Режим чтения
Скачать книгу

Хочешь, я буду твоей мамой? читать онлайн - Олеся Лихунова

Хочешь, я буду твоей мамой?

Олеся Лихунова

«Хочешь, я буду твоей мамой?» – дневник Олеси Лихуновой, мамы семерых детей, пятеро из которых – приёмные. Её уверенность в том, что нет нерешаемых задач, и умение найти простые и логичные ответы на сложные вопросы, способность виртуозно организовать жизнь и обучение детей оказались полезными и вдохновили тысячи читателей, и не только родителей. Эта книга – о том, что значит быть для кого-то опорой, о том, как лечить душевные раны. И сколько всего в жизни возможно совершить. Возможно, даже если что-то другое, важное, не сложилось.

В книге использованы фотографии из личного архива О. Лихуновой

Олеся Лихунова

Хочешь, я буду твоей мамой?

© Олеся Лихунова, текст, 2017

© Издательство «Лайвбук», оформление, 2017

На стороне детей

Книга, которая лежит сейчас перед вами, сначала существовала в интернете как дневник.

Олеся рассказывала о том, как живёт её семья. Таких дневников много в сети – искренних сиюминутных заметок о детях, заботах, радостях и огорчениях. Эти тексты бывают яркими, а бывают и безыскусными, но всегда удивительный опыт – читать, чем живёт сегодня семья твоих незнакомых-знакомых-друзей, советовать что-то, вместе огорчаться, когда захлёстывают проблемы, вместе радоваться хорошим дням.

Я много лет читала «Живой журнал» Олеси. В самом начале нашего знакомства у них с мужем росло двое детей. Старшая дочка, очень талантливая, вундеркинд, опережающая свой возраст года на три-четыре, была когда-то на семейном обучении. О, мне близка эта тема! – подумала я. А потом появился черноглазый маленький Вадим – Олеся стала приёмной мамой. И снова я подумала: у меня тоже есть приёмный ребенок, мне интересно читать про Олесин опыт. А потом – конечно, не вдруг, но довольно быстро – случилась удивительная, но закономерная вещь. Олеся и её муж поняли, что им действительно интересно с детьми. И что их сил хватит ещё на одну девочку. И ещё на одну. И ещё на одного мальчика, пожалуй. И, знаете, ещё на одну девочку!

Есть такое словосочетание – «профессиональная мама». Немного дико оно звучит, потому что рабочий день матери не заканчивается по расписанию, у неё нет отпусков и, увы, нет больничных. Мама по призванию? Наверное, так лучше.

Ещё иногда о жизни приёмных родителей говорят: «Это подвиг». Но подвиг – штука одноразовая, его совершают (и завершают) однажды: вот ты кинулся в речку и спас тонущего. А потом пошёл по своим делам. Жизнь приёмного родителя, такого как Олеся, – не подвиг именно поэтому, это дорога на много лет, ежедневный труд, ежедневная мысль, ежедневное стремление шагать всем вместе, не спотыкаясь и не сворачивая. Может быть, точнее будет слово «подвижничество»?

Семеро детей у Олеси и её мужа сегодня. Пять приёмных и двое самодельных. И дневники в живом журнале и фейсбуке, которые читают много тысяч людей.

Её рассказы потихоньку стали перерастать рамки дневника – мы, читатели и друзья, видели, что у нас на глазах рождается материал для документальной книги.

Оказалось, что её опыт, её рассказы о том, как она решает ежедневные проблемы своей семьи, интересны многим людям. Как научить читать и решать задачи ребёнка, которого в детском доме считали не способным учиться в массовой школе? Как научить ребёнка, привыкшего к одиночеству, расслабляться и засыпать на руках у мамы? Как объяснить ребёнку, оставленному в роддоме, что случилось в его жизни, почему судьба оказалась к нему сперва так жестока? Как читать сказку ребёнку, который в свои восемь лет не понимает доброй половины слов – не было такого опыта в его замкнутой детдомовской жизни? Как говорить с детьми об их будущем? Об их здоровье? Как убедить, что надо пить таблетки каждый день, и ответить на вопрос, почему врачи не могут починить его ноги? Как научить ребёнка выбирать ту конфету, которая ему нравится, а не ту, которую выбирают все? Как в сотый раз помочь подняться: «Ты можешь, у тебя получится»?.. Как отвечать на вопросы посторонних любопытных доброхотов, а иногда и недоброжелателей (тех, что недоумевают, зачем люди берут приёмных детей, да ещё и не здоровеньких, а разных)? Как найти время для себя, чтоб не выгореть дотла (да что там – скажу честно, – не сойти с ума с этой оравой!), чтобы сохранились силы улыбаться, как справиться с организацией такого короткого дня, когда надо успеть и в школу, и на кружки, и в поликлинику, и сварить ужин, и почитать детям перед сном? И покрасить ногти ярким лаком, от которого повышается настроение, на это ведь тоже надо выделить время и силы.

Олеся не только талантливая, думающая и внимательная мама – она ещё и одарённый семейный менеджер. То, как организована их жизнь, всегда вызывало у меня восхищение (и этому у неё многие готовы учиться). А ещё она прекрасно умеет выстраивать систему домашнего обучения детей («Расскажите о том, какие задания вы даёте детям, как они научились так красиво писать, как они выучили таблицу умножения, порекомендуйте хорошую детскую книгу», – об этом Олесю тоже спрашивают постоянно).

Но это не учебник семейной педагогики и семейного менеджмента. Это в первую очередь откровенный, честный и умный рассказ о том, что происходит в жизни женщины, когда она берёт приёмных детей. Что происходит с её жизнью.

В этой книге – то, о чём Олеся думает. О чём она говорит с детьми. Что она видит в них и в себе. И в окружающем их мире. Что у неё и у детей получается, а что пока – не очень. Что вызывает радость. Что погружает в отчаяние. Как она помогает им расти и преодолевать трудности. О чём она мечтает.

Люди много пишут о приёмных детях – текстов и художественных (ведь ребёнок-сирота, нашедший семью, – традиционный литературный герой), и документальных.

Иногда кажется, что люди рассказывают друг другу сказки об этом. Чудесные сказки, где приёмный ребенок оборачивается любящим, кротким и благодарным существом, а его приёмные родители переполняются любовью и счастьем с первой минуты обретения сына или дочери. Или страшные сказки, где ребёнок, как злобный подменыш, разрушает всё вокруг себя, прорастая дурными побегами в жизнь приёмной семьи.

Перед нами – текст документальный, совершенно далёкий от этих сказок, текст честный. В нём нет розового сиропа и беспроблемных благодарных сироток, обретших маму и папу. В нём рассказано о том, какие трудно зарастающие раны приходится ежедневно врачевать приёмным родителям. Какое отчаяние иногда накатывает. Но его автор – и это очень важно, на мой взгляд, – всегда, что бы ни случилось, – стоит на стороне ребёнка. Своего ребёнка.

Дети растут. Особенность книг, подобных этой, – в них трудно поставить точку. Жизнь продолжается.

Сегодня вечером Олеся снова соберёт вокруг себя детей, чтобы почитать им перед сном.

Потом она сядет к компьютеру и напишет новую страничку их жизни.

Мы будем ждать.

Дина Сабитова

Предисловие

В этой книге собраны все мои дневниковые записи, которые я вела четыре года – с июля 2012 по февраль 2017-го. С того момента, как мы взяли в семью нашего первого приёмного сына, наша жизнь изменилась.

Я считаю важным оставить эти записи в первозданном виде, без моих комментариев из настоящего времени. Возможно, сейчас в каких-то ситуациях я бы повела себя иначе, но на тот момент,
Страница 2 из 18

с тем опытом и переживаниями, я могла поступить только так. С принятием каждого нового ребёнка я пыталась опереться на свой предыдущий опыт, но мне ни разу не удалось это сделать. Оказалось, что нет никаких универсальных рецептов, и к каждому ребёнку приходилось искать новый подход. И мне бы хотелось, чтобы читатели прошли вместе со мной весь этот путь.

Своим дневником я хочу обратить внимание и на другие семьи с приёмными детьми, заставить задуматься, через что им приходится проходить и сколько труда вкладывать в принятых детей.

Вы не найдёте здесь никаких рецептов или советов будущим приёмным родителям, как пережить адаптацию или как вести себя правильно. Ответы на эти вопросы нужно искать в книгах детских психологов. Я писала только о том, с какими проблемами пришлось столкнуться нашей семье и какие решения мы находили, а выводы каждый должен делать сам.

С чего всё началось

Наша семья до 2012 года была самой обыкновенной: папа, мама, дочка Маша и сын Тимур. И если бы кто-нибудь сказал нам тогда, что через четыре года у нас будет уже семеро детей, мы бы ни за что не поверили.

Всё началось одним осенним вечером, когда я листала ленту новостей в социальной сети и увидела там фотографию восьмимесячного мальчика по имени Вадим, которому искали родителей.

Я сидела перед монитором и вглядывалась в его лицо. Мне вдруг подумалось, что такой малыш мог бы родиться у меня. Бедняжка, как ему живётся без мамы и папы? Вздохнув, я стала читать о чём-то другом. Через несколько дней мне снова попалась эта фотография. Я позвала мужа.

– Посмотри, какой милый мальчик совсем один, – сказала я. Саша задумчиво пожал плечами.

А я всё смотрела на фотографию и думала: а почему бы нам не забрать Вадима себе?

Я стала искать информацию о том, какие нужны документы, чтобы стать приёмными родителями, читать истории других приёмных семей. Меня настолько захватила эта тема, что я не могла думать ни о чём другом.

Однако попытки поговорить с мужем на эту тему заканчивались неудачей. Он был уверен, что не сможет привыкнуть к чужому мальчику, опасался дурной наследственности и просто не хотел, чтобы в спокойной жизни нашей счастливой семьи что-то изменилось.

А я уже скопировала фотографию Вадима себе на компьютер и каждый день с тоской разглядывала её. И читала, читала всё, что только могла найти об усыновлении. Особенно внимательно я изучала истории семей, прошедших через тяжёлую адаптацию.

Вечером маленькими порциями пересказывала всё мужу. Он уже понял, что моему новому увлечению сопротивляться бесполезно и покорно слушал.

А в разгар празднования Нового года я попросила его назначить день, когда я смогу пойти в опеку и просто спросить про этого мальчика. Просто спросить. Чтобы я ждала этого дня. Саша сдался.

– Так и быть, в мае сходи в опеку и спроси, – сказал он.

До мая я буквально считала дни, продолжая читать книги и сайты для приёмных родителей и разглядывать Вадимкину фотографию.

В назначенный день я, прокручивая в голове заготовленные вопросы, побежала в опеку.

Мне казалось, что сотрудники опеки встретят меня с радостью, вцепившись в возможность определить в нашу прекрасную семью этого несчастного мальчика. Но они разговаривали со мной более чем сдержанно. Выдали список документов, которые нужно было собрать, и спросили, на какую дату я планирую записаться в Школу приёмных родителей: с сегодняшнего дня или с 1 сентября.

Ждать сентября мне совсем не хотелось, и я позвонила мужу, чтобы посоветоваться, сможем ли мы прямо с сегодняшнего вечера записаться на обучение в школу. Саша, вздохнув, согласился, и я стала с нетерпением ждать вечера.

Обучение в Школе приёмных родителей мы проходили вместе с мужем. Я переживала, что ему не понравятся все эти психологические тесты или будет неинтересно слушать преподавателей. Но мои опасения оказались напрасны. Муж активно выполнял все задания, отвечал на вопросы психологов, вступал в дискуссии с другими участниками. Это было так интересно и захватывающе, что сплотило нас ещё больше.

Когда мы наконец получили заветный сертификат об окончании ШПР, Саша сказал: теперь он чувствует уверенность, что мы справимся.

Именно тогда я позволила признаться самой себе в том, что мне очень страшно стоять на пороге такого решения. Я зашла на сайт, чтобы ещё раз посмотреть на Вадима, но не нашла его фотографию на привычном месте! Прошло больше полугода и анкеты подросших детей обновили. Еле-еле отыскала нашего мальчика, с разбитым и замазанным зелёнкой носом. Вадим заметно подрос – на тот момент ему было уже 1,5 года.

Нам оставалось только дождаться заключения из опеки и поехать знакомиться.

Часть первая

Вадим

21 июля 2012 г.

Не передать словами, как билось моё сердце, когда я приехала к дому ребёнка, чтобы познакомиться с Вадимом. Лил дождь, и я остановилась у ворот, не решаясь войти. Я думала о том, что дом ребёнка – это страшное место, где собраны брошенные несчастные дети. Зайти на его территорию для меня было то же самое, что шагнуть в Зазеркалье, где всё неправильное, не такое, каким должно быть в нашем мире.

Врач встретила меня довольно приветливо. Я сообщила, что пришла к Вадиму. Она вытащила папку с его документами и стала подробно рассказывать о нём всё, что было известно. Из проблем по здоровью только обычная задержка роста и развития.

Врач рассказала, что у Вадима ярко выраженные признаки депривации: он сосёт палец, сильно раскачивается перед сном, а днём гиперактивный, несколько раз кусал детей.

Обсудив все важные моменты, мы пошли в актовый зал. Я села на маленький стульчик и с замиранием сердца стала ждать, пока Вадима оденут и принесут на знакомство.

Вижу, несут такого маленького, ну просто совершенно крошечного мальчика! По фотографиям он мне представлялся гораздо крупнее.

Воспитательница поднесла Вадима ближе и поставила прямо передо мной. Он несколько секунд смотрел на меня со страхом, а потом неожиданно разревелся и убежал в противоположный угол комнаты. Повернулся ко мне спиной и засопел. Ага! А врач говорила, что мальчик ко всем идёт и не понимает где свои, а где чужие. Всё он понимает!

Кое-как выманили из угла печеньем. Зажал его в руке – и смотрит на меня исподлобья. Воспитатели говорят: «Ну, Вадим, чего ты, не стесняйся!» И посадили мальчика мне на колени.

Я гладила его по спинке и приговаривала, какой он миленький и хороший. Вадим замер и не шевелится, даже коленями я ощущала, как часто бьётся его сердечко. Бедняжка, не знает, чего от меня ожидать.

Врач ушла, я осталась с воспитательницей. Достала из сумки молоточек, издающий смешные звуки. Повертела им – Вадим глядел с удивлением. Потрясла ещё, и на его лице появилась ухмылка. Взял сам, потряс, но ничего не получилось. Начал есть печенье.

Я решила расспросить воспитательницу. Она Вадима хвалила, говорила, что кушает хорошо, засыпает быстро. Да, активный, но видно, что не глупый мальчик. Конечно, ему нужно много внимания, дома дети раскрываются…

Между делом я достала из сумки ещё одну игрушку: маленькие качели на присоске. Прикрепила её к скамейке. Вадим подошёл, толкнул раз, другой, заулыбался. Хороший знак.

Потом малыша унесли кушать, и он забрал все свои игрушки, а я отдала
Страница 3 из 18

воспитательнице оставшееся печенье и вернулась к главному врачу. Сказала ей, что мальчик мне понравился. Она попросила не спешить и хорошо подумать, дала мне свой номер телефона, и мы распрощались.

По пути домой, когда я села в автобус, голова у меня кружилась от эмоций и мыслей. Можно знать и помнить, что существуют дома ребёнка, но только когда ты лично видишь такого бесконечно одинокого маленького человека – только тогда до тебя доходит весь ужас происходящего. И жалко его настолько, что смириться с этим невозможно. Разве я могу его там оставить?

23 июля 2012 г.

Вторая встреча с Вадимом

Я приехала в Карачев, где находился Вадимкин дом ребёнка, ровно в 9 утра. Подписала в опеке шесть листов согласия на оформление над ним опеки и отправилась в дом ребёнка повидать Вадима. С собой я привезла пачку подгузников и утёнка-каталку.

Врач снова встретила меня доброжелательно. Мы немного поговорили, и она предложила мне сначала навестить Вадима, а потом зайти в отдел кадров и подписать согласие у них.

Группа Вадима гуляла на улице. Накрапывал дождь, и дети играли на веранде. На десять человек здесь было три воспитательницы. Выход веранды загородили скамейкой, чтобы дети не могли вылезти и промокнуть.

Я подошла к этой скамейке, чтобы шагнуть внутрь. Дети заметили меня и побежали навстречу с протянутыми вверх руками. Только Вадим сидел в дальнем углу и с любопытством смотрел, как я с трудом прорываюсь через всех детей к нему.

Утёнка-каталку сразу утащили в сторону, я даже не успела протянуть её Вадиму. Тогда я села рядом с ним, стараясь не отвлекаться от других детей, которые меня буквально облепили.

Я часто представляла подобную сцену дома, и мне думалось, что в тот момент сердце моё будет разрываться от жалости. Но на самом деле все эмоции оказались приглушены из-за обилия впечатлений.

У половины группы во рту были красно-оранжевые фантики от конфет. Вадим тоже держал в руке такой фантик и старательно его обсасывал. Когда я достала мыльные пузыри и стала их надувать, вся толпа детей с криками и хохотом бросилась бегать за ними. Малыши всё время падали, и я ойкала над каждым.

Но ни один ребёнок не плакал – они поднимались и бежали дальше. Маленькие дети, которым всего-то год-полтора. Вообще за всю прогулку никто из детей ни разу не заплакал, не закричал и ничего не потребовал. Кроме Вадима. Он карабкался на качели, не смог залезть и требовательно пищал, пытаясь разреветься.

В прошлый раз, ради первого знакомства, Вадимку нарядили во всё новое, и он был очень красивый. А сегодня он уже оказался одет непонятно во что. Колготки ему были велики, сандалии тоже размера на три больше, рубашка наоборот мала, и шапка какая-то нелепая. Но так были одеты и остальные дети.

Я решила погулять с Вадимом по территории Дома ребёнка и была очень удивлена его равнодушию. Он не смотрел на меня, не реагировал на обращения, просто жевал всё, что я давала ему в руки, даже блокнот и салфетки. Печенье дать не разрешили, потому что толком жевать твёрдую пищу мальчик не умел, сразу давился.

Минут десять мы посидели на скамейке, а потом я отнесла Вадима на привычную ему веранду, где он вёл себя более оживлённо.

Я обняла его на прощанье и пошла подписывать согласие на принятие ребёнка в отдел кадров. Туда же пришла главврач и сказала, что все документы будут готовы к среде и тогда можно забирать Вадима. Я попрощалась со всеми и поехала домой совершенно счастливая.

26 июля 2012 г.

Забираю Вадима

Выехала в Карачев в 7.50 утра. Специально купила себе два билета на автобус, чтобы разложить все вещи и сидеть спокойно. Под сиденья положила коляску, на свободное место пакет с двумя тортами и набитую сумку.

Сначала пассажиров было немного, и я ехала спокойно, почитывая журнал. Но спустя половину пути в автобус набились какие-то сельские жители и стали яростно кричать на меня, что я зря занимаю одно место.

Я тыкала в них двумя билетами, но каждая новая партия людей становилась ко мне вплотную и начинала отчитывать. Пришлось достать плеер, включить музыку погромче, положить на каждое колено по билету, чтобы все видели, и отрешиться.

Приехав в город, я сразу направилась в опеку. Там мне выдали постановление о том, что теперь мы с мужем приёмные родители Вадима.

Водрузив торты на коляску, я пошла в дом ребёнка. Жара стояла ужасная. Я поставила коляску внизу и поднялась к главврачу на второй этаж. Она обрадовалась, поблагодарила за торты, выдала мне личное дело ребёнка, и мы пошли забирать Вадима с прогулки.

Мальчика принесли в детскую раздевалку, переодели в новую одежду, которую я привезла с собой, и мы сфотографировались на память. Когда Вадима посадили в коляску, он так и сидел с поднятыми вверх руками, как пластилиновый. Совершенно застывший малыш без эмоций. Нянечка сама опустила его руки и положила их на колени.

Мы попрощались со всеми и поехали домой.

В маршрутке Вадим ехал спокойно, будто сонный. Я доставала ему разные игрушки из сумки, и он с ними возился.

Дома Вадим сначала потрогал кота, походил немного по большой комнате. Саша был на работе, а старших детей я заранее отвезла к бабушке, чтобы у Вадима было немного времени адаптироваться на новом месте. Я достала листок, на котором врач написала мне режим дня дома ребёнка и выяснила, что Вадиму давно пора обедать и спать. Покормила его овсяной кашей, дала попить и отнесла в кроватку.

Но как только я положила Вадима на матрас и накрыла простынкой, он тут же вскочил и вцепился руками в прутья. По-видимому, до него вдруг дошло, что это всё не шуточки и придётся спать здесь. Он стал часто-часто дышать, рот задрожал – вот-вот заплачет… Я стала его уговаривать, целовать, гладить. Не расплакался, сжался в комок. Лежал в ужасе и стрелял в меня сонным взглядом. Потом резко отвернулся, засунул два пальца в рот и мгновенно заснул.

А я пошла на кухню – уставшая, но совершенно счастливая от мысли, что у меня теперь есть ещё один сынок.

Июль 2012 г.

Адаптация

Адаптация меня накрыла на второй день.

Во-первых, я слишком самоотверженно кинулась выполнять материнские обязанности и растянула себе ноги и спину.

Во-вторых, жара стояла немилосердная, а нужно было ездить регистрировать Вадима в нашей квартире, отвозить документы в опеку, собирать справки для оформления многодетности.

В-третьих, как раз тогда, когда я привезла Вадима домой, у нас на две недели отключили горячую воду. И приходилось греть её в кастрюлях и носить в ванную, чтобы всех перемыть.

В-четвёртых, к 10 августа мне нужно было срочно сдать работу, а у меня не было ни сил, ни времени её доделать.

В-пятых, неожиданно подкрались финансовые проблемы, которые должны были решиться не раньше конца сентября.

В общем, всё одно к одному.

* * *

Когда на второй день я вышла с Вадимом вечером на прогулку, я шла и чуть не плакала. Пыталась вспомнить, а чего, собственно, мы решили забрать этого мальчика к себе домой? И почему так тяжело, ведь это же просто маленький ребёнок?

Вечером жаловалась мужу, говорила, как я устала и не понимаю, почему меня покинули силы, ведь то, к чему я так долго стремилась, исполнилось. Куда делась радость и почему тяжело на душе? Саша меня жалел и подбадривал.

* * *

День за днём я усиленно купала и мыла Вадима, и всё
Страница 4 из 18

равно он пах чем-то чужим.

Однажды вечером пошла мыться в ванную и, почувствовав запах детского мыла, которым не так давно мыла сына, подумала: «Нет, только не этот запах! Теперь это мыло напоминает мне Вадима!»

* * *

Прошла неделя, как Вадим живёт дома. Сегодня первый день, когда я чувствую себя бодро. Очень надеюсь, что самый тяжёлый период адаптации позади.

В ШПР рассказывали, что адаптация к новому ребёнку в среднем длится год. Надеюсь, у нас лёгкий случай!

10 августа 2012 г.

Вадим две недели дома.

Не плачет больше после еды, а улыбается. Первые дни крепко вцеплялся в пищу и заглатывал давясь. Когда заканчивалась его порция, довольно большая для этого возраста, – ревел. Сок пил так, что 200 мл высасывал за минуту. Пришлось перейти с четырёхразового приёма пищи на шестиразовый. Стал есть гораздо спокойнее. Насушила ему больших баранок до каменного состояния – любит сидеть с ними по полчаса и облизывать.

Начал купаться с удовольствием. В первый день вопил как резанный и боялся садиться в тазик. Второй день покричал и сел, немного поигрался, но мыться боялся категорически. В третий день плакал только на мытье. Теперь радостно плещется по полчаса и терпеливо моется, пару раз хныкнув для порядка.

Днём спит с 13 до 17, а вечером с 21 и до 8 утра.

Большую часть времени Вадим пребывает в позитивном настроении, улыбается.

Очень любознательный, везде хочет залезть, всё потрогать. Умываю его, а он в это время старательно пытается дотянуться ногой до мыла в мыльнице, а рукой до тюбика зубной пасты.

Любит болтаться по комнатам, гремя двумя большими пятилитровыми бутылками от воды.

Очень быстро устанавливает связь между предметами, знает, что свет включается, если нажать на выключатель, и телевизор тоже норовит пультом включить. В игрушках, где нужно что-то нажать, чтобы получить результат, – разбирается мгновенно.

Пробегая по коридору мимо телефона, не отказывает себе в удовольствии снять трубку и сказать «Алё!». Знает, что я не разрешаю, поэтому делает это стремительно, кладёт трубку и убегает.

Первые дни поднимал с пола всякую чепуху и тащил в рот. Теперь аккуратно приносит мне.

Кусается. Тимуру больше всех досталось, его Вадим укусил за живот до крови. Пару раз Марию кусал и меня пытался. Причём так радостно, с воинственным кличем.

Если что-то не получается, может попробовать закатить сцену: поскакать, сидя на попе, на пол лечь, утрированно уползти с рёвом в другую сторону. Но быстро успокаивается и меняет предмет исследования.

Стал заметно нежнее. Кладёт голову мне на плечо, когда беру на руки. А когда папа берёт, обнимает двумя руками за шею. Раньше так не делал. Очень трогательно обнимает папу за ногу, когда тот стоит. Когда ударится, приходит жаловаться-обниматься. И звуки умеет такие воркующие при этом лепетать тонким голосом – очень мило.

17 августа 2012 г.

Сегодня исполняется ровно три недели как Вадимка дома.

И сегодня сын в первый раз меня поцеловал! Я сначала подумала, показалось, но нет – целует с громким причмокиванием! Вот уж я радовалась, а он, видя мою радость, и сам рад стараться. Так и ели сегодня вечером кашу, после каждой ложки расцеловываясь.

10 сентября 2012 г.

У нас с детьми есть такая шутка – будто у них иногда срабатывают волшебные слова. Особенно Мария этим часто пользуется, Тимур забывает, что так можно.

Например, делаю я Маше что-то не совсем приятное (расчёсываю, когда она протестует или щипаю в шутку), тогда она говорит какое-нибудь сказочное заклинание, и я резко перестаю.

Или, например, Мария лезет меня обнимать-целовать, а я говорю: «Осторожно, у меня губы накрашены, не порти макияж!»

Она сразу произносит заклинание, и тут уже я прошу поцеловать меня и испортить мне макияж.

Иногда старые заклинания перестают срабатывать, и дочке приходится перебирать несколько знакомых заклинаний, пока какое-нибудь не сработает.

Тимур помнит только «крибле-крабле-бумс».

5 октября 2012 г.

Когда я во второй раз ездила к Вадиму в дом ребёнка, то привезла туда мыльные пузыри. И снимала на видео, как воспитательница их пускает, а Вадимка радуется, ловит и смеётся. Меня тогда немного насторожила его улыбка, очень неприятная, как оскал. И мелькнула мысль, что эта улыбка будет меня раздражать. Но Вадим дома вот уже два месяца, и он ни разу не улыбался так, как тогда. Его улыбка расслабленная и симпатичная. Моя любимая улыбка.

Ещё сын растанцевался. Первое время, когда мы включали громкую музыку, он просто стоял с серьёзным выражением лица и напряжённо слушал. Маша и Тимур плясали, а он стоял и сосредоточенно смотрел. Потом он стал качаться с ноги на ногу, но тоже с серьёзным лицом. Даже если я хватала Вадима на руки и танцевала вместе с ним, он был как-то напряжён. И когда я пела, сын тоже смотрел на меня как на ненормальную. До сих пор, если я вдруг запою, он прибегает из другой комнаты и смотрит с лицом, на котором буквально написано: «Мама, ты чего это?»

Но прошло два месяца – и Вадим вдруг стал кружиться и разнообразно приседать, если включить музыку. Но не всякую, только под некоторые песни. И когда я танцую с ним на руках, сын улыбается.

Ещё стал обращать внимание на мягкие игрушки. Раньше отбрасывал их в сторону, даже не рассматривая. Теперь глядит игрушке в лицо, трогает носик, глаза, что-то воркует или мяучит, показывает мне.

Начал смотреть на картинки в книге. Пытается взять оттуда конфеты и хнычет из-за того, что не получается.

Обожает ходить в шапке. Когда я надеваю шапку Тимуру – Вадим плачет и просит, чтобы ему тоже надели.

Смелый. Запустили сегодня электронного жука, который бегает по полу и жужжит. Вадим вёл себя как мангуст: сначала держался на расстоянии, затем рывками подбегал и убегал. Быстро трогал и отдёргивал от жука руку на всякий случай. Но в конце концов осторожно взял и стал смотреть, как тот жужжит в ладони. Потом уже прикладывал к щеке и засовывал себе за пазуху.

26 октября 2012 г.

За эти три месяца сын вырос на пять сантиметров. Проклюнулись два новых зубика.

Взвесить Вадима не получается, у нас нет весов, но он заметно потяжелел и округлился.

28 ноября 2012 г.

Этот месяц отличается от предыдущих тем, что меня захлестнула любовь.

Не могу наумиляться, наобниматься, нацеловаться, нанюхаться. И жалко мне Вадимку до слёз. И хочется ему всё самое лучшее дать, удивить, порадовать, рассмешить.

Понимает все мои шуточки, и отвечает, и повторяет. Какое счастье, что Вадим наш сынок! Как бы мы жили без него, не представляю!

Всё больше привязывается ко мне. Раньше просто играл неподалёку, когда я готовила или посуду мыла, теперь обнимает за ногу, тянет, чтобы спустилась на пол. А когда сажусь, Вадим залезает ко мне на колени, чтобы поговорила с ним, пощекотала. Подзарядился, пошёл дальше по своим делам.

Но любовь к папе у Вадюши особенная. Смотрит на него, затаив дыхание.

3 декабря 2012 г.

Вынесла Вадимку из ванны. Вытираю на кровати, целую пятки, а он хохочет.

Тимур сидит в другом конце комнаты и что-то сосредоточенно строит из конструктора. И вдруг говорит серьёзно: «Обожаю этот смех».

Записи 2013 года

Вадим носится по дому как буря, везде залезает, всё достаёт.

Если на столе стоит йогурт, Вадюша обязательно встанет на носочки и запустит в него свою ладошку. Или мусор
Страница 5 из 18

какой-нибудь внутрь забросит. В любом случае обязательно что-то придумает.

* * *

Вадим каким-то образом научился просачиваться сквозь прутья кроватки наружу. Вчера вечером уложила сына спать, выключила свет. Через некоторое время заглядываю, а он сидит на полу и играет себе спокойненько! Как он мог оттуда вылезти? Как?!

* * *

Заметила, каким образом Вадим выбирается из кровати! Поднимает матрас и вылезает через дно, там прутья широко стоят. Ишь, какой хитрый! Вечером папа прибил на дно кровати лист фанеры.

* * *

На улице Вадим ведёт себя совсем не так как дома. В коляске едет тихо, положив руки на коленочки. Просто образец, а не ребёнок! За ручку ходит послушно, даже на далёкие расстояния.

Боится фонтанов, горок и разных незнакомых предметов. Если взять Вадима на руки и начать приближаться к фонтану, сын станет биться как птица и сопротивляться. Даже когда мимо фонтана проходим, Вадим отворачивается, чтобы не видеть его. С горками то же самое. Так необычно видеть его робким.

* * *

Каждое утро около пяти часов мы слышим сквозь сон, как Вадим громко плюёт за борт кроватки и хохочет.

* * *

Вадим придумал новый ритуал. Укладываю его вечером спать, а он снимает штаны, носочки, подгузник, выбрасывает всё это на пол и писает в кровать.

Ругаю, переодеваю, меняю матрас, после этого засыпает. Потом просыпается, снова всё снимает и писает в кровать. Несколько раз проделал этот номер. Я в растерянности. Уже не ругаю, а просто переодеваю, будто так и надо.

* * *

Вадюша обожает плеваться. Утром поставила на стол миску для салата, и только отошла за ножом, как Вадим залез на табуретку, плюнул в миску, быстро слез и удрал.

* * *

Сын очень привязан к папе. Когда папа приходит с работы, он ходит за ним хвостом, при любом удобном случае залезает на колени и нежно воркует. А когда папа ненадолго уходит из дома, например, чтобы вынести мусор, Вадим падает на пол и так плачет, что мне каждый раз приходится придумывать, чем его отвлечь, чтобы успокоить.

* * *

Вадим отказывается узнавать папу без очков. Сидит рядом, опустив глаза. Только папа надевает очки – радуется, лезет обниматься. Папа снова снимает очки, сынок затихает и боится даже смотреть в его сторону.

* * *

Совершенно не любит сладкое. Шоколад выплёвывает! Любимые лакомства: крекер с расплавленным сыром или чёрный хлеб.

* * *

За шесть месяцев дома сын вырос с 73 до 86 см. Зубов было шесть, а стало шестнадцать. Невероятно!

* * *

Когда вечером пришло время укладывать Вадимку спать, я решила не как обычно положить его в кровать и уйти, а снова попробовать покачать немного на руках.

До этого любые попытки взять его в руки из кроватки или присутствовать в комнате во время засыпания заканчивались истерикой.

Когда Вадим был дома всего неделю, однажды у него поднялась температура. Всю ночь он плакал, стоя на четвереньках и раскачиваясь в своей кроватке. Мне хотелось взять его на руки, покачать, поносить по комнате, чтобы утешить, но сын выгибался и кричал страшным голосом, отбиваясь от меня руками и ногами. Пришлось положить его обратно в кровать и тихо сидеть на полу, наблюдая, как он засыпает, засунув два пальца в рот, сильно раскачиваясь из стороны в сторону, а через несколько минут опять плачет и затем снова сам себя укачивает. Привык ребёнок справляться со своими бедами один и не понимал никакой помощи.

Но сегодня я решила снова попробовать подержать его на руках перед сном. Сначала Вадим попытался вскочить, потом лёг обратно мне в руки и заплакал горько со слезами, но не выгибаясь, как обычно, а обмякнув в моих руках.

Я качала, баюкала, вытирала ему слёзы ладонью. Вадим лежал и смотрел в сторону, изредка бросая на меня косые взгляды. Иногда его глаза снова наполнялись слезами, а губы дрожали.

А я всё качала и качала. Глаза у Вадима стали закрываться, но вдруг сын повернулся и стал смотреть прямо на меня. И долго смотрел, пока глаза не закрылись и он не заснул.

Полгода мы вместе. Я была полностью уверена, что сын давно оттаял. Весёлый, ласковый. Но в тот момент, когда он стал на меня так пристально смотреть, меня как стрелой пронзила мысль: вот она – его обида за то, что он так долго был один. С первого дня в роддоме, полтора года совсем один. И всё это время он держался и виду не подавал. Такой маленький. Весь вечер плачу от этих мыслей.

Часть вторая

Галя и Кристина

Весна 2014 г.

Меня часто спрашивают: «Как вам не страшно брать детей? Это же такая ответственность!»

Да страшно, очень страшно. Но и бездействовать невозможно.

Привыкнув к Вадиму, мы решили, что сможем принять ещё одного ребёнка. Будем искать мальчика, примерно Вадимкиного возраста или младше.

Анкеты детей из Нижнего Новгорода я стала просматривать только потому, что мне очень понравился видеоролик о мальчике по имени Алёша. Я просто влюбилась в этого ребёнка. Такой весёлый и обаятельный мальчишка, как раз такого мы ищем!

Ещё тогда я обратила внимание на видеоролик про девочку Галю из того же детского дома. Очень удивилась, что такая длинноволосая красавица до сих пор не в семье.

Но лишь только мы получили в опеке новое заключение, и я собралась покупать билеты, чтобы ехать на знакомство с Алёшей, как выяснилось, что его уже забрали другие приёмные родители. Весь день я безутешно прорыдала, думая, что, кроме него мне никто не нужен.

Ведь я уже настроилась ехать в Нижний Новгород, собрала всю нужную информацию, распечатала себе полезные адреса и телефоны. «И что теперь делать? Ну не из-за Гали же тащиться в такую даль!» – думала я.

Стыдно и страшно это вспоминать.

Я пробовала звонить по другим анкетам, но ничего не складывалось. Вот так всегда: пока собираешь документы, кажется, что несчастных детей полным-полно, и они только и ждут, когда вы заберёте их домой. Но как только заключение у вас в руках и вы начинаете звонить и спрашивать о том или ином ребёнке, вам называют множество причин, по которым его невозможно забрать.

Каждая неудача заставляла нас возвращаться к Галиной анкете. Но мы сомневались, ведь хотели маленького мальчика, а Галя девочка, которой вот-вот исполнится восемь.

Помучившись ещё какое-то время, мы решили, что глупо продолжать виртуально искать себе ребёнка, нужно покупать билет и ехать знакомиться с ним лично. С кем? Ну хотя бы с Галей!

И с этого момента всё стало складываться самым лучшим образом, препятствия раздвигались сами собой, а проблемы решались незамедлительно.

Ещё в поезде я решила, что подпишу согласие в любом случае. Не могу же я просто приехать, познакомиться, дать ребёнку ложную надежду и уехать. Поэтому я заранее настраивала себя на то, что будет очень сложно, скорее всего, начнётся страшная адаптация, и вряд ли такая взрослая девочка идеально впишется в нашу семью. Но ничего, думала я, от нас не убудет, пусть просто живёт с нами и учится в обычной школе. В любом случае это лучше, чем детский дом.

Май 2014 г.

Знакомство с Галей

В детском доме меня встретили очень приветливо, со словами: «Ну, наконец-то и за Галей кто-то пришёл!»

Не меньше часа рассказывали про Галю и главный врач, и её заместитель, и медработник, и воспитательница.

В двух словах: девочка в детском доме с рождения, мама умерла, больше нет никого.

Воспитательница говорила о Гале восторженно.
Страница 6 из 18

Я поняла, что это её любимица. Уверяла, что уверена в ней на сто процентов, что Галя – первая помощница, совершенно не конфликтная и во всех отношениях прекрасная девочка, которая очень переживает, что подружек забрали в семьи, а её нет.

Потом привели Галю.

Она оказалась бойкой, на все мои вопросы бодро отвечала. Когда я достала игрушечного лисёнка, Галя несколько раз переспросила: это я ей навсегда подарила? Прямо навсегда-навсегда?

Я начала показывать фотографии нашей семьи. Специально взяла с собой небольшой фотоальбом. Галя с большим интересом рассматривала, задавала много вопросов.

Потом я спросила:

– Галя, а я себе дочку ищу в семью, у тебя нет знакомой девочки на примете, которая бы мне подошла?

Галя задумалась и сказала:

– Может, Кира?

– Галя, но ведь Киру уже забрали в семью! – воскликнула главврач.

– А мне ты очень нравишься, ты бы хотела поехать со мной? – спросила я.

Галя сделала большие глаза.

– Правда? Навсегда-навсегда? Прямо навсегда и больше никогда сюда не возвращаться?

– Нет, ну сюда можно в гости потом приехать! – сказала главврач.

Галя запрыгала от радости.

– Нет! Правда? Навсегда? Да! Да! Да! А когда?

– Когда документы все оформят, – ответила я. – Может, через две-три недели. Но ты знай, что я точно приеду за тобой. Вот, возьми фотографии, чтобы не забывать, куда ты поедешь.

– Это вы мне прямо навсегда отдаёте?!

Потом я спросила, можно ли сфотографировать Галю, но главврач сказала: только после подписания согласия. Я подписала согласие и сделала снимок для папы.

Знакомство с Кристиной

С Кристиной мне предложили познакомиться, когда я приехала, чтобы взять направление на знакомство с Галей.

В анкете, где нужно писать свои предпочтения, у нас был большой размах по возрасту и никаких ограничений по здоровью и национальности ребёнка.

И региональный оператор, у которой были сомнения, что после знакомства с Галей я подпишу согласие, спросила у меня: «А может быть, вы съездите и ещё с маленькой цыганочкой познакомитесь, вдруг понравится?»

И показала мне на мониторе фотографию запеленованного младенца с соской на пол-лица.

Я про себя подумала, что только младенцев мне и не хватает, но направление взяла, так как билеты домой у меня были на поздний вечер и до этого времени делать в незнакомом городе всё равно было нечего.

Так что после знакомства с Галей я поехала в пригород – искать дом ребёнка Кристины.

Дорога заняла гораздо больше времени, чем я рассчитывала, и в дом ребёнка я ворвалась в последние минуты его рабочего дня.

Главврач с удивлением посмотрела на мокрую и пыльную меня, но я сказала, что мне нужно ровно пять минут – только взгляну на девочку и сразу уйду.

Вздохнув, главврач села зачитывать историю ребёнка. Диагнозы, информацию о родителях, но я её почти не слушала – очень устала. Она закончила свою речь словами: «А девочка – просто красавица!», на что я подумала: «Все у вас тут красавицы. Давайте уже несите ребёнка, и я поеду домой…»

Но когда я увидела Кристину, всю усталость как рукой сняло! Мне захотелось схватить её немедленно и увезти с собой. Одновременно с этим я стала всерьёз волноваться, что такую прекрасную девочку мне просто так ни за что не отдадут.

Восторженно причитая, я сделала несколько фотографий, немедленно подписала согласие, и меня проводили к выходу, разрешив на следующее утро прийти проведать Кристину. На свой поезд я опоздала и была вынуждена остаться ночевать в гостинице.

Утром следующего дня мы с Кристинкой полчаса сидели в отдельной комнате. Я поиграла с ней немного и поехала домой, не веря своему счастью.

Июнь 2014

Забираем Галю и Кристину

Когда мы задумались о том, как нам забирать детей из одного города в другой с пересадкой в Москве, стало понятно, что одной мне не справиться.

Муж уехать из города не может ни под каким предлогом, только если уволится с работы. Поэтому со мной поехала моя подруга Аня.

До Нижнего Новгорода мы добрались без приключений, весело болтая всю дорогу.

Накануне вечером Аня разослала письма в несколько волонтёрских организаций, и среди ночи откликнулся какой-то молодой человек с машиной, готовый нас повозить по пригородам. Договорились, что он заберёт нас прямо с вокзала.

В восемь утра мы уже сидели в его «Ниве». Но волонтёр нам попался немного странный. За весь день, пока мы ездили по опекам и детским домам, он произнёс всего несколько фраз, угрюмо и не поднимая глаз.

Первые полчаса дороги мы ехали в напряжённом молчании, но потом расслабились и отвлеклись от личности водителя на главное – нужно было поскорее забрать детей.

Дорога до городка, где располагалась опека Кристины, показалась нам бесконечной. Зато в опеке мне за пять минут выдали постановление и остальные документы. Мы отправились в город, где находился Кристинин дом ребёнка. Там сначала забежали в магазин, купили два торта и торжественно пошли забирать Кристину.

Затем уже втроем сели в машину и поехали обратно в Нижний Новгород. Было ужасно жарко. Кристина не могла заснуть, всю дорогу я держала её на руках и развлекала, как только могла.

К Галиной опеке мы подъехали к полудню. Я постучалась в кабинет, напомнила, что мы из Брянска, уже забрали маленького ребёнка из пригорода, устали и очень спешим на поезд. Но в опеке мне ответили, что у них обед и продлится он ещё полчаса. Постановление мне отдавали долго, бегали за какой-то важной подписью. Мы думали, что никогда оттуда не выйдем! Ребёнок замучился ждать.

Забрали документы, запрыгнули в машину и поехали в Галин детский дом.

Там нас уже заждались. Галю нарядили, распустили длинные волосы, а в придачу собрали ей целую кучу вещей: игрушки, большой фотоальбом, папку с рисунками и школьный рюкзак с канцтоварами. Прощались со слезами на глазах.

Затем волонтёр отвёз нас на вокзал. Мы попытались выразить ему нашу благодарность, но он даже не повернулся, вытащил вещи, сел в машину и уехал.

До поезда оставалось всего полчаса, а билеты мы ещё не купили. Очередь в кассы привела в уныние, дети устали, мы вдвоём еле-еле тащили все вещи. Стояли, стояли в очереди, пока Кристина не стала жалобно скулить и выкручиваться в коляске. Тогда одна добрая женщина пропустила нас вперёд себя.

Кассир спросила, чьи дети – у девочек были разные фамилии и отчества. Я объяснила: только что забрали детей из детского дома, есть постановление об опеке. Женщина, которая уступила нам очередь, очень удивилась и сказала: «Надо же! А выглядят как обычные дети!»

Мы купили билеты и побежали искать нужный путь, чтобы сесть на поезд. К сожалению, все подземные переходы на вокзалах не предназначены для того, чтобы кто-то спускался по ним с коляской. Пришлось поднимать коляску вместе с Кристиной и перетаскивать то вверх, то вниз. Взмыленные, мы ворвались в вагон, рассовали вещи и заняли свои места. Начали обсуждать с Аней, как со всеми этими вещами, коляской и детьми перебраться в Москве с Курского вокзала на Киевский. Метро – непосильная для нас задача, остаётся только взять такси. Гадали, сколько это может стоить, денег было в обрез.

И тут произошло удивительное. В наш вагон зашла та женщина из очереди, которая нас пропустила. Протянула нам тысячу рублей, пожелала здоровья и ушла.

Мы сначала
Страница 7 из 18

растерялись, а потом решили, что раз судьба послала нам тысячу, значит, мы спокойно поедем на такси.

Дорога до Москвы на скоростном поезде заняла всего четыре часа. Дольше мы бы не выдержали, наверное.

В Москве мы на такси перебрались с одного вокзала на другой и обнаружили, что успеваем на поезд в 21.30, а билеты у нас были на 23.50, да ещё и очень неудобные места – на плацкартные боковые. Решили попробовать сдать билеты в кассу.

Тут к нам подошёл какой-то пожилой мужчина и пообещал нам билеты в купе на Брянск всего за три тысячи. Мы уже были готовы на всё, только бы не торчать посреди жаркого вокзала с детьми ещё три лишних часа. Поэтому сдали билеты и побежали занимать купе. Только расстелились – дети упали и заснули.

А в три часа ночи мы уже были дома.

6 июня 2014 г.

Пытаюсь приспособиться к жизни с пятью детьми.

Кристина не отпускает меня ни на секунду от себя. Если теряет из виду, закатывает истерику. Таскаю её с собой повсюду. Мечтаю в ближайшее время купить эрго-рюкзак для переноски детей, потому что руки и спина просто отваливаются. Папе или кому-нибудь ещё даже на пять минут перепоручить Кристинку невозможно – кричит и выгибается, пока я не заберу её обратно. Так что даже в туалет отойти проблема.

Спать укладываю – то же самое. Если сижу рядом с кроватью – пожалуйста, засыпает. Но если проснётся и увидит, что меня нет, снова кричит и плачет. В общем, рыбка-прилипала.

С непривычки очень устаю, с трудом нахожу возможность приготовить поесть и помыть голову.

Галя ведёт себя лучше, чем я ожидала.

Конечно, для неё здесь много нового. Удивляется тому, что еда готовится на огне (спрашивала, почему у нас нет дома повара), тому, как заваривается чай, и многим обычным вещам. Боится собак и кошек. Нашего кота обходит за версту и верещит, если он проходит мимо неё.

Опасается выходить из дома. Сегодня нам нужно было сходить в опеку, чтобы поставить девочек на учёт, так Галя всё время спрашивала, точно ли мы вернёмся обратно домой.

Меня называет мамой и на «вы».

В первый день дома, когда папа вышел из комнаты, Галя спросила у меня: «А этот, с чёрной грудью, каждый день будет сюда приходить?» И расстроилась, когда я сказала, что папа живёт здесь всё время. Непривычно ей видеть мужчину, тем более жить рядом, – в детском доме весь персонал был женского пола.

Большую часть времени Галя играет с огромной куклой из детского дома. Наряжает её в свои новые вещи.

Наша еда ей непривычна. Например, мы завтракаем творогом или йогуртами, а Гале не нравится. Кормлю её йогуртом с ложки, чтобы привыкала. С уговорами съедает.

Весь день держится возле нашей старшей дочки Марии. Вечером приходит Тимур, и Галя с удовольствием начинает играть с ним, но тогда Маша начинает страдать от того, что она совсем одна в этом огромном мире.

Чувствуется, что Галя – девочка с характером. Ругает Машу, если та без разрешения берёт её вещи. Следит за порядком и, если кто-то «хулиганит», приходит ко мне жаловаться. Активная такая, не стесняется никого.

Вадим был очень удивлён, когда увидел Кристину. Он по сравнению с ней очень большой, а ведь брали мы его с таким же ростом – 74 см. Тянется к ней: то волосы погладит, то обнимет. Но не понимает, конечно, что, когда я Кристину укладываю спать, нужно вести себя тихо – шумит как обычно. На Галю Вадим особого внимания не обратил.

11 июня 2014 г.

Сегодня ровно неделя, как привезли девочек.

Медовый месяц кончился, зацвела пышным цветом адаптация, которая усугубляется ремонтом в ванной и туалете.

Лезу на стену.

Во-первых, Вадим будто с цепи сорвался. Он всегда был гиперактивный, но в рамках приличия. Можно было чем-то занять – кубиками или мультик включить. Сейчас он просто сам себе не хозяин: кричит, стучит руками и всем, что попадается под руку, обо всё, истерит по мелочам и катается по полу. Вечером гуляем с ним, но за руку идти нормально не в состоянии, выкручивается и вырывается. Очень тяжело с ним сейчас.

Галя вчера побила Тимура по голове за то, что он ябеда. Она его постоянно цепляет, поддевает и отвечает поперёк. Сын плачет и, когда не выдерживает, жалуется мне. За это был Галей бит.

Галя пытается заполучить Марию в союзники, нашёптывает ей про Тимура всякие гадости, и про папу заодно. Ей даже в голову не приходит, что здесь все – единое целое, а она новенькая. И что не получится жить независимо от Тимура, и от папы тоже. Так искренне удивляется, когда Маша её не поддерживает в создании коалиции.

Веду разговоры отдельно с Машей и Тимуром, отдельно с Галей.

Галя слушает меня обычно молча, закрыв лицо руками. И невозможно вытянуть из неё ни слова! Но и не плачет при этом, что интересно. Стоит очень хмуро и всё.

Сегодня после очередных выпадов в адрес Тимура я отправила Галю на кухню, посидеть-подумать. Час сидела там надутая, пыталась качаться (но я попросила мебель не ломать, и она перестала). Когда поняла, что никто с ней разговаривать не станет, пока она сама голос не подаст, – подошла ко мне, извинилась и пообещала «дружить с Тимуром». Обещания хватило на полдня.

Кристина не может заснуть, потому что рабочий весь день сверлит стены.

И вроде всё ожидаемо и по-другому быть не может, но меня накрывает раздражение и кажется, что нет сил это терпеть.

Неизвестно, как долго продлится это состояние оголённых нервов, усталости и раздражения. Хоть бы уже поскорее ремонт закончился!

Когда дети начинают меня раздражать своим поведением, есть два варианта действий для моего умиротворения. Я начинаю мыть их, расчёсывать, намазывать кремом либо занимаюсь с ними чем-то обучающим. Умные чистые дети меня радуют.

13 июня 2014 г.

Сегодня утром мне подумалось, что если бы не Кристинка, мне было бы гораздо тяжелее сейчас психологически привыкать к появлению в нашей семье Гали. Кристина круглосуточно вызывает у меня умиление и радость. Смотрит на меня долго и внимательно своими ясными глазками, ну просто птенчик, а не девочка! Такое у меня принятие этого ребёнка, будто сама родила. Даже не думала, что подобное со мной может случиться, ну надо же счастье какое!

С Галей мне, конечно, сложнее, но я изначально понимала, что забираю её исключительно из жалости и велики шансы, что мне тяжело будет её принять чисто физически.

Но на деле всё оказалось лучше, чем я ожидала. Хорошо уже то, что меня в ней ничего особенно не раздражает. Дома нет ощущения «задержавшегося гостя», а я боялась, что будет.

Раздражают словечки в её речи непривычные, манера резко взвизгивать в разных ситуациях, привычка говорить о себе в третьем лице. Но я сразу взялась её довольно строго воспитывать. Помню про то, что у неё тоже адаптация, внимательно наблюдаю, перегибать нигде не собираюсь. У меня сложилось впечатление, что Галя – крепкий орешек и адекватно реагирует на замечания, хорошо приспосабливаясь ко всему новому. Я ждала, что она спустя неделю дома затоскует по привычному детскому дому, устанет от нас и всего нового вокруг. А она чувствует себя прекрасно, насколько я могу судить. Поэтому я выбрала тактику «высаживаем рассаду сразу в грунт». То есть я не предпринимаю особых действий для Галиного постепенного привыкания, я рискнула сразу поместить её в условия нашей обычной жизни. И довольна результатами первых десяти дней.

Например, поначалу
Страница 8 из 18

Галя отказывалась есть йогурты и творог, которыми обычно завтракает наша семья. Сначала я кормила её йогуртом с ложки, потом мы договорились, что творог ей нравится больше, но всё равно Галя пыталась оставить половину своей порции и смыться с кухни, а я возвращала её и заставляла доесть. Вчера и сегодня она уже спокойно съедает свою порцию, не кривляясь.

Со словечками я борюсь так: после того как Галя говорит фразу, которая мне чем-то не нравится, я повторяю то же самое, в привычной мне форме, но тонким голосом, будто говорю за неё. Сначала Галя смотрела на меня удивлённо, но потом стала исправляться сама, сразу за мной. Когда мне нужно, чтобы она поблагодарила, я тоже говорю тонким голосом: «Спасибо, мама!» и отвечаю своим обычным: «Пожалуйста, Галя!»

Галя сначала спросила, почему я так говорю. Я ответила: «Ты не успела меня поблагодарить, вот я и говорю за тебя». И теперь Галя старается успеть. Благодарит и переспрашивает радостно, успела она или нет.

Забавно, как Галя всё время удивляется, что у нас нет повара, чтобы готовить еду, и нянечки, чтобы мыть полы. И бани по субботам тоже нет. А всё делает мама! Галя сказала, что когда вырастет, тоже станет мамой. И больше никакая профессия её не манит. «Буду мамой, как вы!» – говорит. Называет меня то на «вы», то на «ты».

Тимур завёл речь про то, что у него скоро день рождения и стал перечислять, что хочет в подарок. Галя кричит: «Так это нужно письмо Деду Морозу написать!» Тимур: «Деду Морозу – это в Новый год, а на день рождения подарки родителям заказывают!» Галя удивлённо: «Каким родителям?» Тимур: «Ну, маме и папе!» Галя растерянно: «Ой, а у меня нет мамы и папы…» Я делаю ей большие глаза, и она спохватывается: «Ааа, у меня теперь тоже есть мама и папа, да, мам? И мне тоже подарки будут дарить? Да, мам?»

Галя очень трепетно относится к своим вещам. Бережёт их, кладёт на место всегда и просит, чтобы у неё спрашивали разрешения взять. Тимур с Машей забывают, как Гале важно иметь свои собственные вещи после жизни в детском доме, могут подойти и взять точилку или карандаш. Галя бежит жаловаться, что они не спросили. Ругаю детей, прошу чтобы спрашивали, объясняю, почему это важно. Обещаю Гале купить её собственный комод, куда она сложит все свои вещи. А пока, если Галю угощают, например, конфетой, она прячет её под подушку.

Помнит всё, что я обещала ей купить, перечисляет мне, чтобы не забывала. Следит, поровну ли я наливаю квас или даю какие-то печенья.

Тянется ко мне, особенно когда Тимур меня обнимает или Маша. Они ласковые дети, постоянно подходят приобнять, поцеловать между делом. Галя останавливается, смотрит. Стараюсь её лишний раз коснуться, но пока сама не могу преодолеть какой-то невидимый барьер, чтобы обнять-поцеловать её, хотя бы мимоходом.

Стоя в очереди в магазине, Галя вдруг поворачивается и, умиляясь, тянется ко мне: «Моя мама…» Обнимаю: «Конечно».

Часто говорю о том, что наша семья – одно целое, что мы своих в обиду не дадим и вообще никому не отдадим, случись что. Гале это нравится, она переспрашивает и уточняет, что тоже «своя».

На улице возникает масса вопросов и впечатлений. То инвалид проедет в коляске, и Галя кричит и пальцем показывает, а потом долго оглядывается. То цыгане пробегут толпой, то пьяница в траве валяется, то нищий сидит и деньги просит. Про каждого долго говорим, и Галя до вечера всё вспоминает и удивляется.

Перед сном, когда Тимур читает, Галя лежит в кровати и листает книги. Хотя видно, что это занятие для неё непривычно совершенно. Но подражает, и это тоже обнадёживает.

Есть у меня уверенность, что Галя довольно быстро прирастёт к нашей семье. Потому что она старается.

Заколок накупили Гале всевозможных! И шпилек и резинок. Я за всю жизнь столько не покупала.

15 июня 2014 г.

Ну ожидаемо же, что ребёнок, выросший в детском доме, слабо представляет себе, что такое семья.

Ожидаемо. Но когда ты понимаешь наконец, какая каша в голове у этой бедной восьмилетней девочки, становится жутко.

Вчера, после вечерней прогулки, у нас с Галей зашёл разговор про нищих цыган, которые просили денег, когда мы шли мимо.

И Галя сказала:

– А у нас в детском доме была одна девочка-цыганка, но она была нормальная, чистая и денег не просила…

– Ну конечно, потому что она была воспитана хорошо. У неё, видимо, мама была цыганка – поэтому и она сама тоже цыганка, но то, каким будет человек по характеру и поступкам, зависит от воспитания, – объяснила я ей.

Галя удивилась.

– Нее, у неё никакой мамы не было.

– Ну как не было, она ведь родилась у своей мамы, как же ещё?

– Из живота? – спросила Галя. – Нет, у нас в детском доме не было детей из живота, у нас могли из другой группы перевести… а из живота не было никого.

– Галя, но все без исключения люди рождаются из живота. По-другому им никак не появиться.

– И у вас тоже кто-нибудь рождался?

– Да, Тимур и Маша.

– Да-а?! Ничего себе!

Галя задумалась.

– Я потом покажу тебе книжку, – сказала я, – там много интересных картинок про то, как малыш растёт у мамы в животе.

Взрослые уверены, будто все дети в детском доме мечтают жить в семье. Но девочка, которая росла там с рождения, представляет себе семью, как ещё один детский дом, ну вроде как её в другую группу перевели. В её картине мира жить в детском доме – это естественно, она думает, что все так живут.

И Гале только предстоит понять, что это не так. Что в школе с ней вместе будут учиться домашние дети, появившиеся из животиков своих мам. Думаю, надо постепенно подводить её к этой мысли, как и к пониманию того, что у неё тоже была мама, которая её родила, а потом умерла.

16 июня 2014 г.

Мне кажется, из всех моих детей самый травмированный – Вадим.

Он был всего на месяц старше Кристинки, когда приехал домой. Ему тоже было полтора года. Но он не смотрел в глаза, сильно качался, сосал пальцы и кусался. Очень тревожный, от всего незнакомого кричал и сильно плакал. Когда просыпался среди ночи, вообще в руки не давался, ревел. Возьмёшь, чтобы прижать-пожалеть, а он в истерику. Приходилось просто сидеть рядом на полу.

Дома сын почти два года. Конечно, он сильно изменился за это время, с виду совсем домашний ребёнок. Но ночью качается и пальцы сосёт по-прежнему. И ручным его не назвать всё-таки. Ласковый, да, любит, когда я его обнимаю и целую, но дозировано. Пообнимается минутку-другую и сбегает. А чтобы разлечься вместе в обнимку, например, перед телевизором – это только если температура под 39, в остальное время не позволяет мне таких вольностей.

Почему так?

Почему Кристина будто и не была в доме ребёнка? Ни качаний, ни тревоги.

Поливаю её из душа – улыбается, ручная совершенно. Галя за такой огромный срок в детском доме тоже не так сильно пострадала. Качается во сне, конечно, но в большинстве случаев позитивно воспринимает всё новое.

Мне кажется, что у Вадима раньше проснулось осознание своего одиночества. Оно уже тогда было в его глазах и реакциях. Кристинка – малыш малышом, простая и доверчивая, а Вадим был как гномик. Серьёзный такой человечек, с каким-то внутренним знанием, которое его, похоже, и травмировало.

Так мне его жалко! Прямо душа за него болит. И не понимаю, что можно сделать. Почему оно не уходит из него, почему не забывается эта тревога? Как же он будет жить
Страница 9 из 18

так?

Сейчас, когда прошло чуть больше трёх недель нашей совместной жизни, мы каждый вечер удивляемся, как нам повезло с дочками.

Про Кристину я очень осторожно пишу, чтобы не показаться ненормальной. Обожаю этого ребёнка с первой секунды, как увидела. Моя девочка с головы до пяток!

С Галей не так просто, но сегодня я почувствовала, что она становится своей. То, что меня раздражало в ней первое время: странный нервный смех или привычка заправлять всю верхнюю одежду в нижнюю, – теперь умиляет. Ну, это же наша Галя! Я всё больше нахожу в ней похожего на меня. Родинка на спине такая же, как у меня, день рождения в мае, и гречка у нас любимая каша. И подкупает она меня своим восхищённым взглядом, наивностью и искренностью. Любуюсь ей. Вот уже она и песни наши любимые поёт, и шутки семейные понимает. Надеюсь, что и дальше всё будет хорошо.

21 июня 2014 г.

Я-то приготовилась к сложной реабилитации Гали, всё-таки столько лет в детском доме ребёнок провёл, а она так старается влиться в семью, что мне не приходится прилагать к этому особых усилий.

Переучила за две недели раздражающие меня словечки, не корчит страшные рожи, не ковыряет пальцы. Привыкла к нашей еде, всё, что положу съедает первая. Всё, что я говорю, быстро запоминает и принимает к сведению.

Тоски по прошлому в ней не замечаю. Но иногда проскальзывают такие фразы: «Ой, у меня такое красивое платье есть. Правда, оно в детском доме осталось…» или «Ой, а мне подарили игрушечный компьютер, а я его в детском доме забыла…»

На прогулке иногда её пробивает на воспоминания, и она рассказывает разные истории из жизни в детском доме. Но ничего страшного я не слышала, хотя однажды прямо спросила у Гали, как их наказывали в детском доме. Она ответила, что ставили в угол. Иногда даже в угол туалета, так как углов в группе на всех не хватало. И чувствуется, что за всю жизнь её ни разу не били и не обижали там серьёзно, поэтому и агрессия отсутствует полностью в этом человеке. Это очень радует.

За прошедшую неделю у нас было много разговоров о том, как дети попадают в детский дом. Что в городе все дети домашние и обычно живут с папами и мамами, а в детский дом дети попадают редко, только если с их родителями что-то случилось или они сами не хотят или не могут воспитывать своих детей. Этот факт Галю сначала очень удивил, но я время от времени ненавязчиво его проговариваю, объясняя разницу между детским домом и семьёй, и чувствуется, что она привыкает к этой правде жизни. Когда зашёл разговор, как сама Галя попала в детдом, я сказала, что у неё умерла мама, которая её родила. Галя удивилась, переспросила, что за мама такая, тётя Таня что ли? (Женщина, которая однажды её брала в гости.) Нет, говорю, мама, которая родила. Галя кивнула и больше про это не спрашивала.

Любит разговаривать про школу. Впрочем, как и Тимур. Рассказываю им, как тянуть руку, чтобы ответить, как отпроситься в туалет, как в столовой обедают, – слушают с упоением и просят ещё раз рассказать.

Со мной по-прежнему разговаривает то на «ты», то на «вы». Тянется меня обнять, погладить волосы. Особенно за пределами квартиры. Где-то в поликлинике или магазине Галя вдруг начинает на меня смотреть с восхищением и говорит: «Мама, я тебя люблю». Меня это напрягает пока, честно скажу но виду не подаю, отвечаю тем же и даже радуюсь, что она так себя ведёт. Но психологически мне тяжело обнять её или поцеловать. Просто рука не поднимается. Иногда даже чувствую, что Галя подходит всё ближе и тянется обнять, а сама делаю вид, будто меня отвлекает что-то и удаляюсь. Работаю над собой, но мне нужно время.

Привыкну обязательно. Стараюсь побольше её касаться: заплетаю-расчёсываю долго, мою, помогаю одеваться (даже когда не требуется помощь) и нахваливаю бесконечно то красоту, то ум, то поведение.

А вот у Марии первое впечатление сгладилось, восторг прошёл, и она снова стала время от времени удаляться в свою комнату, чтобы почитать, порисовать и просто послушать музыку в одиночестве. Я понимала, что так будет, потому что хорошо знаю Машу. Ей необходимо своё пространство и эту территорию она охраняет очень ревностно, редко кому (мне чаще всего) разрешает на несколько минут присесть на свою кровать. Все это знают, и никто к ней не лезет.

Галя к Маше тянется и старается чаще быть рядом с ней. Марию раздражает, что Галя не считается с тем, что она старше, и поэтому Галя тактично, но настойчиво выставляется из комнаты вон. Галя возмущается и кричит, что это нечестно.

Поэтому чаще всего Галя играет с Тимуром. Но, видимо, ещё с детского дома у неё сложилось мнение, что с мальчиками дружить не круто, и она постоянно между делом поддевает Тимура, он злится и отвечает, как может. И так за пару часов игры они успевают сто раз поспорить, разбежаться и снова начать играть вместе.

Кота по-прежнему боится и кричит не своим голосом, если он где-то поблизости просто мимо проходил.

26 июня 2014 г.

Галя уже не отпрашивается в туалет, а просто идёт, когда нужно, – это прогресс. Не заправляет всю верхнюю одежду в нижнюю. И йогурты ест по утрам так, будто всегда их ела. Да и вообще с ней нет тех проблем, к которым я себя готовила.

Каждый день ходим гулять и долго разговариваем на разные темы. Например, недавно я объясняла ей, что девочка-девушка-женщина-бабушка-старушка – это стадии взросления человека. Галя была очень удивлена.

Возникает ощущение, будто она думала: ей просто повезло, что она девочка, а некоторые вон бабушками живут всю жизнь. А то, что ей предстоит пройти этот жизненный цикл превращений, да ещё и умереть в конце, – для неё новость.

Сначала она переспросила несколько раз, правильно ли поняла. Потом стала протестовать и говорить, что нет, она так не хочет. Потом стала с интересом разглядывать встречных людей, отгадывать, бабушка перед ней или женщина. Про стареньких людей с палочками спрашивала, скоро ли они умрут. В общем, начала смотреть на мир другими глазами.

Однажды мы встретили свадьбу, и я несколько раз объяснила Гале, как образуется семья. Сказала, что когда она вырастет, тоже найдёт себе пару. Галя удивилась: «Я сама должна буду искать? Где же я найду? А мне никто не поможет?» Я уверила её, что всё получится, что все находят себе пару обязательно. Теперь Галя радуется, когда встречает держащихся за руку влюблённых. «Ура! Они нашли себе пару, да? Здорово!»

Потом я как-то обратила Галино внимание на то, что в розовой коляске, как правило, везут маленькую девочку, а в голубой – скорее всего, мальчика. Теперь она обращает на это внимание и пытается угадать, где мальчик, а где девочка.

С Кристиной тоже нет никаких проблем. Только кушает плохо. Бегаю за ней с кашей, радуюсь, когда допивает хотя бы две трети чашки кефира.

Научилась махать ручкой: «До свидания!» Теперь, когда слышит это слово – всегда машет.

С папой нашла общий язык, радуется ему, охотно идёт на ручки. Купаться обожает.

Маша с Тимуром недавно сказали мне: «Как здорово, что мы взяли именно Галю и Кристину! Они так нам подходят! Без них было гораздо скучнее!»

30 июня 2014 г.

Галя всё время целует мне руки, обнимается и говорит, как сильно меня любит. Каждые десять минут буквально.

Стоим где-нибудь на светофоре или на эскалаторе в магазине, она целует руку, которой я её держу. Едем в
Страница 10 из 18

маршрутке, спрашивает, будем ли мы обниматься, когда вернёмся домой. Немного пугает такой наплыв чувств.

Утром смотрит в тихом восторге, как я крашусь. Переспрашивает, как что называется, и старается слегка потрогать рукой моё лицо. Купила ей детский блеск для губ – прыгала от радости. Теперь непременно наносит его перед тем, как выйти на улицу.

3 июля 2014 г.

Я заметила, что Галя, когда рисует, пользуется цветом совершенно бездумно. Может раскрасить принцессе лицо ярко-красным, волосы синим, руки сделать жёлтыми или зелёными. Аккуратно так. И ничего её не коробит в подобном рисунке. Приносит похвалиться.

Я хвалю за старательность и аккуратность, но объясняю: принцесса получилась некрасивой, потому что цвета использованы более чем странно. Галя сначала надувается, может посидеть какое-то время, положив голову на руки, приговаривая: «у меня ничего не получается». Но после беседы о том, что не бывает людей, у которых сразу всё получается идеально, приободряется и раскрашивает снова, теперь уже тщательнее подбирая цвета.

Показывала ей, как рисовать девочкам красивые губы и глаза. Сначала ничего не получалось, Галя паниковала, но потом стало выходить лучше, и она обрадовалась. Будем и дальше воспитывать уверенность в собственных силах.

Когда Галя хоть немного нервничает, она начинает махать руками, как крыльями, и закрывать ладонями лицо, тереть глаза. Я обратила на это её внимание, и в последнее время она стала лучше себя контролировать, спохватывается и перестаёт.

А пару дней назад, вечером, когда я уложила их с Тимуром спать и попросила больше не вставать и не разговаривать (было уже очень поздно), Галя всё равно вскочила и стала хватать Тимура за ноги для смеха. Я её наругала, сказала, что у нас в семье принято маму слушаться, и она меня очень расстроила своим поведением. На следующее утро Галю было не узнать. От раскаяния и расстройства она снова заправила верхнюю одежду в нижнюю и полчаса ходила с косой в зубах. Потом подошла и обещала, что больше не будет так себя вести. Обнялись, выправили одежду наружу, волосы закололи.

Надо сказать – за целый месяц, что Галя дома, я сердилась на неё (причём не всерьёз, а потому что требовала воспитательная ситуация) всего пару раз. Она довольно быстро усваивает всё, о чём просят, и балуется в меру. Очень тянется за Тимуром и Машей.

Положив Галю вечером спать, никогда не знаешь, в какой одежде её разбудишь!

Когда она переодевается и зачем – непонятно. Кладу спать в майке и трусах, бужу ребёнка в джинсовых шортах. В следующий раз в трикотажной кофте. Или в других шортах – розовых с кармашками. Спрашиваю, зачем она переодевается ночью, – улыбается, бормочет невнятно что-то.

Пару дней назад перед сном принесла Гале резиновые сапоги. Говорю ласково:

– Надевай, мало ли что ночью произойдёт, нужно быть ко всему готовым.

Смотрит растерянно.

– И пальто сейчас принесу, вдруг замёрзнешь ночью.

Смеётся, говорит:

– Нет, не надо!

– Ну давай рядом положим, может, ночью переоденешься…

Хихикает.

– Смешная вы, мама!

Проснулась в том же, в чём заснула.

Вечером следующего дня Галя спросила, смеясь:

– А вы мне снова пальто принесёте?

Я говорю:

– Обязательно принесу, ведь пальто – это одежда для сна!

Хохочет.

Больше пока не переодевалась.

3 июля 2014 г.

Гале в детском доме перед отъездом подарили школьный рюкзак с альбомом, пластилином, десятком тетрадей в зелёной обложке и пеналом с фломастерами.

Галя, естественно, считает, что это несметные сокровища, перебирает и пересматривает их иногда. Но за месяц жизни дома она понавыдирала листов из альбома (хотя бумаги у нас навалом), потеряла ластик и зелёную ручку, открыла пластилин. Ей нравится говорить Маше и Тимуру: «О, тебе нужен лист, а у меня есть альбом, я сейчас тебе дам!» То есть нравится чувствовать себя хозяйкой своих вещей и ими распоряжаться.

Иногда она подходит ко мне и спрашивает, а не будет ли учительница ругать её за то, что она без ластика пришла. Я отвечаю, что мы обязательно купим к школе всё новое: и ластики, и карандаши, и альбом, и пластилин, и много ещё чего. Галя радуется, повторяя за мной все слова: «Да, купим всё новое. Обязательно, да, мам? Обязательно! А то не могу же я прийти в школу без зелёной ручки, да? Что учительница скажет! Поэтому купим обязательно, да? Когда купим? Когда пойдём всё школьное покупать. Да. Обязательно».

Разговаривая со мной, Галя часто повторяет все слова, как бы усваивая то, что я говорю.

Иногда на Галю наплывают воспоминания, и она начинает рассказывать что-то про своё прошлое в мельчайших подробностях.

Например, день, когда мы приехали домой. Точно описывает, какая у кого была одежда, кто что сказал, что она подумала. Ещё рассказывала, как у них праздновали дни рождения в детском доме. Собирали сразу несколько ребят, то ли тех, которые в один месяц родились, то ли тех, которые в один сезон (летние или осенние, например). И пока остальные на прогулке, отводили в актовый зал, дарили подарки, поздравляли и угощали чаем.

Никаких тортов Галя не знает, и уж тем более со свечками – сделала большие глаза, когда я спросила об этом. Мороженое давали, говорит, и апельсины с бананами тоже. После поздравления ребята снова шли в группу, и не всегда им разрешали взять подарки с собой. Однажды Гале подарили большую куклу, но потом забрали и положили в шкаф в игровой комнате, откуда её можно было брать только с разрешения.

Галя строго следит за справедливостью раздаваемого. Когда я даю печенье или конфеты, проверяет, кому сколько и чего дали. Мы не акцентируем на этом внимания, но иногда получается смешно. Например, когда из двух вариантов конфет, допустим, «Взлётные» и «Барбариски», – Тимур выбирает один, а Мария другой. Галя начинает метаться и не знает, за кем повторить, что лучше выбрать. Приходится выбирать самой, деваться некуда.

6 июля 2014 г.

Утром сегодня поссорились с Галей в первый раз.

Я собиралась мыть Маше голову и сказала Гале, чтобы она шла чистить зубы скорее и умываться, пока ванная комната свободна. Буквально через три минуты выходит.

Спрашиваю:

– Ты всё уже?

Кивает, улыбается, демонстрирует чистые зубы.

– А лицо умыла?

Галя говорит:

– Да.

– Точно? – переспрашиваю.

– Точно!

Я подхожу, трогаю Галины глаза – лицо совершенно сухое, сразу понятно, что не умывалась. Говорю:

– Ну и зачем ты меня обманываешь, Галя? Я ведь вижу, что ты не умывалась! Знаешь что, я на тебя обиделась, потому что у нас в семье никто никого не обманывает. Тебе будет приятно, если я начну тебя обманывать? Вот и мне очень неприятно.

И ухожу заниматься своими делами.

Галя заправила футболку в трусы и удалилась в комнату реветь. Демонстративно так, как медведица, чтобы в каждом уголке квартиры было слышно. Минут через пятнадцать я попросила Тимура сходить на разведку и объяснить Гале: если она хочет что-то мне сказать, то пусть успокоится и придёт поговорить. Но, по-видимому, она считала, что есть более эффективный способ разрешить ситуацию, и продолжала реветь во весь голос, низким грудным голосом, да так, что кровь стыла в жилах.

А я в свою очередь продолжала как ни в чём не бывало заниматься своими утренними делами. Молча отнесла Гале чай и йогурт, всем своим видом выражая
Страница 11 из 18

полнейшее спокойствие. Не обиду, не равнодушие, а именно спокойствие. Располагая к беседе, а не отталкивая.

Галя ревела почти час. Затем она стала ходить неподалёку от меня, тихонько подвывая. Потом замолчала и просто стояла некоторое время рядом с кухней, где я готовила обед.

И, наконец, подошла и попросила прощения:

– Мам, простите, пожалуйста…

– Хорошо, Галя, я на тебя не сержусь, – сказала я. – Я надеюсь, ты поняла, что если близкие люди будут обманывать друг друга, то ничего хорошего у них не получится. Ты ведь могла просто побежать и помыть лицо, а не обманывать меня. Выправляй футболку из трусов и давай обнимемся.

Галя облегчённо вздохнула, обняла меня и поскакала умываться.

8 июля 2014 г.

Гале почему-то кажется, что она не сможет пересказать мультфильм или сказку. Спрашиваю, например: «Чем Дюймовочка отличается от тебя, Галя?» – в глазах ужас, краснеет, закрывает лицо руками и шепчет: «Не знаю…»

Говорю: «Галя, это простой вопрос, ответ ты знаешь, я уверена. Скажи, почему тебя не может унести жук, а Дюймовочку унёс?»

И опять: «Не знаю…»

Потом я кое-как разговорила её, и Галя прекрасно пересказала мне всю сказку. Надо чаще просить её пересказывать, чтобы она поверила в свои силы.

Хотя простых сказок она не знает. Ни Золушки, ни Царевны-лягушки, ни кто такой Кощей Бессмертный. Включаем каждый день по мультфильму – и это большой прогресс, что Галя смотрит внимательно и заинтересованно двадцатиминутный мультик и может его пересказать.

Считала Галя только до десяти, причём как-то бестолково. До двадцати уже с ошибками. Я повесила ей ленту цифр от 1 до 100, и каждый день по несколько раз мы их громко по порядку называем. Потом я прошу показать на числовой прямой, сколько кому в нашей семье лет, номер квартиры и дома. Галя занимается этим очень охотно, уже с небольшими подсказками называет все цифры сама.

Ещё Галя очень внимательно относится к запахам. Часто просит понюхать что-то, спрашивает про запахи на улице или в магазине. Не любит запах жаренного в тостере хлеба, запахи кофе или запечённого сыра. Любит запах рыбы в магазине, ароматы мыла, геля для душа и шампуня.

Разговариваем с ней на прогулках долго. О жизни, об отношениях в семье, о свадьбах, об инвалидах, старушках и детях.

Посторонние люди часто спрашивают у меня про Галю и Тимура: «А они у вас двойняшки?» Интересно будет в школе, когда выяснится, что у «двойняшек» разные фамилии и отчества.

13 июля 2014 г.

Интересно наблюдать, как нервничает Галя, когда кто-то из семьи обнимает меня или целует.

Например, стоим на светофоре с мужем. У него в руке Вадим, у меня коляска с Кристиной и рядом Галя. И вдруг муж меня приобнимает и целует куда-нибудь. В это время Галя начинает немного тянуть меня за руку в противоположном направлении и пытается поцеловать мне хотя бы ладонь.

А когда на меня с объятиями набрасывается Тимур, Галя подбегает и начинает тревожно скакать вокруг, пытаясь втиснуться, но не находя веского предлога. Я её обнимаю тоже, конечно.

Ещё я, кажется, начинаю понимать, почему Галю хотели отдать в коррекционную школу.

Когда с ней постоянно общаешься дома, то на первый взгляд кажется, что она вполне нормальный ребёнок. Но если мы выходим за пределы квартиры, и ей задаёт какой-то простой вопрос парикмахер, продавец или соседка, Галя теряется и бормочет невнятную чепуху. В прямом смысле чепуху. Какие-то не сочетающиеся между собой слова, в некоторых из них могут быть переставлены слоги. Если переспросить, что она имела в виду, Галя виновато улыбается и тихо говорит, что не знает.

Первый и второй раз я думала – мне показалось. Но нет. Интересно ещё, что после такого общения с чужим человеком Галя потом несколько минут не может прийти в себя и говорит или спрашивает какую-то невнятицу. И нормально разговаривать способна только после молчания. Что же это такое? Наверное, сильнейшая неуверенность в себе.

За месяц дома мы переделали с Галей кучу разнообразных заданий для подготовки к школе. Есть некоторые трудности, но в целом справляется неплохо. Самое сложное для Гали – отвечать на обычные вопросы. Кажется, будто она совсем не привыкла размышлять. Например, её привёл в полный ступор вопрос: «Зачем дому нужна крыша?» Я уже и так, и эдак спрашивала и просила представить, как бы ей жилось в доме без крыши. Бесполезно.

Решила приучать её думать. Задаю теперь часто простые вопросы: «Зачем нужен сахар в чае?» или: «Зачем человеку пальцы?». И подбадриваю.

17 июля 2014 г.

Продолжаем готовиться с Галей к школе.

Главная задача сейчас – побороть её неуверенность в собственных силах. Как только Галя начинает сомневаться в себе, её мозг будто выключается. Я такое впервые встречаю!

Происходит это так. Решает Галя примеры. Два столбика, по шесть в каждом. Всё прекрасно получается, считает на пальцах, сама записывает ответы красивыми цифрами, я нахваливаю. И вдруг на каком-нибудь восьмом простом примере Галя резко начинает сомневаться. Ей не удаётся пересчитать правильно пальцы, она пробует два раза и будто выключается. Закрывает глаза руками, краснеет, шепчет: «У меня не получится». Я начинаю помогать, подбадриваю, но она будто не понимает, что я говорю, трёт лицо, вот-вот заплачет.

Поначалу я думала, что она устаёт и нужно просто переключиться на какое-то другое дело. Но если я делала попытки убрать подальше неудавшийся пример – это вызывало рёв и отчаяние с причитаниями, что у неё ничего никогда не получится. Поэтому теперь я стараюсь из таких ситуаций выходить с юмором. Говорю: «Так, Галя растерялась». Беру её пальцы и помогаю досчитать, вслух правильно рассуждая за неё, стараюсь рассмешить чем-нибудь. И после этого Галя снова легко решает остальные примеры.

В Галиной характеристике написано, что она неспособна понимать двусмысленность сказанного, иронии и юмора.

В нашей семье все постоянно разговаривают с иронией и любые дела делаются весело и с юмором.

Сначала Галя приглядывалась и удивлялась. Особенно когда я, кормя Кристинку, начинала петь не своим голосом что-то вроде: «Кормим милых малышей, хоть завязочки пришей, трам-пам-пам, трам-пам-пам, хоть завязочки пришей!» Теперь Галя привыкла, прибегает и поёт со мной всякую чепуху.

Цифры тоже учились писать весело. Мне очень пригодился опыт обучения в игровой форме Маши и Тимура.

Срисовывать цифры Галя умела. Но рисует она всё маленькими отрывистыми неуверенными линиями, обводя и подрисовывая по сто раз одно и то же. Я учу её рисовать уверенно одним движением, не отрывая ручки от бумаги. Получаться стало далеко не сразу. За восемь лет Галя так привыкла к своим неуверенным линиям, что нарисовать одним движением даже маленький кружок она не в состоянии. А вдруг не получится?

Убедить её в том, что ничего страшного не случится, если круг будет не такой как хотелось, было сложно. Мы чертили много кривых линий на чистом белом листе, много неаккуратных кружков, просто калякали, не отрывая руки. Галя смотрела на меня так, будто я совершаю преступление. С ужасом и восхищением.

Постепенно она расслабилась и научилась писать красивые цифры, не отрывая руки. Мы с Машей хвалили её на все лады! И я повторяю, повторяю бесконечно, что всему можно научиться, нужно только не отчаиваться.

С чтением
Страница 12 из 18

всё оказалось сложнее. Мы дошли до слов из пяти букв и прочно застряли. Пока Галя дочитывает слово до конца, она напрочь забывает, какой слог был вначале.

Эта проблема стала мешать развитию её уверенности в себе, поэтому мы решили сделать два шага назад и снова начать с простых слогов.

Гораздо важнее сейчас развитие речи. Я учу Галю правильно отвечать на вопросы, обращая внимание на то, о чём спрашивается. А то на вопрос: «Что такое стол?» дочь отвечает: «Стол – это чтобы чашку поставить». Несколько раз в день тренируемся отвечать, и с каждым днём Галя разговаривает всё лучше.

Продолжаю читать вслух простые сказки. Начали с «Трёх поросят». Много обсуждаем попутно: и как картошка растёт, и чем птицы питаются.

Стараемся каждый день выходить гулять на роликах. Галя их обожает. Пока катается в Тимуркиных, но совсем скоро купим ей собственные.

Родители принесли вчера арбуз. Отрезала детям по кусочку. Смотрю, Галя как-то настороженно себя ведёт. Оказалось, она впервые видит арбуз так близко и даже не пробовала его никогда. Я спросила, а какие же фрукты давали в детском доме. Яблоки, груши, бананы и апельсины.

Арбуз Гале понравился. А это ещё не самый спелый и сладкий был.

Я весело и беззаботно проживаю с детьми день, а по вечерам, когда они уже спят, сижу и плачу на кухне от жалости к Гале.

Как нагнать эти потерянные восемь лет?

Галя смотрит, как я ношу Кристину, и жалеет, что я не могу и её также носить. Могу на колени посадить к себе, но поднять – никак не могу. Папа Галю вчера носил немножко, она была очень довольна.

Галя привыкла к нашей семье, к нашему дому, к привычным маршрутам и распорядку дня. И теперь очень жалеет, что не жила с нами всегда. Когда смотрит наши фотографии или слушает, как дети вспоминают что-то из прошлого, издаёт такой разочарованно-протяжный звук: «А меня тут не было!»

И она уже забывает, что Кристинку забирали вместе с ней. Думает, будто я её родила. И думает, что все остальные были здесь всегда, а её по какому-то странному недоразумению не было.

Почему она не попалась мне на глаза раньше?..

28 июля 2014 г.

Кажется, что это сложная задача – взять восьмилетнего ребёнка из детского дома и за лето до школы подготовить его к первому классу.

Самое сложное совсем не это. Сложно отучить ребёнка от привычки «включать дурака».

Вот в соседней комнате играют дети. Я слышу Галин звонкий голос. Возникает какой-то спор, Галя прибегает ко мне и объясняет ситуацию эмоционально, даже деловито, логично так выкладывает аргументы обеих сторон, выслушивает моё мнение и убегает объясняться дальше.

Но если мы вместе идём, к примеру, в магазин, и я, чтобы не идти молча, начинаю задавать ей какие-то вопросы вроде: «А как ты думаешь, зачем дети 1 сентября несут в руках букеты цветов?», Галя меняет походку на шлёпающую и дурным голосом (таким растягивающе-картавым) начинает отвечать: «А патамуштаа… эээ… патамушта – поливать цветы».

Зачем она так делает – загадка. Возникает ощущение, что в детском доме у детей было принято вести себя со взрослыми так, будто они идиоты. А может, она копирует ответы других детей, в Галиной группе было много ребят по разным причинам не способных даже к обычной речи.

Чем больше я наблюдаю за этими удивительными превращениями, тем сильнее понимаю, почему врачи поставили ей диагноз – умственная отсталость. Если бы я видела Галю раз в месяц, и она таким образом отвечала бы на мои вопросы, я бы не сомневалась даже, что диагноз верный. Но это только маска, которую ребёнок надевает с какой-то целью. Вот с какой – не понимаю.

Если к нам в гости приходит моя мама, и мы разговариваем о чём-то и некоторое время не обращаем внимания на Галю, она снова «включает дурака» и начинает на заднем плане тыкать пальцем в разные предметы и глупым голосом говорить: «Это ЛАМПА, а это – ОКНО». Или садится на маленький тазик и говорит: «Галя поехала на машинке».

Иногда Галя не отвечает на простой вопрос, а просто повторяет последние два-три слова оттуда, смотря в одну точку. Конечно, такое поведение раздражает.

Решила провести с Галей беседу. Так прямо и сказала ей: «Галя, ну ты что! Такая умная девочка, вон и примеры сама решаешь, и буквы уже все знаешь, а ведёшь себя как малыш! В нашей семье дураков нет, у нас все детки умные, разве ты видела когда-нибудь, чтобы Тимур или Маша так себя вели? Нет, конечно! Никто не хочет, чтобы о нём думали, будто он глупый». И всё в таком духе.

Если Галя снова включает глупый голос, я теперь её передразниваю. Продолжаю разговаривать дальше, как ни в чём не бывало, но тоже растягивая и подкартавливая слова.

Галя краснеет и перестаёт. Не уверена, что я правильно поступаю, но больше ничего не могу придумать.

А ещё я нашла Галино слабое место и нет-нет да и пользуюсь этим в воспитательных целях.

Галя очарована свадьбами. Мы живём совсем рядом с центральной городской площадью и каждую субботу можем наблюдать вереницы свадебных кортежей, невест, фотографирующихся возле фонтана, и нарядных гостей.

Галя прямо замирает от восторга, долго всё разглядывает и расспрашивает меня о разных деталях церемонии. И всё переспрашивает, точно ли у неё будет такая свадьба. Ну конечно, точно. А платье я ей куплю такое? А вдруг она не сможет найти жениха? А кольцо она тоже должна будет надевать жениху? А он её понесёт на руках? И спать можно будет в одной кровати, и разговаривать перед сном сколько угодно? И обниматься можно? А покажу я ей фотографии на компьютере, где жених и невеста обнимаются? А фату как прикалывать? Я ей помогу приколоть? Много-много вопросов.

И при каждом удобном случае я теперь говорю Гале, что за хорошо воспитанную невесту женихи даже спорят иногда, потому что каждый хочет себе самую лучшую жену найти. Чтобы и готовила хорошо, и красивая была, и умная. Галя слушает и кивает. Дело-то серьёзное.

1 августа 2014 г.

Всю неделю Мария и Тимур гостят у бабушки на даче. Вадюша в садике, дома только мы с Галей и Кристинка.

Галя купается в моём внимании. Заплетаю её то так, то эдак, везде таскаю за собой и разговариваю, разговариваю, пока голос не сядет. Ну и занимаемся обязательно.

Она уже неплохо считает по тридцать примеров в день и гордится собой чрезвычайно.

Продолжаем тренироваться правильно отвечать на вопросы. Теперь на вопрос: «Что такое каша?» Галя отвечает не как раньше: «Это когда из неё едят», а «Каша – это еда». Совсем другое дело!

Сегодня распечатала пять страниц со словами из пяти букв, и первую страницу Галя уже прочитала за утро. Сколько радости было, когда она смогла понять слова из первого столбика! Кричала и бросалась обниматься: «Мама, я уже чуть-чуть научилась такие сложные слова читать!»

Пересмотрели кучу видеороликов в интернете за эти дни. И как вылупляются цыплята с бабочками, и как делают шоколад, масло и хлеб, и как женщины рожают детей, и как они их кормят грудью…

Галя в восторге! Мечтает поскорее сама родить и кормить малыша.

4 августа 2014 г.

Вадим два года дома. Ребёнок, за которого я переживаю больше всего. Самый сложный в поведении. Сообразительный и шустрый, если не доглядишь, обязательно что-нибудь натворит.

Больше всего расстраивает склонность сына к истерикам. Если что-то не получается, падает на пол, катается и кричит. Причём из-за
Страница 13 из 18

всяких пустяков. И мне кажется, ему самому тяжело, что не получается найти какое-то равновесие в своём настроении.

Я понимаю его поведение как глубокую душевную травму. Это чувствуется и потому, как он беспокойно спит, и по тому, как закрыто держит себя. Сейчас, когда мы привезли девочек, это стало особенно заметно и понятно, раньше нам не с чем было сравнивать.

Стоит мне запеть, кричит: «Мама, неет!» Купили Вадиму новую подушку – кладёт себе в ноги, мол, спасибо, не надо мне этого.

Играет с конструктором, кубиками, мячиками-попрыгунчиками. А если при Вадиме взять, к примеру, мягкую собаку и начать гладить или кормить – снова кричит: «Неет, мама, нет!!»

Прямой взгляд на себя не выдерживает. Если кушает за столом и замечает, что я или папа прямо на него смотрим, – закрывает глаза руками, съёживается весь. Если снова замечает на себе взгляд, то опускает лицо на руки и ждёт, пока перестанем.

К окружающим агрессии у Вадима нет. Кристину не обижает, наоборот, опекает иногда. С Галей играет с удовольствием. За Тимуром повторяет всё, как попугай. Папу и дедушку предпочитает мне и бабушке.

Обожает фонтаны. Все прогулочные маршруты мы строим так, чтобы обязательно по дороге попадались фонтаны. Вадим может долго-долго стоять и смотреть, как льётся вода, а если ещё и руки разрешают помочить – это вообще счастье! В ванне тоже любит играть. Мультики смотрит спокойно, но не все подряд, а свои любимые. Кушает хорошо, всё что даю.

В проявлениях нежности очень сдержан. Время от времени на Вадима накатывает целовальное настроение, и он всех обходит, целуя каждого члена семьи по два раза. Но если на него напасть с ласками – вырывается и кричит: «Нееет!» Правда, от ласковой мамы спасенья нет, и я всё равно ношу его и целую-обнимаю сколько влезет. Вадим повырывается для порядка и обмякает в моих руках.

Вот такой сложный и противоречивый сынок у нас растёт. А мы его любим, переживаем, чтобы он не попал в какие-нибудь неприятности. Стараемся порадовать любимыми мячиками, леденцами или фонтанами.

5 августа 2014 г.

Случайно выяснилось, что Галя не знает, кто такой Мойдодыр!

Включила ей мультик, дочь в восторге от оригинальности сюжета. Звала меня каждые три минуты: «Мам, смотри-смотри, от него даже одеяло убежало! Мама, быстрее смотри, его щётки сами моют!!»

Ох, сколько ещё интересного у Гали впереди!

За прошедшую неделю, пока старшие дети были на даче, мы с Галей очень сблизились.

Во-первых, то, как она тянется ко мне, растопило бы сердце самого чёрствого человека. То руку поцелует, то плечо понюхает, всё время хочет ко мне прикоснуться. И смотрит с восхищением, когда я расчёсываюсь или крашусь, бормочет тихо: «Мамочка милая моя… Такая красивая… Так вкусно пахнет…»

Много раз в день обнимает меня и говорит, как любит. Стоит посмотреть на неё – расплывается в улыбке. Ну чудо, а не девочка!

Во-вторых, меня, как любителя поучить кого-нибудь чему-нибудь, не может не покорять Галино старание. Наконец-то мы собрали книжные стеллажи и снова расставили по местам спрятанные в коробках книжки.

Галя нашла книгу, по которой мы ещё с Тимуром учились читать, и весь вечер, пока я прибирала в их комнате, читала мне разные слова из неё. И на следующий день ходила за мной с этой книжкой, и сегодня. А если я занята и не могу слушать, то Галя сидит за столом в своей комнате и обводит картинки и узоры в тетради «Готовим руку к письму». Даже когда мультфильмы включаю, пристраивается рядом с этой тетрадкой и сидит обводит.

В-третьих, дочку будто прорвало, и она стала подробно и много рассказывать о жизни в детском доме. Не грустно, а просто делится всем, что было. Слушаю с упоением, будто книгу читаю.

11 августа 2014 г.

Похоже, что у Вадима кризис трёх лет цветёт пышным цветом. Всё отрицает, упрямится, психует на пустом месте – как по учебнику.

Мы стараемся спокойно реагировать на его выкрутасы: не хочешь сандалик снимать, тогда я тебе сниму… Шапку в грязь бросать не надо, если она тебе не нужна, я положу её в сумку… Не хочешь идти спать, тогда я тебя отнесу… Не хочешь обниматься, но теперь у Вадюши есть мама, и если она захотела сыночка поносить-покачать, то будь добр, укладывайся поудобней…

Зато очень заметен скачок в речи, иногда скажет чего – удивляемся. Но как же с ним тяжело!

Поскорее бы закончился этот гадкий кризис, где наш милый Вадюша? Ау!

15 августа 2014 г.

А Галя сегодня решила 28 примеров без единой ошибки и без моего участия!

Дала ей утром лист, а она мне его через некоторое время приносит на проверку. Ну, умничка, что тут скажешь! В детском доме ни за что бы не поверили, что Галя так решает сама и уже читает слова из шести-семи букв.

Спрашиваю, что означает каждое слово. Если не понимает, идём и смотрим фотографии или видеоролики в интернете.

Вчера смотрели, как курица яйцо снесла, фигурное катание, как выглядит ягода малина и большой фильм ВВС об акулах. Галя думала, что акулы маленькие, на ладони помещаются, а нет ведь! Кричала от удивления, глядя на этого хищного зверя.

И нашего кота Галя, наконец, совсем перестала бояться. Раньше она в туалет ходила, если я стояла на страже, а как только кот весело пробегал мимо, Галя кричала как ужаленная и рыдала, размазывая сопли. Кот, чувствуя её слабину, стал цепляться при каждом удобном случае, и Галин страх от этого лишь крепчал.

Однажды мне это надоело, и я строго сказала, что в нашей семье кота бояться нельзя. Я запрещаю и не принимаю возражений.

«Нам с котом, – говорю, – всю жизнь жить, ты так и собираешься его всегда бояться?» И объяснила Гале, что если кот бежит на неё, нужно бежать ему навстречу, топая ногами и воинственно крича.

Галя тряслась от страха, но топала навстречу. И кот пробегал стороной! Я подбадривала её и хвалила. И дня за два проблема была решена. Сейчас ночью кот спит у Гали в ногах, и она его даже в руки берёт. А когда я напоминаю, как она боялась ходить в туалет, Галя смеётся: «Ну мам!» и просит больше не вспоминать такие глупости.

Адаптация детей прошла у нас в три этапа, как я сейчас понимаю. Имеется в виду адаптация Маши и Тимура к Гале, так как от Кристинки все были в восторге и полюбили-приняли сразу.

Как только я привезла Галю, дети стали рвать её друг у друга. Если Галя играла с Тимуром, то ко мне приходила рыдающая Мария и жаловалась, что она мечтала именно о такой сестре, а Галя сейчас полюбит Тимура, и снова Маша останется одна до самой старости…

Когда Галя начинала проводить больше времени с Марией, рыдал Тимур, рассказывая мне, как он мечтал всю жизнь о такой сестре, но теперь Галя с Машей не разлей вода, а он одинок…

Через некоторое время новизна ощущений прошла, и детям стало казаться, что Галя какая-то странная и глупая. Иногда они объединялись, чтобы её подразнить, постоянно одёргивали и всячески подчёркивали, что её мнение никому не интересно.

Я много разговаривала с каждым по отдельности и со всеми вместе, эффект был, но кратковременный, чуть что – и опять начинались споры.

А последние две недели вырисовывается такая картина: Галя целыми днями играет с Тимуром в ролевые игры, их не видно и не слышно, а Мария держится в стороне, впрочем, как всегда. Снова оказалось, что она нуждается в очень дозированном общении, а в остальное время ей хорошо одной. Иногда она
Страница 14 из 18

вылезает из берлоги поиграть с «двойняшками», но хватает её примерно на час в день.

Обстановка нормализовалась, все довольны.

16 августа 2014 г.

В обучении детей я иногда использую приём «тайного знания». Придумала его, когда ещё занималась с пятилетней Машей. Особенно великолепно он работает у неуверенных в себе детях, хотя я его применяю ко всем подряд (имею в виду своих, конечно).

Объясню на примере Гали. Я ежедневно даю ей примеры, чтобы тренироваться в счёте. Галя считает на пальцах (я всех своих детей так учу, потому что пальцы всегда под рукой). Поначалу она была страшно не уверена в своих силах, и от этого ошибалась в ерундовых примерах.

Тогда я склонилась над ней и заговорщицким тоном сказала: «А знаешь, почему ты ошибаешься, а другие дети решают без ошибок? Потому что они знают один секрет! И если ты обещаешь, что никому не скажешь, я тебе его расскажу». Галя пообещала, что никому и никогда.

Тогда я рассказываю: «Всё дело в том, что эти дети тихонько проговаривают решение примера. Вот так: «Было семь, забираем три, получается четыре». Если говорить эти слова и внимательно глядеть на пальцы, то ни за что не ошибёшься! Только смотри – никому!» И прошу сразу попробовать.

Галя пробует всё проговаривать и правда не ошибается. Глаза загораются от восторга, она пробует снова и снова – всё правильно! (А если что-то неправильно, я говорю: «Ты просто, наверное, плохо проговаривала, попробуй ещё раз».) Как это ни странно, после получения «тайного знания» ребёнок ошибается гораздо реже, чем раньше. А если ошибается, то понимает, что просто плохо применил это знание, а не потому что ничего не получается и он неспособный.

Теперь, когда Галя приносит мне на проверку лист с примерами, я говорю: «Вот молодец! Очень круто, Галя! Ты, наверное, в школе будешь решать лучше всех! Только проговаривай тихо-тихо, чтобы никто не заметил». И Галя радостно кивает, довольная собой.

И этот метод работает со многими вещами. Можно показывать, как секретно пишутся буквы и цифры. Когда это преподносишь как тайну, дети слушают внимательно, затаив дыхание, чтобы не пропустить чудесный способ. Спешат попробовать, а когда получается – очень радуются!

1 сентября 2014 г.

Как здорово, что обещанный прогнозом погоды дождь не испортил нам праздник! Погода была хорошая, даже иногда выглядывало солнышко.

Я думала, что совсем не волнуюсь перед школой, но вчера до 3 часов ночи не могла заснуть. Проснулась в полседьмого утра, и пока отправила Вадюшу в садик и собрала трёх школьников и одну малышку – ужасно устала. Хорошо хоть успела чашку чая выпить.

Вышли из подъезда, еле сдерживая торжественную радость. Девчонки сразу растёрли ноги новыми туфлями, а первоклашки утомились нести свои букеты. Но ничто не могло омрачить праздник. Галя с Тимуром взволнованно озирались то на будущих одноклассников, то на учительницу, то на меня. Маша встретилась со своими друзьями и никак не могла с ними наговориться.

2 сентября 2014 г.

Забрала первоклашек с первых в их жизни уроков.

Дети в восторге! Чуть не оглушили меня, рассказывая наперебой, что им понравилось в школе, что они кушали в столовой, какие в школе туалеты, с какими ребятами познакомились и какие лёгкие задания были в прописях.

Перекусили и с удовольствием погрузились в лето. Больше часа из комнаты слышны только писклявые голоса, которыми они разговаривают за своих человечков.

5 сентября 2014 г.

Устаю сейчас просто чудовищно.

Каждый вечер недоумеваю, отчего человеку так мало отпущено сил на день и почему такая короткая ночь?

Встаю в шесть утра, почти весь день не присаживаюсь, а в 11 вечера начинаю засыпать на ходу. Правда, всё запланированное сделать пока успеваю. Осталось только научиться правильно расходовать энергию, чтобы не валиться с ног от усталости. Думаю, недельки через две привыкну и будет гораздо легче. Самое главное: несмотря на лавину забот, я весь день в прекрасном настроении, чувствую себя счастливой, не побоюсь этого слова. Просто мои физические возможности не поспевают за душевными, и я сама не замечаю, как выбиваюсь из сил.

6 сентября 2014 г.

Стараюсь не забывать писать о Вадимке.

А он стабильно ходит в садик, и на него даже не жалуются особо. Речь заметно обогатилась, особенно удивляют слова «спасибо» и «пожалуйста», которые он стал повторять за старшими детьми, и употребляет их теперь часто и к месту.

Вадим по-прежнему ребёнок со сложным поведением, любитель поистерить по любому поводу, но мы как-то смирились с этим и воспринимаем как данность. Ну да, вот такой наш Вадюша непростой ребёнок.

Чудит в своём стиле. Например, сидим с ним на автобусной остановке. От скуки любуюсь, какой он милый, сидит на скамеечке. Думаю: «Какой же всё-таки у нас чудесный мальчик, может же сидеть спокойно». И вдруг Вадим как плюнет себе на джинсы. Ээээ…

Ходит по улице, цепляясь носами ботинок за асфальт. Неделю назад купили ему новые ботиночки – всё, носы ободраны в хлам.

Из садика приходит грязный как трубочист, но мыться ненавидит. Мою каждый день под оглушительные крики «Папа помогши!!!!» Если его моет папа, Вадюша зовёт уже меня.

Но вообще Вадимкино поведение в пределах нормы. Да, он не пай-мальчик, но и мы на стену пока не лезем, а это хорошо!

15 сентября 2014 г.

Сегодня читали с Галей слово РАКЕТА. Я показывала ей фотографии ракеты и заодно рассказывала про космос.

Говорила, что мы живём на планете Земля, она круглая и вращается вокруг солнца.

Галя заулыбалась и сказала: «Мам! Ты шутишь!»

Я говорю: «Нет, Галя, это правда. Так оно и есть».

Галя: «Мам! Ну ладно, скажи, что ты шутишь!»

Пришлось показывать видеоролики из интернета и убеждать. Ребёнок в шоке.

23 сентября 2014 г.

Тимур и Галя в школе устают. Возвращаются, обедают и засыпают. Учительница задаёт много работы в прописях. Дополнительно Галя продолжает читать каждый день листочки со словосочетаниями, которые я придумываю и распечатываю специально для неё. Тимур в это время читает какую-нибудь книжку. На прошлой неделе Драгунского читал, сейчас серию про Петсона и Финдуса перечитывает.

Ещё первоклашки обязательно решают каждый день по листку с примерами. Галя в десятке, Тимур в сотне.

Вернулись к просмотру альбомов с репродукциями картин известных художников. Почему-то у нас в семье это одно из самых любимых занятий. При разглядывании репродукций обязательно возникают интересные темы для разговора. Галя даже запомнила фамилии нескольких русских художников и названия их картин.

3 октября 2014 г.

Всю эту неделю Маша с Галей сидели дома из-за болезни. У Гали была температура и кашель, а у Маши боль в горле и стоматит, и я решила обеих оставить на недельку в покое. Мария много читает, погрузилась в изучение физики и истории, с упоением рисует. Галя тоже почти весь день занимается. Пишет в прописях, считает примеры и читает предложения. И читает, между прочим, всё лучше и лучше.

Вчера распечатала ей листы с глупыми предложениями вроде «Лена намазала собаку шоколадом» или «Петя умывался тёплым квасом», которые придумывала давно, ещё для маленькой Маши. Галя пришла в полный восторг и прочитала подряд несколько листов. Как же это радостно – всего четыре месяца назад ребёнок буквы не знал, а сейчас так здорово читает,
Страница 15 из 18

считает и старательно пишет! А Масару Ибука писал, что после трёх – уже поздно! Ха!

Тетради у Гали ничуть не хуже, чем у Тимура. Новые буквы ей не сразу даются, конечно, но мы тренируемся в черновике, и только потом Галя пишет их в тетрадь.

Тимур ходит в школу и на танцы. Всем доволен, ожидаемо успешен, но устаёт, конечно. Домашние задания делает быстро и легко. С удовольствием читает сейчас книгу Роальда Даля «Чарли и шоколадная фабрика».

Вадим ходит в садик. Воспитательница на него не жалуется. Ближе к вечеру сын, по-прежнему, психует из-за всякой ерунды, но мы уже привыкли и спокойно на это реагируем.

Кристина очень ручная. Десять минут походит по комнате или поиграет и сразу просится ко мне на руки. И попробуй не возьми – будет реветь. Так что я частенько болтаюсь с ней на боку, будто новая часть тела у меня выросла. Зато хорошо спит днём и ночью, выдерживает режим дня, стала более-менее нормально есть.

В конце октября муж уволился с работы, и нам пришлось переехать в другой город, точнее, в пригород. Вадима забрали из детского сада, а первоклашек перевели на семейное обучение.

7 ноября 2014 г.

Уже полгода как Галя живёт дома.

Удивительный ребёнок нам достался! Вот как можно было за восемь лет изоляции остаться такой чистой и светлой девочкой?

Восемь лет она была ничья. Играла, кушала, спала в целой группе детей. При каждом лёгком недомогании по нескольку дней просто сидела на кровати в изоляторе одна, без игрушек, а с температурой ехала на скорой помощи в больницу и лежала там одна, среди совершенно незнакомых людей, терпела все процедуры, анализы, уколы. Как она не замкнулась, не отчаялась? Я пытаюсь поставить себя на её место и просто не понимаю, откуда она черпала оптимизм.

А сейчас никто не поверит, что Галя полгода назад жила в детском доме. Она стала очень домашней девочкой.

Больше не качается перед сном, не машет руками, когда волнуется, не хватает себя за лицо, не грызёт и не обрывает ногти.

Она больше не рассказывает о детском доме, даже не упоминает о нем, не смотрит каждый день свой большой фотоальбом со старыми фотографиями.

Ест всё, что я готовлю, с удовольствием, первая приносит мне пустую тарелку. Полюбила йогурт и творог.

Из её речи исчезли странные, чуждые нам словечки, а сама речь стала богаче и стройнее. Галя научилась читать, считать и писать прописными буквами. И то, с каким желанием, старанием и терпением она этого добивалась, тоже восхищает меня бесконечно. Такой скачок в развитии всего за полгода!

Ещё очень важно сказать о том, как Галя вписалась в нашу семью. Как она умеет ладить со всеми, пытается никого не обидеть, может где-то уступить, если требуется. С удовольствием возится с Кристинкой, играет с Вадимом как с равным. Старается угодить Маше, не теряя достоинства и не давая помыкать собой. Но главная дружба у них с Тимуром, конечно. Они уже так привыкли всегда всё делать вместе, что в разлуке сразу начинают скучать. Самые настоящие двойняшки!

Сегодня возила детей в магазин игрушек. Галя попросила купить ей коляску для куклы, и вся светилась от радости, когда везла её домой!

Полгода в семье живёт не только Галя, но и Кристина. Я о ней мало пишу, потому что это будет сплошной мёд с патокой и больше ничего.

Обожаю эту девочку! Не бывает такого, чтобы я бросала на неё привычный взгляд или спокойно переодевала, кормила, мыла и расчёсывала. Эта забота для меня сплошное удовольствие. Остальные члены семьи разделяют мои чувства и сами время от времени нападают на Кристину с нежностями.

Что изменилось за эти полгода? Почти ничего.

Кристинка досталась нам без признаков депривации, обычная девочка, разве что очень ручная.

С игрушками не играет совсем. Просто разбрасывает. Ни о каких пирамидках и кубиках, которые так обожал Вадим в её возрасте, даже речи не идёт. К мягким игрушкам тоже равнодушна.

Любит рвать бумагу и салфетки, водить карандашом по бумаге и танцевать, изображая мимикой пение.

Обожает забегать за угол и быстро снимать штанишки, носки и сандалии, а потом стоять с растерянным видом: «Ой, даже не знаю, как это произошло!»

Любит хватать у Вадима маленький мячик или кубик и улепётывать со всех ног, пока он её не догонит и не отнимет.

Залезает на стул, сбрасывает со стола по порядку все вещи и снова стоит с растерянным видом, будто это не она, а кто-то другой натворил.

Очень любит купаться.

Хорошо кушает и засыпает без разговоров, строго по режиму. А если утром просыпается раньше нас, то лежит тихо-тихо и ждёт, пока мы откроем глаза.

Лепечет вовсю. Пытается повторять слова, понимает простые просьбы.

Но выросла всего на 6 см (с 74 до 80 размера). Для года и 9 месяцев это мало, конечно. Списываем всё на глубокую недоношенность.

Другими словами, Кристина совершенно золотой ребёнок. Какое счастье, что она у нас есть!

13 ноября 2014 г.

А у Маши тем временем начинается переходный возраст. Психует теперь по любому поводу, перечит, грубит, протестует, хочет покрасить волосы в чёрный цвет и вставить серёжку в нос. Спасите, помогите!

Договариваться стало очень сложно. Рисует, читает и слушает музыку, а уроки делает медленно и с причитаниями. От споров с ней я стала уставать так, будто на стройке работаю.

Пока помогает только тактика: «Хорошо, я сделаю так, как ты скажешь! Раз ТЫ приняла такое решение».

После подобной фразы дочь сильно настораживается и начинает сомневаться, что ей пойдут чёрные волосы.

А это только начало. Ууу…

16 ноября 2014 г.

И всё-таки чем больше я занимаюсь с Галей, тем больше думаю, что сейчас ей просто необходимо индивидуальное обучение. Никакая учительница в классе не станет подстраиваться под неё, а подстраиваться необходимо.

За последнюю неделю мы с Галей столкнулись с некоторыми темами, преодолеть которые ей было очень непросто.

Например, начали читать предложения, которые написаны подряд, а не каждое на отдельной строчке. И это обстоятельство просто сбило Галю с толку. Как я не объясняла, что точка – это конец одного предложения, а там где слово с большой буквы – это начало другого, бесполезно!

Галя в этом месте просто выключается и не понимает, что делать. Начинает твердить со слезами на глазах, что это слишком сложно и никогда она этого не поймёт. Я говорю: «Ну ты что, Галя, это же очень просто, просто посмотри, вот точка – это конец предложения». Но Галя не может обработать эту информацию и боится читать предложения, если они не написаны каждое с новой строки. Она просит вернуть всё как было, когда у неё получалось, злится, что я всё смешала и нарушила ситуацию успеха. Но я непреклонна.

Я показываю ей обычные книги, а там предложения идут друг за другом. Галя в отчаянии плачет, говорит, что ей никогда этого не понять, а значит, она не сможет учиться и, вообще, вся жизнь под откос.

Тогда я напоминаю ей, как она говорила раньше, что не сможет прочитать слово из пяти букв, как боялась кота, но всему научилась и всё преодолела.

Галя поднимает на меня заплаканные глаза и тихо спрашивает: «Мама, ну как, КАК мне понять про эту точку?» Я отвечаю: «Ты обязательно поймёшь, вот увидишь, это совсем не сложно».

Мы прекращаем разговор на эту тему, пробуем на следующий день, и опять ничего не выходит, как я не скачу, не размахиваю руками и не объясняю. Мы
Страница 16 из 18

снова прекращаем этим заниматься под Галин несчастный плач.

Но на третий день ВДРУГ всё получается, и она спокойно читает как положено перемешанные предложения, и улыбается во весь рот, когда я напоминаю, что она говорила мне два дня назад.

То же самое мы пережили, после того как в занятиях по математике вышли за пределы десятка. И когда перешли к задачам на больше и меньше. Просто штурмом их брали. И каждый раз только через несколько дней к Гале приходило понимание и можно было двигаться дальше.

Не знаю, что это. Наверное, всё-таки глубокая неуверенность в себе. Как только Галя чему-то научится, она так радуется и так бережёт этот успех, с удовольствием упражняясь сколько угодно раз, даже в свободное от занятий время. Но перед всем новым у неё какой-то непреодолимый ужас. Она становится не в состоянии думать, просто повторяет за мной мои же вопросы, которые должны были сработать как наводящие. Смотрит и молчит, или тихо, иногда шёпотом, просит о помощи: «Мам, как мне ответить?».

В такой момент её уже бесполезно о чём-либо спрашивать. Даже от простейших вопросов вроде «какое число идёт после пяти?» Галя смотрит на меня со страхом и повторяет слова из вопроса, не в силах ответить. И тут хоть в клоуна превратись, хоть с бубном танцуй, ничего не поможет, лучше сразу закончить занятие.

Но есть у меня уверенность, что чем больше мы будем преодолевать таких препятствий, тем крепче будет становиться вера Гали в собственные силы. Потому что перечисление побед её очень радует и приободряет. Главное, что у неё есть совершенно осознанное желание учиться.

Ещё завтрак не кончился, а Галя уже штурмует меня с прописями, просит распечатать примеры и листы для чтения, спрашивает сто раз, когда я смогу с ней позаниматься математикой. И если я говорю, что после обеда, то она будет ходить за мной по пятам или стоять неподалеку с тетрадью в руке и ждать, как Хатико.

Я распечатала уже целую стопку листов с простыми заданиями, которая лежит у Гали в тумбочке, чтобы она в свободное время самостоятельно могла их решать и приносить мне на проверку.

Но я считаю, что пока слишком рано сажать её в школьный класс. Это будет простой тратой времени и приведёт к снижению самооценки из-за постоянного сравнения себя с другими ребятами.

Сегодня ездили с Машей записываться в школу. Целый час добирались. Но это мы своим ходом, а вообще детей из нашего посёлка каждый день отвозит и привозит специальный школьный автобус с сопровождающим. На дорогу уходит полчаса в один конец.

К моей радости, первоклашек согласились принять на семейное обучение сразу. Мне даже не понадобилось ничего объяснять. Осталось только подписать договор и согласовать с учительницей, как и когда они будут сдавать аттестации.

22 ноября 2014 г.

Самым сложным ребёнком у нас по-прежнему остаётся Вадим. Сейчас, когда нет детского сада, он особенно отжигает. Очень активный: крутится, вертится, руками машет, ногами дёргает, на месте не сидит, то бегает на четвереньках, то прыгает как лягушка.

И очень шумный. Если не разговаривает, то какие-нибудь громкие звуки издаёт, хорошо если поёт, а то просто высовывает язык и кричит: «Беееееее!» Но когда разговаривает, тоже не легче. Главные слова сейчас: «Не буду!» и «Нет!». Спорит по каждому пустяку.

«Вадим, это печенье». Сын: «Нет, это не печенье, это сырник!!»

«Возьми оранжевый карандаш!» Вадим: «Это не оранжевый, это красный!»

Но это всё ерунда, если бы не постоянные истерики. Взрывается из-за любого пустяка, будто только ищет повод. Отказались дать вторую конфету – падает на пол, стучит, кричит. Папа уходит в магазин без него – падает на пол, стучит, кричит. Включили случайно не тот мультик – падает на пол, стучит, кричит. А если повода нет, Вадим придумает его сам.

Например, он просто обожает конструктор Лего Дупло. Возится с ним целый день, строит какие-то машины, самолёты, дома. Но после того как сделает, обязательно разрушает. Причём резко разбивает, разбрасывая детали далеко вокруг, падает на пол, катаясь и причитая. Затем собирает все детали и спокойно строит снова. И так сто раз на дню.

Обожает кота. Носит, гладит, засовывает свою руку ему в рот, ложится на него, утыкает лицо в пушистую спину. Кот терпит, терпит, но иногда так вцепится, что приходится бежать спасать ребёнка. В итоге Вадим всегда ходит расцарапанный как пират.

Это я пожаловалась, а теперь о хорошем.

Самостоятельный. Очень ловко одевается, справляется даже с мелкими предметами: носками, трусами и обувью.

Аккуратно ест, редко капризничает в еде.

Несмотря на взрывной характер, Вадим совсем не агрессивный. Никогда никого не обижает. Не раз наблюдала, как Кристина хватает Вадюшу за нос, или тянет за волосы, а сын спокойно терпит.

При всей своей неукротимой подвижности Вадим хорошо выдерживает режим дня. То есть обязательно спит днём и без вопросов укладывается вечером.

Быстро запоминает слова, хорошо схватывает объяснения, конструирует из всего, что попадается в руки: из печенья, спичек, кубиков, карандашей. Очень сообразительный, задаёт много вопросов, делает выводы.

Но с ним тяжело. В нормальном расположении духа я просто не обращаю внимания на Вадимкины выкрутасы, воспитываю в себе терпение. Могу сто раз настойчиво и спокойно повторять: «Нет, я не дам другую конфету, потому что ты уже съел свою». В крайнем случае, если сын особенно разойдётся и начнёт мешать остальным, сажаю в угол на стульчик, чтобы успокоился.

Но когда я расстроена и сил на терпение нет, то выносить эти истерики, эти «не буду!» очень сложно. В таких случаях я выхожу из себя, могу накричать или резко одёрнуть Вадима, а потом весь вечер мучаюсь от чувства вины. К счастью, это происходит очень редко.

А иногда бывают дни, когда Вадим неожиданно спокойно себя ведёт. Катает на коляске игрушечного медведя, укладывает его спать, запускает машины с горки из картона, долго и без истерик.

5 декабря 2014 г.

Если бы не Галя, я, наверное, возгордилась бы, считая себя талантливым педагогом.

Очень легко учить Марию с её суперпамятью и Тимура, понимающего объяснения с полуслова. Но с Галей никогда не знаешь, где застопоришься. Мы будто ползём, преодолевая сложные препятствия. Главная проблема – узкий кругозор, маленький словарный запас и неважная память. Вдохновляюсь только воспоминаниями о первых днях знакомства с Галей. Сейчас это уже совсем другой ребёнок. В быту отставание уже практически незаметно, но в учёбе иногда тяжело бывает.

Вчера, например, мы столкнулись с тремя проблемами.

Сначала попалась задача про репку и морковь. Я спросила, знает ли Галя, что такое репка. Галя ответила: «Репка – это когда надо тянуть!» Давно я не слышала подобных ответов и расстроилась. Но виду не подала, сначала слегка потянула Галю за косичку и спросила: «Репка или нет?» Дочь засмеялась и помотала головой. Потом полезли в интернет смотреть на репки и выяснили, что это овощ такой.

Затем была задача про то, что Оля живёт на пятом этаже, а Лена на два этажа выше. Про этажи Галя никак не могла понять. Я показывала панельный дом напротив, рисовала и так, и эдак, но Галя не могла запомнить, как этажи считаются, отвечала наугад, сколько в доме этажей. Замучились обе, оставили на потом.

Вечером по чтению попалось
Страница 17 из 18

предложение: «Всё лето я провёл у бабушки в деревне…» Что такое деревня, Галя даже близко не представляет. Всё бросили, долго обсуждали, смотрели фотографии в интернете.

Сегодня математика началась с задачи про Гену которому семь лет, а его сестра на два года моложе. Галя прочитала и застыла в изумлении. Она поняла это так, будто у крокодила было семь лент. Разобрались, что Гена – это имя мальчика, но слово «лет» Галя упорно читала как «лент», и не могла понять, что меня не устраивает. Я уже почти кричала: «Галя, ну семь ЛЕТ мальчику! Это его возраст!» Хотя откуда ей знать слово «возраст»? Галя долго на меня смотрела, потом вдруг до неё дошло, и она закричала радостно: «Ааааа!»

Но затем мы споткнулись о слово «моложе». Галя предположила, что моложе – это, наверное, длиннее? Я говорю: «моложе – это меньше, сестра маленькая, а Гена большой». Но пришлось поскакать, руками помахать и привести аналогии из жизни, чтобы стало понятнее. И я не уверена, что завтра Галя всё это вспомнит.

Вечером в прописях дочке попались слова РОЩА, ЩАВЕЛЬ, ЧАЩА и ЩУЧКА. Причём ладно бы целиком, нет, это слишком просто! Слова оказались разбиты на две части, и нужно было отыскивать подходящий кусок, а затем переписывать. Ну, спасибо! Пришлось написать Гале другие, более понятные слова вместо этих, а то до ночи бы разбирались.

С ужасом представляю, как я буду объяснять Гале, что такое сумма, разность, вычитаемое, уменьшаемое и т. п. А нам сдавать это в конце декабря. Думаю, мы пока пропустим эту тему, а учительнице прямо скажем: мол, увольте.

9 декабря 2014 г.

Каждый день рано утром наш папа уезжает на работу, предварительно выставив йогурты и творожки из холодильника, чтобы они согрелись до того времени, когда проснутся дети.

Вадимкин йогурт он ставит на стол, кладёт рядом ложку, салфетку и печенье, а остальные йогурты ставит подальше на кухонный шкаф.

Обычно Вадим просыпается раньше всех, одевается, идёт на кухню, съедает свой йогурт, забирает печенье и возвращается обратно в комнату играть, пока не проснутся остальные. Часто играет так шумно, что волей-неволей просыпаются остальные члены семьи.

Но сегодня Вадим играл подозрительно тихо. И когда я зашла утром на кухню, то глазам своим не поверила. На кухонном столике в ряд стояли пустые баночки от всех йогуртов и только последний, Кристинин, творожок был съеден наполовину, и из него торчала ложка.

Что поделать, может, проголодался ребёнок.

12 декабря 2014 г.

Каким бы смешным это не казалось, но мне думается, что по складу характера Галя – заучка и ботан.

Просто так сложилась жизнь, и у неё не было возможности учиться.

Весь день Галя учится и старается переделать все задания. Боится, что не успеем вечером окружающим миром позаниматься. А мы иногда и не успеваем, ведь математика порой настолько тяжело идёт, что к концу дня силы меня покидают. И если вечером я занята, приходит с работы папа, я готовлю ужин, отдельно кормлю и укладываю младших, Галя стоит далеко в коридоре, так, что я могу видеть её в проёме двери, и ждёт, когда я освобожусь, чтобы позаниматься с ней.

Тогда я быстро пишу дочке слова, чтобы она составила по ним схемы, поделила на слоги, проставила ударения. Или задаю самостоятельно выучить из учебника по окружающему миру садовые и комнатные цветы.

В это время Тимур смотрит мультфильмы или конструирует из Лего. Когда мне совсем некогда заниматься с Галей, я объявляю ей, что ждать нет смысла, и она присоединяется к брату. Но всё равно изредка прибегает посмотреть, вдруг я уже освободилась.

Перед сном дети довольно долго читают. Галя в это время перечитывает маленькие тексты, которые мы разбирали с ней днём.

Иногда мне кажется – Галя занимается с таким рвением, добывая подобным образом моё внимание и одобрение. Возможно, отчасти это так.

Я потратила много сил в первые месяцы нашей совместной жизни, чтобы поднять Галину самооценку и мотивировать её на учёбу. Это получилось не сразу.

Мы очень много говорили о том, что Галя – красивая девочка и с умом у неё всё в порядке, просто мозг не привык работать, а его нужно постоянно тренировать.

Всё это Галя слушала очень внимательно и говорила: «Я не хочу быть глупой, я очень хочу всему научиться и быть как Тимур».

В то же время я стараюсь уделять ей особое внимание. Мы завели традицию днём, во время тихого часа, лежать, обнимаясь, и разговаривать. Иногда с другой стороны к нам присоединяется Тимур, и мы валяемся втроём. Чтобы восполнить тактильное голодание, которое есть у всех детдомовских детей, я помогаю Гале одеваться, сама её мою, причёсываю и заплетаю, не смотря на то, что она прекрасно справляется с этим сама.

16 декабря 2014 г.

Осталась неделя до полугодовой аттестации первоклашек. За Тимура я совершенно не волнуюсь, в Галю тоже вложена уйма сил, и надежда на то, что она более-менее справится, у меня есть.

Субботу, воскресенье и понедельник дети отдыхали, а сегодня я дала им привычные задания по математике.

И вдруг Галя зависает над простейшей задачей. Проще просто некуда: «Петя съел 4 груши, а Катя на 1 грушу больше. Сколько съела Катя?»

И хоть ты убейся! Мы и так, и эдак, и рисовать, и объяснять. Не понимает Галя, что происходит и как это возможно вообще понять.

Я начинаю паниковать, забираю лист с задачами, прошу сделать чистописание в надежде, что её просто заклинило и со временем отпустит. Но после обеда и тихого часа Галя всё равно не смогла понять задачу.

Потом она всё-таки догадалась, что Катя съела 5 груш, но как это записать, не понимала. То писала 4–5, то 4 + 5 = 9, то 4 + 4… Сто вариантов перепробовала.

Поговорили, вместе разобрались, Галя сказала: «Всё ясно, надо к 1 прибавить 4». Я говорю: «Да, запиши это». Но Галя опять пишет странные цифры.

Спрашиваю: «Галя, что нужно записать?»

«Один плюс четыре…»

«Так запиши это, Галя!»

Галя пишет 4, а дальше зависает и не может ничего написать. Просто физически не может записать: к 4 прибавить 1…

В этот момент Тимур и Мария рассмеялись. Над тем, что Галя не может. И меня сорвало с катушек.

Я кричала не своим голосом, что это всё не смешно, что Галя не виновата, что прожила восемь лет в детском доме, и что если бы у них тоже умерла мама, а они попали в детский дом, то точно так же не могли решить простую задачу. Что это совершенно не смешно, это огромная трагедия…

Просто кошмар, как я кричала на них. Срывая голос, со слезами на глазах.

Потом я вышла из комнаты, переодела Кристину и вернулась на кухню к Гале и задачам.

И Галя вдруг за десять минут решила все задачи и пошла отдыхать. Маша с Тимуром подошли ко мне, извинились за смех и тоже занялись своими делами.

А я теперь сижу с огромной пустотой внутри, совершенно обессиленная. Мне хочется рыдать долго-долго, чтобы стало легче, но я почему-то не могу.

18 декабря 2014 г.

Вообще-то Кристинка у нас довольно спокойная девочка. Но, как и все дети, иногда капризничает, особенно во время кормления. Съедает треть порции и начинает вертеть головой, махать руками, пытаясь выбить ложку у меня из рук. Если оставить так и недокармливать, то посреди ночи Кристина обязательно проснётся и не меньше двух часов будет болтаться по кровати, то всхлипывать, то смеяться. Меня ещё в доме ребёнка предупреждали об этой её особенности, поэтому я всегда
Страница 18 из 18

стараюсь накормить дочку досыта, чтобы хорошо спала.

Пересказываю все стишки и потешки, какие только знаю. Но помогает это обычно только на несколько ложек. И тогда мы пользуемся проверенным способом – включаем на компьютере её любимые песни. Кристина замирает, уставившись в экран, а я её спокойно докармливаю. Иногда нам надоедает однообразие, и мы пытаемся включить какие-нибудь другие клипы, но Кристина отказывается их слушать. Деваться некуда, я вздыхаю и в сто пятидесятый раз включаю песни её любимых исполнителей.

27 декабря 2014 г.

Итогами первого полугодия семейного обучения первоклассников я очень довольна.

С Тимуром всё понятно, ему учиться в первом классе легко. Но с Галей мы проделали колоссальную работу и добились отличных результатов, на мой взгляд. Летом я даже мечтать не смела, что она будет так хорошо писать, читать, сможет запомнить названия полезных ископаемых, месяцев, составлять схемы слов и предложений… Тогда это казалось невозможным. А теперь и пишет, и читает, и запоминает!

29 декабря 2014 г.

Если бы в прошлый Новый год нам кто-нибудь сказал, что в будущем году у нас появятся две дочки и мы переедем жить в другой город, мы бы не поверили.

Но всё именно так и случилось. Сейчас уже невозможно представить нашу семью без Гали и Кристины. И мы с огромным удовольствием и теплотой вспоминаем все приключения, связанные со сбором документов, знакомство с девочками, наше зашкаливающее волнение и тревоги. Какое счастье, что нас миновала сложная адаптация, девочки вписались в семью практически безболезненно.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=24630495&lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.