Режим чтения
Скачать книгу

Как побороть застенчивость читать онлайн - Филип Зимбардо

Как побороть застенчивость

Филип Зимбардо

Застенчивость способна серьезно усложнить жизнь человека: она мешает работать, отдыхать и любить, отстаивать свои интересы и наслаждаться жизнью. Чтобы она не отравляла существование, важно понимать, что это такое, и какие нужны условия, чтобы вернуть себе свободу – в речах и действиях.

Всемирно известный психолог Ф. Зимбардо считает, что эту проблему можно преодолеть с помощью специальных упражнений. Его книга откроет перед застенчивыми мир, полный дружелюбия и приятного общения, а их самих превратит в искусных собеседников и уверенных в себе людей.

Филип Зимбардо

Как побороть застенчивость

Руководитель проекта И. Гусинская

Корректор С. Мозалёва

Компьютерная верстка К. Свищёв

Арт-директор С. Тимонов

© Philip G. Zimbardo, 1977

First published by Jossey-Bass. All rights reserved. Перевод публикуется по соглашению с литературным агентством Doris S. Michaels, Inc., New York, USA

© Издание на русском языке, перевод, оформление. ООО «АЛЬПИНА ПАБЛИШЕР», 2013

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru (http://www.litres.ru/))

* * *

Прочитав эту книгу, вы:

• определите природу своей застенчивости, которая вовсе не обязательно идет из детства;

• узнаете, чем опасна застенчивость не только для страдающего ею человека, но и для окружающих;

• получите поэтапную методику борьбы с излишней скромностью.

Эта книга посвящается Маргарет – моей матери, Кристине – моей жене, Адаму – моему сыну и Саре Марии – моей дочери, – всем тем, кто одарил меня доверием, любовью и нежностью и научил все это ценить

Предисловие

Психологи редко становятся знаменитостями. Филип Зимбардо – один из немногих, кому это удалось. Однажды прославившись на весь мир, он по сей день пребывает в статусе живой легенды психологии и сполна собирает все полагающиеся звезде овации и упреки. Книгу, которую вы держите в руках, он написал в зените славы. Но написал совсем не о том, что ему эту славу принесло. Чем же знаменит этот психолог, заслуживший зваться «лицом и голосом современной психологии», и какие уроки может извлечь читатель из его сочинений?

Филип Джордж Зимбардо появился на свет в пору Великой депрессии – 23 марта 1933 г. – в Южном Бронксе, захудалом районе Нью-Йорка, населенном преимущественно нищими иммигрантами. Таковыми были и его родители – выходцы с Сицилии, приехавшие в Новый Свет в поисках лучшей доли. Поиски, увы, не увенчались успехом. Семья перебивалась с хлеба на воду. Не раз и не два приходилось менять место жительства из-за непосильной арендной платы. Бывало, семья тайком покидала квартиру среди ночи, дабы скрыться от домовладельца. Первенец в многодетной семье, Филип с малолетства научился успокаивать младших сестер и братьев, напуганных перспективой ночевки на улице. Не в эти ли лихие годы закладывался его талант увещевателя и мотиватора?

Достаток пришел к ученому лишь в зрелые годы. Свой первый дешевенький автомобиль он купил, уже будучи в профессорском звании, путь к которому был долгим и тернистым.

В 1968 г. Зимбардо пригласили в Стэнфордский университет (который он считал лучшим в мире) на престижную должность профессора. Избавленный здесь от борьбы за финансовое выживание, психолог получил наконец возможность полностью погрузиться в науку.

В раю Стэнфорда он стал искать середину между экспериментальным исследованием и игрой. Одним из блестящих результатов этого поиска стал так называемый тюремный эксперимент, который вошел во все учебники по социальной психологии. Тюремный эксперимент Зимбардо – классическая демонстрация силы влияния ситуации на обычных людей, влияния исполняемой роли на то, как возникает зло. Игра быстро вышла из-под контроля, и эксперимент был прерван, потому что становился непредсказуемым и опасным. Именно этот опыт сделал Зимбардо всемирно известным. Его прекратила Кристина Маслач, будущая жена Филипа Зимбардо. Она была потрясена тем, как развивался сценарий «игры», и расплакалась от жалости к испытуемым.

Скептики, правда, не устают указывать на то, что тюремный эксперимент Зимбардо совсем не безупречен как с научной, так и с этической точки зрения.

Вершина академической карьеры Зимбардо – избрание президентом Американской психологической ассоциации в 2002 г. Ложкой дегтя стало присуждение ему в 2003-м Игнобелевской премии, которую вручают за самые бестолковые и бесполезные «научные» работы. Зимбардо удостоился такой «чести» за исследование того, как простые обыватели воспринимают политических деятелей. Неоднозначное впечатление оставляет и его книга «Эффект Люцифера»[1 - Зимбардо Ф. Эффект Люцифера. Почему хорошие люди превращаются в злодеев. – М.: Альпина нон-фикшн, 2013. – Здесь и далее прим. ред., если не указано иное.] (2007) – парафраз давней тюремной истории.

Книга Зимбардо «Парадокс времени»[2 - Зимбардо Ф., Бойд Дж. Парадокс времени. Новая психология времени, которая улучшит вашу жизнь. – М.: Речь, 2010.] (2008) стала весьма заметным событием в мире психологии. Она повествует о нашей склонности жить прошлым, настоящим или будущим. Какой вариант предпочтительней? Со времен Карнеги психологи повторяют на все лады мантру «здесь и теперь». А как же позитивный прошлый опыт? Отвергнуть его вместе со старыми обидами и огорчениями? А мечты, планы на будущее? Зимбардо предлагает свою гармоничную схему, позволяющую обратить временную ретроспективу и перспективу в инструмент полнокровной, счастливой жизни. Представленная им концепция не имеет отношения к столь популярному ныне тайм-менеджменту – системе рационального и максимально эффективного использования личного времени. Научиться извлекать максимум выгоды из каждой секунды эта книга не поможет. Она вообще не об этом. Эта книга о содержании и ритме нашей жизни, хоть и вынуждена притворяться книгой о выгоде.

На девятом десятке классик еще бодр и активен. Он по-прежнему один из лучших в мире популяризаторов психологической науки: в 2010 г. увидело свет уже девятнадцатое издание его бестселлера «Психология и жизнь»[3 - Герриг Р., Зимбардо Ф. Психология и жизнь. – СПб.: Питер, 2004.].

«Застенчивость» – одна из наиболее известных работ Зимбардо. Она была написана еще в 1970-е, но не утратила актуальности доныне.

Проблемой застенчивости Зимбардо заинтересовался, наблюдая за поведением своих студентов. Всем нам порой приходится общаться с незнакомыми или малознакомыми людьми, проявлять инициативу, отстаивать свое мнение. Одного это воодушевляет, мобилизует, заставляет активизировать все свои способности и обаяние, и понятно, что такому человеку скорее всего удастся достичь поставленных целей и успеха. Другого подобные ситуации, наоборот, повергают в трепет: учащается сердцебиение, затрудняется дыхание, выступает пот, язык буквально отказывается произносить нужные слова. Такой человек скорее предпочтет уклониться от свидания или публичного выступления. Тем
Страница 2 из 17

самым он отрезает себе путь к успеху. Замечено, что застенчивые люди немногого добиваются в жизни: их карьера складывается не очень удачно, деловые и личные отношения непродуктивны.

От застенчивости страдает гораздо больше людей, чем может показаться на первый взгляд (ведь она нередко прячется за показной агрессивностью или угрюмой нелюдимостью). В чем же причина застенчивости и можно ли с ней бороться?

Можно, отвечает Филип Зимбардо. Главное в его сочинении – не рассуждения, а конкретные рекомендации тем, кто хочет обрести уверенность в себе; доступные упражнения, многократно опробованные в основанной им клинике застенчивости. Вот уже более четверти века эта клиника успешно функционирует в далекой Калифорнии, а применяемая в ней методика становится достоянием психологов и застенчивых людей во всем мире, в том числе в России. А значит, есть надежда на избавление от внутренних оков и обретение внутренней свободы.

    С. Степанов,

    психолог, доцент МГППУ

Вступление

За прошедшие четыре года я провел психологическое исследование с целью расширить наше понимание одного из удивительных аспектов человеческой натуры – застенчивости. Как педагог и как отец, я давно почувствовал, какое сковывающее действие застенчивость оказывает на детей и подростков. Но потребовалось несколько любопытных событий, дабы я начал заниматься систематическим анализом застенчивости в качестве ученого-социолога.

Однажды перед большой аудиторией в Стэнфордском университете я читал лекцию о том, как под влиянием определенной социальной ситуации резко меняются наши мысли, чувства и поведение. Чтобы проиллюстрировать свой рассказ, я описал недавно проведенный эксперимент, в котором испытуемые студенты играли роли надзирателей и заключенных в условиях, воспроизводивших тюремную обстановку. Для участия в эксперименте были отобраны психически здоровые, судя по результатам тестов, люди, однако, проведя всего несколько дней «в тюрьме», они начали вести себя странным, ненормальным образом.

«Надзиратели», поначалу просто властные, в конце концов стали относиться к «своим заключенным» жестоко, порой садистски. «Заключенные» реагировали на эту демонстрацию власти эмоциональным расстройством, ощущением беспомощности и в итоге – тупой покорностью всем требованиям. Эксперимент, рассчитанный на две недели, пришлось прервать уже через шесть дней ввиду того, что личности и ценности испытуемых претерпели в «тюремных» условиях серьезные изменения.

Как же стало возможным, что эти люди так легко вжились в роли «надзирателей» и «заключенных» – роли, доставшиеся им по жребию, в результате подбрасывания монетки? Их к этому никто не готовил. Но они уже имели некоторое представление о том, что значит быть надзирателем или заключенным, поскольку сталкивались в семье и школе с разнообразными проявлениями властности и несправедливости и знали о них из средств массовой информации. Надзиратели поддерживают свою власть, требуя соблюдения правил, которые главным образом ограничивают свободу действий. Эти правила устанавливают, что заключенные могут делать из того, что им захочется, и что они должны делать вопреки своему желанию. На такого рода принуждение заключенные могут реагировать либо бунтом, либо покорностью. Бунт влечет за собой наказание, так что большинство сдается и делает все, что от них ожидает стража.

Обсуждая со своими студентами психический склад надзирателей и заключенных, я провел параллели между взаимосвязями обитателей тюрьмы и отношениями мужья – жены, родители – дети, педагоги – учащиеся, доктора – пациенты и т. д. Я спросил: «А можете ли вы представить эти два способа мышления в одной голове, два психологических типа – в одной личности?» Яркий пример тому – очень застенчивый человек.

Я продолжал: «Встречаются люди, которые имеют некоторую потребность и знают, как ее удовлетворить, однако воздерживаются от конкретных шагов. Они отправляются на танцы, умея танцевать, но что-то внутри мешает им пригласить кого-нибудь на танец или принять такое приглашение. Точно так же встречаются учащиеся, которые знают нужный ответ и хотели бы произвести хорошее впечатление на учителя, но что-то мешает им поднять руку и заставляет прикусить язык. Они воздерживаются от действий, потому что слышат голос внутреннего надзирателя: “Здесь не место так себя вести; ты неуклюж; над тобой будут смеяться; я не позволяю тебе быть самим собой, приказываю не поднимать руку, не танцевать, не петь, вообще никак не проявлять себя: ты будешь в безопасности, только если тебя никто не увидит и не услышит”. И внутренний заключенный отказывается от риска, с которым связано спонтанное поведение, и тихо подчиняется».

После занятия ко мне подошли двое студентов, чтобы получить дополнительную информацию в связи со своей «проблемой». Проблема заключалась в застенчивости – столь болезненной, что оба большую часть своей жизни проводили в стараниях избежать неловких ситуаций. Мы вместе задумались, насколько необычно было их поведение и вообще в какой степени застенчивость распространена среди молодежи. Я мог быть заинтересованным слушателем, но, увы, не был искушен по части проявления, последствий и «лечения» застенчивости. Следуя лучшим академическим традициям, я порекомендовал им пойти в библиотеку и выяснить, что же известно о застенчивости.

Тем временем распространился слух, что я веду неформальные обсуждения проблемы застенчивости, и вскоре набралась уже дюжина студентов, посещавших регулярный семинар по психологии застенчивости. Поначалу, правда, это был самый необычный семинар, который мне когда-либо доводилось вести. Двенадцать застенчивых людей не склонны к живой дискуссии, за исключением тех случаев, когда речь заходит о главной для них теме – теме, в которой они специалисты: об их собственной застенчивости.

Покончив с обсуждением личного опыта, мы стали выяснять, что же известно науке о застенчивости, и, к общему удивлению, обнаружили, что исследований такого рода очень мало. Имелось несколько работ, в которых застенчивость рассматривалась как личностная черта, а также изучались различные проявления застенчивости – смущение, прятанье лица, страх публичных выступлений, речевые затруднения и т. д., однако отсутствовали систематические исследования, непосредственно направленные на изучение динамики застенчивости. Нам требовалось исследование того, что застенчивость значит для застенчивого человека, для тех, кто с ним сталкивается, для общества в целом. Поставив перед собой эту цель, наша группа подготовила опросник, в котором людям предлагалось ответить, считают ли они себя застенчивыми или нет. Другие вопросы касались мыслей, чувств, действий и физических симптомов, связанных с застенчивостью. Мы также старались выявить типы людей и ситуаций, повергающих в застенчивость тех, кто отвечал на наши вопросы. Первоначальный вариант опросника был опробован примерно на 400 студентах, а затем тщательно переработан с целью повышения его эффективности.

К настоящему времени так называемый Стэнфордский опросник застенчивости заполнили уже около 5000 человек, и мы таким образом накопили значительный
Страница 3 из 17

объем информации. Кроме того, изучая поведение застенчивых и незастенчивых людей в различной обстановке, наша исследовательская группа провела сотни наблюдений и углубленных интервью. Дабы проанализировать определенные специфические взаимосвязи застенчивости с другими реакциями, были проведены эксперименты в контролируемых лабораторных условиях. Дискуссии с родителями и учителями позволили восполнить пробелы в нашем понимании всех аспектов застенчивости.

Хотя большую часть информации мы получили в ходе работы со студентами американских колледжей, мы несколько расширили область исследования, включив в нее представителей и различных сфер деятельности, и других культур. Опросы проводились среди новобранцев военно-морского флота, бизнесменов, пациентов клиники питания, участников психотерапевтических групп, а также учащихся разных типов школ. Предоставили нам ценную информацию о природе застенчивости коллеги из Японии, Китайской Народной Республики, Мексики, Индии, Германии, Израиля, а также с Тайваня и Гавайев.

Многие из заполнявших опросник хотели знать, как им преодолеть свою застенчивость. Чтобы создать для этого эффективные методики, мы открыли в Стэнфордском университете клинику застенчивости. Там мы разрабатываем упражнения, способные облегчить жизнь застенчивым людям. Мы надеемся, что клиника поможет застенчивым избавиться от своего недостатка, а нам – больше узнать о природе этого широко распространенного явления.

Сегодня мы знаем немножко больше, нежели тогда, когда задали первые «отчего?» и «почему?» по поводу застенчивости. Однако многие вопросы пока остаются без ответа. Наша исследовательская программа предполагает длительное изучение многих граней этого трудноуловимого и порой загадочного феномена. Обычно исследователи, прежде чем писать книгу вроде этой, стараются накопить побольше информации. Однако такая предусмотрительность уступила место настоятельным просьбам посоветовать, проконсультировать, информировать немедленно. Эти просьбы содержатся в сотнях писем, телефонных звонков и личных обращений людей, которые испытывают каждодневные страдания от непереносимого бремени застенчивости. Надеюсь, эта книга предоставит им полезную информацию и практические советы насчет того, как начать бороться с застенчивостью.

Книга состоит из двух частей. Первая часть преимущественно посвящена тому, что такое застенчивость. Вы узнаете о том, что значит испытывать различные виды застенчивости, о необычных проблемах, встающих перед застенчивыми людьми, происхождении застенчивости и путях ее изучения. Вы осознаете, какую роль семья, школа и общество играют в формировании застенчивости. И вы поймете, как застенчивость затрудняет интимное общение и подчас делает невозможными полноценные сексуальные контакты. Застенчивость – часть личного опыта, но ее влияние ощущает на себе все общество. Первая часть книги заканчивается рассмотрением того, как застенчивость создает социальные проблемы, будучи связана, хотя и не прямо, с насилием, алкоголизмом, формированием общественных движений, обезличенным сексом и вандализмом.

Во второй части рассматриваются практические вопросы борьбы с застенчивостью. Вы найдете конструктивные советы, как изменить свое мнение о застенчивости и о самом себе. Часто застенчивость есть не просто следствие либо недостаточной уверенности в себе, либо скрытых страхов перед некими социальными ситуациями; она может проистекать из отсутствия или недостаточного освоения определенных социальных навыков. Вы найдете простые тактические и стратегические советы по развитию этих навыков, что поможет повысить вашу социальную активность.

Но даже если существует волшебное средство для тех, кто застенчив сегодня, то как можно уберечь грядущие поколения от тех неприятностей, которые несет им застенчивость? Последняя глава посвящена самой интересной теме – терапии общества, порождающего застенчивость. Ретроспективной терапии, созданной, чтобы помочь людям, когда они уже страдают, недостаточно. Мы в первую очередь должны сделать все возможное для перестройки нашего общества, чтобы предотвратить страдания.

Застенчивость – скрытая личная проблема, которая приобретает такие эпидемические масштабы, что справедливо говорить о ней как о социальной болезни. Тенденции к росту в нашем обществе изоляции, конкуренции и одиночества заставляют признать, что в ближайшие годы положение еще более ухудшится. Хотя мы и начнем что-то предпринимать, многие наши дети и внуки окажутся заложниками собственной застенчивости. Чтобы это предотвратить, мы должны понять, что такое застенчивость, и тем самым обеспечить такие благоприятные условия, в которых застенчивые люди смогут разрушить свою внутреннюю тюрьму и вернуть себе свободу речи, действия, человеческих контактов.

Наверное, Готорн[4 - Натаниэль Готорн (1804–1864) – американский писатель, классик американской новеллы. – Прим. пер.] имел в виду застенчивого человека, когда писал: «Какая тюрьма темнее, чем сердце? Какой тюремщик строже, чем ты сам?»

Мы можем научиться создавать рай даже из ада застенчивости. Это нелегко, но возможно. Давайте попробуем.

Часть I

Что такое застенчивость?

1. Настоящая проблема

* * *

Хуже? Трудно удержаться, чтобы не захихикать над этим рассказом, напоминающим начало какого-нибудь из анекдотов Вуди Аллена. Но наш смех будет лишь способом защиты от собственных болезненных воспоминаний. Нам хотелось бы думать, что девушка преувеличивает: жизнь не может быть такой плохой. Но многим застенчивым людям жить действительно очень несладко.

У моего брата, вынужденного носить на ногах распорки для коррекции последствий младенческого паралича, развился такой же болезненный страх перед людьми. Стоило раздаться стуку в дверь, Джордж тотчас оглядывался, чтобы сосчитать, все ли члены семьи находятся рядом. Если они все были тут, он скрывался под кроватью или в еще более надежном убежище – за запертой дверью ванной. И лишь после долгих просьб и увещеваний он смягчался и соизволял явиться, чтобы поздороваться с гостем.

Моя мать, которой были свойственны сострадание и глубокое понимание человеческой натуры, решила, что она должна помочь Джорджу, прежде чем его застенчивость станет непреодолимой. Его причуды продолжались и после того, как с ног были сняты распорки. Убежденная, что сын должен общаться со сверстниками, мать настояла на том, чтобы Джорджа приняли в школу, хотя ему исполнилось всего четыре с половиной года и была как раз середина семестра.

Мать вспоминает:

«Он вопил и рыдал беспрерывно почти весь первый день, в ужасе вцепившись в подол моего платья. Стоило учительнице или кому-то из детей посмотреть на него, он утыкался головой мне в подол или закатывал глаза к потолку. Но когда в классе рассказывали интересную историю или начинали играть в музыкальные игрушки, любопытство брало верх, и он не мог удержаться, чтобы не смотреть и не слушать.

Мне пришла в голову мысль, что Джордж не был бы так сосредоточен на себе, будь он невидим, имей он возможность участвовать в совместных действиях и наблюдать, в то время как другие дети не могли бы его
Страница 4 из 17

видеть. Естественно, раствориться в воздухе он был не в состоянии, но он мог проделать нечто подобное – стать человеком в маске вроде Одинокого Ковбоя из радиопьесы.

После обеда мне удалось убедить Джорджа помочь мне смастерить маску из плотного бумажного пакета для продуктов. Мы вырезали в маске отверстия для глаз, носа и рта и слегка раскрасили ее, чтобы она стала более симпатичной. Он померил маску, и она ему понравилась. Снова и снова он заставлял меня повторять вопрос: “Кто этот мальчик в маске?” На это он с ликованием отвечал: “Одинокий Ковбой”, или “Мистер Никто”, или “Не ваше дело”, или просто по-львиному рычал. Иногда он снимал маску, чтобы убедить меня, что это был все-таки он сам.

Учительница согласилась принять мою игру. По сути, она сделала даже больше – привела игру в действие. Она объявила детям, что новенький будет носить маску и не надо пытаться ее сорвать, лучше просто играть с мальчиком в маске. Неожиданно этот подход сработал. Джордж смог стать частью класса, хотя и несколько отстраненной частью. Если ему не хотелось прятаться, он мог вообразить, что его никто не узнает. Постепенно он сблизился с другими детьми и в конце концов через несколько недель увлекся общей игрой.

Он остался в группе еще на год, и, по мере того как он привыкал к школьным порядкам, росла его уверенность в себе. Однако он продолжал каждое утро надевать маску и снимал ее только после занятий, когда брат приходил забрать его домой.

Великий день настал в конце года, когда должно было состояться детское цирковое представление. Джордж за год набрался опыта в таких делах, и учительница предложила ему: “А не хотел бы ты быть распорядителем цирка?” Он запрыгал от радости. Но учительница продолжала: “Джордж, ты же знаешь – распорядитель носит маскарадный костюм и высокий колпак, но никак не маску. Если ты хочешь играть эту роль, давай заменим маску таким костюмом. Хорошо?”

Так Джордж не просто стал членом труппы, а возглавил ее – отныне он являлся руководителем, которого видят и слышат все! Не нуждаясь больше в маске, мальчик ступил на путь, приведший его к превращению в здорового, счастливого ребенка. И хотя мой сын не стал выдающимся учеником, он крепко подружился с ребятами, а потом его даже избирали в актив класса».

Ношение маски в течение полутора лет может показаться эксцентричным. Но это простое решение позволило Джорджу постепенно войти в успешный контакт с другими детьми и приблизило тот день, когда он смог стать самим собой уже без маски. Бумажная маска оказалась наилучшим выходом для крайне застенчивого ребенка. Другим детям везет меньше. Они вырастают и становятся взрослыми, так и не научившись справляться со своей мучительной проблемой.

Застенчивость может быть душевным недугом, калечащим человека не менее, чем самая тяжелая болезнь тела. Ее последствия могут быть удручающими:

• застенчивость препятствует тому, чтобы встречаться с новыми людьми, заводить друзей и получать удовольствие от потенциально приятного опыта;

• она удерживает человека от того, чтобы выражать свое мнение и отстаивать свои права;

• ваша застенчивость не дает другим людям возможность положительно оценить ваши личные достоинства;

• она усугубляет чрезмерную сосредоточенность на себе и своем поведении;

• застенчивость мешает ясно мыслить и эффективно общаться;

• застенчивость, как правило, сопровождается негативными переживаниями, такими как чувство одиночества, тревоги или тоски.

Быть застенчивым значит бояться людей, особенно тех, от которых по какой-то причине исходит эмоциональная угроза. Незнакомцы пугают застенчивых своей неизвестностью и неопределенностью, начальство – тем, что оно наделено властью, представители другого пола – в силу потенциальной возможности интимного контакта. Джордж и та девушка, с чьего рассказа началась эта глава, – оба ощущали угрозу практически от каждого встречного. И тот и другая – крайне драматичные примеры застенчивой личности. Но в каком-то из своих многообразных проявлений проблема застенчивости может тихо вторгаться в жизнь каждого из нас.

Случалось ли вам однажды прийти в гости в разгар вечеринки и обнаружить, что единственный знакомый вам человек – хозяйка, да и той нет поблизости? «Кто вы?» – интересуются окружающие, но в ответ вы бормочите нечто невразумительное… Или приходилось ли вам оказаться в незнакомой компании тогда, когда кто-то, самый активный, весело предлагает: «Пусть каждый представится и расскажет немного о себе, чтобы мы могли лучше узнать друг друга»? Вы тут же начинаете генеральную репетицию: «Меня зовут … (черт побери, как это сказать?)… Фил Зимбардо. Я… я… человек… (и почему я не пошел сегодня в кино?)». Еще раз, без эмоций: «Меня зовут, уф!..» Такого рода обычные ситуации могут дать людям, не страдающим застенчивостью, представление о том, какие мучения претерпевает застенчивый человек.

Несмотря на то, что застенчивость может быть довольно сильной и иметь негативные последствия, ее можно победить. Но для этого необходимо понять, что лежит в основе данного явления, а затем выбрать соответствующую программу изменения этих основ.

Неоднозначное понятие

Застенчивость – понятие расплывчатое: чем пристальнее мы в него вглядываемся, тем больше видов застенчивости обнаруживаем. Так что прежде чем решать, как бороться с застенчивостью, нам следует лучше узнать, что она собой представляет. В Оксфордском словаре английского языка сказано, что первое употребление данного слова отмечено в англосаксонском стихотворении, написанном около 1000 г. н. э.; там оно означало «легкий испуг». «Быть застенчивым» значит являться человеком, с которым «трудно общаться из-за его осторожности, робости и недоверчивости». Застенчивый человек «избегает взаимодействия с определенными лицами и предметами». «Осторожный в словах и поступках, не настаивающий на своих правах, болезненно робкий», застенчивый индивидуум может быть «необщительным и склонным к уединению» или, с иной точки зрения, «казаться подозрительным, “темным”, пользующимся скверной репутацией». Словарь Уэбстера определяет застенчивость как состояние «стеснения в присутствии других людей».

Эти дефиниции, однако, мало что могут прибавить к обыденному житейскому толкованию. Не существует единственного правильного определения, так как застенчивость для разных людей значит не одно и то же. Это комплексное состояние, которое проявляется в разнообразных формах – от легкого дискомфорта до необъяснимого страха и даже глубокого невроза. Чтобы лучше понять этот феномен, мы опросили примерно 5000 человек с помощью Стэнфордского опросника застенчивости:

– В настоящее время считаете ли вы себя застенчивым человеком?

_________________ Да. _________________ Нет.

(Кстати, а вы?)

– Если вы ответили «нет», то было ли такое время в вашей жизни, когда вы считали себя застенчивым?

_________________ Да. _________________ Нет.

В своем исследовании мы избегали какого-либо четкого определения застенчивости. Наоборот, мы позволили каждому отвечавшему руководствоваться его собственным определением. Прежде всего мы просили, чтобы человек принял или отверг «ярлык» застенчивого. Затем мы стремились узнать, чем
Страница 5 из 17

продиктовано его решение. Мы спрашивали, какие типы людей и ситуаций повергают его в застенчивость, а также какие мысли, чувства, действия и физические симптомы связаны у него с застенчивостью. Как видно из текста опросника, который приводится в главе 8, мы также старались выявить и некоторые иные аспекты застенчивости.

Всеобщая проблема

Основной вывод нашего исследования состоит в том, что застенчивость – это явление всеобщее и широко распространенное. Более 80 % опрошенных отметили, что они испытывали застенчивость либо в прошлом, либо в настоящем, либо вообще всегда. Из них более 40 % считали себя застенчивыми «в настоящее время» – а это четыре человека из каждых десяти, или 84 млн американцев!

Для некоторых застенчивость давно является осложнением в жизни. Примерно четверть опрошенных отнесли себя к хронически застенчивым. Из них только 4 % – глубоко застенчивые – указали, что их самооценка определяется тем фактом, что они застенчивы всегда, во всех ситуациях, практически со всеми людьми.

Степень застенчивости различается у представителей разных культур и у разных типов людей. Однако мы не нашли ни одной группы людей, в которой бы менее четверти отнесли себя к застенчивым в настоящее время, а в отдельных группах, например среди учениц средней школы или студентов с Востока, этот показатель подскакивал до 60 %. В любой изученной нами группе глубоко застенчивых было не менее 2 %, а в некоторых группах, например среди японцев, – 10 %.

Решая, отнести себя к застенчивым или нет, опрошенные нами люди руководствовались критерием, насколько часто они ощущали застенчивость. Примерно треть опрошенных испытывали это ощущение по крайней мере в половине жизненных ситуаций, т. е. чаще, чем не испытывали его. Более 60 % утверждали, что они бывают застенчивы иногда, но эти редкие случаи они расценивали как достаточно серьезные, чтобы отнести себя к разряду застенчивых. Например, можно испытывать застенчивость только при публичных выступлениях, однако если такие выступления – важный компонент вашей профессиональной деятельности (например, у студентов и бизнесменов), то этого оказывается достаточно, чтобы ваша жизнь серьезно осложнилась.

Менее 20 % опрошенных отвечали, что не считают себя застенчивыми. Что бы они ни подразумевали под застенчивостью, они не расценивали ее как свойство своей личности. Но вот что интересно: большинство этих людей отмечали, что определенные обстоятельства вызывают у них такие реакции, которые могут быть расценены как симптомы застенчивости: покраснение лица, учащенное сердцебиение, нервная дрожь и т. п. Иными словами, столкновение с некоторыми людьми и некоторыми ситуациями вызывает у них такие мысли, эмоции и действия, которые характерны для застенчивых. Это ситуативно застенчивые люди, они не считают себя застенчивыми, но не скрывают, что определенные ситуации (например, необходимость войти в комнату, где собрались незнакомые люди) на некоторое время повергают их в состояние дискомфорта. Это подразделение людей на тех, кто считает себя застенчивым, и тех, кто так характеризует только свои реакции на отдельные обстоятельства, представляется весьма важным и будет более подробно проанализировано в одной из следующих глав.

Если сказать, что застенчивость присуща всем и каждому, это может показаться преувеличением. Но для такого суждения есть серьезные основания. Всего 7 % из охваченных нашим исследованием американцев указали, что никогда не испытывали застенчивости. Аналогичные данные получены и при опросе представителей других культур: лишь очень немногие утверждали, что никогда не страдали застенчивостью.

Кто является застенчивым?

Застенчивость чаще встречается среди школьников, нежели среди взрослых, поскольку многим взрослым, ныне не являющимся застенчивыми, просто удалось преодолеть свою детскую застенчивость. Однако наше исследование позволяет развеять миф о том, что застенчивость – это исключительно детская особенность. У детей она выглядит очевиднее, так как они находятся под более пристальным вниманием, чем взрослые. Но и немалая часть взрослых продолжают оставаться застенчивыми. Роберт Янг[5 - Роберт Янг (1907–1998) – американский актер, играл главную роль в телесериале «Доктор Маркус Уэлби», который шел по каналу ABC в 1969–1976 гг.], столь любимый нашим телевидением в роли доктора Маркуса Уэлби, относится к их числу.

«Я был застенчив всегда. В детстве я боялся учителей. Позднее я вырос в одного из тех долговязых худых подростков, которым не хватает веса и силы, чтобы играть в футбол, а потому не мог автоматически стать одним из школьных героев. А в те годы это было очень важно».

Имеются очевидные свидетельства того, что в подростковом возрасте застенчивости более подвержены девочки, чем мальчики. В выборке, сформированной из учеников четвертого, пятого и шестого классов, среднее количество тех, кто в настоящий момент являются застенчивыми, составляет 42 %, как и в иных выборках. Мальчики и девочки склонны оценивать себя примерно одинаково. Но когда мы обращаемся к выборке, составленной из учащихся седьмого и восьмого классов, то оказывается, что этот показатель возрастает до 54 % и рост его обеспечивается преимущественно за счет девочек. Вероятно, потребность пользоваться популярностью среди сверстников и иметь высокие оценки своей физической (сексуальной) привлекательности в большей степени свойственна от природы девочкам-подросткам, чем мальчикам. Вот что одна четырнадцатилетняя девочка пишет о своих переживаниях:

«Я начинаю сильно нервничать, у меня начинает чесаться голова, и я постоянно чешусь, как дура. Я не знаю, как вести себя на людях. Я по-разному себя веду дома и в школе. Я и одеться-то не могу, как мне хочется».

Из письма, адресованного Энн Лэндерс[6 - Имеется в виду колонка советов «Спроси Энн Лэндерс», которая выходила в газете Chicago Sun-Times в 1943–2003 гг. Псевдоним Энн Лэндерс был придуман первым автором колонки, журналисткой Рут Кроули. После смерти Кроули в 1955 г. вести рубрику стала журналистка Эстер Ледерер – также под псевдонимом Энн Лэндерс.], мы узнаем о страданиях еще одной «нескладной» девочки-подростка, которая чувствует, что слишком сильно отличается от своих подруг, чтобы стать одной из них.

«Дорогая Энн Лэндерс! Я надеюсь, Вы не выбросите это письмо только потому, что оно от нескладного подростка. Мне, правда, очень скверно, и я прошу о помощи. Моя главная проблема в том, что я сама себе не нравлюсь – я стараюсь быть очень дружелюбной, чтобы скрыть свою застенчивость, а в результате веду себя слишком шумно. Я в восторге от некоторых девочек и хотела бы походить на них, но ничего у меня не выходит.

Иногда мне кажется, что я становлюсь популярной. Это когда какой-нибудь парень мне улыбнется или скажет: “Привет!” А на другой день я чувствую себя несчастной, потому что мне кажется, будто девчонки, собравшись в уголке, потешаются надо мной за моей спиной. У меня хорошие оценки, но они могли бы быть лучше. Мама говорит, я неорганизованная. Ей не нравится, что я больше внимания уделяю прическе, чем урокам. Это мое четвертое письмо к Вам. Три первых я выбросила, а это отправлю, будь что будет.

Подпись: Не Такая, Как
Страница 6 из 17

Все».

Женщины чаще бывают застенчивы, чем мужчины, не так ли? Вовсе нет! Это еще один ложный вывод, основанный, вероятно, на мнении, что мужчины более настойчивы, агрессивны и общительны. Полученные нами результаты не выявили между полами никаких различий по распространенности застенчивости. Что касается студентов колледжей, застенчивость чуть более широко распространена среди мужчин, однако это небольшое гендерное различие проявляется противоположным образом в других группах и меняется в разных культурах (см. таблицу «Распространенность застенчивости по данным кросс-культурных исследований» в главе 12).

Застенчивость возникает необъяснимо, часто охватывая и таких, кто никогда прежде не был застенчив. «Новенькие» в стане застенчивых составляют менее половины из тех, кто застенчив в настоящее время. Многие среди них – молодые люди, которые не отличались застенчивостью в детстве, однако в силу каких-то причин приобрели это свойство.

Несмотря ни на что, с застенчивостью можно бороться, ее можно победить, из нее можно «вырасти». Около 40 % опрошенных отметили, что когда-то были застенчивы, но уже не являются таковыми. Это обнадеживает. Опираясь отчасти на опыт людей, «переболевших» застенчивостью, мы можем сформулировать некоторые советы тем, кто хронически застенчив.

Как застенчивость влияет на людей?

Итак, мы постепенно продвигаемся вперед в нашем понимании застенчивости. И хотя мы не можем дать точное определение этому явлению, нам известно, что оно широко распространено. Еще один ключ к понимаю этого сложного явления может дать нам изучение того, как застенчивость влияет на разных людей. Застенчивость охватывает широкий круг психологических проявлений – от смущения, возникающего иногда в присутствии других людей, до травмирующей тревожности, полностью нарушающей жизнь человека. Кое-кто, кажется, сам предпочитает застенчивость в качестве своего жизненного стиля; для других она – суровый приговор без надежды на помилование.

На одном полюсе данного спектра находятся те, кто обществу людей предпочитает мир книг, мыслей, предметов и явлений природы. Писатели, ученые, изобретатели, путешественники, вероятно, выбирают дело своей жизни таким образом, чтобы большую часть времени проводить в мире, мало населенном людьми. Они преимущественно интроверты, и общение с другими людьми для них менее привлекательно, чем уединение. Подобно Грете Гарбо, они предпочитают одиночество.

Действительно, сегодня многие заново открывают для себя прелесть уединенного бытия в духе «Уолдена» Торо[7 - Генри Торо (1817–1862) – американский писатель. В романе «Уолден, или Жизнь в лесу» нарисовал идиллическую картину жизни на лоне природы, вдали от цивилизации. – Прим. пер.]. Но даже в этой тоненькой прослойке континуума застенчивых имеются разные уровни: начиная с тех, кто легко взаимодействует с людьми в случае необходимости, и заканчивая теми, для кого общение затруднительно, поскольку они не могут поддержать беседу, обратиться к группе людей, просто потанцевать или непринужденно вести себя за общим столом.

Наибольшая часть застенчивых относится к среднему уровню: это те, кто чувствует страх и неловкость при столкновении с определенными обстоятельствами и определенными типами людей. Внутренний дискомфорт у таких застенчивых достаточно велик, чтобы пагубно влиять на их жизнь и поведение, поскольку он мешает или вовсе не позволяет им сказать то, что они думают, или сделать то, что они хотят.

Такие люди в замешательстве теряются, как об этом пишет один молодой бизнесмен:

«Все 33 года моей жизни я был подвержен чрезмерному смущению, а это явный симптом застенчивости. И хотя моя воля и настойчивость были оценены высоко – я даже был назначен помощником вице-президента крупного банковского холдинга, – много энергии уходило у меня впустую из-за смущения, и это, несомненно, помешало мне достигнуть более высокого положения».

Иногда смущение пытаются скрыть под маской развязности и напористости, а это производит отталкивающее впечатление. Вот что написано об этом в одном отчете:

«Я вваливаюсь в комнату, встреваю в разговор, балагурю и вообще веду себя, как осел, нечувствительный к мнению других. Поэтому каждый старается найти повод, чтобы уйти. Мне так же страшно находиться на людях, как стеснительной девушке, которая забивается в угол, придя на вечеринку, и мои проблемы не менее серьезны, чем проблемы этой бедняги».

Даже адвокат Мелвин Белли из Сан-Франциско, известный по ряду драматических судебных дел, признается, что он не только «часто испытывает застенчивость», но и «старается ее скрывать за напыщенностью».

Поскольку столь различные реакции имеют один и тот же источник – страх перед людьми, поведение человека не может служить надежным показателем того, насколько велика степень его застенчивости. Конечно, застенчивость сказывается на нашем поведении, но ее влияние неоднозначно и необязательно очевидно. В конечном счете, вы застенчивы, если считаете себя таковым, независимо от того, как вы себя ведете на людях.

Люди, относящиеся к среднему уровню в континууме застенчивых, в основном страдают застенчивостью вследствие отсутствия социальных навыков, а также недостаточной уверенности в себе. Некоторым недостает тех навыков, которые запускают механизм человеческих взаимоотношений. Они не знают, как начать разговор, как попросить прибавки к зарплате или как ответить урок. Другим не хватает смелости поступить так, как они считают правильным. Что такая неуверенность в себе может принести даже весьма разумному человеку, видно на примере молодой женщины, которую застенчивость заставила прервать образование:

«Я поступила в высшую юридическую школу в сентябре, после того как на экзамене по юриспруденции получила высший балл и набрала в колледже средний балл 3,94 – тоже почти наивысший. Меня могли бы без проблем принять в одну из трех высших школ по моему выбору. Однако я отчислилась еще до окончания первого семестра. Я ушла не потому, что не хотела заниматься. Я ушла из-за своей застенчивости, так как не могла больше вынести того, чтобы, сидя в классе, молиться, как бы меня не спросили. И это притом, что я всегда готовилась к занятиям и знала любой ответ!»

На крайнем полюсе континуума находятся индивидуумы, чей страх перед людьми не знает границ, – это хронически застенчивые.

Они испытывают ужас каждый раз, когда требуется сделать что-либо публично, и они столь беспомощны в этом своем состоянии, что единственный выход для них – убежать и спрятаться. Такого рода проявления крайней застенчивости свойственны не только молодежи и учащимся. С возрастом они не проходят. Вот что пишет одна шестидесятилетняя женщина:

«Я всю жизнь прожила в застенчивости. Прошли годы, прежде чем я стала ценить себя настолько, чтобы поверить: найдется мужчина, который решит, что я достойна стать его женой. Я чувствовала себя не такой, как все, недостаточно хорошей. Меня считали необщительной. В компании я не могла расслабиться. Я никогда не умела развлечь друзей моего мужа. Я боялась оказаться не на высоте. В конце концов от меня все отвернулись, и мой муж тоже. Он развелся со мной, вот и все».

В худшем
Страница 7 из 17

случае застенчивость принимает форму невроза – паралича сознания, который выражается в депрессии и порой может привести к самоубийству. Одна деловая женщина, которая характеризует себя как весьма привлекательную для своих 50 лет, в ходе проводившейся на радио дискуссии о застенчивости так описала свой внутренний мир:

«Я невероятно одинока. Живу в полном одиночестве, и нет у меня на свете ни одного друга – ни мужчины, ни женщины. Меня много раз предавали, и итог всей моей жизни в том, что я несчастна. Праздники я провожу совсем одна. Это для меня время глубокой депрессии, и я с отвращением жду каждого приближающегося праздника. Одиночество становится невыносимым, когда другие веселятся с родными и друзьями. Я часто думаю о том, чтобы покончить с собой, но мне не хватает духа на это решиться».

Для таких людей, да и для любого человека на любом отрезке этого континуума застенчивость представляет собой личную проблему. Не мелкое затруднение, а именно проблему.

Положительная сторона застенчивости

Хотя приведенные данные и рассказы людей свидетельствуют о жизненных трудностях, которыми чревата застенчивость, следует также помнить, что у застенчивости есть и благоприятные стороны. От 10 % до 20 % застенчивых людей признаются, что им нравится быть такими. Они предпочитают быть застенчивыми, потому что открыли в этом для себя кое-что позитивное.

«Сдержанный», «скромный», «уравновешенный» – такие положительные оценки обычно даются застенчивым людям. Более того, будучи отточенными, такие манеры могут рассматриваться как «изысканные» и «светские». Дэвид Нивен[8 - Дэвид Нивен (1910–1983) – английский актер. Снимался в голливудских фильмах, играя роли британских аристократов.], принц Чарльз, Кэтрин Хепберн, Жаклин Онассис[9 - Жаклин Онассис (1929–1994) – вдова 35-го президента США Джона Кеннеди.] – эти имена ассоциируются с тем типом, который можно назвать «Я лучше буду выглядеть застенчивым».

В работе одного английского психолога, написанной в 1927 г., мы находим, пожалуй, самый восторженный подход к достоинствам застенчивости:

«Застенчивость так широко распространена, по крайней мере в нашей стране, что мы склонны рассматривать ее как нечто врожденное, как характерный признак очарования юности и, если она не проходит с годами, как определенное достоинство. Вероятно, это черта национального характера, причем такая, о которой не стоит сожалеть».

Застенчивость придает человеку вид самостоятельной и самоуглубленной личности. Она способствует уединению и приносит радость, которую только уединение способно дать.

Застенчивые люди не задевают других, в отличие от людей назойливых, более активных. Вот как говорит об этом писатель Исаак Башевис Зингер:

«Мне кажется, с застенчивостью не стоит бороться. Она – тайная благодать. Застенчивый человек – противоположность человеку агрессивному. Застенчивые люди редко бывают великими грешниками. Они позволяют обществу сохранять мир».

Еще одно преимущество застенчивости состоит в том, что человек может позволить себе быть более разборчивым в личных контактах. Застенчивость дает возможность отстраниться, понаблюдать, чтобы потом вести себя осмотрительно. Застенчивый человек также может быть уверен, что никто не посчитает его навязчивым, сверхагрессивным, претенциозным. Он может легко избежать межличностных конфликтов, его также ценят как умеющего слушать.

Интересно, что застенчивость обеспечивает человеку анонимность и связанные с нею преимущества. Сама по себе застенчивость как бы выступает маской, за которой не виден человек. В условиях анонимности человек часто чувствует себя свободным от всяческих «должен» и «обязан», его поведение не связано жесткими социальными ограничениями. Так, праздничные карнавалы демонстрируют нам разительные, спровоцированные карнавальными костюмами и масками, перемены в личности людей.

Надев маску на моего застенчивого брата, моя мать интуитивно чувствовала, что это даст ему большую свободу действий. Конечно, для других детей он не был незнакомцем. Но это было их ощущение, а не его. А самое важное в понимании застенчивости – это субъективный взгляд.

Расспрашивая людей об их застенчивости, мы просили их самих дать ей определение согласно их собственным ощущениям. Теперь мы знаем, что застенчивость – явление распространенное, чреватое многими проблемами, но для некоторых людей она является вполне подходящим жизненным стилем. Человек считает себя застенчивым исходя из того, насколько часто он испытывает это ощущение и как долго оно им владеет. Но каков внутренний мир, лежащий за этим ярлыком? Какова психология застенчивости? Об этом – в следующей главе.

2. Внутренний мир застенчивого человека

Застенчивость, по-видимому, существует в жизни каждого из нас. То, что каждый считает своим сокровенным секретом, на самом деле знакомо великому множеству людей. И может быть, осознание того, что ты не одинок в своих страданиях, принесет облегчение.

Но что же такое эти страдания? Что человек чувствует, будучи застенчивым? Ширли Рэдл, популярная писательница и журналист, так описывает свое внутреннее смятение:

«Лично я страдала застенчивостью в той или иной степени всю свою жизнь и хорошо знаю, когда это началось – когда я была слабеньким домашним ребенком, а потом еще более слабеньким и домашним подростком, – и я также хорошо знаю, что ни те, кто исследует застенчивость, ни те, у кого я брала интервью, не преувеличивают весь ужас этого состояния. Я также знаю, что значит в любых обстоятельствах осознавать каждый свой жест, затрудняться глотать и говорить, чувствовать, что у тебя дрожат руки без всякой видимой причины, обливаться потом и одновременно дрожать от холода, путаться в хорошо знакомых вещах, воображать все ужасы, которые могут с тобой приключиться – вплоть до увольнения с работы за аморальные поступки.

Бывало, я испытывала приступ головокружения и судорог в компании абсолютно безобидных мужчин, женщин и детей. Я знаю, что значит не пойти в магазин, потому что боишься кассира, что значит нервничать, ведя незамысловатую беседу с разносчиком молока, что значит не выносить устремленных на тебя взглядов приятелей твоих детей, когда угощаешь их воздушной кукурузой. Я знаю, что такое всю жизнь чувствовать, будто ты выставлена голой на всеобщее обозрение, да еще в передаче, транслируемой на весь мир через спутник».

Когда застенчивые люди рассказывают о своих реакциях, они упоминают три основных момента. Во-первых, это обнаруживающиеся в поведении внешние признаки, которые как бы сигнализируют окружающим: «Я застенчив». Во-вторых, это физиологические симптомы тревожности, например краска стыда. И наконец, это сильнейшие ощущения стесненности и самососредоточенности. Внимательно рассмотрев эти характеристики застенчивости, мы сможем проникнуть во внутренний мир застенчивого человека.

Молчание не всегда золото

Люди проявляют свою застенчивость по-разному. 80 % отмечают, что нежелание вступать в разговор является них и для окружающих сигналом «Что-то не в порядке». Примерно половина застенчивых указывают, что затрудняются вообще что-либо сказать; для 40 % типичная
Страница 8 из 17

реакция – «Я могу говорить только тихо». Для них сложен или даже невозможен контакт глаз. Свой голос они оценивают как слишком мягкий (пытка для преподавателей ораторского искусства, которые, в свою очередь, выступают палачами для застенчивых). Некоторые застенчивые люди просто избегают других или не проявляют инициативу, когда необходимо что-то сделать. Филлис Диллер[10 - Филлис Диллер (1917–2012) – американская актриса, одна из первых женщин-комиков на телевидении США.], известная как человек очень веселый, тоже была из таких тихонь:

«Когда я была ребенком, учителя говорили моим родителям, что еще не встречали такой болезненно застенчивой девочки. В школе я так боялась идти на танцы, что предпочитала оставаться в раздевалке среди пальто. Во время спортивных игр я так боялась наделать много шума, что выражала одобрение шепотом».

Молчание характерно не только для застенчивых. Исследования показывают, что оно выступает симптомом тревожности, свойственным любому человеку в определенной ситуации. Однако застенчивым гораздо чаще не удается выразить себя. Люди взаимодействуют с себе подобными путем переговоров, а также с помощью обмена – услугами, обязательствами, временем, безопасностью, любовью и т. п. Как поет Лоретта Линн[11 - Лоретта Линн (род. 1932) – американская певица, автор и исполнитель песен в стиле кантри.]; «Жизнь – это ярмарка». А без свободного обмена мыслями и чувствами никакая «торговля» невозможна.

Словом «замкнутость» лучше всего можно охарактеризовать стремление застенчивого человека избегать контактов с другими. Замкнутость – это нежелание говорить, даже в случае необходимости, это склонность к молчанию, стремление избегать легкой беседы.

Профессор Джеральд Филлипс с сотрудниками изучал синдром замкнутости на протяжении десяти лет. Он считает, что замкнутость – это не просто уклонение от публичных высказываний, а гораздо более серьезная и глубокая проблема. Даже после того, как у замкнутых студентов с помощью специальной методики были сформированы специфические навыки публичного выступления, некоторые из них продолжали оставаться абсолютно неспособными к общению. Более того, Филлипс отмечает, что примерно у трети студентов даже повысилась тревожность после того, как они овладели некоторыми речевыми навыками. Вероятно, они просто лишились удобного оправдания своей необщительности и в то же время продолжали чувствовать дискомфорт при межличностном взаимодействии. Научившись тому, как нужно общаться, они продолжали нуждаться в том, чтобы освоить «о чем» и «почему».

Проблема замкнутости заключается не только в отсутствии

коммуникативных навыков, но включает также искаженное восприятие природы человеческих взаимоотношений. Замкнутый человек ведет себя как очень консервативный вкладчик на экономическом рынке, полном непредсказуемости и риска. Предвкушение возможной прибыли перевешивается опасением убытка. Так зачем рисковать?

Физиологические симптомы

Застенчивые люди описывают следующие физиологические симптомы своего состояния: пульс учащается, сердце колотится, выступает пот, начинается нервная дрожь. Однако мы все испытываем подобные реакции в связи с любой сильной эмоцией – будь то сексуальное возбуждение, страх, эйфория или гнев. Эти столь непохожие между собой состояния трудно различить по телесным реакциям. Руководствуясь только этими реакциями, мы бы никогда не знали точно, сказать ли «согласен» или «пошел к черту», посвятить себя любви или войне.

Но есть один физический признак, который не является составляющей общего возбуждения. Это то, что застенчивому человеку не удается скрыть, – краска на лице. Вот что по этому поводу рассказывает один торговец среднего возраста:

«Я обнаружил, что все более поддаюсь привычке краснеть в определенных ситуациях. Для меня это ужасно, поскольку мешает участвовать во многих делах, связанных с моей работой. Публично выступить для меня немыслимо, обсуждение какой-либо проблемы в узком кругу редко заканчивается удачно, и даже беседу с глазу на глаз мне трудно провести так, чтобы не выказать замешательства. И дела в этом плане становятся все хуже и хуже».

Многие из нас, бывало, чувствовали, как краснеют, сердце вырывается из груди, внутри все дрожит. Как правило, человек расценивает такое состояние как мелкое неудобство и стремится предвосхитить те положительные результаты, которые затем последуют: вас представят министру на коллективном собрании, полицейский укажет вам нужное направление либо вас научат новому танцевальному па. Застенчивые же люди сосредоточиваются на самих этих симптомах. По сути, им даже не нужно оказываться в ситуации, провоцирующей застенчивость. Заранее ощущая эти симптомы, они скорее откажутся отправиться на встречу, в турпоездку или на танцы.

Драматург Теннесси Уильямс вспоминает, как сбывалось для него подобное предчувствие:

«Я помню тот случай, когда впервые сильно покраснел. По-моему, это было в школе на уроке геометрии. Я посмотрел через проход и встретился взглядом с красивой темноволосой девочкой. Мое лицо запылало. Причем все сильнее и сильнее, даже когда я уже отвернулся. “Боже мой, – подумал я, – я краснею потому, что она посмотрела мне в глаза, а я ей. И что же – теперь так будет каждый раз, когда я буду смотреть кому-то в глаза?”

Пресытившись обдумыванием этой кошмарной перспективы, я успокоился.

Однако после этого случая в течение четырех или пяти лет я действительно краснел, если чей-то взгляд, мужской или женский, встречался с моим».

Смущение

Люди часто краснеют, когда испытывают смущение – кратковременную потерю самоуважения. Такое время от времени случается с каждым. Мы смущаемся, когда наши частные дела вдруг оказываются в центре чужого внимания. Иногда это происходит, если кто-то выдает другим наши секреты. «Джона уволили из-за его некомпетентности». «Алиса целый час красится, а вы посмотрели бы на нее без косметики!» Такие реплики вгонят в краску любого. Кроме того, неожиданная похвала может смутить скромного человека. Бывает, мы смущаемся, если кто-то увидит, как мы делаем то, что не предназначено для чужих глаз, – ковыряем в носу, подтягиваем брюки и т. п.

Смущение охватывает нас и тогда, когда нам кажется, будто другие замечают нашу несостоятельность и порицают нас (или вскоре такое может случиться). Корнел Макнейл, ведущий оперный баритон из Сан-Франциско, вспоминает:

«Помню, когда я совсем молодым приехал из Миннесоты, я всегда испытывал смущение на званых приемах. Однажды в 1966-м был дан обед по случаю открытия оперного сезона. Вы знаете, что за чудный город Сан-Франциско и какие там элегантные люди. Так вот, за обедом подали корнуэльских горных куропаток. Если их не съесть сразу, они становятся скользкими. Я страшно боялся, что у меня куропатка соскользнет с тарелки прямо на роскошное платье дамы напротив. Поэтому я ел один гарнир».

Проблема смущения, вызванного неудачей, была исследована Андре Модильяни[12 - Андре Модильяни – американский социальный психолог.] с помощью интересного эксперимента. Проводя командное соревнование, Модильяни устроил так, чтобы некоторые участники не могли выполнить задание и это
Страница 9 из 17

приводило к поражению всей команды. Те, кто публично испытал неудачу, были сильно смущены – гораздо в большей степени, чем те испытуемые, которые тоже не справлялись с заданием, но не прилюдно. Впрочем, что касается последних, их смущение возрастало, если они полагали, что об их провале скоро станет известно. Испытавшие наибольшее смущение старались компенсировать утраченный авторитет, «сохранить лицо». Они всячески стремились подтвердить свое общественное положение и компетентность. В эксперименте были выявлены шесть вариантов такой компенсаторной тактики:

• смена предмета деятельности («Как долго это может продолжаться? Я тороплюсь на деловое свидание»);

• ссылка на обстоятельства («Искусственный свет не дает мне сосредоточиться»);

• демонстрация иных своих достоинств («В теннисе я не силен, но зато в шахматах!..»);

• дискредитация задачи («Пытаться есть палочками по-восточному – пустая трата времени, когда есть вилки»);

• отрицание неудачи («С этим вообще никому не справиться»);

• поиск поддержки («Я ведь не очень подвел команду, правда?»).

Поскольку у большинства застенчивых людей самооценка и так невысока, они могут и не пытаться прибегнуть к подобной тактике. Скорее, они будут стремиться избегать ситуаций, чреватых неудачами, тем самым впадая в самоизоляцию и смакование своих недостатков.

Некоторые люди признают, что испытывают застенчивость даже находясь один на один с собой. Смущение охватывает их при воспоминании о прошлых неудачах и промахах. Иногда их беспокоит предчувствие будущих социальных контактов. Так ретроспективные и перспективные приступы застенчивости могут смутить даже наше одиночество.

Самоанализ

Основной принцип поведения, определяющий природу застенчивости, – вести себя ровно и тихо. Поэтому застенчивому человеку приходится подавлять множество мыслей, чувств и побуждений, постоянно грозящих проявиться. Именно собственный внутренний мир и составляет ту среду, в которой живет застенчивый человек. И хотя внешне он может казаться спокойным, в душе у него бушуют и сталкиваются потоки чувств и неудовлетворенных желаний.

Наиболее характерная особенность застенчивого человека – повышенная склонность к самоанализу. Самоанализ, или «вступление в контакт с самим собой», является ключевым понятием множества теорий здоровой личности и целью ряда современных течений психотерапии. Вместе с тем стремление к самоанализу и самооценке может быть и навязчивой идеей, что, наоборот, будет свидетельствовать о некотором психическом нарушении. Это касается многих застенчивых людей.

Более 85 % тех, кто считает себя застенчивым, не «скрывали, что чрезвычайно озабочены собственной персоной. Такого рода сосредоточенность на себе может иметь характер как внешний, так и внутренний (по данным Арнольда Басса и его сотрудников).

«Внешний» самоанализ отражает озабоченность человека тем, какое он производит впечатление: «Что обо мне подумают?», «Как ко мне относятся?», «Как бы узнать, нравлюсь ли я?». Если вы относитесь к этому типу людей, то, вероятно, согласитесь с большинством из следующих высказываний:

• я озабочен своим стилем поведения;

• я озабочен своей манерой держаться;

• меня беспокоит, как я выгляжу;

• меня, как правило, волнует, какое впечатление я произвожу;

• прежде чем выйти за порог, я смотрюсь в зеркало;

• меня волнует мнение других обо мне;

• я часто беспокоюсь по поводу своей внешности.

При «внутреннем» самоанализе сознание направлено исключительно на самого себя. Это не просто сосредоточенность внимания на себе, а негативно окрашенный эгоцентризм: «Я дурак», «Я урод», «Я ничтожество». Каждая собственная мысль подвергается исследованию под мощным аналитическим микроскопом.

Такого рода психоанализ сродни тому, который практиковал один из величайших эгоистов во Вселенной – Зигмунд Фрейд. Но с одним исключением. Фрейд ставил перед собой задачу выяснить происхождение подобных мыслей и чувств и расшифровать их скрытый смысл. Целью такого самоанализа было освободить человека от невидимых барьеров, мешающих его нормальной жизнедеятельности, смягчить его отношение к пугающим внутренним импульсам. Для застенчивого же человека такой анализ выступает самоцелью, парализуя действия, поскольку вся необходимая энергия уходит в переживания.

Если вы относитесь к типу людей, склонных к внутреннему самоанализу, вы согласитесь со всеми следующими утверждениями или с большинством из них:

• я постоянно стараюсь разобраться в себе;

• в целом я весьма озабочен собственной персоной;

• я много думаю о самом себе;

• часто я выступаю героем своих фантазий;

• я часто критически настроен по отношению к себе;

• в целом я очень чувствителен к своим внутренним переживаниям;

• я постоянно анализирую мотивы своего поведения;

• иногда у меня бывает ощущение, что я наблюдаю за собой со стороны;

• я чувствителен к сменам настроения;

• я анализирую свою мыслительную деятельность в процессе решения какой-нибудь задачи.

Различение двух типов самоанализа может быть распространено и на понятие застенчивости в целом. В исследовании Пола Пилкониса было выявлено два основных типа застенчивых людей. Это те, кто внешне застенчив, и те, кто застенчив внутренне. Первые более озабочены тем, что плохо себя ведут, вторые – тем, что плохо себя чувствуют.

Внешне застенчивые больше недовольны своим неуклюжим поведением и неспособностью адекватно общаться. Озабоченность своими возможными промахами отражается в высоких показателях на шкале внешнего самоанализа. Для внутренне застенчивых то, что они делают, имеет второстепенное значение по сравнению с переживаемыми ими ощущениями дискомфорта и страха перед тем, что их скрытые желания станут явными. Как и следовало ожидать, самоанализ свойствен им в большей степени, причем именно внутренний самоанализ.

Внешне застенчивый человек

Как вы считаете, для какого из этих двух типов людей застенчивость представляет более серьезную проблему? Бремя застенчивости оказывается более тяжелым для внешне застенчивых людей. Их ощущения сказываются на поведении, это влияет на отношения с другими людьми, что, в свою очередь, усугубляет болезненную самооценку.

Рузвельт Грир[13 - Рузвельт Грир (род. 1932) – афроамериканский общественный и религиозный деятель, писатель, певец, актер, футболист.], человек могучего телосложения, бывший в свое время звездой футбола, выбрал свой жизненный путь, стремясь побороть чувство неполноценности, владевшее им в детстве.

«Когда я был еще ребенком, моя семья переехала из Джорджии на Север, в Нью-Джерси. Я оказался среди людей, которые говорили с иным акцентом, иными интонациями, использовали незнакомые мне слова, и, что хуже всего, я говорил совсем не так, как они привыкли слышать. Поэтому я стал постоянной мишенью, особенно в школе. Несмотря на мое телосложение, меня передразнивали и осмеивали. Я был так этим унижен, что вместо того чтобы посмеяться в ответ, замкнулся и молчал. Я говорил только тогда, когда меня к тому принуждали».

Внешне застенчивые люди не могут поделиться с другими людьми своей неуверенностью, страхами, желаниями.
Страница 10 из 17

Спрятавшись в своем футляре, они не могут рассчитывать на помощь, совет, признание и любовь, столь необходимые каждому из нас в тот или иной момент жизни.

Мне приходилось встречать застенчивых студентов, которые не принимали участия в семинарах и избегали тесного сотрудничества с преподавателями. Они, наоборот, предпочитали отсидеться на задних рядах лекционной аудитории. По окончании курса многие из них были вполне готовы стать медиками, юристами, инженерами и т. п. Но помимо хороших отметок для успешной карьеры необходимы солидные рекомендации. А поскольку все четыре года эти застенчивые студенты успешно прятались, они просто никому неизвестны. Они почти «перехитрили систему».

Будучи не в состоянии обратиться за помощью в связи с какой-либо личной проблемой, человек лишается возможности такой помощью воспользоваться. Мы обследовали примерно 500 моряков на учебной базе военно-морского флота в Сан-Диего. Застенчивые матросы оказались менее склонны искать поддержки своих командиров в решении личных проблем (например, связанных с алкоголизмом), чем их незастенчивые товарищи.

Очевидно также, что необщительность и неумение себя вести, связанные с застенчивостью, могут осложнить профессиональную карьеру. Внешне застенчивый человек при прочих своих достоинствах часто занимает более низкое положение, чем он того заслуживает.

Наконец, внешне застенчивые редко становятся лидерами. Как правило, в любой социальной среде лидером становится тот, кто умеет хорошо говорить. Лидер может не отличаться выдающимися способностями, однако он производит впечатление человека, который владеет ситуацией, поскольку активно в ней участвует. Исследования показали, что когда малоактивный член группы вдруг начинает много говорить (например, реагируя на скрытый от остальных сигнал «Говорите!»), это вызывает положительный отклик и способствует его выдвижению в лидеры. Однако для внешне застенчивого человека недостаточно простой тренировки социальных навыков. Необходимо также повысить его самоуважение и чувство собственного достоинства.

Внутренне застенчивый человек

По сравнению с внешне застенчивыми интровертами застенчивые экстраверты оказываются в более выигрышном положении. Они знают, что следует делать, дабы угодить другим, заслужить признание, продвинуться по карьерной лестнице. Поэтому те внутренне застенчивые, кто достаточно компетентен в своей области, могут добиваться успеха.

Такие люди, если они талантливы, часто делают блестящую карьеру. Но никто не догадывается, чего стоит им внутренняя борьба. Очень много нервной энергии расходуется ими в предвосхищении того или иного события, а также тратится на несущественные детали. Внешне они могут производить впечатление либо властных, либо сосредоточенных. К сожалению, даже успехи не приносят им удовлетворения. Застенчивый экстраверт, изнуренный огромными эмоциональными затратами, удовлетворится лишь самим совершенством, меньшего ему недостаточно.

Застенчивый экстраверт немало удивил бы окружающих, если бы признался: «Я застенчив». «Нет, только не вы. Вы же так удачливы, общительны. У вас столько друзей. Вы же можете шутить, петь, танцевать, ходить на свидания». Внутренне застенчивые часто избегают разоблачения. Они скрывают свои чувства, маскируя их с помощью хорошо освоенных навыков общения, иногда топят их в вине или же стараются избегать ситуаций, с которыми боятся не совладать. Случается, великолепный оратор немеет, если ему предложат спеть на вечеринке. Очаровательная актриса не может поверить, что кто-то полюбит ее «настоящую». Блестящий балагур и острослов цепенеет, будучи приглашен на танец.

Джонни Матис[14 - Джонни Матис (род. 1935) – популярный американский певец.] рассказывает, как соотносятся его застенчивость и выступления на сцене:

«Я был очень застенчив в начале моей карьеры. Половину своей профессиональной жизни я потратил на то, чтобы научиться вести себя на людях. Иногда мне казалось, что я не могу справиться с собой и чувствовать себя на сцене легко и свободно. Для меня это было как проклятье. Бывало, я каменел во время выступления. И по сей день я не всегда соображаю, что надо делать и как себя вести в промежутке между песнями. Сегодня я чувствую себя более свободно, чем прежде, но скованность на сцене продолжает оставаться для меня проблемой».

Нэнси Уокер[15 - Нэнси Уокер (1921–1992) – американская актриса, прославилась исполнением комедийных ролей.] характеризует себя как, «вероятно, самую застенчивую и самоуглубленную женщину». «Но та часть меня, которая посвящена работе, во многом схожа с женщинами, роли которых я играю!» – говорит она.

Славы и успеха бывает недостаточно, чтобы рассеять застенчивость даже у суперзвезд. Об этом говорила Элизабет Тейлор в одном из своих интервью. «Я непредсказуема, непунктуальна, застенчива. И характер у меня не сахар. А когда я смотрюсь в зеркало, то вижу свое лицо, в косметике или без нее, и больше ничего».

Известного телерепортера Барбару Уолтерс[16 - Барбара Уолтерс (род. 1931) – американская журналистка, ведущая телевизионных ток-шоу и информационных программ.] один из ее коллег по программе «Сегодня» назвал «грубой», «нелюбезной», «слишком холодной и агрессивной». Соответствует ли такая оценка вашим представлениям об этой уверенной в себе женщине, всегда владеющей ситуацией?

В своих интервью Уолтерс по-иному описывает то, что остается за пределами ее публичного имиджа:

«У меня по сей день сохранился некоторый комплекс неполноценности. Когда я вхожу куда-то, мне приходится делать над собой усилие, чтобы подойти к людям… Я не могу одна поехать в путешествие, не могу одна заказать коктейль или пообедать в ресторане. Меня всегда задевает, если кто-то говорит: “Она агрессивна”».

Застенчивость обусловила некоторую заторможенность, которая помешала Барбаре воспользоваться многими из возможностей, возникавших за 16 лет ее работы в шоу «Сегодня»:

«Моя профессия давала мне много шансов. Но я их не использовала, потому что не решалась ни о чем попросить. Я так и не стала ведущей собственной программы новостей, а всегда была лишь одним из ведущих. Я всегда боялась, что меня сочтут слишком напористой, если я попрошу об этом».

Барбара предостерегает от ложных выводов, которые можно сделать относительно самоуверенной знаменитости:

«Иногда я задаю себе вопрос: “А я ли это?” Если по виду я воплощение уверенности в себе и хладнокровия, то тогда вообще не стоит верить внешнему облику кого бы то ни было».

Всемирно известная оперная звезда Джоан Сазерленд, царица сцены, однажды призналась:

«Часто я чувствую такой страх, что не могу выйти на сцену. Но в то же время я знаю, что отступать некуда. Либо плыть, либо тонуть. Никто этого вместо тебя не сделает. Если собралась выступать, то выходи и пой».

И наконец, Кэрол Бернет[17 - Кэрол Бернет (род. 1933) – популярная актриса, певица. Неоднократно получала премию Эмми и «Золотой глобус».] затрагивает интересный вопрос о сложных мотивах поведения застенчивого человека:

«Я давно обнаружила, что застенчивость может побуждаться чем-то вроде замаскированной самовлюбленности. Это трудно объяснить, но если вы искренне
Страница 11 из 17

робеете, общаясь с людьми, вы в то же самое время требуете от них признания своей персоны. Вы как бы говорите (разумеется, очень робко): “Посмотрите на меня! Оцените меня”».

В главе 4 мы еще встретимся с Кэрол Бернет и подробно проанализируем причины ее застенчивости. В телефонном интервью она по нашей просьбе рассказала о том, как актер маскирует свою застенчивость, и о том, как она пытается помочь трем своим дочерям преодолеть чувство застенчивости.

Распознавание застенчивости

А теперь давайте обратим непредвзятый взор на тех людей, с которыми мы встречаемся ежедневно – на работе, в школе, среди соседей и друзей. Прежде всего попробуйте оценить, застенчивы или нет члены вашей семьи. Затем спросите каждого из них: «Считаешь ли ты себя застенчивым?» Можете предложить им угадать, как бы вы ответили на этот вопрос. То же самое можно проделать и с другими людьми, которых вы сравнительно неплохо знаете. Это может помочь вам выработать критерии для подобной оценки.

Сформируйте в себе внимательное и тонкое отношение к застенчивости, проявляющейся у разных людей и в разных ситуациях. К такого рода упражнениям можно привлечь родных и друзей. Это может послужить поводом для оживленной дискуссии, в которой те, кто более застенчив, получат возможность открыться и поделиться своими переживаниями.

Застенчивые люди, которых мы опрашивали, обычно переоценивают распространенность застенчивости в обществе. Возможно, проецируя собственный опыт на окружающий мир, они склонны полагать, что мир населен в основном застенчивыми личностями. Кроме того, примерно половина считающих себя застенчивыми в настоящий момент полагают, что их друзья и знакомые их таковыми не считают.

Со стороны в коллективе легче заметить тех, кто не является застенчивым, нежели распознать застенчивых. Внутренне застенчивые обычно не выделяются среди других, а тех, у кого застенчивость вызывают лишь определенные обстоятельства (например, публичное выступление), во всех прочих ситуациях вообще невозможно идентифицировать.

Мы провели исследование, в котором 48 студентам, проживавшим в одном и том же общежитии, предложили оценить каждого из своих товарищей: является ли тот застенчивым или нет. Те, кто сам себя считал застенчивым, получил такую оценку только от 45 % своих соседей по общежитию. Треть студентов считали их незастенчивыми (20 % либо были с ними незнакомы, либо затруднялись их оценить). Студентов, не являвшихся застенчивыми, адекватно оценили примерно 73 % их товарищей, 16 % назвали их застенчивыми (11 % затруднялись ответить). Были среди застенчивых такие, кого не считали стеснительными 85 % опрошенных, но были и те, которые не видели в себе застенчивости, в то время как более половины их товарищей придерживались о них противоположного мнения.

Почему же другие люди оценивают нас иначе, чем мы сами? Производимое человеком впечатление, безусловно, складывается не только из черт, соотносимых с застенчивостью. Однако из тех ошибок восприятия, которые люди допускают, оценивая нашу застенчивость, мы можем сделать полезные выводы, касающиеся нас самих.

Студенты в описанном выше исследовании считали своего товарища застенчивым на основании ряда признаков: такой человек говорит тихо, не начинает первым разговор и не стремится его поддержать, опасается высказывать свое мнение или сказать «нет», не имеет успеха у противоположного пола, избегает встречаться глазами с другими людьми, поддерживает отношения с узким кругом друзей, таких же замкнутых, как он сам.

Те же, кого не считали застенчивым, говорят много и громко, полны энтузиазма, веселы и улыбчивы, постоянно выдвигают какие-то идеи, привлекают к себе внимание, не боятся смотреть в чужие глаза, являются «прирожденными лидерами».

Часто незастенчивых оценивали как застенчивых на том основании, что те чувствуют себя неловко, общаясь с представителями другого пола. Однако не исключена вероятность того, что именно эти представители другого пола сами чувствуют себя неудобно, общаясь с данным, вовсе не застенчивым человеком. Если застенчивый внешне очень привлекателен, то ему часто приходится огорчаться, слыша в свой адрес обвинения в холодности, отчужденности, высокомерии. Если вы красивы, как бы само собой разумеется, что вы должны быть в центре внимания. Если же вы от этого уклоняетесь, то это обычно объясняют тем, что вы «заносчивы», «мните себя выше других»! Вероятно, такой была женщина, о которой писал Теннисон: «Она была застенчива, а мне казалось – холодна».

Мы уже говорили о том, насколько расплывчато само понятие застенчивости. Это отчасти обусловлено тем, что мы не всегда последовательны и на разных людей реагируем по-разному. Кроме того, существуют также индивидуальные различия среди «судей», касающиеся их восприимчивости к проявлениям застенчивости и склонности навешивать ярлык «застенчивого» на другого человека. Мне встречались учителя, которые утверждали, что в их классе нет ни одного застенчивого ученика, тогда как другие учителя, работавшие с тем же классом, относили к застенчивым каждого третьего ребенка. В студенческой выборке, о которой говорилось выше, различия между «судьями» были весьма велики: один оценил 65 % соседей по общежитию как застенчивых, тогда как другой отнес к незастенчивым свыше 80 % своих товарищей.

Что повергает нас в застенчивость

Теперь, когда мы представляем себе, что значит быть застенчивым, попытаемся выяснить, чем бывает вызвано это свойство. Перечень типов людей и ситуаций, повергающих нас в застенчивость, представлен ниже. Незнакомцы (особенно противоположного пола) и начальство в списке лидируют. Фигурируют в нем даже родственники. Как ни странно, люди, отличающиеся от нас по возрасту, – те, что старше и младше, – также могут спровоцировать застенчивость. И что самое удивительное, в этой роли могут выступать родители и друзья.

Список ситуаций, которые могут вогнать в краску или заставить бешено стучать сердце, достаточно велик. Наихудшей подобной ситуацией, которую только можно представить, является выступление перед большой группой солидных людей, которые должны дать вам оценку.

Важно еще раз подчеркнуть, что для многих застенчивость характерна только в случае столкновения с определенным типом людей или определенной ситуацией. Художник Роберт Мозервелл утверждает: «Бизнесмены и маленькие дети приводят меня в трепет, тогда как со студентами и художниками я чувствую себя легко».

Вот как описывает ситуации, повергающие ее в застенчивость, одна журналистка:

«Журналистика – это моя работа, и я ни капли не тушуюсь, когда беру интервью, даже если передо мной несколько человек. Но на протяжении десяти лет работы в местной газете мне неоднократно предлагали выступить на публике с рассказом о моей профессии, и я всегда отказывалась. Каждый месяц, когда проводилось собрание редакции, я чувствовала себя очень неловко, опасаясь, что мне придется выступать первой».

В случае если застенчивость проявляется в столь узких рамках, рекомендации по ее преодолению могут быть более конкретны и легковыполнимы. Если же поводом для застенчивости выступает буквально все, необходим более широкий подход.

Ответы на
Страница 12 из 17

вопрос «Что повергает вас в застенчивость?» по сути одинаковы и у тех, кто застенчив, и у тех, кто уверен в себе. Различие здесь не качественное, а количественное. Застенчивые характеризуются ярко выраженной тенденцией реагировать сильнее на факторы застенчивости, но эти факторы того же порядка, что и для незастенчивых. Застенчивость тех, кто считает себя застенчивым, вызывается более широким кругом ситуаций и людей, и у нее больше проявлений.

Теперь, когда мы отчасти знаем, как ответить на вопросы «Что?», «Когда?» и «Как?» относительно застенчивости, нам остается найти ответ на вопрос «Почему?». «Почему я застенчив, доктор?» – это вопрос заставляет нас перейти от статистики к теории.

В следующей главе мы рассмотрим, какое место занимает застенчивость в общей психологической структуре личности. Мы проанализируем различные идеи, касающиеся глубинной динамики застенчивости, а также вопрос о том, не может ли застенчивость являться «ярлыком», под который подыскивают симптомы.

3. Застенчив. Почему?

Многие психологи, психиатры, социологи и иные специалисты пытались разобраться в сложном понятии «застенчивость». Их ответы на вопрос, чем бывает вызвана застенчивость, образуют широкий спектр возможных толкований.

Исследователи личностных черт убеждены, что застенчивость представляет собой передаваемую по наследству индивидуальную особенность, как, например, уровень интеллекта или рост.

Бихевиористы[18 - Бихевиоризм – направление психологии, которое, отрицая возможность объективного изучения внутренних психических явлений, считает предметом психологии поведение, понимаемое как совокупность реакций организма на стимулы внешней среды. Согласно этому подходу, зная природу стимула, можно предвидеть последующую реакцию и, наоборот, по характеру реакции можно судить о вызвавшем ее стимуле. – Прим. пер.] полагают, что застенчивые люди просто не овладели определенными социальными навыками, необходимыми для эффективного общения.

Психоаналитики утверждают, что застенчивость – это симптом, внешнее проявление глубинного бессознательного конфликта.

Социологи и некоторые специалисты по детской психологии считают, что застенчивость следует рассматривать в терминах социального программирования: условия социальной среды многих из нас делают застенчивыми.

Социальные психологи предполагают, что застенчивость начинается с навешивания ярлыка «Я застенчив, потому что считаю себя застенчивым или потому что другие меня таким считают».

Конечно, эти пять подходов не исчерпывают всего многообразия возможных объяснений. Например, у одного писателя есть своеобразная теория о том, что люди застенчивы в силу безграничного стремления к успеху. Но каждое из приведенных объяснений может способствовать нашему пониманию застенчивости. Вскоре вы увидите: как не существует единственного определения застенчивости, так нет и единственно верного ответа на вопрос о ее причинах.

Врожденная застенчивость

«Все болезненно застенчивые люди обладают весьма возбудимым темпераментом. Они являются выходцами из той среды, в которой часто встречаются невменяемость, эпилепсия, мигрень, ангина, ипохондрия, эксцентричность. Часто можно проследить прямое влияние наследственности: безусловно, застенчивость берет начало в родительской семье» (курсив наш. – Ф. 3.).

Согласно этой безнадежно пессимистической точке зрения, высказанной на рубеже веков лондонским врачом, во всем следует винить именно гены, которые застенчивые родители передают своему ничего не подозревающему потомству.

Современный вариант теории врожденной застенчивости при надлежит психологу Раймонду Кеттелу[19 - Застенчивость как личностную черту изучал также Эндрю Комри. – Прим. авт.]. Он убежден, что человеческая личность представляет собой совокупность неких основных черт, которые можно выявить путем математического анализа ответов человека на вопросы из соответствующих опросников. Каждой личностной черте дается оценка в баллах. Эти количественные оценки сопоставляют таким образом, что можно выделить паттерны, или «синдромы» черт. Затем проводится их сравнение у родителей и детей, дабы выяснить, является ли черта «наследственной». Кеттел выделяет личностные особенности не путем наблюдения, а методом письменного тестирования:

• Оказываясь на новом месте, вы не торопитесь заводить новые знакомства. Да или нет?

• Вы – разговорчивый человек и рады любой возможности высказаться. Да или нет?

Люди, ответившие «нет» на первый вопрос и «да» на второй (а также подобным образом ответившие на другие аналогичные вопросы), получают высокую оценку по так называемому фактору Н. Этот фактор составляют две черты: Н+ (смелость, самоуверенность) и противоположная ей Н– (чувствительность к угрозе). Люди, являющиеся носителями Н+, хладнокровны и устойчивы к ударам судьбы. Тедди Рузвельт и Уинстон Черчилль являют собой примеры типичных носителей черты Н+.

В противоположность им носители Н– обнаруживают повышенную чувствительность к опасности. То есть это та самая черта, которую мы называем застенчивостью. Физические и социальные потрясения, к которым носители Н+ устойчивы или даже безразличны, способны застенчивого человека привести к нервному истощению. Эмили Дикинсон[20 - Эмили Дикинсон (1886–1930) – американская поэтесса. Написала около 2000 стихотворений, но опубликовала не более десяти из них.] и изобретатель Генри Кавендиш[21 - Генри Кавендиш (1731–1810) – английский физик и химик. Первым получил в чистом виде водород и углекислый газ. Большинство его работ в области теплоты и электричества опубликовано спустя много лет после его смерти.] – примеры этого типа, каковыми, впрочем, согласно Кеттелу, могут быть «министры и священники, редакторы и фермеры и все те, кто стремится расслабиться на отдыхе», т. е. кто угодно.

Для нас представляет интерес теория, лежащая в основе различения этих типов. Она гласит, что застенчивые люди (тип Н—) рождаются с более чувствительной, возбудимой нервной системой, нежели бесстрашные носители Н+. Эта повышенная чувствительность и приводит к тому, что человек стремится избегать конфликтов и угрожающих ситуаций. Кеттел считает, что поскольку черты Н являются врожденными, то никакие события, составляющие жизненный опыт человека, не в состоянии их изменить. Он, однако, утверждает, что «чрезмерная застенчивость со временем естественным образом смягчается». Ответа на вопросы «Как?» и «Почему?» нет, ясно только, что не за счет «воспитания, направленного на преодоление застенчивости». Так что, согласно этому пессимистическому взгляду, надо оставить надежду победить застенчивость.

Безусловно, существует множество индивидуальных различий в конституции и поведении новорожденных. Младенцы обладают разной чувствительностью к звуку, свету, боли и температурным изменениям; некоторые много кричат, тогда как другие большую часть времени спят. Но никто, в том числе и Кеттел, еще не доказал, что из этих различий можно сделать вывод о том, каким ребенок вырастет.

Исследователи личностных черт лишь предполагают, что психологические различия между Н+ и Н– можно было бы выявить у новорожденных, будь на
Страница 13 из 17

то соответствующая методика. Основываясь на этом допущении, ученые утверждают, что застенчивость определяется врожденным типом нервной системы. Это рассуждение не только нелогично, но и вредно, так как лишает многих застенчивых надежды на помощь. Рожденные застенчивыми, эти люди обречены всю жизнь ожидать, когда их застенчивость «естественным образом смягчится». Надежнее, вероятно, пребывать в ожидании Годо[22 - Автор обыгрывает название пьесы С. Беккета «В ожидании Годо» – классической драмы театра абсурда. Годо – персонаж, постоянно упоминаемый в диалогах, но так и не появляющийся на сцене. – Прим. пер.].

Застенчивость как результат научения

Концепция исследователей личностных черт, согласно которой застенчивость фатально предопределена врожденной конституцией, расходится с основными положениями бихевиористских теорий. Бихевиористы убеждены, что так или иначе каждый из нас представляет собой продукт того, чему он научился. Мы усваиваем те действия, которые вознаграждаются, и воздерживаемся от тех, которые влекут негативные последствия. За счет такого преобразования внешней среды, когда вознаграждается лишь «желательное» поведение, бихевиорист считает возможным сформировать прекрасную леди из уличной девчонки[23 - Автор, вероятно, намекает на пьесу Б. Шоу «Пигмалион». Героиня пьесы – грубая и невоспитанная уличная торговка цветами Элиза Дулитл в результате занятий с профессором Хиггинсом становится утонченной светской дамой. – Прим. пер.] или даже трансформировать застенчивого Н– в энергичного Н+.

Джон Уотсон, популяризировавший идеи бихевиоризма в Америке, без тени смущения заявлял, что положительное подкрепление[24 - Подкрепление – одно из ключевых понятий бихевиоризма. Обозначает объекты или условия, которые удовлетворяют потребности организма и способствуют закреплению предшествующего поведения. Подкреплением может являться словесная или эмоциональная реакция окружающих.] открывает неограниченные возможности для изменения личностных особенностей и темперамента:

«Дайте мне дюжину здоровых младенцев и, создав для них соответствующую воспитательную среду, я гарантирую, что любого из них выращу кем угодно, по выбору – врачом, адвокатом, художником, торговцем или, если угодно, вором или нищим, причем независимо от его способностей, склонностей, призвания или расовой принадлежности».

Современные бихевиористы считают, что застенчивость представляет собой приобретенную реакцию страха на социальные стимулы. Она может возникать в силу таких причин, как:

• негативный опыт общения с людьми в определенных ситуациях, основанный либо на собственных прямых контактах, либо на наблюдении за тем, как другие «погорели»;

• отсутствие «правильных» навыков общения;

• предчувствие неадекватности собственного поведения, и, как следствие, – постоянная тревога по поводу своих действий;

• привычка к самоуничижению из-за своей «неадекватности» («Я застенчивый», «Я жалкий», «Я неспособный», «Я без мамы не могу!»).

Согласно бихевиористской концепции, застенчивость может формироваться у ребенка в результате его попыток занять достойное место в том мире, где главенствуют взрослые. Вот что вспоминает одна сорокадевятилетняя учительница:

«Когда мне было четыре года, со мной произошел случай, который сильно травмировал меня и в дальнейшем повлиял на мое умение общаться с людьми. Я помню многие детали того дня: какой свет был в комнате, как мы с мамой собирались куда-то идти, – но что я хотела тогда сказать матери, я забыла, а мама, естественно, вообще этого случая не помнит. Так или иначе, мне надо было сказать что-то, что было тогда для меня очень важно. Я беспомощно пыталась это объяснить – это было не что-то конкретное, а нечто абстрактное, расплывчатое, и у меня просто не хватало слов, чтобы понятно объяснить. Мама пыталась меня выслушать, пока я заводила речь то так, то эдак. Наконец минут через пять она расхохоталась. Я же безутешно заплакала. Мысль была потеряна, но главное – мои представления о маме, обо всех взрослых, о себе самой, – все это в тот момент покрылось коркой льда на долгие годы.

Я почувствовала себя растоптанной: я – глупая, неуклюжая, никчемная. В этом мнении меня утверждала позиция многих взрослых, среди которых я росла: “Детей должно быть видно, но не слышно”, а также “Вещи важнее, чем люди”. Это ясно означало, что у меня ничего не получится делать правильно. Так я научилась бояться и не доверять».

Можно даже научиться быть неадекватным – если ваша неадекватность привлекает внимание, как вы того желаете. Почти в каждом классе есть ученик, играющий роль шута. Он вечно враждует с учителем, срывает уроки и будоражит класс. Товарищи могут поднимать его на смех, родители – ругать, учителя – наказывать, но ведь все они обращают на него внимание! Общественное признание – наиболее сильная форма подкрепления, и, чтобы хоть в какой-то степени его ощутить, люди часто идут на все. Одни для этого научаются говорить слишком громко, другие – хныкать; иные симулируют травму во время игры в футбол или спотыкаются на трапе президентского самолета.

В еврейском фольклоре существует богатая традиция высмеивания такой неловкости. Шлёмиль обращает на себя внимание, разлив суп, сев не в тот самолет, заперев в чемодане ключи от машины. Шлемазл – жертва этой неловкости; именно на его костюм проливается суп, его ссаживают с самолета, ему необходимо достать ключи.

Интересно, что пассивность, свойственная застенчивому человеку, может стать шаблоном поведения вследствие воздействия телевидения. Так, молодое поколение, взращенное телевидением, привыкает к тому, что все действия за них предпринимают герои популярных телесериалов. Вот как говорит об этом один молодой человек:

«Телевидение было, пожалуй, главным в моем воспитании. Кое-чему меня, конечно, учила мать и немножко – отец, но почти всему я учился у экрана. На протяжении всей своей жизни я проводил перед телевизором в среднем три часа в день. Главное при этом то, что тебе самому ничего не надо делать; когда смотришь на экран, ты пассивен. Я всегда был силен в том, чтобы слушать и воспринимать, а вот говорить самому у меня не получалось. Когда я учился в школе, я избегал ответов у доски. В колледже я всегда сидел на последнем ряду. А поскольку устные ответы определяют средний балл на 10 %, то мои оценки всегда были невысоки из-за застенчивости».

Если застенчивость обусловлена тем, что человек усваивает «неправильные» способы общения с другими людьми, она должна пройти при подкреплении «правильных» форм общения. Согласно этой точке зрения, именно поведение застенчивого человека предопределяет переживание застенчивости. Если же чему-то научился, то можно и переучиться, как это делается с любой дурной привычкой или фобией, например боязнью змей. Во второй части нашей книги будет рассказано о формировании социальных навыков на основе этого бихевиористского подхода.

Оптимизм бихевиористов обнадеживающе отличается от фатализма сторонников концепции личностных черт, придерживающихся тезиса о «врожденной неприкаянности». Однако вспомним, что нам уже известно о различных типах застенчивости.
Страница 14 из 17

Некоторые застенчивые люди вполне владеют необходимыми навыками общения, но неуверенность в себе мешает им добиваться успеха. В главе 2 было описано, что обучение «молчунов» речевым навыкам далеко не всегда способствовало «излечению» их замкнутости. Иногда это удавалось, но случалось и так, что их застенчивость усиливалась. Необходимо не только успешно и под контролем специалиста практиковать социальные навыки, но и учиться преодолению тревожности, повышению самооценки, а также более углубленному проникновению в некоторые иррациональные истоки застенчивости.

Для некоторых крайне застенчивых людей определенные явления могут представлять скорее символическую, нежели буквальную угрозу. Их застенчивость вызвана отнюдь не собственным горьким опытом столкновения с определенными людьми и ситуациями. Скорее, они испытывают застенчивость потому, что эти люди и ситуации символизируют некие подавленные внутренние конфликты, возникшие еще в раннем детстве. Вы, конечно, уже почувствовали фрейдистский оттенок в этих рассуждениях. Так что распрощаемся с бихевиористами и обратимся к психоанализу.

Супер-Эго и застенчивость

Психоаналитические подходы к застенчивости замечательны тем, что все объясняют, но ничего не доказывают. Рассуждения психоаналитиков полны такими сценариями, как столкновение внутренних сил, защита, агрессия, перегруппировка, скрытая партизанская война, работа двойных агентов и использование секретных шифров. Поскольку вся эта теория опирается на общие абстрактные понятия, то ее практически невозможно научно опровергнуть. Она «верна», потому что не может себе позволить выглядеть «неверной».

Фрейд – основатель психоанализа – разработал эту теорию на основе опыта лечения невротиков викторианской эпохи. Психические расстройства Фрейд рассматривал как дисгармонию между тремя основными компонентами личности – Ид, Эго и Супер-Эго. Ид – инстинктивная, необузданная сторона человеческой натуры. Эго – та часть личности, которая воспринимает реальность, научается всему, чему возможно, и осуществляет контроль за целесообразностью практических действий. Супер-Эго – это голос разума, ревнитель моральных норм, идеалов и социальных табу.

Задача Эго – уравновешивать влечения Ид и требования Супер-Эго. Когда Эго функционирует нормально, то тенденции поведения избираются таким образом, чтобы удовлетворить потребности Ид, не нарушая моральных норм и социальных условностей Супер-Эго. Но это соотношение, подобно любому договору, едва ли полностью соблюдается. Инстинктивные всплески Ид постоянно прорываются то тут, то там. Наиболее могущественные из потребностей – сексуальность и агрессивность, и для Супер-Эго не существует приемлемого пути удовлетворения этих страстей. Так возникает основной конфликт между потребностью и запретом.

В этих терминах застенчивость расценивается как некоторый симптом. Она представляет собой реакцию на неудовлетворенные первичные потребности Ид. Среди таких потребностей фигурирует эдипова страсть мальчика, который претендует на всю без остатка любовь матери и враждебно относится ко всем конкурентам, в первую очередь отцу.

В различных работах психоаналитической ориентации застенчивость связывается с отклонениями в развитии личности, когда нарушается гармония между Ид, Эго и Супер-Эго. Несколько примеров помогут нам понять, как психоаналитики трактуют происхождение застенчивости. Вот психоаналитический портрет Джона – застенчивого молодого человека, склонного к эксгибиционизму:

«Неудовлетворенная потребность в материнской любви в сочетании с эдиповым комплексом привели к возникновению страха перед кастрацией, усугублявшегося тем, что отец его был фигурой мрачной и пугающей. В подростковом возрасте по мере полового созревания влечения Джона приобрели откровенно кровосмесительный акцент. Как следствие этого, на всякий сексуальный интерес было наложение табу, и в результате такого подавления развилась застенчивость. Акты эксгибиционизма для Джона явились реализацией подавленных склонностей. Его извращенная сексуальность обратилась на замещающий объект – незнакомых женщин – в качестве защиты от недопустимых влечений [по отношению к матери]».

Нью-йоркский психоаналитик Дональд Каплан расценивает застенчивость отчасти как результат ориентации Эго на само себя (так называемый нарциссизм). Оказалось, что один из его пациентов, человек застенчивый и скромный, полон захватывающих фантазий и страхов. Эти переживания искажаются и вытесняются из сознания, поскольку недопустимо их прямое выражение.

«…Травмирующее влияние некоторых событий на застенчивого человека определяется перемещением “большой опасности” из сферы жизнедеятельности пациента, где эта опасность действительно существует, туда, где она субъективно приобретает более мягкие формы. Страх, воплотившийся в симптомы застенчивости – а именно, в опасение быть отвергнутым, – также соотносится с некоторыми событиями, в которых он может воплотиться в более смягченной форме, нежели в связи с реальной опасностью в какой-то иной сфере жизни пациента…

Я также нахожу весьма существенным то, что глубоко застенчивые люди склонны к выспренним фантазиям, доставляющим им большое удовольствие. Яркие и продолжительные мечтания (“сны наяву”) – характерная особенность клинически застенчивых пациентов…»

Другие авторы обращают внимание на процессы психологического обособления ребенка от матери и становления у него ощущения собственной индивидуальности. Если такое обособление происходит преждевременно, если мать не успевает выполнить свою функцию защитницы, возникает травма. Это все равно что отправить Эго в плавание на бумажном кораблике, когда горизонт затягивают штормовые тучи. Психоаналитики указывают, что бросить таким образом Эго на произвол судьбы значит в будущем сформировать у человека страх перед неопределенностью жизненных ситуаций. Такого рода страх – отличительная черта глубоко застенчивых.

Следует иметь в виду, что психоаналитические рассуждения о возникновении застенчивости базируются на примерах «клинической», или «патологической» застенчивости. То есть эти теории основываются на историях болезни тех пациентов, для кого застенчивость является серьезным отклонением. В некоторых отмеченных случаях застенчивость была столь сильна, что пациенты просто не решались выйти за порог своего дома. Для некоторых застенчивость, вероятно, и на самом деле является симптомом глубинных психических нарушений, своеобразной дымкой, за которой скрывается психопатология. Естественно, таким людям необходима квалифицированная помощь. Во второй части книги эта проблема будет рассмотрена более детально.

Однако психоаналитическая ориентация может помочь нам понять некоторые иррациональные моменты в психологии людей умеренно застенчивых. Имеется в виду связь застенчивости со стремлением к власти, превосходству и половому удовлетворению. Такой подход позволит нам приоткрыть завесу над миром фантазий некоторых застенчивых людей.

Актер Майкл Йорк так описывает движущую силу своей жизни:

«Я был застенчив и в то же
Страница 15 из 17

время ужасно честолюбив. Помню, как в детском саду ставили “Красную Шапочку”. Мне досталось какое-то мелкое поручение за кулисами. Я стоял там и смотрел на парнишку, который играл волка. Я так завидовал мальчику, что ненавидел его. И знаете, что из этого вышло? Он заболел, и роль досталась мне».

Двадцатишестилетний молодой человек, представитель среднего класса, обнаружил, что по мере того как у него проходит застенчивость, выявляются лежащие в ее основе страхи и неприязненное отношение к другим:

«Чем более во мне растет самоуважение, тем более я теряю уважение к другим. Вместо того чтобы бояться людей, я пришел к тому, что считаю большинство из них бестолковыми. У меня есть несколько друзей, главным образом моих бывших одноклассников, но мне больше не по душе общаться с ними и разделять их ценности. Они стараются работать там, где побольше платят, а на досуге болтаются по барам, чтобы подцепить девчонку на вечерок. Вся их жизнь – кайф, секс и дешевые боевики».

А вот откровения одной молодой женщины, посещавшей наш семинар:

«Ванная комната была для меня островком фантазии. Я там сидела, глядя в зеркало и переживая тысячу разных ролей. Я могла этим заниматься часами. Но я понимала, что это дело недостойное и я, вероятно, просто никчемное создание. Это меня огорчало. Тогда я представила себе, что за зеркалом установлена скрытая камера и Джимми – парень, который мне нравился – может меня видеть. Он может смотреть на меня или нет – как захочет, но всегда есть вероятность того, что он смотрит. Я спросила себя, что я буду при этом ощущать и понравится ли Джимми то, что он увидит, если я не смогу оторваться от зеркала. Ради Джимми я решила изменить свое поведение. Это меня успокоило, и теперь я не чувствую себя виноватой, когда, оставшись дома одна, все-таки порой возвращаюсь в свой мир фантазии».

Эгоцентрическая природа застенчивости также выступает в рассказе одной женщины, с которой я работал. Она стремилась и избежать и добиться внимания со стороны окружающих:

«Я всегда очень нерешительна на танцах. Однако стоит мне только преодолеть свою скованность и начать танцевать, как я чувствую себя великолепно. Сначала я ощущаю себя скованной и неуклюжей и чувствую, что могу стать объектом насмешливых взглядов, но когда я танцую, мне кажется, что я делаю это лучше всех и достойна восхищения. Мой психиатр сказал, что это скорее продиктовано не чувством неполноценности и униженности, как мне всегда казалось, а стремлением превзойти всех остальных».

Социальное программирование

Недавно заведующий главной студенческой медицинской службой рассказал мне, что ежегодно около 500 студентов (а это 5 % от общего количества обучающихся) обращаются за помощью в связи со своей особой проблемой. Они чувствуют себя одинокими. Каждый получает индивидуальную психотерапевтическую помощь в соответствии с тем, на что, по мнению психотерапевта, указывает это ощущение. Заведующий полагал, что традиционный фрейдовский психоанализ едва ли мог бы помочь хоть в одном из этих случаев. Сталкиваться, как правило, приходилось с вполне осознанными житейскими проблемами, с которыми Эго должно ежедневно справляться в жизни каждого человека.

«А представьте себе, что все 500 студентов явились к вам в один день, – сказал я. – Каков тогда будет диагноз и какие методы изберет психотерапевт?» – «Мы позовем декана или директора общежития и спросим, что у них там происходит, что вызывает такую массовую реакцию», – был ответ.

«Значит, когда студенты к вам приходят поодиночке, вы каждого спрашиваете, что с ним не в порядке, и не спрашиваете, что там у них происходит?» – «В общем, да».

Из сказанного ясно, что корни застенчивости следует также искать в экологии социального Я. Ошибка моего собеседника сродни той, которую допускают психиатры, психологи, терапевты, криминалисты – все те, кто анализирует, расследует, лечит и судит человека, недооценивая силу обстоятельств. Ниже мы рассмотрим вопрос о влиянии некоторых внешних сил, не подвластных человеку.

Мобильность и одиночество

Вэнс Паккард в книге «Нация незнакомцев» утверждает, что географическая мобильность стала типичной особенностью американской семьи. «Средний американец примерно 14 раз в своей жизни меняет место жительства, – пишет Паккард. – Каждый год примерно 40 млн американцев переезжают на новое место». Более половины из 32 млн человек, живших в сельской местности в 1940 г., в последующие два десятилетия снялись с насиженных мест. Для многих мест (университетские городки, поселки при предприятиях) и многих профессий (летчики, стюардессы, кочующие сезонные рабочие) переезд – естественное перманентное состояние.

Как следствие, считает Паккард, – «значительный рост числа граждан, утративших ощущения общности, идентичности и преемственности. Результат этой утраты – потеря ощущения благополучия как отдельными людьми, так и всем обществом». А как же дети? Что ощущают миллионы несовершеннолетних, вынужденных путешествовать, когда никто на это даже не спрашивает их согласия? Какую цену платят они за оборвавшуюся дружбу, перемену мест и столкновение с неизвестностью? И потом, кто заменит бабушку, от которой пришлось уехать?

Школьница, с рассказа которой началась глава 1, – та самая, что ото всех пряталась, – одна из жертв мобильности.

«…Когда я выросла, дела стали еще хуже. Каждый год мне приходилось идти в новую школу. Мы жили бедно, и по мне это было видно. Так что большинство ребят игнорировали меня, пока им от меня чего-то не требовалось. Получив свое, они оставляли меня ожидать, когда я снова понадоблюсь. Я чувствовала себя футбольным мячом в разгар баскетбольного сезона. Я закрылась в свою скорлупу, и щелочка в ней становилась все уже с переходом в каждую новую школу, пока в девятом классе не исчезла вовсе».

Драматические последствия мобильности изучал Роберт Зиллер. Он сравнивал три группы восьмиклассников из штата Делавэр. Группа наивысшей мобильности включала 83 ребенка, чьи родители служили в ВВС США. Эти ребята за свою короткую жизнь успели сменить семь мест жительства. Другая группа состояла из 60 детей, чьи родители были гражданскими лицами. Эти дети пережили по три переезда или около того. Третью группу составили 76 школьников, всю жизнь проживших на одном месте.

Каждый ребенок был обследован с помощью различных тестов, выявлявших чувство идентичности с взрослыми и другими детьми, уровень ощущения социальной изоляции, а также самооценку. Как вы, наверное, догадались, дети, пережившие много переездов, оказались наиболее социально изолированными. Дети военных летчиков показали самые печальные результаты. Собственное Я выступало для них главной точкой отсчета. Такая сосредоточенность на себе является реакцией на постоянно меняющуюся среду и потому объяснима, однако она формирует у ребенка чувство отчужденности. Эти дети обычно называли себя «не такими, как все», «необычными», «странными» и «одинокими». Они были более склонны отождествлять себя со взрослыми, нежели со сверстниками.

Чувство одиночества – испытывает ли его ребенок, взрослый или старик – становится все более распространенным по мере того, как люди все чаще живут
Страница 16 из 17

одни или в малой семье. Американцы теперь позже обзаводятся семьей, имеют меньше детей, чаще разводятся и дальше уезжают от родного дома.

Сегодня среднее количество людей, проживающих под одной крышей, – меньше трех. Мы быстро превращаемся не просто в нацию незнакомцев, а в нацию одиноких незнакомцев.

Человек, застигнутый такими обстоятельствами, может стать застенчивым хотя бы потому, что доступ к другому человеку затруднен. Все реже можно встретить теплые, доверительные и бескорыстные отношения в семье или между соседями. Просто-напросто не остается возможности завести разговор, почувствовать отклик собеседника, сделать и получить комплимент.

Пожалуй, самую тоскливую картину я наблюдал однажды в субботу в большом магазине. Группа детей, собравшихся у фонтана, пока родители делали покупки, сидела поодиночке – каждый со своим куском пиццы или бутербродом. Их лица были озабочены и невыразительны. А потом – домой, в свой замкнутый мирок, где каждый изолирован от соседа.

В городах страх перед преступностью превращает домовладельцев в добровольных затворников. Дом становится тюрьмой с металлическими ставнями, тройными замками и засовами. Некоторые женщины не выходят за порог, пока муж не вернется с работы и не отвезет их в магазин. Для одиноких стариков опасности городской жизни еще более серьезны.

Есть и менее явные факторы, также превращающие наше общество в генератор застенчивости. Семейные магазинчики вытесняются супермаркетами, экономически более эффективными, а мы с вами платим за это невидимую мзду. Вам уже нигде больше не попадется на глаза табличка: «Отпускаем в долг». И это не просто утрата доверия, это утрата индивидуальности. Дружеская беседа с продавцом или аптекарем – удел прошлого. Такова наша плата за «прогресс» – потеря возможности понять, что мы значим для других людей, а те – для нас.

Детство я провел в Бронксе. Тогда мало у кого был телефон. Кондитерская лавочка в нашем квартале служила телефонным центром. Когда мой дядя Норман хотел поговорить со своей подругой Сильвией, он звонил в кондитерскую Чарли. Чарли подзывал кого-нибудь из мальчишек и предлагал заработать пару центов, отправившись к Сильвии и передав ей кое-что. Довольная Сильвия, конечно же, награждала гонца монеткой, которую тот немедленно тратил на конфеты или стакан сельтерской (в кондитерской Чарли, разумеется). Цепочка замыкалась. Чтобы наладить контакт между двумя людьми, требовалось объединение усилий по крайней мере двух посредников. Этот процесс был медленным и неэффективным по сравнению с тем, как легко сегодня Норман может дозвониться Сильвии (конечно, если он помнит номер телефона и не нуждается в услугах справочной службы).

А теперь что-то утеряно. Нет надобности полагаться на других, не нужно просить об одолжении. Сильвии больше не нужны мальчишки, Норману незачем звонить Чарли в кондитерскую. Да это и невозможно. Кондитерской той давно нет, а нынешние мальчишки сидят в супермаркете у фонтана, каждый со своим бутербродом.

Синдром первенства

Американская система ценностей с акцентом на конкуренцию и личные достижения также обусловливает распространенность застенчивости. Говоря словами Джеймса Добсона[25 - Джеймс Добсон (род. 1936) – американский психолог, основатель и президент организации «В фокусе семья».], в нашей стране человеческая красота – это золотая монета, ум – серебряная; застенчивость же при этом идет по статье «убытки». Вот что одна восьмидесятичетырехлетняя женщина, уже прабабушка, вспоминает об истоках своей застенчивости:

«Думаю, мне не хватало уверенности в себе отчасти потому, что у меня были две очаровательные сестры. У одной – она на полтора года старше меня – были прекрасные карие глаза. Другая, младше меня на три года, была синеглазой, с золотыми волосами и прекрасной фигурой. А у меня глаза были серые. Я чувствовала себя гадким утенком меж двух лебедей. А они-то застенчивыми не были!»

То, что многие из нас не достигают своего идеала, есть скорее недостаток самого идеала, нежели отражение нашей неспособности и никчемности. В какой момент вы сочтете, что добились в жизни успеха? Достаточно ли для этого иметь «среднюю» внешность, ум, рост, вес, доход? Лучше, если б выше среднего. А лучше всего – быть наилучшим! Бизнес, образование, спорт – всюду необходимо добиваться первенства.

Мать известного бейсболиста Нолана Райана из команды «Калифорния Эйнджелз» после одного из матчей сказала журналистам, что она не слишком довольна сыном. Игра была «неблестящей» (т. е. Нолан был не единственным, кто набирал очки). Если под успехом подразумевать превосходство над всеми, то тогда «быть как все» – значит потерпеть неудачу?

Национальная страсть к личному успеху ставит человека в ситуацию соревнования со всеми и каждым. Наше общество стремится обогатиться за счет достижений тех немногих, кто преуспел, и готово списать в убыток поражения неудачников.

Доказательства личной значимости, материальный успех, общественный статус, ощутимые достижения чрезвычайно важны, и это чувствуют дети. Чтобы быть любимыми, ценимыми и желанными, они должны демонстрировать требуемые достижения. Признание значимости человека зависит от того, чего он добился, а не от того, что он сам собой представляет. Когда наши отношения с людьми сугубо утилитарны, естественно думать лишь о стоимости того, что мы можем дать. И не надо удивляться, что вас уценят, когда вы окажетесь больше не нужны.

Определения и ярлыки

До сих пор мы говорили о застенчивости как о чем-то вроде зубной боли. Мы описывали ее как неприятное переживание, вызванное нарушениями в генах, в сознании, в организме, в обществе. Давайте посмотрим с другой стороны: может быть, определение «застенчивый» возникает раньше, чем сама застенчивость. В пользу такой точки зрения говорит рассказ одной пятидесятисемилетней женщины:

«Я считаю себя застенчивой. Я так не думала, пока в седьмом классе учитель не назвал меня “тихой”. С того времени я почувствовала, что мои способности к общению ниже средних. У меня появилась боязнь, что меня будут отвергать».

Мы постоянно навешиваем ярлыки на других людей, на наши собственные чувства и на самих себя. Эти ярлыки – удобный и простой способ передать сложное восприятие действительности: «Он норвежец», «Она нерешительна», «Они невыносимы», «Я гадкий мальчишка», «Мы честные». Однако подобные ярлыки часто определяются системой ценностей того, кто их навешивает, а не объективной информацией. Получить ярлык «коммуниста» из уст сенатора Джозефа Маккарти[26 - Джозеф Маккарти – американский сенатор-республиканец, инициировавший в 1950 г. кампанию преследования прогрессивных деятелей и организаций страны. Возглавляя сенатскую комиссию Конгресса США по вопросам деятельности правительственных учреждений и ее постоянную подкомиссию по расследованиям, занимался проверкой правительственных служащих с целью выявления их возможных связей с коммунистами.] в 1950-х означало быть обвиненным в том, что ты являешься орудием злых сил русского тоталитаризма. Москва же для борьбы с американским влиянием использовала определение «буржуазный». Важно понять, что ярлык может не опираться на
Страница 17 из 17

конкретную информацию, а проистекать из чьего-то предубеждения. Более того, и информация может быть просеяна сквозь субъективный фильтр. «Психическая болезнь» – ярлык, детально описанный в учебниках по психиатрии. Но что такое психическая болезнь? Некто психически болен, если кто-то другой, обладающий большей властью и авторитетом, считает его больным. На субъективное мнение тех, кто ставит окончательный диагноз, не влияют никакие объективные данные – ни результаты анализа крови, ни рентгеновские снимки.

Чтобы продемонстрировать справедливость этого положения, мой коллега Дэвид Розенхэн добровольно ложился в психиатрические клиники в разных концах страны. То же самое делали несколько его студентов, каждый из них являлся к психиатру и жаловался, что слышит какие-то голоса и таинственные шумы. И все! Этого было достаточно, чтобы оказаться запертым в палате. Тогда каждый из этих лжебольных начинал вести себя абсолютно нормально. Возникает вопрос: когда же их разоблачили как «нормальных» и выдворили из больницы? Ответ: никогда! Не было случая, чтобы ярлык «психопат» был заменен на «нормальный». Чтобы выбраться на волю, требовалась помощь друзей, жен, адвокатов.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/f-zimbardo/kak-poborot-zastenchivost-2/) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Сноски

1

Зимбардо Ф. Эффект Люцифера. Почему хорошие люди превращаются в злодеев. – М.: Альпина нон-фикшн, 2013. – Здесь и далее прим. ред., если не указано иное.

2

Зимбардо Ф., Бойд Дж. Парадокс времени. Новая психология времени, которая улучшит вашу жизнь. – М.: Речь, 2010.

3

Герриг Р., Зимбардо Ф. Психология и жизнь. – СПб.: Питер, 2004.

4

Натаниэль Готорн (1804–1864) – американский писатель, классик американской новеллы. – Прим. пер.

5

Роберт Янг (1907–1998) – американский актер, играл главную роль в телесериале «Доктор Маркус Уэлби», который шел по каналу ABC в 1969–1976 гг.

6

Имеется в виду колонка советов «Спроси Энн Лэндерс», которая выходила в газете Chicago Sun-Times в 1943–2003 гг. Псевдоним Энн Лэндерс был придуман первым автором колонки, журналисткой Рут Кроули. После смерти Кроули в 1955 г. вести рубрику стала журналистка Эстер Ледерер – также под псевдонимом Энн Лэндерс.

7

Генри Торо (1817–1862) – американский писатель. В романе «Уолден, или Жизнь в лесу» нарисовал идиллическую картину жизни на лоне природы, вдали от цивилизации. – Прим. пер.

8

Дэвид Нивен (1910–1983) – английский актер. Снимался в голливудских фильмах, играя роли британских аристократов.

9

Жаклин Онассис (1929–1994) – вдова 35-го президента США Джона Кеннеди.

10

Филлис Диллер (1917–2012) – американская актриса, одна из первых женщин-комиков на телевидении США.

11

Лоретта Линн (род. 1932) – американская певица, автор и исполнитель песен в стиле кантри.

12

Андре Модильяни – американский социальный психолог.

13

Рузвельт Грир (род. 1932) – афроамериканский общественный и религиозный деятель, писатель, певец, актер, футболист.

14

Джонни Матис (род. 1935) – популярный американский певец.

15

Нэнси Уокер (1921–1992) – американская актриса, прославилась исполнением комедийных ролей.

16

Барбара Уолтерс (род. 1931) – американская журналистка, ведущая телевизионных ток-шоу и информационных программ.

17

Кэрол Бернет (род. 1933) – популярная актриса, певица. Неоднократно получала премию Эмми и «Золотой глобус».

18

Бихевиоризм – направление психологии, которое, отрицая возможность объективного изучения внутренних психических явлений, считает предметом психологии поведение, понимаемое как совокупность реакций организма на стимулы внешней среды. Согласно этому подходу, зная природу стимула, можно предвидеть последующую реакцию и, наоборот, по характеру реакции можно судить о вызвавшем ее стимуле. – Прим. пер.

19

Застенчивость как личностную черту изучал также Эндрю Комри. – Прим. авт.

20

Эмили Дикинсон (1886–1930) – американская поэтесса. Написала около 2000 стихотворений, но опубликовала не более десяти из них.

21

Генри Кавендиш (1731–1810) – английский физик и химик. Первым получил в чистом виде водород и углекислый газ. Большинство его работ в области теплоты и электричества опубликовано спустя много лет после его смерти.

22

Автор обыгрывает название пьесы С. Беккета «В ожидании Годо» – классической драмы театра абсурда. Годо – персонаж, постоянно упоминаемый в диалогах, но так и не появляющийся на сцене. – Прим. пер.

23

Автор, вероятно, намекает на пьесу Б. Шоу «Пигмалион». Героиня пьесы – грубая и невоспитанная уличная торговка цветами Элиза Дулитл в результате занятий с профессором Хиггинсом становится утонченной светской дамой. – Прим. пер.

24

Подкрепление – одно из ключевых понятий бихевиоризма. Обозначает объекты или условия, которые удовлетворяют потребности организма и способствуют закреплению предшествующего поведения. Подкреплением может являться словесная или эмоциональная реакция окружающих.

25

Джеймс Добсон (род. 1936) – американский психолог, основатель и президент организации «В фокусе семья».

26

Джозеф Маккарти – американский сенатор-республиканец, инициировавший в 1950 г. кампанию преследования прогрессивных деятелей и организаций страны. Возглавляя сенатскую комиссию Конгресса США по вопросам деятельности правительственных учреждений и ее постоянную подкомиссию по расследованиям, занимался проверкой правительственных служащих с целью выявления их возможных связей с коммунистами.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.