэбби. Последний раз, когда мы были вместе, ты вел себя как обычно: Гэбби, я люблю тебя, Гэбби, поцелуй меня, Гэбби, не уходи, побудь еще часок. А теперь будто не знаешь меня. По глазам же видно: ты как на незнакомку смотришь.

– Ты права на все сто, – пожал плечами Майкл.

– Так объясни, в чем дело! Что с тобой творится? Я тебя слишком хорошо знаю. Если бы ты захотел порвать со мной, то не стал бы опускаться до таких дешевых уловок. Ты что, головой ударился?

Майкл невольно расхохотался. Потом растер лицо ладонями, глубоко вздохнул и поднял глаза.

– Послушай, я не… Ой, нет, бредятина какая-то. Ничего не выйдет.

– Говори, быстро. Не то вызову полицию.

– Полицию? С какой стати?

– Ну… Может, с такой, что в новостях тебя объявили кибертеррористом?

На этот раз Майкл смеялся дольше. Он чувствовал, что сходит с ума.

– Не смешно, – холодно произнесла Габриэла. – Ни капельки.

– Знаю, – взял себя в руки Майкл, – знаю. Послушай, творится такой бардак, что если я начну тебе объяснять суть дела, ты примешь меня за психа. Все из-за сна, утилит, искусственного
Страница 11 из 13

интеллекта…

Всплеснув руками, Габриэла откинулась на спинку дивана.

– Боже! Если бы я не любила тебя, то вмазала бы…

– Правды хочешь? Тогда слушай: меня зовут Майкл, до недавнего времени я был просто утилитой, компьютерной программой, хотя считал себя живым человеком. Потом меня каким-то образом загрузили в мозг Джексона Портера, твоего парня. Не знаю, что с ним стало; в этой голове его точно больше нет. – Майкл постучал себя по виску. – Теперь тут живу я. Тело – Джексона Портера, а разум – мой. Вот она, правда.

Лицо Габриэлы сделалось каменным, нижняя губа задрожала – то ли от грусти, то ли от гнева. Эмоции сменяли друг друга, и ни одну Майкл не мог угадать. Габриэла долго смотрела на него пронзительным взглядом темных глаз. Потом встала на ноги.

– Да кем ты… – Она не договорила, ущипнув себя за переносицу и сделав глубокий вдох. – Да кем ты меня считаешь? Дурочкой? Думаешь, я поверю в откровенный бред? Это каким трусом надо быть, чтобы придумать такую сказку, лишь бы порвать со мной?! Не жди, я не стану вымаливать правду. Поверить не могу! Я рисковала свободой ради твоих поисков! Счастливо оставаться! Тебе к врачу надо.

Габриэла грустно посмотрела на Майкла, а он – даже при всем желании – не смог бы ей ответить. Сейчас ему больше всего хотелось, чтобы она ушла и не возвращалась. Впрочем, некая часть его…

– Счастливо тебе, Джекс, – сказала Гэбби спокойно, тем самым его ранив. – Хочешь перебеситься, сбежать и побыть кем-то другим – валяй. Когда наконец обратишься к врачу и подлечишься, приходи – буду ждать. – Покачав головой, она направилась к двери. – Мне надо в Атланту, к папе. Он болен. Я думала, ты поедешь со мной, но… Короче, забудь.

Майкл резко вскочил на ноги.

– Постой! Просто… не уходи.

Габриэла обернулась и посмотрела на него пустым взглядом.

– Сама посуди, как я мог такое выдумать? – произнес Майкл. – Ты ведь даже не предупреждала, что приедешь сюда… что сумеешь распознать настоящего Джексона.

Она грустно рассмеялась.

– С тобой что-то не так. Ты не тот Джексон, которого я знаю. Но поверить в легенду с переселением разумов?.. Как ты можешь так поступать со мной, когда мой отец…

Не договорив, Габриэла развернулась и открыла дверь.

– А что с твоим отцом? – спросил Майкл.

Габриэла молча вышла в коридор.

– Да что с твоим папой? – прокричал Майкл.

Она сильно хлопнула дверью, так что задрожал воздух в комнате.

2

Может, догнать ее? А смысл? Да, Майкл виноват перед Габриэлой, но сейчас важнее всего отыскать друзей. Уладить проблемы в собственной жизни. Вернуться в сон и выяснить, жива ли еще его семья в виртуальном мире.

Пришлось напомнить себе, зачем он вообще поселился в этом отеле. Зачем приехал в другой город.

Ради встречи с Сарой.

Она пришла через два дня.

Ожидание показалось Майклу невыносимым, он сходил с ума, однако боялся покидать номер и погружаться в сон в одиночку. К тому же истекли отведенные Каином три дня, о которых сообщила старушка в поезде… позднее с этого поезда же и сиганувшая на полном ходу.

Пока длилось ожидание, Майкл отправил Саре несколько закодированных посланий, в которых намеками – используя названия знакомых им обоим локаций в виртнете – передал, в каком он отеле. Потом долго и нервно мерил комнату шагами, переживая, что Сара может не прийти, что с ней случилось несчастье, или что Каин раскусит их планы. Саре придется самой решать проблему с похищением семьи, общаться с полицией… Как-то не сдаться, не позволить сломать себя. Впрочем, желудок Майкла это мало заботило. Пока Сара не постучалась в дверь номера, Майкла сильно мутило.

Впустив ее, он произнес:

– Сара, я тебе так сочувствую…

Больше ничего придумать не смог. Присел на край кровати, а Сара – на стул у стола. Потом они молча и крепко обнялись.

– Майкл… – начала было Сара. Ох, лучше бы она ничего не говорила. Лучше бы Майкл вообще не искал ее… Но как ему справиться без друзей?

– Послушай, – продолжала Сара, – я хочу верить, что мои родители еще живы, и что… что полиция их все-таки отыщет. Иначе никак. К тому же… мы сами подписались на это, задолго до похищения. Ты не виноват.

От облегчения Майкл невольно улыбнулся.

– Нет, нет, во всем виноват один я! Я втянул тебя и Брайсона в переплет.

Сара разочарованно фыркнула.

– Я пытаюсь донести до тебя совершенно противоположное: мы с Брайсоном могли запросто отказаться, бежать и не проходить с тобой по Пути. Мы сами сделали свой выбор, так что довольно самоедства. И уж тем более не смей винить себя в похищении моих родителей. Я слишком много знаю, Каин так и так пришел бы за мной и моей семьей. Майкл, ты мой лучший друг, и точка. Мы повязаны.

– Я даже не настоящий, – сказал он. – Я – просто программа. Как ты можешь называть лучшим другом строку кодовых символов?

Сара подошла к нему и присела рядом на кровати.

– Могу, и все тут. – Она крепко обняла его и горячо зашептала на ухо: – Что бы ни происходило, ты для меня – это ты. Майкл. Я сразу тебя узнала, как только ты заговорил. По глазам узнала: ты такой наивный, глупенький и милый.

– Это даже не мои глаза! – пробубнил Майкл. Может, стоило рассказать о Габриэле?

– Так ведь и ты моих глаз на самом деле не видел. Какая разница? Ты тоже знал Сару как строку кодовых символов. Мы – это наши мысли, воспоминания, наши личности. Я – Сара, ты – Майкл. Так что давай уже перейдем к сути дела. Как нам быть дальше?

Майкл ушам своим не поверил. Как же сильна может быть дружба! Ему захотелось поцеловать Сару, однако он испугался, что так только все испортит.

– Спасибо. Честно, я тебе очень благодарен. Я бы сказал что-нибудь этакое, но получится обязательно глупость. Ты себе не представляешь, какой камень у меня с души свалился.

Сара поцеловала его в щеку.

– Кроме вас с Брайсоном, у меня никого нет. Надо отыскать Брайсона, а потом остановить Каина – что бы он ни задумал – и спасти моих папу и маму. Вдруг, – ее посетила внезапная догадка, – и моих родителей заменят утилитами?

Сара очень грустно посмотрела на Майкла.

Он крепко сжал ее плечо.

– Мы найдем твоих папу и маму! Выясним, что задумал Каин. Просто… если искать Брайсона, можно и на него беду навлечь.

Сара тяжело вздохнула.

– Он все равно в опасности, а нам без него никак. Будем осторожны.

Славно. О том, чтобы прогнуться под Каина – как требуют утилиты, – нечего и думать! Майкл снова вспомнил о Габриэле. Нет, сейчас еще не время о ней рассказывать.

– Ну хорошо, – сказал он. Пришла пора избавиться от угрызений совести и приступать к работе. – У меня составлен список дел…

3

На следующий день они обедали хлопьями – такими, где много зефирок, а на упаковке написана чушь, якобы этот завтрак полезен для здоровья. Майкл чувствовал себя в безопасности, уверенный, что их с Сарой новые многослойные личности позволят укрыться и от своих, и от врагов. Еще они сняли на месяц квартиру. После встречи с Габриэлой Майкл не хотел оставаться на месте.

Сара, забыв правило: «Когда я ем, то глух и нем», заговорила.

– Нормальное такое местечко, – заметила она, отправив в рот очередную ложку хлопьев. Она успела к тому времени осмотреть тесную кухню, пустую гостиную, коридор и две спальни. В каждой из двух комнат имелось всего по две вещи: матрас на полу и
Страница 12 из 13

готовый к работе гроб последней модели. Симуляторы обошлись совсем не дешево, и Майкл мысленно пообещал себе однажды расплатиться с Портерами – отблагодарить за деньги, если уж не за украденную жизнь сына.

– Ну, не совсем дом мечты, – сказал Майкл. – Сама понимаешь: когда за стенкой торчки и проститутки…

– Торчки?

– Ну да. – Майкл закатил глаза. – Нарики. Наркоманы.

Сара все еще смотрела на него непонимающим взглядом.

– Цветочек ты наш тепличный, – улыбнулся Майкл.

– Да и ты не на улице рос, – парировала Сара. – Тебя написали, придумали.

– Хм. – Он набил рот хлопьями, прожевал и проглотил их. – Думаю, нельзя больше откладывать, пора начинать. В сон. Готова? Наелась?

Сара отложила ложку.

– Я-то готова, а вот ты – ты со мной согласен?

– Ну да.

Она настаивала на том, что лучше отыскать Брайсона не в реале, а в сети. Ребята поднаторели скрывать свои действия в виртнете куда лучше, чем наяву. С Брайсоном они намеренно решили не связываться – зачем лишний раз проверять, хороша ли защита новых личностей? Другое дело, когда больше нельзя ждать и пора действовать.

– Пыль вроде улеглась, как думаешь? – спросила Сара.

– Самую малость. Если утилиты пасут нас в сети, то именно сейчас. – Сказать по правде, Майкл этого и боялся: во сне Каин куда могущественней, чем наяву, но и Майкл с Сарой хакеры – хоть куда. – Надеюсь, Брайсон не пострадал. За ним наверняка следят в оба.

– В оба, – усмехнувшись, повторила за ним Сара. Она всегда передразнивала Майкла, стоило ему употребить старинную поговорку. – Уверена, он себе создал новую личность не хуже, чем у нас.

– Точно. Заправилась? – Он кивнул в сторону ее миски. Хельги рядом не было, и приходилось довольствоваться нехитрыми лакомствами. Сердце сжалось, стоило вспомнить безумную старую немку. Майкл скучал по ней даже больше, чем по родителям. Однако старался не терять надежды: был шанс, что Каин вовсе не стер их. Шанс был.

– По-моему, трех мисок хватит, – согласилась Сара.

– Ну так что, ныряем?

Посуду оставили на столе.

4

Было странно залезать в гроб. Не то чтобы для человека процесс погружения в сон отличался от процесса погружения для утилит. Просто Майкл впервые нырял в сеть именно как человек. Он испытывал страх и одновременно приятное возбуждение. Из огня он попал в полымя, однако стремился вернуться в виртуальный мир – во многих смыслах, домой.

Сара у себя в спальне заперлась. Много кто предпочитал ложиться в гроб голышом, однако Майкл предпочел – на всякий пожарный – оставить трусы. Он лег в новенький симулятор самой лучшей и последней модели, закрыл крышку и с наслаждением ощутил, как по телу змеятся нейропроводы, как они впиваются в кожу. Проводящий гель наполнил резервуар, дабы геймер сумел во всех красках ощутить прелести виртуального мира.

Да, отчасти Майкл боялся предстоящего погружения, ведь на сей раз дела обстояли иначе. Откуда ему знать, что ждет впереди? И потом, в сети – Каин. Он там всюду. А впрочем…

Там еще Хельга и папа с мамой. Прежняя жизнь. Может быть – только может быть – они где-то там, ждут его.

Майкл закрыл глаза и погрузился в сон.

5

Практически все, ныряя в сон, оказывались у портала – где-нибудь в людном месте вроде улицы или торгового центра. Оттуда отправлялись в нужном направлении: в кино, ресторан, массажный салон, модный клуб… Или в игровую зону. Майкла так и подмывало отправиться поиграть, но он сдерживался. Сейчас не время для игр.

Войдя в сеть, он – по собственному выбору – оказался посреди космической бездны, окруженный вихрем кодовых символов. Это место и правда существовало в виртнете, однако среднестатистический геймер при всем желании не сумел бы его отыскать. Да и нашлось бы у него такое желание? Вряд ли. Майклу и Саре требовалось укромное местечко, подальше от посторонних.

Майкла окружали размытые строки, столбцы цифр и букв. Он чувствовал, что Сара рядом, и виртуально переписал на пробу несколько строчек. Хорошо снова оказаться на коне! Менять и переписывать цепочки символов получалось даже проще, чем он ожидал. Сара тоже не теряла времени даром. Они работали на пару согласно плану.

Вскоре на фоне мелькающих символов появилось окно – черный силуэт, похожий на порталы, что мерцали в небе вокруг каменного диска на Пути. Майкл ракетой пролетел в портал и сквозь него – в потайное место, о котором на свете знали всего трое.

Приземлился на мягкий ковер из жухлых листьев в лесу: деревья-великаны, завитки тумана у корней, на ветвях – бороды мха, будто фестоны воска. Это был настоящий шедевр программирования; Майкл с друзьями потратили бесчисленные часы, высекая его из массивов кода. Однако гордостью создателей оставался домик на дереве. Его укрыли на задворках «Бездны», куда никто не подумает сунуться. Да если и сунется, то домика не увидит – это был настоящий образец скрытой кодировки.

Сара уже забралась по лестнице в люк. Майкл набрал полные легкие свежего ненастоящего воздуха. Все как раньше. Отлично. Он уже достиг верхней ступеньки, когда заметил справа какое-то движение. Обернулся посмотреть – ничего. Наверное, ветви дуба качнулись.

Ну уж нет, сюда никто бы не смог пробраться. Разве что какой-нибудь геймер забрел в лес по ошибке. Майкл даже не испугался; он, скорее, разозлился.

– Сара, – шепотом позвал Майкл. – Тут вроде кто-то есть.

Не дожидаясь ответа, он спустился на землю и, глядя в сторону, где заметил движение, стал медленно приближаться к дубу. Сколько друзья тут ни собирались, рядом самое большее мог лишь комар пролететь. Если учитывать обстоятельства, случайно к домику посторонние не подберутся. Надо бы разобраться…

Саре хватило ума не переспрашивать. Она быстренько спустилась из домика и пошла следом за Майклом.

Майкл медленно и бесшумно – спасибо мягкому ковру из листьев – шел к дереву, и чем ближе подходил, тем меньше оставалось у него уверенности. В любой момент он ожидал, что на него выпрыгнут из-за дерева с пистолетом… Если они с Сарой не могут работать здесь в полной безопасности, то как им скрытно отыскать Брайсона?

В нескольких шагах от дерева Майкл встал и, приняв защитную стойку, прикрикнул:

– Эй, выходи! – Так он надеялся застать чужака врасплох.

– Разворачивайся и топай отсюда, – ответила женщина. – Целее будешь.

Где-то Майкл уже слышал этот голос.

– Ты кто?

Незнакомка не ответила.

Повисла долгая пауза. Майкл не знал, что делать, что говорить. Сзади тем временем подошла Сара и осторожно коснулась его плеча.

– Просто поговорите с нами. Как вы сюда попали?

– Последний раз предупреждаю, – ответила незнакомка, и на сей раз голос ее прозвучал как-то странно, приглушенно. – Ни шагу ближе.

Майкл посмотрел на Сару: в призрачном свете, что пробивался сквозь ветви деревьев, ее лицо немного пугало. За спиной у подруги, словно предвестник смерти, выросла стена тумана. Сара наклонилась к Майклу и едва слышно прошептала на ухо:

– Заходи слева, я – справа.

Майкл покачал головой. Как будто жизнь их ничему не научила.

Сара тем временем начала обходить дерево. Ну, слева так слева… Майкл сжал напоследок руку Саре и приготовился нападать.

– Пошли! – крикнула она.

В кровь хлынул адреналин. Майкл побежал вокруг дерева, но тут его ослепило
Страница 13 из 13

вспышкой белого света, и некая сила швырнула спиной в соседний ствол.

В глазах плясали цветные пятнышки; все, теперь ему точно не поймать чужака. Спина болела, голова кружилась. Прищурившись, Майкл побрел вперед.

Постепенно в глазах прояснилось, однако земля под ногами все еще ходила ходуном. Обхватив ствол, за которым пряталась незнакомка, Майкл обогнул его и вгляделся в чащу, успел заметить убегающую длинноволосую женщину.

Догонять ее смысла не было. В спине стрельнула боль, перекинувшись потом на ноги. Спотыкаясь, Майкл пошел искать Сару. Та неподвижно лежала на земле: на ее голове алела кровь, однако грудь мерно вздымалась и опадала.

Майкл упал на колени, подавил рвущийся наружу крик отчаяния.

Эта женщина… ее голос… и волосы…

Майкл знал ее. Просто не мог вспомнить откуда.

Глава 7

В море кода

1

Через несколько минут Сара очнулась.

Застонала, пошевелилась, потом опять застонала. Все это время Майкл сидел, прислонившись спиной к дереву. Не зная, чем еще заняться, он решил просто подождать: если бы Сара умерла и исчезла, он вернулся бы за ней в реальный мир.

Наконец она резко села, протерла глаза и замычала от боли.

– Ты как? – спросил Майкл.

– Когда очнусь, у меня сто пудов будет огроменный синяк. – Держась за ушибленное место, девушка обернулась к Майклу: – Ну, и что произошло? Ты разобрался?

– А то, – усмехнулся Майкл. Ничего он не понял. – Незнакомка убежала в лес, только пятки сверкали. А я ноги с трудом переставлял, куда там гнаться…

– Ладно тебе, скажи, что просто не хотел бросать меня здесь одну, – поддела его Сара и указала на крупный дуб, из-за которого и сверкнула вспышка. – Выходит, за нами шпионит некая дамочка, ослепляет нас фейерверком, а после бежит… С какой стати она тогда предупредила нас? Какая-то подозрительная учтивость, не находишь?

– Думаю, она не хотела нам навредить. Только…

– Что?

Последний кусочек головоломки встал на место.

– Я вспомнил, где раньше слышал ее голос. Вспомнил походку.

– Не томи.

– Это была агент Вебер из СБВ. Как она обнаружила наше укрытие?

2

Контуженная, Сара предложила забраться наконец в домик на дереве и посидеть в уюте безопасного укрытия.

– Уверен, что это была Вебер? – спросила она, устраиваясь в старом потрепанном кресле-мешке. Эту прелесть написал Брайсон, когда домик только программировали.

Майкл сидел за столом, неотрывно глядя в окно, и думал.

– Даже очень уверен, – ответил он. – Особенно насчет голоса. Помнишь, ее шестерки притащили меня к ней на встречу, еще в «Бездне жизни». Потом она сама явилась ко мне – то есть к Джексону Портеру – домой, когда я загрузился в новое тело. Внешность ее практически не изменилась. Думаю, она специально создала себе ауру, похожую на оригинал, чтобы я не догадался о своей подлинной природе.

– Ладно, пусть так. И вот она разыскала наше укрытие. Что это значит?

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/dzheyms-deshner/gospodstvo-mysli-11298102/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.