Режим чтения
Скачать книгу

Игра Ордена. Черная Химера читать онлайн - Ирина Майстро, Виктория Оленик

Игра Ордена. Черная Химера

Ирина Майстро

Виктория Оленик

Игра Ордена #1

Как-то раз полуэльфийка и оборотень-пантера украли статуэтку Черной Химеры. И все бы ничего, да вот новость: говорят, они еще и владельца артефакта убили. Почему-то об этом знают все, кроме них самих. И поди докажи темному магу, решившему отомстить за смерть друга, что воровок подставили. Впрочем, он ведь дал им шанс. Навязался в компанию и требует найти истинного преступника… Лучше бы сразу убил, честное слово!

Виктория Оленик, Ирина Майстро

Игра Ордена. Черная Химера

Пролог

Вязкая красная капля скатилась по хрустальному бокалу и расплылась на белоснежной скатерти кровавым пятном. Нахмурившись, магистр Светлого ордена сцепил руки в замок и посмотрел на молодого жреца.

– Орден нуждается в твоей помощи, Илигор.

– Разумеется, – усмехнулся маг.

– Ты приведешь к нам девчонку.

– Девчонку?

Магистр подвинул к Илигору небольшой портрет и довольно сощурился, наблюдая за реакцией собеседника. Может, художник и не смог передать в точности лица девушки, но молодой жрец ее узнал – и поперхнулся чаем.

Перед тем как явиться к магистру Штармайну, он перебрал множество вариантов срочного вызова. Может, победить дракона. Излечить короля. Уничтожить армию надоевших Приграничных островов. Как лучший светлый маг, он часто получал невыполнимые на первый взгляд задания…

Но такого не ожидал даже он. Из всех невыполнимых заданий это было самым безумным.

– Вы шутите! – не выдержал он.

– Почему же?

Почему? Илигор вцепился в чашку с такой силой, что фарфор едва не треснул. Да потому, что эта маленькая зараза умудрилась разрушить всю его жизнь! Потому что она – заноза в известном месте и едва ли успела сильно измениться! Потому что он столько лет безуспешно ее искал!

И потому что, даже найдись она, Илигор никогда бы не отдал ее в руки Ордена…

– Исключено. – Илигор нервно постучал ногтем по фарфору. – Ее невозможно найти. Я пытался. Она ведь…

– Я в курсе, кто она, – отмахнулся магистр. – Более того, ловушка готова захлопнуться, она будет у нас в руках очень скоро. Ты всерьез думал, что я не знаю о ней? Или думаешь, я не знаю, где она сейчас? Так я тебя удивлю.

Если магистру что-то взбрело в голову, то кровь из носа, а придется выполнять. Но от одной мысли, что придется подчиниться, Илигора пробирала дрожь. Он не мог, не мог так поступить с ней… Придвинув к себе портрет, он уставился на него мрачным взглядом.

Дерзкие глаза, длинные волосы, чуть грустная улыбка. Это была она… и не она. Маленькая девочка, такая знакомая и родная, превратилась в красивую девушку, такую чужую и далекую. Сердце тоскливо сжалось в груди: все это время он сомневался, что она выжила.

Но она выжила. Выжила, чтобы стать игрушкой в руках Ордена.

Осторожно вернув портрет на стол, маг задумался, напряженно постукивая по столу пальцами. Орден никогда не делал ничего просто так, все подчинялось одной цели.

– Зачем? Зачем она вам?

– Это не твоя забота, мой друг.

– Здесь замешан Незримый бог? Вы хотите, чтобы она завершила дело своего отца?

Бровь магистра изогнулась, и ледяная улыбка тронула губы. Не ответив, он медленно отхлебнул из кубка и покачал головой.

Разумеется. Слишком много вопросов. Илигор отвел взгляд и посмотрел на пыльные стеллажи, заваленные древними фолиантами по магии.

– Но почему я?

– Вы с ней связаны. Она тебя послушает. В конечном итоге – куда она денется перед твоим обаянием? – Магистр, быстрым движением одернув манжеты, откинулся на спинку. – Приведи ее ко мне. Мы должны получить власть над миром, и меня не волнует, кем придется ради этого пожертвовать. Черная Химера у нас, да, но как долго мы сможем оберегать эту штуку, как думаешь, а, правильный ты наш? Мы не можем позволить другим орденам нас опередить!

– При чем здесь девушка?!

– Не твоего ума дело, – отрезал магистр. – Если я говорю привести – ты ведешь, – это все, что должно тебя волновать. Ты меня понял? Приведи девчонку раньше, чем до нее доберутся другие. И ты получишь все, что пожелаешь. Иначе я заставлю тебя пожалеть о нерасторопности. А ты знаешь, я умею.

Руки дрогнули, и Илигор поставил чашку на стол, чтобы не испортить чаем дорогую мантию. Да, он знал. Знал как никто другой, на что способен магистр.

– Хорошо, – едва слышно выдохнул он. – Я попробую.

Глава 1

Закон подлости

Лионна

Иногда и ради брошек приходится рисковать жизнью.

Я растолкала столпившихся возле театра людей и нырнула в темную подворотню. Надеюсь, здесь меня не найдут… я выдохнула и, замедлив шаг, вытащила из кармана брошку. Пятиконечная звезда с острыми краями: красивая и такая маленькая… а проблем от этой «маленькой» – как от украденной королевской короны!

– Она туда побежала!

Ну вот, опять! Я скривилась и, с трудом удержавшись, чтобы не пнуть с досады ближайшее дерево, зажала брошку в руке и сорвалась с места. Отсветы факелов мелькали по спящим домам, крики и топот сапог по каменной брусчатке раздавались все ближе. Я заметила проулок слева и, тяжело дыша, приостановилась. Если там тупик, мне придется несладко.

– Вон она! Там! Я ее видел!

– Сюда, ребята!

Но мне и так придется несладко – особенно если сейчас же не оторвусь от «хвоста». Стук сердца отдавался в ушах; тяжело вздохнув, я припустила в темноту проулка. Свернула раз, другой… местность едва знакомая, но, кажется, где-то поблизости должен быть ресторан. Как там его? «Роза Столицы», кажется. Жутко дорогое заведение, а еда такая, что и свиньи выплюнут. У богатых свои причуды.

А еще в этом ресторане из меня охотно сделают рагу. Вот когда пожалеешь, что прошлого изменить нельзя: вернуться бы назад лет на пять и оставить золотую магическую розу на месте. Уж слишком владелец разозлился, когда застал меня с ней в обнимку, а как я лапы уносила – вспоминать страшно! И чего к этому цветку так прикипел? Говорят, конечно, роза должна была снять с владельца проклятие, но я же не виновата, что несчастный минотавр по глупости перешел дорогу темной ведьме! Мне дают заказ украсть розу – я выполняю, а всякие там проклятия меня не касаются.

Вылетев на небольшую площадь, я поставила руки на колени и отдышалась. Слава Киа[1 - Богиня ловкости и удачи. Также считается покровительницей воров.], величайшей и справедливейшей из богинь, это действительно задний дворик ресторана! Дерево без единого листа трудно не узнать – оно чем-то напоминало старую колдунью, протянувшую лапы-ветки к черному ходу заведения.

Возле самых дверей, в кромешной темноте, кто-то невесело насвистывал грустную мелодию. Мотив я узнала, сейчас его не слышал разве что ленивый. Приставучая песенка: я уже чувствовала, как знакомая мелодия вытесняет мысли из головы.

«Ах, жизнь-игра! По краю лезвия и зла…»

Нет-нет-нет! Мне нужна голова трезвая. Встряхнувшись, я присмотрелась к темной фигуре: это же не владелец ресторана, нет? Тусклое освещение искажало предметы, увеличивая их в размерах, и все казалось зловещим и недружелюбным – даже милый щенок, тявкающий поблизости, выглядел псом Ульрика[2 - У л ь р и к – бог мрака и подземного царства.]. Но тут лунный свет упал на фигуру, и я
Страница 2 из 19

выдохнула. Не владелец! Парень чуть старше меня, только и всего.

– Сюда! – раздалось издалека.

– Да что же вы никак не отцепитесь? – едва слышно прошипела я.

Я повертела головой: и влево, и вправо вела дорога, с которой не свернуть и на которой я буду как на ладони. За дорогой тупик, а единственный дом, где можно скрыться, – это пресловутый ресторан. Хозяин которого с радостью приготовит из меня оборотня в собственном соку.

Не хотелось бы. Я оценивающе пригляделась к парню: а что, выход есть. Глубоко вдохнув, я попыталась взять себя в руки и метнулась к незнакомцу.

– Иди-ка сюда! – Я схватила его за воротник и увлекла в глубокую тень.

Что мне нужно – так это живой щит от любопытных глаз, и пусть парень думает что хочет, лишь бы стражников обдурить! Прислонившись к стене, я с беспокойством выглянула из-за плеча незнакомца – не объявились ли преследователи? – и потянула его за воротник сильнее, чтобы услышал.

– Только дернись! – прошептала я. Для пущего эффекта даже позволила глазам перестроиться на кошачьи. Большой риск, надо сказать: оборотней мало кто любит.

Парень должен был испугаться – ну или хотя бы упасть в обморок! – а он… он ловко подцепил мой подбородок пальцем и уставился в глаза, изучая зрачки. Которые сейчас наверняка стали как круглые блюдца: незнакомец не давал мне отвернуться, и я наконец разглядела черты его лица. Очень симпатичный, темные волосы до плеч и спокойные серые глаза. Но что-то не давало мне покоя, что-то… едва уловимое. Вроде ауры власти, или тьмы, исходящей от дорогого сапфирового перстня…

Проклятье! Я вздрогнула, чувствуя, как от ужаса леденеет кровь. Да это же маг! Причем темный! Неуловимая печать силы, легкий холод от кожи… поверить не могу, что попалась!

Я ненавидела темных магов. Если кого и могла убить, так это темного мага – о, с превеликим удовольствием!

Может, это все потому, что где-то в глубине души я их смертельно боялась. Все маги в душе монстры, и как бы они с этим ни боролись, тьма рано или поздно побеждает. Но чаще всего маги попросту с этой тьмой не боролись: у них была власть, и они считали, что этого достаточно.

– Интересно, – прошептал маг, прижимая меня вплотную к зданию и упираясь одной рукой в стену.

Я оказалась в ловушке: при всем желании не выскользнуть.

– Ты что делаешь?! – В панике я откинула голову, больно ударилась о стену и нечаянно прикусила губу.

Маг обхватил мое лицо ладонями и наклонился так низко, будто собирался поцеловать.

– Не двигайся, – прошептал он мне на ухо.

Его черные волосы щекотали шею, теплое дыхание согревало кожу, а еще от мага потрясающе пахло, и боги знают почему – от запаха или от страха, – но моя голова закружилась, а сердце забилось тревожно и прерывисто. Стражников, что ли, на помощь позвать?

Однако пока я решала, что лучше – тюрьма или маг, – стражники, бряцая оружием и гремя доспехами, пробежали мимо. На «влюбленную парочку», надежно спрятанную в тени, они внимания не обратили, – а жаль.

– Что-то мне подсказывает – мы встречались раньше. – Маг дождался, пока шаги стражников затихнут, и выпрямился. На губах играла легкая усмешка. Еще бы, оборотня поймал, умница какой!

Я от досады сжала кулаки. Либо я сматываюсь прямо сейчас, либо могу сильно, очень сильно пожалеть о нерешительности. Нет лучших мастеров портить жизнь, чем темные маги, – уж кому, как не мне, об этом знать.

Сейчас или никогда. Сейчас или… я вдохнула, постаралась унять нервную дрожь и смело посмотрела в глаза магу. Кажется, он что-то заподозрил, поскольку нахмурился, но сделать ничего не успел.

– Вряд ли! – хриплым голосом выдохнула я и изо всей силы ударила мага в грудь. А сама, пока тот не опомнился, бросилась к дороге.

Быстрее, быстрее! Я специально не оглядывалась, но слух у меня хороший. Тихое и печальное «звяк-звяк» эхом отдалось в голове; я мысленно застонала и выругалась на всех известных мне языках. Только не это! Я из-за этой брошки шкурой рисковала!

Ноги сами остановились, не желая уходить без ценной вещицы. Резко развернувшись, я увидела, как маг деловито вертит брошку в руках. Разве что на зуб не попробовал. И такой спокойный, расслабленный…

– Эй, отдай! Она моя!

– Действительно? – Маг приподнял бровь и хитро улыбнулся. – А мне казалось, ты у кого-то ее украла… например, у стражника?

– Отдай, или я…

– Что? – с искренним любопытством уточнил маг, когда я замялась. И тут же задумчиво посмотрел на брошь. – Зачем она тебе?

– Зачем – не твое дело! – кипя от негодования, прорычала я. – Просто отдай, она не твоя!

– Ну так возьми. – Маг ухмыльнулся, прислонился к стене плечом и подбросил брошку в воздух. Он неотрывно смотрел в мои глаза, будто дразнил.

Или ждал, что я обращусь.

Э нет. Заказ – не заказ, а есть вещи, от которых надо драпать. К шейсу[3 - Ш е й с – слуга Ульрика, мелкий бес.] брошку! Обойдусь.

– А знаешь что? – Я нахмурилась, делая шаг назад. – Оставь себе!

Грохот кареты разбил мертвую тишину. Вот оно, мое спасение. Мне бы только два проулка проехать, а дальше скроюсь. Карета подпрыгивала на ухабах и раскачивалась, как пьяный сапожник. Кучер стегал лошадь кнутом и орал что-то о «любви и розах» – до тех пор, пока из кареты не донеслось: «Закрой пасть, Эрл!» Цокот подков подхватывало эхо – казалось, едет не одна карета, а целая тысяча.

Маг с досадой прислушался к грохоту колес, подбросил еще раз брошку и, подумав, хмыкнул.

– Ладно, забери. – Он быстрым движением бросил мне брошь; я едва успела ее поймать и, не веря своему счастью, прижала к сердцу. – Раз так нужна. Хлам, да и только.

Я удивленно подняла голову и натолкнулась на пристальный взгляд мага. Внимательный, проникающий в самую душу. Он изучал меня, будто кошка мышку перед тем, как ее проглотить. Мне стало не по себе.

– Увидимся, – многообещающе сощурился маг.

– Да упаси боги! – искренне воскликнула я и, сунув брошь в карман, бросилась на другую сторону улочки. Вовремя: карета, дребезжа и сотрясая землю, поравнялась со мной.

Прижавшись к стене, я приготовилась – и прыгнула. Вцепившись ногтями в холодную раму окошка, я изо всех сил пыталась удержаться на малюсенькой ступеньке. Лишь бы не сорваться – рано! Но с каждым мгновением карета все сильнее накренялась в мою сторону, и пальцы сами соскальзывали…

– Эрл, что с каретой… – Мужчина со стоящими дыбом седыми волосами высунулся из окошка, округлил глаза и открыл рот, но я спрыгнула раньше, чем он заорал. После чего, не теряя времени, протиснулась между плотно стоящими домами и понеслась к реке.

Речка Грязь не случайно получила свое название. Грязная, почти черная вода бежала под многочисленными мостами Окемы, неся на гребешках волн мелкий мусор, театральные афиши и вездесущую шелуху от семечек. Сюда сливали грязь со всего города, здесь стирали белье ближайшие деревеньки, а раз в год река выходила из берегов и разливалась бурой жижей на радость магам: собравшись в стаю, они шли спасать город, за это их чествовали и награждали, а король слезно благодарил богов, что в городе нашлись герои. Что-то вроде ежегодного развлечения.

Меня, впрочем, сегодня вид реки не радовал. Я
Страница 3 из 19

перепрыгнула через ограждение и, чудом не упав в воду, остановилась на самом краю набережной. Как назло, Рат должен ждать меня у реки, но на другом берегу, а до моста идти и идти… И кто знает, не взбредет ли магу кинуться в погоню? Подозрительно легко он меня отпустил.

Запустив руку в карман и проверив, на месте ли драгоценная брошь, я глубоко вдохнула. Успокойся, Лионна, ты и не такое вытворяла, что тебе какая-то вода?

Я подняла голову, решаясь на один-единственный шаг. Но, уловив движение сзади, резко обернулась и столкнулась нос к носу с неизвестно откуда взявшимся здоровяком. Может, это был пьяница или бездомный – не успела спросить.

Невольно сделав шаг назад, я оступилась и… полетела в реку. Вода сомкнулась за мной с громким плеском, а потом наступила вязкая тишина. Брошка выскользнула из кармана и медленно полетела на дно.

И я сделала глупейшую ошибку: устремилась за ней, а не вверх. А когда опомнилась, поняла, что поздно: вода хлынула в рот. Я судорожно дернулась пару раз, рванулась к просвету сквозь зеленоватую воду. Но силы покидали меня…

Чья-то рука схватила меня за шкирку, я из последних сил поймала брошь и только тогда позволила вытащить себя на воздух. В уши ворвались оглушающие звуки, а в легкие – раздирающий и жгучий воздух. Ненавижу реки!

– Где тебя носило?! – зашипел мой спаситель, не дав опомниться. – Я тебя полночи жду, думал, дело дрянь!

Фыркая и откашливаясь, я выбралась на набережную вслед за Ратом и, отдав брошь другу, без сил распласталась на земле. Кровь громко стучала в ушах, а легкие горели, привыкая дышать заново. Слава Киа, худшая часть ночи позади!

– Не повезло со стражниками. И с магами. – Последнее я выдохнула с особой злостью. Ну, Киа! Подсобила сегодня.

– С магами? Из-за этой… штуки? – Рат удивленно рассмотрел брошку и нахмурился. Выглядел он мокрым, оборванным щенком: рыжие волосы облепили шею, с рубашки накапала целая лужа, а глаза светились лихорадочным огнем.

– Из-за чего же еще?

– Я как чувствовал, что дело неприятное, ведь говорил же!

– Мало ли что! Деньги на дороге не валяются, – ворчливо огрызнулась я. Вздохнув, потерла нос и мечтательно протянула: – Вот бы разбогатеть… что угодно готова сделать, лишь бы не рисковать жизнью ради паршивых брошек!

– Может, и разбогатеешь, – нервно рассмеялся Рат. – Какой-то тип обещал щедро заплатить за заказ. Мне он жутко не понравился, я тебе и говорить не хотел… – Вздрогнув от резкого звука ломающейся ветки, он потянул меня за рукав. – Ладно, потом расскажу! Пойдем отсюда!

– Торопишься к девушкам из борделя? – подколола я друга, с трудом вставая.

– Ли, а Ли, завидуешь? Вот разочек меня поцелуешь – я обо всех забуду, клянусь. А? Ну давай!

Я встала, сердито стряхнула руку Рата и в шутку показала язык. Хотя таким друг радовал меня куда больше, чем серьезным: беспокойство постепенно покидало лицо Рата, уступая место привычной легкомысленности.

– Ну хоть в щечку? – обиженно протянул он.

– Не сейчас, Рат, – отмахнулась я.

По набережной шел, раскачиваясь, давешний бородатый здоровяк. Как он оказался по эту сторону реки так быстро? Кулаки сами собой сжались: наподдать бы ногой, чтобы людей не пугал! И нелюдей тоже, если уж на то пошло.

С другой стороны, он помог мне спрятаться от мага и стражников. Я расслабилась, и когти втянулись, оставив после себя обычные человеческие ногти. Изучив облупившийся черный лак на мизинце, я опустила руку и улыбнулась.

Во всем можно найти хорошее, так ведь?

Нирна

Порядочные девушки сидят дома и вышивают крестиком. Они не бродят по темным улицам и не прыгают по крышам, уходя от погони. Их все любят, ими восхищаются и ставят в пример.

Но я вовсе не завидую этим воплощениям добродетели, потому что быть непорядочной намного интересней и выгодней. Не надо зависеть от родителей, подавлять свои желания и восхищаться глупой болтовней очередного франта, который вздумал предложить тебе руку и сердце. Можно быть просто собой.

– Вон она! Держи эту мерзавку!

Вопль стражника прервал мои почти философские мысли, и я поспешила спрыгнуть с крыши двухэтажного дома на корявую липу, росшую неподалеку. Эльфийская ловкость, полученная от одного из родителей (жаль, что они пожелали остаться неизвестными и подкинули меня Ордену темных магов), позволяла совершать и более опасные трюки. Сзади послышались разочарованные крики преследователей, еще только забирающихся на крышу.

Я уже хотела слезть с дерева, когда вдруг увидела в темноте неясный силуэт. Приглядевшись, заметила, что лицо неизвестного скрыто маской и он внимательно смотрит на меня. Честно признаюсь, стало не по себе от этого взгляда. Но надо было торопиться, а со всякими странными незнакомцами можно разобраться и потом.

Усмехнувшись, я спустилась с дерева и скрылась в одном из темных переулков.

В очередной раз мне удалось избежать наказания. Определенно, порой бывает интересно дразнить судьбу. Интересно и опасно. Наверное, именно поэтому я и стала воровкой, сбежав из ордена и наплевав на карьеру темной ведьмы.

И ведь никто не ожидал подобной выходки от внешне спокойной и покорной девочки. Да и самой удивительно. Впрочем, ни разу не пожалела о сделанном выборе. Если бы мне предложили вернуться в прошлое и все изменить, вряд ли бы согласилась.

– Нирна, иди сюда, – вдруг раздалось из темноты, и я насторожилась. Голос казался знакомым, но доверчивость – не лучшее качество для воровки, и поэтому я не спешила откликаться.

Внимательнее приглядевшись к неясному силуэту, замершему рядом с небольшим покосившимся забором, облегченно вздохнула. Меня поджидал старый приятель.

– Эрик, ты, признаться, заставил меня понервничать, – сказала я, подходя поближе.

– Извини, я вовсе не хотел, чтобы ты испугалась. Просто захотелось прогуляться с тобой.

Его короткие темно-каштановые волосы были взъерошены, а в темно-серых глазах светился лукавый огонек.

– Надеюсь, ты не возражаешь?

– Конечно нет. Я всегда рада твоей компании. О, насчет компании! А почему бы следующий заказ нам не выполнить вместе? – Я вопросительно посмотрела на Эрика.

– Нирна, не обижайся, но мой ответ – нет. – Парень виновато улыбнулся. – Я с детства работаю один и не собираюсь менять принципы даже ради тебя.

– Эрик, ты – законченный эгоист. Тебе просто повезло, что я терпимо отношусь к твоим недостаткам, – вздохнула я. – Ладно, пойдем уж.

Вор улыбнулся и галантно подхватил меня под руку. Я особо не возражала, лишь еще раз проверила мешок с сегодняшней добычей и только тогда расслабилась. Вечер определенно удался.

Таверна «Липовый цвет» считалась одним из самых лучших заведений в Океме. Двухэтажное каменное здание больше напоминало особняк, в нем выступали знаменитые менестрели, а блюда подавали такие, что создавалось впечатление, будто хозяину «Липового цвета» удалось переманить королевского повара.

Но подобная роскошь и изысканность стоили соответственно. И хотя мне как воровке – а вернее будет сказать, охотнице за артефактами – платили немало, в «Липовый цвет» я наведывалась редко, чаще по случаю дня рождения. Обычно предпочитала более
Страница 4 из 19

скромные таверны.

Но так как приглашал меня в вышеупомянутое заведение Эрик и галантно обещал все оплатить, раздумывала я недолго.

Правда, друг настоял на платье, которого я, пожалуй, не любила даже больше, чем темных магов. Подобное странно слышать от темной же ведьмы, но у людей (да и нелюдей) еще и не такие тараканы в голове бывают.

И все же ради Эрика я наведалась на рынок, побродила по лавкам и приобрела темно-серое шелковое платье с довольно смелым декольте. Почему бы и нет, если есть что показать?

После рынка я отправилась на встречу с заказчиком. Она должна была состояться у фонтана на главной площади славного города Окема, являющегося столицей королевства Миррах, в котором мне повезло родиться на свет.

Я тенью скользила среди быстро идущих людей и нелюдей, стараясь не привлекать к себе внимания. Что поделаешь, моя профессия накладывает определенный отпечаток на поведение и привычки. Иногда бываю чересчур осторожна и недоверчива. Впрочем, разве воровка может быть иной?

Задумавшись, я налетела на высокого незнакомца и ткнулась в его широкую грудь. От него пахло лесом и травами. Я извинилась и уже хотела идти дальше, но он схватил меня за руку и сказал:

– Эвэрэ, это ты?

Я вздрогнула при звуках мелодичного голоса и более внимательно изучила мужчину. Хорошо сложен, красив, темноволос, остроух. Что? Эльф? О боги, ну почему я такая невезучая и наткнулась именно на него?

Ну не люблю этих нелюдей, а они отвечают мне полной взаимностью. Я для них – позор, результат постыдной связи эльфа и человека, они для меня – заносчивые и холодные типы, для которых остальные расы – ничтожества.

– Нет, я ошибся. Простите. Вы так похожи на одну мою знакомую. – Эльф грустно улыбнулся и, отпустив меня, продолжил путь.

«Странный какой-то!» – подумала я и поспешила к месту встречи.

Отдав артефакт и получив деньги, я направилась в одну из лавок, находившуюся недалеко от городской библиотеки. Дело в том, что туда завезли новую партию статуэток драконов, которые я коллекционировала, и мне не терпелось ее посмотреть.

Путь в лавку занял немного времени, и вскоре я с сумасшедшим блеском в глазах (коллекционеры меня поймут) изучала статуэтки драконов. Мне нравились все, но больше приглянулся серебряный дракон с блестящими глазами, сделанными из изумрудов. Стоил он довольно дорого, но я решила не жадничать и купить. Заплатив нужную сумму, забрала статуэтку и покинула лавку.

За повседневными хлопотами остальной день пролетел незаметно. На город опустились сиреневые сумерки, и на улицах уже начали зажигаться магические фонари. Я, поужинав, начала готовиться к встрече с Эриком.

Пытаясь найти заколку для волос, мельком взглянула в зеркало. Оно отразило бледноватую девушку с длинными вьющимися серебристыми волосами, чуть заостренными ушами и грустными темно-зелеными глазами. Правильным чертам лица было далеко до холодного совершенства эльфов, но среди людей я могла бы считаться красавицей. Могла бы, но постоянное мрачное выражение в глазах и аура темной магии, которую чувствовали даже обычные люди, отпугивали мужчин.

Впрочем, я не особо жалела о потерянных поклонниках. Жизнь у меня была столь насыщенной, что на всякие интрижки просто не оставалось времени. А любовь к Эрику была лишь подростковой блажью. Хотя, если быть до конца откровенной, сердце порой екало при виде старинного приятеля. Но что было – то прошло, и хватит об этом.

Я сосредоточилась на поисках, и вскоре мои старания были вознаграждены. Скрепив непокорную гриву заколкой в виде черной бабочки, стала собираться на встречу.

Изнутри «Липовый цвет» подавлял, по-другому и не скажешь. В общем зале стояли стулья, обитые красным бархатом, и изящные резные столы. Стены украшали объемные движущиеся иллюзии, изображавшие то море лунной ночью, то звездное небо, то диковинные заморские цветы.

В центре зала был небольшой помост, на котором стояла красивая девушка с длинными белыми волосами и наигрывала нежную мелодию на флейте. Порой ее сменял загорелый парень с шальными черными глазами и, перебирая струны на лютне, пел страстную и проникновенную песню приятным баритоном.

Впрочем, в общем зале мы с Эриком сидели недолго, быстро перейдя в одну из кабинок. Здесь мы могли не бояться, что нас подслушают.

Я поудобнее расположилась на стуле, наслаждаясь мягкостью сиденья. Эрик задумчиво смотрел на меня, вертя в руках заранее заказанную бутылку красного вина.

– Будешь? – спросил он и почему-то покраснел.

Я отрицательно помотала головой и произнесла:

– Ты намекал, что есть заказ. Так давай ближе к делу, Эрик. Я бы поболтала с тобой о разных пустяках, но сегодня был длинный день, и я хочу пораньше лечь спать.

Я пыталась скрыть раздражение, но не получилось. Эрик с громким стуком поставил бутылку на стол и процедил:

– А ты точно будешь спать?

Я с недоумением взглянула на него. Что за муха укусила моего друга?

– Конечно. А что, по-твоему, я еще могу делать ночью после того, как не выспалась накануне?

– Ну я… ох, шейс побери… я думал, что у тебя кто-то появился. Пару раз видел тебя с одним расфуфыренным мужиком, – признался друг и уставился на меня, как маг-дознаватель на подозреваемую.

– Это заказчик… Бывший. Уж больно ему моя работа понравилась. Предложил встретиться, я не отказалась. А что, я – девушка свободная… И вообще не понимаю, к чему этот разговор? – Я сердито посмотрела на Эрика. – Если ты позвал меня, чтобы выяснять отношения, то…

– Нирна, я все понял. Переходим к делу. К нам в гильдию приходил один типчик, интересовался тобой. Сказал, что у него есть заказ…

– И что нужно украсть? Как его зовут? Как выглядит?

Я задала вполне обычные вопросы, но Эрик вдруг растерялся и не сразу ответил. Он наморщил лоб, будто пытаясь что-то вспомнить, жалобно взглянул на меня и выдавил:

– Я… я его не запомнил. Вроде бы образ в голове сохранился, но какой-то нечеткий. Единственное, что точно знаю, – он будет ждать тебя в борделе «Кокетливая вдова», в полночь. Скажи вышибале: «Гоблины пили сидр из ромашек», – и он отведет тебя к кому нужно.

– Дурацкий пароль, ну да ладно. Еще и не такое приходилось слышать, – пробормотала я и нахмурилась. У Эрика прекрасная память на лица, а тут… Похоже, что использовали магию и приятелю хорошенько прочистили мозги. Обычная осторожность или что-то другое?

– Не нравится мне это, – озвучил Эрик мои мысли. – Не бралась бы за это дело, Нирна.

– Если это ловушка, – задумчиво протянула я, – то я хочу выяснить, кто ее придумал. Так что решено – я иду на встречу с этим таинственным заказчиком.

Глава 2

Проделки Геральдины Моустриц

Лионна

Гадкое местечко… Возможно, Рат прав: сомнительный какой-то заказ. Но с наступлением лета заказчики как в спячку впали, и за два месяца кошелек здорово полегчал. А снимать штаб-квартиру, кормить ребят и обучать новеньких на что-то надо; такого крупного дела я упустить просто не могла.

Однако посреднику об этом знать вовсе не обязательно.

В маленькую таверну втиснулось столько людей, что у меня закралось нехорошее подозрение: похоже, все жители города явились послушать,
Страница 5 из 19

как мы с посредником торгуемся. Пару раз мне уже наступили на ногу, умудрившись найти ее даже под столом, разок облили чаем и, что приятно, по ошибке принесли чужую курицу. Которую я тут же и съела: не пропадать же добру?

– Хм-хм… Черная Химера, говорите? – Я сложила куриные косточки горкой и отодвинула тарелку на край стола. Зал тускло освещался фонариками, и в их свете мой собеседник чем-то напоминал вампира. Аристократ, явно привыкший всеми повелевать: пренебрежительно учтивый, равнодушный, спокойный и уверенный в себе тип. – Тридцать пять золотых, меньше никак.

– Сколько?! – Заказчик от удивления подавился.

Мне все-таки удалось расшевелить это аристократическое бревно! Молодец я.

– Тридцать пять, – терпеливо повторила. – Работка пыльная и неприятная. А лучшего специалиста, чем я, тебе не найти. Так что вот мои условия. Если не нравится – твои проблемы.

– А вы самоуверенны. – Он улыбнулся улыбкой снисходительно-покровительственной, которой обычно одаривают несмышленых малышей.

– Ты прав, в себе я уверена! – Я постаралась точно скопировать раздражающую меня улыбку. – Поэтому тридцать пять, и точка.

– Вы же понимаете, что в городе полно воров, которые согласны и на пять золотых!

Я вздохнула. Разговор мало-помалу начал меня утомлять. И что это за привычка обращаться на «вы»? Злит. Может, кому-то и не нравилось, но я ко всем и всегда обращалась на «ты»: к Ульрику правила!

– И что дальше? Найми воров, раз тебе так хочется! Тридцать пять золотых – мелочь, я прекрасно и без них обойдусь.

Вру и не краснею. Мамочка мной гордилась бы.

Хотя откуда мне знать, чем бы гордилась мать? Вспоминать о ней не хочу. Я поводила пальцем по скатерти, пытаясь отогнать прошлое, – удалось. В настоящем тоже весело: со старой каргой, которая почему-то решила, что я ее воспитанница, скучать не приходилось. Веди себя так, веди этак, выпрями спину, почеши мне под лопаткой, спрячь зелья, чтобы стражники не унюхали… вот накоплю монет и сбегу в другой город – будет знать! А лучше в другую страну: там-то вышеупомянутая карга меня не найдет…

Хотя нет. Я вздохнула. Эта – найдет везде!

– Пять даю, это высшая цена. – По лицу аристократа пробежала тень тревоги: кажется, он понял, что придется раскошелиться.

– Тридцать пять, – в который раз повторила я.

– Десять!

– Нет, мало.

– Сколько же вы хотите?!

И сколько раз мне повторить, чтобы этот тип запомнил?! На старика не похож, а память совсем дырявая! Девичья, что ли?

В окружающем шуме что-то неуловимо изменилось: повисла легкая, едва заметная пауза, но мне хватило, чтобы насторожиться. Поболтав в чашке жидкость с гордым названием «кофе» – хотя давайте начистоту: на кофе это похоже разве что издалека, – я взглянула на входную дверь.

Пятеро стражников нетерпеливо мялись в дверях, а шестой, нахмурившись и сурово поджав губы, так и шарил глазами по заведению. Искал кого-то. Я даже кофе расплескала: не по мою ли душу явились?

Может, и не по мою, я сегодня ничего плохого сделать не успела. Но зато вчера… и два дня назад… ну и по мелочи, так что пора мне отсюда сматываться.

– Тридцать пять, ведь раз двести повторила! – раздраженно сказала я. – Если жаба душит, так и скажи, только давай короче!

– Двенадцать!

– До свиданья. – Я равнодушно пожала плечами, одним глотком допила кофе и поднялась.

– Четырнадцать! – Аристократ побелел.

Что ж, есть чего бояться: в конце концов, я одна в своем роде, других таких нет. Упустит – и получит нагоняй от заказчика.

Четырнадцать, конечно, неплохо, но что-то мне подсказывает, что можно получить больше.

Я задвинула стул и отвесила издевательский поклон в знак прощания.

– Пятнадцать, леди! – Аристократ вскочил. Он вмиг утратил весь свой лоск и всю свою самоуверенность: так-то лучше.

Даже не знаю, что заставило меня остановиться…

– Тридцать – и по рукам, – спокойно заявила я.

– Шестнадцать и тридцать серебряных…

Я упрямо поджала губы.

– Ну хорошо! Тридцать!!! – в крайнем возмущении вскричал аристократ и протянул мне руку. – Ну?! Теперь-то вы довольны?!

Я помедлила и «нехотя» пожала руку.

– Ну, – я задержала руку собеседника в своей, – почти. С тебя еще пять золотых на дорожные расходы!

– Что?!

– Поздно отступаться. – Я коварно улыбнулась и выразительно посмотрела на сцепленные руки. – Договор заключен.

«Вампир» побагровел. Победа была у меня в кармане. Но вдруг лицо собеседника прояснилось, словно на него снизошло озарение. Подобные озарения всегда меня беспокоят…

– Забыл вам сказать, – неожиданно бесстрастно сказал аристократ. – Вы работаете в паре.

– Что?!

– Поздно отступаться. – Аристократ улыбнулся почти так же коварно, как я минуту назад. – Договор заключен.

Оч-чень остроумно!

Работа в паре – нет ничего унизительнее! Я не любила напарников: только мешают. Обязательно что-нибудь испортят, сломают, влезут куда не следует, а мне все исправляй! Нет уж, на этот раз никаких благородств и подвигов, буду притворяться, что моя хата с краю, – почему бы и нет? Все же притворяются – вот и я попробую.

Я оглянулась и, убедившись, что за мной не следят, юркнула в подворотню. Кто-то боится этих мест, но я подозреваю, из-за меня: говорят, тут пантеры водятся. Не знаю, как насчет пантер, но я здесь точно «вожусь» и очень не люблю, когда на мою территорию суется кто попало. Да и особой привязанностью к людям похвастаться не могу: ничего хорошего я от них не видела. С чего бы мне к ним страстью пылать?

– Ли!

Впрочем, и среди людей встречаются исключения. Губы против воли растянулись в улыбке, но я тут же постаралась сделать суровое лицо и обернулась. Тощий мальчишка – всклокоченные волосы, огромные зеленые глаза – бежал ко мне, размахивая городской газетой.

– Ли!

– Не ори, – как можно строже сказала я.

– Ли, смотри! – Стокли аж сиял от счастья. Что-то мне уже страшно. – Нас разыскивают за Звезду…

Прежде чем мальчишка успел разболтать, какой из артефактов Рат свистнул на прошлой неделе, я зажала ему рот и зашипела. Стокли вроде бы умолк, но стоило опустить руку, как это маленькое чудовище затрещало с утроенной энергией:

– Они нас обещают повесить и четвертовать, а король заявил, что преступность Окемы необходимо переловить и на кол посадить! А мы теперь совсем незаконные?! Нет, ну правда, правда? А то меня этот щенок с Елеевской улицы дра…

Я привычно отключилась от болтовни мальчугана. У этого парня рот никогда не закрывается – с тех самых пор, как в пять лет оклемался, так и болтает. Легендарный миг его молчания пришелся на тот момент, когда он увидел мою наставницу в обнимку с запрещенными зельями: ох же и любит бабуля всякую гадость готовить!

Хотя нет, вру: Стокли долго молчал, когда я его подобрала на улице. Обычно я не тащу в дом всяких щенков, но уж больно жалкий был у пацана вид: он напомнил мне, как я сама месяцами бродила по улицам, заглядывая в каждое окно в поисках пирожка. Увы, пирожка я так и не получила, а вот под зад очень даже: люди любят рассуждать о доброте, справедливости и участии, но поди допросись у них снега зимой!

Так вот, старушка относилась к тем, кто любит рассуждать
Страница 6 из 19

о кровожадности и пытках, но она единственная приютила меня восемь лет назад – видимо, чтобы издеваться всю оставшуюся жизнь. Поэтому мне подумалось: если она невесть с чего решила, будто я ее воспитанница, еще одного жильца как-нибудь потерпит.

Однако вести всех встретившихся беспризорников к старушке я постыдилась – рука у наставницы тяжелая, – а тут Стокли притащил новость, что один богатый человек хорошо заплатит за золотую магическую розу… Так «Роза Столицы» лишилась символа, а мы занялись кражей артефактов. Я многим Стокли обязана, а он многим обязан мне, но дать бы ему подзатыльник, чтобы помолчал!

– …А еще там написано, что воровство артефактов должно быть наказано и к нам специально направят магов от самого короля! – чуть не лопаясь от гордости, трещал мальчишка. Да кто тут ворует? Так, парочку артефактов позаимствовали всего-то! – Ли, а тебя Рат искал.

– Его только не хватало! У меня от одного тебя сейчас голова лопнет!

– А у вас с ним… ну? – Стокли прислонился спиной к стене и подмигнул. – Да?

Не удержавшись, я рыкнула – так, ради вида, не злиться же на щенка, в самом деле! – и толкнула дверь внутрь.

– Сводник! – Я пропустила Стокли внутрь и задержалась в дверях, чтобы вытащить ключ.

– Но ты ведь его любишь?

– Смотря с каким гарниром. – Я повернулась и столкнулась нос к носу с Ратом. Ухмыляющимся от уха до уха. – Чего ухмыляешься?

Рат – высокий парень с рыжей шевелюрой – недавно появился в нашей команде. Поначалу я хотела его выгнать. Грязные намеки, вечные приставания да еще эта противная ухмылка и наглость сверх меры – все это заставляло меня кипеть от злости. Страшно чесались руки, и хотелось расцарапать его симпатичное личико в кровь, а рыжие волосы выдрать с корнем. Рату повезло, что в свои неполные девятнадцать я научилась худо-бедно справляться с приступами ярости.

Однако прошло время, и я остыла. Это словно привыкать к собственному хвосту: мешает, но без него никак. Рат оказался незаменимым помощником, с ним я была спокойна за ребят. И хотя меня по-прежнему раздражало, когда друг пытался проявить заботу, с остальным я смирилась. Такой уж характер: рыжему просто необходимо кого-то доставать, над кем-то шутить и кому-то действовать на нервы. Желательно девушкам. Желательно мне… Интересно, чем я так прогневила богов?

– В качестве гарнира подойдет моя дикая, первобытная страсть? – театрально воскликнул Рат, но, правильно истолковав показанный мною кулак, вздохнул. – Я все понял, только не бей. Разве что нежно, ласково и подушкой!

– Размечтался! – Я рассмеялась и, прихватив Стокли за шиворот, отправилась в штаб, где ребята иногда отсиживались после заданий.

Привычно отметив, что обои в цветочек выцвели, ножки стола раскачиваются, а обивку кресел безжалостно разодрали коты, я покачала головой и выложила закупленные продукты на стол. Запасы не моя забота, но Рат вечно забывал дорогу в лавку, а все остальные притворялись больными, стоило только заикнуться, что кому-то придется сходить за покупками.

Все остальные – это Стокли, Бур, Али, Диа и Эйла, все мелкие и вредные до безобразия. Мешаются под ногами, требуют дел поопаснее, но даже на самых легких умудряются попасть стражникам в лапы. Что касается Рата и Циркача – последний, как и мы с Ратом, считался старшим, – то от парней проку мало, у них то девочки, то карты, то деньги; а еще память дырявая и страшная потребность купить вместо картошки бутылку вина.

– Ай! – Я подпрыгнула, когда чья-то когтистая лапа дотронулась до ноги, и тут же выдохнула.

Если детей подбирали мы, то коты приходили сами. Оторвав ножку курицы, я бросила ее на пол: понятия не имею, как зовут черно-белого кота, но тоже голодным не оставишь.

– Что ты хотел сказать? Боги, как я устала. А мне еще на задание вечером… Давай покороче, ладно?

Сбросив туфли, я упала в кресло, обитое мягкой кожей, и с блаженством закрыла глаза. Вот чего мне не хватало. Мягкого кресла, запаха кофе и… я открыла глаза и вздохнула: серый кот, раздирающий обивку, пожалуй, не к месту. И вообще, откуда он взялся? Хотела бы я знать, из каких щелей вылезают эти пушистые проныры!

– Кыш! – Рыжий отогнал кота и развалился в кресле напротив. – Хотел насчет Химеры поговорить.

– Так и знала.

– Циркач думает, что в этом деле не все чисто. Кто-то в нем заинтересован. Ты хоть знаешь, что эта Нирна – одна из лучших воровок города?

– А к чему ты клонишь? – Я внимательно посмотрела на рыжего.

Можно было и не спрашивать, конечно. Кому настолько понадобилась эта Черная Химера, что он дает задание двум лучшим охотницам за артефактами, да еще и заставляет их работать вместе? Ответа у меня не было, но подвох есть, носом чую!

– Я уверен, ловушка. Вот как пить дать, кошельки работают на магов. Еще вспомнишь мои слова!

– Возможно, ты прав, – задумалась я. – А возможно, и нет.

– Кошка, не выдумывай! Откажись от заказа, от нас не убудет.

Я усмехнулась: кошка. Друг даже не подозревал, насколько близко подошел к моей тайне.

Если бы не кучка золотых, отваленных за это задание, я бы, честное слово, отказалась. Но тридцать золотых, не считая еще пятерки на расходы… и опасность! Дурманящее, опьяняющее чувство опасности, когда внутри все замирает, словно перед прыжком в бездну! Опасность, которая заставляет проснуться, очнуться от рутины и почувствовать себя наконец-то дикой кошкой.

– Я пойду на задание.

– Ты сумасшедшая, – покачал головой Рат.

– Я кошка, – возразила я. – А у кошки своя дорога.

Призадумавшись, вздохнула.

– Хотя ты прав. Я сошла с ума, если собираюсь завтра идти к стражникам в гости. – Я вытащила из кармана брошку-звездочку и повертела ее в руках. – Ну и как ты думаешь, эта брошка проклята или нет?

Рат засмеялся, вспомнив мой рассказ о вчерашних приключениях. Я нахмурилась. Ему смешно. А у меня дурное предчувствие и беспокойство такое, что выть хочется. Будто с этой брошкой в мою жизнь ворвалось что-то плохое.

Точнее, не с брошкой. С магом. Надеюсь, вчерашняя встреча с ним была первой и последней.

По узким улочкам Окемы то и дело сновали мальчишки с газетами, выкрикивая последние новости и зазывая покупателей. Отдав монетку, я посторонилась, чтобы пропустить мужчину и заодно отойти подальше от лужи: не хотелось бы испортить белое платье.

– Так-так, – пробормотала я, разворачивая газету и углубляясь в изучение списка только что прибывших знатных особ. – Геральдина Моустриц, дочь тирберийского мэра… хм. На сегодня мы с тобой, Геральдина, кажется, станем тезками!

Довольная принятым решением, я бросила газету на чей-то подоконник и не торопясь отправилась в сторону площади Восстаний. В лужах купалось солнце, дул легкий ветерок, а мокрые, взъерошенные воробьи радовались летнему дню. И не подумаешь, что эта площадь пережила десятки восстаний, которые неизменно начинались у дверей городской тюрьмы.

А вот и сама тюрьма. Я подняла голову, придерживая шляпу рукой. Мрачное, угрюмое здание с маленькими окошками и двумя каменными горгульями у входа. Будто стражи, по обе стороны от тюрьмы притаились здания поменьше: Темного и Светлого орденов.

Неприятное местечко!
Страница 7 из 19

Но выбирать – увы! – не приходилось.

Я достала из сумочки зеркальце и поправила прическу. Черные волосы, тщательно завитые и уложенные наверх по последней моде, будто бы в порядке, но какого-то штриха не хватало. Я нахмурилась и убрала прядь волос за ободок, украшенный белоснежным жемчугом, тем самым выставляя его напоказ.

Да, то, что надо. Ободок стоил страшных денег, но богатые денег не считают. А сегодня мне крайне не помешал бы статус богатой и изнеженной девицы. Хорошая роль для отвода глаз.

– Почему все сидят? У меня мало времени! – капризно заявила я, едва оказавшись внутри тюремного здания. Стражник, подавившись соком, с ужасом посмотрел на меня и хлопнул глазами. – Позовите же смотрителя!

– Леди, простите, а вы кто? – справившись с первым потрясением, выдавил стражник.

– Меня зовут Геральдина Моустриц. Поверить не могу, здесь что, меня не знают?! Я должна поговорить со смотрителем. Поживее, пожалуйста!

– Э-э-э-э… – Мужчина даже рот раскрыл от такого напора. – Могу я узнать, по какому вопросу, леди?

Кинув на него долгий взгляд, я недовольно вздернула подбородок.

– Разумеется, встреча с заключенным! Что еще я могу делать в этом грязном месте? Фи, как у вас воняет!

Я раскрыла веер и, присев на краешек стула, старательно скривила нос. Да уйдет он наконец или нет? Сверкающие ключики на стене так и манили, каких только не было – и серебряные, и золотые; не удержавшись, я бросила на них быстрый взгляд.

– И? – Я перевела взгляд на стражника и изо всей силы хлопнула веером по столу. – Я жду!

– В самом деле, не садиться же вы пришли, – приуныл мужчина. Он оперся о стол и, бряцая доспехами, грузно поднялся. – Одну минутку.

Как только стражник скрылся за дверью, я вскочила и бросилась к ключам. Так, не тот, не тот, не тот… я схватила связку со стола, поднесла ее к окну и рассмотрела. Да! Наконец-то.

Теперь самое трудное. Выбрав нужный ключ, я повернула его в замке двери позади стола. Замок щелкнул, дверь со скрипом приоткрылась. Оглянувшись на часы, я шепотом рассчитала примерное время до возвращения стражника. Поскольку времени оказалось маловато, я толкнула дверь, плотно закрыла ее за собой – впрочем не запирая, – и побежала по узкому коридору.

Запыхавшись, я вылетела в маленькую комнатку. Тюремный склад артефактов: любые изъятые у заключенных предметы отправлялись именно сюда. Здесь никого не было, как я и ожидала. Всего две двери, небольшое окно; бежать некуда – если не успею, пополню коллекцию местных преступников.

А может быть, и нет. Я сжала холодную связку ключей и, мучительно вспоминая карту, присмотрелась к двери на другой стороне комнаты. А, ладно, сейчас важнее найти артефакт!

Вот для этого-то этапа мне и нужна была брошь стражника. Вытащив из потайного кармана металлическую звезду, я подошла к большому комоду возле книжного шкафа и приложила ее к углублению похожей формы под ручкой ящика.

– Слава Киа! – выдохнула я, когда что-то щелкнуло и ящик сам собой открылся. До последнего сомневалась, что стащила ту самую брошь, а не ее подделку.

Внутри оказалось такое количество мелких побрякушек, что я сперва растерялась. Россыпь сверкающих, роскошных камней, множество цепочек, сережек, кулонов, ожерелий! Задача усложнилась в разы. Но если я буду стоять и задумчиво рассматривать всю эту кучу, меня точно поймают. Поэтому, закатав рукава, я запустила руки в драгоценности.

– Да где же, где же ты? – Я лихорадочно перекапывала ящик с побрякушками, пытаясь отыскать амулет скорости. Сзади что-то треснуло, и я оглянулась: камин, и только. Вытерев испарину со лба, я продолжила поиски.

Чего тут только не было! Всякие зелья, талисманы, амулеты, свитки! Эх, сколько добра пропадает… Выудив из кучи зеленый амулет с золотым рисунком дракона, я с сожалением посмотрела на оставшиеся в ящике предметы.

Взять – нет? Но мало ли какие на них наложены заклятия! Были случаи, когда маги начитывали на предметы следящие заговоры, – опомниться не успею, как вычислят. Ладно амулет – отдам и переброшу проблемы на заказчика, – а остальное? Нет уж, осторожность превыше всего.

Я уже почти задвинула ящик, как заметила зелье, отнимающее у артефактов магические свойства. Ой, какая редкость! Рука сама потянулась к пузырьку, и, быстро сунув его в потайной карман, я захлопнула ящик… оставив при этом брошку-ключ внутри.

– Ай, – прошептала я. Без этого ключа открыть ящик невозможно, уже пробовала. Надеюсь, у стражников есть запасной?

Бряц-бряц! По коридору, ведущему к выходу, кто-то шел. Выругавшись, я нацепила амулет на шею и, прикусив губу, в панике осмотрелась. Окно отпадает сразу, решетки в одну секунду не выломать. Тот путь, которым я пришла, тоже не пойдет: столкнусь нос к носу с бряцающим стражником. Остается последний…

А почему бы и нет? Придется углубиться в тюремные переходы, но у меня есть связка ключей… я подняла ее в воздух и выбрала самый массивный ключ. К счастью, он подошел, и, проскользнув в темный коридор, я прикрыла за собой дверь.

– Шейс подери, за эти ключи с меня три шкуры сдерут! – в тот же миг прохныкал басом кто-то из комнаты.

Я не стала дожидаться, пока стражник заметит приоткрытую дверь, и, сняв туфли, быстро прокралась в соседний коридор. С потолка капала вода, и пахло сыростью, но я ожидала, что будет хуже. Хотя это же еще не тюрьма, где держат заключенных, а всего лишь маленький коридорчик, соединяющий два крыла.

Если я правильно помнила карту, в другом конце здания находился черный ход. По идее именно через него входили сами стражники, и мне там быть не положено.

Мне. Но для Геральдины Моустриц можно сделать исключение. Такой знатной леди не пристало посещать тюрьму. По крайней мере, об этом не должны знать простые смертные.

– И когда ты обратно в Старвиль?

– Не скоро, Валентин. Здесь и здесь стоит разместить посты. Как стражник, ты должен был об этом позаботиться!

Второй голос какой-то знакомый… ладно, нет времени вспоминать.

Я надела туфли, пару раз топнула для видимости, потом набрала в легкие воздуха и зашла в полутемную комнату. Две фигуры у стола одновременно на меня посмотрели, и я поспешила улыбнуться. Вот тот, который весь в железе, вероятно, и есть Валентин. Стражник, который станет моим прикрытием.

– Прошу прощения, мне сказали, я должна отдать ключи некоему Валентину.

– А кто…

– И мне бы очень не хотелось, – продолжала я, не давая стражнику договорить, – чтобы кто-то знал, что я здесь была. Могу ли я положиться на джентльменов?

Стражник кивнул, а его собеседник, равнодушно пожав плечами, вернулся к карте. Я чуть-чуть расслабилась, чувствуя, как по спине сползает холодная капля пота. Положив связку ключей на стол, я подошла к двери и уже было взялась за ручку, как…

– Постойте-ка.

Спокойный, властный голос заставил меня похолодеть от ужаса. Такой может принадлежать только магу. Я задержала дыхание и как можно медленнее обернулась. Не дергаться, не суетиться. Или все пойдет прахом.

– Я внимательно слушаю, – вежливо улыбнулась я, чувствуя, как удары сердца отдаются в ушах.

Парень, облокотившись на стол и согнувшись над какой-то картой, буквально впился в меня
Страница 8 из 19

взглядом. Рукава его черной рубашки были закатаны до локтя, узкие брюки стоили примерно столько же, сколько мой жемчужный ободок. Из-за полумрака черты лица расплывались и ускользали, но я хорошо разглядела сапфировый перстень и черные волосы, собранные в хвост и переплетенные дорогущей атласной лентой.

Вот шейс! Теперь я вспомнила, где слышала этот голос! А я знала, знала, что маг так просто не отцепится! Слишком легко он меня отпустил – выходит, не случайно отдал брошь, а в расчете на встречу?

Я нервно прикусила губу, гадая, узнает ли меня маг в образе Геральдины. Если узнает, мне крышка.

– Могу я узнать ваше имя?

– Геральдина Моустриц, – с вызовом ответила я и, бросив на парня быстрый взгляд, улыбнулась. – Мы знакомы?

Мгновение он не отрывал от меня взгляда, изучая так, будто наткнулся на редкую зверушку. Я теребила веер за спиной, нервничая все больше и больше, пока наконец парень не покачал головой.

– Интересно. Вы очень похожи на…

– Эй, вы, двое! Тут не видели барышню одну, симпатичную и капризную? Она… – На пороге возник стражник и, увидев меня, расцвел.

Поэтому, резко толкнув дверь, я стрелой вылетела на улицу и, подхватив юбки, припустила по лестнице.

– Стой! – крикнул маг, вылетая следом.

Ага, так я и послушалась, мечтай больше! Врезавшись в толпу, я сжала в руке амулет скорости…

– Ого! – Ноги понеслись вперед без моей помощи.

Взмахнув руками, я постаралась их догнать, только и успевая что огибать людей или повозки.

– Извиняю-усь! – прокричала я несчастному молочнику, попавшемуся на дороге. Зато обзавелась бесплатным молочком… которое тут же улетело в чей-то дом от встречи с мешком картошки. Прыгая и подскакивая, картошка раскатилась по улице, но уже через секунду я оказалась на другой улице и повстречалась с продавцом кур, и вот уже пытаюсь стащить с себя ошалевшую птицу.

Курицы не летают? Мне попалась летающая и улетела куда-то вверх вместе с моим браслетом. Но пока я отплевывалась от перьев, браслет стал меньшей из проблем: впереди маячила карета…

Окружающий мир мелькал перед глазами так быстро, что я испугалась – а ну как врежусь в дом и навеки останусь в интерьере?! Но даже когда я разжала руку, амулет прекратил действовать не сразу, а пронес меня еще через одну улицу. Только тогда я смогла остановиться и, приложив руку к животу, хотя бы сделать вдох.

– А-а-а-а! Ульрик претемный, что ж такое творится! – В боку кололо, и чувствовала я себя почти так же жизнерадостно, как старушка на смертном одре.

Доковыляв до угла, я на всякий случай свернула в темную улочку. Вряд ли, конечно, меня станут искать – поди заметь пропажу амулета в этакой куче вещей! – но я и так на сегодня достаточно набегалась. Будто соглашаясь с моими мыслями, с головы слетел ободок, и черные растрепанные пряди упали на лоб. Надо привести себя в порядок, а то увидит кто, подумает, что я повстречалась со смерчем.

Эх, нехорошо получилось! Стражники ерунда, а вот маг… с магами шутки плохи. Да, конечно, было темно – и опять же благодаря легкому зелью маскировки магу придется поломать голову, видел он меня раньше или нет. Да и назвалась я чужим именем.

Но надо быть осторожней, осторожней! Сколько раз мне об этом говорили?! Ругая себя последними словами, я отряхнулась и пригладила волосы, а потом сделала пробный шаг. Один… другой… Правый каблук подломился, а за ним и левый; пошатываясь и тщетно пытаясь сохранить достоинство, я отправилась домой.

Глава 3

Наживка для воровок

Нирна

Ближе к полуночи я покинула свой небольшой домик на Цветочной улице и отправилась в «Кокетливую вдову». Она располагалась в трущобах, а это не то место, где можно спокойно разгуливать. Поэтому я прихватила с собой парочку амулетов и кинжал и только потом рискнула пойти туда.

К моему счастью, до борделя я добралась без особых приключений. Он, кстати, находился в старом двухэтажном доме, который напоминал облезлого пса. Зеленая краска давно облупилась, двери рассохлись и открывались весьма неохотно. Впрочем, обитателям трущоб было глубоко плевать на внешний вид «Кокетливой вдовы». Они привыкли к нищете и разрухе и давно не обращали внимания на то, что здание выглядит так, будто сейчас развалится.

Еще раз смерив строение пренебрежительным взглядом, я толкнула дверь и решительно вошла в бордель. Кряжистый уродливый детина, очевидно подрабатывающий здесь вышибалой, только покосился на меня и пробасил:

– Хозяйки нет, так что приходи в другой раз, эльфка.

– А я не на работу пришла устраиваться, – мрачно пробурчала я. – И я не эльфка, я – полуэльфийка! Понял?

– Понял, понял. – Мужик покосился на гроздь амулетов, висящих у меня на шее. – Полукровка так полукровка. Мне все равно.

– Так-то лучше. – Я довольно улыбнулась. – Кстати, меня должны ждать.

И, чувствуя себя круглой дурой, произнесла пароль.

Вышибала хотел что-то сказать, но тут позади меня раздался вкрадчивый голос:

– Это я жду вас, прекрасная госпожа. Вы можете называть меня Тиршем.

Я резко обернулась и увидела мужчину лет тридцати с темной бородкой и проницательными темно-серыми глазами. Он внимательно смотрел на меня и загадочно усмехался.

– Что ж, отлично. Мне нужно поговорить с вами. Я от Эрика, – решила я сразу перейти к делу.

– Ах от Эрика. Что ж, я рад, что на мое предложение откликнулись так быстро. Думаю, нам стоит продолжить разговор в более укромном месте. Но могу ли я прежде узнать ваше имя?

– Можете звать меня Кэрит. – Я вовсе не собиралась называть настоящее имя. Слишком уж оно запоминающееся.

– Хорошо. Идемте же, – более настойчиво сказал Тирш и повел меня на второй этаж.

Из комнат доносились вполне определенные звуки, и мне большого труда стоило сохранить невозмутимость.

– Сюда, – сказал мужчина и впихнул меня в одну из комнат.

Я холодно взглянула на него, и он виновато улыбнулся. Странный! Сначала был довольно галантным, а теперь сделался каким-то нервным. Подозрительно. Впрочем, сначала подробно расспрошу его о заказе, а потом уже буду делать выводы.

Приняв это решение, я села на единственный стул, сиротливо стоящий у огромного зеркала, и сказала:

– Итак, господин Тирш, перейдемте к делу. Но сперва…

Я замолчала, пристально разглядывая собеседника. Аура у него была самой обычной, в нем не было ни капли магии.

А с Эриком явно встречался маг. Не создали еще таких артефактов, которые могли бы воздействовать на разум, не сводя при этом человека с ума. Хм, похоже, на переговоры со мной он послал мелкую сошку. Обычная предосторожность, но почему на душе так неспокойно?

– Так что вы хотели сказать? – нетерпеливо спросил бородач.

– Скажите, это вы подходили к Эрику? – прямо спросила я, решив не ходить вокруг да около.

Тирш побледнел, глазки его забегали, но он быстро взял себя в руки и довольно спокойно ответил:

– Нет, не я. Это был заказчик, я всего лишь скромный посредник.

– А как его зовут? – спросила я, хотя и не особо надеялась на ответ.

И все-таки интересно, что сделает Тирш. Откажется отвечать или соврет?

– Этого господина зовут Алкит Дорг, – с некоторой запинкой произнес мой собеседник.

Я сделала вид, что ему
Страница 9 из 19

поверила, хотя все указывало на то, что он нагло и беспардонно врет. Впрочем, этого я и ожидала, у некоторых заказчиков паранойя цветет пышным цветом, так что их посредники готовы такого напридумывать, что только диву даешься. Моя подозрительность просто нелепа. Ну какая ловушка? Просто заказчик нервный попался, только и всего. Я с такими уже сталкивалась.

– Дорг? Кажется, это старинная аристократическая семья… Впрочем, все равно. Так что там с артефактом? – спросила я, мечтая поскорее разобраться с этим делом и сбежать из борделя.

– Моему хозяину нужна магическая статуэтка, прозванная Черной Химерой. Она принадлежит барону Тавайну и охраняется очень хорошо, потому что для него это в первую очередь семейная реликвия, а потом уже артефакт. Риск, конечно, есть, но мой господин хорошо заплатит, если вы возьметесь выполнить его заказ.

– Сколько? – спросила я.

– Десять золотых. Вас устраивает такая цена?

– Вполне, – кивнула я после недолгого размышления. Десять золотых – цена хорошая. Можно, конечно, поторговаться, но мне заплатили за предыдущий артефакт весьма неплохую сумму, так что я соглашусь и на такую. И так до хрипоты наспорилась с прежним заказчиком. – Хм, пожалуй, я согласна выкрасть Черную Химеру. А как она выглядит?

– Как небольшая крылатая статуэтка с львиной головой. Цвет у нее довольно необычный – черно-серебристый, потому что она сделана из верлаэйна – камня, способного защищать своего владельца.

– А если я буду использовать при краже артефакта магию? Вдруг он тоже расценит ее как угрозу барону?

– Вряд ли. Если магия не направлена на убийство барона и его родных, то Черная Химера не причинит вреда, – успокоил меня Тирш.

– Что ж, тогда рискну. Могу ли я получить задаток? – Я торопилась поскорей завершить разговор с нанимателем, потому что в борделе уже порядком надоело.

– Конечно. Помимо этого я даже дам план особняка Тавайна. Есть лишь одно маленькое условие. – Тирш вдруг хитро прищурился.

– Какое же? – Я напряглась, ожидая подвоха.

– Вы должны будете работать в паре. С некоей Лионной. Согласны?

Лионна… Это имя всколыхнуло во мне массу эмоций, но ни одна из них не была положительной. В памяти наша первая встреча отложилась до мельчайшей детали. Это было два года назад, и я недооценила нагловатую воровку, считая себя хитрей и опытней в воровском ремесле. Проклятое самомнение!

А дело было так. Заказ на кольцо-невидимку сулил богатство и почет тому, кто за него возьмется. И дело-то плевое – так, выждать нужный момент. Я мечтала заполучить заказчика с потрохами, но, увы, он уже нанял Лионну.

Мне пришлось постараться, чтобы перебить заказ. Я потратила на это два дня, уйму нервов и израсходовала все силы, но получила заказ!

Я ликовала. Как потом оказалось, напрасно…

Кольцо было почти в моих руках, когда этот мелкий мальчишка – как там его, Стокли? – всунул мне драгоценное ожерелье и доверчиво прошептал: «Лионна передавала привет». После чего испарился, зато объявились стражники. Ой как они обрадовались, что раскрыли пропажу королевского ожерелья!

А кольцо – кто бы сомневался! – заказчик получил. Только не от меня. Неудивительно, что теперь я не хотела иметь с этой Лионной дела. Возможно, стоит отказаться и сохранить душевное спокойствие?

– С этого надо было начинать. – Я начала сердиться. – Задаток можете оставить себе. Я не собираюсь работать в паре с особой, которая с недавних пор досаждает не только мне, но и воровской гильдии, переманивая к себе потенциальных нанимателей. Она – позор для всех воров. Мы давно бы разобрались с ней, но девчонка не так проста и у нее имеются нужные связи. В общем, даже не уговаривайте меня.

– Не буду. Жаль только, что тридцать золотых монет достанутся этой Лионне, – лениво протянул Тирш.

– Сколько? – Мне показалось, что я ослышалась.

– Тридцать золотых. А если вы согласитесь, то эта сумма достанется вам. Впрочем, вашей… хм… коллеге мы заплатим столько же. Чтобы все было без обид. – Мужчина лукаво улыбнулся.

Похоже, его нервозность исчезла, и он вновь стал уверен в себе.

– Вы хитры. Решили приманить меня золотом. Что ж… у вас это получилось. А где меня будет ждать эта Лионна?

– Завтра вечером, в таверне «Серебряный дождь». Знаете такую?

– Да.

– Ну, и замечательно, – облегченно вздохнул мой собеседник и протянул мне мешочек с деньгами и свиток с планом. Я не удержалась и пересчитала монеты. Пять золотых! А ведь это только задаток. Хм, пожалуй, ради обещанной платы стоит потерпеть Лионну. В конце концов, мы просто выкрадем артефакт и разбежимся в разные стороны. Кивнув на прощание Тиршу, я поспешно вышла из комнаты. Домой, скорее домой. Отдыхать и отмываться от запаха дешевых духов, пропитавших своим ароматом весь бордель.

Лионна

Мерзкий звонок колокольчика разбудил меня ровно в восемь. Он звенел и звенел, и с каждым мгновением все яростнее. Я накрыла голову подушкой и застонала. Старая карга, и что ей не спится?! Кто придумал вставать в такую рань?

– Лионна! Немедленно явись ко мне!

Тьфу! Будь у меня выбор, я бы весь день продрыхла. Но старушка в вопросах побудки неумолима: спорю на сотню, она встает пораньше специально меня позлить!

Вот я всегда и злюсь, чтобы ее не разочаровывать.

Нахмурившись, я выползла из кровати, натянула на себя ужасное платье с рюшечками и рывком сдернула со стула пояс. Старушка считала, что благопристойная девица обязана одеваться как пугало болотное и строить глазки каждому проходящему мимо трупу с высоким титулом. Я всеми силами пыталась показать, что я отнюдь не благопристойная, но пока что старания пропадали даром. Бабулька оказалась на редкость непробиваемой.

– Лионна! Я жду!

Жди-жди. Я промолчала, затягивая пояс. Если бы в этом доме увидели мою татуировку на спине, четвертовали бы без суда и следствия. А по мне, защитным узлом сами боги велели обзавестись: хоть старая ведьма и ворчала, что «не положено девице всякую бяку на теле малевать», в наше время без защиты от магии никуда.

Тем более что у магов плохая привычка: так и норовят поджечь хвост, опалить уши или забросать ледяными кольями. Что я им сделала? Жалко лишний артефакт отдать?

Я пробежала пальцами по золотому узору на поясе и, перетянув черные волосы белой лентой, мельком посмотрелась в зеркало. Все в порядке? Не отличить от светской модницы: старушка будет довольна.

Если она вообще умеет быть довольной!

– Лио-онна-а!

– Да чтоб ты лопнула! Сколько можно-то? – тихо буркнула я себе под нос.

– Юная особа, я еще не совсем глухая! И все слышу! – крикнула старушка из своей комнаты.

Надо же, какой тонкий слух… Ведьма старая!

Я натянула чулки, под белое платье надела пять дополнительных юбок, обулась в жуткие туфли и водрузила на голову бесформенный чепец. Теперь меня можно выставлять в музее кукол, просто идеально впишусь в интерьер.

С трудом доковыляв до двери, перевалила через порог и, чувствуя себя так, словно меня упаковали и перевязали ленточкой, отправилась к мучительнице. Портреты давно ушедших к праотцам дам провожали меня укоризненными взглядами, мужские портреты с другой стороны коридора смотрели
Страница 10 из 19

высокомерно и презрительно. В воздухе летала пыль, заставляя меня чихать, а под ногами скрипели половицы, и, кроме этих звуков, в коридоре ничего не было слышно. Еще бы! Все спят – в такую-то рань! Клянусь, даже муха на окне храпит; за что мне наказание в виде наставницы?

– Доброе и, между прочим, раннее утро!

Чудо, и только оно, помогло мне добраться до пункта назначения и при этом не разбиться где-нибудь по дороге.

А разбиться проще простого: чтобы добраться из моей жалкой комнатки в роскошную спальню наставницы, надо спуститься с чердака по шаткой лесенке, а потом еще пройти длинный коридор, где каждый шаг – приключение. Дом старый, огромный, его, наверное, тысячу лет не ремонтировали. Повсюду стены облезают, а паркет в выбоинах и мелких ямках, и ступеньки на лестнице не только скрипят, но и норовят обрушиться под ногами. Словом, дом под стать старушке, и он тоже против меня что-то имеет.

Наставница возлежала на трех подушках, закутанная с ног до головы в одеяла. Я с беспокойством покосилась на старушку и подошла к окну, чтобы открыть занавески. И распахнуть створки: свежий воздух не помешает, а то такое чувство, будто здесь кто-то скончался. Пару веков как. Противный, сырой запах старых тряпок бил в нос, а ядовитая пыль проникала в легкие: думаю, старушка всю ночь копалась в лаборатории и смешивала зелья. Ну и запашок…

– Как спалось? Я попрошу Елиану вызвать доктора, вид у вас не ахти какой.

– Сквозняки, деточка, только и всего. Доктора пусть вызывает. Милый молодой человек, и приносит отменные пирожные. Может, вы с ним подружитесь?

– Ради пирожных? И не подумаю!

– Зря. А я бы подружилась, еще бы и замуж вышла! Может, не все потеряно, что думаешь?

Я хмыкнула и раздвинула занавески; солнечный свет хлынул в комнату. А с ним и шум города: окна спальни выходили на улицу, где заунывно пела шарманка. Пригрозив шарманщику кулаком – мальчишку я знала, так что он быстро удрал, – я повернулась к старушке.

– Потеряно? Да ну! Все только впереди! И доктор этот будет наш, вот увидите! Надо только выбрать правильную тактику. Например, комплименты, улыбочки всякие…

Непременно маньячные и на фоне пыточных инструментов… я хмыкнула и о последнем пункте умолчала.

Тем более что не так и плоха у нас старушка. Она была совсем маленькой – про таких говорят: «высохшая». Ее волосы – рыжие с сединой – торчали в разные стороны, словно их владелица повстречалась с шаровой молнией. Впрочем, волосы всегда тщательно укладывались под чепец, и видно их не было.

Одевалась наставница опрятно, элегантно, считалась чуть ли не законодательницей мод для престарелых модниц. Мало кто знал, что у этой важной особы в подвале лаборатория, и каждую ночь, с безумным блеском в глазах, она изобретала разные запрещенные штуки. Зелья там или артефакты.

Я всегда ругалась на эту зловредную бабулю и притворялась, что ненавижу ее всем сердцем. Даже перед собой. Меня часто предавали, и примириться с чьей-то добротой оказалось сложнее, чем поверить в людскую злобу. И все же… в глубине души я знала: если со старушкой что-нибудь случится, будет очень больно.

Но иногда я та-а-а-ак эту ведьму ненавижу!

– А теперь посмотрим на твой внешний вид, – вкрадчиво пропела бабулька, щурясь и раздувая ноздри, будто учуяла дичь.

…Особенно в такие моменты. Я замерла, едва дыша. Честное слово, иногда эта хлипкая старушка пугает до икоты!

– Перчатки! – наконец торжествующе взревело это чудовище. Ах ты, чтоб их! – Юная леди, пункт тысяча десятый, глава сто пятая, свод Законов приличных девушек! Так где ваши перчатки, позвольте узнать?!

– Э-э, перчатки? Это такие… тряпки с пятью пальцами? Где-то точно валяются.

– Что значит «где-то»? – Старушка подумала и округлила глаза. – Что значит «валяются»?! Что скажет прислуга, если увидит девушку без перчаток?

О, прислуга много чего сказала, когда увидела меня без перчаток, чепчика, туфель, зато в штанах, кожаной куртке и в боевой раскраске!

– И где носит Елиану? Подушки не взбиты. Одеяло скомкано. – Старушка капризно поджала губы. – Где эта лентяйка? Уже две минуты как должна быть тут, и…

– На ее месте я бы дрыхла без задних ног!

– Как можно без разрешения перебивать? Ты меня до гроба доведешь! Столько лет учу тебя манерам, но легче превратить курицу в индейку. Вот выдам замуж, дождешься!

– Ха, кто еще дождется! – Я взбила подушки, но вместо благодарности получила возмущенный вопль:

– Руки прочь! Юной леди не пристало… – Она посмотрела на меня и махнула рукой. – Ладно, позови Елиану. Ты совершенно не умеешь взбивать подушки. И еще хочу чай, пирожное и шампанское. И заодно молодость, но, поскольку вы абсолютно бестолковы, дайте мне чай и пять капель микстуры.

– Щас.

– Не «щас», а «сейчас», молодая девушка!

– Ой, а то я не знаю! – Я позвонила в колокольчик и занялась чаем. – А можно мне на недельку взять отпуск?

– На неделю? Исключено, – сурово поджала губы наставница. – Куда это ты собралась, позвольте узнать?

– Мне надо бы проведать мою кузину, она вроде заболела. – Может, и правда заболела. Она всегда болеет, когда мне на задание. Правда, родственников у меня нет… То есть они существуют, но я их вот уже лет восемь не видела и видеть не хочу. Однако старушке об этом знать вовсе не обязательно.

– Кузину? Какая-то она у тебя больная вся, – подозрительно сощурилась бабушка. – Ладно, можешь ехать.

Я просияла.

Вечером я прокралась в лабораторию и стащила… позаимствовала то есть… несколько зелий телепортации, парочку водных зелий, одно огневое и пять штук иллюзионных. Свою добычу я спрятала под кроватью, уверенная, что никому не придет в голову туда лезть… десять мышеловок тому гарантией.

Часы пробили семь. Я сняла платье и прочие доспехи «благовоспитанной девицы», встала на четвереньки и потянулась. Мой организм перестраивался быстро и безболезненно. Как-то мне пришлось увидеть перевоплощение оборотня-волка, мучительное, долгое… хвала богам, моя вторая ипостась не волчья! Видно, пантеры ближе к человеку по строению. Хотя не поручусь.

Я тщательно охраняла свой секрет. Слишком хорошо знала, чем может обернуться болтливость. Люди готовы наброситься на все, что не похоже на них, на все непонятное, пугающее… это больно. От тебя отворачиваются все – даже родные. И ты остаешься одна. «Вот она, цена человеческой любви: будь как мы – или умри». Придворный менестрель попал в точку.

Перестроившись, я с опаской оглянулась на дверь и выпрыгнула в окно.

Черные бархатные лапы ступают тихо, неслышно… можно подкрасться к кому угодно, в любой момент. Настороженные уши улавливают писк летучих мышей, шорох листьев и разговор деревьев – идеально, если хочешь остаться незамеченным. Зеленые глаза с вертикальными зрачками видят в темноте, как при ярком свете. Я любила вторую ипостась. Она мне куда ближе первой, человеческой.

Город окутывал запахами. Я едва не свернула в таверну, соблазненная пирожками с – мр-р-рмяу! – курочкой, но все же удержалась. Больше, к счастью или к несчастью, запах курицы мне не попадался. Повсюду кружилась только пыль, целые клубы городской пыли.

Наверное, я бы расчихалась, но есть
Страница 11 из 19

у ипостаси один недостаток – одежда. Увы, ее как раз приходилось тащить в зубах.

– Пчхи, – все-таки чихнула я, едва не выпустив сумку из зубов. Э нет! Что мне потом, голой бегать? Не то чтобы я стеснялась – да пускай себе смотрят, раз надо! – но уж больно холодно без одежды, еще заболею, чего доброго.

Спрыгнув с забора, я нырнула в кусты, перекинулась и принялась копаться в сумке. Мне повезло, что освещение плохое, хотя один наблюдатель все-таки нашелся.

– Мяу? – Звучало это примерно как «какого шейса?».

Черная кошка выглядела настолько растерянной и убитой горем, что я невольно фыркнула.

– Не бойся, подрастешь! – Я натянула свитер через голову и бросила кошке случайно завалявшийся в сумке пирожок с мясом. Никогда не знаешь, где проголодаешься: Рат вечно потешался над моей запасливостью, но что он там понимает?

«Серебряный дождь» – таверна так себе. Обычная, спокойная забегаловка, я в такие редко захожу. Мне больше нравятся подпольные местечки, где всю ночь напролет гремит музыка, где драки, где все пронизано духом полной свободы. Там можно забыться и раствориться в атмосфере хаоса. А здесь? Самое крупное событие – муха в супе богатенького сыночка.

Я вошла внутрь и осмотрелась. Всегда надо иметь на примете пару лазеек, через которые можно смыться, если что-то не заладится. Например, маленькое окошечко над прилавком. Искренне надеюсь, что оно не понадобится.

– Г-госпожа желает чего-нибудь? – Девчонка в форме боязливо рассматривала меня со всех сторон, явно недоумевая, что такая, как я, забыла в их законопослушном заведении. Вылупилась, как жених, обнаруживший под фатой невесты дракона!

– Госпожа желает, чтобы ее прекратили рассматривать. – Я мило улыбнулась, но девушка почему-то попятилась. – Какую-нибудь Нирну не встречала? Отведи меня к ней, а то вдруг я пришла драки устраивать, царапаться и кусаться, а нерасторопных официантов вилкой убивать? Поживее, в общем.

Девчонка испуганно отшатнулась и указала куда-то в зал.

– Вот спасибо, – издевательски фыркнула я. – А я уж хотела уходить, но теперь, пожалуй, останусь часика на три…

Лицо девушки вытянулось, и она, понуро опустив голову, пробубнила что-то вроде: «Добро пожаловать и чувствуйте себя как дома». Не уверена, что она это искренне…

Нирна… Это, видимо, вот та эльфийка? Сейчас и спросим.

Я подошла к столику вплотную. Эльфийка недовольно на меня посмотрела, но промолчала.

– Нирна, я так понимаю? – Я усмехнулась.

Судя по сузившимся зеленым глазам, это Нирна и была. Я мельком отметила, что эльфийка весьма симпатичная – зеленые глаза, длинные серебристые волосы, да и вообще мужская мечта! Хотя могу поспорить, с мужчинами ей как раз и не везет – характер не тот.

– Угадала. – Нирна смерила меня холодным взглядом. – Ты – Лионна, можешь даже не говорить! Сама вижу.

Этак меня скоро на улицах начнут узнавать. Я замерла и по привычке осмотрелась. Парочка в углу, девица развязного поведения и… я прищурилась. Мужчина спрятался в тени, всячески демонстрируя свое равнодушие, но при этом то и дело стрелял глазками в нашу сторону. Борода, одежда богатая, высокий. Поймав мой взгляд, незнакомец спокойно поднялся, прихватил со стула пальто и направился к выходу.

Странный тип. Я отодвинула стул и села. Ладно, без разницы. Ушел – и забыли.

– Замечательно, значит, не слепая. Послушай, Нирна. Раз уж мы вынуждены работать вместе, то заруби себе на носу две вещи: не путайся у меня под ногами и не надоедай глупыми расспросами, ясно?

– Я не обязана тебе подчиняться! – Эльфийка явно разозлилась и даже приготовилась меня поджарить: запаха магии я ни с чем не спутаю. Искренне развеселившись, я стащила у эльфийки чашку и с удовольствием отхлебнула… мм… всего лишь чай. Магия на меня не действует, спасибо защитному узлу-татуировке.

– Можешь не подчиняться. – Я нагло улыбнулась. – Но это в твоих же интересах.

Нирна поджала губы:

– О своих интересах я позабочусь сама.

– Так позаботься. – Я философски пожала плечами и зевнула. – Я берусь за задание прямо завтра.

– Меня спросить не хочешь? – ядовито поинтересовалась Нирна.

Я на секунду задумалась.

– Нет, не хочу, – наконец решила. – Хочешь – присоединяйся, нет так нет. Ждать не буду, горевать тоже. – Я посчитала, что разговор закончен, и поднялась. – А теперь вынуждена откланяться.

– Подожди! – Эльфийка тоже поднялась с видом «сейчас я тебе все выскажу».

Даже интересно. Я пожала плечами и села на место. Да-а, чувствую, задание то еще будет… но тридцать пять золотых! Ради них стоит и не такое вытерпеть. Я улыбнулась, словно уже получила деньги, и приготовилась слушать всякие бесполезные советы. Бесполезные, потому что я все равно сделаю все по-своему.

Глава 4

Спокойствие не для воровок

Нирна

Я чувствовала, что спокойствие начинает рушиться под давлением ярости и гнева. Наглый тон брюнетки выводил из себя, но я постаралась успокоиться и даже нашла в себе силы присесть обратно и улыбнуться. Хотя при этом моя улыбка больше напоминала оскал голодного хищника.

– Не слишком ли много ты на себя берешь? – Я внимательно посмотрела на Лионну. – Я не могу воздействовать на тебя с помощью магии, но это не значит, что я не могу убить тебя. Так что не надо видеть во мне лишь смазливую воровку. Я могу быть опасным противником, если захочу. Запомни это.

– О, какая речь! Боюсь и дрожу от страха. – Лионна рассмеялась. – Не переживай, ушастая, я как-нибудь запомню. Только видишь ли, какая штука… Отвечу твоими же словами, чтобы понятнее было. Может, я и не владею магией, но это не значит, что я не могу убить тебя. Так что не надо видеть во мне лишь… Ой! Кажется, я забыла. Мне так стыдно… не напомнишь?

Я вздохнула, понимая, что еще намаюсь с этой девчонкой. Но обещанные деньги заставили смирить гордость и попытаться все-таки договориться с так называемой напарницей:

– Вижу, что наша беседа превращается в какой-то фарс. Поэтому предлагаю временное перемирие. Иначе работать вместе нам будет очень тяжело.

– Наконец-то хоть одна здравая мысль, ушастая. – Воровка наклонилась ко мне и одобрительно похлопала по плечу.

Я чуть не взвыла от такой фамильярности. Но все же сдержалась и лишь скинула ее руку.

– Больше так не делай. Ясно?

– Конечно, – сказала Лионна с такой гаденькой ухмылочкой, что я поняла: перемирие не помешает ей постоянно подкалывать меня. И откуда только такие берутся?

– Отлично. – Я вновь нацепила маску бесстрастной личности. – Раз уж начнем работать завтра, неплохо бы сначала собрать побольше информации об этом артефакте. Чтобы потом не возникло никаких накладок.

– Естественно. Этим завтра и займись. – В глазах Лионны плясали вредные насмешливые шейсы.

– А ты? – возмущенно спросила я.

– Что я? Мои дела тебя не касаются!

– Касаются, раз уж мы начали сотрудничать. – Мой голос сочился ядом. Еще немного – и я начну ощущать себя змеей, которая только и мечтает, как бы кого покусать. – А если мы не сможем сработаться, то плакали наши денежки.

– Деньги в жизни не главное, – задумчиво отозвалась Лионна и тут же улыбнулась. – Но они не помешают. Ради них я, наверное, даже
Страница 12 из 19

соглашусь с тобой, хотя очень не хочется. Однако вот что я тебе скажу, милая: еще одна попытка надавить на меня выйдет тебе боком.

Я тяжело вздохнула. Что-то мешало применять магию против этой странной особы, и не оставалось ничего другого, кроме как продолжать разговор, грозящий перерасти в самую обычную перепалку вроде тех, что устраивают торговки на рынке.

– А я и не собираюсь тобой управлять. Если не будешь лезть в мою жизнь, то я не буду… как ты это говорила… ах да! То я не буду путаться у тебя под ногами. Договорились?

– Пока договорились, эльфийка. Но учти, что я договоры и всякие там обещания нарушаю очень легко, – весело, почти дружелюбно сказала оборотень. Зато в карих глазах горел вызов.

– Я учту. И больше не называй меня эльфийкой, я полукровка. А где завтра будем встречаться? Может, в городском парке? У статуи Даэны? Знаешь такую?

– Знаю. Жди меня там после полудня. А эльфийка ты там или полукровка – мне без разницы, – сказала Лионна и, даже не попрощавшись, встала и ушла.

Одно слово – выскочка. Самоуверенная, наглая, привыкшая быть лидером. Характер не лучше моего, хотя она не таится и не скрывает своих эмоций.

А меня еще в ордене приучили менять маски как перчатки и держать чувства под контролем. Следить, анализировать, оценивать. Ведь у ведьмы прежде всего должен быть холодный разум, дабы она могла контролировать свою силу.

Впрочем, это касается и магов. А из эмоциональных и непокорных быстро выбивают всякую дурь. Ломают, как старые игрушки. И потом выбрасывают за ненадобностью.

– Пустите меня, пустите! Я не выдержу! Я не хочу-у-у! – Худенькая девочка в темном балахоне извивается в руках двух мужчин.

– Заткнись. – Один из них наотмашь бьет ее по лицу.

Девочка вскрикивает и замолкает, бессильно повиснув в руках своих мучителей. А те продолжают тащить ее по темному, едва освещенному коридору.

С каждым их шагом у нее замирает сердце. Там, в конце, ее ждет Испытание. Очередное.

Опять будет дикая боль и сила, что рвется из тела, сила, пытающаяся поработить ее разум. Страшно… Страшно… Папа, зачем ты отдал меня им? Зачем?

Двери распахиваются. Девочку впихивают в зал и подводят к алтарю. Насильно укладывают на него и заковывают руки и ноги, чтобы не смогла сопротивляться и дергаться. Она плачет, но слезы не в силах растопить уже давно зачерствевшие сердца…

А затем они уходят, и она остается одна. Темная пелена застилает ее разум, и адептка чувствует, что еще немного – и волна безумия сомнет такой беззащитный сейчас разум.

Ей видится страшная старуха, она тянет к ней руки, окутывает ее мерзким серым туманом. Боль, боль и вновь боль. И весь мир – средоточие этой боли…

Бьющаяся в оковах на алтаре девочка не замечает своей зеленоглазой ровесницы, которая, глядя на нее, не пытается скрыть слез. А рядом с ней стоит высокий, слегка сутулый мужчина и довольно ухмыляется, сильно сжимая плечо девочки. Но та будто и не чувствует боли, наблюдая за мучениями подруги.

– Ты больше не будешь кричать на старших? – холодно спрашивает мужчина, наклоняясь к зеленоглазой.

– Нет, нет, никогда, – шепчет та, тихо всхлипывая.

– Ну и умница. – Мужчина ласково гладит девочку по плечу. – Но в воспитательных целях твоя подруга останется здесь до утра. А теперь идем, тебе еще предстоит выучить девять заклинаний и показать, как ты с ними справляешься.

– Но, господин Риго…

– Никаких «но», Нирнаэль, идем.

Зеленоглазая умолкает, оборачивается на кричащую девочку, а затем бросается к массивным дверям. Вслед ей несется довольный мужской смех.

…Ту девочку в зале Испытаний звали Тирилл, и она была моей лучшей подругой. Теперь она – красивая девушка, но ее удел – безумие и страх. Вечный страх. Орден смог сломать ее. Ее, но не меня.

Я почувствовала на щеке что-то горячее. Слезы? Неужели? Ведь я давно уже не плачу. Лет с восьми. А тут вдруг расстроилась. Глупая! Все равно Тирилл уже не помочь. Да и прошлого не исправить. Но можно хоть немного успокоить измученную душу и навестить подругу.

Что я и не преминула сделать.

Дома благости, а проще говоря, приюты для душевнобольных при храмах, всегда угнетали меня и вызывали глухую тоску. Но при всей ненависти к ним один из них я посещала много раз. Тот, куда отправили Тирилл.

Я навещала ее так часто, как могла, но эти визиты лишь ненадолго успокаивали мою мятущуюся душу. Улиган твердила, что в том, что случилось, нет моей вины, но я так не думала. Будь я чуть расторопней, чуть сговорчивей, такой, какой хотели видеть меня наставники, – Тирилл, возможно, удалось бы спасти от того ужасного испытания.

Но я плохо старалась. И что в итоге? В ясных голубых глазах Тирилл редко появляется хотя бы тень узнавания. Я для нее очередная благодетельница, хорошая, но совершенно чужая.

От этого хотелось кричать, кричать от ярости и собственной беспомощности. Жизнь Тирилл могла быть совершенно иной, полной счастья и смеха. Могла бы, но не будет.

Порой я ловила себя на мысли разыскать мучителей подруги и убить их, но разве месть чем-то помогла бы ей? Вернула разум? Или мне стало бы легче жить и совесть перестала мучить? Нет. К тому же тогда я превратилась бы в чудовище, каким меня желали видеть темные жрецы.

Занятая мрачными размышлениями, я и сама не заметила, как достигла нужного приюта. Стиснув в неожиданно вспотевших руках подарок для Тирилл, я медленно стала подниматься по каменным выщербленным ступеням. Надпись, вьющаяся замысловатой вязью над входом и гласящая «Да идешь ты дорогою света», казалась насмешкой. Скорее уж мои ноги несли меня в царство Ульрика.

Миновав жрицу-хранительницу, я привычно свернула налево, прошла под аркой и оказалась в светлой просторной комнате, по которой тут и там были расставлены куклы в пышных одеждах. Сама Тирилл сидела у раскрытого окна и что-то тихо напевала.

У нее был разум десятилетней девочки, а взгляд – чистый и незамутненный. Девушка с глазами ребенка – это выглядело совсем не мило, а чрезвычайно жутко. Казалось, что прошлое и будущее соединились в одном миге.

– Здравствуй, Тирилл, – наконец произнесла я охрипшим от волнения голосом. – Сегодня у меня для тебя очередная кукла, аж с самих Истхейских островов. Она очень красива.

– Спасибо, – мягким голосом ответила подруга, даже не обернувшись. – Вы очень добры, моя госпожа.

– Тирилл, я – Нирнаэль, твоя подруга. Неужели ты даже этого не помнишь? – Голос мой прервался, я бросила куклу на кровать и подошла к девушке. – Совсем ничего?

– Я… я… не знаю. – Тирилл устремила на меня беспомощный взгляд. – Ваш голос знаком мне, госпожа, но и только. Я… нет, я не помню.

– Прости. Я знаю, нужно время…

Договорить мне не удалось. Выражение глаз Тирилл вдруг изменилось, она дико закричала и прыгнула на меня.

Я была столь ошарашена, что и не думала сопротивляться. В результате довольно чувствительно приложилась спиной о пол, что заставило меня болезненно застонать. Тирилл же, плача и что-то бормоча, ударила по моему лицу с силой, которую трудно было заподозрить в столь хрупкой на вид девушке.

В голове зазвенело, я почувствовала, как из носа текла кровь. Та-ак, пора брать
Страница 13 из 19

себя в руки, пока меня не убила собственная подруга. Сказано – сделано.

Я перехватила руки Тирилл, отшвырнула ее от себя и спешно активировала щит, ожидая нового нападения.

Но его не последовало. Девушка сидела на полу, прислонившись к стене, взгляд ее был устремлен в пространство. А от ее последующих слов у меня мороз пошел по коже.

– Она… она пожирает меня изнутри, словно мерзкий червь, эта проклятая сила. Папа, я… я не хочу больше возвращаться в ту комнату. За что ты так, папа? Я люблю тебя и никогда не брошу. Я буду самой лучшей девочкой на свете, только забери меня отсюда. Пожалуйста!!!

Я больше не могла выносить ее плача и криков и выбежала из палаты. Спешившая навстречу жрица-хранительница бросила на меня злой взгляд, но ничего не сказала.

Но слова и не были нужны.

Я и сама знала, что веду себя как трусиха и предательница. Откупаюсь куклами и кратковременными визитами.

Хотя на самом деле Тирилл нужна дружеская поддержка и близкий человек, который окружил бы ее домашним теплом.

Но где взять в себе силы, чтобы каждый день общаться с живым напоминанием собственной вины?

На душе было так муторно, что я не захотела сразу идти домой, а отправилась к Эрику. Он как никто другой мог поднять настроение, а порой просто выслушать и тем самым облегчить муки моей совести.

Но Эрика дома не оказалось, а магический хранитель вежливо сообщил, что хозяин ушел в таверну «Медная кружка». Я поблагодарила его и присела прямо на ступеньки, размышляя, что лучше: пойти домой или все-таки отыскать Эрика.

В принципе «Медная кружка» была паршивенькой забегаловкой, единственное, что там было стоящее, – так это на удивление хорошо прожаренное мясо. Другой особенностью заведения была забористая настойка «вышибайка», рецепт которой Азга, хозяин таверны, держал в секрете и ни с кем не желал им делиться.

Ну а название объяснялось весьма просто: любому, кто решался отведать сие знаменитое пойло, так отшибало память, что бедняга на следующее утро не мог вспомнить, что он делал и где.

Ну и, как в любой забегаловке, там собирались самые низы общества. Нищие, мародеры, карманники всех мастей. Они служили источником не только полезной информации, но и постоянных проблем в виде мордобития и поножовщины.

В общем, отвратное местечко.

Но если Эрика понесло туда, то и мне придется наведаться в «Медную кружку». Не смогу спокойно заснуть, пока не поговорю с ним.

Дверь таверны пронеслась мимо. Хорошо хоть я успела вовремя рухнуть на землю.

А если учесть, что накануне прошел дождь, можете представить, во что превратилась моя одежда, когда я наконец поднялась.

Злая, как шейс, которого вынудили совершить доброе дело, я ворвалась внутрь и обомлела. Ибо внутри царил полнейший хаос.

Кто-то орал дурным голосом, гоблин в поварском колпаке усердно дубасил половником здоровенного минотавра, который с блаженной улыбкой растянулся на полу. А в углу, держась за стол и качаясь, будто пьяный, расположился Эрик. Лицо его было бледным, с руки капала кровь.

Я кинулась к нему и без лишних раздумий активировала одноразовый телепортационный браслет. Им расплатился один из заказчиков, и я не стала настаивать на деньгах. Такие вещи достать ох как непросто, даже охотнице за артефактами.

Будто из ниоткуда возник серебристый вихрь, который окутал нас с Эриком.

Миг – и мы уже стоим у меня дома.

Если бы еще не тошнило так сильно, было бы совсем замечательно!

Впрочем, шейс с ней, тошнотой, Эрику вон намного хуже. Если я сейчас не окажу ему первой помощи, то он вполне может отправиться к праотцам. А мне этого ой как не хочется.

Мои мысли были прерваны стоном приятеля. Держась из последних сил, он прохрипел: «С твоим заказом что-то неладно», – и потерял сознание.

Я только вздохнула и, пыхтя, дотащила его до ковра. Подложив под голову вора подушку, я начала раздевать его. М-да, в прошлом я только об этом и мечтала. Ну, когда была подростком. Все-таки возраст давал о себе знать. Но я никогда не предполагала, что мои девичьи грезы претворятся в жизнь таким извращенным способом.

Под пропитанной кровью рубашкой обнаружилась глубокая рана на левом плече. Одно радует: кость вроде не задета. Впрочем, я не совсем в этом уверена, потому что мои познания в медицине неглубоки. Но сама я все равно не справлюсь, надо звать целителя. Благо он живет недалеко.

Но сначала нужно хотя бы промыть рану. И перевязать по-быстрому, чтобы Эрик не истек кровью. Да, сделать это необходимо, только почему меня так трясет, а? Ведь раненых я видела, себе часто приходилось перевязку делать, а тут…

«Нирна, возьми себя в руки!» – приказала я себе и пошла на кухню. Сняв котелок с настоем и поставив его на стол, я метнулась в гостиную.

Следующие несколько минут я угробила на поиски старой рубашки, которую потом разрезала на чистые лоскуты. После этого промыла рану и осторожно ее перевязала. Ну а теперь можно и за целителем отправляться…

– Нирна, что случилось? – Метем, высокий мужчина лет сорока, сонно зевнул и встревоженно посмотрел на меня.

– Срочно нужно твоя помощь. У меня друга ранили, – сказала я.

– Понял, сейчас оденусь – и пойдем к тебе, – сказал целитель и исчез в глубине дома. Я же осталась стоять на крыльце.

Метем собрался довольно быстро, и вскоре мы бежали к моему дому.

– Повезло твоему другу, – улыбнулся целитель, заканчивая осмотр. – Кость не задели, хотя рана глубокая. Ну ничего, я смазал ее специальной мазью, так что через несколько дней она затянется. И останется только шрам.

– Спасибо тебе, Метем. Не знаю, что бы я без тебя делала. – Я благодарно улыбнулась мужчине.

– Сама бы его лечила, – усмехнулся мой сосед, набрасывая на себя плащ. – Ладно, пойду спать дальше.

– Иди, иди. Но сначала возьми заслуженную плату. – Я протянула ему несколько серебряных монет.

– Нирна, не обижай старика, – усмехнулся целитель и поспешно удалился.

– М-да, не знал, что подобное благородство еще существует, – вдруг послышался тихий голос Эрика.

– Дружище, ты очнулся! – Я кинулась к вору и нежно погладила его по голове. – Как себя чувствуешь?

– Паршиво, но у меня бывали состояния и похуже. Да и полученная информация стоила того. В общем, не давал мне никак покоя твой новый заказчик. Решил я поговорить с кое-какими проверенными людьми, выяснить все толком. Ну и выяснил на свою голову. Короче, один тип проболтался, что заказчика с той фамилией, которую назвал тебе посредник, в природе быть не может, так как его душу уже лет десять как шейсы в подземный мир утянули. Я хотел разговорить его, но он вышел на минутку по нужде, а когда вернулся, резко переменился, начал все отрицать и говорить, что знать ничего не знает. Ну, повздорили малость, вот и результат, – спокойно сказал Эрик, будто речь шла о какой-то мелочи, а не о его ранах. – А дело все-таки темное. Прошу, Нирна, отступись.

– Я уже взялась за заказ, и воровская честь не позволит отступить мне, милый. Ну а то, что фамилия ненастоящая, я и без того знала. И прошу тебя, больше не лезь в это дело, – я невольно поймала себя на том, что разговариваю со старым другом как с душевнобольным.

Он это заметил и нахмурился. Я
Страница 14 из 19

потянулась к нему, чтобы потрепать по волосам и заверить, что не стоит обижаться, как он вдруг перехватил мою руку и потянул на себя. От неожиданности даже не стала сопротивляться. Теплые мужские губы на мгновение прикоснулись к моим, а потом я резко отстранилась.

– Извини, пожалуйста. Считай, ничего не было. – Эрик смущенно улыбнулся и резко сменил тему: – Знаешь, на полу очень неудобно. Может, поможешь дойти мне до кровати?

– Метем сказал, что тебе лучше пока лежать. Так что поспишь на полу, – сурово сказала я, решив не заострять внимания на поцелуе.

– Дай тогда одеяло. – Друг состроил рожицу обиженного ребенка.

– Сейчас, подожди немного, – попросила я и, сходив в спальню, принесла одеяло.

Укрыв Эрика, я наконец-то отправилась отдыхать. Похоже, опять толком не высплюсь… Уже далеко за полночь, а завтра надо встать пораньше, чтобы все успеть. Когда же я наконец научусь жить по определенному графику и перестану издеваться над своим несчастным организмом?

Городская библиотека была очень старой: ей недавно исполнилось около двухсот лет. Располагалась она в здании бывшей ратуши и могла похвастать богатой коллекцией книг, в том числе редких и старинных.

Впрочем, меня больше интересовали хроники, в которых, возможно, были хоть какие-нибудь упоминания и о роде барона Тавайна, и о нужном мне артефакте.

Тяжелые массивные двери были приветливо распахнуты, и я, немного поколебавшись, вошла внутрь.

– Юная леди, я могу вам чем-нибудь помочь? – Из-за стеллажей вышел… темнокожий седовласый гоблин! Хм, с каких это пор жителю гор и пещер книги милее молота и наковальни, а также драгоценных камней?

Справившись с изумлением, я сказала:

– Уважаемый, меня интересуют людские хроники последних ста лет. Если конкретнее – хроники аристократических родов.

– Может, упростите старику задачу? Возможно, вас интересует хроника конкретного рода? – поинтересовался библиотекарь.

А почему бы и нет? Я ничем не рискую, если попрошу хронику семьи Тавайн. В последнее время многие бастарды и всякие новоявленные лорды, купившие себе титул, часто интересуются хрониками старинных родов. Первые – чтобы узнать историю своего рода, вторые – чтобы придумать себе похожую хронику или попытаться отыскать доказательства дальнего родства со старинными аристократическими родами.

– Хорошо. Найдите хронику рода Тавайн, – сказала я.

– Тогда придется подождать. Посидите пока там. – Гоблин указал на массивный стол возле окна и вновь скрылся среди стеллажей.

Что ж, подождем…

Часа через два я покинула библиотеку. Кое-что о Черной Химере я все-таки узнала, разговорив гоблина-библиотекаря, который оказался суровым только на первый взгляд.

Он припомнил, что статуэтку с подобным названием три года назад купил у его друга странный человек. Помимо этого я выяснила, что колдовать рядом с Черной Химерой можно, главное, чтобы магия была направлена не на барона и его родственников.

Конечно, Тирш уже говорил об этом, но кто его знает… Вдруг он солгал ради того, чтобы я согласилась на его предложение? В любом случае проверка информации, полученной от какого-то там посредника, не была лишней.

Та-ак, а что у нас со временем? Ого, до встречи с Лионной еще целый час. И, пожалуй, я потрачу его с толком. То есть пойду в ближайшую таверну и нормально поем.

Глава 5

Возвращение блудного врага

Лионна

– А это что? – Я повертела в руках склянку. Жидкость внутри мало того что напоминала по цвету поганку, так еще и шипела при взбалтывании.

– Э-э-э, микстура.

Я вернула склянку на место. Ну конечно! Микстура. От таких микстур немудрено отправиться на тот свет. Нашу старушку, однако, такие мелочи не смущали. Как бывший маг, она считала, что имеет право нарушать закон. Вроде молока за вредность.

– И для чего зелье?

– Чтобы скрыть свою ауру, – машинально ответила бабулька. И, поняв, что проболталась, покраснела. – А ну марш на улицу!

– Уже и спросить нельзя! – Я пропустила старушку первой, а сама задержалась, чтобы бросить пару слов Стокли. Мальчишка считал мух на потолке и делал вид, что занят чтением газеты. А на деле втихаря лопал печенье. – Малый, стащи-ка на всякий…

– Что ты сказала?

Я вырвала газету у него из рук, перевернула ее, как положено, и потрепала по голове. А волосы у мальчишки темнеют все сильнее, уже не блондин, а пепельный блондин: пыль будто въелась в светлые волосы.

А может, голову давно не мыл. Изобретательности, с которой Стокли отлынивал от ванны, позавидовал бы любой ученый.

– Зелье стащи, бездельник! Ну не смотри так, мы всего лишь проверим его на безопасность.

– В прошлый раз мы уже проверяли! До сих пор два дома в руинах! – Пацан мог говорить каким угодно тоном, но я его знала. Сделает.

– Вот и молодец. Дай печеньку. – Я отняла у мелкого угощение и затолкала в рот. – Буфь уфмицей!

– Эй!

Я захлопнула дверь и отряхнула платье. А теперь этот, как его? Променад. Будем шататься с бабулькой по городу и клеить мужиков побогаче.

Для прогулок погода самая подходящая: ослепительное солнце, в лучах которого изогнулась радуга, и лужи на каждом шагу. Подол длинной юбки волочился по земле, собирая грязь и воду: низ белого платья стал черным, как я ни пыталась подтянуть подол повыше. Легкие туфли промокли, теперь в них чавкало. Леди хоть куда!

– Лионна, дорогая, убери с лица это кислое выражение. Смотри на меня и учись!

Я аккуратно поправила платье, сделала чопорное лицо и задрала нос повыше. Старушка шла впереди, опираясь на зонтик и гордо вышагивая. Кажется, кто-то хотел сделать из меня «благовоспитанную»? Недолго думая я старательно скопировала походку бабули и тут же вляпалась в лужу. Пр-релестно!

– Присядем. – Наставница опустилась на скамейку и строго на меня взглянула. – Благовоспитанно присядем! Юная леди так не ругается!

– Я еще не ругаюсь, я только начала. – Я вытерла ногу о скамейку и села. Потом спохватилась и принялась усердно строить из себя леди. Надеюсь, мое лицо не выражает ничего, кроме вселенской скуки и осознания собственного превосходства?

– Запомни, Лионна, настоящая леди всегда ведет себя так, будто она на королевском балу. – Старушка удивительно напоминала напыщенную мартышку. Я с трудом подавила в себе очередной приступ хохота и решила больше не смотреть в ее сторону… от греха (и зонтика) подальше. – Настоящая леди всегда и во всем соблюдает приличия. Именно благодаря им она выглядит величественно, словно…

– Словно мартышка в парике, да-да, – не удержалась я.

– Лионна! – Старушка легонько стукнула меня зонтиком по плечу. – Что за выражения! Так ты никогда не станешь настоящей леди!

– Подумаешь, великая важность! Да видела я этих леди в гро… – заикнулась было я, но в очередной раз получила вездесущим зонтиком и замолчала.

– Попридержи язык!

Я недовольно скривилась, но промолчала. Моя заветная мечта на сегодня – отобрать этот дурацкий зонт и отомстить! Правда, кому мстить, еще не решила. Зонту? Глупо. А старушку жаль.

Задумавшись, я не сразу поняла, почему наставница так настойчиво пихает меня локтем.

– Посмотри, какой милашка, – мечтательно протянула она
Страница 15 из 19

и улыбнулась проходящему мимо сыночку какого-то шишки.

Да, помню-помню. Я коротко кивнула парню, в надежде, что тот пройдет мимо, и отвернулась. Но успела заметить на его руке красивый золотой перстень.

Еще бы не помнить, на прошлой неделе этот сыночек просил Рата украсть перстень. Семейную реликвию своей же невесты. Противным оказался типом, хоть и смазливым на лицо. От задания мы отказались – наше дело магические артефакты, а не золото, – но, видно, кто-то взялся: труп невесты выловили несколько дней назад. Не всем ворам можно доверять, но стоило жениху сказать слово, и девушку бы не тронули.

Парень напомнил мне, зачем я здесь. Скамейка, на которой мы сидели, находилась как раз напротив нужного мне дома. Где-то в этом доме пряталась шейсова Черная Химера, которая успела меня достать еще до того, как я ее увидела.

Я уже всерьез начала жалеть, что согласилась на задание. Больше всего меня раздражало сотрудничество с эльфийкой. Сама бы я в два счета сперла этот артефакт, без всяких там подготовок и расспросов. Но нет! Моей – тьфу, тьфу, чтоб не постоянной! – напарнице надо, чтобы информация была обо всем! Наверняка вплоть до того, какие трусы надевает охранник и в каком часу повар занят ковырянием в носу.

Я так невоспитанно фыркнула, что возмущенная старушка схватилась сначала за сердце, потом за зонтик, и дальше я думала уже молча.

Хотелось бы мне отправить эльфийку к Ульрику за информацией, но, боюсь, Ульрик не оценит и отомстит за такого гостя, – я бы точно отомстила! Не хочется признавать, но девчонка в чем-то права: лезть в чужой дом в надежде, что хозяин угостит пирожками, глупо и опасно. Сперва неплохо бы выяснить насчет лазеек: а ну как в подвале у Тавайна полк магов припрятан?!

Я повертела головой и заметила рядом с домом большое дерево, будто созданное для того, чтоб по нему удирали пантеры. Надо запомнить. А вот там, с другой стороны, ограда чуть пониже: можно перепрыгнуть. И какая у дома отличная крыша! Сомневаюсь, что хозяин задумывал ее как горку в речку, но я не хозяин. Мне можно. Но это на крайний случай: ненавижу мокрую шерсть!

– Ты меня слышишь? – Наставница недолго довольствовалась моими пространными «угу» в ответ на свою речь. – Молодая девушка, чтобы стать настоящей леди, ты должна внимательно слушать собеседника!

Я подавила рык, чтобы не нарваться на зонтик.

– Но я же могу умереть от тоски. О чем ты?..

– Вы, а не ты. Я, может, привычная, но тебе рано или поздно придется научиться говорить «вы»! В светском обществе…

– Да ладно, перебьется это светское общество! Так о чем?.. – Я помялась. Оказалось, пересилить себя и сказать «вы» для меня тяжелее, чем в одиночку завалить минотавра. Что ж, видно, не быть мне леди. О, какая жалость! Как же теперь жить?! Я, наверное, умру с горя. – О чем речь?

– Как раз о муже. Я говорила, что собираюсь заняться твоим замужеством, пока еще жива. – Старушка посмотрела на меня, сдвинув брови галочкой. – Хватит возмущенно открывать рот! Я подберу тебе достойную пару. Спасибо скажешь.

Я хмыкнула. Ну-ну. Интересно будет полюбоваться на идиота, который осмелится просить у меня руки! Хи-хи, ха-ха и хо-хо раз двести!

Планы наставницы меня не волновали, она не первый раз пыталась устроить мою жизнь. Волновалась, как бы мы со Стокли не пропали, если с ней что-то случится. Обычное дело: я относилась к подобным выходкам с пониманием, даже сочувствием.

Но брак и я – вещи несовместимые. Помимо того что я оборотень, причем кошка, которая не терпит чужаков на своей территории, – рутина приводила меня в бешенство. Два года назад старушка оставила меня на кухне, в компании слуг, надеясь, что я постигну кулинарное искусство под руководством нашего грозного повара. Зря она это затеяла. Разгромив всю кухню, мы с поваром уселись играть в карты – чудесно провели время. После этого на моем кулинарном таланте был поставлен жирный крест.

А старушка неделю лечилась «от нервов». Но это уже совсем другая история.

– Вот, например, Монте. – Наставница, нашедшая свою излюбленную тему, разошлась не на шутку. – Какой благородный! Чудесный…

– Чудесный труп в двухсотлетнем возрасте. – Я состроила влюбленную рожицу и протянула: – Ах ка-а-акой душка!

– Лионна, вечно тебе не угодишь! Да, он староват. – При этих словах я многозначительно кашлянула. – Хорошо, он очень староват, но зато денег у него куры не клюют. Не делай такое лицо, юная девушка! Не хочешь – не надо. Есть капитан Нари! Молод, весел…

– Слегка кривой, слегка косой, но ничего, сойдет! Не беда, что у него зубов нет, – с ложечки покормим, а отсутствие слуха и вовсе достоинство – как подумаю, какими словами его можно ругать, аж не терпится замуж!

– Ты придирчива, юная девушка! Хорошо, а как же граф Пери, а?

– Эта свинья?

– А Ландо?

– Козел.

Старушка помрачнела. И как раз в этот момент из-за угла показалась карета, украшенная золотым гербом Таннеров. Наставница повеселела, зато я нахохлилась. Только Таннера не хватало! Теперь я так счастлива, что готова удавиться.

Таннеру-старшему доверили должность королевского колдуна, но я считала и считаю, что он больше годится на должность королевского шута. Только шут мог отдать остров Лазури иностранному послу, причем за бутылку вина! Да, отличного вина. Но променять на литр жидкости роскошные пляжи с белым песочком? Лично меня задушила бы жаба. Но не свое – не жалко, всем же известно.

Карета остановилась. Паж резво соскочил и поспешил открыть его святейшеству королевскому шуту дверцу.

– Прошу, сэр.

Внешне мистер Таннер напоминал сухую палку. Высокий, чересчур худой, он вечно тянул подбородок вверх, а спину держал так прямо, будто проглотил шпагу. Сероватая кожа и бегающие глазки не добавляли ему очарования, и даже богатый наряд – облегающий сюртук, модные штаны и сапоги на высоком каблуке – не мог скрасить общего впечатления.

Одно слово – темный маг; и сынок, видать, у него такой же. Хоть и гуляют слухи о неотразимости последнего, но спорю, это чистой воды подхалимство.

Таннер отвесил слуге подзатыльник за нерасторопность и, резким движением поправив сюртук, двинулся к нам.

– О, леди Веалли. Какая вдохновляющая встреча! – Колдун отвесил поклон старушке и повернулся ко мне. – Вижу, с вами ваша очаровательная воспитанница! Позвольте ручку…

Разумеется, я не позволила. Таннер пожал плечами и улыбнулся.

– Мисс Виэллон не в духе?

Мерзкий старый хрыч! Без конца вынюхивает – у него даже походка как у шакала! И уж чем я этому гаду полюбилась, не знаю, но смотрел он на меня так, будто оценивал товар на витрине. Да еще норовил заглянуть в глаза, что моя вторая ипостась расценивала как угрозу.

– Абсолютно не в духе. У нас с духом временные разногласия, – хмуро ответила я.

– Прискорбно, прискорбно, – растягивая слова, вздохнул Таннер. – Что ж, а я тут мимо проезжал…

– Неужели? – Наставница всплеснула руками. – Садитесь, господин Таннер, вы должны нам рассказать, что происходит при дворе!

О боги, я сейчас скисну. Если эти двое начнут перемывать косточки знакомым, то закончат не раньше, чем наступит конец света.

– Ну что вы, я тороплюсь! – Таннер быстренько сел
Страница 16 из 19

рядом с нами. – Вы знаете, что в город приехал господин Ниаграсс? Единственный сын Ниаграссов, между прочим!

Сердце пропустило удар. Ниаграсс? Навострив уши, я выпрямилась.

– Замечательный молодой человек! Лионне стоило бы с ним познакомиться! – Таннер выразительно переглянулся со старушкой.

– Что скажешь, Лионна?

Я скажу только одно: через мой труп! Если Ниаграсс приехал сюда, то мне пора уезжать отсюда. Кружево перчатки треснуло, и я поспешила спрятать руки в складках платья. Стоит Таннеру-старшему заметить когти, как он быстро смекнет, что к чему.

– Да, разумеется, но чуть позже. – Я через силу улыбнулась. – Как можно забыть? У меня болеет кузина, я же не могу бросить бедняжку на растерзание страшного недуга! В другой раз, иными словами.

– Кузина, – полувопросительно сказал колдун. – В таком случае вам надо ее проведать. Но через месяц жду вас и вашу обворожительную наставницу в моем доме. Заодно познакомлю вас с моим сыном, Роланом, он недавно вернулся из командировки.

Нашел чем обрадовать. Этот его Ролан – что заноза в известном месте: сама я с ним, к счастью, не встречалась, но приятели из Старвиля – Таннер-младший обитал там последнюю пару лет – чуть ли не со слезами на глазах обещали, что закопают «темную скотину» живьем. Со слезами, потому что каждый из них уже пытался, да не вышло.

Сыночек Таннера на удивление быстро взлетел на верхушку Темного ордена и, видно, не жалел сил и времени на истребление преступности. Такое случается, если человеку делать нечего. Или если человек – фанатик. А Таннер-младший, похоже, страдал и от того, и от другого, иначе бы проблем от него было гораздо меньше.

Да, обрадовал так обрадовал. Для нас появление темного мага такой силы – тревожный звоночек. Надо предупредить ребят.

– Мне надо идти. – Я резко встала.

Наставница и Таннер проводили меня удивленными взглядами и вернулись к сплетням. Я оглянулась на пересечении улиц, чтобы убедиться, что они заняты беседой, а не шпионажем, и как можно спокойнее свернула в подворотню. Не привлекать лишнего внимания. Даже когда мир рушится, приходится оставаться начеку.

А мир рушился. Ролан Таннер – полбеды.

Беда – это Ниаграсс.

Если бы я только знала, как ошиблась.

Рат, как истинный холостяк, поселился в районе, который славился девицами легкого поведения. Обшарпанные здания, пьяницы с бутылками, разукрашенные женщины в ярких платьях: нечего было и думать, чтобы заявиться сюда в приличной одежде: запомнят. Поэтому, прежде чем соваться в трущобы, я переоделась в кожаные обтягивающие брюки и короткую тунику и стерла всю краску с лица: и без того, бывает, пристают.

– Милая, как звать? Пойдем-ка со мной, оторвемся! Чего интересного поделаем, выпьем…

– Ну разве что крови, уговорил, красавчик! – Я повернулась и посмотрела на мужчину. Ольхон? Да, кажется, так его звали. – Где там твоя шея? Подставляй!

– Прости-прости! Я тебя не узнал, Ли! – Мужчина замахал руками и смылся быстрее, чем я успела нахмуриться.

Терпеть не могу выбираться к Рату. Одна из причин, почему я никогда не стану с ним встречаться. Я вернулась к двери и пнула ее ногой так, что стена дрогнула.

– Чтоб тебя шейсы утащили под землю! Рат, когда ты уже дойдешь, скажи на милость?

– Иду, иду! – в сотый раз пообещал приятель, и я со вздохом прислонилась к двери спиной. И чуть не упала в результате, потому как на этот раз друг действительно шел. – Ты ко мне? Наконец-то решила познакомиться поближе?

Скрестив руки на груди, я пристально посмотрела на Рата. В подробностях изучив цветочек на его семейных трусах, я без приглашения отправилась в комнату.

Рат посторонился, виновато улыбаясь, и закрыл дверь. Противный запах перегара остался на улице, что не могло не радовать: может, в квартире тоже не цветами пахло, но ванилью разило за версту. Дешевая подделка модного запаха.

Я незаметно усмехнулась. Кто-то хорошо проводил время.

– Что ты так долго шел?

В комнате друга царил идеальный порядок. Кровать убрана, на тумбочке ваза с цветами, аккуратно застеленный диван – все на своих местах. Разве что одну вещь Рыжий забыл припрятать.

– Бурная ночка? – Я брезгливо подцепила… хм, предмет женской нижней одежды. Рат всегда предпочитал пышногрудых путан, вкусы не изменились.

– Это не то, что ты думаешь! – Рат обиженно отнял у меня вещицу и припрятал под одеяло. – Совсем не то. Э нет, Ли, помалкивай…

– Боги, только не говори, что ты это носишь! – рассмеялась я. – А тебе… ну, не велико, случайно?

– Я так и знал, что не промолчишь! – всплеснул Рат руками. – Любовь моя, если ты пообещаешь провести со мной ночь, я надену все что угодно!

– Мечтатель, – скривилась я и, обойдя друга, направилась в кухню. – Угости лучше чаем, дело есть!

Я полезла в шкаф за чашками, но стоило раскрыть дверцы, как под ноги с грохотом вывалилась куча вещей. Понятно, если бы ложки с вилками, но стулья, белье и оружие? Отпрыгнув, я зашипела. А, вот почему друг шел полчаса! Уместить все это барахло в узенький шкафчик – безусловный талант.

– Слушай, ты так редко заходишь… боюсь спрашивать – что случилось? – Рат не моргнув глазом достал из шкафа две чашки. Друг знал в чаях толк, недаром год проработал в чайном заведении.

– Ты что, не в курсе? Небо рухнуло на землю. По улицам бродят живые трупы. Поверить не могу, что ты проспал конец света! – Рат укоризненно на меня посмотрел, и я, усевшись к столу спиной, положила руки на спинку стула. – Ну, почти конец света. К нам едет Таннер-младший, это раз. К нам едет Ниаграсс, это два. За последним ты проследишь. И очень внимательно проследишь. Будешь докладывать мне, что он делает, когда и как.

– Дай угадаю. Твоя бывшая любовь? – Чашка со стуком опустилась на стол. – Бросил? Обидел? Что вы только находите в этих богатеньких сынках?!

– Любовь, – передразнила я. – Насмешил, Рыжик.

– Тогда что? Как я могу помочь, если у тебя вечные тайны? – Рат поставил руки на спинку стула, оказавшись ко мне нос к носу, и нахмурился. – Все время где-то пропадаешь, и слова из тебя не вытянуть!

Опять вернулись к старой теме. Я тоскливо вздохнула и, резко оттолкнувшись от спинки стула, поднялась. Месяц назад что-то подобное уже обсуждалось. Но я не собиралась тогда и не собираюсь сейчас выкладывать лишнего. Чем меньше людей в курсе моего прошлого, тем больше шансов, что собственная шкура останется при мне.

– Занимайся своими делами, – разглядывая через пыльное окно улицу, отрезала я. – У тебя есть задание, его и выполняй.

– Ты мое дело! – Рат развернул меня к себе и схватил за плечи, но под моим взглядом стушевался и растерял запал. – То есть… я хотел сказать…

– Я тебе сообщу, когда стану твоим делом.

– Мы же в одной команде. Я волнуюсь за тебя.

– Я волнуюсь за себя не меньше. Если не больше. – Я аккуратно убрала руки Рата с плеч и подошла к столу. Чай оказался вкусным, ароматным и в меру горячим: отхлебнув, я зажмурилась от удовольствия. То, что надо. – Есть такая штука, называется месть. Понимаешь, Рат, в прошлом я, скажем так, досадила семейству Ниаграссов. И теперь мне очень, ну просто очень не хочется случайно наткнуться на кого-нибудь из них. Это
Страница 17 из 19

все, что тебе надо знать. Так я на тебя рассчитываю?

– Я все сделаю. Но было бы лучше, если бы я все знал.

– Было бы лучше, если бы ты не лез в чужие дела. – Поставив чашку, я по-дружески дотронулась до плеча Рата и улыбнулась. – Спасибо за чай. Да, не забудь про информацию о Черной Химере!

– Принесу, – кивнул Рыжий. – Штаб открыть?

– Как обычно. Пусть один из наших… Бур, скажем; меньше будет ныть, что его никуда не берут… стоит рядом с деревом, дай ему телепортационное зелье на одного… нет, на двух человек. Вроде все.

– Может, я стражу отвлеку? Хоть что-то сделаю. – Рат открыл передо мной дверь.

– А дозорные на что? Пусть они и отвлекают. На то они и дозорные. Циркач и Али справятся, не переживай. – Я переступила порог. – Все, до скорого.

Рат кивнул и отвел взгляд. Я даже не стала дожидаться ответа: развернулась и сбежала по лестнице.

Еще одна ступень в пропасть. Я понимала, что друг волнуется обо мне искренне, без задней мысли – таков уж Рат, – но не могла ему довериться. Не могла.

Зато я могла доверить ему Ниаграсса. Спихнув часть проблемы на Рата, я вздохнула свободнее, тревога перестала раздирать изнутри. Поэтому, вернувшись в родной квартал, я первым делом скупила все мороженое, которое попалось под руку, и объелась в честь хорошего дня.

Я пришла в городской парк чуть раньше назначенного времени и разместилась под деревом, как раз рядом со статуей. Денек выдался превосходным – солнечным и радостным. Я зевнула и достала свиток. Информации ребята добыли немного, но все же…

Что это за артефакт такой, что свойства его неизвестны? Меня нервировало это. Выводило из равновесия. Я любила планировать и терпеть не могла, когда что-то шло не так. С этой Черной Химерой все не так. Остается надеяться, что посредник не соврал и у статуэтки на самом деле не атакующие свойства.

Я свернула свиток и резко обернулась. Все то время, пока я читала информацию, меня не покидало дурацкое ощущение, что за мной следят. Будто холодок по коже – я в таких делах редко ошибаюсь; это же моя работа. На этот раз ошиблась: сзади никого не было. Только дерево покачивалось на ветру да ворона терзала клювом что-то блестящее.

Ладно. Пустые страхи.

– Ты уже здесь? – Тень Нирны упала на свиток.

– Нет, меня здесь нет, – ядовито улыбнулась я.

Эльфийка – то есть, простите, полуэльфийка! – явно не обрадовалась нашей встрече. Взаимно, кстати.

Девчонка выругалась сквозь зубы, но этим и ограничилась.

– Ты нашла что-нибудь? – почти прорычала она.

Тоже мне, высшее существо! Впрочем, не тратить же на нее свои нервы?

– Нет, – почти промурлыкала я.

Нирна не то захрипела, не то зарычала, явно возмущенная моей безмятежностью.

– У меня был трудный день! – вот тут точно прорычала. – Девочка, с огнем играешь!

– Боюсь, напугала, – коротко обрисовала я свое состояние и протянула свиток Нирне. – Не знаю, что там такое, но, наверное, жутко интересно!

– Ну ты и дрянь. – Нирна выдернула свиток из моих рук. – Думаешь, все позволено?

– Конечно! Ведь если я встретила тебя, значит, сплю и вижу кошмар! – Я потянулась. – А в кошмарах позволено. Почитай пока, что там ребята раскопали, а я вернусь через десять минут. Хотя не обещаю.

– Куда ты? – Нирна грозно махнула мне вслед свитком.

– Без понятия! – Я пожала плечами и направилась прямиком к лавке, где продавали вкусные пирожки с курицей… Ох, какой запах!

Глава 6

В гости к барону

Нирна

Воспользовавшись тем, что Лионна ушла, я позволила себе немного расслабиться и развернула свиток. Так, и что тут у нас? Ого, новая информация о Черной Химере. Надо же, хоть какой-то толк от этой наглой девчонки!

Пробежав глазами текст, я свернула свиток и задумалась. Возникало много вопросов. Например, я узнала, что за пределами дома Тавайна артефакт теряет свою силу. Тирш мне об этом не говорил… Хм, тогда зачем его хозяину столь бесполезная вещь? Ведь использовать ее он все равно не сможет! Ничего не понимаю…

– А вот и я. – Лионна довольно сощурилась, держа в руках надкушенный пирожок. – Ты без меня не скучала, остроухая?

«Спокойно, Нирна, – приказала я себе, подавляя волну ярости. – Если ты сейчас сцепишься с этой особой, то не получишь денег. К тому же ты мудрей, терпеливей… Но боги, как же мне все-таки хочется убить ее!!!»

Моя напарница с интересом наблюдала за моими гримасами. Похоже, я для нее была кем-то вроде алхимической крысы, над которой можно ставить различные опыты, прекрасно зная, что ничего тебе за это не будет. Еще один повод, чтобы занести ее в список врагов.

– Нет, не скучала. – Я презрительно улыбнулась. – Я была бы рада, если бы ты вообще не вернулась.

– Прости, что не оправдала твоих надежд, – издевательски протянула девчонка и доела пирожок. Затем облизнулась и выдернула у меня свиток.

Я только скрипнула зубами от такой бесцеремонности, но ничего не сказала.

– Чего скрипишь зубами? Все равно ведь уже прочитала, – усмехнулась Лионна и спрятала свиток в сумку.

– Да, прочитала. Но это не значит…

– Вот только нотаций не надо! Лучше скажи, есть в этом свитке что-то стоящее об этом шейсовом артефакте?

– Есть. Я узнала из него, что Черная Химера не действует за пределами дома Тавайна. То есть она довольно бесполезна для других людей. Поэтому подозрительно, что она могла кому-нибудь понадобиться.

– Ушастая, ты еще скажи, что против нас затевают всемирный заговор. Чего уж мелочиться, мнительная ты наша. – Карие глаза Лионны насмешливо блеснули.

– И скажу. – Я начала терять терпение. – В отличие от тебя я иногда думаю головой!

– Ой, а я и не знала, что можно думать чем-то другим! – в притворном изумлении воскликнула собеседница. – Не просветишь – чем?

Все! Она меня вывела из себя! Ей это удалось! Ее теперь даже никакая защита от магии не спасет!

Я зловеще улыбнулась и прошептала пару слов. Темная волна силы вырвалась из моих рук и понеслась к Лионне. Она что-то почувствовала, но решила не уклоняться, понадеявшись на защиту. Зря, ой зря!

Волна добралась до девушки, и ту просто смело. Она улетела в кусты, и оттуда раздались ругательства.

Я торжествующе рассмеялась, но ощутила дикую боль во всем теле. Видимо, защита Лионны действует и против запрещенных заклинаний, пусть и с опозданием. Ох, как же мне паршиво!

Я рухнула на колени и застонала. Было чувство, будто меня выворачивают наизнанку. Давно я уже не испытывала таких ужасных ощущений. Помнится, последний раз такое непередаваемо омерзительное состояние было, когда я ради пари рискнула отведать печени тархейской ящерицы – популярного блюда в гоблинской национальной кухне.

– Получила свое? – Шатающаяся Лионна выбралась из кустов и подошла ко мне. – Нравится?

– Иди ты к Ульрику! – прорычала я, с трудом удерживаясь от того, чтобы не показать один неприличный жест.

– Сама к нему иди. – Лионна недобро взглянула на меня.

Мы с ненавистью посмотрели друг на друга. Еще немного – и мы, плюнув на обещанные деньги, обязательно подеремся. А мне этого совсем не хочется. Так что придется запихать гордость подальше и…

– Прости меня. Я вспылила. – Слова давались с трудом, но я все-таки смогла попросить
Страница 18 из 19

прощения.

– А вот и не прощу, – серьезно сказала воровка, но тут же рассмеялась. – Расслабься, ушастая, я на тебя не в обиде. Раз уж тебе тоже досталось… я ведь получила море удовольствия от твоих мучений!

– Добренькая ты, – прокряхтела я, поднимаясь с колен. Боль наконец-то отпустила.

– Сколько можно уже тянуть, между прочим? Пора грабить этого барона. Чем быстрее выполним заказ, тем скорее расстанемся. А чем скорее расстанемся, тем меньше будем друг друга изводить.

– Надо же, впервые согласна с тобой. Ну и когда пойдем на дело? – Лионна утратила всю свою смешливость, в одно мгновение став собранной и сосредоточенной.

– Сегодня в полночь. Устраивает?

– Вполне. Где встречаемся?

– В таверне «Одноглазый горбун». Оттуда уже направимся к дому Тавайна.

– А не проще сразу там встретиться?

– Хм, даже не знаю. – Я на минутку задумалась, теребя пушистый кончик уже порядком растрепавшейся косы. – В принципе можно. Тогда жди меня возле тайной калитки, которой пользуются слуги. Знаешь, где она?

– Да. На плане указана.

– Ну и отлично. Раз обо всем договорились, то можно и разбежаться, – подвела я итог.

– Наконец-то! – воскликнула девушка и, развернувшись, гордо потопала к выходу из парка.

Я только вздохнула. За все свои двадцать три года сталкивалась с разными личностями, но таких, как Лионна, на моем жизненном пути до недавнего времени не встречалось. И слава всем богам! А то бы я давно уже поседела и свихнулась. Ох и не завидую ее родным, если они у нее имеются. Воспитывать этого шейса в женском обличье я бы и врагу не пожелала.

Погрузившись в свои мысли, я и не заметила, как ко мне подошла голубоглазая девочка с двумя темными косичками. Мило улыбнувшись, она сказала:

– Здорово, Нирна. Отдыхаешь? А тебя, между прочим, в гильдии дожидаются. У мастера Гиона к тебе имеется парочка вопросов.

Я только хмыкнула. Совсем уже старик заработался, раз гоняет ко мне всякую мелочь пузатую. Нет, Ильвиона, конечно, талантливая девочка, не спорю, но тем не менее… Мог кого-нибудь и постарше послать. Хотя… что-то я совсем загордилась. Не принцесса же, в конце концов, чтобы за мной целую свиту отправлять.

– Что ж, раз есть вопросы, надо зайти. Правильно, мелкая? – сказала я и потянулась, чтобы потрепать ее по голове.

– Я не мелкая, – огрызнулась Виона, уворачиваясь от моей руки. – И не надо мне твоих телячьих нежностей.

– Ну не надо, так не надо. А конфет хочешь?

– Просто так или в обмен на услугу? – подозрительно осведомилась девочка.

– Просто так. – Я грустно улыбнулась. – У меня сегодня день добрых дел. Поэтому накуплю тебе конфет, чтобы ты наелась до отвала.

Виона мечтательно улыбнулась. Вот сейчас она походит на ребенка девяти лет, а не на хитрую карманницу, которая привыкла обманывать людей. Да и от того звереныша, что я нашла год назад в трущобах, в ней мало что осталось.

– Ладно, пошли, – сказала я и, взяв Виону за руку, повела ее к выходу из парка.

– Нирна, наконец-то ты соизволила навестить меня. – Высокий, слегка полноватый мужчина с русыми волосами поднялся из-за стола и, подойдя поближе, обнял меня.

Я виновато улыбнулась и отстранилась от Гиона.

– Ты же сам понимаешь, что у меня дела. Я не могу навещать тебя столь часто, как раньше. – Говоря эти банальные фразы, я понимала, что самую малость лукавлю.

– Да я понимаю. Ладно, оставим эту тему. Лучше скажи, где пропадает мой сынок? Обычно он предупреждает о своих загулах.

– Странно, что твои соглядатаи еще не донесли. Он у меня. И…

– Нирна, неужели вы все-таки начали встречаться? – Старый вор с интересом посмотрел на меня.

– Нет. Эрик ранен, и я всю ночь выхаживала его.

– Ранен? – Гион вздохнул. – Опять? Вечно в какую-нибудь потасовку ввяжется. И кто его в этот раз уму-разуму учил?

– Какой-то минотавр. Я его еще подробно не расспрашивала.

– Что ж, тогда немедленно отправляемся к тебе и все выясним, – решил отец Эрика и вышел из кабинета. Я последовала за ним.

– Папа, что ты тут делаешь? – изумленно воскликнул Эрик, увидев Гиона.

– Пришел проведать тебя, сынок. Вечно ты всякие потасовки устраиваешь. Все еще не перебесился? – с укором спросил мужчина, подходя к сыну.

– Опять ты за старое! Лучше бы спросил, как я себя чувствую! – возмутился мой друг.

– Раз говоришь – значит, живой, – хмыкнул Гион. – Кстати, тебе на полу удобно?

– Вполне. Хотя… я не прочь перебраться на кровать. Если ты, Нирна, не против, – протянул приятель и умоляюще посмотрел на меня.

М-да, теперь понятно, почему против его обаяния не может устоять ни одна женщина. Один взгляд серых глаз – и любая будет готова сделать все что угодно.

– Не против. Но как же твоя рана?

– Мазь твоего знакомого творит чудеса, и плечо почти не болит. Поэтому прогулка до кровати мне вряд ли повредит, – улыбнулся Эрик.

– Ну тогда перебирайся на мое ложе, – пафосно произнесла я и рассмеялась.

– Тебе надо почаще улыбаться, моя ушастая прелесть, – сказал друг и направился в спальню.

Я вздохнула. В чем-то они правы: совсем разучилась радоваться жизни, а мрачное выражение уже и самой поднадоело. Но одного желания измениться недостаточно. Нужно еще где-то найти в себе силы сделать хотя бы крохотный шаг в нужном направлении.

Пойти у зеркала потренироваться, что ли, чтобы улыбка не превращалась в циничную ухмылку?

– Поддерживаю Эрика. На людях ты больше мрачная, при нас только смеешься, – заметил Гион. – Так нельзя. Но я, пожалуй, знаю, как поднять тебе настроение. Кое-кто интересовался тобой.

– Ого, моя популярность растет, – саркастически заметила я, хотя внутри все сжалось от страха. – И кто же это был?

– Эльф, представь себе. У него новости от твоей матери…

Я замерла. Мать? Женщина, которая когда-то равнодушно отвернулась от собственной дочери и плевать хотела на ее дальнейшую судьбу? Та, по чьей вине я испытала множество унижений и почти смирилась с презрительными прозвищами, которые давали мне дети?

Как же мило с ее стороны вспомнить обо мне спустя столько лет, когда мечты найти родителей стали казаться смешными и нелепыми, а всякие там родственники и даром не нужны. Просто замечательно!

– Как ты сказал? Матери… Но как так? Как же так? – Я отвернулась от Гиона, пытаясь скрыть слезы. – Столько лет я привыкала к мысли, что у меня нет никого. Никого, кроме вас. А тут… тут… Я не хочу ничего знать! Эта женщина мне не мать! Не мать!!!

– Нирна, девочка, ты бы сначала выслушала, – ласково попросил отец Эрика. – Ты же ничего не знаешь, глупышка!

– Хорошо. Рассказывай, что ей от меня нужно и кто она вообще такая. – Я вытерла слезы и повернулась к Гиону.

– Эльф сказал, что тебя похитили у родителей жрецы и забрали в орден, посвященный Йну. Когда-то твой отец дал обещание, что его дети тоже будут служить темным богам. Но потом нарушил его, за что и поплатился. Твоего отца звали Тельмин Ингваре, и он был служителем бога Йну. После встречи с твоей матерью он очень изменился и покинул орден Призрачных врат, который и воспитал тебя. Какое-то время он жил в эльфийских лесах, но потом вернулся в Окему вместе со своей женой. Потом он отправился в экспедицию, где и пропал. Твоя же
Страница 19 из 19

мать, Эвэрэ, до сих пор тоскует о нем. Тебя она долго не могла разыскать и почти потеряла надежду. Но ее сородичи все-таки сделали то, что не удалось ей.

Я была потрясена, ошарашена, шокирована, пытаясь осознать сказанное Гионом. Впервые я не могла контролировать эмоций. Хотелось плакать и смеяться одновременно. Все-таки не каждый день узнаешь тайну своего происхождения и имена родителей.

Гион молчал, прекрасно понимая, что я испытываю. Я подошла к нему, и он, обняв меня, прижал к себе.

– Все будет хорошо, девочка, вот увидишь. Ты поладишь с матерью, привыкнешь к ней, пусть и не сразу. Эльфы и полуэльфы живут долго, так что у вас будет достаточно времени, чтобы наверстать те годы, что вы были в разлуке. Поверь старому мудрому человеку.

– Не прибедняйся, Гион, вовсе ты не старый. – Я отстранилась от вора и улыбнулась. – Ты у нас еще о-го-го. А за новость спасибо. Она и правда порадовала меня. Просто сначала надо привыкнуть даже не к матери, а к мысли о том, что она у меня есть.

– Понимаю. – Гион улыбнулся в ответ и потрепал меня по голове. – Но ты у меня умница, да, эльфеныш?

Я засмеялась. Уже сто лет Гион не называл меня подростковым прозвищем, которое в свое время я ужасно ненавидела. Но тогда я была полукровкой, которая не знала, кто она на самом деле. Теперь все иначе. Я знаю, кто я. Я – Нирнаэль Ингваре, законнорожденная дочь человека и эльфийки, а вовсе не результат запретной, постыдной связи, как говорили некоторые. И моя мать хочет увидеть меня. Это ли не начало новой жизни?

– Нирна, а обед ты скоро начнешь готовить? – раздался из спальни голос Эрика. – А то я уже есть хочу.

– Узнаю моего сыночка, – хмыкнул мужчина, присаживаясь в кресло рядом с камином.

– Узнаю своего друга, – в тон ответила я, и мы с Гионом понимающе переглянулись.

После ухода Гиона я накормила Эрика и, усевшись за стол, начала изучать план особняка Тавайна. Нет, я, конечно, уже его смотрела, но только мельком. Сейчас же решила изучить более подробно.

Итак, дом барона представляет собой трехэтажное здание, в которое можно проникнуть или через парадную дверь (чистое самоубийство), или через черный ход (что более приемлемо). Большой плюс – наличие множества окон, через которые можно будет удрать, если что-то пойдет не так.

Что касается Черной Химеры, то она располагалась в кабинете Тавайна, на втором этаже. По пути к нему особых ловушек не было, а вот сам артефакт был помечен пятой степенью. Эта степень считается самой высшей в защитной магии. То есть мне придется изрядно повозиться, взламывая ее. М-да…

Ладно, что еще? Ого, Тирш оказался столь любезен, что даже написал на обратной стороне плана, когда проходит смена караула и сколько всего охранников находится в подчинении у барона. Это нужная информация. Все-таки не зря я предложила Лионне встретиться в полночь. Стражники уже сменятся, и нам не надо будет лишний раз рисковать.

Ну и дополнительным плюсом можно считать наличие нескольких потайных ходов. Думаю, они нам пригодятся.

Я задумалась и тут увидела небольшую запись довольно корявым почерком:

«Опасайтесь собак в саду. Очень злобные и кровожадные твари!»

Хм, собаки, конечно, неприятный сюрприз, но, думаю, магия поможет с ними справиться.

Я злорадно улыбнулась и потянулась. Пожалуй, стоит прогуляться, а то дома уже надоело…

Ближе к полуночи я поджидала Лионну у калитки, которая была довольно умело замаскирована плющом. Сразу и не догадаешься, что он прикрывает не сплошную стену, а проход.

– Ушастая, я уж думала, что ты не придешь. – Моя напарница бесшумно выскользнула из-за растущих поблизости кустов.

– Даже не надейся, – хмыкнула я.

– Да я и не надеюсь, – улыбнулась девчонка и вновь нырнула в кусты.

Я лишь недоуменно приподняла брови.

А через несколько минут из них уже выбиралась черная пантера с блестящей шкурой и хитрой мордой. Я невольно сделала шаг назад и с трудом удержалась от крика. Все-таки нечасто видела оборотней, и даже не подозревала, что моя напарница к ним относится.

– Сюрприз для собачек, – промурлыкала Лионна и без видимых усилий перепрыгнула через стену, даже не используя калитки.

Конечно, зачем она ей, когда можно воспользоваться преимуществами второй ипостаси и пробудить во мне черную зависть. Полукровкам вроде меня далеко до ловкости оборотней.

Между тем за стеной послышалось рычание и собачий скулеж. Затем все стихло. Я, движимая любопытством, отодвинула плющ, открыла калитку и тенью проскользнула во владения Тавайна.

Собак не было, зато была довольная Лионна, притаившаяся у раскидистого дерева. Увидев меня, она огромными прыжками понеслась к дому. Я лишь выругалась и побежала за ней.

В особняк мы проникли через черный ход, и на кухне оборотень перекинулась в человека. Покопавшись в шкафу, где обычно хранили посуду, она извлекла оттуда запасную одежду и оделась. Хм, неужели она здесь уже была?

Впрочем, это не имеет значения. Если и была, то мне же лучше.

– Начнем веселье? – подмигнула мне Лионна.

– Начнем, – кивнула я, окутывая себя защитной сферой.

Мы без препятствий выбрались из кухни, пересекли огромный коридор и поднялись на второй этаж. Там стояла парочка стражников, которые травили байки и попивали вино. Проскользнуть мимо них для нас не составило труда. Двумя тенями мы проникли в вожделенный кабинет. Честно говоря, меня несколько настораживало то, что семейная реликвия охраняется не так уж и хорошо. Хотя… может, барон понадеялся на магическую защиту?

Мучимая сомнениями, я подошла к тайнику, где хранилась Черная Химера, и внимательно его изучила. Видимая только мне магическая сетка была зловещего багрового цвета. М-да, уничтожить ее будет не так просто. Придется воспользоваться заклинанием пятой ступени Черная Бабочка.

Конечно, после него я стану слабее котенка, но обещанная сумма того стоит.

Тяжело вздохнув, я приблизила руки к тайнику и начала читать заклинание. Мрак в комнате сгустился, из него ко мне потянулись щупальца. Я содрогнулась, но позволила им опутать меня. Лионна оскалилась и зашипела. Но я ничего не могу поделать, ей придется потерпеть.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/viktoriya-olenik/irina-maystro/igra-ordena-chernaya-himera/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Сноски

1

Богиня ловкости и удачи. Также считается покровительницей воров.

2

У л ь р и к – бог мрака и подземного царства.

3

Ш е й с – слуга Ульрика, мелкий бес.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.