Режим чтения
Скачать книгу

Канбан. Альтернативный путь в Agile читать онлайн - Дэвид Андерсон

Канбан. Альтернативный путь в Agile

Дэвид Андерсон

«Канбан» в переводе с японского – «сигнальная доска». В производстве такая доска используется для визуализации нарастающих темпов, что позволяет выпускать больше продукции с меньшими затратами. Яркий пример – подход компании Toyota, благодаря которому в течение многих лет эффективно реализуется принцип «точно в срок» с минимальными издержками.

Дэвид Андерсон приводит расширенный набор тех идей (визуализация процесса и правил работы, типизация элементов работы, классы обслуживания, каденции, метрики и графики для управленческого учета и анализа), которые определяют канбан-метод.

В книге описаны инструменты, позволяющие эффективно вводить идеи бережливого производства в технологические разработки и IT-операции с минимальным сопротивлением изменениям и при этом сохранять оптимальный для всех вовлеченных в работу сотрудников темп.

На русском языке публикуется впервые.

Дэвид Андерсон

Канбан. Альтернативный путь в Agile

David J. Anderson

KANBAN

Successful Evolutionary Change for Your Technology Business

Издано с разрешения Lean Kanban Inc.

Благодарим за помощь в подготовке издания сообщество Lean Kanban Community Russia в лице Пименова Алексея, Вячеслава Цырульника, Антона Манина, Сергея Баранова и Игоря Филипьева

Все права защищены.

Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения владельцев авторских прав.

© David J. Anderson, 2010

© Перевод на русский язык, издание на русском языке, оформление. ООО «Манн, Иванов и Фербер», 2017

* * *

Посвящается Николе и Натали

Предисловие

Я всегда обращаю внимание на работы Дэвида Андерсона. Познакомился я с ним в октябре 2003 года, когда он прислал мне экземпляр своей книги Agile Management for Software Engineering: Applying Theory of Constraints for Business Results («Гибкое управление в разработке программ: применение теории ограничения систем для результатов в бизнесе»). Как можно предположить из названия, на книгу большое влияние оказала теория ограничений (ТОС) Элияху Голдратта[1 - Теория ограничений – популярная методология управления производством, разработанная в 1980-е годы Элияху Голдраттом, в основе которой лежит нахождение и управление ключевым ограничением системы, которое предопределяет успех и эффективность всей системы в целом. Прим. ред.]. Позднее, в марте 2005 года, я посетил Дэвида в Microsoft, к тому времени он плотно работал с кумулятивными диаграммами потока. Еще позже, в апреле 2007 года, мне довелось наблюдать, как действует прорывная канбан-система, внедренная им в Corbis.

Всю эту хронологию я привожу для того, чтобы вы почувствовали, в каком неудержимом темпе продвигается управленческое мышление Дэвида. Он не держится за единственную идею, пытаясь подогнать под нее весь мир. Напротив, он старается рассматривать проблему в целом, открыт для различных вариантов решений, пробует их на практике и оценивает принципы работы. Результаты подобного подхода вы увидите в этой книге.

Конечно, скорость хороша, если направлена в нужную сторону, и я уверен, что Дэвид двигается в верном направлении. Особенно меня восхищает последняя работа с канбан-системами. Я всегда считал, что принципы бережливого производства можно напрямую применить в разработке продукта, в отличие от идей ТОС. Более того, еще в октябре 2003 года я написал Дэвиду следующее: «Одна из главных слабостей ТОС – недооценка важности размера партии. Если ваш основной приоритет состоит в том, чтобы найти и устранить ограничение, то это часто значит, что вы просто решаете не ту проблему». Я до сих пор считаю это утверждение верным.

На нашей встрече в 2005 году я снова предлагал Дэвиду смотреть дальше, чем простая фокусировка на узких местах в ТОС. Я объяснял ему, что шумный успех производственной системы Toyota (ПСТ) не имеет ничего общего с поиском и устранением узких мест. Выигрыша в производительности Toyota достигает благодаря снижению объемов партии и уменьшению вариативности, благодаря чему сокращается количество необходимых производственных запасов. Именно сокращение таких запасов привело к достижению экономических преимуществ, и это стало возможным благодаря таким системам сокращения незавершенного производства, как канбан.

В 2007 году я посетил Corbis. Результат внедрения канбан-системы выглядел впечатляющим. Я указал Дэвиду, что он значительно улучшил канбан-подход, используемый в Toyota. Почему я так считал? Производственная система Toyota оптимизирована для работы с повторяющимися и предсказуемыми задачами с одинаковой длительностью и однородной стоимостью задержки. В этих условиях вполне корректно использовать такие подходы, как FIFO-приоритизация («первым пришел – первым ушел»). Также вполне корректно блокировать поступление работы, если достигнут предел незавершенных задач. Однако если мы имеем дело с неповторяющейся, непредсказуемой деятельностью с разной продолжительностью и различными стоимостями задержки, эти подходы нельзя признать оптимальными – а именно так и обстоят дела с разработкой ПО. Нам нужны более продвинутые системы, и это первая книга, которая описывает их с практическими подробностями.

Я хотел бы предупредить читателей о некоторых вещах. Во-первых, если вы думаете, что знаете, как работают канбан-системы, то вы, вероятно, имеете в виду те, что используются в бережливом производстве. Идеи, описанные в этой книге, намного прогрессивнее тех простых систем, в которых используются статические WIP-лимиты[2 - WIP – work in progress, число незавершенных задач. Прим. ред.], FIFO-планирование и единый класс обслуживания. Пожалуйста, обратите внимание на эти различия.

Во-вторых, не думайте, что этот подход является системой визуального контроля. Визуализация незавершенных задач, достигаемая при помощи канбан-досок, очень полезна, но это лишь небольшой аспект данного подхода. Если вы тщательно прочитаете эту книгу, то найдете в ней много интересного. Наиболее ценная информация скрывается, например, в таких аспектах, как структуры процессов поступления и отправки задач, управления незаменимыми ресурсами и использования классов обслуживания. Не отвлекайтесь на визуальную часть, иначе пропустите самые увлекательные моменты.

В-третьих, не сбрасывайте эти методы со счетов только потому, что они кажутся слишком простыми в применении. Простота в применении – это результат идей Дэвида по поводу того, как получить максимальную выгоду с минимальными результатами. Он хорошо знает потребности практиков и уделил серьезное внимание тому, что действительно работает. Простые методы показывают высокую стабильность и почти всегда приводят к наилучшим долгосрочным результатам.

Это увлекательная и нужная книга, она заслуживает тщательного изучения. Уровень пользы, которую вы извлечете из нее, зависит от того, насколько серьезно вы отнесетесь к чтению. Ни одна другая книга не познакомит вас с этими передовыми идеями лучше. Надеюсь, она понравится вам так же, как и мне.

    Дон Рейнертсен,

    автор книги The Principles of Product Development Flow

Часть I

Основы

Глава 1

Решение дилеммы agile-менеджера

В 2002 году я был менеджером по разработке в удаленном офисе
Страница 2 из 19

подразделения мобильных телефонов Motorola в Сиэтле (оно называлось PCS) и оказался в сложной ситуации. Мой отдел был частью стартапа, который Motorola приобрела годом ранее. Мы разрабатывали сетевое ПО для беспроводной передачи данных, например беспроводного скачивания и управления приборами. Эти серверные приложения входили в интегрированные системы, которые были тесно связаны с клиентским кодом мобильных телефонов, а также с другими элементами в телекоммуникационных сетях и операционной инфраструктуре, например с биллингом. Дедлайны назначались менеджерами, которые не обращали внимания на инженерную сложность проекта, его риски или масштаб. Основа кода развивалась из стартапа, при этом разработка многих первоначально запланированных возможностей была отложен на потом. Один старший разработчик настаивал на том, чтобы наши продукты назывались «прототипами». Нам было отчаянно необходимо повысить производительность и качество продукции, чтобы соответствовать требованиям бизнеса.

В своей повседневной деятельности в 2002 году и в процессе работы над предыдущей книгой[1 - Anderson, David J. Agile Management for Software Engineering: Applying the Theory of Constraints for Business Results. Upper Saddle River, NJ: Prentice Hall, 2003.] я был обеспокоен в основном двумя проблемами. Во-первых, как защитить команду от постоянно растущих требований бизнеса и достичь того, что сейчас в agile-сообществе принято называть «оптимальным темпом». И во-вторых, как я могу успешно внедрить agile-подход в масштабах всей организации, преодолев неизбежное сопротивление переменам?

В поисках оптимального темпа

В 2002 году agile-сообщество воспринимало оптимальный темп просто как «40-часовую рабочую неделю»[2 - Beck, Kent. Extreme Programming Explained: Embrace Change. Boston: Addison Wesley, 2000. Издание на русском языке: Бек К. Экстремальное программирование. СПб.: Питер, 2002.]. Принципы Agile-манифеста[3 - Beck, Kent et al., “The Principles Behind the Agile Manifesto.” http://www.agilemanifesto.org/principles.html (http://www.agilemanifesto.org/principles.html). Перевод на русский язык: http://agilemanifesto.org/iso/ru/principles.html (http://agilemanifesto.org/iso/ru/principles.html).] гласили, что «agile-процессы способствуют оптимальному развитию. Спонсоры, разработчики и пользователи должны быть готовы поддерживать постоянный темп в течение бесконечного времени». За два года до этого моя команда в Sprint PCS постоянно слышала от меня, что «масштабная разработка ПО – это марафон, а не спринт». Если членам команды предстояло поддерживать неизменный темп в процессе работы над полуторагодичным проектом, то нельзя было позволить им сгореть за месяц-другой. Проект нужно было распланировать, вставить в бюджет, расписать по времени и подвергнуть оценке, чтобы члены команды ежедневно тратили на работу разумное количество времени и не слишком уставали. Передо мной как менеджером стояла задача достичь этой цели и удовлетворить все требования бизнеса.

Когда я работал на первой менеджерской должности (это было в 1991 году, в стартапе, который делал платы захвата видео для персональных и более мелких компьютеров), CEO[3 - Chief Executive Officer – главный исполнительный директор (генеральный директор). Прим. ред.] сообщил, что у руководства сложилось обо мне «крайне отрицательное мнение». Я всегда отвечал «нет», когда наши возможности как разработчиков уже были исчерпаны, а от нас требовали все больше продуктов или функций. К 2002 году это вошло у меня в привычку: я провел еще десять лет, отказываясь выполнять капризы владельцев бизнеса.

Команды разработчиков и IT-отделы компаний сильно зависят от других групп, которые постоянно торгуются, упрашивают, угрожают и переделывают даже самые очевидные и объективно разработанные планы. В число уязвимых попадают и планы, основанные на тщательном анализе и историческом опыте. Большинство же команд, не имевших тщательных методов анализа и исторического опыта, не могли совладать с теми, кто подталкивал их брать на себя непонятные, а нередко и неосуществимые обязательства.

Тем временем сотрудники смирились с безумной загрузкой, и непомерные объемы работы стали нормой. Кажется, никто не задумывался над тем, что у инженеров-программистов тоже может быть общественная или семейная жизнь. Звучит грубо, но это правда! Я знаю слишком много примеров, когда излишняя производственная нагрузка навсегда разрушила семейные отношения. Трудно сочувствовать типичному гику-разработчику. В моем родном штате Вашингтон доход инженера-программиста уступает только заработку стоматолога. Как и во времена Форда, то есть в 1920-е годы, когда люди на его заводах зарабатывали в пять раз больше, чем в среднем по стране, никому и в голову не приходит подумать о монотонности работы или о благополучии специалистов: им столько платят! Трудно представить себе наличие профсоюзов в таких интеллектуальных отраслях, как разработка ПО, потому что никто не станет всерьез изучать причины физических и психологических недугов, которые испытывают разработчики. Более ответственные работодатели предлагают, например, такие меры, как массаж или психотерапия. Или проводят дни психического здоровья – и это вместо того, чтобы уделить внимание изучению основных причин проблемы. Технический писатель, сотрудник известной фирмы – разработчика ПО, однажды сказал мне: «Нет ничего страшного в том, что я употребляю антидепрессанты, ведь так поступают все!» Программисты обычно соглашаются со всеми требованиями, получают неплохую зарплату и страдают от последствий. Я хотел изменить такое положение дел, найти взаимовыгодный подход, который позволял бы мне говорить «да» и при этом все же защищать свою команду, обеспечивая достижение оптимального темпа. Я хотел вернуть членов своей команды в общество и семью и улучшить условия, которые вызывали у разработчиков, не достигших и тридцати лет, стресс и проблемы со здоровьем. Поэтому я решил начать бороться с этими проблемами.

В поисках успешного управления изменениями

Вторая проблема, которая занимала мои мысли, – это управление изменениями в крупных организациях. Я был менеджером по разработке в Sprint PCS и затем в Motorola. В обеих компаниях существовала серьезная потребность в переходе на более гибкие методы работы. Но в обоих случаях у меня возникали трудности при внедрении agile-методов более чем в одной-двух командах.

Оба раза у меня не было достаточно полномочий, чтобы просто приказать внести изменения в работу множества команд. Я старался внедрить изменения по просьбе высшего руководства, но не обладал должной властью. Меня просили повлиять на коллег, чтобы те внедрили в своих командах такие же изменения, как я – в своей. Но они не торопились брать на вооружение методы, которые, казалось бы, зарекомендовали себя в моей команде наилучшим образом. У этого сопротивления, вероятно, было несколько причин. Чаще всего я слышал, что у каждой команды своя ситуация и мои методы нужно будет подгонять под конкретные нужды других. К середине 2002 года я понял, что жестко предписывать какой-либо процесс разработки ПО бесполезно – это просто не будет работать.

Процесс нужно было адаптировать для каждой конкретной ситуации, поэтому требовалось активное руководство каждой командой. А этого нередко не хватало. Даже при должном руководстве нет
Страница 3 из 19

полной уверенности в том, что существенные изменения могут произойти без наличия установленной структуры и советов по поводу того, как подогнать процессы под иные ситуации. Если у руководителя, коуча или ответственного инженера нет четкого представления о том, что делать, то любая адаптация, скорее всего, пройдет субъективно. При этом велика вероятность ошибок – например, внедрения неподходящего шаблона процесса.

Я попытался осветить эту проблему в книге Agile Management for Software Engineering, которую писал в то время. Я задавался вопросом: «Почему гибкая разработка дает лучшие экономические результаты, чем традиционные подходы?» Я хотел применить с этой целью структуру теории ограничений[4 - Goldratt, Eliyahu M. What is this thing called The Theory of Constraints and How should it be implemented? Great Barrington, MA: North River Press, 1999.].

В процессе исследований и написания упомянутой книги я понял, что уникальна каждая ситуация. Да и разве может сдерживающий фактор или узкое место оказаться одинаковым для любой команды и проекта в любое время? Каждая команда уникальна: иные навыки, возможности, опыт. Каждый проект отличается от других бюджетом, расписанием, объемом и рисками. Непохожи друг на друга и организации: у них разные цепочки создания ценности, они работают на различных рынках (рис. 1.1). Мне показалось, что это может дать ключ к пониманию сопротивления изменениям. Если предлагаемые перемены в методах работы и моделях поведения не дают, по мнению сотрудника, очевидного преимущества, то он не примет их. Если эти изменения не влияют на то, что воспринимается командой как ограничитель или сдерживающий фактор, то команда будет сопротивляться. Иными словами, перемены, предложенные без учета контекста, будут отвергнуты сотрудниками, которые прекрасно знают контекст работы.

Рис. 1.1. Почему универсальные методологии разработки неверны

Казалось бы, будет лучше, если новый процесс начнет развиваться, устраняя одно ограничение за другим. Это основное положение теории ограничений Голдратта. Понимая, что мне еще многому предстоит научиться, я осознавал ценность материала и устремился вперед в работе над рукописью. Мне было ясно, что книга не давала советов, как внедрить идеи в более широком масштабе, а также почти не помогала найти способы управления изменениями.

Подход Голдратта, изложенный в главе 16 (#litres_trial_promo), направлен на поиск ограничений, а затем и способов их устранения, чтобы они перестали препятствовать производительности. После этого возникает новое ограничение, и цикл повторяется. Это итеративный подход, предполагающий систематическое улучшение производительности посредством выявления и устранения препятствий.

Я понял, что можно сочетать этот подход с некоторыми приемами из области бережливого производства. Смоделировав рабочий процесс жизненного цикла разработки ПО как потока создания ценности и создав систему отслеживания и визуализации для фиксации изменений состояния возникающей работы, «протекающей» по системе, я мог определить ограничители. Способность выявить ограничение – это первый шаг к модели, лежащей в основе ТОС. Голдратт уже разработал применение этой теории для проблем рабочего процесса, носящее неуклюжее название «барабан-буфер-канат». Однако я понял, что упрощенный вариант этой системы можно внедрить в область разработки ПО.

С точки зрения происхождения «барабан-буфер-канат» – это пример класса решений, известных как вытягивающие системы. Как мы увидим в главе 2 (#gl2), канбан тоже один из примеров такого рода систем. Побочный эффект вытягивающих систем состоит в том, что они ограничивают объем незавершенной работы до установленного заранее количества, препятствуя перегрузке сотрудников. К тому же полностью загруженными остаются только работники, напрямую сталкивающиеся с ограничением; у всех остальных должно оставаться свободное время. Я понял, что вытягивающие системы способны решить обе волновавшие меня проблемы. Вытягивающая система позволит мне внедрять пошаговые изменения, что (как я надеялся) существенно уменьшит сопротивление им, а также облегчит достижение оптимального темпа. Я принял решение перейти на систему «барабан-буфер-канат» при первой возможности. Мне хотелось поэкспериментировать с пошаговой эволюцией процесса и посмотреть, насколько она обеспечивает оптимальный темп и снижает сопротивление изменениям.

Такая возможность появилась осенью 2004 года в Microsoft, что подробно описано в главе 4 (#gl4) этой книги в анализе примера.

От системы «барабан-буфер-канат» к канбану

Применение решения «барабан-буфер-канат» в Microsoft дало свои результаты. Сопротивление было слабым, производительность выросла более чем втрое, время опережения сократилось на 90 %, а предсказуемость повысилась на 98 %. Осенью 2005 года я сообщил о достигнутых результатах на конференции в Барселоне[5 - Anderson, David J., and Dragos Dumitriu, “From Worst to Best in 9 Months: Implementing a Drum-Buffer-Rope Solution in Microsoft’s IT Department,” Proceedings of the TOCICO World Conference, Barcelona, November 2005.], а зимой 2006 года сделал еще один доклад. Моя работа привлекла внимание Дональда Рейнертсена, который специально приехал ко мне в офис в Редмонде. Он хотел убедить меня, что все готово к полному переходу на канбан.

Кан-бан – японское слово, которое дословно переводится как «сигнальная доска». В производстве такая доска используется для визуализации нарастающего темпа производства, что позволяет давать больше продукции. Сотрудники на каждом этапе процесса не могут перейти к следующей фазе работы, пока посредством канбан-доски не будет дан соответствующий сигнал. Хотя я знал о существовании этого механизма, я не был убежден, что он полезен или даже жизнеспособен применительно к интеллектуальной работе, особенно к разработке ПО. Я понимал, что канбан обеспечивает оптимальный темп, но не знал о его хорошей репутации в качестве метода стимулирования пошагового улучшения процессов. Я не знал, что Тайити Оно, один из создателей производственной системы Toyota, говорил: «Два основных принципа системы производства Toyota – это “точно-в-срок” и автоматизация с участием человека, или автономизация. Для управления системой используется инструмент – это и есть канбан». Иными словами, канбан жизненно важен для процесса кайдзен («непрерывное улучшение»), применяемого в Toyota. Это механизм, который заставляет систему работать. Сейчас, имея за плечами пятилетний опыт, я принимаю это как абсолютную истину.

К счастью, Дон привел убедительный аргумент в пользу перехода с системы «барабан-буфер-канат» на канбан. Он звучал довольно эзотерически: система канбан обеспечивает более гладкий переход с простоя в узком месте, чем «барабан-буфер-канат». Однако понимание подобной отличительной особенности не так уж обязательно, чтобы читать и понимать эту книгу.

Вновь изучив реализованное в Microsoft решение, я понял, что если бы мы сразу воспринимали его как результат системы канбан, то итог был бы таким же. Мне показалось интересным, что два разных подхода ведут к одному и тому же результату. Итак, поскольку получался один и тот же процесс, я не чувствовал себя обязанным воспринимать его исключительно как результат внедрения системы
Страница 4 из 19

«барабан-буфер-канат».

Я стал предпочитать этому сложному словосочетанию термин «канбан». Он используется в бережливом производстве (то же, что производственная система Toyota). Эта совокупность знаний получила гораздо большее распространение и признание, чем теория ограничений. Канбан, несмотря на свое японское происхождение, менее метафоричен, чем барабан, буфер и канат, вместе взятые. Это слово легче произносить, объяснять и, как оказалось впоследствии, преподавать и внедрять. Вот оно и закрепилось.

Возникновение канбан-метода

В сентябре 2006 года я ушел из Microsoft и возглавил отдел разработки ПО в Corbis – расположенной в центре Сиэтла частной компании по хранению базы фотографий и защите интеллектуальной собственности. Вдохновившись достигнутым в Microsoft, я решил внедрить вытягивающую систему канбан в Corbis. И здесь результаты были весьма успешными, они привели к развитию большинства концепций, представленных в этой книге. Это расширенный набор тех концепций – визуализация рабочего процесса, типы элемента потока операций, каденции, классы обслуживания, особая отчетность руководства и анализ операций, – которые определяют Канбан-метод.

В этой книге я описываю Канбан (с большой буквы) как метод эволюционных изменений, использующий вытягивающую систему канбан (с маленькой буквы), визуализацию и другие инструменты для катализации введения идей бережливого производства в технологические разработки и IT-операции. Это эволюционный и пошаговый процесс. Канбан позволяет достичь оптимизации процесса, связанной с контекстом, с минимальным сопротивлением изменениям и при этом сохранить оптимальный темп для всех вовлеченных в работу сотрудников.

Принятие канбана в сообществе

В мае 2007 года Рик Гарбер и я представили первые результаты работы в Corbis на конференции по бережливой разработке новых продуктов в Чикаго. Доклад слушали примерно 55 человек. Летом того же года на конференции Agile 2007 в Вашингтоне я предложил провести круглый стол по обсуждению системы канбан – на него пришло человек двадцать пять. Через два дня один из присутствовавших, Арло Бельши, произнес краткую речь, в которой рассказывал о своем методе «обнаженного планирования»[6 - Belshee, Arlo. “Naked Planning, Promiscuous Pairing and Other Unmentionables.” 2008 Agile Conference, подкаст http://agiletoolkit.libsyn.com/index.php?post_id=400364 (http://agiletoolkit.libsyn.com/index.php?post_id=400364).]. Оказалось, что и другие компании внедряют у себя вытягивающие системы. Так, в Yahoo! была создана дискуссионная группа, которая быстро набрала сотню членов. А сейчас в нее входит уже более 1000 человек. Некоторые из участников моего круглого стола решили попробовать Канбан на своем рабочем месте – нередко с командами, которые безуспешно боролись со Scrum. Самые известные из моих ранних последователей – Карл Скотланд, Аарон Сандерс и Джо Арнольд, все из Yahoo!. Эта компания быстро внедрила Канбан в более чем десяток команд на трех континентах. Еще один заметный участник круглого стола, Кендзи Хиранабе, разрабатывал канбан-решения в Японии. Вскоре после конференции он написал на эту тему две статьи для InfoQ[7 - Hiranabe, Kenji. “Visualizing Agile Projects Using Kanban Boards.” InfoQ, August 27, 2007. http://www.infoq.com/articles/agile-kanban-boards (http://www.infoq.com/articles/agile-kanban-boards).],[8 - Hiranabe, Kenji, “Kanban Applied to Software Development: From Agile to Lean,” InfoQ, January 14, 2008. https://www.infoq.com/articles/hiranabe-lean-agile-kanban (https://www.infoq.com/articles/hiranabe-lean-agile-kanban).], которые вызвали большой интерес. Осенью 2007 года Санджив Огастайн, автор Managing Agile Projects[9 - Augustine, Sanjiv. Managing Agile Projects. Upper Saddle River, NJ: Prentice Hall, 2005.] и основатель Организации руководителей гибких проектов (Agile Project Leadership Network, APLN), посетил Corbis в Сиэтле и описал наши канбан-системы как «первый новый agile-метод, который я увидел за пять лет».

На следующий год на конференции Agile 2008 в Торонто состоялось шесть презентаций решений канбан разного формата. Одна из них была проведена Джошуа Кериевски из Industrial Logic – компании по обучению и консалтингу в области экстремального программирования. В ней он продемонстрировал, как пришел к похожим идеям по взятию на вооружение принципов экстремального программирования и их улучшению в контексте его бизнеса. В тот год Agile Alliance вручил приз Гордона Паска Арло Бельши и Кендзи Хиранабе за их вклад в agile-сообщество. Как я понял, он состоял в одном случае во внедрении Канбана, а в другом – в разработке и пропаганде на удивление схожих идей.

Ценность канбана неочевидна

Во многих отношениях интеллектуальная деятельность противоположна идее массового производства. И уж совершенно точно разработка ПО не похожа на промышленное производство. У этих отраслей промышленности совершенно разные свойства. Для производства характерна низкая вариативность, а разработка ПО в основном вариативна. Более того – она стремится использовать эту вариативность, чтобы благодаря новинкам дизайна получить больше доходов. Неслучайно в английском названии программного обеспечения – software – есть элемент soft («мягкий»): ПО можно легко и безболезненно трансформировать, а производство концентрируется на «жестких» вещах, менять которые тяжело. Вполне естественно поэтому выглядит скептицизм по поводу ценности канбан-систем в разработке ПО и других IT-сферах. Большая часть из того, что наше сообщество за последние несколько лет усвоило о Канбане, противоречит интуиции. Никто не мог предсказать того эффекта, который Канбан оказал на корпоративную культуру и на улучшение межфункционального сотрудничества в Corbis (см. главу 5 (#gl5)). Я надеюсь доказать вам, что Канбан способен на многое. Хочу убедить вас, что, внедрив простые правила Канбана, вы сможете повысить производительность, предсказуемость и удовлетворенность пользователей, а также сократить срок работы. Благодаря этому изменится культура вашей организации, поскольку рост объемов совместной работы позволит установить лучшие, более функциональные отношения.

Выводы

• Канбан-системы принадлежат к семейству подходов, известных как вытягивающие системы.

• Применение Элияху Голдраттом теории ограничений, известной как «барабан-буфер-канат», является альтернативным способом внедрения вытягивающей системы.

• Мотивация к переходу на вытягивающие системы имелась у обеих сторон: нужно было найти системный путь достижения оптимального темпа работы и такой подход к введению процессуальных изменений, который встретил бы минимальное сопротивление.

• Канбан – это механизм, лежащий в основе производственной системы Toyota и ее метода постоянного улучшения – кайдзен.

• Первая виртуальная канбан-система для программирования внедрялась в Microsoft с 2004 года.

• Результаты первых опытов внедрения Канбана впечатляли, так как удалось достичь оптимального темпа, минимизировать сопротивление переменам благодаря пошаговому эволюционному подходу и получить существенные экономические выгоды.

• Канбан-метод как подход к управлению изменениями стал зарождаться в сообществе после конференции Agile 2007, прошедшей в августе 2007 года в Вашингтоне.

• В этой книге термин «канбан» (с маленькой буквы) относится к сигнальным доскам, а «канбан-система» (с маленькой буквы) – к вытягивающей системе, использующей (виртуальные) сигнальные доски.

• Слово «Канбан»
Страница 5 из 19

(с большой буквы) относится к методологии эволюционного пошагового улучшения процесса, которая зародилась в Corbis в 2006–2008 годах и продолжала развиваться в более широком сообществе разработчиков, связанных с бережливым программированием.

Глава 2

Что такое канбан-метод

Весной 2005 года мне посчастливилось провести отпуск в Японии, в Токио. Дело было в начале апреля, когда цветут вишни. Чтобы насладиться этим зрелищем, я во второй раз в жизни приехал в Восточные сады в Императорском дворце в Токио. Именно здесь меня осенило: канбан – это не только производство.

В субботу, 9 апреля 2005 года, я вошел в парк с северного входа, перейдя мост через ров неподалеку от станции метро «Такэбаси». Многие токийцы решили этим солнечным воскресным утром выбраться в парк и насладиться его спокойствием и цветением японской вишни – сакуры.

Обычай устраивать пикник под вишневыми деревьями, когда опадают их цветы, называется «ханами» (цветочный праздник). Это древняя японская традиция – возможность подумать о красоте, хрупкости и кратковременности жизни. Короткий период цветения сакуры – это метафора нашей собственной жизни, нашего краткого, прекрасного и хрупкого существования посреди огромной Вселенной.

Цветущая вишня резко контрастировала с серыми зданиями делового Токио, его шумом и суетой, огромными толпами занятых людей и шумом транспорта. Сады были оазисом в сердце бетонных джунглей. Когда мы с семьей шли по мосту, к нам подошел пожилой японец с сумкой через плечо. Он полез в сумку и вынул пачку пластиковых карточек. Он предложил каждому из нас по одной, правда, задумался, нужна ли карточка моей трехмесячной дочери, сидевшей в слинге. Но в итоге вручил мне карточку и для нее. Он ничего не сказал, и я, плохо зная японский, тоже промолчал. Мы пошли дальше в сады подыскивать местечко для семейного пикника.

Проведя прекрасное утро на солнышке, мы через два часа собрали принадлежности для пикника и направились к Восточным воротам, чтобы пройти к станции «Отэмати». Возле выхода стояла очередь к небольшому киоску. Когда она немного продвинулась вперед, я понял, что это люди возвращают пластиковые карточки, которые были входными билетами. Я залез в карман и вынул наши карточки. В киоске находилась японка в униформе. Между нами была стеклянная перегородка с полукруглым вырезом у стойки, как в кассе кинотеатра или парка развлечений. Я передал через это отверстие наши карточки. Дама взяла их руками в белых перчатках и положила в стопку к другим. Она едва кивнула головой и поблагодарила меня улыбкой. Никаких денег не требовалось. Никакого объяснения, зачем я два часа с момента входа в парк носил с собой белые пластиковые карточки, дано не было.

Что же это за входные билеты? Зачем их выдавать, если они бесплатные? Сначала я предположил, что это связано с безопасностью. Подсчитав все возвращенные карточки, администрация могла убедиться, что внутри не осталось никого постороннего после закрытия парка на ночь. Однако затем я понял, что если речь идет о безопасности, то это какая-то очень сомнительная схема. Как они могут знать, что мне дали не одну карточку, а две? Моя трехмесячная дочь – это посетитель или багаж? Система казалась слишком вариативной. Чересчур много возможностей для ошибки! Если бы это действительно была схема безопасности, то она была обречена на провал и ежедневно давала бы ошибки первого рода[4 - Ошибкой первого рода называется ошибка, состоящая в опровержении верной гипотезы. Ошибкой второго рода называется ошибка, состоящая в принятии ложной гипотезы. Прим. ред.]. (Кстати, отмечу, что подобная система не может выдавать ошибки второго рода, поскольку это потребовало бы печати дополнительных входных билетов. Это общее полезное свойство систем канбан.)

Тем временем охрана ежевечерне рыскала бы по парку в поисках заблудившихся туристов. Нет, дело в чем-то другом. И я понял, что в садах Императорского дворца реализуется канбан-система! Это озарение позволило мне понять, что канбан-системы полезны не только в производстве. Похоже, канбан-жетоны разного вида помогают во всех типах управленческих ситуаций.

Что такое канбан-система?

Некоторое количество канбан-жетонов (в нашем случае – карточек), равное (оговоренной) емкости системы, запускается в обращение. Одна карточка соответствует одному элементу работы. Каждая карточка – это сигнальный механизм. Новый элемент работы может начаться, только если для него доступна карточка. Эта доступная карточка прикрепляется к элементу работы на время его прохода через всю систему. Когда карточек больше не остается, новую работу начинать нельзя. Любая новая работа должна оставаться в очереди, пока карточка не освободится. Когда какое-то количество работы окончено, карточка освобождается и снова запускается в обращение. Теперь можно начинать работу над новым элементом в очереди.

Этот механизм известен как вытягивающая система, поскольку новая работа втягивается системой, когда она обладает достаточной емкостью для этого, а не вталкивается в нее по требованию. Вытягивающая система не может оказаться перегруженной, если емкость, определяемая количеством находящихся в обращении карточек, определена верно.

В садах Императорского дворца система – сами сады, посетители – это неоконченная работа, а емкость определяется количеством находящихся в обращении карточек. Вновь прибывающие посетители получают доступ, только если в наличии есть билеты для них. В обычное время проблем не возникает. Однако в пиковые дни, например в выходные во время цветения сакуры, парк пользуется большой популярностью. Когда все входные билеты выданы, новые посетители должны ждать в очереди перед мостом, пока предыдущие туристы не уйдут, сдав свои карточки. Канбан-система дает простой, дешевый и легко внедряемый метод контроля количества посетителей и его ограничения. Это позволяет работникам парка поддерживать сады в хорошем состоянии и избегать ущерба, вызванного чрезмерным количеством людей.

Применение канбана в разработке ПО

В разработке ПО мы используем виртуальную канбан-систему, чтобы ограничить количество неоконченных задач. Хотя слово «канбан» переводится как «сигнальная карточка», а в большинстве вариантов Канбан для разработки ПО действительно используются карточки, их нельзя считать сигналами для получения новых задач. Они символизируют элементы работы. Отсюда термин «виртуальный», поскольку это не материальные сигнальные карточки. Сигнал для вытягивания новой работы вытекает из визуального количества неоконченных задач, вычисленных из некоего индикатора предела (или емкости). В ряде случаев внедряются физические методы использования канбана – например, клейкие стикеры или магниты на доске. Однако чаще сигнал порождается программой для управления задачами. В главе 6 (#litres_trial_promo) приводятся примеры принципов действия систем канбан в их применении к IT.

Стены карточек стали популярным механизмом визуального контроля в гибкой разработке ПО, что показано на рис. 2.1. Обычно используют пробковую доску с прикрепленными к ней карточками
Страница 6 из 19

или белую доску с клейкими стикерами для визуализации незавершенных задач. Стоит заметить, что эти стены карточек сами по себе не являются канбан-системами, хотя некоторые и утверждают обратное. Это просто системы визуального контроля. Они позволяют командам следить за незаконченными задачами и самоорганизовываться, назначать собственные задачи и переносить работу из бэклога без подсказок менеджера проекта или непосредственного руководителя. Однако если отсутствует четко определенный предел и сигнал для проведения новой работы по системе, это не канбан. Подробнее об этом говорится в главе 7 (#litres_trial_promo).

Рис. 2.1. Стена карточек канбан (с разрешения SEP)

Зачем использовать канбан-систему

Из последующих глав станет понятно: мы используем канбан-систему для того, чтобы довести число незавершенных задач команды до заданной емкости и достичь баланса между нагрузкой на команду и ее пропускной способностью. Тем самым мы можем добиться оптимального темпа разработки, поэтому все сотрудники смогут заниматься и работой, и личной жизнью. Как вы увидите, Канбан быстро выявляет проблемы, которые сказываются на производительности, и заставляет команду сосредоточиться на их разрешении, чтобы сохранять постоянный поток работы. Делая наглядными проблемы качества и процесса, канбан дает возможность оценить влияние дефектов, ограничений, вариативности, затрат на обслуживание производственного потока и пропускную способность сотрудников.

Простое ограничение незавершенных задач посредством канбана приводит к повышению качества работы и ее производительности. Сочетание оптимизации потока работ и повышения качества помогает сократить время выполнения работ и повышает предсказуемость и вероятность выполнения задачи в срок. Установив регулярные каденции релиза и постоянное следование расписанию, Канбан помогает создать доверительные отношения с клиентами и другими участниками цепочки создания ценности – другими отделами, с поставщиками и зависящими от вас партнерами.

Благодаря всему этому Канбан вносит вклад в культурную эволюцию организаций. Обнажая проблемы и сосредоточивая организационные усилия на их решении, устраняя их эффекты в будущем, Канбан облегчает создание тесно сотрудничающей, доверяющей друг другу, наделенной бoльшими полномочиями и постоянно совершенствующейся команды.

Доказано, что Канбан повышает удовлетворенность пользователя благодаря регулярным, надежным и высококачественным релизам ценного функционала. Также доказано, что он улучшает производительность, качество и сокращает время выработки. К тому же есть свидетельства того, что канбан может стать катализатором для возникновения более гибкой организации благодаря эволюционным культурным изменениям.

Дальнейшая цель этой книги – помочь понять, как использовать канбан-системы в разработке ПО, и научить вас внедрять такие системы, чтобы достичь обещанных выгод вместе с вашей командой.

Канбан как комплексная адаптивная система для бережливого производства

Канбан-метод предлагает комплексную адаптивную систему, которая направлена на катализацию перехода организации к бережливому производству. Комплексные адаптивные системы обладают начальными условиями и простыми правилами, которые требуются для перехода к комплексному адаптивному интеграционному поведению. Чтобы создать навыки бережливого производства в организации, Канбан использует пять ключевых свойств. Эти свойства присутствуют во всех успешных вариантах внедрения Канбана, в том числе и в том, который использовался в Microsoft и будет описан в главе 4 (#gl4). Вот эти пять свойств.

1. Визуализация рабочего потока.

2. Ограничение количества незавершенных задач.

3. Измерения и управление потоком.

4. Формальные политики процессов.

5. Использование моделей[5 - В Канбане обычно используются теория ограничения систем, системное мышление – понимание вариативности по Эдвардсу Демингу, и концепция муда (потери) из производственной системы Toyota. Модели, используемые в Канбане, постоянно развиваются, а в некоторых реализациях применяются идеи и из других областей – например, социологии, психологии или управления рисками. Прим. ред.] для оценки возможностей совершенствования.

Ситуационное поведение и канбан

В реализациях Канбана мы ожидаем увидеть появление новых привычек и осознания некоторых правил, список которых постоянно растет. Некоторые из них (или даже все) есть в большинстве последних реализаций. Так, все они присутствовали в Corbis за 2007 год. Мы полагаем, что этот список будет расти, когда мы больше узнаем о влиянии Канбана на организации.

• Процессы уникальны для каждого проекта или потока создания ценности.

• Разделенные каденции (или разработка, не привязанная к единому итерационному циклу).

• Рабочее расписание определяется стоимостью задержки.

• Оптимизация поставки ценности с помощью классов обслуживания.

• Управление рисками основывается на емкости производственной системы.

• Терпимость к экспериментам в процессе.

• Управление на основании количественных показателей

• Вирусное распространение (Канбана) по организации.

• Слияние небольших команд для создания единых трудовых центров.

Канбан как разрешение действовать

Канбан – это не методология жизненного цикла разработки ПО и не подход к управлению проектами. Он требует наличия каких-то процессов, чтобы можно было применить Канбан для их постепенного изменения.

Этот эволюционный подход, поддерживающий постепенные изменения, до сих пор оспаривается в сообществе специалистов по гибкой разработке ПО. Дело в том, что в его рамках команды не должны брать на вооружение определенный метод или шаблон процесса. Индустрия сервисов и инструментов разработала несколько методик, определенных в двух популярных методах гибкой разработки. В рамках же Канбана сотрудники и их команды могут создавать собственные производственные процессы, способные покрывать ожидания заказчика от этих самых процессов и требующие выработки нового набора инструментов. И действительно, Канбан породил целую волну возникновения революционных инструментов, готовых сместить уже используемые в гибком управлении проектами и заменить их более наглядными и программируемыми, легко подгоняемыми под конкретные рабочие задачи.

В ранние годы гибкой разработки ПО лидеры сообщества нередко не понимали, почему их методы работали. Мы говорили об «экосистемах»[10 - Highsmith, Jim. Agile Software Development Ecosystems. Boston: Addison Wesley, 2002.] и советовали новичкам внедрять все практики – иначе решение не сработает. Некоторые компании опубликовали модели agile-зрелости, где делались попытки оценки усвоения практик. В Scrum-сообществе существует опробованный на практике тест, который часто называют «тестом Nokia»[11 - Тест Nokia Test приписывается Басу Водде, а здесь описан вариант Джеффа Сазерленда, который принял его на вооружение и внес существенные изменения: http://jeffsutherland.com/scrum/2008/08/nokia-test-where-did-it-come-from.html (http://jeffsutherland.com/scrum/2008/08/nokia-test-where-did-it-come-from.html).].

Эти основанные на практике оценки направлены на унификацию
Страница 7 из 19

и отрицают необходимость в адаптации в соответствии с контекстом. Канбан дает рынку разрешение игнорировать эти практические схемы. Он активно поощряет разнообразие.

В 2007 году несколько человек побывали в моем офисе в Corbis, чтобы посмотреть на Канбан в действии. Обычно все посетители, связанные с agile-сообществом разработки ПО, спрашивали об одном и том же: «Дэвид, мы увидели в офисе семь канбан-досок. Они все разные! Каждая команда работает по своему процессу! Как можно справиться с таким разнообразием?» На этот вопрос я обычно отвечал так: «Конечно! Все ситуации разные. Они развивают свой процесс в соответствии с контекстом». Но я знал, что все процессы ведут начало от одних и тех же принципов и что члены команд, осознавая эти базовые принципы, могут адаптировать их под собственные нужды.

Когда с Канбаном познакомилось больше людей, они поняли, что эта система помогает решать проблемы управления изменениями, с которыми они столкнулись в своих организациях. Канбан придает гибкости команде, проекту или компании. Мы пришли к выводу, что Канбан разрешает создать на рынке собственный процесс, оптимизированный для конкретного контекста. Канбан дает разрешение людям думать самостоятельно. Он позволяет быть разными: отличаться от команды, расположившейся в соседнем кабинете, на другом этаже, в другом здании или в конкурирующей фирме. Он дает разрешение отклониться от учебника. Более того, Канбан дает инструменты, которые позволяют объяснить (и оправдать), почему разнообразие – это хорошо и выбрать его – значит поступить правильно.

Чтобы подчеркнуть этот выбор, я разработал дизайн футболки для Общества ограничения незавершенных задач. Я вдохновился постером Шепарда Фэйри для предвыборной кампании Обамы, на который поместил портрет Тайити Оно, создателя канбан-системы в Toyota. Слоган «Да, мы за канбан» призван подчеркнуть, что у вас есть возможность. Вам разрешается попробовать Канбан, модифицировать свои процессы, быть другими. Ваша ситуация уникальна, и вы можете разработать собственное решение для своего процесса, оптимизированное для вашей сферы деятельности и потока создания ценности, рисков, с которыми вы сталкиваетесь, навыков вашей команды и требований ваших клиентов.

Выводы

• Канбан-системы могут быть использованы в любой ситуации через ограничение наличия элементов работы внутри системы.

• Сады Императорского дворца в Токио используют канбан-систему, чтобы контролировать число посетителей в парке.

• Количество сигнальных карточек «канбан», находящихся в обращении, ограничивает объем незавершенных задач.

• Новая работа втягивается в процесс после возвращения в оборот сигнальной карточки, когда предыдущее задание выполнено.

• В IT-сфере мы, как правило, используем виртуальную канбан-систему, поскольку для ограничения количества незавершенных задач не передаются какие-либо физически существующие карточки.

• Доски со стикерами, часто встречающиеся в гибкой разработке ПО, не являются канбан-системами.

• Канбан-системы создают на рабочем месте положительную напряженность, которая вызывает обсуждение проблем.

• Канбан-метод (или Канбан с большой буквы) использует канбан-систему как катализатор изменений.

• Канбан требует формальных политик процессов.

• Канбан использует инструменты разных областей знаний для анализа проблем и поиска решений.

• Канбан предполагает пошаговое улучшение процессов благодаря постоянному выявлению проблем, влияющих на производительность.

• Современное определение Канбан-метода можно найти в сети на сайте Общества ограничения незавершенных задач (Limited WIP Society, http://limitedwipsociety.ning.com/ (http://limitedwipsociety.ning.com/)).

• Канбан дает разрешение на отклонения в разработке ПО, поощряет поиск специфических решений в зависимости от контекста вместо догматического следования определению процесса жизненного цикла разработки ПО или шаблону.

Часть II

Преимущества канбана

Глава 3

Рецепт успеха

Последние десять лет я пытался ответить на вопрос, какие действия вам как менеджеру следует предпринять, если вы унаследовали команду, особенно работающую не в соответствии с agile-практиками, которая обладает широким набором способностей и, возможно, совершенно неэффективна. Обычно меня делали агентом организационных изменений. Таким образом, я должен был обеспечить переход к позитивным изменениям и быстрый прогресс, желательно в течение двух-трех месяцев.

Как у менеджера у меня никогда не было возможности в крупных организациях нанять собственную команду. Меня просили приспособить существующий коллектив, причем с минимальными кадровыми изменениями, для проведения революции в производительности организации. Я думаю, что такая ситуация встречается гораздо чаще, чем возможность набрать новую команду.

Постепенно я выработал подход к управлению такими изменениями. Он основан на опыте, в котором учтены все прошлые ошибки. Они связаны, как правило, с попытками использовать административный ресурс для навязывания рабочих процессов. Приказы руководства обычно не приводят ни к чему хорошему. Когда я просил команды изменить свое поведение и перейти на какой-нибудь agile-метод, например Feature Driven Development, я встречал сопротивление. Мои возражения, что бояться нечего, я проведу необходимое обучение и выступлю в роли наставника, почти не давали результата. В лучшем случае люди соглашались с большой неохотой – об истинной и глубокой институциализации перемен не могло быть и речи. Когда вы просите людей измениться, это порождает страх и снижает их самооценку, поскольку тем самым вы даете понять, что их навыки более не нужны.

Для борьбы с подобными проблемами я разработал так называемый рецепт успеха. Он содержит руководство для нового менеджера, адаптирующего существующую команду к новым реалиям. Действуя согласно этому рецепту, можно добиться быстрого улучшения и почти не вызвать сопротивления команды. Здесь я хотел бы упомянуть о влиянии Дональда Рейнертсена, благодаря которому я освоил два первых и последний, шестой, этап этого рецепта. Работы Элияху Голдратта по теории ограничений и его пять направляющих шагов также оказали серьезное воздействие на четвертый и пятый этапы.

Вот эти этапы:

• концентрация на качестве;

• снижение количества незавершенных задач;

• частые релизы;

• баланс требований и пропускной способности;

• приоритизация;

• борьба с источниками вариативности для улучшения предсказуемости.

Внедрение рецепта

Этот рецепт применяется в форме его выполнения техническим или функциональным менеджером. На первом месте – концентрация на качестве, и она находится под контролем менеджера по разработке или тестированию либо его непосредственного руководителя – например, технического директора. Двигаясь вниз по списку, мы видим, что постепенно требования контроля ослабевают и начинают уступать место сотрудничеству с сопредельными группами – вплоть до этапа «приоритизация». Приоритизация – это работа бизнес-отдела, а не технологической организации, поэтому менеджер технического отдела не должен
Страница 8 из 19

этим заниматься. К сожалению, руководители бизнес-подразделений нередко уклоняются от ответственности и поручают провести расстановку приоритетов именно техническому менеджеру. А затем распекают его за неправильный выбор. Борьба с источниками вариативности для улучшения предсказуемости идет в списке последней, потому что для искоренения некоторых типов вариативности требуются изменения в поведении. А просить людей об этом – сложная задача! Поэтому борьбу с вариативностью лучше отложить до того момента, когда благодаря успехам, достигнутым на более ранних стадиях, в организации произойдет смена климата. Как мы увидим в главе 4 (#gl4), иногда важно бороться с источниками вариативности на ранних стадиях, чтобы стала возможной реализация первых этапов. Здесь главное – выбирать такие источники вариативности, которые не требуют серьезных изменений в поведении, чтобы сотрудники с готовностью приняли ваши предложения.

Концентрация на качестве – самый простой этап, потому что это техническая дисциплина, которой может руководить функциональный менеджер. Остальные этапы сложнее, поскольку во многом зависят от согласия и сотрудничества с другими командами. Они требуют навыков постановки целей, переговоров, знания психологии, социологии и эмоционального интеллекта. Создание консенсуса на этапе баланса требований и пропускной способности жизненно важно. Чтобы сгладить дисбаланс между ролями и обязанностями членов команды, требуются серьезные дипломатические способности и навыки переговорщика. Таким образом, имеет смысл сосредоточиться на тех вещах, которые находятся под вашим контролем и способны положительно сказаться на производительности вашей команды и бизнеса в целом.

Укрепление доверительных отношений с другими командами поможет выполнить более сложные элементы. Создание и демонстрация высококачественного кода, содержащего мало ошибок, закрепляет доверие. А еще сильнее повышает его регулярный выпуск высококачественного кода. С ростом уровня доверия менеджер получает больше политического капитала. Это позволяет двигаться к следующему этапу рецепта. В итоге ваша команда завоюет достаточно уважения, чтобы вы могли воздействовать на владельцев продукта, команду по маркетингу и бизнес-спонсоров, изменить их поведение и начать сотрудничество для расстановки приоритетов и выявления наиболее ценных элементов для разработки.

Борьба с источниками вариативности для улучшения предсказуемости – непростое дело. Ее нельзя начинать, пока команда не будет работать на более зрелом и существенно более высоком уровне. Первые четыре этапа рецепта имеют при этом серьезное значение. Они могут принести успех новому менеджеру. Однако чтобы действительно создать культуру инноваций и постоянного совершенствования, необходимо атаковать источники вариативности процесса. Поэтому последний этап рецепта требует дополнительного доверия: он отделяет действительно великих технических лидеров от обычных компетентных менеджеров.

Концентрация на качестве

В «Манифесте гибкой разработки ПО» ничего не говорится о качестве, хотя в «Принципах манифеста»[12 - Beck et al., “The Principles Behind the Manifesto.” http://www.agilemanifesto.org/principles.html (http://www.agilemanifesto.org/principles.html).] ведется речь о мастерстве, что подразумевает концентрацию на качестве. Но если качество не фигурирует в «Манифесте», почему оно стоит на первом месте в моем рецепте успеха? Суть в том, что большое количество ошибок приводит к основным потерям времени в разработке ПО. Эти цифры просто невероятны, а их амплитуда может колебаться на несколько порядков.

Кейперс Джонс[13 - Jones, Capers. Software Assessment Benchmarks and Best Practices. Boston: Addison Wesley, 2000.] сообщает, что в 2000 году во время пузыря доткомов он оценивал качество программ для североамериканских команд, и оно колебалось от шести ошибок на одну функциональную точку до менее чем трех ошибок на 100 функциональных точек – 200 к одному. Серединой будет примерно одна ошибка на 0,6–1,0 функциональной точки. Таким образом, для команд вполне типично тратить более 90 % своих усилий на устранение ошибок. Есть и прямое тому свидетельство: в конце 2007 года Аарон Сандерс, один из первых последователей Канбана, написал на листе рассылки Kanbandev, что команда, с которой он работал, тратила 90 % доступной производительности на исправление ошибок.

Стремление к изначально высокому качеству окажет серьезное влияние на производительность и пропускную способность команд, имеющих большую долю ошибок. Можно ожидать увеличения пропускной способности в два – четыре раза. Если команда изначально отстающая, то концентрация на качестве позволяет увеличить этот показатель вдесятеро.

Улучшение качества программ – это всем хорошо понятная проблема.

И гибкая разработка, и традиционные подходы к качеству имеют свои достоинства. Их нужно сочетать. Тестированием должны заниматься профессиональные тестировщики. Они находят дефекты и предотвращают их попадание в готовый продукт. Если вы будете просить разработчиков писать модульные тесты и автоматизировать их для автоматизированного регрессионного тестирования, то это возымеет серьезный эффект. Казалось бы, если просить разработчиков сначала писать тесты, то это дает психологическое преимущество. Так называемая разработка через тестирование (Test Driven Development, TDD) действительно, судя по всему, помогает: тестовое покрытие выглядит более полным. Стоит сказать, что дисциплинированные команды, которые я возглавлял, писали тесты уже после функционального кодирования и демонстрировали качество на уровне лучших показателей индустрии. Однако очевидно, что у средней команды качество повысится, если тесты будут написаны до функционального кода.

Рецензирование кода повышает качество. Рецензирование кода работает и в случае парного программирования, и при экспертной оценке, анализе кода или полной инспекции по Фагану. Оно помогает повысить как внутреннее, так и внешнее качество кода. Рецензирование кода лучше всего проводить часто и небольшими порциями. Я предлагаю командам ежедневно рецензировать код друг друга как минимум по 30 минут.

Совместный анализ и проектирование улучшают качество. Когда команды просят работать вместе над анализом проблем и проектированием решений, качество обычно выше. Я предлагаю командам проводить сессии совместного командного анализа и проектирования. Проектирование должно проводиться ежедневно малыми порциями. Скотт Амблер называет это agile-моделированием[14 - Ambler, Scott. Agile Modeling: Effective Practices for Extreme Programming and the Unified Process. Hoboken, N.J.: Wiley, 2002.].

Использование шаблонов проектирования повышает качество. Шаблоны проектирования заключают в себе известные решения известных проблем. Благодаря им на ранних этапах жизненного цикла становится доступно больше информации, а ошибки проектирования устраняются.

Использование современных инструментов разработки повышает качество. Многие современные инструменты содержат функции проведения статического и динамического анализа кода. Их нужно включать и настраивать для каждого проекта. Эти средства анализа могут помочь программистам избежать элементарных ошибок –
Страница 9 из 19

например, внесения таких широко известных проблем, как пробелы в защите.

Более экзотические современные инструменты разработки, такие как производственные линии программных продуктов (или фабрики программного обеспечения) и предметно-ориентированные языки, устраняют ошибки. Фабрики программного обеспечения можно использовать для инкапсуляции шаблонов проектирования как фрагментов кода. Тем самым сокращается вероятность внесения ошибок в код. Можно использовать этот инструмент и для автоматического переиспользования функционала в коде, что также сокращает вероятность внесения ошибок. Использование программного обеспечения также сокращает необходимость проверок кода, поскольку фабричный код не нужно проверять заново. Его качество доказано.

Некоторые из последних предложений на самом деле относятся к области сокращения вариативности процесса. Использование фабрик программного обеспечения, а возможно, даже и шаблонов проектирования – это просьба к разработчикам изменить их образ действий. Большим прорывом может стать использование профессиональных тестировщиков, написание тестов до описания функционала, автоматическое регрессивное тестирование, рецензирование кода. И еще одно…

Сокращение объема незаконченного проектирования существенно повышает качество программ.

Снижайте количество незавершенных задач и делайте частые релизы

В 2004 году я работал с двумя командами в Motorola. Обе они разрабатывали сетевую часть бэкэнд-приложения для мобильных телефонов. Одна команда работала над сервером для «скачивания по воздуху» (over-the-air, OTA) рингтонов, игр и других приложений и данных. Вторая разрабатывала сервер для управления устройствами «по воздуху» (OTA DM). Обе команды руководствовались методологией Feature Driven Development (FDD). Обе были примерно одного размера – человек восемь разработчиков, один архитектор, до пяти тестировщиков и менеджер проекта. Работая совместно с маркетологами, команды сами проводили анализ и проектирование. Обеим командам помогали отдельные команды проектирования пользовательского взаимодействия (UX) и разработки пользовательской документации (технические писатели).

Незавершенные задания (WIP), время выполнения и ошибки

На рис. 3.1 демонстрируется кумулятивная диаграмма потока для команды, занимавшейся закачкой ОТА. Кумулятивная диаграмма потока – это зонированный график, который отражает объем работы в определенном состоянии. Состояния, показанные на диаграмме, – это бэклог, то есть объем работы, который заведен в учетную систему, но очередь до него еще не дошла. «Начатое» – это когда требования к функционалу обсуждались с разработчиками; «спроектированное» – то есть для функции разработана ML-диаграмма последовательности; «разработанное» – то есть функционал разработан в соответствии с диаграммой последовательности; «завершенное» – то есть все модульные тестирования пройдены, код прошел рецензирование и был принят ведущими разработчиками и передан на тестирование.

.

Рис. 3.1. Кумулятивная диаграмма потока (КДП) команды закачек OTA (осень 2003 – зима 2004 гг.)

Первая линия на диаграмме показывает количество функций в масштабе проекта. Этот объем был разделен владельцами бизнеса на две части. Вторая линия показывает количество начатых функций. Третья линия – число спроектированных, четвертая – разработанных, а пятая – количество завершенных и готовых к тестированию функций.

Вертикальная разница между второй и пятой линиями в любой выбранный день показывает количество незавершенных задач, а горизонтальная дистанция между второй и пятой линиями показывает среднее время выполнения с момента начала работы над функцией до дня ее сдачи. Важно заметить, что горизонтальное расстояние – это среднее, а не конкретное время выполнения для конкретной функции. Кумулятивная диаграмма потока не показывает конкретных функций. Пятьдесят пятая начатая функция может быть тридцатой законченной. Никакой связи между линией на оси у и конкретной функцией из бэклога нет.

Команде сервера закачек ОТА не хватало либо дисциплины, либо мотивации для использования метода FDD. Они не работали совместно, как требует FDD, а выдавали большие порции функций на откуп индивидуальным разработчикам. Обычно на одного разработчика у них в любое время приходилось до десяти функций. А команда по разработке OTA DM следовала методам, изложенным в учебнике. Они хорошо работали в сотрудничестве и разрабатывали модульные тесты для 100 % своих функций. И самое важное – они трудились над небольшим количеством функций одновременно, обычно это было 5–10 функций в работе для всей команды в любой момент.

Целевым ориентиром для функции в FDD является 1,6–2,0 функционального очка кода.

У команды по разработке сервера закачек OTA, находившейся в Сиэтле, среднее время выполнения составляло примерно три месяца на функцию от начала работы до сдачи ее для интеграционного теста команде из Шампейна (рис. 3.1 (#ris_3_1)).

У команды по разработке OTA DM среднее время выполнения колебалось от 5 до 10 дней, что показано на рис. 3.2. Разница в исходном качестве, измеряемом в количестве ошибок в системном или интеграционном тесте, превысила 30 раз. Команда по разработке OTA DM продемонстрировала изначальное качество на уровне лидеров индустрии – две или три ошибки на 100 функций, а команда по разработке сервера закачек OTA продемонстрировала средний по индустрии результат – около двух ошибок на функцию.

Рис. 3.2. Кумулятивная диаграмма потока (КДП) команды управления устройствами OTA (зима 2004 года)

Из этих диаграмм можно сделать вывод, что количество незавершенных задач непосредственно связано с временем выполнения. Рис. 3.2 явно демонстрирует, что с сокращением числа незавершенных задач уменьшается и время выполнения. На пике среднее время выполнения составляет 12 дней. Позднее в проекте, когда незавершенных задач становится меньше, среднее время выполнения сокращается до четырех дней.

Существует причинно-следственная связь между количеством незавершенных задач и средним временем выполнения, и эта зависимость линейна. В производстве эти отношения известны как закон Литтла. Пример двух команд из Motorola предполагает наличие корреляции между увеличением времени выполнения и снижением качества. Похоже, что увеличение времени выполнения оборачивается существенно худшим качеством. В нашем случае увеличение среднего времени выполнения в 6,5 раза повлекло за собой более чем тридцатикратное увеличение первичных ошибок. Более долгое время выполнения связано с увеличением количества незавершенных задач. После выявления этого примера я стал использовать незавершенные задания как средство контроля качества и убедился в наличии взаимосвязи между их количеством и исходным качеством кода. Однако на момент написания этой книги не существует научных подтверждений этого эмпирически полученного результата.

Снижение количества незавершенных задач, или сокращение продолжительности итерации, оказывает серьезное влияние на исходное качество. Судя по всему, отношение между количеством незавершенных задач и исходным
Страница 10 из 19

качеством нелинейно, то есть ошибки растут непропорционально увеличению количества незавершенных задач. Таким образом, видимо, двухнедельные итерации лучше четырехнедельных, а недельные еще лучше. Более короткие итерации повышают качество.

Логика представленных свидетельств подсказывает, что имеет смысл ограничить число незавершенных задач при помощи канбан-системы. Если мы знаем, что управление незавершенными задачами пойдет на пользу качеству, то почему бы не прописать формальные правила ограничения их количества, тем самым высвободив менеджеров для другой деятельности?

Из тесной взаимосвязи между незавершенными задачами и качеством следует, что этап 2 нашего рецепта должен внедряться параллельно с этапом 1 или сразу после него.

Кто лучше?

Я вмешался в деятельность команды разработки сервера закачек OTA в рождественскую неделю 2003 года и сообщил ведущему программисту, что незавершенных задач слишком много, время разработки велико, а завершено на самом деле не так много. Я посетовал, что все это приведет к потерям в качестве. Мои опасения были услышаны, и в январе 2004 года в работе команды появились некоторые изменения. В итоге в 2004 году сократились и незавершенные задачи, и время выполнения. Однако эти перемены произошли слишком поздно: команда уже успела наделать много ошибок.

Согласно диаграмме, проект был завершен примерно в середине марта 2004 года, но на самом деле команда продолжала работу над программами до середины июля. Половина команды разработчиков OTA DM были отозваны со своего проекта, чтобы помочь в работе над ошибками. В июле 2004 года руководитель бизнес-подразделения объявил продукт готовым, несмотря на то что не был уверен в его качестве. Продукт перешел к команде поддержки. За это время 50 % клиентов отменили заказы, усомнившись в качестве продукта. Хотя члены команды поддержки сохраняли хорошие личные отношения с разработчиками продукта, они разуверились в их профессионализме. По их мнению, продукт был плох, а разработчики оказались ни на что не способны.

Как ни странно, если бы в то время кто-то из посторонних спросил разработчиков: «Кто здесь самый умный?» – они указали бы на одного из членов той самой злополучной команды. Такую же реакцию вызвал бы вопрос «У кого здесь больше всего опыта?». Проанализировав резюме, вы убедились бы, что средний опыт команды разработчиков сервера закачек превосходил опыт команды, отвечавшей за управление устройствами, на три года. По бумагам выходило, что команда сервера закачек лучше. И некоторые из ее членов до сих пор в этом уверены, несмотря на множество свидетельств обратного.

Как опытный менеджер и наставник я могу сказать, что некоторые члены команды по управлению устройствами имели низкую профессиональную самооценку и сожалели, что не обладают одаренностью ребят из другой команды. Однако в реальности их производительность оказалась в пять с половиной раз выше, а исходное качество превосходило качество работы команды сервера закачек более чем в тридцать раз. Правильные процедуры, отличная дисциплина, сильный менеджмент и лидерство сделали свое дело. Этот пример подтверждает: необязательно обладать лучшими сотрудниками, чтобы выдавать результат мирового класса. Некоторые участники agile-сообщества уверены (хотя я считаю такой подход «снобизмом мастеров»): для успеха в гибкой разработке нужна лишь небольшая команда настоящих профессионалов. Однако в моем случае команда людей совершенно разного уровня смогла достичь великолепного результата.

Частые релизы порождают доверие

Сокращение незавершенных задач снижает время выполнения. Уменьшение времени выполнения делает возможными более частые релизы работающего кода. Частые релизы порождают доверие со стороны внешних команд, особенно отдела маркетинга и спонсоров. Определить доверие довольно трудно. Социологи называют его социальным капиталом. Они выяснили, что доверие зависит от текущих событий и что небольшие, но часто происходящие действия укрепляют доверие сильнее, чем крупные поступки, которые совершаются от случая к случаю.

Когда я рассказываю об этом в аудитории, я всегда спрашиваю девушек, о чем они думают после первого свидания. Предлагаю такую ситуацию: свидание понравилось, но парень не звонит уже две недели. После этого он появляется на пороге с букетом цветов и извинениями. Я прошу сравнить его поведение с поступком человека, который уже по дороге домой посылает первое СМС: «Отлично провел вечер, очень хотел бы встретиться снова. Позвоню завтра?» – а затем действительно звонит. Кого выберет девушка? Часто казалось бы малозначительные поступки вызывают больше доверия к человеку, чем яркие, но совершаемые от случая к случаю.

Так обстоит дело и с разработкой ПО. Небольшие, но частые и высококачественные релизы создают больше доверия у команд партнеров, чем пространные, но более редкие.

Мелкие релизы показывают, что команда разработчиков способна получать результат и создавать ценности. Они вызывают доверие у команды маркетологов и спонсоров. Высокое качество разработанного кода успокаивает также и партнеров по дальнейшей работе – операционный отдел, техподдержку, интеграторов и подразделение продаж.

Неявное знание

Довольно легко понять, почему маленькие порции кода идут на пользу качеству. Сложность задач, связанных с познанием, экспоненциально возрастает с увеличением незавершенных задач. А наш мозг усиленно пытается справиться с этой сложностью. В области разработки ПО большое количество знаний и информации передается неявно – это происходит во время совместной работы. Информация является вербальной и визуальной, но поставляется в своеобразном формате – например, в виде рисунка на доске. У нашего мозга ограниченны возможности хранения этих неявных знаний, и они начинают забываться. Мы не можем припомнить точных деталей и делаем ошибки. Если все члены команды доступны друг для друга, то такие ошибки памяти можно исправить, запрашивая уточнения или обращаясь к коллективной памяти группы. Поэтому гибкие команды, работающие в одном и том же месте, имеют больше шансов сохранять неявные знания. Однако ценность таких знаний со временем уменьшается, поэтому для связанных с ними процессов необходимо сокращать время выполнения. Мы знаем, что уменьшение незавершенных задач напрямую связано с сокращением времени выполнения. Поэтому можно предположить, что неявные знания будут обесцениваться медленнее при уменьшении количества незавершенных задач, что приведет и к более высокому качеству.

Нужно отметить, что сокращение незавершенных задач повышает качество и дает возможность более часто выпускать релизы. Более частые релизы высококачественного кода, в свою очередь, укрепляют доверие со стороны внешних команд.

Баланс между нагрузкой и пропускной способностью

Сохранение баланса между нагрузкой и пропускной способностью подразумевает, что мы сами задаем темп приема новых задач в разработку, который должен соответствовать скорости выдачи рабочего кода. Тем самым мы эффективно доводим количество незавершенных задач
Страница 11 из 19

до необходимого показателя. Когда работа завершается, мы вытягиваем новую работу (или требования) от тех, кто формирует нагрузку. Поэтому любое обсуждение приоритетов и принятия обязательств по новым задачам может происходить лишь в контексте завершения выполнения какого-либо существующего объема текущей работы.

Эти изменения дают глубокий эффект. Пропускная способность этапов процесса будет ограничена уязвимыми местами. Вы вряд ли сразу же выявите их. Более того, если вы поговорите со всеми участниками цепочки создания ценности, то они, вероятнее всего, заявят о сильной перегруженности работой. Однако как только удастся сбалансировать нагрузку и пропускную способность и ограничить число незавершенных задач в своей цепочке ценностей, произойдет чудо. Полностью загруженными окажутся лишь уязвимые места – так называемые бутылочные горлышки. Остальные участники цепочки создания ценности вскоре почувствуют, что у них появились свободное время и силы. И даже те, кто работает на уязвимых участках, почувствуют, что работать стало легче. Возможно, впервые за долгие годы ваша команда перестанет чувствовать изнеможение и у многих сотрудников появится наконец давно забытое ощущение свободного времени.

Создание резерва времени

Благодаря резерву времени на организацию приходится меньше стресса, и сотрудники могут сосредоточиться на качестве выполнения работ. Теперь они смогут гордиться своей работой и еще сильнее наслаждаться этими ощущениями. Обладатели свободного времени начнут тратить его на совершенствование – пойдут на курсы или просто сделают уборку на своем рабочем месте. Нередко в этом случае люди стараются заниматься совершенствованием своих навыков, рабочих инструментов, отношений с коллегами, находящимися вниз и вверх по цепочке ценностей. Со временем одно небольшое улучшение будет следовать за другим, и команда начнет производить впечатление постоянно совершенствующейся. Изменится ее культура. Резерв времени, созданный благодаря ограничению количества незавершенных задач и согласию на новую работу только при наличии соответствующих возможностей, радикально улучшит ситуацию в команде.

Чтобы обеспечить постоянное совершенствование, необходимы резервы. Для их создания нужно сохранить баланс требований и пропускной способности и ограничить количество незавершенных задач.

Люди интуитивно стремятся заполнить свободное время. Поэтому после ограничения количества незавершенных задач и установления баланса между требованиями и пропускной способностью появится тенденция «поддержания равновесия» за счет перераспределения ресурсов, когда все сотрудники на равных заняты в рабочем процессе. Хотя это выглядит очень эффективным решением, удовлетворяющим представлениям об управлении в XXI веке, на самом деле оно замедляет создание культуры совершенствования. Для нее необходимо свободное время. Чтобы оно появлялось, цепочка создания ценности должна быть несбалансированной и содержать бутылочные горлышки. Оптимизация ради использования всех ресурсов нежелательна.

Расстановка приоритетов

Если первые три пункта рецепта внедрены, то дальше все пойдет без сучка без задоринки. Высококачественный код должен выдаваться часто, время выполнения разработки стать относительно коротким, а число незавершенных задач – ограниченным. Новые задания должны поступать в разработку только после того, как сдаются предыдущие и освобождается место. В это время внимание руководства переключается на оптимизацию создаваемых ценностей, а не только на объемы создаваемого кода. Нет смысла сосредоточиваться на расстановке приоритетов, пока выработка непредсказуема. Зачем тратить силы на приоритеты поступления, если это не скажется на конечном результате? Пока эта проблема не решена, лучше использовать драгоценное время на достижение предсказуемости и качества выполнения работ. Уделить внимание расстановке приоритетов задач стоит лишь тогда, когда вы убедитесь, что действительно можете выполнять задачи примерно в том же порядке, в котором они поступают.

Влияние

Расстановкой приоритетов не должна заниматься техническая организация: этот процесс находится вне зоны влияния технического руководства. Чтобы улучшить расстановку приоритетов, владельцу продукта, спонсору или отделу маркетинга следует изменить свое поведение. Технические управленцы могут искать рычаги влияния только после того, как все приоритеты уже установлены.

Чтобы появился достаточный политический и социальный капитал для воздействия на изменения, необходим определенный уровень доверия. Если ваша команда неспособна постоянно выдавать высококачественный код, то ни о каком доверии не может быть и речи. Такая команда имеет мало шансов повлиять на расстановку приоритетов и тем самым оптимизировать ценности, создаваемые в процессе разработки.

В последнее время в agile-сообществе модно говорить об оптимизации бизнес-ценности и о том, что объем выпуска рабочего кода (так называемая скорость разработки ПО) – не такой уж важный показатель. Это потому, что истинное мерило успеха – объем поставленной бизнес-ценности. В конечном счете так и есть, но важно не забывать, что команда должна растить свою зрелость. Большинство организаций неспособны измерить созданную бизнес-ценность и отчитаться по ней. Сначала им следует овладеть базовыми навыками, а уже потом браться за более серьезные вызовы.

Рост зрелости

Я считаю, что команда должна расти таким образом. Сначала следует научиться создавать высококачественный код. Затем сокращается количество незавершенных задач и, соответственно, время выполнения, более частыми становятся релизы. После этого поддерживается баланс нагрузки и пропускной способности, ограничиваются незавершенные задачи, создается резерв времени, что ведет к совершенствованию. Когда процесс разработки программ начинает идти гладко и со временем оптимизируется, улучшается и процесс расстановки приоритетов, что приводит к оптимизации создания ценности. Надежды на оптимизацию бизнес-ценности – это только мечты. Прежде всего примите меры для постепенного взросления коллектива, следуя рецепту успеха.

Атака на источники вариативности для улучшения предсказуемости

Как последствия вариативности, так и борьба с ней в процессе работы – это сложные понятия. Сокращение вариативности в разработке ПО требует от сотрудников изменений в их рабочем процессе – они должны освоить новые техники и изменить личное поведение. Все это непросто, а потому не подходит для новичков и незрелых организаций.

Вариативность приводит к большому количеству незавершенных задач и увеличению времени выполнения. Подробнее об этом читайте в главе 19 (#litres_trial_promo). Вариативность порождает необходимость в резервах времени вне бутылочных горлышек, чтобы справиться с неустойчивым объемом работы: вариативность воздействует на объем работы, идущий через цепочку создания ценности. Чтобы глубже разобраться в том, почему так происходит, нужно обладать определенными познаниями в системе статистического контроля
Страница 12 из 19

процессов и теории массового обслуживания, что выходит за рамки этой книги. Мне, например, нравится работа Дональда Уилера и Дональда Рейнертсена о вариативности и массовом обслуживании, так что, если вы хотите узнать об этом больше, начните с нее.

Пока же примите на веру положение о том, что вариативность в размерах задач, требующих усилий на анализ, дизайн, программирование, тестирование, сборку и выдачу релиза, отрицательно влияет на пропускную способность процесса и накладных расходов цепочки создания ценности в разработке ПО.

Однако ряд источников вариативности непосредственно вшит в производственный процесс вследствие неудачного выбора правил работы. Пример в главе 4 (#gl4) рассказывает о некоторых из них: это ежемесячное перепланирование, соглашение о предоставлении услуг, основанное на оценках, приоритет текстовых, то есть не требующих пересборки продукта, изменений в производстве. Все три приведенных примера – это результат работы по правилам, которые нужно изменить. Простое изменение существующих правил может значительно сократить число источников вариативности, влияющих на предсказуемость.

Рецепт успеха и канбан

Канбан делает возможными все шесть этапов рецепта успеха и обеспечивает его реализацию, а рецепт успеха создает доверие к внедряющему его менеджеру. В свою очередь, рецепт успеха иллюстрирует ценность Канбана.

Выводы

• Канбан делает возможным реализацию всех составляющих рецепта успеха.

• Рецепт успеха объясняет ценность Канбана.

• Плохое качество – это главный источник потерь в разработке ПО.

• Снижение количества незавершенных задач повышает качество продукта.

• Повышение качества порождает доверие у сотрудников ниже по цепочке создания ценности – например, операционных инженеров.

• Частый выход релизов порождает доверие со стороны сотрудников выше по цепочке создания ценности – например, отдела маркетинга.

• Вытягивающая система может сбалансировать нагрузку и пропускную способность.

• Вытягивающие системы выявляют бутылочные горлышки и создают резервы времени и усилий в остальных местах.

• Качественная расстановка приоритетов максимизирует производительность цепочки создания ценности в разработке ПО.

• Расстановка приоритетов сама по себе мало значит без хорошего изначального качества и предсказуемости производственной системы.

• Чтобы внести изменения для сокращения вариативности, требуются резервы.

• Сокращение вариативности снижает потребность в резервах.

• Сокращение вариативности позволяет сбалансировать ресурсы (а в дальнейшем, возможно, и сократить численный состав команды).

• Сокращение вариативности снижает требования к ресурсам.

• Сокращение вариативности позволяет уменьшить количество канбан-жетонов, незавершенных задач и приводит к снижению среднего времени выполнения.

• Появление резервов создает возможности для улучшения.

• Усовершенствование процесса ведет к повышению производительности и предсказуемости.

Глава 4

От худшего к лучшему за пять кварталов

В октябре 2004 года Драгош Думитриу был менеджером программ в Microsoft. Он только что возглавил отдел, который имел репутацию худшего IT-подразделения компании.

Должность «менеджер программ» в Microsoft примерно соответствует тому, что в других местах называют менеджером проектов, но обычно включает также некоторую ответственность за анализ и архитектуру. Менеджер программ назначается на инициативу, проект или продукт и отвечает за часть функционала. Чтобы выполнить работу, он привлекает ресурсы из функциональных областей, например разработки и тестирования. Драгош отвечал за техническое обеспечение ПО для бизнес-подразделения XIT. Эта команда (рис. 4.1), зрелость процессов которой оценивалась как CMMI Model Level 5, располагалась в Индии и состояла из трех разработчиков, трех тестировщиков и менеджеров, занимавшихся разработкой небольших обновлений и устранением ошибок примерно в 80 кроссфункциональных IT-приложениях, используемых сотрудниками Microsoft по всему миру. Сам Драгош находился в кампусе в Редмонде. В то же самое время там работал и я.

Рис. 4.1. Команда в Хайдарабаде (Индия). Драгош – четвертый слева

Проблема

Драгош сам вызвался возглавить команду, которая имела худшую репутацию в Microsoft с точки зрения клиентского обслуживания. В круг его обязанностей как агента изменений входило решение проблем длительного времени выполнения задач и плохо сформулированных, из-за сложившейся в компании конъюнктуры, ожиданий заказчиков. Некоторые из его предшественников на этой должности продолжали работать в компании с другими проектами того же подразделения. Они опасались, что если ему удастся улучшить производительность команды, то они будут выглядеть неудачниками.

Программисты и тестировщики этой организации следовали методологии PSP/TSP (Personal Software Process / Team Software Process). Такие требования компании Microsoft были записаны в контракте. Джон Де Ваан в то время – непосредственный подчиненный Билла Гейтса и большой поклонник Уоттса Хамфри из Института программной инженерии. Как глава Engineering Excellence в Microsoft, он мог требовать от IT-отдела и его поставщиков соблюдения определенных процедур. Поэтому изменение метода жизненного цикла разработки ПО было невозможным.

Драгош понял, что основная причина их проблем не в методе PSP/TSP и не в рейтинге зрелости организации. Более того, команда производила почти все, что от нее требовалось, с высоким качеством. Однако время выполнения запросов на изменения доходило до пяти месяцев и вместе с объемом бэклога продолжало бесконтрольно увеличиваться. Создавалось ощущение плохо организованной и почти неуправляемой команды. Высшее руководство не спешило выделять дополнительные средства на решение этой проблемы. Итак, сдерживающие факторы для изменений были связаны с политикой, финансами и правилами компании. Он обратился ко мне за помощью.

Визуализация рабочего процесса

Я попросил Драгоша сделать изображение рабочего процесса. Он набросал схему, в которой описывался жизненный цикл для запроса изменений, после чего мы обсудили проблему. Рис. 4.2 – это факсимиле того, что он сделал. Фигурка PM (менеджера программ) изображает Драгоша.

Рис. 4.2. Изначальный рабочий процесс технического обеспечения в XIT с указанием времени выполнения Initial

Поступление запросов было бесконтрольным. Четыре менеджера продукта представляли и контролировали бюджеты для ряда клиентов, которые владели приложениями, обслуживаемыми XIT. Они добавляли новые запросы и дефекты, выявленные в процессе промышленной эксплуатации.

Эти ошибки были внесены не командой техподдержки, а проектными командами разработки приложений. Такие команды обычно прекращают свое существование через месяц после выхода новой системы, а исходный код переходит к команде техподдержки.

Факторы, влияющие на производительность

Когда поступал запрос, Драгош отправлял его на оценку в Индию. Согласно регламенту, оценку нужно было произвести и представить владельцам бизнеса в течение 48 часов. Так было легче вычислить ROI (прибыли
Страница 13 из 19

на инвестицию) и принять решения по запросу. Раз в месяц Драгош встречался с менеджерами продукта и другими заинтересованными лицами: проводилась новая расстановка приоритетов в бэклоге и составлялся план проекта по запросам.

В то время в месяц обрабатывалось около семи запросов. В бэклоге было более 80 записей, и его объем продолжал увеличиваться. Таким образом, ежемесячно подвергались переоценке более 70 запросов, а обработка запроса занимала в среднем четыре месяца. В этом и крылась основная причина неудовлетворительной работы. Сами запросы были небольшими, но постоянное изменение приоритетов означало стабильную неудовлетворенность клиентов.

Запросы фиксировались при помощи инструмента под названием Product Studio. Обновленная версия этой программы была впоследствии выпущена под названием Team Foundation Server Work Item Tracking. Команда техподдержки XIT представляла собой хорошо мне знакомый тип организации, в которой имеется множество данных, но они не используются. Драгош начал анализировать данные и обнаружил, что средний запрос занимал 11 рабочих дней.

Время выполнения при этом составляло от 125 до 155 дней, более 90 % времени тратилось впустую, в том числе на ожидание в очереди.

Оценки поступающей работы отнимали много ресурсов. Мы решили проанализировать процесс оценки, сделав ряд предположений. Хотя аббревиатура ROM расшифровывается как rough order of magnitude (приблизительный порядок величины), клиенты ожидали, что оценка будет очень точной, и члены команды проводили ее с особой тщательностью. У каждого разработчика и тестера одна оценка занимала примерно рабочий день. Мы подсчитали, что на это уходило около 33 % ресурсов команды, а в неудачный месяц – и 40 % рабочего времени, то есть больше, чем на разработку и тестирование. К тому же оценка новых запросов нередко вносила путаницу в планы, составленные на текущий месяц.

Помимо запросов на изменения у команды имелся и второй вид работ – так называемые текстовые изменения на продуктивной среде (Production text changes, PTC), касающиеся интерфейса, редакционных исправлений, изменения данных таблиц или xml-сообщений. Эти изменения не требовали участия разработчиков и часто вносились владельцами бизнеса, менеджерами продукта или программ. Но поскольку они подвергались формальной тестовой приемке, участие тестировщиков было все же необходимо.

PTC традиционно выполнялись прежде всей остальной работы или оценок. PTC поступали неравномерными порциями и тоже нарушали планы на месяц (рис. 4.3).

Рис. 4.3. Рабочий процесс, демонстрирующий оценки ROM и внесение PTC

Установление явных процедурных правил

Команда следовала предписанным процедурам, которые, к сожалению, содержали и неудачные решения, принятые менеджерами на различных уровнях. Важно помнить, что процесс – это набор правил, управляющих поведением, которые находятся под контролем руководства. Например, решение использовать PSP/TSP приняли на уровне вице-президента, то есть всего рангом ниже Билла Гейтса. Такое правило отменить тяжело или невозможно. Но другие правила, например приоритет оценок перед написанием кода и тестированием, были разработаны непосредственными руководителями на местах. Возможно, эти правила имели смысл, когда их внедряли. Но обстоятельства изменились, однако никто не попытался пересмотреть и обновить правила, по которым работала команда.

Оценка была пустой тратой времени

Побеседовав с коллегами и менеджером, Драгош решил внедрить в управление два важных изменения. Во-первых, команда перестала производить оценку. А те усилия, которые прежде тратились на нее, нужно было направить на разработку и тестирование ПО. Исключив этот фактор, вносивший к тому же хаос в рабочее расписание, Драгош надеялся повысить предсказуемость и, как следствие, – удовлетворенность клиентов.

Однако отказ от оценок вызвал целый ряд проблем. Он влиял на подсчет ROI, кроме того, клиенты могли заподозрить возможность неправильной расстановки приоритетов. К тому же оценки облегчали учет затрат и перераспределение бюджета между отделами, использовались для внедрения общих организационных принципов. В команду техподдержки поступали только небольшие запросы. Крупные, разработка или тестирование которых превышали 15 дней, должны были стать частью большого проекта и пройти все формальные процедуры управления портфелем проектного офиса (PMO). Вскоре мы вернемся к этому вопросу.

Ограничение задач в работе (WIP)

Еще одно изменение, задуманное Драгошем, – это ограничение числа задач в работе и вытягивание новых задач из очереди только после завершения старых. Он решил ограничить разработку одним запросом на разработчика, такой же норматив был установлен для тестировщиков.

Добавив очередь для получения PTC, он обеспечил равномерный поток работы между разработкой и тестированием, что показано на рис. 4.4. Этот подход – использование буфера для снижения вариативности размеров и усилий – обсуждается в главе 19 (#litres_trial_promo).

Примечание. Это установленное правило: одна задача на одного разработчика в любое время. Позже правило может быть изменено. Представление процесса как набора правил – ключевой элемент Канбан-метода.

.

Рис. 4.4. Модель состояний, показывающая желаемый поток работ с ограничением незавершенной работы

Установление каденции пополнения

Примечание. Каденция – это понятие Канбан-метода, которое определяет ритм событий определенного типа. Расстановка приоритетов, поставка, ретроспективы и все повторяющиеся события могут иметь собственную каденцию.

Чтобы облегчить принятие решения об ограничении задач в работе и переходе на вытягивающую систему, Драгош должен был подумать о каденции взаимодействий с менеджерами продукта. Он посчитал, что еженедельное совещание – оптимальный вариант, поскольку его тема – пополнение входящей очереди производственной системы из бэклога. Обычно в течение недели освобождались три места в очереди, поэтому следовало обсуждать вопрос «Какие три элемента бэклога вы бы предпочли отправить сейчас в разработку?». Каденция моделируется на рис. 4.5.

Рис. 4.5. Рабочий процесс с Канбаном: ограничение задач в работе и очереди

Он хотел предложить «гарантированное» время выполнения – 25 дней с момента попадания задачи во входящую очередь. Конечно, 25 больше, чем 11. А на некоторые задачи требовалось до 30 дней. Но Драгош решил, что таких заданий не должно быть много. И, кроме того, 25 – это гораздо меньше, чем 140, а именно столько дней составлял текущий срок выполнения работ. Он рассчитывал добиться цели благодаря регулярности поставок, построению доверительных отношений с менеджерами продукта и их клиентами.

Достижение нового соглашения

Драгош сделал менеджерам продукта предложение – попросил примириться с тем, что они будут встречаться раз в неделю и обсуждать приоритеты, он ограничит количество незавершенной работы, а его команда перестанет заниматься оценкой. В обмен на это он сократит время выполнения до 25 дней и будет в дальнейшем ориентироваться на этот дедлайн.

Клиентам предложили отказаться от вычисления ROI и переводов бюджета между
Страница 14 из 19

отделами на основе оценки планируемых трудозатрат. В обмен на это им пообещали беспрецедентно короткие сроки выполнения и надежность. Для удобства расчетов время обработки запроса – примерно 11 дней – устанавливалось на основании исторических данных, о чем говорилось выше, в разделе «Факторы, влияющие на производительность». Также их попросили считать затраты фиксированными и игнорировать ту калькуляционную парадигму, на которой ранее основывались переводы бюджета между отделами.

Драгош обосновывал эти перемены так: у организации-поставщика есть годичный контракт, по которому она ежемесячно выставляет счет. В соответствии с контрактом поставщик привлекает людей, получающих зарплату независимо от того, работают они в данный момент или нет. Бюджет, поступающий от четырех менеджеров продукта, – это фиксированная сумма, распределяемая пропорционально. Драгош гарантировал, что каждому менеджеру продукта достанется справедливая доля. Это освободит их от необходимости отслеживать каждый запрос. Если они смогут принять тот факт, что доллары приносят им гарантированный результат, то, возможно, откажутся от предубеждения против приблизительной оценки трудозатрат и переводов бюджета. Чтобы определить, чья очередь подходит, разработали несколько простых правил, поэтому распределение осуществлялось справедливо. Достаточно было простой круговой схемы с весовыми коэффициентами.

Внедрение изменений

Хотя менеджеры продукта и многие коллеги Драгоша по XIT оставались скептиками, они решили дать ему возможность попробовать. В конце концов, дела шли хуже некуда. Нужно было что-то предпринять, и Драгошу поручили внести изменения.

Итак, изменения начались.

И все наладилось! Запросы обрабатывались и выводились в новых релизах. Время выполнения по новым обязательствам укладывалось в обещанный 25-дневный срок. Ежедневные совещания работали как часы, пополнение производственной системы задачами тоже происходило каждую неделю. Менеджеры продукта стали проникаться доверием к команде.

Адаптация правил

Примечание. Это распространенная тема в канбан-методе. Сочетание четких правил, прозрачности и визуализации дает членам команды возможность принимать собственные решения и самостоятельно оценивать риски. Руководство в итоге начинает доверять системе, поскольку понимает, что процесс – это набор правил, которые предназначены для управления рисками и удовлетворения пользовательских ожиданий. Эти правила прописаны, работа открыто визуализируется, а все члены команды понимают правила и принципы их применения.

Но каким образом достигалась расстановка приоритетов, если подсчет ROI больше не проводился? Оказалось, что он и не нужен. Если элемент важен и ценен, то его выбирали из очереди в бэклоге, а если нет, то отодвигали дальше. Позже Драгош понял, что необходимо еще одно правило – безжалостно удалять из бэклога любой элемент более чем шестимесячной давности. Если за полгода о нем ни разу не вспомнили, то наверняка он не имеет никакого значения. А если выяснится, что данный элемент все же важен, то его можно включить заново.

А как насчет правила, согласно которому крупные запросы не поступали в техподдержку, а становились частью большого проекта? В итоге решили, что некоторые из них все же могут туда направляться. Опыт показывал, что таких запросов обычно менее 2 %. Разработчиков просили быть внимательными и, если новый запрос, по их оценкам, требовал на обработку более 15 дней, предупреждать своего менеджера. Риски и затраты в данном случае составляли менее 1 % доступной мощности. Это прекрасно окупалось: отказавшись от оценок, команда обрела более 33 % мощности за счет затрат менее 1 % той же мощности. Это новое правило позволило разработчикам управлять рисками и при необходимости высказывать свое мнение!

На первые два изменения отвели шесть месяцев. В течение этого периода внесли еще кое-какие незначительные улучшения. Как уже упоминалось, появилось правило очищения бэклога, а еженедельное совещание с владельцами продукта исчезло. Процесс протекал так гладко, что Драгош автоматизировал инструмент Product Studio: теперь он получал электронное сообщение каждый раз, когда образовывалось свободное место для нового задания. После этого Драгош предупреждал по электронной почте владельцев продукта, что им необходимо решить, за какое задание браться прежде всего. Производился выбор, и запрос из бэклога работы переводился в очередь через два часа после того, как появлялось свободное место.

Поиск дальнейших улучшений

Драгош начал искать способы для дальнейших улучшений. Изучив данные о продуктивности тестировщиков его команды и сравнив их с показателями других команд XIT от того же подрядчика, он заподозрил, что тестировщики располагают существенными резервами. Между тем звено разработчиков можно было назвать настоящим узким местом. Драгош решил навестить команду в Индии и, возвратившись, посоветовал подрядчику перераспределить ресурсы. Число тестировщиков сократили с трех до двух, но добавили дополнительного разработчика (рис. 4.6). Это привело к практически линейному увеличению производительности: пропускная способность за квартал повысилась с 45 до 56.

Рис. 4.6. Перераспределение ресурсов

Финансовый год Microsoft подходил к концу. Высшее руководство заметило значительный рост производительности и стабильности результатов команды техподдержки XIT.

Руководители наконец-то поверили в Драгоша и его методы. Отделу были выделены средства, чтобы нанять еще двух сотрудников. В июле 2005 года в команде появились новый разработчик и тестировщик. Результаты оказались существенными.

Рис. 4.7. Добавление ресурсов

Результаты

Дополнительная мощность позволила пропускной способности превысить требования. В результате бэклог 22 ноября 2005 года оказался полностью исполнен. К тому времени команда сократила срок выполнения в среднем до 14 дней при сохранении 11-дневного периода разработки. Выполнение 25-дневного дедлайна составляло 98 %. Пропускная способность увеличилась более чем втрое, время выполнения сократилось на 90 % и выше, а надежность программ примерно на столько же выросла. В процессы разработки ПО и тестирования не было внесено никаких изменений. Метод PSP/TSP остался неизменным, все корпоративные нормы, процедуры и контрактные обязательства строго соблюдались. Во второй половине 2005 года команда стала лучшей среди всех инженерных коллективов корпорации. Драгош получил дополнительные полномочия, а текущее руководство команды перешло к региональному менеджеру в Индии, который, впрочем, перебрался в Вашингтон.

Рис. 4.8. Квартальная пропускная способность на единицу производства

Эти улучшения отчасти стали возможны благодаря невероятным управленческим способностям Драгоша Думитриу, но главной причиной успеха послужили типовые элементы – формирование цепочки создания ценности, анализ потока, задание лимита задач в работе и внедрение вытягивающей системы. Без парадигмы потока и канбан-подхода к ограничению задач в работе выигрыш в производительности был бы невозможен.
Страница 15 из 19

Благодаря Канбану произошли постепенные изменения, притом с низким политическим риском и уровнем сопротивления изменениям.

Пример XIT показывает, как вытягивающую систему с ограничением незавершенной работы можно применить к распределенному проекту с удаленной командой и как в этом помогает электронная система управления задачами.

Никакой визуализации еще не было, и многие более сложные приемы Канбан-метода, описанные в этой книге, в то время не существовали.

Рис. 4.9. Время выполнения командой техподдержки XIT по финансовым годам Microsoft

Но какой менеджер проигнорирует возможность увеличить производительность более чем на 200 %, сократить время выполнения на 90 % и существенно повысить предсказуемость при минимальных политических рисках и сопротивлении изменениям?

Выводы

• Первая канбан-система была внедрена в команде техподдержки XIT в Microsoft в 2004 году.

• Первая канбан-система использовала ПО для отслеживания работы.

• Первая канбан-система была внедрена в удаленной команде подрядчика в Хайдарабаде, которая стояла на пятом уровне в модели зрелости CMMI.

• Рабочий поток требуется описать и визуализировать.

• Процесс следует описывать как явно заданный набор правил.

• Канбан способствует постепенным изменениям.

• Канбан минимизирует политические риски при внесении изменений.

• Канбан минимизирует сопротивление изменениям.

• Канбан предоставляет возможности совершенствования, которые не предполагают сложных изменений в инженерных методах.

• Первая канбан-система показала более чем 200 %-ное увеличение производительности, 90 %-ное снижение времени выполнения и примерно такое же увеличение предсказуемости поставки.

• Значительные изменения становятся возможными благодаря управлению узкими местами, исключению потерь времени и снижению вариативности, которая негативно влияет на ожидания и удовлетворенность клиента.

• Чтобы изменения привели к результату, нужно время. В данном случае понадобилось 15 месяцев.

Глава 5

Культура постоянного совершенствования

В японском языке слово «кайдзен» дословно значит «постоянное совершенствование». Корпоративная культура, в которой все сотрудники сосредоточены на непрерывном повышении качества, производительности и удовлетворенности клиентов, известна как культура кайдзен. На самом деле подобной культуры удалось добиться очень немногим корпорациям. Такие компании, как Toyota, в которых доля участия сотрудников в программе совершенствования приближается к 100 % и где один сотрудник вносит в среднем одно внедряемое предложение по улучшению в год, очень редки.

В мире разработки ПО Институт технологий разработки ПО (SEI) Университета Карнеги – Меллон определяет высший уровень своей интегрированной модели зрелости процессов ПО (CMMI) как оптимизирование. Оптимизирование предполагает, что качество работы и производительность организации подвергаются постоянному совершенствованию. Хотя CMMI мало уделяет внимание корпоративной культуре и ничего об этом не говорит, достижение оптимизирующего поведения в организации более всего возможно в культуре кайдзен.

Культура кайдзен

Чтобы понять, почему так сложно добиться установления кайдзен, нужно разобраться, что это за культура и как она проявляется. Только после этого можно решить, нужна ли она нам и в чем ее преимущества.

В культуре кайдзен каждый сотрудник наделен полномочиями. Люди могут действовать свободно, по своему усмотрению. Они свободно дискутируют о проблемах, вариантах решения, внедряют поправки и улучшения. В культуре кайдзен сотрудники ничего не боятся. Нормой считается толерантность руководства к неудачам, если эксперименты и инновации проводятся во имя совершенствования процессов и общей производительности. В культуре кайдзен сотрудники свободно (с некоторыми ограничениями) самоорганизовываются для решения порученных задач и выполняют их так, как считают нужным. Визуальный контроль и сигналы присутствуют в явном виде, а рабочие задания обычно раздаются желающим, а не по усмотрению руководителя. Культура кайдзен предполагает высокий уровень сотрудничества и атмосферу коллегиальности, когда каждый работник ставит производительность команды и компании в целом выше собственных результатов. Культура кайдзен сосредоточена на системном мышлении даже при внедрении незначительных локальных улучшений, поскольку они повышают общую производительность.

Кайдзен обладает высоким уровнем социального капитала. Это культура высокого доверия, поскольку сотрудники независимо от своего служебного положения уважают друг друга и ценят вклад любого работника. При высокой степени доверия структура обычно менее вертикальная, чем при его низком уровне. А ведь именно уровень наделения полномочиями позволяет горизонтальным структурам работать эффективно. Таким образом, достижение культуры кайдзен может привести к исключению бессмысленных стадий руководства, что в итоге снизит координационные издержки.

Многие аспекты культуры кайдзен противоречат общепринятым нормам в современной западной культуре, где нас готовят к конкурентной борьбе. Наша система образования поощряет соперничество и в академической успеваемости, и в спорте. Даже в командных видах спорта часто находят героев, и команды строятся вокруг одного-двух исключительных талантов. Общественная норма сосредоточивается в первую очередь вокруг личности, которая призвана приносить победу или спасать нас от опасности. Неудивительно, что на рабочем месте мы испытываем большие трудности с внедрением корпоративного поведения или системного мышления и сотрудничества.

Канбан повышает зрелость и возможности организации

Канбан-метод призван свести к минимуму первичное влияние перемен и снизить сопротивление им. Переход на Канбан должен изменить культуру компании и помочь ей повзрослеть. Если переход проводится правильно, то организация будет охотно принимать и внедрять изменения, что приведет к совершенствованию процессов. SEI в рамках модели CMMI называет эту способность инновациями и перегруппировкой организации (OID)[15 - Chrissis, Mary Beth, Mike Konrad, and Sandy Shrum. CMMI: Guildelines for Process Integration and Product Improvement, 2d ed. Boston: Addison Wesley, 2006.]. Доказано[16 - Sutherland, Jeff, Carsten Ruseng Jakobsen, and Kent Johnson. “Scrum and CMMI Level 5: A Magic Potion for Code Warriors.” Proceedings of the Agile Conference, Agile Alliance/IEEE, 2007.Jakobsen, Carsten Ruseng and Jeff Sutherland. “Mature Scrum at Systematic.” Methods & Tools, Fall 2009. http://www.methodsandtools.com/archive/archive.php?id=95 (http://www.methodsandtools.com/archive/archive.php?id=95).], что организации, достигшие столь высокого уровня в управлении переменами, могут перейти на agile-методы, например Scrum, быстрее и легче, чем менее зрелые компании.

При первом внедрении Канбана вы ищете способы оптимизировать существующие процессы и изменить культуру организации, не собираясь полностью переключаться на другие процессы, которые способны принести существенные экономические выгоды. Это дает повод для критики[17 - Larman, Craig and Bas Vodde. Scaling Lean & Agile Development: Thinking and Organizational Tools for Large-Scale Scrum. Boston: Addison Wesley, 2008.]: некоторые утверждают, что Канбан занимается оптимизацией того, что нужно попросту изменить. Однако существуют серьезные эмпирические
Страница 16 из 19

доказательства[18 - Willeke, Eric, with David J. Anderson and Eric Landes (editors) Proceedings of the Lean & Kanban 2009 Conference. Bloomington, IN: Wordclay, 2009.] того, что Канбан ускоряет достижение высокого уровня зрелости и компетентности в отраслях, рассчитанных на зрелые организации, – таких как причинный анализ (CAR), а также инновации и перегруппировка организации.

Если вы хотите использовать Канбан для внесения изменений в вашу компанию, то тем самым подписываетесь под утверждением, будто лучше оптимизировать что-то уже существующее, поскольку это проще, быстрее и не встретит серьезного сопротивления в отличие от инициативы сверху, ведущей к радикальным переменам. Такие перемены гораздо сложнее, чем постепенное улучшение существующей системы. Нужно также учитывать, что Канбан основан на сотрудничестве, а это приведет к существенному сдвигу в сторону зрелости организации. Этот сдвиг станет отправной точкой для более серьезных перемен, которые встретят гораздо меньшее сопротивление, чем при немедленном внедрении. Переход на Канбан – это долгосрочные инвестиции в компетентность, зрелость и культуру организации. Канбан не является средством сиюминутного решения проблем.

КЕЙС: РАЗРАБОТКА ПРИЛОЖЕНИЙ CORBIS

Когда я вводил в 2006 году канбан-систему в Corbis, я имел в виду множество механических выгод, которые были продемонстрированы в Microsoft XIT в 2004 году (описано в главе 4 (#gl4)). Изначально применение предполагалось таким же – техподдержка IT-приложений. Я не рассчитывал на значительные культурные изменения или сдвиг в организационной зрелости. И уж тем более я не ожидал, что итогом этой работы станет то, что мы теперь называем Канбан-метод.

В 2010 году, когда я пишу эту книгу, общепринято, что Канбан создан для техподдержки IT. Но в 2006-м мало кто это осознавал, хотя казалось, что канбан-система способна справиться с функциональными проблемами техподдержки. Я пришел в Corbis не для того, чтобы обязательно «вводить Канбан». Моей задачей было повысить удовлетворенность клиентов командой разработки ПО. Так сложилось, что первой проблемой оказалась недостаточная предсказуемость работы техподдержки IT-программ.

История и культура

В 2006 году Corbis была частной компанией и насчитывала 1300 сотрудников по всему миру. Corbis контролировала цифровые права на многие потрясающие произведения искусства, а также представляла интересы примерно 3000 профессиональных фотографов, выдавая лицензии на их работы для использования в издательском деле и рекламе. Это был второй по величине фотобанк в мире. В бизнесе были и другие направления, например отдел авторских прав, который от имени семей, предприятий и управляющих фирм контролировал права на изображения и имена знаменитостей. IT-отдел насчитывал примерно 110 человек, часть из них занималась разработкой, а другие – техподдержкой сетевых операций и систем. Для участия в крупных проектах подписывались контракты с дополнительными сотрудниками. В 2007 году в отделе числилось 105 человек, 35 штатных сотрудников находились в Сиэтле, а еще 30 – у индийского поставщика в Ченнаи, где в основном и проводилось тестирование. Подход к управлению проектами оставался традиционным. Все планировалось в соответствии с деревом зависимости задач и утверждалось в офисе руководства программами. Эта компания с консервативной культурой действовала в сравнительно консервативной и медленно продвигающейся вперед отрасли. Она использовала традиционные подходы к управлению проектами и жизненному циклу разработки ПО.

IT-отдел оказывал поддержку примерно 30 разнообразным системам. Некоторые из них представляли собой типичные системы учета и управления персоналом, другие же выглядели как экзотические, а порой даже эзотерические приложения для индустрии управления цифровыми правами. Поддерживалось множество технологий, программных платформ и языков. Работники сохраняли завидную лояльность: многие сотрудники IT-отдела трудились в нем от 8 до 15 лет. Неплохо для компании, существовавшей около 17 лет. Отдел придерживался традиционного, применявшегося многие годы водопадного жизненного цикла разработки ПО (SDLC). В компании существовали отделы бизнес-анализа, системного анализа, разработки и офшорного тестирования. В них сидели узкие специалисты – например, аналитики, ранее занимавшиеся бухгалтерией, а теперь – финансами. Некоторые разработчики также были узкими специалистами – в частности, программисты систем J.D. Edwards, которые поддерживали бухгалтерские программы J.D. Edwards.

Все это было далеко от идеала, но шло своим чередом. Когда я появился в компании, люди ждали, что я начну внедрять agile-методы и заставлю сотрудников менять поведение. Хотя такой подход казался перспективным, он предполагал определенную долю жестокости, и итог мог получиться не слишком удачным. Я опасался, что все проекты остановятся, пока работники будут обучаться новым методам и адаптироваться к непривычным принципам работы. Не хотелось также терять ключевых специалистов компании, многие из которых оказались очень уязвимыми из-за чрезмерно развитой специализации. Я предпочел ввести канбан-систему, вернуть работы по поддержке систем в первоначальное состояние и посмотреть, что из этого получится.

Необходимость функции сопровождения ПО

Команда сопровождения ПО (или RRT, то есть Rapid Response Team – группа быстрого реагирования, как мы их называли) была учреждена советом директоров на дополнительные 10 % бюджета, выделенные для отдела разработки. В 2006 году на эти деньги наняли еще пять человек. Они пришли незадолго до меня. Из-за разнообразия систем, которые требовалось поддерживать, и высокого уровня специализации было решено, что создавать отдельную команду из пяти человек исключительно для сопровождения нецелесообразно. Эту пятерку добавили к общему пулу сотрудников. Среди них были менеджер проектов, аналитик, разработчик, а также два тестировщика. Появились дополнительные сложности: необходимо было доказать руководству, что эти пятеро действительно занимаются сопровождением, а не просто влились в портфель крупного проекта. Однако в тот или иной день этими пятерыми могли оказаться кто угодно из 55 членов команды.

Одно из возможных решений выглядело так: обязать всех сотрудников заполнять сложные табели учета рабочего времени. Это наложило бы дополнительное административное бремя, но продемонстрировало бы, что 10 % деятельности команды действительно приходится на сопровождение ПО. Довольно неприятная, но типичная реакция менеджеров среднего звена на подобные проблемы. Другой вариант – это введение канбан-системы.

Ожидалось, что команда сопровождения позволит Corbis проводить пошаговые релизы в IT-системах каждые две недели. Крупные проекты обычно связаны с серьезными обновлениями системы, поэтому новые релизы выходили в них только каждые три месяца. Но по мере взросления бизнеса системы становились все сложнее и каденция ежеквартальных крупных релизов оказалась недостаточной. К тому же некоторые из существующих систем исчерпали свой ресурс и требовали полной замены. Замена системы прежнего поколения – серьезный вызов. Обычно она реализуется в долгосрочных проектах
Страница 17 из 19

с большим количеством участников, пока не будет достигнута соответствующая функциональность, при которой можно свернуть прежнюю систему и заменить ее новой. (Этот подход вовсе не оптимален, зато типичен.)

Итак, релизы сопровождения ПО были единственной отраслью в IT-подразделении Corbis, где канбан мог обеспечить некоторую степень бизнес-гибкости.

Небольшие проекты сопровождения ПО неэффективны

Существовавшая система выдачи релизов сопровождения, которая работала неэффективно, предполагала планирование серии краткосрочных проектов на две недели каждый. Казалось бы, это напоминает двухнедельные итерации в гибкой разработке ПО, но это не так. Когда я пришел в компанию, переговоры по объему двухнедельного цикла релиза занимали примерно три недели. В результате непосредственные операционные издержки по релизу превышали работы по приросту стоимости. В итоге на двухнедельный релиз уходило до шести недель.

Внедрение изменений

Было понятно, что текущее положение дел неприемлемо. Используемая система не давала нужного уровня деловой гибкости. Сопровождение систем оказалось идеальным плацдармом для внесения изменений. Сопровождение – не самый критичный процесс, однако его результаты всегда на виду, поскольку бизнес непосредственно влиял на расстановку приоритетов, которая проводилась из тактических соображений и в расчете на краткосрочные цели. О сопровождении систем беспокоились все. Каждому хотелось, чтобы оно работало эффективно. Наконец, была еще одна убедительная причина для внесения изменений: никому не нравилась существующая система. Разработчиков, тестировщиков и аналитиков возмущало, что большая часть времени уходит на обсуждение масштаба работы, а представители бизнеса были крайне разочарованы результатами.

Мы разработали канбан-систему, в которой каждые две недели по средам в час дня были запланированы релизы, а каждый понедельник в 10 утра – совещания по расстановке приоритетов с бизнес-отделом. То есть каденция расстановки приоритетов была недельной, а каденция релизов – двухнедельной. Выбор такой каденции определился в ходе обсуждений с партнерами выше и ниже по цепочке создания ценности с учетом операционных и координационных издержек. Произошел и ряд других изменений. Мы установили очередь на выполнение с лимитом незавершенных задач, равным 5, добавили лимиты по всему жизненному циклу – на анализ, разработку, конфигурацию и системный тест. Тестовая приемка, обкатка и подготовка к запуску в производство остались без ограничений, поскольку мы считали, что они не служат ограничителями общей мощности и при этом находятся вне зоны нашего непосредственного контроля.

Первичные результаты изменений

Эффекты введения канбан-системы были, с одной стороны, неудивительными, а с другой – довольно примечательными. Мы начали выпускать релизы каждые две недели. После примерно трех итераций все пошло гладко, без инцидентов. Качество было хорошим, почти не возникало необходимости вносить срочные правки после выхода нового кода. Затраты на планирование релизов существенно сократились, а недопонимание между командой разработчиков и менеджерами программ практически исчезло. Итак, канбан сдержал свое основное обещание. Мы регулярно выпускали высококачественные релизы с минимальным вмешательством руководства. Операционные и координационные издержки существенно сократились. Команда стала выполнять больше работы, и клиент начал получать ее результаты значительно чаще.

Но еще примечательнее оказались вторичные эффекты.

Непредвиденные эффекты перехода на канбан

В команде разработки в январе 2007 года мы использовали реальные канбан-карточки – клеили стикеры к доске. Каждое утро в 9:30 мы собирались возле этой доски, чтобы провести 15-минутное совещание. С точки зрения психологии реальная доска имела значительно больший эффект, чем все использовавшиеся нами электронные системы управления задачами, применявшиеся в Microsoft. На наших совещаниях сотрудники словно видели замедленную съемку рабочего потока, представленную на доске. Заблокированные рабочие элементы отмечались розовыми стикерами, и команда активнее фокусировалась на разрешении проблем и сопровождении рабочего потока. Производительность существенно выросла.

Теперь, когда поток работы можно было отслеживать на доске, я сосредоточился на самом процессе работы. И отразил на той же доске некоторые изменения. Моя команда менеджеров уяснила мои принципы и к марту сама стала внедрять изменения. В свою очередь, члены их команд – индивидуальные разработчики, тестировщики и аналитики – воочию увидели процесс и поняли, как все работает. В начале лета все почувствовали, что обладают достаточными полномочиями, чтобы предлагать изменения, и мы увидели процесс спонтанного образования групп (состоящих из представителей разных отделов), обсуждавших проблемы и вызовы и вносивших необходимые улучшения. Обычно руководство узнавало обо всем постфактум. Примерно через шесть месяцев в команде разработки возникла настоящая культура кайдзен. Члены команды чувствовали себя уверенно. Страх исчез. Они гордились своим профессионализмом и достижениями, но надеялись, что смогут работать еще лучше.

Социологические изменения

После опыта с Corbis поступали другие аналогичные отчеты из той же отрасли. Роб Хэтэуэй из Indigo Blue первым воспроизвел эти результаты в IT-группе IPC Media в Лондоне. То, что социологический эффект, достигнутый в Corbis, оказался воспроизводимым, убеждает меня, что причина не во мне и не в простом совпадении, а именно в Канбане.

Я много думал о том, чем объясняются эти социологические изменения. Уже лет десять agile-методы предлагают прозрачность применительно к незавершенным задачам, но команды, применяющие Канбан-метод, судя по всему, достигают культуры кайдзен быстрее и эффективнее, чем типичные команды гибкой разработки. Часто команды, добавляющие Канбан к уже взятым на вооружение agile-методологиям, обнаруживают существенное увеличение социального капитала у своих членов. Чем это объяснить?

По-моему, дело в том, что Канбан обеспечивает прозрачность не только самой работы, но и процесса (или потока). Он дает наглядное представление о том, как работа передается от одной группы к другой. Показывает всем заинтересованным лицам, к какому результату приведет их действие или бездействие. Если элемент заблокирован и кто-то способен его разблокировать, это будет видно благодаря Канбану. Допустим, некое требование можно толковать двояко. Обычно в подобных случаях эксперт, способный разрешить противоречие, ждет электронного письма с просьбой о встрече. Наконец, после серии звонков назначается встреча, которая должна быть запланирована в календаре, – это может произойти и через три недели. Но Канбан и наглядность, присущая этому методу, сразу покажут эксперту эффект от его бездействия. Это может заставить его пересмотреть свои планы, чтобы провести встречу в течение ближайшей недели.

Помимо наглядности потока работы, лимиты на число незавершенных задач тоже стимулируют более быстрые и частые взаимодействия
Страница 18 из 19

по проблеме. Не так-то легко игнорировать заблокированный элемент и продолжить работу над чем-то другим. Этот аспект Канбана, судя по всему, поощряет образование групп по всей цепочке создания ценности. Когда представители разных отраслей, занимающие различные должности, начинают вместе работать над решением проблемы, поддерживая тем самым рабочий поток и улучшая производительность на системном уровне, увеличивается уровень социального капитала и взаимного доверия в команде. Как только в организации благодаря сотрудничеству появляется высокий уровень доверия, страх сделать что-то не так исчезает.

Ограничение на число незавершенных задач наряду с введением классов обслуживания (о них говорится в главе 11 (#litres_trial_promo)) также позволяет сотрудникам принимать собственные решения по планированию, без указаний или надзора руководства. Наделение полномочиями повышает уровень социального капитала, поскольку демонстрирует, что руководители доверяют подчиненным самостоятельно принимать квалифицированные решения. Менеджеры освобождаются от функции контроля работников и могут сосредоточиться на других вещах – например, производственных показателях, управлении рисками, развитии персонала и повышении удовлетворенности клиентов и сотрудников.

Канбан серьезно повышает уровень социального капитала внутри команды. Рост доверия и исключение фактора страха поощряет совместные инновации и решение проблем. В итоге быстро развивается культура кайдзен.

Вирусное распространение сотрудничества

Канбан определенно улучшил атмосферу в отделе разработки Corbis, но наиболее примечательными были результаты его внедрения, проявившиеся за пределами инженерного подразделения. То, как вирусное распространение Канбана пошло на пользу сотрудничеству в масштабах всей компании, достойно отдельного разговора и анализа.

КЕЙС: РАЗРАБОТКА ПРИЛОЖЕНИЙ CORBIS, ПРОДОЛЖЕНИЕ

Каждый понедельник в 10 утра Диана Коломиец, менеджер проекта, отвечающая за координирование релизов сопровождения ПО IT-систем, проводила совещание группы быстрого реагирования по приоритетам. От бизнес-отдела обычно присутствовали вице-президенты. Они управляли бизнес-подразделением и непосредственно подчинялись либо старшему вице-президенту, либо иному руководителю высшего звена компании. Иными словами, вице-президент подчинялся члену совета директоров. Corbis была все еще достаточно маленькой компанией, поэтому руководителям столь высокого уровня имело смысл присутствовать на еженедельных совещаниях. Можно сказать и по-другому: тактический выбор, который предстояло сделать на этом собрании, был настолько важен, что требовалось присутствие вице-президента и его мнение. Обычно каждый участник совещания в пятницу получал электронное письмо примерно с таким текстом: «Мы предполагаем, что на следующей неделе освободятся два места для новых задач. Пожалуйста, изучите элементы вашего бэклога и выберите варианты для обсуждения на понедельничном совещании».

Торговля

В первые недели после трансформации процесса некоторые участники приходили с намерением поторговаться. Например, кто-то из них мог сказать: «Я знаю, что свободно только одно место, но у меня два маленьких задания, нельзя ли сделать оба?» Такая постановка вопроса редко приводила к успеху. Другие члены совета по приоритетам следили, чтобы правила были одинаковыми для всех. Они отвечали приблизительно так: «Откуда нам знать, действительно ли они маленькие? Поверить тебе на слово?» Или возражали: «У меня тоже два маленьких задания. Почему бы не сделать выбор в их пользу?» Я называл это периодом торговли, потому что именно так проходили переговоры на первых совещаниях по приоритетам.

Демократия

Прошло примерно шесть недель. По стечению обстоятельств примерно в то же время, когда команда разработки начала использовать доску, совет по приоритетам ввел демократическую систему голосования. Это произошло спонтанно, потому что всем надоели постоянные пререкания. Они отнимали много времени. Чтобы усовершенствовать систему голосования, потребовалось несколько итераций, но в итоге установилось положение, при котором у любого участника был один голос на каждое свободное место в очереди на текущей неделе. В начале совещания каждый участник предлагал небольшое количество кандидатов на выбор. Со временем предложение запросов стало оформляться разнообразнее: одни приходили с презентациями в PowerPoint, другие – с таблицами, иллюстрирующими кейсы. Потом мы узнали, что некоторые участники занимались лоббированием, приглашая коллег на ужин. Заключались сделки: «Если я на этой неделе проголосую за твой вариант, то ты поддержишь на следующей неделе мой». Демократической системе расстановки приоритетов способствовал рост сотрудничества между вице-президентами подразделений. Хотя в то время мы этого еще не понимали, рос социальный капитал в масштабах всей компании. Когда руководители подразделений начинают сотрудничать, их примеру, видимо, следуют подчиненные. Ведь все начинается с лидеров! Атмосфера сотрудничества наряду с наглядностью и прозрачностью порождает более тесное сотрудничество: этот период работы я называю периодом демократии.

Конец демократии

Демократия – это прекрасно, но через четыре месяца выяснилось, что она не способствует избранию лучшего кандидата. Были потрачены значительные усилия на реализацию функции для электронной коммерции с адаптацией к восточноевропейскому рынку. Кейс казался великолепным, но его жизнеспособность с самого начала вызывала подозрения, под сомнение было поставлено и качество данных. Далеко не с первой попытки, но функция была выбрана и внедрена. Это крупная функция, которая проходила через группу быстрого реагирования, в ее реализации приняли участие многие, так что она не осталась незамеченной. Через два месяца после запуска директор по интеллектуальному анализу данных обработал данные о выручке. Это была лишь небольшая часть того, что сулил исходный кейс: оказалось, что затраченные усилия окупятся примерно через 19 лет. Благодаря прозрачности, которую предлагает Канбан, результат стал известен многим заинтересованным лицам. Возникла дискуссия о том, для чего на этот вариант затрачивалось столько драгоценных ресурсов, хотя можно было сделать гораздо лучший выбор. Так окончился период демократии.

Сотрудничество

Примечательно то, что пришло на смену. Нужно помнить, что в совет по приоритетам входили в основном сотрудники уровня вице-президента компании. Они хорошо знали такие аспекты бизнеса, о которых многие из нас даже не подозревали. Поэтому в начале совещания они стали спрашивать: «Диана, какое сейчас среднее время выполнения?» Она отвечала, например: «В среднем это сорок четыре дня до релиза». Тогда они задались вопросом: «Какая тактическая деловая инициатива будет самой важной для компании через сорок четыре дня?» Возможно, последовало короткое обсуждение, но в целом соглашение было достигнуто сразу: «О, так это же наша европейская маркетинговая кампания, которую мы запускаем на конференции в Каннах». – «Отлично! Какие
Страница 19 из 19

элементы бэклога призваны поддержать этот запуск в Каннах?» После быстрого поиска было выявлено шесть элементов. «Итак, сегодня у нас свободно три места. Давайте выберем три из шести, а остальные включим на следующей неделе». Почти никто не спорил, не было никакой торговли. Совещание продолжалось двадцать минут. Этот этап я называю периодом сотрудничества. Он отражает наивысший уровень социального капитала и доверия между подразделениями, который был достигнут, когда я работал старшим директором по разработке в Corbis.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=23132153&lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Сноски

1

Теория ограничений – популярная методология управления производством, разработанная в 1980-е годы Элияху Голдраттом, в основе которой лежит нахождение и управление ключевым ограничением системы, которое предопределяет успех и эффективность всей системы в целом. Прим. ред.

2

WIP – work in progress, число незавершенных задач. Прим. ред.

3

Chief Executive Officer – главный исполнительный директор (генеральный директор). Прим. ред.

4

Ошибкой первого рода называется ошибка, состоящая в опровержении верной гипотезы. Ошибкой второго рода называется ошибка, состоящая в принятии ложной гипотезы. Прим. ред.

5

В Канбане обычно используются теория ограничения систем, системное мышление – понимание вариативности по Эдвардсу Демингу, и концепция муда (потери) из производственной системы Toyota. Модели, используемые в Канбане, постоянно развиваются, а в некоторых реализациях применяются идеи и из других областей – например, социологии, психологии или управления рисками. Прим. ред.

Комментарии

1

Anderson, David J. Agile Management for Software Engineering: Applying the Theory of Constraints for Business Results. Upper Saddle River, NJ: Prentice Hall, 2003.

2

Beck, Kent. Extreme Programming Explained: Embrace Change. Boston: Addison Wesley, 2000. Издание на русском языке: Бек К. Экстремальное программирование. СПб.: Питер, 2002.

3

Beck, Kent et al., “The Principles Behind the Agile Manifesto.” http://www.agilemanifesto.org/principles.html (http://www.agilemanifesto.org/principles.html). Перевод на русский язык: http://agilemanifesto.org/iso/ru/principles.html (http://agilemanifesto.org/iso/ru/principles.html).

4

Goldratt, Eliyahu M. What is this thing called The Theory of Constraints and How should it be implemented? Great Barrington, MA: North River Press, 1999.

5

Anderson, David J., and Dragos Dumitriu, “From Worst to Best in 9 Months: Implementing a Drum-Buffer-Rope Solution in Microsoft’s IT Department,” Proceedings of the TOCICO World Conference, Barcelona, November 2005.

6

Belshee, Arlo. “Naked Planning, Promiscuous Pairing and Other Unmentionables.” 2008 Agile Conference, подкаст http://agiletoolkit.libsyn.com/index.php?post_id=400364 (http://agiletoolkit.libsyn.com/index.php?post_id=400364).

7

Hiranabe, Kenji. “Visualizing Agile Projects Using Kanban Boards.” InfoQ, August 27, 2007. http://www.infoq.com/articles/agile-kanban-boards (http://www.infoq.com/articles/agile-kanban-boards).

8

Hiranabe, Kenji, “Kanban Applied to Software Development: From Agile to Lean,” InfoQ, January 14, 2008. https://www.infoq.com/articles/hiranabe-lean-agile-kanban (https://www.infoq.com/articles/hiranabe-lean-agile-kanban).

9

Augustine, Sanjiv. Managing Agile Projects. Upper Saddle River, NJ: Prentice Hall, 2005.

10

Highsmith, Jim. Agile Software Development Ecosystems. Boston: Addison Wesley, 2002.

11

Тест Nokia Test приписывается Басу Водде, а здесь описан вариант Джеффа Сазерленда, который принял его на вооружение и внес существенные изменения: http://jeffsutherland.com/scrum/2008/08/nokia-test-where-did-it-come-from.html (http://jeffsutherland.com/scrum/2008/08/nokia-test-where-did-it-come-from.html).

12

Beck et al., “The Principles Behind the Manifesto.” http://www.agilemanifesto.org/principles.html (http://www.agilemanifesto.org/principles.html).

13

Jones, Capers. Software Assessment Benchmarks and Best Practices. Boston: Addison Wesley, 2000.

14

Ambler, Scott. Agile Modeling: Effective Practices for Extreme Programming and the Unified Process. Hoboken, N.J.: Wiley, 2002.

15

Chrissis, Mary Beth, Mike Konrad, and Sandy Shrum. CMMI: Guildelines for Process Integration and Product Improvement, 2d ed. Boston: Addison Wesley, 2006.

16

Sutherland, Jeff, Carsten Ruseng Jakobsen, and Kent Johnson. “Scrum and CMMI Level 5: A Magic Potion for Code Warriors.” Proceedings of the Agile Conference, Agile Alliance/IEEE, 2007.

Jakobsen, Carsten Ruseng and Jeff Sutherland. “Mature Scrum at Systematic.” Methods & Tools, Fall 2009. http://www.methodsandtools.com/archive/archive.php?id=95 (http://www.methodsandtools.com/archive/archive.php?id=95).

17

Larman, Craig and Bas Vodde. Scaling Lean & Agile Development: Thinking and Organizational Tools for Large-Scale Scrum. Boston: Addison Wesley, 2008.

18

Willeke, Eric, with David J. Anderson and Eric Landes (editors) Proceedings of the Lean & Kanban 2009 Conference. Bloomington, IN: Wordclay, 2009.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.