Режим чтения
Скачать книгу

К чему приводят девицу… Путешествия с богами читать онлайн - Анна Рассохина

К чему приводят девицу… Путешествия с богами

Анна А. Рассохина

К чему приводят девицу… #4

Огромен мир Омур, и разные расы встречаются в нем, а правят здесь справедливые Создатели. Всё они видят и любят, чтобы их повеления исполняли жители Омура.

Вот не сиделось Нилии мир Лоо’Эльтариус в своем тереме на окраине большой страны, и решили боги включить ее в свои игры. Сначала с драконом обручили, потом озадачили, следом в объятия коварному соблазнителю отдали. А теперь и вовсе по разным мирам путешествовать отправили, чтобы девушка чудные страны посмотрела, созданий разных повидала да многому научилась.

Для чего девице все это? Что задумали Создатели?

Анна Рассохина

К чему приводят девицу… Путешествия с богами

Глава 1

Яркие солнечные лучи пробивались сквозь высокие витражные окна маленького уютного храма, расположенного в самом центре Западного Крыла. Я довольно щурилась, глядя, как танцуют в золотистом свете многочисленные пылинки. Слева от меня обиженно сопели младшие сестрицы, а справа ожесточенно спорили Лисса с Йеной. Мы все еще не определились, кому сегодня быть подружкой невесты на двух обручениях Этель. Родительницы недовольно оглядывались на нас, а в храм продолжали прибывать темные, которых будущий жених пригласил в качестве гостей. В правом ряду расположился Ристон, который время от времени оглядывался на меня и задорно подмигивал. Я улыбалась в ответ.

Вдруг Латта испуганно пискнула, а тонкие брови Тинары изумленно поползли вверх:

– Ого!

Я оглянулась и увидела настоящую темную ведьму. Она была высокой, с роскошной гривой блестящих черных волос. Эта женщина с властным видом шествовала по проходу. Ее пышное красное платье ярким пятном выделялось среди светлых нарядов присутствующих, а длинные рукава с разрезами до локтей разлетались при ходьбе, словно крылья заморской птицы.

Лисса и Йена умолкли и дружно округлили глаза. Когда темная прошла мимо нас, я ощутила исходящий от нее аромат приторно-сладких духов и непроизвольно поморщилась.

Женщина остановилась там, где сидели наши родительницы. Голова некромантки была высоко поднята, темные глаза презрительно сощурены, а последующая речь так и сочилась ядом:

– Лекана мир Лоо’Эльтариус со своим многочисленным семейством! Ха-ха! Самой не удалось охомутать моего брата, так ты ему племянницу подсунула!

Матушка с гордым видом поднялась на ноги, язвительно улыбнулась гостье и едко ответила:

– Я тоже рада тебя снова повидать, Гремина.

Темная громко фыркнула:

– Стареешь, Лекана, раньше ты не скрывала своих истинных чувств ко мне!

– Да и ты, Гремина, не помолодела. Вот гляжу, на лбу уже и морщины появились, да и на глаза я бы тоже, на твоем месте, обратила внимание. Хочешь, хороший крем порекомендую и даже продам со скидкой, как будущей родственнице? – с любезной улыбкой предложила маменька колдунье.

Темная гневно сверкнула глазами и открыла рот, чтобы ответить, но тетушка Ирана ее опередила:

– Ядом не захлебнись, некромантка! Я гляжу, тебя замуж так никто и не взял. А ведь ты так мечтала об Оршане! Но моя сестрица оказалась шустрее.

В храме воцарилась тишина, только мухи жужжали где-то у окон. Мы с Тинарой удивленно переглянулись: вот, значит, как дело было…

Я посмотрела на Гремину и подумала, что у нее вот-вот начнется припадок падучей. Колдунья то бледнела, то краснела и, как будто задыхаясь, открывала и закрывала рот, но оттуда не доносилось ни звука.

– А-а-а, Гремина пожаловала! – По проходу решительным шагом шел папенька, который мгновенно оценил обстановку и постарался разрядить ее. – Здравствуй-здравствуй, старая знакомая! – Батюшка ухватил темную под локоток и повел к соседнему ряду.

Матушка, прищурившись, смотрела им вслед, а я потрясенно поняла, что родительница приревновала своего мужа. Батюшка усадил Гремину в первый ряд, находящийся справа от нас, поцеловал ей руку и направился к нам. Оглядев свою жену и ее сестер, он шепотом произнес:

– Напомню, дорогие мои, что мы все-таки находимся в храме. К тому же нам уже не двадцать лет, поэтому советую воздержаться от ехидства.

– Это ты темной скажи, – прошипела в ответ маменька.

Папенька с раздражением огляделся по сторонам и что-то сказал ей на ухо. Матушка, поразмыслив, кивнула ему.

– Ну вот, – наклонилась ко мне Лиссандра. – И эти люди еще упрекали нас в несдержанности! А мы виноваты лишь в том, что являемся их дочерьми.

Я выразительно посмотрела на сестрицу, но сказать ничего не успела – раздался мелодичный перезвон серебряных колокольчиков и в храм вошли жрецы Старших богов – мужчина и женщина, как и положено. Вот заиграла торжественная мелодия, и в зал с каменным лицом вошел Гронан. Темный магистр был облачен в гатору вишневого цвета и черные брюки с золотой оторочкой. Быстрым уверенным шагом он прошел к алтарю и, не глядя по сторонам, поднялся на возвышение. Еще мгновение, и храм наполнился звуками чудесной, легкой и плавной музыки. Так летом свежий ветерок пробегает по верхушкам трав на лугу, играя с ними.

Из воронки портала в окружении иллюзорных лепестков ярко-красных розарусов появилась Этель в темно-бордовом атласном платье, подчеркивающем ее пышные формы. В светлых распущенных волосах кузины виднелись яркие звездочки полевых гвоздик. И сама старшая сестрица казалась прекрасным диким цветком.

Лисса толкнула меня локтем в бок и молча указала на ир Бракса. Я посмотрела на мужчину и едва не хихикнула – он стоял с открытым ртом. Грозный и невозмутимый темный магистр неотрывно глядел на Этель, и в его взгляде светилось немое обожание.

– Влюбился некромант, – прокомментировала рыжая.

– Н-да… Этель удалось приручить своего зверя, – со вздохом подытожила я.

Лиссандра бросила на меня озадаченный взгляд, а затем с досадой шепнула:

– Когда же мы приручим своих зверей?

Я с тоской взглянула на кольцо из тировита на безымянном пальце своей правой руки и тихо откликнулась:

– Мне своего никогда не удастся приручить.

«Отчего вы так думаете, маленькая госпожа?» – раздался в моей голове знакомый голос Зеста.

«Сударь?» – удивилась я и стала оглядываться по сторонам.

«Вы чему удивляетесь, маленькая госпожа? Вы пришли в храм всех богов. Здесь присутствую и я тоже, тем более что сегодня обручаются двое моих подопечных».

«Ой, братец, – послышался звонкий голосок. – Не занудствуй и дай Нилии посмотреть церемонию!»

«Шалуна?» – на всякий случай уточнила я.

«Она самая, – усмехнулась богиня удачи. – Я смотрю, ты совсем заскучала, впрочем, как и я. Поэтому подготовься к сегодняшней ночи, мы с тобой пойдем развлекаться!»

Зест расхохотался, я насупилась, а Шалуна промолвила: «Зайду за тобой в полночь. Отказы не принимаются! Жди!»

Я все еще недоуменно моргала, и Зест задумчиво проговорил: «Кажется, я догадался, что задумала моя младшенькая! Но вы не бойтесь, маленькая госпожа, я постараюсь подстраховать вас на предстоящем празднике».

«Каком празднике? – совсем запуталась я, а после догадалась: – Опять ваши игры, господа боги?»

«Вам эта игра понравится, маленькая госпожа, – мягко рассмеялся темный бог. – На балу вы узнаете меня по яркому бутону розаруса, приколотому к камзолу», – оповестил меня он и
Страница 2 из 34

попрощался.

На меня тут же нахлынули звуки: голоса жрецов, тихая музыка, встревоженное дыхание сестер.

– Гронан ир Бракс, просим вас надеть браслет второго обручения вашей нареченной, – сказал жрец.

Я потрясенно хлопала ресницами – сколько всего, оказывается, пропустила, пока беседовала с богами! С преувеличенным вниманием стала смотреть, как осторожно темный застегивает украшение на правом предплечье моей старшей кузины.

– Этель мир Лоо’Эльтариус, просим вас, наденьте браслет второго обручения своему нареченному, – обратилась жрица.

Моя старшая сестра с нежной улыбкой повернулась к своему избраннику и ловко защелкнула массивный золотой браслет на руке Гронана.

– Объявляем вас женихом и невестой! Скрепите узы поцелуем!

Этель и темный магистр слились в страстном поцелуе.

– Да благословят боги ваш союз! – Голоса жрецов вознеслись к высокому своду храма.

Йена с довольной улыбкой уже расписывалась в храмовой книге, видимо, она опередила Лиссу и стала подругой невесты. В том, что произойдет дальше, я уже не сомневалась – браслеты новообрученных вспыхнули ярким светом, и на их месте показались узоры.

Последующее празднество помню плохо, так как я с легким страхом и неуемным любопытством ожидала полуночи. Что именно задумала рыжая богиня?

Я танцевала с Ристоном, смеялась с сестрами, а после подошла к Тинаре.

– Ты скоро поступаешь в академию, так скажи, что ты решила? – серьезно поинтересовалась у нее.

– Буду поступать сразу на два факультета. Батюшка обещал поговорить с архимагом мир Самаэлем.

– Я спрашивала про Лардана, – уточнила, красноречиво посматривая на сестрицу.

– Ты о том хмарном волке? – неприязненно повела плечиком младшая. – А ничего я не решила. Приеду в академию, тогда и подумаю. Вдруг встречу кого…

– Кого?

– Возлюбленного! И он меня спасет от мерзкого оборотня.

– Вот уж новость!

– Что тебя удивляет? Я не собираюсь покорно сидеть и ждать, когда он заберет меня на псарню, – сердито сообщила Тинара.

– Почему же на псарню?

– А где, по-твоему, живет личный песик Повелителя демонов? – яростно сверкнула глазами младшая, давая понять, что разговор окончен.

Да уж, нелегко придется господину мир Урбирелю с моей сестрицей! И кстати, в самом деле, где он живет? – всерьез озадачилась я.

На Крыло опустилась душная летняя ночь. Через открытое окно было видно, как с темных небес подмигивают очи-звезды и льется тусклый оранжевый свет обоих месяцев. В саду стрекотали ночные насекомые, а на высоком дубравнике ухала ночнуха, добавляя ночи загадочности. По моему телу пробежала легкая дрожь то ли страха, то ли предвкушения предстоящего таинственного бала. Я беспрерывно поглядывала на шкаф, гадая, во что бы этакое сегодня принарядиться. Когда все же решилась и открыла дверцу, прямо из воздуха на кровать опустилось пышное платье нежно-голубого цвета. Я с благоговением прикоснулась к гладкой, чуть поблескивающей в свете магического светлячка ткани. Следом за платьем появились две длинные заколки и маска, а на полу оказались изящные туфли на высоком каблуке.

Когда принарядилась и подошла к зеркалу, то безмерно удивилась. Из зеркальной глубины на меня смотрела хрупкая девушка с большими синими глазами и длинными серебристыми волосами.

В это же мгновение в комнате возникла Шалуна. Богиня была одета в длинное темно-розовое платье, отделанное самоцветами. На ее лице красовалась блестящая маска.

– Готова! – довольно констатировала она, придирчиво оглядывая меня с головы до пят.

– Ты навела на меня морок. Зачем? – полюбопытствовала я.

– Мы едем на бал в академию Создателей…

– Куда? – возопила я.

– Не шуми! Тебе понравится. Но там нежелательно появляться даже мне, я еще первокурсница, поэтому мы проникнем туда тайно. Увлекательно, правда?

Нахмурилась, вспомнив, чем закончился для меня другой бал, на который я когда-то тоже тайно проникла.

– Да ты не сомневайся, – махнула рукой рыжая богиня, уже успев прочитать мои мысли. – Тебя точно никто не узнает! Матушка сама дала мне амулет, так что даже Фроктист не поймет, кто ты такая на самом деле.

– Кто не поймет?

– Глава нашей академии. Кстати, там и братцы мои будут, да и… Ладно, все увидишь своими глазами. Ты, главное, чаще улыбайся мужчинам, и все будет замечательно и славно!

– Я постараюсь, – сдержанно кивнула я.

– Тогда идем! К утру верну тебя домой. – Шалуна протянула мне маленькую ладонь с длинными пальцами.

Ухватилась за нее, и картинка перед моими глазами поменялась. Я невольно ахнула. Мы очутились в роскошном саду, освещенном множеством магических светлячков, которые очень напоминали звезды. Впереди на холме сверкал тысячами окошек замок с множеством воздушных башен. Пока Шалуна влекла меня к нему, я с восторгом оглядывала окружающий пейзаж. Газоны со смарагдовой травой; восхитительные, роскошные клумбы с порхающими над ними ночными мотыльками; кусты, подстриженные в форме незнакомых рун. Высокие деревья шумели пышными кронами, а на их нижних ветках я заметила качели. В необыкновенных фонтанах журчала прозрачная вода, а по стенам беседок вились незнакомые растения с пышными цветами.

Представший моему взору замок из белоснежного камня казался нереальным. Его стены освещали сразу три луны: две из них были желтыми, а одна золотисто-оранжевой, отчего стены замка казались позолоченными. Причудливые, невесомые башни привлекали внимание своими ярко-алыми шпилями, на которых развевались разноцветные флажки. К замку из сада вела широкая дорога, покрытая плитами из светлого мрамора, которые создавали впечатление, что мы идем по хрупкому льду. Я, точно зачарованная, вертела по сторонам головой и восторженно ахала. Перед массивными дверьми, украшенными самоцветными каменьями и причудливо изогнутыми завитушками, Шалуна резко остановилась и взволнованно зашептала:

– Чуть было не забыла тебя предупредить! Ты сегодня заменяешь одну мою подругу. Ее имя Нариабель, но друзья зовут ее Нари.

Я нахмурила брови и тихо спросила:

– А она не будет против?

– Нет, я ее предупредила, да и сама Нари болеет, поэтому не сможет быть на балу. Так что ты не волнуйся, просто меньше болтай и больше улыбайся!

Богиня удачи Омура ступила на каменный порог высокого, богато украшенного крыльца. Двери при этом гостеприимно распахнулись, и я испуганно охнула. Здесь нас встречало странное металлическое существо.

– Мы на бал! – смело объявила ему Шалуна и потянула меня к длинной светлой лестнице, перила которой украшали крупные желто-оранжевые цветы.

Испуганно покосившись, я быстро прошмыгнула мимо странного существа.

– Не пугайся, – шепнула мне спутница, – это всего лишь голем.

Я запомнила новое слово и стала быстро подниматься по лестнице. На самом ее верху оглянулась назад, – железный человек, не двигаясь, смотрел нам вслед. Его стеклянные глаза горели синим пламенем.

Пройдя сквозь высокие резные двери, инкрустированные мелким речным жемчугом и разрисованные позолотой, мы оказались в длинном коридоре с множеством расписных дверей. На стенах горели желтые магические светильники разнообразных форм и размеров. Мое внимание привлекли два из них: фигура женщины, поднимающая в руках
Страница 3 из 34

желтый шар, и кованый кот, играющий с горящим клубком. Все они были сделаны из какого-то темного металла, поражали изяществом и красотой линий и плавных изгибов.

– Это резиденция главы нашей академии, мы с тобой прошли с черного хода. В бальном зале постарайся сильно не удивляться, – попросила меня Шалуна, открывая очередные двустворчатые двери, но я вновь широко распахнула глаза.

Здесь начиналась загадочная, светящаяся изнутри и, что уж совсем удивительно, движущаяся лестница, ведущая к очередным дверям.

Богиня резво прыгнула на ступеньку и быстро поднялась наверх. Мне было как-то боязно.

– Ты чего? – крикнула мне сверху спутница.

Но я все еще не осмеливалась сделать шаг вперед. Рыжая богиня с досадой топнула ножкой и прикоснулась к зеленому кристаллу на перилах лестницы. Ступеньки немедленно побежали вниз. Спустившись ко мне, девушка ухватила меня под локоток, прикоснулась к красному кристаллу, и мы поднялись наверх. Немного подумала и решила, что раз уж я приняла приглашение, то бояться просто бессмысленно. Да и не каждый день людям позволено побывать в запретном мире Создателей.

– Запоминай, – на ходу объяснила мне Шалуна, – принцип работы прост: все, что зеленого цвета, то открывает и опускает вниз, а все, что красное – закрывает или поднимает.

Я ошарашенно покивала: мол, все ясно.

– А, вот еще, – девушка сняла с руки перстень с крупным камнем, – держи! Это кольцо для связи на случай, если потеряемся. Камень светится – надави на него, это я тебя вызываю. Хочешь пообщаться со мной сама – поверни перстень и жди моего ответа, а потом излагай свою просьбу.

– Ага-ага, – снова кивнула я.

– Выдохни! Мы заходим в зал!

Спустя мгновение мы ступили на балкон с фигурными коваными перилами. Внизу шумел сотнями голосов, танцевал под плавную музыку, искрился тысячами огней бальный зал. Создателей в нем было очень много. Все они были просто невероятно красивы, и я поняла, кого брали за образец Ориен и Муара, когда лепили перворожденных на Омуре. Богатые, изысканные наряды поражали мой неискушенный взор разнообразием расцветок и фасонов, а дорогие украшения сверкали и переливались в ярком свете. Посередине зала находился фонтан, выпускающий разноцветные струи до самого потолка. Создатели подставляли бокалы под эти брызги и подносили наполненные кубки к устам.

Шалуна взяла меня под руку и потянула к движущейся лестнице. Мгновение, и мы уже внизу. Приятная музыка льется откуда-то сверху, кругом сияют улыбки и слышится радостный смех.

– Улыбайся! – Спутница чуть сжала мою ладонь.

Я глупо улыбнулась и увидела, что к нам направляются двое мужчин. Оба высокие, широкоплечие, одетые в яркие камзолы. Лица прикрыты серебряными масками.

– Девочки! Какими судьбами? – спросил брюнет с пронзительными серыми глазами.

– Не вам нас об этом спрашивать! – дерзко ответила ему Шалуна.

– Ну-ну, – широко ухмыльнулся другой мужчина, блондин с длинными шелковистыми волосами, рассматривая меня зелеными глазами в прорезях маски.

– Не язви, Файвилл, лучше угости нас вином, – игриво попросила его рыжая богиня.

– Что будете пить? – улыбнулся в ответ блондин.

– Розовое шипучее.

– Банально, моя рыжулька, – лениво отозвался брюнет. – Все свое, омурское, любишь?

– Люблю. И я не твоя, Тауз. – Шалуна гордо вздернула подбородок.

– Не искушай меня доказать тебе обратное, малышка-шалунишка, – мурлыкнул мужчина, лаская собеседницу взглядом.

Шалуна покраснела и спешно напомнила:

– И где наше вино?

– Скоро будет, – ответил ей Файвилл и посмотрел на меня: – Нари, ты что сегодня будешь?

Напряглась и бросила взгляд на свою спутницу. Она украдкой толкнула меня, а я, вспомнив манеры сестер ир Кверс, сладко улыбнулась блондину, кокетливо взмахнула ресницами и пропела:

– Предпочитаю свое, местное.

– О-о-о! Любимое сладостное бирюзовое! Да-а, малышка! – В глазах собеседника зажегся голодный огонек.

Мамочки-и-и! Во что я умудрилась ввязаться! Бросила взгляд на Шалуну, но богиня молча переглядывалась с Таузом и мне помогать не собиралась.

Светловолосый Создатель увлек меня к фонтану, я панически заозиралась по сторонам. Хорошо, что на время мужчина отпустил меня и отправился наполнять хрустальные кубки вином. Шалуна и Тауз медленно шли туда, где вальсировали пары. У них любовь? – с удивлением спросила я сама себя.

– Нари, детка, я так скучал! – Файвилл привлек меня к себе.

Нервно хихикнула, ибо пребывала в состоянии паники. Зеленые глаза неотрывно следили за мной.

– Пить хочу, – спешно объявила я и буквально вырвала из рук мужчины бокал с бирюзовым напитком. Залпом опустошила его, не ощущая вкуса.

– Ты сводишь меня с ума. – Создатель привлек меня к себе. – Потанцуем?

Я икнула, а он уже потянул меня танцевать. Вальс увлек меня, а Файвилл оказался превосходным партнером, да и музыка требовала подчиниться ей и манила за собой. Как ни странно, но я успокоилась. Шаг, еще один, поворот… Зеленые глаза напротив меня довольно сверкнули, и я лукаво улыбнулась.

– Нари, – выдохнул мужчина, – ты прекрасна!

– Я знаю, – рассмеялась я, словно плавая в колдовском тумане.

Очередной поворот – и я, очарованная пьянящей обстановкой бала, смело отдалась музыке, следуя за ее завораживающими звуками. Глаза блондина стремительно потемнели. Ой! Я что, соблазняю Создателя? Наверное, завтра мне будет стыдно! Но в этот момент мной полностью овладело чувство невиданного воодушевления – я простая, человеческая девица, танцую на балу Создателей! И это чудесно, волшебно, захватывающе! Я счастливо улыбнулась, а великолепный мужчина продолжал кружить меня по залу.

«Да, – сказала сама себе, – этой ночью я не стану грустить и тосковать. Я буду радоваться жизни и наслаждаться праздником!»

Файвилл прижал меня к своему напряженному телу, но я отлично понимала, что нравлюсь ему все-таки не я, а Нари. Игриво ударила Создателя по плечу и укоризненно покачала головой: мол, не увлекайтесь, сударь.

Этот танец закончился, но мужчина все не отпускал меня.

– Ты потанцуешь со мной еще, девочка? – изящно приподнял бровь блондин.

Я призадумалась, гадая, как бы мне выпутаться из этой ситуации, и тут же услышала тихий предупреждающий возглас:

– Она со мной, Файвилл!

Повернувшись на звук, я увидела высокого мужчину с алым розарусом на темном камзоле. Зест! Обрадованно посмотрела на темного бога, а Файвилл процедил:

– Шел бы ты отсюда, парень!

– Уйду, – нехорошо улыбнулся брюнет в ответ. – Но только с этой девушкой!

Я спешно произнесла:

– Файвилл, спасибо за танец, но мне срочно нужно пообщаться с Зестом.

Живенько ухватилась за протянутую руку бога подземного мира Омура. Он улыбнулся мне одними уголками губ и закружил в танце. Я смешалась, услышав незнакомую мелодию, но Зест тихо произнес:

– Просто следуйте за мной, маленькая госпожа, это несложный танец.

Благодарно кивнула своему спасителю. Мелодия была незамысловатой, а движения не отличались особой сложностью, поэтому я плавно скользила, следуя за своим кавалером, все мое тело тонко чувствовало этот чарующий танец.

– Вы чудо, маленькая госпожа, я рад, что не ошибся в вас, – довольно улыбнулся темный бог.

– Пытаетесь втянуть меня в новую игру,
Страница 4 из 34

закружив голову комплиментами? – прозорливо осведомилась я.

– Разве наша жизнь была бы интересна без игр? – Таинственная улыбка не сходила с его уст.

Ответить я не успела, так как мужчина еще быстрее закружил меня по залу, повороты танца становились все стремительнее, все кружилось перед моими глазами, и вот наконец наступила кульминация. Мы оба тяжело дышали и неотрывно смотрели друг на друга. Я внутренним чутьем понимала, что должна выдержать взгляд этого хитрого и опасного Создателя, который явно задумал что-то коварное и собирается поручить мне сыграть роль в своей темной игре. Впрочем, пока Зест меня не обижал, поэтому я его не слишком боялась. Справилась, не отвела взгляд.

– Пойдемте отыщем мою сестрицу, – предложил Зест.

Рука об руку мы шествовали по залу. В шумной толпе я не смогла заметить рыжую Создательницу. Теперь слово «боги» казалось мне неуместным, здесь они были именно Создатели.

Зест провел меня к скамье у фонтана, а сам отправился за напитками. От нечего делать я стала осматриваться по сторонам. Кругом вовсю веселились Создатели: смех, громкие голоса, шутки царили повсюду. И вдруг… я недоверчиво моргнула, а дыхание на пару мгновений остановилось. Прямо напротив стояли двое мужчин, они не улыбались, а пристально разглядывали меня. У одного из них были длинные рыжие волосы, а вот второй… Я судорожно вдохнула, а выдохнуть опять позабыла. Черная, как вороново крыло, коса сложного плетения, белоснежная рубашка и темно-серый камзол с серебристой окантовкой. Мое сердце ухнуло вниз. Я узнала своего любимого дракона, а он неотрывно глядел только на меня.

– Маленькая госпожа, я взял на себя смелость наполнить ваш бокал сладким вишневым вином, – раздался над ухом голос Зеста.

Вздрогнула, не глядя приняла протянутый бокал и осушила его наполовину. Мой спутник озадаченно свел темные брови и огляделся. Громко фыркнул и констатировал:

– Вот в чем дело! Теперь я понимаю, отчего они собрали вас здесь!

– Очередная игра Шалуны и Фреста? – Я допила остаток вина.

– Да, это их очередная игра, но давайте вмешаемся в нее. Разве вам не хочется нарушить планы моего братца так же сильно, как и мне?

– Давайте! – махнула рукой. После двух кубков вина я была согласна на многое.

Зест рассмеялся приятным грудным смехом:

– Не знаю, обрадует ли вас тот факт, что ваш жених на этом балу присутствует тайно – так же, как и вы. Вероятно, мои родственники решили загадать ему загадку в вашем лице, маленькая госпожа.

– И что мне это дает?

– Вы можете пообщаться с ним. Думается мне, что Фрест уже обратил внимание дракона на вашу яркую персону.

– Да я же и подойти к нему не смогу!

– Ваш браслет? Это не проблема. Я сниму с вас его на время, а ваше кольцо из тировита прикрою мороком, так что ваш жених ни о чем не догадается.

Я бросила взгляд на Арриена, но он уже отвернулся от меня и теперь с невозмутимым видом созерцал танцующих Создателей. Фрест едва заметно кивнул мне, и я поняла, что Зест оказался прав – его брат и сестра втянули меня в свои игры, в которых мне уготована роль безвольной куклы. Матушка тоже оказалась права – боги, они и есть боги. Что ж, раз мне предлагают сыграть, выбора у меня нет, только это будет и моя игра тоже. Я сделаю все от меня зависящее, чтобы бог огня проиграл.

– Сударь, – с коварной улыбкой обратилась я к темному богу, – вы проводите меня к своему брату и его спутнику?

Зест присел передо мной на корточки, широко ухмыльнулся и отозвался:

– С величайшим удовольствием, маленькая госпожа! Я поставлю на вас и буду надеяться, что вы собьете спесь с моего брата.

Неуловимым движением мужчина снял с меня браслет разлуки, я поднялась со скамьи, горделиво вскинула подбородок и, чинно вышагивая под руку с темным Создателем, направилась к своему жениху и его покровителю.

Фрест уже ждал нашего появления, нервно постукивая носком сапога по полу, а Шайн с равнодушным видом повернулся к нам лицом в самый последний момент. Мое сердце учащенно забилось в груди при виде этих синих глаз, мерцающих огненным светом в прорезях маски, твердых губ, взывающих к поцелуям, широких плеч, обтянутых бархатным камзолом, которые мне до безумия захотелось обнять. Я едва все не испортила и не выдала себя судорожным вздохом. Но, заметив довольную улыбку Фреста, разом собралась и сладко улыбнулась обоим мужчинам. Зест ободряюще сжал мою руку и произнес:

– Здравствуй-здравствуй, братец! И тебя приветствую… хм…

– Это мой друг… Эсмиор, – чуток замешкавшись, ответил бог огня.

Арриен недоуменно приподнял бровь, глядя на своего покровителя, но промолчал.

– А это Нариабель, подружка Шалуны. Помнишь? – продолжал темный бог.

– Помню-помню, – прищурившись, откликнулся рыжий Создатель.

– Ты Шалуну не видел? Может, пойдем и поищем сестрицу вместе? – предложил Зест.

– А малышка Нари не заскучает? – насмешливо поглядел на меня Фрест.

– Уверен, что господин Эсмиор ее развлечет. Верно? – красноречиво заломил смоляную бровь темный бог, выразительно поглядев на Шайна.

Дракон бросил на него недовольный взгляд, а затем нехотя кивнул. Я возрадовалась – Арриен меня не узнал. Когда братья-Создатели удалились, я посмотрела на Шайнера и кокетливо взмахнула ресницами.

– Как станем развлекаться, господин Эсмиор?

Губы жениха искривила недовольная гримаса, и он с неохотой проговорил:

– Госпожа Нариабель, из меня сегодня плохой кавалер, потому что я не настроен развлекаться.

– Почему же? У вас плохое настроение?

– Можно сказать и так. – Арриен попытался отвернуться от меня, но я сдаваться не собиралась. Буквально повиснув на его руке, с придыханием попросила:

– Давайте потанцуем, господин Эсмиор, музыка всегда сближает мужчину и женщину!

– Н-да? – с сомнением глянул на танцующих Шайн.

– Да-да! – Я уже тянула мужчину в центр зала.

Зазвучавшая мелодия оказалась волнующей, страстной, но совершенно незнакомой, и я запоздало поняла, что не знаю этого танца. Посмотрела на своего дракона и заметила, что он растерян. Вот уж новость! Но жених и впрямь не знал, как себя вести. Я торопливо осмотрелась, углядела главное и лукаво посмотрела на своего сопровождающего.

– Чудесная мелодия! Верно, господин Эсмиор?

– Хм…

– Вы немногословны, господин. И вот что меня еще волнует: вы всегда так любезны с девушками?

– Хм… да.

– Видимо, сегодня вы и вправду не настроены развлекаться, – с притворной грустью потупилась я. А после прижалась всем телом к своему дракону и доверительно сообщила: – Но это совсем не страшно. Я сумею вас развлечь!

Осмелев, положила одну ладонь мужчины на свою талию, а другую его руку крепко ухватила своей дрожащей рукой. Почувствовав тепло тела Арриена, я словно обезумела, поддалась неуемному желанию танцевать и последовала за колдовскими нотами звучащей мелодии. Шайнеру ничего не оставалось, как шагнуть за мной. Я так сильно скучала по этому невероятному мужчине, что позабыла обо всем на свете. Глядя в синие омуты его глаз, ощущала лишь желание двигаться, желание чувствовать его, любить своего жениха. Счастливо улыбалась, растворившись в завораживающей мелодии, которая все нарастала, а Шайнер очаровывал меня своими прикосновениями, своим взором, и я парила
Страница 5 из 34

в небесах, кружась в пламенном танце.

К сожалению, и эта музыка завершилась, а Арриен вознамерился проводить меня до скамьи и сбежать. Но разве я могла позволить ему сделать это?

– Вам неприятно мое общество? – капризно поинтересовалась я, не отпуская горячую ладонь своего возлюбленного.

– Не в этом дело, госпожа Нариабель. – Шайнер едва заметно поморщился и спешно огляделся. Не обнаружив наших знакомых Создателей, он обреченно вздохнул и присел на скамью рядом со мной. Я заметила подходящего к нам Файвилла. Оставаться с блондином не собиралась! Вымученно вздохнула и срывающимся голосом прошептала Шайну:

– Господин Эсмиор, вы прогуляетесь со мной по саду? Мне отчего-то стало не хватать воздуха!

Мой мужчина с равнодушным видом поднялся, протянул мне руку и повел за собой, не особо осматриваясь по сторонам. Я же видела, что Файвилл следует за нами. Сердце громко стучало в моей груди, и я опасалась светловолосого Создателя. Мы с Арриеном свернули в длинный коридор, а из небольшого помещения за парчовой занавеской выпорхнула счастливая парочка влюбленных. Не мешкая увлекла своего спутника в освободившуюся нишу. Места здесь оказалось совсем немного, и я прижалась к мужчине. Заметив удивленный взгляд кавалера, спешно приложила палец к его губам. Мы стояли настолько близко, что дыхание Арриена обжигало меня, а его четко очерченные губы манили прикоснуться к ним страстным поцелуем. Что ж, я поддалась этому соблазну! О боги! Я уже начала забывать, какими жадными могут быть поцелуи жениха! Остановиться сама не смогла, но Шайн вдруг резко отстранился и холодно изрек:

– Шерра, вы же прогуляться хотели! И что за игры вы ведете со мной?

– Игры? – Я несколько раз обиженно моргнула. – Господин Эсмиор, что вы подразумеваете под этими словами?

Поспешила придать лицу кокетливо-глупое выражение, дабы Шайнер не узнал меня. Мужчина шумно выдохнул, и я выглянула из-за шторки. Файвилла в коридоре не наблюдалось. Радостно ухватив жениха за руку, чтобы не сбежал, направилась прочь.

– Прогуляемся? – поинтересовалась я у него и томно взмахнула ресницами.

Арриен всем своим видом показывал, что мое общество его утомляет, однако все же отправился меня сопровождать. Надо же, а вот дракониц и демониц он развлекал на том балу в Торравилле! Помнится, гад синекрылый тогда был любезен с ними. Отчего же теперь он стал таким холодным?

Я насупленно посмотрела на своего спутника, а переведя взор, позабыла обо всем. Мы вышли на широкую террасу, с которой вниз сбегала движущаяся лестница. Все пространство веранды было заставлено кадками с незнакомыми карликовыми деревцами, на которых висели созревшие плоды, а внизу располагался ночной сад, освещенный тремя лунами и магическими фонариками. Он манил прохладой и журчанием фонтанов и привлекал пением соловьев.

Под руку с женихом спустилась на светлую дорожку, окруженную роскошным ковром зеленой травы. Из замка долетали чудные звуки музыки, очаровывая и заставляя поверить в сказку. Настоящее волшебство растекалось в воздухе и разлеталось по округе прозрачными брызгами фонтанов. Я подбежала к одному из них и опустила руки в звенящие струи. Да, мне не показалось – из фонтана били струи живой воды! Немного поиграла с поющими каплями и услышала позади себя тихое восклицание. Слегка напряглась, но обернулась к своему мужчине с очаровательной улыбкой. Легкий ветерок едва заметно шевелил темную шелковистую прядь, спускающуюся на лоб Шайна. Его грудь взволнованно опускалась и поднималась, выдавая тревожащее дракона волнение. Арриен с надеждой вглядывался в мое лицо. Я страстно вздохнула, набрала полные ладони живой воды и подошла к Шайнеру.

– Не знаю, как вы, господин Эсмиор, а я безумно хочу пить, – жарко сообщила я и в подтверждение своих слов отпила из ладошек. Один глоток, не больше – я помнила слова Хозяина леса. Вода оказалась совершенно другой, не такой, какую я пила на Омуре. У той был свежий, ягодный, лесной вкус. Эта же манила вкусом спелых зилийских персиков, увлекала нотами ароматных розарусов, пьянила оттенком розового шипучего вина и оставляла послевкусие приторно-сладкого южного меда, напоминая о прогулках по знойному летнему саду на морском побережье. Зажмурилась и провела кончиком языка по губам. Шайн судорожно вдохнул и хрипло спросил:

– Кто ты?

– Кто я? – слегка приподняла бровь. – Разве вы забыли мое имя, господин Эсмиор?

Арриен затряс головой, словно старался сбросить с себя нахлынувшее наваждение. Я подошла к нему и протянула ладони с оставшейся водицей:

– Попробуйте это, мой господин, и, возможно, вы все поймете.

– Пойму? – нахмурился мой дракон. – А не запутаюсь ли я окончательно, моя госпожа? Или, может быть, меня охватит забытье?

– Не попробовав, мой господин, вы ничего не узнаете, – лукаво улыбнулась и протянула ладони к его лицу.

Несколько мгновений Шайнер не отводил своего взора от моего лица, потом взял мои руки в свои широкие ладони и поднес к губам, выпивая остатки живой воды. Я чуть было не застонала от пронзившего меня наслаждения в тот самый миг, когда его горячие губы коснулись моей кожи. Выпив, мужчина зажмурился, после открыл глаза и пробормотал:

– Вы правы, госпожа Нари, этот напиток помогает забыться… И пусть она это почувствует!

Я хотела спросить: «Кто она? Шекрелла?» Но уже в следующий миг позабыла обо всем, потому что его губы неистово прижались к моим устам. Со стоном обвила руками шею своего жениха, запустила пальцы в его волосы, чуть растрепала идеальную косу и провела ноготками по макушке. Теперь застонал Арриен и еще сильнее прижал меня к себе, будто собрался слиться со мной в единое целое. Я не сопротивлялась, а лишь гладила его шелковистые волосы, мускулистую спину, широкие плечи. Мужские руки нежно скользили по моим волосам, спине, оглаживали бедра. Жидкий огонь растекался по моему телу, заставляя меня пылать и прижиматься еще сильнее к возлюбленному. Когда поцелуй завершился, мы оба тяжело дышали и смотрели только друг на друга.

– Вам понравилось, мой господин? – игриво улыбнувшись, шепнула я.

– Что? – Кажется Шайн все еще не пришел в себя.

Я любезно пояснила:

– Вам понравилась вода из этого источника?

– А? Да… – Очень развернутый ответ прозвучал из его уст.

Довольно улыбнулась – мой дракон находился в смятении, и это было понятно без слов.

Протянула руку, которую он крепко ухватил, и повела Шайнера в сад, под сень высоких деревьев с пышными кронами, сквозь которые просвечивал золотистый свет лун и косо стелился по темной земле. В воздухе разливался аромат цветов, многие из которых и на ночь не закрывали свои нежные упругие лепестки.

Присела на одну из качелей, укрепленную на ветке высокого дубравника, кокетливо улыбнулась и посмотрела на Арриена:

– Вы покачаете меня, мой господин?

Шайнер, не отводя от моего лица пристального взгляда, взялся за перила качелей и отправил меня в полет. Сначала медленный, плавный, а затем все выше и выше от земли. Я счастливо рассмеялась, поднимая взор к звездному небосводу. Сквозь крону дерева мне было видно перечеркнутое ветками небо с незнакомыми созвездиями и всеми тремя лунами.

Перевела взор на дракона и слегка призадумалась, потому что он
Страница 6 из 34

по-прежнему очень внимательно изучал мое лицо. Когда мужчина остановил качели, я и вовсе испугалась, что мой обман раскроется. Но нашла в себе силы беззаботно улыбнуться и шутливо осведомилась:

– Мой господин, вы уже устали меня качать?

– Нет, – последовал на удивление четкий ответ, а продолжение фразы и вовсе повергло меня в оцепенение, ибо мне сказали:

– Я собираюсь вас поцеловать, моя госпожа!

– Зачем? – сорвалось у меня с языка, прежде чем я успела подумать.

Вредный дракон ехидно усмехнулся и спросил:

– А зачем, по-вашему, мужчина целует девушку?

– Мм… – прикусила кончик пальца и задумалась над достойным ответом.

Но после того как Шайн присел передо мной на корточки, мягко отвел мою руку и принялся целовать каждый пальчик, я потеряла остатки всех мыслей и, околдованная обжигающим взглядом синих глаз, отдалась во власть этого непредсказуемого мужчины. Наши губы встретились. Поцелуй этот был глубоким и страстным, и мне, и моему возлюбленному хотелось большего. Я не понимала, что делаю, крепко прижималась к Арриену, а после сама толкнула его на траву. Не прерывая жаркого поцелуя, он перевернулся и оказался сверху. Как же давно я не ощущала эту восхитительную, сводящую с ума тяжесть его тела! Подняв ноги, обвила ими талию Шайнера. Он чуть отстранился, приподнялся на локтях, а я недоуменно посмотрела на него.

– А теперь покажи мне свое лицо, госпожа! – прохрипел Шайн и неуловимым движением сорвал с меня маску.

С какой-то отчаянной надеждой он вглядывался в мое иллюзорное лицо. Стрельнула глазками и призывно улыбнулась:

– Нравлюсь?

Дракон недоуменно свел темные брови. Я капризно поджала губки и полюбопытствовала:

– Мы продолжим наш поцелуй, мой господин, или нет?

Арриен все еще не шевелился, поэтому я, окончательно осмелев, сняла с него маску и нежно провела по его лицу. Мои пальцы изучили каждый изгиб, каждую часть этого нереально красивого лица. Мужчина хрипло дышал и следил за мной из-под полуприкрытых век. Тогда я сама потянулась своими устами к его губам. Этот поцелуй не был похож на все предыдущие. В нем была лишь всепоглощающая, сметающая все на своем пути страсть. Бедра Шайна, находящиеся между моих ног, пришли в движение и стали медленно покачиваться. Эти движения доставили мне удовольствие, но я ощущала, что хочу чего-то большего, того самого запретного, неизведанного. Подумала, медленно опустила руки и сжала ими крепкие ягодицы жениха, его стоны усилились, а я отвечала ему со всей страстью. Но вдруг Арриен резко отпрянул, посмотрел на меня затуманенным взором и замер, а его зрачки засветились, будто угли костра. Дракон вырвался из моих объятий и со злостью произнес:

– Я не стану одним из ваших любовников, госпожа Нари! Наслышан я уже о ваших похождениях! Не знаю, откуда вы узнали обо мне, но прошу вас позабыть все, что вы узнали!

Мужчина вскочил на ноги и, стиснув зубы, надел на свое лицо сброшенную мной маску. Словно оглушенная, я села и помотала головой. Вот уж новость!

– Пойдемте, провожу вас в замок…

Не спрашивая моего согласия, меня резко подняли с земли, быстро пригладили платье и протянули маску. Ни слова не говоря, я надела ее дрожащими руками. После мы быстрыми шагами пошли к залитому светом величественному дворцу. Шайн был предельно зол и твердой походкой двигался через сад, я практически бежала за ним, увлекаемая его сильной рукой. Мимо фонтана мы пронеслись как ураган. У лестницы Арриен резко остановился и произнес:

– Возвращайтесь, госпожа Нари, и найдите себе другую жертву. Я никогда не полюблю такую девушку, как вы!

– Какую – такую? – выдавила я с трудом.

– Ветреную, взбалмошную, изменчивую и слишком любвеобильную, – язвительно пояснил Шайнер.

А мне вдруг стало обидно за подругу Шалуны, и я гневно проговорила:

– Ну и любите тогда холодную ледяную глыбу! Уверена, что любая неодушевленная ледышка станет для вас прекрасной парой!

На это мое заявление собеседник только лишь громко фыркнул.

Я ступила на лестницу, и ее ступеньки медленно понесли меня к террасе. По пути вспомнила Шекреллу и решила: «Арриен мечтает только о ней! Хмарный дракон!»

Злые слезы выступили на моих глазах, и легкий ветерок тут же овеял лицо. Я гордо выпрямилась. Больше ни одной слезинки не пролью из-за тебя, Арриен Шайнер мир Эсморранд!

На террасе не выдержала и оглянулась. Шайн стоял у подножия лестницы, неотрывно глядя мне вслед. Я улыбнулась ему и кокетливо помахала на прощанье ручкой. Арриен вытянулся в струнку, его глаза подозрительно прищурились, а губы чуть шевельнулись. Спустя мгновение ветер донес до меня его слова:

– Ма-шерра Нилия… я чувствовал… – И мужчина буквально прыгнул на ступеньку.

Терять время я не стала. Подхватила подол пышного платья и бросилась бежать. В зале мне пришлось приостановиться, но я быстрым шагом прошла сквозь толпу к лестнице, по которой мы пришли сюда с Шалуной. На ступеньке оглянулась – жених не отставал и преследовал меня. В голову пришла тревожная мысль: «Вот мы какие, девицы, непостоянные, сами не ведаем, чего хотим. Еще несколько лирн назад я мечтала отдаться дракону, а теперь бегу от него, словно от стаи голодных сабарн!»

Арриен шел с невозмутимым и совершенно спокойным видом уверенного в себе хищника, который знает, что добыча в любом случае не ускользнет от него. Ага, как бы не так! Я резво подбежала к двери и нажала на зеленый кристалл. Створки гостеприимно распахнулись передо мной. Вбежала в освещенный коридор и быстро нажала на красный кристалл. Дверь закрылась и меня окружила тишина и мягкий приглушенный свет. Я перевела дыхание и снова побежала. Оказалось, что сделала это не зря. Позади меня створки двери опять распахнулись, и в них вошел довольно улыбающийся Шайнер. Он сделал шаг в мою сторону и, широко ухмыляясь, сказал:

– Иди сюда, моя сладкая! Ты вроде целоваться хотела? Так я готов! Прости, сразу не сообразил, что это ты, но обещаю, что исправлюсь.

Припустила бежать по коридору, вот только бежала я от себя самой. Двери и коридоры мелькали перед моими глазами, точно картинки в магическом калейдоскопе. За очередными створками располагалась площадка с тремя входами. Не особо задумываясь, я выбрала ближний из них. Влетела, прикоснулась к красному кристаллу, побежала на очередном повороте с кем-то столкнулась. Два коротких вскрика, и я вижу перед собой Шалуну. Выглядела Создательница не лучше меня: запыхавшаяся, раскрасневшаяся, в расстегнутом спереди платье.

– Тауз? – глупо улыбнулась я.

– Ага, – удрученно кивнула она, оценивающе осмотрела мой внешний вид и констатировала: – Значит, я проиграла братцу. Эх!

– Что? – возмутилась я, а из-за поворота донеслось:

– Малышка-шалунишка, милая, ты где?

Шалуна затравленно огляделась и, схватив меня за руку, побежала к двери. Я отчаянно помотала головой:

– Там Шайн!

– Хмар! – с чувством ругнулась моя спутница и вновь огляделась по сторонам.

Заметалась, дергая за ручки многочисленных дверей. Пятая по счету распахнулась, и мы ввалились в незнакомую комнату. Захлопнули за собой дверь и устало упали на мягкий ковер.

Лежали, не шевелясь, довольно долго, прислушиваясь к тому, что происходит снаружи. Поскольку в комнату никто не врывался, мы обе
Страница 7 из 34

успокоились, сели и осмотрелись. Внутри, вопреки ожиданиям, было светло. Горели два магических светильника около массивной кровати с резными столбиками и бархатным балдахином кроваво-красного цвета. С первого взгляда стало ясно, что комната принадлежит мужчине – строгие темные тона отделки, интерьер без особых изысков и едва уловимый аромат мужского парфюма. Шалуна первой поднялась на ноги, а я не замедлила спросить:

– Ты снова втянула меня в свои игры? Зачем?

– Ну не злись, – заискивающе улыбнулась богиня удачи, – я же говорила, что мне очень скучно живется…

– Вот и развлекалась бы со своим Таузом! – со злостью перебила я ее.

Моя собеседница уперла руки в бока:

– Скажи еще, что ты не хотела оказаться в объятиях Арриена! Самой не надоело каждую ночь тихо рыдать в подушку? В то время когда ты могла бы наслаждаться поцелуями своего дракона!

Я поджала губы и, насупившись, отвернулась от нее. Шалуна вздохнула и поинтересовалась:

– Как он догадался, что ты не Нари?

Я подумала и решила, что глупо злиться на Создательницу, поэтому спокойно попросила:

– Сними с меня этот морок.

Она исполнила мою просьбу, и я поведала:

– Я сама себя выдала, когда помахала ему на прощанье так, как уже делала это в свое время в академии. До этого он ничего не понял, до последнего сомневался и решил, что гуляет с Нари.

– Ого! Расскажи подробней! – Глаза рыжей богини азартно заблестели.

Я, утаивая некоторые подробности, рассказала Шалуне все, что происходило в саду между мной и Шайном. Она слушала не перебивая, а в конце потерла руки:

– Значит, Фрест мне все-таки проиграл! Но надо отдать должное Зесту – молодец, сразу сообразил, как Арриен сможет тебя узнать. Вероятно, именно на это и рассчитывал Фрест.

Я хмыкнула, но промолчала. Мое внимание привлек необычный предмет, стоящий на массивном письменном столе. В хрустальном треугольнике находилось два полукруглых самоцвета синего и красного цвета, а посередине подрагивала стрелка из темного камня.

– Что это? – заинтересовалась я и подошла ближе, но потрогать загадочный предмет все же не решилась. Чуть вздрагивающая стрелка завораживала тихой мелодией, которая был похожа на звук дождевых капель.

Шалуна, с азартом открывающая и закрывающая многочисленные ящики письменного стола, на миг отвлеклась от своего занятия. Поглядела на незнакомый для меня предмет и беспечно ответила:

– Это маятник мира.

– Маятник? Мира? А что это?

– Это, – рыжая Создательница продолжила прерванный осмотр ящиков, поэтому отозвалась с некоторой заминкой, – это прибор, который показывает, грозит ли миру, созданному тобой, война.

– Прибор? Война? – Я недоуменно хлопала глазами.

– Ага! Ну как бы тебе объяснить… – Девушка смешно сморщила веснушчатый носик. – Короче говоря, это штуковина показывает, не разгорелся ли в твоем мире какой-нибудь конфликт. Если стрелка приближается к топазовому полукружию, то все замечательно, а если к красному, то пора наведаться в этот мир. Ясно?

– Ясно, чего тут может быть неясно, – потрясенно изрекла я.

– Ай, да не грузись ты! – махнула на меня рукой собеседница.

От этой фразы я и вовсе дар речи потеряла – это чего я не должна делать? Тяжести таскать? Так я вроде и не собиралась.

Заметив мой изумленный вид, Шалуна коротко бросила:

– Забудь! – и снова принялась перебирать содержимое ящиков.

Немного придя в себя, я поинтересовалась:

– А что ты ищешь?

– Что-нибудь особенное, этакое, что этот незнакомый Создатель использует в своей работе. Вдруг найду что-то необычное и потом блесну знаниями на очередном уроке по мирозданию, – откликнулась девушка, а я молча обдумала ее слова и задала новый вопрос:

– Так, значит, миров много? Столько же, сколько и Создателей? И создавала ли ты уже свой мир?

– Я? Мм… нет, – поколебавшись, поведала богиня. – Для этого мне еще две тысячи лет учиться надо.

– Сколько?

– Две тысячи.

– А тебе сколько лет?

– Пять тысяч.

– Сколько?!

– Пять тысяч, – терпеливо повторила Создательница, – но по-вашему это всего лишь двадцать. Так что я твоя ровесница и в академии только первый курс закончила. Курс, по-вашему, длится двести лет.

– Ого!

– Но не все выдерживают до конца обучения. Девушки обычно выходят замуж и становятся богинями в мирах своих избранников, а парни, если не слишком сильны в мироздании, просто просятся в миры своих друзей и родственников, как мои дядюшки.

– А-а-а… – единственный звук, который смогла произнести я, поразившись полученным сведениям.

– Но миров много. Самых разных. Я успела создать только черновик, – сказала Шалуна.

– Черновик?

– Ну да, пробный мир, который спустя некоторое время самоуничтожается.

– И тебе не жалко его было?

– Ну-у… – как-то уж очень подозрительно протянула она.

– А людей ты создавала? – задала я новый вопрос.

– Да… Ой, только это секрет! – Девушка покраснела.

– И что с ними стало?

– Не знаю, – нахмурилась богиня.

– Как – не знаешь?

– Вот так! Я бросила этот черновой мир в запретную вселенную – спрятать его от учителей, которые строго следят за тем, чтобы черновики уничтожались.

– Запретную вселенную?

– Да, это место, куда Создатели прячут экспериментальные миры, где можно наблюдать за тем, как развиваются жители без вмешательства извне. Большинство таких брошенных миров рано или поздно уничтожают сами жители.

– Разве такое возможно? А создания Нави могут их уничтожить?

– Они просто не успевают добраться до таких миров. Поверь мне, очень часто жители сами уничтожают свой мир, воюя между собой.

– А кто придумал Навь? Зачем она нужна?

– Это творение Создателей-изгоев, появившихся после Третьей войны Создателей.

Я снова призадумалась.

– Ты уже не маленькая, поэтому должна понимать, что там, где есть Добро, всегда существует и Зло. – Рыжая Создательница пристально посмотрела на меня, а я пробурчала:

– Лучше бы этого Зла вовсе не было!

– К сожалению, так не бывает, – со вздохом констатировала Шалуна, а я осведомилась о другом мучившем меня вопросе:

– Значит, на Омуре есть черная дверь, за которой скрывается навий зверь? И он способен уничтожить наш мир?

– Не только его, но и нас всех тоже.

– И ты об этом так спокойно говоришь? – возмутилась я.

– А что? Родители когда-то уже поймали этого зверя, и на этот раз придумают, как его обезвредить. Ты, главное, раньше времени не паникуй.

– И когда придет это время?

– Когда расцветет голубая сирень, – сообщила Шалуна.

– И все-таки хотелось бы знать более точную дату, – настаивала я на своем.

– Рыжая, смени тему, – с кислым выражением на лице потребовала Создательница.

Я недовольно скривилась, но послушно исполнила это повеление и спросила:

– Ты не знаешь, почему Шайн назвал Нари ветреной, взбалмошной, изменчивой и это, как его… любвеобильной? А еще заявил, что не станет ее очередным любовником!

Девушка хмыкнула в ответ:

– Потому что Нари такая и есть! И, видимо, Арриен уже слышал о ее похождениях.

От подобных слов я оторопела и не нашлась что сказать, а Шалуна добавила:

– Нари – наполовину человек. Ее батюшка – Создатель, а матушка была жрицей в его мире. По нашим законам моя подруга никогда не сможет создать собственный
Страница 8 из 34

мир, вот она и ищет подходящее место для проживания, попутно развлекаясь тем, что соблазняет понравившихся ей местных жителей.

– Так ты… так я… – даже заикаться начала от пронзившей меня догадки.

– Ничего предосудительного ты не совершила. Наоборот, вела себя так, как обычно это делает Нари, – успокоила меня спутница.

– Вот уж новость! – вырвалось у меня. И тут раздался ликующий возглас рыжей Создательницы:

– Ого! Звезды!

– Звезды? – переспросила я и подошла к ней.

Мы вдвоем склонились к нижнему ящику, в котором лежала коробка, доверху наполненная блестящими шариками, загадочно переливающимися в свете магических светильников.

Глаза Шалуны блестели не хуже этих шариков, когда она пыталась вытащить коробку из ящика. Но та не поддавалась жадным ручкам девушки.

– Помоги мне, – пропыхтела Создательница, и я тоже ухватилась за край коробки.

Достать ее из ящика оказалось нелегким делом. Мы, тяжело дыша, тянули находку на себя. Пара мгновений, и коробка выскочила из углубления, упала на пол, как и мы сами, а звездные шарики раскатились по комнате. Шалуна при виде этого громко сглотнула, схватила меня за руку и прошептала:

– Бежим отсюда!

Я не могла отвести взор от открывшегося передо мной волшебного зрелища. Один за другим шарики начали раскрываться, выпуская из своего нутра столбы голубоватого света. Создательница испуганно попятилась, увлекая меня за собой. Звезды тем временем стали расти, а по замку пронесся громкий звук.

– Это сигнал тревоги! – Моя спутница резво запрыгнула на мраморный подоконник.

– Мы же на четвертом этаже! – со страхом заметила я, понимая, что она собирается делать.

– Ну и что? Скоро от этого замка может ничего не остаться, а к нам уже спешат стражи. Накажут обеих. Меня ждет Черная башня, а тебя смерть! – Шалуна спешно распахнула окно.

Умирать мне не хотелось, поэтому я следом за богиней вскарабкалась на подоконник.

– Спрячемся в других мирах, пока тут идет расследование. Следы запутаем, никто нас и не отыщет! – Девушка протянула мне руку.

Я зажмурилась и следом за ней шагнула в темноту ночи. Мгновение – и шелест ветра смолк, а нас окружила пустота.

– Хмар! – вполголоса ругнулась богиня. – Пустое пространство! Видимо, я переволновалась и перепутала заклинания!

Я открыла глаза и поняла, что мы повисли в кромешной тьме. Сердце глухо отсчитывало удары, а где-то рядом раздавался шепот рыжей Создательницы.

Взявшийся невесть откуда порыв ледяного ветра потащил нас в неизвестном направлении. Яркая вспышка, мгновенная острая боль во всем теле… и я отпустила руку Шалуны. Упала на что-то твердое. Резко села и огляделась. С небес светила одна-единственная желтая луна и капал мелкий холодный дождик. Я сидела на какой-то странной дороге из ровного твердого камня с загадочной белой полосой посередине, а по сторонам шумел лес. Вдруг сзади послышался странный шум. Оглянувшись, увидела, что прямо на меня надвигается огромное чудище с горящими желтым светом глазами.

– Шалу-у-уна! – завопила я что есть мочи, закрывая глаза.

Рыжая богиня не появилась, зато послышался страшный визг, громкий хлопок, а затем цоканье каблучков. Меня потрясли за плечо и женский голос спросил:

– Эй! Я тебя не задела? Ты вообще как здесь оказалась?

Я открыла глаза и увидела рядом с собой девушку ненамного старше себя. Одета незнакомка была очень странно: узкие синие брюки, белый вязаный свитер, а на ногах туфли на высоком каблуке. Темные волосы девушки были забраны в высокий хвост, а ее глаза оказались разноцветными: правый был зеленым, а левый – карим.

– Эй, ты говорить можешь? – снова обратилась девица ко мне.

– Вы кто, сударыня? – выдавила я из себя, удивляясь незнакомой обстановке.

– Мое имя Вероника, – слегка обескураженно ответила незнакомка. – А тебя как звать? И почему ты оказалась посередине трассы, вдали от всех населенных пунктов, да еще в таком платье? На дворе стоит август, но нынче он выдался дождливым и холодным, видимо, бог осерчал на нас в этом году.

– Бог? Какой бог? – уцепилась я за знакомое слово.

– Как какой? Наш, Иисус Христос.

– Кто-о?

Эта самая Вероника нахмурилась и осторожно осведомилась:

– Ты не местная, что ли?

– Нет…

– Откуда ты? И что это за одежда на тебе?

– А на тебе? Ты магиня?

– Кто-о? – Настала очередь девушки округлить свои необычные глаза, а затем она хлопнула себя по лбу: – А! Магиня! Ты, что ли, из этих, как его… ролевиков? Толкиенистов?

– Толки… кто? – не поняла я.

Вероника шумно вздохнула.

– А зовут-то тебя как?

Я решила быть вежливой. Поднялась на ноги и присела в реверансе:

– Мое имя Нилия мир Лоо’Эльтариус.

Глаза у моей собеседницы стали еще шире, а потом она махнула рукой:

– Лады, Нилия, пошли, хоть до дома тебя довезу на своем железном коне.

Я удивилась и стала оглядываться по сторонам в поисках лошади, но увидела только чудище с двумя желтыми глазами. Завизжала:

– Ой, чудовище! Помогите! – и в ужасе бросилась в лес.

Поскользнулась на скользкой от дождя земле и кубарем покатилась вниз. Там села и осмотрела себя с помощью магии – кости были целы. Меня всю трясло, но я смогла расслышать треск сучьев и крик моей недавней собеседницы:

– Эй, Нилия, ты где?

Я затаилась под ближайшим кустом и решила, что здесь дождусь Шалуну. Вероника шумно ломилась сквозь мокрый кустарник и ворчала:

– Черт знает, что творится! У меня завтра первый рабочий день, а я шатаюсь по лесу в поисках какой-то сумасшедшей!

– Я в здравом уме, – обиженно сообщила я.

Весьма недовольная девушка тут же подошла ко мне. Сложила руки на груди и заявила:

– И как это понимать? Я хочу ей помочь, а она от меня убегает!

– Там чудовище, – указала в сторону дороги.

– Ну, знаешь ли, прости великодушно… У меня всего лишь старенькая «девятка», а не «бентли»!

Я немного поморгала и начала бормотать:

– Опять эти незнакомые слова, как и у Шалуны… Шалуна! Точно! Так я в другом мире!

Вероника как-то уж очень нехорошо прищурилась, и я решила пояснить:

– Я живу на Омуре. Сегодня богиня удачи пригласила меня на бал Создателей, а там был Шайн. Он меня узнал, и мне пришлось сбежать от своего дракона. Вместе с Шалуной мы попали в комнату одного из Создателей и нашли там звезды. Они стали расти, и мы прыгнули с четвертого этажа, а после рыжая богиня отправила нас…

По мере моей сумбурной речи глаза собеседницы округлялись все больше и больше, а потом она замахала руками:

– Ой, уволь меня от твоих дурацких игр! Я не люблю фэнтези! Пошли лучше к машине, доставлю тебя в город. Дома у меня отмоешься, а то у тебя такой вид, что сразу загремишь в каталажку.

Я попыталась осмыслить слова Вероники, но безрезультатно, поэтому махнула на все рукой. Осмотрела себя и согласилась:

– Ужас!

А так как Шалуны поблизости не наблюдалось, я решила принять предложение Вероники и со вздохом потопала следом за ней.

К чудовищу по имени «девятка» я подходила с опасением. А потом вдруг вспомнила, что нечто похожее уже видела в столице эльфов Астрамеале у братьев мир Ль’Кель.

– Механика, – со знанием дела протянула я.

– Да уж не автомат, – огрызнулась в ответ девушка.

– Ав-то-мат? – по слогам произнесла я очередное незнакомое слово. – Разве это не
Страница 9 из 34

магия?

Вероника взвыла и, открыв передо мной дверцу, приказала:

– Садись уже, госпожа Нилия!

Я любезно улыбнулась и села внутрь. Здесь было довольно тепло. Беспокоило лишь то, что слева светились призрачным зеленым светом загадочные круги с цифрами.

Когда девушка села рядом, я незамедлительно поинтересовалась:

– Там сидят подчиненные безымени? Ты некромантка?

Очередной стон сорвался с губ моей спутницы, и она душевно попросила:

– Нилия, давай мы обе помолчим! Я поведу машину, а ты в окно смотри. Лады?

Я, насупившись, пожала плечами, а когда чудище взревело и рвануло с места, судорожно вцепилась в ручку, расположенную на дверце. Говорить мне и впрямь расхотелось.

Поездка увлекла меня, да и загадочная машина тоже. Странные штуковины, ползая по окну, смахивали дождевые капли; вдоль дороги стояли высокие фонарные столбы. Ехали мы очень быстро, так стремительно летал только мой дракон. Я невольно задумалась – а почему в нашем мире нет таких чудовищ?

Моя спутница прикоснулась к черной вещице с яркими огоньками, и я подпрыгнула на своем кресле, потому что внутри послышалась странная мелодия, а девица заорала:

– Все пучком, а у нас все пучком…

Немного послушав, я не выдержала:

– А другие песни у вас поют?

Вероника хмыкнула и вновь дотронулась до черной поверхности. Мгновение спустя заорал какой-то парень:

– Из окна гостиничного номера своего я телевизор выкинул на авто…

– Это что? – заморгала я, а девушка ядовито объявила:

– Извини, но симфоническую музыку я не слушаю.

– Симфо… что? Это на мелодилле играют или на лютне? А может, поют менестрели? – недоуменно спросила я и любезно улыбнулась.

Но Вероника моих усилий не оценила и свирепо заорала:

– Все-о-о! Давай поедем дальше в тишине!

Странные песни умолкли, я пожала плечами и отвернулась к окну.

Глава 2

Город – вот что увлекло меня по-настоящему. Широкие освещенные улицы, высокие дома со множеством прямоугольных окон и ровные дороги. Правда, моя спутница все ругала какие-то ямы. Лично я никаких ям не заметила.

– Разве это ямы? Ты по нашим трактам не ездила! – объявила я и заработала очередной злой взгляд Вероники. Вздохнула и снова отвернулась к окну.

Когда мы въехали во двор высокого дома, в котором я насчитала целых девять этажей, во многих окнах свет уже не горел. Поэтому я решила, что все обитатели просто легли спать, и поинтересовалась:

– Какой у тебя высокий дворец! Ты княгиня?

Девушка что-то прошипела себе под нос и жестом велела следовать за ней. Во дворе было тихо, только дождевые капли со стуком барабанили по мостовой.

Вероника открыла передо мной дверь «девятки», так как я сидела и не знала, как мне выйти. Глядя, как я выхожу на улицу, моя спутница хмурилась и досадливо покусывала губы, видимо сожалея, что связалась со мной.

Открыв дверь дома странным круглым ключом, девушка, не оглядываясь, вошла внутрь. Передняя мне не понравилась. Темная, с окрашенными стенами, без изысков и украшений и не слишком чистым полом. Хорошо хоть сверху лился тусклый свет. Мы подошли к странным двустворчатым дверям, и спутница прикоснулась к небольшому кружку, который тут же зажегся, а после створки разошлись перед нами.

– О, – догадалась я, – магический лифт!

Вероника с неприязнью покосилась на меня и, издевательски поклонившись, пригласила пройти внутрь. Я с любопытством огляделась. Внутри все было очень просто и скучно.

– Никакого изящества и оригинальности! Странная у вас архитектура, – заметила я.

– Не нравится – иди обратно в свой лес и ищи своих ролевиков, госпожа Нилия, – неласково посоветовала мне спутница.

Я осмотрела свое платье и со вздохом ответила:

– Куда же я пойду в таком виде? Да и где лес, я тоже не ведаю.

– Тогда помолчи.

Створки двери распахнулись и мы вышли в темный коридор; только свет, льющийся из лифта, освещал небольшой пятачок у выхода.

– Вот заразы, опять лампочку украли! – в сердцах сообщила Вероника и раскрыла небольшую сумочку, висящую на плече. Из нее девушка достала небольшую плоскую коробочку. Спустя мгновение створки лифта закрылись, а коробочка засветилась в руках у моей спутницы.

– Что это за магия? – не удержалась я от вопроса, хотя понимала, что лучше бы промолчать.

– Нилия! Ну хватит уже! С виду ты вполне нормальная девчонка, заигравшаяся малость, но вроде неглупая. Так зачем задаешь глупые вопросы? Думаешь, я поверю, что в наше время в России кто-то еще не видел смартфонов?

Хотела возразить, что я живу в Норуссии, а не в России, но решила, что будет лучше, если промолчу.

Следуя за Вероникой, прошла в ее комнату и вновь не удержалась:

– Ого! Это твои покои?

– Нет, это не покои. Это квартира! Где я живу с родителями, которые уехали на дачу. И все! Не беси меня! Иди в ванную и приведи себя в порядок, а платье в машину брось, она живенько постирает, – нервно отозвалась девушка.

– Как? Твоя «девятка» еще и стирать умеет? – безмерно удивилась я.

Спутница моя вновь взвыла и скрылась в одной из комнат. Я осторожно последовала за ней. Там оказалась небольшая ванная, освещенная желтым светом, льющимся откуда-то с потолка. Кран я узнала, у нас были похожие. Мне молча вручили большое мягкое полотенце и оставили одну.

Посмотрела на закрывшуюся за Вероникой дверь, пожала плечами и стала раздеваться. Воду включила практически сразу и залезла в ванну. На бортике стояли странные склянки, заполненные разноцветными жидкостями. Я взяла в руки одну из них. Отвинтила пробку и вылила содержимое себе на ладонь. Густая жидкость весьма приятно пахла. Интересно, из чего ее делают? Я осмотрела содержимое склянки с помощью магии. Из знакомых ингредиентов высмотрела только воду и решила не рисковать, поэтому просто вылила жидкость в ванну. На поверхности воды образовалась густая пена. Я потянулась к другой бутыли и после долгих поисков остановилась на простом душистом мыле.

Покончив с мытьем, завернулась в полотенце, волосы высушила с помощью бытовой магии и, захватив с собой платье, вышла за дверь.

В коридоре мне попалась Вероника.

– С легким паром, инопланетянка, – усмехнулась она.

– Кто?

– А чего платье в машину не закинула? – не обратила на мой вопрос внимания девушка.

Я с недоумением посмотрела на нее, а она с тяжким вздохом пояснила:

– Ты собираешься его стирать?

– Зачем? Это долго, я же умею пользоваться бытовой магией.

Хозяйка пресловутой квартиры скептически оглядела меня с ног до головы и громко фыркнула:

– Ну лады, давай колдуй! А я погляжу.

– Колдуют у нас только темные и черные, а светлые, как я, магичат или творят волшбу, – объяснила я. – Разве в вашем мире не так происходит?

– Пу-уфф! – шумно выдохнула собеседница. – Давай твори уже свою волшбу, пока я санитаров не вызвала.

– Каких еще санитаров?

– Нилия, не зли меня!

Я посмотрела в гневно поблескивающие глаза Вероники, тяжело вздохнула и разложила платье прямо на полу. Пара пассов руками, нужное заклинание, и мой наряд уже снова блестит чистотой. Я перевела взор на девушку. Она стояла замерев, широко открыв рот и округлив глаза. Когда наши с ней взгляды встретились, Вероника нервно хихикнула и, похрюкивая, сползла по стеночке. Затем подскочила и рысью побежала в другую
Страница 10 из 34

комнату.

Одевшись, я направилась за ней. В освещенной комнате находился стол, странные коробки и шкафчики. Похоже, здесь были совмещены кухня и трапезная. Хозяйка квартиры сосредоточенно искала что-то внутри высокого белоснежного короба.

– Будешь мартини? – предложила она, вытаскивая стеклянную бутылку, и, видя мое недоумение, пояснила: – Это вино такое.

Я кивнула и присела на краешек стула, стоящего перед столом. Моя собеседница залпом осушила свой бокал и уставилась на меня своими разноцветными глазами.

– Давай рассказывай все по порядку!

– Мой мир называется Омур, и я высшая целительница… – начала я, но Вероника истерично хихикнула:

– А что? Бывают еще и низшие целители?

– Есть просто целители, – исподлобья глядя на нее, обиженно сказала я. – Не веришь – могу показать, что я умею. Может, у тебя болит что-нибудь?

– Слава богу, нет. Но… – Девушка призадумалась и вскочила. – Пошли!

Я послушно поплелась за ней.

– Вот! – Она привела меня в комнату и указала на кого-то, лежащего на полу. – Ему помощь не помешает. Давеча сбежал из квартиры и его собаки во дворе покусали.

Я подошла ближе и увидела обычного кота. Опустилась перед зверьком на колени и ласково обратилась к нему:

– Потерпи, милый, я тебе помогу!

Кот боязливо косился на мою протянутую руку большими зелеными глазами и трясся мелкой дрожью.

– Ветеринарам он не дается. Я сама ему делаю уколы, – пожаловалась Вероника, опускаясь на пол рядом со мной.

Нежно прикоснулась к животному и призвала свою магию. Мой «котик» давно не практиковал, поэтому обрадовался предстоящему делу. Когда я закончила, зверь сладко задремал. Его хозяйка облегченно вздохнула и резво ускакала на кухню. Я отправилась туда же.

В трапезной остановилась, потому что увидела, что девушка пьет вино прямо из бутылки. Я ее мягко пожурила:

– Юным девицам не пристало вести себя подобным образом.

– Не пристало так нервировать юную девицу! Ты как к нам попала? В портал, что ли, какой провалилась?

– Нет, я же говорила, что мы с Шалуной звезды нашли, и нам пришлось прыгать из окна, а чтобы не разбиться, богиня отправила нас в твой мир.

– Шалуна? Богиня?

– Да, а что тут такого?

– Погоди-погоди! Ты запросто общаешься с богиней? – совсем ошалела моя собеседница.

– Многие наши боги общаются со смертными, – простодушно сказала я.

Девушка икнула и поинтересовалась:

– А зачем вы звезды искали?

– Да мы не их искали, а прятались от своих женихов…

– У тебя уже есть жених? Красивый?

– Очень.

– И он, наверное, принц?

– Он князь и дракон.

– Кто-о? – изумилась Вероника. – Это такой огромный, с крыльями, и он еще огнем плюется?

– Ну, это только в звериной ипостаси, а так Шайн мужчина с черными волосами и синими глазами.

– О-о-о! – Девушка снова отпила из бутыли. – А эльфы у вас есть?

– Есть.

Смешок и вопрос:

– А гномы?

– Да.

– А эти, как их… хоббиты?

– Э-э-э… нет, таких нет.

– Ладно! А кто еще есть?

– Если не будешь перебивать, я все тебе расскажу, – объявила я.

– Ик… а давай!

Говорили мы с ней долго. Я рассказывала собеседнице об Омуре, а она мне о своем мире – Земле. На улице уже посветлело, и мы обе отчаянно зевали. В трапезной появилась Шалуна.

– Нилия! Вот ты где? Я тебя по всему лесу искала! А ты даже не удосужилась посмотреть на кольцо!

– Ой! – спохватилась я.

– Это… ик… и есть твоя богиня? – осоловело поинтересовалась Вероника, вновь прикладываясь к бутыли.

Шалуна внимательно посмотрела на нее и вскрикнула:

– Ого! Отмеченная!

– Ик… кем… и для чего? Прошу уточнить подробнее, госпожа богиня! – пьяно изрекла землянка.

Рыжая Создательница повела плечами и неопределенно ответила:

– Кем именно, не ведаю, но кто-то из Создателей избрал тебя для исполнения какой-то важной задачи в своем мире.

– Ик… час от часу не легче… попаданки, богини… А у меня, между прочим, завтра первый рабочий день!

– Уже сегодня, – любезно заметила Шалуна.

– Ик… и вправду. Выпьем, девочки!

– Не-е, нам пора, – отозвалась Создательница.

– Ну, ежели что, забегайте на огонек!

Шалуна прищурилась, подошла к Веронике и что-то прошептала. Девушка покачнулась и повалилась на пол.

– Помоги мне, – пропыхтела рыжая богиня.

Я подошла к ней и мы вместе донесли брюнетку до узкого дивана. Я укрыла Веронику пледом и поглядела на Шалуну. Она объяснила:

– Я погрузила ее в сон. Заодно от похмелья избавила и стерла память. В худшем случае она будет думать, что ей загадочный сон приснился… Идем, пора нам. Только не теряйся больше!

Я взяла богиню за руку, а она что-то зашептала на незнакомом языке. Мысленно попрощавшись со спящей Вероникой, я прикрыла веки, а затем услышала крики и громкий шум, будто много-много мелких камушков покатились со скалы.

– Ложись! – крикнула Шалуна и толкнула меня на землю.

Я больно ударилась, открыла глаза и обиженно поглядела на свою спутницу. Создательница болезненно морщилась. Я перевела взгляд и посмотрела на окружающий мир. Было душно, подо мной находилась сухая, пыльная земля. Прямо перед лицом лежал крупный валун.

– Мы где… – начала было я, но рыжая богиня меня перебила:

– Хмар его знает, где мы оказались! Я стараюсь запутать наши следы, чтобы Создатели-поисковики нас не обнаружили.

– Сдавайтесь, Джоссеры! – раздался повелительный возглас откуда-то справа от нас.

– Джоссеры не сдаются! – выкрикнул в ответ звонкий девичий голосок слева. – Пора бы уже это понять, Кайзеры!

Я посмотрела на Шалуну – она пребывала в оцепенении, а над нашими головами с треском пролетели мелкие камушки.

– Ложись! – отмерла Создательница и ткнула меня лицом в песок.

Когда я поднялась и очистила рот от попавшего туда песка, то услышала очередные выкрики. Кто-то кому-то очень громко угрожал.

– Не высовывайся, иначе зацепят. Я их знаю, – сообщила мне спутница.

– Кого – их? – осторожно полюбопытствовала я.

– Бандиток этих. Помнишь, я тебе говорила про свой черновой мир?

– Так мы оказались в нем?!

– Именно так, – мрачно подтвердила Шалуна. – И пока эти хмаровы девчонки не передерутся между собой и не выявят победителей, нам отсюда никуда уйти не удастся.

Я с недоумением посмотрела на девушку:

– Это же твои создания, вот и призови их к порядку!

– Я еще жить хочу, – хмыкнула она, а затем невесело пояснила: – Я создавала мир, в котором все равны, а получилось у меня… хмар знает что! Думала, что будет нескучно наблюдать за ними, а на деле все вышло очень даже невесело.

– Они же пытаются убить друг друга!

– Естественно, это же черновик. Добро пожаловать в Лейрос – мир преступников!

– Ты создала мир преступников? – искренне возмутилась я.

– А чего ты хотела от первокурсницы? Ты все черновики без ошибок пишешь? – также искренне возмутилась в ответ Шалуна.

Ответить ей я не успела, ибо прямо над нами раздался возглас:

– Так-так-так! Ну и кто тут у нас? Шпионки Кайзеров?

Мы с рыжей Создательницей спешно оглянулись. Над нами склонились и победно ухмылялись две довольно высокие девицы. Эти тоже были одеты по-мужски: короткие обтягивающие кольчуги, узкие кожаные брюки и высокие сапоги. На поясе у каждой были закреплены перевязи с оружием странного вида. Обе блондинки с короткими по норусским
Страница 11 из 34

меркам волосами, только у одной девушки шевелюра была почти белой, а у другой – цвета спелой пшеницы. Девицы были чем-то неуловимо похожи и явно приходились родственницами друг другу.

– Эшли, – беловолосая поглядела на свою спутницу, – ты глянь, кого мы обнаружили!

– Угу-угу, – покивала в ответ другая блондинка. – Я же говорю, мы шпионок Кайзеров поймали!

– Мы не шпионки, – рискнула сообщить им Шалуна.

– Да-да, а мы родные сестры, – оскалилась в ответ Эшли.

– Вообще-то, сестры, – обличительно указала на девиц рыжая Создательница. – Только сводные, у вас был один папенька, Эджор Джоссер – глава островной группировки Фортенгер.

– Да ну? – притворно удивилась одна блондинка.

– Что еще тебе известно? – вмиг посерьезнела другая.

– Все! – твердо ответила Шалуна. – И я знаю, отчего вы воюете с девчонками Кайзеров, а также почему вынуждены жить вместе, хотя люто ненавидите друг друга. И еще я знаю всех, кто остался в живых из многочисленного клана Джоссеров.

– Гм, это тебе Кайзеры поведали? – прищурилась Эшли, а ее сестра вытащила из-за голенища сапога узкий кинжал с рукоятью в форме черепа. При этом она очень нехорошо поглядела на нас с рыжей богиней и широко ухмыльнулась.

Я сглотнула и посмотрела на свою спутницу. Она недоверчиво хлопала глазами и нервно подхихикивала. Вот уж новость! От немедленной расправы нас спас крик:

– Эшли, Кайли, вы где? Кайзеры свалили! Пора бы и нам отправляться восвояси!

– Элли, идите сюда! Мы тут кое-кого поймали! – громко сообщила Эшли.

– Ты бы заткнулась, малявка, а я бы этих по-тихому прибила, – с угрозой посоветовала ей Кайли, глядя на нас холодными голубыми глазами.

– А ты бы не приказывала мне, дочь шлюхи! – взорвалась Эшли, и тут же упала на песок, ибо сестрица с размаху ударила ее в челюсть.

Темноглазая медленно поднялась, стерла с губ каплю крови и бросилась на обидчицу. Девицы стали свирепо мутузить друг друга, катаясь по земле. Я открыла рот и испуганно поинтересовалась у Шалуны:

– Ты уверена, что мы не в Навь провалились?

Рыжая Создательница мне не ответила, она, зажмурившись, что-то нервно шептала. В поле моего зрения показались еще три действующих лица. Впереди шла высокая, крепко сбитая женщина, за ее руку держалась курносая вертлявая девчушка лет десяти. А за ними, утопая высокими каблуками в песке, ковыляла рыжеволосая девица с ярко накрашенными губами. Увидев нас, девочка и рыжая широко округлили глаза. Женщина уставилась на дерущихся девчонок, а потом рявкнула:

– А ну-ка, прекратите! Хотите драться – бейте Кайзеров или идите на арену, хоть денег заработаете на пропитание!

Пока я в ужасе моргала и молилась Старшим богам Омура, Шалуна ухватила меня за руку, и мы оказались в кромешной темноте.

Я незамедлительно съязвила:

– Надеюсь, что за этот мир тебе поставили «неуд»!

– Не-а, мне поставили «хорошо», только там все не так поначалу было, – ответила сбоку рыжая Создательница. По звукам я поняла, что она пытается подняться на ноги, поэтому решила последовать ее примеру, но внезапно зажегся яркий свет и послышался угрожающий девичий возглас:

– Ого! Да тут два демиурга отдыхают! Вот вы мне и попались, девочки!

Я открыла глаза, проморгалась… и обомлела. Напротив меня стояло нечто. При более подробном осмотре оно оказалось девицей. Но какой! Лиловые глазища отливают розовым, масса ниспадающих до талии волос была рыжевато-золотистой, но три прядки, произрастающие на макушке, оказались разноцветными – темно-синей, ярко-розовой и лиловой. Все они тянулись до самого пола, а из их концов вырастали три огромные кошки с горящими глазами.

– Мамочки-и-и! – завопила я.

– Хмар! – взвыла Шалуна.

Стоящая напротив девица нехорошо ухмылялась, а ее диковинные звери злобно ощерились, показывая белые острые клыки.

– Я надеюсь, что это не твой очередной черновик, – истерично всхлипнула я.

– Хуже! Это эксперимент нашего императора. – Кажется, рыжая Создательница была напугана не меньше моего.

– Ага! Эксперимент! – грозно кивнула девица. – Из нас собирались сотворить личных зверушек императора демиургов. Веками выводили, так сказать, смешивая различные расы разных миров. А мы все никак не хотели слушаться неласкового хозяина.

– Это не я… не мы… – залепетала дрожащим голосом Шалуна. – Мое семейство всегда пыталось вам помочь. Когда батюшка был в Совете, именно он выторговал для вас относительную свободу. Я из Олле’Айлеринов!

– Н-да! – скептически хмыкнула девица, придирчиво оглядывая мою спутницу.

– Да-да, – бодро закивала Создательница.

– Ну и как твое имя, демиург?

– Шалуна. Я богиня удачи в мире моих родителей.

– А это кто? – Девица указала на меня рукой с длинными золотистыми когтями. Ее звери тоже поглядели на меня, и я всерьез задумалась, не изобразить ли мне обморок.

– Это моя подопечная с Омура, – спешно поведала моя рыжая покровительница.

– Ну и что ты можешь делать, жительница Омура? – Глаза, отливающие розовым светом, требовательно посмотрели на меня.

– А-а-а… я целительница, – пропищала я.

– Даже так?

– Ага-ага! – снова покивала Шалуна, а вместе с ней и я.

– Целительница… – Девица призадумалась, а ее темно-синяя кошка рыкнула и подошла ко мне.

Моя душа позорно спряталась в самые пятки, когда руки коснулось холодное дыхание мрачного зверя.

– Бабочка, не пугай нашу… кхм… гостью, а то она еще промочит свое прелестное платьице, – издевательски улыбнулась хозяйка кошки.

Я воинственно пискнула:

– Я, к вашему сведению, не маленькая девочка и умею сдерживать свои естественные нужды!

– Ого! Да у нас есть зубки, – прокомментировала мое высказывание девица, а потом хмыкнула: – Идем! Есть дело для тебя, целительница!

Не дожидаясь согласия, она резко развернулась на высоких каблуках и взмахнула длинным подолом своей странной юбки, которая спереди была короткими штанишками с кружевными краями, отчего я всерьез решила, что перед у юбки попросту оторван.

– Идем, – шепнула мне Шалуна, помогая подняться с пола. – Это Искра. Она обладает даром мерцателя, и с ней шутки плохи!

С последним было сложно не согласиться. Даже не зная, в чем заключается дар мерцателя, я понимала, что шедшая впереди девица крайне опасна.

Мы быстро следовали за загадочной девушкой, которая двигалась уверенными шагами, несмотря на высокие каблуки своих туфель. Странные звери куда-то пропали, и позади Искры тянулись, словно шлейф, три разноцветные прядки волос.

Я все еще надеялась, что все происходящее просто дурной сон. Украдкой ущипнула себя. Хмар! Больно! Покосилась на Шалуну. Рыжая Создательница, кусая губы, не отрывала взгляд от спины шедшей впереди девушки.

Мы шли по заброшенному помещению, назначения которого я не ведала. Высокие потолки над головами, серые стены с узкими щелями окон, сквозь которые просачивался тусклый синий свет. Кругом были разбросаны сломанные ящики и стояли длинные ряды железных коробов, покрытые толстым слоем пыли. На полу виднелись застарелые пятна гари. Лестница, на которую мы вышли, была освещена бледными круглыми фонарями. Перил у нее не было, а внизу клубилась мгла, наполненная шелестящими звуками.

Искра вдруг резко остановилась и шумно втянула носом воздух. В ее
Страница 12 из 34

руках спустя мгновение сверкнули два светящихся клинка, один розового, а другой золотистого цвета. Концы прядок волос девушки вспыхнули, и моему взору предстали три диковинные кошки. Шалуна насторожилась:

– Там поднятые?

– Верно, демиург! Корпорации все никак не угомонятся, а вы, Олле’Айлерины, повелели нам защищать людей этого мира от поднятых. Сама сражаться умеешь? – Искра насмешливо поглядела на рыжую Создательницу.

Шалуна молча кивнула в ответ, и ее ладони охватило золотистое сияние. Тогда девица перевела взор своих лиловых глаз на меня:

– А ты?

Я отрицательно покачала головой. Искра только пожала плечами и бросилась вперед. Два зверя побежали следом за ней, а одна прядка вдруг удлинилась, и кошка с темно-синей шерстью подошла к нам. Негромко рыкнула, словно предупредила, и тут из-за поворота показались самые настоящие зомби. Я даже не заорала, у меня просто началась тихая истерика. Медленно опустилась на пол, отчаянно уговаривая свое сознание хоть на время покинуть меня. Рыжая Создательница ловко бросала в оживших мертвецов золотистые огненные шары. Одни зомби сгорали, но на их месте возникали новые. Я нервно хихикнула, это самая длинная и необычная ночь в моей жизни, лишь бы она не оказалась для меня последней!

Спустя мгновение почувствовала, как меня подняли с пола. Отрешенно констатировала, что меня ухватили за ворот платья и теперь держат в зубах, словно нашкодившего котенка. Пока я пыталась прийти в себя, синяя кошка по имени Бабочка закинула мое безвольное тело себе на спину.

О! Теперь и на кошке прокачусь! Хотя на кошке – это мягко сказано. Меня нес на своей спине огромный зверь. Мягкий, но совершенно холодный. Так бывает, когда прикасаешься к неодушевленному куску меха, стараясь согреть его теплом своего тела. Я обняла кошку за шею и прижалась к ней. Перед глазами мелькали ноги оживших мертвецов, которых Бабочка по пути с легкостью раскидывала в разные стороны. За очередным поворотом я углядела Искру, бешено размахивающую светящимися клинками. Зажмурилась, ощущая только плавные прыжки диковинного зверя, уносящего меня прочь от опасности. Лапы Бабочки бесшумно ступали по каменному полу.

Когда стих вой зомби, я открыла глаза. Мы стояли перед закрытой дверью. Зверь негромко рыкнул, я крепче обняла мохнатую шею своей спасительницы. Встав на задние лапы, кошка распахнула обе створки. Мы ступили в узкий коридор со множеством дверей, многие из которых были оторваны или распахнуты настежь. На стенах горели редкие светильники, придавая помещению пугающий вид.

Вдруг Бабочка отчаянно мяукнула, развернулась в обратную сторону и, оскалив клыки, зашипела. Я подняла голову – к дверям медленно, но верно продвигались зомби, шаркая исковерканными ступнями по полу и протягивая ко мне изувеченные руки.

Зверь толкнул меня носом и рыкнул. Я недоуменно нахмурилась. Бабочка подтолкнула меня к двери и рыкнула чуть громче.

– Мне нужно закрыть дверь? – с опаской спросила я.

В ответ раздался жуткий рев. Я подпрыгнула и поспешила к хлипким на вид деревянным створкам. Маленькие оконца оказались выбиты, но железная задвижка была целой. Я с трудом сдвинула ее с места, отрезая к нам путь зомби. Мельком глянув в разбитые оконца, с победным видом оглянулась… и замерла, а потом решила, что сегодня я точно умру. Навстречу нам двигалось огромное чудовище с острыми клыками, выступающими из оскаленной пасти, и большими ручищами, увенчанными длинными когтями. Кошка выгнула спину и зашипела на врага, потом резко подпрыгнула и ринулась в бой. Страшилище и темно-синий зверь схватились между собой в жуткой, давящей тишине. В дверь, к которой я прислонилась, кто-то громко ударил.

Зомби… по мою душу, – как-то уж очень спокойно определила я и плавно переместилась к стене. Деревянные створки содрогались от многочисленных ударов с той стороны, а впереди меня Бабочка не на жизнь, а на смерть сражалась с лохматым чудовищем. Я сидела и молча в оцепенении смотрела на происходящее, молясь, чтобы все это оказалось лишь жутким наваждением. Еще мгновение, и моя защитница с шипением отлетела ко мне. Кошка фыркнула и поднялась на все четыре лапы. Чудовище выдвинулось к нам, а Бабочка снова прыгнула на него. Я зажмурилась, но потом вновь распахнула веки. Опасность лучше видеть, а не выдумывать. Большая кошка и огромное чудище молча бились посередине коридора в десяти шагах от меня, позади в дверь барабанили зомби. Разве может быть еще хуже? Оказалось, что да, может! Чудище отбросило Бабочку к моим ногам. Кошка с великим трудом поднялась, но сдвинуться с места уже не могла. Из рваных ран на ее боку струилась не кровь, а самая настоящая мгла. Зверь грозно ощерился и попытался прикрыть меня своим телом. Я зажмурилась – уж если умирать, то только закрыв глаза, так менее страшно. Мысленно попрощалась с родными и друзьями. Подумала – и прикоснулась левой рукой к обручальному узору, желая Шайну счастливой жизни без меня. Дракон в моем сознании взревел. Его силуэт вспыхнул, перед моим мысленным взором предстал невероятный темноволосый мужчина, и послышались его язвительные слова:

«Я чему тебя обучал, девчонка? Только время зря потратил. Сколько можно повторять, чтобы ты всегда сохраняла спокойствие и трезвый рассудок! Поняла? Думай! Если посмеешь умереть, то пожалеешь об этом. Я тебя и из Нави достану. И тогда уж точно выпорю! Вот помяни мое слово! И чтобы…»

Дальше я даже слушать не стала, поспешила отвести руку от узора, открыла очи, выдохнула и огляделась. Картинка перед моим взором не изменилась: раненая кошка щерилась и закрывала меня от медленно подбирающегося к нам чудовища, а в дверь ломились зомби из коридора.

«Сохранять спокойствие, говорите, господин Шайн? – подумала я. – Из Нави, говорите, достанете? Выпорете?» Тут я нервно усмехнулась, представляя, как именно будет меня извлекать оттуда жених и что от меня останется после посещения этого жуткого места.

Кошка оглянулась на меня, а в моей голове возникла четкая мысль. Умирать я точно не собиралась. По крайней мере, сегодня.

– Бабочка, – шепотом окликнула я большого темно-синего зверя. Кошка негромко рыкнула: мол, не мешай. Но я настаивала на своем, и она поглядела прямо мне в глаза. Я быстро проворила:

– Можешь уронить его так, чтобы я смогла прикоснуться к нему?

Бабочка немного подумала и согласно рыкнула.

Когда чудище подошло к нам достаточно близко, кошка из последних сил совершила прыжок, скакнула ему на голову и принялась рвать плоть своими острыми когтями. Страшилище завыло ужасным голосом и попыталось оторвать Бабочку от себя. Моя защитница не сдавалась – ее когти вырывали тухлые куски мяса из тела нежити, а зубы кошки намертво сомкнулись на теле нападавшего. И вот чудище не выдержало и с грохотом растянулось на каменном полу. Я незамедлительно призвала свою магию – мои ладони вспыхнули черным светом, – а затем приложила руки к омерзительному телу нежити, представляя перед глазами камень.

Когда подняла веки, то на холодном полу лежала каменная скульптура, изображающая жуткое чудовище. Большая кошка стояла напротив и, тяжело дыша, косилась на меня розовым глазом.

Только-только я перевела дыхание, как дверь распахнулась. На пороге
Страница 13 из 34

появилась Искра и две ее оставшиеся кошки. Бабочка исчезла, а девушка огляделась и присвистнула:

– Ого! Это ты его убила?

– Не убила, а обратила в камень, – устало поправила я.

– Но он же дохлый, и, значит, ты его убила. Хотя стоп! Ты же целительница? Ты вот так людей лечишь?

– Конечно нет. Это другая грань моего дара. Высшие целители все так могут… могли, – поведала я.

– Почему могли?

– Долгая история, – попыталась отмахнуться я.

– А у нас есть время. Я с удовольствием послушаю, пока мы твою благодетельницу ждем.

– А где Шалуна? – спохватилась я.

– Недалеко – восставших кромсает. Ниче-ниче, ей полезно поупражняться! Да не вскидывайся ты! Твоя Шалуна демиург, а не человек!

– Кто такие эти демиурги?

– Те, кто создают миры.

– А-а-а… Создатели?

– Ты тему не переводи, целительница! Мне хочется узнать о тебе больше, – испытующе глядя на меня, сказала Искра.

Пришлось ей все рассказывать – и о высших целителях, и о том, почему таких, как я, уничтожали в нашем мире. Вспомнила я и Рейна с Мири. Девушка молча слушала меня и в конце проговорила:

– И ты им все простила?

Я пожала плечами и ответила:

– Глупо воевать с перворожденными.

– Да я не про них! Тебя разве не злит, что ваши местные боги такое допустили? Ты не хотела бы отомстить Олле’Айлеринам?

– Никогда об этом не задумывалась, – озадачилась я.

– А ты подумай на досуге! Не стоит слепо доверять демиургам! Они практически бессмертны и преследуют только свои собственные цели. Поверь, я достаточно насмотрелась на них за свою недолгую жизнь.

– И сколько вам лет? Ой! – Я спохватилась и приложила ладошку ко рту, но Искра лишь грустно улыбнулась и ответила:

– Всего лишь двадцать.

– Вы же не человек?

– Нет, но в моей родне были и люди тоже.

– К какой тогда расе вы принадлежите, сударыня?

– Сложно сказать. Демиурги веками выводили идеальных убийц, смешивая кровь разных рас, пока наша прабабушка не взбунтовалась и не сбежала с Илипкора…

– Где это?

– Илипкор – один из трех миров демиургов.

– И что было дальше? – Теперь уже мне стало интересно.

– Ничего особенного. Прабабушка вышла замуж за демиурга, а их дочь – моя бабушка – за одного из демонов. Им помог сбежать на Инвир молодой Ориен. Да и потом он защитил мое семейство…

– Хорошо, что ты об этом помнишь! – В распахнутые двери ввалилась изрядно потрепанная Шалуна и обличительно указала пальцем на Искру. – Ты бы тоже могла помочь мне!

– Ну-у, ты же у нас всесильный демиург! Разве тебе нужна моя помощь? – дерзко отозвалась девушка.

– Ты не прибедняйся, в тебе тоже течет кровь Создателей! А еще ты можешь помочь нам и отправить нас в Вирренен, а уж оттуда я и сама домой вернусь.

– С какой это стати я должна вам помогать? – Прищуренные глаза Искры гневно блеснули.

– Мой батюшка дважды пошел против Совета и помог вам!

– Ну допустим. А отчего я должна помогать этой девчонке?

Я аж задохнулась от подобного заявления лиловоглазой, а она усмехнулась:

– Не зыркай на меня так, целительница! Давай заключим договор: ты помогаешь мне, а я – тебе.

– И в чем будет заключаться моя помощь? – насупившись, поинтересовалась я.

– Моя сестра ранена, и если ты ее излечишь, так и быть, я помогу.

– И где находится ваша сестра? – деловито полюбопытствовала я.

– Идем! – Девушка развернулась и направилась вглубь коридора.

Мы с Шалуной поплелись за ней. Рыжая Создательница тихо ворчала всю дорогу:

– Я начинаю понимать, отчего их так ненавидят в Совете, а сам император грозится лично извести всех Зерт’Ковэнов!

– Я все слышу, – не поворачиваясь к нам, сообщила Искра.

Шалуна сердито поглядела ей в спину, но замолчала. Видимо, богиня не любила, чтобы ей перечили.

Мы вошли в мрачную комнатушку, освещенную странными магическими светильниками красного цвета, расположенными близко от пола. При нашем приближении эти светлячки превратились в двух красных змей.

– Вспышка, я тебе целительницу привела, – произнесла Искра. – Эль, Лийё, успокойтесь, а ты, целительница, подойди ближе!

– Она не обладает ночным зрением, – вмешалась в разговор Шалуна и зажгла под потолком крупные золотистые шары.

Я наконец смогла рассмотреть небольшую комнату, заваленную стопами бумаги, на которых полулежала еще одна странная девица. Она была брюнеткой с парой прядок двух оттенков красного – винного и кровавого, из которых вырастали две змеи. Одета девушка была не менее необычно, чем ее лиловоглазая сестра. Такая же юбка, будто обрезанная спереди, узкий корсет с шипами и туфли на высоких каблуках. Ее бордовые глаза настороженно следили за мной.

– Ты в своем уме, сестрица? – прохрипела она. – Ты же демиурга привела и…

– И целительницу! – Искра ухватила меня за плечо, и мы вместе подошли к ее сестре.

– Эта пигалица может лечить? – с сомнением посмотрела на меня брюнетка.

– Вот и проверим, – хохотнула лиловоглазая. – Давай действуй, целительница!

– Ее имя Нилия, – вежливо подсказала Шалуна, а брюнетка рявкнула:

– Да хоть кошкой лысой ее назови, не подпущу я к себе эту девчонку!

Я внимательно осмотрела спорившую и решила, что в ее состоянии сопротивляться глупо. Она выглядела очень плохо: одна рука отсутствовала, половина красивого лица была обожжена, обе ноги сломаны, и это только то, что я сумела рассмотреть без помощи магии.

– Вспышка, прекрати! Нам еще нужно братьев найти! И не нервничай – ежели чего, моя Луниэль ей голову откусит. – В подтверждение слов хозяйки розовая кошка выразительно посмотрела на меня, и тут уж я не на шутку рассердилась:

– Да что сегодня за ночь такая? Выдернули из кровати, превратили в какую-то ветреную Создательницу, толкнули в объятия Шайна, затем вытолкнули из окна, вываляли в грязи, заставили влезть в какую-то чудовищную машину, а после снова изваляли в песке. И в довершение ко всему мне постоянно угрожают какие-то странные девицы! Вот где справедливость?!

– Ну а кому из нас легко? – широко улыбнулась Вспышка. – Я, как видишь, помереть собираюсь.

– Так я могу помочь, – объявила я.

– Ладно, помогай! Только помни: если что, моя сестра тебя прихлопнет, – махнула рукой брюнетка.

– Милостивая сударыня, видите ли, мне сегодня никак нельзя умирать! Мой дракон совсем недавно пообещал мне, что если я посмею умереть, он меня лично достанет даже из Нави и выпорет! А мой жених в гневе очень страшен и слов на ветер не бросает.

– Тоже мужики достали? – сочувственно усмехнулась Вспышка.

Я, больше не сказав ни слова, присела перед ней и выпустила магию. Лечить такое существо мне еще не доводилось. Ауру девушки окружали две сущности, которые настороженно наблюдали за моими действиями. Но у меня было такое чувство, будто эти змеи смотрят на меня сквозь толщу воды.

Когда закончила, то обнаружила, что Вспышка не спит, а внимательно смотрит на меня. Потом девица хлопнула меня по плечу, видимо, в знак благодарности, а Искра поинтересовалась:

– Вас прямиком на Омур отправить? Или вы все еще хотите в Вирренен?

– О! А можно сразу на Омур? – изумилась я.

Шалуна явственно поморщилась и задумалась, а лиловоглазая самодовольно ответила:

– Я все могу! Я мерцатель!

В этот миг раздался грохот. Все три мои собеседницы вздрогнули, а две
Страница 14 из 34

диковинные сестрицы зло посмотрели на Создательницу; их звери угрожающе оскалились.

– Я не специально, – испуганно замахала руками богиня. – Я еще только первый курс окончила, поэтому следы путать не умею!

– С охотниками и десятком демиургов мы вдвоем не справимся, – с досадой заметила Вспышка.

– Рискнуть, конечно, можно, – размышляя вслух, отозвалась Искра, – но стоит ли?

– У вас проблемы, мои девочки? – раздался позади нас знакомый голос.

– Ты?!

– Братец!

– Сударь!

– Кто здесь твоя девочка?! – послышались одновременно выкрики всех присутствующих девиц, включая и меня. Зест широко улыбался. Обе сестры Зерт’Ковэн недобро глядели на него. Создатель сверкнул темными очами и проговорил:

– Маленькая госпожа, я могу с легкостью доставить вас домой, так же, как и тебя, моя младшенькая. Да и вас, девочки, могу избавить от лишних хлопот, если милая Вспышка меня поцелует.

– Еще чего? – ощерилась брюнетка.

Шалуна заискивающе улыбалась своему брату, Искра переводила задумчивый взор со своей сестры на темного бога, а я во всеуслышание заявила:

– Сударь, я буду очень благодарна, если вы меня вернете в мой терем! Я очень сильно устала!

– Я к вашим услугам, маленькая госпожа, – склонился Зест.

Вспышка отчетливо фыркнула, а мужчина насмешливо поглядел на нее. Внезапно здание, в котором мы находились, содрогнулось. Зест стал серьезным и произнес:

– Поспешим! – Он кинул Искре какой-то кружок из желтого металла, похожий на потускневшую от времени золотую монету.

Девушка ловко поймала кругляш и спросила:

– Что это? От этой вещицы веет древней темной магией.

– Это то, что поможет вам скрыться от поисковиков, не привлекая к себе ненужного внимания, – пояснил Создатель.

– Чего потребуешь взамен, демиург? – неприязненно поинтересовалась Вспышка.

– Я хочу свидеться с тобой наедине, детка, – после некоторого раздумья выдал мужчина с пакостной улыбкой.

Брюнетку перекосило так, будто она съела ведро болотной ягоды. Здание вновь содрогнулось, и Вспышка досадливо кивнула:

– Будь по-твоему, демиург.

– Я сообщу позднее о месте нашей встречи, – с довольным видом объявил мужчина, а затем поманил нас с Шалуной к себе.

Искра и Вспышка придвинулись друг к другу. Лиловоглазая не сводила все это время взора с моего лица и напоследок сказала:

– Нилия, я в долгу перед тобой, поэтому позови меня, если потребуется помощь.

Я озадаченно поинтересовалась:

– И как я это сделаю?

– Просто позови меня или Бабочку – она жительница Изнанки и твой запах уже запомнила. Кстати говоря, ты ей понравилась. – Мне даже подмигнули.

– Она мне тоже, – мрачно ответствовала я, гадая, чем все это обернется для меня.

Искра махнула на прощанье рукой, ухватила Вспышку за плечо, и они обе исчезли.

– Так вот в чем заключается дар мерцателя! – потрясенно догадалась я.

– Ага, – вздохнула стоящая рядом Создательница. – Далеко не все Создатели умеют вот так запросто перемещаться из мира в мир, а у Искры этот дар врожденный.

Мне сразу же вспомнились слова лиловоглазой, что их род выводили долгое время, но над этим вопросом поразмыслить мне не дали. Зест обнял нас с Шалуной, что-то проговорил нараспев на незнакомом языке, и вот спустя пару мгновений я уже стою в своей комнате. Сквозь открытое окно льется яркий утренний свет, а из сада доносится громкое птичье пение.

Наскоро простившись с темным богом и его сестрой, сбросила грязное платье и без сил упала на кровать. Но едва смежила веки, как меня принялась будить Леля. Я отмахнулась от нее и с головой укрылась одеялом.

Разбудили меня уже после полудня. Оказалось, что я проспала все важные события. Сестрицы разъехались по разным местам, пока я крепко спала. В тереме осталась только Латта. От нее и от Лели я узнала, что утром прибыл Эльлинир и забрал с собой свою невесту, а с ними в Астрамеаль отбыла и Лисса, которая все еще скрывалась от своего демона. Тинара вместе с Этель, Гронаном и двумя тетушками, Маритой и Ратеей, отправилась в Славенград.

Меня ожидало объяснение с родителями. Вкушая наваристый рыбный супчик, я поведала о своих ночных приключениях, разумеется, опуская некоторые подробности. Батюшка вполне ожидаемо разгневался, а матушка и оставшиеся тетушки призадумались. Зато Латте все понравилось. Папенька немного пожурил меня, а затем я ощутила гнев жениха, который настойчиво звал меня на разъяснительную беседу. Словно ураган, унеслась в свою комнату, где и надела оставленный Зестом браслет разлуки.

К вечеру вернулась в Бейруну и с удовольствием прошлась по залитым закатным солнцем улочкам города. С моря дул свежий ветерок, солоноватый запах смешивался с ароматом многочисленных цветов, и настроение у меня было чудесное.

В аптеке собрались все друзья, и они были сильно чем-то встревожены. Я незамедлительно поинтересовалась у них, что случилось. Быстро переглянувшись между собой, ребята сообщили, что в дворике за аптекой меня с утра дожидается Арриен. Из трапезной вышел Ремиз и с услужливой улыбкой предложил проводить меня к жениху. Глаза рубинового дракона при этом были холоднее ледяной глыбы.

Пришлось выйти на памятное крыльцо. Шайн стоял там же, где и в прошлый раз – у самого забора, под плетьми дикого винограда. Я на миг зажмурилась от увиденного зрелища: закатное солнце заливало фигуру мужчины своим золотистым светом, отчего казалось, что в нашем дворике стоит бог. Высокий, мускулистый, с роскошной гривой черных блестящих волос, отливающих на солнце чудной синевой, которая перекликается с цветом его глаз, сверкающих подобно ледяной озерной глади.

Что жених зол на меня, я уже знала, но, увидев крепко сжатые кулаки и играющие на щеках желваки, стала подумывать об очередном бегстве. Уже было оглянулась, но заметила стоящего позади Ремиза. Скривилась, будто от боли, и придала лицу досадливое выражение, а после недовольным тоном осведомилась:

– Вы зачем сюда явились, сударь?

– Да вот, – процедил сквозь стиснутые зубы Шайнер, – решил полюбопытствовать у тебя, моя сладкая, чем это ты занималась прошлой ночью? Какого хмара ты соблазняла этого Создателя? И вообще, зачем ты отправилась на тот бал? – В конце дракон не выдержал и вскипел.

– А вы, сударь, зачем пришли на тот бал? – сухо поинтересовалась я в ответ.

Мужчина в ответ со злостью полоснул рукой с отросшими когтями по виноградным стеблям. На стене среди вьющихся зеленых побегов образовалась ровная брешь, открывающая красную кирпичную кладку.

– Не нужно сердиться, господин Шайн и срывать свою злобу на ни в чем не повинных растениях, – посоветовала я. – Между прочим, мы с девчонками старались, украшая ими наш маленький дворик.

– Если ты мне все не объяснишь, то я сожгу твой двор! Девчонка, я не шучу! Где ты шаталась прошлой ночью и с кем? Отчего я мог тебя потерять? – услышала я в ответ грозный рык своего дракона.

Немного подумала и ответила:

– Ну, половину ночи мы провели с вами, разве вы позабыли об этом, господин Эсмиор?

– Гр-р-р, – рычание усилилось, – я ничего не забыл!

На лице Арриена на мгновение появилась синяя чешуя, он шумно выдохнул, что-то обдумал и, ехидно ухмыльнувшись, заявил:

– Ма-шерра, право, я и представить себе не мог, что у тебя много таких
Страница 15 из 34

скрытых талантов. Но ничего, я им всем найду применение… в нашей спальне.

– Ч-что? – заикаясь, глупо переспросила я.

– Ты слышала, сладкая моя. Прости, я позабыл, какая ты у меня чуткая и страстная, и я даже представить себе не мог, что ты способна так увлечь своими ласками мужчину. Создатель и тот увлекся тобой, а что уж говорить о моей скромной персоне! Твои сладкие губки и жадные пальчики творили со мной такое, что я потерял разум, поэтому сразу и не сообразил, что это ты обольщаешь меня. Но я предоставлю тебе возможность все это повторить. Погоди, только избавлю тебя от браслета разлуки и перенесу в Облачные горы, где нам никто не сможет помешать!

Я покраснела так сильно, как еще ни разу в жизни, и выпалила:

– Свою Шекреллу переносите! Пусть она вас развлекает!

Улыбка Арриена стала еще шире и глумливее, а потом раздался удивленный возглас Ремиза:

– Шекрелла?

Я быстро оглянулась и мысленно застонала: позади толпились все мои друзья и подруги. Все они с интересом прислушивались к разговору.

– Шерра, – настаивал мир Шеррервиль, – это Шекреллу вы встретили тем утром в оранжерее?

Я стиснула зубы и мысленно принялась считать до десяти, а Шайнер ответил Ремизу:

– Агатовая наплела моей девочке всяких небылиц, а моя глупая Нилия всему поверила и приревновала меня.

– Так и идите к своей умной Шекрелле! – запальчиво предложила я.

Синекрылый гад, ослепительно улыбнувшись, во всеуслышание объявил:

– Ма-шерра, сними сама этот хмарный браслет. Позволь мне забрать тебя в Облачные горы. Наедине, в спальне, я сумею показать тебе, кто нужен мне на самом деле. И на сей раз нам никто не помешает!

Я взвыла и принялась оглядываться по сторонам – уж очень сильно захотелось закидать жениха камнями. А он все понял и развеселился еще больше.

Я невольно занесла ногу, чтобы шагнуть вперед, но Раон цепко ухватил меня под локоток и вполне мирно порекомендовал:

– Не делайте глупостей, шерра.

Арриен махнул рукой и внезапно стал серьезным:

– Оставим на время эту тему. Ты мне лучше вот что скажи, ма-шерра: где ты была оставшуюся половину ночи?

– Не ваше дело, – огрызнулась я.

– Думаешь? – Смоляная бровь приподнялась, а синие глаза иронично посмотрели на меня.

– Знаю!

– А знаешь ли ты, неугомонная моя, что я испытывал прошлой ночью, когда поисковики бросились разыскивать тех, кто учинил погром в замке о-о-очень важного Создателя?

– Не знаю. И знать не желаю!

– Шерра, вы несправедливы к своему жениху, – вклинился Ремиз в наш разговор. – Мой друг искренне переживал за вас.

– Пусть уходит к своей Шекрелле! – упрямо повторила я, будто в меня вселилось создание Нави.

Шайнер серьезно осерчал:

– Ма-шерра, тебе самой еще не надоело изображать маленькую обиженную девочку? Я вот, знаешь ли, устал от твоей детской глупости. Ты попросту не желаешь взрослеть! А я устал с тобой нянчиться. Все! Я ухожу и больше не стану бегать за тобой! Хочешь играть в свои детские игры? Так делай это без меня. Как только повзрослеешь – зови. А пока я ухожу, у меня много других, более важных дел! – Широкий взмах рукой – и Шайн исчез.

Я опешила и застыла столбом, а потом, ни к кому конкретно не обращаясь, с трудом выговорила:

– Это что такое было?

– Вы же сами все слышали, шерра, – отозвался мир Шеррервиль. – Моему другу надоело уговаривать вас, и он просто ушел. Теперь вы увидите его очень не скоро, если вообще увидите… – зловеще заключил он.

Я проглотила обидные слова, стиснула зубы и резко развернулась, дабы последовать в аптеку. Тут же столкнулась с удивленно-насмешливыми взглядами парней и любопытно-хитрющими – девчонок.

Остановилась, и Андер с сияющей белозубой улыбкой полюбопытствовал:

– И все-таки, где ты была, подружка?

– Да где я только не была и чего только не видела за прошедшую ночь!

– Половину ночи, ты хочешь сказать, – услужливо подсказала Нелика.

Я в очередной раз зарделась, поразмыслила немного и молвила:

– Если пропустить некоторые моменты, то я за всю прошедшую ночь видела много нового и необычного.

Друзья дружно затаили дыхание, Ремиз навострил свои не слишком большие, но остроконечные драконьи ушки и тоже приготовился слушать. Что ж, я не стала никого разочаровывать и начала рассказ:

– Ночь прошлая началась с того, что я оказалась в мире Создателей. Едва я ступила в сад перед замком, где проходят балы студентов академии Создателей, как увидела сразу три луны, а у дверей дворца меня встречал железный человек, называемый големом…

– Погоди! – взвыла Нелика.

Остальные с явным недовольством посмотрели на нее, и полуэльфийка извиняющимся тоном проговорила:

– Давайте сначала аптеку закроем…

– А еще сварим креветосов, – дополнила Вира, а потом, указав на Раона, произнесла: – Сударь, будьте любезны, сходите за фруктовым пивом! Разговор, похоже, предстоит весьма долгий и запутанный.

Все согласились с ней; парни отправились за напитками, а мы с девчонками занялись приготовлением креветосов. Девчонки шепотом расспрашивали меня о Создателях, да и про соблазнение Шайна выведали. Я незаметно все им и рассказала. Вернувшиеся парни подслушивали за дверью трапезной, как мы обсуждаем способы обольщения мужчин. Первым не выдержал Лейс – он распахнул дверь, явив нашим взорам подхихикивающих друзей, и заявил:

– Зачем изучать теорию, если можно сразу перейти к практике?

Мы дружно покраснели, возмутились, и в нахала полетела мелкая кухонная утварь вроде ложек.

Остальные парни, не сдерживаясь более, захохотали во весь голос. В разгар шутливой схватки я приметила, что Ремиз, лениво облокотившись на стол в зале, наблюдает за нами. Особенно часто его взор останавливался на Ольяне, которая носилась за Андером. Парень успевал отбиваться не только от блондинки, рьяно размахивающей скатертью, но еще и от Риланы, замахивающейся на него деревянным половником. Под конец он обнял обеих девушек и, довольно улыбаясь, подмигнул мне. Я удивленно покачала головой, друг пожал плечами в ответ.

Когда все угомонились и сели за стол, мне пришлось рассказывать друзьям почти все, что я пережила прошлой ночью. Затем на меня посыпались многочисленные вопросы. Парней интересовало оружие, машины, голем, чудовища, а девчонки спрашивали о нарядах, дивились поведению встреченных мною девиц, интересовались природой иных миров.

Я все им объясняла, вспоминая мельчайшие подробности и удивляясь тому, что все запомнила. Проговорили мы очень долго, даже парни начали зевать, а за окном уже вовсю светило солнце. Ремиз разогнал всех, хотя справедливости ради следует заметить, что сопротивлялись мы вяло, ибо спать хотелось всем без исключения.

На следующий день я самым бессовестным образом проспала. Самой ответственной из нас оказалась Элана. Девушка была единственной, кто встала рано и открыла аптеку в положенное время. Я же спустилась вниз уже после полудня. Отпустила зевающую подругу досыпать, а сама занялась посетителями. Позже ко мне присоединились Зила с Неликой. Последняя сокрушалась особенно сильно из-за того, что проспала, а полугномка отчего-то была очень бледна. Мы с полуэльфийкой переглянулись, списали все на недомогание от недосыпа и отправили подругу отдыхать.

В относительном спокойствии
Страница 16 из 34

пролетела еще пара седмиц. Часть друзей разъехалась по домам, но в Бейруну вернулись Йена с Лиссандрой, а завтра на один день в город должна была прибыть Тинара. У младшей сестрицы намечался день рождения, а еще мне прислал вестника Кай. Пират предлагал отправиться на поиски Призрачного Фрегата в самое ближайшее время, а сбежать из города он предлагал мне во время Парада парусников, который намечался в конце следующей седмицы. Со мной в путешествие отправилась уйма народу. Помимо Андера со мной напросилась Нелика под предлогом того, что «негоже девице путешествовать совсем одной в компании пиратов». С ней, разумеется, собрался и Дарин, который заявил, что «не отпустит свою пчелку на пиратский корабль». А вдобавок пришлось брать еще и Ристона. Этот отговорился тем, что «ни за что не отправит в путешествие двух беззащитных девиц в компании пиратов и двух ведьмаков-недоучек». Последние рассвирепели и стали угрожать некроманту. Я их всех угомонила, сказав, что, ежели они не успокоятся, я отправлюсь одна. Кайрэну написала, что в путешествие отправятся пять человек, включая меня. Пират дал свое согласие, указав при этом, что больше никого на борт своего корабля не возьмет. Теперь оставалось только придумать, как сбежать от Ремиза. Ребята предлагали различные варианты, но этот вопрос все еще не был решен.

И вот наступил день рождения Тинары. С утра мы дружно поздравили приехавшую сестрицу, которая выбралась на денек из Славенграда, на время позабыв об экзаменах. Когда они с матушкой отправились по магазинам, я попросила Ристона и Андера сходить в один из ресторанчиков на побережье, чтобы подготовить сюрприз для Тинары. Надо сказать, что у парней весьма недурно получалось сочетать светлую и темную магию, придумывая различные веселые розыгрыши.

В аптеке остались только мы с Зилой да еще приехавшие сестры ир Илин, которые громко обсуждали в трапезной новинки славенградской моды, листая журнал, привезенный из столицы Тинарой. Полугномка варила в лаборатории зелья, и я опасалась, что звонкие голоса подруг помешают ей.

На улице царил жаркий южный солнечник, и в нашей аптеке чаще всего спрашивали мази от солнечных ожогов, да еще зелья от перегрева. Но сегодня было малолюдно, и я откровенно скучала, лениво глядя через окно на улицу, где редкие прохожие медленно шествовали по нагретой булыжной мостовой.

В такую погоду хорошо лежать в гамаке где-нибудь на побережье под пальмами, слушать тихий плеск волн, вдыхая соленый морской аромат и ощущая, как легкий ветерок овевает разгоряченное лицо и играет с волосами.

Ветерок действительно слегка шевельнул мою челку, ворвавшись через открытое окно, а дверной колокольчик оповестил о том, что в аптеку кто-то зашел. Я перевела сонный взор на вошедшего, ничего интересного – это был всего лишь Ремиз, а вот следом за ним прошел Леорвиль. Я выпрямилась и с тревогой воззрилась на жемчужного дракона. Уж не Шайн ли его прислал? Оказалось, что не жених прислал Леорвиля, так как с того памятного дня Шайн совсем не вспоминал обо мне. Я уж начала нервничать – а не забыл ли Арриен обо мне? И вот, увидев у себя в аптеке жемчужного, я с ожиданием посмотрела на него, а дракон произнес:

– Солнечного дня, шерра мир Лоо’Эльтариус! Я уполномочен пригласить вас в Торравилль на праздник, устроенный по случаю сто сорок девятого дня рождения принцессы Аррибеллы мир Эсморранд, который состоится через две седмицы.

Я, справившись с удивлением и, что уж говорить, разочарованием тоже, сказала:

– Благодарю вас!

Мне протянули светло-зеленый, тисненный золотом конверт. Я собралась открыть его, но в этот момент из трапезной выскочила Вира. Девушка выглядела весьма взволнованной. Она хотела что-то сказать, но, заметив мужчин, осеклась, присела в реверансе и проговорила:

– Светлого дня, господа!

Ремиз с улыбкой собрался подойти к Вире, но его опередил Леорвиль, удивив не только меня своим поведением. Жемчужный дракон на ирну замер, едва рассмотрел вошедшую девушку, сглотнул, широко раскрыл свои необычные глаза, а затем резво опередил своего собрата и приложился поцелуем к руке Виры, не отводя взора от ее лица. Девушка зарделась, а мужчина хрипло поинтересовался:

– Как ваше имя, ма-шерра?

– Вира ир Илин, – изящно присела в реверансе старшая дочка градоначальника Бейруны.

– А мое – Леорвиль Шертон мир Шиаллесс.

– Рада знакомству, – вежливо улыбнулась Вира.

– И я рад. – Дракон вновь приложился губами к руке девушки.

Вира моргнула и попыталась вырвать ладонь из захвата крепкой мужской руки. Леорвиль же произнес:

– Ма-шерра, не найдется ли у вас чего-нибудь выпить… прохладительного?

– Есть ягодный взвар, мы его только-только достали из холодильного шкафа, – удивленно ответила девушка и бросила на меня недоумевающий испуганный взгляд.

Я пожала плечами, обескураженно подмечая, как именно мир Шиаллесс обращался к моей подруге, а жемчужный дракон продолжал неотрывно смотреть на Виру.

– Я принесу. – Старшая дочка градоначальника Бейруны сделала очередную попытку освободиться.

– Я с вами, – любезно улыбнулся ей захватчик.

Вире не оставалось ничего иного, как позвать его следом за собой в трапезную.

Когда они скрылись за дверями, я перевела растерянный взор на Ремиза и удивилась еще больше. На обычно невозмутимом лице рубинового дракона застыло досадливо-возмущенное выражение. Он нервно сжимал и разжимал кулаки, глядя вслед удалившейся парочке. Меня обуяло любопытство, и я поинтересовалась:

– Сударь мир Шеррервиль, а что произошло с господином мир Шиаллессом?

– Что произошло? – медленно переспросил Ремиз, шепотом выругался и ответил: – А ничего особенного не произошло. Просто шерр встретил свою шерру.

– Так Вира – Равная Леорвиля? – все еще недоверчиво осведомилась я.

– Угу! – Дракон был на редкость угрюм, а я стала размышлять вслух:

– Так вот, значит, как шерр реагирует на свою Истинную! Ну точно! Бабушка рассказывала, что Сульфириус тоже странно себя повел в тот день, когда впервые ее увидел. А вот Арриен едва меня не убил, когда ожил. Значит, я все-таки не его Равная…

– Шерра, хотите, я вам один секрет открою? – послышался ехидный голос Раона. Он не поленился, подошел ко мне и воззрился своими зелеными очами.

– Ну откройте, коли не шутите, – в тон ему откликнулась я.

Ремиз криво усмехнулся и поведал:

– То, что вы недавно увидели, это скорее редкость, чем обычное дело. Драконы бывают более сдержанны, а Шайн во время вашей первой встречи был заколдован и спал. Но вы, Нилия, его разбудили! Понимаете, о чем я говорю?

– Мм… не совсем. Я думала, что это все придумала Шалуна, а вы говорите… – Я умолкла, боясь произнести свою догадку вслух.

Мужчина снисходительно объяснил:

– Шерра, неужели вы не знали, что пары создают только Старшие боги? И как бы это грубо ни звучало, но да – вас создали именно для Арриена и только для него. Шалуна и Фрест лишь ускорили вашу встречу. Думается, что мой друг вряд ли захотел бы так скоро обручиться с вами.

– И он бы еще долго прозябал в саду столичного градоначальника, вернее, украшал бы сей сад своим каменным телом, – ядовито отозвалась я.

Улыбка дракона стала еще презрительнее.

– Неужели вы думаете, что
Страница 17 из 34

Старшие боги не нашли бы способ вернуть Шайна к жизни?

– Тогда зачем они позволили своим детям обручить нас? – Я уже начала злиться.

– Я же говорю: чтобы ускорить вашу встречу, иначе мой друг вряд ли бы обрадовался и возжелал так скоро обручиться с глупой, взбалмошной, неугомонной человеческой девчонкой, которую по какой-то неизвестной прихоти Старшие боги определили ему в пару! – Последние слова рыжий буквально выплюнул.

Я уже было вскинулась, чтобы ответить ему на эту колкость, но внезапно послышался капризный голосок Ольяны, и Ремиз скривился так, будто ему наступили на больное место, а я прозрела:

– Так вот на что вы злитесь! Ольяна является вашей Равной!

Дракон отчетливо скрипнул зубами и процедил:

– Верно, а вы не настолько глупы, как я поначалу думал. Но я не собираюсь слепо выполнять это повеление богов.

Я выдохнула и решила не обращать внимания на его грубость, а деловито осведомилась:

– Сударь, я отчего-то считала, что Истинные половинки пар не могут сопротивляться друг другу.

– Но вы же успешно сопротивляетесь своему шерру, – едко заметил Раон.

– Так же, как и он мне, да и вы Ольяне! – отпарировала я.

– А что еще нам остается? – Его улыбка получилась уже не ехидной, а какой-то вымученной.

Нахмурилась и собиралась ему ответить, но в зал вошла Зила. Выглядела подруга неважно.

– С тобой все в порядке? – обеспокоилась я.

– Что-то голова кружится, – тихо отозвалась она.

Я поспешила усадить девушку на диван.

– Это все из-за жары, все-таки я северная жительница, – предположила она.

– Возможно, – озадаченно кивнула я, – но подобные приступы у тебя стали случаться все чаще и чаще.

– Да, – тихо подтвердила Зила, – а еще тошнит по утрам. Может, стоит попить желудочный сбор?

– Или сходить к лекарю за советом, хотя я и сама могу тебя осмотреть, – воодушевилась я.

– Гм… Ну давай…

– Шерры, если вы выслушаете меня, я вам без всяких осмотров скажу, что случилось с шеррой ир Сорен, – вмешался Ремиз.

Мы недоуменно посмотрели на него, а дракон огорошил нас своей следующей фразой:

– Шерра ир Сорен ждет ребенка. Вот в чем причина ее недомогания.

– Что-о? – дружно воскликнули мы. Потом я посмотрела на Зилу, она покраснела, а мир Шеррервиль убежденно повторил свое заявление. Полугномка судорожно сглотнула и побледнела.

– Вот хмар! – Она разревелась.

Разревелась! И это наша спокойная, разумная Зила! Я глупо поморгала, обняла подругу и поглядела на Раона:

– Только никому об этом не рассказывайте!

Дракон невозмутимо кивнул. Я же повела Зилу наверх, туда же принесла и успокаивающий взвар, а потом тактично молчала, ожидая, пока девушка перестанет рыдать. В итоге все же преувеличенно бодро молвила:

– Ты не переживай, я роды принимать уже умею! А ты станешь прекрасной мамой!

Зила мученически улыбнулась, снова расплакалась и всхлипнула:

– Как я Осику скажу об этом? Ему еще целый год учиться в академии и практику сдавать, а иначе он никогда не станет настоящим ведьмаком!

Я громко вздохнула, а в комнату вошли Нелика и Элана. Увидев рыдающую навзрыд полугномку, подруги округлили глаза, и полуэльфийка одними губами спросила:

– Что случилось?

Я посмотрела на Зилу, и она с ходу выдала:

– Я беременна, а Осмус и не знает об этом!

– Так это… надо ему сказать, – отозвалась я, пока девочки осмысливали услышанное.

Нелика уперла руки в бока и заявила:

– Вот вернется этот герой-любовник, и я лично ему расскажу обо всем! Когда он приезжает из дома?

– Вроде через седмицу, – подсчитала в уме я, припоминая слова Осика.

– Может, стоит выслать ему вестника? – всерьез предложила полуэльфийка.

– И будет у нас первая свадьба, – улыбнулась и всхлипнула Элана.

– К-какая с-свадьба? – заикаясь, переспросила Зила. Она даже рыдать перестала.

– Как какая? Ваша с Осмусом, конечно! – радостно заявила Элана.

– Н-не будет свадьбы! – громко объявила полугномка.

– Как не будет? – Полуэльфийка посмотрела на нее как на скудоумную.

– А вот так – не будет. И поклянитесь мне, что ни о чем не расскажете Осику. Я с ним расстанусь, – огорошила нас подруга.

Мы с Неликой и Эланой обескураженно переглянулись, а Зила пояснила:

– Осмус должен закончить академию и получить диплом, а если он узнает про ребенка, то все бросит. Этим он сломает себе жизнь. А я его люблю и не хочу причинять ему боль!

Мы с девчонками снова переглянулись, и полуэльфийка резонно спросила:

– А ваше расставание не причинит ему боль?

– Это он переживет, – уверенно отозвалась полугномка.

Нелика глубоко вдохнула и приготовилась произнести гневную тираду, но в этот миг дверь распахнулась и на пороге возникла взволнованно-возмущенная Иванна.

– Нилия, сделай хоть ты что-нибудь! Этот Леорвиль не отстает от Виры, а мир Шеррервиль бездействует. Я нервничаю, а внизу собрались заказчики. – Потом девушка рассмотрела заплаканную Зилу и осведомилась: – А у вас что случилось?

Я страдальчески возвела глаза к потолку и подумала: «Мир сошел с ума!»

Эту же фразу я повторила поздним вечером, когда в конце празднования дня рождения младшей сестры оглядела открывшуюся передо мной картину. Вира убежала и спряталась от Леорвиля в ближайших от ресторанчика кустах, а растерянный дракон с глупым видом озирался по сторонам. Ремиз танцевал с Риланой. Иванна и Лисса рыдали в объятиях друг друга, а Йена умиленно глядела на них. Нелика что-то убежденно доказывала Элане, а Зила украдкой утирала слезы, обнимая сидящую рядом Полю. Андер куда-то ушел с Ольяной, причем по его виду я поняла, что не только лишь звездами они отправились любоваться. Латта и Тинара о чем-то шептались, хихикали и строили глазки Конорису. Парень стойко терпел все их проказы и периодически подливал себе вина из кувшина. Ристон и Дарин шутливо перебрасывались огненными шарами, громко хохоча при этом, а тетушка Ирана что-то объясняла им обоим. Этель кормила Гронана мороженым с ложечки, и темный растроганно улыбался ей. Тетушки Горана и Ратея ловили на причале рыбу под чутким руководством Полея.

Ко мне подошли родители, я тяжело вздохнула.

– Мам, пап, что делать, когда все вокруг сошли с ума? – спросила я.

Батюшка нахмурился, а матушка обняла меня и тихо ответила:

– Нужно оставаться собой, девочка моя.

– И ждать, что все вернется на круги своя, – добавил папенька.

Я обняла их. Как хорошо, что сегодня со мной мои родители! Это помогает мне не присоединиться к всеобщему безумию и не страдать, думая о Шайне.

Глава 3

– Вся история Бейруны, со времени ее основания и по сей день, неразрывно связана с палящим солнцем, синим морем и разнообразными кораблями. Горделивые парусники Южной Норусской компании бороздят просторы обоих океанов, Кипящего и Солнечного, обмениваясь товарами с жителями других земель, истребляя нежить и открывая новые острова.

Датой основания города принято считать тот день, когда некий морской капитан, полуэльф Луэндир мир Энривилль после кораблекрушения был выброшен бурной волной на пустынный берег. Когда мужчина очнулся, он прежде всего увидел, как с пронзительно-голубых небес жаркое солнце заливает своим ослепительным ярким светом одинокий пляж, покрытый чистейшим песком. Справа от мир Энривилля высилась
Страница 18 из 34

скала, взобравшись на которую капитан сумел увидеть лишь бескрайнюю морскую гладь впереди да цветущий лиственный лес за спиной.

Проведя почти весь день в поисках пропитания и укрытия, к ночи Луэндир решил возблагодарить богов за свое чудесное спасение, а заодно спросить у них совета, что ему, одинокому, делать дальше.

Жаркой и темной южной ночью осененный светом далеких звезд мир Энривилль узрел волшебное видение большого светлого города, утопающего в цветущих благоухающих садах. Наутро капитан проснулся и отправился на скалу, мимо которой, на его счастье, проходил эльфийский парусник.

Покидая пустынный берег, Луэндир видел с борта корабля вовсе не девственно-чистый пляж и густые заросли, он видел белокаменный город с узкими улочками и широкими проспектами, освещенными лучами южного солнца.

Позднее молодой полуэльф вернулся на памятный берег вместе со своими единомышленниками, в число коих входили и бывалые моряки, и заядлые авантюристы, и отъявленные пройдохи всех рас.

Эта разномастная компания и основала Бейруну, которая шестьсот лет была независимым и никому не подчиняющимся городом-портом, временным пристанищем и домом для представителей всех рас. Перворожденные бок о бок с людьми, гномами, орками и гоблинами перестраивали, переделывали, создавали неповторимый облик Бейруны. Цветущая, непокорная, ветреная, гордая красавица Бейруна успешно отстаивала свою независимость от Номийского княжества и от Старой Руссы до того момента, пока один из внуков Луэндира мир Энривилля, молодой и горячий Рингар, не увидел прелестницу Ллину – дочь тогдашнего правителя Номии. Увидел парень девушку, влюбился, да и выкрал темной ночью из отчего дома.

Оба родителя – и оскорбленный князь Номии, и правитель Бейруны – посидели, подумали, да и решили заключить договор. Согласно ему Бейруна стала частью Номийского княжества.

Именно в день подписания мира между Номией и Бейруной, а также в день свадьбы Ллины и Рингара был устроен первый Парад парусников.

Праздник начинается с торжественного прибытия в Рыбацкий залив парусников, в число которых входят барки, фрегаты, бриги, каравеллы, бригантины, шхуны, кечи, шлюпы и морские ладьи. Военные, торговые, прогулочные корабли спешат показать себя во всей красе, соревнуясь в скорости и маневренности. Они продемонстрируют все свои возможности во время состязаний и военно-морских показательных выступлений.

Этим зрелищем можно любоваться как с борта любого из кораблей, заранее оплатив пассажирское место, так и с берега, где будут созданы смотровые площадки.

Каждый Парад парусников – это невероятное зрелище, которое станет праздником для всех – степенных барынь и юных барышень, могучих воинов и молодых отроков, для магов и простых людей, а также для представителей других рас.

На берегу зрителей ждут ярмарки, состязания, цирковые представления и выступления известных менестрелей и иллюзионистов, а вечером главный маг Бейруны мир Оквор обещал устроить грандиозный фейерверк.

От вас, дорогие жители и гости Бейруны, требуется лишь отличное настроение, маскарадный костюм и море улыбок… Ф-ух! – закончила свою речь Вира. – Ну, как думаете, понравится это объявление тем, кто будет слушать его из уст моего папеньки сегодня вечером на Державной площади Бейруны?

– Ма-шерра, людям понравится все, что сочинили вы, – с любовью глядя на свою Равную, заверил ее Леорвиль.

Вира страдальчески закатила глаза, а Йена поспешила ее успокоить:

– Все хорошо написано! Ты не волнуйся, речь очень достойная и торжественная.

– Славно, – кивнула старшая из сестер ир Илин. – Тогда я побежала. Кстати, вы подготовили костюмы для завтрашнего парада?

– В общем и целом, – сообщила Лисса.

– А венки? – заполошно закричала с порога Вира.

– А венков нет, так как кое-кто не удосужился принести нам цветов, – обличительно поведала Иванна.

– Мальчики! – взвыла ее сестра.

Все «мальчики», кроме Леорвиля, сделали вид, что они первый раз слышат об этой просьбе. Жемчужный дракон, нашедший свою Истинную, с готовностью доложил:

– Я заказал триста белых розарусов! Хватит?

Мы с девчонками переглянулись и дружно пожали плечами. Вира довольно покивала и в сопровождении своего неизменного кавалера скрылась за дверью.

– И кому это, интересно, в голову пришло всех девиц поголовно наряжать невестами? – недовольно осведомилась Лиссандра.

– Это дань традиции, той самой, когда состоялась свадьба Ллины Номийской и Рингара мир Энривилля, – ответила ей Иванна.

– И что? Мы теперь все должны изображать эту самую Ллину? – не сдавалась рыжая.

– Тебя никто не заставляет наряжаться в золотое свадебное платье Ллины, но венок из белых цветов, хоть полевых, хоть садовых, ты надеть обязана, – отозвалась Рилана.

– Тогда почему мужчин не заставляют облачаться в свадебный венец Рингара, а? – Лиссандра все не унималась, более того, она повернулась к Андеру и задала этот вопрос ему.

– Я-то здесь при чем? – слегка опешил парень.

– Это же твоя дальняя родственница придумала этот обычай! – объявила моя кузина.

Я укоризненно покачала головой, – о том, что в предках Андера значились правители Номии, не знал никто, кроме нас с кузинами.

Друг побагровел, когда все взоры обратились к нему. Конорис и Дарин дружно присвистнули, Ристон оторвал взор от какого-то фолианта, Рилана и Иванна заинтересованно посмотрели на Андера, Ремиз хмыкнул и прищурился. Нелика, Зила и Элана переглянулись, а затем обратили свои негодующие взоры на меня. Йена громко вздохнула, а Ольяна, подбежав к своему предполагаемому свиданнику, порывисто обняла его и радостно заявила:

– Теперь уж точно мой папенька не будет против нашей свадьбы!

Андер окончательно вышел из себя. Он не слишком ласково отстранил от себя блондинку и прошипел:

– Я не желаю это обсуждать! Просто забудьте, и все!

Парень вышел на улицу, хлопнув дверью так сильно, что висящий у входа колокольчик упал на пол. Я недовольно поглядела на Лиссу, но она уже и сама была не рада, что проговорилась о происхождении ир Кортена.

Я поднялась на ноги, взяла в руки колокольчик и вручила его Лиссандре: мол, привешивай обратно как хочешь, а сама отправилась на поиски друга.

Андер нашелся довольно быстро. Я знала, что блондину понравилось то место на обрыве, где рос могучий дубравник. Я и сама подолгу могла стоять вот так – прислонившись к стволу дерева, обняв его и устремив взор на бескрайнюю морскую гладь. Если на душе было особенно тревожно, мне нравилось любоваться, как внизу, у подножия скалы, словно в кипящем котле, бурлят и пенятся волны, с шумом разбиваясь об острые камни.

Приближаясь к другу, старательно топала, чтобы не напугать его, а подойдя ближе, громко вздохнула.

– Да слышал я уже, что это ты идешь, – повернулся Андер в мою сторону, и его губ коснулась печальная усмешка.

Я обняла парня, блаженно закрыла глаза и прислушалась к шуму прибоя. Друг прижал меня к себе. Так, не двигаясь, мы и простояли некоторое время. Я начала различать в рокоте волн своеобразную музыку – неистовую, торжественную, временами грозную, тревожную, а иногда радостную и веселую. Казалось, морские волны доносят к берегу все, что они увидели там, в глубинах океана,
Страница 19 из 34

ведь в них тоже кипит жизнь. Я открыла глаза и устремила взор вдаль – туда, где море сливалось с небом. Там, вдалеке, морская гладь была тиха и безмятежна, солнце превращало ее в сверкающее полотно невероятно глубокой синей расцветки.

От созерцания меня отвлек голос Андера.

– Знаешь, не будь Лисса девчонкой и твоей кузиной, я вызвал бы ее на поединок за то, что она с легкостью разбалтывает чужие секреты.

– Знаешь, – отозвалась я, – не будь Лисса моей кузиной, я бы и сама побила ее, несмотря на то, что я травница. Хотя и в данной ситуации сестрица заслуживает порицания.

Друг только хмыкнул в ответ, а я дополнила:

– Я тебе объясню, отчего она это сделала. Лисса злится на весь свет, а если рыжая зла, то обязательно испортит настроение всем окружающим и, безусловно, сама же и пожалеет об этом. Но это уже после того, как бед натворит. Да ты сильно не переживай, думаю, все наши поймут и будут молчать. Мы умеем хранить тайны.

– А этот, охранник твой…

– Ремиз? За него тоже не волнуйся, если я попрошу, он ни слова не скажет!

– Верю, – серьезно кивнул блондин. – Вы с ним довольно дружески общаетесь.

– Да не скажи! Мир Шеррервиль делает только то, что не противоречит его долгу перед Шайном.

– Да, кстати… Арриен все знает обо мне, однако наги еще не отыскали меня.

– И не отыщут, если ты сам этого не захочешь. – Я внимательно посмотрела на друга; он, с досадой поморщившись, махнул рукой.

– Не захочу, будь уверена. Я – боевой маг Андер ир Кортен, а не князь Номийский. И я никогда не относил себя к клану ир Стоквеллов.

Промолчала. И что тут можно было сказать? В этом вопросе переубедить парня не сумел даже мой дракон, хотя, видят боги, Шайнер изо всех сил старался уговорить Андера вспомнить об обязанностях рода и принять как должное, что ир Стоквеллы – это князья, которые кровью поклялись защищать нагов. Полузмеи, в свою очередь, должны были служить своим хозяевам до конца времен. По стечению трагических обстоятельств, из всего многочисленного рода правителей Номии на сей момент в живых остались только Андер да его дядюшка – булочник, который с радостью взял фамилию жены и крайне редко вспоминал своих предков. Андеру же батюшка с детства внушал, что он прежде всего боевой маг, а не отпрыск проклятого княжеского рода. Вот мой друг и чувствовал себя до мозга костей ведьмаком, призванным истреблять нежить, к которой, по недоразумению, относили нагов. И в парне боролись сложные противоречивые чувства, которые он старался упрятать в самые потаенные уголки своей души.

– О чем задумалась, подружка? – тихо спросил Андер, вновь отвлекая меня от грустных мыслей.

– Думаю, как нам завтра сбежать из-под надзора Ремиза и встретиться с Каем. Он мне уже сегодня вестника прислал, где подробно объяснил, как его найти. – Я обрадовалась возможности сменить тему, потому что то, что огорчало друга, не радовало и меня.

– У тебя есть идеи? – поинтересовался он.

– Вообще-то есть, но для начала ты скажи, что у тебя с Ольяной и что ты испытываешь к Рилане? – прищурившись, полюбопытствовала я.

– Гм, сложный вопрос…

– Верю-верю, я видела, как вчера с утра в трапезной ты весьма пылко обнимал Ольяну, а вечером в нашем садике не менее страстно целовал Рилану, думая, что тебя никто не видит за кадкой с развесистой тейрой. Она у нас, конечно, разрослась и вытянулась, но…

– Нилия! – возопил блондин. – Кроме тебя, еще кто-нибудь это видел?

– Дарин, Нелика и Ристон. Мы вчетвером вышли во внутренний двор аптеки, дабы полюбоваться на…

– Нилия! И что они сказали?

– По этому поводу – ни слова. Ристон громко оповестил всех, что Дарин ему проиграл в карты, а…

– Да помню я, – с досадой прервал меня Андер. – Дарин не менее громко заявил, что темный жульничал, и, разумеется, некромант с этим не согласился. Тогда они решили выяснить этот вопрос в поединке…

– И тут появился ты и всех помирил, сказав, что они оба проиграли и должны тебе бочонок пива, – с улыбкой закончила я и выразительно поглядела на друга, молча напоминая ему о том, что вчера с помощью своей магии убрала с его лица огромный багровый синяк.

Парень сделал вид, что ничего не помнит. Я вздохнула и тихо заметила:

– Хорошо, что садик и аптека целыми остались после ваших… мм… состязаний.

– Мы старались! – глумливо улыбнувшись, заверил меня будущий боевой маг.

Я погрозила ему пальцем и напомнила:

– Что у тебя с моими подругами?

Андер вмиг посерьезнел и сокрушенно выдал:

– Видишь ли, подружка… Я и сам толком не пойму, что у меня с этими девчонками. Запутался я с ними окончательно!

– Н-да! – все, что смогла изречь я, не зная, сообщать или не сообщать парню о том, что Ольяна – Равная дракона. Зная нрав перворожденных, я могла с уверенностью предполагать, что Ремиз только делает вид, что ему все равно, а на самом деле в душе рыжеволосого бушуют нешуточные страсти.

Андер опустился на яркий травяной ковер и прислонился спиной к высокому дубравнику. Я присоединилась к нему, проникновенно взглянула в серые глаза своего собеседника и потребовала:

– Рассказывай!

Парень посмотрел на меня и начал вдохновенно излагать все, что накопилось в его душе:

– Да, я запутался! Раньше все было проще – повстречался с девушкой и разошелся с миром, а теперь все по-другому. Как тебе это объяснить? Вот смотри, Ольяна вся такая солнечная, беззаботная, игривая. Словно солнечный зайчик, который заскакивает в комнату ранним летним утром и будит тебя от сна, заставляя радоваться новому дню. Рилана? С ней все сложнее. Она, скорее, девушка-ночь, с которой связаны тайны, загадки и недомолвки. Такую хочется разгадать, покорить. Она запутывает, обманывает, завлекает в сети, то раскрываясь, подобно ночному цветку, то снова прячась, будто луна за тучами. И как тут устоять скромному ведьмаку, который рожден для того, чтобы раскрывать любые тайны? Но с другой стороны, мне хочется отвлечься и порадоваться солнечным денькам. Вот я и запутался, точно…

– …точно странствующий менестрель в паутине арахнида, – мрачно заключила я.

– Нилия! – возмущенно посмотрел на меня Андер. – Я вовсе не шучу!

– Я тоже, – со всей серьезностью сообщила я. – У меня есть для тебя две новости.

– Хорошая и плохая? – съязвил собеседник.

– Нет. Слушай, хочу предложить тебе сделать одну, скажем так, пакость…

– Эй, подружка, ты чего опять придумала?

– Как нам отвлечь Ремиза от моей скромной персоны. Только это… мм…

– Да говори уже! – В голосе Андера прозвучали требовательные нотки, и я решила не тянуть со своим не очень честным предложением.

– Ты должен задействовать все свое обаяние и уговорить Ольяну отвлечь Ремиза.

– Я? Зачем?

– Чтобы отвлечь рубинового дракона, – повторила я.

– Это я понял, но с чего ты решила, что Ремизу нужна Ольяна?

– С того, что она его Равная! – огорошила я друга.

Он умолк, внимательно посмотрел на меня, резко отвернулся, выдохнул и поднялся на ноги. Я подошла к Андеру. Он мрачный, словно туча, созерцал безбрежную морскую гладь. Я прислонилась к его спине, не зная, что еще сказать. Когда спустя некоторое время парень обернулся ко мне, он нарочито беспечным голосом заявил:

– Да и ладно, я не расстроился. Все равно не хотел на ней жениться! – Несмотря на улыбку,
Страница 20 из 34

глаза его были печальны.

Я торопливо сменила тему:

– Надо придумать, кем завтра нарядиться, а еще мне нужно указать Каю вескую причину для того, чтобы он взял на борт и моих кузин тоже.

– Так никто и не отказался, чтобы уступить Лиссе и Йене место?

– Нелика заявила, что она была первой, а Дарин, сам понимаешь, одну ее не отпускает. Ну а Ристон по-прежнему настаивает на своем: мол, куда вы, недоучки, без меня.

– Н-да, задачка… Ладно, подумаем. А пока вернемся в аптеку. Я исполню твою просьбу и уговорю Ольяну, а ты пока займись плетением венка. И кстати, отчего этот Ремиз так спокоен? Мир Шиаллесс совершенно не так себя ведет.

– А ты вспомни, как себя вел Арриен, когда прибыл в нашу академию! Разве кто-нибудь мог подумать, что он мой нареченный?

– Верно. И это значит, что Рилана будет моей! – преувеличенно бодро воскликнул друг.

Я лишь покачала головой в ответ.

Утром у меня возникла еще одна проблема, точнее, огромная такая проблема с именем Тинара. Сестрица успешно сдала вступительные экзамены в академию, поступила на факультет иллюзионистов, и сам архимаг позволил ей посещать некоторые уроки на факультете травников. А теперь младшая приехала ко мне отдохнуть и получить новые впечатления перед учебой. Об этом она мне заявила прямо с порога, появившись в аптеке ранним утром. Я призадумалась и покосилась на Ремиза, усиленно делающего вид, что он лениво рассматривает пейзаж за окном. Немного подумала и решила, что озадачусь этим чуть позже, ведь с утра в аптеку пришла целая толпа народу.

Зила и Нелика обсуждали наверху предстоящий приезд Осмуса и горячо спорили о том, надо или не надо сообщать ведьмаку о его грядущем отцовстве. Полугномка стребовала со всех девчонок клятву, и мы пообещали, что будем молчать о ее положении, а парни ни о чем и не ведали. Ремиз в это дело не вмешивался, а мы с полуэльфийкой по очереди старались переубедить Зилу, чтобы она изменила свое решение и все рассказала Осику. Все наши усилия были напрасны – подруга оставалась непреклонной.

Элана варила в лаборатории зелья, поэтому Тинару утащили в трапезную Лисса, Йена и Иванна, взахлеб рассказывая ей о намечающемся после полудня Параде парусников.

Андер и Ольяна ушли на прогулку, а Ристон, Дарин и Конорис были отправлены на рынок за продуктами. Естественно, парням был вручен список того, что необходимо купить, а заодно было поручено доставить наш багаж в таверну Рогана, откуда поклажу должны были забрать пираты.

Пока я занималась очередными заказчиками, а Раон внимательно изучал, что творится на улице, приехал Осмус. Его встретили заплаканная Зила и недовольная Нелика. Парень слегка опешил от подобного приема, обнял свою девушку и с тревогой поинтересовался у нее:

– Родная моя, что случилось? Ты отчего плачешь?

Зила разревелась еще сильнее и прижалась к Осмусу. Мы с полуэльфийкой переглянулись, и именно этот момент выбрали наши парни, чтобы вернуться с рынка. Увидев Осика, Конорис и Дарин радостно воскликнули:

– Хей-хо! Кто приехал!

И принялись бурно выражать свои восторги. Осмус их энтузиазма не разделял, он смотрел только на свою свиданницу. Остальные ведьмаки только теперь заметили заплаканную Зилу. И она бодро, но со слезами на глазах выдала:

– Радуюсь… Параду парусников!

В зале наступила оглушительная тишина, и Дарин осторожно осведомился:

– Пчелка моя голубоглазая, твоя подруга здорова?

– Это у нее узнай! – буркнула полуэльфийка и накинулась на ни в чем не повинного Ристона, который из-за толкучки, возникшей у двери, не смог пройти в зал, а так и стоял с корзиной на пороге.

– Ты чего там встал, аки столб, некромант? Все продукты испортятся на такой жаре! Неси их срочно на кухню!

Ир Янсиш хмыкнул, подвинул ведьмаков, обошел Зилу и скрылся в трапезной. Следом за ним, недовольно ворча себе под нос, топала Нелика.

Теперь Конорис, Дарин и Осмус поглядели на меня. Я перевела взор на Ремиза, который оторвался от своего увлекательного занятия и теперь созерцал нашу компанию. От необходимости отвечать меня спас приход Андера и Ольяны. Не знаю, что наплел девушке мой старый друг, но блондинка с ходу вырвала свою ладонь из руки Андера и подошла к Раону.

– Сударь, – с придыханием осведомилась она, – вы не поможете мне в одном небольшом деле?

– В каком именно? – равнодушно отозвался мир Шеррервиль, а мне сразу вспомнился Арриен – тот, помнится, тоже вел себя совершенно хладнокровно, ни словом, ни делом не выдавая своих истинных чувств. Вот это выдержка!

– Сударь, – Ольяна взяла мужчину за руку, – мне нужно, чтобы вы сегодня вечером оценили мой наряд.

– Почему именно я? – удивился рубиновый дракон. – У вас же есть свиданник.

Блондинка указала рукой в сторону Андера и, зло сверкнув глазами, откликнулась:

– Вы представляете, он отказался! И вообще, он сказал мне, что сегодня вечером будет гулять с Нилией! А как же я? – Девушка всхлипнула.

Ремиз поглядел на Андера. Парень развел руками в ответ, демонстративно подошел ко мне и потянул в трапезную так быстро, что я и опомниться не успела.

– Это что такое было? – изумленно шепнула я ему на ухо.

– Ты просила – я сделал, – ответил друг.

Я хотела уточнить, что именно он сделал, но в трапезной на меня вихрем налетела Тинара и потащила на кухню. «Ужас какой-то!» – успела подумать я, забегая следом за ней.

На кухне Нелика и Ристон разбирали корзину с продуктами. Полуэльфийка шипела сквозь зубы, ругая парней и потрясая перед лицом брюнета пучками засохшей зелени, а парень оправдывался как мог.

– Это что такое, я тебя спрашиваю? Я просила купить свежую зелень! Свежую! А это что?

– Так это… – Ристон запустил пятерню в темную шевелюру. – Это зелень.

– Я свежую просила!

– Продавец уверял, что срезал ее накануне.

– Накануне чего? Прошлого праздника Смены года?

– Я поеду с вами! – раздался возглас Тинары прямо над моим ухом.

– Куда? – слегка оторопела я.

– Как это куда? – возмущенно уперла руки в бока сестрица. – На поиски Призрачного Фрегата, конечно!

– Так я и без тебя не знаю, как объяснить Каю, что вместо пятерых нас будет семеро.

– Мне все равно, что и кому ты будешь объяснять. Я еду с тобой!

– Но, Тинара, послушай…

– Ничего не желаю слышать!

Я беспомощно оглянулась на притихших ир Янсиша и Нелику. Они проявили редкостное единодушие и заявили:

– Даже не думай! Мы не уступим!

Я замахала руками, а Тинара грозно выдала:

– Если ты меня не возьмешь с собой, я все расскажу этому!

– Кому – этому? – скривилась я.

– Рыжему дракону, не помню, как его зовут, но пойду к нему и все расскажу. Вот так и знай!

Я взвыла. Нелика и Ристон с подозрением следили за нами. Несколько раз глубоко вдохнула-выдохнула, смирилась с неизбежным и произнесла:

– Хорошо. Ты поедешь с нами. Но ты будешь последней, кого я возьму с собой в это путешествие.

– И вовсе не последней! – Возмущению младшей не было предела. – Я буду первой! Не забывай, что я твоя родная сестра в отличие от некоторых.

Я взвыла снова:

– Все! Оставьте меня в покое, – и бросилась прочь.

По пути оттолкнула парней, заходящих в трапезную, у лестницы пронеслась мимо стоящего столбом Раона и поднялась на второй этаж. В дверях одной из комнат стояли Ольяна и Иванна, обсуждая
Страница 21 из 34

наряды, а в другой спальне тихо беседовали Осмус и Зила. Хвала богам, ванна была свободной! Я скрылась в ней, дабы спрятаться от всех и успокоиться.

После полудня все наконец угомонились, принарядились и вышли в город.

Благодаря знакомству с семейством градоначальника нам достались лучшие места на смотровой площадке. Девчонки, что отплывали вместе со мной, были одеты более практично, чем остальные наши подруги. На мне был весьма оригинальный наряд, подсмотренный в одном древнем фолианте, случайно обнаруженном мной в антикварном магазинчике. Помимо узких бархатных брюк и сапог мой образ дополняло ярко-синее платье с золотистой вышивкой и двумя разрезами по бокам. Из книги я узнала, что именно так одевались жительницы Ранделшайна, потому что многие из них путешествовали верхом на драконах. Мир Шеррервиль, увидев меня в этом наряде, удивленно моргнул и подтвердил, что полученные мною сведения верны. Мой образ завершала простая коса, заплетенная на левую сторону, и венок из белых розарусов.

Мне же очень понравились наряды Виры и Ольяны, девушки сегодня были необыкновенно хороши в пышных воздушных платьях светлых оттенков. Я приметила, что Леорвиль не сводил взора со своей возлюбленной, да и Ремиз нет-нет да поглядывал на Ольяну, при этом глаза рубинового дракона темнели из-за резко расширившегося зрачка. Я удовлетворенно улыбалась – мир Шеррервиль вечером не сможет устоять перед своей Равной.

Андер весьма заинтересованным взглядом посматривал на Рилану, которая нарядилась на праздник подобно Ллине Номийской в день свадьбы. На девушке было платье золотистого оттенка с множеством парчовых оборок, а на голове красовался небольшой венок из неприметных луговых цветов, полных природного очарования. Такие маленькие звезды среди нежно-зеленых стеблей, гармонично оттеняющих волосы Риланы. Сама девушка стойко игнорировала моего лучшего друга. Вот что она сообщила мне накануне по секрету:

– Андер думает, что уже завоевал меня, но я хочу ему показать, что это не так. Пусть помучается и подумает о том, для чего я ему нужна. Я хочу только серьезных отношений, а мимолетные чувства мне не нужны.

Я отвлеклась от размышлений, потому что на горизонте показались многочисленные парусники с разноцветными парусами. Вскоре они войдут в Рыбацкий залив и мы увидим их во всей красе.

Все, стоящие на высоком берегу, замерли в ожидании. Вдруг, как гром среди ясного неба, раздался звон колоколов, а затем на голубом небосклоне появились черные тучи. Они быстро заволокли солнце и вокруг воцарился полумрак. Я встрепенулась и посмотрела на совершенно спокойные лица градоначальника, воеводы и главного мага Бейруны, успокоилась и стала ждать дальнейшего развития событий. И они развивались весьма быстро и очень загадочно.

На темном, почти черном небе, среди клубящихся мглистых туч стали сверкать молнии – желтые, красные, фиолетовые. Они чертили все небо, а следом за молниями гремел раскатистый гром.

Молнии все бесновались и бесновались, вдобавок поднялся сильный ветер. Следом послышались глухие удары, сначала редкие, настораживающие, постепенно переходящие в резкую барабанную дробь. Сердце отсчитывало удары точно в таком же ритме и готово было вот-вот выскочить из груди. Я так крепко вцепилась в деревянные перила площадки, что пальцы обеих рук побелели. Мельком огляделась, девчонки завороженно слушали, в глазах парней горел огонек азарта. Первые лица Бейруны были поразительно спокойны.

Барабанная дробь усилилась, и вот из вод Рыбацкого залива выскочил призрачный парусник. Его светящиеся зеленым светом паруса лохмотьями висели на реях, на боку зияла огромная пробоина с рваными краями, внутри которой клубилась тьма. Ирна – и с другого края залива из морских вод поднялся еще один призрачный парусник. У этого не было одной мачты, но корабль тоже светился изнутри зеленоватым светом.

Вдруг раздался визг, вой. Я снова посмотрела на море… и обомлела. Корабли заполонили безымени. Это поднялись призрачные команды парусников. Под аккомпанемент барабанной дроби, размахивая костями полупрозрачных рук, безымени увидели друг друга и ринулись в бой. Я невольно залюбовалась тем, что они творили. Неужели все происходит так быстро? Ирна – и с одного борта на другой перекинули абордажные крючья, а затем ловкие пираты стали перепрыгивать с борта на борт, размахивая изогнутыми саблями. Драка была нешуточной. Я отлипла от перил и тихо отошла к Ристону. Не отрывая взгляда от схватки, происходящей в заливе, ухватилась за руку темного, приподнялась на цыпочки и шепнула на ухо другу:

– Это кто? Подчиненные безымени?

– Да, – тихо ответил ир Янсиш. – Только не шуми, пусть все думают, что это иллюзионисты расстарались.

– Откуда взялись эти безымени?

– Помнишь весенние события? Вот тогда мы и отловили этих призрачных гадов! А то придумали народ пугать, – подмигнул мне парень.

– То есть когда-то они все были пиратами?

– Да. Видишь тот корабль, – Ристон указал на парусник без мачты, – под названием «Черный ксиф»? Его капитан ир Гайд по прозвищу Гнилой Проныра перебил уйму мирного народа, промышляя грабежом и разбоем. Да и его соперник довольно известный пират…

К нам незаметно подошел Андер и встал рядом со мной.

– Это легендарный пират Двух океанов. Имя его затерялось в веках, осталось лишь морское прозвище Одноглазый. Не слыхала?

– Не-ет… А должна была? – озадачилась я.

– Поговаривают, – заговорщицки шепнул Ристон, – именно Одноглазый приручил армаров и превратил один из островов в Солнечном океане в известный тебе Туманный остров.

– О! – выдохнула я.

– А еще ходят слухи, – склонился к моему уху блондин, – что именно Одноглазый является батюшкой твоего поклонника, который готов сопровождать нас в нашем путешествии.

– А! – удивилась я и поглядела на ир Янсиша. Он кивком подтвердил слова ведьмака.

Я перевела взор на Рыбацкий залив. Схватка подходила к своему завершению. Одноглазый явно выходил победителем.

– Но он же давным-давно умер? – заволновалась я, глядя, как один пиратский капитан с легкостью отрубает голову другому.

– А ты думаешь, что твой поклонник двадцатилетний мальчишка? – ехидно поинтересовался Андер.

Я мысленно прикинула, сколько лет может быть Каю. Ясно было одно: больше сотни. Но оно и понятно, Кайрэн человеком никогда не был, а демоны и эльфы живут очень долго.

Красноречиво поглядела на своих собеседников, но парни бросали на меня скептические взгляды.

– Кай не причинит нам вреда, – поспешно заверила их.

И блондин, и брюнет мне не поверили, лишь обменялись между собой снисходительными взглядами. Я насупилась – за кого они меня принимают? Хотела возмутиться вслух, но в этот самый миг оба призрачных корабля рассыпались на миллиарды сверкающих брызг и столбом поднялись к темным небесам. Столб воды ударил во тьму, и она отступила, открывая нашим взорам сияющие голубые небеса и ослепительно яркое солнце.

И вот долгожданный момент настал – в залив стали заходить корабли. Я, позабыв обо всем, вновь приникла к перилам. Незабываемое, нереальное зрелище предстало моему взору.

Сияя в солнечных лучах, отражаясь в бликующих морских водах, в Рыбацкий залив входило
Страница 22 из 34

множество парусников с белоснежными, нежно-голубыми, ярко-алыми, золотыми, изумрудно-зелеными парусами.

Впереди скользили легкие прогулочные шхуны, кечи и шлюпы, красуясь изящно вырезанной кормой, резными бортами и вычурно украшенными деревянными фигурами на высоко поднятых носах.

За ним шли торговые фрегаты, каравеллы и морские ладьи. Гордые, независимые, маневренные. В них гармонично сочеталась утонченная красота и практическая польза.

Последними вошли в залив и проплыли мимо нас грозные, строгие военные барки, бриги, фрегаты. Их борта были оснащены металлическими пушками, да и команды не размахивали руками перед зрителями, не улыбались нам, а, вытянувшись в струнку, строем стояли на палубах, зорко оглядывая приближающийся берег.

Андер присвистнул, а Дарин, не сдерживая эмоций, завопил:

– Глядите-ка, это же главный сторожевой корабль «Неустрашимый»!

– И что в нем особенного? – сухо осведомилась Нелика.

– Как это что? – Ир Бальт посмотрел на свою девушку, как на скудоумную. – Это же «Неустрашимый»!

Ристон усмехнулся и пояснил:

– Это не совсем обычный корабль. Для его создания потребовалось целых шесть лет, а на один только корпус мастера-корабелы употребили больше двух тысяч стволов лучших эльфийских сосен. «Неустрашимый» считается самым мощным военным кораблем и имеет три палубы, на которых установлено сто пушек. В команде этого корабля состоит больше восьми сотен человек.

– А-а-а, – протянула полуэльфийка, а наши ведьмаки провожали «Неустрашимого» жадными взорами.

Мы с Неликой переглянулись, не разделяя восторгов парней, и Лисса сказала:

– Это лучший рейдовый сторожевик Омура. Даже эльфы не остались равнодушными и признали, что лучше «Неустрашимого» нет корабля. На этот парусник стремятся попасть все уважающие себя моряки и ведьмаки, состоящие на службе у государя.

– Тогда все ясно, – отозвалась я.

Когда все корабли вошли в залив, мы покинули смотровую площадку и отправились гулять по городу в развлекательных целях.

Парни оставили нас на попечение Ремиза и Леорвиля, а сами дружно сбежали осматривать военные корабли, в том числе и «Неустрашимый».

Мы с девчонками перво-наперво пошли в сторону гавани, по пути посмотрели представления иллюзионистов, заглянули в ярмарочные ряды, после почти бегом бросились осматривать корабли. Раон и Леорвиль, усмехаясь, следовали за нами. Жемчужный дракон был в благодушном настроении, ибо сегодня он попросил руки Виры, а ее папенька был настолько занят городскими заботами, что опрометчиво заявил:

– Если дочь согласна, то и я не против!

Вира обещала подумать.

Пробираясь сквозь толпу, я услышала чарующие звуки музыки. Остановилась, прислушалась и, словно околдованная, направилась туда, откуда доносился красивый мужской голос. Он пел:

Свети, далекая звезда,

И путь мне укажи,

В борьбе с судьбой лишь ты одна

мне помогаешь жить.

Стремлюсь я тайною тропой

Свою мечту найти,

И хмарный бор, и холод гор –

Я все готов пройти.

Я богом был и княжил я,

Во мне горел огонь,

Все знали, пламень – это я,

Обожжешься, только тронь!

А боги видели с небес

И прокляли меня,

Однажды утром, на заре,

Стал серым камнем я…[1 - Все стихи в тексте принадлежат автору.]

С каждой последующей строчкой я все шире и шире открывала глаза. Музыка, слова песни, мелодичный и трагический голос менестреля все сильнее и сильнее тревожили и волновали меня. Я оцепенело слушала рассказ о том, что пережила когда-то сама: восторг от увиденной статуи в саду градоначальника столицы, ожидание встречи, удивление, когда дракон ожил, волнение при встречах в академии, всепоглощающую страсть и безграничную любовь, горечь разлуки и безмерное отчаяние при расставании. Только все эти чувства были переданы от лица Шайна. В конце менестрель пропел:

Свети, далекая звезда,

И путь мне укажи –

Туда, где прячется она,

Ведь в ней вся моя жизнь!

– Нравится? – раздался прямо над ухом вкрадчивый шепот.

Я быстро оглянулась и увидела стоящего рядом Ремиза.

– Вам понравилась песня, шерра? – пристально глядя на меня, переспросил мир Шеррервиль.

Я нашла в себе силы, чтобы просто кивнуть, а после решительно произнесла:

– Мне нужно найти девчонок!

– А чего их искать? – невозмутимо отозвался рубиновый дракон. – Вот они, все здесь стоят.

Я огляделась и увидела чуть в стороне от себя подруг и сестер, почти все они рыдали. Подошла к ним, опустила глаза и тихо сказала:

– Пойдемте куда-нибудь.

– Очень грустная песня, – всплакнула Иванна, и Лисса, которая была единственной, кто просто хмурилась, а не рыдала, постановила:

– Пойдемте выпьем чего-нибудь и отдохнем!

Мы дружной гурьбой отправились искать таверну или ресторанчик на побережье. По пути ко мне подошла Вира и шепнула:

– Если бы я тебя не знала, то решила бы, что эта песня была про несчастного князя и его скудоумную возлюбленную.

– А теперь ты что думаешь?

– Знаешь, теперь мне тоже хочется куда-нибудь сбежать! – Черноволосая выразительно поглядела на идущего позади мир Шиаллесса.

– Он тебе совсем не нравится? – обеспокоилась я.

– Нравится, и даже больше, чем нравится, – заверила Вира, – но он слишком настойчив, а это слегка настораживает и пугает, да и раздражает одновременно. Так что я тебя понимаю!

Я печально усмехнулась в ответ. Ремиз внимательно наблюдал за мной, а я все еще находилась под впечатлением от песни, и в моей душе поселилось гнетущее настроение. Рубиновый дракон подошел ближе и осведомился:

– Совсем неинтересно узнать, кто написал стихи к этой песне?

– Я уже догадалась, кто мог это сделать, – тихо откликнулась я.

– А хотите знать, как стихи попали к этому менестрелю? Эти строки Шайн написал, будучи в Торравилле, ночью, когда вернулся из Снежной империи…

– Можно не напоминать об этом!

– Вы же сами пожелали узнать, как стихи, сочиненные моим другом, стали так известны, что к ним придумали музыку…

– Я не спрашивала, когда именно он это сочинил! – неласково прервала я дракона.

Раон ничуть не смутился.

– Допустим. Ладно, тогда скажу только, что листы со стихами случайно нашел Вирт. Он передал их небезызвестной вам Левалике, а уж дуайгара постаралась и отдала эти стихи знаменитому менестрелю.

– Ясно все. Но что вы теперь ждете от меня?

– Шерра, одумайтесь и вернитесь к своему жениху, потому что это нужно прежде всего вам.

– Вы все сказали? – сухо полюбопытствовала я.

– В общем, да.

– Тогда давайте помолчим! – раздраженно предложила я.

Мир Шеррервиль недобро сверкнул зелеными очами, но спорить со мной не стал. Я обогнала его и подошла к Тинаре. Сестрица внимательно посмотрела на меня, но ни о чем спрашивать не стала.

Летние деньки светлы и долги. Солнышко не думало покидать небосклон, а лениво клонилось в сторону горизонта. Мы, обмахиваясь веерами, удобно расположились в плетеных креслах за резным столиком в уютном ресторанчике. В высоких хрустальных бокалах был налит прохладный ягодный взвар, а посередине стола красовалось блюдо с фруктами.

Я отрешенным взором смотрела на море и парусники, бороздящие сверкающие воды. Мир Шеррервиль не сводил с меня задумчивого взгляда, хотя Ольяна старательно щебетала у него над ухом. Лисса уже
Страница 23 из 34

несколько раз шепотом сетовала на то, что рубиновый дракон ни в какую не желает оставлять меня без присмотра. Я вяло отмахивалась от нее: мол, все равно еще рано.

Вира о чем-то пошепталась с Иванной, а затем предложила еще раз все обойти и посмотреть на странствующих артистов. Мы разделились, я осталась с Иванной, Ольяной и Ремизом, а остальные девчонки ушли с Леорвилем. Наши парни так и не отыскали нас, но это было не страшно, потому что Кай назначил всем встречу в «Хромом кракене».

Зила, сославшись на усталость, решила вернуться в аптеку, а Осмус отправился ее провожать.

Иванна и Ольяна потащили меня в шатер, где расположился цирк. Ремиз быстро отыскал для нас свободные места и весьма вежливо попросил зрителей подвинуться, а попросту распугал всех хищной улыбкой и необычными глазами. В суматохе Иванна шепнула мне:

– На выходе Ольяна сделает вид, что споткнулась, и обнимет дракона, а ты не мешкая убегай!

– Славно, – кивнула я.

Выступление началось с того, что на арену выбежали скоморохи и стали весело выплясывать на ней, жонглируя многочисленными разноцветными мячиками. После них вышел затейник и показал известный трюк под названием «Оживление вареной курицы». Хоть я давно знала, в чем состоит его секрет, но с интересом смотрела, как ощипанная птица, до определенного момента спокойно лежащая на большом блюде, вдруг побежала, стоило задеть ее вилкой. Конечно, курицу никто не оживлял. Это был не некромантский трюк, а просто небольшой скомороший секрет. Накануне птицу просто накормили маковым семенем и ощипали с нее перья, а теперь разбудили спящую живность.

Потом на арену вышли акробаты. У меня просто в голове не укладывалось, как эти простые люди без помощи магии могли проделывать такие трюки! Помимо всевозможных кувырков, перекатов и переворотов они творили невозможное. Я, затаив дыхание и подняв голову, наблюдала, как под самым куполом, повиснув вниз головой, мужчина кружит на вытянутых руках хрупкую девушку, а затем он перебрасывает ее другому акробату. Все зрители замерли, наблюдая полет незнакомки. И вот ее поймали, и все, сидящие в шатре, шумно выдохнули, а девушку уже снова подкинули, и она летит дальше. Я зажмурилась, а когда открыла глаза, то увидела, что девицу уже поймал очередной циркач, стоящий на качающейся площадке. Последними выступали акробаты на шестах, и они с завидной легкостью переворачивались в воздухе, прыгали, разыгрывая перед нами целую сценку.

На протяжении всех трюков мир Шеррервиль небрежно фыркал, а под конец изрек:

– Ширасцы еще и не такое умеют делать без всякой магии, тот же Шайнер, к примеру!

– Так, может, вы посоветуете своему другу стать циркачом? – раздраженно отозвалась я.

Ремиз звучно скрипнул зубами, но возражать не стал. Ближе к завершению я волновалась все сильнее и сильнее. Когда зрители поднялись, аплодируя артистам, я слегка замешкалась, и Иванне пришлось чуток подтолкнуть меня. Ольяна тоже нервничала и суматошно махала веером, отчего дракон, стоящий рядом, недовольно морщился.

И вот настала пора покидать шатер. Мы поспешили влиться в людской поток, но вредный Ремиз не отставал. Меня охватила дрожь. Иванна покусывала губы, а Ольяна не оставляла в покое свой веер. На выходе моя добровольная помощница споткнулась и, чтобы не упасть, с горестным вскриком уцепилась за мир Шеррервиля. Ремиз на мгновение отвлекся, стремясь придержать падающую девушку, а я устремилась в самую гущу толпы. Она потянула меня за собой, и поначалу я даже начала паниковать. Потом собралась, сгруппировалась и резво стала перебирать ногами, чтобы не упасть. Забыв про деликатность, как могла прокладывала себе путь сквозь толпу. В ход шли каблуки, острые локти и даже грубые тычки.

Вскоре я выбралась на одну из главных улиц и только теперь заметила, что в Бейруну пришли сумерки. Вдоль центральных проспектов и на маленьких улочках зажигались магические фонари, на небе появлялись первые звезды.

С трудом, но отыскала свободный экипаж и добралась до знакомого парка. Через него быстро прошла к таверне, в которой сегодня было шумно. Мир Рашильд ради праздника пригласил музыкантов. Столы в таверне были раздвинуты, и посередине зала отплясывали хмельные посетители.

Я приветствовала старого знакомого и с удивлением констатировала, что никого из друзей в «Хромом кракене» еще нет. Хозяин таверны это сразу опроверг:

– Ну что вы, сударыня! Как же нет? Все здесь! Пойдемте, я провожу вас, они с Аликором внутри отношения выясняют.

– А где Кайрэн? – озадачилась я.

– Кай в розыске, поэтому, сами понимаете, ему ни к чему лишний раз показываться на людях.

Я только вздохнула в ответ, мысленно раздумывая, как убедить одного весьма несговорчивого и нахального эльфа помочь нам.

В комнате на диване сидели мои сестрицы и все друзья. Компанию им составляли Оминик и Аликор. И если первый молчал, то второй яростно спорил. Увидев меня, эльф с ходу съязвил:

– Террина, вы совсем считать не умеете? Капитан сказал, что возьмет на борт только вас и четверых ваших спутников, итого пятерых. А здесь я вижу восьмерых!

– Мы решили, что чем нас больше, тем лучше, – объявила я.

– Да? – неискренне изумился Аликор. – Вы решили? А нас отчего спросить не удосужились?

– Не пойму, чем могут помешать три скромные девицы?

– Да знаете ли вы, террина, что и одна девица на корабле – это уже целая проблема, причем немаленькая. А здесь я вижу целых пять девиц!

– Мы не займем много места.

– Еще бы вы его заняли!

– Может, вы уже проводите меня к своему капитану, и я сама все ему объясню.

– О да, вы объясните…

– И объясню! – настаивала я на своем.

Аликор вскипел, но тут вмешался Оминик:

– Ал, и вправду, пойдем уже к Каю, он просил не задерживаться.

– Кай много чего просил! Но не все его просьбы выполнимы, – прошипел эльф.

– А вы все-таки отведите нас к нему, – все еще вежливо попросила я.

– А иначе что? – почти ласково пропел он в ответ.

– А иначе мы ненавязчиво сообщим вашему капитану, что вы не выполняете его приказы, – послышался тихий, но уверенный голос Йены.

Все поглядели на нее. Признаться, и меня сестрица удивила. Аликор усмехнулся, скрестил руки на груди и ядовито поинтересовался:

– А не подскажете ли мне, как вы это сделаете?

– Подскажу, – любезно улыбнулась ему моя кузина, – я могу немедленно написать вестника вашему капитану, а моя сестра его подпишет.

Теперь все взоры обратились на меня, и я кивнула. Аликор тихо зашипел от злости, бросил нам: «Идемте!» – и стремительным шагом направился прочь.

Мы всей толпой поторопились за ним. Я догнала Йену, а с другой стороны ее подхватила Лисса.

– Ты молодец, – похвалила она нашу разноглазку, – но как тебе в голову пришло угрожать этому эльфу?

– Эльф как эльф, – небрежно повела плечиком Йена. – Вспомните, кто является моим женихом, и сразу поймете, где я этому научилась!

Мы с Лиссандрой обменялись удивленными взглядами.

По знакомой лестнице мы спустились к Рыбацкому поселку, но заходить в него не стали, а свернули в другую сторону, идя по морскому берегу, залитому оранжевым светом обеих лун. По небосклону рассыпались звезды, словно блестящие драгоценные камни. Мне вспомнилась одна древняя легенда о княгине, которую
Страница 24 из 34

похитили разбойники. Всю дорогу молодая женщина разбрасывала жемчужины из своего ожерелья, оставляя подсказки своему князю, чтобы он смог ее отыскать. Видя это, фея, пролетающая мимо разбойников и княгини, наполнила жемчужины светом, для того чтобы князю было проще отыскать свою любимую. Все закончилось хорошо; с помощью разбросанных жемчужин возлюбленный нашел свою супругу, а потом с небес спустились боги. Счастливая княгиня обратилась к ним и пожелала, чтобы все влюбленные на Омуре всегда были вместе и никогда не расставались. В помощь им весь собранный жемчуг князь и его супруга передали богам, которые и отправили бусины на небо, дабы эти светящиеся камушки служили людям и помогали им найти друг друга даже самой темной ночью.

«Красивая легенда! Жаль только, что это всего лишь сказка и в жизни не все так просто. Влюбленные расстаются и не всегда соединяются», – подумала я. Тут вновь вспомнилась песня менестреля. Удивилась, что дословно запомнила ее, а руки сами потянулись в поисках клавиш мелодилля, чтобы наиграть знакомую мелодию. Помотала головой, приводя мысли в порядок, и увидела рядом с собой Андера. Парень удивленно смотрел на меня.

– Не обращай внимания, – шепнула я ему и взяла друга за руку.

Аликор, шедший впереди, огляделся по сторонам, смерил нас очередным презрительным взглядом и юркнул за большой валун – один из множества камней, лежащих у прибрежных скал. Мы с девчонками изумленно переглянулись, а парни насторожились.

– Не бойтесь, – широко ухмыльнулся Оминик, – там находится тайный проход к маленькой бухте, в которой мы прячем свой корабль во время стоянки в Бейруне.

– И надеюсь, вам не нужно говорить, что об этом необходимо помалкивать? – Из-за валуна вновь показался эльф с магическим факелом в руке.

– Может, нам еще и клятву на крови дать? – ехидно полюбопытствовала Лисса.

Аликор скривился так, будто рыжая предложила ему полакомиться болотной ягодой, а затем весьма ядовито произнес:

– Клясться не нужно, мы поступим по-другому. – Из холщовой сумы он вынул ворох темных шарфов. – Мы просто завяжем вам глаза.

– И как мы пойдем, не видя пути? – недоуменно спросил Андер.

– А вот так! – На лице эльфа расцвела глумливая улыбка, и он показал нам длинную веревку, а после услужливо пояснил: – Мы вас поведем!

– Это же унизительно, – прошипел Дарин, а остальные парни стиснули зубы.

Но вслух возмутиться никто не успел, так как Аликор с радостным ехидством сообщил:

– Таково повеление Кая!

Строгие сопровождающие позволили девушкам самим завязать себе глаза, а парням шарфы повязывал сам первый помощник. Ребята шипели, ругались сквозь зубы, но более не протестовали.

Так мы и пошли дальше, держась за протянутую веревку. Я могла лишь догадываться, что мы идем по пещере – воздух здесь был слегка затхлый, а под ногами находился не мягкий песок, а твердые неровные камни. Шли мы недолго, но за это время я успела представить себе все ужасы, которые нас ожидали, так меня пугала и настораживала неизвестность. И вот я почувствовала, как снова ступила на рыхлый песок, а затем раздался знакомый голос:

– Что-то вы припозднились!

– Так вышло, – с досадой ответил Аликор.

Я развязала шарф, открыла глаза и восхищенно остолбенела. Темные воды маленькой бухты освещали две полные луны. От их света по воде с самого края берега тянулись две подернутые рябью дорожки. Обе они заканчивались у корабля с темными парусами. Он казался просто необыкновенным, такой изящный, но одновременно и грозный. Парусник легко покачивался на волнах, словно танцевал, и нетерпеливо рвался уплыть в море. «Скорее, скорее…» – расслышала я в шуме волн и дуновении ветра тихий зов фрегата. Ахнула и приложила руки к груди.

– Нилия! – передо мной возник пират, закрывая весь обзор. Мужчина пристально глядел на меня страстным взором, и в глубине его голубых глаз вспыхивали яркие искры. Кай взял мою руку и поцеловал ладонь, лаская кожу своими жаркими губами. Впрочем, мне было все равно, что он делает, лишь бы сестриц моих не отправил назад. Я ласково поглядела на пиратского капитана и прошептала:

– Я тоже рада вас видеть, сударь!

Рядом с нами раздалось громкое покашливание.

– Аликор, – недовольно обратился Кайрэн к своему первому помощнику, – я тебе приказал доставить наших пассажиров на корабль.

– А ты пересчитай этих пассажиров, – ядовито посоветовал эльф.

Кай недоуменно нахмурился, я же продолжила мило улыбаться ему. Мужчина перевел взгляд за мою спину, но руки моей не отпустил, и я торопливо сказала:

– Это мои сестры, они недавно прибыли в Бейруну и изъявили желание отправиться с нами.

– Сестры? – переспросил пират, разглядывая моих родственниц.

Кузины и Тинара старательно покивали. Аликор как-то странно хмыкнул, а Кайрэн тяжко вздохнул и посмотрел на меня:

– Вы же знаете, милая Нилия, что я не могу вам отказать.

– Благодарю! – Я зарделась и опустила взор, пряча довольную улыбку.

– Идемте, – ответствовал капитан и потянул меня к двум лодкам, стоящим у самого берега.

Не удержавшись, с торжествующим видом оглянулась на Аликора. Эльф яростно сверкнул глазами и чуть склонил голову, признавая мою победу.

Лодки отчалили от берега и направились к кораблю, а я, не таясь, рассматривала приближающийся фрегат.

Он был прекрасен и величественен. Мое внимание привлекла деревянная фигура, украшающая нос корабля. Там была изображена женщина, ее голова была запрокинута назад, будто незнакомка старалась уберечься от морских волн. Волосы и длинное платье казались развевающимися по ветру. Одна рука красотки была прижата к груди, а другая вытянута вперед, словно она указывала путь своему капитану.

Я ничего не видела, кроме фрегата, любовалась только лишь им. Кайрэн не сводил с меня жадного взора. И вдруг в борт лодки что-то ударило. Я вцепилась в скамью. Пират ругнулся сквозь зубы и опустил весло, что-то отрывисто сказав Оминику на незнакомом языке. Лодка раскачивалась, а девчонки, сидящие со мной, визжали. В соседней шлюпке наши парни вскочили со своих мест. Настороженно приподнялся со скамьи Аликор…

Я поглядела на Кайрэна и удивилась. Глаза мужчины заволокла мгла, на руках появились длинные черные когти, а затем послышался треск разрываемой ткани, и за спиной Кая показались два больших кожистых крыла. Это было настолько неожиданно, что я затаив дыхание наблюдала за процессом превращения знакомого пирата в полудемона. Рядом судорожно сглотнула Тинара и ахнула Нелика. Йена и Лисса оказались более сдержанны. Бросив на меня странный взгляд, полный безграничной тоски, Кайрэн взлетел и направился к берегу.

Лодка перестала раскачиваться, на миг из воды показалась девичья голова с зеленоватыми волосами, а когда она исчезла, среди волн промелькнул чешуйчатый хвост.

– Русалка, – потрясенно прошептала я.

– И она его к тебе приревновала, – задумчиво добавила Нелика.

Я озадаченно поглядела на нее, и полуэльфийка, взволнованно размахивая руками, пояснила:

– Я читала в одной древней книге, найденной в библиотеке Совета магов, что русалки часто влюбляются в земных мужчин и ревнуют их к любой земной женщине. Дело доходит даже до убийства.

– Н-да, сестрица, умеешь ты находить себе
Страница 25 из 34

поклонников, – прокомментировала Лисса, а я посмотрела на сосредоточенно гребущего Оминика.

Поймав мой вопросительный взгляд, он пробормотал:

– Я ничего не могу вам рассказать об этом.

Я закатила глаза: мол, кто бы сомневался! Лиссандра все это время продолжала сверлить меня недовольным взором. Я вспылила:

– Можно подумать, что у тебя поклонники лучше!

– У меня нет поклонников.

– Значит, ты мне просто завидуешь!

– Хватит вам, – вмешалась в разгорающийся спор Йена. – Если на то пошло, то вспомните про моего самого главного поклонника!

– А разве он еще не угомонился? – озабоченно поинтересовалась я.

Кузина покачала головой в ответ, а я невольно задумалась: «Зест приглашал на свидание Вспышку, и при этом он все еще не оставляет в покое мою сестру? Вот гад!»

Мы подплыли к кораблю и по веревочной лестнице медленно поднялись на борт. Оминик и Аликор познакомили нас с боцманом, чистокровным демоном, квартирмейстером ир Маркином (его я помнила еще с того раза, когда лечила Кая), юнгой – парнишкой чуть младше нас. На палубе были два уже виденных мною когда-то брата-близнеца по фамилии ир Гиверн. Один из них являлся коком на пиратском судне.

Наши парни дружно согласились на предложение квартирмейстера показать и рассказать им все о корабле, а я повернулась к берегу. Там в неверном свете лун на белом песке виднелась фигура Кайрэна, у него на коленях сидела русалка.

– И давно это у них? – тихо спросила я сама себя, не рассчитывая на ответ, но получила его.

– Что это? – шепотом поинтересовался Аликор, невесть как оказавшийся позади меня.

– Чувства, – нехотя пояснила я.

Эльф невесело усмехнулся:

– Чувства, говорите? Вы считаете, что Кай влюблен в эту русалку?

– А разве нет? – нахмурилась я.

– А если хорошо подумать? – прищурился перворожденный.

– Сударь, у вас имеется весьма невежливая привычка отвечать вопросом на вопрос.

– А вы, террина, не замечаете очевидного!

Я хотела ответить ему, что все я замечаю, но в этот самый миг небо над Бейруной осветили первые залпы фейерверка.

Мы с девчонками с радостными криками бросились к борту. Первые вспышки разлетелись над окрестностями Бейруны подобно букетам ярких цветов или сочным брызгам фруктового сока.

Затем над городом раскинулось иллюзорное море, а очередной сноп искр фейерверка медленно раскрылся и превратился в парусник с алыми парусами. Он плыл по бурному морю, то взлетая на гребень пенной волны, то опускаясь в пропасть. Еще несколько мгновений, и из морской пучины навстречу кораблю выплыло чудовище с множеством длинных щупалец и большими блестящими глазами. Иллюзорный корабль вдруг поднялся в сияющие небеса, а кракен опустился на дно, пугая разноцветных рыб, мелких крабов и прочих морских обитателей.

Теперь мы путешествовали под водой. Как наяву я видела колышущиеся леса водорослей и проплывающих меж ними мелких рыбешек. В мрачных расщелинах скрывались неясные тени, и вот нашим взорам предстали огромные рыбины. Они выплыли на поверхность и выбросили в небо водяные фонтаны.

Вместе со сверкающими брызгами мы поднялись к самому солнцу. Здесь, в голубых небесах, мы увидели загадочные облачные замки и стаи перелетных птиц, а затем снопы искр упали на землю дождевыми каплями, из которых стали распускаться диковинные цветы, и над ними кружились крупные бабочки. Напоследок из цветов вырвались сотни мелких пылинок. Они разлетелись над Бейруной и исчезли с громким завершающим хлопком.

– Вот это фейерверк! – прошептала я.

– Ага! – Глаза Нелики восторженно сияли.

– Мир Оквор выполнил свое обещание. Фейерверк и вправду был грандиозным! – подвела итог Лисса.

Я перевела взгляд на Аликора. Эльф стоял рядом с рулевым, Кайрэна не было видно ни на берегу, ни на палубе. Корабль медленно разворачивал паруса.

– Пошевеливайтесь, дохлые медузы! – торопил боцман-демон команду.

Матросы суетились на палубе, а к нам подошел Оминик и предложил спуститься вниз. Щеголь пояснил, что нам с девчонками предоставил свою каюту капитан, а парней разместят вместе с матросами.

Засыпала я под мерное покачивание корабля, думая о Кае и о русалке. Интересно будет узнать эту тайну…

Утром все собрались на палубе. Парни вовсю бегали по кораблю и предлагали свою помощь. Мы с девчонками отошли к борту и стали наблюдать за бескрайней водной равниной. Океан сверкал в солнечных лучах, над ним с криками проносились чайки. Вдали, в знойном мареве наступившего дня, угадывались неясные очертания какого-то острова. Я прикрыла веки и с наслаждением подставила лицо свежему ветерку. Он игриво растрепал мою челку и попытался распутать косу, но безрезультатно. Я улыбнулась и мысленно показала озорнику язык: мол, ничего у тебя не выйдет. Волосы я сегодня заплела в крепкую косу, которая спускалась до самой талии и раскачивалась при быстрой ходьбе из стороны в сторону.

От проказливых мыслей меня отвлекла Тинара, которая слегка дотронулась до моей руки, привлекая внимание. Сестра молча указала мне на что-то за бортом. Лисса и Нелика опасно свесились за борт, а Йена, нахмурившись, взирала на волны. Я крепче ухватилась за планшир и посмотрела вниз. Увиденное меня не порадовало – рядом с кораблем плыла давешняя русалка. Заметив меня, морская девица оскалила острые мелкие зубы. Я спешно отпрянула, Нелика тоже.

– Жуть какая, – проговорила она.

– А интересно, русалку можно убить огненным шаром или здесь поможет только мощное атакующее заклятие? – кровожадно осведомилась Лиссандра.

– Русалки разумны, их убийство карается законом, – как бы между прочим напомнила Йена.

– Мы на пиратском корабле, – заспорила с ней Лисса. – Здесь свои законы!

Я поискала глазами Кайрэна. Но капитана «Ветреной красотки» на палубе не было, зато на полуюте стоял Аликор. К нему я и направилась. Эльф с безразличным видом созерцал что-то, устремив взгляд вдаль, и на меня никак не реагировал. Я решила начать разговор первой:

– Солнечного утра, сударь!

– Светлого утра, террина.

– Чудесная погодка, не правда ли?

– К вечеру ожидается шторм.

– О! А как вы узнали? – удивилась я, глядя в сияющие солнечным светом небеса.

Аликор соизволил повернуться ко мне.

– Что вам нужно от меня, террина?

– Узнать, где находится капитан, – ответила я.

– Только это? – Безупречная светлая бровь с прихотливым изломом слегка приподнялась.

– Вы же знаете, что не только.

– Да, знаю. И если вы говорите о Вирели, то ничего утешительного я вам сказать не могу. Она не подчиняется приказам и следует за кораблем туда, куда идем и мы.

– Значит, мне стоит опасаться за свою жизнь? – обеспокоилась я.

Перворожденный демонстративно пожал плечами и уже собрался отвернуться от меня. Я его остановила, спешно попросив:

– Вы не расскажете мне о том, как они познакомились? – и затаила дыхание, ожидая ответа.

Аликор помедлил, что-то обдумал и начал рассказывать.

– История банальна – Кай спас Вирель. На черных рынках Зилии русалок продают как ручных зверушек. Месяц назад в окрестностях Рейоса мы перехватили рабовладельческое судно. Среди пленных была и Вирель.

– Понятно…

– Я еще не все вам поведал, террина. Слушайте дальше, – понизил голос эльф до устрашающего шепота. – На
Страница 26 из 34

корабле было еще пять пленниц. Две из них имели неосторожность влюбиться в Кая. Знаете, что сделала Вирель?

– Что? – невольно спросила я.

Аликор нехорошо улыбнулся и поведал:

– Русалка убила их всех. Утопила… по очереди!

Я испуганно охнула и в ужасе прикрыла лицо ладонями. В тот же самый миг в окружающей обстановке что-то изменилось, воздух как будто стал гуще и плотнее, а плеск волн за бортом тише. Я почувствовала, что сам капитан мир Террисель вышел на палубу. Отняла ладони от пылающего лица и услышала за своей спиной тихий мелодичный голос:

– Аликор, шел бы ты отсюда и занимался своими непосредственными обязанностями!

Эльф сдержанно пожелал мне удачи и отошел. Я повернулась к полудемону и сразу же с ним столкнулась, так как в этот самый момент пират сделал шаг ко мне. Голубые глаза Кая стремительно потемнели, а в голосе послышались хриплые нотки, когда мужчина сжал меня в невольных объятиях, помогая устоять после столкновения.

– Нилия, вы не бойтесь, я не позволю Вирели обидеть вас.

– Но она там! – Я быстро перевела взор и выразительно взглянула в сторону борта, за которым видела русалку.

Пират разочарованно выдохнул и сказал:

– Она живое существо и устает так же, как и мы все, поэтому скоро отстанет.

– А если нет? – засомневалась я.

– А если нет… – Кайрэн посмотрел в бескрайний океан, и его глаза заволокло тьмой. Чуть помедлив, он ответил: – Если нет, я убью ее… Верите мне, Нилия? – Мужчина взглянул на меня темными провалами глаз, в которых вспыхивали лиловые искры.

– Верю, – твердо отозвалась я и нашла в себе силы, чтобы улыбнуться ему. А русалку я не жалела. Своя жизнь мне была дороже.

Глава 4

Ближе к вечеру я вспомнила слова Аликора про шторм. Мы с Андером как раз находились на палубе и разговаривали о морской нежити. Друг сокрушался, что мы путешествуем уже второй день, а даже дохлого кракена еще не видывали! Я спорила с ним и уверяла, что и не нужно нам его видеть. Парень страдальчески морщился и доказывал мне, зачем и почему ему нужно осмотреть морских чудовищ. В разгар нашего спора раздался грозный рык Кая:

– Вахтенный! Где тебя демоны морские носят?

К капитану тут же подбежал запыхавшийся матрос.

– Свистать всех наверх! Сам не видишь разве, какой шторм надвигается? А ну все на палубу, крысы трюмные! – сурово скомандовал мир Террисель.

Я покосилась на ласковое закатное солнышко, а Андер уважительно присвистнул.

– Ты думаешь, будет шторм? – с сомнением поглядела я на него.

– Если капитан говорит, что будет непогода, значит, так оно и есть. Ты не сомневайся!

Чуть позже к нам с девчонками подошел ир Маркин и вежливо попросил спуститься вниз. Парней никто с палубы не гнал, поэтому мы дружно насупились и отправились в предоставленную каюту. Она была небольшой, и нам впятером приходилось в ней тесно. Тинара и Йена занялись своими иллюзорными играми, придумывая и создавая все новых и новых персонажей какой-то сказочной битвы, разместив их на большом сундуке. Там на поле брани сошлись люди, гномы и какие-то создания Нави. Нелика сидела рядом с моими сестрами и давала девчонкам ценные указания, почерпнутые из рассказов Дарина о великих сражениях.

Мы с рыжей откровенно скучали и, заговорщицки подмигнув друг другу, вышли из каюты. На палубе за время нашего отсутствия произошли серьезные изменения; матросы четко выполняли распоряжения грозного капитана, а на небо налетели невесть откуда взявшиеся тучи, рассыпавшие крупные дождевые капли. Ветер усилился и чуть не сбил меня с ног. Подбежавший Ристон утащил нас с кузиной с видного места. Парни сидели в укромном углу палубы и скрытно наблюдали за действиями экипажа. Я юркнула под широкий непромокаемый плащ Андера, а Лиссандру взял под свое крыло ир Янсиш.

Матросы суетливо бегали по палубе, закрепляя мачты, и тянули какие-то канаты. Качка все усиливалась, волны становились выше, а вода заливала палубу через шпигаты, когда «Ветреная красотка» срывалась с очередного гребня волны словно в пропасть. Дождь усилился, и я подумала, что пора бы нам всем покинуть насиженное место и спуститься вниз. Стараясь перекричать шум и вой ветра, я обратилась к ребятам. Все согласно закивали.

Пока мы шли по опасно накренившейся палубе, я вцепилась в Андера мертвой хваткой. Темное ночное небо разрезали золотые клинки молний, а следом гремел оглушающий гром.

Когда очередная вспышка осветила палубу, перед нами возник капитан. Мужчина как будто материализовался из окружающей темноты. Что перед нами стоит живое существо, можно было понять только по блеску глаз и по звуку тяжелого дыхания.

– Вы что здесь забыли? – процедил мир Террисель. – А ну-ка, кыш отсюда!

– Уже уходим, – торопливо заверил его Ристон.

– Бегом, я сказал!

«Сам бы попробовал бегом!» – подумала я, оскальзываясь на мокрых досках палубы, благо и ир Янсиш, и Андер поддерживали меня.

Когда мы с Лиссой вошли в каюту, с нас ручьями стекала вода.

– Хороши, нечего сказать! – прокомментировала Нелика, оглядев нас с ног до головы.

– Бытовая магия им в помощь, – флегматично откликнулась Йена, не отрывая взора от сундука с иллюзорными фигурами.

Утром от ночной непогоды не осталось и следа. Яркое солнце озарило своим благодатным светом голубые небеса. Меня несказанно радовало еще и то обстоятельство, что русалки за бортом не наблюдалось. «Хоть бы ее молнией пришибло!» – кровожадно пожелала я.

У штурвала стоял сам капитан. Выглядел он слегка утомленно, а боцман-демон и Аликор на палубе отсутствовали. Оминик дал нашим парням задание и теперь они вместе с юнгой усердно драили палубу.

– Все-таки хорошо быть девицей, – довольно улыбнулась Тинара.

После обеда проснулись Аликор и боцман, но Кай тоже остался на палубе. Он первым увидел неясную точку в безоблачных небесах. Я даже сначала не поняла, отчего мир Террисель и его помощники обеспокоенно зашептались между собой. Только потом, когда Ристон, внимательно следящий за горизонтом, разглядел черную точку в небе, я догадалась, отчего встревожился Аликор, а ир Маркин приказал подготовить пушки.

Теперь уже все следили за приближающимся объектом. Мир Террисель и эльф по очереди подходили к нам и предлагали спуститься в каюту.

Когда стало понятно, что к нам приближается дракон, я решила и вовсе не уходить с палубы, ибо увидела приготовившегося к бою Кайрэна.

Рубиновый дракон был просто великолепен. Его чешуя переливалась в солнечном свете всеми оттенками красного, серебристый рог на лбу сиял, словно далекая звезда. Ремиз сделал пару кругов над кораблем, и моряки выхватили свои кривые сабли. Дарин обнял Нелику и они дружно воззрились на меня. Ристон холодно оценивал окружающую обстановку, Лисса и Андер задумчиво переглядывались, а Йена с Тинарой досадливо покусывали губы.

Я вздохнула и вышла на шканцы. Зверь довольно оскалился и стал снижаться. На палубу ко мне спрыгнул уже знакомый рыжеволосый мужчина. Невольно восхитилась – высота грот-мачты, за которую он зацепился при перевоплощении, была отнюдь не маленькой.

– Шерра! – В глазах рубинового плясали дикие язычки неудержимого пламени.

– Сударь, – любезно улыбнулась я.

Мир Шеррервиль моих любезностей не оценил, более того, его гнев лишь
Страница 27 из 34

усилился.

– Вы немедленно отправляетесь к своему жениху!

– Я не посмею, – смиренно склонила голову и указала на браслет разлуки.

– Я помогу. – Он услужливо протянул ко мне руку с черными когтями.

– Отойди от нее! – раздался ледяной голос еще одного участника этой драмы, о котором и я и дракон позабыли.

Зрачки Ремиза дрогнули и он повернулся к противнику:

– Мир Террисель, ты все еще жив? А я думал, что тебя свои же и прирезали где-нибудь в укромном уголке!

– Твоей мечте не дано осуществиться, мир Шеррервиль, – едко ответствовал Кай.

– Жаль, – покачал головой Раон. – Но я немедленно это исправлю.

– К твоим услугам, – насмешливо отозвался пират.

Мужчины с нехорошим блеском в необычных глазах шагнули навстречу друг другу. Я похолодела, когда поняла: они не шутят. Будут сражаться до смерти кого-то одного, а то и оба погибнут. Этого никак нельзя было допустить! Плохо соображая, что творю, я кинулась к ним, расслышав запоздалый крик Андера:

– Стой!

Я подбежала к поединщикам и встала между ними. Сразу же услышала свист клинков, рассекающих воздух, и легкий ветерок коснулся моих висков… После послышался странный звук, и все разом смолкло.

Несколько мгновений стояла, зажмурившись, а когда открыла глаза, украдкой посмотрела по сторонам. Справа и слева от моего лица обнаружились остро отточенные клинки – сабля Кая и меч Ремиза. Я ощущала холод металла, из которого они были сделаны. Спустя мгновение оба клинка с грохотом упали на палубу, а я только-только в полной мере осознала, как сильно рисковала, вклиниваясь между разъяренными мужчинами, и запоздало перепугалась. Поединщики не мигая смотрели на меня. Ремиз чуть растерянно, а во взгляде Кайрэна был виден страх и гнев.

Поворачиваясь из стороны в сторону, вдруг почувствовала странную пугающую легкость, которой раньше не было. Поднесла руку к голове, испугалась, повернулась вокруг себя на месте и увидела… увидела то, что не могла представить себе даже в кошмарном сне! Моя шелковистая, рыжая, тщательно заплетенная коса лежала на палубе. Я провела рукой по коротким волосам, оставшимся на моей голове. «Так! Что полагается сделать приличной девице в подобном случае? – сама у себя спросила я. – Верно, – любая приличная девица должна побледнеть и потерять сознание!»

Только вот мне сознание терять совсем не хотелось, а хотелось громко-громко завопить. Так, чтобы слышали все. Я несколько раз глубоко вдохнула, столько же раз шумно выдохнула и повернулась к Ремизу. Он судорожно сглотнул.

– Сударь мир Шеррервиль, позвольте мне закончить начатое путешествие, а после я вручу вам свой браслет, и вы лично доставите меня Арриену… Ну, если, конечно, он все еще желает меня видеть.

Рубиновый дракон ретиво закивал, видимо, слов для ответа он найти не сумел. Я удовлетворилась и такой реакцией и повернулась к пирату. Кай нервно теребил ворот шелковой сорочки, будто тот его душил.

– Сударь мир Террисель, – обратилась к нему, – я прошу простить меня за причиненное беспокойство, но не могли бы вы позволить господину мир Шеррервилю остаться с нами?

Кайрэн, похоже, тоже растерял все свое красноречие, так как просто молча покивал головой.

Я развернулась, подняла свою косу и направилась прочь. Вся команда пиратского корабля стояла не шелохнувшись. Друзья и сестры тоже безмолвствовали. Первым ко мне подбежал Андер и преувеличенно радостно объявил:

– А тебе идет такой образ, подружка!

Я по глазам видела, что парень вовсе так не думает, а просто утешает меня, потому что в Норуссии так коротко стригли волосы только преступницам.

– Можно мне побыть одной? – только и произнесла я в ответ.

Друг примирительно поднял руки, а я отправилась в каюту.

Целый осей горестно вздыхала, глядя на косу, которая теперь лежала в моих руках. Себя саму было безумно жалко. Потом мне пришло в голову, что Шайн, увидев меня с короткими волосами, просто-напросто испугается и сразу же побежит к богам с просьбой расторгнуть наши обручения. Зеркало, в которое я неосмотрительно поглядела, только укрепило меня в этой мысли.

Вернувшиеся к вечеру девчонки стали уговаривать меня поесть, но я от всего отказывалась.

Весь следующий день провела в каюте. Девочки всячески развлекали меня, а потом парни принесли букет ромашек, видимо, их доставил откуда-то с берега Раон. Кок по просьбе Кайрэна испек специально для меня торт со взбитыми сливками, ароматными фруктами и орехами. К торту нам прислали бутылочку розового шипучего вина и новый зилийский травяной напиток под названием «чай».

После целого дня, проведенного в душной каюте, мне стало скучно, поэтому согласилась на предложение сестриц, и наши иллюзионистки сотворили на моей голове морок, представляющий собой высокую прическу. Иллюзии у сестер выходили очень реалистичные, и я слегка утешилась.

На палубе меня встречали друзья. Раон и Кай одновременно подошли ко мне и рассыпались в извинениях, я только лишь кивнула им обоим и отошла к борту.

Бескрайний океан манил неизведанной тайной. На его поверхности плясали блики заходящего солнца, а корабль плавно скользил по волнам, унося нас все дальше и дальше от берегов Норуссии.

– Интересно, куда мы плывем? – подумала я и произнесла этот вопрос вслух.

– Еще вчера мы покинули Солнечный океан и теперь путешествуем по Кипящему, – ответил мне Кайрэн.

Оказывается, и он, и мир Шеррервиль стояли позади меня и моих друзей.

– Выходит, что скоро покажутся Дымящиеся вулканы? – нахмурился Ристон.

– Разве что облака пепла над ними, – отозвался Ремиз.

Теперь мы все поглядели на мужчин, и капитан мир Террисель поведал:

– Мы обойдем вулканы стороной и к утру достигнем Громового моря.

– Это то самое, у берегов которого находятся Суровые скалы? – уточнил Андер.

– Верно, молодой человек, – кивнул пират. – Знаете, отчего море названо Громовым?

– И отчего же? – не удержалась я от вопроса.

Кай усмехнулся:

– Ходят слухи, что ваши друзья драконы бросали с высоты обломки скал, создавая грохот, от которого по воде разносились громоподобные звуки, но, естественно, без молний.

– Вранье! – фыркнул Раон. – И тебе, мир Террисель, это известно не хуже моего.

– Отчего тогда это море названо именно Громовым? – полюбопытствовал Дарин.

– Все просто, – пояснил капитан. – С Суровых скал стекает множество водопадов, которые с невероятной высоты падают в бушующее у берега море.

– Мне больше нравится объяснение про драконов, – отозвалась Нелика. – Оно более романтичное.

– Зато можно не опасаться, что тебе на голову с небес упадет обломок скалы, – язвительно заметил Дарин.

Указательный пальчик полуэльфийки обличительно ткнул в грудь боевого мага:

– Ты совсем не романтик!

– Думаешь? – Ведьмак притянул свою девушку к себе и вознамерился ее поцеловать.

Мы деликатно отвернулись, чтобы не мешать влюбленным, и я осведомилась:

– А Узкий пролив находится где-то в Громовом море?

– Да, проход в пролив начинается именно там, – откликнулся пират.

– И значит, через него можно попасть в Шепчущий лес? – поинтересовалась Лиссандра.

Мужчины обменялись понимающими взглядами, и Ремиз произнес:

– Ну, если вы сумеете войти в пролив, миновав Русалию и сторожевого гурфа, а
Страница 28 из 34

после благополучно минуете кракенов, то, несомненно, достигнете желаемого места. Только вот зачем вам это, шерра?

– Хочу снова в гости наведаться, – буркнула рыжая.

– Вам стоит только попросить, потому что обычно феи не отказывают тем, кто уже удостоился их благосклонности, – ответствовал мир Шеррервиль, а Кай удивленно спросил:

– Сударыни уже побывали в стране фей?

– Да, – коротко подтвердила я.

– Расскажете мне об этом завтра за ужином?

Вместо меня пирату ответил Ремиз, что-то коротко бросив на незнакомом языке. Полудемон даже не взглянул на нахмуренного дракона. Взор его небесно-голубых глаз был прикован к моему лицу. Я немного подумала и кивнула, а мир Шеррервиль предупреждающе рыкнул:

– Шерра, это очень опрометчивый поступок с вашей стороны!

– Я брошу тебя за борт, дракон, если ты немедленно не умолкнешь, – буднично пообещал пират.

Рубиновый оскалился:

– Рискни, полуэльфенок!

– Давайте сменим тему, – попросила я обоих.

Мужчины замолчали, продолжая сверлить друг друга воинственными взорами.

Половину следующего дня мы с девчонками провели в каюте, занимаясь экспериментами с моими волосами. Нелика пробовала отрастить их, применяя магию травников. Шевелюра моя отросла, вот только она отчего-то стала смарагдово-зеленой.

– С бледной кожей лица и такими волосами я – вылитое умертвие, – сама прокомментировала свой внешний вид.

– Н-да, попробую все вернуть как было, – сокрушенно произнесла полуэльфийка, но первоначальный цвет моей шевелюры так и не вернулся.

Я обреченно посмотрела на ножницы. Изрядно поспорив, мне укоротили волосы до плеч. Нелика под конец вспомнила, что в каком-то славенградском журнале прочитала про новое открытие магов-цирюльников – краску для волос.

– Тогда отрасти их снова! – азартно посоветовала рыжая.

Нелика с лихорадочно блестящими глазами дрожащими руками прикоснулась к моей голове.

Волосы мои вновь отросли, только беда в том, что прядки стали зелено-красно-желтыми, словно осенняя листва.

– По-моему, весьма оригинально, – высказалась ошеломленная Лиссандра.

– И очень необычно, – дипломатично добавила Тинара.

Я снова потянула к себе ножницы, и мою шевелюру опять остригли.

– Нилия, – обратилась ко мне Йена, которая все это время молча наблюдала за нашими экспериментами. – А ты попробуй применить свой собственный дар.

– Точно! – просияла рыжая. – Ты же высшая целительница, а вы и не такое исправляете.

Я с некоторым опасением подняла руки к голове и зажмурилась. «Котенок» в нерешительности потоптался на месте, а после принялся за дело. Закончив, он лег и устало зевнул. Позади меня послышались странные звуки – то ли рыдания, то ли горестные вздохи.

– Что? – Я резко открыла глаза и обомлела.

Волосы мои отросли и даже снова порыжели, вот только местами, а кое-где и вовсе красовались пролысинки размером с пятачок.

– Мамочки-и-и! – возопила я.

Нелика со вздохом подошла ко мне…

Спустя какое-то время я, нервно всхлипывая, разглядывала в зеркале свой новый образ. Мои короткие волосы радовали глаз осенними красками, впереди гордо красовалась рыжая челка, а на затылке сияла смарагдовая прядь. Вся остальная шевелюра пестрела красно-желто-бурыми волосами.

– Попробуем купить эту самую краску для волос, – попыталась утешить меня полуэльфийка.

– Ага! И ее волосы всего лишь сменят оттенки, – хмыкнула Лисса.

– Значит, каждую прядь нужно будет красить отдельно, – всерьез предложила Нелика.

Я истерически затрясла головой.

– Нилия, по-моему, ты зря расстраиваешься! Волосы – не зубы, со временем они отрастут! – обнадеживающе заявила Тинара.

– Только как мне все это время на людях показываться?

– Она права, зря переживаешь, – вступила в разговор Йена. – По-моему, тебе просто не хватает практики. Ты же и лечить тоже не сразу начала. Тебе просто нужно узнать обо всех гранях своего дара и научиться ими пользоваться.

– Да, – прекратила хандрить я, – мне срочно нужен Доран!

– Значит, нам нужно его призвать, а иначе мы его и до следующего праздника Смены года не отыщем, – заметила Тинара.

– Точно! – Глаза Лиссы азартно блеснули. – Призвать! Я читала в одной книге, что существовал культ Дорана. А знаете, сколько жрецов возглавляли этот культ? – Драматическая пауза и наши заинтересованные взоры. – Пять! Пять жрецов! А вызывали бога с помощью крови! Готовы рискнуть?

– Я готова, – вызвалась первой.

– И я, – подняла руку Нелика.

– Ну разумеется! Говорю же, давайте сделаем это поскорее, какая нам выгода пересекать оба океана туда и обратно, ожидая, пока бог соизволит появиться сам, – отозвалась Тинара.

Йена просто кивнула, и Лиссандра вынула кинжал из своей походной котомки, а полуэльфийка достала пустую склянку с широким горлышком.

Рыжая с важным видом первая надрезала свой указательный палец и щедро накапала крови в склянку, после сунула порезанный перст в рот и позвала меня. Я трусливо попросила ее уколоть мой палец и накапала крови в склянку. Остальные девочки все повторили. В конце Лисса закупорила сосуд, перемешала внутри нашу кровь и с торжественным видом объявила:

– Кровь мир Лоо’Эльтариусов – это самое ценное, что у нас есть! И мы добровольно отдаем ее Дорану, дабы он осчастливил нас своим божественным визитом!

Все остальные, включая меня, покивали, так как ничего другого не придумали. Попытались открыть круглое маленькое окошко в каюте, но у нас ничего не получилось, поэтому решили выйти на палубу, чтобы опустить сосуд с подношением в морскую пучину. Резво бросились к двери.

– Погодите, – спохватилась я, красноречиво указывая на свою шевелюру. – Мне же еще предстоит ужинать с Каем!

– Ты не отказалась от этой затеи, несмотря на предупреждение рыжего дракона? – спросила Лиссандра.

– Я делаю это для того, чтобы Ремиз все передал Шайну, а то он совсем про меня забыл!

– Ого! Ты решила вернуться к жениху? – удивилась Нелика.

– Ну не то чтобы вернуться, но…

– Понятно! Вот она, наша девичья натура: он мой – и точка! – со знанием дела отозвалась рыжая.

– Это точно, – подтвердила полуэльфийка. – Я своего блондина никому не отдам, даже если сильно-сильно обижусь на него.

Я подумала и согласилась с ними.

На палубе у нас возник новый вопрос: откуда нужно сбрасывать склянку в море? Нелика утверждала, что с кормы, а Лисса – что с носовой части. На полуюте стояли Кай и Аликор, а на полубаке беседовали боцман и квартирмейстер. Свободное место было в середине правого борта, куда мы и направились, суетливо торопясь, мило краснея и придумывая нужные слова. Честь опускать сосуд выпала мне. Я сжала склянку в кулаке и подумала: «Господин Доран, нам нужно срочно вас увидеть и получить свое Знание!» После размахнулась и бросила сосуд в океанские волны.

– Вы чего опять выдумали? – позади нас раздался тихий голос.

Мы с девчонками дружно подпрыгнули, резво оглянулись и увидели наших парней.

– Вот лешие, напугали только! – возмущенно высказалась Лиссандра.

– Да за вами все кому не лень наблюдали, – сообщил Дарин.

– Да-а? – округлила глаза Нелика, а остальные, заливаясь краской, огляделись по сторонам.

Да! Мир Террисель, Аликор и демон насмешливо следили за нашими действиями, а
Страница 29 из 34

Ремиз и вовсе стоял неподалеку и иронично улыбался.

– Так расскажите и нам, что вы делали? – спросил Андер.

– Зачем вы склянку с кровью бросили в море? – недоуменно поинтересовался Ристон.

Я шепнула им в ответ:

– Вызывали Дорана.

– А разве мы не его ищем? – Старый друг задумчиво взъерошил шевелюру.

– Его! – эмоционально подтвердила я. – Но мы решили ускорить нашу встречу.

– Зачем?

– Домой хотим! – брякнула полуэльфийка.

– Тебе уже надоело путешествовать, пчелка моя голубоглазая? – растерялся Дарин, а мир Шеррервиль расхохотался.

Я неласково посмотрела на него и тихо, но возмущенно сказала:

– Видели бы вы, что творится у меня на голове, так и вопросов бы глупых не задавали! – И громко топая, отправилась обратно в каюту.

Вослед мне раздался крик ир Янсиша:

– Нилия, ты покажи нам, может, все не так и страшно!

Я оставила эту просьбу без внимания.

Вечером мы с Кайрэном остались наедине в небольшой трапезной, украшенной резными деревянными панелями, картинами на морскую тему и свечами, пламя которых таинственно покачивалось от легкого ветерка. Впрочем, уединение было условным, так как за дверью караулил Раон. Рассказала капитану о прошлогоднем путешествии в страну фей, утаив кое-какие детали, касающиеся Шайнера. Полудемон слушал мое повествование, не перебивая, а я в конце поинтересовалась:

– Сударь, а вы были в Шепчущем лесу?

– Не доводилось, хотя через Узкий пролив я однажды проходил.

– И вы не испугались всех чудовищ, обитающих в нем?

Пират только по-мальчишески улыбнулся:

– Доедайте этот чудный торт и пойдемте на палубу.

Заинтересованно поглядела на него, по-быстрому расправилась с кусочком кремового лакомства и вновь вопросительно посмотрела на собеседника.

Мужчина с улыбкой протянул мне руку, и я поспешила принять ее, переплетя наши пальцы. Очень волнительное ощущение!

Резко распахнув дверь, Кай ядовито улыбнулся лежащему на полу Ремизу, который, по всей видимости, до этого занимался тем, что подслушивал наш разговор и несколько увлекся. Я покачала головой, а пиратский капитан увлек меня за собой на верхнюю палубу.

Здесь мы взошли на полуют, туда, где располагался штурвал. Кайрэн подвел меня к резным перилам и указал на запад, где золотое солнце медленно погружалось в сверкающее море.

– Смотрите туда! – шепнул он мне на ухо.

Я с недоумением вгляделась в закат и вдруг что-то увидела, ахнула и подалась вперед. Там, на фоне опускающегося горящего золотым пламенем солнца, в океанских волнах плескались огромные рыбы. Они выныривали из воды, грациозно изгибая гладкие спины и гибкие хвосты, и бросались в морскую пучину, поднимая фонтаны играющих в закатных лучах брызг. На месте одних сразу возникали другие. Эти существа словно летали над водой, а их стремительные силуэты на краткие мгновения закрывали край солнца.

Ко мне с громким воплем подбежал Андер:

– Ты видела, видела?!

Я потрясенно кивнула и обернулась к Каю. Мужчина хрипло прошептал:

– Вам нравится, Нилия? Разве они похожи на чудовищ?

– Но везде пишут, что они нежить! – Андер нахмурившись смотрел на капитана.

Я перевела взор на резвящихся вдали гурфов и схватила друга за рукав. Парень, слушающий ответ Кайрэна, недовольно оглянулся на меня и замер, открыв рот. Из самой глубины рядом с «Ветреной красоткой» показались мачты с призрачными, сияющими серебром парусами. Последние лучи заходящего солнца просвечивали сквозь них, отражаясь в океанских волнах.

«Ветреная красотка» медленно, будто завороженная открывающимся зрелищем, проходила мимо призрачного парусника. И вот из воды показался нос корабля. Там была вырезана огромная рыба, готовящаяся к прыжку в воду. Ее глаза-изумруды сверкали подобно звездам и казались единственными осязаемыми деталями на всем Призрачном Фрегате. Когда весь корабль очутился на поверхности, мы увидели, как с его палубы и парусов стекает вода, с шумом устремляясь в бушующие вокруг волны. Я безмолвно глядела на корабль Дорана, а он медленно покачивался на воде.

Когда от солнечного круга остались только всполохи света, по паруснику пробежала дрожь, как по живому существу. От носа до кормы пробежали магические волны, и фрегат предстал перед нами во всей своей красе. Его корпус, выполненный из светлых эльфийских сосен, перестал просвечивать, а серебристые паруса затрепетали на ветру, будто крылья диковинных птиц.

– Нилия, вы звали Дорана, и вот он пришел к вам, – тихо произнес Кай, а затем отдал приказ команде: – Встать на якорь!

Матросы забегали по палубе, а мы с Андером неотрывно смотрели на Призрачный Фрегат.

– Боишься? – шепнул мне друг.

– Волнуюсь, – отозвалась я.

– И я тоже, – взял меня за руку парень.

Когда «Ветреная красотка» остановилась, мы присоединились к друзьям. Все они изрядно переживали, даже внешне невозмутимый Ристон временами сжимал и разжимал кулаки.

– Поторопитесь, – скомандовал мир Террисель. – Доран не любит ждать!

С корабля спустили шлюпку.

– А разве вы не пойдете с нами? – Я вопросительно посмотрела на пирата.

– После нашей последней встречи Доран вряд ли будет рад меня видеть, – с кривой усмешкой сказал Кайрэн.

– К тому же, – добавил Аликор, – на борт Призрачного Фрегата могут подняться лишь те, кто идет за Знанием. Другим нет места на этом паруснике.

Мы с ребятами спустились по веревочной лестнице в лодку, и я порадовалась тому, что в путешествие мы отправились в брюках, так как они были более уместны в сложившихся условиях.

Парни взялись за весла, и шлюпка заскользила по темной воде к фрегату Дорана. С борта «Ветреной красотки» нас провожали долгими взглядами. Ремиз недовольно хмурился, а Кай с тоской смотрел нам вслед.

Ночь вступила в свои законные права, лишь на западе осталась тонкая золотисто-красная полоска солнечного света. Темные глубокие небеса были усыпаны мерцающими звездами и увенчаны двумя лунами. Парусник, залитый их оранжевым светом, казался мертвым и необитаемым. Был слышен скрип его снастей да плеск волн.

В шлюпке царило безмолвие. Я слушала встревоженное биение своего сердца, остальные с волнением смотрели либо вперед, либо прижимались друг к дружке.

С борта нам скинули веревочную лестницу, но того, кто это сделал, видно не было. Ристон полез первым, за ним вскарабкалась Лиссандра, я была пятой, а Андер шел последним. На палубе фрегата горели магические светильники. Мы стали озираться по сторонам. Внезапно из-за грот-мачты нам навстречу шагнула высокая деревянная фигура. Девчонки взвизгнули, а я пригляделась повнимательнее, узрела горящие синим светом глаза и потрясенно произнесла:

– Да это же голем… только деревянный, а не железный!

В глазах парней зажегся исследовательский огонек. Деревянный человек подошел к нам, и я, набравшись храбрости, объявила:

– Мы к господину Дорану!

Голем склонил голову и протянул широкие деревянные ладони.

– И чего ты ждешь? – не понял Ристон.

Деревянный человек стоял, не шелохнувшись, и что-то мне напоминал. Что-то знакомое было в его жесте, вот точно так же Арриен требовал снять амулеты, когда преподавал у нас в академии. Я решила проверить свою догадку и сняла все украшения. Не снималось только кольцо, которое мне подарил
Страница 30 из 34

Шайн.

Голем не мигая смотрел на меня, поэтому пришлось ему объяснить:

– Это не снимается!

Деревянный человек кивнул и указал мне в сторону двери, ведущей на нижнюю палубу. Я понятливо последовала дальше. Оглянувшись по пути, увидела, что все ребята спешно снимают с себя амулеты и украшения.

Едва я подошла к капитанской каюте, как меня догнали Андер и Ристон. Девчонки торопились следом за ними, а Дарин и Нелика завершали наше шествие.

Темный постучал в дверь каюты, и она распахнулась перед нами. Пройдя внутрь, я первым делом увидела мужской силуэт, стоящий у открытого окна и освещенный лунным светом.

Каюта оказалась очень просторной, но когда мы все вошли в нее, то в нерешительности остановились у самого порога. Мужчина щелкнул пальцами, и по всей каюте вспыхнули десятки магических светильников. Я зажмурилась от их яркого света, а когда открыла глаза, то увидела, что напротив стоит молодой человек, на вид немногим старше нас. Его светлые волосы чуть отливали морской синевой, а глаза напоминали голубые небеса летним днем.

Парни поклонились богу водной стихии, да и мы с девчонками торопливо последовали их примеру, ибо глупо делать реверанс в брюках.

– Приветствую вас на своем корабле, молодые господа и юные сударыни! – Голос Дорана оказался мелодичным, будто журчащий по весне ручеек. – Вы пришли за Знанием?

Мы вразнобой закивали, а я запоздало поняла, что это уже четвертый бог Омура, с которым мне посчастливилось поговорить. «Интересно, – подумала я, – а кто-нибудь из друзей видел больше?» Огляделась и испуганно охнула – все ребята стояли, застыв, словно каменные изваяния. Потрясла Андера за плечо, но ответа не дождалась, поэтому перевела растерянный взгляд на Дорана. Он ответил на мой безмолвный вопрос:

– Не пугайтесь, госпожа, ваши друзья уже отправились на поиски своих Знаний.

– И долго они будут так стоять? – удивилась я.

– Стоять? – Блондин слегка нахмурился. – Вы правы, это негоже. – Он взмахнул рукой, и мои друзья, словно послушные куклы, шагнули к стенам, у которых располагались мягкие кресла. Я только-только сумела рассмотреть и понять, что стены и потолок в каюте выложены разнообразными ракушками, а на полу рассыпан морской песок.

Девчонки и парни по велению бога опустились в кресла. Я проследила за их передвижением и вновь обратила свой взор на Дорана.

– Интересно посмотреть на вас, юная госпожа. Трое моих родственников используют вас в своих играх, – произнес молодой мужчина.

– Я знаю, что мне уготована роль безвольной куклы в этих играх богов, – невежливо вскинулась я.

– Вы ошибаетесь, юная госпожа, вы уже не безвольная игрушка.

– А кто?

– О, этот вопрос вы зададите не мне.

– А кому?

– Узнаете со временем.

– Ну вот всегда так! Вечно вы, боги, не договариваете!

Доран улыбнулся в ответ и протянул мне руку:

– Ждать осталось недолго, потерпите еще чуть-чуть, а пока я задам вам один вопрос. – Он пристально посмотрел на меня.

Я согласно кивнула: мол, задавайте. Создатель поинтересовался:

– Вы действительно хотите получить Знание?

– Да, хочу!

– А если это будет не то Знание, которое вы ждете? – слегка приподнял золотистую бровь бог водной стихии.

Разочарованно махнула рукой:

– Да чего уж там… Я все равно пришла сюда, так что глупо отступать назад.

Доран улыбнулся:

– Тогда позвольте помочь вам?

Я приняла протянутую руку, и мужчина увидел кольцо Шайнера. Моей кисти тут же коснулся поток бурлящей воды, который попросту смыл это украшение. Доран принял кольцо и провел меня к свободному креслу в форме большой раковины. Вместо жемчужины там лежала бархатная подушка с золотыми кистями по краям.

– Закрывайте глаза, юная госпожа, и да придет к вам Знание, – послышался шепот, и будто морской прибой тихо запел мне колыбельную.

Глаза мои сами собой закрылись, и под тихий плеск океанских волн я уплыла в очарованный сон.

Открыла очи… и сразу же их закрыла, так как с небес светило яркое солнце. Испуганно охнула и опять распахнула глаза, когда поняла, что сижу верхом на лошади, боком в дамском седле.

– Сестренка, ты уснула на ходу? – ко мне подъехала Лиссандра.

– Лисса? – недоверчиво спросила я.

– Ну точно, уснула прямо в седле! – С другого боку от меня показалась Йена.

Кузины звонко рассмеялись, глядя на мое обескураженное лицо. Я осмотрелась – на дворе стояло жаркое лето. И этот денек выдался знойным, на небе хоть бы облачко пролетело.

Мы двигались по ровной мощеной дороге, по обеим сторонам которой раскинулись поля, засеянные золотистой пшеницей.

– Моя террина, вам нехорошо?

Я обернулась на голос и увидела Эльлинира. А он откуда здесь взялся? В панике заозиралась – эльф ехал впереди небольшого отряда, направляющегося к лиственному лесу. В отряде находились воины из Крыла и тетушка Ратея, которая с беспокойством посматривала на меня.

«Так, – сказала я сама себе, – сперва нужно успокоиться!»

– Нилия, – Эльлинир направил своего коня породы галдри в мою сторону, – вы устали? Скоро будет привал, а к вечеру мы достигнем Ро-веллы.

– Чего мы достигнем? – не поняла я.

– Родового гнезда ир Стоквеллов…

– Чьего гнезда?!

Взгляд эльфа стал обеспокоенным, кузины переглянулись, а тетушка подъехала ко мне. Эльлинир сделал знак рукой, и дружинники остановились.

– Милая моя, как вы себя чувствуете?

– Хорошо! Правда хорошо, просто отлично, – поспешила заверить я всех окружающих, ибо увидела, что они смотрят на меня, как на скудоумную. – Мы можем ехать дальше к ир Стоквеллам, – выдавила из себя улыбку и тронула поводья, посылая свою кобылку вперед.

Отряд снова двинулся по мощенной темным камнем дороге. Эльлинир и тетушка не спускали с меня пристальных взоров, а я глубоко задумалась о том, куда же меня отправил Доран.

Вся эта суета мне что-то сильно напоминала. Лес, в который мы въехали, был исхожен, и его пересекала широкая лента дороги. Все деревья кругом оказались увиты цветущими лианами, за кустами змеились многочисленные тропинки. Землю по краям дороги покрывал ковер зеленой сочной травы. Раскидистые древесные кроны давали приятную прохладную тень.

Чуть позже мы расположились на круглой полянке, посередине которой журчал студеный родничок. Пока мужчины занимались лошадьми, мы с кузинами присели в тени высокого каштана. Я медленными глотками пила ароматный взвар из деревянной кружки и смотрела в небо, скрытое за кроной дерева. И вдруг изумилась настолько сильно, что чуть было не выронила из рук кружку: в солнечных небесах пролетали два дракона, смарагдовый и агатовый. Они казались большими диковинными птицами, грациозно размахивающими крыльями. Их полет был стремителен, скор, но в то же время легок, плавен и ритмичен, будто необычайный завораживающий танец.

– О боги! Как они прекрасны! – восхищенно выдохнула я.

– Кто? – спросила рыжая, подняла голову и разочарованно протянула: – А-а-а, драконы… Так Ранделшайн близко, вот и летают. Скоро их еще больше будет.

Я позабыла вдохнуть от потрясения, поглядела на сестру и наконец поняла, что мне все это напоминает. Ну, конечно – наше прошлогоднее путешествие в Шепчущий лес!

– Нилия, – обеспокоенно обратилась ко мне Йена, – последний осей ты весьма странно себя
Страница 31 из 34

ведешь. Тебе точно голову не напекло?

Я неопределенно пожала плечами и качнула головой, а Лисса с подозрением осведомилась:

– Ну и куда мы едем?

– В Шепчущий лес, – быстро высказала я свою версию и угадала, так как Йена кивнула. Лиссандра не отступила:

– Зачем мы туда едем?

– За венцом? – предположила я и опять угадала, втайне порадовавшись, что хоть это совпадает.

– К вечеру прибудем к ир Стоквеллам. Кузен обещал встретить и принять нас, – поведала рыжая.

«Кузен? Ир Стоквелл? Уж не Андер ли?» – про себя озадачилась я, а вслух осторожно поинтересовалась:

– Так Андер княжит в своем родовом замке? И он наш кузен?

Сестрицы с тревогой переглянулись, Йена сказала:

– Андер – наследник Номийского княжества и наш о-очень дальний родственник. Ты забыла, что мы зовем друг друга кузенами для удобства?

– А-а-а… Нет! Значит, Андер князь, Ро-велла – столица Номии, а кто правит Норуссией?

– Нилия! Ты в своем уме? – прошипела Лисса. – Какой такой Норуссией? Есть четыре независимых княжества: Номийское, Русское, Яльское и Зилийское. У каждого из них есть свои правители, но в данный момент они не воюют между собой. Мы живем в Номии, а учимся в Руссе. Помнишь хоть, как называется столица?

– Славенград! – выпалила я.

Кузины снова переглянулись между собой, рыжая кивнула, а блондинка, прищурившись, тихо полюбопытствовала:

– Нилия, а ты помнишь, что должна будешь сделать после того, как мы вернем венец, украденный феями у Мирисиниэль?

– Мм… отдать его тебе? – с некоторой опаской поинтересовалась я.

– Да! А еще что ты должна сделать?

– Поменяться с тобой местами во время обручения с Эльлиниром?

– Именно.

– Хоть об этом она не забыла! – со вздохом констатировала Лиссандра.

Наш разговор прервала тетушка, которая повелела собираться в дальнейший путь. Я напряженно раздумывала: «Что за Знание мне решил дать Доран? Это что за мир такой? Здесь не было войны за объединение Норуссии, и драконы Ранделшайна гордо летают в небесах. А еще Андер тут князь, и в его крае даже есть столица».

Солнце стояло в самом зените и припекало просто нещадно; мы выехали на луг, заросший крупными яркими цветами. Я безостановочно обмахивалась веером и возрадовалась, когда наш отряд достиг моста через Малазейку. В прошлый раз мы переходили ее вброд, а здесь, в этом мире, по обоим берегам шустрой речки раскинулся ремесленный городок. Чистые деревянные тротуары, небольшие ухоженные сады и огороды, резные заборчики вокруг них и бревенчатые избы, украшенные затейливой резьбой. Название городка было простым и емким – Малазейск. Тихое, спокойное место, которое, к моему сожалению, мы быстро миновали.

Дальше снова проезжали лиственный лес, копыта лошадей звонко стучали по булыжной дороге, которая оказалась весьма оживленной. Крестьянские телеги, крытые повозки, пешие, конные путешественники – разномастный люд торопился из города и в город.

К мосту через Оплянку мы подъехали уже к закату. Пока медленно продвигались по нему, я успела многое обдумать и понять, что раз Ранделшайн обитаем, то и Арриен жив. Мне захотелось узнать все подробности, но спрашивать я не рискнула. Эльлинир и так не сводил с меня встревоженного взора. Я незаметно отогнула рукава платья и с ужасом увидела, что обручальных узоров на мне нет. Да и длинные рыжие волосы говорили о том, что я нахожусь в иной реальности. Попыталась успокоиться и огляделась. Наш отряд двигался через лес, заросший драконьими соснами, и закатные лучи высвечивали каждый ствол, каждую ветку, окрашивая их в прозрачно-желтый цвет. Дорога, сотворенная из алатырь-камня, делала путешествие радостным и солнечным, наполняя каждое его мгновение загадкой и тайной.

На высоком холме возник город Ро-велла – столица Номийского княжества, которое в моем мире давно перестало существовать. Перед городом раскинулось огромное озеро, блистающее в свете вечернего солнца, а на верхушке холма располагался замок, окруженный зубчатой стеной. Ро-велла встретила нас шумом. Сам город напоминал Славенград, такой же неспокойный, большой, суетливый. Домики хоть и одноэтажные, но все чистенькие, беленькие, а вокруг них – ухоженные садики. Дальше располагались кварталы ремесленников и лавочников, а за ними следовал район с домами побогаче. То что здесь называли нижним городом, отличалось от того, что мне доводилось видеть раньше. Здесь также располагались высокие, в три-четыре этажа, здания муниципалитета, библиотек, гостиниц. Также нашим взорам предстали площади со скульптурами, фонтанами и магазинчиками. Ввысь взлетали купола храмов, а пятачки скверов радовали глаз смарагдовой зеленью и пестротой цветочных клумб.

Замок привлекал внимание тремя белокаменными башнями, на главной из них реял красно-зелено-серебристый флаг с изображенной змеей посередине. Крепостная стена выглядела древней, монументальной и крепкой. Такую не пробьешь с первого раза. Никаких изысков – барельефов, узоров на ее поверхности не было. Просто твердый гранит и ничего лишнего.

В ворота нас пропустили, едва мы достали въездные грамоты, и я осмотрела внутренний двор. Было видно, что свое родовое гнездо ир Стоквеллы неоднократно перестраивали. Здесь смешивались разные эпохи и стили, различные пристройки прежних и нынешних владельцев. Стрельчатые высокие окна и узкие бойницы, изящные балконы и внушительные галереи, вычурные арки и крепкие двери – все невообразимо сочеталось в этом творении неведомых зодчих.

В главном зале на массивном мраморном троне сидел Андер. Жезл в его руках и венец на длинных светлых кудрях смотрелись как-то нелепо, а мантия с мехом горностая явно не способствовала улучшению настроения парня этим душным летним вечером. Когда молодой князь увидел нас, он выпроводил всех своих советников, отбросил в сторону жезл, снял мантию и резво кинулся к нам.

– Девчонки! – крикнул и осекся, потому что разглядел за нашими спинами и Эльлинира. Оглянулся на оставленный венец, сник, но собрался и торжественно проговорил: – Добро пожаловать в Ро-веллу, сударь мир Тоо’Ландил!

Эльф склонился в легком поклоне – все-таки перед ним стоял не абы кто, а наследный князь Номии.

Когда все формальности были соблюдены, нас развели по комнатам, дабы мы могли отдохнуть с дороги. Я погрузилась в подготовленную для меня ванну, но долго усидеть в ней не смогла. Все порывалась отправиться на поиски замковой библиотеки, чтобы узнать, нет ли в ней книг о Ранделшайне и его князе.

Две служанки молчаливо помогали мне собраться к намечающемуся ужину. Я не выдержала и полюбопытствовала:

– А не скажете ли вы мне, любезные, часто ли у вас гостит князь Ранделшайна?

– О-о-о! Бывает… гостит, – выдохнула одна из девиц.

– И он такой, такой… – начала другая, но я ее перебила:

– А что еще вы можете рассказать о нем?

– Он сильный…

– И могущественный волшебник…

– А еще? Что еще вам известно?

– Он женат и у него есть дети.

На меня будто ушат ледяной воды вылили – Шайн женат! У него есть дети!

– Да, его жена красавица Мирана, а наследник Нойрран тоже очень красивый, и он часто бывает в Ро-велле…

– Я поняла! Вы свободны! – резко оборвала разговор.

Служанки испуганно попятились к двери и бесшумно скрылись за ней.
Страница 32 из 34

Я до боли прикусила губу, чтобы не разрыдаться в голос. Выглянула в распахнутое окно – внизу шумел город, в небесах зажигались равнодушные звезды. Свежий ветерок охладил мое раскрасневшееся лицо.

Раздался короткий стук в дверь и в комнату ворвался сквозняк, взметнувший подол моего платья. Оглянувшись, я увидела, что в дверь вползает нагиня. Поклонившись мне, полузмея представилась:

– Госпожа Нилия, я местная домоправительница Ирвия. Скажите, эти неуклюжие девчонки вас обидели?

– Что? А-а-а… нет! Просто я решила, что сама закончу свою прическу, – справившись с чувствами, отозвалась я.

– Хорошо, но я пришла вам сказать, что князь Номийский и ваши кузины уже ждут вас в малой портретной галерее.

– Я готова. Вы меня проводите? – Спешно заколола две последние прядки, выбившиеся из прически, и посмотрела на нагиню.

Полузмея с поклоном попросила меня проследовать за ней.

Темные извилистые коридоры замка освещались магическими светильниками, отбрасывающими причудливые тени в укромных нишах и мрачных уголках за большими вазами, скульптурами и развешанным по стенам оружием, древними копьями, алебардами и щитами. В одной из крытых галерей на стене находился старинный меч. На его клинке были видны бурые следы. Я невольно остановилась и подошла ближе. Белое серебро, цветочный орнамент на гарде и два цветка победилуса на ее концах с мелкими алмазами, словно капельками росы. Приподнялась на цыпочки, чтобы рассмотреть клеймо мастера.

– Карделл? – изумленно шепнула я.

– Да, это Богдар. Вы должны помнить, госпожа, что именно этим клинком князь Рогар заколол предателя Милослава!

Я шумно выдохнула и спросила:

– Но ведь Богдар принадлежал Милославу?

– Принадлежал, но в пылу сражения он выпустил меч из своей руки, а наш доблестный князь воспользовался этим и заколол Милослава.

Я только лишь покачала головой и невесело усмехнулась:

– И теперь Богдар пылится здесь, а не поет на поле битвы…

– Ничуть не пылится! Рукоять ежедневно протирают, а клинок зачарован от пыли, дабы кровь предателя сохранилась на нем и напоминала князьям Номии о славной победе их предка.

– Понятно. – Я направилась дальше.

В малой портретной галерее меня ожидали кузины и слегка изменившийся Андер. Царственным жестом парень отпустил домоправительницу, а Лисса, прищурившись, смотрела на меня.

– Что? – не поняла я.

– Да вот мы с Йеной думаем, что не только тебе, но и кузену сегодня голову напекло.

– Отчего вы так решили? – Я хмуро поглядела на друга.

– Ты представляешь, какую глупость он сказал? – возмущенно посмотрела на него Йена. – Что он, наследный князь Номии, хочет обучаться в Славенградской академии на боевого мага! Представляешь? – со смешком сообщила Лиссандра.

Я перевела взор на Андера; парень робко вглядывался в мое лицо.

– А разве плохо, что кузен хочет обучаться с нами? – необдуманно полюбопытствовала я.

– Нилия, ты совсем сдурела? – Рыжая выразительно постучала себе по лбу, а Йена проговорила:

– Что значит с нами? Сестрица, ты в Златограде обучаешься в местной академии, созданной специально для высших целителей.

– Вот как? – ошалело моргнула я.

– Эй, ребята, вы чего? – Лисса с тревогой переводила свой взор с меня на парня, а он вдруг подпрыгнул и заявил:

– Мы с Нилией так шутим! Ха-ха! – Блондин схватил меня за руку и потянул прочь, на ходу прокричав ошарашенным кузинам: – Мы скоро! Встретимся в трапезной!

В коридоре он втянул меня в какую-то нишу, задернул шторку и радостно сообщил:

– Нилия, это я. Я! Понимаешь?

Я сразу все поняла и бросилась на шею другу:

– Андер! Шайн женат… А-а-а!

– Тихо! – Парень прижал меня к себе и погладил по голове. – Да и не женат он вовсе.

– Что? – на миг отстранилась и с надеждой посмотрела на друга.

– Так, давай все по порядку, – предложил Андер.

– Давай! Ты думаешь, что это Доран нас сюда отправил? И почему только нас с тобой? – Я пыталась успокоиться и рассудить здраво обо всем, что происходит.

– Вероятно, за Знанием нас сюда и направили: мол, хотели – получите, – невесело усмехнулся друг. – Я уже здесь сижу целых два дня и пытаюсь понять, к чему мне все это? Здесь нет стационарных порталов и магической почты, зато живы мои родители. Да! Представляешь, открыл глаза, а мне матушка с батюшкой из кареты машут! Я едва за ними следом не бросился, да венец и эта мантия хмарова помешали.

– Вот уж новость!

– И более того, мои родители в этом мире управляют Номией. А я наследный князь, Повелитель нагов.

– Но здесь есть и люди!

– И люди, и другие расы, но Ро-велла – город нагов. У меня первый советник сам Сэмтер ир Стоквелл! А с его сыном мы вместе обучаемся общим наукам.

– С Лерианом?

– Нет, Лериан старший, а этот младший. К тому же у нагов по три или четыре жены.

Я недоверчиво посмотрела на собеседника, медленно осмыслила услышанное и проговорила:

– Сумасшедший мир! Я до сих пор не пойму, куда еду и зачем.

– Поясню, что уразумел сам. Ваш венец украли феи, когда Мирисиниэль бежала из Астрамеаля. Потом она встретила Рейна и пообещала эльфам, что отдаст замуж за потомка Миринора мир Корфуса свою внучку, а ваша бабушка, которая и стала этой самой внучкой, нарушила соглашение…

– Давай догадаюсь, – мрачно оборвала я рассказ блондина. – Бабушка пообещала выдать эльфам свою внучку – меня?

– Эльлинир выбрал тебя!

– Ладно, а дальше что?

– Вас пригласили в Шепчущий лес сами феи, но с условием, что пойдете вы через Ранделшайн, только в этом случае они вернут вам венец.

Пока я обдумывала эти слова, Андер продолжал:

– Думаешь, мне легко? Оказывается, я князь, а не боевой маг! Сижу в четырех стенах, ко мне в замок приходят учителя… Знаешь, кто мне преподает боевую магию?

– Кто? – озадачилась я, а потом ахнула: – Не может быть!

– Может! Только я его еще не видел. Слышал, что у Арриена есть двое детей и…

– И жена, – тихо прошептала я.

– Не жена. А признанная любовница, мать его детей.

– Будто есть разница!

– Говорят, есть. Мне Лериан объяснял, ведь у него таких любовниц целых две.

– Сумасшедший мир, – повторила я.

– Не то слово, – эмоционально отозвался парень.

– И что нам теперь делать?

– Знание получать, – уныло хмыкнул друг.

– Думаешь, как только мы поймем, зачем нас отправили сюда, то сразу же вернемся домой? – с надеждой поинтересовалась я.

– Да, я так думаю.

– Только как мне пережить встречу с Шайнером, который в этом мире чужой для меня? – Я снова до боли прикусила губу.

Андер обнял меня крепче и шепнул:

– Держись!

– Постараюсь…

– Пойдем в трапезную. Я здесь должен присутствовать на каждой трапезе, начиная и заканчивая ее в отсутствие родителей.

– А куда они уехали?

– В Бейруну на летний праздник. Кстати, здесь Бейруна независимый город, но мы с тамошними правителями в дружеско-соседских отношениях.

В богато украшенной трапезной уже собрался народ. Андер гордо прошествовал и сел во главе стола, заставленного большими блюдами с различными кушаньями и серебряными кубками, инкрустированными самоцветами, которые таинственно искрились в свете сотен свечей. Сквозь раскрытые окна в зал проникал свежий летний ветерок, играя с пламенем свечей и шевеля кисти на узорчатой скатерти.

Пол в
Страница 33 из 34

трапезной был покрыт светлым наборным паркетом, кругом висели картины в позолоченных рамах и искусно вытканные гобелены, изображающие различные яства, пробуждающие аппетит. Даже я захотела ужинать при виде разнообразия блюд на столе. Сидела я по левую руку от Андера, а напротив расположился Сэмтер. Кроме него за столом присутствовал и Лериан, который лишь равнодушным кивком приветствовал меня.

Эльлинир сидел чуть поодаль и не сводил с моего лица жадного взора, отчего мне даже захотелось предложить ему плотно откушать, ибо негоже смотреть столь голодным взглядом на скромную девицу. Сдержалась…

Едва трапеза закончилась, эльф все порывался проводить меня в опочивальню, но Андер с поистине княжеским величием предложил гостю не утруждаться, а передохнуть после обильного ужина.

Древние галереи замка хранили прохладу сырых камней, по ним гуляли сквозняки, слышались шуршащие звуки и прятались ломаные тени, порой выступая из укромных ниш, а порой отступая в потаенные углы.

Мы быстрыми шагами следовали по каменной твердыне ир Стоквеллов. Я ни о чем не спрашивала друга, а покорно следовала за ним. Крутые лестницы, крытые галереи, извилистые коридоры – я потеряла им счет. И вот очередная винтовая лестница в сто ступеней, и мы вышли на залитую лунным светом крышу. Андер присел между ее холодных зубцов, растущих словно гигантские зубы и отмечающих край. Я встала рядом с ним. Внизу во всей своей красе раскинулась Ро-велла – гордая, прекрасная, великодушная. С одной стороны у города блистало озеро, а с другой столицу Номии огибала широкая лента полноводной Оплянки, которая несла бурные воды к самому морю.

Чуть вдали шумел сосновый лес, а на фоне чернильных небес вырастали снежные горные пики.

– Вот туда ты и отправишься завтра, а я здесь останусь, – с тоской произнес Андер.

– Я бы лучше осталась с тобой, – вздохнула я.

С небес глядели на нас сверкающие звезды. Эти очи подмигивали нам, будто хотели поведать божественную тайну.

В безмолвии ночи мы не понимали этих загадочных знаков, а просто стояли и смотрели вниз, наслаждаясь спокойствием короткой летней темноты и с тревогой ожидая нового утра…

Полуденная жара следующего дня обрушилась внезапно, стоило нам только покинуть гостеприимный бор и ступить на луг. Дорога темной полосой убегала к горам, теряясь где-то между ними. В траве стрекотали насекомые, в воздухе жужжали пчелы, а одурманенные жарой бабочки мелькали перед самыми лицами. Впрочем, луга я любила – их летнее разнотравье дурманило голову, заставляя забыть о проблемах.

На привале просто легла на траву и вдохнула пьянящий аромат раскаленной земли. Лисса и Йена суетливо махали веерами, тетушка тяжело дышала. Один только эльф из всего нашего отряда казался свежим и полным сил. Он присел рядом со мной, долго и вдумчиво изучал мое раскрасневшееся от жары лицо, а после спросил:

– Моя террина, вы готовы посетить Ранделшайн и познакомиться с его князем?

– А разве мы не обогнем город драконов? – испуганно спросила я, приподнимаясь на локтях.

– Милая моя, город обогнуть нельзя. К тому же князь мир Эсморранд будет ожидать нас. Владыка заранее предупредил его о нашем приезде.

– Вот уж новость! – сникла я.

Хвала богам, в Ранделшайн нам предстояло отправиться только утром, а ночь мы должны были провести в таверне, которая располагалась в Ласточкином ущелье.

Сам проход я помнила хорошо, но в этом мире в нем дышалось очень легко и свободно. Отвесные скалы уходили под самые небеса, которые отливали кристальной синевой. Лучи солнца скользили по серому камню, высвечивая множество ласточкиных гнезд. Птицы с криками носились по ущелью, оживляя его каменные стены.

– Теперь я понимаю, отчего эти горы назвали Поднебесными, – сказала Лиссандра, запрокинув голову кверху.

Я всю дорогу любовалась пролетающими по небу драконами. Эти великолепные создания проносились над нами и вызывали искреннее восхищение своими грациозными движениями. Никогда бы не подумала, что такие громадины способны так легко передвигаться!

Утром проснулась еще затемно и, не желая завтракать вместе с Эльлиниром, сбежала вниз, попросила у хозяина сдобу и в одиночестве отправилась на улицу. Я помнила, что где-то рядом находились площадки со статуями. Небо на востоке уже окрасили теплые розовые лучи, в то время как на западе все еще сияли холодные звезды. На улице было прохладно, и я плотнее запахнула на груди вязаную накидку.

Лестница начиналась неподалеку от таверны. Ее верх терялся в туманной утренней дымке. Я медленно поднялась, рассматривая искусные барельефы, высеченные прямо в скальной стене. На площадке дул ветер, но народу было немного; мужчина наполнял родниковой водой фляги, а две женщины с ребенком стояли у резных перил с краю.

Когда подошла моя очередь и я наклонилась над каменной чашей, которую держал дракон, с удивлением поняла, что вода, бьющая из источника, живая. Пахла водица разнотравьем летних лугов, а по вкусу напоминала спелые фрукты.

Придя на площадку с каменной ласточкой, сидящей на гнезде, я заметила, что солнце уже выкатилось из-за горизонта. Села на скамью, наслаждаясь прохладным утром, и, слушая ласточек, медленно съела прихваченную сдобу. Рассветные лучи играли на камнях, вырисовывая особенным образом плавные линии барельефов на стенах, блистая самоцветами в искусных мозаиках и выплетая кружево синих теней по углам площадки. Пока я любовалась этой таинственной игрой света и камня, на площадку прибежала ватага ребятишек. Верховодила ими растрепанная девчушка лет десяти. Она командовала мальчишками, смело раздавая им тумаки. Когда пришла пора играть в прятки, малышка вызвалась водить первой. Она села на скамью рядом со мной и принялась громко считать. Ватага рванула на следующую площадку, и я невольно вздрогнула – именно там в моем мире обитали арахниды.

– Тебе холодно? – перестав считать, полюбопытствовала у меня девчушка.

Я с удивлением поняла, что вижу рядом с собой маленькую драконицу, и, справившись с нахлынувшими чувствами, ответила:

– Нет, мне не холодно.

– Я видела, что ты дрожала. – Пальчик с обгрызенным ногтем обличающе указал на меня.

– Просто вспомнила кое-что не очень хорошее…

– Нехорошее? Мой батюшка говорит, что все нехорошее уходит, а хорошее остается.

– Мудрый человек – твой батюшка.

– Он не человек, а дракон.

– Извини, я привыкла говорить – человек, вот и ошиблась.

– Ничего страшного, все мы ошибаемся, так тоже говорит мой папенька.

– Умный у тебя родитель.

– А у тебя разве не такой? – изумилась малышка.

– Умный, добрый и самый любимый, – улыбнулась я, вспоминая батюшку. – А еще он смелый, отважный, заботливый и нежный.

– Ого! Ты любишь своего папеньку!

– Очень!

– И я очень. Только мой батюшка все время занят, поэтому мало времени уделяет мне, – вздохнула собеседница. – Кстати, мое имя Эльлиррина, но ты можешь звать меня просто Риной.

– А я Нилия, – протянула руку девочке.

– Будем знакомы, – важно пожала мою ладонь маленькая драконица.

– Ты живешь в Ранделшайне?

– Да, а ты где?

– В Тихом Крае, это в Номии, – ответила я, вспомнив, что раньше именно так называлось Западное Крыло.

– Твой папенька воин?

– Воин и
Страница 34 из 34

воевода в гарнизоне, а твой?

– Мой… А ты никому не расскажешь? – доверчиво поглядела на меня Рина.

– Не расскажу, – заверила ее я.

– Мой батюшка, – шепнула девочка, обняв меня за шею, – он князь Ранделшайна.

Вдохнула, а выдохнуть так и не смогла. Расширившимися глазами я всматривалась в Рину и с трепетом пыталась увидеть знакомые черты. Глаза! У малышки были глаза Шайна! Прерывисто всхлипнула.

– Ты чего? – удивилась моя маленькая собеседница.

– С-соринка в глаз попала, – пролепетала я.

– Давай погляжу… Я драконица, и у меня зрение лучше, чем у тебя, – серьезно предложила девчушка.

Я протерла глаза, глубоко вдохнула, попыталась успокоиться и пробормотала:

– Все прошло… кажется.

– Ну, смотри сама, а то я бы помогла.

Ответить я не успела, так как на площадку, закрывая солнце, опустилась крылатая тень.

– Ой, это за мной! – Рина испуганно оглянулась в поисках лазейки для побега.

Я подняла голову и увидела сапфирового дракона. Хвала богам, это был Виртен, а не Шайнер. Младший братец моего любимого опустился на площадку, и с его спины спрыгнула Арри.

– Эльлиррина, вот ты где! – сразу заметила она маленькую беглянку.

– Ну здесь я, – передумала прятаться девочка.

Я посмотрела на Вирта, а он, не меняя ипостаси, косил на меня заинтересованным глазом, в то время как Аррибелла пыталась поймать Рину.

– Пойдем скорее, скоро в город прибудут важные гости! Не заставляй Шайна краснеть за тебя, – говорила Арри.

– С чего бы это папуле краснеть за меня? – уперла руки в бока и возмущенно поглядела на свою тетушку Рина.

Аррибелла ловко ухватила проказницу за ухо.

– Пойдем уже, сорванец в юбке! Тебе еще нужно успеть принять ванну и принарядиться.

– Не хочу я наряжаться! – Девочка сделала безуспешную попытку вырваться, но сестрица Шайнера держала ее крепко.

– А как ты намерена встречать важных гостей?

– Очень мне надо встречать какого-то там эльфа и его невесту!

– Пойдем! – Терпению Арри наступил конец. Она стремительно усадила Рину на дракона и сама ловко запрыгнула ему на спину.

Девочка помахала мне напоследок, и я ответила ей, чувствуя, что по моим щекам текут горькие слезы безграничного отчаяния.

Глава 5

Я плакала, глядя вслед улетающему дракону, сознавая, что в этом мире у меня никогда не будет рыжеволосой малышки, ибо я просто не смогу отнять батюшку у этой черноволосой девчушки. Но что ждет меня в этом мире?

– Вот ты где! – послышался позади меня раздраженный голос Лиссы.

Всхлипнула, даже не повернувшись в ее сторону.

– Ты чего? – Кузина развернула меня к себе и встревоженно заглянула в глаза.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=21151437&lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Сноски

1

Все стихи в тексте принадлежат автору.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.