Режим чтения
Скачать книгу

Интуитивное питание. Как перестать беспокоиться о еде и похудеть читать онлайн - Светлана Бронникова

Интуитивное питание. Как перестать беспокоиться о еде и похудеть

Светлана Бронникова

Правильное питание без правил

Иногда отношения с телом и едой становятся настолько напряженными, что без их скорейшего решения кажется несбыточной счастливая жизнь. В этой книге даны практические инструменты для выявления конкретной причины пищевой зависимости и ее преодоления. Пошагово выполняя задания на страницах книги, вы сможете гарантировано избавиться от груза своего веса и проблем.

К вам придёт понимание того, как:

[ul]научиться слышать сигналы голода и насыщения

разрешить себе есть всё, что хочется

позволить своему телу самому регулировать, что, когда и как съесть

похудеть и больше не набирать вес[/ul]

Реализуйте конкретный план, предложенный для вас квалифицированным специалистом в области питания Светланой Бронниковой: перестаньте изматывать себя душевно и физически, станьте стройной и спокойной.

Светлана Бронникова

Интуитивное питание: как перестать беспокоиться о еде и похудеть

Светлана Бронникова – клинический психолог и психотерапевт, имеет многолетний опыт избавления людей от лишнего веса. Несколько лет возглавляла филиал крупнейшей клиники по лечению ожирения в Нидерландах.

Научный редактор: Никольская Н.В., психотерапевт, главный практикующий специалист в Научно-практическом центре современной адаптации личности.

В оформлении переплета использована фотография: Dubova / Shutterstock.com Используется по лицензии от Shutterstock.com

Правильное питание без правил

«Я знаю о весе все… и даже больше»

Худей спокойно и без правил! Только в гармонии можно начать избавляться от лишнего веса и избежать срывов, при которых килограммы возвращаются. Ирина Головина, врач-психотерапевт с 20-летним стажем, научит вас слышать сигналы своего тела, любить себя и заботься о душе и теле.

«60 дней с доктором Дюканом»

Начните диету под руководством знаменитого французского диетолога ? избавьтесь от 10 килограммов за 60 дней. Продуманный план на каждый день: советы по питанию, списки покупок и варианты простой физической нагрузки и мотивирующие рекомендации для предотвращения срывов и нарушений.

«Я тебя похудею»

Фитнес-блогер № 1 Лена Миро предлагает авторский метод похудения. Тройной удар по лишним килограммам: меняем вредные привычки в питании на полезные, работаем по понятной системе занятий дома и в тренажерном зале, и учимся смотреть на мир взглядом подтянутой и знающей себе цену.

«ПП для ТП. Правильное питание для тренировочного процесса»

Топовый блогер и автор проекта #Бешенаясушка Василий Смольный объяснит, почему ты ничего не добьешься, часами зависая в спортзале или наматывая километры вокруг своего дома. Всего одно правило ? чтобы хорошо выглядеть, нужно есть! Как и что, ты узнаешь на страницах этой книги.

Как читать эту книгу

Эта книга – попытка написать пособие, предназначенное для самостоятельной работы над собой, и поэтому она состоит из двух частей: теоретической, в которой я рассказываю о том, как выглядят расстройства пищевого поведения, что такое компульсивное и эмоциональное переедание и как мы дошли до жизни такой, когда с помощью диеты пытаемся решить проблему, как раз и появляющуюся благодаря диете, и практической, в которой я последовательно, по шагам, буду помогать вам настроить собственное питание без каких-либо ограничений. Каждая глава заканчивается разделом «Экспериментариум» – он содержит упражнения и психотехники, которые помогут вам осознать, что и как воздействует на ваше пищевое поведение, исследовать, как вы переживаете голод и насыщение, проанализировать, почему вы переедаете и справиться с сильными эмоциями без помощи еды. Можно: перескакивать от начала книги к концу или середине, читать отдельными кусочками, читать сначала все по определенной теме, затем – по другой или, наоборот, читать строго по оглавлению, от одной главы к другой. Все мы по-разному усваиваем информацию, и ассоциативные связи, которые у нас формируются при этом, тоже разные. Нужно: подчеркивать в книге, писать на полях, выполнять упражнения прямо в тексте. Когда вы закончите работу с книгой, она станет вашим индивидуальным проводником и картой вашего пищевого поведения. Важно: выполнять все упражнения подряд, не пропуская и не меняя их порядка. Выполнять упражнения, не прочитав материалы предшествующей им главы, бессмысленно, и может быть, даже вредно. Все упражнения расположены в логической последовательности, нарушать которую не стоит: это сильно снижает эффект.

Почему я это пишу

Я – клинический психолог и психотерапевт. Несколько лет я возглавляла один из филиалов крупнейшей клиники по лечению ожирения в Нидерландах. Лечение – психотерапевтическое, ибо невозможно избавиться от лишнего веса, не изменив поведение, образ жизни, образ мыслей. Невозможно оставаться худым, будучи эмоционально нестабильным, если именно с помощью еды вы привыкли решать собственные психологические проблемы. Я отвечала за разработку и внедрение лечебных программ, за инновационные подходы с доказанной эффективностью, но при этом продолжала (что стоило мне довольно больших усилий, так как управленческая работа норовит отнять все время) оставаться психотерапевтом, занимающимся проблемами людей с лишним весом. За это время у меня накопилось множество наблюдений, сопоставлений, небольших, но важных открытий. Мне давно хотелось сделать их доступными всем, кто читает по-русски, поэтому я написала эту книгу.

Для кого я это пишу

Современные стандарты красоты безжалостны: «красивый» значит «худой».

Пытаясь соответствовать этим стандартам, миллионы мужчин и женщин хронически изводят себя диетами и надрываются в спортзалах. У такого метода похудения есть начало, но нет конца: чтобы сохранять форму, нужно все больше ограничивать себя в еде и увеличивать физические нагрузки. Остановиться нельзя – наберешь вес. Цена такого образа жизни – пищевые «срывы», когда в одночасье съедается огромное количество «запрещенных» продуктов, и «эффект йо-йо», когда вес то набирается, то снова уходит. «Группой сопровождения» выступают неустойчивая самооценка, особенно телесная, депрессии, тревожные расстройства. Еда вместо одного из удовольствий жизни становится источником постоянного и огромного напряжения.

Не нужно думать, что расстройствами пищевого поведения страдают только истощенные анорексией юные девушки или страдающие крайними формами ожирения «клинические обжоры». Стройные мужчины и женщины мучительно не могут уснуть, потому что не сдержались и объелись или, наоборот, только что сели на очередную диету и ужасно хотят есть. Ровно так же они страдают в примерочных магазинов и у зеркала, потому что «чувствуют себя жирными».

Современная культура очень жестко предписывает людям быть стройными и вместе с тем предлагает огромное количество дешевой, доступной, навязчиво рекламируемой и «вкусной» еды. Стройность, как она понимается в современной культуре (т. е., фактически, дефицит веса), противоречит физиологическим основам здоровья. Дефицит жира в теле и переизбыток белка в пище (а эффективно удерживать вес ниже собственной
Страница 2 из 23

физиологической нормы можно только при переизбытке белка в рационе за счет углеводов и жиров) ассоциируется с преждевременным старением, раком груди, развитием диабета, остеопорозом у женщин, бесплодием…

Чтобы женщина была способна к воспроизводству, нужно быть хотя бы немного «в теле». Исследования африканского племени бушменов показали, что женщины племени беременеют исключительно в сезон дождей и сразу после него, когда племя без труда обеспечивает себя питанием. В сухой сезон женщины постятся, худеют и естественным образом становятся временно бесплодными. Чрезвычайно разумно, ибо в этот период трудно было бы выкормить родившегося ребенка и накормить досыта кормящую мать.

Еда – самая первая метафора любви, самые первые отношения, которые строит родившийся человек.

Ребенок, припадая к груди, получает сразу и пищу, и тепло, и защиту, и любовь. Именно поэтому нарушения отношений с едой всегда заставляют взглянуть на другие отношения в жизни человека – с партнером, друзьями, детьми, родителями, но самое главное – на отношения с самим собой. Сильно огрубляя, можно сказать: корень расстройств пищевого поведения в нарушении отношений с самим собой, в невозможности любить и принимать себя самое.

Для многих из нас пища становится психотерапевтом, утешителем, универсальным решением проблем. Еда становится наказанием и спасением. Постепенно пища, ровно так же, как это делают наркотики и алкоголь, забирает себе контроль над человеческим поведением и подчиняет его существование себе.

Для преодоления этой проблемы нет нужды в насилии и вечном контроле над собой: нужно просто научиться доверять себе. Люди, склонные к перееданию и лишнему весу, обладают особым личностным профилем, схожими чертами характера, заставляющими их «заталкивать внутрь» собственные эмоции с помощью еды. От этого можно и нужно избавляться, имя этому – компульсивное переедание, только вот ненависть к своему «жирному» телу и «слабой» воле вкупе с диетическими тисками – путь тупиковый.

Интуитивный (недиетический) подход к питанию уже несколько десятков лет популярен в Европе и США. Современные исследования показывают его исключительную эффективность в стабилизации веса на уровне физиологической нормы и в способности долгие годы удерживать вес на этом стабильном уровне. Он основан на снятии запретов и страхов в связи с пищей, полном отказе от любых диет, не предписанных медиками в связи с теми или иными заболеваниями, и дает возможность телу проявлять собственную инициативу в выборе продуктов питания. Наше тело обладает собственной мудростью, позволяющей ему безошибочно выбирать пищу, наиболее подходящую ему в данный момент, соответствующую его потребностям. Тело отлично знает, сколько еды нужно съесть в данный момент и когда можно снова приступить к еде. К сожалению, с самого рождения нас приучают игнорировать эти сигналы, подменяя их внешними формами контроля – таблицами калорийности, пищевыми пирамидами, представлениями о том, что такое здоровая пища и правильное питание, которые регулярно меняются.

Вопрос, который всегда возникает у людей, знакомящихся с этим подходом: смогу ли я похудеть, отказавшись от диет и перейдя на интуитивное питание? То, что можно утверждать с уверенностью: ваше тело вернется к своему нормальному физиологическому весу и останется на этом уровне. Для многих этот вес ниже текущего, но не всегда. Чтобы спрогнозировать, как будут развиваться события лично для вас, попробуйте ответить на следующие вопросы (цит. по Evelyne Tribole, Elyse Reisch. Intuitive eating. 2012, St. Martin Press, New York):

1. Часто ли вы продолжаете есть после того, как ощущение комфортного насыщения уже наступило?

2. Часто ли вы переедаете перед тем, как сесть на новую диету (осознавая, что на диете вы не сможете себе позволить есть все это долгое время)?

3. Случается ли вам есть, чтобы справиться с эмоциями или побороть скуку?

4. Вы относитесь к тем, кто устойчиво не любит физическую активность?

5. Вы занимаетесь спортом, только когда вы на диете?

6. Вам нередко случается пропустить прием пищи или есть только тогда, когда вы буквально падаете от голода, и в результате вы переедаете?

7. Вы испытываете чувство вины, если переедаете или едите «нездоровую еду», что в итоге приводит к еще большему перееданию (все равно уже все пропало)?

Если вы ответили «да» на все или на некоторые из этих вопросов, ваш текущий вес может быть выше вашего физиологического веса, который ваш организм запрограммировал поддерживать самостоятельно от рождения, без дополнительных усилий с вашей стороны. Весьма вероятно, что вы в состоянии вернуться к этому весу в результате перехода на интуитивное питание. Самое важное, что нужно запомнить: снижение веса НЕ ДОЛЖНО быть самоцелью, поскольку переход на интуитивное питание ради похудения будет сильно мешать развитию вашей способности прислушиваться к внутренним сигналам организма.

Благодарности

Эта книга не появилась бы на свет, если бы не усилия многих и многих людей.

Когда я начала писать в интернет-блоге о своем опыте работы с перееданием и лишним весом, я никак не ожидала такого шквального интереса к этим записям. Каждая новая публикация мгновенно обрастала десятками и сотнями комментариев, распространялась существенно шире платформы Живого Журнала, на которой я веду блог, зачастую начинала самостоятельную жизнь, потеряв по дороге ссылку на автора и место публикации, а то и обретя нового «автора».

Этой книги не было бы, если бы не читатели моего блога. Они не только читали, комментировали и делились собственным опытом, они бесстрашно экспериментировали на себе (благодаря чему и появилась практическая часть книги – Экспериментариум) и делились результатами. Я очень признательна им за деликатность, открытость и искренность, совершенно необходимые для обсуждения такой непростой темы.

Этой книги не было бы, если бы не мои пациенты. Говорящие по-русски и по-голландски, живущие в разных городах и странах, они в разное время и по разным поводам принимали одно и то же, очень мужественное решение – начать процесс собственной психотерапии пищевого поведения со мной. Я очень благодарна им за доверие и за то, чему они меня научили.

Этой книги не было бы, если бы не иллюстратор Евгения Двоскина, придумавшая и нарисовавшая к моим историям про людей и еду лица и образы. Нельзя забыть и людей, которые помогали оформлять опросники и бланки самонаблюдений.

Но есть один человек, которому я особенно благодарна. Это мой муж Антон. На протяжении всего этого времени он не только поддерживал и убеждал меня продолжать писать об этом, но и обеспечивал возможность делать это практически – беря на себя домашние заботы, готовя еду, воспитывая наших двоих детей. Дорогой, я не знаю, как ты это выдержал, и я не знаю, смогу ли когда-нибудь отблагодарить тебя за терпение и настойчивость, с которыми ты поддерживал меня на этом пути. Спасибо.

Часть I

Почему у меня лишний вес?

Глава 1

Мифология диетологии

Каковы ваши отношения с едой?

Если у вас есть стабильный или, наоборот, постоянно исчезающий и возвращающийся в результате острых приступов здорового образа жизни лишний вес, то – та-дам! – у
Страница 3 из 23

вас нет проблем с лишним весом. У вас – проблемы во взаимоотношениях с едой, которые, в свою очередь, скрывают проблемы во взаимоотношениях с собой и окружающим миром. Вот об этом – наших взаимоотношениях с едой – мы и будем разговаривать.

Если вы читаете эту книгу, то в 7 случаях из 10 у вас есть опыт похудения, возможно – обширный и длительный. Вы листаете эти страницы в надежде понять, что вы делаете не так или что с вами не так, почему диета, эффективно сработавшая для Нины, Кати, Тани и Олега, в вашем случае – не работает, и вы весите и выглядите совсем не так, как вам хотелось бы. Оставшимся трем случаям повезло немного больше – опыта диет у них нет или практически нет, но лишний вес и недовольство собственным телом есть все равно. В чем же дело?

А дело в том, что о диетах и правильном питании (это даже называют «здоровым образом жизни», хотя к здоровью, особенно психическому, это поведение не имеет ни малейшего отношения, как мы увидим в дальнейшем) сложена масса мифов и легенд. Массово растиражированные, они стали популярной частью общего знания, и не приобрели от этого только одного – соответствия действительности. Давайте разберемся.

Миф первый. Важно найти «свою» диету

В рядах худеющих распространена легенда, что есть одна-единственная, заветная, едва ли не специально для тебя разработанная, диета. Стоит ее найти – и проблема похудения решена навсегда. Эту сакральную диету соблюдать проще простого – она воспринимается как комфортная и никаких запретов просто не замечаешь, худеешь на ней замечательно быстро и чувствуешь себя замечательно. Придерживаться ее можно всю жизнь. Вот только найти ее так же непросто, как святой Грааль, – в поисках придется перепробовать на себе все достижения диетической мысли…

Этот миф базируется на простом медицинском факте: около 5–10 % людей в популяции в состоянии длительно выдерживать значительные ограничения в разнообразии и калорийности потребляемой пищи, а значит, и длительное время удерживать сброшенный в результате диетического поведения вес.

К этим 5–10 % в первую очередь относятся люди со здоровым, ненарушенным типом питания, генетически склонные к тому, чтобы без усилий поддерживать низкую массу тела.

Здоровым типом питания мы называем способность прислушиваться к внутренним сигналам голода и насыщения и выбирать пищу согласно внутренней потребности, а не соображениям калорийности, «пользы»/«вреда», принадлежности к группе белков или углеводов.

Когда на лекции начинаешь рассказывать об интуитивном питании, обязательно слышатся восклицания: «Мой муж ровно так и питается!», «Моя тетка всегда ела так», встречается даже «Я и не знала, что я – интуитивный едок». Расспросив подробнее, обнаруживаешь, что у упомянутых мужа и тетки не было проблем ни с самооценкой, ни с весом – они совсем не обязательно были худышками, просто их тело их устраивало и не вызывало дискомфорта, а ели они всегда ровно столько, сколько хотели, – не больше и не меньше. Это – естественные, природные интуитивные едоки, люди, чье пищевое поведение не смогли испортить родители, массмедиа и всеобщее диетическое безумие. Если таких людей «пересадить» на питание с определенными ограничениями, они спокойно, без существенных страданий выдержат этот период, а затем окажутся способны длительно удерживать сниженный вес. Обычно же ситуация разворачивается совсем по-иному: рано или поздно за диетой следует «срыв», после чего мотивация продолжать ей следовать сильно снижается. «Эта, кажется, не помогает», – думаем мы, «вероятно, это не для меня, поищу-ка что-нибудь другое». Новая диетическая система вызывает прилив мотивации, надежд и желания на этот раз гарантированно добиться успеха. Это длится какое-то время, затем цикл повторяется…

Стремящийся похудеть, как зачарованный, ищет «свою собственную диету», раз за разом пробуя новые – те, что сейчас в моде, или те, на которых удалось добиться успеха кому-то другому. Однако правда заключается в том, что «работает» лично для вас – любая диета. Да, вы не ослышались, и здесь нет опечатки. Абсолютно любая из существующих систем питания, ориентированных на снижение веса, рано или поздно приведет к результату. Различия минимальны. Почему? Потому что цель любой диеты – изменить существующую у вас сейчас систему питания и заставить тело избавиться от некоторого количество килограммов. Любое ограничение жиров и простых углеводов (а именно на этом построена практически любая существующая ныне диета) этой цели достигает. Важно только не забывать, что…

На самом деле. Любая диета работает. Временно

Вы выбираете диету, обещающую быстрое снижение веса в короткие сроки. Быстрым мы называем снижение веса более чем на 1–1,5 кг в неделю. Вы набираетесь мужества, трагически грызете свои 4 крекера со стаканом йогурта в день и по ночам видите сны о шоколадных кексах. Вы постоянно терзаетесь чувством голода, ваш организм катастрофически недополучает витаминов и минералов (витамины в аптечных витаминокомплексах не только крайне мало усваиваются, но и могут быть токсичными), вдобавок вы обезвожены, поскольку быстрые диеты часто включают компонент активного выведения жидкости из организма, а пить два предписанных литра воды в сутки вы забываете. Но, самое главное, мозг получает от пищеварительной системы отчетливый сигнал: «Внимание! Включай голодный режим!». Человеческий мозг мало знаком с современным культом чрезмерной худобы и мыслит по-прежнему пещерно. В пещерные времена изобилия еды, о которой более не нужно было беспокоиться, не было. Не было его и в Средневековье, и в эпоху Возрождения, и позднее. Всего два-три последних поколения Homo sapiens живут в условиях пищевого изобилия – для мозга это очень мало, он не успел измениться и приспособиться. Поэтому мозг включает режим голодания, что означает существование в режиме пониженного потребления калорий.

Помимо известных всем, когда-либо сидевшим на жесткой диете, симптомов вялости, сонливости, нежелания начинать какое-либо действие, особенно подразумевающее физическую активность (еще один минус – сделать регулярную двигательную активность неотделимой частью своей жизни на жесткой диете просто не получается), он включает еще и симптом «удерживания» любой случайно забредшей в организм калории. Другими словами, все, что можно перевести в жир, переводится в жир. В «голодном режиме» с организмом происходят и другие важные изменения – например удваивается количество энзимов, производящих жировые клетки.

Наше тело воспринимает голод как серьезную угрозу и готовит «тяжелую артиллерию», чтобы гарантированно пережить следующий голодный период.

Поэтому, садясь на диету, вы принимаете решение не похудеть, а набрать вес, просто после краткого периода более стройной жизни.

А как же те 5–10 %, спросите вы? Почему не поправляются они? Неужели у них тело регулируют другие физиологические механизмы? Конечно, нет. В чем же тогда разница? Разница в том, что эти люди слышат внутренние сигналы тела, сообщающие им, когда и как им нужно питаться, и при этом они генетически не склонны к полноте.

Любое ограничение в питании вызывает у нас совершенно естественное сопротивление, как
Страница 4 из 23

физиологическое – организм норовит засосать в себя любые доступные калории и отложить их про запас на черный день, – так и психологическое. Человек на диете раздражителен, печален, недоволен. Он все время борется с соблазнами, он все время противостоит дьявольским голосам, которые просят «ну вон ту печеньку».

Человеку свойственно крайне негативно относиться к любым ограничениям – это одно из базовых свойств человеческой психики. Именно поэтому в качестве наказания за нарушение свободы человечество придумало заключение – ограничение свободы.

До того, как начать изучать пищевые зависимости, я много лет посвятила работе с химическими зависимостями, главным образом – наркомании. Когда я работала в голландской мужской тюрьме и писала свои записки о быте голландских заключенных – потребителей наркотиков, то часто сталкивалась с возмущенной реакцией: «В таких хороших условиях тюрьма – не наказание!» Под хорошими условиями подразумевалось уважительное человеческое отношение со стороны персонала, доступность медицинской помощи и образования, наличие приличных условий содержания (небольшая камера-комната на одного человека с санузлом) и горячей пищи, возможность работать и зарабатывать. Опыта тюремного заключения у моих собеседников не было, и мне было довольно сложно объяснить, что все эти плюшки не стоят того простого факта, что территория окружена воротами, выйти за которые нельзя будет еще несколько лет. И что люди в таких условиях чувствуют себя плохо, очень плохо.

Знаете, какое самое любимое телевизионное шоу у заключенных? Сериал «Побег из тюрьмы».

Диета – ваша персональная тюрьма, вырваться из которой всеми силами будет хотеться обязательно. «Заключенный» будет рваться на «волю», к заветным углеводам и жирам, объедаться ими, ибо это ж «в последний раз», а дальше – опять под замок. И так – бесконечное количество циклов. Появление новой диеты обновляет изрядно потускневшую мотивацию и добавляет веры в свои силы – срабатывает эффект новизны. (Самые «правоверные» блюстители программы в клинике лечения ожирения – пациенты первых трех месяцев. У них и динамика снижения веса самая интенсивная. Через три месяца новизна и гордость за сделанный шаг тускнеют, поддерживать мотивацию становится все сложнее, через 6 месяцев новизна исчезает вовсе, наступает кризис мотивации).

Недаром клиника, в которой я начинала работу с терапией переедания, где средний ИМТ равен 42 (это означает очень большой лишний вес, люди с таким ИМТ весят 110–120 кг и более, в зависимости от роста), полна людей, знающих куда больше меня обо всех существующих диетах – они перепробовали их все. Есть и специальный термин в диетологии – «эффект йо-йо». Йо-йо – японская детская игрушка, колесо, поднимающееся и опускающееся по веревочке. Как цифра на весах бесконечных жертв диеты.

Миф второй. Я не сижу на диетах – я следую системе питания

Возможно, вы опытный и терпеливый диетический «игрок», знающий, что «быстро – хорошо не бывает». Вы выбираете не диету, нет, как можно! – вы используете те диетические подходы, которые деликатно именуют себя «системами питания», будь то подсчет разнообразных пунктов, измерение еды в стаканах, граммах или кулаках. Любая из этих систем предусматривает определенную свободу выбора продуктов – в рамках заданных правил, разумеется, – и возможность хотя бы раз в какое-то время побаловать себя чем-то «запрещенным» и вкусным. Снижение веса происходит медленно – и это, по словам создателей системы, гарантирует вам сохранение достигнутого на долгое время. Обычно маленькими буквами в конце приписано – при условии, что вы сможете питаться так постоянно. Всегда, всю жизнь. За время, проведенное на такой системе питания, ваше пищевое поведение должно измениться само собой, вы должны привыкнуть питаться так и только так, и чудесным образом разлюбить и утратить потребность во «вредных», то есть запрещенных в данной системе, продуктах. Основная идея – чем дольше вы удерживаетесь от запрещенного, тем меньше вам его хочется.

Эффективно ли это? Как вам сказать… Вот вы, например, пробовали разучиться дышать?.. Отвыкнуть от регулярных визитов в туалет? Точно так же работает попытка «разучиться хотеть» той или иной еды. Создатели таких систем обычно абсолютно не разбираются в психологии питания и считают, что еда – это вопрос привычки. Можно привыкнуть есть картошку фри и гамбургеры, можно отвыкнуть – и привыкнуть к зеленому салату и филе индейки. При этом они не учитывают важнейшую особенность человеческой психики, о которой мы уже упоминали выше, – эффект сопротивления запретам. Запретный плод делается вдвойне, втройне сладок.

Самой эффективной кампанией по популяризации здорового питания стало бы повальное запрещение есть нежирное мясо с овощами.

Особая, модная нынче разновидность «систем питания» – разнообразные «детоксы», то есть питание по определенным правилам, должное вызвать очищение организма от вредных веществ, привнесенных в него неправильным питанием и образом жизни, которые, при ближайшем рассмотрении, оказываются еще более манипулятивны, чем системы питания. Переедая, питаясь хаотично, поглощая всевозможный фастфуд, практически любой человек испытывает хотя бы небольшое чувство вины за то, что он делает со своим телом. Детоксы эксплуатируют чувство вины, транслируя нам идею, что организм в результате такого образа жизни «становится грязным» и требует особых дорогостоящих ухищрений по его очищению. Вина и стыд у многих людей ассоциируются с ощущением себя «грязным», и детокс становится ритуалом очищения и «перезагрузки», позволяющим избавиться и от лишних килограммов – любая программа детокса содержит множество пищевых ограничений, – и от дискомфортных психологических переживаний. На самом деле наш организм от рождения снабжен превосходной системой самоочищения и прекрасно справляется без дополнительных вмешательств.

Создатели «жестких» краткосрочных диет хотя бы не лукавят. Они просто недоговаривают, что сброшенные 10 кг вернутся к вам в течение двух месяцев после завершения диеты. Никому не приходит в голову, что на жесткой диете можно сидеть всю жизнь. «Система питания» предлагает вам пожизненное тюремное заключение.

А самое главное – создатели «систем питания» совершенно не учитывают особенности людей с нарушенным типом питания. Людей, которые едят третью порцию сливочного мороженого подряд не потому, что они «привыкли» так питаться, а потому, что ищут в еде успокоения, комфорта, утешения, отвлечения. Если ваши отношения с едой нарушены, вы используете еду как лекарство от трудностей жизни, и, отобрав у вас это лекарство, не предложив взамен ничего, кроме зыбкого «на этой системе вы не будете испытывать чувства голода» (как будто вы переедаете, потому что голодны!), разработчики «систем питания» обрекают вас на обязательный срыв и возвращение потерянного веса.

Беда в том, что люди с нарушенным типом питания считают себя безвольными, слабыми, никчемными, и склонны переживать интенсивное чувство вины по поводу того, что и как они едят. Мы редко даем себе труд осознать, как работает наше нарушенное пищевое поведение. Поэтому
Страница 5 из 23

вместо того, чтобы разозлиться за подлог – проданный вам диетический продукт не в состоянии удовлетворить ваши потребности и решить ваши проблемы, как обещано в рекламе, – вы привычно вините… себя. Разумеется, это я, слабовольный неудачник, опять не выдержал и сорвался! Ведь у всех остальных-то получается! Будьте уверены, что каждая система питания будет рекламировать себя с помощью «историй успеха», и среди них не будет людей с нарушенным типом питания.

На самом деле. Диета есть диета, она всегда диета

Диетой или следованием диетическому мышлению можно назвать абсолютно любой подход, в рамках которого одни продукты питания считаются хорошими, а другие – плохими и в котором практикуются те или иные ограничения.

Система питания предлагает вам длительное, в идеале – пожизненное, тюремное заключение в «цивилизованных условиях». Это легче выносить, это комфортнее, но принципиальной разницы нет – тюрьма есть тюрьма, и на волю не выпустят. Единственная возможность – побег. Любой заключенный мечтает о побеге с момента начала заключения. Чем сильнее ограничение, тем сильнее мы будем стремиться нарушить правило и «уйти в отрыв». Степень деликатности, с которой ограничения предписаны, не имеет принципиального значения.

Знакомьтесь, это – Оля. Оля – врач, и у нее булимия. Она прекрасно понимает, насколько булимия разрушительна для ее организма, и боится передать неправильные пищевые привычки своей маленькой дочери. А еще Оля очень боится поправиться. Поэтому Оля выбрала популярную систему питания «Пятнашки», которая как раз и утверждает, что она – не диета никаким образом, а просто разумная и здоровая система. Звучит очень привлекательно! Весь день Оля питается по этой системе – определенное количество белков, жиров и сложных углеводов, а простых углеводов совсем нельзя. Ничего сложного. За исключением того факта, что рано или поздно в течение дня Оля покупает себе очень много сладкого, объедается им и затем, боясь увидеть на своей стройной фигуре последствия пиршества, избавляется от съеденного в туалете, испытывая ужас и отвращение по отношению к себе. Оля не видит связи между собственным диетическим поведением и булимией, она кажется себе безвольной и эмоционально неустойчивой женщиной, не способной удержаться от сладкого.

В случае Оли цикл диета – срыв очень короткий, он повторяется ежедневно и выглядит драматически. Но если у вас есть хотя бы минимальные нарушения питания, если ваши взаимоотношения с едой включают в себя любые другие темы, кроме насыщения физического голода, знайте: срыв наступит всегда. И поэтому единственная причина, по которой стоит садиться на диету, простите, следовать «системе питания», – готовность пережить кратковременный приступ стройности, заплатив за него сначала серьезными ограничениями в еде, позже – отчаянием и отвращением к себе. На мой взгляд – сделка, скорее, для мазохистов, но вдруг это то, что вы ищете.

Почему система питания «Пятнашки» – диета?

1. Система построена на разделении пищи на «правильную» (нежирная белковая пища, овощи и фрукты, сложные углеводы) и «неправильную» (простые углеводы, жиры, алкоголь). Питаться можно, только комбинируя «правильные» продукты друг с другом, исключение составляет «зигзаг-плюс» – единственный прием пищи в неделю, когда можно съесть одну порцию запрещенных неправильных продуктов. Таким образом соблюдается правило лишения «неправильных» продуктов навсегда, за исключением одной порции в неделю.

2. Приемы пищи осуществляются через 3 часа, без ориентации на собственное чувство голода. Если человек еще не голоден, он все-таки будет есть, так как следующий прием пищи возможен еще через три часа, и пропуск приема пищи может «замедлить метаболизм». Еда в состоянии сытости усугубляет разрыв контакта с собственным телом и снижает способность воспринимать внутренние сигналы голода и насыщения.

3. Порции ограничены размером кулака. Если человек не наедается этой порцией, ему приходится терпеть голод, либо происходит пищевой срыв, поскольку, съев больше, мы испытываем чувство вины и ощущение, что «правильный» день все равно уже испорчен.

4. Список «правильных» продуктов становится навязчивым – многие люди, прошедшие тренинги по этой системе, отмечают постоянную тревогу в связи с едой, страх «съесть не то», тревожную фиксацию на теме еды.

5. Система усиливает симптомы расстройств пищевого поведения. Запретные «неправильные» продукты становятся наиболее желанными, и пищевые срывы происходят именно с их участием.

6. Система провоцирует переедание. «Зигзаги», призванные не дать организму привыкнуть к определенному уровню калорийности, означают, что в определенные дни следующий системе обязан есть крайне скудный рацион, зато в другие возможно «послабление». Если «строгий» день выдержан, это становится провоцирующим фактором для переедания в дни «послабления».

Миф третий. За питанием необходимо следить, иначе немедленно растолстеешь

Когда я рассказываю о подходе интуитивного питания и упоминаю, что он подразумевает полный отказ от каких-либо ограничений, обязательно находится человек, который спрашивает: «Без диет? А как же вы тогда следите за своим питанием?» А я обязательно отвечаю, что не слежу за своим питанием, потому что ни в чем его не подозреваю.

В каждой шутке, как известно, есть доля шутки. Слова «следить», «контроль», «контролировать» отражают деятельность параноидной части личности – той, что испытывает подозрительность и недоверие, той, что совершенно не верит, что тот, за кем необходимо «следить», самостоятельно способен на что-нибудь хорошее и правильное. Параноидная часть личности есть у каждого из нас, здоровая недоверчивость не позволяет нам отпускать маленьких детей гулять одних в незнакомом месте и оставлять дверь в доме открытой нараспашку в наше отсутствие. Однако в отношении еды паранойя давно стала массовой и перешагнула границы здоровой реакции.

Диетическая индустрия добилась своего – идея необходимости контроля питания стала повсеместной. Абсолютное большинство людей убеждены, что если они не будут считать калории, пункты, выбирать обезжиренные продукты в магазине, то они немедленно превратятся в распухшее, растолстевшее, безобразное подобие самих себя. Так, в известном мультфильме Миядзаки «Унесенные призраками» мама и папа девочки Тихиро, очутившиеся в зачарованном парке развлечений, населенном призраками, и не могущие отказать себе во вкусной еде, выложенной в уличном кафе, вдруг превращаются в толстых, непрерывно жующих свиней – и девочке приходится выдержать множество испытаний, чтобы спасти родителей от смерти на бойне.

В результате большинство людей находятся в ситуации постоянных ограничений, более строгих, когда они «на диете», и менее строгих в недиетический период.

Формируется катастрофическое недоверие к собственному телу и его возможностям делать адекватный выбор нужной еды в каждый конкретный момент. Из нашей речи постепенно исчезают словосочетания «я проголодался», «я хотел бы съесть вот это…», «я сильно голоден», «не очень голоден», зато мы очень часто говорим «мне надо поесть», «я не должна есть это пирожное»
Страница 6 из 23

и даже «мне совсем нельзя есть сладкого». Словосочетание «хороший аппетит» звучит как проклятие, хотя еще несколько десятков лет назад было характеристикой здорового, полного сил человека. Помните историю о том, как барин выбирал работника, – каждый представитель моего поколения обязательно слышал ее от бабушек и дедушек? Всех кандидатов, согласно этой истории, приглашали на двор и ставили перед ними миски с кашей. Работу получал тот, кто лучше всех ел. Сейчас человек с хорошим аппетитом обречен на страдание и стремится скрывать это гадкое, неудобное, непопулярное качество от других.

На самом деле. Наше тело способно выполнять эту работу без нашего участия

Тело обладает изначальной мудростью, позволяющей ему безошибочно выбирать то, что нужно съесть сейчас, и знать, в каком количестве это нужно съесть. Беда в том, что в эти природные настройки мы привыкли вторгаться с самого рождения, кормя детей не в соответствии с их потребностями, а в соответствии с текущей позицией педиатров и детских диетологов по данному вопросу.

Если вернуть телу возможность выбирать, слышать голос собственных потребностей, останавливаться по достижении насыщения – то необходимость следить за питанием отпадет сама собой. Тело сделает эту работу за вас, и сделает ее существенно эффективнее, чем вы.

Миф четвертый. Чтобы похудеть, необходимы длительные интенсивные тренировки в спортзале

Самое главное, что я уяснила для себя, изрядно поработав в клинике лечения ожирения: существуют две вещи, с помощью которых невозможно стабильно похудеть, – это диета и спорт.

Что и как обстоит со спортом в отношении лишнего веса, никому до конца не ясно. Все, что мы знаем до сих пор – активное движение является необходимым, но недостаточным условием эффективного снижения веса.

Почему активное движение необходимо?

1. Движение позволяет человеку с нарушенным типом питания быстро начать чувствовать себя лучше. Получасовая прогулка в темпе средней лично для вас интенсивности или две 15-минутные зарядки в течение дня усилят выработку эндорфинов и снизят количество кортизола – гормона, вырабатываемого в результате переживания стресса.

2. Доказано, что в отличие от людей со здоровым пищевым поведением, для которых свойственно исчезновение аппетита при повышении кортизола, люди с нарушенным типом питания при повышении кортизола, напротив, испытывают потребность есть.

3. Активное движение позволяет лучше узнать собственное тело, его возможности, и начать лучше к нему относиться.

4. Активное движение повышает самоуважение и самооценку.

Я знаю, что многие читатели испытали приступ острой тоски, прочитав этот абзац: «Опять меня заставляют заниматься спортом, который я ненавижу!» Ни в коем случае. Никакого спорта и никакого насилия. Оставим спорт для спортсменов. Мы с вами будем практиковать интуитивное движение, а вот как его освоить – мы поговорим позже, в главе 23 «интуитивное движение», после того, как разберемся с едой.

Самое главное, что нам сейчас важно усвоить, – движение должно, просто обязано приносить радость. Не сжигать калории, не накачивать мышцы, не улучшать формы тела – радовать, доставлять удовольствие (так же, как и еда, кстати).

Подобрав такой тип движения, вы сделаете очень важные инвестиции в заботу о себе и собственном теле. И это существенно приблизит вас к состоянию, в котором ваше отражение в зеркале вам нравится, а не пугает и вызывает приступы отчаяния.

Так что там с обязательными 2 часами в спортзале трижды в неделю?

На самом деле: Снижение веса возможно без интенсивных занятий спортом

Я постоянно встречаю в практике профессиональных и полупрофессиональных спортсменов, а также просто любителей, посещающих спортзал 5 раз в неделю. Помню очень красивую 25-летнюю девушку на первичном приеме, которая два раза в неделю играла в женский хоккей, один раз в неделю занималась плаванием и еще два раза посещала фитнес-центр, где поднимала тяжелые железные предметы. Она весила 120 кг. Почему активный спортивный образ жизни не помог этим людям удерживать вес в разумных пределах? Ответ прост и вам уже знаком. Это были люди с нарушенным типом питания, часть из них была генетически предрасположена к полноте.

Природа создала нас разными. Мы сами выбрали считать красивым и здоровым один-единственный тип фигуры, но на самом деле мы – разные, и сделать всех одинаковыми не способны ни диетическая индустрия, ни бариатрическая хирургия (оперативное вмешательство, уменьшающее объем желудка для снижения веса), ни становая тяга. Можно быть генетически предрасположенным к полноте, можно быть даже очень полным, и при этом – подвижным, гибким, легким, спортивным и счастливым.

Не верите?

Познакомьтесь с Дженет ДеПэти. Она называет себя «Толстушка» (the Fat chick). Это замечательно жизнерадостная и очень, очень полная женщина – ее объемы шокируют вас, если вы озабочены собственным весом. И при этом она – профессиональный фитнес-тренер высокого уровня. Она разрабатывает специальные программы движения для полных людей, для тех, кто со школьных времен ни разу не надел спортивную форму, или для тех, кому необходима реабилитация после длительных травм или ограничения подвижности. Дженет танцует, прыгает со скакалкой, бегает полумарафон и марафон и занимается триатлоном. Ни ее вес, ни объемы не мешают ей это делать.

Миф пятый. Если я похудею – моя жизнь наладится

Начало новой диеты очень часто означает попытку (чаще всего не первую и не единственную) начать новую жизнь, то есть изменить существующий ход вещей к лучшему. Чаще всего эти попытки оканчиваются полным фиаско. Почему так происходит? Почему у нас не получается решить собственные проблемы с помощью диеты?

А вот почему

Когда вы садитесь на диету, вы ставите перед собой не ту цель, которую можно достичь с ее помощью. Ваша цель – изменить свою жизнь, а для этого нужно похудеть насовсем. Навсегда стать минус пять, десять, двадцать восемь – нужное подчеркнуть – килограммов, и – найти новую работу, встретить свою любовь, решиться родить ребенка, изменить отношения с родителями – нужное подчеркнуть. Ни одна диета не позволяет достичь этой цели.

Худеть специально вообще не нужно. Достаточно изменить собственное пищевое поведение, и вес нормализуется сам собой.

Но вот зачем вам это?

Право, ну что за идиотский вопрос. Чтобы хорошо выглядеть. Буду хорошо выглядеть – буду радоваться, видя себя в зеркале, стану увереннее, походка гордая, настроение сразу отличное, платьев захочется новых, мужчины от меня будут без ума… и вот тут-то наконец решатся мои проблемы с любовью, работой и отношениями!

Это чудовищно патологичная установка, хотя обычно используется именно она. Почему она неправильная? Потому что на хрупком фундаменте собственной внешности (точнее, вашей собственной оценки оной) вы строите здание всей своей жизни. При первой же серьезной жизненной неудаче – увольнении, разладе с партнером – вам делается незачем более беречь хрупкий хрусталь своей красоты – все равно «шеф, все пропало, пропало!». Что вы делаете? Правильно, вступаете в противоестественные отношения с оживленной группой пирожных. Причем неоднократно. Или,
Страница 7 из 23

скажем, с пятиэтажным тортом. Мотивация снижать и стабилизировать свой вес может быть только внутренняя: я этого хочу, мне это нужно. Внутренняя, и никакая больше.

На самом деле. Четко сформулируйте цели. Отделите изменение жизни от изменения еды

…Я худею, потому что мне важно быть здоровой. Зачем мне быть здоровой? Чтобы жить дольше, успеть сделать больше, успеть встретить свою любовь или насладиться имеющейся, увидеть и воспитать внуков.

…Я хочу быть активной. Я хочу полететь в Австралию или поехать в Карпаты, хочу взобраться на Эйфелеву башню или на гору Сокол в Крыму, хочу научить дочь прыгать через скакалку. Кстати, хочу родить эту самую дочь.

…Я хочу чувствовать себя хорошо. Легко и свободно. Двигаться плавно и женственно.

Это – примеры внутренней, истинной мотивации к похудению. То, что вы сможете «купить» на свое новое тело, – внимание представителей противоположного пола, дополнительная уверенность в себе – может быть приятным бонусом, но не может быть конечной целью. Личностные изменения, которых вы надеетесь достичь с помощью нового тела, должны быть достигнуты до или в процессе похудения. И тогда худеть вообще не понадобится – вы просто не будете замечать процесса изменений, они произойдут естественным образом.

Для этого необходимо понимание того, что действительно нужно изменить в вашей жизни. Изменение взаимоотношений с едой. Изменение той психологической роли, которую в вашей жизни играет еда. Отделение похудения как изменения веса и размера тела от решения проблем профессиональной нереализованности, одиночества, страха стать родителем или нарушенных отношений с собственными близкими. Достичь этого можно не с помощью диеты, а работая над изменением образа тела и устойчивых паттернов поведения, в том числе пищевого. Для этого и была написана эта книга. Нужна ли в таком случае диета? Нет, диета этому процессу активно мешает, подменяя работу по перестройке жизни деятельностью по замене одних продуктов питания в вашем питании на другие. Настоящие проблемы все то время, которое у вас занимает подсчет калорий, усилия по удержанию себя от срывов и самоедство в результате этих самых срывов, остаются нерешенными.

Миф шестой. Диета и снижение веса сделают меня здоровее

Одно из самых упорных и разрушительных заблуждений: диета необходима для оздоровления организма! Не догоню – так согреюсь, в смысле не похудею – так оздоровлюсь! Люди упорно убеждены, что полный – означает больной, и буквально отказываются верить своим глазам, если привести медицинскую статистику, свидетельствующую об обратном.

Демонизация полноты как символа буквально всех существующих на свете тяжелых заболеваний имела под собой отчетливые экономические основания: страховым компаниям нужен был четкий критерий, по которому можно было повышать страховые взносы или отказывать в страховании здоровья (см. главу 6 «Жир и здоровье»). Неизбежно и симметрично худоба, веками символизировавшая бедность, плохое здоровье и дурной характер, вдруг стала признаком тотального здоровья и экономической состоятельности.

На самом деле: Диета имеет разрушительные последствия для телесного и психического здоровья

Худоба ассоциируется с меньшей продолжительностью жизни и большей подверженностью некоторым заболеваниям в пожилом возрасте.

Как уже упоминалось выше, диетический опыт заставляет организм переходить в режим интенсивного производства и запасания жира, как только период ограничений в питании заканчивается. Низкокалорийные диеты удваивают количество энзимов, производящих и запасающих жир. Но это далеко не единственное изменение.

Эвелин Триболи и Элен Рейш в книге «Интуитивное питание» перечисляют множество негативных последствий диеты для здоровья. В исследованиях, проведенных как на крысах, так и на людях, было показано, что диетический опыт последовательно снижает интенсивность похудения с каждой новой диетической попыткой. Это хорошо известно всем опытным «похудельцам»: первая диетическая попытка обычно переносится относительно легко и приводит к блестящему результату – потеря 8–10 килограммов не является редкостью. Вы радуетесь и полагаете, что вам удалось избежать участи тех, кто безуспешно сидит на диетах и не в силах не только снизить, но даже и удержать имеющийся вес. Через некоторое время, когда противный лишний вес набирается снова, вас это расстраивает, но не пугает – вы же знаете, что делать. Вы отправляетесь в магазин за специальным набором продуктов и с понедельника вступаете в бой. На этот раз результаты будут, вероятно, немного хуже, а переносить диету окажется несколько сложнее, но к концу предписанного минимального срока вы все еще достаточно легко сможете поменять размер своей одежды на меньший. Так может продолжаться несколько циклов, пока, наконец, однажды вы не обнаружите, что привычное средство больше не работает. Вы исправно живете впроголодь, истово соблюдаете все предписанное, но вес – не движется. Вы впадаете в отчаяние, начинаете искать новые методы, но другие диеты не срабатывают тоже. В полном расстройстве вы начинаете раздумывать о чаях для похудения, слабительных таблетках и… оказываетесь в одном шаге от развития расстройств пищевого поведения, о которых речь пойдет дальше.

Диетический опыт повышает количество эпизодов переедания.

И крысы, и люди в экспериментах демонстрировали тенденцию чаще переедать после периодов ограничений. Иными словами, чем активнее ваши диетические попытки, тем чаще вы будете обнаруживать себя в ситуации, когда вы «не можете удержаться», чтобы не съесть что-то, и не в силах остановиться, начав есть. Диета действительно меняет ваше пищевое поведение, только меняет она его – к худшему, в сторону нарушения здорового типа питания.

Предвижу возражения. Нередко приходится слышать: я ограничила сладкое, перестала есть любимые чипсы, запретила себе любимые булочки – и через 2–3 недели поняла, что мне их уже и не хочется! Часто этот феномен воспринимается как доказательство того, что ограничения способны изменить пищевое поведение в «здоровую» сторону. На самом деле это не так. Дело в том, что, постоянно отказываясь от определенного продукта, мы испытываем депривацию – ощущение лишения, которое, в свою очередь, приводит к ощущению постоянной подавленности. Иными словами, организм «больше не верит», что ему еще когда-нибудь дадут вкусного, и «перестает хотеть». Действительно, это вызывает временное ослабление тяги к определенным продуктам – но не потому, что наше пищевое поведение изменилось, а потому что организм переживает подавленность и печаль, и ему, по большей части, все равно, что есть. Некоторые люди усилием воли поддерживают это состояние искусственно постоянно – они действительно не едят запретного, но постоянно переживают ощущение ангедонии – отсутствия желаний, потребностей, характерное для клинической депрессии. Но по большей части наступает момент, когда мы считаем, что «были хорошими» достаточно, возвращаемся к любимой еде – организм убеждается, что худые времена миновали, и потребность возникает снова.

Хронический опыт диет меняет форму тела. И опять-таки не в ту сторону, в
Страница 8 из 23

которую нам хотелось бы! Те, кто постоянно теряет и набирает вес, даже в небольших объемах, обнаруживают склонность к откладыванию жира в абдоминальной области – вокруг талии. Этот тип ожирения статистически связан с риском сердечно-сосудистых заболеваний. Неудивительно, что исследование более чем 3 тысяч мужчин и женщин, известное как Фремингемское исследование сердечных патологий, продлившееся 32 года, продемонстрировало, что, вне зависимости от изначального веса, вне зависимости от того, были ли испытуемые худыми или страдали от ожирения, вне зависимости от других факторов кардиоваскулярного риска (курение, гиподинамия), те, чей вес постоянно меняется (эффект йо-йо), в два раза чаще умирают от сердечно-сосудистых заболеваний, уровень смертности у них значительно выше, чем в среднем, более того, высок риск преждевременной смерти.

Исследование здоровья выпускников Гарварда показало, что те, кто теряет и снова набирает в течение 10 лет по крайней мере 5 килограммов, живут меньше, чем те, кто сохраняет стабильный вес.

Психологические исследования последствий диетического опыта показали, что те, кто в подростковом возрасте использует диету для регуляции веса, впоследствии в 8 раз чаще страдают расстройствами пищевого поведения. Диеты значимо снижают уверенность в себе и самоуважение и навсегда связывают для вас опыт питания не с удовольствием от насыщения и наслаждения разными вкусами, а с чувством вины за съеденное. Диеты ослабляют, а не усиливают ощущение контроля над собственным пищевым поведением – даже иллюзорное переживание поедания запретного (например, если в эксперименте испытуемому предложили еду или напиток, описанный как высококалорийный, хотя на самом деле его калорийность была небольшой) значимо увеличивает риск пищевого срыва.

Но и это еще не все. Большинство диет основываются на сильном ограничении продуктов одной группы – углеводов, жиров или и тех, и других – в пользу продуктов другой группы, чаще всего это белки. И диета Аткинса, и диета Дюкана, и питание, используемое людьми, активно «строящими» тело в спортзале, основываются на высоком содержании белка. Снижение веса на таком питании действительно происходит стремительно. Но это не единственное изменение, происходящее с вашим телом.

Избыток белка вызывает усиленный рост и, как следствие, усиленное старение

Молекулы белка склонны «склеиваться» в эритроцитах, снижая проходимость сосудов, что вызывает повышенный риск:

• болезни Альцгеймера;

• болезни Паркинсона;

• амилоидоза;

• общего старения внутренних органов.

Повышенное употребление мяса приводит к

• повышенному шансу остеопороза;

•  повышенной нагрузке на печень и почки;

• повышенному риску раковых заболеваний;

• ухудшению пищеварения в кишечнике;

• непереваренные белки активируют иммунную систему, приводя к аутоиммунным заболеваниям.

У мышей, получавших в ходе экспериментов препарат рапамицин, подавляющий производство белков, отмечалась значительно большая продолжительность жизни, чем у контрольной группы мышей.

В 1974 г. в журнале «Nature» вышла статья, описывающая исследования зависимости заболеваемости разными видами опасных для человека расстройств здоровья от количества белка в пище. В эксперименте принимали участие 3 группы крыс, каждая группа получала определенное количество белка в ежедневном рационе.

1 группа – 10%

2 группа – 22%

3 группа – 51%

В первой группе крыс количество заболевших сердечно-сосудистыми заболеваниями составляло 11 %, заболеваниями почек – 38 %, различными видами рака – 26 %, заболеваниями простаты – 5 %. В третьей группе количество страдающих сердечно-сосудистыми заболеваниями было 48 %, заболеваниями почек – 73 %, разными видами рака – 28 %, заболеваниями простаты – 12 %.

Высокобелковая диета действительно эффективно снижает вес в короткие сроки – одновременно повышая риск очень неприятных, в том числе смертельных заболеваний. Вы уверены, что хотите стройности такой ценой?

Поневоле вспомнишь, что в русском языке слово «худой» происходило от слово «худо» – плохо, и означало плохого или больного человека, а слово «худеть» – означало дурнеть, становиться менее привлекательным, сильным и здоровым. В какой момент мы решили, что худеть – значит становиться красивым?

В последнее десятилетие возросло количество исследований, изучающих эффект, оказываемый диетами на вес тела, и симптомов расстройств пищевого поведения. Доказано, что в долговременной перспективе диеты гарантированно приводят к набору веса в последующие 5 лет, особенно у подростков и молодых людей, более того, диетическое поведение ответственно за развитие симптомов приступообразного переедания, проще говоря – неконтролируемого обжорства, и других расстройств пищевого поведения. Также было доказано, что у атлетов, контролирующих вес с помощью диеты и физических упражнений, критический набор веса происходит в среднем возрасте. Низкокалорийные диеты увеличивают выброс кортизола – гормона стресса, что само по себе пагубно влияет на организм, но при наличии предрасположенности к перееданию, как мы увидим дальше, приводит к развитию эмоционального переедания – использования еды для регуляции негативных переживаний.

Вы спросите меня, почему же тогда диеты так популярны, почему все делают это, почему все верят, что это работает?

Диеты – коммерческий продукт с очень хорошо сделанным маркетингом. Они продают надежду на лучшую жизнь, а в случае неудачи «переводят стрелки» на покупателя.

Ничего более успешного в коммерческой индустрии не придумано по сей день. Вы можете себе представить, чтобы служба поддержки компании-разработчика программного обеспечения, куда вы обратились по поводу того, что приобретенная вами программа работает с ошибками, говорит вам: вы не сумели ей правильно воспользоваться, вот поэтому программа-то и «глючит»! Вряд ли такая компания просуществовала бы на рынке долго, поэтому, если что-то идет не так, вы, как пользователь, можете скачать на сайте производителя программы-«заплатки», обновить версию до более новой или даже отказаться от использования продукта и вернуть деньги. Если вы приобретаете новую машину и в ней отказывает кондиционер или не работает фара, разве готовы вы услышать в автосервисе – ну вот, вы сами виноваты, зачем столько дышали, зачем в жару ездили? Вряд ли кому-нибудь из нас придет в голову сказать в этих случаях – ну что ж, я сам виноват, не проявил достаточно терпения, не научился мириться с ошибками. Почему же к своему телу и, что еще важнее, к собственной самооценке мы относимся менее бережно, чем к своему компьютеру или машине?

Единственный случай, когда использование диеты необходимо и улучшает качество жизни – если врачи обнаружили у вас медицинское состояние, при котором некоторые продукты причиняют вам настоящий физический ущерб. Аллергия, целиакия, аутизм – таких заболеваний не так уж много. Во всех остальных случаях единственный разумный способ наладить отношения с едой и прекратить переедать – это навсегда отказаться от каких-либо диет.

Я знаю, что для вас это звучит пугающе, это кажется путем к хаосу и вечному ожирению. Однако, перейдя на
Страница 9 из 23

интуитивное питание и некоторое время пожив в теле интуитивного едока, вы обнаружите, что бессознательно, не прикладывая никаких усилий, нередко выбираете есть так, как предписывается лучшими диетологами. Углеводов будет чаще хотеться по утрам, поскольку вам не понравится тяжесть в желудке, появляющаяся от них вечером, многие магазинные сладости покажутся приторными, хотя вы ни дня не ограничивали себя в сладком, многие из вас испытают потребность отказаться от мяса – оно просто станет казаться невкусным. Вы начнете наедаться существенно меньшими объемами пищи.

В чем тогда проблема, скажете вы, если диетические правила не так уж плохи, то почему от них нужно отказываться? Потому что любое насильственное внедрение добра и причинение пользы вызывает у человеческого существа естественное сопротивление и агрессию. Вспомните, что достаточно кому-то из близких из самых добрых побуждений сказать вам: «Тебе бы не стоило есть этот торт….», как вы, в самом мрачном расположении духа, доедаете третий кусок. В рамках интуитивного питания нет никаких изначальных правил – вы сами устанавливаете правила, выбирая только те из них, которые действительно работают на улучшение вашего самочувствия. То, что осознается нами как свободный выбор, не вызывает сопротивления, мы даже не замечаем, что нечто «соблюдаем».

При этом внешних отличий интуитивного едока от профессионального бойца диетического фронта может не быть никаких – каждый из них может есть те продукты, которые мы автоматически считаем «здоровыми и полезными», и то, что мы полагаем «вкусным, но вредным». Разница в подходе, в ощущениях от этой пищи, в мыслях по ее поводу. Представим себе обычный легкий обед в жаркий летний день – как раз такой, как сейчас, когда я пишу эту главу. Едят двое – интуитивный едок и тот, кто сидит на диете. Они съедают абсолютно одинаковый набор продуктов, как раз то, что я только что ела на обед – творог с зеленью и цельнозерновым хлебом и имбирное печенье. В чем же разница?

ИНТУИТИВНЫЙ ЕДОК

О, я голоден! Чего же мне сейчас хочется? Так жарко, хочется прохладного, свежего… наверное, кислого или солоноватого… (заглядывает в холодильник). Творог! Рубленая петрушка! То, что нужно! (Представляет себе, как будет чувствовать себя, когда поест.) Кажется, этого маловато, хочется чего-то добавить… Теплого, хрустящего… Тост! (Делает себе тост, намазывает на него творог, с аппетитом съедает.) Ммм, как вкусно! Наелся? Кажется, хочется чего-то еще… Теперь сладкого. Печенье! (Съедает печенье, выпивает чай, подумав и прислушавшись к себе, съедает еще одно, встает из-за стола довольным и спокойным.)

ХУДЕЮЩИЙ

Два часа дня, мне пора поесть. Что мне сейчас можно? (Сверяется со списком или схемой.) Можно творог с зеленью и ломтик хлеба. На столе лежит печенье. Вкусное, наверное. Хочется печенья. Нельзя, терпи, иначе твоя задница никогда не будет влезать в джинсы. Творог осточертел, хочу сладкого. Ладно, делать нечего. (Со вздохом делает себе творог с зеленью, добавляет кусок хлеба, вяло и без энтузиазма жует.) Ну же! Взбодрись! Смотри, какая ты молодец – ничего не нарушила! Умница и будущая стройная красавица! Как только похудеешь – пойдем с тобой в магазин и купим платье. Нет, два платья. Или три. Хочется печенья. Какого черта я должна себя ограничивать, когда огромное количество людей едят все, что хотят, и им за это ничего не бывает?! Почему?! Господи, за что?! Кстати, раз уж я была сегодня такой умницей, я могу позволить себе одно печенье? Или, например, два. (Некоторое время колеблется над пачкой.) Могу! Я могу себе позволить! У меня сила воли! Я сегодня ела творог (господи, гадость, я ненавижу творог!) и имею право съесть печенье. (Открывает коробку и решительно, быстро проглатывает одно.) Хм, не почувствовала вкуса совсем. Еще одно…

Дальше сценарии могут быть разными. Кто-то из бойцов диетического фронта на этом мужественно отложит коробку, кто-то – не остановится, пока не прикончит ее до конца. Это не значит, что у первых более сильная воля или больше мотивации, решение остановиться или нет зависит от того, в какой диетической фазе вы находитесь. Когда страдание от лишения вкусной еды достигает высокого уровня, удержаться становится все сложнее. В самом начале диеты это сделать проще. Принимая решение сесть на диету, рано или поздно вы неоднократно побываете в обеих этих точках.

Глава 2

Знакомьтесь: Ана, Мия и другие

Настало время определиться, что же это такое – нарушенный тип питания? Я использую этот термин, чтобы описать любые особенности пищевого поведения, отличающие его от нормального, здорового. У кого-то из нас этих особенностей совсем немного, у кого-то – напротив, переживания по поводу еды занимают едва ли не основное время жизни. Какова бы ни была глубина этих нарушений, вы наверняка хотите от них избавиться. Когда вы въезжаете в новое жилье, вас беспокоит вопрос, есть ли в нем тараканы, но вряд ли интересует, какого они размера. Поэтому, вне зависимости от того, «много» у вас нарушений пищевого поведения или «мало», мы будем говорить о нарушенном типе питания.

Мне почти ежедневно приходится разговаривать с людьми, начинающими беседу так: «У вас клиника расстройств питания, я вижу, но у меня нет расстройств, мне бы похудеть». Бытует мнение, что расстройства питания, или, как их именовали раньше, пищевые неврозы, – это тяжелые нарушения, вроде анорексии с булимией. Первая – болезнь взбалмошных школьниц, которые хотят выглядеть как топ-модели, вторая случилась у принцессы Дианы от несчастливой семейной жизни. От себя добавлю, что оба вида расстройств встречаются, к счастью, не на каждом шагу, протекают действительно тяжело и демонстрируют устойчивость к самым витиеватым сочетаниям фармакотерапии и психотерапии.

В принципе, любые нарушения пищевого поведения имеют некую общую канву, общую основу – нарушены, разрегулированы взаимоотношения с собственным телом и одновременно – с окружающим миром.

На сегодняшний день известен целый ряд расстройств пищевого поведения, помимо сестер-двойняшек по имени Ана и Мия (так в Америке на сленге именуют анорексию и булимию). Многие расстройства пищевого поведения еще не имеют статуса самостоятельного психиатрического диагноза – это вопрос будущего. В недавно вышедшей классификации болезней DSM-V приступообразное переедание было выделено в самостоятельное расстройство. У нас на глазах происходит важный социальный процесс: проблема приобретает общественное признание. Отсутствие понимания, что переедание или ограничение себя в пище суть нарушения психологического баланса, расстройства, а не лень и слабоволие, позволяют людям отзываться о страдающих такими нарушениями пренебрежительно, стигматизировать их, настаивать, что для преодоления проблемы необходимо всего лишь «взять себя в руки», и даже обесценивать и высмеивать. Хуже того, люди, страдающие этими нарушениями, сами начинают считать себя безвольными, никчемными и ленивыми, погружаясь в отчаяние от того, что у них не получается ничего изменить…

Анорексия

В классификации болезней DSM-V анорексия описывается как заболевание, для которого характерны:

? крайне низкая масса тела (менее 85 % от идеального веса);

?
Страница 10 из 23

интенсивный страх набора веса;

? нарушенный образ тела;

? исключительная сосредоточенность на проблеме веса;

? отрицание собственной болезни.

При сочетании этих симптомов ставится клинический диагноз нервной анорексии, но само заболевание начинает развиваться гораздо раньше формирования этих симптомов. Неспециалисту сложно определить, есть ли у его близкого человека (а анорексия поражает не только женщин, но и мужчин) симптомы анорексии. Тем не менее некоторые характерные изменения поведения и пищевых привычек могут указывать (но не являются достаточными для установления диагноза), что у вашего родственника развивается анорексия. Среди них:

? резкие изменения пищевых и кулинарных привычек;

? попытки избежать семейных трапез;

? еда втайне;

? очень медленная и избирательная еда;

? питание низкокалорийными продуктами;

? приготовление пищи для семьи, но не для себя;

? опустошение холодильника;

? внезапно появившиеся «аллергии» на еду;

? социальная фобия по отношению к мероприятиям, на которых предполагается угощение.

В настоящее время ведутся интенсивные исследования, позволяющие предположить, что анорексия во многом предопределена генетически, также на формирование стойкого отвращения к еде оказывают влияние определенные микроорганизмы – они же были в изобилии обнаружены у страдающих ожирением.

Представим себе сотню 12-летних школьниц, которые все в один прекрасный день решают сесть на диету. Подростковый возраст – возраст экспериментов, в том числе – с собственным телом, и распространенность «гламурных» стандартов худобы в современной школе ни для кого не секрет. Все девочки начинают диету и переживают соответствующее состояние физического и психического дискомфорта, из-за которого через некоторое время ее прекращают. Все – кроме одной. Эта девочка, вместо того, чтобы пережить дискомфорт от голодных спазмов в желудке, головокружения и невозможности свободно выбирать, что и когда есть, внезапно испытывает от этого… удовольствие и релаксацию. Она ощущает освобождение от постоянной гнетущей ее мрачной подавленности и тревоги. Она наслаждается контролем и ощущает власть над собственным телом. Ее самооценка повышается. У нее появляется повод собой гордиться. Неудивительно, что наиболее часто это случается с девочками, живущими в семьях, где контроль – важная и мучительная тема. С девочками, ощущающими свою неспособность или невозможность управлять собственной жизнью, принимать самостоятельные решения. Для таких семей характерны доминирующая, активная, принимающая все решения в семье мать, психологически «отсутствующий» отец, не справляющийся с ролью отца дочери, неспособный адекватно реагировать на ее превращение в молодую женщину. «Я не могу исправить свою жизнь, я не могу ее контролировать, но я могу контролировать тело, я могу контролировать вес» – такое символическое сообщение озвучивает страдающая анорексией девочка. Поскольку начало анорексии обычно совпадает с подростковым возрастом, определенную роль играет и само меняющееся тело девочки.

В пубертате девочки меняются телесно существенно сильнее и быстрее, чем мальчики. Их ювенильные, без особенных признаков пола тела начинают округляться, приобретать женственные формы. Тело демонстрирует неизбежность и непреложность одного факта: мне предстоит стать женщиной, со всеми женскими атрибутами, телесными в том числе. Но ведь меня-то никто не спрашивал, хочу ли я этого! Дамоклов меч формирующейся женской сексуальности (сексуальность в данном контексте понимается максимально расширительно, как способность вступать в сексуальные отношения, быть фертильной, рожать детей, выкармливать их грудным молоком) может вызвать панику, депрессию, потребность сбежать. Истощив свое тело до предела, избежать становления женской сексуальности действительно получается – исчезают грудь и бедра, прекращаются менструации, девушка снова становится девочкой, бесполой и невзрослой, далекой от сложного и пугающего мира взрослой телесности. Одновременно страдающая анорексией достигает (и в какой-то момент «обгоняет») современного ультрафемининного идеала красоты – стройная до бесплотности девушка, чье тело никак не может ассоциироваться с задачами деторождения, что позволяет ей сохранить красоту и молодость вечно. Материнство в нашей культуре давно приобрело амбивалентное значение – с одной стороны, рожденные дети повышают статус женщины, делают ее «состоявшейся» в жизни, даже если других достижений нет, с другой – материнство – ужасная телесная кара, связанная с необратимыми изменениями веса, размеров тела и привлекательности.

Состояние анорексии призвано продемонстрировать огромную силу. Силу воли, силу духа, с которой девочка борется с инстинктом выживания, кричащим от ужаса – ешь! ешь, иначе умрешь! Девочка выдерживает эту борьбу, нередко – ценой собственной жизни – от 30 % до 70 % больных анорексией умирают от кахексии – сильного истощения и последующих необратимых нарушений работы внутренних органов. Однако, пытаясь продемонстрировать силу и независимость, на самом деле девочка впадает в еще большую зависимость – делаясь физически крайне слабой, нуждающейся в дополнительной заботе, в родительском и медицинском уходе.

Еще одна важная отличительная характеристика – чрезвычайно сильное искажение образа собственного тела. Физические изменения, связанные с истощением, – ломкие, истончившиеся ногти и волосы, сухая шелушащаяся кожа – наступают довольно быстро, и их вряд ли можно назвать добавляющими привлекательности. Но девочка не видит этого в зеркале. Все, что она видит, – то, что она все еще «жирная». Эксперимент, проведенный Анук Кайзер в университете Утрехта, показал, что у больных анорексией представления о размерах собственного тела нарушены настолько, что они не только ощущают себя толстыми, но и двигаются в пространстве так, как будто они толстые. В эксперименте принимали участие две группы испытуемых – здоровые люди и больные анорексией, – которых просили проходить в дверные проемы разной степени ширины. Проемы постепенно сужались. Исследователи фиксировали, в какой момент человек повернется боком, потому что сочтет, что в проем такой ширины его тело уже не пройдет. Аноректики начинали поворачиваться боком при ширине проема в 1,4 раза шире собственных плеч, здоровые люди – в 1,25 раза. Больные анорексией совершенно неправильно оценивали размеры собственного тела, представляя его значительно больше, чем оно было в реальности.

Бытует мнение, что аноректички не хотят есть, не испытывают чувства голода. Это заблуждение – есть они хотят, еще как, просто умирают как хотят! Умирают, но не едят.

Таким образом, генетическая предрасположенность, неблагоприятная семейная ситуация, давление культурного стандарта красоты и популярность проаноректических сайтов, где популяризируется и поддерживается аноректическое поведение, – все это вместе обеспечивает анорексии возможность зародиться и расцвести. Мы не можем назвать одну причину, неправомерно обвинять исключительно индустрию моды или только родителей.

Булимия

Диагноз булимии ставится при сочетании
Страница 11 из 23

следующих симптомов:

? повторяющиеся приступы переедания;

? ощущение утраты контроля над едой и собственной жизнью;

? компенсаторное поведение (вызывание рвоты, экстремальные физические тренировки, периоды голодания);

? исключительная сфокусированность на весе и форме тела.

В современном понимании диагноз этого расстройства может быть поставлен, если эти симптомы наблюдаются в течение 3 месяцев хотя бы раз в неделю.

Как и анорексия, булимия часто (хотя и не всегда) начинается в подростковом возрасте. Одна девочка из сотни 12-летних школьниц, садящихся на первую в своей жизни диету, будет иметь специфические черты характера. Она будет импульсивной, эмоциональной, рискованной. Она будет пробовать табак и алкоголь, возможно – раньше других начнет сексуальные эксперименты. Несмотря на бесстрашие и склонность к риску, она может оказаться не очень популярной среди сверстников – и тогда она прославится своими выходками, потому что будет чувствовать себя одинокой и непонятой… Она обратит внимание на свою склонность набирать вес, но обязательно сорвется с диеты. Она одновременно импульсивна и подавлена. Именно у этой девочки разовьется булимия.

Приступообразное переедание

Патологическое, или приступообразное, переедание характеризуется приступами, во время которых человек теряет контроль над количеством съеденного. Он ест необычно быстро и необычно много, чаще всего – скрытно от других, и испытывает впоследствии чувство стыда и отвращения к себе. Для этого расстройства характерно запихивать в себя пищу до появления симптомов тошноты и тяжести в желудке, есть в состоянии душевного расстройства или от скуки. Так называемые бинджеры (от англ. binge – приступ) – люди чаще всего весьма полные, раздражительные и подавленные, и часто находятся в состоянии грустной злости (или злобной грусти), на языке психиатрии именуемой «дисфория».

Симптомы этого расстройства таковы:

? повторяющиеся эпизоды переедания;

? отсутствие регулярного компенсаторного поведения;

? заметный лишний вес или ожирение;

? сильный дистресс от невозможности регулировать переедание;

? мужчины и женщины страдают примерно в равной степени.

Среди сотни 12-летних школьниц будут две, которые к этому возрасту уже утратят контроль над питанием. Это будут крупные девочки, находящиеся на верхней границе нормы в отношении веса и переживающие раннее созревание. Они едят тайком, прячут сладости под кровать и в таблицах норм веса всегда находились в пределах или выше 100-го процентиля – то есть на самом верху графика. У этих девочек со временем разовьется приступообразное переедание, которое будет тем сильнее, чем больше диетических попыток они предпримут и чем более неблагоприятными будут условия их развития в семье и среди сверстников.

Синдром ночного обжорства характеризуется утренней анорексией – невозможностью запихнуть в себя ни кусочка после пробуждения и возрастанием аппетита к вечеру. Вечером и ночью поглощаются большие количества пищи, богатой углеводами, отчасти это связано с характерной для этого расстройства бессонницей.

Неспециализированное расстройство пищевого поведения по типу очистительного

Бигорексию иначе называют «мужской анорексией», хотя в последнее десятилетие у мужчин зафиксированы случаи настоящей анорексии (и булимии). Так же, как страдающая анорексией девушка видит в зеркале «жирную корову», бигорексик видит в зеркале «хлюпика». Так же, как аноректичка никогда не ощущает себя достаточно худой, бигорексик никогда не почувствует себя достаточно «накачанным». Жизнь бигорексика концентрируется вокруг занятий в спортзале и растущих объемов мышечной массы. Этому подчинено расписание жизни: самая важная часть дня – тренировка; работа, учеба, встречи с друзьями или девушками не играют такой же важной роли в его жизни. Этому строжайшим образом подчинено и питание: бигорексик – это мужчина, который знает, сколько килокалорий в чечевице, а сколько – в ломтике сыра. Питание бигорексика призвано обеспечить максимально быстрый и эффективный мышечный рост, именно поэтому он, строго говоря, не ест. Он закладывает в организм кирпичики для строительства мышц.

Помните, у Ильфа и Петрова? «Александр Иванович не ел, а питался. Он не завтракал, а совершал физиологический процесс введения в организм должного количества жиров, углеводов и витаминов».

Как и у страдающих анорексией и булимией, корень проблем бигорексика – в изначальной неудовлетворенности собственным телом. Нарушенный тип питания формируется «прицепом», как следствие нарушений образа тела. Есть исследования, демонстрирущие, что большая часть страдающих бигорексией мужчин подвергалась в детстве издевательствам со стороны сверстников.

Орторексия – фиксированность на идее «правильного» питания. Еда для орторекса – яд, питаться нужно крайне осторожно, иначе – отравишься и немедленно умрешь. Или медленно. Но умрешь обязательно. Орторекс следует самым различным мудреным системам питания, каждая из которых подразумевает серьезные ограничения в пище. Эти ограничения имеют витальное, то есть жизненно важное значение – орторекс борется не за красивое тело, а за выживание. Чем более «выхолощенным» оказывается блюдо с точки зрения возможных «вредных» продуктов – тем счастливее и спокойнее орторекс. Пшеничную муку нужно непременно заменить спельтовой (глютен – яд, а белую пшеничную муку отбеливают ядами, она гниет в желудке, превращаясь в яд), яйца – семечками чиа (в яйце вредно все, даже смотреть на яйца вредно), сахар – стевией (без комментириев), и таким образом можно приготовить почти такой же домашний пирог, как пекла бабушка, только безопасный! Так же, как бигорекс часами торчит в спортзале, орторекс часы проводит на кухне и в продуктовых магазинах, выбирая «правильную» еду. Остальные жизненные интересы понемногу нивелируются, уступая место планированию следующих приемов пищи, составлению списков продуктов на неделю, любовному перебиранию запасов полезной еды… Орторекс ощущает себя живущим в очень враждебном мире, который пытается его отравить, убить. Поскольку мы уже неоднократно упоминали о связи еды и материнской любви, возникает предположение, что орторексия формируется у тех, кто в раннем детстве не испытал безопасной и глубокой материнской привязанности, чья связь с матерью была наполнена враждебностью и ощущением опасности. Однако эта гипотеза еще ждет своего исследователя.

Компульсивное переедание, или навязчивое обжорство

Основные симптомы компульсивного переедания включают в себя:

? приступы повышенного аппетита без ощущения физического голода;

? историю постоянных колебаний веса;

? историю многочисленных неуспешных диет;

? озабоченность собственным весом;

? чувство вины и злость на себя в связи с перееданием;

? быстрый набор веса или ожирение;

? отказ от участия в том или ином виде социальной активности в связи с собственным весом;

? стремление есть в одиночестве в связи с чувством стыда и неловкости;

? потребность есть поменьше на публике;

? подавленность, склонность к депрессии и перепадам настроения;

? снижение двигательной активности в связи с
Страница 12 из 23

набором веса;

? низкую самооценку и потребность в этой связи поглощать большие количества пищи.

Напомню, что достаточно 5 критериев из списка, чтобы диагностировать у себя, так сказать, «полноразмерное» расстройство этого типа.

Как пишет Сюзи Орбах в своей революционной книге «Лишний вес – феминистская проблема» (Susie Orbach, Fat is a Feminist Issue), компульсивное переедание включает в себя потребность есть, когда вы не испытываете физического голода, и ощущение утраты контроля над питанием, выражающееся в диетах или обжорстве. Компульсивный едок тратит огромное количество времени и сил на тревогу относительно питания и лишнего веса и ощущает себя как человека никчемного, жалкого, вышедшего из-под контроля. И, возможно, самое важное: компульсивный едок ощущает свое тело ужасным. Некрасивым, непривлекательным, отвратительным.

Пища становится психотерапевтом, утешителем, универсальным решением проблем. Пища становится наказанием и спасением. Постепенно пища, ровно так же, как это делают героин и алкоголь, забирает себе контроль над человеческим поведением и подчиняет его существование себе.

Среди компульсивных едоков встречаются как очень полные, так и вполне стройные люди, но всех их объединяет одно – они чувствуют себя «жирными». «На самом деле, говоря «я чувствую себя жирным» компульсивный едок говорит «я чувствую себя плохим», – пишут Джейн Хиршманн и Кэрол Мюнтер в книге «Преодолевая переедание» (Jane R. Hirschmann, Carol H. Munter, Overcoming overeating, Addison-Wesley, 1988), перевернувшей современные представления о переедании, положившей начало недиетическому подходу в снижении веса и давшей надежду миллионам страдающих от переедания людей. «Использование слова «жирный» в значении «плохой» служит скорее проявлением культурного страха перед лишним весом, чем описанием размера тела. Лишний вес в нашем обществе – это приговор», – отмечают Хиршманн и Мюнтер.

Компульсивные едоки чувствуют себя «жирными» и «плохими», потому что постоянно сравнивают себя с двумя безусловными идеальными стандартами, обнаруживая, что не соответствуют ни одному из них. Во-первых, они верят, что существует некое «идеальное тело», и их тело чрезвычайно от него далеко. Во-вторых, они убеждены, что питание – это нечто, что нужно обязательно «контролировать». Общество, в котором мы живем, активно поддерживает нас, когда мы говорим о своем теле с отвращением, ругаем и наказываем себя за еду, запрещаем себе испытывать удовольствие и радость от еды и постоянно стремимся весить меньше, чем сейчас. В этом случае мы получаем массу социальной поддержки, поскольку «ведем себя правильно».

Проблема компульсивного едока не в том, что он ест «неправильно», а в том, что он не может не есть. Единственная форма совладания с собственными эмоциями – обратиться к еде. Никакое количество контроля или освоение «правильных пищевых привычек» не приведут к решению этой проблемы – компульсивный едок не перестанет «срываться» и обращаться к еде, когда он чувствует себя неуверенным, разозленным, расстроенным или разочарованным. Но компульсивный едок верит, что решение кроется в мантре: «Мне нужно следить за питанием», и с понедельника изо всех сил принимается «следить» – ест только в определенное время, только определенные виды пищи, старательно отказывая себе всякий раз, когда ему хочется чего-то определенного, и тогда, когда эмоциональная буря в очередной раз накрывает его с головой. С каждой диетической попыткой происходит нечто важное и катастрофическое: опыт питания отделяется от опыта голода. Голод перестает иметь что-либо общее с едой, он вообще перестает иметь к еде какое-либо отношение. Как пишут Хиршманн и Мюнтер, компульсивные едоки используют еду в решении абсолютно любой проблемы, кроме одной – голода. Между тем голод – единственная проблема, в решении которой еда эффективна. В решении всех остальных проблем эффективность еды стремится к нулю.

Питать себя разнообразной, вкусной и насыщающей едой – одна из базовых стратегий заботы о себе. Чем более вы способны питать себя с любовью и заботой, тем более уверенно и безопасно вы ощущаете себя в жизни. Интуитивное питание позволяет развить этот навык, в результате чего вы оказываетесь способны «думать о своих проблемах, а не есть по их поводу», по словам Хиршманн и Мюнтер. Вы осмеливаетесь использовать рот не для того, чтобы набить его едой и тем самым заткнуть, а для того, чтобы открыть его и, возможно, с трудом, возможно, впервые в жизни, произнести: «Мне больно, когда ты так говоришь. Мне одиноко, когда ты меня покидаешь. Я нуждаюсь в твоей любви и поддержке. Я злюсь на тебя».

Задайте себе вопрос, как часто вы тянетесь к вкусненькому, если у вас пауза в работе, если вам скучно, если вам тревожно, если настроение из рук вон? Насколько возможно для вас пить просто пустой чай или кофе? Насколько поедание вкусной пищи связано для вас с ощущением праздника? Насколько для вас привычно решать любые эмоциональные проблемы – с помощью еды?

Наличие развернутой картины расстройства пищевого поведения требует обязательной консультации со специалистом и, чаще всего, комплексного лечения, иногда (особенно в случае анорексии) – госпитализации под наблюдение медицинского персонала. Одна из проблем заключается в том, что в России специалистов по расстройствам пищевого поведения крайне мало – школа изучения и лечения расстройств пищевого поведения еще только начинает свое становление.

Долгое время расстройства пищевого поведения рассматривались исключительно в рамках советской психиатрии как проявления процессуального (неизлечимого) психического заболевания. Предложения по лечению заключались в фармакотерапии большими дозами нейролептиков и в так называемой рациональной психотерапии, то есть в попытках логически убедить, заставить человека изменить поведение. Такие формы лечения все еще иногда встречаются в рамках государственных психиатрических клиник или клиник невроза. Нетрудно догадаться, что эффективность подобного лечения крайне низкая.

Другим вариантом предложений по лечению являются реабилитационные центры, работающие по модели 12 шагов. При том, что этот подход очень эффективен в реабилитации страдающих алкоголизмом и наркоманией, для людей с расстройствами пищевого поведения она работает недостаточно. Для того, чтобы добиться исчезновении симптомов расстройств пищевого поведения, необходимо не только поменять паттерны поведения, но и проработать глубинные психологические травмы. Таким образом, программа, построенная по модели 12 шагов способна помочь лишь немногим – тем, кто справился с травматическим опытом другими способами или самостоятельно.

Третьим вариантом являются так называемые «авторские» программы лечения расстройств пищевого поведения. Их создатели чаще всего – люди, в прошлом пережившие расстройство пищевого поведения и справившиеся с ними самостоятельно. Эти программы обычно не имеют никакой научной базы, их эффективность не подтверждена исследованиями, и вероятность излечения можно оценить как выборочную. Достаточно отметить, что «программа лечения булимии» в подобных центрах – это 1–2-дневный групповой интенсив, далее предлагается
Страница 13 из 23

поддержка в социальных сетях и удаленное консультирование. Разумеется, лечение такого тяжелого расстройства, каковым является булимия, невозможно за такой короткий срок. Исчезновение симптомов булимии в этом случае означает, что психика выбрала другой сценарий решения тех же проблем, и со временем этот новый сценарий превратится в новый симптом.

Еще одно предложение – частная психотерапевтическая практика. Текущая ситуация с частными услугами психологов и психотерапевтов в России диктует необходимость индивидуальной частной практики – ввиду перепроизводства посредственно образованных психологов развилась острая конкурентная борьба за клиентов, учитывая высокие цены на аренду помещения, специалистам невыгодно объединяться для продажи услуг. Кроме того, востребованность и оплата труда психологов в других областях оставляет желать много лучшего. Таким образом, многие специалисты немедленно после обучения открывают «частный психологический кабинет» или «психологический центр», состоящий из одного специалиста. Хорошо, если такой специалист хотя бы продолжает повышать квалификацию, проходить личную терапию и супервизию. Подобные частнопрактикующие терапевты берутся абсолютно за все запросы, включая расстройства пищевого поведения, но не обладают достаточным опытом и знаниями специфики работы с данной целевой группой. Кроме того, пропускная способность частных кабинетов также невысока.

Вот и получается, что человек с расстройством пищевого поведения, если даже «дозреет» до получения квалифицированной помощи, не понимает, куда ему обратиться и где ему помогут. Поэтому чаще всего люди с подобными проблемами оказываются клиентами различных «программ похудения» и диетических клиник, поскольку продолжают истово верить, что корень их проблем – в лишнем весе или отсутствии контроля.

Поиск специалиста

Положение кажется почти безвыходным, но не будем отчаиваться. Такая же ситуация складывалась когда-то в США и странах Западной Европы, сейчас могущих похвастаться развитой сетью прекрасно функционирующих клиник и консультативных центров, посвященных этой проблеме. В ситуации, когда адекватная помощь малодоступна, большую роль приобретают средства самопомощи – такие, как книга, которую вы сейчас держите в руках, группы самоподдержки и описанное Сюзи Орбах соконсультирование.

Если вы все-таки решились обратиться к специалисту по расстройствам пищевого поведения очно, вот несколько замечаний, которые могут помочь вам в принятии решения.

1. Исследования показали, что различий в эффективности очной терапии и терапии онлайн нет. Это означает, что вы можете не ограничивать себя выбором специалиста в своем городе, а обратиться к любому психотерапевту, работающему по Скайпу и живущему в любой точке мира, – лишь бы он говорил на понятном вам языке. Большинство психотерапевтов, включая «звезд», работают сегодня через интернет.

2. Просите личных рекомендаций у тех, кто сам был в терапии. Не пользуйтесь рекомендациями типа «Мне говорили, что А. – хороший психолог». Личный опыт работы с терапевтом – хорошая рекомендация.

3. Если у вас есть предпочтения, с кем именно вам хотелось бы работать – с мужчиной или женщиной, – отнеситесь к этим ощущениям с уважением. Несмотря на то, что с точки зрения эффективности работы в терапии пол терапевта не имеет значения, ваши чувства по этому поводу – имеют. Попробуйте сходить на ознакомительную встречу с терапевтом-мужчиной и терапевтом-женщиной. Отметьте для себя, что вы ощущаете в обоих случаях. Помните, что речь идет всегда о конкретном мужчине и конкретной женщине: если он или она вызовут у вас доверие, это не означает, что вы готовы работать с любым терапевтом этого пола, ровно так же, если встреча пройдет неудачно, это не повод отказываться от других терапевтов этого пола. Идите за собственными чувствами, вы выбираете отношения, которые могут продлиться несколько лет.

4. Сравнивайте. Сходите к нескольким специалистам, обдумайте впечатления, не заставляйте себя идти к кому-то только потому, что его или ее хвалят друзья или знакомые, если у вас нет внутреннего доверия и желания работать с этим человеком.

5. Интервьюируйте. На ознакомительной встрече вы можете задать специалисту любые вопросы, в том числе – вопросы о границах его компетентности. Скажите, что вы хотели бы поработать над отношениями с едой и с образом тела, спросите терапевта, что он думает по поводу диет. Узнайте, есть ли у терапевта собственный опыт похудения или нарушений пищевого поведения. Спросите, с какой литературой о расстройствах пищевого поведения он знаком. Читал ли он книгу Сюзи Орбах «Жир – феминистская проблема»? Книгу Хиршманн и Мюнтер «Преодолевая переедание»? Книгу Триболи и Рейш «Интуитивное питание»? (Уточним, что все эти книги не выходили в русском переводе.) Готов ли он их прочесть, если понадобится? На какие публикации терапевт опирается в своем подходе к работе с расстройствами пищевого поведения? Расскажите терапевту, что вы прочли эту книгу, и спросите, насколько изложенная в ней позиция соответствует его убеждениям.

6. Если перед вами терапевт, у которого никогда не было нарушения пищевого поведения (автор этой книги – один из них), или терапевт, у которого, на ваш взгляд, у самого с десяток лишних килограммов, спросите себя, что это для вас означает. Для кого-то из нас невыносимо работать с тем, кто никогда не переживал мучений из-за еды, и кажется, что такой человек никогда не сможет до конца понять вас. Другие готовы довериться только тому, у кого подобный опыт есть и кто сумел продвинуться дальше. Кому-то кажется невозможным сотрудничество со специалистом, который не может решить собственных проблем с пищевым поведением и лишним весом. Рискните спросить об этом вашего предполагаемого терапевта. «Как вы собираетесь со мной работать, если у вас нет опыта похудения и возвращения лишнего веса?» или «Мне кажется, что у вас тоже есть несколько лишних килограммов… Вы думаете, вы сможете мне помочь?» – вполне адекватные вопросы.

7. Обратите самое тщательное внимание на свои ощущения во время пробной сессии. Совершенно неважно, соответствуют они действительности или нет, важно, что они будут определять процесс вашей терапии, по крайней мере, первое время. Вы ощущаете поддержку или осуждение? Тепло или безразличие? Как вам кажется, насколько бережен и внимателен этот специалист именно к вам? Как он или она завершает сессию – резко, «по звонку будильника», или аккуратно, давая вам, возможно, несколько дополнительных минут, чтобы собраться с мыслями?

8. Как себя чувствует ваше тело в присутствии этого терапевта? Скованно, напряженно или, наоборот, ощущает себя легко? Если во время сессии вы испытываете сильные негативные эмоции, отражающиеся в теле, – дрожат руки, бросает то в жар, то в холод, наворачиваются слезы – это может быть добрым знаком, вам удается «открыться» в присутствии этого человека, значит, он обладает важными для вас качествами.

9. Комфортно ли этому терапевту в собственном теле, и в целом, с самим собой? Что для него означает сексуальность? Гомофобен ли он? Вы можете спросить об этом напрямую или понаблюдать за
Страница 14 из 23

поведением терапевта.

10. Нравится ли вам находиться вместе с этим человеком? Как у него с чувством юмора? Как он обращается с вопросом оплаты – если однажды у вас не окажется денег, чтобы ему заплатить, что произойдет с вашей терапией?

Не бойтесь совершить ошибку. Психотерапевты – тоже люди. Вернитесь к вашим ощущениям спустя месяц-другой после начала терапии – какие чувства вы испытываете в связи с этим процессом? Надежду, симпатию, доверие к тому, кто сидит в кресле напротив? Что-то другое? Если вы считаете, что прогресса нет или вам дискомфортно с этим конкретным человеком, возможно, стоит подумать о смене специалиста. Это не означает, что вы опять не справились, это означает, что этот конкретный терапевт, вполне возможно – очень хороший, лично вам – не подходит, как может не подойти врач, парикмахер, косметолог – даже очень хороший и знаменитый. Открою вам страшную тайну: психотерапия – это тоже ремесло. Это много-много часов специального тренинга и практики под супервизией. Но даже тот, кто в совершенстве овладел техническими навыками, может не подойти лично вам, не чувствовать вас, не быть готовым вам помочь. Это – не трагедия и уж тем более не ваша вина. Помните: вокруг вас достаточно врачей, парикмахеров, косметологов. Психотерапевтов тоже достаточно.

Группы самоподдержки и соконсультирование

Если вы страдаете от симптомов расстройства пищевого поведения и не можете обратиться к психотерапевту – не сдавайтесь. Начните помогать себе самостоятельно, а еще лучше – организуйте группу поддержки для таких людей, как вы. Организуйте встречи раз в неделю, в идеале – в реальном времени, но возможно и онлайн, где бы вы могли делиться тем, что происходит с вами в течение недели, как вы справляетесь с вашими проблемами, вместе читать и разбирать материалы этой книги и делать упражнения. Если собрать группу оказывается сложно, достаточно просто найти еще одного человека, готового попробовать новые формы работы. Соконсультирование – формат, в котором люди, не являющиеся профессиональными консультантами, по очереди делятся актуальными проблемами и выслушивают друг друга. Вы обнаружите, что даже простое, внимательное выслушивание обладает необыкновенной целебной силой – почувствовав себя услышанным, вы почувствуете себя понятым, а ощутив себя понятым, переживете прилив сил, энергии и надежды. Многие сегодняшние западные клиники начинались с таких групп самопомощи. В одной женской группе самопомощи когда-то работали Сюзи Орбах и Кэрол Мюнтер – обе сумели избавиться от симптомов компульсивного переедания и приняли решение стать терапевтами, чтобы помогать другим. Вклад обеих этих замечательных женщин в понимание природы компульсивного переедания неоценим. Не опускайте руки и будьте готовы к тому, что в современном мире иногда эффективнее помочь себе самому, чем найти помощь.

Для того, чтобы быстро определить наличие у человека риска развития расстройств пищевого поведения, в западной клинической психологии используются короткие тесты – скрининги. Самый известный и быстрый из них – тест SCOFF.

1. Приходилось ли вам вызывать рвоту, поскольку вы объелись до некомфортного ощущения?

2. Беспокоит ли вас, что вы утратили контроль над тем, сколько вы едите?

3. Теряли ли вы в последнее время более шести кг в течение 3 месяцев?

4. Ощущаете ли вы себя слишком полным, несмотря на то, что окружающие говорят, что вы слишком худы?

5. Можно ли сказать, что пища доминирует в вашей жизни?

Тест Центра Renfrew

1. Едите ли вы, если голодны, и способны ли останавливаться, когда сыты?

2. Вы прекращаете есть, потому что решаете, что «хватит» и «пора остановиться» (а не потому, что просто наелись)?

3. Вы выбираете пищу на основании того, что вкусно лично вам?

4. Вы чувствуете себя плохо физически (тошнота, головокружение, слабость), если вы на диете или недостаточно поели?

5. Ощущаете ли вы, что ваше питание представляет собой комбинацию «здоровой» и «вкусной» пищи?

6. Необходимо ли вам есть по определенной схеме – например всегда три раза в день или всегда в определенный момент дня?

7. Верите ли вы в то, что если вы будете есть, когда вы голодны, и останавливаться, когда сыты, то вы не поправитесь?

8. Вы испытываете чувство вины, если вы едите до того момента, когда вы чувствуете переполнение и дискомфорт?

9. Способны ли сбалансировать то время, которое вы отдаете размышлениям о весе, диете, питании, с размышлениями о других аспектах вашей жизни – отношениям, работе, саморазвитию?

10. Вы наблюдаете за тем, что едят другие люди, чтобы решить, что вы будете есть (например, в ресторане)?

11. Способны ли вы оставить несколько печений на тарелке, потому что вы знаете, что сможете доесть их завтра?

12. Вы выбираете еду, исходя из содержания калорий?

1. Сложите все ответы «нет», которые вы дали на вопросы, идущие под нечетными номерами. Запишите.

2. Сложите все ответы «да», которые вы дали на вопросы, идущие под четными номерами. Запишите.

3. Сложите оба полученных числа.

Если вы получили результат от 0 до 3. Этот результат говорит о здоровом отношении к еде и питанию.

Если вы получили результат от 4 до 8. Этот результат говорит о том, что культурное давление, которое вы испытываете относительно того, какие продукты вы должны выбирать и сколько есть, влияет на вашу самооценку и настроение. Может быть, небесполезно исследовать эту область.

Если вы получили результат от 9 до 12. Этот результат свидетельствует о серьезных нарушениях взаимоотношений с едой, от пищевой обсессии до расстройств пищевого поведения. Эти нарушения могут серьезно влиять на жизнь и здоровье. Рекомендуется профессиональная помощь для работы с чувствами, мыслями и переживаниями, касающимися еды и образа собственного тела. Рекомендовано медицинское обследование для оценки соматических жалоб.

Глава 3

Пищевые стили и пищевые сценарии

Любая диета рано или поздно приводит к пищевому срыву и/или неблагоприятным изменениям метаболизма и, в конечном итоге, к набору веса. Это аксиома, подтвержденная рядом авторитетных исследований. Почему же люди сидят на диетах? Почему люди переедают и не в силах взять себя в руки, проявить силу воли и остановиться?

Причины того и другого явления находятся в одной плоскости, и это не имеет отношения к еде и внешнему облику.

Мы садимся на диету, потому что мы не справляемся с собственной жизнью, с собственными эмоциями, и невозможность тотального контроля над эмоциональной сферой приводит нас в ужас. Мы хотим нравиться противоположному полу, мы не хотим стареть, мы хотим, чтобы нас выбирали на танцах и собеседованиях по приему на работу. Но как добиться этого, как заставить других симпатизировать нам? И мы говорим себе: дело в том, как я выгляжу, дело в том, что я слишком толстая/толстый, и садимся на диету, уверенные, что «худой» означает «красивый», а у красивого таких проблем нет.

Как ни парадоксально, переедаем мы по той же самой причине.

Эпизоды переедания представляют собой попытки с помощью еды и производимых с ее помощью «гормонов удовольствия» совладать со шквалом неподконтрольных воле чувств.

Массмедиа постоянно транслируют нам, что тело может быть любым –
Страница 15 из 23

вечно молодым, сколь угодно стройным и безгранично мускулистым, стоит лишь хорошенько постараться. В психологии это называется «феноменом сделанного тела». Фактически тело приравнивается тем самым к потребительским товарам, которые можно купить в магазине. Есть средства – купишь товар дороже и качественней, нет средств – придется обойтись массмаркетом. На создание тела нужной формы и размера тратится огромное количество времени, денег, сил – в ущерб другим областям жизни, способным сделать жизнь полноценной, а человека – счастливым. Зато такое положение вещей чрезвычайно благоприятно для индустрии красоты, моды и всего, что официально именуется «здоровьем», а на самом деле представляет собой предприятия, продающие один-единственный продукт – снижение веса. Не случайно международная диетическая индустрия – таблетки, коктейли для похудения, похудательные пояса и вибромассажеры, диетические программы и готовые диетические меню в вакуумных упаковках – одна из наиболее богатых в мире. 68 биллионов долларов в год только в США – столько зарабатывают те, кто продает нам мечту похудеть и оставаться стройными.

На самом деле размеры и вес человеческого тела сильно предопределены генетически и представляют собой относительно постоянную величину. Это называется «сет-пойнт» – рубеж, к которому вес неизбежно возвращается после любых физиологических потрясений: беременности и рождения ребенка, диеты, интенсивных физических и психических нагрузок. Сет-пойнт – не конечная цифра, а скорее диапазон в 2–5 кг, определяющийся генетикой и уровнем вашего основного метаболизма. Достигнув сет-пойнта, организм функционирует наиболее оптимально: вы мало подвержены болезням, как острым, так и хроническим, физическая и умственная активность не вызывает сильного переутомления или истощения, так же, как не вызывает и ощущения тяжести и неподъемности, женщины способны забеременеть без существенных затруднений. Наличие сет-пойнта – основная причина, по которой люди с нормальным весом и не страдающие нарушениями пищевого поведения не поправляются в течение жизни: они могут набрать несколько килограммов на новогодние праздники и сбросить несколько килограммов в период сдачи ответственного проекта на работе, но почти незаметно для себя возвращаются в рамки, установленные природой.

Основной метаболизм – это количество энергии (килокалорий), которое требуется на дыхание, пищеварение и клеточную регенерацию. Обычно у здорового человека на основной метаболзим расходуется примерно две трети всего энергетического запаса калорий, полученного с пищей, еще треть сохраняется для эпизодов физических нагрузок.

Если вы переедаете – ваш метаболизм ускоряется, повышается температура тела, и полученные лишние калории просто сгорают. Поэтому разовые эпизоды переедания, случающиеся абсолютно у всех людей, не приводят к набору веса, и типичное девичье горе «вечеринка в субботу – в воскресенье доела оставшийся торт – в понедельник +2 кг» не имеет под собой реального физиологического основания. Прибавка на весах происходит за счет жидкости, задержавшейся в организме на фоне злоупотребления алкоголем, жирной или острой едой.

Если вы садитесь на диету – ваш основной обмен замедляется, чтобы свести затраты к минимуму. Почти все съеденное при этом переводится в жир, чтобы создать запасы «на черный день», причем образуются не обычные, мелкие, а крупные жировые клетки – липоциты. Поэтому система «диета – пищевой срыв» существенно более губительна для веса, чем питание без ограничений и перегибов.

У женщин с рождением каждого ребенка сет-пойнт незначительно повышается, так что женщина с тремя детьми будет естественным образом на 3–6 кг тяжелее, чем до первой беременности, но не более. Беременность, роды и кормление грудью сами по себе не являются причиной набора 15–20 кг, которые остаются с вами навсегда, как принято думать, однако рождение ребенка и кардинальное изменение образа жизни женщины в этот период может стать спусковым механизмом, запускающим компульсивное или эмоциональное переедание. И вот тут уже лишний вес не заставит себя ждать.

Существование организма в режиме чередования строгих диет и последующих пищевых срывов – эффект йо-йо – приводит к тому, что сет-пойнт постепенно повышается. Если вас не устраивает ваш физиологический вес и вы тщетно и упорно пытаетесь избавиться от 2–3 «лишних» килограммов, организм понемногу теряет способность возвращения к изначальному уровню веса без усилий, и вместо того, чтобы стабилизировать вес на желанном уровне, как вы мечтаете, он останавливается на уровне «плюс несколько килограммов от изначального». Этот процесс может продолжаться бесконечно, создавая впечатление, что, несмотря на все усилия, бесконечные ограничения в еде, спорадические интенсивные физические нагрузки, вес растет все равно – словно бы из воздуха.

Женщине для идеального здоровья и наиболее оптимистичного прогноза продолжительности жизни нужно иметь вес на 10–15 % больше средней нормы, и это – значительно больше, чем существующие модные стандарты. Если у среднестатистической женщины ИМТ равен 22–25, то у женщины с обложки журнала он не превышает 15–16, что представляет собой дефицит веса и угрозу здоровью.

С идеей о «доступном теле любого веса и размера» спорит и теория о типах конституции. Выделяют три типа конституции – астенический, нормостенический и гиперстенический. Астеники – естественно худые, хрупкие и изящные люди. Они с трудом набирают мышечную массу и жир и часто мечтают поправиться, чтобы обрести хоть какие-то приятные округлости, зато легко и без усилий худеют. Напротив, гиперстеники легко накапливают жировую ткань, от которой потом с трудом избавляются. Это люди плотного, тяжелого сложения, даже не будучи объективно полными, они производят впечатление «крепко сбитых», широких и крупных. Нормостеники – люди обычного, среднего телосложения, у них отлично набирается мышечная масса, они обычно и худеют, и поправляются без значительных усилий.

Конституцию изменить невозможно, так же, как невозможно изменить сет-пойнт. Однако при любой конституции и любом сет-пойнте можно иметь здоровое, сильное, подтянутое тело, которое будет выглядеть хорошо просто потому, что мы интуитивно считаем здоровое сильное тело – красивым. Все, что для этого нужно, – наладить взаимоотношения с едой и выбрать тот тип активного движения, который вам наиболее по душе.

Попытки искусственным образом удерживать тело в весе значительно ниже собственного сет-пойнта обречены на провал: рано или поздно в жизни случаются события, требующие длительной фокусировки внимания и непосредственного участия – сессия, рождение ребенка, сложный проект на работе или болезнь близкого родственника, и, оставив ежедневную диетическую и тренировочную рутину по поддержанию веса на определенном уровне, вы уже не сможете вернуться назад. Тело отомстит набором веса не только до уровня сет-пойнта, но и намного выше. Учитывая замедленный метаболизм, сбросить набранное будет намного сложнее, чем раньше, а привычные планы питания и диетические ухищрения перестанут работать. Измученное тело бунтует,
Страница 16 из 23

отказываясь отдавать накопленное с таким трудом, и вы начинаете искать способы заставить эту «тупую, ленивую скотину» вам подчиняться! Здесь и возникает соблазн поддаться на уговоры продавцов диетических таблеток или коктейлей, обещающих чудесный эффект, или воспользоваться слабительными после сытной еды. Такое поведение может закрепиться – возникает риск формирования расстройств пищевого поведения.

Что же делать?

Первый и самый важный шаг на пути к освоению интуитивного питания – отказ от диетического мышления. «Выбросьте прочь все книги и журналы, дающие вам ложную надежду потерять вес быстро, легко и навсегда. Разозлитесь на эту ложь, которая заставляет вас чувствовать себя несостоятельным каждый раз, когда новая диета перестает работать и вы набираете потерянное обратно», – пишут Триболи и Рейш в книге «Интуитивное питание».

Отказ от диетического мышления подразумевает не только отказ от собственно диет, но и прекращение разделения еды на «плохую» и «хорошую», «здоровую» и «нездоровую», «правильную» и «неправильную». С точки зрения вашего организма горсть помидор-черри (зеленый салат, миска чечевицы, филе индейки с горошком) ничем не лучше ломтика шоколада (куска чизкейка, гамбургера с жареной картошкой). Будучи съеденными в соответствии с запросами организма, любые из этих продуктов пополнят его энергетический баланс и не приведут к набору веса. Если вы совершенно точно знаете, что вам можно и помидоры, и чизкейк, и шоколад, и картошку в любом количестве, когда бы вам этого ни захотелось, – ваша потребность в этих продуктах будет очень невысокой, поскольку основное стремление к поеданию сладостей и джанкфуда связано с ореолом запретного плода, окружающим эти виды пищи. Если вы будете есть эти продукты в ответ на внутреннюю потребность съесть в данный момент именно это, небольшим будет и количество съеденного.

Вторая причина наших пищевых срывов в том, что мы регулярно отказываем организму в той еде, которая необходима ему в данный момент, создавая тем самым специфический эффект «сыт, но неудовлетворен». Дело в том, что любая съеденная нами пища дает не только ощущение сытости, но и особое состояние пищевого удовлетворения, что в комбинации создает приятное, комфортное ощущение насыщения. Пищевое удовлетворение возможно испытать только в том случае, если вы едите продукты, потребность в которых у организма в данный момент высока. Если вы пытаетесь «обмануть» тело и «подсунуть» ему другие продукты, руководствуясь соображениями здорового или диетического питания, вы создаете эффект насыщения без удовлетворения. В поисках удовлетворения даже физиологически сытый организм будет требовать «чего-нибудь еще», «что-нибудь вкусненькое», что и приводит в результате к перееданию и пищевому срыву. Пытаясь осуществлять тотальный контроль над организмом, мы всегда терпим поражение: контроль над саморегулирующейся системой возможен только на коротком промежутке времени и всегда проваливается в долговременной перспективе (стоит добавить, что примером тех, чей контроль не потерпел поражения, являются больные анорексией: смертность от этого психического заболевания в результате истощения и необратимого поражения внутренних органов достигает 25–30 %). Более того, попытки контроля разлаживают изначально эффективно настроенную на поддержание оптимального для вас веса систему.

Выбирая интуитивное питание, мы сознательно отказываемся от попыток контролировать тело. Мы берем на себя ответственность за тело и выражаем готовность проявлять заботу о нем – так, как взрослый заботится о ребенке. Мы создаем для тела разнообразную, богатую «питательную среду», даем возможность выбора и… не вмешиваемся.

Интуитивное питание подразумевает также и отказ от попытки контролировать свои эмоции с помощью еды. Чтобы управлять эмоциями, приходится осваивать более зрелые психические инструменты.

Об этом мы подробнее поговорим в следующих главах.

Далеко не все из нас подвержены тотальному диетическому мышлению. Многие едят без диетических ограничений, но поправляются, поскольку используют еду для решения эмоциональных проблем. Многие едят в различных социальных ситуациях, будучи не в силах сопротивляться виду и присутствию еды.

А какой едок вы? Какой у вас пищевой сценарий? Давайте разберемся.

«Осторожный едок»

Помешан на здоровом питании, как он его себе представляет. Не смешивает белки с углеводами, а углеводы с жирами. Не ест простых углеводов, ГМО или ест только органическую пищу. Практикует сыроедение или вегетарианство. Закупка продуктов на неделю – приключение на полдня, поскольку состав каждого купленного продукта изучается с особым тщанием. Супермаркет для осторожного едока – примерно то же, что заминированное поле для сапера. Выставленные на полках продукты способны отравить его хрупкий организм за считаные минуты. Где-то, среди этих жидких, сыпучих, сладких и острых ядов, спрятаны те самые три-четыре наименования, которые относительно безопасны. Осторожный едок мужественно пробирается среди враждебных полок в отчаянных поисках съедобного.

Готов ехать за едой нужного качества на другой конец города, вставать в 6 утра, чтобы успеть на фермерский рынок. Проводит много времени, планируя следующие приемы пищи.

Разумеется, нет ничего плохого в том, чтобы питаться качественными продуктами и знать, что именно попадает на стол и в холодильник. Принципиальная разница – в количестве времени и усилий, которые такой едок тратит на обдумывание, поиски и покупку «правильной» еды, а также неподдельные ужас, отвращение и гнев, которые у осторожных едоков вызывает предложение зайти, например, в «Макдоналдс». В наш мозг от рождения встроена программа выживания – так что если мы окажемся в ситуации, где будет доступна только еда из «Макдональдса», большинство из нас, с большим или меньшим удовольствием и пользой, все же будут питаться ей – и выживут. Осторожный едок скорее умрет от голода, чем будет есть «нездоровое».

Более всего этому типу соответствует описание нового расстройства пищевого поведения – орторексии (болезненного стремления к «правильному» питанию согласно особой системе).

«Профессиональный едок»

Его легко опознать – это человек, который всегда на диете. Он в курсе всех новых диетических нововведений, он читал только что вышедшую книгу модного диетолога. Если вам взбрело в голову узнать, сколько килокалорий в горсточке муравьев – позвоните ему, он в курсе. Эти люди определяют калорийность и жирность продуктов, едва взглянув на них, безошибочно считают хлебные единицы. Если осторожный едок все время напряженно думает о еде, то «профессионал» все время считает. Он может не помнить, что именно он съел за ужином, но отлично представляет себе, сколько килокалорий «весил» его ужин.

Профессиональные едоки, как и осторожные, совершенно перестают ощущать вкус и наслаждение от еды. Многие из них обсессивно стремятся потерять вес и на этом пути пробуют слабительные или диетические таблетки, большинство из них обдумывает возможность бариатрической хирургии даже при отсутствии медицинских показаний. Быть профессиональным
Страница 17 из 23

едоком – значит ходить по очень тонкой грани между попытками контролировать съеденное и расстройствами пищевого поведения.

Многие профессиональные едоки, несмотря на огромный объем знаний по диетологии, систематически переедают. Причины могут быть разными – это и «последний раз» перед началом новой диеты, которая с завтрашнего дня лишит профессионального едока возможности есть то, чего ему действительно хочется, и вознаграждение себя вкусной едой за неделю примерного диетического поведения (если вспомнить, что в году 104 выходных дня, то можно не удивляться тому, почему тот, кто, казалось бы, «постоянно на диете», все равно набирает вес). Как и у осторожных едоков, контакт с едой вызывает у них массу тревоги и напряжения. Еда воспринимается как враг, которого необходимо подчинить, победить и неусыпно контролировать.

«Беспечный едок»

Едоки на бегу, люди, питающиеся, не отрываясь от рабочего процесса, уткнувшись в экран ТВ, телефон, компьютер – вот примеры беспечных едоков. Беспечный едок не чувствует вкуса пищи, зачастую даже не осознает, сколько и что он только что съел. Среди беспечных едоков можно выделить следующие варианты:

– Хаотичный. Хаотичному едоку есть некогда или жаль тратить время на еду. Поэтому он ест на ходу, на бегу, хватая первое, что попадется под руку, ест, не разбирая вкуса, останавливаясь, чтобы поесть, только тогда, когда голод действительно грызет его изнутри. В результате хаотичные едоки часто питаются очень неразборчиво и переедают.

– Безотказный. Безотказному едоку в буквальном смысле сложно устоять перед едой вне зависимости от того, сыт он или голоден. Если еда рядом – он будет есть, часто даже не осознавая, что ест. Именно безотказные едоки – те самые люди, которые не могут пройти мимо вазы с конфетами, не цапнув из нее горсть и не засунув немедленно в рот все, что они оттуда достали.

– Член «Общества чистых тарелок». Это человек, которого мама и бабушка в детстве научили, что выбрасывать еду – нельзя. Идея оставить что-то на тарелке вызывает у него сильное сопротивление, предложение просто выкинуть оставшееся – священный ужас. Член «Общества чистых тарелок» будет, давясь, доедать в ресторане, потому что «уже заплачено», и дома – потому что «неправильно выкидывать». Нередко такие едоки доедают за детьми и партнерами и находят способы перерабатывать даже испортившиеся продукты (плесень с сыра можно срезать и сыр потереть в омлет, подкисающий суп перекипятить, из засыхающего хлеба наделать сухарей).

– Эмоциональный едок. Эмоциональные едоки используют еду в качестве утешителя, средства смягчения негативных эмоций. Они справляются с печалью, скукой, гневом и разочарованием при помощи пакета чипсов или нескольких шоколадок. Основная проблема таких едоков в том, что у них отсутствуют адекватные инструменты совладания с негативными эмоциями, и еда фактически является единственным доступным средством переработки

Рис. 1

Таким образом, любое пищевое поведение можно описать как точку на пересечении двух осей координат, двух шкал: ШКАЛЫ ОСОЗНАННОСТИ ПИТАНИЯ и ШКАЛЫ ОГРАНИЧЕНИЙ В ПИТАНИИ (см. Рис. 1).

Если вы едите осознанно, то вы хорошо понимаете, что едите. Если при этом вы придерживаетесь ограничений в питании, то из вас получается отличный «осторожный едок». «Профессиональный едок» получится, если к ограничениям в питании добавляется неосознанность – вы забываете, какая еда на вкус, ведь вы так давно на диете, и вы едите то, что безопасно, дабы не превысить необходимый коридор калорийности. Находясь на диете, мы часто называем это «быть сознательным», «проявлять сознательность» – имея в виду на самом деле «хорошее поведение». Ничего сознательного, в смысле – осознанного, в диетическом поведении нет – сидящий на диете ест все, что безопасно или предписано планом питания, не разбирая вкуса, аромата, стремясь изо всех сил заглушить голод и не сорваться на «вкусненькое». При этом тот, кто на диете, наверняка и нередко «срывается», когда питание становится тем более неосознанным.

В левой половине графика как раз и разместятся большинство известных нам расстройств пищевого поведения.

Если вам удается преодолеть ограничительное поведение – отлично, вы на полпути к успеху, но этого недостаточно. Преодолев ограничения, но оставшись на низком уровне осознанности, вы станете «беспечным едоком», не замечающим, что он забрасывает в рот.

И только сочетание высокого уровня осознанности (не путаем с контролем) и отсутствия ограничений дает нам нужный результат: интуитивного едока, здоровое пищевое поведение (о методах повышения осознанности читайте в главе 7).

Наверняка вы узнали себя в одном из этих типов, а скорее всего, даже не в одном. Это совершенно нормально – наш пищевой стиль часто включает в себя несколько вариантов нарушенного пищевого поведения.

Несмотря на то, что описанных типов много, в действительности существует всего три варианта нарушенного пищевого поведения: диетический тип, эмоциональный и экстернальный.

Все описанные пищевые стили являются различными комбинациями этих трех вариантов нарушений. Чтобы определить точно, какие нарушения свойственны именно вам, воспользуемся опросником, разработанным в 1987 году голландским психологом, ведущим специалистом в области психологии питания Татьяной ван Стриен.

Отвечайте на вопросы быстро, не задумываясь – так вы получите наиболее адекватный результат.

Возможные варианты ответа: «никогда», «очень редко», «иногда», «часто», «очень часто». Выберите вариант, наиболее соответствующий вашему поведению в каждой из описанных ситуаций.

1. Если ваш вес начинает расти, стараетесь ли вы есть меньше обычного?

2. Стараетесь ли вы есть меньше, чем вам хочется, за завтраком, обедом, ужином?

3. Часто ли вы отказываетесь от еды или напитков потому, что беспокоитесь о своем весе?

4. Контролируете ли вы количество съеденного?

5. Выбираете ли вы пищу специально, чтобы похудеть?

6. Если вы переели, будете ли вы на следующий день есть меньше?

7. Стараетесь ли вы есть меньше, чтобы не поправиться?

8. Часто ли вы пытаетесь не есть между приемами пищи, так как следите за своим весом?

9. Часто ли вы стараетесь не есть по вечерам, так как следите за своим весом?

10. Думаете ли вы о том, сколько вы весите, прежде чем съесть что-нибудь?

11. Возникает ли у вас желание съесть что-нибудь, когда вы раздражены?

12. Возникает ли у вас желание съесть что-нибудь, когда вам нечем заняться?

13. Возникает ли у вас желание съесть что-нибудь, когда вы подавлены или расстроены?

14. Возникает ли у вас желание съесть что-нибудь, когда вам одиноко?

15. Возникает ли у вас желание съесть что-нибудь, когда вас кто-то подвел?

16. Возникает ли у вас желание съесть что-нибудь, когда что-то препятствует выполнению ваших планов?

17. Возникает ли у вас желание съесть что-нибудь, когда вы предчувствуете, что случится неприятность?

18. Возникает ли у вас желание съесть что-нибудь, когда вы встревожены, озабочены или напряжены?

19. Возникает ли у вас желание съесть что-нибудь, когда все не так, когда все валится у вас из рук?

20. Возникает ли у вас желание съесть что-нибудь, когда вы напуганы?

21. Возникает
Страница 18 из 23

ли у вас желание съесть что-нибудь, когда вы разочарованы, когда ваши надежды не оправдались?

22. Возникает ли у вас желание съесть что-нибудь, когда вы взволнованы или расстроены?

23. Возникает ли у вас желание съесть что-нибудь, когда вы утомлены или встревожены?

24. Едите ли вы больше обычного, когда еда вкусная?

25. Едите ли вы больше обычного, когда еда особенно аппетитно выглядит и пахнет?

26. Если вы видите вкусную пищу, чувствуете ее запах, пробуждается ли у вас аппетит?

27. Если у вас есть что-то вкусное, съедите ли вы это немедленно?

28. Если вы проходите мимо кондитерской, захочется ли вам купить что-то вкусное?

29. Если вы проходите мимо кафе, захочется ли вам купить что-то вкусное?

30. Когда вы видите, как едят другие, пробуждает ли это ваш аппетит?

31. Можете ли вы остановиться, когда едите что-то вкусное?

32. Едите ли вы больше, чем обычно, находясь в компании (когда едят другие)?

33. Пробуете ли вы пищу, когда готовите?

Обработка результатов опросника. За каждое «никогда» поставьте себе 1 балл, «очень редко» – 2, «иногда» – 3, «часто» – 4 и «очень часто» – 5. В вопросе 31 сделайте все наоборот (5 за «никогда» и 1 балл за «очень часто»). Сложите баллы, полученные за первые 10 вопросов, и разделите сумму на 10. Сложите баллы, полученные за вопросы 11–23, и разделите сумму на 13. Сложите баллы, полученные за вопросы 24–33, и разделите сумму на 10. Полученные вами 3 числа характеризуют ваше пищевое поведение.

Ограничительное (Диетическое) пищевое поведение. Норма по этой шкале составляет 2,4. Если ваш результат составляет столько, чуть меньше или чуть больше – у вас нет проблем с ограничениями в пище, вы разрешаете себе есть свободно и при этом питаетесь достаточно разумно.

Если полученный результат превышает норму – скорее всего, вы «осторожный» или «профессиональный» едок, ваши отношения с едой далеки от гармоничных. Вы боитесь есть, чтобы не набрать вес или руководствуясь соображениями «полезности».

Если полученный результат значительно ниже нормы – вы едите бесконтрольно, без ограничений, плохо осознавая, что и как вы едите. Чаще всего низкий результат по этой шкале сочетается с повышениями по двум другим шкалам и также означает нарушение пищевого поведения.

Эмоциональное пищевое поведение. Норма по этой шкале составляет 1,8. Если полученный вами результат соответствует норме – вы не склонны заедать эмоции. Если полученная цифра выше нормы – вам сложно перерабатывать эмоции, не прибегая к помощи еды. Еда в вашей жизни не враг, а утешитель, психотерапевт и друг. Скорее всего, ваш пищевой стиль – «эмоциональный едок».

Экстернальное пищевое поведение. Норма по этой шкале – 2,7. Если ваш результат ниже нормы – вы не склонны переедать в социальных ситуациях или потому, что еда находится на виду и доступна. Если выше нормы – вы, скорее всего, «безотказный» едок, которому сложно остановиться, начав есть, сложно удержаться при виде вкусной или просто лежащей на виду еды. Такие люди обычно считают, что им нельзя иметь дома вкусной еды, поскольку она будет съедена в первый же день после покупки, и за ужином с друзьями съедают существенно больше, чем в одиночестве.

Таким образом, осторожному едоку придется в первую очередь работать над безусловным разрешением есть, беспечному – над повышением осознанности, а профессиональному – над обеими характеристиками пищевого поведения.

Теперь вы знаете, какие именно нарушения пищевого поведения характерны именно для вас. Полученные результаты – не приговор, не диагноз, их можно изменить. Для того, чтобы начать практическую работу, вам понадобятся:

1. Небольшая записная книжка, блокнот, файл в компьютере.

2. Телефон с камерой или небольшой карманный фотоаппарат.

3. Диктофон (или аналогичная функция в вашем смартфоне).

4. Зеркало в полный рост.

5. …и немного смелости.

Полагаете, что список неполон? В нем отсутствует сила воли – качество, понаслышке знакомое каждому, кто когда-либо сидел на диете. Первые несколько дней она у вас есть и вы ей гордитесь, потом она куда-то девается. На самом деле, чтобы справиться с имеющимися у вас нарушениями пищевого поведения, сила воли не нужна.

Забудьте про силу воли – ее вообще не существует, согласно последним исследованиям психологов.

Вам понадобится понять и распознать мотивы, чаще всего неосознаваемые, которые заставляют вас раз за разом выбирать определенные виды поведения. Поняв мотив, мы можем справиться с нежелательным поведением. А еще вам предстоит узнать, что некоторые люди значительно более предрасположены к перееданию в силу генетических особенностей и… воспитания.

Глава 4

Жир и гормоны

Любое ограничение необходимого человеку количества калорий приводит в конечном итоге не к снижению, а к увеличению веса. Часть людей выбирают стратегию «жизни на диете» и становятся зависимыми от занятий в спортзале – пропущенная тренировка заставляет ощущать себя «жирным». Здесь речь об избавлении от лишнего веса не идет – он навсегда остается «в голове», просто одна зависимость – от еды – сменяется на другую. Такая ситуация часто соотносится с эмоциональным неблагополучием в других сферах жизни – семейной/личной, карьерной – так, что диета и спорт становятся единственным прибежищем порядка и структуры и единственной подконтрольной областью жизни, кроме того, в силу идеализации тренированного мускулистого тела, появляется возможность ощущать, что у тебя все лучше, чем у других, «жирных» и «дряблых».

Другая часть выбирает стратегию «от диеты к диете» и попадает в ситуацию «йо-йо» – постоянных колебаний веса, причем эти колебания сочетаются с неумолимым набором веса в перспективе нескольких лет. Третьей удается как-то выкрутиться – они вроде бы ничего особенного не делают, но почему-то не поправляются. Почему?

Ответ находится отнюдь не в области физиологии, а на стыке нейронаук и клинической психологии.

Наличие или отсутствие лишнего веса зависит не от того, насколько крепка ваша сила воли или насколько вы «распущенны» или «ленивы», а от того, какой стиль питания вы исповедуете – причем выбор стиля питания не зависит от вашей воли тоже и является следствием семейной истории, от наличия у вас одного хитроназванного гена и от того, определенного гормона у вас в крови. Иными словами, мир делится на людей, страдающих расстройством пищевого поведения – эмоциональным перееданием, которые не смогут похудеть надолго на ни одной, даже самой волшебной, диете – им для похудения нужны совсем другие условия, и людей, таковым не страдающих.

Людям, мечтающим избавиться от лишнего веса, наряду с рекомендациями «меньше есть и больше двигаться», часто приходится получать советы «проверить щитовидку» или «сходить к эндокринологу». Многие верят, что их лишний вес – результат неправильной работы гормональной системы. Как мы сейчас увидим, в этом есть некоторая доля правды, только касается это не всей гормональной системы, а всего лишь одного-единственного гормона – кортизола, который вырабатывается, когда мы испытываем стресс, и призван подготовить наш организм к функционированию в условиях стресса.

В исследовании, проведенном на нидерландской выборке, около 80 % респондентов
Страница 19 из 23

отметили свой желанный вес как более низкий, чем реальный. Пик желаемой потери веса приходился на значение в 5 кг. Около 40 % участниц отметили, что никогда в жизни не сидели на диете. Среди мужчин эта цифра достигла 60 %. Таким образом, около 60 % женщин время от времени сидят на диете. Вопрос, приносит ли это желанный эффект? Еще более важный вопрос: каков отсроченный эффект диет на длительном промежутке времени?

В бытовом понимании «сидеть на диете» означает то же самое, что «худеть» и «стройнеть», но наука видит диетическое поведение абсолютно противоположным образом. Согласно новому Нидерландскому руководству по лечению лишнего веса (принятому в 2008 году) диета приводит к постоянной потере примерно 3 кг. Критики сомневаются в справедливости этого тезиса. Они утверждают, что диетическое поведение является важным фактором для развития лишнего веса и расстройств пищевого поведения. Кто прав?

Отсроченные эффекты

Несколько лет назад в журнале «The American Psychologist» появился мета-анализ исследований, посвященных эффектам похудательных диет в длительной перспективе. В мета-анализ были включены только те исследования, в которых участники наблюдались не менее 4 лет, где процент покинувших исследование досрочно был минимален и где измерялся окончательный вес участников. Лишь малый процент людей, сидящих на диете для снижения веса, смогли в долгосрочной перспективе частично удержать потерю веса. Почти половина (!) через 4 года весила больше, чем до начала диеты. Вывод, сделанный из этого мета-анализа, звучит так: «Диета – не решение проблемы».

В Голландии был проведен аналогичный эксперимент на выборке из 600 испытуемых. Бросалась в глаза связь между положительным ответом на вопрос «Я худею» и изменения веса в течение трех лет. Те, кто активно занимается похудением с помощью диет, через 3 года весят существенно больше, чем участники, ни разу в жизни не сидевшие на диете. Особенно разница заметна на выборке женщин.

Таким образом, результаты нидерландской выборки также подтверждают данные, полученные в американском мета-анализе. Диетическое поведение в долговременной перспективе приводит скорее к увеличению, чем к снижению веса. Описываемый опрос проводился прямым образом, т. е. задавались прямые закрытые вопросы о диете и похудении, на которые нужно было ответить «да» или «нет».

«Внешние» едоки

Что происходит, если опрашивать людей о диетическом поведении иным образом, а именно с помощью опросника пищевого поведения? Этот опросник состоит из десяти различных вопросов о диетическом питании. Например, «Как часто вы отказываетесь от предложенной еды и напитков, потому что вам нужно думать о своем весе?».

Речь идет об ограничивающей диете – есть меньше, чем хочется, чтобы достичь желанного веса или удержать текущий, – этом общеизвестном способе снижения веса. Но и этот вариант похудения в нашем исследовании имел сильное влияние на набор веса в течение последующих 3 лет. Значимое влияние диетического поведения на набор веса у женщин согласуется с другими исследованиями. Таким образом, вывод, который можно сделать: диетическое поведение в долгосрочной перспективе приводит скорее к набору, чем к снижению веса, особенно у женщин.

Для объяснения этого феномена существует несколько теорий. Набор веса у сидящих на диете может быть следствием того, что диета концентрируется на симптоме (лишние килограммы), но не на первопричине лишнего веса (т. е. почему на самом деле некто набирает вес). Существует два типа едоков, которым нет никакого смысла сидеть на диете: тем, кого есть соблазняют внешние факторы, например вкус и запах еды (так называемые внешнемотивированные, или экстернальные, едоки) и тем, кто заедает негативные эмоции, например депрессию и тревогу (эмоциональные едоки).

Как мы уже знаем, внешнемотивированные едоки переедают, потому что не могут устоять перед вкусом, запахом и видимым присутствием еды. Они едят, потому что еда доступна, стоит перед ними, даже если только что поели. С эволюционной точки зрения это нормальная реакция. Для выживания в периоды голода необходимо иметь способность есть, когда еда доступна, чтобы в так называемые «жирные годы» (периоды изобилия) пища в форме жира хранила резерв для «тощих лет» (периодов, когда еда скудная или недоступна). В реальности, если такая особенность поведения присутствует, рано или поздно это приводит к проблемам с лишним весом.

Проблема «внешних едоков» достаточно успешно и просто решается методами когнитивно-бихевиоральной терапии. Один из наиболее эффективных методов снижения напряжения в адрес стимула, вызывающего чрезмерную реакцию, будь то страх или повышенный аппетит, является метод предъявления стимула. Стимул, к которому пациент сверхчувствителен, ему предъявляют в непосредственной близости и даже многократно усиленным. В результате наступает привыкание, и напряженность стимула значительно снижается или пропадает вообще. Как это применить к еде – читайте в главе 18 «У вас есть право… есть все, что вы хотите». Попытки ограничивать себя в этом случае приводят к пищевым срывам и усугублению расстройств пищевого поведения, поскольку напряженность стимула лишь усиливается.

Эмоциональные едоки

Эмоциональне переедание – совершенно другая история, поскольку нормальная реакция на стресс и негативные эмоции – это потеря аппетита. При стрессе сокращения желудка притормаживаются. Кровь оттекает к мышцам. Эмоциональное переедание с точки зрения эволюционной – атипичное поведение. Во время опасности наши далекие предки должны были бежать или драться, но никак не есть. Тело готовит себя к действию.

Является ли переедание при позитивных эмоциях эмоциональным перееданием? Радость – ведь тоже эмоция? Почему под эмоциональным перееданием понимают исключительно переедание на фоне негативных эмоций? И почему Нидерландский опросник пищевого поведения (НОПП), приведенный в главе 3 «Пищевые стили и пищевые сценарии», содержит вопросы, касающиеся исключительно негативных эмоций, например «Появляется ли у вас желание поесть в случае плохого настроения?».

Во-первых, внутренний механизм в этом случае другой: ничего необычного в стремлении к еде в случае позитивных эмоций нет. Когда мы счастливы или хотим что-то отпраздновать, чаще всего мы делаем это с помощью вкусной еды и напитков.

Но экспериментальное подтверждение этому было найдено лишь недавно в испанском исследовании, проведенном Aucias Cebolla и Tatjana van Strien. В исследовании приняли участие женщины-студентки с очень высокими и очень низкими показателями по шкале эмоционального переедания. Использование экстремальных групп увеличило шанс обнаружить различия между ними. Эмоциональное состояние участников изменялось с помощью виртуальной «прогулки» по парку, сопровождаемой музыкой, фрагментом из фильма и цветовым сопровождением, иногда веселыми, иногда печальными. После того, как подтверждалось, что эти воздействия срабатывали (настроение испытуемого менялось нужным образом), участник исследования переводился в другую комнату, в которой стоял стол, уставленный как высококалорийными, так и диетическими яствами (яблоки, арахис, роскилетта – валенсийский
Страница 20 из 23

деликатес из хлеба). После того, как участника приглашали к столу, его оставляли в одиночестве на 5 минут.

Низкоэмоциональные едоки в обоих состояниях съедали примерно одинаковое количество еды. Высокоэмоциональные едоки съедали значимо больше в несчастливом состоянии духа, чем в умиротворенном. Таким образом, люди с высокими показателями по шкале эмоционального переедания, едят, только если испытывают печаль, но не в хорошем настроении. Именно поэтому справедливо утверждение «Счастливые люди не переедают». Переедание на фоне позитивных эмоций само по себе, отдельно от других факторов, не может быть причиной набора лишнего веса.

Таким образом, для эмоциональных едоков проблемой являются только негативные эмоции. Какова же ситуация с пищевыми раздражителями, окружающими нас? Вся эта реклама еды по ТВ, пища, которая окружает нас в торговых центрах? Автоматы с шоколадками в конторах и школах? Элемент игры, также присутствующий в эмоциональном переедании? Исследование на эту тему было предпринято уже в 80-е гг. прошлого столетия Joyce Slochower. Присутствие еды в поле зрения является важным условием эмоционального переедания – без видимого наличия еды эмоционального переедания не случается. Это подтверждается в ежедневной практике: эмоциональные едоки часто говорят: «Если дома нет еды, я не переедаю. Поэтому я стараюсь не покупать ничего «опасного».

Поскольку мы живем в изобилующем едой окружении, эмоциональное переедание является важным предиктором ожирения и лишнего веса. В исследовании 2006 г. на выборке 1300 респондентов было продемонстрировано, что для высокоэмоциональных едоков существует позитивная связь между перееданием и лишним весом. Для низкоэмоциональных едоков такой связи обнаружено не было. Эти результаты были подтверждены в длительном исследовании на нидерландской выборке: эмоционального переедания достаточно для возникновения лишнего веса.

В другом длительном исследовании более 1500 сотрудников известного нидерландского банка было обнаружено, что эмоциональное переедание имеет прямое, непосредственное влияние на увеличение веса через два года. В основном эмоциональное переедание предваряет изменения веса в комбинации со стрессом, то есть в связи со стрессовыми событиями жизни. Особенностью этого исследования являлось то, что измерения уровня эмоционального переедания имели место в октябре 2008 г., непосредственно перед началом кредитного кризиса (в этот период начались массовые увольнения сотрудников одного из самых старых банков страны). Большинство сотрудников банка, наблюдающих массовые увольнения своих коллег из Lehman Brothers по ТВ, переживали этот период как исключительно стрессовый, что подтверждает непосредственный эффект эмоционального переедания на увеличение веса. Здесь важно понимать, что манифестация эмоционального переедания как расстройства пищевого поведения могла случиться с нами пару лет назад, а ощутимый лишний вес мы наберем спустя длительное время. В поисках причин лишнего веса полезно анализировать те стрессовые события, которые происходили с вами несколько лет назад.

О механизмах эмоционального переедания

Согласно психосоматической теории Hilde Bruch, эмоциональное переедание встречается у тех людей, которые сигналы неудовлетворенности со стороны тела и негативные эмоции принимают за чувство голода и истощение. Bruch описывает это как сниженное интероцептивное осознавание (слабое понимание того, что происходит с собственным телом) и высокий уровень алекситимии (невозможность выразить чувства в словах).

Результаты эксперимента, проведенного с девушками-студентами Университета Наймеген, подтверждают это. Уровень неспособности описать собственные чувства измерялся по шкале алекситимии. Половина испытуемых была приведена в состояние эмоционального возбуждения сообщением, что они должны выступить перед группой специалистов-экспертов. Другая половина была приведена в состояние эмоционального покоя: их попросили представить себе, что они поглаживают мягкие лоскуты ткани. Затем обеим группам предлагались сладкие крекеры – якобы, что они попробовали их и оценили вкус, но на самом деле учитывалось, кто сколько съел. Студенты, не бывшие алекситимиками, съедали, как и ожидалось, меньше крекеров в состоянии, когда они нервничали. Но студенты, бывшие алекситимичными, съедали больше крекеров в нервном состоянии – и это нетипично.

Согласно Bruch, недостатки родительского воспитания являются фактором риска для развития эмоционального переедания. Это было подтверждено в Наймегенском исследовании подростков. Психологическое давление со стороны матери или отца в комбинации с генетической предрасположенностью приводили в течение 4-х лет к возрастанию уровня эмоционального переедания. Психологическое давление измерялось опросниками, содержащими вопросы: «Моя мать/отец ведет себя холодно и недружелюбно, если я делаю что-то, что ей/ему не нравится» и «Если я получаю плохую оценку, моя мать/отец ведут себя так, чтобы я почувствовал себя виноватым».

Говоря о генетической предрасположенности, мы имеем в виду ген рецептора допамина D2 (DRD2). Здесь был рассмотрен специфический генетический вариант, при котором обнаруживается недостаточность допамина (допамин – это нейротрансмиттер, отвечающий за переживание удовольствия). Этот «рискованный» ген встречается довольно часто, он обнаружен примерно у трети европейцев. Сам по себе он никак не влияет на нарушения питания, но в комбинации с контролирующим типом воспитания этот ген приводит к развитию эмоционального переедания.

Родителям нужно стремиться к открытому, теплому, неманипулятивному стилю воспитания – и это станет профилактикой развития эмоционального переедания, а значит, лишнего веса и ожирения.

Что же делать, если вы выросли в неблагополучных условиях? Отдавать себе отчет, что старые травмы нуждаются в проработке и что это может оказать решающее влияние на эмоциональное переедание, а значит, и на снижение веса.

В исследовании подростков ген рецептора допамина не имел прямого влияния на развитие эмоционального переедания. Исследователь мозга Norah Volkow обнаружила непосредственную связь эмоционального переедания (измеренного с помощью НОПП) и уровня допамина в головном мозге – в области головного мозга, называющейся дорсальный стриатум и отвечающей за принятие решений и процессы вознаграждения. Это исследование было проведено на 10 здоровых испытуемых, и уровень допамина в мозге измерялся с помощью позитронно-эмиссионной и компьютерной томографии.

Томография высокоэмоциональных едоков демонстрировала дефицит допамина, тогда как у низкоэмоциональных едоков уровень допамина был в норме. Эмоциональные едоки переедают для того, чтобы компенсировать недостаток допамина, чтобы прийти в хорошее расположение духа.

Из исследований животных известно, что крысы и обезьяны, которые были подвергнуты хроническому стрессу и впоследствии получали высококалорийную еду, реагировали снижением (вместо нормативного повышения) уровня кортизола (кортизол – гормон, выделяющийся в организме во время стресса). На людях эксперименты, сравнивающие уровень
Страница 21 из 23

кортизола вследствие стресса и потребление пищи у высоко– и низкоэмоциональных едоков, еще не проводились.

Чтобы получить представление о том, что же происходит с людьми, были проведены исследования студентов женского пола, обнаруживших экстремально высокие и экстремально низкие значения по шкале НОПП. Испытуемых просили прийти в лабораторию дважды: один раз для контрольного измерения и один раз – для измерения в условиях стресса. Контрольное измерение состояло в оценке различных образцов ткани, меха, шелка и так далее, так как от этого студенты приходили в исключительно спокойное состояние, как показали предыдущие тестирования. Второе измерение состояло в выполнении Трирского Теста Социального Стресса: нужно было произносить речь в присутствии жюри из двух человек, одетых в белые докторские халаты и стоявших с лицами покерных игроков, балансируя при этом на доске wii, после чего следовало сложное задание на обратный счет. Этот тест, актуализирующий страх перед публичными выступлениями, переживался большинством студентов как исключительно стрессовый, что подтверждали измерения уровня настроения и уровня кортизола. В стрессовый день студенты демонстрировали пик и в контрольный день провал по этим показателям. В оба дня студенты получали во время заполнения опросника коробку с едой: виноград, сосиски, M’&M’s и сливочное печенье. Интересно было посмотреть, в чем будет разница в съеденном.

Что же обнаружилось? Низкоэмоциональные едоки демонстрировали типичную реакцию стресса: они ели меньше в стрессовый день, чем в спокойный день. Высокоэмоциональные едоки демонстрировали атипичную стрессовую реакцию. Они съедали больше в стрессовый день, чем в спокойный.

Низкая продукция кортизола может быть следствием стрессовых событий жизни в ранние детские годы, например, если родители покидают ребенка, или ребенок живет в эмоционально спутанной ситуации, переживает физическое или сексуальное насилие. Такие события, как нам известно из другого исследования (Gold & Crousos 2002), приводят к перманентным изменениям в головном мозге и вследствие этого формируется обратная стрессовая реакция: низкая реактивность гипоталамо-гипофизарно-адреналового комплекса, вместо нормальной реактивности, и низкая продукция кортизола. Симптомами этого состояния является высокая потребность в сне, причем сон обычно плохой, некачественный, не приводящий к отдыху, и повышенная потребность в пище.

Отправной точкой являются травматические для ребенка события в детстве – таковым может стать и длительная госпитализация без матери, и эмоционально холодное, дистантное отношение родителей, и раннее помещение в детский сад или ясли, к которому ребенок оказался не готов. Эти события формируют у ребенка так называемый небезопасный тип привязанности. При небезопасном типе привязанности ребенок «не может положиться» на мать, так как у него есть опыт, когда она покидала его или дистанцировалась от него. Поэтому такие дети не расстраиваются, когда мать уходит (для младенца здоровой является как раз обратная реакция), а при возвращении матери сопротивляются контакту с ней.

Развитие ребенка в рамках небезопасного типа привязанности приводит к перманентным изменениям головного мозга, а именно одного его отдела: гипоталамо-гипофизарно-адреналового комплекса (ГГАК). Функция этого отдела проста: реагировать на любой стресс, физический или эмоциональный, выбросом определенных гормонов, регулирующих деятельность организма в условиях стресса – помогающих ему бежать или сражаться. В норме ГГАК с этим прекрасно справляется – в ситуации страха у нас расширяются зрачки, кровь приливает к мышцам, сердце начинает колотиться, дыхание учащается, аппетит пропадает, и ответственность за это несут ряд гормонов, в частности кортизол.

При нарушении работы ГГАК вследствие небезопасной привязанности наблюдается обратная реакция: вместо увеличения уровня кортизола наблюдается его снижение. Низкий уровень кортизола в обычном поведении человека выражается двумя симптомами: высокой потребностью в сне и высоком аппетите, причем сон – ненасыщающий, некачественный.

Небезопасный тип привязанности является клиническим симптомом атипичных форм депрессии, в частности зимней депрессии. Т. е. среди людей с небезопасным типом привязанности страдающих атипичными формами депрессии будет обнаруживаться гораздо больше, больше среди них будет и людей с эмоциональным типом переедания.

Для экстернальных едоков одним из ключевых моментов, запускающих переедание, является ситуация, сопровождающая еду, поэтому важными деталями являются размер тарелки, количество людей за столом, наличие в еде кожуры или костей имеет огромное влияние на пищевое поведение внешнего едока. Например, если экстернальному едоку пришлось долго вынимать из рыбы косточки, он наедается гораздо меньшей порцией, чем если он получает на тарелке кусок готового филе. Маленькие тарелки, порция на которых кажется больше, также сильно влияют на размер съеденного.

Для эмоциональных едоков приходится концентрироваться совсем не на еде, а на обращении внимания на позитивные моменты жизни и на обучение направленному вниманию, в том числе – осознанному питанию.

Глава 5

Кому мешает «лишний» вес?

Однажды это может произойти с любым из нас. Вы становитесь на весы, вводите полученное значение в онлайн-калькулятор или открываете таблицы… Ничего себе – ожирение!

Давайте поговорим о самых неприятных, самых ругательных словах из трех букв. Нет, их не пишут на заборе. Это слова «вес» и «жир». Закройте глаза на минуту: какие ассоциации они у вас вызывают? Вряд ли что-нибудь хорошее. Жир ассоциируется у нас с выступающими под одеждой складками на теле, нездоровьем, неряшливостью и неухоженностью, уродством и обжорством. «Вес» – несколько более деликатное наименование того же феномена, но, когда мы в полном одиночестве рассматриваем себя в зеркале, мы всегда называем то, что видим, – «жир», и никак иначе.

Полных людей крайне редко удается увидеть на обложках глянцевых журналов, более того, на обложках мы видим экстремальную стройность, как если бы именно она символизировала красоту и здоровье. Молодые женщины и мужчины повсеместно озабочены борьбой с жиром в собственном теле (иногда называя это «борьбой с лишним весом», но объектом преследования является именно жир, и ничто иное). Нередко удается услышать желание «вовсе избавиться от жира в теле», как будто вода и мышцы – это все, из чего должен состоять здоровый индивид.

Но так ли плох жир сам по себе? Как пишет известный американский кардиолог Карл Лэви, сертифицированный кардиолог одного из наиболее крупных кардиологических центров США, входящего в двадцатку лучших госпиталей, автор более чем 800 научных публикаций, включая два учебника по кардиологии и около 40 глав для учебников, «как один бокал вина доказанно полезен для здоровья, а 4–5 несут в себе бесчисленные угрозы, так и жир в нашем теле в правильном количестве (и это наверняка больше, чем вы стремитесь иметь) – именно то, что нам нужно, чтобы жить долго и наслаждаться высоким качеством жизни. Полнота понимается исключительно неправильно и
Страница 22 из 23

описывается ложным образом с многих точек зрения. В то же время популяризация спорта и интенсивных физических тренировок несправедливо завышена».

Изучая в зеркале нежеланные складки, мы нередко думаем: и зачем мне этот жир, лучше бы его вовсе не было! Бодибилдеры стремятся избавиться от малейшего присутствия жира в организме, чтобы мышцы были еще красивее, еще рельефнее, – и мы привыкли считать такое тело не только красивым, но и здоровым.

На самом деле жир выполняет в организме массу полезных функций, и среди множества этих функций наиболее важными являются следующие четыре:

• Жир поддерживает иммунитет. Клетки, являющиеся «предвестниками» жировых, называемые преадипозциты, работают как особые иммунные клетки, нейтрализующие опасные бактерии и другие микроорганизмы. Это объясняет, почему люди, сидящие на диетах, использующие прием «сушки» или детокса, нередко начинают чаще болеть, чаще испытывать боль и переживать различные воспалительные процессы.

• В жире хранится глюкоза. Помимо мышц и печени, жир является тем местом, в котором хранится глюкоза в виде жировых молекул. Исследования крыс и людей с низким количеством жира в теле показывают хронически высокий уровень глюкозы, точно так же, как у диабетиков. Это происходит потому, что мышцы, тоже хранящие глюкозу в виде гликогена, имеют ограничения в том количестве гликогена, который они могут содержать. У диабетиков глюкоза не поступает в клетки, поскольку либо они страдает дефицитом инсулина (диабет 1 типа), либо клетки не реагируют на инсулин. Без достаточного количества жира, способного запасать глюкозу на черный день, вся свободная глюкоза может оказаться в крови. Что это означает? Истощенное тело, не содержащее жира, может функционировать в точности так же, как тело страдающего диабетом.

• Жир производит гормоны. Помимо хранения и высвобождения триглицеридов, жировые клетки производят огромное количество приоритетных для нашего здоровья гормонов. Колебания в уровне гормонов могут иметь сильное влияние на организм. Гормон лептин отвечает за чувство насыщения и сигналы телу остановиться и перестать есть, а грелин– за то, чтобы чувство голода возникло в момент, когда вы давно не ели и организм нуждается в топливе. Инсулин – наш основной анаболический гормон – управляет «складами энергии» и их пополнением после каждого приема пищи. Глюкагон, адреналин и норадреналин имеют противоположное инсулину действие, высвобождая жирные кислоты и глюкозу тогда, когда в них есть необходимость. Колебания в количестве жировой массы могут вызывать серьезные гормональные колебания и создавать угрозу здоровью.

• Жир метаболизирует гормоны. Большое количество жизненно важных гормонов продуцируется в жировых клетках. Например, и у мужчин, и у женщин тестостерон в жировых клетках обращается в эстроген. Именно поэтому мужчины с большим количеством жировой массы приобретают несколько женственные черты – например увеличивается грудь (увеличения количества эстрогена), одновременно со снижением либидо (снижение количества тестостерона). Основной гормон стресса кортизол также метаболизируется в жировых клетках. Кортизол имеет плохую репутацию как «гормон стресса», тем не менее он жизненно необходим для энергетического метаболизма и имеет критическое значение для выживания. Кортизол в неактивной форме хранится в подкожном жире. Если количество подкожного жира увеличивается, то при этом повышается количество определенного энзима, переводящего кортизол в его активную форму, и кортизол поступает в кровь.

Что же за зверь такой – ожирение? С одной стороны, это часто встречающееся последствие расстройств питания. Страдающие ожирением в 45–50 лет в молодости демонстрировали признаки анорексии или булимии, в зрелом возрасте стали опытными бинджерами или ночными обжорами. Человек проносит взаимоотношения с едой через всю жизнь, и в них, как в зеркале, не всегда доброжелательном, отражается вся его жизнь.

Ожирение – т. е. ИМТ выше 30 – не просто соматическая проблема. На уровне физического здоровья это угроза повышенного давления и высокого сахара в крови. Почти все страдающие ожирением сталкиваются в итоге с сердечно-сосудистыми заболеваниями и диабетом второго типа. Мужчинам грозит импотенция. Ожирение – вечная боль в спине и коленях, суставы просто не выдерживают постоянных нагрузок. Ожирение – проблема социальная, масса людей отказываются выходить в свет, поскольку их фигура не соответствует принятым стандартам. Для детей – это преследование и насмешки одноклассников, да и для женщин, собственно, не иначе – просто масштаб другой и происходит это не всегда явно. Мне делается физически плохо, когда я вижу в интернете очередную фотографию полной женщины и комментарии по ее поводу – сколько агрессии звучит в ее адрес. При этом миллионы полных женщин и мужчин в мире любимы своими партнерами, счастливы в личной жизни – но на микросоциальном уровне быть толстым нелегитимно, одобрять и поддерживать толстого – тоже. Социальная ситуация, в которой оказывается страдающий ожирением, очень сходна с ситуацией, в которой живет человек, страдающий химической зависимостью. Осуждение и отвержение окружающих, сообщения вроде «как можно так распуститься» и «нужно взять себя в руки»… Объяснить кому-либо, что это не вина, а беда, проблема, с которой человеку трудно бороться самому, бывает трудно. Ожирение – проблема, безусловно, психологическая. Тело не может измениться настолько, если нет к тому определенных предпосылок, если это не выполняет какую-либо функцию. Иными словами, мы «распускаем себя» потому, что нам это зачем-то нужно. Это – эффективный, по крайней мере, на короткое время, способ решить психологические проблемы, которые иначе решить не получилось.

Как отмечает Сюзи Орбах, компульсивное переедание порождается внутренней потребностью иметь лишний вес: мы начинаем переедать для того, чтобы поправиться. Особенно это касается женщин – мужчинам это свойственно в меньшей степени. Да, здесь нет ошибки: ненавистный и неэстетичный жир обладает рядом важных преимуществ в жизни женщины. Лишний вес, по мнению Орбах, предоставляет пространство для помещения туда чувств, с которыми иначе непонятно, что делать, и одновременно выступает защитой от их переживания.

Лишний вес избавляет женщину от необходимости участвовать в конкуренции с другими женщинами – «полные женщины не выигрывают, они даже не играют на этом поле».

Лишний вес позволяет заглушить голос собственных конкурентных амбиций и позволяет избавиться от чувств, которые для женщины в современном обществе считаются неприемлемыми, – например от гнева. Мужчины имеют право выражать гнев – они могут обмениваться крепкими выражениями, драться. Для женщины подобное поведение крайне не приветствуется, для «хорошо воспитанной» женщины – немыслимо, ведь «ты же девочка», а значит – должна быть милой, приветливой, улыбчивой. Женщин с рождения учат прятать, не выражать собственный гнев, делать вид – что его вообще не существует. Женщину, которая осмеливается его выражать, считают «неуживчивой», мужчины остерегаются ее и считают доминирующей. Поэтому для многих женщин
Страница 23 из 23

бессознательная мотивация к набору веса – это бегство от гнева. В этом случае телесный жир символически делает за женщину то, чего сама она сделать не в силах – он говорит: «Да идите вы к черту!»

Однако чаще всего преимущество лишнего веса – в защите от собственной сексуальности. Огромное большинство женщин ощущают, что, будучи стройными, испытывают трудности с тем, чтобы быть увиденными и оцененными как личности, как профессионалы на работе – внимание приобретает отчетливо сексуальный характер. Это может быть приятно, но рано или поздно однообразие такого внимания наскучивает любой женщине. Ей уже не хочется, чтобы ее видели только «хорошенькой и глупенькой», ей хочется, чтобы в ней, наконец, заметили человека. Нередко это оказывается возможным, только если поправиться. Другой аспект лишнего веса как «антисексуальной» защиты – это защита от собственных сексуальных желаний. Многие полные женщины переживают свой лишний вес как якорь, крепко удерживающий их в текущих отношениях, в текущем браке. Приобретение стройности пугает их возможностью высвобождения собственной сексуальной энергии, с которой женщина часто плохо знакома, и потому воспринимает ее как неуправляемую, необузданную. Ничто не сможет тогда удержать меня от адюльтера, бессознательно полагает женщина, и я не смогу больше сохранять верность своему партнеру.

Стройность – состояние, к которому практически любая женщина истово стремится сознательно, тогда как на бессознательном уровне это пугающее и неуверенное состояние. Один из базовых страхов – став стройной, женщина ощущает потребность полностью «привести в порядок свою жизнь». Лишний вес может служить достаточным оправданием неудачной работы (на другую не возьмут, пока не похудею), отсутствия карьерного продвижения (толстых сотрудников не повышают) или несчастливых отношений (кому я, кроме него, нужна такая толстая). Стройная женщина не имеет права на плохую работу и неважного мужа. Став стройной, женщина должна не только справиться со всеми невзгодами жизни блестящим образом, она обязана перестать испытывать боль и грусть. В мире столько женщин, мечтающих стать такой же худой, как ты – какое право ты имеешь жаловаться, уставать, печалиться?

Было бы несправедливо обойти вниманием мужчин. Для мужчин лишний вес точно так же имеет ряд существенных выгод: встречаются полные мужчины, отказавшиеся от каких-либо романтических и карьерных амбиций просто потому, что они полные, хотя, справедливости ради, стоит отметить, что встречается такая ситуация реже, и избавляются от лишнего веса мужчины существенно легче.

Лишний вес для женщины часто выполняет роль своеобразного кокона, завернувшись в который она ощущает себя более защищенной от агрессии внешнего мира, менее уязвимой, менее подверженной эмоциям. Мужчина же, напротив, обретя лишний вес, приобретает привилегию «расслабиться», не быть «мачо» в режиме 24 часа в сутки – ведь как в современных сказках не бывает полных принцесс, так и побеждающие драконов принцы никогда не страдают лишним весом. А раз героем быть все равно не дано, можно оставаться человеком. Полный мужчина может позволить себе чувства и чувственность, любовь не только к хорошей кухне, но и к кулинарии, он может позволить себе отказаться от амбиций – разве выдвигают в заместители главного директора такого, как я? Конечно, это требует компромисса с самооценкой, но профит оказывается достаточно большим: человечный мужчина, не испытывающий нужды постоянно выдвигать нижнюю челюсть вперед, оказывается любящим мужем, увлеченным отцом, пламенным членом кружка радиолюбителей…

Возможная грядущая стройность означает для мужчины потенциальное возвращение в мир конкурирующих и амбициозных «самцов», требующий проявлять деловую хватку, агрессию, сексуальный интерес к женщинам. Легко себе представить, что далеко не для всех такой формат поведения привлекателен.

Лишний вес имеет тенденцию сопровождать нас многие годы, и далеко не всегда его изначальный смысл – тот же самый, что через несколько лет. Лишний вес может стать превосходным психологическим буфером, средством универсального решения многих проблем, которые погребены в нем, как на кладбище, в то время как его обладатель продолжает безуспешные и настойчивые попытки похудения и оказывается избавлен от решения других, существенно более сложных проблем.

У ожирения есть «помощники», а именно – психические расстройства, которые, будучи оставлены без внимания, заботятся о том, чтобы ситуация развивалась именно в направлении ожирения. Это – так называемые коморбидные расстройства, т. е. расстройства психики, часто сопровождающие ожирение.

В первую очередь – это депрессии всех мастей, от неярко выраженной дистимии до матерого биполярного расстройства с выраженными фазами. До 35 % страдающих ожирением сталкиваются с депрессивными расстройствами, вдумайтесь – каждый третий! Депрессия – это и невозможность соприкоснуться со своими эмоциями, выразить их, и «черно-белое», построенное на крайностях и контрастах, мышление – либо все отлично, либо ужасно, третьего не дано, и парадоксальное всемогущество («Церковь тоже я развалил? Нет, это сделали в 14-м веке» (с)).

В этом случае еда может выполнять свою первичную антидепрессивную функцию, защищая на короткое время от подавленности и мрачного настроения, а может имитировать чувства, доступ к которым не получается найти – заполняя себя едой, заполняю пустоту внутри себя, забочусь о себе, люблю себя. Поправляясь, выстраиваю все более прочную стену между своей непрожитой печалью и собой, да не просто стену, а нечто, чему можно посвятить всю оставшуюся жизнь – безуспешно собираться худеть и худеть, лечить сопутствующие проблемы со спиной и внутренними органами.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/svetlana-bronnikova/intuitivnoe-pitanie-kak-perestat-bespokoitsya-o-ede-i-pohudet/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.