Режим чтения
Скачать книгу

К свету читать онлайн - Андрей Дьяков

К свету

Андрей Геннадьевич Дьяков

МетроВселенная «Метро 2033»К свету #1

«Метро 2033» Дмитрия Глуховского – культовый фантастический роман, самая обсуждаемая российская книга последних лет. Тираж – полмиллиона, переводы на десятки языков плюс грандиозная компьютерная игра! Эта постапокалиптическая история вдохновила целую плеяду современных писателей, и теперь они вместе создают «Вселенную Метро 2033» – серию книг по мотивам знаменитого романа. Герои этих новых историй наконец-то выйдут за пределы Московского метро. Их приключения на поверхности Земли, почти уничтоженной ядерной войной, превосходят все ожидания. Теперь борьба за выживание человечества будет вестись повсюду!

«К свету» Андрея Дьякова – захватывающий и мрачный роман, у которого уже есть тысячи собственных поклонников. На портале Metro2033.ru эта книга победила в читательском голосовании. Теперь мы публикуем роман «К свету» на бумаге. Достойное продолжение «Вселенной Метро 2033»!

Андрей Дьяков

К свету

К успеху

Объяснительная записка Дмитрия Глуховского

Перед вами – четвертая, но пока что – самая главная книга «Вселенной Метро 2033».

Когда я придумывал проект «Вселенная», мне очень хотелось, чтобы это был совместный творческий эксперимент. Чтобы люди, которых мир романа «Метро 2033» зацепил по-настоящему, сами придумывали истории своих собственных героев. Потому что только так этот мертвый мир может ожить и стать настоящим.

«К свету» Андрея Дьякова – самая главная книга «Вселенной», потому что этот замысел наконец заработал в полную силу. Андрей Дьяков – не профессиональный писатель. Он пришел из Интернета и опубликовал свой роман – и еще рассказы – на нашем портале Metro2033.ru.

Дьякова нашли и выбрали читатели портала. Именно они проголосовали за него. Именно читатели – то есть вы – решили, что «К свету» заслуживает издания на бумаге. И мы – те, кто выпускает серию «Вселенная», – с вами согласились.

«К свету» – первая книга Андрея. Но она ничуть не хуже, чем пятая или десятая книга у некоторых других писателей. Она искренняя, захватывающая, эмоциональная. Она наполнена невероятными приключениями, и за ее героя действительно переживаешь.

А главное – Андрей создавал ее на ваших глазах, вместе с вами. Как и многие из читателей этой серии, он – житель «Вселенной Метро 2033». С пропиской в постъядерном Петербурге.

Среди следующих романов «Вселенной» – они будут выходить раз в месяц – мы обязательно планируем выпускать и книги других авторов, которые приходят из Интернета. Сеть сделала меня самого, и я уверен, что она поможет стать писателями еще многим людям, которые об этом мечтают. И вдруг вместе мы сможем создать целый мир?

Действительно здорово, что «К свету» выходит именно в нашей серии.

Эта книга мне действительно понравилась. Понравилась она и большинству тех, кто начал читать ее на портале Metro2033.ru. Надеюсь, вы ее тоже полюбите.

Ждите новых книг «ВСЕЛЕННОЙ МЕТРО 2033»!

Часть первая

Взрослый поневоле

Глава 1

Сделка

Черная тень стремительно перечеркнула угрюмое облачное небо. Величаво рассекая воздух трехметровыми перепончатыми крыльями, птеродонт перемахнул руины КАДа. По жилистому телу то и дело пробегала дрожь в предвкушении утренней трапезы, а уродливая голова птицы беспокойно вертелась, выискивая на поверхности признаки жизни. Поймав попутный порыв пронизывающего осеннего ветра, птеродонт спикировал в иссохшее русло Невы. Под цепким взглядом рептилии с огромной скоростью проносились остовы машин, груды мусора, куски арматуры, выщербленные опоры давно обрушившихся мостов – железобетонные рукотворные джунгли, оставшиеся в наследство от сгинувших «хозяев жизни»…

Еще несколько взмахов крыльями – и внизу замелькали прожилки железнодорожных путей, тут и там выглядывающих из-под бурого мха. Над Сортировочной хищник привычно сделал пару кругов в надежде углядеть двуногую добычу. Раньше эти странные создания частенько появлялись на железнодорожной станции, копаясь в промерзшей земле. Теперь об их визитах напоминали только раскуроченные рельсы и ровные ряды поперечных ям – все шпалы были давно растащены.

Кинув последний взгляд на ряды проржавевших вагонов, птеродонт понесся дальше, над руинами проспекта Славы. Полуразрушенные дома, словно стены каньона, указывали хищнику дорогу. Порывы ветра тщетно пытались сбить птицеящера с курса. Он уверенно двигался по привычному маршруту. Спикировав над потрескавшимся асфальтом, рептилия прибавила скорости. Дорога впереди ныряла под Ново-Волковский мост. Прямоугольную арку моста стягивали густые клейкие нити гигантской паутины, раскинутой неведомым хищником. Птеродонт, словно издеваясь, наддал еще, сложил крылья и, азартно гаркнув, на огромной скорости протаранил преграду. Рваные края образовавшейся прорехи затрепетали на сильном ветру, а из глубины паутины на удаляющегося птицеящера уставились одиннадцать злобных глаз незадачливого охотника. В предрассветных сумерках безумного нового мира продолжалась безумная новая жизнь…

Тем временем бестия достигла Московской площади и, спикировав к массивной статуе, мягко приземлилась на вытянутую руку «вождя мирового пролетариата». Потоптавшись немного, птеродонт устроился поудобнее и замер в ожидании, пристально наблюдая за выходом из «норы» – обвалившегося подземного перехода, ведущего на станцию «Московская». Именно здесь птицеящер неоднократно наблюдал двуногих, появляющихся из-под земли. Совсем недавно ему даже удалось полакомиться одним из них. И теперь он решил опять попытать счастья. При воспоминании о запахе сладкого теплого мяса по телу рептилии снова пробежала судорога…

В следующий момент что-то оглушительно грохнуло. Необычный звук раскатисто пронесся по площади, многократно отразившись от выщербленных стен домов. Однако хищник этого уже не услышал – голова птеродонта разлетелась мелким крошевом, а из вытянутой в смертельной агонии шеи брызнула тугая струя крови, поливая заиндевевшие плиты постамента.

В окне седьмого этажа сталинского дома напротив площади наметилось движение. Мелькнул силуэт рослого человека в противогазе и мешковатом костюме химзащиты, деловито разбирающего оптическую винтовку с гигантским дулом. Через пару минут человек, озираясь по сторонам, вышел из парадного и, обходя завалы мусора, неторопливо направился к площади. Труп птеродонта бесформенной грудой валялся у подножия памятника. Из чехла на поясе охотник достал устрашающих размеров тесак и, примерившись, одним точным ударом отсек с крыла мутанта костяной шип. Спрятав трофей в карман разгрузки, человек снял с плеча «калаш» и занял выжидательную позицию. Из перехода уже показалась группа укутанных в серое тряпье людей с баграми и салазками. Проследив за тем, как соплеменники споро потащили массивную тушу монстра в вестибюль станции, сталкер в последний раз окинул окрестности цепким взглядом и спустился под землю. Редкие лучи солнца, показавшись сквозь прорехи в пелене угрюмых туч, робко осветили руины Московского проспекта. Над Питером занималось утро…

* * *

– Эй, сирый, а ты не идешь встречать сталкеров?

Щуплый мальчуган лет двенадцати с ежиком неровно
Страница 2 из 14

стриженных волос посмотрел вслед убегающим пацанятам и, словно очнувшись, ринулся за ними. Нет, он не обижался на это оскорбление. Сирота – это тот, у кого родителей нет. А у него родители есть. Да еще какие! Просто они сейчас в раю. Раньше папа часто рассказывал про рай перед сном. Там свежий воздух, много зелени и чистой воды, голубое небо… Глеб часто представлял себе родную Московскую, сплошь покрытую картофельными кустами и лоханками с водой, а вместо угольно-черной копоти на потолке – много-много голубой краски…

Подбежав к толпе ребятишек, Глеб протиснулся вперед и встал рядом с хромоножкой Натой, соседской девочкой из третьей палатки.

– Смотри, Глеб, идут! – Девочка привычно оперлась о заботливо подставленное плечо товарища по играм, расслабив недоразвитую ножку.

Впереди творилось нечто жутко интересное и страшное одновременно. Из-под жестяного, грубо сколоченного короба, выполнявшего функции шлюзового отсека, вырывались струйки пара. Это называлось красивым таинственным словом – «дезинфекция». Наконец дверь с противным лязгом распахнулась. Вошел дядя Савелий, отпихивая с прохода шланг подачи очистителя, отступил в сторону… В проеме показалась массивная фигура сталкера. Огромные сапоги, внушительных размеров патронташ через все туловище, не менее огромные руки и капюшон, в тени которого практически не разобрать лица…

Глеб с жадностью рассматривал незнакомца с ног до головы. Когда тот скинул капюшон, пацанва дружно ахнула. Гость вовсе не был уродом, на его грубом щетинистом лице отсутствовали шрамы, но во взгляде сталкера читалось что-то неуловимое, от чего становилось не по себе. Сродни чувству, возникающему, когда шаришь наугад в поисках выключенного фонарика, а натыкаешься на что-то скользкое, шевелящееся и готовое вцепиться в протянутую руку. От сталкера веяло несгибаемой силой… И в то же время тяжелая поступь его была какой-то обреченной. Словно шаги старика, уставшего от жизни.

Толпа раздалась в стороны, пропуская визитеров. Глеба пробрала дрожь, когда сталкер протопал мимо. Стало жутко… и в то же время жутко интересно. Глеб бочком пробрался мимо суетящихся на платформе зевак и расположился неподалеку от центрального костра, чтобы слышать весь разговор.

– Здравствуй, Таран. Проходи, садись к костру. – Седовласый энергичный старичок засуетился у котелка, наливая в плошку щедрую порцию похлебки. – Супец сегодня отменный! На, мил человек, отведай. Чем богаты…

Угрюмый мужчина положил зачехленную винтовку рядом с собой, расположился на цинковом ящике и принял из рук старика плошку с дымящимся варевом. Расстегнув один из карманов разгрузки, достал компактный дозиметр и поднес к похлебке.

По лицу старика словно бритвой полоснули, однако он промолчал и усилием воли вернул на лицо доброжелательную улыбку.

– Ты ешь, Таран, не бойся. Все свое, натуральное… Грибочки, картошечка – только с грядок собранные!

Из сумрака станции появился еще один обитатель в стоптанных валенках и потертом, видавшем виды ватнике.

– Все! Захар со своей командой уже потрошит птичку, – бодро начал он, подсев в круг. – Ну, ты и здоров стрелять, брат! Одним выстрелом ублюдка положил!

Под тяжелым взглядом сталкера мужичок осекся и поспешил сменить тему.

– Желчь «огрызкам» сторгуем, – не унимался Карпат. – А шкура на сапоги пойдет. И мяса там с центнер наберется. Дед, а дед, отлетался наш «мессер» все-таки!

– Тарану спасибо скажи… И хватит языком молоть почем зря! – Старик кинул в костер очередное полено и повернулся к сталкеру: – Благодарствуем, мил человек, за помощь! А то, сам понимаешь, нам без вылазок никак нельзя. Дров не сторговать сейчас, вот и приходится наружу нос казать…

Сталкер, медленно пережевывая пищу, глядел в огонь.

– Веню Ефимчука потеряли из-за этой гадины… А такой человек был! – Старик Палыч явно был настроен удариться в воспоминания, но атмосфера уюта быстро улетучилась, когда к костру подошел худощавый глава станции Никанор.

– Как договаривались, – сухо произнес он, поставив у ног сталкера объемистый мешок.

Таран не спеша развязал тугой узел и небрежно вывалил содержимое мешка на бетонный пол. Таблетки, пузырьки, скрутки бинтов рассыпались бесформенной кучей, из которой сталкер начал придирчиво выбирать некоторые и откидывать в сторону. Покопавшись с минуту, он сгреб большую часть медикаментов обратно в мешок и, поднявшись на ноги, закинул его за спину.

– Послушай, Таран… – Старик, стараясь не встречаться со сталкером взглядом, мялся и тяжко вздыхал. – Это ведь почти все лекарства, что у нас остались. Может… едой возьмешь… или еще чем?

Никанор стоял не шелохнувшись. Только желваки на его лице обозначились сильнее.

– У «огрызков» еще наторгуете, – грубо отрезал Таран.

Кинув в опустевшую плошку пару патронов – за постой и ужин, – он подхватил винтовку и пошагал прочь со станции.

Палыч растерянно всплеснул руками, а Никанор со злостью сплюнул под ноги. Гневный взгляд его зацепился за Глеба.

– А ты чего пялишься, шантрапа! Или ты сегодня свое уже отработал? Так я добавлю!

Глеб кинулся к входу в подсобки, мечтая как можно быстрее исчезнуть с глаз взбешенного начальника. Прокатившись по узкому коридору, подхватил у стены лопату, запрыгнул в безразмерные сапожищи, покрытые засохшей коркой грязи, и привычно полез в яму с нечистотами. После пережитых эмоций и встречи с ужасным сталкером мальчика колотило.

Выгребать чужое дерьмо было намного привычнее и спокойнее.

* * *

– Алло! Алло! – Никанор, надсаживая горло, орал в трубку телефона. Как обычно, связь с «Техноложкой» была отвратительной. Сквозь хрип помех иногда прорывался далекий голос, но глава станции не мог разобрать и половины слов.

– Повторяю! Вам придется разговаривать с ним здесь, на «Московской»! Он упертый, как баран! – Никанор сосредоточенно вслушался, затем энергично закивал: – Да, да! Высылайте! Я предупрежу патрульных! Будем ждать!

Бросив трубку на телефон, Никанор упал в просиженное кресло, закуривая самокрутку. Телефон… Пожалуй, единственный оставшийся на «Московской» признак цивилизации. И то – кабель протянут мазутами. Они же подавали электричество на несколько убогих лампочек, поддерживающих на станции скудное освещение. Грабительская плата за свет не добавляла мазутам народной любви. Никанор не переваривал этих хитрых выродков, однако поделать ничего не мог.

Затушив окурок, он встал из-за стола. Надо было распорядиться по поводу намечающихся гостей.

* * *

Щелк… щелк… щелк… Звук захлопывающегося колпачка «зиппо» завораживал. На отполированной до блеска поверхности зажигалки отчетливо выделялся рельеф двуглавого орла.

Иногда – правда, крайне редко – Глеб даже позволял себе чиркнуть по колесику и с упоением следил за колебаниями огненного лепестка. Отец говорил, что пользоваться зажигалкой надо экономно, и Глеб накрепко запомнил это.

За несколько лет, прошедших с момента гибели родителей, мальчик ни на миг не расставался с этой красивой металлической побрякушкой – единственным напоминанием об утраченной семье. И «зиппо» до сих пор работала. Правда, все хуже с каждым разом. Поэтому Глеб все реже зажигал ее. «Семейный очаг»… Мальчик смутно
Страница 3 из 14

понимал, что значит это выражение, но свято верил, что теперь он является хранителем этого самого семейного очага и, пока огонек будет теплиться в зажигалке, родители всегда будут где-то рядом…

Глеб не заметил, как сон одолел его.

Волшебная зажигалка сработала: из темноты показалось лицо… Такое родное… Чуть прищуренные глаза и непослушные локоны вкусно пахнущих волос. Мама…

Из состояния полудремы мальчика вывел резкий рывок за руку. Подняв взгляд, Глеб увидел упитанного увальня Проху – местного хулигана и выскочку. Тот вертел зажигалку в своих толстых пальцах, разглядывая добычу. Немного поодаль расположилась свита – три перемазанных пацана с ухмылкой наблюдали за действиями вожака.

– Вещь! – одобрительно заявил жирдяй, показывая трофей приятелям.

– Отдай! – Глеб вскочил на ноги и зло уставился на обидчика. – Это мое!

– А ты отними. – Толстяк ехидно заулыбался, поднимая зажигалку над головой.

Глеб запрыгал рядом, пытаясь дотянуться. Пацанята захихикали. Толстяк был выше Глеба на голову и шире чуть ли не вдвое. Шансов у Глеба не было. Проха довольно скалил подгнившие зубы.

– Ну отдай! – захныкал Глеб, сдаваясь. – Это папин подарок! Отдай сейчас же!

Толстяк, наигравшись, ткнул его в нос пухлым кулаком и с силой отпихнул. Глеб повалился на пол, больно ударившись о бетон. Из носа пошла кровь. Мальчик был готов разреветься. Отчаяние и обида нахлынули с такой силой, что захотелось сию же секунду исчезнуть… пропасть… сгинуть из этого ужасного места… чтобы быть вместе с родителями.

– Встань и подбери сопли!

Резкие слова прозвучали настолько неожиданно, что Глеб вздрогнул. А в следующее мгновение осознал, что уже слышал этот грубый мужской голос. Совсем недавно.

Он испуганно обернулся.

Перед ним стоял тот самый сталкер, огромный, чужой. Оказалось, он находился рядом все это время, наблюдая за унизительной сценой. Ослушаться сталкера Глеб не посмел и потому подскочил как ужаленный.

Кажется, его звали Тараном.

– Чего ты боишься больше, пацан? Быть побитым или остаться без своей цацки? – Таран сверлил Глеба злым, неотступным взглядом так, что тот не смел отвести глаза. – Это ТВОЯ вещь. И принадлежит она ТОЛЬКО ТЕБЕ. И НИКОМУ ДРУГОМУ.

Сталкер ронял тяжелые фразы, словно рубил топором, и с каждым произнесенным словом в мальчике вместо только что испытанных отчаяния и страха закипала злобная решимость. Пальцы сами собой сжались в кулаки, и в следующее мгновение Глеб, хищно оскалившись, прыгнул на толстяка. Тело сработало на инстинктах. Вцепившись обеими руками в сальные волосы обидчика, мальчик со всей силы ударил его лбом в лицо. Толстяк отшатнулся, зажал разбитый рот руками и истошно завопил. Зажигалка упала на бетон платформы. Глеб поднял ее и ненавидяще посмотрел на свиту: кто еще покусится на его сокровище? Однако приятели толстяка не решились с ним связываться. Спустя секунду их и след простыл.

Таран равнодушно проследил, как Глеб плюхнулся на пол, прижимая к груди драгоценную безделушку. Что-то странное было в этом ребенке. На вид – обычный подросток, таких десятки бегают по станции. Грязные всклокоченные волосы, впалые щеки. Мешки под глазами. Чумазый. Слегка курносый нос. В общем, ничего такого, что выделяло бы его среди сверстников. Ничего… кроме смышленого, не по годам взрослого взгляда. И еще – в его карих глазах не было той усталой обреченности, что сквозила во взгляде большинства обитателей подземки.

Словно нехотя, Таран отвернулся и двинулся к костру. Всполохи пламени неровным светом озаряли сидящих в круге людей. Среди множества знакомых Глеб заметил несколько новых лиц. Любопытство помогло забыть о недавних волнениях, и мальчик, спрятав зажигалку в карман рваных штанов, подобрался ближе к огню.

Пришлые отличались опрятной одеждой и странными широкими поясами, на которых вместо оружия болтались всевозможные инструменты – молотки, кусачки, отвертки… Странная парочка явно притопала с «Техноложки».

Об этой станции Глеб слышал много удивительных историй. Говорят, там повсюду яркий свет и куча всевозможного оборудования и станков. А свиноферм и грядок якобы вообще нет. Все съестное, мазуты покупают у других станций в обмен на оружие и разные нужные в хозяйстве механизмы.

Главного Глеб определил сразу. Вот этот… с бородкой и строгим лицом. Он прокашлялся и, обменявшись мимолетными взглядами с присевшим рядом Нестором, обратился к сталкеру:

– Так ты и есть Таран?

Сталкер проигнорировал вопрос, протягивая руки к уютному теплу огня.

– Ты не принял наше приглашение. Поэтому мы здесь. Как говорится, если гора не идет к…

– Зачем я понадобился Альянсу? – грубо прервал Таран.

Мазут осекся на полуслове, однако, быстро сориентировавшись, продолжил:

– А ты догадливый, сталкер… Да, мы представляем Приморский альянс, и у нас для тебя работа.

– Мне не нужна работа.

– Хорошо. – Бородач насупился. – Не работа… Нам нужна твоя помощь, Таран. Это очень важно для Альянса… Для всех важно.

– Что конкретно вы хотите? – Сталкер посмотрел на мазута как на особо назойливую муху.

– Здесь мы не можем сказать всего… Но это касается одной экспедиции… Мы посчитали, что ты – лучшая кандидатура и сможешь провести отряд…

– Куда? – снова прервал Таран.

– Эм-м… – Бородач вдохнул побольше воздуха. – В Кронштадт.

Сталкер молча поднялся и двинулся к выходу со станции. Делегаты нервно задергались.

– Патроны, сталкер! Столько, сколько сможешь унести!

Жители с интересом прислушивались к тщетным уговорам гостей.

– Еда! Лекарства! Оружие!

– Остынь, ма?зут, – бросил Таран через плечо.

– Это твое последнее слово?

– Пошел на хрен. – Таран обернулся, недобро зыркнув на мазута.

– А вот это его последнее слово, – прокомментировал ухмыляющийся Палыч.

Бородач сник… Поразмышляв пару секунд, вдруг встрепенулся.

– Альянс умеет быть благодарным. – Старший судорожно подбирал слова. – Любая плата, Таран! Все, что захочешь!

Сталкер остановился, раздумывая.

– Все?

– Все, что в силах Альянса!

Медленно, словно в страшном сне, сталкер поднял руку…

– Вон, пацана этого.

Палец остановился, показывая прямо на Глеба…

Мальчик оторопел. Ужас прокатился по телу колким ознобом. Во рту пересохло. Глеб, будто сквозь вату, услышал, как перешептываются мазуты с главой станции. Никанор размахивал руками, а его восклицания становились все громче, пока мальчик не расслышал отчетливое:

– Да как у вас вообще язык поворачивается такое предлагать! Десять кило свинины за пацана! Где такое видано?! – Никанор посмотрел в сторону обомлевшего Глеба и поспешно отвел глаза. – Вес на вес. И баста!

Дальнейшие события Глеб помнил плохо. Все было словно в тумане. Слезы жгли глаза… слезы обиды и страха. Словно в немом кино перед взором мальчика проносились фрагменты один нелепее другого… Старик Палыч с негодованием мечется по платформе между Никанором и мазутом, грозно выговаривая то одному, то другому. Девочка Ната ревет у матери на руках, испуганно глядя на Глеба. Никанор, потупившись, обсуждает с мазутами детали сделки… А потом над мальчиком нависла фигура сталкера:

– Ты все слышал, парень. Сожители твои – дерьмо, воздух – дерьмо, да и работа твоя, наслышан, –
Страница 4 из 14

тоже одно сплошное дерьмо. Здесь нечего ловить. Пошли.

Глеб утер слезы драным рукавом, в последний раз окинул взглядом своды родной «Московской» и поплелся за Тараном, всем сердцем чуя, что возврата к прежней жизни уже не будет.

Глава 2

Экстернат

Миновав патруль, путники шагнули в черный зев туннеля. Уютный сумрак станции остался позади. Таран щелкнул фонариком, и мрак прорезал яркий луч света. Глеб невольно сощурился – свет был гораздо ярче, чем лампочки «Московской». Сталкер уверенно зашагал по шпалам. Глеб семенил следом, с опаской рассматривая попадавшие в круг света детали обстановки: сочащиеся влагой тюбинги, заплесневевшие жгуты кабелей и ржавую арматуру потрескавшихся стен. Путники брели в полном молчании, однако тишина была обманчивой. Сквозь мерный стук капель и еле слышное завывание туннельного сквозняка иногда доносились отдаленные звуки, природу которых Глеб не мог определить. Ему стало жутко. Впервые мальчик очутился в туннеле, и это ощущение было не из приятных.

Впереди показался низкий боковой штрек со ступеньками, уходящими куда-то во мрак. Глебу захотелось как можно быстрее проскочить это место, но, как назло, сталкер вел паренька именно туда. Ступеньки закончились неожиданно быстро. Пройдя по узкому коридору несколько метров, путники вошли в тесную каморку, заваленную всяким хламом. Раскидав ветошь и мотки проводов по сторонам, Таран вытащил из песка массивную скобу и потянул на себя. Лязгнула створка открывающегося люка. Короткий спуск по вертикальной шахте закончился еще одним коридором, дальняя часть которого терялась где-то впереди.

– Скорее… – Сталкер зашагал энергичнее, дыхание его участилось.

Проскочив развилку, Таран перешел на бег. Впереди показалась еще одна вертикальная шахта, уводящая вверх.

– Скорее!

Мальчик запаниковал, оглядываясь в темноту штрека. От кого они убегают? Почему вооруженный сталкер удирает от кого-то – или от чего-то? – как черт от ладана? Не добежав до лестницы нескольких метров, Таран вдруг зашатался и рухнул на пол. Лицо его исказилось, тело свело жестокой судорогой.

Глеб застыл в растерянности. Вот те раз… Грозный боец свернулся у его ног в позе зародыша и тихо поскуливал, дрожа всем телом. Кусая губы, Таран кое-как расстегнул подсумок. На бетон вывалился, развернувшись, невзрачный чехол… Несколько шприцев, наполненных мутной жидкостью. Мальчик схватил один из них, с готовностью подскочив к сталкеру. Тот дрожащими руками выхватил шприц и толкнул ногой автомат. Проехав по полу, оружие стукнулось о ботинок Глеба.

– Держи… проход… – выдавил из себя сталкер, непослушными пальцами всаживая шприц в плечо.

Глеб осторожно поднял автомат и нацелил в глубь коридора. Ух, тяжелый… Палец нащупал спусковой крючок. С оружием в руках стало немного спокойнее.

Сталкер притих… Мальчик оглянулся назад.

Дыхание Тарана выровнялось, а сведенные судорогой мышцы постепенно расслаблялись. Через пять минут напряженного ожидания сталкер поднялся на ноги, отобрал автомат и подтолкнул Глеба к лестнице.

Взобравшись по ржавым скобам вертикальной шахты, путники преодолели еще один люк. Глеб как-то не решился спросить у сталкера о внезапном приступе, а потом уже было не до того… Щелкнул тумблер – и вокруг зажглись лампы, открывая взгляду внушительных размеров помещение. Чего тут только не было…

Одна стена была сплошь заставлена двухъярусными койками, забитыми всяким хламом. Вдоль другой стены – бочки, канистры, пара массивных станков, длинный верстак с горой инструментов. Шагнув вдоль прохода, Глеб разглядел ровные ряды консервных банок самых разных видов. До этого момента Глеб считал, что слово «консервы» означает «тушенка», однако, с удивлением читая названия на этикетках, открыл для себя, что это не так.

– Выбери там… пожрать, – бросил Таран, проходя в глубь обиталища. – И мне чего-нибудь.

– Пер-си-ки… – медленно прочитал Глеб. На выцветшей этикетке желтело что-то непонятное. Присовокупив к диковинке пару знакомых банок с коровьей головой, мальчик зашел в следующее помещение. Здесь сталкер соорудил кухню.

Вскоре в печке уже весело потрескивали поленья, а в чугунке булькала вода.

Глеб осторожно присел на колченогий табурет в углу и с облегчением прислонился к шершавой стене. Напряжение прошедшего дня дало о себе знать. Пацан задремал.

На этот раз ему снился отец. Высокий, стройный и всегда чисто выбритый. Даже возвращаясь с ночной смены, отец первым делом брал осколок зеркала, бритву и уходил к рукомойникам. Таким его Глеб и запомнил.

Когда отец с матерью отправлялись с обозом на Сенную, мальчик и представить себе не мог, что видит родителей в последний раз. В тот памятный день на Московскую не вернулся никто. Лишь спустя несколько дней до станции докатилась страшная весть о набеге головорезов из империи Веган на торговые ряды Сенной. Единственным, кто добрался до Московской спустя несколько дней и рассказал о страшной резне, учиненной веганцами, был Палыч.

Резкий металлический звук вырвал Глеба из мира грез. Таран, сноровисто орудуя десантным ножом, вскрыл одну за другой обе банки тушенки, вывалив содержимое в чугунок с дымящейся кашей. Тщательно перемешал нехитрое блюдо все тем же огромным ножом, кинул внутрь две алюминиевые ложки, пододвигая чугунок к мальчику:

– Жуй… Гречневую кашу, поди, не пробовал? До Катастрофы этим добром все магазины завалены были.

Мальчик с опаской покосился на сталкера. Таран подхватил одну из ложек, зачерпнул варева и невозмутимо принялся жевать. Дразнящий запах нехитрой, но добротной пищи заставил Глеба незамедлительно присоединиться к трапезе. Ему доводилось и раньше пробовать кашу, однако то зерно, которое «огрызки» привозили в обмен на дрова, ни в какое сравнение не шло с этим чудесным блюдом.

Затем настала очередь загадочных «пер-си-ков». Вот тут Глеб понял, что пища может не только утолять голод, но и приносить неописуемое наслаждение. Жмурясь от удовольствия, мальчик схарчил содержимое банки в один присест. Да, все треволнения прошедшего дня стоили того, чтобы испытать это непередаваемое ощущение!

– Спасибо… – выдавил из себя Глеб, преодолевая робость.

– Приберись тут… И ничего не трогай. – Сталкер подхватил автомат. – Мне надо уйти ненадолго.

Разомлевший от сытости Глеб решился спросить:

– Вам уже лучше?

Таран остановился в проходе и как-то зло посмотрел на мальчика.

– Не задавай лишних вопросов, пацан. Просто вколи ту дрянь, когда меня снова накроет. Считай это своей главной обязанностью, от которой зависит твоя никчемная жизнь.

Сталкер скрылся за стеной. Хлопнула створка люка.

Глеб остался наедине со своими вопросами и переживаниями.

* * *

Следующие сутки прошли как-то незаметно. Глеб бродил по «апартаментам» Тарана, с интересом разглядывая диковинные механизмы, нагромождения труб и стеллажи, забитые оружием на любой вкус и калибр. Тут и там взгляд утыкался в таблички с загадочными надписями: «РЕЦИРКУЛЯЦИОННАЯ СИСТЕМА», «ГЕНЕРАТОРНАЯ», «ВЕНТИЛЬ ОТОПИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ». Когда в животе начинало урчать, мальчик отправлялся изучать содержимое продуктового склада, неизменно заканчивая трапезу очередной порцией божественных
Страница 5 из 14

«пер-си-ков».

Нашел он и главный выход из этого «сезама» – череда ступенек, уводящих вверх, упиралась в массивную гермодверь. Судя по ржавому рычагу запорного механизма, этим выходом сталкер не пользовался. Зато в дальнем конце склада, сразу за бочками с горючкой, Глеб обнаружил дверь поменьше. За мутным стеклом зарешеченного оконца стоял абсолютный мрак. Рядом с дверью, на полу, валялась металлическая табличка с текстом, выведенным аккуратными трафаретными буквами. Водя пальцами по облупившейся краске, мальчик прочитал – «УБЕЖИЩЕ №…» Номер было не разобрать. Ниже значилось: «Отв. Сазонов В. П. Ключи находятся у дежурного врача больницы № 20. Тел. 371…» Дальше снова неразборчиво.

Изучив табличку, мальчик призадумался. Вот почему Таран не живет на станции. В этом бомбоубежище гораздо комфортнее, чем в тесной палатке. А за дверью, судя по всему, переход, соединяющий убежище с подвалом больницы… Ну да, а иначе как раненых и больных сюда перетаскивать?

Мальчик снова заглянул в окошко и поежился. Мрак за дверью был какой-то нереальный. Абсолютный. «А в больнице, скорее всего, медикаменты остались!» – пронеслась внезапная мысль. Глеб представил, как возвращается на Московскую с тюком таблеток и бинтов. «Вот уж наши обрадуются! А дядя Никанор, может, смягчится, да и заберет меня обратно!»

Идея настолько понравилась пареньку, что он в возбуждении заметался по бункеру, собирая необходимое. Нацепив кое-как маску противогаза, Глеб вытащил пробку из «банки» фильтра, схватил с верстака увесистый фонарь и решительно потянул тяжелую дверь. Заботливо смазанные петли не скрипнули. Значит, сталкер действительно пользуется этим выходом. Замерев в проеме, мальчик прислушался. Кроме собственного сопения из-под маски противогаза, ничего не было слышно. «Опасаться нечего», – успокоил себя Глеб, включая фонарь. Тот моргнул пару раз и осветил коридор тусклым лучиком. «Ничего, сойдет! Я мигом. Туда и обратно…»

Вот только переступить границу света и тьмы никак не получалось. Ноги предательски дрожали, не желая подчиняться. «Я смогу… Подумаешь, всего и делов-то! Дойду до конца коридора и погляжу, что там дальше…»

Наконец расхрабрившись, Глеб двинулся вперед. Бледный луч еле рассеивал мрак в пределах пары метров. Мальчик почти физически ощущал, как темное «ничто» сопротивляется клочку света в его руке. Еле переставляя ноги, Глеб то и дело оглядывался назад, на удаляющийся яркий контур двери. А коридор уводил его все дальше во тьму. По телу пополз липкий страх. Родившись в кончиках пальцев ног, он волной прокатился по всему телу, угнездившись где-то в затылке.

Впереди раздался отчетливый шорох. На лбу Глеба появилась испарина. Словно завороженный, он медленно шел вперед, пытаясь рассмотреть источник шума. Повернуть назад и без оглядки побежать к спасительному свету бункера не позволял парализующий ужас. Мальчик не в силах был повернуться спиной к неведомому. Ему хотелось одного – как можно быстрее увидеть, что впереди. Убедиться, что это сквозняк катает листья по полу или крыса шарится в поисках пищи. Другого там просто не может быть! НЕ МОЖЕТ!

Из мрака показались очертания поворота. Мальчик посветил за угол. Опять коридор, уводящий в никуда. И пустые дверные проемы по бокам. Последний раз взглянув на далекую дверь убежища, Глеб исчез за поворотом. Судя по всему, здесь уже начинались подвальные помещения больницы. Низкие бетонные потолки, кучи битого стекла на полу и ржавые остовы коек, разбросанные тут и там… Где-то должна быть лестница наверх, на первый этаж… Обследовав пару закутков, Глеб встал на пороге большого помещения, дальняя стена которого терялась во мраке.

Снова что-то шваркнуло… Теперь уже гораздо ближе. Мальчик начал судорожно рыскать фонарем по сторонам, пытаясь уловить движение. Круг бледного света на мгновение выхватил из темноты неясную высокую фигуру и ушел в сторону. Мальчик краем глаза успел ухватить эту картинку и тотчас навел фонарик на дальний угол подвального помещения. Неровный тусклый свет искажал очертания предметов, отбрасывая на стены причудливые тени. Глебу никак не удавалось рассмотреть эту размытую фигуру впереди… Как будто кто-то, с головой завернувшись в бесформенное тряпье, стоит в углу, словно наказанный. Уродливый горб на спине… Мальчик сделал шаг вперед. Еще один… На мгновение ему показалось, что фигура шевельнулась. Или это фонарь пляшет в дрожащей руке…

Еще шаг… Фигура впереди приобретала все более четкие очертания. Еще немного, убеждал себя Глеб, и плод воображения истает, уступив место банальной груде хлама, которым забит весь подвал. Ну да… А что еще это может быть!

Затем фонарик погас. Это случилось так внезапно, что мальчик застыл на месте, боясь вздохнуть. И в этой абсолютной тишине впереди что-то прошелестело… Перед мысленным взором Глеба пронеслась ужасающая картина: массивная фигура медленно распрямляет плечи, оборачивается и, скидывая на пол полуистлевшие хламиды, тянет вперед узловатые длинные руки с острыми, как бритва, когтями…

Мальчик захрипел от ужаса и подался назад. В абсолютном мраке ему показалось, что прямо перед его лицом что-то резко рассекло воздух. Глеб упал на спину и, перебирая ногами по пыльному полу, стал судорожно отползать.

Необъятное пространство подвала наполнилось оглушительным протяжным завыванием. Волосы на голове мальчика встали дыбом. Ужас ледяной волной затопил сознание. Не отдавая себе отчета в том, что это он сам воет от страха, Глеб ринулся прочь, слепо натыкаясь во мраке на бесконечные стены подземелья. Осознав, что без света не отыщет дорогу назад, он в отчаянии заметался и, споткнувшись обо что-то, рухнул в кучу разломанной мебели. Ушибленный бок саднило, дыхание сбилось. На мгновение Глебу даже показалось, что противогаз сломался, – так тяжело было вдыхать отдающий резиной воздух.

Хрипя и задыхаясь, мальчик зашарил по полу в поисках хоть какого-то оружия. Рука его сама потянулась к карману. Ощутив рукой гладкий металл зажигалки, Глеб немного успокоился. Перевел дыхание. Затем вытащил ее и чиркнул колесиком. Мрак раздался в стороны, уступая крохотному огоньку в поднятой руке. Подсвечивая дорогу дрожащим пламенем, Глеб прокрался по закоулкам подвального комплекса и, наконец, увидел нужный коридор. Впереди маячила знакомая дверь убежища. Мальчик припустил по коридору, нырнул внутрь и, захлопнув тяжелую створку, в бессилии сполз по двери на пол. Его колотило от нервного напряжения. Откинув влажный противогаз, Глеб сжал в руках заветную зажигалку и разрыдался.

* * *

Сталкер объявился на вторые сутки. Грязный и угрюмый. Придирчиво осмотрел свое логово, жадно выхлебал полчайника воды и подозвал Глеба:

– Раздевайся.

Парнишка переминался с ноги на ногу, уткнувшись взглядом в пол.

– Я говорю, скидывай свое рванье! – рявкнул Таран, расшнуровывая объемистый рюкзак.

Пока мальчик неуклюже стягивал заношенную до дыр рубаху, сталкер один за другим выуживал из необъятного рюкзака различные свертки. Одежда… Судя по всему – новехонькая! Глеб с удивлением таращился на ворох всевозможных носков, маек, штанов. В дополнение к этому богатству Таран вытащил на свет Божий ладные ботинки с ребристой подошвой и
Страница 6 из 14

шнуровкой на всю голень.

– Тебе, тебе, – ответил сталкер на немой вопрос мальчика. – Только отмойся сначала. Всю хату провонял…

Оказалось, что в этом убежище есть даже банное помещение. Прошлепав босыми ногами по холодным плиткам, Глеб поначалу долго искал таз, пока на шум его возни не пришел сталкер и не показал, как пользоваться душем. После плескания в лоханях с мутной холодной водой в санузле Московской, струи горячей воды, бьющие с потолка, показались парнишке раем. Однако долго ему нежиться не пришлось. Сталкер грубым окриком подозвал Глеба к себе. Боясь рассердить Тарана, Глеб, наскоро вытершись вафельным полотенцем, выскочил из душевой.

– Одевайся и сваргань пожрать… – Сталкер придирчиво осмотрел серый костюм химзащиты и, тяжко вздохнув, удалился с ним в мастерскую.

Там он провел большую часть следующей ночи, лязгая инструментами и работая на станках. Изредка он, словно медведь из берлоги, выбредал на кухню, чтобы перехватить чего-нибудь съестного. Мальчик без конца примерял обновки и уже начал откровенно скучать, когда, наконец, сталкер вышел из мастерового угла с объемным свертком в руках:

– Пробуй.

И перед Глебом предстало настоящее чудо – прорезиненный комбинезон! С пластинами брони, вмонтированными в упругую ткань на местах жизненно важных органов… Настоящий сталкерский комбинезон – но его, Глебова, размера!

По всей поверхности удивительного костюма располагались кармашки и загадочные пеналы приборов. Два шланга, выходя из раструба у подбородка и огибая шею, уходили за спину бронекомбинезона, где расположился плоский ребристый ранец. На левом предплечье красовался кожаный чехол, из которого торчала рукоять ножа.

Перекроенный комбез пришелся точно впору. В довершение всего сталкер нахлобучил на голову Глебу массивный шлем с намордником респиратора. Пристегнув раструб подачи кислорода, он отошел от паренька, осмотрев результаты работы.

– Дарт Вейдер, блин… – Таран мрачно ухмыльнулся и протяжно зевнул. – Все. Снимай снарягу, космонавт. Утром выходим. Я спать…

Навозившись с мудреными застежками, Глеб бережно опустил костюм на стул и, стараясь не шуметь, на цыпочках пробрался к своей койке. Ворочаясь с боку на бок, он все никак не мог уснуть. Поддавшись внезапному порыву, Глеб приподнялся на локте. Таран лежал на дальней койке, отвернувшись к стене. «Почему я?» – подумал Глеб взволнованно. Его так и подмывало задать этот простой, но такой важный вопрос.

– Не дрейфь, пацан. – Сталкер словно услышал его. – В тебе есть сила. Просто держись рядом и мотай на ус. Может, и не сдохнешь…

Произнеся немудреное напутствие, Таран сладко зевнул и, мгновенно отключившись, засопел.

* * *

Вода была везде. Куда ни посмотришь – кругом одна вода. Волны ледяной парализующей воды накатывали одна за другой, захлестывая с головой. Ноги практически не ощущались. Все тело сковала ужасная вялость, а рот беззвучно разевался, как у рыбы, глотая вместо спасительного воздуха очередную порцию воды. Отяжелевшие от усталости руки в последний раз вытолкнули тело на поверхность, но новая волна предательски ударила в спину, и свет, пробивавшийся сквозь толщу воды, стал меркнуть…

Глеб проснулся, закашлявшись. Сердце заходилось в бешеном ритме, а легкие судорожно втягивали застоявшийся воздух убежища. Сон… Всего лишь страшный сон. Глебу никогда не доводилось видеть столько воды. Честно говоря, он и теперь был уверен, что такого просто не может быть. Конечно, мальчик слышал о затопленной Горьковской, но во сне воды было гораздо больше, чем может вместить станция.

Постаравшись забыть о дурном мороке, Глеб продрал глаза, выполз из-под одеяла и быстро оделся. Таран уже вовсю гремел на кухне посудой. На столе дымилась плошка с ароматно пахнущей похлебкой.

Пока Глеб расправлялся со своей пайкой, Таран паковал вещи. Затем помог мальчику облачиться в бронекостюм. Глеб ощутил, как потяжелел комбинезон, экипированный автоматическим пистолетом «Пернач», уймой запасных магазинов и всевозможным походным снаряжением.

– Знаешь, как пользоваться? – спросил сталкер, вытаскивая увесистый пистолет из кобуры на комбинезоне Глеба.

Встретив растерянный взгляд, Таран зарядил пистолет, давая краткие пояснения.

– Два режима огня: одиночный и автоматический. Вот переключатель. Магазины удлиненные – на двадцать семь выстрелов. Тяжеловат, зараза, но ничего, привыкнешь. А вот эту штуковину будешь беречь как зеницу ока. – Сталкер протянул Глебу свернутый в цилиндр чехол-патронташ с похожими на сигары металлическими инъекторами. – Если что, у меня такая же упаковка.

– Вы… наркоман? – набравшись храбрости, спросил Глеб.

Сталкер криво ухмыльнулся, отошел к столу, сел на табурет.

– Ты когда-нибудь слышал о «болотном дьяволе»?

Глеб вспомнил, что Палыч как-то рассказывал об этом, но что именно…

– Насекомое. Мутировавший москит. – Во взгляде сталкера отразилась злость. – Укус сразу не убивает, но кровь портит почище браги «бордюрщиков»… Лихорадка у меня. Вирус. И заразу эту ничем не вытравить. Потому и «дьявол». Сколько я лекарей перевидал… Одни веганцы только и помогли.

– Они же враги! – выкрикнул Глеб. Кулаки его сжались. – Они родителей моих…

Мальчик запнулся. Язык не поворачивался произнести ужасное слово. Сказать – словно окончательный приговор вынести и потерять всякую надежду…

– Конечно, веганцы те еще упыри. Но даже самый отъявленный мерзавец может стать отличным партнером для сделки, если правильно договориться и подстраховаться. Тем более в нашем вонючем муравейнике с гордым названием «метрополитен». Запомни это, парень. – Сталкер вытащил из чехла сигару инъектора с бурой жидкостью. – Не знаю, что они туда намешали, но экстракт этот приступы снимает. И лучше бы тебе, пацан, не зевать, когда меня снова накроет.

Глеб убрал лекарство в поясной подсумок. Щелкнув предохранителем, спрятал пистолет в кобуру и направился за сталкером к знакомой по вчерашней вылазке двери.

Заперев выход, сталкер повел мальчика по длинному коридору. В компании Тарана, да еще и с оружием Глеб не ощущал вчерашнего страха. В ярком свете налобного фонаря подвал больницы уже не казался таким мрачным. А в злополучном углу, как оказалось, стоял, скособочившись, всего лишь навсего свернутый ковер. Мальчику стало немного стыдно за пережитое накануне. Поднявшись по лестнице, они минули еще пару поворотов. Из-под ног порскнула жирная крыса. Впереди из-за прикрытой двери струился дневной свет.

– Мы на поверхности? – Глебу вдруг стало неуютно.

Таран приоткрыл обшарпанную дверь и, озираясь, вышел во двор больницы. Мальчик, как и вчера, стоял на границе света и тьмы. Только в этот раз он никак не решался переступить порог, чтобы покинуть привычный сумрачный мир.

– Давай, пацан. Времени в обрез. Придется тебе учиться всему на ходу.

Глеб сделал несколько корявых шагов, щурясь от яркого света. Глаза отчаянно слезились. Поднял голову… и, ахнув, упал на четвереньки. Привычного потолка не было. Не то чтобы он был где-то высоко, как ему неуверенно рисовало воображение, его не было в принципе. Бескрайнее небо с прожилками серых туч повергло мальчика в шок. Захотелось вцепиться в землю обеими руками, вжаться в
Страница 7 из 14

нее, чтобы не сгинуть в этом серо-голубом «ничто».

– Встать! – Сталкер отчего-то стал крайне раздражителен и напряжен. – Привыкнешь еще. А сейчас пошел!

Глеб, шатаясь, припустил за массивной фигурой Тарана. Голова отчаянно кружилась. К горлу подкатила тошнота. Мальчик споткнулся, упал, разметав прелую осеннюю листву. Но сталкер лишь на секунду обернулся и потрусил дальше. Поправив намордник респиратора, Глеб рванул следом. Раз-два, раз-два… Сосредоточившись на движениях ног, он начал успокаиваться, а земля перестала плыть и двоиться.

– По сторонам смотри! Не зевай! – Таран прибавил ходу.

Глеб, с непривычки, еле поспевал за сталкером. Они бежали вдоль огромных домов с серыми выщербленными стенами. По правую сторону тянулся широкий пустырь, перекопанный вдоль и поперек, похожий на гигантский противень с кашей. По ту сторону пустыря снова начинались дома.

– Что это за место?

– Разуй глаза, парень. Ты ж читать умеешь.

И правда, на стене дома слева виднелась запыленная табличка, гласившая: «Пр. Ю. Гагарина».

– А что с землей?

– Кроты постарались. Были до Катастрофы такие милые создания. Только потом вымахали – будь здоров, и с аппетитом у них все в порядке. Этот бульвар – их территория. Хорошо еще, что норы у них неглубокие, иначе давно бы все метро выжрали.

Глеб с опаской покосился на вывороченные пласты земли и на всякий случай прижался поближе к домам – подальше от огромных нор.

Несколько кварталов осталось позади. Через дорогу, за решетчатой оградой, начинались буйные заросли причудливых деревьев, сплетенных в единый плотный клубок. Правее, по диагонали, виднелись руины огромного круглого здания.

Вспомнив рисунок в одной старой книге с картинками, Глеб восхищенно произнес:

– Колизей…

– Какой, в баню, Колизей? – Сталкер ухмыльнулся. – Это СКК имени Ленина. Ну… спортивно-концертный комплекс. Там соревнования всякие проводились.

– Как в Колизее?

– Ну да. Как в Колизее… Не отставай!

Они повернули налево и, держась ближе к домам, двинулись вдоль стены джунглей. Порывы ветра доносили со стороны бывшего парка протяжные звериные крики и клекот неведомых птиц. Глеб, озираясь по сторонам, окликнул сталкера:

– Куда мы идем?

– К метро «Парк Победы».

– А почему по поверхности? От Московской туннель чистый всегда был…

– Тебя, дурака, выгуливаю. Ты давай обвыкайся быстрее. В походе мне с тобой цацкаться некогда будет.

Наконец стена зарослей по правую руку резко оборвалась. За деревьями маячила шайба здания метро. Огромный кусок углового дома отсутствовал, словно откушенный неведомым гигантом. О былом «пиршестве» теперь напоминали только глыбы бетона, завалившие перекресток Московского проспекта и Бассейной. Перебравшись через завал, путники двинулись к метро.

Сзади донесся глухой рык…

Сталкер, поворачиваясь, вскинул «калаш».

Из-за бетонного блока медленно вышел волк. Метр в холке. Горящие глаза. Непропорционально, противоестественно длинные лапы, шерсть в подпалинах. Глеб спрятался за спину Тарана, но шорох позади заставил его обернуться. Из зарослей вынырнули несколько сородичей хищника и разбрелись по сторонам, окружая путников. А со второго этажа полуразрушенного дома метнулась тень еще одного – самого крупного зверя. Легко перемахнув завал, гигантский волк – в холке не ниже человека – мягко приземлился рядом с первым хищником. «Вожак», – подумал Глеб.

– Это волчица и ее выводок. Хитрые твари. – Сталкер передернул затвор. – Стой на месте.

Выстрелив в воздух, Таран демонстративно наставил дуло автомата на волчицу. Та обнажила в жутком оскале желтые клыки, но нападать не спешила. Затем коротко взрыкнула. Выводок, обойдя путников по широкой дуге, сгрудился вокруг матери. Повисла напряженная тишина.

Внезапно Глеб почувствовал на спине прикосновение. Он опомниться не успел, как сталкер, схватив его за шкирку, бросил вперед. Мальчик упал на асфальт рядом со стаей хищников. Оглянувшись, он затравленно посмотрел на Тарана. Тот стоял, опустив автомат, и немигающим взглядом следил за стаей. Обида и страх нахлынули с новой силой, а затем стало не до эмоций. От выводка отделился молодой волк, и мать своей длинной мордой подтолкнула его вперед.

Урок охоты.

Глеб в ужасе пополз к ногам сталкера, но тот резким окриком остановил его:

– Либо он тебя завалит, либо я. Выбирай!

Мальчик в отчаянии развернулся в сторону хищника и выхватил пистолет. Захлопали выстрелы. Отдача в руку была неожиданно сильной. Ствол повело в сторону. Волк мгновенно снялся с места и в два скачка достиг жертвы.

Жесткий удар массивной туши выдавил из легких воздух. Глеб покатился по мостовой. Пистолет отлетел в сторону. Перед взглядом замаячила слюнявая челюсть, усеянная длинными клыками, но шлем мешал хищнику добраться до горла. Перевернувшись на живот, Глеб орал что-то неразборчивое, протягивая руки к сталкеру. Тот спокойно наблюдал за расправой, не вмешиваясь. Зубы хищника сомкнулись на ноге мальчика. Кевларовый щиток защитил мышцы, но тело мотало из стороны в сторону из-за рывков сильного животного.

Земля и небо мелькали перед глазами, хищник трепал Глеба как куклу. В какой-то момент боль в ноге стала невыносимой, и мальчик завыл. На мгновение зверь остановился и тут же получил каблуком ботинка по глазам. Зубы разжались, и Глеб почувствовал секундное облегчение. Отшатнувшись, волк припал к земле, изготовившись для новой атаки.

– Убей его! – вдруг взревел Таран.

Глеб в то мгновение уже не был уверен, что призыв сталкера обращен именно к нему. И это стало последней каплей. Злость, подобно прорвавшейся дамбе, затопила сознание. Злость на сталкера, бросившего его, словно кость, на прокорм мутантам.

В руке Глеба сверкнул десантный нож. Он вскочил на ноги как раз вовремя, чтобы принять следующий удар беснующегося зверя. От страшного толчка лязгнули зубы, а руку словно засунули в тиски, но Глеб устоял на ногах. Приняв волка на левую руку, он дико закричал, всадив широкое лезвие в брюхо зверя. Мутант дернулся и немного ослабил хватку. Глеб ударил еще… и еще… Зверь начал оседать на землю комком визжащей плоти. Мальчик навалился сверху, беспорядочно нанося удары. Волк забился в предсмертных судорогах, а Глеб, оскальзываясь в луже дымящейся крови, поднялся на ноги и с безумным взглядом пошел на сталкера. С кончика ножа падали багряные капли, рисуя на асфальте кривую дорожку. Приблизившись к сталкеру, мальчик сделал отчаянный выпад, но Таран неуловимым движением принял руку на болевой. Нож упал на землю. Сталкер, удерживая брыкающегося мальчишку, поднял нож, спокойно вытер лезвие о рукав комбинезона и вставил его в чехол на комбинезоне Глеба.

Волчица обнюхала труп и, развернувшись, затрусила прочь. Выводок последовал за ней. Спустя минуту путники остались одни. Таран побрел к входу в метро. Мальчик прерывисто дышал, продолжая сверлить спину сталкера напряженным взглядом. Злость постепенно уступала место тупому безразличию и непомерной усталости.

– Может, и не сдохнет… – услышал Глеб тихий голос Тарана и, словно очнувшись, поднял валявшийся неподалеку пистолет и поспешил за наставником.

Знакомство с внешним миром состоялось.

Глава 3

Зоопарк на колесах

Станция Парк Победы
Страница 8 из 14

встретила путников настороженным молчанием. Сразу за гермоворотами взгляду открылось скудное убранство платформы, погруженной в полумрак. Собранные из чего попало лачуги ютились в хвосте станции. Горело несколько костров, у которых сгрудились немногочисленные жители. Станция была закрытого типа, но практически все двери по правой стороне отсутствовали. Около каждого проема, словно в лавке старьевщика, был разложен нехитрый товар – вяленые тушки крыс, грубо пошитая одежда, мотки веревок, ножи… Из туннеля со стороны «Электросилы» донесся шум неторопливых шагов. К станции приближались люди. Жители, побросав дела, ринулись к своим торговым местам и принялись зазывать проходящих мимо станции путников.

Таран повел Глеба в центр станции, где находился спуск в технические помещения. Около ступенек стоял, насупившись, часовой с гладкоствольным ружьем. Завидев сталкера, он наклонился через перила и пронзительно свистнул. Из недр платформы выскочил паренек чуть постарше Глеба.

– Проводи к Бате, – шепнул он, косясь на Тарана.

Глеб уже собрался было последовать за сталкером, но охранник придержал его рукой:

– Этот здесь подождет.

Таран кивнул своему ученику и скрылся внизу. Глеб остался стоять у лестницы. Озираясь по сторонам, он невольно сравнивал это место с Московской и чем дольше смотрел, тем больше бросалась в глаза разница между двумя станциями. Быт налажен был на самом примитивном уровне. Даже электрических лампочек нигде не видно. Снизу доносился шум ребячьей возни, ругань женщин. Пахло пережаренным мясом.

– Ты сам откуда будешь? – Мужичок с ружьем явно умирал со скуки и решил завести разговор.

– С «Московской».

– Хорошая у вас станция… – Часовой тяжко вздохнул. – И бабы, говорят, ладные. Я вот, думаю, тоже туда переберусь. А то Батя опять пайки урезал. Лютует…

– А где все живут? Внизу?

– Внизу, конечно! Станция-то проходная. Охрану не наладишь – вон все двери нараспашку… Да и как по-другому? Наверху – парк. Зверье бродит. Так что экскурсии нам противопоказаны. Торговлей перебиваемся…

К Глебу подошел карапуз лет пяти. С благоговением осмотрел экипировку. Уставился на рукоять пистолета в кобуре.

– Дядя сталкер, дай пульку!

Глеб не сразу понял, что мальчуган обращается к нему. Буквально несколько дней назад он почти так же, как этот карапуз, пялился на Тарана. Сейчас это воспоминание казалось уже чем-то далеким. Словно чья-то чужая жизнь. Глеб открыл подсумок, вытащил патрон и вручил мальчонке. Поразмышляв секунду, потянулся к рюкзаку и вытащил на свет Божий кусочек сахара. Глаза карапуза лучились радостью. Зажав подарки в крошечных кулачках, он вприпрыжку понесся к торговым рядам:

– Мамка, мамка, смотри, что у меня есть!

Часовой проводил карапуза взглядом и тихо произнес:

– А ты не похож на Тарана… Мой тебе совет, парень, беги от него. Беги так быстро, как только сможешь. Этот выродок по трупам пройдет, не поморщится. В нем человеческого-то уже ничего не…

Грубый тычок в спину прервал поток откровений. Часовой отшатнулся.

– За себя говори, шавка. – Сталкер недобро покосился на охранника. – У вас детвора от голода пухнет, а ты тут зад просиживаешь. Окопался, крыса…

Глеб поспешил за Тараном. Спустившись на пути, они прошли вдоль торговых прилавков и скрылись в туннеле. Перед глазами Глеба еще долго стоял благодарный взгляд матери любопытного карапуза.

Станция осталась позади…

* * *

До «Электросилы» дошли без происшествий. Один раз навстречу проследовала странная процессия – угрюмые люди с кирками и лопатами. Проходя мимо, они суетливо расступались, освобождая Тарану дорогу.

– А куда это они?

– В «Купчино». Там туннель роют… до Москвы.

– Но Москва же далеко…

– Далеко. Только этим психам плевать. Избавления ищут… Надежда, пацан, штука опасная. Пострашнее глупости человеческой.

Впереди показался свет костра. Путников окрикнули. Дозорные, узнав Тарана, пропустили гостей на станцию. Здесь уже было намного светлее. Горели лампы, освещая стройные ряды палаток. Вдоль одной из сторон платформы тянулся состав. Зашторенные окна электрички лучились уютным светом. Жильцы вагонов, люди позажиточнее, обустраивали свои крохотные мирки. Платформа гудела, словно растревоженный муравейник. По станции сновали дельцы всех мастей, тут и там шла бойкая торговля. Из дальнего угла, огороженного листами кровли, доносились пьяные выкрики и хохот.

– Пентагон, – прочитал Глеб вывеску над входом и с немым вопросом посмотрел на наставника.

– Наверху завод был. «Электросила». Когда тревогу объявили, народ в метро ринулся. Ну и в бомбоубежище заводское. Здесь, неподалеку. А административное здание у них Пентагоном как раз нарекли. Ну, типа командного центра, как в Штатах. Вот и здесь название прижилось. Вокруг этого бара вся жизнь местная крутится. Здесь и мы свои вопросы порешаем. – Таран скинул поклажу и направился к бару. – Жди здесь. И за вещами приглядывай.

Глеб, осматриваясь, заметил странного типа в длинной светлой робе. Незнакомец размахивал тощей книгой и нараспев декларировал в толпу:

– Грядет день, и откроются врата рая! Настанет час, и прибудут вестники нового мира! Пристанет к берегам Ковчег небесный и заберет мучеников к земле обетованной! Уверуйте, сыны божьи! Грядет время великого исхода! Грядет избавление! Примкните к лону «Исхода», братья, и откроется вам истина! «Исход» здесь! «Исход» с каждым из вас!

Дальше Глеб уже не слушал. Незнакомец с лихорадочно блестящими глазами скрылся в толпе.

Как мальчик ни старался быть незаметным, диковинный комбинезон притягивал взгляды прохожих. Постепенно вокруг собрались зеваки. Два здоровяка в камуфляже, недовольные затором, прошли, чертыхаясь, чуть ли не по головам собравшихся.

– Эй, малой, убери шмотье с прохода! – рявкнул один из них.

Мальчик втянул голову в плечи, но остался на месте. Ослушаться Тарана было страшнее. Незнакомцы алчно косились на снаряжение.

– Ты на ухо туговат, а? – Мужик пнул рюкзак грязным охотничьим сапогом. – Здесь тебе не паперть! Вали давай!

Нагнувшись за чехлом, в котором у Тарана лежала снайперка, здоровяк вдруг замер. Виска его коснулось холодное дуло пистолета.

– Сам вали, – тихо ответил Глеб, снимая свой «Пернач» с предохранителя.

– Да ты, малец, совсем зарвался. – Мужик медленно выпрямился, буравя Глеба недобрым взглядом. – На станции пушкой светить…

Грубый удар по руке заставил Глеба выронить оружие. И еще один удар – на этот раз в живот. Глеб рухнул на пол, пытаясь вздохнуть. Мелькнул сапог. Мальчика отбросило. Правая сторона лица запылала от боли. Глеб потянулся за пистолетом, но охотничий сапог придавил его руку к полу. Мальчик взвыл, сжав зубы.

И тут здоровяк в сапогах рухнул наземь. Случилось это настолько внезапно, что его подельник лишь глупо таращился на сталкера, когда тот сокрушительным ударом ноги сложил его пополам.

– Ты, сука, зачем на чужое добро заришься? – Таран прижал первого обидчика к потрескавшейся колонне; от последовавшего удара голова его безвольно мотнулась в сторону. – Своего не заработал?!

Еще пара жестких зуботычин – и незадачливый мужик уковылял в толпу, утирая окровавленную рожу.

– Вставай! – Таран проследил, как Глеб
Страница 9 из 14

медленно поднялся с пола, затем вложил в его руку нож. – Он пытался украсть, а с ворами в метро разговор короткий.

Пихнув безвольно валяющееся тело, сталкер заломил громиле руку, прижав к шершавому бетону:

– Режь пальцы!

Бедолага взвыл, дернулся. Но Таран держал его железной хваткой.

– Режь, говорю!

Глеб, тяжело дыша, с ужасом глядел на сталкера. Руки его тряслись.

– Нет…

– Режь!

– Не буду!

– Режь, щенок, или я тебя самого на лоскуты покромсаю!.

Глеб выдержал тяжелый взгляд наставника, затем медленно протянул нож рукояткой вперед:

– Кромсай… У тебя же это лучше всего получается… А его отпусти.

Вокруг уже собралась толпа зрителей. На узком пятачке воцарилась гробовая тишина. Зеваки ловили каждое произнесенное слово. Таран выпрямился, отпуская вора. На миг Глебу показалось, что в глазах наставника мелькнуло удовлетворение.

– Пошел отсюда, мразь! – Сталкер пнул здоровяка ногой. – Повезло тебе сегодня…

Глеб выдохнул, как-то разом ссутулившись. В ногах снова появилась предательская дрожь. Взвалив рюкзаки на плечи, они с Тараном молча похватали оружие и двинулись к входу в техническую зону станции.

Здесь их уже поджидал шустрый парнишка лет двадцати. Его глаза словно жили своей собственной жизнью: взгляд беспокойно метался по сторонам. Он провел путников через котельную, через сырую кладовку, где разделывали свиные туши. Под пристальными взглядами электросиловцев они миновали продуктовый склад и через узкий штрек пробрались в коллектор. Прошлепав по вонючей жиже метров сто, они взобрались по ржавым скобам, вмурованным в стену, и, открыв люк в потолке, попали в один из окружных коридоров заводского бомбоубежища. Глеб уже не пытался запомнить маршрут. Без проводника здесь делать было нечего. Миновав распахнутую настежь гермодверь, дерганый паренек прошел с путниками по короткому лабиринту переходов и вывел их, наконец, на заводскую территорию.

– Вам туда. – Парень показал рукой в направлении насыпи. – Ждите у железки, он скоро будет…

Прикрывая рот рукавом рубахи, парень торопливо скрылся за дверью. Глеб поправил маску респиратора и поежился. Выходить наружу вот так, без снаряжения, он бы не рискнул.

Таран, вскинув автомат, уже двинулся к железнодорожной ветке. Издалека донеслись раскаты грома. Заморосил мелкий дождь. Миновав разграбленный гипермаркет, путники вышли к железнодорожной ветке. Правее виднелись руины моста. В образовавшейся бреши покоились обломки нескольких вагонов, перегородивших Московский проспект. Зато рельсы, уходящие на запад, казались целыми. В нескольких местах Глеб разглядел в шпалах свежие болты. Полотно явно поддерживали в рабочем состоянии.

Внезапно Таран толкнул мальчика с насыпи. Прокатившись по склону, они залегли в канаве. Над землей пронеслась массивная тень. Сталкер проследил за полетом хищника и спустя несколько минут разрешил Глебу подняться.

– Милуетесь, мужики?

Мальчик обернулся на окрик, с удивлением воззрившись на приближавшуюся конструкцию. По рельсам катила дрезина, забранная по периметру решеткой из толстых чугунных прутьев. В потолке этой клетки на колесах располагался квадратный люк, сваренный из тех же прутьев.

– Здоров, Таран! – Сквозь прутья клетки, расплывшись в беззубой улыбке, на путников глядел чудаковатый субъект с длинными сальными патлами. Лицо его было сплошь покрыто струпьями и походило больше на гримасу. Над правым глазом торчал шишковатый нарост. – Экспресс отправляется по расписанию! Провожающих просим покинуть вагоны!

– Ты бы, Харон, противогаз, что ли, нацепил… – Сталкер подсадил Глеба на дрезину. – Мурлом своим всех мутантов, поди, распугал.

– А мне все эти ваши штучки без надобности! – Уродец встал у рычага, продолжая лыбиться. – Меня радиация не берет.

Таран глянул на дисплей дозиметра, поморщился. Дрезина мягко тронулась, покатив по полотну.

– А почему Харон? – Глеб присел рядом с наставником, глядя сквозь прутья на унылый пейзаж разбитого города.

– Погоняло. Был такой персонаж у древних греков. Он души умерших через реку Стикс переправлял.

– А этот Харон, – Глеб кивнул в сторону пыхтящего уродца, – он тоже мертвых перевозит?

– А то! – Сталкер тяжело вздохнул. – Мы уже двадцать лет мертвые. В землю зарылись и слоняемся все как неприкаянные. Ищем чего-то. Быт устраиваем… А только зря это. Мертвые мы. Нет нас…

Со стороны гаражей донесся протяжный вой. Прыгая с крыши на крышу, заметались серые расплывчатые силуэты. Вроде и не псы… но и не люди. Морды вытянутые, уши торчком. Шерсть клоками. Только вместо лап передних руки человеческие. Когтистые, правда. И неестественно широкие спины. Сталкер стянул с плеча «калаш».

– Зоопарк чертов… Мы у них на виду, как попугаи в клетке. – Таран дал короткую очередь.

Автомат оглушительно рявкнул. Один из нелюдей, подогнув корявые мускулистые лапы, кубарем укатился в канаву. Остальные, скалясь и рыча, продолжили преследование. Глеб вытащил тяжелый «Пернач», прицелился и аккуратно выжал курок. Хлоп… Хлоп… Еще одна тварь, захромав, скрылась в трущобах.

– Ну-ка, брат, поднажмем! – Таран встал по другую сторону рычага.

Дрезина прибавила ходу. Нелюди, наоборот, отстали. Лишь один мутант – необычно крупный, упорно гнал дрезину вдоль насыпи. Набрав разбег, он махнул на крышу клетки. Глеб от неожиданности опрокинулся на спину.

Прямо на него сквозь прутья уставились два горящих глаза.

– Чего ждешь… твою налево! Вали его!

Какое-то время потребовалось мальчику, чтобы выйти из ступора.

Щелкнув переключателем, Глеб вскинул пистолет и начал стрелять. Тугая очередь вспорола волосатую тушу. Несколько пуль, зацепив прутья решетки, высекли искры. Мутант дернулся раз… другой… Попытался достать когтистой четырехпалой рукой, но следующая пуля угодила точно в башку, расплескав густую темную кровь по всей дрезине. Нелюдь затих. Харон заливисто хохотал, стирая кровь с кривой рожи. Таран матерился сквозь зубы. Глеб лежал на спине, выставив разряженную пушку перед собой, и дрожал всем телом, не в силах отвести взгляд от обезглавленной туши наверху.

Пистолет в онемевших руках больше не казался шикарной игрушкой. Следя за стекающими по прутьям каплями густой, как смола, крови, мальчик чувствовал, наконец, что держит в руках оружие. Настоящее, смертельно опасное. Оружие, которое только что так легко лишило жизни другое существо. Глеба замутило.

– Веселый у тебя экспресс, Харон. – Сталкер отмерил горсть патронов. – Не надоело еще кататься?

– У тебя свой бизнес, Таран, у меня – свой, – ответил Харон, перестав глупо лыбиться. – Приехали. Сгружайтесь.

Впереди раскинулся проспект Стачек.

Расплатившись, путники спустились с насыпи. Короткими перебежками они двинулись вдоль улицы. На огромном здании с пустыми глазницами окон Глеб увидел массивные буквы: «К…РОВ…И… ЗАВОД».

– Это Кировский завод?

– Сам же видишь. Еще квартал – и мы у метро.

Глеб часто рассматривал карты метрополитена, поэтому спросил:

– А почему мы через Техноложку не пошли? Низом ведь спокойнее…

– Считай, срезали. Да и не везде легко с оружием пройдешь. А мы с тобой сейчас им увешаны, что елки новогодние. – Сталкер перешел на шаг, огибая глубокую воронку. Дозиметр
Страница 10 из 14

отрывисто защелкал. – Фонит здесь… Давай-ка за мной. И про железку не тренди никому. Это секретная переправа. С «Кировского» по-другому в центр не попасть – мазуты блатных не жалуют. А с «Фрунзенской» их не ждут. Там они и просачиваются.

За разговорами Глеб и не заметил, как добрались до метро. Несколько колонн здания обрушились, частично завалив вход. Протиснувшись между глыбами, путники вошли в вестибюль. Вокруг царили разруха и запустение. Словно стадо мутантов побесновалось. Свесившись по пояс, из будки контролера торчал скальпированный труп.

– Кто его так? – тихо спросил Глеб.

– Есть только один зверь, который убивает ради развлечения…

– Человек?

– Скажем, выродки. Привыкай. Здесь таких – целая станция.

Таран прошел по бетонному крошеву и ступил на шаткий эскалатор. Конструкция подозрительно задрожала, но сталкер уверенно двинулся вниз, аккуратно перешагивая дыры в ступенях. Глеб следовал по пятам. Спускаясь все ниже, они включили фонари. Со всех сторон путников обступал привычный мрак подземелья… Но отчего-то Глеб больше не чувствовал себя здесь уютно. За совсем короткое время свет и небо над головой стали ему жизненно необходимы…

Достигнув гермоворот, Таран постучал. Гулкий звук ударов прокатился по наклонному туннелю. На миг Глебу показалось, что свет, льющийся сверху, заслонила причудливая тень. Он вскинул пистолет… Нет, показалось. «А привычку за оружие хвататься уже приобрел», – подумалось ему.

Тем временем лязгнула дверь служебного хода. На пороге появился бородатый верзила в ватнике. В руках – двуствольный обрез.

– Чего надо?

– Заночевать. И перетереть со смотрящим.

Верзила окинул гостей цепким взглядом, принял плату за вход и посторонился, пропуская их на станцию. Дымный воздух, в котором безумной смесью сплелись запахи кислого табака, мочи и дизельного выхлопа, в момент забил легкие. Глеб закашлялся. Глаза отчаянно слезились. Вперемешку с тусклыми лампочками вдоль колонн чадили факелы. На платформе царил хаос. Пола не было видно под толстым слоем мусора, битого стекла и нечистот. Люди, находившиеся тут, пили мутную брагу, развалившись посреди гор мусора, резались в карты и справляли нужду.

Глеб затравленно озирался. Однако Таран явно не раз забредал в это «царство». Схватив мальчика за рукав, он потащил его в середину платформы. Через рельсы прямо к стене тянулись деревянные мостки, исчезая в просторном прямоугольном проеме. Декоративная панель, раньше закрывавшая вход, за ненадобностью валялась на путях. Путники проследовали внутрь. Вдоль стен обширного помещения тянулись многоярусные стеллажи.

– Бывший продуктовый склад, – пояснил Таран.

Теперь же на стеллажах, словно в плацкартном вагоне, дрыхли нелюдимые обитатели криминальной станции. Перешагивая через пьяные тела и лужи нечистот, сталкер вел мальчика все дальше по тесным переходам, пока они не остановились у обшитой железом двери с гордой надписью «KIROV PLAZA HOTEL», старательно накорябанной неизвестным шутником.

В смотровом окошке показалось сморщенное лицо. Признав Тарана, старик подозрительно покосился на Глеба:

– Этот с тобой?

– Со мной.

– Стало быть, плата двойная! – Старик лукаво осклабился.

– Открывай давай, ирод!

С противным хрустом проскрежетал ржавый замок. Путники ввалились внутрь. Сразу за входом, частично загораживая темный коридор с рядом дверей, стоял видавший виды стол. На столе – керосинка и фанерная коробка с пачкой бумажек. Старик деловито нацепил очки с треснувшей линзой, сел за стол, достал огрызок карандаша.

– Имя, фамилия, год рождения. – Рука его зависла над пожелтевшим листком бумаги.

– Да ты, старый, совсем умом тронулся! – Сталкер начал заводиться.

Старик невозмутимо прокашлялся и посмотрел на визитеров поверх очков:

– Цель прибытия? На сколько суток номер снимать будем?

Таран кинул на стол пачку аспирина:

– Люкс до утра. И завязывай со своим маскарадом.

Старик недовольно поморщился, оторвал клочок бумажки, черканул что-то, протягивая Тарану:

– Талоны на завтрак. Столовая в конце ко…

– Засунь эти талоны… сам знаешь куда. – Сталкер подхватил с пола рюкзак. – Веди давай, бюрократ…

Номер оказался холодной бетонной коробкой, три на пять, с парой продавленных коек, ветхим столом и двумя табуретами. В углу – побитый эмалированный таз и крынка с мутной водой. Стол благоразумно прислонен к стене, ибо одна из ножек по какой-то причине отсутствовала. Тусклая лампочка хаотично мерцала, еле разгоняя тьму, – явный признак работающего на пределе генератора.

– Располагайся… – Таран кинул рюкзак в угол, прислонив «калаш» и винтовку к стене. – Сиди тихо. Здесь ты будешь в безопасности. Я тебя закрою на всякий случай. Ключ есть только у меня.

Таран скрылся за дверью. Лязгнул замок. Глеб стянул защитный костюм, скинул отсыревшие ботинки. Усталость навалилась непомерным грузом. Мысли путались. Устроившись на койке, Глеб зарылся в ветхое одеяло. В уютной тишине еле слышно позвякивала мерцающая лампочка. Мальчик глядел на свет и наслаждался ощущением безопасности. Наконец-то этот день подошел к концу. Зажав в ладони заветную зажигалку, Глеб уснул.

Глава 4

На постое

Свет факелов неровными бликами играл на лицах людей. В высоких сводах помещения бродило эхо многочисленных голосов, сливающихся в единый монотонный гул. Глаза прихожан были закрыты, а руки в едином порыве устремлены вверх. Туда, где на постаменте, устланном черным бархатом, стоял худощавый мужчина в светлом балахоне. Тонкие волосы его развевались от еле ощутимого туннельного сквозняка, руки сжимали чашу с водой, а взгляд устремлен вдаль… за стены примитивной молельни, за глухие тюбинги сырых туннелей, за толщу фонящей земли… К поверхности…

– Внимайте, братья! Уже близок тот день, когда души наши грешные обретут спасение. Близок день, когда семьи наши будут вызволены из заточения подземного мира! – Голос мессии становился все жестче, обволакивая и гипнотизируя толпу. – Сегодня слуга «Исхода» снова видел знак! Там, у Большой Воды, он стоял, невзирая на опасности отравленного мира, пока взору его не открылся сияющий свет! Свет с Ковчега, что уже возвестил о своем появлении! Избавление близко! «Исход» проведет на ковчег всех страждущих, и откроются нам берега земли обетованной! «Исход» верит во спасение! «Исход» молится за вас! Молитесь и вы, братья и сестры! Грядет время Великого Исхода! Грядет избавление!

– Грядет время Великого Исхода! – подхватили прихожане в едином порыве. – Грядет избавление!

Мессия в робе осторожно опустил чашу на постамент. Взорам толпы предстало игрушечное суденышко, качающееся на воде. Свет тонкой свечи, установленной в центре лодки, приковывал многочисленные взгляды. Гул голосов усилился.

– Грядет избавление! Грядет «Исход»!

* * *

Глеб не слышал, как вернулся Таран. Проснувшись ближе к утру, мальчик застал своего наставника безмятежно дрыхнущим на соседней койке. Живот сводило от голода, но Глеб не решался двинуться с места и ненароком разбудить сталкера. Ситуация разрешилась сама собой, когда в дверь постучался вчерашний «администратор». Ушлый старикашка твердо вознамерился либо выселить постояльцев, либо взять плату за
Страница 11 из 14

дальнейший постой. Обматерив деда, Таран поднялся и пихнул под дверь еще упаковку таблеток.

Как ни странно, ночевкой их пребывание на станции не ограничилось. Таран явно чего-то или кого-то ждал, но по-прежнему не посвящал Глеба в свои планы. После походного завтрака сталкер принялся муштровать ученика, заставляя того приседать и отжиматься до седьмого пота, причем с рюкзаком на плечах. В моменты коротких передышек он учил Глеба работать с оружием. К полудню Глеб уже вполне сносно управлялся с «Перначом», перезаряжая тяжелый пистолет за считанные мгновения. Потом Таран показал мальчику азы работы с ножом. В опытных руках сталкера десантный нож порхал как бабочка, но от ученика он подобного, естественно, не требовал, ограничившись инструктажем о самых эффективных способах умерщвления и обездвиживания противника. После рассказов о сухожилиях и артериях Глебу стало дурно, однако он слушал наставника предельно внимательно, ибо за каждое неточно воспроизведенное движение тут же получал увесистую плюху.

Ближе к вечеру мальчик проклинал про себя сталкера. Одеревеневшие мышцы ныли, а голова пухла от переизбытка полученной информации. Таран все чаще посматривал на часы, озабоченно прислушиваясь к шуму в коридоре.

Ближе к полуночи в дверь снова постучали. Только на этот раз дверь заходила ходуном и жалобно заскрипела от мощных ударов, обрушившихся на нее. Таран открыл… а Глеб, удивленно ойкнув, скатился с койки, опрокинул перед собой ветхий стол. В проеме стоял монстр… Ростом под два с лишним метра, широкоплечий гигант с уродливым мясистым лицом и кривой ухмылкой, неуклюже наклонившись, заглядывал в проем, словно ожидая приглашения. Кожа у него была болезненная, зеленоватая… Мутант.

Согнувшись в три погибели, чудище протиснулось внутрь и заняло собой сразу полкомнаты.

– Геннадий, – промолвил он хриплым басом и протянул огромную лапищу сталкеру. – Для своих – Дым. А вы, думаю, – Таран.

– Будем знакомы. – Сталкер пожал громиле руку, указал на мальчика. – Это Глеб.

Мальчик снова удивился. На этот раз словам наставника. Оказывается, тот знал его имя. Надо же…

– Очень приятно, – пробасил Геннадий.

Мальчик неуверенно кивнул и вылез из-за стола. Ему стало жутко неловко. Чтобы хоть как-то исправить ситуацию, он выпалил:

– А почему Дым?

В зубах мутанта появилась папироса.

– Курю много… – ответил посетитель.

Покатав ее из угла в угол своего необъятного рта, Дым продолжил:

– Дверь в конце коридора. Мы вас ждем. Подходите.

Мутант осторожно шагнул наружу и двумя пальцами потянул ручку двери на себя. Хлопнуло. Звякнуло. В коридоре гигант приглушенно чертыхнулся и снова приоткрыл дверь.

– Извините… – Геннадий положил оторванную ручку двери у порога и зашагал прочь.

Глеб тупо смотрел ему вслед. В голове никак не вязались деликатная речь и ужасающая внешность загадочного посетителя. Мальчик украдкой взглянул на Тарана. Отчего-то сталкер теперь больше не казался ему таким страшным и чуждым.

– Чего сидишь? Пошли уже.

Шнуруя ботинки, Глеб вспоминал одну старую книжку с картинками, которую они с Натой как-то рассматривали. Это называлось «комиксы». Так вот, в этих самых «комиксах» был персонаж, один в один – вылитый Геннадий. Такой же зеленый и квадратный. Разве что этот поменьше чуток. И зубы кривые…

Заперев дверь, Таран с Глебом направились по указанному адресу. В просторном зале – комнатой эти хоромы уже язык не поворачивался назвать – пестрело от обилия военных комбинезонов пятнистого маскировочного окраса. Помимо громилы Дыма, мальчик насчитал семерых рослых мужчин, расположившихся кто где. Еще один субъект, укутавшись в походный прорезиненный плащ, сидел на корточках у стены, в дальнем углу помещения.

Среди присутствующих Таран безошибочно определил старшего – сурового рослого парня в майке и армейских штанах, который сидел за дощатым столом, изучая пожелтевшее от времени полотно карты. Глеб украдкой рассматривал бойца. Брюнет с внимательным, пытливым взглядом. Высокие скулы, прямые, резкие черты лица. На правом плече аккуратная татуировка – эмблема Приморского альянса. В общем, не сталкер, а картинка.

Присев за стол напротив него, Таран откинулся на спинку жалобно затрещавшего стула.

– Кондор?

– Он самый. А ты, значит, и есть Таран? – Боец смотрел настороженно, даже неприветливо, как Глебу показалось. – О тебе много говорят, сталкер. Если хотя бы половина из этого – правда, тебе найдется место в моей команде.

– Я работаю один.

– А что это за щенок? – Кондор заглянул за спину Тарана и скептически посмотрел на паренька.

– Глеб. Он со мной. – Голос сталкера оставался таким же ровным, начисто лишенным эмоций, как обычно, но желваки на его скулах едва заметно шевельнулись.

Боец за столом окинул помещение взглядом, по очереди кивая в сторону подчиненных:

– Шаман. Ксива. Бельгиец. Окунь. Фарид. Ната.

Услышав знакомое имя, Глеб дернулся и вытянул шею. Только теперь в одном из сталкеров он разглядел девушку. Стянув капюшон ветровки, та принялась массировать затекшую шею, исподлобья наблюдая за гостями. Короткая стрижка, шипованные перчатки… Горделивая осанка, колкий взгляд из-под длинных ресниц… В скупых, но плавных движениях гостьи сквозили грация и сила дикой хищницы, пока что отдыхающей, но готовой в любой момент сжаться в комок и метнуться на любого, даже самого грозного противника.

– С Дымом вы уже познакомились. – Кондор повернулся к одинокой фигуре, завернутой в плащ. – А этого «товарища» нам сектанты навязали. Про «Исход» слыхали, небось? Как, бишь, тебя звать-то, сердешный?

– Ишкарий. – Незнакомец поднялся на ноги, подходя к столу. – Брат Ишкарий, служитель новой веры. Позволю заметить, «Исход» – не секта, а вестник избавления, и лишь тем, кто уверует…

– Ну, будет тебе! – прервал Кондор. – Ты в отряде всего сутки, а уже все уши прожужжал своими проповедями.

Молодой сектант как-то сразу сник и вернулся в свой угол.

– Почему задержались? – спросил Таран.

– На «Балтах»[1 - Станция метро «Балтийская».] перегон просел. Пришлось переждать чуток, пока проход расчищали. Шаман, обрисуй гостям ситуацию. – Кондор сдвинулся к краю стола и принялся разбирать увесистый «Печенег».

За стол подсел невысокий, плотно сбитый мужичок средних лет – единственный из присутствующих, кто выглядел старше Тарана. Длинные, с проседью волосы сталкера забраны в аккуратный пучок на затылке. На голове – хитрый обруч с набором линз под левый глаз. Кивнув Тарану, Шаман сцепил жилистые руки и придвинул карту:

– Несколько дней назад сталкеры с «Василеостровской» ходили в рейд. Устроились передохнуть в одной из береговых высоток, – Шаман ткнул в карту Питера, – вот здесь, за «Приморской». И свет заметили. Ориентировочно со стороны Кронштадта. Судя по всему, сигнальный прожектор. Сигналы хаотичные, расшифровать не удалось. Чудики из «Исхода» считают, что в Финский залив корабль вошел. Типа, спасатели из Владивостока.

– Да, да! – Сектант снова подскочил. – Избавители с земли обетованной!

– Умолкни, блаженный! – Шаман повернулся к Тарану: – Короче, не знаю, откуда у «Исхода» такая информация, только они считают, что Владивосток избежал ракетного удара и теперь
Страница 12 из 14

собирает по всей стране остатки выживших.

В зале повисла долгая пауза. Каждый думал о своем.

– Наивно звучит, – продолжил Шаман, – но на безрыбье, как говорится… Другая версия только у ребят с «Техноложки». На КМОЛЗе[2 - Кронштадтский морской ордена Ленина завод.] бомбоубежище было. Говорят, вместительное. А если вспомнить, что завод на «оборонку» работал… Огромный запас ресурсов и технологий… Короче, мазуты уверены, что это выжившие сигналят. И с ними, мол, обязательно контакт установить надо. Такого прожектора, чтоб до Кронштадта достал, они не нашли. Подключили к теме альянс. Ну и порешило руководство экспедицию снарядить, чтобы все точки над «i» расставить. Только, вот незадача, так далеко от города никто из наших не забирался.

– Будешь помогать на маршруте, сталкер, – вступил Кондор. – Только предупреждаю сразу, под руку не лезть и приказы выполнять беспрекословно.

Таран впервые за долгое время шевельнулся, поднял глаза на старшего и посмотрел своим фирменным тягучим взглядом, от которого у Глеба всегда мурашки по телу бежали.

– Не пойдет…

Все, как один, повернули головы к столу, подобрались. Еще одна долгая пауза.

– Поясни.

– На привалах можешь гонять своих солдатиков хоть до посинения, а на марше вести буду я. – Таран облокотился на стол. – И даже дышать вы будете с моего разрешения… Если, конечно, вы вообще еще собираетесь дышать.

Игра в «гляделки» продолжалась еще какое-то время. С каждой секундой в воздухе накапливалось напряжение, грозившее вылиться в отчаянную потасовку.

– Ты забываешься, сталкер! Твоя роль в миссии, предложенной Альянсом…

– Я вашему Альянсу в шестерки не набивался! И рисковать собственным задом ради пьяных бредней старых маразматиков…

Кондор не дослушал. Огромный как кувалда кулак взметнулся в воздух. Таран, смещаясь в сторону, перемахнул через шаткий стол. Завязалась драка. Глеб с разинутым ртом следил за молниеносными движениями двух заряженных на убийство тел. Выпады сменялись блоками. Задетый ногой стул шарахнулся об стену и разбился. Страшный удар кулаком выбил из стены солидный кусок штукатурки. Схватка двух мастеров рукопашного боя оказалась ожесточенной и короткой. Неуловимым движением поймав руку противника в захват, Таран провел мощный бросок. Кондор с сиплым выдохом ударился об пол. Увесистый ботинок прижал его голову к шершавому бетону. Заломленную руку прострелило резкой болью. Кондор затих, признавая поражение. Сталкеры ошеломленно смотрели на поверженного командира.

– Агрессия – удел слабых. Слабых духом. – Брат Ишкарий снова вышел из своего угла. – Только смирение укажет путь к избавлению, братья мои! Смирение и добродетель…

– Затухни, блаженный. Глеб, мы уходим. – Таран отпустил бойца и шагнул к двери.

– Погоди… – подала голос девушка. – Кондор погорячился. Ведь так, Кондор?

Боец, скривившись, поднялся с пола. Сплюнул кровью. Посмотрел на сталкера исподлобья. Кивнул.

– Выходим утром. – Таран схватился за ручку двери, и тут его накрыло.

Словно подкошенный, он рухнул на пол и затрясся мелкой дрожью. Ноги заскребли по бетону, глаза закатились.

– Чего это с ним?! – Кондор нагнулся было к сталкеру, но Глеб уже заслонил собой содрогающееся тело. Прямо в лоб бойцу глядело дуло пистолета.

– Назад! – чужим голосом вдруг рявкнул мальчик. – Отойдите от него все!

Сталкеры повскакивали с мест, доставая оружие. Не сводя глаз с остальных, Глеб присел рядом с Тараном и свободной рукой вытащил инъектор. С глухим «пшиком» игла вошла в плечо.

– Не дури, малой! – подал голос Шаман, поднимая руки в успокаивающем жесте.

– Стоять всем на месте! – Мальчик нервно водил пушкой из угла в угол. – И ты, бычара, два шага назад! Быстро!

– Вот звереныш… – Кондор аккуратно отошел к стене.

Глеб ощерился, словно загнанная в угол крыса. Пистолет в его руке опасно подрагивал. Таран тем временем закашлялся, застонал.

– Похоже, очухался. – Шаман с любопытством следил за странной парочкой. – Проводник-то наш с сюрпризом оказался…

– Час от часу не легче. Забирай своего припадочного! И лучше бы ему побыстрее оклематься. – Кондор сокрушенно покачал головой. – Утром выдвигаемся. С ним или без него. А сейчас – всем спать.

Глеб нырнул под руку наставника и помог тому доковылять до «номера». Не раздеваясь, они рухнули в койки. Мальчик разглядывал мокрые разводы на стене и пытался успокоить мечущиеся мысли. Ожесточенная стычка… Новости об экспедиции… Из головы никак не выходили слова Ишкария о загадочном свете. Жутко захотелось, чтобы они оказались правдой. Глеб попытался представить себя стоящим на палубе огромного корабля, который увозит его к таинственным землям с чистыми озерами и свежим воздухом. Может, именно о таком месте рассказывали родители… Мальчик прикрыл глаза, замечтавшись, когда вдруг услышал:

– Спасибо… Глеб.

Слова эти прозвучали почти нереально, едва всколыхнув тишину. Мерно тикал на столе хронометр Тарана. Капли конденсата, стекая по кривому потолку, стучали по мокрому полу. В голове мальчика бушевала настоящая буря.

– Таран… А как вас зовут?

Мальчик, замерев, ждал. Отчего-то вдруг очень захотелось услышать ответ. Узнав имя сталкера, он, может быть, уже не будет испытывать необъяснимый страх перед ним и перестанет его ненавидеть…

– Какая теперь разница? Имя мое осталось в прошлой жизни. Таран я. Спи…

* * *

В сбойке, сплошь покрытой густыми хлопьями пыли, стоял ужасный шум. Громоздкий вентилятор, надрываясь, с пронзительным скрежетом нагнетал воздух внутрь станции. Чумазый техник озабоченно косился на сотрясающуюся от вибраций ось древнего механизма. Последнюю действующую воздуходувку берегли как зеницу ока. Воздух «Кировского завода» с каждым днем становился все более перенасыщен выхлопами дизель-генераторов, просачивающимися на станцию. Потеря вентилятора сделала бы это место необитаемым.

Закончив рутинную процедуру осмотра, техник вытирал изгвазданные руки ветошью, когда в вентиляционной шахте ему привиделся тусклый багровый свет. Изогнувшись над аппаратом, он заглянул в нутро шахты и обомлел. С внутренней стенки вытяжки крохотным красным огоньком технику подмигивало взрывное устройство. Бедолага успел лишь сглотнуть, когда диод перестал мигать и засветился ровным красным светом. Еще мгновение – и ослепительная вспышка поглотила человека. Взрыв огненной волной прокатился по сбойке и, вырвавшись в туннель, словно языком, слизнул группу выходивших на станцию местных жителей.

Грохот взрыва и корчи горящих людей, с истошными воплями влетевших на станцию, ввергли всех в панику. «Кировский завод» забурлил подобно растревоженному муравейнику.

* * *

И снова бешеный стук в дверь выдернул Глеба из царства сна. Из коридора доносились приглушенные крики старика. Ворвавшись в каморку, «администратор» затараторил, бешено вращая глазами:

– Амба, хлопцы! Тикайте! Какая-то падла вентилятор взорвала! Пахан рвет и мечет! Говорит, Таран, мол, со своими подельниками! Больше некому!

– Собирай шмотки, живо! – Таран кинул мальчику рюкзак.

Они засуетились, снаряжаясь в судорожной спешке.

– А я-то знаю, что не мог ты такую пакость учинить! – продолжал старик. – Пахан хлопцев своих
Страница 13 из 14

собирает! Скальпы, говорит, поснимаю! Я как услышал – сразу сюда!

В коридоре они нос к носу встретились с группой Кондора.

– Я уже в курсе, – бросил на ходу боец. – Знать бы, какая сука так подставила…

Все вместе они устремились по переходам и складам, мимо галдящих жителей и гор битого стекла. Выскочив на платформу, Таран сразу понял, что к эскалаторам уже не пробиться. Выход перегораживала толпа разъяренных выпивох с обрезами и ружьями. Вояки из них не ахти какие, но количественный перевес не оставлял шансов. Дернув Глеба за рукав, сталкер прыгнул на пути.

– Вот они! Мочи фраеров!

Загремели выстрелы. Люди вокруг метались и голосили, а шестерки смотрящего продолжали палить по отряду. Бойцы Кондора рассыпались по платформе, залегли за грудами мусора, отстреливаясь короткими очередями. Несколько бандитов рухнули, подкошенные точными выстрелами. Пули выбивали фонтанчики бетонного крошева в опасной близости. Стремительная стычка грозила обернуться настоящей катастрофой.

Таран потянулся к ремню разгрузки, сдернул РДГ[3 - Ручная дымовая граната.] и швырнул на платформу. Повалил густой дым, отсекая сталкеров от бандитов. Кондор, заметив призывные жесты Тарана, скомандовал отход. Отряд короткими перебежками достиг конца платформы и скрылся в туннеле. Кондор поравнялся со сталкером.

– Ты рехнулся, Таран?! Мы в западне! Там впереди «Автово»!

Глеб вздрогнул. Он слышал об этой заброшенной станции. Дед Палыч рассказывал, что строили ее открытым способом и до поверхности – всего четырнадцать метров. Раньше там даже жители были. Пока с грунтовыми водами на станцию не стала просачиваться радиация. Теперь там только смерть и запустение.

– Может, вернуться и сдохнуть под пулями, умник?!

По ребру тюбинга над головами шваркнула пуля. Еще одна.

– Накаркал! Отходим глубже!

Сталкеры, огрызаясь одиночными выстрелами, все дальше углублялись в туннель. Бандиты теснили их хаотичной, но интенсивной пальбой. Фарида швырнуло на рельсы. Боец, скривившись от боли, отполз к стене, ощупал бронежилет и показал жестом: «В порядке». Дым рванул было с плеча крупнокалиберный «Утес», но Кондор успел пресечь его порыв.

– Их там не меньше сотни! Уходим, уходим!

Отряд продвигался по туннелю, пока впереди не замаячил квадрат гермодвери. Поверх закрытой конструкции навалом стояли листы металла и еще какая-то рухлядь. Тут же на рельсах покоилась ржавая вагонетка, на которой, видимо, весь этот хлам сюда и переправляли.

– Приплыли, – подал голос Бельгиец, невысокий боец с черными, как смоль, волосами.

Таран осмотрел препятствие. Глянул на дисплей дозиметра:

– Пока терпимо.

– Затем, видать, и «герму» закрыли, чтоб не фонило с «Автово». – Кондор пихнул ногой груду металла.

– Не просто закрыли, а еще и свинца с завода натаскали. – Таран схватил вдруг один лист и закинул в вагонетку. – Свинец радиацию экранирует! Чего встали!

Кондор еще мгновение тупо смотрел на бывалого сталкера, а потом вдруг как-то сразу включился:

– Бельгиец, Фарид – прикрываете! Шаман, Ната – гермодверь! Там ручной привод есть! Ксива, Дым – расчищаем проход!

Отряд разбежался по местам. Стенки и дно объемного кузова проложили несколькими слоями свинца. Еще несколько листов примостили сбоку – под импровизированную крышу. Мутант, ворочая огромными ручищами, споро освободил гермодверь от оставшегося хлама. Застонал запорный механизм. Гермодверь медленно сдвинулась с места.

– Живо к тележке!

Брат Ишкарий, затравленно озираясь, с готовностью юркнул в кузов. Бойцы сгрудились вокруг вагонетки, толкая древний механизм. Колеса стронулись с места, вагонетка пошла, набирая ход. Таран схватил Глеба за шкирку и швырнул внутрь. Сталкеры, словно бобслеисты, поочередно забирались в «транспорт». Тележка разгонялась.

– Фон усиливается! Надеть маски! Дым, запрыгивай!

Огромный мутант, навалившись, прибавил ходу. Мышцы на стволах ног вздулись, необъятная грудная клетка вздымалась подобно кузнечным мехам. Вагонетка неслась уже с приличной скоростью.

– Дозу схлопочешь! Влезай, твою мать! – орал Кондор.

Дым зарычал, пробежав еще несколько метров, мощно оттолкнулся и прыгнул в вагонетку. Глеб услышал, как звякнул сверху свинцовый лист, накрывая кузов. Железный гроб на колесах с бешеной скоростью катился по рельсам. Истошный визг колес, отражаясь от тюбингов, давил на уши. Спустя пару секунд мерзкий звук как будто отдалился, рассеявшись в объемном пространстве. Придавленный телами сталкеров, Глеб не видел ничего. Но лучше и не смотреть: жить им, наверное, осталось всего несколько мгновений. Мальчику было невыразимо страшно; он зажмурился и почти перестал дышать.

Дозиметр, вшитый в костюм, истошно заверещал. Путники достигли «Автово».

Глава 5

Марш-бросок

Глеб плохо помнил момент падения. Треск дозиметров, гулкие удары вагонетки о какой-то хлам на станционных путях, забористая матерщина сталкеров, сгрудившихся в кузове, словно сельди в бочке… Какофония звуков оборвалась внезапно. Вагонетка с протяжным «баммм!» влетела в очередное препятствие и опрокинулась. Сталкеры кубарем выкатились на пути. Падая, мальчик ощутимо приложился головой об рельс. Его зашатало. Шлем съехал набок. Перед глазами запрыгали яркие точки. Темноту прорезали лучи фонарей. Оказалось, вагонетка прокатилась почти через весь перрон и теперь сиротливо валялась на боку недалеко от туннеля. Глеб украдкой оглянулся, но не смог рассмотреть детали погруженной во мрак станции. «А Палыч рассказывал, что она самая красивая…» – пронеслась запоздалая мысль.

– Подъем, доходяги! Быстро! Быстро! Ходу отсюда! – Кондор принялся раздавать пинки, подгоняя отряд.

Таран затрусил вперед, взбаламутив стоячую воду на путях. И снова туннель. Путники бежали, ритмично пыхтя сквозь фильтры противогазов. Мимо проплывали бесконечные ряды тюбингов. Дым безмятежно пыхтел папиросой. Заметив взгляд Глеба, мутант весело подмигнул:

– Не переживайте, Глеб, прорвемся. Напарник ваш – голова! Хитро придумал с тележкой!

– Геннадий, а вы почему противогаз не надеваете? – отважился на диалог мальчик.

Мутант выпустил облако дыма, ухмыльнулся.

– А ты, малой, попробуй найти такой намордник, чтоб на эту рожу налез, – встрял Ксива.

Сталкеры заржали.

– Да и поздно ему предохраняться, – хмыкнул Бельгиец. – Все, что мог, наш Крокодил Гена уже подцепил. Даром, что ли, такой зеленый…

Новый взрыв хохота. Напряжение, висевшее в воздухе, улетучивалось с каждым новым шагом, отдалявшим путников от «Автово».

– Вам, Бельгиец, катастрофически не хватает такта! – Дым затушил папиросу о шлем приятеля.

– А почему Бельгиец? – поинтересовался Глеб.

Боец вместо ответа гордо вытащил свою винтовку, подставляя под луч фонаря.

– Это FN F2000, бельгийская, – шепнул Ксива. – По ходу, единственная на все метро.

– Разговорчики! – оборвал Кондор. – Ну-ка тормознули все.

Отряд остановился. Кондор вытащил дозиметр, медленно обошел каждого, замеряя фон.

– Терпимо. Пронесло на этот раз. Таран, слышал что про «Ленинский»?

– Внизу не был. А сверху выход закупорен. Там здоровенный кусок проспекта просел. Подземный переход завален. До «Ветеранов» идти тоже смысла не вижу. Глубина залегания обеих станций –
Страница 14 из 14

метров восемь-девять. Зафонит снова – не обойдем. Наверх надо.

– Как?

– После «Автово» съезд в наземное депо.

– Возвращаться придется. К развилке.

– Не придется. Мы уже идем по нужному туннелю. Впереди – выход.

Кондор еле слышно выругался. Поглядел на Тарана исподлобья.

– А ты хитрый, черт. Веди.

Отряд двинулся за Тараном. Глеба что-то сладко щекотнуло: он снова увидит дневной свет! А в компании вооруженных до зубов сталкеров он чувствовал себя почти в безопасности. Интересно, что бы сказал отец, если б увидел своего сына разгуливающим по поверхности среди бравых вояк? Глеб шел и улыбался своим мыслям… благо в темноте этого никто не видел.

Спустя некоторое время сталкеры осторожно подобрались к выходу. Туннель здесь обрывался, а рельсы тянулись дальше – к депо. Клочок пасмурного неба в проеме заставил сердце Глеба забиться чаще. Поверхность… Совсем рядом. Такая манящая, но опасная и обманчивая. Об этом напоминали кости и клочки шкур, тут и там валяющиеся на земле.

Краем глаза мальчик заметил, как метнулся вперед Таран, сбивая с ног Бельгийца. Грубая подсечка – и оба повалились на землю.

– Да ты чего, старый, совсем умом тро…

– НЕ ШЕВЕЛИСЬ!

Они замерли у самой границы выхода. Только сейчас Глеб заметил некую прозрачную субстанцию, свисающую с бетонного козырька арки. Словно кто-то развесил шаль из тончайшей пряжи. Бесплотная простыня еле покачивалась на ветру, краями почти касаясь распластавшихся на путях сталкеров. Дождавшись момента, когда субстанцию качнуло назад, Таран резко оттолкнулся от шпалы и выдернул за собой бойца. Загадочный «занавес» запоздало потянулся следом, но быстро опал.

– Эта штуковина живая, что ли? – Бельгиец брезгливо поморщился, адреналин запоздало заиграл в крови. – Это вообще что за ерунда такая!

Таран оглянулся по сторонам. Подобрал у стены полуразложившийся трупик крысы и кинул вперед. Тушка, казалось бы, беспрепятственно вылетела наружу, однако «полотно», сорвавшись с козырька, молниеносно опутало добычу, плотно свернувшись вокруг в несколько слоев.

– Можно идти, – буркнул проводник, бросив взгляд на Кондора.

Тот молча кивнул. Путники вышли на поверхность, и тут же с отрядом произошла мгновенная трансформация. Бойцы подобрались, достали оружие и грамотно распределились вокруг, разобрав сектора обзора. Шутки прекратились. Разговорчики утихли.

Только тишина и предельная концентрация.

Глеб покосился на мнущегося рядом Ишкария. Сектанту явно было не по себе. Он затравленно озирался, все время поправляя намордник противогаза.

Таран постоял с минуту, словно прислушиваясь к внутреннему голосу, и вдруг уверенной рысцой двинулся вперед. Остальные последовали за ним. С территории депо ушли прямо через высокий бетонный забор, поочередно подсаживая друг друга. Метрах в ста левее в стене виднелся широкий пролом – может, пробраться через него? Но у Глебова наставника была своя, одному ему понятная логика. Не останавливаясь ни на секунду, Таран погнал отряд дальше – мимо большой открытой площадки, заваленной сгнившими остовами грузовых фур, мимо какого-то циклопического сооружения с обрушенной крышей, дальше и дальше – пока глазам мальчика не открылось воистину завораживающее зрелище. Огромный вытянутый пустырь, бесконечная, уходящая вдаль проплешина между домами с одной стороны и стеной деревьев-исполинов – с другой.

– Проспект Стачек? – подал голос Кондор. – Запалимся на открытой местности. Дворами надо идти.

– Здесь волколаков полно, – бросил Таран на ходу. – Во дворах обложат со всех сторон, и вся недолга. А на проспект сунутся – пуганем. Стволов много.

Сталкеры, сосредоточенно сопя, трусили по асфальтовому крошеву вдоль вросших в землю автомобилей, покосившихся рекламных щитов и оборванных линий электропередачи. О былом могуществе людей теперь напоминали лишь заброшенные, унылые высотки. Среди замысловатых следов неизвестных животных, куч экскрементов и буйной растительности остовы построек смотрелись неуместно и неестественно. Глебу все никак не удавалось поверить, что когда-то здесь безраздельно властвовал человек. И уж тем более сложно было представить, что водоемы были такими чистыми, что в них можно было купаться, а в городских парках вместо безжалостных хищных тварей прогуливались влюбленные парочки… А может, все брехал Палыч?

Впереди показалось заросшее густым колючим кустарником поле, к которому сходилось сразу несколько просторных асфальтовых дорог.

– Кронштадтская площадь, между прочим. – Кондор сверился с картой. – Добрый знак! Так, глядишь, и до самого Кронштадта доковыляем.

– Не накличь беду, командир, – отозвался седой Шаман.

Проходя мимо покореженной коробки «Максидома», сталкер по кличке Окунь притормозил:

– Это… Разведать бы, раз мимо проходим. Там, небось, осталось, чем поживиться…

– Нет, – лаконично оборвал Таран.

Кондор недобро покосился на проводника и повернул к гипермаркету:

– Заглянем.

– Смысл?

– ЗАГЛЯНЕМ. – Рука бойца нервно сжала автомат.

Обмен тяжелыми взглядами продолжался несколько мгновений. На этот раз Таран уступил, решив, видимо, не подрывать авторитет упрямого Кондора. Путники двинулись к потрепанному зданию, опутанному жгутами бурых вьющихся лиан. От внимания Глеба не ускользнуло, как Таран придвинул свой АК-74 поближе, не сводя глаз с чернеющего зева входа. Осторожно передвигаясь между хаотично разбросанными тележками, бойцы включили налобники. Яркие лучи выдергивали из темноты груды обваленных стеллажей, оберток, коробок, целлофана… Все это покрывал толстый слой белесой грязи. Приглядевшись получше, Глеб заметил, что эта корка неоднородна и состоит из миллионов отдельных… Словно помет в клетке, в которой подружка Глеба, Ната с Московской, держала своего домашнего питомца – маленького серого воробышка…

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/andrey-dyakov/k-svetu/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Примечания

1

Станция метро «Балтийская».

2

Кронштадтский морской ордена Ленина завод.

3

Ручная дымовая граната.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.