Режим чтения
Скачать книгу

Ну, здравствуй, Питер! И Прощай… читать онлайн - Ирина Лакина

Ну, здравствуй, Питер! И Прощай…

Ирина Лакина

Книга «Ну здравствуй, Питер! И прощай…» Ирины Лакиной – трогательная и честная история любви, подтверждение столь печальной и столь повсеместной истины: «Мы любим тех, кто нас не любит, и губим тех, кто любит нас».

Как и каждая молодая девушка, Алиса мечтает о чистой и красивой любви. Но, несмотря на массу поклонников, готовых ради нее на все, – сердцу не прикажешь – никто из них не может заставить трепетать ее чувственное сердце. Но все меняет ее поездка в романтичный Питер и знакомство с неприступным и загадочным красавцем Романом, в которого Алиса влюбилась с самого первого мгновения их встречи. Она еще не знает, сколько испытаний суждено пройти этому новому сильному чувству и на какие компромиссы с собой она вынуждена будет пойти.

Ирина Лакина

Ну, здравствуй, Питер! И Прощай…

Роман

Жанр романа можно сравнить с марафоном.

Восхищен тем, как Вам удается сохранять грациозную легкостью на такой длинной дистанции с таким количеством глав!

С удовольствием вступаю в ряды Ваших читателей.

    Игорь Щербаков

* * *

Ирина, с очень большим удовольствием прочитала Ваш роман. Он очень трогательный, пронзительный – и прозрачный, как воздух теплым майским вечером.

Очень важно то, что Ваше произведение надолго запоминается, о нем думаешь и после того, как прочитал. Может быть, это даже самое главное.

    Лана Аллина

* * *

Я в восторге… нет, даже больше чем в восторге. Не могла оторваться, пока не прочитала до последней точки. Продолжайте писать и ни за что не сдавайтесь!

    Ванесса Энери

* * *

Прочитала на одном дыхании. Н-да, подумалось мне, пока принца встретишь, столько симпатичных жаб перецелуешь. Бывает, встречаются и вполне нормальные, да вот сердце молчит… Удачи вам в творчестве. Буду вас читать с удовольствием!

    Марина Равенская

Вместо пролога

Роман решительно кликнул мышкой, наведя курсор на экране компьютера. Увидев сообщение «Ваш запрос на добавление в друзья отправлен», расслаблено выдохнул, как будто совершил какой-то подвиг, или разгрузил вагон. Он все еще не мог поверить, что спустя столько лет он нашел ее. Сомнений не было, это она! Другая фамилия, другой город, но глаза… Ее глаза он не забудет никогда.

Поток его мыслей прервал звук нового сообщения. Он округлил от удивления глаза. Она была в сети. Не прошло и нескольких секунд, как он отправил ей свой запрос, а она уже что-то ответила.

Пальцы начали дрожать, он никак не мог попасть мышкой на конвертик сообщения. Наконец, ему это удалось. То, что он увидел, заставило его сердце разогнаться до бешеной скорости. К лицу прилила кровь, щеки побагровели, дыхание стало поверхностным и частым. Но это были вовсе не симптомы болезни или недомогания. Эти симптомы он узнал сразу. Ни с чем не сравнимое ощущение ее! Он снова ее чувствует! Снова его душа замирает от взгляда, пусть не на оригинал, а только на фото.

«Я знала, что ты меня найдешь, только не знала, как скоро… Я не дождалась. Сейчас я сама не могу понять, какие чувства меня переполняют. Мне страшно и радостно одновременно… Неужели еще не конец?»

* * *

Стук колес поезда действовал на Алису успокаивающе. Облокотившись на раскладную столешницу в плацкартном купе, она внимательно рассматривала пейзажи, проносящиеся за окном. Поля, просеки, фонарные столбы, аккуратные домики небольших придорожных деревень, одинокие полуразвалившиеся халупы, стоявшие посреди степи. В голове проносилось тысячу счастливых и в то же время тревожных мыслей. Какие сюрпризы преподнесет ей это путешествие, какие впечатления подарит?

Алиса, погруженная целиком и полностью в свои мечты, не слышала происходящего в ее купе, равно, как и во всем вагоне. А вагон бурлил, кипел, взрывался от безудержного веселья студентов. Где-то звучала гитара, где-то раскатистый смех, где-то отчаявшийся уже что-либо сделать проводник тихим голосом пытался привести в чувство обезумевшую от вина компанию парней. Студенты истфака всем курсом отмечали отправку на музейную практику в один из прекраснейших городов мира. Наверное, это действительно стоило отметить.

В купе у Алисы происходило то же самое, что и в остальном вагоне – откуда-то постоянно появлялось новое вино, звучал смех и пошлые анекдоты. На ее полке чудесным образом уместилось 8 однокурсников, зажав ее в самый угол, чему она в душе обрадовалась, так как спокойно могла мечтать, глядя в окно.

– Алис, держи! – перед носом замечтавшейся девушки появился белый пластиковый бокал, до краев наполненный красной жидкостью с резким запахом.

– Убери, Паш. Не хочу. – Она с брезгливостью отодвинула мужскую руку.

– Ну-у-у, так не интересно. Чего ты от коллектива отбиваешься? – купе загудело.

Дружный громкий хор мужских и женских голосов начал скандировать: «Давай, давай, давай»…

Алиса сделала глоток, потом еще, потом залпом выпила стакан кисловатого и крепкого вина. Затем неуклюже, периодически приземляясь на колени однокурсников, отбив себе локоть о поручни верхней полки, она вышла из купе и направилась в тамбур и подошла к купе проводника.

– Сделайте, пожалуйста, чай с лимоном.

– Вы бы там поугомонились, ребят. А то мне придется на следующей станции милицию в вагон вызвать. – Ответил пожилой мужчина, на вид очень добродушный, круглолицый, с седыми усами, подкрученными как в старинных фильмах.

– Угу… – кивнула Алиса, забрала чай и вышла со стаканом в тамбур.

В тамбуре было прохладно, накурено, его сильно качало, и негде было присесть. Зато там было тихо… Тишина – вот что требовалось в данную минуту Алисе. В 21 год в ее маленькой белокурой голове роилось несметное количество мыслей. Скорее даже не мыслей, а мечтаний. О том, какие чудесные мужчины живут в других городах, какие они романтичные, смелые и порядочные. Они дарят цветы, носят на руках, достают луну с неба. Таких не было в ее родном городе. Даже не так. Они, наверняка, были. Но Алисе фатально не везло. За 4 года студенческой жизни у нее не было ни одного более или менее продолжительного романа. В то время как подруги встречались, строили планы, выходили замуж.

Алиса не понимала, что с ней не так. В душе копилась обида на весь белый свет, а в голове поселились комплексы.

Отражение в зеркале демонстрировало ей молодую, привлекательную девушку. Красивый овал лица, нежный бледный цвет кожи, серо-голубые искрящиеся глаза, губки бантиком и горделиво вздернутый аккуратный носик. Лицо обрамляла кипа шелковых, струящихся белокурых волос и небрежная челка, которая кокетливо ниспадала на лоб. Исключительной гордостью Алисы была шея. Длинная, тонкая, со светящейся белой кожей, у самого основания которой соблазнительно пульсировала вена. Фигура была женственной, волнующей и зовущей. При каждом ее вздохе томно вздымалась молодая красивая грудь. Тонкая талия подчеркивала красоту округлых бедер. Идеально стройные ноги заканчивали этот портрет.

Казалось бы, ничто не мешало стать роковой женщиной и сводить с ума мужчин. Но… Постепенно Алиса перестала замечать красоту, и, наблюдая за собой в зеркале, с завидным старанием находила в себе все новые и новые изъяны. Красивая фигура казалась толстой, ноги слишком короткими, а волосы блеклыми. Рот
Страница 2 из 10

казался огромным, а нос кривым. Раздражало все. А комплименты воспринимались как насмешка.

Алиса сторонилась своих сверстников противоположного пола. Долгими одинокими вечерами в своей маленькой съемной квартирке она бесконечно писала стихи. О нем! О том далеком и единственном, о самом лучшем, о самом близком. О том, кого в ее жизни еще не было.

Громкое хлопанье двери вырвало Алису из ее мрачных мыслей. От неожиданности она вздрогнула. Кипяток из стакана с чаем пролился на руку. Она сморщилась от боли. Рука выпустила опустевший на половину стакан, и он со звоном бьющегося стекла упал на пол.

– О, красавица! – все тот же назойливый Пашка, уже изрядно набравшийся вина, без смущения подхватил Алису за талию.

– Ну что ж ты такая дикая? Не сопротивляйся, ты же знаешь, как мне нравишься. Уже давно. С первого курса! – его влажные огромные руки начали шариться по телу, прижимая к себе обескураженную девушку.

– Паша, убери руки, а то закричу!!! – Алиса с силой, несмотря на резкую боль в обожженной ладони, оттолкнула опьяневшего нахала и быстрой походкой зашла в вагон.

«Боже, ну куда же мне податься?» – подумала девушка, на секунду остановившись возле своего купе. На ее полке, свернувшись в калач, спали трое ее сокурсников. На противоположной полке двое других о чем-то оживленно спорили. Разобрать было невозможно. У них заплетался язык. Лучшая подруга мирно посапывала наверху. За окном мягкий вечерний свет сменила яркая луна, которая, казалось, ехала в этом же вагоне, прямо в оконной раме. И это была самая удачливая пассажирка, так как никто не мог занять ее место.

Недолго думая, Алиса направилась в купе проводника. Последний островок спокойствия в этом вагоне.

– Можно к Вам? – Алиса постучалась в полуоткрытую дверь.

– Да, дочка. Еще чайку? – спросил Андрей Николаевич (его имя на бейдже Алиса рассмотрела только сейчас).

– Да Вы знаете, тут такое дело… – Алиса замялась.

– Ну же, говори, не бойся! – по-отечески ответил проводник – Деньжата закончились?

– Да нет, дело не в этом… Моя полка… В общем, на ней сейчас расположились трое здоровых ребят, к моему сожалению, мертвецки пьяных… Переместить их я не смогу… – Алиса вопрошающе посмотрела на Андрея Николаевича.

– Ясно, – с ноткой осуждения в голосе ответил мужчина. – Давай, заходи. Переночуешь у меня на верхней полке. Я надеюсь, ты не боишься высоты? – уже более теплым голосом сказал проводник.

– Немного, – смущенно улыбаясь, ответила Алиса – но деваться некуда. Спасибо Вам.

– Я вижу, ты хорошая, скромная. Не участвуешь в этой вакханалии. – На лице у Андрея Николаевича появилось раздражение, которое, однако, быстро сменилось на добродушие.

– Вещи ценные в отсеке есть? Забирай сюда. А то мало ли…

– Сейчас заберу сумку и приду. Спасибо Вам еще раз. – Алиса выдохнула и побежала за сумкой.

Утро встретило ее пронизывающим ветром из щелей в оконной раме. Открыв глаза, Алиса посмотрела в окно. Жирные капли дождя бежали по стеклу. За окном очередная станция. Непривычная картина предстала взору. Тяжелые серо-черные тучи, сжавшиеся в комочек люди, одетые совсем не по-июльски в плащи и куртки, косой дождь громко тарабанил по железной крыше вагона, а вой ветра вызывал мурашки. Ветер выл по-особенному, по-питерски, что ли… То присвистывая, то гудя, то добавляя нотки шороха в свою симфонию. Ветер и тучи, и озябшие люди. Так встретила Алису Ленинградская область.

Она судорожно начала натягивать на себя шерстяное одеяло, беспечно откинутое накануне вечером. Сейчас ее мало интересовала романтика северной столицы. Она пыталась припомнить, взяла ли она с собой хоть одну теплую кофту.

– А-а-а, проснулась, красавица! – дверь купе со скрипом открылась, и в проеме появилось лицо Андрея Николаевича. – Замерзла? Давай-ка по чайку!

«Да, чай – это хорошая идея», – подумала Алиса.

– Доброе утро, Андрей Николаевич! Спасибо, не откажусь. – Алиса, завернувшись в одеяло, сползла на нижнюю полку.

– А что, в Питере так же холодно? Июль же! – немного обиженным голосом спросила Алиса.

– А ты как думала? Это же север, Балтика. Бывают, конечно, и теплые, и жаркие деньки. Но здесь погода особенно непредсказуема. С утра может светить солнце, а к обеду подуть леденящий душу ветер, который нагонит огромные тяжелые тучи. – С выражением ответил мужчина.

Согревшись чаем, Алиса поблагодарила Андрея Николаевича и вышла в коридор. В вагоне все спали. Стоял стойкий запах спирта и сигарет. Поморщившись, Алиса двинулась в направлении своего купе. Пашка, Юрка и Максим уже не спали. Они дружно сидели на ее полке, держась обеими руками за голову. Алиса усмехнулась.

– Ну, доброе утро, коллеги! Что, головушка побаливает? – Ей почему-то было очень радостно от того, что им плохо. Она не выносила запаха перегара, и поэтому закрыла нос ладонью.

– Да уж, вино было явно не из провинции Бордо. – Ответил Макс. – Есть у кого анальгин?

– Прибываем! Вставай, молодежь! Собираем постель и сдаем в купе проводника! – Андрей Николаевич бодро вышагивал по вагону, повторяя эту фразу перед каждой компанией.

Вагон зашевелился, как муравейник. Алиса достала из чемодана единственную теплую кофту, надела ее и первая вышла в тамбур. В окно вагонной двери был виден перрон Московского вокзала и снующие туда-сюда люди, одетые по-осеннему тепло, закутанные по самые уши в шарфы. Алиса сжалась в комок, готовясь бороться с промозглым ветром и холодом. Не такую встречу с Питером рисовала она в своем воображении.

– Ну, здравствуй, Питер… – Алиса выпрямилась и смело шагнула на перрон.

* * *

Перрон, как и ожидалось, не принес Алисе того чудесного ощущения от пребывания в Питере, которое в своем воображении она рисовала себе с момента объявления конкурса на эту поездку в институте. Вместо того чтобы распахнуть свои солнечные объятия, город распахнул свою ледяную душу. Порывистый ветер за несколько секунд растрепал волосы на голове девушки. Зашмыгал нос, горло начало предательски поскрябывать.

– Да уж… – Тихо прошептала Алиса.

– Аленка, подожди меня! – Закричала ей подруга, высунув голову из тамбура.

– Бррр… ну и дубак. – Сказала Кира, ощутив на своей коже порывы ветра и дождя.

– Давай уже быстрее. Мелкими перебежками до метро! Оно недалеко, в самом здании вокзала! – ответила Алиса, поежившись, стараясь как бы сильнее натянуть на тело хиленькую кофту.

Кира, в шортах и короткой футболке, собрав в кулак свою силу воли, наконец, шагнула из вагона.

– А-а-а, ну и холодрыга! – Кира начала танцевать на месте, стараясь унять дрожь.

– Мы же в солнечную Абхазию ехали, что ж тут удивительного, что мы без шуб? – смеясь, сказала Алиса.

Девушки, как два испуганных котенка, быстро-быстро, насколько это было возможно с чемоданами, засеменили ко входу в вокзал. В здании вокзала было не теплее, но хотя бы не было этого ужасного, пронизывающего до костей ветра. Народ вокруг с улыбкой на лице рассматривал вновь прибывших гостей северной столицы. На фоне тепло одетых людей девушки выглядели как минимум нелепо.

Очередь в кассу метро, казалось, начиналась с Невского проспекта. Отстояв 30 минут в ожидании заветного жетона, Алиса немного согрелась. Первый шок от погоды уже прошел. И душу начало предательски
Страница 3 из 10

наполнять странное, доселе неведомое чувство особенного, безграничного счастья без причины.

Разглядывая убранство станции метро, Алисе казалось, что помещение вполне себе в дворцовом стиле. Орнаменты с бронзой на стенах и огромные часы над кассами дополняли колорит.

– А едем-то куда, адрес у тебя? – Кира, как всегда, рассудительная и строгая, вернула Алису на землю.

– А, адрес. Секундочку. – Алиса начала рыться в сумке. – Вот! – радостно огласила она свою находку: помятый малюсенький листочек с адресом.

– Метро «Парк Победы», Измайловский проспект, студ. Городок, общежитие № 9. – прочитала Кира написанное вслух, стараясь запомнить адрес на всякий случай.

Через секунду тот самый «всякий случай» состоялся – откуда-то возник резкий порыв уже знакомого ветра, и листочек благополучно отправился летать по помещению станции, упав и затерявшись в толпе.

– Ну что ж, слава Богу, я это прочитала. – Вздохнула Кира.

В вагоне метро было тесно и душно. Пахло одновременно дорогими духами, их дешевыми подделками, потом, псиной и хризантемами.

На выходе из метро Алисе представилась возможность оценить правдивость слов проводника о непредсказуемости питерского климата. Сияло яркое солнце, над головой синело небо без единого облачка. Единственное, что немного портило картину – все тот же порывистый и наглый ветер, который в очередной раз, не спрашивая разрешения, на свой вкус и лад исправил ей прическу.

Кира уже во всю приставала к прохожим, чтобы расспросить, как пройти в студенческий городок. У Алисы не вызвал совершенно никакого удивления тот факт, что через 4 минуты такой деятельности у девушек нашелся провожатый. Молодой и привлекательный студент, проживающий как раз в этом городке.

Алиса с улыбкой посмотрела на подругу. Ее всегда поражала способность Киры очаровывать мужчин. Ей хотелось разгадать ее тайну, ответить себе на вопрос: «Как ей это удается, и что я делаю не так?». Миниатюрная, гибкая, как кошечка, Кира была удивительным примером пословицы «Мал золотник, да дорог». Невысокого роста, с благородным римским профилем лица, глубоким пронизывающим взглядом, она, казалось, была похожа на иглу. Острые брови, тонкие губы и тонкий нос, удивительно красивой формы лоб и вьющиеся от природы темно-русые волосы. Особое восхищение Алисы вызывали ее глаза. Медово-карего цвета, очень мягкие и теплые, в обрамлении густых пушистых ресниц. Кира не была похожа ни на один женский типаж. Она была особенная. Волшебная… Именно это слово пришло в этот момент в голову Алисе. А еще уверенная в себе. Вот уж чего Алисе никогда не хватало.

Ей хотелось разгадать тайну Киры еще вчера. Но уже не сегодня. Уже не сейчас. В настоящий момент в душе Алисы поселилась назойливая мысль, что в этом городе, в этом июле, в этом городке с ней случится что-то необыкновенное и незабываемое. Алиса улыбалась и не могла заставить себя вернуть привычное серьезное выражение лица.

Дорога до места заняла 10 минут. В холле общежития уже собирались однокурсники, которые добирались сюда каждый своим ходом.

– Внимание! – громкий писклявый голос заставил всех перестать шушукаться и обернуться на его источник.

Хозяйкой противного голоса была женщина 50–55 лет. Очень забавная на вид. Худенькая, довольно шустрая и прозорливая. Она напоминала одновременно библиотекаря и постаревшую звезду кинематографа. Очки на позолоченной цепочке добавляли колорита в этот образ. На ней были водолазка цвета фуксии и серая юбка-колокол, руки выглядели постаревшими, но ухоженными. На ногтях красовался алый лак. Помимо несочетаемого, даже абсурдного наряда, недоумение вызывал мирно приземлившийся на голову этой особы ярко-розовый берет. Именно приземлившейся, ибо другого логичного объяснения появлению этого предмета гардероба в таком цвете на голове этой женщины Алиса не находила.

– Кхе-кхе! – прокашлялась особа. – Внимание, студенты! Меня зовут Алевтина Эдгаровна, сейчас я распределю Вас по комнатам! В одной комнате два человека. Первый этаж – 9 комнат, женский. Третий этаж – 9 комнат, мужской! Прошу подходить ко мне по двое!

Беретта… Алиса подумала, что именно такое прозвище как нельзя лучше подойдет этой даме.

– Беретта… – уже шепотом на ухо Кире проговорила Алиса.

– Точно! – улыбнулась Кира.

Дождавшись своей очереди на запись, Алиса подошла к вахтерше.

– Фамилии, – исподлобья взглянула и сухо промямлила колоритная дама.

– Соколова, Лавлинская, – ответила Алиса.

– Комната № 1. Постель в комнате, кастрюли, сковородки на кухне. Туалет и умывальники в конце коридора. Душ в корпусе № 2. Туда сможете ходить 3 раза в неделю по купонам. Вот, держите купоны. – Беретта отсчитала необходимое количество купонов на 3 недели.

– Распишитесь!

Алиса расписалась в каком-то журнале.

– А почему так туго с душем? – спросила выглядывающая из-за Алисиного плеча Кира.

– Это вам не курорт, барышни. Воду надо экономить. Все, идите, не задерживайте остальных.

Этаж выглядел как отремонтированная совдеповская гостиница. Свежевыкрашенные в бежевый цвет стены, дешевый линолеум, новые деревянные двери явно кустарного производства.

Комната по своему убранству также напоминала номер в старой привокзальной гостинице.

Все было новое. Кровати из каталога «Мебель фабрики Ударница» 1975 года выпуска, шкаф оттуда же, стол и стулья также. Серо-зеленые полосатые обои явно не вписывались в интерьер. Хотя не оставляло сомнений, что они новые и поклеены совсем недавно.

Единственное, что выделялось в этой комнате – это огромное, практически в полный рост, зеркало в серебряной фигурной раме. Алиса остановилась напротив зеркала и не смогла не посмотреть на свое отражение.

Перед ней стояла растрепанная и уставшая школьница. Да, именно школьница, ведь без макияжа ее можно было смело отправлять в 9 или 10 класс.

Алиса недовольно отвернулась.

– Я в душ. Ужасно чувствую себя с поезда. Ты со мной? – спросила Алиса.

– А как же чемоданы? – Кира посмотрела на нее и приподняла правую бровь, демонстрируя тем самым свое неудовольствие. – Я люблю все делать по порядку. Сначала чемоданы, потом душ.

– Ну как знаешь. Тогда я сама. – Алиса достала из чемодана полотенце, взяла купон и отправилась на поиски пресловутого 2 корпуса, предоставив подруге в одиночестве наслаждаться разбором вещей.

Второй корпус оказался одноэтажным банным комплексом, с женским и мужским отделением. На входе сидел вахтер. Женщина, возраст которой сложно было оценить с первого взгляда. При взгляде на лицо можно было подумать, что она уже давно на пенсии. Сеть мелких морщинок оплетала каждую часть ее лица. Сквозь очки на Алису с нескрываемым вниманием смотрели два пронизывающих синих глаза. Руки же этой женщины говорили совершенно о другом. Длинные, тонкие, наверное, даже аристократические пальцы были унизаны кольцами. На ногтях красовался французский маникюр, а запястья украшал аккуратный золотой браслетик. Кожа рук был тонкая и светлая. Алиса залюбовалась.

– Новенькая? – Алиса вздрогнула.

– Да, а как Вы узнали?

– Я тут 8 лет работаю, все лица уже примелькались. А твое новое, – ответила вахтерша.

– Ясно. – Алиса, отдала вахтерше купон. – Куда идти?

– Прямо по коридору, потом
Страница 4 из 10

направо. Там женская раздевалка. Из нее дверь сразу в душевые. Тапочки резиновые не забыла?

Как раз о резиновых тапочках Алиса думала меньше всего, собирая чемодан в поездку.

– Черт… – не сдержалась Алиса. – Конечно, забыла.

– Я так и знала, – проворчала женщина, с трудом наклоняясь под стол. – Фух. Возьми. Новые. Деньги потом занесешь. 500 рублей. – Перед лицом Алисы нарисовались болотного зеленого цвета резиновые сланцы. Красная цена им была 100 рублей.

– Сколько? – глаза у Алисы заметно округлились.

– Ну не нравится, не надо. Отправляйся в магазин, покупай там, потом возвращайся. Без тапочек нельзя! – вердикт обжалованию не подлежал.

– Хорошо. Давайте. Спасибо, – сквозь зубы процедила Алиса. И уже удаляясь, тихо добавила, – Спекулянтка…

Душевые представляли собой огромное помещение, полностью выложенное белой советской плиткой. Между душевыми были такие же белые перегородки, выложенные все той же белой плиткой. Несколько лампочек пытались светить, постоянно моргая и как будто стараясь перегореть. Из-за большого количество пара свет рассеивался еще под потолком. Царил сумрак.

Алисе было все равно. Она мечтала оказаться под напором горячей воды и пара.

Закрыв глаза, она подставила под горячие струны свои ладони.

Когда Алиса возвращалась в свою комнату, на город уже опускались сумерки. На лавочках возле общежитий собиралась молодежь. Погода наладилась. Перестал дуть противный пронизывающий ветер. И хотя температура далека была от июльской, на душе стало светлеть.

– Подруга, собираемся! – с порога заявила повеселевшая Алиса.

– Куда? У нас сейчас собрание будет в холле с руководителем практики, – ответила Кира.

– Как куда, гулять! Неужели ты решила сидеть в комнате? Там столько молодежи! – Алиса решила, во что бы то ни стало сегодня же «выйти в свет».

– Так собрание же! – не унималась Кира.

– Ну «пособираемся» и после уйдем!

Алиса уже не слушала, что ей ответит подруга. Она вывалила на кровать содержимое чемодана. Достала любимые джинсы и бледно-розовый пиджак. Повертевшись перед большим зеркалом, поправила немного макияж и, повернувшись к Кире, кокетливо поманила ее за собой рукой.

В холле «Дома студентов № 9» (как оказалось, именно так в культурной столице именовались общаги) собрался весь курс. Точнее та его часть, которая была удостоена этой поездки деканатом за особые заслуги.

Руководителем практики оказалась женщина, преподаватель местного ВУЗа, историк, доктор наук, Валерия Сергеевна Рукавцова.

За время пребывания в студенческом городке это была первая женщина, которая выглядела «нормально» – аккуратно уложенные в пучок светлые волосы с проблеском благородной седины; строгий черный костюм-двойка с юбкой, кипенно-белая блузка с воротником-стойкой и черными пуговицами на груди. Нитка белого жемчуга дополняла образ. Что удивляло, она не носила очки. Алиса подозревала, что у Валерии Сергеевны были линзы. Ибо глаза ее были неестественного зеленого оттенка, который, впрочем, ей очень шел.

– Ну что ж, будущие коллеги! Рада приветствовать Вас в городе Санкт-Петербурге. В культурной столице России. В городе, где каждый камень дышит историей и искусством. – Голос звучал бодро, уверенно. Такой голос может многое рассказать о своем обладателе. Алисе он рассказал том, что у Валерии Сергеевны привычка командовать.

В холле послышались робкие аплодисменты.

– Я расскажу вам о том, как будет проходить ваша практика. Ежедневно вечером в холле я буду вывешивать план мероприятий на следующий день. Там будет указана подробная информация о времени и месте сбора, о том, куда мы с вами отправимся и какое количество наличности вы должны при себе иметь. Все понятно? – Валерия Сергеевна вопросительно подняла брови и обвела взглядом притихших студентов.

– Да! – послышалось со всех сторон.

– Отлично. А пока план на завтра – сбор в 8.00 на крыльце. Идем в Эрмитаж. При себе студенческий и деньги на проезд и обед. И без опозданий. – Ее голос не терпел возражений.

– И самое важное! Категорически запрещено в вечернее время покидать свои комнаты, знакомиться с местными. Входная дверь в общежитие открыта до одиннадцати. После этого времени ночевать будете на улице!

В зале послышался неодобрительный гул. Но кандидат исторических наук уже развернулась в противоположную сторону и направилась к выходу.

– Алиса, слышала. Нельзя выходить. Пойдем обратно или как? Я договаривалась с Артемом. С тем самым, который нас сюда проводил. У нас свидание в девять возле восьмой общаги. Может, прорвемся? – Кира, очевидно, совсем не хотела провести вечер в четырех стенах.

– Конечно, прорвемся! – Алиса взяла подругу под руку и медленно начала отступать к двери.

Но не тут-то было. Путь им преградила она, та самая Беретта. Неизменный розовый берет по-прежнему торжественно восседал на ее голове. Правда, из-под него выбился локон вьющихся волос скучного серого цвета, что немного разнообразило ставший уже привычным образ. Локон был длинный и спадал на глаза. Видимо, это сильно раздражало женщину, так как она с завидной периодичностью нервными движениями руки пыталась водрузить его на место под берет. Увы, но это ей не удавалось. Выглядела сцена комично.

– Девочки, вы куда? Или вы не слышали, что вам сказали? – строгим голосом спросила Алевтина Эдгаровна.

Неожиданно для себя, Алиса начала ей врать. В душе искренне удивившись такому своему поступку. Она не умела этого делать. Краснела, заминалась, начинала мямлить. Но настолько сильно ее тянуло туда, откуда был слышен треск сверчков, гул молодых голосов, смех и веселье, что все былые комплексы куда-то отступили.

– Нам надо в магазин. Мы с дороги. Сильно проголодались. Купим покушать и вернемся. – Алиса не могла поверить, что это говорит. Но у нее так складно получалось, что она непроизвольно начала улыбаться.

– А чего такие расфуфыренные? – Беретта продолжала держать оборону.

– Да ну, мы обычные. Просто переоделись. – Алиса продолжала нагло лгать. Причем ее это подзадоривало.

– Ну, смотрите мне! – Беретта поднесла к носу Алисы свой указательный палец и строго им погрозила. – Магазин через дорогу. – Уже более дружелюбно добавила она.

– Да, конечно! Мы быстро! – Последнюю фразу вахтерша вряд ли услышала, так как Алиса и Кира уже выскочили на улицу.

Вечером студенческий городок напоминал большой оживленный парк. Повсюду горели фонари. На лавочках под сенью деревьев теснилась молодежь. Из нескольких окон общежитий звучала заводная музыка.

Адреналин в крови у Алисы играл, играл яркими и до этого момента не знакомыми ей красками жизни. Ее мозг лихорадочно продумывал сотни вариаций за минуту – куда пойти, в какую сторону, где интереснее, где голоса, где смех?

Настроение было напряженным, все ее существо, каждая ее клеточка сейчас пульсировала с надеждой на что-то, чего она сама себе не могла объяснить.

– Ну что, в магазин за вином? Отметим наш приезд? – Кира была настроена решительно.

– Мне и так весело! Но не откажусь. – Ответила Алиса.

Купив пакет дешевого красного вина, они расположились на одной из лавочек. Кире вино пошло на пользу, сняв волнение и напряжение. Она начала что-то быстро щебетать про свою встречу с Артемом и
Страница 5 из 10

шутить.

Алиса, зажав ладони между коленок, откровенно нервничала. Она не могла понять причину своей нервозности. Она не разделяла веселья подруги, на ум уже начали приходить пессимистичные мысли о том, что не имеет значения ни город, в котором находишься, ни наряд, ни внешность, если ты неудачница, да к тому же еще и с кучей комплексов.

В один момент ей показалось, что парень, который проходит мимо, ей уже знаком. Она посмотрела прямо в его глаза, потом проводила взглядом.

«Нет. Точно не знаком», – подумала Алиса и стала дальше накручивать себя.

Через некоторое время Алиса вновь увидела этого же самого молодого человека. Он снова шел мимо их лавочки и снова в той же стороны, что и в прошлый раз.

«Дежавю», – Алиса ущипнула себя за руку. – «Опять он, или показалось?».

Алиса провожала взглядом его спину. Через несколько секунд раздумий она решила, что от нервного перенапряжения у нее уже галлюцинации.

– Я, наверное, пойду… – Чуть не плача, практически шепотом проговорила Алиса.

– Куда это? – Кира, будучи навеселе, явно не собиралась отпускать ее. – Я тут тебе рассказываю, как космические корабли бороздят просторы вселенной, а ты, оказывается, не слушаешь. К тому же через 15 минут ухожу к Артему, тогда и уйдешь. Что с тобой случилось?

– Не знаю сама, на душе кошки скребут.

Она хотела было продолжить думать о том, как ей не везет и какая она несчастная, но была вынуждена прерваться. Издалека все с той же стороны в третий раз к ним приближался все тот же молодой человек.

Девушка чуть не подпрыгнула с места. На этот раз она решила внимательнее рассмотреть его. Высокий, подтянутый, со светлыми волосами, идеально уложенными в модную мужскую прическу. Светлые голубые джинсы и темная кожаная куртка смотрелись стильно, но не броско. Когда молодой человек приблизился так, что можно было рассмотреть его лицо, Алиса, забыв о скромности, с нескрываемым интересом начала его рассматривать. Глубокие и необыкновенно теплые голубые глаза под густыми ресницами, красивые ровные линии темно-русых бровей, широкие скулы, идеальной формы нос с аккуратным закругленным кончиком, не длинный и не короткий, он гармонично вписывался в его мужественный овал лица. Особое восхищение вызывали губы. Большие, властные, зовущие.

У Алисы екнуло в груди. Появилось непреодолимое желание впиться поцелуем в этот рот, в эти губы! И никогда не отрываться. В груди сердце было готово вырваться наружу, сметая все на своем пути. Пульс зашкаливал.

Неожиданностью для Алисы стал тот факт, что на этот раз молодой человек, очевидно, не собирался проходить мимо. Он замедлил шаг и остановился напротив нее. Алиса вспомнила, что сидит с открытым ртом и полными восхищения глазами. Она засмущалась, опустила глаза в пол, но тут же подняла их обратно, не в силах оторвать взгляд.

– Добрый вечер, девушки! – сказал он, просверливая взглядом Алису.

Его голос. Для Алисы он звучал, как самая прекрасная мелодия. Глубокий, не слишком низкий, бархатистый. Каждое его слово эхом отдавалось в ее сердце.

– Добрый вечер, коль не шутите! – Кира не к месту громко расхохоталась.

– А вы не местные. Историки? – Он откуда-то уже все знал.

– Ого, откуда у вас такие познания? – Кира продолжала хихикать.

Разговор выглядел крайне странно. Молодой человек смотрел на потерявшую дар речи Алису, отвечая при этом ее подруге.

– А ваши каждый год на практику приезжают. Вы не первые. – Он на секунду повернул свою голову в сторону Киры.

– А, понятно, – сказала она. – А мы-то уже было решили, что вы волшебник и читаете мысли.

Алису начал раздражать ее смех. Ей хотелось, чтобы все вокруг испарились, чтобы не осталось больше никого на этой лавочке, кроме них.

– Нет, не волшебник, я только учусь! – Молодой человек слегка улыбнулся, обнажив идеально ровные белые зубы.

Алисе показалось, что она непроизвольно облизнулась.

«Да что со мной», – подумала она. – «Веду себя, как похотливая самка».

Ее щеки зарделись огнем, отчего захотелось окатить себя ледяным душем. Но какая-то неведомая сила не давала отвести от него взгляда.

«Только бы не ушел, только бы побыл здесь еще несколько минут, а лучше много минут, а еще лучше час, нет, пусть навсегда остается здесь со мной», – мысли в голове Алисы жужжали, как рой назойливых пчел. Все громче и громче внутренний голос, вконец осмелев, выкрикивал ей в уши бесстыдные желания.

– Кстати, Роман! – молодой человек протянул Алисе руку.

«Рома, Ромочка, Роман», – мысленно Алиса уже придумывала тысячу ласковых имен для него.

Ладонь была широкая, сильная и теплая. Алиса подала ему свою, и та полностью утонула в его руке.

– Алиса, очень приятно. – Голос дрожал, и ее немного потряхивало от волнения.

– И мне очень приятно. – Он не спешил отпускать ее руку. – Ну как вы тут устроились? В 9-ке?

– Да, там. И все-то Вы знаете. – Алиса постепенно приходила в себя. Она даже смогла улыбнуться ему.

– Ну а как иначе. – Он снова слегка улыбнулся, окончательно поразив Алису в самые потаенные уголки ее сердца, затем, наконец, выпустив ее руку, нехотя и очень медленно.

– Рассказывайте, как вы тут устроились? Сегодня только приехали?

– Да, только сегодня.

– Как вам Питер?

– Я влюблена. – Она сама до конца не понимала, ответила ли она это про Питер, или уже про него.

– Да, в этот город невозможно не влюбиться. – Он явно был доволен ответом.

– Алиса, мне кажется нам пора. У нас встреча через пятнадцать минут.

Алиса в недоумении посмотрела на подругу. Она начала всячески сигнализировать ей о том, что неплохо было бы, если бы она и правда ушла, но одна, оставив ее наедине с ним. Алиса двигала бровями, бросала гневные взгляды и даже пару раз попыталась сделать жест рукой.

Ничего не помогало. Роман, наверняка, все это понимал, но не подавал виду.

– Хорошо, скоро пойдем. Не думаю, что случится что-то страшное, если ты опоздаешь на несколько минут, – ответила ей Алиса, сдавшись.

– Могу я записать твой номер, – очень тихо, наклонившись к ее уху, прошептал Роман.

Его щека коснулась ее щеки, и она вздрогнула. От нахлынувшей волны ощущений Алиса забыла, о чем ее только что спросили. Щека была бархатистой, а, может быть, атласной или шелковой? Алиса не могла определиться, на что это похоже, решив в итоге, что его кожа одновременно бархатистая, атласная и шелковая. А как от него пахло? Это был божественный, ни с чем не сравнимый запах мужественности, нежности и сексуальности одновременно. Она смогла различить в этом запахе ароматы цитруса, корицы, свежести и пачули. Было что-то еще, но уже не уловимое даже для носа парфюмера. Хотелось уткнуться в его плечо и вдыхать этот запах вечно.

– Э-м-м, что? Прости, я не услышала, – Алиса не могла признаться, что не только не услышала, но даже и не слушала, упоенно любуясь молодым человеком.

– Номер. Сотовый. Я пишу. – Роман достал из кармана куртки мобильник и приготовился записывать номер.

– 8920… – Алиса диктовала свой номер самому лучшему мужчине на земле.

В тот момент земля уходила из-под ее ног, кружилась голова и путались мысли. Счастье, как теплое одеяло, покрывало ее с головы до пят. Сердце билось уже ровнее, дыхание стало глубже. Она смотрела, как его пальцы ловко набирают цифры. Телефон в кармане джинсов
Страница 6 из 10

завибрировал.

– Это я, точнее мой номер. – Сказал Роман.

– А, ясно. – Алиса улыбнулась. На экране ее мобильника сейчас отразились все ее надежды и мечтания. 11 счастливых цифр.

– Какие планы на завтра? – От этих слов в груди стало горячо. Алиса не могла поверить в происходящее.

Кира, переставшая, наконец, хохотать, молча наблюдала за этой сценой.

– С утра Эрмитаж, а потом… – Алиса чуть было не сказала «а потом мое самое счастливое свидание с тобой», но вовремя остановилась.

– А потом я наберу, хорошо? – он продолжил ее мысль.

«Хорошо? Он еще спрашивает. О Боже! Да это не просто хорошо, это чудесно! Это необыкновенно! Это происходит не со мной!». Голос внутри нее кричал! Нет, скорее вопил от радости!

– Да, – это все, что смогла она вымолвить вслух. Очень тихо и робко. Почти не слышно. Но он услышал. Возможно, услышал даже не ее ответ, а ее мысли. Он прочитал на ее лице все, что она так хотела, но не могла сказать.

– Тогда до завтра. Я позвоню в четыре. Подойдет?

– Конечно.

«В четыре. Завтра в четыре я услышу его голос», – Алиса была на седьмом небе.

– Тогда до встречи. – Он слегка поклонился, повернулся и ушел.

– До встречи, – прошептала уходящему силуэту Алиса.

Роман, как рентгеновский сканер, проник в каждую клеточку ее существа. Разгадал все ее тайны, нашел ответы на все ее вопросы. Было совершенно очевидно, что она влюбилась в него по уши, по самую макушку. Влюбилась в каждую его черточку, в каждую часть его тела и души, с кончиков пальцев на ногах до кончиков волос на голове. Бабочки летали в ее животе. Порхали, резвились и щекотали. Он увидел это. Она знала, что он увидел, но ничего не могла с собой поделать. Искра разгоралась в пламя, в самый яркий костер в ее жизни.

– Алиса, ay! – Кира махала рукой перед ее носом. – Ты чего, дар речи потеряла? – подруга хихикнула.

– Да ничего я не потеряла, пойдем отсюда. – Алисе хотелось скорее увести отсюда ее подругу, увести с этого сокровенного для нее места. У нее неожиданно остро развилось чувство собственности к этой счастливой лавочке, и к этим кустам, которые ее окружают, и даже к тротуарной плитке под ногами.

– Да, пошли. Уже 5 минут десятого, а нам к Артему. Он обещал привести с собой друзей.

– Ты иди, а я спать.

– Мы так не договаривались. Тебя как подменили. Что он с тобой сделал? – Кира не унималась.

– Он… – Алиса продолжила уже мысленно «взломал все замки к моему сердцу, забрал мою душу, растопил весь лед», но вслух сказала совершенно другое. – Ладно, идем. Только я не долго. Для приличия побуду с тобой 15 минут и уйду. Ты же слышала, что в одиннадцать дверь закроют.

– Отлично, идем.

На улицу уже опустилась ночь. На небе сверкали тысячи звезд, и, казалось, до них можно дотянуться рукой. Стало холодать. В кармане у Алисы завибрировал телефон.

«Мама», – подумала она, – «Забыла ей позвонить».

Алиса достала мобильник, на экране мигал конвертик смс. 11 цифр в адресе отправителя заставили ее остановиться. Он!

Алиса открыла сообщение. «Ты моя принцесса». Три слова, которые вновь заставили участиться ее сердцебиение. Не успела она начать писать ответ, как на экране появился новый значок смс. «Ты чудесная, волшебная, необыкновенная». У Алисы сперло дыхание.

– Не верю… – вслух проговорила она.

Дрожащими пальцами она начала писать ответ!

«Ты меня смущаешь. Спасибо за комплименты». Она несколько раз начинала писать все с начала, обдумывая каждое слово. От волнения пальцы попадали мимо нужных букв. Задумавшись на несколько секунд, Алиса стерла сообщение. Экран ее мобильника замигал в третий раз. «Я засыпаю с мыслью о тебе. Не могу дождаться завтра». Алиса поднесла к губам руку, чтобы не закричать от нахлынувшего счастья.

«Я тоже». – Она нажала «отправить», и экран телефона озарился привычной надписью «Ваше сообщение доставлено адресату».

Оторвав, наконец, свой взгляд от телефона, Алиса обнаружила, что подруга уже довольно далеко отошла от нее, и, заметив ее отсутствие, обернулась и машет ей руками.

– Догоняй! – крикнула Кира, и Алиса ускорила шаг.

– Что там тебя остановило? Я тебя потеряла. Если ты потеряешься, мне достанется от твоих родителей. Поставят меня в угол. – Кира неудачно пошутила, хихикнув пару раз сама над своей шуткой.

– Все хорошо. Смс от него, – Алиса расплылась в улыбке и протянула подруге телефон – читай.

Кира взяла телефон и начала читать сообщения вслух.

– Так это прекрасно! Курортный роман, как это романтично! – она мечтательно подняла глаза к небу.

Алиса обиженно подняла брови.

– Почему курортный? Ты думаешь, что это ненадолго? – голос начал дрожать, она вдруг вспомнила, что через 20 дней они отсюда уедут.

– Ну, ты даешь! Конечно, ненадолго. Ты слышала, что он сказал – «наши» сюда каждый год приезжают. Он и пользуется. А что ты хотела? 20 дней и гуд бай. Ни обязательств, ни обещаний. Мой тебе совет – не вздумай влюбиться. Воспринимай как приключение, наслаждайся. Чтобы потом не было мучительно больно здесь – Кира больно ткнула пальцем в область сердца.

– Уверена, что такая же «принцесса» была у него в прошлом году, более того – будет и в следующем. – Своим безразличным тоном она продолжала резать по живому. На глаза начали наворачиваться слезы.

– Это мы еще посмотрим. – Алису расстроили и обидели слова подруги.

Ее чудесным образом вернувшаяся на нужный уровень самооценка, опять стремительно рухнула до плинтуса.

«Не хочу об этом думать. Не хочу!!!». Настроение испортилось, с лица пропала счастливая и абсолютно идиотская улыбка.

– Говоришь, развлекаться и наслаждаться? Ну что же, пойдем покорять Питер дальше. Где там твой Артем с друзьями? – Алисе срочно потребовалось реабилитироваться в глазах подруги. Невозможно было не заметить, как сильно изменилось выражение ее лица. И это раздражало. Она не хотела выглядеть влюбленной дурочкой и уже пожалела, что поделилась с Кирой этим молниеносно обрушившимся на нее мгновением счастья. Все было испорчено.

«Она права. Эмоции затмили мне мозг. О чем я только думаю. Разве можно строить планы, когда у тебя всего 20 дней? Всего 20 дней, чтобы быть счастливой». Разум Алисы настойчиво рекомендовал ей отогнать прочь свои чувства, причем как можно дальше, туда, откуда будет невозможно их достать. Но почему-то это не получалось. Она открыла его последнее сообщение и просто держала телефон в руке. Как будто надеясь, что энергетика этого сообщения подскажет ей, ответит на немой вопрос – «Принцесса ли я или очередная игрушка?». Телефон предательски молчал.

– Вот они! Смотри! – Кира радостно ускорила шаги в направлении компании молодых людей, приземлившихся на одной из бесконечных лавочек парка.

– Вечер добрый! – Кира без тени смущения подошла к компании и радостно поприветствовала парней.

– Знакомьтесь, ребята! Кира и… – Артем вопросительно посмотрел на Алису.

– Алиса, очень приятно!

Артем представлял собой образчик мечты любой девушки. Высокий, коренастый брюнет с зелеными глазами. Невероятно обаятельный. А еще Алисе показалось, что он очень добрый. От него исходило какое-то человеческое тепло.

– Девушки, не замерзли? Шампанского? – кто-то из юношей достал из-под лавки бутылку «Советского» и пластиковые стаканы.

Алисе хотелось уйти, зарыться в
Страница 7 из 10

подушку и рыдать. От избытка эмоций за сегодняшний день у нее разболелась голова. Ее трясло. Она продолжала крепко держать в руке телефон с открытым сообщением. Экран давно погас, но она знала, что оно там. Там самые прекрасные слова, которые она когда-либо слышала.

– За знакомство! – чья-то рука протягивала ей стакан, из которого выпрыгивали пузырьки, которые, попадая на запястье, кололи кожу, словно десяток мизерных иголок.

Алиса пригубила шампанское. Все та же рука уже протягивала ей шоколад. Она решила посмотреть на молодого человека. «Да что ж такое, сплошь одни красавчики». Ее, непонятно почему, расстроил тот факт, что юноша был вполне симпатичным.

Невысокого роста, очень коротко подстриженный, практически под «ноль», с идеально чистым и гладким лицом, он напоминал модель из каталога нижнего мужского белья. Алиса представила, как он позирует, и одобрительно закачала головой.

Из-под распахнутого воротника рубашки вырывалась наружу густая мужская растительность иссиня-черного цвета. Можно было бы подумать, что он представитель какой-либо кавказской национальности, если бы не бледный, почти белый цвет лица и полное отсутствие акцента.

Цвет глаз был почти черный. Жгучие карие глаза смотрели на нее в упор. Ей казалось, что еще секунда такого взгляда, и он прожжет на ней дыру.

– Спасибо. Простите, я не запомнила, как вас зовут? – в другой ситуации Алисе было бы неудобно, что она забыла имя собеседника, но только не сейчас. Ей хотелось заранее мстить всему мужскому полу за этот еще не начавшийся «курортный роман». В ее голосе проскользнули нотки стервозности.

– Юра. Ничего страшного. Нас тут много, вот вы и не запомнили. Я без обид.

«Не догоняет», – подумала Алиса.

– Ну да, запомнить всех поклонников невозможно, – Алиса продолжала острить.

– А вы язва! – Юра рассмеялся. – Чем же вам там мужчины насолили?

– Да собственно пока ничем. Это превентивные меры. – Алиса прекрасно осознавала, какая именно муха ее укусила, более того, Юра был в этом совершенно не виноват. Она ничего не могла поделать, ей хотелось только одного – чтобы он оставил ее в покое.

«Муху», которая укусила ее, звали Роман. И он 10 минут назад прислал ей три волшебных сообщения, о которых она раньше только мечтала. Ее злил сам факт их встречи. Ведь если бы не было встречи, ей нечего было бы терять. Не о чем было бы сожалеть, не о ком было бы страдать. Она просто получила бы очередной зачет за пройденную практику и в совершенном душевном спокойствии вернулась бы домой.

Ее душа рвалась на две части. Одна часть кричала ей, что ни в коем случае нельзя потерять эту подаренную счастливым случаем любовь, что нужно бороться и все обязательно будет хорошо. Кричала ей, что известны тысячи счастливых концовок таких историй.

Другая ее часть спокойно и рассудительно рассказывала о том, что подруга права. Не стоит строить воздушных замков на песчаных берегах. «Потом будешь локоточки кусать, да поздно» – любимая поговорка отца вертелась в голове.

«Спать. Утро вечера мудренее», – Алиса собралась было уходить, как увидела, что Кира и Артем вдвоем удалялись в неизвестном направлении.

– Куда это они? – спросила она у Юры.

– За шампанским. Скоро вернутся.

Прошло уже более получаса, а Кира так и не возвращалась. Часы демонстрировали 23.01. Беретта уже сто процентов закрыла дверь. Спешить теперь было некуда. Алиса тихо выругалась.

– Черт…

Наконец, на горизонте замаячили две знакомые фигуры. Кира и Артем уже шли в обнимку.

У Алисы слипались глаза. Нервное перенапряжение давало о себе знать, ей просто хотелось уснуть.

– Все, я спать. – Объявила Алиса подошедшей подруге и, резко развернувшись, ушла.

Это выглядело очень некрасиво и невежливо, но она понимала, что если не сделает это именно так, если не уйдет по-английски, они опять начнут уговаривать ее остаться. А этого уже не вынесла бы ее растревоженная нервная система.

Дверь общаги, как и предполагалось, была заперта. Алиса постучала, подождала несколько минут. Тишина. Она постучала еще раз, уже сильнее. Опять тишина. Она подошла к окну и постучала по стеклу. Ничего внутри не шелохнулось.

Она стала всматриваться внутрь. В холле было темно. Над столом вахтера приглушенным светом горела старая настольная лампа. Рядом со столом на диване Беретта спала или делала вид, что спит, укрывшись выцветшим и потертым клетчатым пледом. Алиса усмехнулась, ярко-розовый берет был на месте.

«Старая ведьма», – подумала девушка, – «Ведь только что закрыла дверь и уже спит! Не поверю».

Алиса было занесла кулак над окном, чтобы постучать еще раз, но передумала.

Поразмыслив минуту, она недовольно сморщила рот. Придется возвращаться к подруге.

На улице резко похолодало. Резкий порыв ветра спутал ей волосы. Алиса поежилась, засунув руки в карман джинсов. Теплее от этого не стало.

«Надо как-то попасть домой», – девушка направилась обратно в парк.

На ее счастье, они были все там же. Алиса выдохнула. Хотя бы не придется слоняться ночью в поисках Киры.

– Алиса! Слава богу! Ты вернулась. А то Юра тут страдает. – Девушка подбежала к подруге и крепко обняла ее.

– Правильно сделала, что вернулась. Нечего в одиночку страдать. Тем более тут нарисовались новые поклонники, так что не теряйся! – Прошептала она Алисе на ухо и, отпустив объятия, с заговорщицким видом подмигнула ей, указывая взглядом на расплывшегося в улыбке парня.

– Да я собственно не по своей воле. Там закрыто. Может кто-то может помочь попасть обратно? – Алиса обвела взглядом присутствующих.

– Вам сегодня везет, Леха живет в Вашем корпусе на 6 этаже. – Юра спустился с лавочки и подошел поближе к Алисе.

– А пойдемте ко мне, я с Береттой вроде как в хороших отношениях, – сказал один из молодых людей. – Кстати, классное вы ей придумали «погоняло», и как мы сами раньше не додумались. Она в этом берете даже моется. – Парень рассмеялся.

– А что, хорошая идея! – Кире предложение очень понравилось.

Алиса схватила подругу за руку и силой отвела в сторону.

– Ты в своем уме? Что с тобой такое творится? Сначала ушла в неизвестном направлении с первым встречным, а если бы он тебя там убил или изнасиловал? – она гневно смотрела на подругу. – Теперь ты решила пойти к ним в комнату. Их пятеро здоровых пьяных мужиков! Тебе не страшно?!

Алиса была в бешенстве. Она жутко хотела спать, в ее планы совершенно не входило ночное приключение с незнакомцами, к тому же на их территории. Она мысленно корила себя за то, что сразу не ушла в комнату.

– Да ладно тебе. Они прикольные.

– Домой! Сейчас же! Надо будет – будем ногами долбить в окно, чтобы она открыла, – Кира испугано смотрела на свою обычно миролюбивую подругу.

– Ну что же, мы пойдем! Нам пора! – Алиса взяла Киру за запястье и потянула на себя.

– Да мы все идем!

Алиса не видела автора этой реплики, но ей хотелось развернуться и послать этого человека на небо за звездочкой.

– Как же вы достали, – пробурчала она себе под нос.

Подойдя к двери, Юра, Артем и Алексей начали пинать ее ногами. Остальные (их имена Алиса не помнила) стучали в окно. Она почувствовала, как покрывается красными от стыда пятнами.

«Что же сейчас будет…», – девушка схватилась руками за голову.

Дверь со скрипом начала
Страница 8 из 10

открываться. В проеме появилась фигура Беретты. Видимо, она забыла очки, потому что начала сильно щуриться.

– Кто здесь хулиганит? Я сейчас милицию вызову! – Ее писклявый голосок, как оказалось, мог еще и визжать.

– Да свои, свои. Пускай! – Леха без зазрения совести начал толкать ее внутрь.

– Девчонки, заходите, – Артем, обернувшись, позвал их рукой.

«Слава Богу! Она без очков», – Алиса хотела провалиться под землю от стыда.

– Какие еще девчонки? Кто с вами? – Берета схватила со стола очки и начала их протирать платком.

– Давайте быстро в лифт, пока она вас не разглядела. Переждете у нас, пока она уснет, – Юра уже тащил Алису за руку в лифт.

Двери кабинки захлопнулись в тот момент, когда на них обрушился кулак вахтерши. Слышно было, как она кричала, что все равно вычислит нарушителей общественного порядка.

Лифт остановился на 3 этаже и застрял. Алиса сползла по стене и уселась на корточки, схватившись руками за голову.

В кабине было тесно. Рассчитанная на перевозку шести человек, она уместила в себя восемь.

– Мамочки, что же будет… – Кира шепотом повторяла одну и ту же фразу.

Алисе казалось, что прошла целая вечность, по лицу катились слезы. Наконец двери открылись. Она резко встала, и, грубо растолкав парней, выскочила из лифта.

Кира бросилась за ней вдогонку.

– О, привет! А что это вы тут делаете? – Алиса снова готова была провалиться под землю. На нее и подругу пронзительно смотрели глаза Пашки. Молодой человек остановился, переведя взгляд на лифт, из которого только что выскочили девушки.

– А, понятно, вырвались пташки на свободу и «понеслось», – однокурсник ухмыльнулся – А строят-то из себя, прямо недотроги. Я так и знал. Тьфу, – он скривился и сплюнул на пол.

– Ты за словам следи! Язык свой прикуси! – Алиса бросила на него гневный взгляд и тут же пожалела об этом. На лице, которое осветила одиноко болтающаяся на потолке лампа, слезы, окрашенные в черный цвет туши, уже нарисовали свой драматичный узор. Пашка замер, ошарашенный увиденной картиной.

– Да ну тебя, идиот… – девушка развернулась в направлении лестницы и побежала вниз.

Кира покрутила пальцем у виска, глядя на Пашу, и бросилась вдогонку за подругой.

Спустившись на один пролет, Алиса остановилась. Грохот от ее шагов по лестнице эхом отдавался на всех этажах.

– Так, нужно разуться, иначе нас застукает Беретта, – сказала она спустившейся Кире.

– Согласна. Не хватало нам от нее нотаций на ночь. Надеюсь, она уже уснула.

Девушки разулись и на цыпочках начали спускаться на свой этаж, задерживая дыхание и прислушиваясь к каждому шороху.

На первом этаже Беретта мирно спала.

«Слава Богу!», – подумала Алиса, молниеносно прошмыгнув мимо женщины в свою комнату.

Она не могла поверить, что, наконец, находится в своей комнате. Просто рухнула на кровать и уставилась в потолок.

Кира села на край ее постели. Приложив руку к ее голове, она погладила ее.

– Давай спать. Все будет хорошо!

Алиса сжалась в комочек и отвернулась к стене.

Свет в комнате погас. Алиса не понимала, как ей растолковать события этого вечера. Огромное, безрассудное чувство опустило на нее свои крылья, сразу став ее самой главной болью.

Глаза щипало от туши, они слипались, но сон не шел. Нельзя было точно сказать, сколько времени она так пролежала. Кира мирно посапывала где-то рядом, сквозь просвет между занавесками в комнату пробивался яркий, слепящий луч лунного света.

Она расслабилась, глубоко вдохнув. Сон, такой долгожданный, наконец, опустил на нее свое покрывало.

* * *

Алисе казалось, что она только что заснула, но будильник на телефоне упорно доказывал ей обратное, не желая останавливать свое назойливое жужжание под подушкой.

Она открыла глаза, достала телефон из-под подушки. Будильник оказался не виноват в ее пробуждении. Экран радостно сообщал ей о новом сообщении.

Алиса посмотрела на часы на стене напротив. На часах стрелки показывали 5.50 утра.

– Боже, кто мог в такую рань? – себе под нос возмущенно прошептала девушка.

«Доброе утро, мое солнышко. Проснулся и уже думаю о тебе».

Он! Алиса закрыла ладонью рот, чтобы не закричать от радости.

Она откинулась на подушку, зажав в руке мобильник. Хотелось рыдать. Столько противоречивых и разных мыслей засоряли ей разум накануне, что она сама себя загнала в угол уныния и отчаянья. В голове одновременно возникло множество вопросов «зачем?». Зачем она пошла знакомиться с компанией Артема. Зачем она так близко к сердцу приняла слова подруги, зачем она вошла с незнакомцами в лифт, зачем она накричала на Пашку…

Сон как рукой сняло. Душа хотела лететь высоко-высоко, туда, где не будет слышно ни одного шороха, кроме биения своего сердца.

Алиса не знала, какие подобрать слова, чтобы в своем ответе передать ему всю ту радость, которую она испытывает, и при этом не выглядеть влюбленной Джульеттой.

«Утро действительно доброе, если меня разбудил ты», – Алиса нажала «отправить».

Она уже не могла спать и достала из сумки плеер. Вставив наушники, Алиса нашла любимую песню. Звук приятной дрожью разлился по всему телу. Знакомый голос пел «О нем».

«Расставляю все мечты по местам… Да гори оно огнем… Только мысли все о нем и о нем… Я за ним, извини гордость! Я за ним одним, я к нему одному».

Слова трогали за самое сокровенное, просочились в самые потаенные уголки ее души. Только в эту минуту она начала осознавать, о чем эта песня; только сейчас смысл этих слов, как сложный пазл, сложился, наконец, в целостную картинку.

Мурашки пробежали по ее телу, как электрический разряд. Алиса представляла себе, как щека Романа касается ее щеки, как она чувствует его волшебный запах, как ее рука тонет в его руке, как его губы касаются ее… Сердце готово было выпрыгнуть из груди.

«Разлетаюсь от тоски на куски, только мысли все о нем и о нем…», – продолжала настаивать певица в плеере, и от нахлынувших эмоций выступили слезы.

«Не отдам!» – Алиса сжала кулаки!

– Не отдам, – прошептала она, поставив песню на повтор.

За окном светало.

– Ты не спишь? – проснувшаяся подруга посмотрела на Алису через спинку кровати.

– Я давно не сплю, – Алиса не могла скрыть с лица улыбку хотя и очень старалась.

– Вид у тебя идиотский, – Кира улыбнулась.

– Знаю. Мне все равно.

– Я даже догадываюсь о причине. Позвонил или написал? – она вопросительно посмотрела на подругу, продолжая улыбаться.

– Написал «Доброе утро, мое солнышко. Проснулся и уже думаю о тебе», – Алиса процитировала сообщение.

– Это же отлично!

– Именно! – Алиса, решившись встать с кровати, снова вставила наушники плеера в уши, и, пританцовывая, начала кружиться по комнате.

Она танцевала в ритме самого волшебного чувства на земле.

На крыльце собрался весь курс. Валерия Сергеевна стояла, словно Наполеон перед битвой под Ватерлоо: важно задрав нос и скрестив руки на груди. Она с нескрываемым высокомерием рассматривала студентов.

– Доброе утро! Вчера произошел инцидент! Известные дебоширы из нашего корпуса и две девушки с первого этажа нарушили пропускной режим общежития, вернувшись за полночь. К вашему счастью, Алевтина Эдгаровна не разглядела лиц. Поэтому в первый раз это сойдет Вам с рук. В случае повторения инцидента, виновные будут
Страница 9 из 10

отправлены домой до окончания практики. – Голос ее дрожал как металл, взгляд посылал собравшимся громы и молнии.

Алиса попыталась провалиться под землю, но не вышло. Кира стыдливо потупила взор.

– Всем понятно, я надеюсь? – Вопрос прозвучал, как приговор.

Никто не шелохнулся. Пашка наклонился к соседу и начал что-то ему шептать на ухо, указывая взглядом на подруг.

«Сдаст. Как пить дать, сдаст», – Алиса помахала ему рукой и выдавила из себя улыбку, в надежде, что он сжалится.

В ответ тот обиженно отвернулся и горделиво задрал подбородок. Алиса пожала плечами в недоумении, не ожидания от него такого «благородного» поступка. Он явно не собирался ни о чем рассказывать руководству. В его глазах Алиса прочла тихую грусть, которая не очень удачно пряталась за показным высокомерием. Впервые она подумала о нем хорошо.

Поездка на метро оказалась недолгой. Через 20 минут эскалатор вез ее наверх, туда, где ее ждала первая встреча с Невским.

Алисе на ум пришло одно из любимых стихотворений Пушкина. Она мысленно прошептала:

«Люблю тебя, Петра творенье,

Люблю твой строгий, стройный вид,

Невы державное теченье,

Береговой ее гранит…»

* * *

Невский встретил ее ослепительным солнцем, шумом проезжающих машин, оглушительными криками зазывал: «Уважаемые жители и гости Санкт-Петербурга. Приглашаем вас на автобусные экскурсии и экскурсии на катерах по городу».

Алиса глубоко вдохнула. Казалось, что воздух пропитан приятным солоноватым запахом моря и северных ветров. Выход из метро располагался через дорогу от канала Грибоедова, оттуда и доносились морские ароматы. Повернув голову налево, Алиса увидела величественный Казанский собор. Он был прекрасен и не похож ни на один из храмов, посетить которые довелось Алисе до этого времени.

Алиса засмотрелась и, увидев, что основная группа студентов уже далеко, быстро зашагала вдогонку.

Метров через 600 Алиса, догнав своих, мимо строительных лесов и одетых в зеленую сетку зданий, через Арку Генерального Штаба вошла на Дворцовую площадь.

От увиденного перехватило дыхание. Красота и помпезность, торжество архитектуры и масштаб площади заставили ее открыть от восхищения рот. В центре площади, как напоминание о величии страны, прямо в облака устремился Александрийский столп. Зимний дворец поражал своими размерами и причудливыми барельефами. Это ощущение сопричастности к чему-то огромному, величественному и бесконечно красивому не покидало ее. Ей казалось, что она никогда в жизни не видела ничего более волшебного.

День в Эрмитаже промчался за одно мгновение. Алиса и Кира, устав от бесконечных залов с экспозициями, сбежали от своей группы.

– Фух! – выдохнула Кира, плюхнувшись на мягкий пуфик в холле дворца, – как же горят ноги!

– Да, ноги и правда жутко ноют. Двигайся, дорогая, я больше не могу, – Алиса улыбнулась и присела на край того же пуфика.

– Давайте сбежим домой. Нас все равно отметили в начале экскурсии, – Кира хитро посмотрела на подругу.

– Хорошая идея, пойдем.

Алиса нехотя встала, потянулась и медленно направилась к выходу. Внимание привлекли огромные часы в холле. Стрелки показывали пять.

«Уже пять?», – она достала из кармана телефон. Ни смс, ни пропущенных звонков не было.

«Как же так. Ты же обещал в четыре!», – Сердце предательски екнуло в груди. Алиса от обиды закусила губу. Не плакать же прямо в Эрмитаже. Рука тянулась написать хоть что-то, в надежде получить хоть какую-то реакцию, любой ответ. Ожидание и неизвестность убивали.

– Алиса, ты в порядке? – Кира похлопала подругу по плечу, – стоишь как вкопанная. Выход дальше. – Она показала рукой на дверь, до нее оставалось примерно 20 шагов.

– Да, все окей, – ответила Алиса потухшим голосом.

– Ну как окей, если на тебе лица нет? Что случилось, выкладывай! – Кира встала в позу учителя младших классов, уставив руки в боки.

– Не позвонил. Обещал и не позвонил, – Алиса опустила глаза в пол. – Пойдем уже.

– Не расстраивайся, может быть, что-то случилось. А если и ничего не случилось, все равно не расстраивайся. Я тебя очень прошу – не спеши в него влюбляться. Мы уедем, а он останется. А твои слезы будут литься на мою жилетку, понимаешь? – Кира старалась подобрать слова, чтобы не обидеть подругу.

– Хорошо. Сегодня я хочу остаться дома. Отдохнуть.

– Значит, никуда не пойдем. Купим пиццу и будем играть в карты. Хочешь, Пашку позовем? Он давно на тебя глаз положил. Хороший парень, симпатичный, не дурак. Да и никуда не денется с подводной лодки. Не понимаю я тебя. Ты гоняешься за тем, что далеко, а что близко не видишь.

Кира продолжала философствовать, но Алиса ее уже не слушала. Все, что смог обработать ее мозг – это вопросительное «хочешь» подруги.

– Хочу, сделаем, как скажешь. Надо заканчивать это помешательство. – Алиса улыбнулась, так и не поняв, на что она согласилась.

Через сорок минут они были дома. Алиса сняла туфли и начала разминать ступни, которые горели от усталости. Неожиданно в дверь постучали.

– Кто это? – Алиса посмотрела на Киру, – Ты кого-то ждешь?

– Нет, никого. Может быть, нашим что-то понадобилось.

– Кто там? – спросила Кира.

– Свои, открывайте. – Пьяный мужской голос за дверью не предвещал ничего хорошего.

– Похоже на голос Юры, – шепотом проговорила Кира подруге.

– Открой, спроси, что ему нужно, – безразличным тоном ответила Алиса.

Кира приоткрыла дверь, но мужская нога тут же оказалась в проеме, исключив малейшую возможность ее закрыть.

– Пусти, мне надо поговорить с ней, – Юра дыхнул на Киру запахом перегара и силой толкнул дверь. Девушка с визгом отскочила назад.

– Ты что, больной? Я сейчас вахтершу позову! – она бросилась на него с кулаками, как Моська на слона.

– Да успокойся ты! – Юра схватил ее маленькие кулачки. – Мне просто надо поговорить. Выйди, пожалуйста, на 10 минут, я прошу тебя, пожалуйста! – Его язык заплетался, он вздохнул и посмотрел в глаза Киры с немой мольбой.

– Алис? – подруга обернулась и посмотрела на девушку.

– Хорошо выйди, со мной все будет в порядке. Если что – я закричу.

Юра ухмыльнулся, отпустил руки Киры и, пройдя несколько шагов, со всего размаха плюхнулся на кровать Алисы.

– Если что – это что? Если я пьян, это не значит, что я причиню тебе вред, глуууууупенькая… – он протянул последнее слово, вложив в него, пожалуй, всю свою нежность, на которую был только способен. Затем прикоснулся ладонью в волосам.

– Убери руки, пожалуйста, и пересядь на стул. – Алиса убрала его руку со своей головы и встала с кровати.

– Хорошо, я пошла, если что – я рядом. – Кира неодобрительно посмотрела на подругу и вышла, громко хлопнув дверью.

– Что случилось? Зачем ты здесь, к тому же еще и пьяный? – Алиса презрительно сморщилась, она не переносила пьяных мужчин. Ей хотелось пару раз окунуть его голову в ледяную воду и выгнать.

– Ради тебя, – он протянул к ней обе руки, приглашая к себе в объятия.

Этот широкий жест мужской души она не оценила.

– Что это значит?

– Я видел тебя вчера с ним! Видел, как вы сидели на той лавочке, как он вился около тебя, как шакал! Видел! – его голос перешел на крик.

– И что? Кто ты такой? Я что-то тебе должна? Или обещала? – от возмущения у Алисы стиснулись зубы, а руки сжались в кулак.

– Как
Страница 10 из 10

ты не понимаешь, он поиграет тобой и выкинет! А я увезу тебя далеко-далеко, мы поженимся, у нас будут дети, мы построим дом на опушке соснового леса, я буду строить с детьми во дворе снеговиков, а ты печь шарлотку.

Алиса слушала и ушам своим не верила. Что он несет? Куда он ее увезет? Какая опушка и какие снеговики?

– Первым у нас родится сын, Егорка! И не спорь! Имя сыну выбираю я! Вторая – доченька. Ее назовем, как ты захочешь. Она будет такая же красавица, как мама. – Юра пошатываясь встал с кровати и сделал несколько шагов, приближаясь к Алисе.

– О чем ты вообще? Ты меня спросить не забыл, хочу я ехать куда-то с тобой и рожать детей? – Алиса услышала эхо своего голоса и испугалась. Он звенел, как натянутая струна.

– Конечно, согласна. Какая девушка откажется? Я учусь в нефтегазовом, у моей семьи своя топливная компания, ты не будешь знать нужды ни в чем!

От его самоуверенности у Алисы голова пошла кругом.

– А ты не забыл, что помимо достатка девушка должна хотя бы симпатизировать мужчине?

– А разве я тебе не нравлюсь? – молодой человек по всей очевидности выпил «дозу уверенности».

– И что ты имел в виду, говоря, что со мной кто-то поиграет и выкинет? Я что, кукла или машинка? Как тебе такое в голову могло придти! Уходи, не хочу больше этого слышать. – Алиса указала рукой на дверь и замолчала в ожидании.

– Хорошо, я уйду. Но еще вернусь! И смотри, не пожалей, что связалась с этим Казановой! Да о его подвигах всему городку известно! Поступай, как знаешь, я предупредил. – После этой тирады Юра многозначительно икнул и направился к выходу.

Когда за ним закрылась дверь, Алиса выдохнула. Открыла чемодан, ее руки дрожали. Она вытряхнула из него все содержимое на кровать, покопавшись немного в вещах, нашла пузырек с валерьянкой и выпила горсть таблеток.

* * *

– Что это было? – дверь скрипнула, и в комнату вошла Кира.

– Предложение руки и сердца, да еще какое! – Алиса начала хихикать, все сильнее и сильнее, пока не закатилась заливистым смехом.

– Нет, ты представляешь? Он на мне женится, увезет на опушку леса! Не куда-нибудь на курорт, а в лес! Там я нарожаю ему детей и буду печь шарлотку!

– Это он тебе предлагал? – Кира в недоумении смотрела на подругу, но ее смех был настолько заразителен, что сама не удержалась и начала хохотать!

– Да! А еще сказал, что Роман меня бросит! Все мне говорят, что он меня бросит, а он меня уже бросил, – Алиса задыхалась от смеха. – Он-то и не в курсе, что он меня уже бросил! Ой, я не могу! – девушка схватилась за живот и согнулась пополам, продолжая истерично смеяться.

Неизвестно, сколько бы еще продолжалась эта вакханалия, если бы на столе не завибрировал телефон.

– Это он! – Алиса взяла телефон в руки и в одно мгновение перестала истерить. – Слышишь, Кира! Это он! Не прошло и трех часов, как он должен был позвонить! Соизволил набрать мой номер! – девушка была на грани нервного срыва, в ее голосе, исключая намеки, звучал сарказм, самый настоящий и ничем не прикрытый.

Телефон продолжал вибрировать. Алиса держала его в руках, оттягивая момент ответа, чтобы успокоиться.

– Да! – она взяла трубку, стараясь говорить как можно спокойнее и равнодушнее.

– Привет, котенок! – Этот голос… Она многое готова была отдать, чтобы слышать его круглосуточно. Предательские мурашки снова побежали по телу.

– Привет, я уже и не ждала, – она не смогла скрыть обиду в голосе.

– Прости, пожалуйста, задержали на работе. – Ответ звучал искренне и правдоподобно.

– Я жду тебя через час на том же месте. Очень хочу тебя увидеть… – повисла пауза, Алиса слышала, как он глубоко дышит, – и обнять, – последнее слово он выдохнул, очень тихо и нежно.

Алиса растаяла, согретая всего лишь одной искоркой. «Что же со мной будет, если он даст мне огонь?» – подумала она.

– Хорошо. Я буду – Она ответила и положила трубку, чтобы не начать признаваться ему в любви немедленно, ибо голос внутри нее уже кричал «Скажи ему! Скажи, как сильно влюбилась!»

– Будешь где? Алис, мы же договорились, что купим пиццу, позовем Пашку и будем играть в карты! Пока ты тут получала предложение руки и сердца, я сходила к ребятам на третий и позвала его. Пашка уже пошел покупать пиццу! – Кира затараторила, недовольно сдвинув брови.

– Извини… – Алисе было уже все равно, куда и зачем пошел Пашка и о чем они договаривались. Она начала судорожно рыться в вещах.

– Хорошо, я буду у ребят на третьем, если что. – Кира постояла минуту, но, так и не дождавшись ответа подруги, ухмыльнулась и вышла.

Тем временем, одно за одним, на пол летели платья, юбки, джинсы. Все было не то! Ничто не могло подойти к такому случаю. Ведь это было свидание с ним! Она должна сиять, блистать, быть манящей и волнующей. У него не должно остаться ни одного шанса! Он должен погрязнуть в ней так же глубоко, как она уже погрязла в нем. Это болото затянуло ее уже по самую шею. Болото. Иначе и не скажешь. Как еще можно назвать чувство, которое отнимает все силы, занимает все мысли, которое больно колет где-то в груди, но из которого невозможно выпутаться, от которого нельзя отмахнуться; а для того, чтобы вырвать его, нужна помощь десятка спасателей.

После мучительной примерки содержимого чемодана, Алиса, наконец, остановила свой выбор на любимом белом сарафане и джинсовой жилетке.

Повертевшись несколько минут перед зеркалом, она случайно глянула на часы. С момента его звонка прошел 1 час и 10 минут. Она опоздала.

Девушка бросила быстрый взгляд на косметичку, затем обратно на себя в зеркало, махнула рукой, взъерошила волосы на голове и стремительно выскочила за дверь.

* * *

Замедлив шаг за несколько метров до условленного места встречи, издалека она увидела его.

Роман мерил шагами взад-вперед пространство перед лавочкой. В его руках был букет ромашек. Точнее уже не букет, а скорее веник. Очевидно, что он совершенно о нем забыл, и поникшие цветки были безжалостно искалечены асфальтом и пылью. Алиса остановилась, чтобы привести в порядок свое дыхание. Она нервничала, перебирая пальцы рук.

Сделав несколько глубоких вдохов и дождавшись, когда молодой человек развернется в ее сторону, она двинулась ему навстречу.

Роман, увидев ее, расплылся в улыбке. Его улыбка сводила ее сума. Успокоившееся было сердцебиение вновь разогналось с немыслимой скоростью.

Вдруг, вспомнив про букет, он замешкался и смутился. Неуклюже спрятав его за спиной, он выбросил ромашки и отодвинул их ногой. Чтобы скорее выйти из неловкого положения, он поспешил отойти с этого места. Через пару шагов он уже стоял на расстоянии вытянутой руки от Алисы.

– Привет! – от звучания его голоса мурашки, бессовестные и колючие, рассыпались по всему телу.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/irina-lakina/nu-zdravstvuy-piter-i-proschay-2/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.