Режим чтения
Скачать книгу

Развитие личности ребенка от пяти до семи читать онлайн - Коллектив авторов

Развитие личности ребенка от пяти до семи

Коллектив авторов

Развитие личности ребенка #4

Как только ребенку исполняется пять лет, родители всерьез задумываются о его будущей школьной жизни. Все ли он умеет и знает из того, что положено первокласснику? Что делать, если он еще недостаточно хорошо читает, пишет и считает? Как он будет чувствовать себя в новом коллективе и как сложатся его отношения с первым учителем? Как выбрать школу и программу, по которой он будет учиться? Нужно ли с ребенком заниматься самим или достаточно тех знаний, которые он получает в дошкольном учреждении?.

Отвечая на эти и многие другие вопросы, издание также помогает понять, насколько существенны изменения, которые происходят в личностном развитии ребенка в возрасте от пяти до семи лет. Как ребенок усваивает социальные нормы и правила, кто и почему для него является авторитетом, что его интересует, почему ему хочется быть взрослым, чувствовать себя значимым и понятым.

Книга предназначена для родителей, психологов, педагогов, педиатров, специалистов развивающих центров и всех, кому интересна личность ребенка.

Коллектив авторов

Развитие личности ребенка от пяти до семи

© ООО «Рама Паблишинг», 2010

* * *

Авторский коллектив

СМИРНОВА Елена Олеговна (Москва), доктор психологических наук, профессор, заведующая лабораторией психического развития дошкольников Психологического института РАО.

СЛОБОДЧИКОВ Илья Михайлович (Москва), доктор психологических наук, профессор Московского государственного городского психолого-педагогического университета.

БЕЛОШИСТАЯ Анна Витальевна (Мурманск), доктор педагогических наук, профессор Мурманского государственного педагогического университета.

МИНЮРОВА Светлана Алигарьевна (Екатеринбург), доктор психологических наук, декан факультета психологии Уральского государственного педагогического университета (УрГПУ).

ЗИНЬКОВСКАЯ Светлана Михайловна (Екатеринбург), доктор психологических наук, заведующая кафедрой общей психологии УрГПУ.

КУСОВА Маргарита Львовна (Екатеринбург), доктор филологических наук, профессор, заведующая кафедрой русского языка и методики его преподавания в начальных классах Департамента педагогики и психологии детства УрГПУ.

КУПРИНА Надежда Григорьевна (Екатеринбург), доктор педагогических наук, доцент кафедры эстетического воспитания УрГПУ.

ЛЮТОВА-РОБЕРТС Елена Константиновна (Лондон), кандидат психологических наук, детский практический психолог, педагог-психолог школы русского языка (Лондон).

МОНИНА Галина Борисовна (Санкт-Петербург), кандидат педагогических наук, детский практический психолог, доцент кафедры «Психология» Санкт-Петербургской академии управления и экономики, ведущий специалист Санкт-Петербургского благотворительного фонда «Дети города».

АРХИПОВА Ирина Анатольевна (Санкт-Петербург), кандидат психологических наук, Российский государственный педагогический университет им. А. И. Герцена, Институт детства.

ВАСИЛЕНКО Виктория Евгеньевна (Санкт-Петербург), кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии развития и дифференциальной психологии Санкт-Петербургского государственного университета.

ЕРМОЛОВА Татьяна Викторовна (Москва), кандидат психологических наук, старший научный сотрудник Психологического института РАО.

ЕМЕЛЬЯНОВА Марина Николаевна (Екатеринбург), кандидат педагогических наук, доцент кафедры педагогики и психологии детства Департамента педагогики и психологии детства УрГПУ.

КРИВОЩЕКОВА Марина Сергеевна (Екатеринбург), кандидат педагогических наук, старший преподаватель УрГПУ.

САПОЖНИКОВА Светлана Евгеньевна (Екатеринбург), кандидат психологических наук, старший преподаватель кафедры русского языка Уральского государственного технического университета – УПИ, главный редактор издательства «Рама Паблишинг».

ПАНАСЮК Елена Владимировна (Санкт-Петербург), практический психолог, тренер образовательной программы «Сообщество».

СМИРНОВА Александра Владимировна (Санкт-Петербург), педагог, специалист по адаптивной физической культуре Санкт-Петербургского государственного учреждения «Центр социальной реабилитации инвалидов и детей инвалидов Калининского района».

ПЕЧЕРНИКОВСКИЙ Виктор Евгеньевич (Москва), художник-педагог Детской школы искусств № 1 им. Н. А. Римского-Корсакова.

ИЛЬИНА Валентина Николаевна (Екатеринбург), практический психолог.

ВОРОБЬЕВА Ульяна Трофимовна (Екатеринбург), педагог-психолог высшей категории, специалист муниципального учреждения «Центр психолого-педагогической поддержки несовершеннолетних», гештальт-терапевт.

ЯКОВЛЕВА Юлия Анатольевна (Екатеринбург), медицинский психолог, юрист.

ЖУРБЕНКО Ольга Юрьевна (Екатеринбург), педагог, физиолог, заместитель директора Муниципального учреждения «Информационно-методический центр» Октябрьского района.

ПРИХОДЬКО Екатерина Николаевна (Екатеринбург), логопед, учитель-дефектолог Центра психолого-медико-социального сопровождения «Эхо».

Благодарность читателям

ЗА НЕСКОЛЬКО ЛЕТ жизни серия «Развитие личности ребенка» обрела почитателей в лице десятков тысяч взрослых – родителей, бабушек и дедушек, специалистов из разных городов России и из-за рубежа, в том числе из Германии, Израиля, Великобритании, США.

Письма, в которых читатели делились своими впечатлениями о содержании книг, убедили творческий коллектив в следующем:

1. Книги «Развитие личности ребенка» читает вся семья – большинство писем-откликов приходило от супружеских пар. Особенно приятно, что издания пользуются авторитетом и популярностью у пап – они высоко оценили основательность и энциклопедичность изданий, серьезный научный фундамент.

2. В письмах издателям, в высказываниях на форуме читатели подчеркивали, что книгам «Развитие личности ребенка» можно доверять, ведь они созданы авторитетными специалистами – психологами, педагогами, педиатрами.

3. Книги серии рекомендуют знакомым, родственникам – всем, у кого в семье растет человек.

4. Книги остаются в семье, ведь с таким надежным источником информации не страшно пройти путь молодых родителей еще раз. А потом, когда дети вырастут, подарить книги им.

5. Книги повышают психологическую грамотность родителей, отвечая на многие вопросы, связанные с развитием ребенка и взаимоотношениями с ним.

Благодарим вас, наши дорогие читатели, за то, что уверили нас в необходимости и важности выпуска книг серии «Развитие личности ребенка», и желаем дальнейших успехов в воспитании растущего человека!

Предисловие редактора

ДОРОГИЕ ЧИТАТЕЛИ!

Наша четвертая книга из серии «Развитие личности ребенка» – о детях, которые вот-вот пойдут в школу. Однако это уже не просто дошколята, а старшие дошкольники. Чем же они отличаются от тех, кто немного младше, и тех, кто уже гордо именуется первоклассниками? И насколько готовы мы, мамы и папы, а также воспитатели к изменениям в личности ребенка?

А изменения действительно существенные. Ребенок выходит на качественно иной уровень развития. Опыт, который он приобрел в более
Страница 2 из 45

ранний период, теперь важен не сам по себе, а как волшебный сундук, из которого наш вчерашний малыш по своему усмотрению достает те или иные знания. Но то, что уже есть, его не удовлетворяет – ему интересно новое, неизведанное. В то же время очень важно проверить: правильно ли то, до чего он сам додумался, что сам создал? Ребенок ждет оценки своих действий, втайне надеясь, что он совершил открытие, которое приведет в восторг взрослых. Свои умозаключения, творения, замыслы малыш отдает на самый праведный, с его точки зрения, суд – нас, взрослых. Волнуясь в ожидании оценки, он жаждет одобрения. А мы…

Далеко не всегда нам удается оправдать ожидания наших детей. Они изо всех сил стараются быть взрослыми, и мы с радостью поддерживаем их, но весьма своеобразно. Вместо того чтобы помочь им укрепить свои позиции в новом для них статусе, мы взваливаем на плечи наших дошколят груз ответственности и предъявляем порой непомерные требования. Поэтому и оценки наши больно ранят детей: мы критикуем их, закладывая кирпичики в стену непонимания, о которую сами же и споткнемся… в подростковом возрасте.

А может, критиковать вовсе не надо? Надо, но грамотно. Ведь на пороге такого ответственного периода, как школьная жизнь, ребенок должен обрести границы своей многогранной деятельности: познавательной и творческой, интеллектуальной и физической. Границы – это понимание «можно», «нужно», «должно» и «нельзя», «недопустимо». Ощущая границы, ребенок чувствует себя свободным и, разумно направляемый авторитетными взрослыми, добивается весьма существенных результатов, а значит, испытывает гордость за свои достижения, осознает свою успешность.

Критика, опережающая одобрение, искажает границы своим негативным содержанием, особенно если направлена на личность ребенка (а не на оценку, скажем, его проступков). Если же критика следует вслед за одобрением, ребенок понимает, что его достижения существенны, но это далеко не предел, а значит, интересные открытия еще впереди.

В период от пяти до семи лет ребенок открывает удивительный многообразный мир человеческих отношений. Он обнаруживает в себе способность испытывать чувства к другим людям и чутко улавливает нюансы отношений других к себе. И это для него важно. Важно также знать, что он уважаем взрослыми и сверстниками, что его есть за что любить, что с ним хотят дружить. От воплощения его потребности быть значимым в глазах сверстников и взрослых зависит его самооценка – залог будущих успехов или неудач во взаимоотношениях с самыми разными людьми, а также умение находить выход из проблемных ситуаций.

И все же мы пока еще позволяем себе иногда сказать о ребенке «наш малыш». От «солидных первоклассников» нашего дошколенка отделяет кризис семи лет – тот самый трамплин, с которого начнется полет ребенка в новую школьную жизнь. Психологический кризис – это вовсе не тот пресловутый кризис в обыденном понимании, который свидетельствует об утере жизненных ориентиров. Наступление кризиса, несмотря на возникающие трудности, – это свидетельство перехода ребенка на качественно иной уровень развития, важнейший показатель его готовности к осознанному обучению в школе.

В книге пять частей, которые познакомят вас с самыми существенными моментами в развитии детей пяти – семи лет, а также расскажут, как правильно подготовить к школе ребенка и – что немаловажно – подготовиться к новому этапу в своей жизни самим.

• «Ваш взрослый… дошкольник» – первая часть книги, которая рассказывает об основных особенностях возраста, о том, как происходит развитие таких значимых процессов, как восприятие, память, мышление, внимание, а также знакомит читателей с понятием «кризис», позволяя найти самые оптимальные пути перехода на новую ступень развития ребенка.

• «Ребенок и социум» – вторая часть, позволяющая увидеть, насколько данный возрастной этап важен для приобретения ребенком навыков комфортного существования среди других людей: своих (близких) и чужих, сверстников и взрослых. Личность ребенка, его лидерские качества, коммуникативные (в том числе речевые) и интеллектуальные способности – все это не только опосредуется его социальным окружением, но в то же время в определенной степени влияет на формирование данного окружения.

• «Творцы настоящего» – третья часть, которая знакомит с важными составляющими творческой жизни ребенка. Живопись и музыка теряют свой развлекательный характер и становятся средством выражения ребенком своего внутреннего мира и, наряду с театральной деятельностью, – способом познания окружающего пространства и адаптации к новым условиям будущей учебной деятельности.

• «Здоровье ребенка: норма и проблемы» – четвертая часть, цель которой – помочь родителям разобраться в том, что важно успеть за оставшееся время, чтобы ребенок пошел в школу физически здоровым и уверенным, готовым к тому, чтобы выдержать школьные нагрузки.

• «На пороге школьной жизни» – пятая часть, практически значимая для родителей, которые озабочены тем, как выбрать школу, учителя, программу; как и чему научить ребенка до школы; что кроется за понятием «школьная зрелость»; как обрести союзников в лице педагогов, чтобы ребенок чувствовал себя более уверенным; а также как ребенка собрать в школу и подготовить к первому в своей жизни учебному дню.

В этот уникальный возрастной промежуток ребенок постепенно утрачивает детскую непосредственность, но обретает внутренний мир, куда нам, взрослым, нет доступа. Но если мы построим мостик доверия, а не стену непонимания, ребенок поделится с нами самым сокровенным.

А теперь о тех, кто создал для вас эту книгу.

Часть I. ВАШ ВЗРОСЛЫЙ… ДОШКОЛЬНИК

СЛОБОДЧИКОВ Илья Михайлович: «Ребенок от пяти до семи».

МИНЮРОВА Светлана Алигарьевна: «Из „волшебников” в „реалисты”: развитие познавательных процессов».

ВАСИЛЕНКО Виктория Евгеньевна: «Они хотят быть взрослыми! или Снова кризис».

Часть II. РЕБЕНОК И СОЦИУМ

ЕРМОЛОВА Татьяна Викторовна: «Личность старшего дошкольника».

СМИРНОВА Елена Олеговна: «Ребенок и другие: потребность в общении и взаимопонимании».

ЕМЕЛЬЯНОВА Марина Николаевна: «Лидеры и аутсайдеры в коллективе дошкольников».

КУСОВА Маргарита Львовна: «Речь как проводник ребенка в мир социальных отношений».

СЛОБОДЧИКОВ Илья Михайлович: «Освоение языка эмоций и чувств».

Часть III. ТВОРЦЫ НАСТОЯЩЕГО

ЗИНЬКОВСКАЯ Светлана Михайловна: «Что и как творит дошкольник».

ПЕЧЕРНИКОВСКИЙ Виктор Евгеньевич: «Да здравствует живопись!»

КУПРИНА Надежда Григорьевна: «Музыка, движения, эмоции, игра».

Часть IV. ЗДОРОВЬЕ РЕБЕНКА: НОРМА И ПРОБЛЕМЫ

СМИРНОВА Александра Владимировна: «Физическое развитие».

ЖУРБЕНКО Ольга Юрьевна: «Визит к врачу – это тоже подготовка к школе».

ПРИХОДЬКО Екатерина Николаевна: «На что обратить внимание логопеда».

МОНИНА Галина Борисовна, ЛЮТОВА-РОБЕРТС Елена Константиновна: «Если настораживает поведение ребенка».

Часть V. НА ПОРОГЕ ШКОЛЬНОЙ ЖИЗНИ

ПАНАСЮК Елена Владимировна, МОНИНА Галина Борисовна: «Ребенок познает мир, или Легко ли жить
Страница 3 из 45

почемучкам».

АРХИПОВА Ирина Анатольевна: «Подготовка к школе».

БЕЛОШИСТАЯ Анна Витальевна: «Математика для дошкольников».

ВОРОБЬЕВА Ульяна Трофимовна: «Профилактика школьных трудностей».

ЯКОВЛЕВА Юлия Анатольевна: «Школьные вопросы».

В подготовке тома также приняли участие:

ИЛЬИНА Валентина Николаевна: Рубрика «Азбука для родителей».

САПОЖНИКОВА Светлана Евгеньевна: введение, вступления к частям I–V, заключение.

КРИВОЩЕКОВА Марина Сергеевна: материал для рубрик «Секреты психологии», «В мире мудрых мыслей».

Введение

ДЕЛЕНИЕ ДОШКОЛЬНОГО возраста на младший и старший в психологии считается условным. Этот период начинается и заканчивается кризисами трех и семи лет. Но все же различия между старшими и младшими дошкольниками весьма ощутимы.

Ребенок растет, то есть развивается физически. Пяти-шестилетний ребенок более ловкий, у него лучше координация, он быстрее бегает, выше прыгает, лучше запоминает последовательность движений. Ему становится интересно участвовать в групповых соревнованиях. Он может болеть за свою команду, радоваться ее победе и бурно переживать поражение.

Ребенок не просто учится чувствовать, он чувствует. Радость и горе, обиду и зависть, разочарование и гордость, любовь и ненависть. Он делит окружающих на своих и чужих. Он мечтает быть лидером, но умеет подчиняться. Он уже готов к таким важным социальным отношениям, как дружба. Мир в этом возрасте предстает ребенку в ярких красках, и отношение ребенка к миру столь же ярко, неоднозначно.

Ребенок открыт миру, ему хочется знать о нем все. Но всем известные «почему» пяти-шестилетних детей качественно иные, чем в более ранний период. «Почему» старшего дошкольника – это выяснение причинно-следственных связей, самостоятельный поиск ответов на придуманные вопросы, стремление разобраться во взаимоотношениях с другими людьми – взрослыми и сверстниками.

Старшему дошкольнику удается предусмотреть, представить в уме результат определенных своих действий и поступков. Он способен концентрироваться на чем-либо, с одной стороны, и переключать свое внимание – с другой. Ему удается удерживать в памяти большой объем информации и извлекать ее в нужный момент в необходимом количестве. Именно поэтому в возрасте от пяти до семи лет начинается период интенсивного обучения ребенка, который традиционно связывается с его переходом на следующую ступень развития – учебной деятельности.

Ребенку нравится учиться, если ему интересно и понятно, а также если у него получается. Но так бывает далеко не всегда. И причины могут быть разные. Низкая самооценка, недостаточная эрудированность, двигательная неразвитость, проблемы в общении, в развитии памяти, речи, физическое нездоровье – каждый случай уникален.

Разобраться в том, что происходит с ребенком сейчас, в пять – семь лет, – значит помочь ему преодолеть приближающийся кризис, перейти на новую – учебную – ступень и предотвратить многие из тех проблем подросткового возраста, которые уходят корнями в период старшего дошкольного детства.

Часть I

Ваш взрослый… дошкольник

Вступление

«НАШ РЕБЕНОК совсем взрослый…» Не правда ли, парадоксальное сочетание? Но современная жизнь богата парадоксами, и иногда кажется, что наши дети действительно взрослые: они размышляют, пусть и на своем, детском, уровне, о политике и спорте, о природе и культуре, о литературе и окружающем мире.

Парадокс и в том, что взрослыми считают себя и сами дети. Им не нравится, когда с ними разговаривают как с маленькими, они не боятся высказывать свою точку зрения, им хочется поделиться своими чувствами и понять, как оценивается другими их поведение.

Ребенок взрослеет, это объективный процесс. Развивается его психика: память, восприятие, внимание, мышление, воображение, более явными становятся его способности, у кого-то обнаруживается одаренность или талант. Шаг за шагом ребенок приближается к этапу, который именуется кризисом семи лет. Это не период катастроф и бурь, а качественный переход ребенка из одного жизненного цикла в другой, из дошкольного – в младшее школьное детство.

На нас, взрослых, ложится огромная ответственность: старшим дошкольником каждое наше действие, каждое слово воспринимается не так, как раньше. Пытаясь упорядочить свои представления о мире, ребенок ежедневно экзаменует нас. Это не только его многочисленные вопросы, но и поведение, поступки, суждения. И теперь уже наша очередь задавать ответные «почему».

Почему у ребенка получается одно, но ему никак не удается другое? Почему на логике и информатике он был внимателен, а на занятии по развитию речи – нет? Почему он помнит то, что было месяц назад, но забывает о том, что произошло вчера? Почему наивное мнение друга для него важнее, чем правильное мнение мамы или папы? Почему его хвалит воспитательница в школе развития, но недовольны педагоги в детском саду?

Множество вопросов свидетельствуют о том, что объектом нашего внимания становится очень непростой человек. Как он устроен? Что им движет, когда он продумывает свои действия, совершает поступки, объясняет происходящее? Можно и нужно ли ускорять его развитие? Что творится в голове у нашего исследователя?

Каждый раздел этой части, с одной стороны, делает акцент на новых приобретениях возраста, убеждая нас в том, что ребенок действительно взрослеет. С другой – напоминает, что мы тоже должны изменяться, приспосабливаясь к возможностям и потребностям нашего дошкольника и не забывая о том, что все-таки он – ребенок.

Ребенок от пяти до семи

Пять лет – именно тот возраст, когда ребенок перестает в собственном развитии повторять кого бы то ни было, приобретая свои личные особенности характера, поведения, даже развития психических функций и процессов. Как известно, двух одинаковых и даже близко похожих людей не бывает, еще более верно это по отношению к детям, а особенно пятилеткам.

С пяти лет ребенок начинает быть активным и равноправным участником социальных отношений. Это возраст лучшей дипломатии – ребенок способен договариваться на основе неких собственных понятий и представлений о мире.

Чем же таким особенным начинает обладать ребенок, если ему позволительна совершенно иная, нежели прежде, система отношений?

Раньше мы, взрослые, шли рядом и чуть впереди, а он следовал за нами, в большей степени играя по нашим «правилам», нежели вырабатывая свои. Теперь впереди он, и не всегда «чуть» – отрыв порою может достигать весьма существенных расстояний. Пройдет еще два-три года, и ребенок окажется у порога школы. Что он может, что он уже умеет, наш старший дошкольник (именно так принято называть детей возраста от пяти до семи)?

Ребенок теперь способен не только выполнять весьма сложные действия, но и самостоятельно воплощать свои замыслы в играх, рисовании, конструировании. Он овладел значительным кругом знаний, умений и навыков: научился считать (по крайней мере, в пределах десяти), решать элементарные арифметические задачи, познакомился с буквами. Его восприятие, память, мышление начали приобретать
Страница 4 из 45

произвольность, управляемость: появилась возможность слушать, рассматривать, запоминать, обдумывать не только то, что само по себе интересно, привлекательно, но и то, что нужно понять, усвоить ради достижения той или иной цели (получить одобрение сверстников, похвалу воспитателя).

Все эти изменения носят не случайный, а закономерный характер, имеют свои причины. Если у того или иного ребенка они происходят иначе, можно говорить об отклонениях в развитии – опережении, задержке или неправильности развития, которые тоже всегда имеют определенные причины.

Дети разного возраста с точки зрения психического развития различаются между собой прежде всего по доступным и характерным для них видам деятельности. Так, если годовалый малыш в основном манипулирует предметами – стучит, трясет чем-то, громоздит одну игрушку на другую, то дошкольник занимается конструированием, возводя сложные здания из кубиков, рисует, лепит, воссоздает в играх сюжеты любимых сказок, события окружающей жизни.

Важную сторону психического развития составляет возникновение, изменение и совершенствование психических процессов и качеств детей – восприятия, внимания, воображения, памяти, мышления, речи, чувств, начальных форм волевого управления поведением. Например, дети второго-третьего года жизни еще не в состоянии наметить в уме план своих действий. Они не теоретики, а практики: ребенок изо всех сил дергает застрявшую под шкафом лошадку, не догадываясь, что с другой стороны она могла бы пройти свободно. Возникающие задачи дети решают в процессе самого манипулирования предметами. Пятилетние дети могут уже заранее придумать и согласовать между собой несложный сюжет игры, распределить роли, игровой материал. Отмечается переход от мышления в действии к мышлению в уме, которое начинает направлять и регулировать практические действия.

Старший дошкольный возраст – это возраст, в котором начинает уже не только складываться, но и в полной мере проявляться личность ребенка.

Итак, какой он, наш старший дошкольник?

Исследователь-«практик» и экспериментатор-«теоретик»

Период дошкольного детства является периодом интенсивного сенсорного развития ребенка – совершенствования его ориентировки во внешних свойствах и отношениях предметов и явлений, в пространстве и времени. Воспринимая предметы и действуя с ними, ребенок начинает все более точно оценивать их цвет, форму, величину, вес, температуру, свойства поверхности и др. При восприятии музыки он учится следить за мелодией, выделять отношения звуков по высоте, улавливать ритмический рисунок. При восприятии речи – слышать тончайшие различия в произношении сходных звуков. Значительно совершенствуется у детей умение определять направление в пространстве, взаимное расположение предметов, последовательность событий и разделяющие их промежутки времени. Сенсорное развитие дошкольника включает две взаимосвязанные стороны: усвоение представлений о разнообразных свойствах и отношениях предметов и явлений и овладение новыми действиями восприятия, позволяющими более полно и расчлененно воспринимать окружающий мир.

В дошкольном детстве происходит переход от применения предметных образцов, являющихся результатом обобщения собственного сенсорного опыта ребенка, к использованию общепринятых сенсорных эталонов. Сенсорные эталоны – выработанные человечеством представления об основных разновидностях свойств и отношений. Без специально организованного сенсорного восприятия дети обычно вначале усваивают только некоторые эталоны (формы круга и квадрата, красный, желтый, зеленый и синий цвета), так как эти формы встречаются чаще других. Значительно позднее усваивают дошкольники представления о треугольнике, прямоугольнике, овале, оранжевом, голубом, фиолетовом цвете.

Усложнение продуктивных видов деятельности ведет к тому, что ребенок постепенно усваивает все новые эталоны формы и цвета и примерно к четырем-пяти годам овладевает сравнительно полным их набором.

С большим трудом усваивают дети представления о величине предметов. Обычно к началу дошкольного возраста (два-три года) дети имеют представление только об отношениях по величине между двумя одновременно воспринимаемыми предметами. В младшем и среднем дошкольном возрасте (три – пять лет) у детей складывается представление о соотношениях по величине между тремя предметами.

От усвоения отдельных эталонов формы, цвета ребенок пяти-шестилетнего возраста переходит к усвоению связей и отношений между ними, представлений о признаках, по которым свойства предметов могут изменяться. При помощи специально организованной деятельности дети усваивают, что одна и та же форма может варьироваться по величине углов, соотношению осей или сторон, что формы можно сгруппировать, отделив прямолинейные от криволинейных. Кроме общих эталонов величины у детей складываются представления об отдельных ее измерениях – длине, ширине, высоте.

Совершенствование представлений о цвете приводит к усвоению цветовых тонов спектра. Ребенок узнает об изменяемости каждого цвета по насыщенности, о том, что цвета разделяются на теплые и холодные, знакомятся с мягкими, пастельными и резкими, контрастными сочетаниями цветов.

В процессе речевого общения дошкольники усваивают образцы, соответствующие системе звуков родного языка, в процессе музыкальной деятельности – образцы звуковысотных и ритмических отношений и т. д.

Усвоение сенсорных эталонов – только одна из сторон развития ориентировки ребенка в свойствах предметов. Вторая сторона, которая неразрывно связана с первой, – это совершенствование действий восприятия.

У детей пяти и шести лет появляется стремление более планомерно и последовательно изучить и описать предмет. При рассмотрении они вертят предмет в руках, ощупывают его, обращая внимание на наиболее заметные особенности. Только к семи годам (и то не у всех детей) можно наблюдать вполне систематическое планомерное рассматривание предмета. Такие дети уже не нуждаются в том, чтобы держать предмет в руках, они вполне успешно описывают его свойства, пользуясь только зрительным восприятием. У детей шести лет глаз движется почти исключительно по контуру фигуры. В процессе осязательного ознакомления с фигурами дети шести лет более или менее полно ощупывают контур фигуры кончиками пальцев.

На протяжении дошкольного периода складываются три основных вида действий восприятия: действия идентификации, действия отнесения к эталону и моделирующие действия.

Действия идентификации выполняются в случае, когда свойство воспринимаемого предмета полностью совпадает с эталоном, идентично ему (яблоко круглое, как мяч).

При необходимости определить форму предмета старшие дошкольники, если им дают в качестве образцов простейшие геометрические фигуры, прибегают к прикладыванию их к предмету и таким путем устанавливают сходство и различие.

Когда ребенку нужно определить цвет предмета, он также на первых порах пытается использовать реальный образец (карандаш, цветную палочку и т. д.).

Пытаясь
Страница 5 из 45

воспроизвести в рисунке, конструкции, аппликации сложную форму, ребенок действует путем проб и ошибок. Созданные им рисунки, конструкции, аппликации представляют собой более или менее точные модели предметов. Соотнося эти модели с предметами, ребенок замечает ошибки, несоответствия, учится их исправлять. Так формируется умение расчленять на составные части сложную форму предметов, устанавливать, как эти части расположены, связаны между собой. Моделирование превращается в способ анализа формы предмета.

Обучение действиям восприятия, так же как ознакомление с сенсорными эталонами, проводят в связи с обучением детей продуктивным видам деятельности. Особое значение приобретает сенсорное воспитание для развития слухового восприятия. Существенное значение при этом имеют и движения рук, ног, всего корпуса, которые помогают ребенку уловить ритм музыкальных произведений или стихов.

Уже в раннем детстве ребенок достаточно хорошо овладевает умением учитывать пространственное расположение предметов. Первоначальные представления о направлениях пространства, которые усваивает трехлетний ребенок, связаны с его собственным телом. Оно является для него центром, точкой отсчета, по отношению к которой ребенок только и может определять направление. Большое значение в образовании представлений о пространственных отношениях между предметами и в овладении умением их определять имеет продуктивная деятельность (рисование, лепка, конструирование). Только к концу дошкольного возраста (да и то не у всех детей) появляется ориентировка в пространстве, независимая от собственной позиции, умение менять точки отсчета. Ориентировка во времени создает для ребенка большие трудности, чем ориентировка в пространстве. Усваивая представления о времени суток, дети прежде всего ориентируются опять-таки на собственные действия: утром умываются, завтракают; днем играют, занимаются, обедают; вечером ложатся спать. Представления о временах года усваиваются по мере знакомства с сезонными явлениями природы. Во второй половине дошкольного детства ребенок, как правило, начинает правильно их употреблять.

Восприятие рисунка в возрасте пяти – семи лет происходит по трем направлениям: во-первых, изменяется отношение к рисунку как к отображению действительности; во-вторых, развивается умение правильно соотносить рисунок с действительностью, видеть именно то, что на нем изображено; наконец, совершенствуется понимание содержания рисунка.

Только к концу дошкольного возраста дети начинают более или менее правильно оценивать перспективное изображение, но и в этот период оценка чаще всего основывается на знании правил такого изображения, усвоенных с помощью взрослых, а не на непосредственном восприятии перспективных отношений. Удаленный предмет, изображенный на картинке, кажется ребенку маленьким, но ребенок догадывается, что на самом деле он большой. Того уровня, на котором рисунок воспринимается правильно без всяких дополнительных рассуждений, в дошкольном возрасте достичь еще невозможно.

Интерпретация сюжетных рисунков, понимание изображенных на них ситуаций, событий зависят как от правильности восприятия, так и от характера изображенного сюжета – его сложности, известности ребенку, доступности его пониманию. Дети обычно активно относятся к рисункам, пытаются осмыслить, что на них изображено. Это проявляется в рассуждениях по поводу нарисованного. Младший дошкольник не может охватить и осмыслить композицию, включающую много фигур, предметов. Интерпретация сюжетных изображений совершенствуется под влиянием образцов, рассказов по картинкам, которые дают взрослые, в результате обучения детей рассматриванию и объяснению рисунков.

Мы уже знаем, из наших предыдущих книг, что именно в раннем детстве закладываются основы развития мышления ребенка: от решения задач, требующих установления связей и отношений между предметами и явлениями, с помощью внешних ориентировочных действий дети переходят к решению их в уме с помощью элементарных мыслительных действий, используя образы. По мере развития любознательности, познавательных интересов мышление все шире используется детьми для познания окружающего мира, которое выходит за рамки задач, выдвигаемых их собственной практической деятельностью. Ребенок начинает ставить перед собой познавательные задачи, ищет объяснение замеченным явлениям. От выяснения наиболее простых, лежащих на поверхности связей и отношений вещей дети постепенно переходят к пониманию гораздо более сложных и скрытых зависимостей. Один из важнейших видов таких зависимостей – отношения причины и следствия. В старшем дошкольном возрасте дети начинают указывать в качестве причин явлений не только сразу бросающиеся в глаза особенности предметов, но и их постоянные свойства (столик упал, «потому что он был на одной ножке, потому что там еще много краев, потому что тяжелое и не подперто»). К концу дошкольного детства ребенок способен решать довольно сложные задачи, требующие понимания некоторых физических и других связей и отношений, умения использовать знания об этих связях и отношениях в новых условиях.

Получение знаний является обязательным условием развития мышления детей. Основу развития мышления составляет формирование и совершенствование мыслительных действий. Действуя в уме с образами, ребенок представляет себе реальное действие с предметом и его результат и таким путем решает стоящую перед ним задачу. Это наглядно-образное мышление. Выполнение действий со знаками требует отвлечения от реальных предметов. При этом используются слова и числа как заместители предметов. Мышление, осуществляемое при помощи действий со знаками, является отвлеченным мышлением. Отвлеченное мышление подчиняется правилам логики и называется поэтому логическим мышлением.

Образное мышление – основной вид мышления ребенка в этот возрастной период. К началу дошкольного возраста дети решают в уме только такие задачи, в которых действие, выполняемое рукой или орудием, прямо направлено на достижение практического результата: перемещение предмета, его использование или изменение. Младшие дошкольники решают некоторые задачи при помощи проб. В среднем дошкольном возрасте при решении более простых задач, а потом и более сложных задач с косвенным результатом дети постепенно начинают переходить от внешних проб к пробам, совершаемым в уме.

В процессе игры, рисования, конструирования и других видов деятельности происходит развитие знаковой функции сознания ребенка, он начинает овладевать построением особого вида знаков – наглядных пространственных моделей, в которых отображаются связи и отношения вещей, существующие объективно, независимо от действий, желаний и намерений самого ребенка. Детский рисунок в большинстве случаев представляет собой схему, в которой передается главным образом связь основных частей изображаемого предмета и отсутствуют индивидуальные черты.

При соответствующих условиях обучения образное мышление становится основой для усвоения старшими дошкольниками
Страница 6 из 45

обобщенных знаний. К таким знаниям относятся представления об отношении части и целого, о связи основных элементов конструкции, составляющих ее каркас, о зависимости строения тела животных от условий их жизни и др.

Модельно-образные формы мышления достигают высокого уровня обобщенности и могут приводить детей к пониманию существенных связей вещей.

Предпосылки для развития логического мышления, усвоения действий со словами, числами как со знаками, замещающими реальные предметы и ситуации, закладываются в конце раннего детства, когда у ребенка начинает формироваться знаковая функция сознания.

Для того чтобы слово стало употребляться как самостоятельное средство мышления, позволяющее решать умственные задачи без использования образов, ребенок должен усвоить выработанные человечеством понятия, то есть знания об общих и существенных признаках предметов и явлений действительности, закрепленные в словах.

Имеющиеся у детей представления стихийно не могут превратиться в понятия.

При формировании понятий о количественных характеристиках и отношениях вещей детей учат пользоваться такими средствами, как меры. Они дают возможность выделять, отделять друг от друга разные параметры величины, которые слиты в восприятии и представлении: длина измеряется одним видом мер, площадь – другим, объем – третьим, вес – четвертым и т. д. Дальнейший ход формирования понятий состоит в том, чтобы организовать переход ребенка от внешних ориентировочных действий к действиям в уме. При этом внешние средства заменяются словесными образами.

Особый вид действий отвлеченного логического мышления, которым начинают овладевать дети в дошкольном возрасте, – действия с числами и математическими знаками: «+», «–», «=». Важная сторона умственного развития детей – формирование у дошкольников отвлеченного числа как характеристики количественных отношений любых предметов, действий с числами и математическими знаками без опоры на образы.

Образное мышление в максимальной степени соответствует условиям жизни и деятельности дошкольника, тем задачам, которые возникают перед ним в игре, в рисовании, конструировании, в общении с окружающими. Именно поэтому дошкольный возраст чувствителен (сензитивен) к обучению, опирающемуся на образы; что же касается логического мышления, то возможности его формирования следует использовать лишь в той степени, в какой это необходимо для ознакомления ребенка с некоторыми основами начальных научных знаний (например, для обеспечения полноценного овладения числом), не стремясь к тому, чтобы непременно сделать логическим весь строй его мышления.

Ребенок начинает формировать модели той действительности, с которой имеет дело, строить ее описание. Делает он это с помощью сказки. Сказка – это такая знаковая система, с помощью которой ребенок интерпретирует окружающую действительность.

Четыре-пять лет – апогей сказочного мышления. Затем оно разрушается («Это не по правде»). Когда ребенок начинает различать быль и небыль, сказка превращается в миф. Миф – это объяснение некоторых сторон действительности. А сказка – средство организации поведения ребенка, у нее сугубо педагогическая функция. Сходство сказки и мифа – в системе образов.

Ребенок творит собственную мифологию начиная лет с пяти. Именно к этому возрасту относятся различные вопросы о происхождении. Эти вопросы носят принципиальный характер (откуда взялся мир). Это первые вопросы, на которые ребенок хочет получить ответы в процессе обучения, первая исходная форма теоретического мышления ребенка.

К возрасту пяти – семи лет ребенок пытается осмыслить такое явление, как смерть. Это абстрактное понятие, реальный смысл которого трудно осознать. Насколько хорошо дети поймут его, зависит от уровня умственного развития.

Швейцарский психолог Жан Пиаже считает, что мышлению ребенка этого возраста свойствен анимизм – стремление приписать неодушевленным предметам или животным человеческие черты. Он исчезает по мере умственного и эмоционального развития детей, к школе анимистические представления сменяются более реалистическими, хотя не исчезают совсем.

Если взрослые избегают ответов на вопросы детей (в силу занятости, нехватки времени, «напрасной траты времени на несерьезные занятия»), они приучают их (детей) к мысли, что эта тема запретна. Уклончивая или искаженная информация может помешать детям проанализировать свои чувства и мысли и вызвать необоснованную тревогу. Но столь же важно не давать детям ту информацию, о которой они не спрашивают и с которой не могут справиться эмоционально или осмыслить до конца. Лучший вариант – дать простые и прямые ответы на их вопросы.

Дошкольный возраст характеризуется интенсивным развитием способности к запоминанию и воспроизведению. Память дошкольника в основном носит непроизвольный характер. Это значит, что ребенок чаще всего не ставит перед собой осознанных целей что-либо запомнить. Запоминание и припоминание происходят независимо от его воли и сознания. Они осуществляются в деятельности и зависят от ее характера. Ребенок запоминает то, на что было обращено внимание в деятельности, что произвело на него впечатление, что было интересно. Качество непроизвольного запоминания предметов, картинок, слов зависит от того, насколько активно ребенок действует по отношению к ним, в какой мере происходит их детальное восприятие, обдумывание, группировка в процессе действия. Так, при простом рассматривании картинок ребенок запоминает гораздо хуже, чем в случае, когда ему предлагают эти картинки разложить по своим местам, например отложить отдельно вещи, которые подходят для сада, кухни, детской комнаты, двора. Непроизвольное запоминание является в данном случае косвенным, дополнительным результатом выполняемых ребенком действий восприятия и мышления.

Произвольные формы запоминания и воспроизведения начинают складываться в среднем дошкольном возрасте. Наиболее благоприятные условия для овладения произвольным запоминанием и воспроизведением создаются в игре, когда запоминание является условием успешного выполнения ребенком взятой на себя роли. К примеру, в процессе коллективной игры ребенок, исполняя роль связного, должен передавать в штаб сообщения, состоящие из всегда одинаковой начальной фразы и нескольких надлежащим образом подобранных наименований отдельных предметов. Овладение произвольными формами памяти включает в себя несколько этапов. На первом из них ребенок начинает выделять только саму задачу запомнить и припомнить, еще не владея необходимыми приемами. При этом задача припомнить выделяется раньше. Задача запомнить возникает в результате опыта припоминания, когда ребенок начинает осознавать, что если он не постарается запомнить, то потом не сможет и воспроизвести необходимое.

Большая часть детей шести лет уже стремится к припоминанию слов без названия опорных изображений. И все же несмотря на существенные достижения в овладении произвольным запоминанием, господствующим видом памяти даже к концу дошкольного возраста
Страница 7 из 45

остается память непроизвольная. К произвольному запоминанию и воспроизведению дети обращаются в сравнительно редких случаях, когда соответствующие задачи возникают в их деятельности или когда этого требуют взрослые.

Непроизвольное запоминание, связанное с активной умственной работой детей над определенным материалом, остается до конца дошкольного детства значительно более продуктивным, чем произвольное запоминание того же материала.

Полноправный участник общения

В условиях общественного дошкольного воспитания, когда ребенок постоянно находится с другими детьми, вступает с ними в разнообразные контакты, складывается детское общество, где ребенок приобретает первые навыки поведения в коллективе, установления взаимоотношений с окружающими, которые являются не наставниками, а равными ему участниками совместной жизни и деятельности.

В МИРЕ МУДРЫХ МЫСЛЕЙ

Нет детей – есть люди, но с иным масштабом понятий, иными источниками опыта, иными стремлениями, иной игрой чувств.

    Януш Корчак

К возрасту пяти лет характер общения ребенка многократно усложняется. Если раньше окружающий мир достаточно четко делился на тех, с кем я (ребенок) непосредственно общаюсь, и тех, кто общается со мной (кроме членов семьи сюда входили также и отдельные взрослые и сверстники, причем сверстники не отделялись от взрослых, рассматривались как равные), то теперь ситуация начинает меняться. К концу четвертого года происходит достаточно четкое разделение пространства общения: взрослые – сверстники. Появляются определенные правила общения с теми и другими, которые ребенок усвоил из личного опыта, а отчасти выработал сам. Безусловно, большая роль в этом процессе отводится близким родственникам, потому что именно они будут задавать те рамки и правила, по которым дальше пойдет «игра».

Следует заметить, что у ребенка, не имеющего нарушений в эмоциональном и социальном развитии, достаточно редко отсутствует желание общаться с взрослыми. Дети, как правило, очень охотно и с большим удовольствием идут на контакт при условии, разумеется, что взрослые занимают доброжелательное отношение. Барьер в общении с взрослыми формируется в том случае, если у ребенка есть предыдущий негативный опыт общения либо взрослый своими действиями или ответными реакциями вызывает у ребенка протест, желание сделать плохо, назло, наоборот.

В пять лет мир взрослых начинает делиться на своих (близких), знакомых, и незнакомых, чужих. Критерием разделения нередко служит степень интереса и эмоционального отношения со стороны этих взрослых. Так, «чужие» – это те, кого ребенок не только не знает, но и может бояться. Именно на этой основе дальше будет происходить эмоциональная оценка взрослых, с которыми ребенок общается. «Тетя – хорошая, дядя – злой». Тонкого разделения: доброжелательная, вредная и т. д. – здесь еще нет, хотя ребенок уже достаточно точно может обосновать свое мнение. Кроме того, начинает проявляться и постепенно преобладать профессиональный признак – та характеристика (и та оценка), которую дает ребенок взрослому, в зависимости от профессии, которую тот выполняет. В этом случае могут возникать курьезные и при этом достаточно сложные с точки зрения общения ситуации. Например, если ребенок боится врачей (или медицинских действий, инъекций), то само указание на профессию: медсестра, врач – может служить для него барьером к общению.

В пять-шесть лет игровая деятельность детей тоже начинает тесно связываться с профессией. Дети играют в «воспитателей» и «врачей», «милиционеров» и «бухгалтеров», в «шпионов» и «солдатов», при этом все эти профессии воспринимаются как относительно равные.

К пяти годам у ребенка не просто проявляется тяга к общению с равными себе по возрасту. Общение со сверстниками становится насущной потребностью, необходимостью. Отчасти это связано с тем, что ребенок начинает сравнивать себя с окружающими. Начинается именно тот процесс, который позже приведет к формированию рефлексии и в конечном итоге будет составлять основу социализации.

Общаясь со сверстниками, ребенок проявляет сразу несколько сторон своей личности. В этом общении он партнер по игре (при этом одновременно и предлагает правила и подчиняется правилам), исследователь (сравнивает других с собой и между собой), творец (само содержание общения нередко формируется непосредственно в процессе взаимодействия). В другом человеке (ровеснике) ребенок еще не видит себя, что неизбежно будет происходить в подростковом возрасте, а потому другой воспринимается исключительно как внешний субъект. Это значит, что к этому другому формируется новое отношение, практически независимо от представления ребенка о себе. Сверстник в процессе общения воспринимается как эмоционально значимый при условии, что его уровень общего развития близок к уровню того, кто вступает в общение.

Существует общеизвестный парадокс, что дети, склонные к инфантилизации (задержке эмоционального развития, которая характеризуется излишней детскостью поведения, капризностью, неумением и нежеланием нести за что-либо ответственность), чаще общаются с более младшими детьми, а если с более старшими, то, как правило, в поисках защиты, то есть занимая подчиненную позицию. Возраст пять-шесть лет – единственное исключение из правила. В этом возрасте проявляется достаточно четкое соответствие партнеров по общению. Связано это отчасти с тем, что ребенок таким образом узнает собственный мир. Этому способствует и то, что воспоминания о предыдущих периодах частично стерты, а о будущих еще просто не сформированы. В конечном итоге мы имеем право говорить, что именно в пять-шесть лет ребенок находится в ситуации «здесь и сейчас». Разумеется, это не исключает богатой фантазийной деятельности ребенка. Пятилетние дети с удовольствием рассуждают о том, какими они будут взрослыми, а семилетние иногда с не меньшим удовольствием вспоминают и отчасти придумывают, какими они были маленькими. Кстати, последнее связано с ситуацией эмоциональной перегрузки, иногда – с гипер-ответственностью.

РЕБЕНОК ДАЕТ СОВЕТЫ

АЗБУКА ДЛЯ ПАП И МАМ

Шестилетний ребенок дает советы в том случае, если часто сталкивается с такой формой взаимоотношений. В некоторых семьях доминирует такой жанр взаимоотношений, как «страна советов», когда один из собеседников обозначает проблемы, а другой объясняет, где ошибка в его действиях и что нужно сделать, чтобы стало хорошо и правильно. Другие жанры (обмен мнениями, сочувствующее внимание, взаимоподдержка), как правило, не характерны для таких семей.

Следует также различать готовность ребенка дать совет и его способность высказать свое мнение. В первом случае родителям стоит обратить внимание на себя, во втором – прислушаться к мнению ребенка – это повысит его самооценку.

Общаясь с другими, ребенок практически никогда не перестает быть самим собой. «Играть» в том значении, в котором это слово употребляется по отношению к взрослым, ребенок еще не умеет. Непосредственность ребенка в общении очень во многом
Страница 8 из 45

зависит от того, насколько ему позволяют это делать. Свободно общаясь, ребенок воспринимает все те формы языковой и социальной культуры, которые существуют в реальности во всем их многообразии и непохожести.

Еще одним существенным свойством взаимоотношений пяти-семилетнего ребенка со сверстниками является равнозначимость этих отношений. Для ребенка не имеет принципиального значения, из какой статусной либо социальной группы его партнер, – оценка этого партнера по общению будет идти только на основе его собственных личных качеств и отношений. Взрослые очень часто пытаются влиять на мнение и позицию ребенка по отношению к другому сверстнику, в конечном итоге это влияние оборачивается против них же самих: ребенок оценивает их «благие» намерения одновременно и как посягательство на свою свободу, и как запрет на возможность общаться с любым представителем внешнего мира, и как попытку навязать некие «правильные» с их точки зрения отношения. Оценка эта в абсолютном большинстве случаев делается непроизвольно, бессознательно и осознается лишь потом.

Отношения, складывающиеся внутри компании сверстников, очень быстро приобретают организованный и достаточно структурированный характер, распределяются роли, определяются позиции. При этом никакой жесткости в этой позиции и ролях нет. Они могут свободно меняться, варьироваться в зависимости от ситуации. Единым механизмом, движущим ситуацию общения в группе сверстников, является взаимный интерес к этой деятельности. К седьмому году на фоне единого пространства общения сверстников начинает «прорастать» новый пласт общения – общение со значимым другим. Именно здесь впервые формируется, проявляется и закрепляется понятие «друг». Выделение значимого другого из круга сверстников происходит по принципу «эмоционального соответствия», то есть похожести черт характера, поведенческих реакций, отношений к чему-либо. Справедливости ради необходимо заметить, что часто наблюдается и вариант сходства противоположностей, когда дети абсолютно не похожие друг на друга образуют устойчивую пару общения. Устойчивость эта, разумеется, весьма относительна, поскольку круг интересов, их реализация иногда довольно резко меняются. При этом, в отличие от детей других возрастных групп, шести-, семи-, восьмилетние дети, расставшись, надолго сохраняют память о друге, даже если эта память не носит четко образного характера. Успешных и неуспешных в общении детей в этом возрасте практически не бывает, дети просто умеют или не умеют общаться.

Влияние группы сверстников на развитие личности ребенка заключается прежде всего в том, что именно в условиях общения со сверстниками ребенок постоянно сталкивается с необходимостью применять на практике усваиваемые нормы поведения по отношению к другим людям, приспосабливать эти нормы и правила к разнообразным конкретным ситуациям. В совместной деятельности детей непрерывно возникают ситуации, требующие согласования действий, проявления доброжелательного отношения к сверстникам, умения отказаться от личных желаний ради достижения общей цели.

Общение и совместная деятельность обеспечивают упражнение детей в правильных поступках, которое совершенно необходимо для того, чтобы ребенок не только знал нормы поведения, но и практически ими руководствовался.

Другим путем влияния детского общества на развитие личности ребенка, усвоение им норм поведения служит складывающееся в группе общественное мнение.

В группе трехлетних детей еще нет общего мнения о тех или иных предметах, событиях, поступках. Мнение одного ребенка обычно не влияет на мнение другого. Но в четыре-пять лет дети начинают прислушиваться к мнению сверстников и подчиняются мнению большинства, даже если оно противоречит их собственным впечатлениям и знаниям. Такое подчинение мнению большинства носит название конформности. В шесть лет конформность у детей значительно уменьшается, являясь у дошкольников переходным этапом в овладении умением согласовывать свои мнения. Но у некоторых детей она закрепляется и может стать отрицательным свойством личности.

Вообще, в само понятие «личность» по отношению к любому человеку, а тем более по отношению к ребенку можно вложить очень многое. Существует даже точка зрения, что неличностью быть просто невозможно.

К пятилетнему возрасту уже достаточно смело можно говорить о том, что личностное развитие ребенка идет полным ходом. Проявляется это, в частности, и в том, что у ребенка формируется достаточно цельный «образ Я». Представляя себя – себе, ребенок, как правило, довольно точно описывает, например, собственные эмоции, конкретизируя их, разделяя по знаку (положительные и отрицательные).

К пятому-шестому году ребенок уже совершенно четко понимает свою принадлежность к определенному полу.

Уже четырехлетний ребенок, зная о своей принадлежности к определенному полу, по внешним ассоциациям определяет половую принадлежность окружающих его людей. К слову сказать, нередко происходит путаница из-за неопределенности детских предпочтений, связано это с социальными и поведенческими моделями, ролями и образцами. К пятому-шестому году эта неопределенность сменяется достаточно конкретизированными представлениями о своей полоролевой принадлежности, и происходит стабилизация этих представлений.

В немалой степени подтверждение половой роли ребенка будет зависеть от взрослых, которые одобряют или не одобряют соответствующие действия или поступки, которые сам ребенок оценивает как «женские» или «мужские» («мальчиковые» или «девчачьи»).

Понятие «самооценка» тоже будет входить в самопредставление, и эта самооценка в возрасте пяти – семи лет является прямым следствием оценки со стороны окружающих. При этом существует четкое разделение на оценку значимыми и незначимыми взрослыми (последняя во внимание просто не берется).

Каждый ребенок занимает в группе детского сада определенное положение, которое выражается в том, как к нему относятся сверстники. Обычно выделяются два-три ребенка, пользующиеся наибольшей популярностью: с ними многие хотят дружить, сидеть рядом на занятиях, им подражают, охотно выполняют их просьбы, уступают игрушки. Наряду с этими, имеются и совсем непопулярные среди сверстников дети. С ними мало общаются, их не принимают в игры, им не хотят давать игрушки. Остальная часть детей располагается между этими «полюсами». Степень популярности, которой пользуется ребенок, зависит от многих причин: его знаний, умственного развития, особенностей поведения, умения устанавливать контакты с другими детьми, внешности, физической силы и выносливости и т. д. Положение ребенка в группе сверстников показывает, насколько принят ребенок ими, насколько реализованы или ущемлены его притязания на признание среди ровесников.

Собственно игра возникает в три года, когда ребенок начинает мыслить целостными образами – символами реальных предметов, явлений и действий. На первом этапе игра представляет собой копирование действий и поведения взрослых. Игрушки в это время являются моделями
Страница 9 из 45

предметов, с которыми «играют» взрослые. Это так называемая сюжетная игра. Ребенок в процессе ее воспроизводит сюжеты действий. В центре внимания не роль, к примеру, врача, а действие, имитирующее действие врача. К правилам ребенок пока не чувствителен. А еще дети играют во взрослых, и делают это с той же добросовестностью и основательностью, как и вообще все, что они делают. И через эту игру также идет развитие общения ребенка.

В среднем дошкольном возрасте ведущей становится ролевая игра, она преобладает вплоть до шести-семи лет. Самое главное для ребенка – ролевая идентификация, сюжет отходит на задний план. Смысл игры заключается в разделении ролей. В игре он имеет возможность прожить то, что является для него недоступным в жизни взрослых.

В старшем дошкольном возрасте появляется игра по правилам. Ролевая идентификация утрачивает привлекательность, роли становятся чисто игровыми. Игра – критерий «нормальности» ребенка, по тому, как он играет, о нем можно многое узнать. Игра как ведущая деятельность заложена в основу многих тестов, например сценотеста.

Игра имеет важное значение и для эмоционального развития детей. Она помогает справиться со страхами, порожденными травмирующими ситуациями (ночные кошмары, ужасные истории, долгое пребывание в больнице).

Главное, что ребенок получает в игре, – возможность взять на себя роль. В ходе проигрывания этой роли преобразуются действия ребенка и его отношение к действительности.

Человек с потребностями, эмоциями и характером

Даже несмотря на то, что пяти-шестилетний человек все так же мил, искренен, добр и непосредственен, он уже довольно хорошо представляет, чего именно он добивается тем или иным своим действием, и внутренне ощущает или даже предчувствует вероятность достижения своей цели. К четвертому-пятому году, как правило, уже есть четкое деление на ведущие и сопутствующие мотивы, и в качестве ведущих мотивов выступает удовлетворение базовых потребностей. Как само собой разумеющуюся эту ситуацию воспринимать нельзя, поскольку потребности здесь уже иного уровня, нежели раньше.

Жизненный мир ребенка в этот период выходит за рамки простой ситуативности, за рамки непосредственного восприятия и элементарного представления о чем-либо. Возникает сложная и разветвленная система мотивов. Поскольку детей чрезвычайно интересуют все происходящие на белом свете события, и в первую очередь события взрослой жизни, они пытаются понять, что же к этим событиям приводит. В конце концов, сопоставляя и сравнивая, разумеется на своем детском уровне, примеряя на себя различные образы и роли, ребенок приходит если и не к пониманию, ответу на вопрос «почему так или иначе ведет себя человек», то к достаточно точному подражанию этому поведению.

Удовлетворение физиологических потребностей как само собой разумеющееся воспринимается ребенком как не столь существенное в сравнении с удовлетворением эмоционально ориентированных и социально направленных потребностей. Сюда входит потребность в результате деятельности, ей предшествует потребность в самой деятельности, потребность в успешности этой деятельности и положительной ее оценке. Сами понятия эмоций и деятельности тесно связаны между собой.

Эмоции – именно та сфера, которая изменяется быстрее всего и наиболее заметно. С одной стороны, детские эмоции становятся более устойчивыми. Ребенок уже в немалой степени контролирует себя и достаточно верно «читает» эмоции окружающих, особенно если они касаются его непосредственно. С другой стороны, эмоциональное развитие в старшем дошкольном возрасте идет достаточно неравномерно. Неравномерность эта проявляется в том, что периоды хорошего и плохого настроения могут быть неодинаковы, а их чередование – не поддаваться никакому прогнозированию.

Внутреннее эмоциональное отношение ребенка к окружающей действительности как бы вырастает из его практических взаимодействий с этой действительностью. Существенное значение для эмоционального развития детской личности имеет деятельность не только реальная, но и воображаемая, позволяющая эмоционально предвосхитить, угадать отдаленные последствия своих поступков. В процессе этого воображения-угадывания происходит своеобразное проигрывание данной ситуации, во время которого ребенок обнаруживает ценность и значимость совершаемого действия. В конечном итоге ребенок, достигающий относительно высокого уровня эмоционального воображения, пытается, прежде чем приступить к решению задачи, предварительно проиграть различные варианты действия в воображаемом плане, предугадать их последствия для окружающих людей, а следовательно, и для себя самого.

Нужно отметить, что просто на позитивные и негативные эмоции в пять – семь лет не разделяются. Положительными можно считать те эмоциональные реакции, которые позволяют ребенку активно, с удовольствием и интересом контактировать с другими людьми, познавать окружающий мир. В свою очередь, негативными будут считаться те эмоции, которые препятствуют ребенку в этом познании (например, гнев).

Еще одной очень важной особенностью эмоций ребенка в этом возрасте является их тесная связь с мыслительными процессами. Так, наблюдая за развитием эмоциональной сферы ребенка, мы можем говорить с достаточно высокой вероятностью об уровне его интеллектуального развития: чем богаче и разнообразнее эмоциональная жизнь, тем умнее наш ребенок.

Эмоциональное поведение – своего рода отраженная реакция на взрослых и сверстников, на общение с ними. Ребенок, будучи очень зависимым от эмоционального отношения к нему, начинает формировать стереотипные или, иначе говоря, несвободные, навязанные извне, ответные эмоциональные реакции. При негативном к нему отношении дошколенок становится более сдержанным, замкнутым, закрытым, эмоциональные проявления теряют яркость, он боится выражать их в полной мере, усиливается тревожность, агрессивность, которая часто направляется на себя. Результат может варьироваться: от элементарной застенчивости, которая становится чертой характера, до серьезных психоэмоциональных проблем, связанных с неумением, а позднее и нежеланием ребенка проявлять свои эмоции.

Нередко от нашего отношения к ребенку начинает зависеть его успешность или неуспешность, владение определенными умениями и навыками. Формируется своеобразный порочный круг. Эмоциональные реакции взрослых направлены не на реальное поведение ребенка (а следовательно, и не на него настоящего), а на некий идеальный образ, на того ребенка, которого мы хотели бы видеть. Когда же ребенок оказывается не соответствующим этой установке, а подобное не редкость, разочарование родителей в любимом чаде приводит к эмоциональному негативу по отношению к ребенку, которого он совершенно не заслуживает.

В МИРЕ МУДРЫХ МЫСЛЕЙ

Хорошее воспитание надежнее всего защищает человека от тех, кто плохо воспитан.

    Филип Честерфилд

Для пяти-шестилетнего ребенка одной из наиболее острых становится потребность в безусловном эмоциональном принятии. В принципе это
Страница 10 из 45

ведущая потребность любого ребенка, но в период от пяти до семи – период интенсивного общения – ребенку свойственно совершать большее количество ошибок, испытывать разочарования, у него часто меняется настроение. Успешно справиться с этим ребенок может только при условии, что у него есть некая опора, нечто незыблемое, гавань, ниша, укрытие. Естественно, что такой защитой является семья.

В рамках системы мотивов и жизненных предпочтений складывается и детский характер. На него оказывает влияние все происходящее во внешнем социальном пространстве. Но оформляются и некоторые собственные, индивидуальные особенности, которые напрямую с реакцией на внешний мир могут быть и не связаны. К пяти-шестилетнему возрасту характер ребенка может быть определен как достаточно «легкий» и достаточно «трудный». Зависит это не только от желания или нежелания ребенка заниматься какой-либо деятельностью, но также и от его элементарной активности, гибкости и пластичности эмоций, силы или слабости нервной системы.

Так, например, выделяются два типа нервной системы: сильный и слабый (названия достаточно условны). Сильный тип нервной системы предполагает большую устойчивость к дискомфорту, большую адаптивность, приспосабливаемость. Такие дети более выносливы, у них чаще всего более организована мыслительная деятельность, они легче приспосабливаются к ситуации, изменяясь соответственно ей. Дети со слабым типом нервной системы более раздражительны, чаще проявляют неуверенность, тревожность. У них имеются определенные сложности, связанные с работоспособностью, восприятием большого объема информации. При этом такие качества ребенка, как чувствительность, ранимость, открытость, доброжелательность, от типа нервной системы не зависят.

Дети с «трудным» характером, как правило, обладают набором черт, затрудняющих контакт, общение с ними. Они более упрямы, неулыбчивы, конфликтны, обидчивы, строптивы и при этом нередко активны, решительны, временами агрессивны. Впрочем, агрессию может проявлять любой ребенок, она для него является естественной, защитно-оборонительной реакцией. Чаще всего мы можем наблюдать ее в виде реакции протеста, но и это тоже способ защиты. У детей с «легким» характером есть ряд безусловно позитивных моментов, но в то же время у них, как правило, менее сформированы волевые установки. Они чаще склонны к уходу от ответственности, переводу серьезной деятельности в игру. Разумеется, это не более чем некое общее правило, из которого существует немалое количество исключений.

Свободный субъект в мире запретов

Вообще, применяя понятие «свобода» к ребенку, к развитию его личности, необходимо учитывать особенную относительность этого понятия. Сам ребенок в своей свободе естествен, то есть фактически свободой для него является повседневное поведение. С другой стороны, свобода предполагает выход за ограничительные рамки, то есть фактически отсутствие границ. И здесь сразу же возникает проблема – совсем без границ невозможно, в этом случае мы получаем ситуацию хаоса, но за рамки жестких ограничений ребенок всегда стремится выйти просто в силу своей активности, кроме прочего, дети редко понимают обоснованность ограничений на логическом уровне. Для ребенка понятие границы часто тождественно понятию запрета. На самом же деле эти два понятия не идентичны. Под границей (границами) мы понимаем некую рамку собственно воспитательного процесса. Эта рамка будет выкладываться из ценностных ориентиров, представлений о норме, о том, что правильно и что неправильно. Казалось бы, все вышеназванное составляет естественную социальную основу развития ребенка. Однако эта видимая логика – логика взрослого, а следовательно, ребенок далеко не всегда ее понимает и потому не подчиняется ей. Если следовать логике детской, то есть представлению ребенка, что такое хорошо и плохо, правильно и неправильно, картинка получается совершенно иная, интересная, но для реальной жизни практически неприемлемая. Возникает закономерный вопрос: что делать в этой ситуации?

Отвечая на него, мы неизбежно возвращаемся к проблеме общения ребенка и взрослого, но уже в контексте необходимости нахождения общего языка. Сложность состоит даже не в том, чтобы определиться в понятиях или найти этим понятиям устраивающее всех содержание. Основная трудность заключается в том, чтобы изменить наше взрослое мышление: не подогнать его под уровень мышления ребенка – это невозможно и не нужно, но «сделать» его таким, чтобы в любой момент можно было обойти любой острый угол. Иными словами, взрослое мышление в рамках общения с ребенком должно быть максимально гибким. Гибкость мышления как раз и есть главное условие, обеспечивающее компромисс в общении.

Второе обязательное условие лежит в области особенностей характера. К пяти годам свой собственный характер или, как минимум, его основа у ребенка уже есть. Характер взрослого и характер ребенка чаще всего «стыкуются» очень плохо, и проблема здесь, прежде всего, заключается в общепринятом стереотипе. Суть его в том, что ребенок формирует свой характер под влиянием взрослого, и это действительно так, при его, взрослого, ведущей позиции, что уже совершенно неверно. И взрослый и ребенок теоретически должны являться равноправными участниками процесса социального взаимодействия, в первую очередь общения. На практике же ни о каком равноправии речи не идет: абсолютное большинство взрослых убеждены (нередко не отдавая себе в этом отчета, то есть бессознательно), что ребенок еще маленький, его основная задача расти, внимательно слушать, что ему говорят, и делать, как ему говорят. То есть на первый план выходит знаменитая формула: я старше, значит, я умнее; опыта у меня больше, знаний и умений тоже, значит, я прав. Ошибочность этого заключения очевидна. Правда, очевидность эта становится видимой только при тщательном анализе, который заключается не только в разборе конфликтных ситуаций. Каждый момент времени такой анализ делать невозможно, не говоря уже о том, что его нужно еще и уметь делать, а самое главное – желать делать. Таким образом, на фоне бытового, повседневного поведения мы не обращаем внимания на все эти психологические изыски и двигаемся привычными тропами, проторенными до нас предыдущими поколениями.

Взрослый, хотя бы изредка задумывающийся о том, что он способен на ошибку (не имеет право на ошибку, а именно способен на нее), практически всегда внутренне, подсознательно будет формировать для себя «проверочный вариант». То есть вольно или невольно он будет обращать внимание на собственные действия в сравнении с действиями ребенка, с одной стороны, и в сравнении с действиями других взрослых (либо в сравнении с имеющимися у него воспитательными установками) – с другой. Таким образом, мы возвращаемся обратно к изначальной позиции взрослого по отношению к ребенку.

А теперь давайте вернемся к понятию «запрет» и зададим себе справедливый вопрос: сколько запретов может выдержать ребенок?

Запрет, или запрещение, с позиции взрослого – необходимый ограничитель,
Страница 11 из 45

не позволяющий ребенку делать что-то неправильное, не желательное для нас (взрослых). С позиции ребенка ситуация совершенно обратная: это ограничение на желания, на реализацию чего-то, что в глазах ребенка является важным и, возможно, даже необходимым. Следовательно, запрещая что-то, мы не только ограничиваем ребенка в его правах (нарушаем права, с точки зрения ребенка), но и выступаем для него в роли источника дискомфорта. То есть, говоря более простым языком, ребенок начинает воспринимать нас отрицательно, негативно. Как изменить такую позицию и стоит ли ее изменять?

Возможны две противоположные точки зрения. Согласно первой, ребенок – существо свободное и как таковое имеет несомненное право на собственный, индивидуальный вариант развития, а следовательно, и на собственное поведение, привычки, поступки, в конце концов, черты характера, даже если это не устраивает взрослых. Ограничение в этом случае только одно, достаточно простое: ребенок должен представлять себе, зачем он совершает тот или иной поступок. Говоря другими словами, если в логике поведения ребенка присутствует мотив, его поведение мотивировано, следовательно, оно (поведение) в той или иной мере осознается.

Другая точка зрения прямо противоположна. Ребенок не может развиваться абсолютно самостоятельно, вне рамок и запретов, по той простой причине, что никакого представления о перспективе будущего у него нет. Само понятие «будущее» и его перспектива для ребенка – вопрос отдельного обсуждения. В выбранной логике выстраивается следующая закономерность: ребенок совершает первые поступки самостоятельно, ошибается, эти ошибки исправляются взрослыми, параллельно ими же задается определенная рамка развития, состоящая все из тех же запретов и разрешений, определенных представлений о том, что такое хорошо и что такое плохо, неких собственных взглядов на свое детство.

Здесь можно сделать короткое отступление – упомянуть о том факте, что абсолютно любой родитель выстраивает ситуацию воспитания своего ребенка с учетом, сознательным или бессознательным, своего прошлого опыта. Если этот опыт был позитивен, то есть, говоря простым языком, ярких, интересных положительных моментов (а следовательно, и воспоминаний) было больше, то и в целом воспитание ребенка будет позитивным. Такой родитель хорошо представляет себе, что даже достаточно большая свобода вовсе не вредит, если, разумеется, научить ребенка ею пользоваться. Взгляд на мир, окружающих людей, а главное, на себя самого прям, честен и оптимистичен. Противоположная категория родителей, имеющая сложный опыт собственного детства, связанный с большим количеством ограничений, запрещений, с большой ответственностью, жесткими рамками, правилами, нередко с более или менее осознаваемыми страхами будет воспитывать своего ребенка в так называемой невротической логике. Это значит, что воспитание пойдет либо по методу от противного – я сделаю все, чтобы мой ребенок не испытывал тех сложностей и неприятных переживаний, которые были у меня в детстве, либо по методу прямого следования, и в этом случае девиз воспитателя прост: меня воспитали, и ты воспитаешься.

АЗБУКА ДЛЯ ПАП И МАМ

КАК НАУЧИТЬ РАЗЛИЧАТЬ «МОЖНО» И «НУЖНО»

Ребенку можно все, что ему хочется, за исключением того, что нельзя.

«Нельзя» различаются на «нельзя сейчас» и «нельзя никогда». Нельзя сейчас ночью смотреть ТВ, нельзя никогда разбирать телевизор без взрослых.

Таких «нельзя» должно быть как можно меньше. Причины «нельзя» обязательно надо обсуждать с ребенком, даже если он не дорос до их понимания. Факт доброжелательного обсуждения ребенок готов воспринимать как уважительное отношение к его желаниям.

И тот и другой вариант, как и всякая иная крайность, уже в самой своей формулировке содержат массу проблемных моментов. На одном полюсе таких воспитательных систем стоит вседозволенность, неумение и нежелание ребенка в чем-либо себя ограничивать, избалованность, капризность. На другом – зажатость, переживание чувства вины, скованность, нередко аутоагрессия (агрессия, которая направляется на самого себя).

Каков же в конечном итоге может и должен быть выход из ситуации? Родители очень часто задают вопрос, что и сколько можно разрешать ребенку. Очень показательно, что аналогичный вопрос по поводу запретов не задается практически никогда. С нашим следующим утверждением можно не соглашаться и спорить, и тем не менее ребенку можно и нужно разрешать очень многое, но при этом учить пользоваться этим разрешением. Ребенок не должен бояться ни собственных мыслей, ни собственных действий, ни реакции окружающих на свои поступки, ни оценки со стороны родителей. В то же время необходимо с ранних лет внушить ребенку простую мысль, высказанную еще в глубокой древности: человек порождает к себе то отношение, которое сам обращает в мир.

Покоритель настоящего

Что такое будущее для пяти-, шести-, семилетнего ребенка?

Во-первых, это завтрашний день, то есть в прямом смысле тот, который следует за «сегодня», и еще послезавтрашний, и в лучшем случае, если дело происходит не в выходные, – воскресенье. В этом будущем вполне конкретные дела и заботы и очень даже представляемые, уже запланированные действия. Во-вторых, это лето или зима, то есть мамин-папин отпуск и «мы куда-нибудь поедем отдыхать» или Новый год и подарки. В-третьих, «это когда я вырасту и буду большим и…» – на этом детская мысль, как правило, заканчивается.

Японцы, с точки зрения своих философских представлений, утверждают, что действительная жизнь человека происходит только в настоящий момент времени, который он проживает. Согласно одному из их высказываний, прошлое мертво, будущего не существует, значение имеет только сегодняшний день. Представление пяти-семилетнего ребенка о будущем некоторым образом сходно с приведенным высказыванием. Утверждать, что в представлении ребенка будущего нет совсем, было бы неправильно. Однако говорить о том, что к описываемому нами возрасту это представление есть, тоже неверно. Будущее в глазах ребенка носит характер фантазийного развития сюжета, это вовсе не значит, что оно может быть каким угодно. Но тем не менее достаточно очевидно, и это подтверждено неоднократными исследованиями, реальным это будущее практически никогда не представляется. Перспектива будущего нередко связывается с системой социальных стереотипов и нормативных понятий, усвоенных ребенком. Так, вполне логично и разумно звучит высказывание ребенка, что он вырастет (при этом обязательно следует сравнительно-оценочная характеристика: буду таким же большим, как папа, или взрослой, как мама), получит образование, профессию, заведет семью. Вся эта логика не более чем игра воображения. Ребенок по-настоящему сам не верит в то, что говорит, просто в силу того, что этого не представляет. Любопытным является наблюдение, сделанное одним из польских психологов по отношению к старшим дошкольникам: дети хорошо помнят вчерашний день ровно до момента наступления дня завтрашнего, о завтрашнем дне они могут сказать только то, что он
Страница 12 из 45

будет.

Период от пяти до семи лет – именно тот возрастной промежуток, в который неопределенность любых представлений о чем-либо, их бесконечная изменяемость и неустойчивость постепенно завершается, приобретая более или менее четкие черты, относительно законченный образ.

С представлениями ребенка очень тесно связано развитие его речи.

Рассматривая вопросы развития детской речи, Жан Пиаже в свое время выделил три условные разновидности речевых операций: внутреннюю речь, эгоцентрическую речь и внешнюю речь. Период эгоцентрической речи, то есть речи, обращенной только к себе самому, заканчивается именно к пятому – седьмому году развития. До этого момента рассуждения ребенка в большей степени носили не связанный с пониманием ситуации характер. Ребенок в своей речи отражал те явления мира, которые непосредственно представлялись его глазам.

Развитие речи приводит к усложнению общения и появлению уникального образования – разговора с собой, внутреннего диалога.

К пяти годам ребенок начинает все чаще переключаться на конкретного субъекта общения, то есть его обращение носит в большей степени направленный характер. В дальнейшем это приводит к формированию действительной системы общения: ребенок получает обратную реакцию на свои слова и поступки и в свою очередь отвечает уже на нее. Постепенно речь ребенка все более и более принимает характер не разорванных рассуждений-картинок, отражающих видимое и представляемое, а цепь причинно-следственных обращений и формулировок. В конечном итоге из внешней речи через эгоцентрическую речь ребенок приходит к особой форме самообщения – внутреннему диалогу.

Есть еще одна крайне важная сторона представлений ребенка. В детском понимании жизнь вообще, и в частности его жизнь, закончиться никогда не может. Даже в тех случаях, когда у ребенка есть опыт травматического переживания факта смерти кого-либо из родных и близких, это не является основанием для изменения собственной позиции, хотя абстрактный страх смерти у детей нередко наличествует.

Представляемый возраст вообще чрезвычайно богат на возникновение страхов социального характера. Именно в этот период нередко формируются и закрепляются страхи, связанные с боязнью «страшилок», внешней агрессии, появляется боязнь ошибок, что является уже прямым следствием системы взаимодействия с миром.

В период от четырех до семи лет глубинные переживания ребенка постепенно начинают осознаваться, нередко проявляясь именно в виде страхов. В возрасте пяти – семи лет образуется своеобразный перекресток, на котором сходятся проросшие ощущения, чувства и эмоциональные реакции, оформляются очертания будущего характера ребенка. Многие переживания, такие как чувство вины, неполноценности, зависимости, аутоагрессия, приобретают значимость в силу того, что ребенок начинает осознавать их, проявляя это в соответствующем поведении.

Заметим, что пяти-семилетний ребенок в существенно меньшей степени «срисовывает» эмоциональное состояние взрослого человека, по сравнению с предыдущими возрастами. Однако детская чувствительность все равно остается чрезвычайно высокой, и любое изменение настроения и состояния взрослого (значимого, находящегося рядом взрослого) будет влиять на настроение и состояние ребенка.

Некоторые детские страхи носят преходящий характер, например страх новизны. Особое место занимает один из самых трудновыводимых страхов – страх-комплекс, состоящий из боязни потери близких, боязни отторжения, боязни собственной ненужности близким ребенку людям. На основе именно этого страха во всех последующих возрастах мы будем говорить о боязни остаться одиноким. Пятилетний ребенок едва ли еще способен выразить сложную мысль о том, что он одинок. При этом переживание и ощущение этого состояния могут быть очень сильны. «Мама, почему они не хотят со мной играть?» – звучит вопрос пятилетнего мальчика, и за этим вопросом как раз и стоит непонимание происходящего и… одиночество.

Рассказ о ребенке от пяти до семи будет неполным, если не затронуть вопрос о норме поведения в этом возрасте. Кроме «трудного» характера есть еще ряд трудностей в поведении детей, которые носят возрастной характер и связаны с переживанием ребенком кризиса развития.

Вот некоторые из нормативов, соответствующих возрастным особенностям и половой принадлежности ребенка.

1. Ряд особенностей поведения является нормальным только для детей определенного возраста. Так, мокрые простынки младенцев и даже детей до четырех-пяти лет мало тревожат родителей, в то время как для шестилетнего ребенка рассматриваются как отклонение от нормы.

2. Что касается вопросов, связанных с половыми различиями, то даже в позднем детстве поведение мальчиков и девочек во многом совпадает, и это нормально. Однако достаточно редко у мальчиков (девочек) встречается весь «набор» женских (мужских) особенностей поведения, и поэтому такой случай не является нормативным.

3. У детей довольно часто отмечаются различные страхи, в частности боязнь темноты, «страшилок», неизвестности. Однако случаи длительного сохранения этих состояний редки и должны вызывать тревогу у взрослых.

4. Одни отклонения в развитии бывают обусловлены неверным воспитанием ребенка, другие – психическим расстройством. Так, грызение ногтей – привычка, одинаково часто встречающаяся как у нормальных, так и у психически больных детей, поэтому сама по себе хотя и настораживает, но еще ни о чем не говорит. В то же время нарушение отношений со сверстниками значительно чаще бывает связано именно с психическим расстройством и поэтому требует более пристального внимания.

5. Умеренные, изредка возникающие трудности поведения для детей более обычны, нежели серьезные, часто повторяющиеся расстройства. Очень важно выяснить частоту и длительность проявления неблагоприятных симптомов.

6. Временные колебания в поведении и эмоциональном состоянии детей – явление обычное и нормальное, как и временный регресс (поведение, соответствующее более раннему возрасту), который встречается довольно часто. Подобные колебания в одних условиях происходят чаще, чем в других, поэтому важно принимать во внимание обстоятельства жизни ребенка. Вообще, стресс усиливает имеющиеся у ребенка эмоциональные или поведенческие трудности.

В процессе анализа следует сравнивать поведение ребенка не только с теми чертами, которые характерны для детей вообще, но и с теми, которые являются обычными для данного ребенка. Следует относиться внимательно к любым изменениям в поведении ребенка, особенно к тем, которые трудно объяснить законами нормального развития и созревания.

Будущий ученик

К концу дошкольного возраста ребенок уже представляет собой в известном смысле личность. Он хорошо осознает свою половую принадлежность. Он знает, в какой стране живет, в каком населенном пункте находится его дом; имеет некоторое представление о материках и других странах. Он отдает себе отчет в том, какое место среди людей занимает, будучи дошкольником, и какое место ему предстоит занять в ближайшем
Страница 13 из 45

будущем, когда он пойдет учиться в школу. Одним словом, он находит себе место в пространстве и времени. Он уже ориентируется в семейно-родственных отношениях и умеет занять соответствующее своему социальному статусу место среди родных и близких. Он умеет строить отношения с взрослыми и сверстниками: имеет навыки самообладания, умеет подчинить себя обстоятельствам, быть непреклонным в своих желаниях. Он уже понимает, что оценка его поступков и мотивов определяется не столько его собственным отношением к самому себе («я хороший»), но прежде всего тем, как его поступки выглядят в глазах окружающих людей. У ребенка дошкольного возраста уже развита рефлексия. В качестве важнейшего достижения в развитии личности ребенка выступает преобладание чувства «я должен» над мотивом «я хочу». К концу дошкольного возраста особое значение приобретает мотивационная готовность к учению в школе.

Один из важнейших итогов психического развития в период дошкольного детства – психологическая готовность ребенка к школьному обучению.

Психологическая готовность ребенка к школьному обучению заключается не в том, что у него уже к моменту поступления в школу складываются психологические черты, которые отличают школьника. Они могут сложиться только в самом ходе школьного обучения под влиянием присущих ему условий жизни и деятельности.

Важная сторона психологической готовности к школе – достаточный уровень волевого развития ребенка. У разных детей этот уровень оказывается различным, но типической чертой, отличающей семилетних детей, является соподчинение мотивов, которое дает ребенку возможность управлять своим поведением и которое необходимо для того, чтобы сразу же, придя в первый класс, включиться в общую деятельность, принять систему требований, предъявляемых школой и учителем.

Что касается произвольности познавательной деятельности, то к моменту поступления в школу она еще не достигает полного развития: ребенку трудно длительное время сохранять устойчивое произвольное внимание, заучивать значительный по объему материал и т. п. Обучение в начальной школе учитывает эти особенности детей и строится так, что требования к произвольности их познавательной деятельности возрастают постепенно, по мере того как в самом процессе учения происходит ее совершенствование.

Готовность ребенка к школе в области умственного развития включает несколько взаимосвязанных сторон. Ребенку, поступающему в первый класс, необходим известный запас знаний об окружающем мире: о предметах и их свойствах, о явлениях живой и неживой природы, о людях, их труде и других сторонах общественной жизни, о том, «что такое хорошо и что такое плохо», то есть о моральных нормах поведения. Но важен не столько объем этих знаний, сколько их качество – степень правильности, четкости и обобщенности сложившихся в дошкольном детстве представлений.

Мы уже знаем, что образное мышление старшего дошкольника дает достаточно богатые возможности для усвоения обобщенных знаний и что при хорошо организованном обучении дети овладевают представлениями, отображающими существенные закономерности явлений, относящихся к разным областям действительности. Такие представления и являются наиболее важным приобретением, которое поможет ребенку перейти в школе к усвоению научных знаний. Вполне достаточно, если в итоге дошкольного обучения ребенок познакомится с теми областями и сторонами явлений, которые служат предметом изучения разных наук, начнет их выделять, отличать живое от неживого, растения от животных, природное от созданного руками человека, вредное от полезного. Систематическое ознакомление с каждой областью знаний, усвоение систем научных понятий – дело будущего.

Особое место в психологической готовности к школе занимает овладение некоторыми специальными знаниями и навыками, традиционно относящимися к собственно школьным, – грамотой, счетом, решением арифметических задач.

Начальная школа рассчитана на детей, не получивших никакой специальной подготовки, и начинает обучать их грамоте и математике с самого начала. Поэтому нельзя считать соответствующие знания и навыки обязательной составной частью готовности ребенка к школьному обучению. Вместе с тем значительная часть детей, поступающих в первый класс, умеет читать, а счетом в той или иной мере владеют почти все дети. Овладение грамотой и элементами математики в дошкольном возрасте может влиять на успешность школьного обучения. Положительное значение имеет образование у детей общих представлений о звуковой стороне речи и ее отличии от содержательной стороны, о количественных отношениях вещей и их отличии от предметного значения этих вещей. Поможет ребенку учиться в школе и усвоение понятия числа и некоторых других первоначальных математических понятий.

Что касается навыков чтения, счета, решения задач, то их полезность зависит от того, на какой основе они построены, насколько правильно сформированы. Так, навык чтения повышает уровень готовности ребенка к школе только при условии, что он строится на базе развития фонематического слуха и осознания звукового состава слова, а само чтение является слитным или послоговым. Побуквенное чтение, нередко встречающееся у дошкольников, затруднит работу учителя, так как ребенка придется переучивать. Так же обстоит дело со счетом: опыт окажется полезным, если опирается на понимание математических отношений, значения числа, и бесполезным или даже вредным, если счет усвоен механически.

О готовности к усвоению школьной программы свидетельствуют не сами по себе знания и навыки, а уровень развития познавательных интересов и познавательной деятельности ребенка. Общего положительного отношения к школе и к учению недостаточно для того, чтобы обеспечить устойчивую успешную учебу, если ребенка не привлекает само содержание получаемых в школе знаний, не интересует то новое, с чем он знакомится на уроках, если его не привлекает сам процесс познания.

Познавательные интересы складываются постепенно, в течение длительного времени и не могут возникнуть сразу при поступлении в школу, если в дошкольном возрасте их воспитанию не уделяли достаточно внимания. Исследования показывают, что наибольшие трудности в начальной школе испытывают не те дети, которые имеют к концу дошкольного возраста недостаточный объем знаний и навыков, а те, которые проявляют интеллектуальную пассивность, у которых отсутствуют желание и привычка думать, решать задачи, прямо не связанные с какой-либо интересующей ребенка игровой или житейской ситуацией. Так, один первоклассник никак не мог ответить на вопрос, сколько будет, если к одному прибавить еще один. Он отвечал то «три», то «пять», то «десять». Но когда перед ним поставили практическую задачу: «Сколько будет у тебя денег, если папа дал тебе один рубль и мама – один рубль?» – мальчик, почти не задумываясь, ответил: «Конечно два!»

Мы знаем, что формированию устойчивых познавательных интересов способствуют условия систематического дошкольного обучения. Однако даже в этих условиях
Страница 14 из 45

часть детей обнаруживает интеллектуальную пассивность, и для ее преодоления требуется углубленная индивидуальная работа с ребенком.

Уровень развития познавательной деятельности, который может быть достигнут детьми к концу дошкольного возраста и который достаточен для успешного обучения в начальной школе, включает в себя кроме произвольного управления этой деятельностью, о чем говорилось раньше, и определенные качества восприятия и мышления ребенка.

Ребенок, поступающий в школу, должен уметь планомерно обследовать предметы, явления, выделять их разнообразные свойства. Ему необходимо владеть достаточно полным, точным и расчлененным восприятием, так как учение в начальной школе в значительной мере основано на выполняемой под руководством учителя собственной работе детей с различным материалом. В процессе такой работы происходит выделение существенных свойств вещей. Важное значение имеет хорошая ориентировка ребенка в пространстве и времени. Буквально с первых дней пребывания в школе ребенок получает указания, которые невозможно выполнить без учета пространственных признаков вещей, знания направлений пространства. Так, например, учитель требует провести линию «наискось от левого верхнего к правому нижнему углу» или «прямо вниз по правой стороне клетки» и т. п. Представление о времени и чувство времени, умение определить, сколько его прошло, – важное условие организованной работы ученика в классе, выполнения заданий в указанный срок.

Особенно высокие требования предъявляет обучение в школе к мышлению ребенка. Ребенок должен выделять существенное в явлениях окружающей действительности, уметь сравнивать их, видеть сходное и отличное; он должен научиться рассуждать, находить причины явлений, делать выводы.

Еще одной стороной психического развития, определяющей готовность ребенка к школьному обучению, является развитие его речи – овладение умением связно, последовательно, понятно для окружающих описать предмет, картинку, событие, передать ход своих мыслей, объяснить то или другое явление, правило.

Наконец, психологическая готовность к школе включает то качество личности ребенка, которое помогает ему войти в коллектив класса, найти свое место в нем, включиться в общую деятельность. Это общественные мотивы поведения, те усвоенные ребенком правила поведения по отношению к другим людям и то умение устанавливать и поддерживать взаимоотношения со сверстниками, которые формируются в совместной деятельности дошкольников.

Основное место в подготовке ребенка к школе занимает организация игры и продуктивных видов деятельности. Именно в этих видах деятельности впервые возникают общественные мотивы поведения, складывается иерархия мотивов, развиваются социальные навыки взаимоотношений. Конечно, это происходит не само собой, а при постоянном руководстве деятельностью детей со стороны взрослых, которые передают подрастающему поколению опыт общественного поведения, сообщают необходимые знания и вырабатывают нужные навыки. Некоторые качества могут быть сформированы только в процессе систематического обучения дошкольников на занятиях – это элементарные умения в области учебной деятельности, достаточный уровень производительности познавательных процессов.

В психологической подготовке детей к школе немалую роль играет специальная воспитательная работа, которая ведется в старшей и подготовительной группах детского сада. В этом случае дети получают обобщенные и систематизированные знания. Их обучают ориентироваться в новых областях действительности, организуют овладение навыками на этой широкой основе. В процессе такого обучения у детей вырабатываются те элементы теоретического подхода к действительности, которые дадут им возможность сознательно усваивать любые знания.

Субъективно готовность к школе нарастает вместе с неизбежностью первого сентября идти в школу. В случае здорового, нормального отношения близких к школе и к учению ребенок готовится к школе с нетерпением.

Из «волшебников» в «реалисты»: развитие познавательных процессов

Из «волшебников» в «реалисты» – такое превращение плавно и незаметно, но необратимо происходит с детьми старшего дошкольного возраста. Казалось бы, еще вчера это был трех-четырехлетний малыш, который заставлял предметы исчезнуть, закрыв глаза. А сегодня перед нами шестилетний исследователь, который стремится открыть для себя все особенности окружающего мира, действуя, наблюдая, воспринимая, представляя, запоминая, воображая, сравнивая и обобщая.

Как происходит это превращение? Благодаря развитию основных психических познавательных процессов, о которых пойдет речь в этой главе.

Внимание

«Будь внимательнее!» – эта фраза все чаще сопровождает растущего ребенка и дома, и в детском саду, и даже во время прогулок на улице.

«Не отвлекайся, а то кашу мимо рта пронесешь!» – шутит бабушка, наблюдая, как ложка в руке внука, уставившегося в экран телевизора, замерла на полпути от конечной цели.

«Почему у тебя кофточка перекосилась? Да ты верхнюю пуговицу застегнула на нижнюю петельку! Что же ты такая рассеянная сегодня?» – недоумевает воспитательница, поправляя одежду на девочке.

«Давай пока уберем игрушку в сумку, а то она тебя очень отвлекает, и ты совсем не смотришь на дорогу», – предлагает мама сыну при переходе улицы.

Сколько подобных высказываний ежедневно адресуется ребенку со стороны взрослых!

На первый взгляд это поучения-нравоучения. Взрослый считает ребенка рассеянным и стремится активизировать его внимание. Но если призадуматься, то можно обнаружить в этих же самых высказываниях указание на то, что ребенок очень даже сосредоточен. Просто его внимание направлено не на то, что важно с точки зрения взрослого, а на то, что значимо для него самого.

Ребенок заинтересован не ложкой с кашей, а тем, что происходит на экране телевизора. Пуговицы кофточки застегнулись по диагонали, потому что во время одевания ее хозяйка была увлечена разговором с соседкой о новых куклах. Любимая игрушка в руках ребенка намного для него привлекательней, чем ситуация на дороге, тем более что рядом мама, которая этой ситуацией может управлять.

Внимание – психический процесс, который обязательно присутствует при познании ребенком мира и проявляется в направленности и сосредоточенности психики на определенных объектах. Из огромного потока информации, непрерывно идущей из окружающего мира, благодаря работе внимания ребенок выбирает ту, которая наиболее интересна, значима и важна для него. Природа внимания проявляется в том, что выделенный объект, занимая главное, доминирующее положение, создает в коре головного мозга человека наиболее сильный очаг нервного напряжения – доминанту. При этом действие всех остальных раздражителей тормозится. Они не доходят до сознания ребенка, он их не замечает.

Выделяют внешнее внимание, обращенное на предметы и явления окружающего мира, на действия других людей. Проявление этого вида направленности и сосредоточенности психики можно замечать уже
Страница 15 из 45

у младенца. Поисковые движения глаз, поворот головки в сторону источника света, запаха или звука, замирание – подобные поведенческие реакции позволяют выделить объекты, заинтересовавшие малыша, а также фиксировать проявление его внимания.

У дошкольника можно наблюдать и проявление внутреннего внимания, которое направлено на его собственные мысли и переживания. Самым ярким примером этого является ситуация, когда ребенок, забросив все дела, замирает с отрешенным взглядом. Не стоит принимать подобную отрешенность за рассеянность. Наоборот, это кульминация внутреннего внимания. Что стало его объектом, об этом знает только сам ребенок, ушедший в мир своих мыслей, фантазий, переживаний.

Сосредоточенность и направленность психики может возникнуть в ответ на какой-либо сильный, необычный, резкий, внезапный раздражитель без каких-либо усилий со стороны человека. Такое внимание называют непроизвольным. Оно появляется вместе с вопросом: «Что это такое?», который возникает, когда мы сталкиваемся с чем-то новым, необычным. Для ребенка пяти – семи лет такой вопрос очень актуален. «Обыкновенные чудеса» поджидают дошкольника в самых разных ситуациях и в самое разное время.

Представим, например, что во время занятия в детском саду из-за двери раздадутся громкие звуки, или на соседнем столике появится яркая игрушка, или начнет двигаться машинка на дистанционном управлении, которой исподтишка руководит увлеченный отнюдь не занятием сверстник. Можно быть почти стопроцентно уверенным в том, что детишки непроизвольно направят свою психическую активность на эти события и, конечно же, отвлекутся от темы занятия.

Непроизвольное внимание отличается стихийностью возникновения, отсутствием усилий для его появления и сохранения. Случайно возникнув, оно может тут же угаснуть.

Опытный воспитатель обязательно справится с ситуацией, вызвавшей непроизвольное внимание детей, используя его же механизм. Чтобы вернуть ребят на занятие, взрослый введет в его ход какой-то новый, необычный элемент. Например, в гости к детям в тот момент, когда они отвлеклись на постороннее событие, придет какой-то сказочный персонаж, инсценированный воспитателем, или «почтальон» принесет важное послание. Непроизвольное внимание детей вновь сработает. При этом его объектом станет занятие.

На шестом году жизни ребенок сам начинает управлять собственным вниманием, заставляя себя сосредоточиваться на чем-либо важном и нужном, жертвуя занимательным и интересным. Вид внимания, при котором человек ставит перед собой сознательную цель сконцентрироваться на чем-либо, называется произвольным. В этом случае постановка и достижение цели требуют затрат физической энергии, которую дают эмоции и воля. Ребенок, проявляя произвольное внимание, расходует не только свое время, но и часть своей энергии. Вот почему важно благодарить ребенка за проявление произвольного внимания.

Например, в воскресный день младшая сестренка смотрит в гостиной мультфильмы, а ее старший шестилетний брат, плотно закрыв дверь детской комнаты, доделывает аппликацию, которую нужно завтра принести на занятия в детский сад. Ему тоже хочется посмотреть мультфильмы, но важно закончить поделку. Собрав в кулак эмоции и волю, мальчик мужественно направляет свою активность на аппликацию. Мудрые взрослые обязательно отметят его целеустремленность добрым словом.

Как развивается произвольное внимание? Средства, с помощью которых ребенок начинает управлять своим вниманием, он получает в процессе взаимодействия с взрослыми. Родители, воспитатели включают ребенка в такие новые виды деятельности, как игры по правилам, конструирование и т. п. Вводя ребенка в эти виды деятельности, взрослые организуют его внимание при помощи словесных указаний. Ребенка направляют на необходимость выполнять заданные действия, учитывая те или иные обстоятельства.

Например, взрослый сопровождает ребенка при постройке города из деталей конструктора, приговаривая: «Когда начинаешь строить домик, для фундамента выбирай самые большие детали. Так, правильно. А где теперь самая большая? Поищи!»

Позднее ребенок начинает сам обозначать словами те предметы и явления, на которые необходимо обращать внимание, чтобы добиться нужного результата. Так он овладевает одним из главных средств управления вниманием – умением словесно сформулировать то, на что он будет ориентироваться. На протяжении дошкольного возраста использование ребенком речи для организации собственного внимания резко возрастает. Выполняя задание по инструкции взрослого, дети старшего дошкольного возраста проговаривают инструкцию в 10–12 раз чаще, чем младшие дошкольники. Таким образом, произвольное внимание формируется в дошкольном возрасте в связи с общим возрастанием роли речи в регуляции поведения ребенка.

Часто бывает так, что занятия, которые вначале требовали волевых усилий для сосредоточения внимания, становятся затем интересными и увлекают ребенка. Произвольное внимание при этом переходит в послепроизвольное, в котором смешиваются характерные признаки как произвольного, так и непроизвольного внимания. С произвольным послепроизвольное внимание сходно активностью, целенаправленностью, а с непроизвольным – отсутствием усилий для его сохранения.

Работая над аппликацией, мальчик незаметно для себя так увлекся, что перестал прислушиваться к звукам телевизора, доносившимся из гостиной. Его внимание целиком захватил сюжет возникающей в его руках картинки. «Вот это да! Здорово у тебя получается!» – восхищенная реплика сестренки застала его врасплох и очень удивила. Оказывается, мультфильмы закончились, а он и не заметил за интересным занятием, что прошло уже много времени.

Таким образом, хотя в дошкольном возрасте преобладающим остается непроизвольное внимание, к пяти-шести годам можно наблюдать развитие произвольного и послепроизвольного внимания.

В старшем дошкольном возрасте развиваются и свойства внимания.

Объем внимания – это свойство зависит от количества объектов, которые одновременно ребенок может воспринять, «схватить» с одинаковой ясностью.

Чтобы определить объем внимания ребенка, можно провести такую игру. Разложите на столе 10–15 небольших предметов и накройте их платком или салфеткой. Затем откройте предметы на 3 секунды и вновь закройте их. Сколько предметов ребенок сможет назвать?

Доказано, что в среднем взрослый человек сосредоточивает свое внимание не более чем на семи объектах. К шести годам ребенок способен одновременно воспринять не один предмет (как это было в четыре-пять лет), а даже три, причем с достаточной полнотой и детализацией. Но объем внимания сужается, если ребенок воспринимает одновременно несколько незнакомых ему предметов или же предметов, которые близко расположены друг к другу или, наоборот, рассредоточены на большой площади. Например, если ребенку предъявляется две сходные картинки, то происходит «спутывание» воспринимаемых объектов.

К шести годам не только увеличивается количество объектов, которые ребенок способен
Страница 16 из 45

одновременно воспринять, изменяется и круг предметов, которые привлекают внимание детей. Если в три-четыре года внимание ребенка привлекали яркие, необычные предметы, то в шестилетнем возрасте – внешне ничем не примечательные объекты. Интерес ребенка все чаще может вызвать загадка, вопрос. Да и в тех объектах, которые нравились ребенку раньше, он начинает замечать иное. Его все больше интересует сам человек, его деятельность, а не столько внешне яркие, необычные предметы. В облике человека, его поведении, одежде ребенок замечает детали.

Устойчивость внимания показывает, как долго ребенок может поддерживать достаточный уровень сосредоточенности психики на объекте или выполняемой деятельности.

Если младшие дошкольники могут играть в одну и ту же игру 30–50 минут, то к пяти-шести годам длительность игры возрастает до двух часов. Это объясняется тем, что в игре шестилеток отражаются более сложные действия и взаимоотношения людей и интерес к ней поддерживается постоянным введением новых ситуаций. Возрастает устойчивость внимания при рассматривании картинок, слушании рассказов и сказок. Как указывает известный детский психолог В. С. Мухина, длительность рассматривания картинки увеличивается к концу дошкольного возраста примерно в два раза; ребенок шести лет лучше осознает картинку, чем младший дошкольник, выделяет в ней больше интересных для себя сторон и деталей. В исследовании Т. В. Петуховой дошкольникам давалось малопривлекательное задание: им нужно было разложить обрывки цветной бумаги в коробочки разного цвета. Отмечалась длительность такой деятельности и продолжительность отвлечения от нее. Оказалось, что дети пяти с половиной – шести с половиной лет примерно в четыре раза дольше могут заниматься малоинтересным для них делом и почти в пять раз реже отвлекаются на посторонние объекты по сравнению с детьми двух с половиной – трех с половиной лет. Старшие дошкольники способны удерживать внимание на действиях, которые приобретают для них интеллектуально значимый интерес (игры-головоломки, загадки, задания учебного типа).

При организации обучения детей шести лет важно учитывать следующие особенности устойчивости внимания. Установлено, что шестилетние дети способны активно и продуктивно заниматься одним и тем же делом не более 10–15 минут. Оптимально, если урок у шестилетних детей длится 35 минут, а перемены – не менее 20 минут. В неделю у шестилетних детей может быть не более 20 уроков. Из них 8 уроков отводится на предметы эстетического и трудового цикла. Специалисты выявили, что в условиях шестидневной учебной недели наивысшая работоспособность у шестилеток во вторник и среду. В эти дни целесообразно проводить по четыре урока, а в остальные дни – по три. В середине недели или в ее конце рекомендуется «облегченный день»: один урок (занятие), требующий большого напряжения внимания, два других – полегче (музыка и пение, ознакомление с окружающим миром, физкультура, изобразительное искусство). Четверг можно сделать вообще свободным от занятий, посвятив его играм, спортивным развлечениям.

Концентрация внимания определяет, насколько сильно, интенсивно ребенок может сосредоточиться на объекте, а также насколько он способен сопротивляться отвлекающим обстоятельствам, случайным помехам. Чаще всего сила сосредоточения у дошкольников невелика, ее важно развивать.

Например, на развитие концентрации внимания направлено такое упражнение. Попробуйте вместе с ребенком разучить какое-нибудь стихотворение при включенном радио или телевизоре. Первое четверостишие учите при очень слабом звуке. Запоминая второе четверостишие, немного увеличьте громкость. Последнее четверостишие разучивайте при достаточно громком звуке.

Переключение внимания определяется скоростью преднамеренного перехода ребенка с одного объекта или вида деятельности на другой. При этом перевод внимания всегда сопровождается некоторым нервным напряжением, которое реализуется волевым усилием. Распределение внимания предполагает его рассредоточение в одно и то же время на несколько объектов. Именно это свойство дает возможность совершать сразу несколько действий, сохраняя их в поле внимания. В дошкольном возрасте переключение и распределение внимания развиты слабо и требуют тренировки.

Для тренировки переключения и распределения внимания можно использовать такое упражнение. Ребенку предлагается лист со строчками, состоящими из разных фигур, которые расположены вперемежку: круги, квадраты, прямоугольники, трапеции, овалы и т. п. Дается задание: одну фигуру (например, круг) зачеркивать вертикальной чертой, а другую фигуру (например, треугольник) подчеркивать горизонтальной чертой.

Плохая переключаемость внимания иногда может проявляться в таком широко распространенном явлении, как рассеянность. Чаще всего это бывает у очень впечатлительных, глубоко увлеченных, а иногда и творческих детей. Находясь под впечатлением от интересного занятия, сказки, фильма, ребенок может надолго оказаться «в плену» у этих воспоминаний. Возникшие в сознании яркие образы, пережитые им сильные эмоции, чувства властно захватывают доминантное положение и не могут сразу исчезнуть и уступить место другим. Дошкольник не может переключить свое внимание на другие занятия, становится невнимательным ко всему, кроме этих доминантных впечатлений. Рассеянность такого рода часто встречается у крупных ученых, которые постоянно забывают о малозначащих для них мелочах жизни, потому что поглощены своими мыслями.

Рассеянность в детском возрасте проявляется в неумении ребенка надолго сосредоточиться на чем-то одном, в частом отвлечении. Взрослым необходимо помнить, что отсутствие способности к длительной и стойкой сосредоточенности у детей – явление естественное, обусловленное особенностями их нервной деятельности. Но существует ряд причин, которые усиливают возможность ребенка быть рассеянным.

Во-первых, появление в носоглотке ребенка аденоидов. Эти образования мешают носовому дыханию, что ведет к обеднению кислородом системы кровоснабжения мозга и к нарушению его нормальной работы. Такие дети дышат ртом, их глаза теряют свой живой блеск и выразительность, становятся тусклыми и какими-то стеклянными – весь облик ребенка меняется. В этом случае родителям следует обратиться к врачу, его советы помогут возвратить ребенку работоспособность.

Во-вторых, причиной рассеянности может стать легкое и быстро проявляющееся утомление детей. Оно наступает особенно быстро при выполнении трудной, неинтересной и однообразной работы, требующей длительного напряжения нервно-мышечной системы и особенно зрительного и слухового аппаратов. Перегрузка впечатлениями, сильными эмоциональными переживаниями, недостаточный отдых вызывают возникновение сильного и разлитого торможения деятельности мозга. Наступает сонливость, нервные клетки теряют восприимчивость и перестают отвечать на падающие на них раздражители. Чтобы избежать этого, важно следить за тем, чтобы ребенок соблюдал режим дня, особенно в выходные дни.
Страница 17 из 45

Не стоит перегружать его в выходные занятиями в различных кружках, студиях, посещением гостей, театров, музеев, просмотром фильмов, компьютерными играми и т. п. Такое изобилие впечатлений не дает ребенку возможности сосредоточиться на деятельности, предлагаемой ему в рабочие дни.

В-третьих, причиной рассеянности может быть неправильное воспитание ребенка в семье. Освобождение ребенка от всех его обязанностей и одновременно выполнение всех его прихотей, отсутствие нормирования времени занятий, отдыха, развлечений, разбросанность интересов также может вызывать быстрое утомление и отключение внимания у ребенка.

Свойства внимания, или аттенционные способности (так они обозначаются в психологической науке), можно и нужно развивать. Растущему ребенку важно понимать, почему он должен быть внимательным, а для этого его необходимо научить быть внимательным.

По данным психологов, на протяжении старшего дошкольного возраста важно формирование трех основных аттенционных умений.

1. Ребенок должен научиться принимать постепенно усложняющиеся инструкции.

Например, в ходе игры детям дается сложное задание. Взрослый показывает замысловатый узор, выполненный на бумаге, и говорит: «Сейчас мы будем это рисовать». У детей не получается сразу воспроизвести нужный узор. Взрослый расчленяет задание на частные задачи, давая инструкции по выполнению отдельных элементов узора. При этом, объясняя, как выполнять тот или иной элемент рисунка, взрослый постепенно увеличивает сложность и объем действий, которые ребенок должен выполнить. Когда ребенок воспринимает словесную инструкцию взрослого, то перед ним встает необходимость перевести речевой приказ взрослого в самоприказ. Для этого он повторяет инструкцию вслух и про себя, а затем показывает, что и как он будет выполнять.

2. Ребенок должен уметь удерживать инструкцию на протяжении всего занятия.

Ребенку нужно помнить инструкцию и контролировать ее реализацию. Для этого инструкция неоднократно проговаривается в ходе выполнения задания; проводится дополнительный инструктаж на отдельных этапах работы; повторение инструкции осуществляется в плане практического действия; приветствуется оказание ребенком помощи товарищам, что также требует ясного представления задачи.

3. Ребенок должен приобрести навыки самоконтроля.

В ходе выполнения задания дети неоднократно проверяют себя, рассказывая себе или другим, что нужно сделать. При рисовании узоров они через сравнение находят ошибки и исправляют их. Дети, работающие безошибочно и самостоятельно находящие и исправляющие ошибки, поощряются, чем вводится элемент соревнования. Самоконтроль используется и для оценки результатов работы.

Для развития аттенционных способностей дошкольникам можно давать такие задания:

• Закрой глаза и опиши, во что одеты ребята, с которыми ты играешь.

• Закрой глаза и скажи, какого цвета глаза и волосы у остальных ребят.

• Закрой глаза и назови остальных ребят, распределив их по росту – от самого маленького до самого высокого.

• Не поворачиваясь, назови все предметы, которые находятся у тебя за спиной, опиши их форму, размеры, цвет.

• Сидя с закрытыми глазами в течение двух минут, перечисляй все звуки, которые ты будешь слышать.

• Каждый день, проходя к своему дому, ты видишь одну и ту же картину: какое-то дерево или, может быть, песочницу, лавочку у подъезда. На следующий день, проходя мимо, постарайся увидеть что-то такое, чего ты раньше не замечал, а послезавтра – еще что-то новое для тебя. И так каждый день наблюдай и замечай детали пейзажа, которые ускользали от твоего внимания.

• Сколько ступенек на лестнице?

• Сколько окон в комнате?

• Когда взрослый хлопает в ладоши, ребенок должен принять определенную позу. Один хлопок – поза аиста (стоять на одной ноге, поджав другую). Два хлопка – поза лягушки (надо присесть, при этом пятки вместе, носки врозь, колени разведены, руки между ногами на полу). Три хлопка – поза коровы (встать на четвереньки и произнести «му-у»).

Внимание – одно из уникальных свойств психики человека. Без него невозможна работа памяти, мышления. Внимание требуется, чтобы добиться успеха в игре, спорте, любом деле. Особенно важно внимательное отношение к людям. Здорово, если ребенок поймет это уже в детстве.

Восприятие

Детство – пора удивительных открытий. Мир предстает притягивающим разнообразием форм, цветов, запахов, вкусов, звуков. Окружающее обладает множеством явных и скрытых свойств, которые ребенок учится открывать для себя.

Вот поблескивающие разноцветьем акварельные краски. Они называются медовыми, вкусно пахнут, их даже хочется лизнуть. Вот цветная бумага, из которой можно вырезать квадратики, треугольники, кружки, прямоугольники, овалы. А если наклеить эти фигурки на лист картона, то получится картинка. Вот детали конструктора. Подбирая их по цвету, форме, величине, можно выстроить самые разнообразные поделки.

Чтобы правильно ориентироваться в окружающем мире, важно воспринимать не только каждый отдельный предмет (стол, цветок, радугу), но и ситуацию, комплекс каких-то предметов в целом (игровую комнату, картину, звучащую мелодию). Объединить отдельные свойства предметов и создать целостный образ помогает восприятие – процесс отражения человеком предметов и явлений окружающего мира при их непосредственном воздействии на органы чувств. Восприятие даже какого-нибудь простого предмета очень сложный процесс, который включает работу сенсорных (чувствительных), двигательных и речевых механизмов.

Например, ребенку предъявили морскую звезду. Возникновение в его сознании образа этого объекта происходит примерно так. От органов чувств (зрения, слуха, обоняния, вкуса, осязания) нервное напряжение бежит по проводам-нервам в мозг и достигает специальных центров (миллионов клеток в коре головного мозга, специализирующихся на приеме цветовых, звуковых и других раздражителей), вызывая нервный процесс возбуждения. При этом запускается тончайшая дифференцировка действующих раздражителей (формы, величины, веса, цвета, запаха морской обитательницы), а также их интеграция, объединение. Ребенок должен отобразить целое как совокупность его частей, выделить главные признаки среди второстепенных, сопоставить их с той категорией предметов и явлений, которая ему известна, отвлечь эти существенные признаки от второстепенных индивидуальных особенностей именно этого предмета. Вот какая сложная мыслительная работа необходима, чтобы воспринять этот простой объект!

Восприятие опирается не только на ощущения, которые каждое мгновение позволяют чувствовать окружающий мир, но и на предыдущий опыт растущего человека. Если раньше ребенок уже сталкивался с морской звездой (может быть, видел ее на картинке), то активизируются уже ранее образованные в коре головного мозга нервные связи и восприятие происходит мгновенно. Ребенок безошибочно называет объект: «Это морская звезда». Если же в опыте дошкольника не было встречи с этим экзотическим существом, то возникающий образ объекта будет нечетким, расплывчатым. Ребенок может
Страница 18 из 45

сказать: «Какое-то растение, какой-то предмет».

Ребенок не рождается с готовым умением воспринимать окружающий мир, а учится этому. В младшем дошкольном возрасте образы воспринимаемых предметов отличаются большой смутностью и нечеткостью. Так, дети трех-четырех лет не узнают на утреннике переодетую в костюм лисицы воспитательницу, хотя ее лицо и открыто. Если детям попадается изображение незнакомого объекта, они выхватывают из изображения какую-то деталь и, опираясь на нее, осмысливают весь изображенный предмет. Например, впервые увидев монитор компьютера, ребенок может воспринять его как телевизор. Такое осмысление всего предмета по какой-то одной случайной детали называется синкретизмом и является природной особенностью детского восприятия.

Слитность и нерасчлененность детского восприятия можно часто наблюдать при работе дошкольников над аппликациями. Не обращая внимания на важнейшие детали, ребенок четырех-пяти лет прикладывает голову и верхнюю часть туловища медведя к задним ногам козы и считает, что составил мишку.

    (По материалам А. А. Люблинской)

Детский синкретизм есть результат невоспитанного «доаналитического» восприятия. Так, для того, чтобы правильно воспринять, например, растущий тюльпан, ребенок должен выделить его как особую фигуру на фоне всего остального в саду. При этом, чтобы узнать, что это именно растение, он должен выделить его основные части (стебель, листья, цветок) в их постоянных для данного объекта отношениях. Несмотря на то что ребенок с самого рождения может видеть, улавливать звуки, его необходимо систематически учить рассматривать, слушать и понимать то, что он воспринимает. Механизм восприятия готов, но пользоваться им ребенок еще только учится.

На протяжении детства ребенок все более точно начинает оценивать цвет и форму окружающих объектов, их вес, величину, температуру, свойства поверхности и др. Он учится воспринимать музыку, повторяя ее ритм, мелодический рисунок. Учится ориентироваться в пространстве и времени, в последовательности событий. Играя, рисуя, конструируя, выкладывая мозаику, делая аппликации, ребенок незаметно для себя усваивает сенсорные эталоны – представления об основных разновидностях свойств и отношений, которые возникли в ходе исторического развития человечества и используются людьми в качестве образцов, мерок.

К пяти годам ребенок легко ориентируется в гамме основных цветов спектра, называет базовые геометрические фигуры. В старшем дошкольном возрасте идет совершенствование и усложнение представлений о цвете и форме. Так, ребенок узнает об изменяемости каждого цвета по насыщенности (более светлый, более темный), о том, что цвета разделяются на теплые и холодные, знакомится с мягкими, пастельными, и резкими, контрастными, сочетаниями цветов. При помощи взрослых усваивает, что одна и та же форма может варьироваться по величине углов, соотношению сторон, что можно выделить криволинейные и прямолинейные формы.

Система мер (миллиметр, сантиметр, метр, километр) и способы их использования, как правило, в дошкольном возрасте еще не усваиваются. Дети лишь могут обозначать словами, какое место по величине занимает предмет в ряду других (самый большой, большой, маленький, самый маленький и т. п.). Обычно к началу дошкольного возраста дети имеют представление об отношениях по величине только между двумя одновременно воспринимаемыми предметами. Определить величину изолированного предмета ребенок не может, так как для этого нужно восстановить в памяти его место среди других. Например, когда трехлетнему ребенку предлагают на выбор два яблока, он воспринимает их величину относительно друг друга. «Зеленое яблоко больше, чем красное», – рассуждает малыш, объясняя свой выбор. Если же перед ним окажется одно яблоко, оценить, большое оно или маленькое, ребенок, скорее всего, не сможет.

В младшем и среднем дошкольном возрасте у детей складываются представления о соотношениях по величине между тремя предметами (большой – меньше – самый маленький). Ребенок начинает определять знакомые ему предметы как большие или как маленькие независимо от того, сравниваются ли они с другими. Например, четырехлетний ребенок может расставить «по росту» игрушки от самой большой к самой маленькой. Может утверждать, что «слон большой», а «муха маленькая», хотя он их и не видит в данный момент.

В старшем дошкольном возрасте у детей складываются представления об отдельных измерениях величины: длине, ширине, высоте, а также о пространственных отношениях между предметами. Они начинают обозначать, как предметы располагаются относительно друг друга (за, перед, сверху, снизу, между, слева, справа и т. п.). Важно, чтобы дети овладели так называемыми глазомерными действиями. Это происходит, когда дошкольники овладевают умением соизмерять ширину, длину, высоту, форму, объем предметов. После этого они переходят к решению задач «на глаз». Развитие этих способностей тесно связано с развитием речи, а также с обучением детей рисованию, лепке, конструированию, то есть продуктивным видам деятельности. Продуктивная деятельность предполагает умение ребенка не только воспринимать, но и воспроизводить особенности цвета, формы, величины предметов, их расположение относительно друг друга в рисунках и поделках. Для этого важно не только усвоение сенсорных эталонов, но и развитие уникальных в своем роде действий восприятия.

Действия идентификации заключаются в том, что ребенок, воспринимая объект, сравнивает его свойства с определенным сенсорным эталоном и отмечает, что они абсолютно схожи. Например, воспринимая мяч, ребенок утверждает: «Мяч круглый».

Действия отнесения к эталону предполагают, что при восприятии объекта ребенок отмечает частичное совпадение его свойств с эталоном, понимает, что наряду с чертами сходства существуют некоторые черты различия между ними. Например, яблоко, подобно мячу, круглое, то есть должно быть соотнесено по форме с эталоном шара. Но форма яблока имеет и свои особенности: это, как правило, несколько приплюснутый шар с ямкой и выступом. Для того чтобы воспринять яблоко как круглое, необходимо при соотнесении его с эталоном отвлечься от этих дополнительных моментов.

Моделирующие действия заключаются в том, что при восприятии объектов со сложными свойствами, которые не могут быть определены при помощи одного эталона, требуется одновременно использовать два или более эталонов. Простейшим примером может служить форма одноэтажного деревенского домика, включающая прямоугольный фасад и трапециевидную крышу. Чтобы правильно воспринять такую форму, необходимо не только подобрать два эталона, но и установить их взаимное положение в пространстве.

Как происходит развитие действий восприятия? На первых порах ребенок пытается извлечь сведения о свойствах предметов из практических действий с ними. Трехлетние дети, когда им дают новый предмет, сразу же начинают действовать с ним. Попыток рассмотреть предмет или ощупать его у них не наблюдается, на вопросы о том, каков предмет, они не отвечают.

В среднем
Страница 19 из 45

дошкольном возрасте практические действия начинают сочетаться с действиями восприятия. Дети четырех лет уже начинают рассматривать предмет, но делают это непоследовательно, несистематически, часто переходя к манипулированию. При словесном описании они называют только отдельные части и признаки предмета, не связывая их между собой.

К пяти-шести годам действия восприятия становятся достаточно организованными и эффективными, могут дать ребенку сравнительно полное представление о предмете. У старших дошкольников появляется стремление более планомерно обследовать и описывать предмет. Рассматривая предмет, они вертят его в руках, ощупывают, обращая внимание на наиболее заметные особенности. К семи годам дети могут систематически планомерно рассматривать предметы. Им уже не нужно действовать с предметом, они вполне успешно описывают его свойства благодаря работе процесса восприятия.

В дошкольном детстве совершенствуется восприятие пространства. Если в три-четыре года для ребенка точкой отсчета является свое тело, то к шести-семи годам дети научаются ориентироваться в пространстве независимо от собственной позиции, умеют менять точки отсчета. Например, на предложение показать, что расположено справа, ребенок трех-четырех лет сначала отыскивает свою правую руку, а потом только ориентируется во внешнем пространстве. Старший же дошкольник может даже показать, что располагается справа от стоящего напротив него человека.

Гораздо сложнее ребенку дается восприятие времени. Время текуче, оно не имеет наглядной формы, любые действия происходят не со временем, а во времени. Ребенок может запомнить условные обозначения и меры времени (минута, час, завтра, позавчера и т. п.), но не всегда умеет употреблять их верно, так как эти обозначения имеют условный и относительный характер. То, что накануне называлось «завтра», становится «сегодня», а на следующий день – «вчера».

Усваивая представления о времени суток, дети прежде всего ориентируются на собственные действия: утром они умываются, днем – обедают, вечером – ложатся спать. Представления о временах года постигаются по мере знакомства с сезонными явлениями природы. Представления о больших исторических периодах, последовательности событий во времени, длительности жизни людей, существования вещей обычно остаются недостаточно определенными для ребенка до конца дошкольного возраста – пока нет личной мерки, опоры на собственный опыт.

Развитию представлений ребенка о длительных временных интервалах помогают систематические наблюдения за явлениями природы, использование календаря, ведение дневников наблюдений и т. п. В шестилетнем возрасте дети оказываются способными понять, что время нельзя остановить, вернуть, ускорить, что оно не зависит ни от желания, ни от деятельности человека.

Старшие дошкольники активно входят в мир художественного творчества. Восприятие художественных произведений – это единство познания и переживания. Ребенок учится не просто фиксировать то, что представлено в художественном произведении, но и воспринимать чувства, которые хотел передать его автор.

Известным отечественным детским психологом В. С. Мухиной проанализировано развитие восприятия рисунка в дошкольном возрасте. Ею показано, как у ребенка постепенно развивается умение правильно соотносить рисунок и реальность, видеть именно то, что на нем изображено, совершенствуется интерпретация рисунка, понимание его содержания.

Так, для младших дошкольников рисованная картинка скорее является повторением действительности, чем изображением. Когда ребенку показывают изображение стоящего спиной человека и спрашивают, где у него лицо, ребенок переворачивает картинку, рассчитывая обнаружить лицо на обратной стороне листа. Со временем дети убеждаются, что с нарисованными объектами нельзя действовать как с настоящими. Расположение предметов на картинке, их соотношение дошкольники усваивают так же постепенно. Особенно сложно для ребенка восприятие перспективы. Так, удаленная елочка оценивается как маленькая, предметы, расположенные на заднем плане и заслоненные другими, – как поломанные. Только к концу дошкольного возраста дети начинают более или менее правильно оценивать перспективное изображение, но и то это основывается на знании правил, усвоенных от взрослых. Удаленный предмет кажется ребенку маленьким, но он догадывается, что на самом деле он большой. Так формируется константность восприятия – свойство, которое предполагает, что мы воспринимаем объекты достаточно стабильными и сохраняющими свои размеры, форму, цвет и другие свойства, несмотря на изменение условий восприятия (расстояния, освещения и т. д.).

Восприятие рисунка сопряжено с развитием способности к его интерпретации. Дети с интересом пытаются осмыслить, что на рисунках изображено. Так развивается еще одно свойство восприятия – осмысленность. Если сюжет достаточно понятен и близок ребенку, он может подробно о нем рассказать, если же недоступен – он просто перечисляет отдельные фигуры, предметы. При этом проявляются такие свойства восприятия, как избирательность и апперцепция. Избирательность – свойство восприятия выделять и воспринимать только часть каких-либо объектов из окружения, превращая все остальное в этот момент в невоспринимаемый фон. Апперцепция – это зависимость восприятия от личностных особенностей и интересов человека. При интерпретации сюжетных изображений каждый ребенок выделяет, замечает что-то свое.

В дошкольном возрасте развивается восприятие сказки. По мнению выдающегося психоаналитика, детского психолога и психиатра Бруно Беттельгейма, сказка, как почти каждый вид искусства, становится своего рода психотерапией для ребенка. Беттельгейм работал с детьми, имеющими глубокие нарушения в поведении и общении. Он считал, что причина этих нарушений – потеря смысла жизни. Чтобы обрести смысл жизни, ребенок должен выйти за узкие границы сосредоточенности на самом себе и поверить в то, что он сделает значительный вклад в окружающий мир, если не сейчас, то, по крайней мере, в будущем. Всему этому как раз и способствует сказка. Она проста и в то же время загадочна. Сказка умеет завладеть вниманием ребенка, возбудить его любознательность, обогатить жизнь, стимулировать его воображение, развивать интеллект, помочь понять самого себя, свои желания и эмоции, обрести чувство удовлетворенности тем, что он делает.

В мир сказок ребенка вводят взрослые. Они могут способствовать тому, чтобы сказка действительно становилась волшебницей, которая может преобразить ребенка и его жизнь. Известным отечественным детским психологом Л. Ф. Обуховой проанализировано развитие восприятия сказки в дошкольном возрасте как особая деятельность ребенка. Она отмечает, что восприятие ребенка отличается от восприятия взрослого человека тем, что это развернутая деятельность, которая нуждается во внешних опорах. А. В. Запорожцем, Д. М. Дубовис-Ароновской и другими учеными выделено специфическое действие для этой деятельности. Это – содействие, когда ребенок
Страница 20 из 45

становится на позицию героя произведения, пытается преодолеть стоящие на его пути препятствия. Д. Б. Эльконин подчеркивал, что классическая сказка максимально соответствует действенному характеру восприятия ребенком художественного произведения, так как в ней намечается трасса тех действий, которые должен осуществить ребенок, и ребенок идет по этой трассе. Сказки, где этой трассы нет, ребенок перестает понимать. Например, некоторые сказки Х. – К. Андерсена, где есть лирические отступления. Т. А. Репина подробно проследила путь развития содействия: у маленьких детей понимание имеется тогда, когда они могут опираться на изображение, а не только на словесное описание. Поэтому первые детские книжки должны быть с картинками, которые являются опорой при прослеживании действия. Позднее такое прослеживание становится менее необходимым. Теперь основные действия должны быть отражены в словесной форме, но в том виде и в той последовательности, в которой они реально происходят.

Особым видом восприятия является восприятие человека человеком. О том, как старшие дошкольники воспринимают окружающих людей, лучше всего свидетельствуют их игры, рисунки. Например, играя в «дом», «дочки-матери» и т. п., дети воспроизводят определенные образы других людей (чаще всего близких), отношения между ними. Понаблюдав за таким проигрыванием ребенком ролей взрослых, можно с большой долей уверенности понять, какие именно личностные черты, особенности других людей ребенок воспринимает ярче всего. По тому, каких людей изображает ребенок, что именно и как передает, раскрывая их образы, например в рисунке семьи, можно судить о том, что им запечатлевается легче, на что он больше всего обращает внимание, а что остается невоспринятым.

Особенности восприятия ребенком окружающих людей проявляются и в его оценочных суждениях. Наиболее яркую оценку дети дают тем взрослым, к которым испытывают привязанность. Например, в оценочных суждениях детей о взрослых выделяются указания на их внешний вид («Она всегда нарядная, красивая, светлая»), проявленное к ним отношение («Она меня кружит, обнимает»), информированность, умения взрослого («Когда что-нибудь не понимаю, она мне все говорит и другим тоже»), нравственные качества («Она ласковая, веселая»).

Восприятие детьми друг друга зависит от того, насколько популярен или же отвержен ребенок в детском сообществе. В специальных исследованиях выявлено, что чем выше положение старшего дошкольника в группе, тем выше его оценивают сверстники, и наоборот. Оценивая детей, к которым проявлялась симпатия, дети шести лет называют в подавляющем большинстве лишь положительные качества сверстников: «красивый», «хорошо рисует», «умеет читать», «интересно рассказывает сказки» и т. п. О тех сверстниках, к которым нет симпатии, дети отзываются негативно: «бьет», «плохо играет», «жадный» и т. п. Интересно, что при оценке девочек (при позитивном отношении к ним) и мальчики и девочки отмечают большее количество положительных качеств, чем при оценке мальчиков, к которым тоже проявляют симпатию. Характеризуя мальчиков (при негативном отношении к ним), девочки в целом отмечают у них больше отрицательных качеств, чем у представителей своего пола при таком же отношении к ним.

Если оценочные суждения об окружающих людях младшего дошкольника, как правило, недифференцированны, неустойчивы, изменчивы, то к шести-семи годам они становятся более полными, развернутыми, адекватными. По мере взросления дети все чаще воспринимают не столько внешние, сколько внутренние личностные качества других людей. Важно учитывать, что научаются они этому при мудром сопровождении взрослого, который задает «социальные эталоны», с которыми дети сверяют свое поведение и поведение других людей.

Таким образом, развитие восприятия в дошкольном возрасте – это сложный, многоаспектный процесс, который способствует тому, чтобы ребенок все точнее, четче отображал окружающий мир, научался различать нюансы действительности и благодаря этому мог успешнее адаптироваться в ней.

Память

«Давай выучим стишок к празднику!» – вряд ли взрослые, адресуя подобные реплики ребенку, понимают, какой сложный психический процесс они при этом запускают. Память как способность запечатлевать и сохранять впечатления дарована человеку с самого рождения, но владеть и управлять ею мы учимся всю жизнь. Люди с древних времен старались изобретать приемы, помогающие запоминать нужную информацию, передавая их из поколения в поколение под общим названием «мнемотехника» (от греч. «мнемо» – память). На протяжении детства ребенок начинает последовательно вступать в права владения собственной памятью.

С точки зрения известного психолога П. П. Блонского, раньше всего дети сохраняют в памяти выполненные ими движения, затем запоминаются пережитые чувства и эмоциональные состояния. Далее доступными сохранению становятся образы вещей, и лишь на самом высоком, последнем уровне ребенок может запомнить и воспроизвести смысловое содержание воспринятого, выраженное в словах.

Двигательная память обнаруживает себя уже в младенчестве, когда малыш начинает схватывать руками предметы, учится ползать, ходить. В раннем возрасте ребенок учится бегать, прыгать, умываться, застегивать пуговицы, зашнуровывать ботинки. В дошкольном возрасте работа двигательной памяти становится все более сложной. Занятия спортом, танцами, игрой на музыкальных инструментах предполагают умения ребенка запоминать, сохранять и воспроизводить в определенном порядке все более сложные движения. Это, конечно же, требует специальной тренировки под руководством взрослого, который сначала показывает детям последовательность движений, а затем следит за правильностью их выполнения.

Для развития двигательной памяти можно предложить ребенку выполнить такое упражнение. Пусть мама или папа, переходя из одного места комнаты в другое, принимают в этих местах разные позы (таких мест и поз должно быть 4–5). Затем ребенок должен обойти те же места и повторить те же позы сначала в том порядке, в котором они были показаны, а потом в обратном.

    (По материалам И. В. Вачкова)

Эмоциональная память хранит впечатления об отношениях и контактах с окружающим, предостерегает от возможных опасностей или же, наоборот, подталкивает к действиям.

Например, если вдруг ребенок обжегся о горячий утюг или был исцарапан кошкой, то полученные впечатления могут ограничивать его любопытство в будущем лучше всяких запретительных слов взрослых. Или же ребенок просит родителей о просмотре определенного фильма, который он уже много раз смотрел. Рассказать его содержание малыш не может, но зато помнит, что этот фильм очень смешной. Так действует память чувств.

Упражнение на развитие эмоциональной памяти. Находясь с ребенком в новых для него местах, особенно на природе, почаще обращайте его внимание на пейзажи, на звуки, наполняющие природу. Очень важно, чтобы дети запоминали свои чувства, ощущения, возникающие во время отдыха, веселья. Это те состояния, воспоминания о которых помогут им не только
Страница 21 из 45

пережить минуты печали, обиды, но и избавиться от страхов, довольно часто проявляющихся у дошкольников.

    (По материалам И. В. Вачкова)

Особенно богата детская память образами отдельных конкретных объектов, когда-то воспринятых ребенком: вкус напитка и торта, запах мандаринов и цветов, звуки музыки, мягкая на ощупь шерстка кошки и т. п. Это образная память – память на то, что воспринимается при помощи органов чувств: зрения, слуха, осязания, вкуса, обоняния. Поэтому образную память подразделяют на зрительную, слуховую, обонятельную, вкусовую, осязательную. В связи с тем, что у человека наиболее важное значение имеют зрение и слух, лучше всего обычно развиты зрительная и слуховая память.

Упражнение на развитие слуховой памяти. Пусть кто-то из родителей назовет 10 цифр. Ребенок должен постараться запомнить их в том порядке, в каком они назывались. Например: 9, 3, 7, 10, 4, 1, 6, 8, 2, 5.

    (По материалам И. В. Вачкова)

У некоторых детей дошкольного возраста встречается особый вид зрительной памяти – эйдетическая память. Ее называют иногда фотографической памятью: ребенок, словно фотографируя, очень быстро, ярко, четко запечатлевает в памяти определенные объекты и потом легко может их вспомнить до мелочей, он как бы снова видит их и может описать во всех подробностях. Эйдетическая память – возрастная особенность дошкольников, при переходе в младший школьный возраст дети обычно утрачивают эту способность.

Следует отметить и такую особенность детской памяти. Представления детей о малознакомых вещах часто оказываются смутными, нечеткими и хрупкими. Например, после посещения зоопарка сохранившиеся в памяти ребенка образы животных тускнеют, сливаются, «спутываются» с образами других объектов. Фрагментарность (клочкообразность) детских представлений – это следствие разрозненности их восприятия. Кое-что выпадает со временем, кое-что искажается или подменяется другим. Такая ошибка памяти – прямое следствие незрелости детского восприятия и неумения детей пользоваться своей памятью.

СЕКРЕТЫ ПСИХОЛОГИИ

«Дошкольному возрасту принадлежит важная роль в общем развитии памяти человека. Уже при простом наблюдении за дошкольниками обнаруживается бурное развитие их памяти. Ребенок относительно легко запоминает большое количество стихотворений, сказок и т. д. Запоминание часто происходит без заметных усилий, а объем запоминаемого увеличивается настолько, что некоторые исследователи считают, будто именно в дошкольном возрасте память достигает кульминационного пункта своего развития и в дальнейшем лишь деградирует».

    Даниил Эльконин

Словесная память – память на информацию, представленную в словесной форме, – развивается у дошкольника параллельно с развитием речи. Задачу припоминания слов взрослые начинают ставить перед детьми уже в раннем детстве. Они спрашивают у ребенка названия отдельных предметов, имена людей, которые находятся с ним рядом. Такое припоминание важно, прежде всего, для развития общения и отношений ребенка с другими людьми. В младшем дошкольном возрасте ребенок особенно хорошо запоминает стихи, песенки и потешки, то есть те словесные формы, которые имеют определенную ритмичность, звучность. Их смысл ребенку может быть не совсем понятен, но они прекрасно запечатлеваются в памяти именно благодаря внешнему звуковому рисунку, к которому ребенок очень чувствителен. Запоминание литературных произведений – сказок, стихотворений – в старшем дошкольном возрасте происходит через развитие сопереживания их героям, а также благодаря осуществлению мысленных действий с персонажами.

Так, в исследованиях Р. И. Жуковской показано, что малыши лучше запоминают стихотворения, в которых они могут прямо поставить себя на место действующего лица. Средние и старшие дошкольники лучше запоминают стихи с помощью активных игровых или мысленных действий. Например, мальчик после троекратного чтения стихотворения запомнил всего 3 строчки; после участия в драматизированной игре по этому стихотворению – 23 строчки; после повторной игры и показа картинок – 38 строчек. Таким образом, активное действие – игровое или мысленное – значительно повышает словесное запоминание.

Упражнение на развитие словесной памяти. Пусть кто-нибудь из родителей не торопясь прочтет ребенку с интервалом в 5 секунд 10 приведенных ниже слов. Ребенок должен их запомнить и воспроизвести в той же последовательности.

Слова: тарелка, щетка, автобус, сапог, иголка, стол, лимон, озеро, рисунок, банка.

    (По материалам И. В. Вачкова)

Для старших дошкольников становятся доступны и элементы логического запоминания, которое основывается не на дословном, механическом воспроизведении материала, а на определенных, схваченных ребенком нормах изложения. Этот вид памяти проявляется обычно при запоминании понятного детям содержания. Например, пересказывая сказку, дети могут, не нарушая последовательности изложения материала, упускать какие-то подробности или добавлять свои. Так, если обучать старших дошкольников тому, как осуществлять выбор картинок к слову, чтобы потом по картинкам припомнить слова, то дети постепенно усваивают такие приемы логического запоминания, как смысловое соотнесение и смысловая группировка (по З. М. Истоминой).

Детская память удивительно пластична. Стишки, песенки, реплики героев фильмов и мультфильмов, незнакомые иностранные слова, кажется, словно «прилипают» к ребенку. Ребенок чаще всего не ставит перед собой осознанных целей что-либо запомнить. Он запоминает то, на что обращено его внимание, что произвело на него впечатление, что было интересно. Это непроизвольная память. Психолог П. И. Зинченко, исследовавший непроизвольное запоминание, выявил, что его продуктивность увеличивается в том случае, если задание, которое предлагается ребенку, предполагает не просто пассивное восприятие, а активную ориентировку в материале, выполнение мыслительных операций (придумывание слов, установление конкретных связей). Так, при простом рассматривании картинок ребенок запоминает гораздо хуже, чем в тех случаях, когда ему предлагают придумать какое-то слово к картинке или же разложить отдельно изображения предметов для сада, кухни, детской комнаты, двора и т. п.

В возрасте четырех-пяти лет начинает складываться произвольная память, которая предполагает, что ребенок заставляет себя запомнить что-то с помощью воли. Самый простой пример проявления произвольной памяти – ситуация, когда ребенок старательно заучивает стихотворение перед утренником. Рассмотрим, как действует произвольная память. Сначала ребенок лишь выделяет задачу: «Надо запомнить стихотворение». Необходимыми приемами для запоминания он при этом еще не владеет. Их дает взрослый, организуя повторение отдельных строчек, затем строф, а также направляет припоминание вопросами: «А что было потом?», «А дальше?». Ребенок постепенно учится повторять, осмысливать, связывать материал в целях запоминания и в конце концов осознает необходимость этих специальных действий запоминания (повторения, прослеживания смысловой
Страница 22 из 45

последовательности и т. п.).

Наиболее благоприятные условия для овладения произвольным запоминанием и воспроизведением складываются в игре, когда запоминание является условием успешного выполнения ребенком взятой на себя роли. Количество слов, которые запоминает ребенок, выступая, например, в роли покупателя, которому надо купить в магазине определенные предметы, оказывается выше, чем количество слов, запоминаемых по прямому требованию взрослого.

Существуют особенности развития памяти, связанные с полом ребенка. У мальчиков и девочек скорость созревания различных образований мозга не совпадает, различен и темп развития левого и правого полушарий, которые существенно отличаются по своим функциям. Установлено, что у девочек значительно быстрее идет развитие функций левого полушария по сравнению с мальчиками, а у мальчиков по сравнению с девочками – правого. Какое это имеет отношение к памяти? Учеными выявлено, что левое полушарие в большей степени, чем правое, ответственно за осознаваемые произвольные акты, словесно-логическую память, рациональное мышление, положительные эмоции. Правому же полушарию принадлежит лидирующая роль в реализации непроизвольных, интуитивных реакций, иррациональной мыслительной деятельности, образной памяти, отрицательных эмоций.

Важным моментом в развитии памяти в дошкольном возрасте становится то, что она начинает занимать существенное место в развитии личности ребенка. Ребенок начинает помнить самого себя. Психолог А. Н. Раевский установил, что 10,8 процента наиболее ранних воспоминаний взрослых относятся к двум годам, 74,9 процента воспоминаний относятся к трем-четырем годам, 11,3 процента приходится на пятый год жизни, а 2,8 процента – на шестой. Дошкольник все чаще обращается к взрослым с такого рода просьбами: «Расскажи, какой я был, когда был маленьким», и такого рода вопросами: «А помнишь, вчера ты сказал…» Растущему ребенку важно и интересно улавливать связь между прошлым и настоящим. Так происходит развитие его памяти и становление его внутреннего мира.

Воображение

«Он у нас такой фантазер, такой выдумщик!» – что имеют в виду взрослые, говоря так о ребенке?

На бытовом уровне воображением или фантазией называют все то, что нереально, не соответствует действительности и потому не имеет никакого практического значения. В научном понимании воображение – это способность представлять отсутствующий или реально не существующий объект, удерживать его в сознании и мысленно манипулировать им.

Основой воображения являются образы. Образы воображения опираются на образы памяти, но существенно отличаются от них. Образы памяти – это неизменные, по возможности правильные образы прошлого. Образы воображения изменены и отличаются от того, что можно наблюдать в реальности. Например, когда ребенок рассказывает о том, что он видел в зоопарке страуса с длинной шеей и короткими крыльями, и это действительно происходило в выходной, конечно же, это образ памяти. А если ребенок рассказывает, что он видел в зоопарке Змея Горыныча, то это образ воображения.

Воображение имеет несколько степеней активности. Самая низкая степень проявляется во сне, когда мы воспринимаем какие-либо картины или образы независимо от своего желания.

У Юры спрашивают: «Откуда сны приходят?» Он отвечает:

– Будешь мечтать и вспоминать, что было, и это тебе приснится.

– Где находится сон, когда ты его видишь?

– В глазах.

– Они у тебя открыты или закрыты?

– Закрыты, потому что он там сидит и все вспоминает, и там шевелится, и все как по правде.

    (По материалам Л. Ф. Обуховой)

Воображение оказывается более активным в грезах. Грезы обычно содержат образы того, к чему человек стремится, что является приятным и заманчивым.

Шестилетний Дима играет с мешочком, набитым монетами, и говорит: «Когда мы будем жить на новой квартире, я дам папе деньги, он на них купит машину. Мы заведем себе дачку. Ты, мама, будешь нам командовать: „Съездите и привезите лук, капусту”. Мы и привезем».

    (Из дневника И. Е. Валитовой)

Еще более активный уровень воображения обнаруживается при чтении, прослушивании художественной литературы, музыки, просмотре картин. Это воссоздающее воображение: на основе словесного описания, условного изображения или слухового восприятия создается образ. Воссоздание того или иного образа зависит, с одной стороны, от того, насколько ярко, выразительно и четко словесное описание или условное изображение. С другой стороны, воссоздание образа связано с уровнем развития воображения человека, а также с его знаниями и опытом. Так, на музыкальном занятии дошкольникам предлагается назвать, какой образ при прослушивании звучащей мелодии возникает: так ступает медведь или летит комарик, так щебечет птичка или гремит гром?

Высший уровень развития воображения проявляется в творчестве. Творческое воображение – это создание совершенно нового, оригинального образа, не существовавшего до сих пор. Одним из наиболее известных приемов творческого воображения является агглютинация (от греч. «склеивание»). С помощью этого приема созданы сказочные и мифологические персонажи русалки (голова и тело девушки, хвост рыбы, а волосы – зеленые водоросли), кентавра (торс мужчины, ноги животного), избушки на курьих ножках и т. п. Другой прием творческого воображения – акцентирование – это выделение, подчеркивание какой-то части предмета, образа, что делает его непропорциональным. Акцентирование позволяет выделить самое существенное в данном конкретном образе. Этим часто пользуются карикатуристы, изображая, например, любителя поесть с большим животом. Акцентирование, перенесенное на весь образ, увеличивает его – это гипербола – или уменьшает – это литота. Примером гиперболизации является Голова, в бой с которой вступает Руслан, освобождая Людмилу. Примером литоты являются такие сказочные персонажи, как Мальчик-с-пальчик, Дюймовочка.

Дети, конечно же, не знают названий приемов творческого воображения, но активно используют их, придумывая персонажей для своих рисунков, сказок, стишков. Учатся они этим приемам из художественных произведений, с которыми их знакомят взрослые. Уловив суть создания сказочных образов, старшие дошкольники начинают их использовать и в собственных творениях.

Некоторые считают, что воображение у детей более развито, чем у взрослых. Но это не так. Ведь у детей еще мало знаний и опыта, поэтому исходный материал, из которого они создают образы, гораздо беднее, чем у взрослых, а также менее разнообразны комбинации создаваемых образов. Однако если сравнивать роль воображения в детстве и зрелом возрасте, то, конечно же, в жизни ребенка воображение проявляется гораздо чаще и допускает гораздо более легкое нарушение реальности, чем у взрослого.

Воображение детей развивается в игре. Действуя с реальными предметами, малыш начинает придумывать нереальную ситуацию. Например, ребенок скачет верхом на палочке – в этот момент он всадник, а палка – лошадь. Причем важно, что ребенок не может вообразить лошадь при отсутствии предмета,
Страница 23 из 45

пригодного для скаканья, и не может мысленно преобразовать лошадь в палку, если не действует с ней.

Для детей трех-четырех лет значимо, чтобы предмет-заместитель был похож на тот предмет, который он замещает. Так, играя в волшебника, ребенок в качестве волшебной палочки использует прутик. В старшем дошкольном возрасте воображение может опираться на такие предметы, которые не похожи на замещаемые. Например, дети играют с баночкой из-под крема, а воображают при этом кораблик. Постепенно необходимость во внешних опорах исчезает. Происходит переход к игровому действию с предметом, которого на самом деле нет. Этому предмету придается новый смысл, и представляются действия с ним в уме, без реального действия. Это и есть зарождение воображения как психического процесса. Воображаемая ситуация полностью разворачивается во внутреннем мире ребенка.

Кириллка расставляет на тахте вокруг себя игрушки. Ложится среди них. Тихо лежит около часа.

– Что ты делаешь? Ты заболел?

– Нет. Я играю.

– Как же ты играешь?

– Я на них смотрю и думаю, что с ними происходит.

    (В. С. Мухина. Таинство детства)

Складываясь в игре, воображение переходит в другие виды деятельности дошкольника. Наиболее ярко оно проявляется в рисовании и сочинении сказок, стишков. Так же, как и в игре, дети вначале опираются на непосредственно воспринимаемые предметы или возникающие под их рукой штрихи на бумаге. Сочиняя сказки, стишки, дети воспроизводят знакомые образы и нередко повторяют запомнившиеся фразы. При этом младшие дошкольники обычно не осознают, что это они не придумали, а просто запомнили. Они искренне верят, что сочинили это сами. Детские сочинения целиком строятся на памяти, не включая работу воображения.

Один мальчик заявил: «Вот послушайте, как я сочинил: „Ласточка с весною в сени к нам летит”». Ему пытаются объяснить, что это не он сочинил. Но он отвергает все доводы.

    (По материалам В. С. Мухиной)

О воображении идет речь тогда, когда ребенок вводит новые образы, их необычные сочетания.

Пятилетний Максим придумал продолжение сказки про Красную Шапочку: «Волк расстался с Красной Шапочкой и побежал к бабушке. По дороге он встретил петуха. Петух говорит:

– А куда ты бежишь?

– К бабушке, – отвечает волк.

– Смотри, впереди яма.

Волк не послушался и провалился. А тут шли дяди, которые лес рубят. Волк как закричит:

– Вытащите меня, а то я вас съем!

Они не захотели его вытаскивать. В это время лиса бежала. Волк ей говорит:

– Лиса, лиса, вытащи меня.

Лиса побежала за веревкой, но не вытащила его. А волк копал, копал и выкопал лестницу и был очень рад, что даже забыл про бабушку».

    (По материалам И. Е. Валитовой)

Образы воображения могут быть близки к эйдетическим образам, которые являются результатом эйдетической памяти. Это особая форма зрительной памяти, являющаяся возрастной особенностью дошкольника, – быстрое, точное запоминание и воспроизведение какого-то объекта. Эйдетические образы являются яркими и динамичными, меняющимися каждый момент. Особенно интенсивно они наступают на сознание ребенка ночью при погашенном свете. Это может быть причиной детских страхов.

Шестилетний Ярослав жалуется:

– Мне так трудно засыпать. В темноте они возникают передо мной, толпятся и кривляются.

– Ты их видишь перед собой в темной комнате?

– Нет, я вижу их в глазах.

– В голове?

– Нет. Думаю, что это в глазах. Я знаю, что их нет на самом деле, но я вижу их, и они мне мешают.

    (По материалам В. С. Мухиной)

У младшего дошкольника воображение запускается непроизвольно, малыш не ставит цели что-то придумать, не управляет возникающими образами. К пяти-шести годам развивается произвольное воображение, когда ребенок начинает планировать свою игровую или продуктивную деятельность, в основе которой лежит создание воображаемых образов. Например, ребенок придумывает какую-нибудь игровую ситуацию, насыщая ее несуществующими персонажами и распределяя роли этих персонажей среди сверстников. При этом дети могут играть достаточно долго, удерживая предложенный замысел и насыщая его все более новыми и необычными деталями.

Произвольное воображение проявляется в старшем дошкольном возрасте в процессе лепки, рисования, конструирования. Если младший дошкольник сначала начинает лепить, строить, рисовать, и лишь потом по мере действия выявляется образ поделки, то дети постарше сначала придумывают то, что они хотят сделать, а затем приступают к изготовлению, находя для этого нужные материалы.

В старшем дошкольном возрасте ребенок научается создавать свои собственные персонажи, поселяя их во внутреннем мире. Дети придумывают себе воображаемых друзей, присутствие которых скрашивает повседневную жизнь ребенка. Эти воображаемые спутники детской жизни – невидимки, хотя дети называют их по именам, упоминают их в разговорах и играют с ними подолгу в различные игры, как с реальными партнерами. Они помогают детям справляться со страхами, заменяют им друзей в периоды одиночества, поддерживают в них уверенность в правильности мыслей и действий. Как отмечает Г. Крайг, проведенные исследования показали, что до 65 процентов дошкольников выдумывают себе друзей. Такие дети более общительны, менее застенчивы, имеют больше реальных товарищей. Воображаемые друзья помогают детям приобретать социальные навыки и упражняться в общении. В ходе взаимодействия с воображаемым другом дети проигрывают и проговаривают события дня, свои переживания, морально-нравственные коллизии (ссоры со сверстниками, близкими людьми).

У некоторых детей воображение может подменять действительность, когда создается особый мир, в котором ребенок без труда может удовлетворять любые желания. Такие случаи требуют особого внимания, так как могут привести к аутизму, погружению в мир внутренних переживаний с ослаблением или потерей контакта с действительностью, утратой интереса к реальности и могут свидетельствовать об искажениях в психике ребенка. Большей частью, однако, это временное явление, которое бесследно исчезает.

Еще одну закономерность развития детского воображения хотелось бы подчеркнуть. В три-четыре года ребенок еще не может удержать воспринятые прежде образы. Воссоздающиеся образы быстро покидают ребенка. Но если взрослый поведет ребенка в мир фантазий, где присутствуют сказочные персонажи, то ребенок легко последует за ним. Если взрослый берет на себя роль какого-то сказочного персонажа, ребенок переживает чувство восторга и ужаса, он и рад, и боится. Ребенок верит создаваемому образу до тех пор, пока взрослый не перестает действовать от его лица. Вспомните, например, Мэри Поппинс. Строгая волшебница-няня тем и замечательна для своих воспитанников, что, раздвигая занавес обычной жизни, вводит их в мир невероятных фантазий.

Приемы развития воображения разнообразны. Так, еще Леонардо да Винчи советовал для этой цели разглядывать облака, трещины стен, пятна и находить в них сходство с предметами окружающего мира. Ценные рекомендации по развитию детского воображения дает известный итальянский
Страница 24 из 45

писатель Джанни Родари в книге «Грамматика фантазии. Введение в искусство придумывания историй». В частности, он предлагает развивать словесное творчество ребенка через предъявление ему пар слов для придумывания историй, соседство которых было бы необычным. Например, Золушка – пароход, трава – сосульки и т. п.

Доктор психологии И. В. Вачков, обращаясь к дошкольникам, предлагает им такие упражнения для развития воображения:

• Пусть мама назовет тебе любую известную детскую сказку. Расскажи ее так, чтобы в ней все было «наоборот» (заяц охотится за волком, слон величиной с горошину, а мышка – с гору и т. п.).

• Нарисуй, как ты себе представляешь животное с другой планеты; самый необычный домик; доброго волшебника в детстве.

• Пусть мама и папа назовут по одному сказочному или литературному герою (но обязательно из разных произведений). Придумай и расскажи короткую выдуманную историю, в которой бы действовали оба этих героя.

• Представь себе, что на люстре в комнате сидит гномик. Расскажи, что и как он видит оттуда.

• Поиграй с мамой в сочинение общих сказок. Один кусочек сказки придумывает и рассказывает мама, а потом ты продолжаешь.

• Соедини в связный рассказ эти два предложения: «Далеко на острове произошло извержение вулкана…» – «…поэтому сегодня наша кошка осталась голодной»; «По улице проехал грузовик…» – «…поэтому у Деда Мороза была зеленая борода»; «Мама купила в магазине рыбу…» – «…поэтому вечером пришлось зажигать свечи».

• Вообрази, что ты превратился в тигра, который пробирается в джунглях; робота; парящего над скалами орла; королеву Франции; инопланетянина; кипящую кастрюлю; авторучку, в которой кончились чернила. Изобрази все это в движении.

Воображение играет очень важную роль в жизни ребенка. С одной стороны, это полет фантазии, которая вызывает бурю эмоций, а с другой – способ постижения мира, который снимает временные и пространственные ограничения. Благодаря воображению можно перенестись в прошлое и будущее, представить и создать то, чего пока не существует в реальности. Это расширяет мир возможностей, вдохновляет познание и творчество.

Мышление

Окружающий мир, в который входит ребенок, подбрасывает с каждым годом все более сложные задачки, для решения которых недостаточно просто видеть, слышать, чувствовать, а очень важно выделять связи, отношения между явлениями. Почему из разбавленной водой глины можно лепить всевозможные поделки, а невлажная глина просто рассыпается? Почему деревянный кораблик не тонет, а железный тут же погружается в воду? Почему помещенный в морозильник фруктовый сок в формочке превращается в фигурный лед?

Любопытствующие вопросы становятся естественным сопровождением взросления ребенка. Чтобы самостоятельно ответить на них, ребенок должен обратиться к процессу мышления. С помощью мышления мы получаем знания, которые не могут дать органы чувств. Мышление соотносит данные ощущений и восприятий, сопоставляет, различает и раскрывает отношения между окружающими явлениями. Результатом мышления является мысль, выраженная в слове.

Детское мышление проходит определенные этапы в своем развитии. Как указывает известный детский психолог А. А. Люблинская, первым средством решения задач для маленького ребенка является его практическое действие. Так, например, получив в руки игрушку вертолет, у которой неожиданно перестают вращаться пропеллер и крылышки, или закрытую на щеколду коробочку, ребенок трех – пяти лет не обдумывает пути и средства решения этой задачи. Он сразу начинает действовать: что-то тянет, крутит, дергает, трясет, стучит… Не получая желаемого результата, он обращается за помощью к взрослому или вообще отказывается от дальнейших проб. Подобное мышление получило название наглядно-действенного, или практического: задача дана наглядно и решается руками, то есть практическим действием. «Мышление руками» не исчезает по мере взросления, а остается в резерве даже у взрослых, когда какую-то новую задачу они не могут решить в уме и начинают действовать путем проб и ошибок.

На развитие наглядно-действенного мышления дошкольников работают картинки-пазлы, детали конструктора «Лего», разные модели кубика Рубика, головоломки из подвижно сцепленных колец, треугольников и других фигур.

Как пишет детский психолог В. С. Мухина, к старшему дошкольному возрасту появляются задачи нового типа, где результат действия будет не прямым, а косвенным и для его достижения ребенку необходимо будет учитывать связи между двумя или несколькими явлениями, происходящими одновременно или последовательно. Например, такие задачи возникают в играх с механическими игрушками (если поместить шарик в определенном месте игрового поля и определенным образом дернуть за рычажок, то шарик окажется в нужном месте), в конструировании (от величины основания постройки зависит ее устойчивость) и т. д.

При решении подобных задач с косвенным результатом дети четырех-пяти лет начинают переходить от внешних действий с предметами к действиям с образами этих предметов, совершаемым в уме. Так развивается наглядно-образное мышление, которое опирается на образы: ребенку необязательно брать предмет в руки, достаточно отчетливо представить его. В процессе наглядно-образного мышления идет сравнение зрительных представлений, вследствие чего задачка решается.

Возможность решения задач в уме возникает благодаря тому, что образы, которыми пользуется ребенок, приобретают обобщенный характер. То есть в них отображаются не все особенности предмета, а только те, которые существенны для решения определенной задачи. То есть в сознании ребенка возникают схемы, модели. Особенно ярко модельно-образные формы мышления развиваются и проявляются в рисовании, конструировании и других видах продуктивной деятельности.

Так, детские рисунки в большинстве случаев представляют собой схему, в которой передается связь основных частей изображенного предмета и отсутствуют его индивидуальные черты. Скажем, при срисовывании домика на рисунке изображается основание и крыша, при этом расположение, форма окон, дверей, какие-то детали интерьера не учитываются.

Например, с пяти лет ребенок может найти в помещении спрятанный предмет, пользуясь отметкой на плане, выбрать нужный путь в разветвленной системе дорожек, основываясь на схеме типа географической карты.

Овладение моделями выводит на новый уровень способы получения детьми знаний. Если при словесном объяснении ребенок не всегда может понять, скажем, некоторые первичные математические действия, звуковой состав слова, то с опорой на модель он это сделает легко.

Образные формы обнаруживают свою ограниченность, когда перед ребенком возникают задачи, которые требуют выделения таких свойств и отношений, которые нельзя наглядно представить. Такой тип задач описал знаменитый швейцарский психолог Ж. Пиаже и назвал их «задачи на сохранение количества вещества».

Например, ребенку предъявляется два одинаковых шарика из пластилина. Один из них на глазах ребенка превращается в лепешку. Ребенка
Страница 25 из 45

спрашивают, где пластилина больше: в шарике или лепешке. Дошкольник отвечает, что в лепешке.

При решении подобных задач ребенок не может независимо рассмотреть наглядно происходящие с объектом перемены (например, изменение площади) и остающееся постоянным количество вещества. Ведь для этого требуется переход от суждений на основе образов к суждениям на основе словесных понятий.

Словесно-логическое мышление самое сложное, оно оперирует не конкретными образами, а сложными отвлеченными понятиями, выраженными словами. В дошкольном возрасте можно говорить лишь о предпосылках развития этого вида мышления.

Уже к трем годам ребенок начинает понимать, что предмет можно обозначать при помощи другого предмета (кубик – как будто стаканчик, из которого можно пить), рисунка, слова. Выполняя разные действия, ребенок часто сопровождает их словами, и может показаться, что он мыслит вслух. Но фактически на этом этапе ребенок пользуется в своих мыслительных действиях не словами, а образами. Речь играет вспомогательную роль. Так, дошкольники четырех-пяти лет, когда им давали специально испорченные игрушки, во многих случаях правильно определяли причину поломки и устраняли ее. Но рассказать, почему они так делали, не смогли, указывая на какие-то второстепенные признаки игрушки (по В. С. Мухиной).

Слово начинает использоваться как самостоятельное средство мышления по мере усвоения ребенком выработанных человечеством понятий – знаний об общих и существенных признаках предметов и явлений действительности, закрепленных в словах. Взрослые часто ошибаются, считая, что слова имеют для них и дошкольников один и тот же смысл. Для ребенка используемые слова – это слова-представления. Скажем, слово «цветок» может в сознании ребенка быть крепко связанным с образом конкретного цветка (например, розы), и предъявленный кактус в качестве цветка не рассматривается. На протяжении дошкольного возраста ребенок постепенно переходит от единичных понятий к общим.

Спросим детей трех – шести лет, что такое кошка. Трехлетний ребенок может ответить: «Я знаю кошку, она живет у нас во дворе». Пятилетний: «Кошка мышей ловит, она еще молочко любит», «Кошка – это голова, туловище, хвостик и лапки, на них – царапки. Еще на голове есть ушки». Шестилетний: «Кошка – это животное. Она дома живет, но я знаю, есть и дикие кошки. Они мышей ловят».

    (По материалам Я. Л. Коломинского и Е. А. Панько)

К шести годам понятия детей становятся глубже, полнее, обобщеннее, в них включаются все более существенные черты предмета, явления. Чтобы слова превратились в понятия, требуется специально организованное обучение ребенка со стороны взрослого. Систематическое овладение понятиями начинается в процессе школьного обучения. Однако и специально организованные занятия со старшими дошкольниками позволяют им освоить некоторые понятия.

Например, при формировании понятий о количественных характеристиках и отношениях вещей детей учат пользоваться таким средством, как мера. Скажем, с помощью цветной веревочки определенной длины, используемой в качестве меры, ребенок вместе с взрослым измеряет предметы разного размера, сопоставляя их между собой. При помощи меры величина определяется объективно, независимо от внешнего вида. Ребенок может убедиться, что высокий шкаф и низкий стол могут быть одинаковой длины. Позднее уже без внешней опоры меры (цветной веревочки) ребенок в уме может делать правильные выводы о величине объектов.

В старшем дошкольном возрасте начинается овладение действиями с числами и математическими знаками. Важно управлять этим и стремиться формировать у детей отвлеченное понятие числа как характеристики любых предметов, математических действий, без опоры на образы. Иначе это вызовет трудности при школьном обучении. В дошкольном возрасте ребенок овладевает некоторыми абстрактными понятиями: о временных отношениях, причине и следствии, пространстве и т. д. При этом понятия о конкретных предметах образуются, конечно же, легче и быстрее.

Хотя логическое мышление дает возможность решать более широкий круг задач, осваивать научные знания, не стоит торопиться сформировать у дошкольника этот вид мышления как можно раньше. Сначала важно создать прочный фундамент в виде развитых образных форм. Именно образное мышление позволяет ребенку находить решения исходя из конкретной ситуации. Предельная обобщенность, схематичность логического мышления часто оборачивается слабостью, порождая явление, которое носит название «формализм мышления». Сознание ребенка оперирует сухими схемами, не улавливая богатства, полноты жизненных явлений, и потому оказывается неспособным к адекватному решению задач развития.

Развитию образного мышления способствуют игры, конструирование, аппликации, рисование, слушание сказок, драматизация и другие детские продуктивные виды деятельности.

На протяжении дошкольного возраста получают развитие и такие формы мыслительной деятельности, как суждение и умозаключение. В детской психологии долгое время шли дискуссии относительно способности детей к этим формам мышления. Нет оснований приравнивать детские суждения и умозаключения к взрослым. Но и говорить об отсутствии у детей логики нельзя. Ребенок пытается объяснить наблюдаемое, но не может сделать верный вывод из-за ограниченности опыта.

Взрослый спрашивает: «Откуда звезды на небе?» Шестилетний Гоша отвечает: «Из золотых бумаг. Их туда космонавты бросили». – «Звезды движутся?» – «Движутся». – «Почему?» – «Потому что ветер раздувает по разным местам».

    (По материалам Л. Ф. Обуховой)

Дошкольный возраст – это пора бесконечных детских вопросов. Как отмечают Я. Л. Коломинский и Е. А. Панько, у детей младшего дошкольного возраста преобладают вопросы, вызванные любопытством («Где он?», «Чье это?», «Что это?», «Кто это?»). В четыре-пять лет ребенок начинает проявлять интерес к более «далекой» действительности (вопросы о школе, профессиях), возникают вопросы по поводу своего появления на свет. В пять-шесть лет все чаще звучат вопросы, вызванные любознательностью, выражающие причинное отношение в форме «Почему?» («Почему гусь не тонет в воде?», «Почему курица не плавает?» и т. п.). Вопросы шести-семилетнего ребенка вызываются уже не столько любопытством, сколько потребностью убедиться в истине («А как кровь течет?», «Если поселить у нас дома обезьянку, она превратится в человека?»).

С точки зрения Д. Б. Эльконина, изучение детских вопросов показывает, что детская мысль направлена на дифференциацию и обобщение предметов и явлений окружающего мира. Различение живого и неживого, добра и зла, прошлого и настоящего и т. п. является основой для проникновения ребенка в сущность разных сфер жизни. На основе этого возникают первые обобщения представлений о мире, контур будущего мировоззрения.

Первым исследовал содержание представлений о мире и о физической причинности знаменитый швейцарский психолог Ж. Пиаже. Он выделил три больших периода становления причинности. От рождения до четырех лет ребенок чаще всего использует
Страница 26 из 45

магические объяснения причин происходящего вокруг него – объясняет происходящее волшебством. С пяти до девяти лет на первый план выходят анимистические объяснения. Ребенок одушевляет окружающий мир. Он вполне может представить себе шагающий шкаф, поющий будильник, разговаривающую собаку и т. п. На анимизме детского мышления строятся сказки и анимационные фильмы. И лишь с десяти лет постепенно исчезают эти детские формы объяснения причинности, и им на смену приходят рационалистические обоснования внешнего мира.

Ж. Пиаже считал центральной характеристикой детского мышления его эгоцентризм. При решении любых задач точкой отсчета для ребенка является он сам. Дошкольник не в состоянии четко отделить свое существование и свои возможности от внешнего мира.

Шестилетней девочке задают вопрос:

– Ты ведь видела, как движутся облака? Что заставляет их двигаться?

Она отвечает:

– Когда мы двигаемся, они тоже движутся.

– А ты, например, можешь заставить их двигаться?

– Любой может, если будет ходить.

– А если я хожу, а ты нет, то облака движутся?

– Да.

– А ночью, когда все спят, они движутся?

– Да.

– Но ты же говоришь, что они движутся, когда кто-нибудь ходит.

– Они движутся всегда. Кошки, когда они ходят, и потом собаки – они заставляют тучи двигаться.

    (По материалам Ж. Пиаже)

Одним из следствий эгоцентризма мышления Ж. Пиаже считал его синкретизм: когда вместо объяснения ребенок связывает «все со всем» и дает не аргументы, а описание ситуации.

Шестилетнего Антона спрашивают:

– Почему ветер дует?

Он отвечает:

– Потому что ведь надо помогать людям на парусниках и в спорте, он дует и помогает людям.

    (По материалам Л. Ф. Обуховой)

Как развивать мышление в дошкольном возрасте? Мышление ребенка связано с его знаниями. Н. Н. Поддьяковым обнаружены такие тенденции в развитии знаний у детей. Первая заключается в том, что в процессе мыслительной деятельности происходит расширение объема и углубление четких, ясных знаний об окружающем мире. Эти стабильные знания составляют ядро познавательной сферы ребенка. Вторая тенденция предполагает, что в это же время возникает и растет круг неопределенных, не совсем ясных знаний, выступающих в форме догадок, предположений, вопросов. Для развития детского мышления очень важно, чтобы наряду с формированием ядра стабильных знаний шел непрерывный рост и неопределенных, неясных знаний, которые являются мощным стимулом умственной активности детей.

В ходе занятий, специального обучения важно формировать у дошкольников такие мыслительные операции, как сравнение, обобщение, анализ, синтез, классификацию.

Для овладения операцией сравнения ребенок должен научиться видеть сходное в разном и разное в сходном. Для этого, как указывает А. А. Люблинская, требуется проведение четко направленного анализа сравниваемых объектов, постоянного сопоставления выделяемых признаков с целью нахождения однородных и разных. Надо сравнивать форму с формой, назначение предмета с таким же качеством другого предмета, внешние признаки, цвет, величину предмета с аналогичными сторонами другого предмета.

Доктор психологии И. В. Вачков предлагает дошкольникам такие упражнения.

1. Для развития анализа, синтеза и классификации.

«Пусть мама или папа положат перед тобой 3–4 картинки с изображением различных предметов (можно использовать картинки детского лото). Ты должен определить, какая из картинок лишняя. Например, если на картинках изображены девочка, медвежонок и мяч, то лишним является мяч, так как девочка и медвежонок живые, а мяч – нет».

2. Для развития анализа и синтеза.

«По очереди с мамой или папой берите картинки из детского лото и описывайте предмет, нарисованный на картинке, не называя его. Партнер по игре должен угадать по описанию, что это за предмет».

3. Для развития анализа и сравнения.

«Скажи, что тебе нравится в этом предмете или явлении, а что – нет. Например: почему тебе нравится зима, а почему – нет? Нравится, потому что зимой можно кататься на санках, играть в снежки, встречать Новый год. Не нравится зима, потому что холодно, надо тепло одеваться, дни короткие, а ночи длинные.

Дай оценку таким понятиям, как дождь, укол, авторучка, будильник, бант».

4. Для развития анализа и обобщения.

«Назови одним обобщающим словом или словосочетанием следующие предметы:

– чашка, ложка, тарелка, вилка;

– яблоко, груша, лимон, банан;

– голубь, павлин, утка, цапля;

– собака, корова, свинья, баран;

– ромашка, кукуруза, крапива, ландыш;

– зима, весна, лето, осень».

Развитие мышления в детском возрасте представляет особую форму труда, которую осваивает ребенок. Это умственный труд. Труд сложный и интересный. Кого-то он может напрягать и пугать, а у кого-то умственный труд связан с приятной эмоцией удивления. Удивления, открывающего дверь в мир, который можно познать.

Они хотят быть взрослыми! или Снова кризис

Зачем ребенку кризис

«Кризис семи лет» – название возрастного кризиса, которым заканчивается дошкольный период и открывается новый этап развития ребенка – младший школьный возраст.

Итак, дошкольный период развития ребенка подходит к концу. Родители обеспокоены новыми проблемами: насколько их ребенок готов к школе, справится ли он с программой обучения, как сложатся его отношения в новом коллективе? Вопрос о психологической готовности к школьному обучению требует комплексного подхода. Но большинство родителей, конечно, представляют себе, что важными моментами являются умение действовать по правилу, слушать инструкции, сдерживать свои импульсивные побуждения. И казалось бы, ребенок постепенно выходит на необходимый уровень психического развития. К шести-семи годам он уже обладает сложившейся системой отношений с родителями и другими членами семьи. Эти отношения регламентируются некоторыми привычными нормами и правилами. К ребенку предъявляют некоторые требования, он привык выполнять свои обязанности (режим дня, минимальная помощь родителям по хозяйству, личная гигиена и т. п.); ребенок располагает некоторым свободным временем.

СЕКРЕТЫ ПСИХОЛОГИИ

«В кризисный период происходит решительная смена всей социальной ситуации развития ребенка: вместо прежнего возникает новый тип отношений ребенка и взрослого; происходит замена одних видов деятельности другими. Переход этот нередко сопровождается проявлением отрицательных черт поведения: упрямство, негативизм и др.».

    Б. С. Волков, Н. В. Волкова

Тем не менее в определенный момент родители сталкиваются с тем, что их ребенка как будто подменили. Ребенок становится непослушным, капризным, раздражительным. Он часто вступает в конфликты с взрослыми, у него возникает отрицательное отношение к ранее выполнявшимся требованиям. К примеру, по возвращении из летнего отпуска родители замечают, что их сын перестал реагировать на их слова-напоминания о том, что пора идти обедать, ложиться спать и т. п. Затем он начал спорить с ними, прекословить, нарушать установленный распорядок дня, стал занудным и капризным.

Кириллу шесть лет три
Страница 27 из 45

месяца. Мальчик отличается любознательностью и рассудительностью. Он с удовольствием помогает папе, когда нужно что-то починить или отремонтировать. Сам собирается в детский сад, наводит порядок в своих вещах. В старшей группе Кирилл считался одним из наиболее ответственных ребят, ему поручали самые сложные задания. Дома Кирилл привык слушаться родителей, особенно папу, который является для него большим авторитетом. На лето родители отправили сына к бабушке. На вопрос о том, как ведет себя Кирилл, бабушка пожаловалась, что он не реагирует на ее слова, что пора заканчивать игру и идти обедать, а уложить спать его вообще очень сложно. Типичный ответ: «Саша (двоюродный брат, которому двенадцать лет) не спит, почему же я должен?»

Родители приходят в замешательство, они не понимают, что делать. Ведь если ребенок не выполняет простейшие правила, как он будет слушать учителя, выполнять его задания?

Однако с психологической точки зрения все обстоит как раз наоборот. То, с чем сталкиваются родители, – закономерный, необходимый этап в развитии ребенка, который переживает очередной кризисный период. И именно психологическое пространство кризиса является той областью, где ребенок пробует свои новые способности. Ведь для того чтобы понять, что значит действовать по правилам, нужно сначала, чтобы ребенок смог это правило увидеть, отделить его от целостной ситуации. Именно это и происходит. Дети начинают выделять правила, не ими установленные, и первая их реакция – нарушение, что вполне закономерно. Несколько позже мы поговорим об этом подробнее, а сейчас еще раз подчеркнем, что симптомы трудновоспитуемости – нормальное явление для ребенка старшего дошкольного возраста, и родителям следует иметь это в виду.

Итак, что же происходит с ребенком в этот период?

На физиологическом уровне такое кризисное состояние связано с интенсивным биологическим созреванием детского организма. К семи годам завершается созревание лобного отдела больших полушарий, что создает возможность для осуществления целенаправленного произвольного поведения, планирования действий. К шести-семи годам возрастает подвижность нервных процессов, но процессы возбуждения преобладают. Последнее определяет такие характерные особенности детей, как непоседливость, повышенную эмоциональную возбудимость. Ребенок открыт к воздействию неблагоприятных факторов. При этом изменяется уровень нервно-психического реагирования ребенка на различные «вредности». Так, если по каким-либо причинам дошкольнику плохо, то у него может возникнуть психомоторное возбуждение, тики, заикания. Для младшего школьного возраста характерны повышение общей эмоциональной возбудимости, симптомы и синдромы страхов, проявления агрессии или негативизма.

Новые возможности ребенка и появление «внутренней позиции школьника». Ребенка семи лет отличает прежде всего утрата детской непосредственности. Поведение дошкольника открыто и понятно для окружающих. Когда дошкольник вступает в кризис, самому неискушенному наблюдателю бросается в глаза, что ребенок вдруг утрачивает наивность и непосредственность; в поведении, в отношении с окружающими он становится не таким понятным во всех проявлениях, каким был до этого.

Что скрывается за впечатлением наивности и непосредственности поведения ребенка до кризиса? Наивность и непосредственность означают, что ребенок внешне такой же, как и внутри. Утеря непосредственности означает привнесение в наши поступки интеллектуального момента, который вклинивается между переживанием и непосредственным поступком. Поведение младшего школьника в некоторых ситуациях уже кажется со стороны искусственным и натянутым и не таким ясным во всех своих проявлениях, как у дошкольника (конфликт «хочу» – «надо»).

Итак, самая существенная черта кризиса семи лет – начало процесса дифференциации внутренней и внешней стороны личности ребенка, который рождает множество новых для него переживаний.

Можно выделить несколько важных особенностей переживаний детей в этот период.

• Переживания приобретают смысл, то есть ребенок начинает понимать, что значит «я радуюсь», «я огорчен», «я сердит», «я добрый», и у него возникает осмысленная ориентировка в собственных переживаниях.

• Впервые возникает обобщение переживаний. Так, если с ребенком много раз случалась какая-то ситуация, то она осмысливается ребенком и на этой основе формируется отношение к себе, своим успехам и своему положению.

• Осмысление переживаний может порождать острую борьбу между ними. Противоречие переживаний и трудности выбора могут усугублять внутреннюю напряженность.

Нередко детские переживания являются прямым следствием новых, трудных или неприятных, жизненных ситуаций.

Обобщение переживаний – особый момент в развитии. Поведение ребенка перестает быть сиюминутным, на него влияет представление о собственных возможностях. Возникают самолюбие, самооценка. Ребенок дошкольного возраста любит себя, но самолюбия (как обобщенного отношения к самому себе, которое остается одним и тем же в разных ситуациях), самооценки, обобщенных отношений к окружающим и понимания своей ценности у ребенка этого возраста еще нет.

Кризис семи лет обусловлен также появлением нового, центрального для личности, системного образования, которое получило в психологии название «внутренней позиции школьника». Это новообразование возникает не сразу. Обнаружена такая последовательность: в возрасте пяти – семи лет дети начинают мечтать о школе, одновременно для них становятся привлекательными «серьезные» дела, они выбиваются из режима детского сада, тяготятся обществом младших дошкольников. У них возникает потребность в приобретении новых знаний, которая может быть реализована в учении после поступления в школу.

Но часто происходит следующее: дети, у которых позиция школьника уже сформировалась, в силу каких-то обстоятельств еще некоторое время оказываются вне школы. Дети обнаруживают желание идти в школу, стремясь занять новое положение среди окружающих, дошкольная деятельность уже перестает их удовлетворять, они стремятся к признанию своей новой социальной позиции. Однако реальное положение ребенка до школы в семье, отношение к нему как к маленькому вызывает протест. Это является одним из источников кризиса.

Можно выделить следующие этапы становления позиции школьника.

1. На седьмом году у детей присутствует положительное отношение к школе при отсутствии ориентации на содержательные моменты школьно-учебной действительности. По сути эта позиция остается еще дошкольной, только перенесенной на школьную почву (ребенок хочет пойти в школу, при этом стремится сохранить дошкольный образ жизни). Школа привлекает ребенка своими внешними аксессуарами, его занимает, есть ли в школе форма одежды, как оценивают успехи, каковы правила поведения в школе.

2. На следующем этапе развития позиции школьника появляется ориентация на содержательные моменты школьной действительности, но в первую очередь ребенок выделяет не собственно учебные аспекты этой
Страница 28 из 45

действительности, а социальные.

3. На третьем этапе возникает собственно позиция школьника, в ней сочетаются социальная направленность и ориентация на учебные составляющие школьной жизни. Но этого этапа дети достигают (в среднем) лишь к концу восьмого года жизни.

Идет активное развитие мотивационной сферы, возникают новые мотивы поведения. Особую роль играют мотивы, побуждающие ребенка идти в школу. Среди них можно выделить следующие.

• Познавательный (учебный) мотив, восходящий непосредственно к познавательной потребности.

• Широкие социальные мотивы, основанные на принятии общественной необходимости учения.

• Позиционный мотив, связанный со стремлением занять новое положение в отношениях с окружающими.

• Внешние по отношению к самой учебе мотивы, например подчинение требованиям взрослых.

• Игровой мотив, неадекватно перенесенный в новую, учебную, сферу.

• Мотив получения высокой оценки.

Для изучения мотивов ребенка можно использовать следующий метод. В предлагаемом ребенку маленьком рассказе каждый из персонажей объясняет свое желание идти в школу по-разному (в соответствии с одним из перечисленных мотивов). Ребенку надо выбрать какую-то из мотивировок. Исследования показывают, что у шестилеток гораздо выше побудительная сила игрового мотива (часто в сочетании с другими, например с социальным или позиционным). При этом в условиях обучения (шестилетки, посещающие школу) этот мотив уступает место позиционному и затем познавательному гораздо медленнее, чем при дошкольном типе жизни ребенка-шестилетки. Фактически эти данные свидетельствуют о том, что перевод ребенка в школу до определенного момента оказывается неблагоприятным для его развития.

СЕКРЕТЫ ПСИХОЛОГИИ

«…Тип родительского воспитания, формирующий у ребенка положительную Я-концепцию… ‹…› это взаимное уважение и доверие между родителями и детьми, готовность помогать друг другу, принимать друг друга. У детей, выросших в таких семьях… выше самооценка и независимость, приспособленность к жизни».

    Из кн. «Эмоциональное развитие дошкольников»

На рубеже дошкольного и младшего школьного возраста происходит и кардинальное изменение самооценки ребенка. К шести годам ребенку свойственно безусловно положительное отношение к себе независимо от конкретной сферы, относительно которой он должен оценить себя. Это наглядно показывает исследование самооценки с помощью методики «Лесенка», где ребенку нужно выбрать ступеньку для оценки развития у себя того или иного качества. Независимо от того, какое качество оценивается (доброта, ум, трудолюбие и т. п.), ребенок помечает свое место среди «всех людей» как максимально высокое. При этом нет расхождения между уровнем самооценки и уровнем притязаний (каким ребенок хотел бы быть).

К семи же годам ответы ребенка меняются кардинальным образом. Во-первых, различаются Я-реальное (какой я есть) и Я-идеальное (каким бы я хотел быть) по всем возможным сферам. Во-вторых, самооценка становится более адекватной, ребенок уже не располагает себя на самой высокой ступеньке. При этом уровень притязаний (каким бы я хотел быть) остается очень высоким.

Появляется новое отношение ребенка к взрослым. Приблизительно в начале седьмого года жизни дети начинают различать свое поведение в ситуациях с близким и посторонним взрослым. Дети шести лет, отвечая на вопрос о том, что им может сказать встретившийся случайно незнакомый человек, говорят, что тот может предложить поиграть, позвать обедать и т. п., то есть полагают, что незнакомый будет вести себя как приятель-сверстник или как близкий взрослый. В их сознании не представлен такой партнер взаимодействия, как незнакомый взрослый. Позже (в среднем в шесть лет и два месяца) дети в ответе на поставленный вопрос предлагают варианты, позволяющие судить о том, что от незнакомого взрослого они ждут иных форм поведения (в частности, обращений), чем от сверстника или близких взрослых. Например, ребенок говорит, что взрослый может спросить имя, адрес и т. д., то есть ребенок обнаруживает различение ситуаций общения (в частности, со своими – чужими).

Согласно концепции М. И. Лисиной, к семи годам у ребенка формируется внеситуативно-личностное общение с взрослым, которое служит целям познания социального, а не предметного мира, мира людей, а не вещей. Нарастает заинтересованное отношение к постороннему взрослому.

И наконец, еще один важный момент – возникновение произвольности умственной деятельности и поведения. Именно на рубеже школьного возраста возникает возможность удержать и освоить некоторое правило, причем роль правила растет, роль наглядного образца падает.

В этом русле переход от дошкольного к школьному возрасту может быть понят как момент возникновения произвольности действия. В ролевой игре к старшему дошкольному возрасту возникают предпосылки формирования произвольного поведения ребенка. Так, обнаружено, что к семи годам дети уже способны сохранять «позу часового» независимо от ситуации, в которой это задание дается. К концу дошкольного возраста у ребенка возникает способность действовать произвольно в плане поведения (произвольность поведения) и в плане решения интеллектуальных задач (произвольность умственной деятельности). Традиционно эти характеристики полагаются необходимыми условиями школьной зрелости, то есть готовности к школе.

Формирование этих способностей связано с возникновением сложного ряда понятий в сознании ребенка. Возникает представление о новом, постороннем взрослом, умение действовать свободно относительно условий предъявления задания, способность произвольно удерживать задание (произвольное моторное действие), вычленять в целостной привлекательной школьной действительности существенные ее характеристики (становление позиции школьника), различение Я-реального и Я-идеального и т. д. Но все эти способности возникают не одномоментно, а проходят в своем становлении ряд этапов. В психологии принято называть эти новые способности «новообразованиями».

Что происходит до и во время кризиса

Психологический механизм кризиса семи лет

Каждый критический период – это выход на новый этап развития, когда ребенку открывается новое представление о «взрослости». Детям хочется чувствовать себя взрослыми. Это ощущение взрослости ярко переживается ребенком и иногда вспоминается даже через многие годы.

Даша, шесть лет пять месяцев, летом живет на даче. Как заботливая мама, девочка уложила в постельку своих любимых «детей» – игрушечных зайчиков и спустилась на летнюю кухню: ей нужно отнести «детям» молока на ночь. Уже поздний вечер, но сегодня приехали гости, и Даше разрешили лечь попозже. Она садится за стол вместе со всеми, и ее охватывает радостное чувство: она уже большая, слушает взрослые разговоры, в то время как ее «дети» уже давно спят.

К концу дошкольного периода ребенок овладевает многими новыми способностями. Но они сформированы пока лишь объективно, их может обнаружить сторонний наблюдатель, для ребенка же этого новообразования еще нет. Другими
Страница 29 из 45

словами, он еще не может использовать свои новые умения тогда, когда захочет. Поясним это на конкретном примере.

Старший дошкольный возраст считается возрастом развития познавательной активности. При этом дети с высоким уровнем интеллектуального развития могут не проявить познавательную активность во время учебных занятий, даже если предложен интересный материал. Так, в одном из исследований, приведенных К. Н. Поливановой, одним из ведущих специалистов в области возрастных кризисов, детям рассказывалась сказка или демонстрировалось возникновение новых цветов при смешивании красок. В обеих ситуациях включались непонятные детям элементы: в сказке использовалось неизвестное, но ключевое для понимания сюжета слово, а в предметно-практической ситуации действие прекращалось до реального ответа на вопрос о том, какой именно цвет возникнет при смешении данных красок. Несмотря на явную заинтересованность происходящим, дети не пытались найти ответ на возникший вопрос. Прекращение занятия оставляло вопрос без ответа. Дополнительные усилия по организации деятельности детей не приводили к повышению их познавательной активности. Тогда познавательная задача была включена в игровую ситуацию. И вот при этом условии и был обнаружен всплеск познавательной активности. Причем критерием наличия познавательной активности было желание самостоятельно экспериментировать, самостоятельное высказывание различных гипотез.

Таким образом, рост познавательной активности наблюдается сначала в игре и только потом – в учебной ситуации. Попытаемся ответить на вопрос, почему так происходит.

Существует ситуационная зависимость новообразований: в одной ситуации новая способность проявляется, а в другой – нет. Это связано с тем, что сначала новые способности обнаруживают себя в привычных ситуациях (в приведенном примере – это игра, игровая деятельность). В новых, даже привлекательных для ребенка ситуациях (в данном случае – это учебная деятельность) эти способности какое-то время не обнаруживают себя, они скрыты. По мере развития новые способности начинают проявляться и в других ситуациях.

Для того чтобы ребенок полностью овладел своими новыми способностями, ему нужно попробовать их применение в разных ситуациях. Например, познавательная способность – результат формирования понятийного логического мышления – обнаруживается в том, что ребенок начинает пространно рассуждать на различные отвлеченные темы, искать логические доводы и объяснения своим поступкам. Вступая в пререкания и споры с родителями, он как бы примеряет на себя роль взрослого, пробует себя в новых ситуациях.

Отсюда название механизма развития – проба. Такими пробами выступают, в частности, негативизм и трудновоспитуемость.

Поведение детей также характеризуется изменчивостью, ситуационной зависимостью. Негативные симптомы поведения проявляются в привычных ситуациях, в новых же для ребенка ситуациях они не встречаются. Многим мамам и папам знакома такая картина: дома, в отношении с близкими, семилетние дети своенравны и капризны, а в школе следуют всем предлагаемым правилам поведения.

Как меняется отношение ребенка шести-семи лет к учебной ситуации

Критический возраст характеризуется новым взглядом ребенка на ситуацию взаимодействия с взрослыми. Поступление в школу связано с возникновением совершенно специфической формы совместной деятельности ребенка и взрослого – делового сотрудничества. В процессе делового сотрудничества ребенок выполняет инструкции взрослого, анализирует предложенное задание. Полноценное деловое сотрудничество сформируется у ребенка к концу младшего школьного возраста.

По данным К. Н. Поливановой, на уровень произвольности при выполнении задания детьми шести-семи лет влияет сам факт присутствия рядом взрослого незнакомого человека. Так, в ситуации эксперимента многие дети выполняли задания намного лучше, когда рядом находился экспериментатор (который реально не оказывал никакой помощи). Это говорит о том, что произвольность действия зависит от ситуации. Правда, были выявлены еще три группы детей. Первая из них справилась с заданиями одинаково хорошо в обоих случаях – в присутствии взрослого и без него. Вторая группа показала оба раза слабые результаты, то есть также проявила независимость от ситуации – у этих детей произвольность еще не сформирована. И наконец, у довольно небольшой группы детей наблюдалось ухудшение работы в присутствии незнакомого взрослого, что связано с высокой тревожностью.

Можно выделить следующие типы, характеризующие действия семилетних детей в учебной ситуации.

1. Учебный тип. Дети ориентированы на содержание задания взрослого и действуют произвольно независимо от ситуации действования.

2. Дошкольный тип. Дети действуют непроизвольно независимо от ситуации действования. Как правило, подменяют задание взрослого собственным (более привлекательным).

3. Предучебный тип. Работая самостоятельно, дети действуют непроизвольно, в присутствии взрослого могут произвольно удерживать содержание задания.

4. Псевдоучебный тип. Работая самостоятельно, дети действуют ориентируясь на содержание задания, а в присутствии взрослого – либо непроизвольно, либо отказываясь от продолжения работы после первой ошибки.

Отношение ребенка к учебной ситуации постепенно меняется. Так, при повторном (через полгода) проведении описанного выше эксперимента часть наших испытуемых перешли из группы в группу: дети дошкольного типа в группу предучебного и даже учебного типа, дети псевдоучебного типа – в группу предучебного.

Таким образом, в критический период новые способности не возникают одномоментно, их наличие подготовлено развитием до наступления кризиса.

Симптомы кризиса семи лет

Изменение поведения детей в переходные периоды происходит одновременно в нескольких сферах. По отношению к возрасту шести-семи лет такими значимыми сферами являются социальная (школьная) и домашняя. Возрастной переход не только предполагает возникновение новой значимой сферы – школьной, но и изменяет привычную ситуацию (домашнюю). Родители замечают, что поведение ребенка изменилось, появилось что-то новое.

Одним из первых о симптомах кризиса семи лет заговорил выдающийся российский психолог Л. С. Выготский. Он выделил два основных симптома: манерничанье и кривлянье. Ученый заметил, что ребенок начинает манерничать, капризничать, ходить не так, как ходил раньше. В поведении появляется что-то нарочитое, нелепое и искусственное, какая-то вертлявость, паясничанье, клоунада; ребенок строит из себя шута. Важно отметить, что и до семи лет ребенок может паясничать, но воспринимается это по-другому. Никто не станет удивляться, если ребенок дошкольного возраста говорит глупости, шутит, играет, но если ребенок строит из себя шута и этим вызывает осуждение, а не смех, это производит впечатление немотивированного поведения.

Исследователь кризиса семи лет К. Н. Поливанова попросила большую группу родителей ответить на вопрос, что нового появилось в поведении их
Страница 30 из 45

семилетнего ребенка. В результате были обнаружены следующие характерные поведенческие реакции.

Пауза. Это промежуток времени между обращением к ребенку (указанием, требованиями, приказами, напоминаниями о соблюдении режима, об иных необходимых действиях, просьбами) и реакцией ребенка. Реакция выражается как собственно в невыполнении действия, так и в отказе от выполнения или оттягивании его.

Это проявление поведения обнаруживается на седьмом году жизни. Создается впечатление, что дети «не слышат, о чем их просят», «делают вид, что не слышат», «не реагируют» и т. п. Данное поведение характеризуется родителями как новое, «раньше такого не было», «с лета просто начал издеваться: говорим, а он не слышит». Анализ ситуаций показывает, что пауза возникает в ответ на указание, напоминание сделать что-либо, в привычных ситуациях, ранее не вызывавших возражений. Например, в ответ на приглашение идти есть, на напоминание о режимных моментах и т. п. Не обнаружено ни одного упоминания о возникновении паузы в новой ситуации (связанной с новыми обязанностями, с новыми занятиями). Пауза – первый симптом трудновоспитуемости.

Спор. Реакция, при которой ребенок в ответ на просьбу, приказ, требование начинает оспаривать необходимость требуемого или время выполнения (чаще всего ссылаясь на занятость), возражать. Возникает либо несколько позже, реже – одновременно с паузой. Спор, в противоположность молчаливой паузе, вербальная реакция на указание. Ребенок в ответ, например, на просьбу закончить свои занятия и идти готовиться ко сну начинает возражать, спорить, говорить, что он «уже большой», что вчера ему разрешили, что «Оля (сестра) всегда долго не ложится» и т. п.

Частым аргументом в споре является сравнение себя с другими членами семьи, в основном с братьями и сестрами: «Почему ей можно, а мне – нет», с родителями: «У тебя вчера кровать стояла неубранная до обеда, а я почему-то должна свою сразу убирать». Как правило, настаивание родителей на своем указании не приводит к прекращению спора, он угасает сам по себе, иногда превращаясь в упрямство. Часто споры прекращаются, когда ребенок вдруг начинает вести себя нарочито взросло. Он, изображая взрослого, как бы сам берется выполнить требуемое, тем самым показывая, что действует не по чьей-то указке, а самостоятельно.

Поводом для спора может быть не только само требование, но и время выполнения. В этом случае ребенок обычно ссылается на занятость, на собственные дела.

Непослушание. Этот симптом составляют невыполнение привычных требований или установлений, отказ от участия в привычных делах, противопоставление своих дел или намерений требованиям родителей.

К непослушанию относилось невыполнение привычных или иных указаний. В отличие от паузы или спора, о непослушании можно судить не по непосредственной реакции на просьбу, а по самому факту невыполнения требуемого или даже уже обещанного. В случае непослушания типичная ситуация выглядит следующим образом. Родители просят ребенка сделать что-то. В ответ на просьбу возникает возражение (в форме паузы или спора), но ребенок может и согласиться или ничем не выразить своего несогласия. Далее, когда родители спрашивают о сделанном, обнаруживается, что ребенок не выполнил обещанного. В ответ на претензии со стороны взрослого ребенок каким-то образом объясняет невыполнение, на этом этапе может возникнуть хитрость как способ избегания наказания или другой ответственности.

К непослушанию также относится отказ (по факту) прекратить некоторое неприятное или нежелательное действие. Часто такое действие бывает демонстративным. К. Н. Поливанова приводит такой пример. Мать с сыном едут в автобусе. Водитель не объявляет остановки. Ребенок заявляет, что будет объявлять остановки сам. Мать просит его этого не делать. Ребенок нарочито громко – «на весь автобус» – объявляет остановки. Несмотря на просьбы матери, ребенок продолжает выкрикивать названия остановок до выхода из автобуса.

АЗБУКА ДЛЯ ПАП И МАМ

РАЗБРОСАННЫЕ ВЕЩИ

Прибирать вещи, держать в порядке свои игрушки, чистить зубы, мыть руки перед едой и прочие здоровые привычки появляются у человека при частом и долгом повторении. Иногда встречаются детки, которых не надо этому учить, эдакие аккуратисты, педанты, которым трудно жить в плохо структурированном пространстве. Но это исключение. Большинство детей приобретают эту привычку через навык. А отсюда вывод: хотите, чтобы у вашего ребенка не было лишней нагрузки на психику – научите его после игры убирать вещи на свои места. А главное, родители, – не разбрасывайте свои вещи!

Если рассмотреть динамику возникновения непослушания с разными членами семьи, то можно выделить тенденцию к возникновению непослушания сначала с бабушками-дедушками, одновременно – с братьями или сестрами, лишь позже – с родителями.

Хитрость. Нарушение привычных установлений или требований родителей в скрытой форме. Намеренное создание ситуаций, в которых ребенок может извлечь некоторую выгоду для себя.

Хитрость носит, как правило, игровой характер, не превращаясь в злостные формы избегания наказания или сокрытия правды. Например, вместо мытья рук перед едой ребенок или вообще не моет их, или идет в ванную, проводит там некоторое время, затем выходит к столу, так и не вымыв рук. Может также поиграть с водой и выйти с мокрыми (но грязными) руками, демонстративно показывая их матери. Если мать упрекает его за это, он говорит, что забыл, возвращается в ванную и моет руки.

Хитрость не обязательно связана с избеганием возможного наказания. Чаще хитрость представляется скорее шуткой, нежели серьезным проступком. Родители упоминают о подобных ситуациях, квалифицируя их скорее как непослушание, не придавая им особого значения.

Хитрость чаще возникает вначале с братьями-сестрами, особенно с младшими; может проявляться и с родителями.

«Взрослое поведение». Частный случай манерничанья и кривлянья, при котором ребенок ведет себя демонстративно «по-взрослому». На вербальном уровне, как правило, выражается в демонстративной рассудительности, в поведении – в карикатурной взрослости.

«Взрослое поведение» объединяет оба типа реакций. У одного ребенка могут наблюдаться или оба типа взрослого поведения, или какой-то один.

«Рассудительность» возникает в споре или иной ситуации, требующей противопоставления своего желания (намерения) требованиям (просьбам) родителей. Ребенок начинает пространно рассуждать о причинах своего нежелания сделать что-то, приводя «логические» основания для своих выводов. Аргументация имеет характер повторения слышанного от взрослых, своеобразного резонерства. Подобная рассудительность оказывается вязкой: если вступить с ребенком в обсуждение его аргументации, дискуссия может продолжаться бесконечно долго.

Чаще всего такие ситуации возникают с бабушками-дедушками, с младшими братьями и сестрами, несколько позже – с родителями.

Мише шесть с половиной лет, и родители собираются на следующий год отдать его в школу. Но Миша не хочет учиться читать.
Страница 31 из 45

В ответ на предложение заняться чтением он отказывается и начинает приводить логические доводы: «У меня зрение испортится». Он слышал, как бабушка ругала старшую сестру за то, что она читает в темноте.

«Взрослость». Нарочито взрослое поведение. Ребенок, по утверждению родителей, изображает какого-то конкретного члена семьи. Может возникать просто как форма поведения (например, возвращаясь из детского сада, копирует отца в момент прихода с работы) или в стремлении к выполнению каких-то новых «взрослых» обязанностей. Как правило, выполнение обязанностей долго не продолжается. Если же оно закрепляется, то возникает самостоятельность.

Обе характеристики касаются стремления к взрослому по форме поведению (в противоположность собственно взрослости, выражающейся в самостоятельных занятиях и стремлении к подлинной независимости).

Внешний вид. Внимание к собственной внешности. Споры об одежде. Например, при выборе одежды девочки подчеркивают, что не просто хотят надеть то или иное платье, но отвергают предлагаемое со словами «я не маленькая». Выбрав, во что одеться, спрашивают: «А так можно подумать, что я уже в школу хожу?» Интерес к внешнему виду касается как девочек, так и мальчиков.

АЗБУКА ДЛЯ ПАП И МАМ

РОДИТЕЛЬСКОЕ УПРЯМСТВО

Часто мамам и папам трудно приспособиться к «взрослости» своего ребенка. Его самостоятельность заставляет родителей пересматривать свои представления, план действий, мечты. Гораздо легче воспитывать ребенка управляемого, зависимого. Но то, что легче вначале, оборачивается большими трудностями во взрослой жизни. Привычка доверять родителям во всем, отсутствие своего взгляда, своей позиции, а в конечном счете – отсутствие самостоятельности становится проклятием человека, не умеющего распознавать и решать свои проблемы.

Упрямство. Возникает самопроизвольно или как продолжение спора. Характерной чертой упрямства как возрастной характеристики поведения с близким взрослым является относительная независимость от содержания конкретной ситуации, в которой упрямство возникает. Упрямство детей шести-семи лет сродни упрямству трехлетних детей. Ребенок настаивает на своем не потому, что ему действительно хочется чего-то (или не хочется), но потому, что он уже высказал свое желание или нежелание.

Ребенок противопоставляет свое собственное занятие требованию родителей и упрямится, хотя предмет противопоставления уже исчерпан. Например, ребенок отказывается идти спать. Возникший в этот момент спор, затем упрямство приводит к прекращению собственного занятия, но спор продолжается.

Требовательность. Настаивание на своем, навязчивое напоминание об обещанном. Возникает вначале как напоминание об обещанном родителями или как просьба о чем-то желаемом. Неосторожное обещание родителей или просто недостаточно твердый отказ выполнить требуемое провоцирует настойчивое напоминание, «занудство», упреки. Помните ситуацию, описанную Астрид Линдгрен, когда Малыш, не получив обещанного, давно ожидаемого подарка, с упреком спросил: «А что, собаки не будет?» Подобное поведение возникает не столь часто и, видимо, связано с конкретными семейными условиями. Но в данный перечень требовательность как характеристика возрастного поведения включалась только в тех случаях, когда квалифицировалась родителями как никогда ранее не наблюдавшаяся. Данный симптом представляет собой индивидуальную форму возрастного поведения.

Капризы. Здесь важно, что ребенок «вдруг» стал капризным, до определенного момента таких проблем не наблюдалось. Капризы – один из наиболее редких симптомов. Они возникают как реакция на неуспех, как продолжение (или частный случай) требовательности и упрямства. В определенном смысле их можно считать попыткой ребенка привлечь внимание родителей к своим проблемам, к своим трудностям. Возможно, возникновение капризов связано с индивидуально высокой тревожностью.

Реакция на критику. Также один из наименее часто встречающихся симптомов. Имеются в виду неадекватные реакции на высказанное или продемонстрированное иным образом отношение родителей к поведению, действиям, продуктам деятельности ребенка. Дети, как отмечают родители, демонстрируя им нечто, ждут похвалы, а если получают критические замечания, обижаются, начинают обвинять родителей в невнимательности, в некомпетентности. Особенно ярко данный симптом проявляется в случае критики относительно «школьных» занятий. Когда ребенок начинает «учиться» (выполнять некоторые задания, пробовать писать, считать и т. п.), он показывает результаты своей работы родителям, ожидая похвалы. Если же ребенка в этом случае не хвалят, а указывают на недочеты его работы, он бурно реагирует: плачет, заявляет, что мать (отец) ничего в этом не понимает.

Общие вопросы. В общении ребенка и родителей возникают новые темы, не связанные с реальными бытовыми событиями, с ежедневной жизнью ребенка и семьи в целом. Ключевые темы: политика, происхождение планет, жизнь на Земле и других планетах, эволюция живого, жизнь в других странах, морально-этические вопросы (на примере виденных фильмов).

Сам перечень ключевых тем разговоров детей шести-семи лет свидетельствует о выходе за пределы конкретной ситуации взаимодействия ребенка и взрослого. Возникновение интереса к общим вопросам свидетельствует о расширении сферы интересов ребенка седьмого года жизни, о его стремлении найти свое место в мире. Отсюда и обращение к родителям за информацией, стремление сделать их экспертами в ситуации обсуждения общих вопросов.

Характерной чертой обсуждения является стремление ребенка к собственному анализу информации. Получив первые ответы на свои вопросы, ребенок начинает сам долго и пространно рассуждать и анализировать информацию. При этом он делает это в присутствии взрослого, как бы обращаясь к нему как к эксперту. Ребенок «проверяет» правильность своих рассуждений, следя за реакцией взрослого. Кроме того, в этом типе поведения есть и черты ранее описанной рассудительности. Хотя рассуждения ребенка и бывают порой достаточно наивными, попытка самостоятельно проанализировать полученные от взрослого сведения составляет отличие от вопрошания в более младшем возрасте.

Особым случаем общих вопросов на седьмом году жизни является интерес ребенка к истории семьи, к семейным связям. Это вопросы о дальних родственниках, о детстве родителей, о живущих далеко (или покойных) дедушках и бабушках. Отмечается также интерес к семейному архиву. Увидев старые семейные фотографии (а часто и попросив их достать), ребенок начинает спрашивать о том, кем приходится ему или родителям изображенный на фотографии человек. Можно заключить, что так проявляется стремление ребенка найти свое место в широкой сети семейных связей.

Самостоятельность. Желание делать что-то (как правило, по дому) самостоятельно в роли взрослого. Важным показателем возникающей на седьмом году самостоятельности является то, что ребенок выбирает дела и сферы обязанностей, ранее ему не принадлежавших. Например, «с удовольствием стирает свои
Страница 32 из 45

вещи». Или «просит разрешения самому сходить за хлебом». Характерны следующие высказывания родителей: «Просишь – не делает, если сам вызвался, делает с охотой» или «Любит выполнять некоторые домашние дела, но самостоятельно, без указания».

Ребенок стремится к самостоятельности, но она возникает как целостная, независимая от взрослого ситуация, а не как действие внутри «чужой» ситуации, поэтому касается в основном дел, в которых ребенок ранее не участвовал. Можно отметить противоречивость возникающей самостоятельности: стремление к независимому действованию и одновременно отказ от выполнения чего-то, о чем попросили родители.

Самостоятельные занятия. В начале седьмого года жизни у детей появляется стремление к продуктивной деятельности или иным занятиям, постепенно замещающим (по времени) игру. К таким занятиям относятся шитье, вязание, конструирование, поделки из бумаги и т. п. За подобными занятиями дети проводят все больше времени.

Характерна для ребенка ценность получаемого им в самостоятельных занятиях результата. Связанное или сшитое, сделанное из деталей конструктора демонстрируется родителям. Ребенок обязательно ждет похвалы, болезненно реагирует на критику своего произведения. Характерно, что в этом же возрасте происходит и отказ от ранее привычных видов продуктивной деятельности. Например, типично следующее высказывание родителей: «Перестала рисовать, говорит, что у нее нет способностей».

Саша (шесть лет десять месяцев) всегда очень любила рисовать и с гордостью показывала свои рисунки родителям. Мама попросила нарисовать ее рисунок, чтобы подарить бабушке на день рождения. Неожиданно в ответ она получила отказ: «У меня не получится».

У ребенка возникает представление об объективной ценности созданного. Правда, это касается ранее возникших видов самостоятельной продуктивной деятельности, в новых видах детского творчества ребенок до определенного времени остается некритичным. Возникшее ранее (рисование) оценивается строго на основе появляющихся к этому возрасту эталонов, вновь возникающее ценно пока еще само по себе, как результат собственных усилий, как самостоятельно избранный вид работы.

Школа. Ребенок на седьмом году жизни начинает интересоваться школой и беспокоиться относительно своей успешности в ней. Детский сад (даже если подготовительная группа в нем называется «мини-школа») не воспринимается как школа даже теми детьми, которые пришли туда лишь в последний год именно готовиться к школе.

Разговоры о школе начинаются после того или непосредственно перед тем, как ребенка туда сводили записываться. Посетив школу, дети начинают беспокоиться: как пойдут в школу, будут ли там ставить оценки, все ли готово к школе, нужна ли форма и т. д. Темы обсуждения касаются формальной стороны школьной жизни, особый интерес вызывает фигура учителя – строгая ли, наказывает ли и т. д.

Таким образом, отношение ребенка к близкому взрослому на седьмом году жизни коренным образом изменяется. Родители отмечают возникновение новых форм поведения детей в семье, касающихся отношений с близкими взрослыми. Все перечисленные поведенческие характеристики можно условно разбить на три категории:

• «Негативистские симптомы», которые имеют характер прямого нарушения некоторых устоявшихся в данной семье отношений: спор, непослушание, пауза, требовательность, упрямство, хитрость, реакция на критику, капризы.

• «Нейтральные симптомы» – внешний вид, взрослое поведение.

• «Положительные приобретения» взрослеющего ребенка: самостоятельность, самостоятельные занятия, общие вопросы, интерес к школе.

Все отнесенные к первой категории симптомы в той или иной мере центрируются вокруг некоторого правила, заданного взрослым, некоторых домашних установок. Один из наиболее часто упоминаемых примеров ситуации, в которой возникает спор, пауза или иная форма нового поведения, – выполнение некоторых режимных моментов: мытье рук перед едой, своевременный отход ко сну, чистка зубов. Именно эти привычные действия вызывают различные формы протеста со стороны ребенка.

Почему так происходит? Все подобные ситуации касаются некоторого раз и навсегда заведенного правила, установленного некогда родителями. Понятно, почему необходимо мыть руки, чистить зубы или вовремя ложиться спать. Но кому понятно? Понятно установившему это правило взрослому. До определенного времени данные правила были само собой разумеющимися, едиными и неделимыми для всех – для матери (отца, других членов семьи) и ребенка. Но «вдруг» они стали выделяться ребенком в самостоятельные правила, не им установленные. И эти правила ребенок стремится нарушить доступным ему в силу конкретной домашней ситуации способом. Он начинает спорить по поводу необходимости их выполнения, делает вид, что не слышит обращенного к нему требования, и т. д.

СЕКРЕТЫ ПСИХОЛОГИИ

«Воспитывая, мы, как правило, считаем воспитание одним из второстепенных дел. Для нас важнее наша профессиональная работа и наши повседневные заботы. Для нас важнее накормить, обуть ребенка. А воспитание – между делами, в антракте дел, в свободную минутку, когда по поводу или без повода возможно „поклевать” ребенка и выпустить с шипением „пары”».

    А. И. Баркан

Во всех этих случаях ребенок противопоставляет собственную позицию позиции родителей. На седьмом году жизни в целостном отношении к близкому взрослому выделяется отношение к правилу, заданному родителями. В первый момент своего возникновения отношение к правилу, заданному близким взрослым, оказывается отрицательным, первая реакция на его выделение – нарушение. Параллельно с этим возникает и отрицание иных требований родителей – сиюминутных просьб, приказаний.

Почти одновременно возникают собственные занятия (новые продуктивные виды деятельности) и стремление к выполнению некоторых новых домашних обязанностей, ранее не принадлежавших ребенку. Это свидетельствует об изменении места ребенка в семейных отношениях. Принятие на себя новых обязанностей может быть рассмотрено как попытка встать в новую взрослую позицию по отношению к семье. В ситуациях проявления этого нового отношения ребенок не возражает против напоминания о его вновь взятых на себя обязанностях. Он с готовностью выполняет то, о чем ему напомнили. Подобная готовность, однако, может быть очень кратковременной. Как только новая обязанность превращается в рутинную, отношение к ней приобретает все черты отношения к правилам, заданным родителями.

Ребенок пробует взять на себя новые обязанности, тем самым как бы исполняя роль взрослого. Он, как взрослый, сам решает, что, как и когда сделать, и затем исполняет задуманное. При исполнении новых обязанностей ребенок сам обращается к близкому взрослому за советом, помощью, за экспертной оценкой сделанного.

Симптомы второй категории носят нейтральный характер. Родители сообщают об интересе к внешнему виду, о новом «взрослом» поведении ребенка с некоторой иронией. Действительно, подобное поведение ребенка может вызвать улыбку. Ребенок пробует себя
Страница 33 из 45

в роли взрослого. И в этих ситуациях ребенок с готовностью обсуждает с родителями, со старшими братьями и сестрами, что ему надеть завтра, как причесаться и т. п. Рассуждая о политике, ребенок обсуждает услышанное именно с родителями, таким образом демонстрируя им свою взрослость. Обращаясь к младшей сестре с требованием вести себя прилично, тем ставя себя в позицию взрослого члена семьи, ребенок также делает это или буквально на глазах родителей, или в их условном присутствии. Он вновь демонстрирует свою взрослость.

Таким образом, выделяются следующие особенности отношения детей седьмого года жизни к близким взрослым:

1. В целостном отношении к взрослому выделяется отношение к правилу, заданному взрослым. Ребенок нарушает условия выполнения правила.

2. Возникают новые самостоятельные занятия. Выполняя самостоятельную деятельность, ребенок обращается к близкому взрослому как к эксперту. Это обращение также свидетельствует о выделении в целостном прежде отношении нового аспекта.

3. Ребенок демонстрирует взрослому свою взрослость, подчеркивая тем самым свою возросшую самостоятельность.

Разрешение кризиса и обучение в школе

Кризис семи лет и уровень психологической готовности к школьному обучению

В самом начале мы говорили, что непослушание, упрямство и другие поведенческие реакции ребенка на седьмом году жизни – закономерное явление. А вот домашний негативизм может быть понят как особая форма построения нового поведения.

И действительно, дети с выраженным негативным поведением оказываются лучше готовы к школе, чем их сверстники со «стертыми» симптомами кризиса, – это подтверждают экспериментальные исследования.

Оказалось, что у детей с более высоким уровнем психологической готовности к школьному обучению наиболее выражены все три категории симптомов. У этих детей наблюдается «негативистское» конфликтное поведение. Уже в начале года родители отмечают у них такие симптомы, как спор, паузы, непослушание, несколько реже встречаются упрямство, хитрость, капризы, болезненная реакция на критику. Таким образом, у детей этой группы преобладают активные типы поведенческих реакций.

Что касается «нейтральных» симптомов, то они в меньшей степени выражены у детей этой группы. Тем не менее они проявляют внимание к собственной внешности, стремятся участвовать во взрослой жизни, любят оказаться во взрослой компании «на правах взрослого» и т. п.

Особый интерес представляет третья категория симптомов. У детей с высоким уровнем готовности к обучению наблюдается наибольшая выраженность самостоятельного поведения. Их характеризует внимательное отношение к занятиям, достаточно высокий уровень сформированности игровой и учебной деятельности, адекватное общение со сверстниками.

Вторую группу составили дети с более низким уровнем психологической готовности к школьному обучению. Детей этой группы характеризует равная представленность симптомов всех трех категорий: конфликтное поведение, демонстративная взрослость, некоторая самостоятельность.

Если рассмотреть качественную сторону особенностей их поведения, можно обратить внимание на некоторую стертость выделенных симптомов. Среди симптомов негативизма родители больше говорят о пассивных характеристиках поведения: паузах, наивной хитрости, навязчивой требовательности и т. п. Позитивная самостоятельность характеризуется краткосрочностью: ребенок «загорается», например, идеей склеить дом из бумаги. Он готовит необходимое, начинает вырезать и клеить, затем быстро отвлекается, бросая недоделанную работу. Самостоятельность остается в плане желаемого более, чем в плане реального действования.

Принимаемые на себя новые обязанности также краткосрочны. Дети с готовностью берутся за новую обязанность, но реально новая обязанность выполняется однократно. Затем ребенок «забывает» о ней. Если родители напоминают об этом, ребенок отмалчивается, далее позитивная самостоятельность превращается в свою противоположность – в негативное поведение относительно требуемого взрослыми.

Таким образом, в целом можно заключить, что эту группу составляют дети, у которых кризисные симптомы выражены слабее. Вся симптоматика носит гораздо менее выраженный характер.

Третью группу составили дети с явно низким уровнем психологической готовности к школе, что отчасти можно объяснить их повышенной тревожностью. В этой группе по сравнению с первой менее выражены как «негативистские», так и «конструктивные» («положительные») симптомы. У детей преобладают пассивные формы непослушания, а также болезненная реакция на критику, преувеличенная чувствительность к оценкам родителей, плаксивость, капризы. Слабее представлены симптомы самостоятельного поведения.

Нормальное разрешение кризиса семи лет

У детей, готовых к школьному обучению, начало учебной деятельности приводит к разрешению кризиса семи лет. Осуществляется переход к новому типу деятельности, создаются возможности для проявления возросшей самостоятельности ребенка, ребенок занимает новое положение, приобретает новый статус. Меняется структура прав и обязанностей ребенка как в школе, так и в семье. Постепенно те поведенческие реакции, которые создавали определенные трудности для родителей, начинают исчезать.

Обратную картину мы наблюдаем у детей с низким уровнем психологической готовности к школьному обучению. Первоклассники, у которых до этого симптомы кризиса были выражены слабо, вдруг начинают проявлять активные формы поведенческих реакций: начинаются споры с родителями, упрямство, непослушание. Таким образом, эти дети несколько позднее достигают определенного уровня психологической зрелости, и кризис протекает у них по времени несколько позже, когда они уже начали обучение. Это еще раз подтверждает, что кризис – это закономерный этап психического развития ребенка, и родителям следует с терпением и пониманием относиться к особенностям поведения их детей в этот непростой период.

Переживания ребенка и механизмы психологической защиты

Как уже отмечалось, противоречивые переживания ребенка могут усугублять его внутреннюю напряженность. Внутренний дискомфорт вызывает и другое противоречие: с одной стороны, стремление к независимости в действиях и поступках, с другой – отказ от выполнения того, о чем попросили родители. Несмотря на непослушание, споры с родителями, ребенку очень важно их мнение, оценка его достижений. И конечно, как и в любой кризисный период, ребенок становится более уязвимым, чувствительным к различным неблагоприятным воздействиям. Ему необходима эмоциональная поддержка и чувство стабильности, защищенности в семейной ситуации.

В тех случаях, когда ребенок не может прямо выразить свое состояние, начинают действовать механизмы психологической защиты. Рассмотрим некоторые из них (по материалам работ И. М. Никольской и Р. М. Грановской).

Отчуждение (или изоляция) – это защитный механизм, связанный с отделением чувства от ситуации. Нередко изоляция проявляется у ребенка достаточно рано при восприятии
Страница 34 из 45

эмоционально травмирующих ситуаций или при воспоминаниях о них с чувством тревоги, этими событиями спровоцированным. Ребенок отключается от внешнего мира и погружается в собственный мир. В связи с активным развитием воображения в старшем дошкольном возрасте этот защитный механизм может особенно часто включаться у впечатлительных, ранимых детей.

После пяти лет, вследствие формирования половой идентичности и потребности в самопринятии, появляется сублимация – вытеснение сексуальности, особенно детского сексуального любопытства. Вначале оно сублимируется из частного в общую любознательность, а затем перерастает в мощное влечение к исследовательской деятельности. Сублимация неразрывно связана с усвоением нравственных ценностей.

Развитие речи и логического мышления позднее, уже в младшем школьном возрасте, приводит к возникновению компенсации («У меня много ошибок при письме, зато я хорошо плаваю»). Таким образом, постепенно включаются интеллектуальные защиты.

Сновидение. Большинство родителей понимают, что, проявив внимание к снам ребенка, можно обнаружить источник его тревог. Тем более что у детей достаточно рано включаются формы психологической защиты, связанные с фабулой сновидения. Пониманию проблем, обнаруживающихся в фабуле сновидения, помогает и появление в них разнообразных животных, смысл которых проясняется из их ролей в содержании сказок. Ситуации преследования угрожающими существами нередко инициированы проблемами отношений в детском коллективе или семье, а беспокойство и тревога в детских снах часто говорят о неготовности к уроку.

Как вести себя родителям

Когда ребенок переживает очередной возрастной кризис, родители сталкиваются с определенными трудностями, поскольку привычные воспитательные меры не оказывают своего действия, не достигают цели – ребенок как бы ускользает от них. Складывается впечатление, будто люди разговаривали на одном языке и понимали друг друга, но внезапно один из них перестает понимать общий язык, и диалог становится невозможен. Ситуация одинаково трудна и для взрослого, и для ребенка.

В сущности, для взрослого критический период развития ребенка оказывается кризисом собственной системы воспитания. Поведение ребенка меняется, и родители обнаруживают, что их стратегии уже неэффективны. Если взрослому удается найти новые продуктивные способы взаимодействия с ребенком, то происходит успешное разрешение кризиса. Если же родители пытаются сохранить старые формы взаимодействия, то это приводит к неблагополучию в отношениях с ребенком и к собственным эмоциональным проблемам. Таким образом, взрослый должен обладать необходимыми знаниями о природе изменений в критический период и быть готовым не только действовать, но и анализировать собственные действия.

Итак, в возрастном развитии ребенка возникает момент, когда он должен обнаружить для себя самого новые способности. Новая способность – это всегда новые возможности, которых можно достичь только в новых ситуациях. Первая причина трудностей в том, что ребенок, используя новые возможности, еще не может предвидеть результаты своих действий. Но в этих проявлениях ребенка нет злого умысла. Пресечение действий ребенка не только безрезультативно, но и вредно.

АЗБУКА ДЛЯ ПАП И МАМ

БОРЬБА ЗА ВЛАСТЬ В СЕМЬЕ

Борьба за власть – один из способов построения взаимоотношений. Как способ хорошо усваивается детьми. Дошкольникам вообще свойственно подражание взрослым, а особенно в тех сферах, где не хватает опыта и понимания. В такой борьбе ребенок самостоятельно завоевывает свое право на диктат. Как правило, это капризы, шантаж, иногда более тяжелые формы – агрессия или болезнь. В другом случае ребенок объединяется с одним из членов семьи, скорее всего с более сильным. Коалиционные действия формируют в душе ребенка страх и чувство униженности. Совет родителям: перестаньте бороться за власть, ищите консенсус!

Что же может сделать взрослый? Действия взрослого, как правило, проходят два этапа – этап усиления и этап поиска: сначала воспитатель пытается усилить старые формы взаимодействия, ужесточить их, а потом, при неуспехе, ищет новые. Первая реакция взрослого, как в любой ситуации непонимания, – сказать громче, сделать указание жестче, наказать при невыполнении требуемого. Это попытка восстановить равновесие привычным способом. Именно реакция взрослого становится условием невоспитуемости. В этом и проявляется неспособность взрослых к пластичности, определенная «отсталость» системы воспитания. На следующем этапе развития ситуации взрослый начинает искать новые способы взаимодействия с ребенком. Если удается выстроить «понимающие» отношения, то проблемы «трудновоспитуемости» снимаются.

Действия ребенка направляются желанием поступать «как взрослый» (или более старший). Такое поведение может сопровождаться словесно закрепленными утверждениями: «Я уже не маленький». В цели ребенка не входит разрушение отношений с родителями. Целью является осуществление поведения, которое отличается от привычного, выступает как символ взрослости. Такое поведение привлекательно для ребенка, поскольку позволяет непосредственно почувствовать себя взрослым.

Цели взрослых порой внутренне конфликтны, они противоречат друг другу. Так, с одной стороны, родитель ждет от ребенка большей самостоятельности, а с другой – неукоснительного выполнения действий «как полагается». Родителям надо найти баланс между предоставлением ребенку большей самостоятельности и сохранением семейного уклада.

Еще один важный момент – ребенок нуждается в обратной связи, то есть в ответной реакции на свое поведение. Следует вспомнить, что психологическое содержание поведения ребенка – это построение пробы, которая направлена на обнаружение себя. Здесь важно именно новое переживание, новое ощущение себя. Ребенку надо увидеть себя в новом качестве взрослого. Что становится таким зеркалом? С одной стороны, это внешние реакции взрослых, с другой – внутренняя реакция более широкого плана.

Итак, ребенок ожидает непосредственной реакции на свое новое поведение и получает ее от взрослого. Это может быть требование вернуться к прежним формам поведения или, напротив, радость по поводу возросшей самостоятельности ребенка. Но необходимо, чтобы реакция взрослого соответствовала главной цели – обеспечению развития ребенка.

Это наиболее сложный момент, собственно, это и есть стержень ситуации кризиса. Он не может быть разрешен с помощью каких-то конкретных приемов и технологий: нельзя исходно сформулировать, какие внешние ответы и действия взрослого обеспечат позитивное развертывание кризиса. Но есть общие принципы, и есть распространенные ошибки.

Возможны две полярные стратегии поведения родителей: безусловный запрет и полное попустительство. Обе эти стратегии вызывают конфликты. В первом случае действия ребенка наталкиваются на прямое противодействие и просто не находят пространства для реализации. Это приводит к непосредственному конфликту с взрослым. Другое
Страница 35 из 45

отрицательное последствие прямого запрета – это то, что ребенок лишается возможности осуществить реальные действия, его развитие блокируется. Ребенок не приобретает опыта построения собственного действия, не открывает сложных взаимоотношений между желаемым и необходимым. Единственным ограничителем его взрослости остаются родители. Тот факт, что, возможно, он сам еще не готов быть самостоятельным, просто не открывается ему.

Но и полное попустительство вызывает отрицательную реакцию ребенка. Такое поведение взрослых может привести к необратимым результатам неподконтрольного действия ребенка. Это объективный недостаток попустительства, но есть еще и субъективный – неудовлетворенность ребенка. Дело в том, что неосознанной целью ребенка является не само по себе взрослое действие, а его «примеривание». Особое, часто демонстративно вызывающее поведение ребенка – своеобразное послание, запрос к взрослому с призывом обратить внимание, заметить и ответить. Такой ответ, реакция ему необходимы, иначе его действия не достигают цели. Даже отрицательная реакция лучше, чем игнорирование.

СЕКРЕТЫ ПСИХОЛОГИИ

«Наказание оказывается эффективным, когда оно применяется сразу после проступка, систематически, сопровождается объяснением и его применяет человек, с которым у ребенка установились теплые отношения. Наказание имеет ограниченную ценность, потому что оно пресекает нежелательное поведение, но не исключает его полностью, и кроме того, у наказаний часто бывают побочные эффекты».

    Р. Кайл

Таким образом, обе эти полярные стратегии оказываются неадекватными задачам развития ребенка в критический период его жизни.

Развивающим ребенка ответом взрослого становится такой, который превращает действие из результативного в пробующее, а для этого необходимо изменение условий и ощущение границы. Тогда действия перестают быть стереотипными, привычными. Следовательно, ответ взрослого на специфические для критического возраста действия ребенка состоит в построении границы как условия ощущения действия. Конкретных сюжетов построения границы может быть бесконечное множество. Но суть состоит в том, что новые действия или требования ребенка включаются в другой контекст (к примеру, из плоскости разрешение-запрет в плоскость самостоятельность-ответственность).

Ситуация 1. Владик пошел в первый класс, но у него еще ярко выражены «негативистские» симптомы – спор, непослушание, упрямство. На запрет родителей смотреть телевизор, пока не сделаны уроки, он реагирует долгими пререканиями. Иногда идет в комнату как будто делать уроки, а сам в это время играет. Наконец мама решила сделать специальную таблицу, где было наглядно представлено, что Владик делает самостоятельно, а что – с помощью родителей. Было оговорено, что время для уроков он выбирает сам, но к шести часам все должно быть сделано.

Ситуация 2. Родители стали замечать, что Катя (шесть лет восемь месяцев) стала подражать взрослой сестре: примеряет ее туфли, копирует походку, даже манеру говорить. Старшая сестра увлеченно занимается живописью и лепкой. Она решила привлечь Катю к своим занятиям, и ей это удалось. Постепенно внешние признаки подражания начали исчезать, а вот увлечение оказалось серьезным.

Важно, чтобы расширялась сфера «положительных приобретений» – появлялись самостоятельные занятия, возникали новые интересы. Это направляет течение кризиса в конструктивное русло и приводит к его нормальному разрешению.

Известный российский психолог Ю. Б. Гиппенрейтер приводит несколько важных правил, чтобы наладить общение с ребенком. Некоторые из них касаются того, как помочь ребенку взрослеть.

Правило 1. Не вмешивайтесь в дело, которым занят ребенок, если он не просит о помощи. Своим невмешательством вы будете сообщать ему: «С тобой все в порядке! Ты, конечно, справишься!»

Правило 2. Постепенно, но неуклонно снимайте с себя заботу и ответственность за личные дела вашего ребенка и передавайте их ему.

Правило 3. Позволяйте вашему ребенку встречаться с отрицательными последствиями своих действий (или своего бездействия). Только тогда он будет взрослеть и становиться «сознательным».

Ситуация 3. Мама зовет сына обедать, а он не реагирует и продолжает заниматься своим делом. Когда наконец он появляется на кухне, суп уже давно остыл. Мама предлагает ему самостоятельно разогреть еду, а потом помыть тарелку, так как все уже поели и ей надо заниматься другим делом.

В этой и подобных ситуациях можно также посоветовать следующее: обращение к ребенку не должно быть безличным, лучше подойти к нему, назвать по имени и постараться как-то привлечь его внимание. Конечно, лучше, когда в семье принято садиться за стол вместе и ребенок понимает, что его все ждут.

Один из важных принципов воспитания – это принцип динамического равновесия, подразумевающий гармонию в расширении прав и обязанностей ребенка. Особенно важен этот принцип в критические периоды, когда ребенок выходит на новый уровень самостоятельности. Ребенок должен понимать, что получение новых прав сопряжено с появлением новых обязанностей (например, теперь ребенок может сам сходить в гости к другу, но также он может и присмотреть за младшей сестренкой).

Другой важный принцип, который признается и отечественными, и зарубежными психологами, – это то, что в жизни каждого ребенка обязательно должны быть правила (ограничения, требования, запреты). Но их не должно быть слишком много, и они должны быть гибкими. Автор российского бестселлера «Общаться с ребенком. Как?» Ю. Б. Гиппенрейтер предлагает использовать образ четырех цветовых зон поведения ребенка:

• зеленая зона – все то, что разрешено делать ребенку по его собственному усмотрению или желанию;

• желтая зона – действия ребенка, в которых ему предоставлена относительная свобода (определенные границы: может решать сам, но при условии соблюдения некоторых правил);

• оранжевая зона – такие действия ребенка, которые, в общем, родители не приветствуют, но ввиду особых обстоятельств допускают (возможны исключения);

• красная зона – категорические «нельзя», действия, неприемлемые ни при каких обстоятельствах.

В критический период в связи с выходом ребенка на новый уровень развития родителям следует пересмотреть свои требования – зеленая зона должна постепенно расширяться.

Кризис семи лет – первый из критических возрастов, когда возможны вербальные (словесные) формы помощи ребенку в проживании трудного периода. Если ребенок склонен методично («занудно») обсуждать свои требования и желания, это дает возможность воссоздать действие в словах, не проигрывая их в реальности. При всей возможной утомительности такого поведения для окружающих подобное решение ситуации весьма полезно.

Конструктивный диалог с ребенком, предоставление ему возможности высказать свое мнение, то есть вербальное удерживание ситуации возможного действия, является одной из форм адекватной реакции взрослого на изменившееся поведение ребенка. Можно поразмышлять с ребенком на тему «действие –
Страница 36 из 45

его последствия», проследив, что будет в случае выполнения или невыполнения требований ребенка взрослым.

При негативизме следует спокойно и твердо настаивать на семейных требованиях, объясняя ребенку, почему в семье возникли такие правила и уклад – ребенок уже в состоянии воспринять логические доводы и обоснования. Впрочем, есть вещи (уважение к старшим, некоторые запреты), которые могут и должны оставаться в области иррационального («так принято»).

СЕКРЕТЫ ПСИХОЛОГИИ

«…Если ребенок ощущает собственную значимость и ценность для других, то у него будет сформирована положительная самооценка.

…Стремление родителей поставить детей в подчиненное, зависимое положение ведет к снижению самооценки. Ребенок в этой ситуации оказывается надломленным, он не доверяет окружающему миру. Ему не хватает ощущения собственной личностной ценности. Полное внутреннее принятие родителями своего ребенка, последовательные и ясные требования, уважение индивидуальности ребенка – те условия, которые… формируют положительную самооценку».

    Из кн. «Эмоциональное развитие школьников»

Если ребенок стремится к самостоятельным занятиям, ему нужно помочь, предоставить возможности для новых форм деятельности. Можно предлагать ребенку новые формы занятий и предоставить возможность взять на себя какие-то новые обязанности. Если же ребенок через короткое время «забудет» о том, что взялся за самостоятельное выполнение какого-то поручения, следует напомнить ему об этом. При этом желательно выразить надежду на то, что ребенок с этим справится.

Расширение сферы интересов ребенка, происходящее в этом возрасте, нуждается в поощрении. Следует поддерживать интерес ребенка к миру людей и вещей, давать ему пищу для развития (походы в музеи, на экскурсии). Не стоит жалеть времени на разговоры об увиденном.

Как и в предыдущие кризисы развития, надо стараться дифференцировать свое поведение в зависимости от требований ребенка. Не стоит отказывать ему в помощи, нужно эмоционально поддерживать его. При этом следует останавливать негативные проявления, разрушающие семейный уклад. Такая дифференциация помогает ребенку построить собственное поведение, найти свое место в изменяющихся условиях жизни.

И еще один момент. Даже в самых простых ситуациях можно дать ребенку почувствовать свою самостоятельность и ответственность за принимаемые решения. Иногда взрослым не стоит бояться проявить свою «слабость», особенно если у ребенка ярко выражено стремление к взрослости. Например, после слов: «Ты знаешь, я сегодня очень устала и хотела бы лечь пораньше» – большая вероятность того, что ребенок пойдет спать вовремя. Детям нужно оставлять возможность позаботиться о родителях, тогда они вырастут более чуткими к нуждам других людей.

Часть II

Ребенок и социум

Вступление

РЕБЕНОК И СОЦИУМ… Почему именно в возрасте от пяти до семи лет пристальное внимание взрослых обращено к этой теме? Какое влияние оказывает социальное окружение на поведение и образ мыслей дошкольника? Способен ли он сам влиять на социум? Последний вопрос кажется абсурдным: разве может пяти-семилетний ребенок оказывать какое-либо влияние на окружающих людей? Попробуем разобраться.

Ребенок пяти – семи лет во многих вопросах самостоятельный человек. Его самостоятельность распространяется не только на различные способы самообслуживания (соблюдение правил гигиены, одевание-раздевание, умение пользоваться вилкой и ложкой и т. д.), но и на то, чтобы выбрать себе дело. Речь идет не о спонтанно выбранной деятельности, обусловленной ситуацией, в которой оказался ребенок, а о деятельности, планируемой заранее. Чаще всего ребенку хочется, чтобы участие в его затее принимали именно те, с кем он желает общаться.

Общение детей пяти – семи лет отличается от общения детей более младшего возраста. Статус сверстника очень высок, и иногда потребность общаться с ним значительно выше, чем с взрослым.

Однако авторитет взрослого, как и прежде, значителен. Для ребенка этого возраста взрослые (мама и папа, бабушка, дедушка, воспитатели) выступают бесценным кладезем знаний. Дети уверены, что взрослые знают все, а потому общение во многом обусловлено желанием усвоить что-либо настоящее, серьезное. Отсюда интерес ребенка к профессии родителей, к роду занятий людей, с которыми он постоянно общается (врачи, воспитатели).

Заинтересованность интригующим миром взрослых проявляется прежде всего в игровой деятельности. Каждый, кто хочет войти в коллектив играющих, должен соблюдать правила – даже если они только что придуманы. Умение играть по правилам и, шире, общаться с другими детьми – необходимое условие комфортного существования ребенка в детском коллективе. Ему важно чувствовать себя принятым, значимым для других. Но как раз в разнородном детском сообществе ребенок достаточно часто испытывает дискомфорт. Ему хочется быть лидером, а не подчиняться, хочется быть выбранным на престижную роль (дежурного, помощника воспитателя, на роль в спектакле), а не оставаться незамеченным, хочется быть принятым в компанию других детей, занятых интересной игрой, а не пребывать в одиночестве.

В детском коллективе среди обычных мальчиков и девочек выделяются две небольшие полярные группы: лидеры и отверженные. Дети-лидеры отличаются своими личностными качествами, они умеют подбирать ключики к взрослым и другим детям, у них, как правило, выше самооценка, интеллект, есть некие способности, отличающие их от других сверстников. Лидерские качества: эрудиция, уверенность в себе, гибкость мышления, развитое воображение, хорошая речь, умение быть убедительным – весьма привлекательны для других детей. Данные качества – это те важные для будущей школьной жизни вершины, которые стремится покорить любой ребенок, и от взрослых требуются поддержка, понимание, готовность помочь, умение создать эмоционально доброжелательную атмосферу. Отверженные дети нуждаются в поддержке еще в большей степени, чем остальные; чуткость, терпимость, безусловная любовь к ребенку – те непременные составляющие воспитания, которые внесут коррективы в его развитие и помогут избежать серьезных проблем в будущем.

Ребенок в этом возрасте не может перевернуть мир, но способен дать понять окружающим: он личность, с мнением которой нужно считаться.

Личность старшего дошкольника

Возрастной интервал от пяти до семи лет является наиболее интересным и одновременно довольно трудным для изучения периодом жизни маленького ребенка. Он был назван выдающимся российским психологом А. Н. Леонтьевым «возрастом фактического складывания личности». И не без основания. Вторая половина дошкольного возраста по интенсивности происходящих в психике ребенка изменений просто уникальна.

Некоторые новшества в психическом облике малышей этого возраста восхищают близких. У детей заметно повышается уровень общей осведомленности, многие из них овладевают письменной речью и чтением, у них отличная память, и они могут почти дословно пересказать прочитанную накануне сказку. Старшие
Страница 37 из 45

дошкольники утрачивают свойственную им ранее эгоцентрическую жизненную позицию и становятся заботливыми и внимательными к окружающим, они все сильнее тянутся к сверстникам и завязывают первые в своей жизни по-настоящему дружеские (а иногда и романтические) отношения с ровесниками и ровесницами. Старшие дошкольники уже способны к произвольному поведению, им свойственно чувство долга и ответственности, а оценивая себя и окружающих, они руководствуются вполне зрелыми, нравственными понятиями. Самосознание детей от пяти к семи годам существенно преобразуется, и самоидентификация осуществляется ими с опорой на абсолютно новые (преимущественно социальные) критерии: ребенок осознает себя членом человеческого сообщества и стремится к равноправным отношениям с окружающими.

Однако наряду с этими позитивными изменениями в поведении детей пяти – семи лет отмечаются и неприглядные симптомы. Ребенок, перешагнувший пятилетний рубеж, невероятно противоречивое существо. Он полон сострадания к нуждам и заботам малознакомых, а то и вовсе незнакомых людей и может быть грубым и агрессивным с близкими. Он становится упорным в достижении цели и одновременно злопамятным и мстительным. Он то демонстрирует личное мужество и умение преодолевать детские страхи, то превращается в зануду и ябеду, этакого морализатора, докладывающего обо всех ненадлежащих формах поведения детей в саду и даже взрослых членов семьи. У ребенка в этом возрасте могут учащаться демонстративные формы поведения, он может стать строптивым, бестактным и хвастливым. Многие дети в возрасте от пяти до семи лет начинают переживать конечность бытия, их посещают мысли о смерти, они страшатся катастроф и несчастий, которые могут обрушиться на них или их семью.

СЕКРЕТЫ ПСИХОЛОГИИ

«…Ребенок… хочет быть личностью. И он является ею в те мгновения, когда преодолевает в себе плохое, когда огорчается и стыдится за свое несовершенство, свои слабости и поступки, когда стремится быть хорошим, когда „надо” побеждает „хочу”».

    В. С. Мухина

За противоречивыми, а иногда комичными формами детского поведения лежит трудная и напряженная работа личности малыша. Он начинает ставить перед собой и решать очень сложные задачи, и помочь ему в этом может только взрослый, хорошо понимающий суть происходящих с ребенком метаморфоз. Воспитание старшего дошкольника – нелегкий труд, а знания о сути происходящих в этот период с ребенком перемен необходимы как никогда.

Попробуем разобраться, что говорит об этом детском возрасте наука и как взрослые могут помочь ребенку преодолеть этот возрастной барьер без потерь и тяжелых последствий. Ошибки взрослых в воспитании ребенка пяти – семи лет чреваты травмированием личности маленького человека и способны существенно осложнить его жизнь в начальной школе.

Вчера и сегодня: как и почему меняется личность дошкольника

Итак, что же такое личность старшего дошкольника и в чем специфика ее развития на этапе, завершающем дошкольное детство?

В мировой психологии нет четко сформулированного определения личности. Некоторые ученые описывают ее через те или иные черты характера, например самостоятельность, целеустремленность, настойчивость. Другие ограничивают ее существование интеллектуальными и познавательными способностями, а третьи вообще отвергают это понятие как чуждое психологии и считают личность чистой абстракцией, скорее философской, чем научно-практической категорией. Личность действительно недоступный для непосредственного наблюдения объект. Мы можем судить о ее наличии и уровне ее развития лишь по косвенным признакам, а ими могут быть и упомянутые выше черты характера человека, и сформированность его интеллектуальной сферы, и выраженность его познавательной активности. Однако личность не сводима ни к одному из своих признаков и не является их совокупностью.

В отечественной психологии личность рассматривается в системе отношений человека к окружающей его действительности, к другим людям и к себе. Три указанных вида отношений не изолированы друг от друга, а составляют своеобразный «ансамбль»: мы познаем себя через других, в других глядимся как в зеркало, через вещи относимся к человеку, а отношение к предметному миру опосредствуем отношением к себе и к другим людям.

Эти отношения начинают формироваться сразу же после появления ребенка на свет. Первым возникает отношение к близкому взрослому, авансом практикующему «человеческие отношения» к младенцу, еще даже не способному их принять и оценить. Следом у ребенка начинает складываться отношение к самому себе и еще позднее – отношение к физическому миру: предметам, явлениям природы и т. д. При этом отношение к близкому взрослому является тем главным условием, без которого все остальные виды отношений возникнуть не могут. Именно в общении с взрослым запускаются механизмы самопознания ребенка, осуществляемые через познание другого человека (взрослого) и приобщение к миру физических объектов. Этот процесс определяет суть и смысл личностного развития, обеспечивая уникальность психической формы существования всех человеческих существ на земле. Личность – это исключительная привилегия человека. Происхождение и развитие личности стало возможным именно благодаря общению с окружающими людьми, передающими из поколения в поколение исторический опыт всего человечества, заключенный в речевых формах взаимодействия друг с другом, орудиях труда и производства, накопленных знаниях, культурных традициях, нравственных нормах поведения.

Усвоить это богатство сразу невозможно. Ребенок постепенно приобщается к тем или иным формам культурно-исторического опыта, и присвоение им этого опыта мы собственно и называем процессом его личностного развития.

Протекает этот процесс неравномерно. На отдельных этапах темп детского развития как будто ускоряется, и за короткий промежуток времени ребенок меняется до неузнаваемости: он иначе рассуждает, иначе себя ведет, обижается на то, на что раньше не реагировал, активно включается в те сферы взрослой жизни, к которым некогда был равнодушен. Иногда эти изменения сопровождаются конфликтами между ребенком и окружающими его людьми. Невнимание взрослого к новым притязаниям ребенка и, как правило, завышенный, не соответствующий реальным умениям уровень детских притязаний на какое-то время обостряют отношения ребенка и взрослого и вызывают в поведении детей ряд негативных симптомов (раздражительность, гневливость, обидчивость, слезливость, истерики). Именно такие поведенческие проявления у детей дали основание ученым использовать термин «кризис» для обозначения этих возрастных этапов.

Кратковременные периоды кризисов, как правило, перемежаются более длительными и менее насыщенными событиями этапами стабильного, происходящего медленными темпами и поэтому почти незаметного для окружающих развития ребенка.

Анализируя скачкообразность детского развития, ученые пришли к выводу, что кризисные фазы развития ответственны за возникновение новых качеств
Страница 38 из 45

в личности (личностных новообразований), а стабильные – за их адаптацию и количественный рост. Одновременно представление о неравномерности развития личности позволило ученым решить вопрос о скрытых механизмах развития (за счет чего и каким образом оно происходит) и о конкретных формах, которые принимает личность ребенка на той или иной стадии своего развития. Последнее особенно важно для диагностики психического развития детей, для ответа на вопрос, соответствует ли личность ребенка возрастной норме, правильно ли она развивается.

Итак, почему ребенок развивается? Что заставляет его двигаться в своем развитии все дальше и дальше? Почему в какой-то момент жизни его перестают удовлетворять уже имеющиеся у него, устоявшиеся формы взаимодействия с окружающими?

Своеобразие личностного развития человека определяется тем, что, с одной стороны, он является элементом целостной системы – общества, а с другой – сам представляет собой своеобразную систему (человек как микрокосм). Поэтому его развитие движется противоречиями двоякого рода. Первые возникают между ним и обществом, – условно назовем их «внешними». Обычно это противоречие между требованиями, предъявляемыми социумом к ребенку, и его актуальным развитием. Вторые, «рождаемые» в нем самом как системе, назовем «внутренними». Это, как правило, противоречия, возникающие из несовпадения, с одной стороны, собственных желаний и умений, устремлений, и, с другой – способностей, реализующих эти устремления.

Мы знаем, что развитие складывается из череды стабильных и критических возрастов. Причем стабильные возраста имеют своеобразные точки – пики возраста. Для раннего детства это год восемь месяцев, для дошкольного возраста от пяти до пяти с половиной лет.

Развитие в первой половине стабильного возраста, до точки пика, движется внутренними противоречиями. К пику стабильного возраста ребенок развивает свои способности настолько, что с их помощью может самостоятельно решать тот класс задач, которыми открывался данный возрастной период. Во второй половине стабильного возраста, воодушевленные возросшей самостоятельностью ребенка, взрослые постепенно начинают вводить в его жизнь новый класс задач, то есть в действие вступают внешние противоречия. Однако принятие этих задач ребенком, с точки зрения взрослого, желательно, но еще не обязательно. Новый их класс решается малышом на том уровне способностей, которые развились на предшествующем этапе.

Кризисный возраст – период, движимый одновременно противоречиями и внешними и внутренними. С одной стороны, требования, предъявляемые ребенку, перестают носить добровольный характер и становятся «принудительными» – ребенок «должен уметь», «должен выполнять». С другой стороны, для обеспечения их соблюдения ему не хватает наличных способностей, что и обнажается довольно резко. Совмещенный характер действующих противоречий придает развитию те типичные черты, которые характеризуют кризисные возраста в целом: неустойчивость психики, повышенная чувствительность к критике в свой адрес, тревожность. Другими словами, главным источником развития ребенка выступает взрослый, а общение с ним обеспечивает непрерывность развития и его содержательное наполнение.

Общение ребенка и взрослого всегда предметно. Оно складывается вокруг приспособленной для малышей деятельности, как правило оптимальной для его развития в том или ином возрасте (общение, предметно-манипулятивная деятельность, игра, познавательная активность и т. д.). Именно внутри этих деятельностей (в науке их называют ведущими) возникает тот основной класс задач, решая которые в тесном взаимодействии с взрослым ребенок развивается как личность.

Каким же образом мы можем определить, что личность ребенка развивается в соответствии с возрастными нормативами?

От человека действующего к человеку общественному

Для того чтобы показать, как развивается личность старшего дошкольника, мы вынуждены начать издалека и объяснить, что представляет собой нормально сформировавшаяся личность трехлетки, перешагнувшего рубеж раннего детства. Наши наблюдения за развитием детей дошкольного возраста показывают, что многие девиантные (отклоняющиеся) формы поведения дошкольников коренятся в тех или иных проблемах развития их личности в более ранних возрастах. При необходимости коррекционной работы с детьми пяти – семи лет важно точно знать, соответствовал ли их личностный статус возрастной норме на этапе кризиса трех лет, и если нет, то начинать надо с анализа еще более ранних периодов (раннего, а иногда и младенческого возраста).

Если коротко прочертить траекторию развития дошкольника от трех до семи лет, то она выглядит следующим образом. Личностное новообразование кризиса трех лет – гордость за достижение – отражает стремление и умение ребенка в конце раннего детства строить свою активность в соответствии с культурной традицией, то есть действовать с предметом общепринятым, а не любым, произвольно избранным способом. На уровне поведения это обнаруживает себя в появлении у детей так называемых специфических действий, выполняя которые ребенок отчетливо представляет, для чего необходим тот или иной предмет и какого рода действие с ним можно совершить. В отличие от более раннего возраста, он забивает молотком гвозди, а не пытается запускать его в ванной как кораблик, он копает совочком песок, но не использует его вместо ложки за обедом. Не только функциональные, но и физические параметры предметов учитываются малышом в его предметных действиях в этом возрасте.

Переориентация малыша с мира предметов на мир людей происходит постепенно. Сначала он подражает взрослому (лечит или кормит кукол, водит игрушечный автомобиль). В его представлении взрослый – это человек, действующий определенным образом (водитель, слесарь, мама) и использующий необходимые для этого предметы (автомобиль, слесарные инструменты, домашнюю утварь). Подражая взрослому, ребенок постоянно стремится к равенству с ним в сфере предметной деятельности, и дело нередко доходит до казусов. Зайдя на кухню, можно иной раз застать и такую картину. Ребенок вынул из холодильника и разбил в миску все имеющиеся в наличии яйца. Размешивая «будущий» омлет и щедро посыпая его солью, он еще и прикрикнет на вас грозно: «Мой руки, сейчас будем кушать».

Постепенно ребенок выделяет и другую составляющую социальных функций взрослого – особенности взаимоотношений людей, их ролевые позиции (доктор – пациент, учитель – ученик, водитель – пассажир), и к концу дошкольного возраста специфика поведения человека в той или иной роли и соответствие нормативному собственного ролевого поведения становятся главной заботой ребенка. Поэтому личностное новообразование кризиса семи лет определяется как чувство социальной компетентности.

Фактически основным событием, происходящим с ребенком в дошкольном возрасте, является его превращение из «человека действующего» в «человека общественного», и желательно четко представлять себе, как именно эта трансформация
Страница 39 из 45

подготавливается в кризисе трех лет.

Гордость за достижение. До трех лет малыш практически всегда послушен воле взрослого, охотно подражает ему во всем, и только огромная любознательность толкает его к нарушению родительских запретов и кратковременным стычкам с взрослыми.

В середине третьего года жизни у большинства детей возникает первый кризисный симптом – негативизм, когда ребенок внезапно перестает беспрекословно выполнять то, о чем его просят. В него как будто вселяется бес. Ему предлагают погулять, а он отказывается, хотя очень любит прогулки. Ему дают кашу на завтрак, а он требует кисель. Стоящий перед ним сыр упорно называет маслом, а просьбы мамы начинает выполнять с точностью до наоборот. Многие родители для получения нужного результата вынуждены обращаться к малышу с абсурдными просьбами: «Не ешь быстро», «Не одевайся на прогулку», только тогда малыш прибавляет в темпе или исполняет требуемое. Складывается впечатление, что ребенок перестает получать удовольствие от одобрения взрослых и находит удовлетворение только в том, чтобы вывести их из себя. Он как бы специально провоцирует конфликт. Стоит согласиться с ребенком, называющим сыр маслом, как он тут же заявит: «А, нет, это сыр». Ему все равно, что стоит на столе: не установление истины, а спор с взрослым, противоборство с ним становится его основной целью.

Первичный негативизм не страшен, не опасен и не является признаком испорченности характера ребенка или его изощренного желания досадить взрослому. Напротив, негативизм отражает прогрессивные тенденции в развитии малыша – начавшееся у него психическое отделение от взрослого, попытка выделить свое Я в нечто особое. У ребенка возникают собственные желания и намерения, которые он пытается противопоставить намерениям взрослых. Делает он это неумело, поскольку его возможности заявить о своих намерениях еще очень ограниченны, а сами намерения он не в состоянии четко сформулировать. Поэтому вначале он предъявляет их взрослому как абсурдное противопоставление очевидному, ничего другого не желая, как дать понять, что у него имеется собственное мнение и он хочет, чтобы с ним считались.

Постепенно собственные желания и намерения становятся все более отчетливыми и ясными для ребенка. Теперь он не просто заявляет о том, что они есть, но и пытается самостоятельно их реализовать, одновременно отказываясь от тех предложений взрослого, которые идут вразрез с его планами. Попробуйте предложить ребенку, увлекшемуся собственной игрой, другое, не менее привлекательное занятие, и вы обнаружите, что переключить его внимание удается не всегда. Он может даже сочинить причину для своего отказа, более или менее правдоподобную и логичную: «Не могу читать сказку, книгу дракон порвал».

Если в общении с ребенком вы сталкиваетесь с подобными проявлениями своеволия и упрямства, будьте терпеливы, поймите своего малыша и не сердитесь на него. С ним происходит удивительная вещь: он начинает отделять себя от взрослого, а свои действия – от действий других, он утверждает свое Я, строит представления о своих возможностях и умениях и через ваше отношение к ним (уважительное или пренебрежительное) переживает особым образом свою отличность от других, свою самостоятельность.

Появлением самостоятельности и негативизма открывается кризисный возраст. Затем к этим симптомам присоединяются и другие. Все вместе они и образуют поведенческий комплекс гордость за достижение. Его возникновение в поведении детей показывает, что в сознании и личности ребенка произошли существенные изменения, вызванные преобразованием его ведущей деятельности – предметно-практической. Малыш теперь чутко относится к своим делам и поступкам, остро переживает успешные и неуспешные действия и оценивает себя в соответствии с ними. В поведении это новое видение окружающей действительности и себя в ней может выражаться по-разному. Вы замечаете его самостоятельность, настойчивость и усидчивость в действиях с предметами, и это радует; но в то же время малыш гневается, когда задуманное им дело не ладится, сердится на замечания, выдумывает оправдания, если что-то не получилось, становится обидчивым и злопамятным, и это огорчает. Некоторые же проявления в поведении детей просто ставят в тупик: малыш принимается хитрить, слово у него не соответствует делу, а переживаемая эмоция – ее выражению. Так, говоря «сейчас», ребенок не трогается с места, а если вы попытаетесь утешить громко рыдающего под дверью спальни трехлетку, он может развернуться и вполне нормальным голосом вам ответить: «Отойди папа, я не тебе, я маме плачу».

Ряд симптомов, типичных для этого возраста, вызывается к жизни острой потребностью трехлетних малышей гордиться своими успехами. Дети претендуют на равноправие с взрослыми в предметно-практической деятельности и стремятся к успехам в ней. Если же достижений у малыша мало, если взрослые указывают ему преимущественно на его промахи и ошибки, а удачные действия воспринимают как нечто само собой разумеющееся и не требующее поощрения, ребенок начинает сочинять свои успехи сам, и в его жизни возникает малосимпатичный симптом – хвастовство несуществующими достижениями. «Я сегодня самый первый в группе съел обед», – рассказывает малыш, который опять в одиночестве доедал остывший суп в наказание за медлительность. «Мой рисунок повесили на выставке», – сочиняет девочка, которой так и не удалось заслужить похвалы воспитателя на занятиях в саду.

Отсутствие признания со стороны взрослого больно ранит трехлетнего малыша. Успех и неуспех в делах в этом возрасте теснейшим образом связаны с Я ребенка, и непризнание его достижений – это его личное поражение, это сигнал о его малой ценности и значимости для окружающих. Неудовлетворенность его потребности гордиться собой способна сделать ребенка неуверенным, слезливым, навязчивым и «лживым» – малыш вынужден пускаться на хитрости и обман, чтобы получить похвалу и признание окружающих. Если трехлетний ребенок не испытывает в полной мере уважения взрослого к своим действиям и к себе как их инициатору, ни его деятельность, ни он сам не развиваются полноценно. В более старшем возрасте такие дети страдают комплексами неполноценности чаще, чем их сверстники, ощущают себя ущербными, обделенными. Кроме того, человек, которого не уважали в детстве, успехами которого не гордились, самолюбие которого ущемляли, должен пройти очень большой путь, чтобы научиться уважать других и себя самого.

Если у трехлетнего человека рождаются многочисленные планы и он становится инициативным, если его достижения привлекают внимание взрослого и доброжелательно им оцениваются, качественно новый уровень личности малыша, вступившего в кризис, оказывается своевременно и полноценно сформированным. Это залог психического здоровья и успешного развития ребенка в дальнейшем.

Полноценно сформированная на этапе кризиса трех лет личностная система обеспечивает в дошкольном возрасте ориентацию на общественную жизнь людей и развитие плана воображения,
Страница 40 из 45

что позволяет ребенку легче овладевать новыми видами ведущей деятельности – игровой и познавательной.

Предметный мир становится для ребенка не только сферой практического действия, но и сферой самореализации. Постепенно рождается самолюбие – мощный стимул к самосовершенствованию. У детей с адекватной самооценкой отношение к себе в определенной степени освобождается от мнения взрослых и служит основой для развития чувства самоуважения. Новые побудители к действию (по сознательно принятому намерению) ложатся в основу развития волевых процессов, процессов социального сравнения и этического развития.

Именно эти новые качества личности определяют развитие ребенка от кризиса трех лет до пика стабильного возраста в пять – пять с половиной лет.

В МИРЕ МУДРЫХ МЫСЛЕЙ

Взрослые забывают, что ребенок – это самостоятельная личность, а не зависимое существо и не яблоко раздора.

    Франсуаза Дольто

Возраст почемучек. В первой половине дошкольного возраста интересы ребенка все еще сосредоточены на предметной сфере его жизни, хотя они и отличаются от тех, что были свойственны ему ранее. Малыш начинает постигать скрытые от объективного наблюдения свойства вещей и явлений природы. В его общении с взрослым начинают доминировать познавательные мотивы, а совместная с взрослым деятельность обретает вид не практического, а «теоретического» сотрудничества. Взрослый предстает перед ребенком в новом качестве – не «повелитель вещей», а знаток всего на свете, способный найти выход из любой ситуации, дать нужный совет, снабдить знаниями. А поскольку в этом «теоретическом» сотрудничестве речь, как правило, идет о вещах, не связанных с наличной ситуацией, общение приобретает – впервые после рождения ребенка – внеситуативный характер, оторванный от ситуации конкретного взаимодействия. Этот возраст хорошо известен и ученым и родителям как возраст почемучек. Любой из нас с легкостью вспомнит свои затруднения при ответе на совсем не простые «детские вопросы»: «А Луна – это ночное солнышко или его дочка?»; «Если я сама заплетаю косичку, я уже парикмахер или все еще девочка?»; «Когда ветер дует, погода сердится, когда идет дождь, погода плачет, когда солнышко, погода улыбается, а когда идет снег, погода что делает?». Познавательное развитие детей в этом возрасте протекает очень бурно, и к пяти годам у малыша складывается довольно стройная система представлений об окружающем его мире физических объектов и их свойств.

Однако ребенок все еще чувствует себя неуверенным в области умозрительных рассуждений и без опоры на чувственно воспринимаемый предмет оказывается очень зависимым от взрослого и его отношения к своим конкретным знаниям. Для него важно, чтобы к его познавательным потребностям отнеслись с уважением. Если взрослые отмахиваются от «глупых» вопросов детей или высмеивают их не всегда «научные» представления, то построение детьми субъективного образа мира запаздывает, их кругозор сужается, они неумело реконструируют реальные события в игре, а кроме того, у них портится характер, малыши становятся замкнутыми и неуверенными в себе.

Как развивается чувство социальной компетентности

После пяти лет (на пике стабильного возраста) основные изменения в личности ребенка обусловлены его активным вхождением в мир социальных отношений. Познавательные процессы малышей перемещаются с «мира вещей» на «мир людей». Основной причиной этого является расширение социальных связей ребенка с миром, обогащение его общения с близкими взрослыми за счет контактов с ровесниками и посторонними людьми. Потребность в налаживании и развитии отношений с другими людьми побуждает малыша к целенаправленному поиску и познанию социальной сферы жизнедеятельности людей. Все три личностнообразующие линии отношений ребенка (к другим людям, к себе и к физическому миру) в той или иной мере испытывают на себе влияние этой направленности детских интересов, однако наибольшие изменения претерпевает линия отношения к взрослому.

Впервые на протяжении всей истории своего развития у ребенка внутри стабильного возраста меняется форма общения с окружающими. Из внеситуативно-познавательной, отвечающей потребности детей в познании явлений физического мира, она трансформируется во внеситуативно-личностную, позволяющую малышу приоткрыть тайны человеческих связей и взаимоотношений. Но все-таки мы имеем дело в этом возрасте с количественным ростом, нежели с качественным преобразованием в личности ребенка.

Линия отношения ребенка к окружающим его людям

Первая личностнообразующая линия, которая в данном возрасте включает в себя сферу общения ребенка с взрослыми и сверстниками.

Общение с взрослыми в конце дошкольного возраста достигает своего наивысшего развития – внеситуативно-личностной формы. Ведущим мотивом, вызывающим к жизни эту форму коммуникативной деятельности, выступает личностный мотив, в котором находит свое отражение потребность старшего дошкольника во взаимопонимании и сопереживании со стороны старшего партнера по общению.

После нескольких лет демонстративного отделения от взрослого ребенок вдруг неожиданно начинает испытывать нужду в тесном личностном контакте с ним, прислушивается к его мнению, охотно исполняет его поручения и стремится соответствовать тем позитивным оценкам, которыми награждают его родители, родственники или воспитатели. Старший дошкольник ищет в общении с взрослым не только его доброжелательности и внимания, подобно младенцу, а особого расположения к себе как умелому, знающему и правильно себя ведущему. Собственное социальное поведение детей становится одной из важнейших забот малыша в указанном возрасте. Приведем пример. Шестилетний Миша готовится к первому в своей жизни экзамену в музыкальной студии. Он должен исполнить одну из пьес, которые выучил совсем недавно, и очень волнуется. «И вы думаете, он репетировал само музыкальное произведение перед экзаменом? – рассказывает его мама. – Ничего подобного. Он репетировал, как он войдет в класс, как поклонится и куда лучше отводить взгляд от нот – вверх или в сторону». Это поведение очень типично для детей пяти-шести лет. Открывая для себя в этом возрасте новые (преимущественно личностные и социальные) качества взрослых, ребенок отражает поначалу только одну сторону их общественной жизни – поведенческую, обходя вниманием лежащие за ней сущностные особенности.

Такая поверхностность в оценке социальных функций взрослого особенно заметна в играх пятилетних детей. Если посмотреть, как, например, играет в школу девочка этого возраста, то можно заметить, что, рассадив за импровизированные парты всех своих кукол, она будет монотонно повторять одно и то же: ходить с важным видом взад и вперед или делать им замечания суровым голосом, даже не пытаясь что-то им объяснить, вызвать к доске, поставить оценку в дневник.

Дети с внеситуативно-личностной формой общения часто идеализируют взрослого, и к великому сожалению, в указанном возрасте это происходит не с близкими,
Страница 41 из 45

а с посторонними людьми. Весьма обидное для родителей, это свойство детей тем не менее очень полезное и важное. Признание авторитетности любого взрослого просто потому, что он взрослый, а значит, заведомо умный, добрый и знающий, подготавливает ребенка к восприятию знаний от человека постороннего, например педагога в детском саду, а затем и учителя. Примером такой идеализации могут служить данные Е. О. Смирновой. Показывая детям изображение клыкастого злого волка на картинке, она говорила им: «Волк хороший, он не топчет траву, бегает по дорожкам, любит цветы». Затем она демонстрировала на картинке милого пушистого зайчика и заявляла: «Заяц плохой: грызет капусту на огороде, морковку, он вредный». Трехлетние дети тут же пускались в споры: «Нет, волк плохой, а заяц хороший, я в книжке читал». Дети четырех-пяти лет начинают искать спрятанный подвох и засыпать экспериментатора вопросами, иногда и вовсе не относящимися к теме занятия: «А где вы взяли такую картинку?», «А почему волк хороший, а сам хмурится?», «А зайчик в домике живет или в норке?». Дети пяти – семи лет пытаются осмыслить сказанное, ищут и находят объяснение словам взрослого, идущим вразрез с их представлениями и знаниями: «Вообще-то волки злые, но этот волк хороший. Вон и хвостик у него такой… пушистый». Но самое интересное, что эти дети в отличие от более юных созданий лучше всего запоминали слова экспериментатора. Более того, многие из них спустя время пускались в споры с родителями и пытались доказать, что «волки не злые, ну почти не злые, ну не все злые, и вообще, они морковку в огороде не сгрызают».

АЗБУКА ДЛЯ ПАП И МАМ

НАСТОЯЩИЕ ПОРУЧЕНИЯ

Поручения должны быть только настоящими. Предлагать ребенку сделать что-то в воспитательных целях не стоит. Уважение к своему и чужому труду возникает лишь в случае выполнения общественно значимой работы. Лишь дело, от выполнения которого зависит благополучие ребенка и его близких, вызывает у ребенка чувство гордости и уважения к себе. Поэтому поручать ребенку нужно лишь такую работу по дому, без которой семья в самом деле не может обойтись. При распределении таких работ между членами семьи необходимо учитывать не только сложность работы, но и личные пристрастия и предпочтения ребенка.

Стремление к общности взглядов с взрослым, помимо всего прочего, приводит к формированию моральных суждений у детей. Потребность в общении с окружающими людьми побуждает ребенка усваивать принятые в обществе правила поведения, налаживать взаимоотношения с партнерами по взаимодействию, решать возникающие конфликты приемлемым способом. В этом возрасте усвоение нравственных норм и социально-предписанных действий в ключевых для ребенка ситуациях осваивается им с большой охотой и огромным рвением. Взрослый в глазах ребенка-дошкольника выступает знатоком, «держателем» социального опыта, и он постоянно сверяет свое поведение с поведением авторитетного для него человека.

У малышей этого возраста часто фиксируется такой симптом, как «принципиальное ябедничество». Это особый вид детских жалоб. Если раньше ребенок жаловался на сверстника, потому что обидели его лично, то теперь он жалуется на то, что сверстник нарушил запрет взрослого или повел себя недостойно по отношению к маленькому ребенку. Специфичность этих жалоб состоит в том, что они вызваны желанием ребенка проверить себя: правильно ли они усвоили, что и как следует делать. Жалуясь, дошкольники совсем не хотят, чтобы другого ребенка наказали, они ждут реакции взрослого. Если взрослый негативно отреагирует на поведение «провинившегося» ребенка, то малыш вздыхает с облегчением – имеющиеся у него знания его не подвели. Ближе к концу дошкольного возраста количество таких жалоб сокращается. Во многих случаях ребенок уже не испытывает нужды в косвенном подтверждении своей правоты, он сам высказывает сверстнику порицание за проступок.

Становление этических представлений у ребенка проходит ряд этапов. Проще всего проиллюстрировать это с помощью данных, полученных замечательным детским психологом С. Г. Якобсон. Она изучала, насколько детям разного возраста свойственно не только отчетливо представлять себе, какой поступок является нравственным, но и вести себя соответственно этим представлениям. Эксперимент был несложным, но очень показательным. Ребенку предлагали честно, то есть поровну, разделить игрушки со сверстником, но предварительно с ним проводили беседу о том, что такое «честный» раздел игрушек, какими плохими (как Карабас-Барабас) могут быть жадные дети, не желающие делиться игрушками, и какими хорошими (как Буратино) те дети, которые делят игрушки поровну. Чтобы проверить, как малыши усвоили этот урок, им предложили оценить справедливость раздела игрушек другими детьми. Практически все дошкольники, и младшие и старшие, правильно назвали, кто из детей вел себя как Буратино, а кто как Карабас-Барабас. Затем им самим предложили поделиться игрушками со сверстником, и картина резко изменилась. Многие «знатоки» правил честного раздела, пылавшие праведным гневом по поводу нечестности жадных детей, вдруг сами превращались в жадных Карабасов-Барабасов. Мало того, завладев всеми игровыми предметами или их большей частью, они еще и пытались убедить взрослого, что именно они вели себя абсолютно как Буратино. Оказалось, что у таких метаморфоз есть возрастной ограничитель. Так ведут себя преимущественно младшие дошкольники (трех-четырехлетки). Дети в возрасте четырех-пяти лет тоже трудно расстаются с игрушками. Совершив нечестный поступок, они понимают, что не правы, но игровой предмет – пока еще сверхценная вещь для малыша, и расстаться с ней он не может, поэтому пускается на хитрости: отдает другому ребенку самые неинтересные предметы или забирает себе все, а взрослому пытается доказать, что его партнер по игре «не любит в эти игрушки играть» или «пусть он потом тоже во все сразу поиграет, мне не жалко». При этом дети продолжают считать себя честными как Буратино. И только у старших дошкольников (хотя далеко не у всех) можно было наблюдать абсолютно честный раздел, а там, где рука не поднималась отдать равное количество предметов, следовало признание, что вели они себя как настоящий Карабас-Барабас. Интересно было видеть, что для многих детей данная экспериментальная ситуация выглядела как нравственная дилемма, как борьба своих непосредственных желаний (забрать все) и четкое представление о том, что в глазах других людей его поступок будет выглядеть некрасивым. К концу дошкольного возраста у существенной части детей нравственное начало одерживает верх над эгоистическими устремлениями. Желание «быть хорошим» оказывается сильнее, чем возможность обладать привлекательным предметом.

Психологи считают, что становление этических представлений в сознании старших дошкольников происходит постепенно. Они устанавливаются на основе договоренности и с согласия партнера (дай поиграть свою машинку, а я тебе дам подержать своего котенка). Их основная задача сводится к разрешению конфликтов и к налаживанию
Страница 42 из 45

сотрудничества. Постепенно этические элементы взаимоотношений обретают первостепенное значение в регуляции поведения дошкольников.

Важнейшую роль в становлении этических элементов играет общение со сверстниками. В отношениях с взрослыми дети чаще всего выступают в роли объекта регуляции, тогда как внутри детского коллектива каждый ребенок в отношениях с партнерами становится и объектом и субъектом регуляции. Этическое развитие достигает развитых форм, когда регуляция становится саморегуляцией. Для этого нужно, чтобы ребенок не только адекватно понимал и оценивал достигнутое им, но и сам был заинтересован в соблюдении нормы, мог перенести нетерпимое отношение к нарушению нормы на собственное поведение. Оценка ребенком своего поведения – главное условие развития его моральной регуляции, опирающейся на полярные этические категории добра и зла, нравственного и безнравственного поступка. В дошкольном возрасте эти образцы задаются преимущественно литературными источниками и образцами поведения взрослых.

Итак, отношения с взрослым у старшего дошкольника в основе изменяются. Из непосредственных они становятся опосредствованными правилами и нормами поведения, в том числе моральными.

Общение со сверстниками. Потребность в общении со сверстниками возникает у ребенка очень рано, на третьем году жизни. Тогда же появляются и первые проблемы. Взрослые вдруг замечают, что малыш быстро сворачивает игру с другими детьми, если возникает «угроза» его благополучию, ни в какую не желает делиться игрушками, а при попытке другого ребенка завладеть ими реагирует агрессивно или плачет. Для двух-трехлетнего малыша это нормально. С такого противоречивого поведения обычно и начинаются детские контакты. Ребенок тянется к сверстнику, но пока не в состоянии преодолеть свой детский эгоизм и договориться о взаимоприемлемых условиях игры. В этом возрасте контакты детей ситуативны, малосодержательны и часто конфликтны. Они часто играют рядом и каждый в свое, лишь изредка оценивая игру соседа или ненадолго подключаясь к ней.

Со временем с помощью взрослого малыш усваивает правила совместной игры. Любимая игрушка в руках другого ребенка уже не вызывает панического страха ее потерять. Усвоив закон «очередности» и отдавая на время свое «сокровище» товарищу, он и сам может претендовать на его игрушку. А если к грузовичку приятеля добавить свой совочек, получится загрузка транспорта песком – и можно строить домик. Так возникает сюжетная игра, настолько привлекательная, что играющие вместе дети преодолевают каждый свой эгоизм, начинают согласовывать свои действия по заранее оговоренным правилам.

К семи годам время игры удлиняется, а общение по поводу игровых действий (то есть подготовка к игре) может занимать ее значительную часть. Дети в этом возрасте уже с большим интересом обмениваются мнениями о прочитанных книгах, рассуждают о событиях, известных им по разговорам взрослых, сравнивают свои умения и знания, выражают свое отношение к другим детям и даже сплетничают. Но самое главное для них теперь – стремление завоевать уважение сверстника.

Семилетний ребенок озабочен не столько тем, с кем и во что поиграть, сколько своей репутацией у тех детей, мнением которых он дорожит. Завоеванный авторитет ребенок будет отстаивать всеми силами, готовый даже поменять уже сложившиеся стереотипы собственного поведения, если сверстники их не одобряют. Такая группа других детей, значимых для малыша, дает ему психическую стабильность и эмоциональный комфорт.

А если такой группы у ребенка нет? Если отношения со сверстниками не сложились и его контакты с ними по-прежнему противоречивы, как у трехлеток? Действительно ли сверстники так важны? Не могут ли родители или близкие взрослые заменить ребенку дефицит общения со сверстниками?

Единого мнения по этому поводу нет. Одни психологи считают, что взрослый способен дать ребенку все, если включится в детскую игру как полноценный партнер. Другие не согласны с этим: взрослый просто не в состоянии уделять ребенку столько времени, сколько необходимо для игры, а умение, пусть даже на время, «впадать в детство» разрушает его родительский авторитет и сбивает с толку ребенка. Взрослый и сверстник играют каждый свою неповторимую роль – важно знать, какую именно.

Осознание своих индивидуальных качеств, способность оценивать себя в разных ситуациях не являются врожденными. Первоначально они формируются у ребенка в общении с самыми близкими людьми. И роль родителей здесь неоспорима. Окружающие нас люди – своеобразные невидимые «зеркала». Их отношение к нам, оценки наших поступков – по сути, наше «отражение», оно и закладывает основу нашего самосознания, нашей личности.

Сначала таких «зеркал» в жизни ребенка мало. Первоначальные сведения о себе малыш получает от мамы – и это «зеркало» самое доброе и сочувственное: в нем младенец отражается только в своих превосходных чертах. Он еще ни в чем не преуспел, а его уже любят, им восхищаются, окружают заботой, обеспечивая тот уровень комфорта и безопасности, без которого ему просто не выжить. Одновременно безграничная любовь матери закладывает самую фундаментальную основу его личности – положительное отношение к себе, ощущение безопасности окружающего мира, чувство доверия к людям. По мере взросления и появления первых требований к ребенку и порицаний, он, ради поддержания этого главного для себя позитивного отношения взрослых, будет активно осваивать новые способы поведения и действия, чтобы преодолеть их недовольство и вернуть столь необходимое восхищение собой.

АЗБУКА ДЛЯ ПАП И МАМ

ДЕТСКИЕ ПРИВЫЧКИ

Привычки – как хорошие, так и плохие – формируются в той среде, где ребенок живет. Хорошую привычку закрепить трудно, необходимы упражнения и упражнения. Привычка, то есть действие, не требующее умственного контроля, появляется при достаточном количестве раз подряд. У каждого ребенка этот ряд «подряд» свой. Одному достаточно повторить три – пять раз, и он не забывает мыть руки перед едой. Другому приходится напоминать об этом годами. Но если не уставать напоминать и не пропускать других действий, то есть соблюдать правило «подряд», действия ребенка перейдут на «автомат», то есть привычка появится.

Плохие привычки не стоит путать с навязчивыми состояниями. В первом случае следует заняться тренировкой хороших привычек, во втором – обратиться к врачу: ночное недержание мочи, обкусывание ногтей, заикание – это не привычки, а начало или развитие невроза.

Впервые опыт общения с родными подвергается серьезному испытанию в детском саду. То внимание, заботу и любовь, которые дома ему дарили просто так, теперь, при общении с новым взрослым и сверстниками, необходимо заслужить. Да и отражение в новых «зеркалах» не всегда льстит ребенку. Большинство детей справляется с этой ситуацией: отношения с новыми людьми, взрослыми и малышами, постепенно налаживаются. Разница отражений в домашних и посторонних «зеркалах» либо сглаживается, либо остается значительной, но скорее
Страница 43 из 45

обогащает ребенка новым знанием о себе, нежели травмирует его. Иногда новые «зеркала» становятся важнее прежних, поскольку в них дети и взрослее и самостоятельнее.

В любом случае расширение сферы взаимодействия ребенка с окружающими – важная часть его общего развития. Выходя за пределы сложившихся в семье стереотипов общения, ребенок не только обогащает свой социальный опыт, но и обретает способность к познанию своего Я с новых сторон, что, безусловно, ему как личности очень важно. Он как бы обретает новые ориентиры в отношении к себе, в понимании себя самого.

Однако не у всех детей «выход в свет» протекает успешно. Бывает, что ребенок долго и мучительно ищет свой путь к другим детям и не всегда его находит. Чем это чревато? Не преувеличиваем ли мы роль сверстников? Быть может, наш малыш просто самодостаточная личность, он намного опережает ровесников в развитии, с детьми ему скучно, вот он и играет в одиночку?

В любой детской группе всегда можно выделить несколько категорий малышей по степени их активности в налаживании контактов с ровесниками. Кто-то сам проявляет инициативу и после ряда проб и ошибок находит свою группу, в которой с удовольствием проводит время. Кто-то долго присматривается к играм ровесников, ему нравится, как они играют, и он сам бы не прочь поиграть, но не может преодолеть застенчивости и влиться в коллектив. Хотя, если инициативу проявит другой ребенок, застенчивый малыш будет вполне успешно взаимодействовать с ним и игры не испортит.

Но есть дети, которых сверстники активно отвергают. Это не всегда драчуны и агрессоры. Нередко это малыши, которые в силу тех или иных причин резко отличаются от сверстников поведением, внешним видом, интеллектом, порой существенно опережающим средний уровень. Причины, по которым одни дети всегда оказываются заводилами и без труда осваиваются в любой компании, а другие либо не хотят, либо не могут завоевать расположения сверстников, все еще не до конца ясны.

Одни психологи полагают, что общительность – наследственная черта характера. Другие объясняют ее ранним жизненным опытом малыша: если в первые недели жизни он в достаточной мере получил тепла, заботы и любви, он обрел своеобразное чувство доверия к миру, которое и делает его активнее, смелее и общительнее сверстников, выросших в строгих рамках кормления по часам.

Последнее время наметилась довольно тревожная тенденция: младшие школьники как будто разучились играть вместе. Их контакты кратковременны, малосодержательны и непродуктивны, словно у них начисто пропал дар общения с себе подобными. В ряду главных причин психологи в первую очередь выделяют демографический кризис: многие дети растут без братьев и сестер. Отсутствие таких близкородственных детских контактов обедняет социальный опыт ребенка, его мышление не ориентируется на коллективные формы игры.

Если отсутствие общения с братьями или сестрами в семье у ребенка не компенсировалось разновозрастной дворовой компанией и он не посещал детский сад, то, по имеющимся данным, и в его учебе неизбежны осложнения. Более того, неконтактным детям грозит не только академическая неуспеваемость – они, как правило, хуже адаптируются к новым условиям, часто растут излишне мнительными и тревожными или слишком самолюбивыми. В подростковом возрасте у них возникают сложности в общении с противоположным полом, они хуже делают карьеру в зрелом возрасте и, как правило, не очень счастливы в семейной жизни.

Эти данные опровергают некоторые сложившиеся у нас стереотипы. Долгое время считалось, что общение сверстников складывается само собой, не требует вмешательства взрослого, и уж совсем дикой казалась мысль, что детей нужно специально учить играть вместе. Сегодня это делать необходимо. То, что отношения детей, сталкивающихся на игровых площадках, в детском саду или школе, когда-то складывались легче и быстрее, объясняется тем, что первый опыт общения с другими детьми ребенок получал в семье (своей, соседской, близкородственной). Этот опыт общения под присмотром взрослого создавал впечатление стихийно складывающегося, хотя таковым не был. Стоило измениться жизненному укладу нового поколения – и ребенок оказался в вынужденной изоляции от сверстников. Он, конечно, не разучился играть, но коллективные игры все чаще заменяет игра в одиночку, иногда даже и не с игрушками, а с компьютером. Результат – формализация детских отношений, агрессивность, эмоциональная глухота к другому ребенку. И это далеко не так безобидно, как может показаться на первый взгляд.

Ребенок, не прошедший школы общения со сверстниками, выпадает из устоявшейся детской культурной среды с ее неписаными законами и правилами. Он не умеет говорить со сверстниками на их языке и, естественно, отторгается ими. С возрастом это вызывает дополнительные расстройства в поведении и характере. Ребенок проявляет свою неудовлетворенность в общении, раздражаясь, становясь агрессивным. При этом он может скрывать свое смятение под маской бравады, демонстративного шутовства или уйти в себя, замкнуться, впасть в депрессию. Круг замыкается.

Социальная некомпетентность оборачивается серьезными расстройствами психики. Почему все так сложно со сверстником? Наверное, потому, что в поисках друзей за пределами семьи ребенок ищет «доброе зеркало», в котором его отражение было бы максимально приближено к тому, что он привык видеть дома. Вынужденный проводить много времени среди «беспощадных зеркал», он не выдерживает и ломается, а расположить к себе других просто не умеет. Найти друга в конечном счете означает самому создать такое «зеркало» в руках другого человека, в которое хотелось бы смотреться, не испытывая отвращения к себе.

Ребенок не может обойтись без сверстников, но его общение с ними без помощи взрослых почти всегда оказывается малоуспешным. Конечно, самые первые уроки общения даются в семье, но этим нельзя ограничиваться. Иногда во взаимоотношения с другими детьми необходимо вмешиваться напрямую: ребенка нужно учить, как достойно выходить из конфликтной ситуации, мириться, различать допустимое и недопустимое воздействие на агрессивного сверстника. Неподготовленность наших детей к социальным коллизиям, впервые возникающим перед ними, очевидна. Один шестилетний мальчик, постоянно терроризируемый детьми постарше на игровой площадке, все пытался найти способ гасить их враждебность: демонстрировал свою ловкость, уступал их требованиям уйти и не мешать, отдавал им свои конфеты – ничего не помогало. Однажды он вернулся домой окрыленным – ему показалось, что он нашел это волшебное средство: «Мама, я сказал им, что скоро иду в первый класс, и они меня почти не обижали». Он и позже пытался гасить так агрессивность сверстников, пока не осознал, что у каждого агрессора свои мотивы и в каждом случае нужен свой подход.

Рано или поздно ребенок овладевает подходящими к каждому конкретному случаю способами воздействия на сверстников, а пока его ни на минуту нельзя оставлять наедине с этими проблемами. От того, как сложится опыт его общения
Страница 44 из 45

с ровесниками в конце дошкольного и начале школьного периода, зависит, какую компанию он выберет в подростковом возрасте.

Детская компания – довольно жестокое сообщество. Неспособный вписаться в группу безжалостно изгоняется. Не всегда в этом его вина – работают пока малопонятные науке механизмы взаимных симпатий и антипатий. Трудно вывести закономерность, почему одни дети чрезвычайно притягательны для ровесников, а другие, ничем их не хуже, – нет. Психологи полагают, что в основе избирательности – способность популярных детей максимально удовлетворять потребность ровесников в общении. Популярный ребенок обычно инициативен в контактах, чувствителен к переживаниям других, доброжелателен, признает заслуги товарищей по игре и сопереживает им. Другими словами, популярный ребенок умеет общаться и неэгоистичен. На его популярность оказывает влияние и взрослый, неприязнь или симпатия которого, даже не выказываемые явно, передаются группе и отражаются на отношениях детей друг к другу. Поэтому и наладить их, и ввести отвергаемого малыша в игровой коллектив может именно авторитетный взрослый.

Как показали опыты, достаточно серии несложных занятий, в которых взрослый выделяет в отвергаемом ребенке положительные черты, чтобы дети постепенно приняли его в свой круг.

На прогулку в сквер приводили детей из ближайшего детского сада. Среди копошащихся в песочнице малышей выделялась очаровательная чернокожая девочка: она нахохлившись сидела в сторонке и непрерывно беззвучно плакала. Детям она была непонятна и неинтересна, так как плохо говорила по-русски, и они ее как бы не замечали. Молоденькая воспитательница время от времени с упреком обращалась к ней: «Нора, ну что ты все время плачешь, иди поиграй». Нора продолжала плакать. Но вот уже зимой детей на прогулку вывела немолодая нянечка. Ей явно не давало покоя грустное уединение Норы. Она не стала ее утешать, а взяла за ручку и водила по площадке, приговаривая: «Вот мы с Норочкой Сереже шарф поправим, а Диме скажем, чтобы снег не ел, скажи „снег”, Нора». – «Шнек», – повторила девочка. Нянечка всплеснула руками, собрала всех в круг и сказала: «Дети, наша Нора выучила новое русское слово – „снег”, давайте мы ей похлопаем, какая она у нас умница». Дети хлопали, с удивлением и интересом оглядываясь на Нору. Через несколько дней ее было не узнать. Она с визгом носилась со всеми по площадке, быстро перенимала новые русские слова и не испытывала недостатка в товарищах по играм.

Стихийно отношения сверстников не всегда складываются успешно, оставляя зарубки в душе не только обижаемого, но и обидчика. Но ребенка нельзя оберегать от сверстников из страха, что его отвергнут. В школе на первый план выйдет очень серьезная задача – систематическое овладение основами знаний, и тут отношения со сверстниками могут стать либо нашей родительской опорой, либо колоссальной помехой.

Ребенку с дошкольного возраста жизненно необходимо общение со сверстниками. Это важное условие его личностного и социального развития, в том числе и подготовки к школе.

Линия отношения ребенка к себе

Это вторая личностнообразующая линия, которая в дошкольном возрасте существенно преображается. В основе этих преобразований лежит изменение «образа себя», или «образа Я», ребенка. Открыв новые черты в окружающих людях, уникальная личность, знаток нормативного поведения, умелый деятель, ребенок тут же пытается найти их у себя и, не найдя, старательно ищет способы их обретения. «Образ себя» у ребенка не является актом внезапного озарения, он выстраивается постепенно в совместных с взрослым конкретных деятельностях, в которых старший партнер по взаимодействию выражает свое отношение к тому, что и как малыш делает. Данные оценки усваиваются дошкольником и ложатся в основу его представлений о собственной умелости в том или ином деле, а затем и в основу его собственного отношения к себе как деятелю, то есть становятся критериями самооценки ребенка.

Подобный механизм преобразования самооценки универсален на протяжении всего дошкольного детства, с возрастом меняется только содержание жизнедеятельности, через которую ребенок усваивает и присваивает оценочные категории взрослых. В дошкольном возрасте, как уже было сказано выше, интересы ребенка к окружающей его действительности перемещаются от конкретных свойств физических объектов к их скрытым от глаз свойствам, и ребенок переходит от предметного взаимодействия с взрослым к теоретическому сотрудничеству с ним. В конце дошкольного возраста ребенок обнаруживает интерес к общественной жизни людей и тягу к социальному функционированию. Именно вокруг этих деятельностей строится общение ребенка и взрослого в дошкольном детстве, обеспечивая малышу необходимые знания и способы их осуществления. В связи с этим у детей из достаточно общей самооценки (свойственной им на ранних этапах развития) постепенно складывается конкретная самооценка, тесно связанная с теми сферами деятельности, через которые ребенок утверждает себя, свою личность.

СЕКРЕТЫ ПСИХОЛОГИИ

«Лучше всего хвалить ребенка, если это ему нравится, в присутствии людей, которых он ценит, за достоинства, которые дороги и ему самому. Комплимент должен быть конкретным и реалистичным, чтобы ребенок почувствовал, что его отличают от других. Можно слегка преобразовать истинную картинку к лучшему, тогда очень скоро „дорисованное” станет истинным! Однако нет правил (и пожеланий) без исключений – слова: „Как я рада, что ты у меня родился!” – могут быть самым ценным подарком ребенку (при условии, конечно, что этот подарок не дарится каждый день)».

    Из кн. «Мир школьника…»

В ряде несложных экспериментов ученым удалось выяснить, как на разных этапах дошкольного детства конкретная самооценка отделяется от ситуации совместного с взрослым действия и начинает стимулировать процессы самосовершенствования.

Получая от взрослого объективную оценку (в том числе и нелицеприятную) своим конкретным умениям, дети разного возраста и с разным уровнем сформированности у них «образа себя» ведут себя неодинаково. Младшие пытаются юлить, находят причины своего неуспеха во внешних обстоятельствах, маскируют свои неудачи. Дети постарше обижаются до слез, спорят с взрослым или указывают ему на еще более неуспешного сверстника. Старшие дошкольники, как правило, ищут причину неуспеха в себе и, «проглотив горькую пилюлю» отрицательного отношения взрослого, находят способы достижения успеха.

Можно понаблюдать, как ведут себя дошкольники, когда перед ними стоит задача оценить свои конкретные умения, например прыгать в длину. Был проведен эксперимент, в котором детям предлагали сначала спрогнозировать длину своего прыжка, а затем попробовать выполнить его. На полу нарисовали линии, до которых можно допрыгнуть, и для простоты определения дальности прыжка расставили возле каждой по плюшевому зверю: зайчика, лисичку, медведя. Перед прыжком ребенок говорил: «Я допрыгну до лисички (расположенной в середине)», а сам реально допрыгивал до зайчика
Страница 45 из 45

(самое скромное достижение) или до медведя (самая дальняя линия). Когда все дети по нескольку раз проверили себя в дальности прыжков, оказалось, что их прогнозы (то есть представления о своих умениях) и способность выполнить требуемое действие часто не совпадают. Некоторые дети завышали свои возможности, а некоторые занижали, но треть детей давали точный прогноз.

Таким образом, выявились три группы детей: с завышенной, заниженной и реалистичной (адекватной) самооценкой. Затем условия эксперимента немного поменяли. Перед прыжком прогноз на длительность давал ребенку в одном случае взрослый, а в другом сверстник, причем для детей с заниженной самооценкой этот прогноз завышался, а для детей с завышенной самооценкой занижался. Уже после ряда занятий неадекватная конкретная самооценка детей откорректировалась, причем под влиянием прогнозов взрослого в большей степени, чем под влиянием оценки сверстников. Количество детей, дававших точные прогнозы о дальности своего прыжка, увеличилось с 32 процентов до 72 процентов. Однако у части детей сохранились нереалистичные самооценки. Тогда была организована новая серия опытов, где эти дети соревновались в прыжках со сверстниками, прыгающими по контрасту лучше или хуже, чем они. Сравнение себя со сверстниками иначе влияло на самооценки испытуемых. Чем младше были дошкольники, тем реже они сравнивали себя с другими детьми и практически не подвергали коррекции собственное мнение о своей состоятельности. Однако с возрастом сравнение своих умений с аналогичными умениями других детей возникало чаще и побуждало малышей признавать свои успехи и поражения, минуя обращение к взрослому, не перепроверяя у него правильность своих представл ний.

К концу дошкольного возраста взаимоотношения со сверстниками начинают поставлять очень ценный материал для познания ребенком самого себя. Сверстник постепенно начинает выступать для ребенка в качестве «сравнительного материала», равного себе существа, с которым можно реально мериться силами, знаниями и умениями, в то время как взрослый остается недостижимым эталоном, идеалом, к которому можно только стремиться. Возможно, поэтому дошкольник относится к сверстнику более требовательно, чем к взрослым, более критичен по отношению к нему и, естественно, в избытке получает от него в ответ критику и завышенные претензии, существенно понижающие его общее позитивное и не всегда адекватное самоотношение. «Образ себя» у ребенка старшего дошкольного возраста приобретает сложный двухуровневый характер: у него складывается «идеальное Я» – отражение его представлений об отношении к нему взрослых – и «реальное Я», в котором находят свое выражение оценки не только взрослого, но и сверстников.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/kollektiv-avtorov/razvitie-lichnosti-rebenka-ot-pyati-do-semi/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.