Режим чтения
Скачать книгу

Зачем, за что и как хвалить ребенка. Неожиданные результаты воспитания похвалой читать онлайн - Карло Ротелла, Алан Каздин

Зачем, за что и как хвалить ребенка. Неожиданные результаты воспитания похвалой

Карло Ротелла

Алан Каздин

Психология. Воспитание с любовью и пониманием

Когда ребенок делает что-то нехорошее – врет, не хочет умываться, плохо учится, – родители реагируют немедленно. Но сделанное как надо нередко остается без внимания. Один из самых авторитетных психологов мира, руководитель Центра по воспитанию детей в Йеле Алан Каздин считает, что похвала может быть исключительно действенной. Однако, чтобы она повлияла на изменение поведения, необходимо применять ее особым образом.

Бесполезно по сто раз в день просто говорить: «Прекрасно! Молодец!» О том, как хвалить правильно, и рассказывает эта книга.

Алан Каздин, Карло Ротелла

Зачем, за что и как хвалить ребенка. Неожиданные результаты воспитания похвалой

Alan E. Kazdin, Carlo Rotella

The Everyday Parenting Toolkit: The Kazdin Method for Easy, Step-by-Step, Lasting Change for You and Your Child

Copyright © 2013 by Alan E. Kazdin and Carlo Rotella. Published by special arrangement with Houghton Miffin Harcourt. All rights reserved

Перевод на русский язык Елены Фатеевой

Художественное оформление Натальи Дмитриевой

Из этой книги вы узнаете

Краткое описание метода доктора Алана Каздина – Введение

? Как предотвращать нежелательное поведение ребенка, используя прошлый опыт – гл. 1.

? Как начать формировать то поведение ребенка, которое вы хотите видеть – гл. 2.

? Как добиться желательного поведения, не прибегая к порицанию и наказанию – гл. 3.

? Когда без наказания все же не обойтись и какие виды наказания наиболее эффективны – гл. 4.

? Как закрепить хорошие результаты, мотивировать ребенка и дальше вести себя хорошо – гл. 5.

? Подробное и пошаговое изложение метода доктора Алана Каздина – гл. 6.

? Тест, который поможет вам составить вашу личную программу воспитания – гл. 6.

Благодарности

Хочу поблагодарить всех детей за то, чему они меня научили. Я благодарен многочисленным родителям, которые обращались ко мне со своими проблемами. Именно их стремление научиться воспитывать детей послужило толчком к созданию этой книги и обеспечило ее реальными примерами.

Введение

Многие считают, что слово «наука» связано с чем-то абстрактным и оторванным от жизни, с «высшей сферой», не имеющей связи с отношениями детей и родителей. Но ученые, изучающие проблемы воспитания детей, обнаружили множество интересных фактов, которые могут не только облегчить жизнь родителей, но и сделать отношения в семье более теплыми, близкими и радостными. Психологи и ученые, работающие в смежных областях науки, изучают все тонкости процесса воспитания – от наиболее эффективного способа побудить ребенка сделать что-то (как попросить так, чтобы он действительно это сделал) до причин, по которым родители постоянно наказывают детей (хотя часто такие меры оказываются бессмысленными).

С каждым днем научные исследования приносят все более полезные и надежные результаты. Полученные данные подтверждают, что некоторые родители часто действуют инстинктивно, некоторые приемы заложены самой природой. Например, уже доказано, что детям необходимо чувствовать успокаивающие прикосновения, которые оказывают на них не только психологическое, но и физическое благотворное влияние. Часто обнимая своего ребенка, вы не просто успокаиваете его и усиливаете свою связь с ним – вы также укрепляете его иммунную систему. Было доказано, почему некоторые общепринятые приемы воспитания только усложняют жизнь детей и родителей. Например, родительские придирки и постоянное ворчание приводят к противоположным результатам. Часто мы (я говорю «мы», потому что у меня тоже есть дети) полагаем, что постоянные напоминания заставят ребенка выполнить наши требования, но научные данные говорят об обратном: чем больше ребенка «долбить», тем менее сговорчивым он станет.

Достоверные результаты научных исследований значительно лучше помогут родителям, чем советы других людей.

И особенно актуально это в наше время, когда обычно работают оба родителя (и иногда на нескольких работах одновременно), а высокие технологии заполняют каждую минуту жизни дома. Электронные письма и текстовые сообщения постоянно держат родителей в «рабочем» тонусе и отвлекают от семейных проблем. Кроме того, все больше детей воспитываются в неполных семьях. Все больше детей растут с бабушками и дедушками или в семьях, где воспитываются дети супругов от других браков и где различные подходы к воспитанию вызывают массу конфликтов. Не менее важно и то, что родители все чаще оказываются в некоторой изоляции, не получают необходимой поддержки и советов от родственников и соседей, без которых раньше не обходилось воспитание детей.

Все это приводит к различным проблемам. Вы изо всех сил пытаетесь не срываться на ребенка, но в результате стресс разрушает вашу личность. Припомните, например, в какое расположение духа привело вас срочное сообщение о внезапном вызове на работу и как расстроилось тогда ваше чадо! «Так уж совпало, – подумаете вы. – Хотя без этого можно было бы обойтись». Сложно увидеть связь между проблемами на работе и кризисом в семье, однако эти вещи часто имеют очень тесную связь. Исследования показали, что стресс-факторы влияют не только на родителей, но и на детей, и чаще всего в итоге мы видим непослушание и неподчинение со стороны ребенка. У родителя, который испытывает напряжение, тем более если ему никто не помогает, в конце концов изменяется интонация голоса и форма обращения, он взрывается по мелочам и не оказывает должного внимания ребенку. Результат – детский протест. Существуют специальные шкалы для измерения интонации, терпения и внимания, поэтому последствия родительского стресса можно научно доказать. Попросите ребенка сделать что-то чуть более резко, чем обычно, или не уделите ему должного внимания – и получите скандал! Кроме того, трудные дети сами по себе являются стрессорами, которые еще больше усиливают изоляцию родителя, – и это замкнутый круг, из которого родитель не может выбраться.

Достоверные результаты научных исследований значительно лучше помогут родителям, чем советы других людей.

В таких ситуациях родители обращаются к источнику, который в наше время заменил и общество, и большую семью, – к Интернету. Ученые доказали (да-да, кто-то изучал и этот вопрос!), что родители чаще ищут решение проблем в Интернете, вместо того чтобы обращаться с ними к собственным родителям или к друзьям, у которых есть дети такого же возраста. Безусловно, в Сети можно найти полезную информацию, если вы знаете, где ее искать. Проблема в том, что многое изложено слишком сложно для неспециалистов и ценные советы погребены под грудой бесполезных. Кроме того, в Интернете можно встретить множество околонаучных рекомендаций, изложенных очень уверенным тоном, но они могут не сработать или, что хуже, усугубить проблему. Так, неправильные действия во время истерики только подольют масла в огонь, а попытка выколотить из ребенка плохое поведение лишь закрепит его. Если вы не специалист, если у вас проблемы, то порой трудно отличить хороший совет от плохого. А если вы ищете совета, значит, у вас проблемы.

Результаты трудов многих ученых представлены в этой книге в виде простых методов,
Страница 2 из 13

которые вы сможете применять у себя дома каждый день.

Йельский центр по воспитанию детей, которым я руковожу, помогает родителям найти взаимопонимание с детьми. К нам приезжают семьи из ближайших городов и штатов, а кроме того, мы работаем через Интернет с людьми со всей страны и за границей. Мы встречаемся с самыми разными детьми и родителями, решаем различные проблемы, даже очень сложные. Но чаще всего помогаем разобраться с типичными семейными ситуациями вроде взаимодействия с детьми в переходном возрасте, неуправляемых истерик, драк и конфликтов между братьями и сестрами, невыполнения домашних и школьных обязанностей и т. п. Иногда людям нужен просто совет – например, как втиснуть в расписание все занятия ребенка или как подготовиться к его быстрому взрослению.

К нам приводят тысячи детей, от малышей до подростков. Методы, о которых я рассказываю в этой книге, выросли из результатов научных исследований, опыта тысяч ученых и тех людей, с которыми они работали. Полученные данные мы обрабатывали и анализировали, а затем постоянно пересматривали полученные выводы. Наука не может ответить на все вопросы, но мы накапливаем информацию и постоянно совершенствуем знания. Именно научные методы позволили нам совершить множество открытий; мы конт-ролируем заболевания, считавшиеся неизлечимыми, или отправляем космические корабли на Марс, превращая научную фантастику в реальность. Благодаря науке мы теперь можем облегчить такие тяжелые состояния, как тревожное расстройство и депрессия, и знаем, как помочь вам в вопросах воспитания детей.

Ко мне приходят родители, нуждающиеся в научно обоснованных методиках разрешения тех или иных ситуаций. Именно это я решил сделать в своей книге. Я уже написал одну книгу для родителей, которая помогает разрешить проблемы, возникающие при воспитании трудных детей. Книга же, которую вы держите в руках, предназначена для родителей «обычных» детей с «обычными» житейскими проблемами.

Результаты трудов многих ученых представлены в этой книге в виде простых методов, которые вы сможете применять у себя дома каждый день.

Эти методы проиллюстрированы примерами из повседневной жизни и рекомендациями по их использованию. В книге рассматривается часто встречающееся поведение детей, которое осложняет жизнь большинства родителей. Это настольный справочник для родителей.

Рассматривайте эту книгу как практическое руководство, позволяющее решать общие проблемы воспитания, с которыми вы сталкиваетесь ежедневно. Например, это вопросы психологической установки или моральных качеств ребенка. Книга поддержит вас в конкретных случаях, например, поможет убедить ребенка убирать за собой посуду или чистить зубы, принимать слово «нет» без истерик, поможет избавиться от конфликтов по поводу занятий после школы или своевременного возвращения домой. Книга покажет вам, как привить ребенку ответственность за домашние дела и учебу, как выработать у него пунктуальность. Вы узнаете, как помочь ребенку найти свои интересы в жизни и развить в себе такие качества, как уважение к окружающим, честность, умение дружить и бескорыстие. Формируя желательное поведение, мы тем самым развиваем и желаемые качества характера.

Вы встретите в книге множество примеров, но я не ставил цель проиллюстрировать все возможные ситуации и случаи. Я думаю, что важно показать вам несколько универсальных принципов, которые вы могли бы использовать в своей повседневной семейной жизни. Эти принципы не являются какими-то абстракциями (литература для родителей изобилует бесспорными, но расплывчатыми принципами вроде «твердости и справедливости»); напротив, это методы или, как я часто буду называют их дальше, инструменты для конкретных случаев, достаточно простые, чтобы овладеть ими легко и быстро. Вместе с тем эти методы можно приспособить для решения большинства проблем.

Суть этой книги – временная линия. Все начинается в прошлом, прежде, чем ваш ребенок делает (или не делает) то, чего вы от него хотите. Вы хотите изменить его поведение в настоящем. А в будущем вас ожидают последствия (результаты) этого изменения.

Допустим, ваша 12-летняя дочь копается каждое утро, собираясь в школу, а 5-летний сын превращает каждый поход в магазин в трагическую оперу. Как быть? Обратитесь к этой книге – не потому, что каждой повседневной ситуации посвящена отдельная глава, а потому, что в ней вы всегда найдете своевременный и удобный в применении совет. Во всех ситуациях вы точно знаете, какое поведение ребенка для вас нежелательно. Но как вы объясните ему, что вы от него хотите? Какое поведение ожидаете? Как закрепить желательное поведение? Изучили ли вы предшествующие события, чтобы не совершать тех же ошибок? Каких результатов вы ждете, чтобы поощрить правильное поведение ребенка, закрепить его и превратить в привычку?

Суть этой книги – временная линия. Все начинается в прошлом, прежде, чем ваш ребенок делает (или не делает) то, чего вы от него хотите. Вы хотите изменить его поведение в настоящем. А в будущем вас ожидают последствия (результаты) этого изменения.

В книге собраны результаты научных исследований всех трех времен – как то, что происходит до, во время и после той или иной ситуации, влияет на желательное поведение ребенка. Я покажу, как разбить любую проблему на три временных части, и дам вам методы, необходимые для исправления каждой из них.

Главы 1–4 знакомят вас с временной линией – Прошлым, Настоящим и Будущим – и способами ее использования. (Этот материал занимает такой объем, потому что Будущему посвящены две главы – это самая сложная часть временной линии.) В главе 5 мы посмотрим, что происходит, когда ребенок ведет себя не так, как вам хотелось бы; мы рассмотрим обстановку, психологический климат вашей семьи. Довольно часто шансы на исправление нежелательного поведения возрастают, если изменить контекст – психологическую обстановку в доме.

И, наконец, в главе 6 я на примерах расскажу, как совместить части в единое целое. Я уже говорил, что на всем протяжении книги не только буду показывать, как использовать методы, но и научу вас выбирать нужный метод для конкретной ситуации.

Хочу подчеркнуть: все сказанное в этой книге реально. Многие из методов изменения поведения ребенка, которые я представляю, очень вариабельны. Иначе говоря, их можно применять в самых разных ситуациях. Например, такие приемы, как тайм-аут и позитивное подкрепление, можно использовать для исправления поведения детей не только в семье, в лагере, в детском саду и в школе. Эти же приемы подходят для коррекции поведения взрослых в больницах, военных учреждениях, в спорте и т. д. Однако этими приемами надо уметь правильно пользоваться. Очень часто желательный результат зависит от мельчайших нюансов. Например, тайм-аут – очень популярный метод – не всегда используют по назначению. Взрослые часто сводят на нет положительный эффект тайм-аута: насильно тащат ребенка к этому перерыву и заставляют оставаться в этом состоянии (а это является положительным стимулированием, причем неправильным); или делают перерыв слишком долгим (для изменения поведения достаточно первой минуты; после этого либо не будет эффекта, либо
Страница 3 из 13

результат будет обратным). Неверно также использовать тайм-аут для того, чтобы заставить ребенка подумать над своим поведением и раскаяться в содеянном (это совершенно бесполезное использование перерыва).

Методы необходимо применять по назначению, особенно в начале работы над коррекцией поведения. Вы должны стремиться к тому, чтобы поведение было чаще всего желательным, и закреплять нужный результат.

Чтобы метод действительно принес желаемые плоды, он должен состоять из трех компонентов: Прошлого, Настоящего и Будущего. Возьмем, к примеру, метод стикеров (поощрения в виде карточек). Обычно стикеры используют для того, чтобы сконцентрировать усилия родителей на Будущем, т. е. последствиях. Однако при этом мало внимания уделяется предшествующей истории или приданию поведению ребенка желательной формы. Это все равно что научить пилота только сажать самолет, в надежде, что он сам сообразит, как его поднимать в воздух и управлять им. Вы должны последовательно строить поведение своего ребенка и поощрять желательные действия в ситуациях, когда они наиболее вероятны; вы не можете все время поощрять его. Вот почему не работает программа коррекции поведения, основанная только на поощрениях результата. Так, в некоторых семьях, школах и даже кафе быстрого питания детей награждают за хорошие отметки; но этот способ поощрения обычно работает очень короткое время. Если вы хотите научить кого-то играть на фортепиано, вы не будете приберегать приз до того момента, когда юное дарование начнет играть концерты Бетховена. Скорее всего вы будете стимулировать регулярные занятия и отмечать результаты каждого этапа обучения.

Таким образом, в равной степени важно, как вы будете пользоваться методом и какой именно метод вы выберете.

Методы необходимо применять по назначению, особенно в начале работы над коррекцией поведения. Вы должны стремиться к тому, чтобы поведение было чаще всего желательным, и закреплять нужный результат.

Но помните: лучшее – враг хорошего. Не стремитесь овладеть описанными методиками в совершенстве: научитесь их использовать, и вы достигнете желаемого результата. (Поскольку мы имеем дело не с роботами, а с живыми существами, нельзя гарантировать стопроцентный успех применения этих методов: они работают в абсолютном большинстве случаев, но не всегда.)

Нет необходимости кардинально менять свою жизнь для того, чтобы использовать тот или иной метод. Некоторые вам не понадобятся; если вы можете забить гвоздь голыми руками, оставьте молоток в покое. Но иногда метод жизненно необходим. Если вы снова и снова вступаете с ребенком в конфликт на одну и ту же тему – из-за питания, телевизора, одежды, манер, телефонных разговоров и прочего, если вы устали от лекций, наказаний, лести и угроз, то можете облегчить жизнь себе и ребенку, освоив с помощью этой книги определенный метод и используя его по назначению.

Глава 1

Фундамент для хорошего поведения ребенка. Прошлое, или Предшественники событий

«Прошлое», или «предшественники событий» (далее я иногда буду называть их «предшественники»), – это все, что происходит непосредственно перед проявлением нежелательного поведения, – то, что ребенок в это время делает, как вы обращаетесь к ребенку, даже выражение вашего лица.

Вы хотите, чтобы ребенок вовремя пошел спать? Чтобы он помылся или помог по дому? Рассказал, чем занимался после школы? Выслушал вас или больше двигался, вместо того чтобы сидеть сиднем? То, что происходит перед тем, как вы обратились к нему с просьбой или с пожеланием, влияет на вероятность выполнения желательного действия.

Все дети разные, и все семьи разные, и дети могут быть в большей или меньшей степени склонны противоречить или соглашаться (любой родитель, воспитывающий нескольких детей, это подтвердит). Но истина в том, что предшественники могут влиять на поведение ребенка, на то, выполняет ли он ваши просьбы или… категорически отвергает их.

Предшественники влияют на повседневное поведение. Друг помахал вам рукой – это предшествующее событие, и вы говорите другу: «Привет!» Следствием, или результатом, будет радость от дружеского общения.

Другим предшественником станет предупреждение: «Не ешь, это испортилось!» Предупреждение предполагает определенное поведение: употребление только безопасных продуктов. Если вы проигнорировали предупреждение и проглотили бутерброд, покрытый плесенью, последствия окажутся для вас весьма памятными – в результате вы получите расстройство желудка.

Если вы сознательно решаете воспользоваться опытом предшествующих событий, то делаете это потому, что он оказывает реальное влияние на то, что происходит потом.

Так, один человек будет голодать целый день перед званым ужином и в полной мере насладится им, в то время как другой перебьет аппетит легкой закуской, чтобы не объедаться сказочными угощениями и не выглядеть обжорой в глазах окружающих. В обоих случаях гость предпринимает какие-то действия перед трапезой, и от этих действий зависит его дальнейшее поведение.

Но влияние предшественников событий не всегда столь очевидно. Чаще всего мы не можем сознательно проследить это влияние.

Например, существует очень интересная область психологии – прайминг[1 - Прайминг – фиксирование установки, или эффект предшествования (англ. priming). Это явление имплицитной (скрытой) памяти, при котором обработка воздействия заданного стимула определяется предшествующим действием того же самого или подобного стимула. – Прим. пер.]. Это передача людям неких сигналов, побуждающих их совершать действия, казалось бы, не связанные с этими сигналами, – например, решать логические задачи или располагать слова в алфавитном порядке. Участники экспериментов не знают о связи между прайминг-сигналом и выполняемыми действиями; и тем не менее существует связь сигнала и поведения, которую можно измерить. Когда участникам – будто бы случайно – показывают портфель, то они выполняют задания, соревнуясь между собой; а мимолетный взгляд на рюкзак побуждает их к сотрудничеству друг с другом. Запах универсального чистящего средства вызывает стремление к аккуратному выполнению задания.

Если участникам предложить чашку горячего кофе, они начинают относиться друг к другу более тепло, эмоционально и стараются познакомиться; если кофе не предлагать, люди участвуют в эксперименте разобщенно, не объединяясь в группу. Если потом человека спросить, что побудило его к соревнованию или аккуратности, он чувствует расположение к другим участникам эксперимента, он не сможет определить прайминг-сигнал. Эти исследования должны постоянно напоминать нам о том, что мы часто не осознаем влияние предшествующих событий на свои мысли, чувства и действия. Но это не умаляет значения этого влияния.

Большинство родителей придает слишком большое значение будущему, или результатам, особенно наказаниям и вознаграждению. Мы пытаемся изменить поведение или образ мыслей ребенка, используя кнут и пряник: обычно делается акцент на нежелательном поведении или отношении к чему-то, а потом мы обещаем выговор или награду, чтобы добиться желаемого.

В этом случае ни кнут, ни пряник не работают так, как мы ожидаем.
Страница 4 из 13

Мозг человека настроен на отрицательные стимулы, поэтому родители, пытающиеся изменить поведение ребенка, должны идти против естественного стремления отмечать негатив; наоборот, следует обращать внимание на позитивные действия и подкреплять их.

Предшественники дают огромное преимущество, а кроме того, облегчают жизнь вам и вашим детям. Вы можете подготовить почву для желательного поведения, неважно, хотите вы, чтобы ребенок сделал что-то конкретное (домашнее задание) или просто более внимательно вас слушал (уважительно разговаривал, помогал и т. д.).

Это значит, что вы должны представлять себе, когда и каких действий вы ожидаете от ребенка. Если вы точно знаете, что вам нужно, гораздо легче использовать предшествующие события для получения желаемого результата. Это избавит вас от привычки замечать лишь нежелательное поведение, которое вы своим вниманием и раздражением только усиливаете. Подробнее мы поговорим об этом в главе 2, которая посвящена настоящему, или собственно поведению ребенка. А теперь поговорим о предшественниках событий.

Что такое предшественники событий и как их использовать

Начнем с того, что рассмотрим самые распространенные типы предшественников событий. Мы с вами будем постепенно собирать набор методов, т. е. подбирать способы формирования желательного поведения.

Подсказки – это предшественники, которые дают прямые инструкции к тем или иным действиям. Например: «Пожалуйста, немедленно подбери с пола одежду». Подсказки могут быть не только устными указаниями или распоряжениями, но и письменными замечаниями (стикеры на двери холодильника, список дел), а также невербальными сигналами (цветные наклейки на грифе скрипки в том месте, где должны располагаться пальцы). Это могут быть жесты (приглашающий взмах руки или, наоборот, отсылающий взмах), физическое воздействие (помещение руки ребенка в правильное положение на музыкальном или ином инструменте), даже демонстрация правильного действия (как держать вилку, как прыгать через скакалку и т. д.). Каждый тип подсказки можно использовать по отдельности или в комбинации с другим. Подсказки напрямую поощряют к желательным действиям, показывая, что и как делать.

Вполне естественно, что у вас есть свои излюбленные типы подсказок. Обычно в семейной жизни чаще всего звучат вербальные инструкции, мы кричим их из одной комнаты в другую, но это не всегда приводит к желаемым результатам. (Такие выкрики эквивалентны подсказкам: «Поди сюда и убери за собой грязь!» Но в форме крика, да еще на расстоянии, подсказка теряет смысл и скорее всего вызовет протест.) Более эффективный способ – сочетание нескольких типов подсказок. Если вы просто просите дочь убрать свою комнату, это может сработать; но лучше сказать так (особенно если вы хотите превратить уборку комнаты в привычку): «Давай начнем убираться вместе». Идите с ней и покажите, что вы хотите от нее (подберите одежду с пола и положите ее в корзину для грязного белья). Или вы можете использовать подсказки: «Я сделаю это, а ты – другое».

У многих родителей существует почти инстинктивное отторжение стратегии «Я сделаю это, а ты – другое» и тому подобных вещей. И это понятно: родители хотят, чтобы дети были самостоятельными, и боятся, что помощь в мелочах помешает развитию этого качества. И напрасно: гораздо эффективнее все делать вместе, особенно в начале обучения, потому что ребенку всегда трудно начинать что-то делать. Закрепить желательную привычку гораздо проще. Чем чаще повторяются желательные действия (самостоятельная уборка или подготовка домашнего задания), тем меньше подсказок и помощи требуется в дальнейшем от родителей.

Ослабление означает постепенное прекращение подсказок. Если вы резко и слишком рано прекратите подсказывать, то можете помешать выработке желательной привычки. Но если ребенок последовательно выполняет ваши инструкции, можно начать постепенно уменьшать количество подсказок и в конце концов вообще перестать подсказывать. Например, уча ребенка подавать мяч или играть на музыкальном инструменте, вы показываете (подсказываете), как держать ракетку или как ставить пальцы на клавиши. Когда первый этап обучения будет пройден, подсказка может измениться – от «Ставь пальцы так» (с демонстрацией правильной позиции) до простого «Пальцы», без демонстрации или иных напоминаний. Или же вы можете реже прибегать к подсказкам. Правильное поведение закрепляется без напоминаний, и вскоре подсказки становятся излишними или крайне редкими. В конце концов ребенок делает то, что нужно, без подсказок.

Используя только вербальные подсказки, важно помнить: чем более конкретно и точно сформулирована просьба, тем лучше. «Пожалуйста, принеси мне телефон» звучит намного лучше, чем «Не мог бы ты принести мне телефон?» (открытый вопрос, или вопрос, подразумевающий несколько ответов, обычно вызывает у ребенка такую мысль: «Да, я в состоянии принести тебе телефон», – но он не обязательно принесет телефон прямо сейчас). Можно сказать еще проще: «Принеси мне телефон». Столь однозначная команда исключает возможность выбора и предполагает негативные последствия, если ее не выполнить. И открытый вопрос, и императив (т. е. приказ) гораздо менее эффективны вежливой и четко сформулированной просьбы. «Застегни ботинки! Тебе 9 лет!» – звучит расплывчато, это своего рода открытый вопрос. Сравните: «Пожалуйста, завяжи шнурки!» – обращение, которое скорее всего приведет к желаемому результату.

Возможно, вы скажете, что все дело в слове «пожалуйста», потому что оно предлагает ребенку возможность выбора и вежливое обращение трудно произнести грубо или резко. Возможность выбора, доброжелательный тон и вежливое обращение помогают получить желаемый результат. Я объясню, почему так происходит, когда мы будем обсуждать другие виды предшественников. Хотя вот одна история в качестве примера. Вы увидите, насколько важны такие предшественники, как тон голоса и слово «пожалуйста». Как-то к нам в Йельский центр обратилась мама 9-летней Рены. Девочка не слышала просьб приступить к выполнению домашнего задания, к упражнениям на флейте и т. п. Я попросил мать Рены представить, что я – ее дочь, и обратиться с просьбой ко мне. Мать сформулировала просьбу очень четко (в отношении того, что нужно сделать): «Иди к себе играть на флейте». Содержание подсказки было безупречным. Но просьба была высказана грубовато, и просьба превратилась в приказ. Тон матери вообще звучал довольно резко, даже если она просто разговаривала со мной, а когда она обращалась к дочери, то резкость почти что переходила в грубость.

Конечно, чтобы ребенок стал покладистым, мало обращаться к нему мягким тоном и правильно преподносить свое пожелание; но грубый тон сам по себе ведет к ответному протесту. Мы попросили мать Рены потренироваться и начинать обращение к дочери со слова «пожалуйста». Мы также попросили ее улыбнуться. «Пожалуйста» и улыбка смягчили требование – и то и другое определило, как мать выразила свое требование («подсластила» его), и это повысило вероятность согласия ребенка. (Попробуйте сами. Даже если вы обращаетесь с жестким требованием, оно прозвучит вежливее в сочетании с улыбкой и словом
Страница 5 из 13

«пожалуйста».) Мы порекомендовали матери смягчить тон и разговаривать с дочерью мягче. Всего-то требовалось сказать «пожалуйста» и улыбнуться. Мать Рены могла теперь говорить тише, и дочь ее слышала! Почти сразу же Рена начала выполнять просьбы матери и почти не спорила с ней, как это случалось раньше.

Обратите внимание: мы не уговаривали мать Рены быть терпимее – мы просто помогли ей немного изменить тон и форму выражения предшествующих событий.

Предопределяющие события (условия) влияют на поведение, но в них нет узконаправленной подсказки. Они подготавливают условия для того или иного поведения. Например, если вы читаете ребенку перед сном, это помогает ему сбавить обороты после дневной суеты. Он заснет быстрее и спокойнее. Предопределяющие условия могут быть очень специфическими или, напротив, универсальными, и их можно использовать в повседневной жизни. Примером предопределяющих условий, которые приводят к желательному результату, может быть мягкая, спокойная музыка, звучащая на борту самолета перед взлетом, – на фоне музыки пассажиры будут без суеты занимать свои места. Если вы хотите купить дом и, войдя в него, чувствуете уютный аромат коричного печенья, то будете более снисходительны к недостаткам дома. Если родители ругаются с детьми утром перед школой, то они предопределяют события: ребенок будет менее сговорчив на уроках и может попасть в неприятную ситуацию. Мы можем выделить несколько типов предопределяющих условий в зависимости от того, насколько они повышают вероятность желательного поведения.

Классический пример предопределяющих условий – школьная форма. Она предназначена для того, чтобы дисциплинировать учеников и поощрять их выполнять школьные правила. Точно так же одежда (или дресс-код), в которой принято ходить в ресторан, не только позволяет владельцам заведения оправдать отказ в посещении некоторым людям; подразумевается, что соответственно одетые посетители будут более вежливыми и любезными. Предложение решить трудную задачу («Держу пари, что ты не можешь это сделать») часто становится более эффективным предопределяющим событием, потому что помогает правильно мотивировать ребенка, поощрить желательное поведение. Я не знаю научного объяснения этому явлению, но исследования подтверждают его. Данные говорят о том, что дух конкуренции – очень сильный мотиватор: спортсмен собирает все свои силы, когда бежит на время или соревнуется с другими. Поэтому очень полезно добавить к своему замечанию фразу вроде: «Нормально, если сейчас ты не можешь это сделать, потому что это действительно трудно для ребенка твоего возраста. Может, когда ты станешь старше…»

Предопределяющие условия могут также предотвратить нежелательное поведение. Например, хорошо пообедав перед походом в супермаркет, вы вряд ли накупите там лишних продуктов. Некоторые владельцы ночных магазинов включают классическую музыку на парковке, чтобы подростки не слонялись поблизости. Или, как в примере с матерью Рены, приказ, отданный тоном сержанта, уменьшает вероятность его выполнения. «10 секунд на то, чтобы отойти отсюда!» – это подсказка, но грубый тон и жесткое выражение лица родителя превращают ее в предопределяющее событие, которое делает маловероятным выполнение требования.

Если есть хоть малейший намек на принуждение в просьбе – а в этом примере есть не просто намек, у ребенка нет выбора! – ребенок скорее всего не согласится ее выполнить. Почему? Потому что даже небольшое принуждение вызывает у ребенка мысль о последствиях, которые скорее всего будут ему неприятны. Это так называемое последствие «или»: «Сделай это или…» В глазах ребенка «или» заслоняет первую часть – «сделай это». В большинстве своем люди стараются избегать риска. Если ребенок чувствует, что кто-то пытается заставить его сделать «Х», то ему кажется, что «Х» делать не стоит, это действие для него нежелательно. Второе объяснение: когда от вас требуют сделать что-то не особенно приятное, вам хочется избежать этого любым способом. Такая попытка избежать неприятностей называется «реакцией избегания». Один вариант реакции избегания – не делать то, о чем вас просят; другой – не позволять на себя давить. Принуждение или угроза неприятны и вызывают соответствующую реакцию.

Форма любого обращения определяет вероятность проявления того или иного поведения. Например, владельцы отеля хотят, чтобы гости повторно использовали полотенца, поскольку это экономит электроэнергию и деньги. Обычно просьба звучит примерно так: «Помогите сохранить окружающую среду и используйте полотенца повторно». Это исключительно рациональный подход, основанный на представлении о том, что все понимают важность сохранения окружающей среды. Этот подход не приносит желаемых результатов. Понимание необходимости – очень слабый мотиватор: курильщик понимает, что курение вредит здоровью, и продолжает курить. Но если владельцы отеля добавят к просьбе несколько слов о том, что другие гости тоже используют полотенца повторно, это создаст правильное впечатление: повторное использование полотенец – социальная норма. А это уже сильный побудительный мотив для выполнения просьбы. И скорее всего просьба будет выполнена. Но для этого она должна начинаться примерно так: «Трое из четырех посетителей этого отеля повторно использовали полотенца». После этого можно высказать собственно просьбу о повторном использовании полотенец. Информация о том, что другие люди повторно использовали свои полотенца, – это предопределяющее условие, которое делает желательное поведение более вероятным.

Но если родитель говорит 4-летнему ребенку: «Эй, 75 % четырехлеток чистят зубы», – это не сработает. В этом случае можно сказать примерно так: «Ты не должен чистить зубы прямо сейчас» – или, например, вы приучаете ребенка к туалету, и тогда обращение будет звучать так: «Ты не должен прямо сейчас идти в туалет». Но окончание и того, и другого обращения должно быть таким: «Ты будешь делать это, когда станешь большим». Это то же, что и: «Все большие чистят зубы (ходят в туалет)». Это ссылка на то, что чистка зубов (пользование туалетом) – социальная норма, что многие люди так делают. Такая формулировка предлагает выбор, а это увеличивает вероятность достижения желаемого результата.

Рассмотрим ситуацию, которая демонстрирует важность предопределяющего события.

Я работал с семьей из 4 человек: мать, отец, 7-летняя девочка и 3-летний мальчик по имени Макс. Родители не могли заставить Макса чистить зубы. Часто мать тащила его в ванную и заставляла Макса положить пасту на щетку и несколько секунд чистить зубы. Затем, естественно, спор возобновлялся: «считается» ли это чисткой зубов? Мама, обычно веселый и доброжелательный человек, ловила себя на том, что кричит: «У тебя зубы сгниют, и люди будут смеяться – кто этот беззубый старикашка? А я скажу: это не старикашка, это мой сын Макс, который никогда не чистил зубы как надо». Она все время сравнивала Макса с его сестрой (конечно, не в пользу Макса): «Когда твоя сестра была такая, как ты, она каждый вечер чистила зубы. Почему ты этого не делаешь?» Подобное сравнение вопреки ожиданиям уменьшает, а не увеличивает, вероятность
Страница 6 из 13

желательного поведения потому, что вы сравниваете ребенка только с одним человеком, и это не является социальной нормой (как в примере с полотенцами в отеле). Сравнение с братом или сестрой наводит ребенка на мысль, что многие другие люди ведут себя так же, как и он. Поэтому сравнение Макса с сестрой вызовет у мальчика обиду на нее, и он еще меньше будет склонен слушать родителей.

Иногда мама забирала у Макса щетку и начинала сама чистить ему зубы. Ситуация усугублялась: Макс кричал, расстроенная и возбужденная мать чистила зубы довольно грубо. Но чаще всего мама просто уходила и даже не повторяла свою просьбу: лучше спокойный ребенок с грязными зубами, рассуждала она, чем ребенок, который не может заснуть, да еще с гнилыми зубами.

Мы попросили маму использовать предопределяющие события: пойти с Максом в ванную, спокойно и безразлично обронить: «Я бы хотела, чтобы ты почистил зубы. Большинство детей в 4 или 5 лет чистят зубы. Если ты не хочешь или не можешь это сделать, хорошо. Просто прополощи рот водой». Вот теперь она упомянула о социальной норме – большинство детей его возраста и старше делают это; она предложила выбор (замаскированно, но доброжелательно): «если ты не хочешь или не можешь почистить зубы», а также «ты не должен это делать». Тон ее голоса был спокойным, без напряжения от ожидаемой битвы. Все это уменьшило вероятность протеста Макса против чистки зубов. (А в Настоящем, и мы обсудим это в главе 2, Макс прополоскал рот. Хорошее начало для закрепления желательного поведения! Мать также использовала то, что называется «прайминг-ответ» (ответ на сигнал): она привела Макса в ванную, это первый шаг к предстоящей чистке зубов. Но вместе с тем она не требовала немедленного выполнения всей процедуры).

Люди выполняют одни просьбы с большей готовностью, чем другие.

Несколько вечеров они испытывали новый подход. Сначала Макс просто полоскал рот и не брал в руки щетку. Мать при этом сохраняла спокойствие. Вечера проходили великолепно – полоскание рта и отход ко сну безо всяких сцен. На четвертый вечер Макс сказал, что хотел бы попробовать почистить зубы. Мама не стала прыгать от радости (понимая, что это сведет на нет воспитательный эффект), но сказала, что это было бы «неплохо», и спросила, хочет ли он, чтобы она присутствовала при этом. Макс отказался, почистил зубы, и мама уложила его спать. От Макса исходил аромат свежей зубной пасты, и мама обратила на это внимание: она сказала, что его дыхание пахнет приятно и что он стал большим мальчиком, раз почистил зубы – прямо как мама и папа. Мать была под впечатлением перемены; а мы – под впечатлением от того, насколько четко она использовала предшествующие события, а также от ее поведения на поле боя – которое отныне перестало быть полем боя.

Просьбы, которые выполняются с высокой и низкой степенью вероятности (высоко- и маловероятные обращения). Люди выполняют одни просьбы с большей готовностью, чем другие. Просьба скорее всего будет выполнена, если она представляет собой высоковероятное обращение: «Пожалуйста, подойди и обними меня» или «Пожалуйста, помоги доесть этот яблочный пирог». Но часто просьбы, с которыми родители обращаются к детям, являются маловероятными обращениями, с которыми дети скорее всего не согласятся: «Пожалуйста, помой посуду» или «Пожалуйста, сядь за уроки». Можно увеличить вероятность выполнения ребенком маловероятного обращения, если предварить его двумя или тремя высоковероятными – вложение одних просьб в другие поможет получить выполнение последних. Если вы хотите, чтобы ваша дочь в течение 20 минут выполняла домашнее задание, вы можете сначала попросить ее сделать что-то, что она обычно делает без проблем. Например, она никогда не отказывается покормить рыбок или принести вам что-то. Вы также можете взять ее с собой в магазин и попросить сложить в корзину то, что она любит. Если вы начнете с таких высоковероятных обращений, а затем выскажете маловероятное: «Теперь, пожалуйста, займись домашним заданием», – то скорее всего ваша просьба будет выполнена. Иногда взрослые думают, что ребенок обладает ограниченным количеством возможностей делать то, о чем его просят. Следовательно, взрослые не хотят тратить эти возможности понапрасну. Однако исследования говорят об обратном: существует некий поведенческий импульс, тенденция продолжать выполнение просьб. Вы можете запустить этот процесс при помощи серии высоковероятных обращений.

Вот хороший пример. Ученые провели исследование, целью которого было найти способ уговорить двухгодовалого ребенка согласиться на сложную медицинскую процедуру. У мальчика было серьезное заболевание кишечника. Ему был поставлен постоянный внутривенный катетер, за состоянием которого должны были следить родители. Малыш не сидел спокойно во время процедур. Он пинался, хватал стерильные предметы, осложнял жизнь себе и родителям. В этом случае требование вести себя тихо во время процедуры было маловероятным обращением. Чтобы ребенок согласился на процедуры, были применены несколько высоковероятных обращений: «Потрогай свою голову», «Скажи «мама», «Пошли маме воздушный поцелуй», – и только потом: «Посиди тихо». Последняя просьба, маловероятная, была выполнена потому, что ее предваряли первые три, все высоковероятные.

Конечно, этот прием работает и в обратном направлении. Я советую подросткам и молодым людям чаще пользоваться высоковероятными обращениями и не начинать разговор с родителями напрямую: «Можно мне второй сотовый телефон? Как насчет того, чтобы дать мне машину на вечер?» Подросткам следует извлечь урок из научных исследований и пользоваться высоковероятными обращениями: «Можно я поцелую тебя в щечку, потому что ты лучший родитель на свете? Можно я сам приготовлю ужин и накрою на стол сегодня вечером? Чем я еще могу помочь тебе по хозяйству?» Потом можно высказать маловероятное обращение. Это предоставит родителям возможность выбора (как видите): «Можно мне на день рождения получить одну из этих итальянских спортивных машин? Ярко-желтая или красная будет смотреться отлично». Понятно, что это шутка, но в ней есть доля правды.

Метод работает не только в отношениях между детьми и родителями. Были проведены исследования, чтобы выяснить, какие именно люди становятся заложниками во время ограблений.

Ученые изучили записи переговоров во время трех ограблений, и эти данные позволили им классифицировать типы переговоров между преступниками и полицией. Такие обращения полиции к преступникам, как «Можем ли мы связаться с вашей женой?» или «Пожалуйста, продиктуйте это имя по буквам», были расценены, как высоковероятные (которые скорее всего будут выполнены). В то же время обращения «Выпустите заложников», «Выходите по одному, с поднятыми руками», были маловероятными и становились камнем преткновения в переговорах. Результаты показывают, что захватчик заложников скорее соглашался на маловероятное требование, если перед ним были высказаны два или три высоковероятных.

Выбор. Как мы уже говорили, выбор – это предшествующее событие. Если у ребенка есть выбор делать то, о чем его просят, или нет, он скорее всего выполнит просьбу. Для вас этот выбор может выглядеть
Страница 7 из 13

слишком тривиальным, для него – нет. «Надень куртку, мы идем на улицу» – этого может быть достаточно, и ребенок оденется. Но «Надень куртку или свитер – что хочешь, – мы идем на улицу» сработает намного лучше. Особенно, если ребенок уже не маленький, и вам нужно найти компромисс между своими и его желаниями. Если вы хотите заинтересовать ребенка занятиями музыкой, приведите его в музыкальный магазин, и пусть он попробует поиграть на тех инструментах, которые ему понравятся. У ребенка будет выбор, и он будет с большим интересом заниматься. Но вы и дальше можете предлагать ему выбор: «Ты будешь заниматься на скрипке до обеда или сразу после?» Как правило, это позволит вам исключить принуждение (все эти бесконечные «Потому что я так сказал» в явной или неявной форме) и чаще добиваться согласия ребенка.

Предлагая выбор, вы получаете неожиданные преимущества.

Одну маму, которая пришла к нам в Йельский центр, очень тревожила ее 14-летняя Майя: мать хотела знать, куда ходит и что делает дочь после школы. В свои 14 лет Майя была привлекательна, на нее обращали внимание более старшие ребята, и мать очень беспокоили возможные осложнения. Обычно Майя возвращалась из школы через час-два после окончания занятий. Мать начинала ее допрашивать: «Где ты была? С кем? Чем ты занималась?» Это все обоснованные вопросы, но, обрушенные на ребенка, который только переступил порог, приводили к тому, что Майя молча отправлялась в свою комнату и закрывала дверь.

Сотрудники Центра предложили матери дружески поговорить с Майей в спокойной обстановке. Мы порекомендовали ей объяснить дочери свои тревоги и предложить два варианта исправления ситуации: (1) Майя может позвонить и сообщить, где она и что делает; (2) Майя может приходить домой сразу после школы, а потом идти по своим делам. Мама сказала, что Майя может выбрать один из вариантов или предложить свой. Кроме того, дочери были предложены санкции: если она однажды не позвонит или придет не вовремя, на следующий день не пойдет гулять (результат, или следствие). В этой ситуации мать Майи конструктивно использовала предшествующие условия: спокойно, без крика и ворчания рассказала о своих пожеланиях, а также предоставила дочери выбор.

Мать была удивлена, когда Майя выбрала оба предложенных варианта. Она сказала, что будет либо звонить домой в 15:15 (уроки заканчиваются в 14:45) или приходить домой в это время – но она хотела каждый день иметь выбор, звонить или приходить. Мать согласилась. Что еще более удивительно, и это стало приятным сюрпризом, следующие месяцы Майя чаще всего приходила домой сразу после школы и оставалась с матерью, вместо того чтобы уходить гулять.

Как правильно выбрать предшественников событий

Я рассказал вам о разных типах предшественников. Какой выбрать? Однозначно следует использовать и подсказки (прямой способ получить желаемый результат), и предопределяющие условия (окольный путь). Вместе они хорошо работают.

Что касается подсказок, то обычно они являются либо инструкциями, либо просьбами. Отлично; но если вам трудно убедить ребенка вести себя так, как вам нужно, то более эффективно будет использовать другие подсказки: выполнить задание вместе с ребенком (только небольшую часть) или показать, как сделать что-то (показать, что вы хотите от ребенка).

Планируя предопределяющие условия, подумайте, как уговорить ребенка сделать то, что вам нужно. Я имею в виду, предлагайте выбор – эта возможность скорее всего приведет к выполнению вашей просьбы. Классический выбор – «Сделай это или то» – не совсем выбор. Предлагайте реальные варианты: «Я могу тебе помочь, или ты сделаешь это сам?» или: «Ты можешь сделать теперь же все целиком или немного сейчас, а остальное позже».

И еще: подумайте, какие предопределяющие события или условия недавно помогли вам добиться от ребенка того, что было нужно? Может, что-то произошло непосредственно перед тем, как вы высказали свою просьбу, и это событие сделало ребенка менее уступчивым? Вот пример: голодный и уставший маленький ребенок вряд ли будет податлив. Для маленьких детей – да и для многих взрослых – голод, жажда и утомление настолько сильные предопределяющие условия, что никакие уговоры и просьбы не будут выполнены, пока ребенок (взрослый) не отдохнет и не поест. Всегда обращайте внимание на условия или события, которые могут осложнить выполнение ваших просьб.

Как я уже говорил, высоковероятное обращение – это предопределяющее событие. Вы можете не часто использовать этот метод, но он не будет бесполезным. Если вы понимаете, что ваша просьба неминуемо вызовет сопротивление, сначала добейтесь согласия на более простое обращение. Этот метод стоит иметь в своем наборе, потому что он усиливает импульс. Когда ребенок уже что-то сделал по вашей просьбе, вы можете превратить это действие в процесс, в серию желательных поступков. Это не значит, что вы получите именно то, что хотите; но это повысит вероятность получения желаемого результата.

Как бы там ни было, вот о чем следует помнить. Предшествующие события можно применять с большой пользой, но это не самый ценный метод в повседневной жизни. Как я уже говорил, если у вас все в порядке и вы умеете убедить ребенка сделать то, что нужно, и так, как нужно, пусть этот инструмент лежит про запас. Достаньте его в нужный момент: предшествующие события действительно сильное средство.

Способ применения предшественников событий

Даже если у вас есть все необходимые инструменты, результат во многом зависит от того, как вы их используете. Интонация, слово «пожалуйста», искусные подсказки (исследования говорят о том, что физический контакт с ребенком тоже оказывает огромное влияние; когда вы о чем-то просите, прикосновение и объятие вам очень помогут), правильный выбор момента – все имеет важное значение. Когда речь идет о предшественниках, важно изучить способ их применения. Я уже говорил, что те же самые слова, сказанные по-разному, вызывают совершенно разную реакцию.

Например, в присутствии других людей (одноклассников, братьев и сестер и т. д.) и распоряжения, и выговоры будут лучше восприниматься, если высказывать их тихо, мягким голосом, а не выкрикивать так, чтобы все обратили внимание. Почему это так, неясно, но многие проблемы связаны именно с неправильной формой выражения просьбы. Инструкции, которые вам выкрикивают через всю комнату, кажутся грубыми; громкие распоряжения обычно пугают ребенка. Вообще, громкий голос ассоциируется с «опасной ситуацией»: вспомните пожарную сигнализацию и предупреждение «Не переходи без меня улицу!». Такие вещи не оставляют возможности выбора. Но громкая инструкция имеет иной смысл, нежели пожарная тревога. Она не оставляет выбора, и ребенок может не согласиться. Если вы публично обращаетесь к ребенку и требуете от него продемонстрировать определенное поведение, крик звучит как принуждение, поскольку подразумевает, что ребенок виноват и ему следует бояться наказания. Когда ребенок в присутствии других людей не выполняет вашу просьбу, он ожидает от вас неминуемого наказания, и это связано именно с присутствием свидетелей. Распоряжения и выговоры, сделанные публично, загоняют ребенка в угол, не оставляют пространства
Страница 8 из 13

для маневра. Подойдите ближе, тихо и вежливо попросите – и ребенок скорее всего воспримет ваше обращение благосклонно.

Одна из самых основных ошибок в использовании предшественников – угрозы, ультиматумы, подавление авторитетом («Потому что я так сказал», «Сделай это, или…»). Все это вызывает протест. Надавите на супругу или коллегу, отнимите у него возможность выбора, и вы лишитесь шансов на то, что ваша просьба будет выполнена.

Не менее сильно на выполнение просьбы влияет стресс. В стрессовой ситуации, например, предшественники теряют свою силу. Если вы чувствуете себя «на взводе», дайте себе время успокоиться. Настройтесь на позитив, прежде чем обратитесь к ребенку с просьбой. Будет лучше, если в вашем голосе не будет звучать плохое настроение.

Еще одна ошибка – подсказка, высказанная не вовремя. Представьте, что подросток пришел из школы, не успел даже положить портфель, одной рукой продолжает набирать смс. Он только переступает порог, а родитель тут же набрасывается: «Как прошел день? Что было в школе? Много задали? Ты сегодня забыл дома бутерброды, что же ты ел? Что ты делал после школы?» Каждый вопрос сам по себе нормальный, и ваша интонация может быть доброжелательной; но поток вопросов, затопивший ребенка, который еще не настроился на домашнюю обстановку, вызывает у него своего рода «кессонную болезнь». Родительский натиск является предопределяющим событием, которое вызывает противодействие любым вашим словам. В другой ситуации каждый вопрос будет прекрасным предопределяющим событием, но для этого нужно выбрать время. Позвольте ребенку прийти в себя после школы, чтобы он смог снова влиться в домашнюю обстановку.

Еще более драматичная версия этого сценария разворачивается, когда родители развелись и ребенок возвращается домой после посещения другого родителя. Он входит в дверь, и вы налетаете на него, как коршун: «Ну и что там было у папаши? У него опять новая девушка? Ты удивлен? Она тебе понравилась? Можешь ли ты примерно оценить размер ее талии?» С каждым следующим вопросом вы уменьшаете вероятность диалога, на который рассчитывали. Дайте ребенку восстановиться!

Кроме того, работая с предшественниками, помните об общей атмосфере дома. Например, родители иногда спорят, и это нормально; но ссоры и драки, особенно если это «норма» общения, являются предшествующими событиями для агрессивного поведения ребенка. Мы подробнее обсудим это, когда речь пойдет о создании благоприятной домашней обстановки.

Примеры применения предшественников событий

Давайте подробнее рассмотрим ряд примеров, которые покажут, как выбрать и использовать подходящие случаю предшественники.

Предшествующие события играют решающую роль, когда вы укладываете спать малыша. В это время вы обычно предлагаете ребенку огромное количество подсказок, большей частью совершенно бесполезных. И когда вы это понимаете, то в отчаянии переходите от предшественников к зловещим последствиям: «Если ты не уляжешься, я навсегда заберу твоего мишку». Мало того, когда вы это произносите, ваш голос звучит возбужденно и не оставляет ребенку ни малейшей иллюзии выбора. Таким образом, вы вступаете на территорию, которая формально называется «отмена операции» – это ошибочный тип предопределяющих условий и это ошибочный тип предшествующих событий.

Но какой тип предопределяющих условий правильный? Тот, который поможет создать обстановку, в которой ребенок легко отправится спать. Это значит, что вам нужно вернуться назад во времени, хотя бы на час, и спланировать укладывание ребенка, как летчик планирует посадку самолета: торможение, выпуск шасси, касание земли. Как правило, укладыванию предшествуют такие действия, как теплая ванна, сказка, тихая, спокойная беседа с одним из родителей. Ни в коем случае не должно быть компьютерных или видеоигр, телевизора и другой возбуждающей деятельности.

Контролируя предустановленные условия, вы создаете спокойную обстановку отхода ко сну, определенную последовательность, которая повышает вероятность получения нужного результата. Каждое успокаивающее действие помогает совершиться следующему, спокойно и без суеты приводит к желаемому исходу: ребенок ложится и засыпает без ссоры и спора. Вам доступны все перечисленные инструменты. Вы можете похвалить ребенка за правильное выполнение каждого действия, но похвала – здесь не главное, здесь важны собственно предшествующие события. Они наиболее эффективны именно в виде последовательности небольших действий, которые ведут к желаемому результату.

Допустим, вы хотите услышать от подростка, который задержался после школы, где он был и чем занимался. Провожая его утром в школу, начните с подсказки: «Пожалуйста, позвони мне после школы и дай знать, что с тобой все в порядке. Я тебя очень люблю, и мне будет спокойнее, если я буду знать, что ты в безопасности». Вы говорите спокойно, предлагаете скрытый выбор (это слово «пожалуйста») и демонстрируете свою любовь – все эти предопределяющие условия приведут к тому, что ребенок скорее всего позвонит вам. А теперь следует усилить вербальную подсказку и предопределяющие условия (спокойствие, выбор, любовь) объятием или поцелуем. С этого начинается утро, и это прекрасное начало.

Любая подсказка становится эффективной, когда непосредственно предшествует проявлению желательного поведения. Поэтому лучше настроить ребенка на правильные действия, когда он уходит в школу, а не накануне вечером. Это правило касается не только времени, но и места: чем ближе вы находитесь, высказывая свое пожелание, тем лучше. В идеале подсказка должна быть доставлена как можно ближе, и в пространстве, и во времени.

Представьте, что бабушка дарит внуку игрушку. Он, радостный, несется к вам, чтобы показать ее. Вы опускаетесь на пол, вровень с ребенком, и тихо говорите: «Здорово, а теперь пойди и поблагодари бабушку». Вы приблизились к ребенку, подсказываете ему, что сделать, а бабушка в это время стоит рядом и ждет. В менее благоприятных условиях – которые обычно и встречаются в жизни – нужно просто подойти как можно ближе к ребенку и попросить совершить желаемые действия в ближайшее время.

Теперь представьте: вы хотите, чтобы ребенок сделал домашнее задание, а он, как обычно, в «Фейсбуке». Когда он приходит домой из школы, дайте ему отдохнуть 15–20 минут. Пригласите его составить вам компанию в ваших занятиях, если он, конечно, захочет. Например, приготовьте вместе обед. Это поможет, говоря образно, перезагрузить его операционную систему.

Время на перезагрузку – это предопределяющие условия для добровольного приготовления уроков. Я уже говорил, что традиционная встреча ребенка на пороге дома (когда вы обрушиваете на него шквал вопросов) – это предопределяющие события для его несогласия с вашими просьбами, и тем более – для невыполнения домашнего задания.

Помните высоковероятные обращения? Это приглашение ребенка составить вам компанию, совместный обед, ответы на его вопросы по поводу вашего смартфона и т. д. Это все подготовка сцены для кульминации. Далее вы спокойно, с легкой улыбкой говорите: «Пожалуйста, займись уроками. Я могу помочь тебе, если хочешь». Это прекрасная подсказка – твердая,
Страница 9 из 13

четко сформулированная, но вежливая. Она также предполагает возможность выбора: «Если ты хочешь, я помогу тебе».

До сих пор мы рассматривали подсказки. Вы подготавливаете сцену и устанавливаете декорации для желательного действия. Все, что вы делаете, повышает вероятность того, что это действие будет выполнено.

Комбинирование важных методов

Предшествующие события и сами по себе могут быть очень эффективны, но их можно сочетать с другими методами, которые мы еще обсудим. В этой главе я подробно рассказал о предшественниках, однако, это только часть вашего набора.

Допустим, ваш 12-летний сын и 9-летняя дочь без конца пререкаются, и вы не можете положить этому конец. Тогда вам помогут предшествующие события. Выберите подходящий момент, отведите сына в сторону и скажите: «Пожалуйста, прекрати спорить и обзываться. Давай вы с сестрой на время разойдетесь по комнатам. Пойдем со мной, поможешь мне готовить обед». Можете даже добавить: «Я знаю, что это не только твоя вина, но мне нужна помощь, чтобы прекратить ваши пререкания. Ты у нас уже взрослый, и я знаю, что ты мог бы лучше себя контролировать». Эта фраза устраняет скрытую вину, чувство которой заставило бы сына воспринять ваши слова в штыки. Здесь чувство вины – негативные предшествующие события. Позже вы можете раздать всем сестрам по серьгам и выяснить, кто в чем виноват, но сейчас нужно прекратить ссору, и это конструктивный способ добиться желаемого результата. Обращаясь к подростку, как к взрослому, вы ставите предопределяющие условия для его согласия.

Допустим, все получилось. Сын перестал спорить с сестрой и пошел с вами. Это то, чего вы добивались в настоящий момент времени. Теперь настало время подумать о будущем или о результатах. Обнимите и похвалите его, подчеркнув, как хорошо, что он выполнил вашу просьбу. «Ты молодец, ты действительно взрослый человек. Я попросил тебя прекратить спорить, и ты прекратил». Можно также ободряюще похлопать его по плечу и т. д. – это усилит вербальное послание. Ободренный вашей похвалой, сын и в дальнейшем будет благосклонно относиться к вашим просьбам.

В главе 2 мы поговорим о второй стадии временной линии, о настоящем, или собственно о поведении. Но сначала подведем итог обсуждению предшествующих событий.

Важные выводы для родителей

Предшествующие события предваряют желательное или нежелательное поведение. Иногда они происходят прямо перед проявлением поведения: вы подсказываете ребенку, что нужно накрыть на стол или вымыть руки. В другом случае предшествующие события имеют место задолго до желаемого поведения: так вы загодя выстраиваете последовательность для того, чтобы спокойно уложить ребенка спать.

Чтобы предшествующие события оказали желательный эффект, вы должны говорить или действовать спокойно, без резкости, не забывать про слово «пожалуйста» и всегда предлагать выбор – явно или скрыто.

Чтобы предшествующие события оказали желательный эффект, вы должны говорить или действовать спокойно, без резкости, не забывать про слово «пожалуйста» и всегда предлагать выбор – явно или скрыто.

Если вам кажется, что этот слишком мягкий метод воспитания привел к моральному разложению нашей нации, подумайте вот о чем: принуждая, родитель демонстрирует свою слабость, он не уверен в том, что его приказы будут выполнены; но тот, кто в себе уверен, может требовать твердо и при этом спокойно и вежливо.

Когда вы нервничаете, понимая, что предстоит трудный день, что вы опаздываете, и в этот момент ломается молния на единственных чистых брюках вашего сына, вы теряете терпение. Это естественно. Но помните: эта нормальная реакция тут же отразится на отношениях с ребенком. Вы повысите голос, просьбы будут звучать, как команды, и, если вы имеете дело с маленьким ребенком, то будете одевать его грубее, чем обычно, запихивая его руки в рукава куртки. В итоге он начнет сопротивляться; изменение предшествующих событий вызовет противодействие. Это тоже естественно. Только спокойное и уверенное проявление авторитета станет условием изменения нежелательного поведения или образ мыслей ребенка.

Теперь мне хотелось бы напомнить, что делать (ДА) и чего ни в коем случае делать нельзя (НЕТ), когда речь идет о предшествующих событиях. Это основа основ подхода, неважно, какой именно тип предшествующих событий вы используете.

ДА

? Спокойствие, только спокойствие!

? Формулируйте подсказку четко и ясно.

? Помните, что интонация и выражение лица оказывают значительное влияние на вероятность проявления желательного поведения.

? Не разговаривайте с ребенком на большом расстоянии; будьте рядом и старайтесь говорить мягко и нежно.

? Любую просьбу начинайте со слова «пожалуйста». Это увеличит вероятность выполнения вашей просьбы.

? Старайтесь использовать для подсказок подходящее время и место. Предлагайте их непосредственно перед действием, которое вы хотите получить от ребенка.

? По возможности предоставляйте выбор – такой способ наиболее вероятно приведет к желаемому результату.

? Используйте различные предшествующие события. Если вы предпочитаете подсказки, напоминайте себе о предопределяющих условиях. Если вы слишком часто высказываете маловероятные обращения, которые ребенок не выполняет, предваряйте их несколькими высоковероятными обращениями.

НЕТ

? Не торопите ребенка без нужды. Наберитесь терпения, когда просите его сделать что-то.

? Никогда не говорите: «Это так, потому что я так сказал» или «Потому что я твой отец (мать)».

? Не повторяйте подсказку несколько раз подряд. Это уже ворчание, а множество исследований подтверждают: ворчать бесполезно. И многие ворчливые люди сознают это.

? Если ребенок чего-то не делает, не подчеркивайте отрицательные результаты. «Если ты не будешь чистить зубы, то они у тебя выпадут прежде, чем ты станешь взрослым» равносильно «Я тебя сейчас шлепну». Практика показывает, что угрозы не работают.

? Не волнуйтесь, если все эти предшествующие события кажутся вам слишком мягким способом воспитания, если вам кажется, что вы заискиваете перед ребенком или обращаетесь с ним, как с младенцем, или делаете его зависимым от своих инструкций. На деле все наоборот: предшествующие события помогают добиться желательного поведения не только в настоящий момент, но и позднее: предшествующие события запоминаются надолго.

? Не переходите к угрозам, если ребенок сразу не выполняет вашу просьбу. Вы можете получить удивительный результат, воспользовавшись предшествующими событиями.

Глава 2

Что вы хотите изменить. Настоящее, или Поведение ребенка здесь и сейчас

Поведение формируется из действий или реакций, которые вы можете наблюдать: это разговор, прогулка, истерика, драка, оказание помощи, сотрудничество, выполнение просьб и т. д. Многие качества и действия, которые родители хотели бы изменить или развить в своих детях, определяются как поведение. Родители хотят, как правило, изменить в своих детях три вещи. Они хотят, чтобы ребенок делал что-то, что он раньше не делал или делал изредка; чтобы он продолжал делать то, что делает, но чаще и лучше (больше времени посвящал игре на фортепиано и приготовлению уроков, читал больше и т. д.). Или же – чтобы
Страница 10 из 13

ребенок выполнял последовательность действий для получения того или иного результата. Последний тип поведения – сложные действия, например, уход за собакой (покормить, напоить, прогулять дважды в день); подготовка к школе каждое утро (вовремя проснуться, умыться, одеться, позавтракать и собрать портфель).

Но мы же не хотим, чтобы ребенок просто выучил последовательность действий. Мы имеем в виду большее – формирование характера, личности и индивидуальных особенностей. Мы хотим, чтобы наш ребенок был честен, независим, усерден в учебе; чтобы он был добрым и уважительно относился к окружающим; чтобы он умел выражать признательность. Мы ждем от него не единичных действий, частного проявления, например, доброты или честности. Нет, мы надеемся, что поможем сыну или дочери вырасти порядочным, цельным человеком, а это больше, чем то или иное поведение, которое мы можем сформировать в домашних условиях.

На практике развитие желательных свойств личности невозможно без развития тех или иных конкретных качеств, что опять возвращает нас к изменению или закреплению какого-либо поведения.

Если вам хотелось бы, чтобы ребенок был добрым, начните с того, что научите его проявлять доброту, помогите ему сформировать привычку совершать добрые поступки или просто научите жестам, выражающим доброжелательность. Можно начать с простого – с проявлений доброты по отношению к младшему брату, а затем и к другим людям. Если вы пытаетесь вырастить доброго ребенка, вы не должны учить его каждому отдельному проявлению доброжелательности. Когда ребенок научится совершать добрые поступки в одной сфере жизни, то в других ситуациях это будет происходить само собой.

Пытаясь добиться проявления желательного поведения, мы хотим увидеть целое, а не просто отдельные действия.

Например, вы хотите, чтобы ребенок регулярно выполнял домашние обязанности, скажем, накрывал на стол. Вы не должны обучать его каждой манипуляции по отдельности – раскладывать сначала вилки, потом ножи, потом ложки, салфетки и т. д. Ребенок много раз видел, как вы это делаете (т. е. вы уже показали ему модель поведения, а это прекрасный способ обучения). Он может сначала помогать вам, а потом накрывать на стол самостоятельно. Другому ребенку, особенно маленькому, нужно подробно объяснить, где должна лежать вилка и т. д. Начинайте с того, что ребенок может сделать, и постепенно усложняйте задание. С чего бы вы ни начинали, обучение сервировке стола является частью выполнения домашних обязанностей, т. е. желательного поведения. Этот подход хорош тем, что его можно изменять в зависимости от индивидуальных качеств ребенка.

Иногда развитие качеств характера, необходимых для демонстрации того или иного поведения, даже важнее, чем поведение само по себе. Возьмем систематическое выполнение задания. Ребенок может сделать задание в понедельник и вторник, а потом, что называется, «забить» на уроки. Другой сегодня позанимался на музыкальном инструменте 20 минут, завтра пропустил урок, а потом побренчал 5 минут и пошел играть. Если систематичность становится проблемой, то можно сосредоточиться на отработке именно этого качества. В этой главе я покажу, как это сделать.

На практике развитие желательных свойств личности невозможно без развития тех или иных конкретных качеств, что опять возвращает нас к изменению или закреплению какого-либо поведения.

Хотя обучение желательным действиям требует постоянного внимания к каждому конкретному действию, это не значит, что вы должны научить ребенка каждой составляющей части этого действия по отдельности. Вы уделяете особое внимание конкретному, определенному поведению, и не только потому, что это необходимо. Кроме того, достаточно научить ребенка одному действию, и что-то похожее он научится выполнять сам. Целью может быть как формирование определенного поведения («Я только хочу, чтобы он каждый день делал уроки»), так и воспитание качеств характера («Я хочу, чтобы он вырос ответственным и организованным человеком»).

Как начать формировать желательное поведение: два шага

В отличие от главы 1, где я рассказал о предшественниках (это подсказки, предопределяющие события и т. д.) и наполнил этими инструментами ваш набор, здесь мы поговорим о процессе. Я покажу, как определить желательное поведение и как работать над его закреплением. Вы сможете выбирать инструменты для этого (формирование навыка, моделирование, стимулирование), но в этой главе мы уделим больше внимания процессу определения целей, а затем формированию желательного поведения.

Шаг 1. Определите цель. Для начала решите, что вы хотите от ребенка. Какое действие или поведение он должен продемонстрировать. Может показаться странным, но родители редко представляют, как выглядит желательное поведение, и это касается не только их детей, но и супругов, и даже их самих. Люди всегда очень хорошо представляют себе, чего они не хотят увидеть. Когда ребенок делает что-то неподобающее – врет, не хочет умываться и пр. – родители реагируют немедленно. Но сделанное как надо нередко остается без внимания. Это предвзятый, негативный подход. Я уже говорил о том, что для человека естественно сильнее реагировать на отрицательные импульсы.

Конкретизировать проблему не так уж трудно – просто опишите, какое поведение ребенка вы хотите увидеть.

«Я хочу, чтобы мой ребенок вел себя прилично», – это описание черты характера, а не конкретного поведения. «Я хочу, чтобы мой ребенок делился игрушками со своей сестрой и разговаривал с ней вежливо, когда они смотрят телевизор или обедают», – такая формулировка более продуктивна, потому что описывает поведение и обстоятельства, при которых оно должно проявляться. В нашем Центре мы помогаем родителям описать желательное поведение в конкретных терминах. Мы просим их выполнить «тест для незнакомца». Целью задания является описание желательного поведения незнакомому человеку, который не знает, что сделал ваш ребенок, или на что должно быть похоже его поведение. Спросите себя: «Какое именно поведение я хочу видеть у своего ребенка? Я хочу, чтобы он сказал или сделал – что?»

Очень важен первый шаг. Однажды к нам пришли супруги с 5-летним сыном Дэрилом, который третировал свою 7-летнюю сестру Эллу. Родители хотели, чтобы он нормально общался с сестрой. Это, однако, звучало весьма расплывчато – нам нужны были подробности, конкретные примеры действий Дэрила, которые мы могли бы изменить, но так ничего и не услышали: Дэрил делал так много всего неправильно, что нам, с точки зрения отца, не следовало ограничиваться изменением только одного или двух действий. Он хотел, чтобы Дэрил просто нормально общался с сестрой, и все.

Я объяснил, что мы постараемся решить проблему в целом, но для начала нужно поработать с конкретными проявлениями нежелательного поведения Дэрила. Если же нам удастся избавиться от некоторых основных вредных привычек, остальные изменятся сами собой. Я говорил отцу Дэрила, что это все равно, что обучать ребенка игре на музыке: умея читать ноты и играть, он может сыграть любое произведение без помощи учителя. Точно так же обучают ребенка тактичности и вниманию к окружающим в разных ситуациях. Похожие
Страница 11 из 13

навыки затем приходят сами собой. Когда бабушка дарит что-то вашему ребенку, вы подсказываете ему: «Что ты скажешь бабушке?» И ребенок знает, что нужно сказать «Спасибо». Если ребенок воспитан, он будет говорить «спасибо» и учителям, и соученикам, и т. д., а не только бабушке. Умение конкретизировать поведение позволяет изменять его; и это наилучший способ достичь более грандиозной цели. Я попросил родителей Дэрила попробовать этот способ.

Конкретизировать проблему не так уж трудно – просто опишите, какое поведение ребенка вы хотите увидеть.

Через некоторое время, мы определили три самых главных проступка Дэрила: он заходил в комнату сестры в ее отсутствие и вываливал игрушки из шкафа; он бил сестру по голове – не сильно, только чтобы поддразнить; он корчил ей рожи за столом. Теперь я понял, что происходит в этой семье, какие слова были высказаны и как они звучали, и т. д. Родители хорошо поработали над конкретизацией проблемы. Особенно наглядно они продемонстрировали поведение Дэрила за обеденным столом: на меня это произвело глубокое впечатление, и я понял, насколько неприятной может быть такая ситуация.

Но родители понимали, что разбрасывание игрушек и нанесение ударов – более серьезные проблемы, поэтому мы начали с них. Мы разработали программу замены нежелательных действий Дэрила желательными. Каждый раз, когда он спокойно играл или разговаривал с сестрой, давал ей что-нибудь (игрушку или соль за столом), родители хвалили его: давали небольшой приз или зачисляли очки в счет большого приза, который он мог заработать. (Это результат, или последствие, о которых мы будет говорить в главах 3 и 4.) Мы использовали эту программу в течение трех недель, и тон общения Дэрила с сестрой изменился. Мы работали над изменением конкретного поведения – над разбрасыванием игрушек и драчливостью, но при этом произошли и более общие изменения. Дэрил стал мягче и вежливее общаться с сестрой, и решение этой проблемы началось с конкретизации поведения его родителями.

Шаг 2. Определите позитивную противоположность. В большинстве случаев вы хотели бы уменьшить проявления или вообще прекратить нежелательное поведение – такое, как нападки Дэрила на сестру, чрезмерное увлечение компьютерными играми (СМС, телевизором и т. д.), просто бездельничанье. Это понятные проблемы, и их можно разрешить. Но сначала спросите себя: «Что будет позитивной противоположностью этого поведения? Какое именно желательное поведение могло бы заменить нежелательное?» Опишите желательное поведение так, будто вы – спортивный радиокомментатор, который подробно описывает слушателям, что делают игроки на поле.

Позитивная противоположность – это и есть желательное поведение, которое вы хотите видеть вместо нежелательного.

Так, если вы хотите, чтобы ваши дети меньше пререкались и дрались друг с другом, определите их позитивные (желательные) действия: «Я хочу, чтобы мои дети обращались друг с другом уважительно, когда они играют, едут в машине или сидят за столом». Если вы больше не хотите слышать нытье дочери, сформулируйте свое желание в позитивной форме: «Я хочу, чтобы она просила меня о чем-то однократно нормальным голосом». Многие родители боятся истерик и полагают, что их чрезвычайно сложно прекратить. Но на самом деле с ними можно справиться. Для начала нужно определить позитивную противоположность истерике: не создавать провоцирующие ситуации, выражать несогласие без воплей и криков и т. д.

Позитивная противоположность – это и есть желательное поведение, которое вы хотите видеть вместо нежелательного.

Случай с Дэрилом и его сестрой показывает, насколько важны позитивные противоположности. Родители Дэрила знали, какое поведение нежелательно и что надо изменить. Мы также просили их конкретизировать, какими бы они хотели видеть отношения Дэрила и Эллы. Родители написали список желательных действий, например: сказать Элле что-то приятное; играть в одной комнате с ней, вместе или отдельно, но при этом вежливо разговаривать; что-нибудь передать сестре (игрушку, блюдо за столом). Самый эффективный способ изменить нежелательное поведение – заменить его желательным, что мы и сделали в этом случае. Но начали мы с определения позитивных противоположностей, чтобы правильно определить цель наших действий.

Если желательное поведение представляет собой последовательность действий (а в жизни именно так и бывает), разбейте ее на простые и осуществимые этапы.

Иногда мы работаем над отдельным, особенно желательным поведением (например, делать уроки, тихо играть и т. д.). Однако чаще всего мы хотим видеть ряд действий, которые следуют одно за другим и вместе формируют желательное поведение. Помните пример со сборами в школу? Это не единичное действие, а последовательность: вовремя встать с кровати, выбрать одежду, одеться, позавтракать, собрать портфель, проделать другие утренние дела и выйти за дверь (собранным и в приличном виде) в положенное время.

Когда поведение состоит из нескольких этапов, важно определить каждый из них. Разделение последовательности на составляющие называется «анализ задания»: определение действий, которые приводят к той или иной цели (в данном примере – прийти в школу вовремя и подготовленным), причем анализ начинается именно от конечной цели. Эти действия – небольшие и конкретные, и научить им ребенка легко. У анализа задания две цели: определить необходимые конкретные действия и их последовательность. Анализ задания облегчает формирование сложного желательного поведения.

Если желательное поведение представляет собой последовательность действий (а в жизни именно так и бывает), разбейте ее на простые и осуществимые этапы.

В качестве примера анализа задания можно привести обучение ребенка правильному поведению в чрезвычайных ситуациях, например при пожаре. Чтобы спастись от огня, нужно совершить ряд действий, а не одно – инстинктивно человек бросается со всех ног к выходу, и это может стать фатальной ошибкой. На самом деле правильная эвакуация – это сложный комплекс действий, разработанный экспертами после анализа задания и изучения смоделированных и реальных ситуаций. Действия при пожаре могут зависеть от многих факторов, например, насколько далеко от вас источник огня и где именно он находится, заслоняет ли дым выход и т. д. Чтобы выбраться из горящего дома, нужно лечь на пол (там меньше дыма), ползти к входной двери, потрогать ручку – она может быть раскаленной; нужно решить, куда ползти, если комната заполнена дымом; закрыть щель между полом и дверью, если через нее просачивается дым, и т. д., и т. п. Если основная задача – спастись от пожара, то эти действия можно разбить на ряд этапов, которым легко обучить ребенка. Существуют специальные системы обучения, которые основаны на использовании временной линии – предшествующих событий, поведения в данный момент времени и результатов.

Родители Дэрила сделали нечто подобное: они разбили желательное поведение (нормально общаться с сестрой) на последовательность действий – позитивных противоположностей его нынешнего неподобающего обращения с сестрой – и выбрали затем два действия, чтобы начать с ними работать. «Нормально
Страница 12 из 13

общаться» – это абстракция, но когда ее разделили на составляющие элементы, стало понятно, над какими желательными действиями нужно работать.

Как добиться желательного поведения: три способа

Существует три способа добиться желательного поведения: формирование навыка, моделирование (основные), а также стимулирование (дополнительный), используемое в особых случаях. Если вы видите только частичные проявления желательного поведения, начинайте с формирования навыка. Если вообще не наблюдаете нужных действий, или они происходят так редко, что у вас нет возможности работать с ними, начинайте с моделирования. Если ребенок уже выполнял то, что нужно, но недостаточно часто или непоследовательно, попробуйте стимулирование. Не забывайте, что прежде, чем использовать любой инструмент, определите желательное поведение, позитивные противоположности нежелательного поведения и затем выбирайте метод.

Способ 1. Формирование навыка. Это один из самых сильных инструментов выработки желательного поведения. Но именно его чаще всего используют не по назначению. Вы формируете желательное поведение, постепенно развиваете и закрепляете его вознаграждением за промежуточные достижения. Например, если вы хотите, чтобы ребенок делал уроки, усаживайте его сначала минут на 5–10. Если вы хотите, чтобы ребенок совершал последовательные действия, например, без напоминания выполнял свои домашние обязанности, вы можете начать вместе, сделать с ним что-то. Для формирования навыка выясните, знакомы ли ребенку действия, выполнения которых вы от него ожидаете? Иногда он частично понимает, о чем речь, иногда – совершенно не понимает. Выполняет ли ребенок что-то, с чем вы могли бы начать работать? Если вы хотите, чтобы он в течение часа выполнял домашние задания, сколько времени он тратит на это сейчас и насколько регулярно? С этого мы начнем и разовьем желательное поведение: чуть больше времени для уроков, чуть чаще, пока не получим желаемый результат, т. е. сформируем навык. Обратите внимание: закрепление желательного поведения требует множества повторений, и каждый раз вы должны добиться выполнения действия, т. е. получить результат. Мы подробнее поговорим о результатах в главах 3 и 4, но здесь остановимся на поведенческом аспекте формирования навыка.

Иногда родители бессознательно прибегают к методу формирования навыка. Например, вы пытаетесь научить маленького ребенка говорить «мама» и «папа». Вы будете подбадривать его и подчеркивать произнесение им любых форм этих слов («ма», «па» и т. п.), улыбаясь, обнимая и награждая. В то же время, но обычно совершенно бессознательно, вы не будете обращать внимание на другие звуки, которые произносит ребенок. Затем вы начнете поощрять произнесение близких к словам «мама» и «папа» звуков. (Когда вы держите ребенка в объятиях и говорите ему: «Можешь сказать «мама»? Можешь сказать «папа»?» – то успешно используете предшественники. Вы демонстрируете движение губ и повторяете звуки – все это прекрасные подсказки. Ваши объятия, улыбка – предопределяющие условия, которые поддерживают интерес ребенка, и он ждет, чтобы вы его хвалили. Подсказки и предопределяющие условия помогут ребенку произнести слова, которые вы хотите от него услышать.)

Вот типичный пример формирования навыка.

Одна мама жаловалась, что ее сын Антон, 3,5 года, совершенно не ест овощи, кроме картошки фри (большой вопрос, считать ли этот продукт овощем). За обедом изо дня в день повторялся один и тот же сценарий. Мама обычно готовила салат, мясное блюдо или пасту, а также овощи в разных видах. Антон никогда не прикасался к салату и овощам. В благоговейном молчании он слушал рассказы родителей об ужасных болезнях и преждевременной смерти тех, кто не ел овощи, но… ел только картофель фри! Периодически мама пыталась ввести санкции за отказ от овощей, например, лишала малыша десерта или телевизора, но без толку. Мама пыталась уговорить Антона попробовать хотя бы кусочек, но – увы!

Попытка уговорить Антона «только попробовать» была правильным шагом. Мама максимально уменьшила свое требование – приближение к формированию навыка. Но последнее – не просто снижение требований; оно начинается с того, что ребенок уже делает, а затем постепенно развивается до нужного уровня. Кроме того, частью формирования навыка должны быть предшествующие события и результаты.

Поскольку Антон вообще не ел овощи, можно подумать, что ситуация требовала моделирования, а не формирования навыка. Помните, я уже говорил вам о том, что моделирование приносит особенную пользу, если вы вообще не наблюдаете желательного поведения. Но в данном случае у нас были три причины для применения метода формирования навыка. Во-первых, Антон уже умел есть. Хотя он и воротил нос от овощей, но другие продукты ел, быстро орудуя вилкой. Мы только хотели немного изменить то, что он подцеплял на вилку. Во-вторых, мы могли работать над желательным поведением ежедневно, в нормальной обстановке – без необходимости моделировать ситуацию. Наконец, мы хотели, чтобы все происходило за обычным обедом, а не его имитацией, потому что мы видели некоторые предшествующие события и результаты, обычные для этого дома, которые вызывали проблему с употреблением овощей. Множество подсказок, интонации, которыми они произносились, угрозы, предсказания печальной судьбы тем, кто не ест овощей, – все это делало согласие Антона менее вероятным.

Чтобы добиться результата, мы предложили использовать формирование навыков и систему призовых очков, а также пересмотр предшествующих событий.

В начале обеда мама говорила Антону, что он может оставить овощи на тарелке (хороший предшественник: возможность выбора и отсутствие признаков отчаяния у родителей). У Антона появилась возможность за обедом набирать очки, которые заносились в таблицу, прикрепленную к холодильнику. Он мог получить 2 очка за то, что подцепит кусочек овощей на вилку и прикоснется к нему губами.

Затем Антон мог обменять очки на что-то интересное – например, на 10 минут дополнительной игры перед сном, светящийся в темноте мяч, поход в парк с отцом и т. д. Ему не нужно было есть овощи, и он мог положить их обратно на тарелку сразу после того, как прикоснется к ним губами. Мама согласилась на это непрезентабельное действие и показала, как можно сделать. Она заметила вслух, что не беспокоится о том, ест ли Антон овощи – возможно, когда он станет старше, то съест, как и большинство четырехлеток (еще один хороший предшественник: социальная норма, скрытый намек на то, что сейчас ребенок не готов или не может есть овощи, но в будущем все изменится).

Чтобы добиться результата, мы предложили использовать формирование навыков и систему призовых очков, а также пересмотр предшествующих событий.

Антон попробовал сделать так один раз, мама наградила его и добавила: «Помни, что ты не должен есть овощи». За первым же ужином Антон подцепил вилкой кусочек вареной моркови, поднес к губам и положил обратно. Папа воскликнул: «Вот здорово!» – а мама добавила: «Ты только что выиграл 2 очка!» Затем мама с папой перестали обращать внимание на Антона, но, когда он повторил действие, снова выразили радость и наградили его. Все это время
Страница 13 из 13

родители ели овощи, что было хорошим примером. Но теперь за обеденным столом не было негатива – лекций, принуждения, уговоров и нравоучений – всех тех предопределяющих событий, которые подавляли проявление желательного поведения.

В течение следующих трех обедов Антон выигрывал очки за прикосновение к нелюбимому блюду. Затем родители сказали, что теперь он будет получать очки за то, что попробует овощи (просто положит кусочек на язык), а если проглотит, то получит в два раза больше. Конечно, глотать не обязательно. Следующие 5 минут вся семья играла в игру: у кого на вилке удержится самый маленький кусочек овоща, который можно будет попробовать и проглотить. Это сопровождалось смехом и шуточными препирательствами о том, чей кусочек меньше. Антон съел этот кусочек. Мама помогла ему, отступив от своих строгих правил, – приготовила разнообразные замороженные овощи и приправила их не очень полезными, но любимыми Антоном ингредиентами.

Через какое-то время, чтобы заработать очко, Антон должен был съесть кусочек овоща. Затем два кусочка, но к тому времени Антон уже съедал немного овощей и чуть-чуть оставлял на тарелке, как он делал это и с другими продуктами. Родители были удовлетворены. Кроме того, у Антона появились любимые овощи: он просил добавки горошка с соусом и овощной смеси. А вот брюссельская и цветная капуста ему не нравились. Родители закрыли «овощную» тему и систему очков. С этого момента Антон съедал почти всю порцию своих любимых овощей и даже немного нелюбимых.

Этот пример подчеркивает несколько важных моментов. Во-первых, формирование навыка основано на том, что ребенок уже делает – а не на том, что он знает, – и далее этот способ помогает развить желательное поведение до нужного уровня. Иногда ребенок знает и не делает, и это заставляет родителей думать, что ребенок ими манипулирует. Во-вторых, мы не стремимся к идеальному выполнению желаемых действий. Ребенок не обязательно должен выполнять что-то так же хорошо, как взрослый. Перфекционизм – враг формирования навыка.

В случае с Антоном родители не требовали, чтобы он ел все овощи или ел их каждый раз. Это был бы перфекционизм. Формируя навык, надо быть гибким, а это нелегко. Кажется, что воспитывать детей проще, если установить неизменные правила; но более эффективный способ, при котором выстраиваются отношения и формируется желательное поведение, – это возможность выбора, компромисс и небольшие отступления от правил (это касается, например, правил поведения за едой – но не правил безопасности).

Способ 2. Моделирование: тренировка в искусственно созданных условиях. Наша главная цель – желательное поведение и оправдывающий себя результат. Если все сделано правильно, то повторяющаяся последовательность действий закрепляется, становится привычкой и проявляется в других ситуациях.

Поэтому сначала нужно добиться от ребенка выполнения действия, с которым можно потом работать. В идеале это должно произойти в условиях повседневности. Один из способов добиться действия – формирование навыка, но этот инструмент требует предварительной подготовки или слабого проявления желательного поведения, которые можно подчеркнуть и поощрить. Когда это не получается, на помощь приходит моделирование.

Чтобы ребенок сделал то, чего никогда не делал, создайте искусственные условия. Для малышей подходит игра в «представь себе», в которой они могут повторять и развивать те или иные действия. С более старшими моделирование можно представить в форме тренировки или ролевой игры.

Допустим, ребенок никогда не выполнял нужного вам действия. Мы ежедневно сталкиваемся с такими ситуациями.

Так, 6-летняя Лия впадала в истерику каждый раз, когда что-то шло не так, как ей хотелось. Иногда ей все же приходилось делать то, о чем ее просили. Родители Лии назвали истерики «взрывными»: она и каталась по полу, била родителей, бросала вещи, визжала, и подолгу! (Иногда родители невольно продлевали истерику, пытаясь сдержать Лию, крича на нее или наказывая.)

Мы спросили родителей Лии, бывают ли невзрывные истерики. Если бы мы столкнулись со слабой истерикой, то могли бы поощрить ее так, чтобы в следующий раз девочка сдерживалась, и т. д. В конце мы совсем избавились бы от истерик. Но нет: Лия каждый раз устраивала концерт по полной программе.

Необходимо было смоделировать ситуацию, чтобы ребенок мог потренироваться выполнять желательные действия. Вместе с родителями Лии мы думали, как это сделать. Потом они предложили такое задание. Когда Лия была спокойна, мама сказала: «Я придумала одну игру. Она называется «Игра в истерику». Правила такие: во-первых, ты можешь выигрывать очки». Как видите, на сцену вышли предшественники, которые явились частью модели. Кроме того, мы использовали игровую форму в качестве предопределяющих условий, чтобы ребенок согласился продемонстрировать желательное поведение. Возможность заработать очки – тоже предопределяющее условие для получения согласия ребенка. Общение спокойное, с улыбкой, предложение заработать очки – все это здорово отличается от раздражения, команд, невозможности выбора! Обещание награды (очков) – это сильная мотивация, особенно представленная непосредственно перед желательным поведением. В начале работы это нужно сделать один или два раза – в дальнейшем мы хотим, чтобы все подсказки отошли на второй план.

Итак, мама Лии продолжала объяснять, что «это все только понарошку» и нужно проверить, сможет ли Лия показать «хорошую» истерику. «Если все получится, я дам тебе билетик», – сказала мама, показывая Лии рулон билетиков для вечеринок (Лия очень любит вечеринки; но таблица для записи очков тоже подошла бы). «Эти билетики помогут тебе выиграть приз побольше». В качестве наград мама предложила важные для Лии привилегии: ложиться спать на 10 минут позже; возможность выбирать блюда за обедом и т. п. Было еще несколько приятных вещей: дешевые заколки для волос (Лия любит причесываться) и т. д. Незачем выдумывать замысловатые призы, главное – правильно их вручить (см. главу 3) – но система очков помогает структурировать задание, родителям и детям становится проще следовать установленным правилам.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/alan-kazdin-6160074/karlo-rotella/zachem-za-chto-i-kak-hvalit-rebenka-neozhidannye-rezultaty-vospitaniya-pohvaloy/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Примечания

1

Прайминг – фиксирование установки, или эффект предшествования (англ. priming). Это явление имплицитной (скрытой) памяти, при котором обработка воздействия заданного стимула определяется предшествующим действием того же самого или подобного стимула. – Прим. пер.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.