Режим чтения
Скачать книгу

Квадратные мозги читать онлайн - Татьяна Луганцева

Квадратные мозги

Татьяна Игоревна Луганцева

Женщина-цунами

Взбалмошной и немного сумасшедшей Яне Цветковой были неведомы такие чувства, как тоска и уныние. Однако после расставания с любимым человеком она впала в депрессию, а тут еще, как назло, вокруг свадьба за свадьбой… Правда, одно торжество Цветкова все-таки умудрилась испортить, спланировав с балкона прямо на свадебный кортеж. Яна решила, что это добрый знак, и действительно вскоре повстречалась с бравым военным – полковником в отставке. Осталось только предотвратить незаконную торговлю бриллиантами, обезвредить пару-тройку преступников, вывести на чистую воду секту похитителей – и можно играть свадьбу!.. Если, конечно, жених не передумает…

Татьяна Луганцева

Квадратные мозги

© Т. И. Луганцева, 2016

© ООО «Издательство АСТ», 2016

* * *

Глава 1

Любовь – это состояние души, и когда она проходит естественным образом, душе от этого ни жарко ни холодно. Прошла и прошла… Но вот когда тебя предают, вдребезги разбивают твои чувства, разбивается и душа, и ее осколки ранят сердце.

Именно в таком разбитом состоянии находилась Яна Карловна Цветкова. Она сидела дома, пила чай с зашедшей в гости подругой и то и дело хваталась за сердце. Женщиной Яна была яркой, неординарной – высокая, очень худая, с длинными светлыми волосами, большими голубыми глазами, острым подбородком и небольшим аккуратным носиком. Одеваться она тоже любила ярко, броско: блестящие наряды, леопардовые принты, туфли на высоких шпильках, коротенькие юбки, масса разнообразных украшений – мимо такой красотки не пройдешь.

Кстати, это не говорило о том, что у госпожи Цветковой был дурной вкус. Просто Яне нравилось привлекать к себе внимание. Порой, конечно, она переходила ту грань, за которой начинается безвкусица, но, как ни странно, все ее сумасшедшие наряды, больше подходящие для девочки-подростка, очень даже ей шли.

Впрочем, если того требовал момент, госпожа Цветкова могла одеться и как английская королева – элегантно и модно. Но ей это было скучно, а вот наряжаться в вещи «вырви глаз» – самое то.

Что же касается выбора украшений… Конечно, можно повесить на изящную шейку тонкую платиновую цепочку с крупной морской жемчужиной, достойной королевы, стоимостью в пару миллионов, а можно нацепить массивные бусы из пластмассы или самоцветов в обыкновенном серебре. Недостатка в дорогих украшениях у Яны не было. Ведь некоторое время в женихах у нее ходил настоящий чешский князь Карл Штольберг, осыпающий госпожу Цветкову поистине царскими подарками.

Да что там побрякушки, он и замок мог подарить! Другое дело, что Яна была не меркантильна и больше всего на свете ценила настоящие чувства. Любовь у них с князем была сумасшедшая, но замуж за Штольберга она так и не вышла. Яна поняла, что не сможет жить в ранге великосветской дамы, которой ей пришлось бы стать, выйди она за князя, последнего потомка древнего рода.

Когда Яна встретилась с Карлом, она была замужем за красивым и богатым бизнесменом Ричардом. Причем они умудрились пожениться два раза и два раза развестись. Даже сына родили. Но потом Яна встретила Карла, влюбилась по уши и не смогла обманывать мужа – ушла от него. А вместе с ней ушла и домоправительница Агриппина Павловна, которой Яна доверила воспитание сына Вовочки.

Ричард последний разрыв с Яной переживал очень сильно, он был растерян и подавлен. Жизнь без Яны потеряла для него смысл. Несколько мучительных лет он боролся за то, чтобы вернуть неверную жену, надеялся, что она одумается, но потом понял, что это бессмысленно. Яна с головой окунулась в новое чувство, и бывший муж перестал для нее существовать. Чешский князь стал для нее светом в окне, и Яна не желала больше ничего знать.

Через некоторое время Ричард встретил порядочную женщину, они поженились, и у них родилась милая дочка.

Узнав, что Ричард вступил в новый брак, Яна искренне обрадовалась за бывшего супруга, потому что совесть ее все-таки мучила и она переживала, что так жестоко поступила с любившим ее человеком.

Досталось и Карлу. Не решаясь связать себя брачными узами, Яна замучила князя бесконечными ожиданиями. А Карл очень хотел иметь наследника, и случилось так, что одна женщина от него забеременела. Карл объявил, что признает ребенка, но жениться на его матери не будет. Для Яны же эта история стала последней каплей в их мучительном романе. Карл Штольберг утратил доверие Яны, и она с ним рассталась. Через год князь женился на женщине, подарившей ему наследника, сообщив бывшей возлюбленной, что всю жизнь будет любить только ее одну.

– Как это трогательно! – чуть не расплакалась Цветкова, рассказывая об этом своей подруге Асе Кудиновой. – Как так можно? Любить одну, а жить с другой?

– Легко, – ответила Ася, – многие так и делают. Еще бывает, что любят одних, а женятся на других. Да и предают люди друг друга сейчас совершенно спокойно. Я как адвокат могу сказать, что все ищут выгоду, все друг друга используют. Поэтому, если ты не готова никому помогать, сажать себе кого-то на шею, содержать, ублажать, так лучше остаться одной.

– Ага! И думать о том, что меня все любят, но живут и спят с другими женщинами?.. А ты лежишь одна в холодной постели и греешь себя мыслью, что тебя любят, – с горечью произнесла Яна. – Но у меня-то при этом жизни нет.

– Ты меня, конечно, извини, но все, что случилось в твоей жизни, твоих же рук дело. Ты сама ушла от Ричарда и много лет пудрила мозги Карлу. Сколько они могли ждать? Что характерно, ты любила порядочных мужчин, они уж изменять своим женам не будут, несмотря на то, что, возможно, любовь к тебе была самым сильным чувством в их жизни.

– Да я и сама не буду заводить отношений с женатым мужчиной, – нахмурилась Яна. – Ричард как-то сказал, что я в его жизни словно яркая вспышка, которая мгновенно ослепляет, и потом еще какое-то время ты ничего не видишь вокруг. Но постепенно зрение восстанавливается, и ты начинаешь снова жить…

– Хорошо сказал! – задумалась Ася. – Главное, опять не нарваться на эту вспышку. То-то он особо с тобой не общается… Только через Агриппину Павловну или Вову…

– Не говори, Ася! Ричард в любое время дня и ночи, если что, придет на помощь – и деньгами, и участием, и чем хочешь… Да и Карл сделает то же самое.

– Только ты совсем не обращаешься за помощью к своему заморскому принцу, а к Ричарду крайне редко… и то только из-за сына. Гордая ты у меня, – с нежностью посмотрела на подругу Ася.

– Кто бы знал, чего мне стоит моя гордость, – ответила Яна. – Кто бы знал… Все привыкли: Яна такая веселая, яркая, все у нее в жизни так хорошо, что лучше не бывает. А на самом деле мне иногда от тоски и одиночества выть хочется. Но этого никто не видит.

Ася похлопала длинными ресницами из-под короткой челки.

– Господи, да у тебя депрессия! Что за настроение? Я тебя не узнаю!

– Так я об этом и говорю. Для всех я – фрик! Яна – клоун! Но тебе-то грех так говорить, ты меня лучше всех знаешь. И плохо мне тоже было. После Ричарда и Карла у меня было несколько романов, но все какие-то неудачные. И после каждого из них я
Страница 2 из 10

расстраивалась все больше и больше.

Ася сдвинула брови на переносице, словно собиралась вспомнить всех ухажеров Яны, а потом заключила:

– Ну и чего об этом вспоминать-то? Было и прошло…

– Это ты так считаешь. А я ведь к каждому серьезно относилась, надеялась на лучшее. Ох, как же я устала от того образа жизни, который веду… Устала от одиночества. Но я поняла одну вещь. Удача покинула меня. Наверное, нельзя было предавать любовь близких людей, делать им больно. Бог устал давать мне один за другим шансы на любовь и отвернулся от меня. Боюсь, подруга, что больше мне не выпадет ничего. У меня уже и возраст такой… Кому я нужна? Стрекоза, которая лето красное пропела… Профукала я свое счастье. А сейчас все мужчины уже с таким багажом, да и дам хотят молоденьких. А если сам молодой, так я должна ему предоставить жилье, машину, гладить по голове и попе и умирать от счастья, что он со мной. А ты знаешь, что это не в моем характере, – продолжала жаловаться Яна.

Ася знала подругу как никто другой и слушала ее сейчас очень внимательно.

– Я поняла. Свершилось чудо! Яна Цветкова не хочет больше быть независимой, она остепенилась, хочет семьи, хочет любящего, заботливого мужчину.

– Да? – удивленно посмотрела на нее Яна. – Я этого хочу? Точно! И когда я была молодая и красивая, у меня все это было, но я не оценила… А сейчас я этого действительно хочу, хочу до отчаяния, только желающих больше нет…

Внезапно Яну привлек какой-то шум на улице. Она встала и подошла к окну.

– Аська, ну ты посмотри! Надо мной будто кто-то издевается… точно. У меня под окном свадьба! Все такие счастливые! Молодые! Куда уж мне-то! – снова завела свою пластинку Цветкова и вышла на балкон.

Она перегнулась через перила и тут услышала резкий хлопок. Затем перед глазами мелькнула какая-то вспышка, словно комета, и тело пронзила резкая боль. Больше Цветкова ничего не помнила.

Глава 2

Когда Яна открыла глаза, она увидела перед собой несколько испуганное и озадаченное лицо слегка небритого мужчины. Кожа у него была бледная, а черные волосы на голове торчали во все стороны.

– Ты кто? – спросила Яна и не узнала собственного голоса.

– Цветкова, ну ты даешь! Ты не узнаешь меня? Ася, все плохо, – еще больше запаниковал мужчина, озираясь по сторонам.

– Что? Что? – Яна покрутила головой, и в поле ее обзора попала женщина с коротко стриженными каштановыми волосами. Яна тотчас узнала милое лицо с большими карими глазами и пухлыми губами.

– Яна! Яна, ты узнаешь меня?

– Ася?

– Правильно, Ася! – обрадовалась подруга.

– А его не узнаю. – Яна скосила глаза в сторону мужчины.

– Как же это? – недоумевал тот. – А разве так бывает? Неужели она меня совсем не помнит?

– Только не заплачь! – ответила ему Цветкова. – Узнала, конечно. Сколько дел мы расследовали вместе, Виталий Николаевич!

– Ну и напугала, – выдохнул наконец майор полиции. – Что? Что ты сказала? Сколько дел мы расследовали? Издеваешься, что ли? Скорее, сколько раз я тебя вытаскивал из всяких передряг и прикрывал твою…

– Мы не в американском кино! – остановила его Яна. – Ладно, согласна, ты помогал мне много раз, иначе меня давно бы уже зачислили в маньяки и посадили. Но я же не виновата, что все время вокруг меня что-то происходит. Я же свидетель или участник, но никак не злодей! – оправдывалась Яна.

– Вот только не говори, что ты белая, пушистая овечка, – вздернула свой курносый нос Ася.

– Хотя сейчас, вся в бинтах, она именно на овечку и похожа, – резюмировал Виталий Николаевич, с особой заботой поправляя повязку на лбу Цветковой.

– Какой ты добрый и ласковый, – протянула Яна.

– Да ладно, чего уж там, – сконфузился майор.

С Виталием Николаевичем они были знакомы уже сто лет, когда госпожа Цветкова была еще абсолютно свободна. На его глазах происходили все ее свадьбы и разводы, встречи и расставания, бесконечные романы, которые ничем серьезным не заканчивались и приносили только разочарование… По воле судьбы Виталий Николаевич оказался словно заложником дружбы с Цветковой. И прошел все степени своих чувств по отношению к этой особе. Он ее то ненавидел, то жалел, а однажды дошел до того, что захотел ее даже убить, так его доконали преступления, которые все время роились вокруг Цветковой словно мухи. Но, естественно, он не осуществил свою затею. В общем, майор испытывал к Яне противоречивые чувства, но уж чего-чего, а отказать этой дамочке в помощи не мог. Он сам не понимал, какую кнопку в нем она умеет активировать, но Виталий Николаевич во всем ей верил и, когда у Яны случались неприятности с законом, всегда спешил на выручку. И теперь как дитя был искренне рад, что с Яной все обошлось.

– Сколько раз ты, Цветкова, стукалась головой? – спросил он.

– То, что я тебя вспомнила, не дает тебе право задавать такие вопросы. Я не помню… – Яна немного помолчала и, вздохнув, добавила: – Много раз прикладывалась… – Она посмотрела на подругу, вид у той был какой-то подозрительный. – А я нормально выгляжу? – забеспокоилась Яна.

– Почему ты спрашиваешь? – пискнула Ася, и глаза у нее почему-то воровато забегали. Это еще больше напрягло Цветкову.

– Ася, дай мне зеркало, – попросила она.

– Здесь нет зеркал, – ответила Ася.

– Так, понятно… Опять я в красивом виде. А что, собственно, произошло?

Яна подняла руку, а затем ногу и осмотрела синие гематомы.

– Так свадьбу ты рассматривала, – вкрадчиво начала Ася.

– Свадьбу помню, – согласилась Яна.

– А свадьбы разные бывают, на некоторых стреляют в воздух, – еще более осторожно добавила Ася.

– И ты хочешь сказать, что я нарвалась именно на такую свадьбу? – удивилась Яна. – То есть высунула дура завидущую и любопытную рожу и схлопотала пулю? Не может быть! Глаза на месте! А что, что у меня не так?

– Да все нормально. Пуля травматическая, прошла вскользь… Так, небольшая контузия, – пояснила Ася.

– Вскользь, говоришь, – задумалась Яна и снова вытянула свою длинную, стройную ногу и внимательно посмотрела на синяки. – А пуля что, шальная была? Чего это меня так изрешетило? – поинтересовалась она.

– Так когда ты схлопотала пулю в голову, ты же упала с балкона, потеряв сознание и, так сказать, ориентацию в пространстве.

– Упала? – задумалась Цветкова, словно мысленно считая этажи.

– Три этажа пролетела, – вздохнула Ася и, не сдержавшись, добавила: – А приземлилась прямо на свадебную машину, на капот, полностью подмяв под себя и кольца, и свадебную куклу. Грохот стоял жуткий! Хорошо, кукла была хоть и большая, но мягкая, из резины. Это спасло тебя.

– А вообще, дуракам и пьяницам везет, – встрял Виталий Николаевич, делая ударение на слове «дуракам».

– Подмяла куклу на капоте? – словно эхо повторила Цветкова.

– Ага! Но никто не обрадовался такой замене, у тебя еще кровь из-за уха текла… Они поняли, что подстрелили не утку и даже не аиста, а тетку на балконе, – пояснила Ася.

– Интересно, а это хорошая примета? Я имею в виду, если меня таким образом «пометили», может, все будет хорошо? Может, и у меня будет свадьба? Или, наоборот, если меня свадьба чуть не убила, то мне даже
Страница 3 из 10

думать об этом не надо? – размышляла вслух Яна.

Виталий Николаевич и Ася переглянулись.

– Наверное, будет лучше, если ты вообще ни о чем думать не будешь, – несколько скомканно ответила Ася. – Ты отдыхала бы, готовилась…

– К чему? К пенсии? И вообще, чего ты говоришь со мной таким голосом, словно я душевнобольная? – забеспокоилась Цветкова. – Чем больше ты так со мной будешь говорить, тем больше я буду нервничать! – Яна вдруг вспылила, лицо ее покраснело, руки затряслись.

– Яна, ты моя старая добрая подруга…

– Старая добрая, подруга! Ударение на слове «старая»! Да?! Прикольно вам на меня смотреть?! Счастье свое проворонила, теперь не нужна даже простому мужику, не то что князю! Оставьте меня в покое!

– Мы так не считаем, Яна! Ты что?! Мы твои друзья! Успокойся! – повысил голос Виталий Николаевич. – Я хоть сейчас на тебе женюсь! Не зря же ты мне всю жизнь отравляешь! Пора бы уже и ответить за все мои неприятности!

– Не шути так… Я ведь поверю, – ответила Цветкова, но уже более миролюбивым тоном.

– Кстати, о свадьбах! На следующей неделе Людка Климкина замуж выходит, пригласила нас с тобой. Так что поправляйся! – сказала Ася.

Людмила Климкина являлась их общей знакомой еще со студенческих времен. Вернее, училась она в одном институте с Асей, на юридическом факультете, но так как Яна и Ася были фактически неразлучны, то компании у них часто были общие. Судьба у Климкиной сложилась странно. Люся ни дня не проработала по специальности и вообще не работала. Она как-то сразу стала жить с богатым мужчиной, который взял ее на полное обеспечение. Они так и прожили почти восемнадцать лет. Яна не понимала, как можно столько лет сидеть дома и ничем не заниматься. Мало того, отношения были не узаконены, а Люся была спокойна как удав.

«Герман любит меня, и этого достаточно», – отмахивалась она. Детей у них не было, как-то все не получалось. И по этому поводу Люся тоже не парилась. Зато через восемнадцать лет у Германа прекрасно получились близнецы от молоденькой девушки, на которой он и женился. А Люся вместе со всем своим скарбом была выдворена вон. Вот тогда-то на нее и обрушилось небо, правда, без алмазов. Жила она у подруг, по очереди, и все высказывались примерно одинаково:

– Вот теперь понимаешь, почему тебе все говорили, что ты неправильно живешь? Ты полжизни отдала этому негодяю и осталась ни с чем! Даже в законные жены тебя не взял! Сейчас хоть на какое-то совместно нажитое имущество претендовала бы! Нельзя делать ставку только на любовь, особенно в наше время! Видишь, сейчас есть любовь, а завтра ее уже и нет! Просто фокус-покус! И нельзя было сидеть только на его деньгах, ни дня по профессии не проработала! Вот сейчас осталась без денег, и что? Куда тебя возьмут? Трудовой книжки даже нет! А про старость ты подумала?! У тебя же пенсии не будет, и детей нет. Кто тебя будет содержать? Надо было хоть какую-то копейку зарабатывать!

Все старались помочь Люсе, чем могли, но как-то без особого успеха. Люсю устраивали помощником юриста в три места, чтобы она вспомнила, чему ее учили в институте, и постепенно набиралась опыта. Но Климкину больше месяца нигде не держали, говоря, что она «категорически не справляется». Да и сама Люся заявила:

– Юриспруденция – это не мое!

– А пять лет учебы? – оторопела Ася.

– Так молодая была, глупая… Да и надо было учиться, все равно на кого. А потом, я же не работала, чтобы понять, что это не мое. Вот сейчас и поняла! – заявила Люся.

После этого Люсю устроили на кондитерскую фабрику в отдел фасовки, оттуда она в ужасе сама сбежала через неделю.

– У меня мельтешит в глазах, руки дрожат, голова кружится, я схожу с ума на такой работе! Конфеты, конфеты, конфеты! Это какой-то сладкий рай!

Тогда настала очередь Яны взять непутевую домохозяйку к себе в стоматологическую клинику «Белоснежка» администратором. Сиди, красиво выгляди и отвечай на звонки! Все! Но и эта работа оказалась Люсе не по зубам. Она постоянно опаздывала, часто отсутствовала на рабочем месте. Чем счастливее был Герман, тем несноснее становился у Люси характер. Она грубила клиентам, а могла и вовсе не отвечать на назойливые звонки, вечно путала запись, фамилии врачей и пациентов. Однажды Яна была вынуждена вызвать ее к себе в кабинет, потому что не могла не реагировать на жалобы.

– Люся, на тебя опять жалоба!

– Ключевое слово – «опять»! Надоели они все, больно нежные! – сразу же вспылила Люся, хотя на нее еще никто не нападал.

Яна разговаривала спокойным тоном.

– Нет, Люся, я, конечно, все понимаю, но зачем ты сказала господину Тихомирову, что выбьешь ему все зубы, которые он только что у нас вставил за приличные деньги? Или это неправда? Я должна понимать, – сказала Яна, которая стала ловить себя на мысли, что где-то даже начинает оправдываться перед Люсей.

Климкина же сидела надутая словно индюк и зло стреляла глазами.

– Я еще добавила, что выбью ему их легко, с левой ноги, – злорадно процедила сквозь зубы она.

– Но зачем? – удивилась Цветкова. – Он что, к тебе приставал?

– Если бы! Он приставал к медсестре Аньке, все кокетничал, конфетками угощал! А она ему в дочки годится. Небось дома сидит старая жена, а он тут кобелится, а то и того хуже – готовит себе новый аэродром! Я бы ему не только зубы, я бы и голову снесла! – высказалась Люся, и Яна поняла, насколько запущено ее психологическое состояние.

Предательство Германа не прошло, как говорится, бесследно. Но также всем было понятно, что работать с людьми женщина, на которую впору вешать табличку «Осторожно, злая собака», не может. И Люсю уволили. Некоторое время от Климкиной не было ни слуху ни духу, а потом пришла радостная новость, что впервые в жизни Люся выходит замуж за состоятельного человека. То есть опять садится на шею, только чтобы не работать. На этот раз никто из знакомых уже не вел с ней душещипательных бесед… Все понимали, что работа и Люся несовместимы. Хотя бы одну ошибку она все же исправила – официально оформляла отношения.

Каково же было удивление Яны Цветковой, когда она узнала, что избранником Люси стал Борис Тихомиров, именно тот, кому она пообещала выбить зубы, работая у нее в клинике. Как уж они встретились, при каких обстоятельствах, что их привело в загс, оставалось загадкой.

– Ну, все, что ни делается, к лучшему! – решила Яна.

– Свадьба будет в крутом ресторане, – сказала Ася. – Голуби, арки из цветов и трехъярусный торт, все как положено. Люся решила, свадьба так свадьба! Так что к следующей неделе поправляйся. Идем на торжество!

Глава 3

Легко сказать – поправляйся к следующей неделе. А вот как можно так быстро выздороветь после выстрела в голову и падения с балкона на капот свадебной машины, это уже другой вопрос. Голова у Яны постепенно перестала болеть, остались лишь какой-то шум в левом ухе и тиканье в голове, словно там кто-то заложил бомбу с часовым механизмом.

– Это пройдет, это – последствия контузии, – успокаивал Яну лечащий врач.

А вот гематомы на ногах и руках от падения, наоборот, давали о себе знать с новой силой. Хирург, прощупавший ноги Яны, даже
Страница 4 из 10

предположил, что если дела пойдут так и дальше и огромные синяки не начнут становиться мягче, то они могут загноиться и их придется вскрывать хирургически. Такая перспектива совсем не порадовала Яну, но она все же надеялась, что заживет и без операции. Правда, передвигаться было больно.

Ася навещала ее в больнице каждый день и без умолку жужжала о предстоящей свадьбе.

– Все-таки молодец Люська! Быстро восстановилась! Я даже не ожидала! Она же боготворила своего Германа! Он ей был и мужем, и отцом, и любовником, и братом, и светом в окне! Да, еще и ребенком! Повезло мужику, вся ее нерастраченная любовь ему досталась. Встречала его с тапочками в зубах! Хозяйство вела…

– Ну, во-первых, от такой любви, когда все сошлось на одном человеке, можно устать, – возразила Цветкова. – Когда икру ложками каждый день ешь, захочется и сухарик пососать.

– Вот ему и захотелось! Тут тебе и дети, и молодое мясо рядом, а Люська, всю жизнь на него положившая, получается как домработница, что ли? От такого у любой бабы сердце и нервы не выдержат, – заступалась за невесту Ася. – Я ей, кстати, посоветовала брачный контракт составить. Так как работать она не собирается, то за каждый год совместной жизни, если будет развод по его инициативе, он должен будет ей выплатить приличную сумму. Так она, дурочка, отказалась. Все та же песня: Борис меня любит! Тьфу! Ничему человек не учится! – сокрушалась Ася.

– Если она и хозяйка такая же, как на работе себя вела, даже удивительно, что Герман так долго продержался, – предположила Яна.

– Нет, я у них была, и не один раз, у Люси в доме всегда было чисто, уютно и приготовлена любимая еда мужа. Она даже извинялась всегда, что не знает, что я люблю, но есть будем то-то и то-то, потому что это любит Герман. А он любил итальянскую кухню, поэтому Люся научилась потрясающе готовить пиццу – и на тонком тесте, и на толстом, и макароны со всевозможными подливами. Такие дни итальянской кухни в отдельно взятой московской квартире. Она и вещи ему каждый день наглаживала. «Мой Герман больше одного раза белую рубашку не наденет! Он у меня такой чистюля!» – передразнила ее Ася. – Заставить бы этого «чистюлю» хоть один раз постирать и погладить белую рубашку. Ну ничего! Пусть молодуха теперь гладит. Хотя ей вряд ли до него! У нее двое маленьких детей.

– Чего ты все злишься? – не понимала Яна. – Словно это тебя бросили, в самом деле!

– Да я столько этих несчастных баб брошенных перевидала, – смутилась Ася, работающая адвокатом, – всегда дерусь за них. Если любовь не вернуть, пусть у них хоть что-то материальное останется. Они, дурехи, сначала все плачут: «Ничего мне от него не надо! Так подло поступает со мной, пусть у него на совести все остается!» Да нет у них совести, неужели не понятно? Или: «Ничего мне от него не надо! Мне была нужна только его любовь, деньги мне не нужны, пусть подавится!» А через год-два, когда нервы успокаиваются и боль с любовью – две вечных подруги – отпускают, приходят ко мне и большое спасибо говорят, что не послушала их истерический бред и не оставила ни с чем. А многие еще и за алиментами на детей возвращаются! – тряхнула головой Ася.

– То есть ты у нас такой мужененавистнический адвокат? Горой за женщин? – хмыкнула Яна.

– Я – адвокат, – уточнила Ася, – если надо, и за мужчину-клиента в клочья порву! Он, бедный, трудится днями и ночами напролет на благо семьи, а она, стерва, на его же деньги изменяет ему, да еще и хапнуть побольше хочет! – уже с совсем другой интонацией сказала Ася и Яна рассмеялась:

– Ну и работка у тебя! Ну ты у меня явно хороший адвокат.

– Хвалят, – вздохнула Ася, озорно стрельнув карими глазами, совсем как девчонка.

– Ты только здесь-то так не усердствуй! Словно в здании суда выступаешь. С нашей Люсей все хорошо! Она вон замуж выходит… А если бы не Герман, так и не узнала бы, что такое свадьба, что такое быть невестой! Так что с ней все хорошо. Борис был женат давно, дети есть, по бизнесу на высоте, я наводила справки. Так что никакая опасность нашу Люсю не подстерегает.

– Да… быстро она оклемалась после такого предательства, на моей памяти такого не было, – задумалась Ася.

– Климкина своеобразная женщина, похоже, она не может существовать одна. Такие женщины должны всегда жить при мужчине, они не способны зарабатывать себе даже на пропитание… Поэтому она быстро и притянулась к Борису. Слушай, я поняла, в чем моя проблема! – воскликнула Яна.

– Только одна? – усмехнулась Ася.

– Я же абсолютно самостоятельная! Спокойно зарабатываю деньги, спокойно существую одна. Я и баба, я и мужик. Меня же никто не может переделать под себя, у меня на все свое мнение. Меня ни в чем не переубедить, как со мной жить-то можно?! Вот поэтому ко мне и не притягивается никто.

– Вот уж не знаю… Но на Люсю ты точно не похожа, – согласилась Ася, кокетливо поправляя прядь каштановых волос.

– А у меня к тебе вопрос, – вдруг выдала Цветкова, пристально глядя на подругу.

– Что?

– Кто у тебя появился? – спросила Яна.

– В смысле? – честно распахнула глаза Ася.

– Не юли! И даже не пробуй меня провести. Уж кто-кто, а я тебя знаю всю жизнь. У тебя так блестят глаза только в одном случае – когда ты влюблена. И еще эта загадочная улыбка… Кому повезло? Кто он? – допытывала ее Яна.

– Ничего от тебя не укроется, – смутилась Ася. – Да, я влюбилась, причем очень сильно.

– Поздравляю! Так кто он? – заинтересовалась Яна.

– Я никогда так не любила, – продолжала витать в своих мыслях Ася.

– И?

– Я познакомлю тебя с ним на свадьбе, – пообещала Ася.

«А вот это уже становится очень интересно», – подумала Цветкова. Потому что мужчин у Аси было много, но она никогда не знакомила с ними Яну. А сейчас была готова это сделать… Это означало, что все серьезно.

– Ну хоть что-нибудь расскажешь о нем? – попросила Яна. – Развлеки меня немного.

– У меня дома произошло короткое замыкание. Я вызвала мастера по Интернету. И вот пришел он. И ты знаешь, я сразу почувствовала к этому парню симпатию, а еще почувствовала мужские руки в доме – он начал мне все чинить, прибивать. Мы с дочками просто зажили другой жизнью… – лепетала абсолютно счастливая Ася.

Яна смотрела на подругу с особым пристрастием.

Ася много работала, у нее росли две дочки, одна своя, другая удочеренная, это было осознанное решение Аси. Такое «бабье царство», и, естественно, им не хватало мужика. Почему-то Яна считала, что ее подруга, несмотря на ум, может стать легкой добычей для любого проходимца. Да еще Яна знала, что Ася всегда западает на молодых, симпатичных парней. И она очень надеялась, что на этот раз наконец-то повезет не только Люсе, но и ее дорогой и любимой подруге Асе. Такие мысли настроили Яну на философский лад.

– А чего я все о себе думаю? Словно я королевна какая-то… Сколько женщин с неустроенной личной жизнью! И ничего, не зацикливаются на этом. Вот и ты двоих детей тянешь. Почему я такая эгоистка, что думаю только о себе? Я желаю, чтобы ты была счастлива. И теперь очень хочу попасть на эту свадьбу, чтобы увидеть твоего избранника. Выходит,
Страница 5 из 10

он простой рабочий? – спросила Яна.

– Почему ты спрашиваешь?

– Ну… ты известный адвокат, у тебя хорошая квартира, карьера… А он пришел проводку чинить?

– Ну и что? Нельзя по этому о людях судить. У него два высших образования, между прочим! – кинулась на защиту своего возлюбленного Ася.

– Да я ничего, я так… – пошла на попятную Яна.

– И, кстати, ты не видишь того, что творится у тебя под носом, – заявила Ася.

– Ты о чем?

– Я о Виталии Николаевиче. Сколько лет вы знакомы? А человек, между прочим, до сих пор не женат… Он же влюблен в тебя, и это очевидно!

– Ася, не начинай. Как будто я этого не знаю. Мы с ним давно закрыли эту тему. И думаю, что и у него все прошло. Столько-то лет! А я воспринимаю Виталия как друга. Да что там друга! Почти родственника! Вступать с ним в какие-то отношения – почти инцест.

– А я бы присмотрелась, – не соглашалась Ася. – Он надежный, верный и простой. А это то, что и надо для бабьего счастья. Хватит тебе уже экстрима!

– Хватит не экстрима, а сентиментальности, – прервала ее Цветкова, которой было не очень приятно говорить на эту тему.

Она никогда не шла вразрез со своими чувствами: если любила, то любила, а если нет, то нет. Ничего против Виталия Николаевича она не имела, но и чувств никаких, кроме дружеских, не испытывала.

– Давай лучше поговорим о предстоящем торжестве. Говорят, зрелище будет небывалое? – спросила Яна, уходя от неприятной для себя темы.

– Ой, я уже все продумала! Все пойдут, сто пудов, в черном или красном, у меня для таких случаев есть выручалочка – ярко-изумрудное платье и золото с изумрудами и бриллиантами, – затараторила Ася. – Естественно, одно большое коктейльное кольцо и классические черные туфли на шпильке. Прическу я сделаю сама, так все вверх приподниму и залачу.

Яна слушала бессвязную речь Аси и сердцем понимала, что дела серьезны. Ася всегда, даже на каких-то светских мероприятиях, придерживалась строгого классического стиля. А тут ее просто понесло в сторону женственности и романтизма. А фраза «коктейльное кольцо» прозвучала из ее уст как взрыв ядерной бомбы. У нее не было таких украшений. Она носила минималистическое золото с мелкими бриллиантами, а когда видела на Яне что-то крупное и яркое, говорила, что это скорее подойдет рождественской елке и что у Цветковой в роду явно были цыгане. Иначе откуда такой извращенный вкус?

– Яна, ты мне одолжишь свое кольцо? – прервала стремительные мысли Яны Ася. – Такое огромное, в виде шара со стразами?

– Которое ты называла самым главным безвкусием, елочным украшением? – спросила Яна, чисто для уточнения.

– Ну… это я так… как всегда, бухтела. Оно очень даже завораживающее! – Ася покрутила рукой перед лицом подруги, словно кольцо уже было на пальце.

– Как же его зовут? – с ужасом спросила Яна.

– Саша! Алек-сандрр, – прорычала совсем невменяемая Ася. – А еще можно по-милому, по-домашнему – Шурик.

– Поняла, – вздохнула Цветкова. – Ты совсем повернулась на своем Шурике? Или что-то еще понимаешь? Я начну ревновать.

– А в чем дело?

– Вот ты на свадьбу собираешься, а я как пойду? Ты подумала? Я же в больнице и хреново выгляжу! А между прочим, врач сказал, что меня не выпишут к свадьбе, но могут выпустить на несколько часов, а потом я вернусь в больницу. А в чем я пойду? Твоими молитвами, похоже, что в больничной пижаме.

– Ой, извини! Что-то я правда не подумала! Яночка, прости. Что ты хочешь, чтобы я тебе принесла?

– Ключи от моей квартиры у тебя есть. Принеси мне лазурного цвета брючный костюм, туфли синие, сумочку синюю. И украшения там подбери.

– Сапфиры? – быстро включилась в предложенную цветовую гамму Ася.

– Сапфиры – это хорошо для моих глаз и цвета кожи, а еще топазы голубые подойдут, – согласилась Цветкова и добавила: – И себе бери, что хочешь.

Наконец настал «день икс». Ася приехала в больницу к Яне Цветковой пораньше. Предварительно она заехала к ней домой, и Агриппина Павловна выдала ей по списку все, что просила Яна.

Подруги стали прихорашиваться. Яна на ночь заплела волосы в косу, чтобы распущенными они выглядели слегка волнистыми. Но лечащий врач уже с утра испортил ей настроение. Он наотрез отказался снимать бинты с головы. А с бинтами какая прическа? И тогда медсестра, видя истерику Яны, предложила ей свой вариант. Она водрузила на голову Яны металлическую сетку, добытую в хирургии, протянула концы волос через дырочки сетки и уложила их красивыми прядями.

Но Яна продолжала беситься:

– Я что, поеду с кастрюлей на голове?

– Яна, этого не видно, наоборот, все красиво, прическа зафиксирована как надо! И бинтов не видно! – уверяла ее Ася.

Цветковой ничего не оставалось, как смириться со своей участью. Внешне и правда выглядело все весьма благополучно. Но ощущения у Яны были весьма неприятные.

– Я словно в шлеме! Тьфу! У меня голова чешется!

– Ничего не трогайте, нарушите прическу, – предупредила ее медсестра.

С брючным костюмом, который привезла Ася, тоже все пошло не так. Дело в том, что из-за гематом Яна не могла ходить прямо, и ноги в коленях как-то сами собой расходились небольшим колесом.

– И куда я такая пойду? – возмущалась Яна. – Ковбой в шлеме!

– Ты сама сказала привезти брючный костюм, – оправдывалась Ася, при этом делая все возможное, чтобы не рассмеяться. Вид у Цветковой был еще тот!

– Я понимаю, что сама виновата, но я не знала, что у меня так разболятся ноги. Мне надо платье, и обязательно с очень длинной широкой юбкой.

– Времени ехать к тебе уже нет. Знаешь что… Рядом с рестораном есть бутик свадебной одежды. Давай мы туда зайдем и подберем тебе красивое платье, как на второй день, – предложила Ася, и Яна поняла, что это ее единственный вариант прилично выглядеть.

Пока они двигались по больничному коридору, Яна старалась не акцентировать внимание на взглядах, которыми ее одаривали проходящие мимо медицинские работники и пациенты. Внизу их уже ждало такси.

До бутика свадебных нарядов они доехали на удивление быстро.

– У нас очень мало времени! – затараторила Ася, едва подруги переступили порог магазина. – Вот даме платье в пол с пышной юбкой, чтобы ног не видно было, а то она ходит словно вприсядку.

Глядя на Яну, продавцы-консультанты еле сдерживались, чтобы не рассмеяться.

– У нас нет длинных платьев с пышной юбкой, есть только с длинной и узкой, – ответила одна из продавщиц. – Или вот свадебное.

– Зачем же мне свадебное? Я же не невеста? – здраво рассудила Цветкова.

– В узкое ты сейчас не влезешь, – отвела глаза Ася. – А есть свадебное, но хотя бы не белое?

– Есть красное…

– Вот! Давайте! Это любимый цвет Яны!

Больше уже никто ни о чем не спрашивал и не предлагал. Вынесли громадное платье настолько ярко-кровавого цвета, что било в глаза. Юбка была такого размера, что туда мог, если что, поместиться ансамбль «Золотое кольцо». Всю эту конструкцию, к тому же на жестком корсете, водрузили на Яну и затянули, потому что она была очень худая.

– Императрица! – хором воскликнули продавцы-консультанты.

– Попрошу без комментариев, – осадила их
Страница 6 из 10

Цветкова.

Все сотрудники магазина провожали странную парочку: одна вроде как невеста, причем с явно дурным вкусом, другая – ее свидетельница в изумрудном красивом платье, у которой со вкусом все было в порядке.

– Это не платье! Это – клумба! Я отродясь бы такое не надела! – жаловалась Яна. – Я огромное красное пятно!

– Идем, мы опаздываем! – гнула свою линию Ася.

Когда они вошли в банкетный зал ресторана, сразу стало понятно, что его арендовали для свадьбы. Белые голуби в клетках, обилие белых роз и белых орхидей, белые стены, белые скатерти с золотом. Невеста – сама элегантность в скромном по размеру, но не по цене белом платье и фате и… Яна в ярко-красном платье с юбкой клеш в двадцать метров. Все взгляды сразу же приковались к ней, потому что не заметить такое было нельзя. Асю даже и не сразу заметили за этими габаритами.

Подруги все же опоздали, торжественная часть уже прошла, и гости тихо-мирно ели за столами, а потому их приход оказался совсем уж неловким.

– Надо было затеряться в толпе, – прошептала Яна подруге одними губами.

– С тобой? Это невозможно! – прошептала ей Ася. – Мы бы не затерялись и на бразильском карнавале.

– Ого! Это дама-торт? Ее можно есть? – выдал кто-то из гостей под дружное улюлюканье.

– Начинкой отравитесь, – ответила Яна.

– Еще одна невеста? – предположил кто-то. – Или кто-то очень хочет замуж.

– Это так заметно? – вспыхнула Яна, поворачиваясь к подруге.

– Да они про платье, – пыталась успокоить ее Ася.

Но Яна не успокаивалась, продолжая гореть словно факел. На выручку пришла сама невеста. Она выпорхнула из-за стола и побежала к ним навстречу.

– Это мои дорогие неразлучные подруги! Знакомьтесь, Ася и Яна, прошу любить и жаловать! А замуж Яне не надо, она там была, и не один раз. Сегодня моя очередь! Проходите, присаживайтесь. – Люся подвела их к одному из столиков, где были свободные места.

А Яна услышала за своей спиной:

– У нас нет такого большого самовара, чтобы посадить такую бабу…

Подруги уселись за столик, и один из гостей принялся за ними ухаживать. Он наполнил им фужеры шампанским и предложил положить разнообразные закуски. Яна хотела отказаться, но когда поняла, что в своем корсете не может ни приподняться, ни дотянуться до чего-либо, милостиво согласилась. Ее большая тарелка, естественно, белая с золотым ободком, быстро наполнилась едой.

Стол был богатый. Салаты, куриные рулеты с черносливом и курагой, буженина, бекон, фаршированные икрой яйца, фрукты, какие-то запеченные осетра и молочные поросята с глазами-маслинами и еще бог знает что.

– Давайте сейчас, девочки, по салату, а потом я вам положу по мяску да по рыбке, – предложил мужчина. – И по штрафной!

Ну а дальше понеслось… все как на среднестатистической свадьбе. Тосты, крики «Горько!». Кроме того, были конкурсы, но Яна в них, естественно, участвовать не могла. И не потому, что болели ноги, а из-за неудобного наряда. Были и танцы, но Цветкова не танцевала все по тем же причинам.

Зато Ася принимала активное участие во всем. Наконец-то появился ее молодой человек, которого Яна ждала с особым нетерпением. Уж столько она про него слышала от подруги! Первым впечатлением Яны было разочарование. Во-первых, он опоздал, что не являлось хорошим тоном. Во-вторых, выглядел как-то не презентабельно. Худенький, сутулый, с хитрыми, такими лисьими глазками и блуждающей улыбкой на пухлых губах. Ася же просто купалась в его объятиях и, глядя на него, таяла словно свечка. По ней было видно, что она влюблена как кошка и совсем потеряла голову. Вот только от чего, Яна никак понять не могла. Ася выглядела богато, красиво, статусно, а он… Вот уж совсем не заметный, молодящийся под пацана мужчина.

«Может, он очень умный? Может, безумно интересный собеседник?» – терялась в догадках Цветкова. Но судя по плотоядным взглядам, которыми Александр одаривал Асю, скорее всего, все дело было в постели.

«Ладно… Время покажет. Главное, что Ася счастлива, а это сразу видно, но это же и пугает. Порхает как бабочка. Как бы крылышки не опалила», – размышляла Яна, радуясь уже тому, что хотя бы перестала страдать по поводу своей неустроенности в личной жизни.

Люся зажигала по полной, была уж чересчур весела и раскованна.

«Ася права, как-то она быстро оправилась, – подумала Цветкова. – Словно отомстила или доказала бывшему мужчине, что и она не осталась одна, что и она кому-то нужна. Даже вот замуж вышла. Просто истерика какая-то…»

Яна тряхнула головой, словно избавляясь от всех ненужных мыслей.

«Сижу здесь как бабка старая, всех осуждаю, всех обсуждаю… Вот такое будущее меня ждет. Сама виновата. А все мои бывшие давно нашли других женщин и счастливы».

– Кульминация вечера! Невеста бросает букет! – объявил ведущий свадьбы. – Просьба всех незамужних дам встать вот здесь, а Людочку подойти вот сюда! Давайте, давайте, девочки, живее, участвуют все! Самая действенная примета. Стоп, дамочка! А вы куда? Я видел, вы пришли с мужем! Ну и что, что он у вас уснул в салате? Это не повод отнимать шанс у незамужних женщин! Мало ли, что вы его поменять хотите!

– Яна, вставай! Пошли! – Ася подхватила ее под локоть.

– Ой, иди без меня! Я уж сижу и сижу. Как сосуд, поглощающий еду. Кто бы мне еще корсет ослабил! Побольше бы в меня вошло…

– Нет, ты что! На бросание букета ты обязательно должна пойти! И так ни в чем не участвовала! Не замужем? Не замужем! Значит, не гневи свадебного бога!

Спорить с окрыленной любовью и выпившей Асей было абсолютно бессмысленно. Яна с трудом поднялась (на самом деле, корсет сильно ее сдавливал) и переместилась вместе с Асей в группу незамужних и страждущих.

– Ася, давай! Мы будем следующие! – крикнул вслед своей пассии Александр, и у Яны удивленно поползли брови вверх.

– Ого, какие далеко идущие планы… Ты его давно знаешь?

– Месяц, я скрывала его от тебя, – шепнула ей счастливая Ася. – Боялась спугнуть свое счастье!

– Я не «сглазливая», – ответила Яна и с нескрываемой неприязнью посмотрела на беснующегося в толпе Шурика. Вот не нравился он ей, и все тут! Хоть режь!

– Ой, у вас такое платье, вы оттесните всех остальных, – запаниковали девушки, увидев приближающуюся Цветкову.

– Я встану сзади… И я точно не смогу высоко подпрыгнуть за букетом, – нашла себе оправдание Яна.

– Так! Не бухтим! У всех должны быть одинаковые шансы! Все по-честному, – нравоучительным тоном сказала Ася и выдвинула Яну, наоборот, вперед. – Мы готовы!

Люся озорно окинула взглядом всю компанию.

– Ну, мои «неженатики»… – Она отвернулась и кинула букет. – Ловите!

Яна не знала, что бросание букета совмещается с громким салютом в честь новобрачных!

Глава 4

К головной боли и заложенности в одном ухе добавились заложенность в другом ухе и постоянный шум в голове. Яна вообще не понимала, что происходит. Она открыла глаза и уставилась в белый потолок. Почему-то сразу же подумалось, что такие потолки могут быть только в больнице. Яна помнила, что она и лежала в больнице. Затем они с Асей поехали на свадьбу к Люсе… Свадьбу Яна тоже помнила. Вполне веселая, нормальная
Страница 7 из 10

свадьба, сносная еда. А вот как она оказалась снова в больнице?

«Напилась все-таки… Ну, на свадьбе это немудрено… – вздохнула Яна и поморщилась, ощущая тяжесть в желудке. – И нажралась, похоже, тоже…»

Яна скосила глаза и увидела встревоженное лицо Виталия Николаевича.

– Опа! Ты прямо прописался, что ли, в больнице? Недавно меня навещал и опять… Чего вид такой трагичный? Просто дежавю! Не хватает только Аси рядом. Где она?

– Я рядом, – раздался голос словно из потустороннего мира.

Яна даже подумала, что это ей Виталий Николаевич голосом чревовещателя ответил.

– Что? – Цветкова повернулась в сторону и оторопела.

На соседней кровати лежала Ася, с забинтованными головой и рукой.

– Привет, – проговорила она. – Я к тебе попросилась… Ты не против?

– А чего это и ты приложилась, что ли? Я что-то пропустила? Чем закончилась свадьба?

– Ничем хорошим, – вяло ответила Ася. – Бросанием букета в толпу незамужних женщин.

– Точно! Это последнее, что я помню, – согласилась Яна.

– Букет был заминирован и взорвался, есть жертвы, – сказал Виталий Николаевич.

– Какие жертвы? – спросила Яна с круглыми от ужаса глазами.

– Много жертв… Одна девушка умерла, другие тяжело ранены. Ты пострадала меньше всего, потому что на голове у тебя под прической оказалась металлическая конструкция, она-то и спасла… А Ася спаслась только из-за того, что стояла позади тебя, твое платье не давало подойти к тебе поближе.

– Ты спасла меня! – пискнула Ася.

– Как же так… – Яна была просто раздавлена. – Я что-то плохо себя чувствую и плохо соображаю.

– Немудрено! Повторное сотрясение головного мозга, – вздохнул Виталий Николаевич. – Хорошо, мне сообщили…

– Чего же тут хорошего? Все дергают тебя и дергают.

– Для начала, ты стала главной подозреваемой, – сказал он.

– Опять?! Я?! Почему я? – удивилась Цветкова.

– Ну а кто? Все свидетели показали, что ты выделялась на фоне гостей. Что у тебя явно не все в порядке с психикой. Что ты хотела затмить саму невесту, перетягивала, так сказать, одеяло на себя.

– И что? Да я сидела всю свадьбу, из-за стола не вставала! Какое одеяло я перетягивала? – возмутилась Яна.

– И специально надела защиту на голову, чтобы все пострадали, а ты выжила.

– Ты с ума сошел?! Ася, это же при тебе происходило! Я же не знала, что мне вообще предложат эту конструкцию на голове соорудить! Я-то тут при чем?

– Да выяснили уже все! – махнул майор рукой. – Успокойся! Просто вид у тебя был слишком демонический… Как главный маньяк на свадьбе.

– А кто букет поймал? – спросила Яна, сдвигая брови на переносице.

– Ты… ты и поймала, – вздохнул Виталий Николаевич.

– Прекрасно! Я заминировала букет и сама же его и поймала! Захотела красиво покончить жизнь самоубийством! А красное платье надела, чтобы крови меньше было заметно. Как всегда, я крайняя! Какой ужас! Кто же надумал такое зверство?! И преступника, как всегда, не нашли? – спросила Яна.

– Почему не нашли? Задержали уже, – отвел глаза Виталий Николаевич.

– Я же говорила! Я адвокат! Я людей хорошо чувствую! – громко заговорила Ася. – Я же сразу сказала, что женщина после предательства так быстро восстановиться не может! Точно крыша поехала! Сумасшедшая невеста!

– Так это Люся сделала?! Она заминировала букет? – ахнула Яна Цветкова и села в кровати. – Зачем?

– Она не сама это сделала, нашла людей, кто это сделал, сейчас их пытаются найти. Но затея ее, – ответил Виталий Николаевич.

– Зачем? – на самом деле тупила Цветкова.

– Оказывается, Германа увела молодая девушка, которая была ее подружкой и была вхожа в их дом. И вот на своей свадьбе она захотела избавиться от всех незамужних подружек разом, кардинально избавиться…

Яна снова легла и уставилась в потолок.

– Яна, ты что? – забеспокоился Виталий Николаевич. – Тебе плохо?

– Нет, мне хорошо… Сильно хорошо… Я не знаю… У меня сейчас мозг взорвется. Мне жалко и Люсю из-за того, что с ней сделал ее гражданский муженек, и нас всех жалко, незамужних, которые попали под ее огненный фейерверк. Одна погибла! За что? За этого идиота? Какой ужас!

– Все правильно ты говоришь, жалко всех, но преступление совершила Людмила. Хотя, конечно, она пройдет психиатрическую экспертизу. Мое мнение, так она ненормальна, – высказался Виталий Николаевич.

– Еще бы! – подала голос Ася. – Я же сразу говорила, что она ненормальная! У нас никто не занимается профилактикой преступлений! Только когда гора трупов!

– А мне иногда кажется, что если изолировать Яну Цветкову, то вообще в мире будет меньше преступлений, – сказал майор полиции.

– Ха-ха-ха! – отреагировала Цветкова. – Что же ты меня не закрыл?

– Пощадил, – ответил Виталий Николаевич.

– А ты не щади! Руби правду-матку! Давай арестуем меня, и все… Все преступления на земле закончатся! Аллилуйя!

– Не юродствуй, Яна, я серьезно.

– Сколько пострадавших? – вздохнув, спросила Яна.

– Десять. Это без вас с Асей, – ответил майор.

– Кошмар! Это каким же извращенным разумом надо обладать, чтобы запрятать бомбу в букет! Она не боялась, что он взорвется еще в ее руках? – все никак не понимала Цветкова.

– Яна, она, повторяю, скорее всего, ненормальная, – ответил Виталий Николаевич, взлохматив волосы пятерней.

– А почему ты, Яна, не задаешь свой главный вопрос? – пискнула Ася.

– Это какой?

– Будет ли мне счастье? Выйду ли я замуж? Хорошая ли эта примета, если я поймала букет невесты? Нет, ну если учесть, что он был начинен взрывчаткой, как вы думаете, это какой знак? – поинтересовалась Ася.

– Теперь ты юродствуешь, – покосилась на нее Яна.

– Нет! Я хочу знать правду!

– Девочки, не ссорьтесь! Я только попросил бы тебя, Яна, в ближайшее время не посещать никакие свадьбы, даже близко не подходить. Ну, на всякий случай… Мало ли что? Выхватишь кольцо, наденешь себе на палец и не сможешь его снять… Придется вызывать спасателей. Потом, где свадьба, там шампанское рекой. Схлопочешь пробкой в глаз. Или еще что. Твое сильное желание замужества может сыграть с тобой плохую шутку.

– Противопоказано это мне, – вздохнула Цветкова, – черная метка. Отсюда делаю вывод, что не будет мне удачи в свадебном деле.

– По любви надо… Как у меня с Сашкой, – снова подала голос Ася.

– На альфонса твой Сашка похож! – не сдержалась Яна.

– А ты его знаешь?! Как так можно судить о человеке? Что ты такое говоришь? Да он лучший мужчина на свете! – сразу же завелась Ася.

– Понятно-понятно! Шурик – тема неприкосновенная, – ответила Яна.

– Что за Шурик? – решил поучаствовать в разговоре Виталий Николаевич.

– Новая пассия Аси, – пояснила Яна.

– Моя настоящая любовь! – выдала Ася.

– Вот ты бы с ним познакомился и оценил… – предложила Цветкова.

– Не надо моего Сашу оценивать с точки зрения правоохранительных органов! – насупилась Ася.

– Она адвокат, с ней будет сложно, – пояснила Яна.

– Я не знаю, о ком даже идет речь, – посмотрел на часы Виталий Николаевич. – Мне пора, дело у меня одно. Тут вам гостинцы, один пакет на двоих.

– Спасибо, – ответила Ася.

Виталий Николаевич обратился
Страница 8 из 10

к Яне:

– Сообщить Ричарду, что ты в больнице?

– Боже упаси! – воскликнула Яна.

– Все-таки бывший муж, и он прекрасно к тебе относится, – напомнил майор.

– Не надо! Не надо его тревожить лишний раз! Со мной все хорошо! Пожалуйста, не надо! – взмолилась Цветкова.

– Ну я тогда навещу… Все-таки… не чужие.

– Тебя всегда рады видеть, – ответила Ася за себя и за подругу. – Надеюсь, мы не заваляемся здесь.

– Да отлежитесь вы уже здесь, девочки, – сокрушенно покачал головой майор и покинул палату.

– Нас и мой Сашка будет навещать, – порадовалась Ася. – И все-таки, как он тебе?

– Да я же с ним даже не общалась. Парень как парень, – туманно ответила Яна. Ну не могла же она так сразу заявить подруге, что ее возлюбленный ей совсем не показался.

– Пообщаешься еще! Он такой милый и интеллигентный парень! И самое главное, Саша очень любит меня, – сказала Ася. – Вот молодец Виталий Николаевич, он тебе уже больше чем муж… такие отношения, проверенные временем.

– Ты на что опять намекаешь?! – скосила в ее сторону глаза женщина с трудной судьбой, как Яна себя называла. – Прекрати мне сватать Виталия Николаевича!

– Ты так говоришь, словно он – худшее, что может произойти в твоей жизни! Конечно, не бизнесмен и не чешский князь, зато честный работник внутренних органов! Майор полиции! – произнесла с особым почтением Ася.

– Ася!

– Что – Ася?! Надо поддерживать отечественного производителя! В свете последних санкций… про чешского князя лучше и не вспоминать.

– А я и не вспоминаю, – ответила Яна и глухо добавила: – Я все время помню…

И внезапно она заплакала. Ася тут же забыла про свои болячки и выросла в поле зрения подруги словно гигантский гриб-боровик после дождя.

– Яна, ты что? Господи! Ты когда видела Карла в последний раз?

– Два года назад. По телевизору шла трансляция его бракосочетания, – ответила Яна, хлюпая носом.

– А живьем? Когда ты видела его живьем?

– Примерно тогда же. Он приезжал за неделю до своего венчания. Это был последний шанс его вернуть. Наивный! Разве я могла вернуть что-то обратно? Да никогда! Он уже изменил… Ведь у него уже родился наследник!

– Знаю-знаю я твой характер! Два года большой срок. И больше он не пытался связаться с тобой? – спросила Ася.

– Никогда, – мотнула головой Цветкова, – думаю, что нам обоим было бы очень больно. Я… я… не забыла его…

– Так на то нам и память, мы все помним, – согласилась Ася, – и я никогда не забуду, например, отца моей дочки.

– Я продолжаю любить его, – ответила Яна, – сильно, так же, как в первый день. Ничего не меняется. И это страшно. Все, что было после Карла, не имеет никакого значения.

Ася смотрела на нее, абсолютно потрясенная.

– Ты никогда не говорила так о нем, ты даже не вспоминала!

– Потому что это слишком больно! Я надеялась, что время лечит, что пройдет это чертово время, но оно шло-шло, а легче мне не становилось! Это словно некончающаяся пытка! – плакала Яна.

– Если это такая сильная любовь, что же ты не поборолась за него? – удивилась Ася. – Он же тоже любил, я это знаю, я это всегда видела и чувствовала! Вы что наделали?! Зачем? И ведь все твой характер! Карл же стал заложником ситуации.

– Ага! Веселая такая перспектива складывается! Любил бы меня наездами, а основное время жил с молоденькой женой и ребеночком. Его сердце разрывалось бы между нами, а мое сердце истекало бы кровью от ревности. Кому было бы счастье? Никому.

– А так кому счастье? – спросила Ася.

– Не мне, – согласилась Яна, размазывая слезы. – Но он очень любит ребенка, да и жену свою. Никто не рвет на части.

– Понятно! Ты, как всегда, пожертвовала собой! – воскликнула Ася.

– Женщины разные… да, я не способна вытаскивать разными способами мужчину из-под другой женщины и отрывать его от его детей! А кто-то может, – сказала Цветкова.

– А счастливы-то бывают как раз те, кто способен по трупам…

– Ну и пусть у них будет их «трупное счастье», когда-нибудь они совершат ошибку и отравятся своим трупным ядом, – отметила Яна. – В жизни все возвращается, кому-то скоро, кому-то через десятилетия. Но возвращается всегда… А я лучше буду одинокая, несчастная дура со спокойной совестью. Чего там говорить!

Ася внимательно посмотрела на подругу:

– Я тоже такая! – И обняла Яну. – Крепись!

– Два года! Долгих два года, Ася! И ни капли не легче… что же это такое?

– Любовь это настоящая, подруга… То, что не каждому дается. А предавать любовь нельзя, это святое. А вы с Карлом оба хороши, но он больше виноват.

– Не надо, Ася. Я не знаю, чего вдруг расплакалась, что на меня нашло? Сотрясения мозга бесследно не проходят. Все! Больше не буду! – Яна вытерла слезы и улыбнулась. – Как же нам повезло, любимая ты моя подруга! Мы живы, и мы вместе!

И подруги обнялись, каждая подумав о своем.

Глава 5

– Я, конечно, все понимаю, гражданка Цветкова, и когда отпускала вас на свадьбу, сказала, что вы вернетесь в больницу… – качала головой лечащий врач Киселева Елена Вячеславовна. – Но я не говорила вам, что вернуться в больницу вы должны с новой травмой, и опять-таки головы, да еще подружку прихватить и половину отделения женской травмы заполнить.

– Это получилось спонтанно, – ответила Яна.

– Ага! Сама спонтанность! Фейерверк неприятностей!

– Чего вы на меня кричите? – не поняла Цветкова.

– Это я для профилактики! Теперь лежите и не шевелитесь. А где, кстати, ваша юридически подкованная подружка?

– Ей кто-то позвонил. Она вышла из палаты.

– Чертова мобильная связь, отбирать бы у вас телефоны, как у зэков, тогда лечебный процесс пошел бы на «ура!», – сказала Елена Вячеславовна и ушла.

«Не удовлетворенная жизнью, – сразу же подумала Яна. – Как же это видно по женщинам, кого любят, а кого нет. Неужели и я такая же злобная фурия? Или скоро стану такой и буду набрасываться на людей?»

Пока Яна размышляла о бренности женского существования, вернулась Ася, и выглядела она ужасно. Бледная-бледная, с дрожащими губами и каким-то отчаянным взглядом.

– Ася, что случилось? – сразу же отреагировала Яна. – Ты себя плохо чувствуешь?

– Нет, вернее, да… Как тут себя будешь чувствовать? Помнишь Алку Пермякову?

– Конечно, помню. Всегда была безбашенной, – ответила Яна.

– Ой, не говори сейчас про нее плохо, сейчас нельзя.

– Чего так? – не поняла Цветкова.

– Умерла она. Мне ее парень позвонил. Завтра похороны.

– Как умерла? – ахнула Яна. – Как же так? Она же наша ровесница! Такая молодая! Что случилось-то?

– Она с какими-то байкерами связалась, вот и разбилась. Ее парень Иван так бессвязно говорил. Позвал вот на похороны. Слушай, я сама не верю. Алка была такой «зажигалкой». Но она, конечно, и выпивала, и курила, и, может, кое-что еще… Но никто не заслужил так рано погибнуть, – разволновалась Ася.

– Пошли на обед, а потом зайдем к Елене Вячеславовне, поговорить надо.

Когда подруги сели за дешевый пластиковый стол в больничной столовой, Ася уставилась на поднос.

– Разве же это обед? – спросила она.

– Суп гороховый, капуста тушеная и такая маленькая тефтелька. Ну и компот!

– Даже не сладкий.
Страница 9 из 10

Где кофе? – капризничала Ася.

– Люсю сейчас еще хуже кормят, надеюсь. Столько девчонок покалечила! – ответила Яна, с кислой миной жуя тефтельку.

Складывалось ощущение, что мяса в ней не было, а вот из чего она была сделана, оставалось непонятно. По крайней мере, у Яны по этому поводу не было ни одной мысли.

– Какой тебе кофе? Это вредно для здоровья!

– Для здоровья вредна такая жратва! – не согласилась Ася.

– Выйдем завтра и это… Поедим, мы же на похороны, ну а следом поминки, – задумалась Цветкова. – Что я говорю? Какое кощунство! А кушать-то и правда хочется. Позвони своему студенту, пусть еды принесет и термос с черным кофе! Я имею в виду твоего Шурика, – сказала Яна.

– Он не студент, он работает.

– Кем и где? – не унималась Цветкова.

– Ну… руками работает, головой работает, – смутилась Ася.

– И еще, видимо, кое-чем тоже работает.

– Яна! Ну как без этого? Мне хорошо с ним, это правда.

– Ладно, я рада, что тебе хорошо. Пошли, пожалуй, порадуем нашего доктора.

– Ну что, невесты? Чего вид такой невеселый? – спросила их Елена Вячеславовна.

– Как-то не очень хорошо вы кормите пациентов, – начала о своем Ася.

– Я кормежкой не заведую! Я вас лечу, а вы мне мешаете! А все претензии тем, кто по сто рублей выделяет в день на питание больного. Так чего вам еще надо?

– Нам бы уйти из отделения завтра вечером, – отвела глаза Яна.

– Я не ослышалась? Снова торжество? Надеюсь, не свадьба?

– На этот раз похороны, – вздохнула Ася.

– О господи! Что случилось?

– Умерла одна наша знакомая, мы должны проводить ее в последний путь…

Елена Вячеславовна с таким выражением посмотрела на них, словно хотела сказать: «Да вы сами-то одной ногой уже там… А еще кого-то провожать надумали», но вслух произнесла:

– Нет, ну если в последний путь, то… ладно! Но только туда и обратно! И без сюрпризов! Хватит подрывать авторитет нашей больницы.

– Хватит нас пугать! Мы можем уйти хоть сию секунду, под расписку. Мы здесь не в тюрьме! – напомнила ей Яна.

– Только из-за вас полиция все время ходит! – возразила доктор.

– Не из-за нас, а к нам, – поправила ее Яна, понимая, что доктор имеет в виду Виталия Николаевича.

Яна с Асей вернулись в палату, и Ася заворковала по телефону со своим Шуриком.

– Он долго сопротивлялся, но все же поможет нам, мой любимый Сашка! – мурлыкала она.

– Не узнаю тебя… «мой любимый Сашка», – передразнила ее Яна.

– Влюбленный человек резко меняется, а я сейчас отношусь именно к этой категории. И потом, кого нам еще просить? Не Виталия Николаевича же ввязывать непонятно во что. Саша завтра принесет нам темную одежду, надо же в подобающем виде идти на кладбище, и довезет до нужного места.

– У него машина? – уточнила Цветкова.

– Нет, он не водит, но возьмет такси.

– Просто супермен! – хихикнула Яна.

– Тебе он понравится, вот увидишь, – не сдавалась Ася.

– Уже нравится, раз ты за него горой! – согласилась Яна.

На ужин они не пошли – хватило обеда, мужественно выдержали уколы и капельницы и дождались следующего дня.

Каждый день в больнице абсолютно походил на предыдущий. Этакий день сурка, поэтому появление Александра внесло некоторое разнообразие в их больничный быт. Яна впервые видела Сашу так близко и без толпы беснующихся людей, но почему-то впечатление от него не менялось. Те же хитрые глазки-маслинки и симпатичные пухлые губки.

«Проходимец», – почему-то подумала Яна и тряхнула головой, отбрасывая дурные мысли.

– Еще раз познакомьтесь! Это Саша, это Яна. – Ася сияла словно начищенный медный таз.

– Да я помню! Ты была звездой вечера! – заявил Александр.

– Не хватало только песни «Я иду в армию», раз уж на мне при взрыве оказалась защита, – ответила Яна.

Это заявление вызвало у Шурика приступ смеха, словно у подростка.

– Главное, что ты спасла мою Асечку, – сказал он и принялся целовать подругу в щечку.

Ася таяла на глазах, а Яна гнала от себя мысли, что все, что делает Саша, сквозит какой-то наигранностью и неискренностью.

«Да нет, не может быть. Почему Ася не может ему нравиться по-настоящему? Ну и что, что она постарше. Она очень хорошо выглядит и заслуживает счастья. Будет здорово, если мне только кажется, что Саша ее не любит, а просто пристроился! Я очень надеюсь, что ошибаюсь».

– Я привез все, что ты просила, дорогая. Термос с кофе, две пиццы и темную одежду! – сказал Саша.

– Спасибо, дорогой! – кинулась к нему на шею Ася, победоносно смотря на подругу, словно говоря ей: «Вот видишь… А ты намекала, что он иждивенец! А он вот сам все купил! Все выполнил! Позаботился!»

Яна закатила глаза. «Молодец мальчик, возьми с полки пирожок».

– Только поехать с вами не могу, у меня работа, – сообщил Шурик, виновато моргая глазками.

– Любимый мой, но какая работа? Вечер на дворе! Отдыхать пора! – забеспокоилась Ася.

– Нет, я людям обещал сделать… Я должен работать всю ночь, – вздохнул он, – вот вам денежка на такси.

– Спасибо, любимый! Ты так заботишься обо мне! Я чувствую мужскую поддержку, что я не одна! – смотрела на него влюбленными глазами Ася.

– Мне тоже хорошо с тобой, любимая. – Саша совсем не стеснялся Яны и продолжал обнимать Асю. – Будьте осторожны! Все… мне пора!

Александр ушел.

– Ну как он тебе? – В глазах Аси светилась такая любовная энергия, что казалось, она запросто может пробить стену. – Он столько работает! Он так балует меня! Все для меня! Шампанское! Клубника! Узнает, что я люблю, и сразу же покупает. Похоже, что это он содержит меня, а не я его. Что бы ты там себе ни думала.

– Ничего я не думаю, успокойся. И вообще, тебе не кажется, что мы обе должны в первую очередь подумать об Алле. Ведь мы идем на ее похороны! – заявила Цветкова, чтобы скрыть свое раздражение от появившегося в жизни подруги Шурика.

Она не знала почему, но была абсолютно уверена, что их отношения не навсегда, что рано или поздно это закончится, а вот Ася, похоже, витала где-то высоко в облаках.

– Не думаешь ли ты, что будешь с Сашей до конца своих дней? – все же решила уточнить Цветкова.

– Да! Я его так люблю, что прямо сплю и вижу, как мы обнимаемся и умираем в объятиях друг друга.

– Ага, – кивнула Яна и начала натягивать черные колготки.

– Что не так? – не поняла Ася. – Чем он тебе не нравится?

– Да при чем тут я? Главное, чтобы тебе нравился! И мы опять не о том говорим! Давай проявим хоть каплю уважения к умершей… Я сейчас Виталию позвоню, предупрежу, что нас какое-то время не будет. А то вдруг после работы приедет? Его ксива ему в любое время любые двери открывает. Заявится, как вчера, с бутылкой шампанского и моим любимым шоколадом. – Яна набрала номер. – Странно… Телефон выключен.

– Оставь ты человека в покое! Такое впечатление, что он двадцать четыре часа в сутки должен быть на службе у Яны Цветковой. В конце концов, у него есть личная жизнь, он же видный мужик! Правда, есть один недостаток. И это не маленький оклад! А то, что много лет по тебе сохнет! Но это не значит, что у Виталия не может быть женщины.

– Да чего ты на меня набросилась?! Мне все равно! Я буду только рада, если у него есть
Страница 10 из 10

женщина! Заметь, у всех моих бывших есть женщины, и все счастливы, так что я не несу никому никаких неприятностей! – воскликнула Яна.

Когда они вышли из больницы и посмотрели друг на друга, то невольно рассмеялись.

– Ну и видок у нас! – отметила Цветкова.

– Это точно! Хорошо, что не на торжество идем. Нет, это, конечно, не хорошо для Аллы, но нас спасает точно. А моему Сашечке все равно, как я выгляжу, и деньги вот на такси дал, – не смогла не добавить Ася.

«Да потому что ему все равно, как ты выглядишь, потому что ему вообще нет до тебя никакого дела», – подумала Яна, но вслух такое произносить, конечно же, не стала.

Наконец подъехало такси. Подруги уселись на заднее сиденье и назвали адрес.

– Далековато будет, – покосился на них водитель.

– Мы добавим тысячу, – сразу же отреагировала Цветкова.

– Ну что ж… в долгий путь, – ответил он.

По дороге к деревне Соловьи Ася с Яной даже успели поспать.

Издалека деревенька выглядела убого. Они расплатились и вышли из машины. Невдалеке мигали какие-то огоньки, на этот свет подруги и двинулись в поисках Ивана.

– Знаешь, кажется, мы погорячились, что ушли из больницы. Сейчас бы по укольчику, по таблеточке и на боковую, – пожаловалась Ася. – А то и голова кружится, и слабость во всех конечностях.

– Тебе нехорошо? – забеспокоилась Яна.

– А тебе?

– Мой организм уже привык ко всяким передрягам, – ответила Яна, – а ты у нас человек новый в этом вопросе. С непривычки-то… Давай с Аллой простимся, сошлемся на плохое самочувствие да вернемся! Эх, зря дядьку отпустили. Здесь попутку поймать – проблема. Смотри, глухомань какая.

– Я не верю своим глазам, – сказала Ася.

– Что?

– Кладбище! Впереди – кладбище! И голоса людские слышны.

– Значит, Аллу тут хоронят. Интересно почему? Так далеко… Может, здесь кто из родственников живет? Насколько я знаю, детей у Аллы нет. Мама ее однажды мне плакалась, что дочка совсем с катушек слетела, в секту какую-то подалась.

– У нее не было близких отношений с матерью, поэтому та могла что угодно нафантазировать. Она всегда была такой пуританкой, и кавалеры дочери сводили ее с ума. Может, и выжила дочь из дома.

Подруги приблизились к группе людей, и один из мужчин обратился к ним:

– О, привет! Две подружки-неразлучницы Ася и Яна!

– Привет, Ваня. Прими наши соболезнования, – ответила Ася.

– Принимаю. А чего вы так вырядились? Выглядите словно зомби, – оглядел их Иван.

– Мы из больницы, – туманно ответила Яна. – Нам бы с Аллой проститься. Да мы и поедем, неважно себя чувствуем…

– Да нормально все будет! – ответил Иван и издал глупый смешок, при этом правый глаз его слегка подергивался.

Народа на кладбище собралось человек тридцать. Яна с Асей старались держаться вместе и наконец-таки увидели Аллу. Она лежала в темной одежде в гробу, вытянувшись в струнку. На ней было множество каких-то металлических украшений, а на плечах торчали шипы, словно она была металлистом.

– Аллочка, – схватилась за рот Ася, пытаясь сдержать рыдания.

– Как же так… – вторила ей Яна.

И тут Алла открыла глаза и села в гробу.

– Привет, мои подружки! Так рада вас видеть!

Ася пошатнулась и, если бы ее не поддержала Яна, наверняка упала.

– Алла?! Это что за юмор такой?! Ты с ума сошла? – Ася уже держалась за сердце.

– Да я не хотела никого пугать, это все Иван…

– А я-то чего! Просто такие вещи по телефону не хочется объяснять. Да и не приехали бы они, если бы я не сказал про похороны.

– Что вообще происходит? – спросила Цветкова.

– Сегодня мои похороны, – подтвердила Алла. – Это у нас ритуал такой – посвящение на следующий уровень.

– На какой уровень? – не поняла Яна.

– Уровень самоочищения, уровень отхода души от тела и обратно, но я смогу регулировать свою душу, контролировать все, – говорила Алла, и глаза ее при этом как-то странно поблескивали.

Яна с Асей переглянулись. Что говорить, они даже не знали. Нет, конечно, теперь-то они понимали, что зря приехали, но как так сразу развернуться и уйти? Спорить с Аллой было бесполезно. Она была явно не в себе и искренне считала, что сделала доброе дело, пригласив близких подруг на такое знаменательное для нее событие.

– А поминки? – вдруг спросила Ася.

– Что? – не поняла Алла.

– В смысле, поесть…

– А это будет! Сначала обряд, – ответила Алла, кивая как-то без удержу, словно китайский болванчик.

И вся толпа вместе с гробом двинулась в глубь кладбища с какой-то странной, заунывной песней.

– По ходу, мы попали, – прошептала Яна на ухо подруге.

– Это сектанты… сто пудов… Извините, любезный! – обратилась Ася к одному из парней. – А где будет… это…

– Жрачка? – тут же понял он.

– Именно!

– Так отсюда налево метров двести, кафе «Встреча», – пояснил парень.

– Пожалуй, я туда сразу пойду, – зевнула Яна, похлопав себя по впалому животу.

– А как же. – не поняла Ася.

– Что, похороны? Так вроде все живы…

– Нет, ну это понятно. Но мы должны следовать их правилам, подыгрывать как-то, – пояснила Ася.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=18804348&lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.