Режим чтения
Скачать книгу

Лжебогиня читать онлайн - Валерия Чернованова

Лжебогиня

Валерия М. Чернованова

Лжебогиня #1

Так виртуозно вляпываться в истории могу только я!

Не всякой девушке «повезет» выскочить замуж за самого отпетого негодяя империи, а потом, оставив благоверного, тосковать в темнице, отправиться в соседний мир изображать богиню любви и попутно спасать несчастных его жителей от надвигающейся катастрофы. Правда, по мнению этих неблагодарных, спасаться им нужно именно от меня! Вот они недолго думая и устроили охоту за бедной богиней. Ясное дело, сглупили. Ведь, как известно, со всевышними шутки плохи. И горе тому, кто лишь помыслит перейти дорогу богине любви! Пусть даже и ненастоящей…

Глава первая

О традиционной илисской свадьбе и ее нетрадиционных последствиях

Браки совершаются на небесах. Иногда – умственно отсталыми ангелами.

    NN

Еще находясь в нежном пубертатном возрасте, я поклялась на крови: пока не свихнусь окончательно, ни разу не схожу под венец. Но, как говорится, бог шельму метит. Вот он-то и решил сыграть со мной злую шутку.

Иначе почему я, находясь в здравом уме и твердой памяти, оказалась перед алтарем в храме? Да еще и в экстравагантном наряде от невероятно дорогого и определенно двинутого на всю голову кутюрье. Со свадебным платьем мой жених явно переборщил. Чтоб его похоронили в подобном прикиде!

Представила Рэйфела в гробу, напомаженного, в розовом ореоле из кружев и бантиков. Чуть полегчало. На какой-то миг отвлеклась от стенаний священника. Тот что-то бормотал о счастливой жизни, подстерегающей новобрачных на их длинном или коротком (это уж кому как повезет) пути.

Попробовала издать протестующий вопль, дабы заявить иерею о своем несогласии с его устаревшей трактовкой брака. А заодно сообщить суженому, что чихать я хотела на семейные узы. Не получилось. Генриэтта расстаралась вовсю, затягивая на моей талии, словно удавку, блестящий корсет, усеянный бабочками и цветами. Почему-то розовыми с черными вкраплениями. Наверное, сестра надеялась, что я не доживу до окончания этого жуткого ритуала и брачная церемония плавно перейдет в похоронную. Маленькая корректировка наряда – и я уже в гробу, вся такая юная и непорочная.

Вторая попытка вздохнуть тоже потерпела фиаско. Скрипнула зубами от бессильной ярости. Постаралась отодвинуться от ненавистного жениха, мертвой хваткой вцепившегося в мою руку. Не тут-то было.

Рэйфел скосил на меня свои хитро-черные глазки. По-хозяйски облапив, снова сцепил наши пальцы.

Ненавижу!

Еще недавно моя безмятежная, не обремененная ни единой заботой жизнь напоминала волшебную сказку. Сказку, ничем не предвещавшую такой идиотский конец.

Все началось со скоропостижной смерти Агаты, моей приемной матери. Далее неприятности помчались ко мне, обгоняя друг друга. Не успела ее душа отойти в мир иной, как Генриэтта – моя обожаемая сводная сестра – заграбастала бразды правления нашим детективным агентством в свои жадные ручки. Хотя на сыскное агентство в прямом смысле этого слова «Шейлис» явно не тянуло. Так, маленькая конторка, занимавшаяся разной белибердой, вроде поиска затерявшихся в домашнем хламе амулетов, возвращения блудного мужа в супружеское логово, усмирения зарвавшегося привидения.

Выручаемых денег вполне хватало на хлеб с маслом, правда, без икорной прослойки. Этта же решила, что пора нашей конторе выходить на новый уровень, так сказать, политический – расследовать дела исключительно государственной важности и перестать якшаться, как она любила повторять, с быдлом. Не успев обзавестись новыми клиентами, сестра недолго думая послала подальше старых. Семейное детище начало хиреть на глазах.

Я уже всерьез подумывала о смене амплуа сыщика, когда в один далеко не прекрасный день Генриэтта фурией влетела в мою комнату. Я бы совсем не удивилась, если бы увидела ее верхом на метле. Набрав в легкие побольше воздуха, сестра принялась меня обличать:

– Сколько можно бездельничать? Дни напролет то пропадаешь неизвестно где, то мусолишь страницы. Наконец-то подвернулось настоящее расследование!

Потихоньку зверея, оторвала взгляд от книги.

– Неужели сам император попросил слезно помощи у нашей великой сыщицы?

– Почти угадала, – не заметила иронии Этта.

– Если дело такое важное, почему не побежала к Слэму или Ришару? У них куда больше опыта в расследовании настоящих дел. – На моем лице появилась издевательская усмешка. Сестру слегка перекосило. Жаль, что не навсегда. – Ах прости, совсем позабыла: ты же выбросила на улицу половину наших сотрудников!

Вторая половина ушла добровольно, не выдержав сумасбродства хозяйки.

Этта недовольно поджала тонкие губы и прошипела, сделав ударение на первом слове:

– Мои мать и отец были слишком расточительны. Мы не можем позволить себе кормить такое количество дармоедов.

– Тогда ноги в руки и разнюхивай все сама. Интересно будет посмотреть, что ты там раскопаешь.

– Я что, похожа на землеройку? – взвизгнула сестричка. – Нет, дорогуша, разнюхивать и раскапывать придется тебе!

Правду сказать, Генриэтта ничего не смыслила в ведении семейного бизнеса. Дни напролет она проводила, вертя задом перед зеркалом или перед очередным воздыхателем, даже не подозревающим, какое счастье свалилось на его голову. Стоит отметить, все ее шуры-муры не доживали до логического конца. Словно мыльные пузыри, лопались в самом начале.

Все, кроме последних. Уму непостижимо, но Фирц, канцлер его величества, обратил внимание на взбалмошную и, по-моему, совершенно никчемную девицу. Наверное, причиной были его предзакатный возраст и катастрофически плохое зрение. Или брак с Генриэттой он рассматривал для себя как последний шанс, справедливо полагая, что в другой жизни ему не светит и этого. Сестру же вполне устраивало нехилое состояние канцлера и его блистательное положение в обществе. Короче, идеальный тандем.

Именно Фирц, поддавшись на уговоры невесты, отрыл для нее это секретное задание. А та благополучно сосватала его мне, нахально заявив, что последствия моего отказа могут быть непредсказуемы. Для меня. До оглашения завещания оставалось два месяца. Уверена, Агата позаботилась о приемной дочери и не оставила меня без куска хлеба. Пока же я была беднее церковной мыши: у той хотя бы есть крыша над головой. А я своей могла лишиться в любую минуту.

Угрозы сестры не были пустым звуком. По закону (и какой только дурак его придумал!) до оглашения последней воли родителей Генриэтта могла запросто выставить приживалку, то бишь меня, из отчего дома, да еще и без гроша в кармане. А в будущем попытаться оспорить в суде мои права на наследство.

Я, конечно, без боя сдаваться бы не стала. Помыкалась-помыкалась и полезла бы в тягомотную тяжбу. Но не факт, что победила бы. Со связями Этты, а точнее, ее жениха, о справедливости можно было только мечтать.

Поэтому ссориться с сестрой сейчас было, мягко говоря, неразумно. Пришлось соглашаться.

Фирц проявил чудеса расторопности и оперативно ввел меня в курс событий. Вот уже несколько недель в Илиссии, столице Астархада, гостила делегация одного из миров Забвения, возглавляемая принцем асгайров. Якобы тот
Страница 2 из 19

под благовидным предлогом налаживания связей между мирами без зазрения совести шпионил для своего демонического папаши. Некоторые особо восприимчивые и легковозбудимые личности шли дальше – поговаривали о готовящемся заговоре.

Подобраться к венценосному демоненку оказалось невозможно. Зато знакомство с одним из его прихлебателей, Рэйфелом де Вером, завязалось само собой. Пришлось закрутить с ним роман.

Я должна была всего лишь, как неустанно повторяла Этта, раскрыть неблаговидные намерения иномирцев и донести эти сведения до нашей верхушки. Только и всего. Кто же знал, что Рэйфел втрескается в меня по уши и уже через месяц потащит под венец!

После предложения руки и сердца я с еще большим рвением принялась за расследование, ведь от этого зависело мое светлое (надеюсь!) будущее. Пыталась ухватиться за ниточку, которая привела бы меня к якобы назревающему заговору, но тщетно. Время шло, а я продолжала топтаться на месте.

Отказаться от «почетной» миссии быть избранной в супруги иноземным придурком не получилось. Фирц утверждал, что мне единственной посчастливилось подобраться так близко к демону Селиола. Точно, ближе уже некуда. Еще немного, и мы окажемся в одной койке!

Приходилось продолжать бегать на свидания. Рэйфел, демон его побери, строил из себя добропорядочного туриста и дни напролет вояжировал по столице. Ни с кем не пересекался, занудствовал с принцем о светской жизни в Илиссии, о балах и о том, в каком ресторане лучше поужинать.

Как уже успела заметить, его высочество являлся истинным гурманом. Большую часть времени он проводил в фешенебельных питейных заведениях, где успевал так надраться, что тащить его оттуда приходилось чуть ли не волоком. В общем, и принц, и Рэйфел, да и вся остальная демоническая братия производили впечатление аристократов-бездельников, транжирящих направо и налево деньги своих вельможных папаш.

Для тех, кто не в курсе, кратко поясню: асгайры – обитатели одного из миров Забвения, загадочного Селиола. Почему так назвали цепочку миров, облюбованных демонами, вампирами, некромантами и прочей нечистью, ответить сложно. Родители меня туда на экскурсии не водили, с тамошними достопримечательностями не знакомили. Может, всем, кто туда попадает, начисто отшибает память и мозги? Понятно, если те до этого имелись в наличии.

Внешне асгайры похожи на людей. Правда, некоторые утверждают, что под иллюзорной личиной прячутся жуткого вида создания, обладающие неслыханными магическими способностями и огромной физической силой. Лично мне все равно, какая на самом деле физиономия у де Вера. У меня и людская его вывеска особых восторгов не вызывает. Хотя Генриэтта почему-то томно вздыхает и прямо-таки млеет всякий раз, когда он удостаивает ее мимолетным взглядом. Вот бы и лобызалась с ним при луне, а заодно бы и сбегала замуж.

На меня же его потусторонний облик навевал жуть. Иссиня-черные волосы, закручивающиеся тугими спиралями, непослушно торчат в разные стороны, и горе-красавчику непрестанно приходится их прилизывать. В тон шевелюре глаза – черные, пронзительные, так и буравят тебя насквозь. Ему бы работать ищейкой или шпионить, в чем его бездоказательно и подозревают.

Единственное, что мне импонирует в Рэйфеле, это его фигура. Демон высок и статен. А вот улыбка… тушите свет. Что-то среднее между оскалом дикого зверя и ухмылкой недоумка. В общем, мужчинка на любителя. Умом на первый взгляд не блещет, зато самомнения хоть отбавляй. Звезд с неба не хватает. Если не считать одну, то есть меня, в которую вцепился не оторвать.

Но я не собиралась сдаваться без боя. Не на ту напал! Еще лелеяла маленькую, но все-таки надежду на спасение.

Проснувшись утром и увидев подвенечное платье, присланное де Вером, сначала запаниковала. К глазам подкатила непрошеная слеза. В носу предательски защипало, в горле образовался ком. Налицо все признаки приближающейся депрессии. Решив покончить с ней раз и навсегда, а заодно, возможно, и с собой, пулей помчалась к распахнутому окну. От суицида меня удержали только его маленькие размеры. Как-то не комильфо свалиться головой вниз, сорочка задерется. И на что это будет похоже? Вот если солдатиком прыгать, другое дело.

Мои размышления по поводу благопристойности неминуемой кончины прервал знакомый голос.

– Утри сопли и перестань хандрить! Сдается мне, брачную ночь де Вер проведет не в имперских альковах, а за решеткой на драной подстилке.

Скользнув на пол, я механически прижала колени к груди и сосредоточилась на связи с рийей. Моя ипостась тараторила, глотала слова, она не любила, когда ее по сто раз переспрашивали.

– Коротко и по существу, – вещало внутреннее радио. – Наш женишок не такой уж святоша, каким прикидывается. Только что он побывал у этой жирной туши, своего принца. Его высочество передал Рэйфу, – так обычно Ли величала де Вера, в промежутках между «сволочью» и «скотиной», – занятного вида кинжальчик. Крошечный, словно игрушечный. Убить таким было бы проблематично, если бы не острие, от души нашпигованное быстродействующим ядом.

Рэйфик с поклонами принял безделушку, чуть ли не облобызал господские штиблеты и клятвенно пообещал выполнить задание сегодня же. Не дергайся, оружие приготовили не для тебя. Иначе зачем ему за тобой месяц ухлестывать? Нет, наша жертва – птица куда более высокого полета, – не преминули напомнить мне, что в данной игре я всего лишь пешка. – К сожалению, конец разговора я не услышала. Они вошли в кабинет принца, покрытый звуконепроницаемым куполом, но мне явственно удалось разобрать одно слово.

– Какое?

Пауза.

– Ли! Ты что, уснула?

– Мелиссар, – еще немного повыделывавшись, закончило доклад альтер эго.

– Ну ничего себе размах! Хотят убить императора!

– И сделать это собираются сегодня. Если не на церемонии венчания, где его величество будет почетным гостем, то на балу во дворце.

В котором нам милостиво предоставили брачное ложе. Меня замутило.

– Сейчас же расскажу об этом Фирцу! – ринулась я к дверям. Потом вспомнила, что не к лицу воспитанной девушке лететь в императорскую цитадель в неглиже, и стала спешно натягивать на себя первое попавшееся платье.

Правда, мчаться никуда не пришлось. Фирц околачивался у нас в гостиной, проделывая глазами дыры в семейных портретах Шейлисов. Так усердно он их рассматривал. Я его застукала как раз за обозрением моего изображения, явно выигрывавшего на фоне других портретов.

Поздоровавшись и наградив канцлера небрежным реверансом, слово в слово пересказала информацию, добытую Ли. Надеялась, что, узнав о кинжале, Фирц побежит арестовывать принца, а вместе с ним и де Вера, но толстяк, подбоченившись, важно произнес:

– Операцию сворачивать нельзя. Мы не располагаем прямыми уликами. Кинжал у вас?

– Нет, – с досадой крякнула я.

– Тогда придется подождать нападения и только потом арестовать злоумышленников.

– Ясно, будем ловить на живца, то есть на императора… Но мы же не можем так рисковать!

– За его величество не волнуйтесь, – типа успокоил меня канцлер. – А вот то, что мы действительно не имеем права себе позволить, это
Страница 3 из 19

межмировой конфликт. Не получится найти доказательства, не получится изобличить принца – ничего не получится, – изрек он глубокомысленную фразу и указал пухлым пальчиком на дверь. – Идите, Дезали, вам пора готовиться к свадьбе.

…И вот я стою перед алтарем в обществе демона-заговорщика и любуюсь на его наглую рожу. Скоро он станет мне мужем, а потом зарежет или заколет императора. Уж не знаю, как там у него срастется.

Его величество сидел себе спокойненько в первых рядах с блаженной улыбкой на устах и ни сном ни духом не ведал о своей скорой кончине. Впрочем, пусть еще хоть немного порадуется жизни…

Священник велел мне опуститься на колени и приложиться губами к руке жениха. Унизительный ритуал. Не понимаю, почему каждая вторая особа женского пола в церкви сейчас растроганно вздыхает и сверлит меня завистливым взглядом. Я бы с удовольствием поменялась местами с любой из них. Еще бы и приплатила.

Де Вер, в свою очередь, склонился ко мне и обслюнявил мой лоб, обещая тем самым заботиться о своей жене и оберегать ее от всякого зла. Забавно, если учесть, что он сам как раз его и олицетворяет. Негодяй легонько провел пальцами по моей щеке. Интересно, где они припрятали кинжальчик? Он бы мне сейчас очень пригодился.

Мы обменялись кольцами с выгравированными на них клятвами любви и верности до гробовой доски. Доской бы этой ему по темечку! Затем под бурные рукоплескания собравшихся пошагали к выходу из храма. Хорошо хоть на бис не потребовали повторить церемонию. Я бы этого точно не пережила.

В груди гулко стучало сердце. Я двигалась словно в бреду, позабыв и об императоре, и о заговоре, и о Ли, которая с самого утра так больше со мной и не связалась. Не верилось, что действительно переступила черту.

Дальнейшие события завертелись с неимоверной скоростью. Меня привезли во дворец. Переодели в другой, на мой взгляд, не менее идиотский наряд. Угораздило же кого-то с таким вкусом, вернее, с отсутствием оного, влезть в придворные портные. Шил бы лучше попоны для лошадей.

Затянув на моей талии туго корсет, нанесли на лицо несколько слоев белил, отчего я стала напоминать себе фарфорового болванчика. Влили в рот бокал вина, чтобы через слой грима проступил свекольный румянец, и велели топать к гостям. Кто и как долго проделывал со мной все эти манипуляции, хоть убейте не помню.

В широкие окна бального зала можно было увидеть слабый свет звезд, одна за другой появлявшихся в мрачной стихии неба. Вокруг все смеялись, пили шампанское, танцевали и, кажется, позабыли, по какому поводу здесь собрались.

Вскоре я увидела де Вера. Он появился из противоположных дверей, замер на другом конце зала, глядя на меня. В белом фраке с черной бутоньеркой, с зачесанными набок темными волосами и привычной идиотской ухмылкой. Как ни странно, его довольный, я бы даже сказала ликующий, вид привел меня в чувство.

Скользнув по собравшимся взглядом, нашла в пестро разряженной толпе императора. Слава богам, пока еще целого и невредимого. Грудь Мелиссара украшал увесистый золотой орден в форме солнца, из поколения в поколение передававшийся в его семье как символ власти. С начала правления династии Олларов наш мир процветал, и мне бы хотелось верить, что так будет всегда.

Император еще достаточно молод, ему совсем недавно стукнул тридцатник. Как раз тот рубеж, после которого день рождения – это не день рождения, а лишь повод напиться. Его величество пока что не успел обзавестись наследником, поэтому от благоденствия Мелиссара и от того, как долго он проживет, зависело и благополучие Астархада.

На нас, «счастливых» молодоженов, все-таки обратили внимание. Когда Рэйфел подошел ко мне и пригласил на свадебный танец, народ перестал шуметь. Веселая мелодия стихла. Музыканты синхронно перелистнули ноты и принялись перебирать струны, извлекая из скрипок и арф жалобные звуки. Толпа расступилась, освобождая новобрачным место для танцевальных маневров. И снова отовсюду слышались охи и ахи, а спину прожигали завистливые взгляды. Можно подумать, я отхватила эксклюзивный товар. Причем совершенно даром.

Должна признать, Рэйфел был превосходным танцором. Но это, пожалуй, его первое и единственное достоинство. Он вальсировал легко, непринужденно, и в то же время вел уверенно, крепко обнимая меня за талию, будто боялся, что сбегу. Да я бы с радостью.

Кружась с подлецом-мужем по залу, украдкой поглядывала на Мелиссара. Лицо свежее, даже слишком. Вон как алеют щеки после принятого на грудь. Видимых порезов или царапин на теле не имеется, а под исподнее я не заглядывала. Наверное, еще не успел травануться.

Но думаю, ждать осталось недолго. В такой толчее коснуться его величества кинжалом как высморкаться. Сейчас Рэйфик натанцуется со мной и займется императором. Если, конечно, он не передоверил это грязное дело кому-нибудь из подручных демонов.

В который раз попыталась связаться с Ли, но та опять вредничала. Негодная девчонка! Не понимает, как мне ее сейчас не хватает! Хотя винить кого-то, кроме себя, в том, что я окончательно распустила свою рийю, глупо. Ли – моя ипостась, отражение меня самой, мое альтер эго. Она лишь копирует характер хозяйки. Иногда сама себе поражаюсь: неужели я настолько строптива?

«Рийя» на языке моего народа означает «тень». Бесплотное существо, на протяжении всей жизни следующее за своим хозяином. По идее маниакально верное, послушное и незлобивое. Но только не в моем случае.

«Ли! Где тебя демоны носят?!»

Очередной ментальный вопль остался без ответа.

– Вы так напряжены, любовь моя, – целуя меня в мочку уха, просюсюкал де Вер.

Эта самая любовь едва удержалась, чтобы не влепить ему пощечину или не пришпилить его начищенную туфлю каблуком. Небось глаз не сомкнул, ее полируя.

– Мне претит повышенное внимание со стороны окружающих. Особенно ревнивых дам, – попробовала выдавить из себя улыбку, которая больше походила на оскал.

Романтического пыла у демона поубавилось, на ушко мне шептать перестали. И на том спасибо.

– Потерпите немного, Дезали. Скоро мы останемся наедине, и я обещаю, что в ближайшие дни единственные глаза, которые будут вас пожирать, это мои собственные.

Смотрите не подавитесь! – едва не сорвалось с языка.

Чтобы хоть как-то отвести душу, все-таки применила номер с каблуком. Холеное личико асгайра искривила гримаса боли. Цепкие пальчики, унизанные перстнями, перестали испытывать мои ребра на прочность.

Я проворно отскочила от мужа. Выдавила из себя неразборчивое «прости» и потрусила к императору, орудуя локтями, чтобы расчистить дорогу. Краем глаза заметила, как к Мелиссару с другой стороны подбирается высокий тощий демон, один из дружков де Вера. В глазах нечестивца читалась отчаянная решимость.

– Кинжал у него! – завизжала Ли у меня в голове.

– А раньше чего молчала? Мерзавка!

– Сама мерзавка! А я была занята! – огрызнулась рийя.

Спрашивать, чем же таким важным, важнее жизни императора, она занималась, бесполезно. В лучшем случае Ли не ответит. В худшем – психанет и оставит меня одну разбираться с убийцей. Обещанной канцлером стражей даже не пахло. Бравые солдаты
Страница 4 из 19

расслабились под воздействием вин и не думали охранять своего государя. Ну почему мне вечно больше всех надо!

– Ваше величество, я так и не поблагодарила вас за чудесное торжество. – Во сказанула! Будто это он лично развешивал бантики-шарики по бальному залу. – А отведенные нам покои… Они прекрасны!

Потом панибратски обняла монарха. Успела оттеснить его в сторону как раз в тот момент, когда демон поравнялся с нами. Лезвие кинжала сверкнуло в бликах свечей, прошлось по золотому канту, обрамлявшему рукав Мелиссара, но так и не коснулось запястья.

По идее сейчас несостоявшегося убийцу должны были схватить, заломить руки за спину, вырвать смертельное оружие и отправить на пожизненное заключение в один из необитаемых миров Забвения. Или как там пекутся об особо опасных преступниках.

Но ничего не произошло. Никто даже не заметил появления асгайра. Отравленный кинжал утонул в недрах его фрака, а сам демон в одно мгновение растворился в толпе. Момент был упущен. Вот досада!

У Мелиссара челюсть отвисла от такой фамильярности. Не каждая герцогиня может себе позволить прилюдно обжиматься с правителем Астархада. А тут какая-то девчонка, без роду и племени, да еще и с подпорченными мозгами, липнет к нему на глазах у новоиспеченного мужа.

Я тактично отстранилась, заботливо расправила примятую мной голубую муаровую ленту, украшавшую грудь государя.

– Наверное, пойду лучше к мужу. А то еще приревнует.

В моменты стресса, ну и не только, я начинаю нести чушь. Вот и сейчас изобличила его величество чуть ли не в домогательстве. Тяжелый случай.

Мелиссар растерянно кивнул:

– Конечно, леди де Вер, идите.

Я присела в глубоком реверансе, развернулась на каблуках и помчалась обратно к извергу-мужу, затылком чувствуя недоуменный монарший взгляд. Может, прикидывает, стоит ли отвечать на заигрывания?

Моего суженого-ряженого нигде не было видно. И куда смылся, паршивец?

– Пошел почистить перышки перед брачной ночью, – как обычно невпопад ляпнула Ли.

– Не смешно. Ты должна была за ним проследить.

– Ну извини! У меня нет раздвоения личности, иначе у тебя было бы растроение. И, по-моему, важнее было выяснить, куда направился тот демонический жердяй.

– Выяснила?

Ли устало зевнула, будто целый день таскала неподъемные мешки на своем горбу.

– Нет, но это уже не важно. Я знаю, где он припрятал кинжал. Следуй за мной!

Приподнявшись на цыпочках (к сожалению, с ростом мне не подфартило), стала выискивать взглядом свою ипостась. Ли моя копия не только внутренне, но и внешне. Те же большие зеленые глаза, длинные рыжие локоны, щедрая россыпь веснушек на лице.

Среди гостей мелькнула стройная фигурка, не видимая никем, кроме меня. Рийя помахала мне и исчезла в коридоре.

Бесшумно ступая по красной ковровой дорожке, я миновала несколько статуй, расставленных по периметру парадного холла, и наткнулась на Ли. Та сосредоточенно шарила руками в глубокой напольной вазе из лигийского фарфора.

– Ну? – нетерпеливо воскликнула я, кажется, вслух.

– Ничего не понимаю. Своими глазами видела, как демон бросил кинжал в вазу…

Рийя растерянно огляделась. Обведя взглядом холл, заметила фарфоровую близняшку и ринулась к ней. Я было устремилась следом, когда почувствовала, как чья-то рука властно схватила меня за талию и потянула в другом направлении. Вздрогнула от неожиданности, резко развернулась.

– Рэйфел! Вы меня напугали!

– Наконец-то я вас нашел. Вы так неожиданно исчезли, моя драгоценная.

Голос такой приторно-сладкий, аж тошнит. В следующий миг меня попытались облобызать. Я, конечно, увернулась. Выразительно покосилась в сторону влюбленной парочки, показавшейся в дверях бального зала.

– Вам нечего стесняться, любовь моя, и скрывать свои чувства. Теперь вы моя жена!

Чувства-то как раз скрывать приходилось, только не те, на которые рассчитывал мой избранник.

Рэйфел взял меня за руки и потянул к лестнице.

– Пойдемте, Дезали. Не будем им мешать. Я уже не в силах противиться своей страсти.

– Но это же неприлично уходить в разгар торжества! Что подумают гости?

– Уверен, они о нас и не вспомнят.

Ситуация вышла из-под контроля. Сейчас мне уже было не до императора. С Мелиссаром пусть нянчится его стража.

Если честно, я и не предполагала, что все зайдет так далеко. Спасибо хоть Ли была рядом. Ни на шаг от меня не отставала. Какая-никакая поддержка.

– Голову даю на отсечение, это Рэйфик кинжальчик заныкал, – делилась соображениями рийя. – Нужно будет обыскать негодяя. Когда разденется, ты чем-нибудь займи мужа, а я пошарю в его одежде.

– И чем же прикажешь занять оголенного мужчину?

– Ну спой ему или станцуй, – продолжала паясничать рийя.

– Разве что ритуальный танец на его останках.

Иногда мне очень хотелось, чтобы Ли влезла в мою шкуру, а я на время стала невидимой.

Когда мы очутились перед дверью спальни, де Вер обернулся и бархатистым голосом прошептал:

– Милая, закрой глазки.

Всем своим видом я продемонстрировала протест и нежелание подчиниться.

Демон сощурил угольные глаза.

– Дезали, неужели вы меня боитесь?

Я тебя не боюсь. Просто у меня на тебя аллергия. И вообще, меньше суток женат, а уже раскомандовался.

– Дезали…

Ладно, демон с тобой! Иначе ведь не отвяжешься.

Не успела хлопнуть ресницами, как меня подхватили на руки и понесли в усыпальницу. Тьфу ты, спальню!

Хорошо хоть де Вер догадался локтем толкнуть тяжелые створки, а не использовать мою голову в качестве тарана.

От благовоний у меня засвербело в носу, а от рассыпанных повсюду роз началась икота. Приняв вертикальное положение, я громко чихнула. Деловито растерла каблучком несколько лепестков. Поймав мой равнодушный взгляд, Рэйфел тяжко вздохнул. Поди уже сто раз пожалел, что на мне женился.

Не успела так подумать и порадоваться кратковременной передышке, как счастливый обладатель гордого звания мужа снова ринулся ко мне с поцелуями. Грозным взглядом укротителя змей уставилась в бесстыжие глаза. Жалко, нет дудочки. На худой конец можно пустить в ход кулаки…

Тут же вспомнила, что сила женщины в ее слабости, и, обольстительно улыбнувшись прилипале, проворковала:

– Если хотите, чтобы я умерла в ваших объятиях от страсти, не дайте мне умереть прежде от жажды. Сгоняйте-ка лучше за водичкой.

Рэйфел воспринял мою просьбу-приказ с радостью и прытко поскакал к выходу. Сам, наверное, мечтал поскорее смыться. Ли рядом не было, отправилась следить за де Вером.

Сквозь ажурные занавески струился лунный свет. Распахнув окно, я залюбовалась садом. Звезды так густо усеяли небо, что, казалось, запусти в них камнем побольше, они так и посыплются вниз, как переспевшие сливы с дерева. И ни единого звука. Все будто замерло. Даже деревья не шелестят. Что-то мне подсказывает, это затишье пророчит бурю.

Почувствовав слабость в ногах, плюхнулась на бархатный пуф возле туалетного столика и принялась разглядывать себя в зеркале. Зеленые глаза, обычно искрящиеся весельем, сейчас, словно омут, наполнились чернотой. В них затаилась тьма. Бывают моменты, как сейчас, когда я становлюсь неподвластной самой себе. И тогда то, что до поры дремлет
Страница 5 из 19

во мне, просыпается и рвется наружу. Я боюсь проявления этой силы, потому что до сих пор не знаю, как ею управлять. Надеюсь, Рэйфел не заметил этих метаморфоз. Вот бы удивился он, узнав, кем на самом деле является его женушка.

Хотя о чем я вообще думаю? Не о том должна беспокоиться!

Подавив в себе очередной всплеск тьмы, я принялась нервно выдергивать из огненной шевелюры шпильки и размышлять. Императора они так и не убили. Уж не знаю, радоваться по этому поводу или огорчаться. В том смысле, что пока Мелиссар жив, а кинжал у заговорщиков, я вынуждена продолжать игру, в которой от меня могут потребовать исполнения чего угодно, в том числе и супружеского долга.

Ну этому, конечно, не бывать. И не то чтобы мне так уж дорого мое целомудрие… Но при нынешних обстоятельствах расставаться с ним я точно не собираюсь. Давать задний ход тоже поздно. Не для того нарушила свой обет и врала перед алтарем.

Мне позарез нужен проклятый кинжал!

Ли! Ну где ты запропастилась?!

Но вместо рийи в проеме распахнувшейся двери показалась прилизанная башка де Вера.

– Вот это точно нас освежит. – Он помахал бутылкой кармийского перед моим носом, потом водрузил вино на стол и… ловко вытащив из кармана кинжал (о боги, тот самый!), воспользовался им вместо штопора, а затем небрежно швырнул в хрустальную вазу.

У меня челюсть отвисла от удивления. Темную, украшенную замысловатой резьбой рукоять я узнала сразу. Да и странное искривленное лезвие кинжала хорошо врезалось в память.

Минуточку, а как же яд?! Не успел ли он просочиться в вино? Неужели этот маньяк с самого начала определил меня в жертвы? Решил попользоваться и пустить в расход. Да этот нечестивец даже хуже, чем я о нем думала!

Ну же, Дезали, соберись! От того, как ты сыграешь последний акт, зависит финал нашей пьесы.

Медленно поднялась. Не сводя с Рэйфела глаз, виляя бедрами, двинулась в его сторону.

– Может, обойдемся без прелюдий и перейдем сразу к интиму?

Демон засиял ярче медного таза и правильно воспринял мой призыв к действию. Позабыв о выпивке (наверняка у него сквозняки в памяти), обнял меня за талию, принялся облизывать мои губы. Я, в свою очередь, стала настойчиво подталкивать его к кровати, мысленно отдавая Ли приказ:

– Хватай кинжал и пулей к Фирцу! Придется тебе на время стать видимой.

– А может, не стоит? – без особого энтузиазма отозвалась рийя. – Помнится, в прошлый раз, когда мы применили эту тактику, ты неделю не могла очухаться и очень смахивала на дохлую мышь.

– Это уже не твоя забота.

Если честно, у Ли были все основания испытывать беспокойство. На то, чтобы моя рийя обрела видимость, требовалось столько энергии, что приходилось опустошать весь свой магический резерв. Только тогда образ, живущий в моем сознании, становился осязаемым окружающими. Правда, одного лишь касания к рийе было достаточно, чтобы понять – перед тобой лишь призрак, а не существо из плоти и крови.

И тем не менее этому фантому в любом из его состояний легко удавалось перемещать даже самые тяжелые предметы. Ли весело подмигнула мне, схватила кинжал и растворилась вместе с ним в воздухе.

Рэйфел продолжал сражаться со шнуровкой корсета, ему было не до оружия. Я не пыталась сопротивляться. А если бы и надумала, то все равно не смогла. У меня просто не было сил. Безвольной куклой сидела на кровати, склонив голову и собрав непослушные локоны, чтобы те не мешали демоническим рукам шарить по моей спине. Приходилось терпеть и надеяться, что по дороге к Фирцу Ли не заглянет в бальный зал из желания покрасоваться перед собравшимися или не отвлечется еще на какую-нибудь ерунду. Моя рийя была очень непредсказуемой.

Я из последних сил концентрировалась на ней. Стоически терпела, пока неугомонные пальцы де Вера стаскивали с меня сорочку, жадно лапали грудь.

Он что-то шептал, уткнувшись мне в шею. Обещал подарить неземное блаженство и воспарить со мной к небесам. Я была не прочь слушать эту белиберду, лишь бы выиграть время.

Но когда мерзавец потянул за ленточки моих кружевных панталон, возмущенно охнула. Собрав в кулак последние силы, хорошенько двинула ему промеж ног. Теперь охнул Рэйфел и, закатив глаза, съехал с кровати, обеими руками вцепившись в причинное место.

Вот на такой кульминационной ноте нас и застукали канцлер со стражей. Я, стыдливо прикрывающаяся подушкой, и скулящий у моих ног де Вер. Видно, ему мало не показалось. Хватило в самый раз.

Солдаты застыли в дверях, обозревая пикантную сцену. Первым очухался их капитан. От низших по званию его отличали эполеты, украшенные желтой бахромой, и нагрудные медали.

– Как вам удалось так быстро вернуться в спальню, леди де Вер? – удивился он. – Да еще и раздеться успели.

– Можете не продолжать. Больше я ничего не успела.

Капитан подозрительно нахмурил седые брови. Хотел еще о чем-то спросить, но его вовремя прервал Фирц:

– Ну, чего рты разинули? Арестуйте его! Или ждете, пока он применит магию и арестует всех нас?

Солдатики ожили и перестали изображать из себя оловянных. Быстренько скрутили асгайра, в одних подштанниках поволокли прочь из комнаты.

Демон даже не пытался сопротивляться. И что самое странное, обернувшись и кинув на меня короткий взгляд, торжествующе улыбнулся. Появилось ощущение, что все это время не я им, а он мной манипулировал.

Глава вторая

В которой героиня на своем горьком опыте убеждается, что брак – дело темное

Думать, что бессильный враг не может вредить, – это думать, что искра не может произвести пожара.

    Саади

Ночью мне приснился странный сон. Вот я, юная вдова, неприлично счастливая, стою у края могилы своего безвременно усопшего мужа и радуюсь жизни. Она и впрямь прекрасна и удивительна. В руках держу огромный букет роз, черных-пречерных, с тугими, словно фарфоровыми, лепестками. Я по одной бросаю их на крышку гроба. Они звякают о нее и рассыпаются.

Чувствую, как напряжение, довлевшее надо мной последние недели, отступает, сердце наполняет долгожданный покой. Уже готова разжать пальцы, чтобы последний цветок свальсировал в яму, когда острый шип впивается в руку.

По обручальному кольцу стекают капли крови. Пытаюсь снять ненавистное украшение и швырнуть его следом за розой, но оно будто вросло в мою плоть. Сверкающее золото тускнеет, становится ржавым металлом, и по кромке кольца вспыхивают алые искры. Символ брака жжет мне кожу, с губ срывается испуганный крик…

Я подскочила на кровати и услышала собственный вопль. Боль, реальная, нестерпимо жгучая, будто только что ворошила рукой раскаленные угли, сводила меня с ума.

Откинув одеяло, бросилась к кувшину с холодной водой. На секунду полегчало, а потом острые иглы снова впились в мои пальцы.

Рэйфел! Неужели это ты, проклятый, продолжаешь отравлять мне жизнь?!

Как ни старалась, снять украшение не удалось. Ни одно из известных мне заклинаний не сработало. Пришлось мчаться в городскую тюрьму, дабы самолично выведать у ублюдка-мужа, что за игру он со мной затеял.

В кабинете начальника темницы было тесно и душно. В воздухе стояло стойкое амбре перегара. Интересно, он окна открывать не пробовал? А заодно и почистить
Страница 6 из 19

зубы.

При виде меня мужчина оторвался от кресла и без лишних сантиментов заявил:

– Леди де Вер, боюсь, вы напрасно проделали весь этот путь. Свидания с заключенным запрещены.

– Неужели запрет распространяется даже на ближайших родственников?

– Таков приказ императора, – развел руками солдат.

Я поморщилась. То ли от досады, то ли от боли. Палец изрядно распух, с каждой секундой пытка становилась все нестерпимее. Еще немного, и я закричу.

Усилием воли заставила себя собраться и, поднеся платочек к глазам, тяжело вздохнула:

– Вы даже не представляете, каково это – оказаться на моем месте! Еще вчера я была самой счастливой девушкой на свете, а сегодня… – Всхлипнула, смахнула невидимую слезу. – На меня весь город пялится, как на прокаженную. До конца жизни мне придется носить клеймо жены заговорщика. Даже если Рэйфела казнят, – на что я очень рассчитываю, – смыть позор не удастся. Единственное, что способно хоть немного меня утешить, это возможность плюнуть ему в лицо. Хочу услышать от него лично, за что обрек меня на такие мучения. Этот мерзавец сломал всю мою жизнь!

К сожалению, слезная тирада солдата не тронула. Врут, когда говорят, что в пожилом возрасте становятся сентиментальными. Вот вам наглядный пример.

– Очень жаль, но я не могу пойти против воли начальства. Жерар! – кликнул он кого-то из коридора. – Проводите госпожу де Вер к выходу.

На пороге показался невысокий юноша с пшеничными усами, стоящими торчком. Отдав честь капитану, он предложил мне проследовать за ним.

– Скажите, милейший, могу я сначала заглянуть в дамскую комнату по кое-какой надобности? – спросила, оказавшись за дверью.

– Следуйте за мной, миледи, – кивнул военный.

Вскоре я стояла в крошечной комнатушке с грязным зеркалом, в котором едва угадывалось мое отражение, и крохотным оконцем под потолком.

– Ли-и-и…

В ответ – тишина.

– Ли-и-и! – сорвалась на ментальный крик.

Без толку.

– Если сию же минуту не явишься, я всю неделю буду объедаться пирожными и литрами хлестать лимонад!

Рийя не любила, когда я нарушала предписанную ею строгую диету. Думаете, она заботилась о моем здоровье? Как бы не так! Если объемы моей талии начинали превышать положенные шестьдесят сантиметров, формы Ли увеличивались соответственно.

Признаюсь, я обожаю всякие вкусности и вредности, но уже давно поставила на них крест. Трудно наслаждаться воздушной сдобой, когда кто-то стоит над душой и каркает, пророча мне смерть от ожирения, чумы и холеры после съеденной всего лишь одной лишней булочки.

Угроза возымела действие. Рийя явилась тут же, полная праведного гнева и желания отчитать меня за крамольные мысли.

Но я не дала ей и рта раскрыть:

– Если будешь хорошей девочкой и сделаешь все, что прошу, неделю даже не взгляну в сторону имбирного печенья.

Это было единственное лакомство, которым я позволяла себе баловаться. Разумеется, в микроскопических дозах.

– Что опять стряслось? – деловито осведомилась рийя.

– Придется тебе снова стать видимой. Всего на несколько минут. Видишь, в коридоре ошивается молоденький солдат?

Ли просунула голову сквозь стену.

– Ну?

– Прикинешься мной и позволишь выставить себя за ворота. Только не вздумай кокетничать и терять время! Долго поддерживать твою видимость я не смогу. Еще от вчерашнего не отошла.

К тому же силы мне нужны для дуэли с де Вером.

– Не забудь, ты обещала, – погрозила мне пальцем рийя.

– Клянусь! Никакого имбирного печенья целую неделю.

– Лучше две.

– Не наглей!

Сконцентрировавшись на вредине, я заставила иллюзорную картинку стать реальной. Взмах руки, несколько коротких слов заклинания, и Ли уже кружится возле мутного зеркала, скептически окидывая взором свой наряд.

– И зачем было напяливать на себя эту серую робу? Да еще и вкупе с уродской шляпой! Хоть бы какой цветок к ней прицепила.

– Вообще-то у нас муж в тюрьме. И мы вроде как в трауре. Не время для веселеньких нарядов.

– Демоны! Совсем про него забыла! – стукнула Ли себя по лбу и послала мне воздушный поцелуй. – Ну ладно, я полетела!

Прислонившись к стене, сконцентрировалась на связи с рийей.

Мне повезло. Очереди в уборную не наблюдалось. Я спокойно подождала несколько минут, пока слабость пройдет, а колени перестанут дрожать.

Приоткрыв дверь, вгляделась в полумрак коридора. Ни души.

Осторожно ступая, направилась к северной башне. В городской тюрьме, по долгу службы, мне приходилось бывать ранее. Я неплохо ориентировалась в ее мрачных лабиринтах. Правда, мои визиты ограничивались тюремными катакомбами, где содержали обычных преступников, без намека на титул и несметные богатства. Северная же башня, предназначенная для особ голубых кровей, являлась для меня территорией неизведанной. До этих пор.

До винтовой лестницы добралась без приключений. Шагнула было на первую ступень, когда сверху послышались голоса. Звуки быстро приближались. Недолго думая я юркнула под лестницу, затаила дыхание. В помещениях было сумрачно, и темный наряд очень кстати скрывал меня от постороннего взгляда.

Солдаты спустились на первый этаж и растворились в лабиринтах темницы. Скинув туфли, я помчалась наверх. Преодолевая по несколько ступеней за раз, быстро добралась до самой вершины. Притормозила на повороте, замерла. Увидела у оцинкованной железом двери стражника. Мужчина сидел на колченогом стуле, жевал табак и, что-то насвистывая себе под нос, пялился в бугристую стену.

На самой двери, прямо под зарешеченным окошком, алела магическая печать. По замысловатой монограмме на воске стало ясно, кто ее наложил. Лорд Ротелбен, один из могущественнейших магов империи. Подобную печать мог снять только ее создатель. Любой другой, будь то человек, колдун или демон, лишь прикоснувшись к охранному знаку, превращался в кучку пепла. Ни войти в темницу, ни выйти из нее не представлялось возможным. Помимо всего прочего эта штуковина не только сторожила преступника, но и блокировала магию в радиусе нескольких метров.

Я пригорюнилась. Усыпить стражника заклятием не получится. Умолять о свидании с пленником бесполезно. Или побежит докладывать обо мне начальству, или того хуже – определит в соседнюю с де Вером камеру. Ни один из вариантов меня не устраивал.

Но ведь болит-то невыносимо! Больше нет сил терпеть!

Не успела об этом подумать, как из-под двери, ведущей в камеру, появился сложенный вчетверо лист бумаги. Солдат заинтересованно уставился на белый прямоугольник. Почесал затылок, присел. Наверное, гадает, стоит ли поднимать послание. Контакт с заключенным был строго-настрого запрещен, однако любопытство взяло верх. Это его и сгубило. Стражник схватил писульку и беспечно раскрыл. В лицо ему ударило облачко фиолетовой пыли. Сначала горе-охранник недоуменно выпучил глаза, затем несколько раз звучно чихнул и благополучно отрубился.

– Так и будешь стоять столбом или все-таки поприветствуешь мужа? – послышался до боли знакомый насмешливый голос.

От такой наглости я отмерла сразу. Перешагнув через распластанное на полу тело стражника, приблизилась к камере. С опаской, потому как воочию убедилась: от Рэйфела
Страница 7 из 19

можно ожидать чего угодно.

– Ближе. Я не кусаюсь.

Это не факт.

Вздрогнула, увидев черные демонические глаза на бледном лице, поросшем щетиной. С прической у де Вера тоже была беда. Жесткие волосы топорщились проволокой, висок пересекал тонкий порез, делая асгайра еще более устрашающим.

– Как вам спалось, любовь моя? – издевательски промурлыкал он.

– Можешь себе представить, не очень. – Стянув перчатку, сунула ему под нос распухший безымянный палец. – Какого демона тебе от меня надо?!

– Соскучился. Хотел тебя лицезреть.

– Довольно странный способ назначать свидания, не находишь? Немедленно все исправь!

Демон призадумался. Словно гадал, стоит ли прекращать пытку или до конца насладиться известной ему одному игрой.

– Рэйфел!

– Дай мне руку.

Я невольно отпрянула.

– Неужели мне в жены досталась трусиха?

Боль стала еще нестерпимее. Возможно, мне это просто показалось. Или же де Вер все-таки сумел обойти защиту Ротелбена и воспользовался одним из своих гадких приемчиков.

Правы те, кто считает асгайров подлыми и двуличными. Хотя чего еще можно ожидать от демонов Селиола?

Я просунула руку сквозь металлические прутья. Рэйфел вцепился в мои пальцы и вдруг прижался к ним губами. Нашел время любезничать!

Интуитивно попыталась вырваться, но от холодка, пробежавшего по коже, почувствовала облегчение. Несколько секунд стояла не шевелясь, наслаждаясь покоем.

Еще раз коснувшись губами моей ладони, асгайр разжал пальцы.

– А теперь перейдем от нежностей к делу, – сказал он. – Как ты, должно быть, догадываешься, я не планировал провести медовый месяц за тюремной решеткой.

– Неужели? А мне кажется, что как раз наоборот. Все прошло как по маслу. Ведь ни принца, ни его прихлебателей поймать не удалось. Асгайры предусмотрительно скрылись. Будто знали, что тебя арестуют.

Оказывается, это не я, а ты познакомился со мной, ужом вполз в доверие, прикинулся влюбленным. Зачем-то заставил выйти за тебя замуж. А потом разыграл спектакль с покушением и на блюдечке с золотой каемочкой преподнес ключевую улику – кинжал.

– И ради чего, по-твоему, мне нужно было так изгаляться? Рисковать собой.

– Вот это мне и объясни. А заодно и то, зачем понадобилось использовать меня?! – Мой голос сорвался на крик.

– Не истери! Я тебя еще даже не начал использовать, – плотоядно оскалился мерзавец. – Но в будущем ты сможешь пригодиться. С помощью кольца я буду тебя контролировать, буду знать каждый твой шаг, каждое твое намерение. И если окажешься паинькой, обойдемся без боли.

Меня накрыла волна возмущения:

– Да вы настоящий подлец, сударь!

– Учился у лучших, – отвесил он шутовской поклон. Посерьезнев, резко сказал: – И даже не пытайся избавиться от кольца, иначе будет хуже. Ты просто умрешь от болевого шока.

До белых костяшек сжав решетку, проговорила сквозь зубы:

– Не надейся, что я стану плясать под твою дудку. Буду бороться с тобой, пока хватит сил, и первой брошу землю в твою могилу. А от кольца, можешь не сомневаться, избавлюсь сегодня же!

– Разве что вместе с пальцем. Тут уж я действительно не вправе тебе помешать.

Мне захотелось впиться ногтями в его наглую рожу и до крови исцарапать ее. Или на худой конец, как планировала, плюнуть де Веру в лицо. Что я и не замедлила тут же сделать.

Прежде неподвижное тело за моей спиной начало подавать признаки жизни – мычать и постанывать. Я отвернулась от демона и услышала слова, от которых мороз пробежал по коже.

– Если что-то пойдет не так и моя безопасность окажется под угрозой, поверь, я не премину воспользоваться припрятанным в рукаве козырем. Что такое жизнь асгайра по сравнению с жизнью нереи? Твоя свобода в обмен на мою. По-моему, неплохая сделка.

Почувствовала, как тьма во мне расправляет щупальца. Сжав с силой кулаки, так что ногти впились в кожу, бросилась вниз. Хотелось как можно скорее очутиться на улице и вдохнуть свежий утренний воздух.

Да, у меня не кристально чистая репутация, и это в первую очередь касается моей родословной. Мне мало что известно о моих родителях, но и того, что знаю, достаточно для беспокойства. Они были нереями – представителями еще одной не менее колоритной расы демонов, повелевающих Критасом, крупным миром Забвения.

При жизни отца Мелиссара нереи были желанными гостями в Астархаде. Торговали металлом и драгоценными камнями, которые в избытке рождались в недрах их земли. Так было до тех пор, пока демоны не взяли и все не испортили.

Нашего прежнего императора убили на празднике, устроенном в честь приезда в Астархад посланника Критаса. Именно он и лишил жизни государя, да еще и на глазах у всей илисской знати.

А сейчас подобное чуть не случилось с его потомком, Мелиссаром. Только на этот раз в роли злодеев выступили асгайры.

Посла вместе с супругой и их многочисленной свитой арестовали. Но ни угрозы, ни пытки не помогли выяснить, что подвигло демона на столь безрассудный поступок. Убийцу вместе с его благоверной казнили, а на всех нереев, живших в то время в Астархаде, объявили охоту. Единицам посчастливилось скрыться. Остальных постигла незавидная участь посланника. Думаю, что и мои бедные родители оказались в числе преследуемых и были убиты, оставив меня круглой сиротой. С тех пор в империи существует негласный закон: каждый пойманный нерей автоматически отправляется в тюрьму. Или того хуже, на плаху. Поэтому слова де Вера – это не пустая угроза.

О моем происхождении знали всего двое: моя приемная мать Агата и мой лучший друг Орин. Каким-то непостижимым образом Рэйфелу удалось разнюхать о моем прошлом. Очень надеюсь, что тайну о нем он унесет с собой в могилу.

Кстати, не зря я вспомнила о друзьях. Именно к Орину я сейчас и направлялась. Мне очень хотелось излить кому-нибудь душу. Да и совет выпускника Академии магических искусств никогда не бывает лишним. Вместе мы придумаем, как обуздать де Вера!

Глава третья

О богах фальшивых и настоящих

Смотрите на жизнь веселей: наступив на грабли, наслаждайтесь фейерверком.

    NN

Утреннюю прохладу сменил дневной зной. Солнце большим желтым шаром катилось по синему небу. Редкие облака лениво ползли за ним следом. Я раскрыла белый ажурный зонт, чтобы спрятаться от палящих лучей, которые любили оставлять рыжие отметины на моем лице.

Прогулочным шагом двинулась по мощеной дороге к парку – месту сборища знатных бездельников и зажиточных горожан. Прямо за парком расположился особняк герцога Найта. По окончании Академии Орин был отправлен к его светлости на стажировку, да там и прижился, став со временем штатным магом.

Гуляя по зеленой аллее, я то и дело ловила на себе взгляды прохожих. Некоторые смотрели с любопытством, другие презрительно фыркали и отворачивались.

Дожила. Приобрела, что называется, популярность. Может, начать раздавать автографы?

На сегодняшний день новость об аресте асгайра была самой горячей. Словно жареные пирожки, она расхватывалась моментально, смаковалась и, обрастая пикантными подробностями, разлеталась по Илиссии.

Заядлые сплетники с наслаждением перемывали косточки мне и де Веру. Ладно, этот гад хотя бы заслужил.
Страница 8 из 19

А я-то тут при каком интересе? Как всегда, крайняя и в пролете. Ни за что настрадалась, чуть не лишилась невинности, попала в рабство к мерзавцу и при этом не заработала и ломаного гроша.

Что ж, в последнем я сама была виновата. Нечего было соглашаться пахать за идею. То есть вознаграждение вроде и было обещано, только до меня не дошло. Все заграбастала Этта, мотивируя тем, что агентство «Шейлис» находится в упадке и все вырученные за поимку асгайра средства пойдут на ремонт здания. Тем более если мы рассчитываем на элитных клиентов, то должны соответствовать.

«Ну, ничего! – попробовала приободрить саму себя. – На ошибках учатся. В следующий раз буду умнее».

Мои невеселые мысли прервали незнакомые голоса. Я почти поравнялась с парочкой идущих впереди меня разодетых дам. Замедлила шаг и вслушалась. Речь шла обо мне. О, боги! Опять обо мне!

– Я чуть с ума не сошла, когда узнала последнюю новость. Неужели бедняга де Вер томится в тюрьме? Ясно, что его оклеветали и подставили, – захлебывалась словами первая сплетница.

– Не удивлюсь, если здесь не обошлось без его крыски-женушки, – вторила ей другая.

– Не говори! И угораздило же так вляпаться. На нее только по пьяни можно забраться.

– Ни кожи, ни рожи. Какая-то замухрышка и отхватила такого красавчика, – истекала желчью дамочка.

– Говорят, он несметно богат и самых что ни на есть голубых кровей.

– И за что так дурам везет?

Тут мое сердце не выдержало. Я резко закрыла зонтик и, вооружившись им, словно рапирой, шагнула к обидчицам.

– Так, значит, я замухрышка? А на себя в зеркало когда последний раз смотрелись?

Оппоненты захлопнули рты, не найдя аргументов в свою защиту. Видимо, сыграл на руку эффект неожиданности. Я продолжала наступление:

– Оправдываете преступника и порочите ни в чем не повинную девушку. Заметьте: де-вуш-ку! Слава богам, этот ублюдок не успел ко мне прикоснуться. Может, эта новость вас хоть как-то утешит. И в той следующей жизни, куда очень скоро отправится мой несостоявшийся муж, вы предложите ему свою руку и сердце.

Я снова раскрыла зонт и, обойдя злопыхательниц, гордой походкой отправилась к Орину.

– Здорово ты их отбрила, – подала голос рийя.

Оказывается, все это время она была рядом и с удовольствием наблюдала за представлением. Видите ли, у нее адреналин после таких сцен поднимается. Ну и, конечно, настроение тоже. А что я вся на нервах, ей наплевать.

В доме герцога Найта мне тоже не повезло. Орин укатил с его светлостью по каким-то срочным делам и обещал вернуться только к концу недели.

Пришлось топать обратно. После всех треволнений сегодняшнего утра я чувствовала себя разбитой. Домой ехала с единственным желанием поскорее доползти до кровати и провалиться в сон на целые сутки. А еще лучше – на неделю. Пока не приедет Орин и не поможет мне разобраться с де Вером.

Не тут-то было.

В гостиной за круглым столом мирно чаевничали Генриэтта с Фирцем. И за что мне такое наказание? Жених сегодня выглядел сногсшибательно. Если, конечно, такой комплимент может быть применен к господину канцлеру. Темные брюки, светлая рубашка, подозрительно топорщившаяся на объемистом животе, нежно-голубой шарфик, кокетливо повязанный вокруг шеи. Три волосины на блестящей макушке тщательно зализаны набок, прическа а-ля де Вер. Везде этот проныра-демон успел засветиться! Тоже мне, законодатель моды.

Я настороженно покосилась на канцлера. Неужели прикатил с предложением руки и сердца? Вон Генриэтта как светится. Небось церемония в храме пагубно повлияла на психику Фирца. Или же…

Закончить мысль я не успела. Впрочем, мне частенько это не удавалось. Гость расшаркался и предложил присоединиться к чаепитию. Попробовала вежливо отказаться. Сестричка так на меня зыркнула, что я сразу же передумала.

– Присаживайся, Дезали, – подозрительно ласково проговорила Этта.

Я судорожно сглотнула и подчинилась. Интересно, что им от меня понадобилось?

– Не буду ходить вокруг да около, приступлю сразу к главному. – От сознания собственной важности Фирц еще больше напыжился. – Император остался очень доволен проделанной вами работой.

Еще бы! Хорошо загребать жар чужими руками. И сам цел остался, и злодея сцапал.

– Он благодарит вас за службу…

– И поручает моему агентству еще одно важное задание! – радостно взвизгнула Этта, едва не захлопав в ладоши.

Ну ё-моё! Только этого мне не хватало!

– Я должна снова выходить замуж?

– Ну разумеется, нет, – нервно рассмеялся Фирц. – Какая же вы все-таки шутница, леди де…

Взглядом посоветовала ему заткнуться.

– Мисс Шейлис, – понял он мой намек. И принялся тараторить: – Дело очень важное, я бы даже сказал щекотливое, и в то же время совсем несложное. Это принесет агентству «Шейлис» небывалый успех, сделает его широко известным. А вам лично, дорогая Дезали, обеспечит пожизненную славу.

– Спасибо, что не посмертную.

Хотела добавить, что я вообще-то предпочитаю служить не ради идеи, а за другие блага, но дабы меня не сочли меркантильной, смолчала.

– Мне поручили ввести вас в курс дела, – начал было канцлер, но я его перебила:

– Вынуждена сразу отказаться от столь лестного предложения. – Собралась подняться и тут же почувствовала острую боль. Она так яростно заполняла каждую мою клеточку, что я чуть не заорала. Еле сдерживаясь, выдавила из себя: – А впрочем, выкладывайте. С интересом послушаю.

Боль как рукой сняло.

Фирц обалдел от такого стремительного перехода от отрицания к позитиву. Откуда ему знать, что я вся такая непредсказуемо переменчивая.

– Ну чего ты с ним миндальничаешь? – подала голос рийя. И как всегда некстати. – Пошли его подальше.

– Угомонись! Может, мне и вправду любопытно, что эти голубки придумали на сей раз, – с опаской поглядывая на обручальное колечко, процедила я.

– Конечно, любопытство не порок. Не буду продолжать, ты сама все хорошо знаешь.

– Сгинь, нечистая!

– Уже сгинула. Только потом не плачь и не проси о помощи, когда вляпаешься в очередное сама знаешь что!

Рийя наконец-то оставила меня в покое. А я выжидающе воззрилась на канцлера.

Боль, хвала богам, не возвращалась. Противно признать, но негодяй демон вертел мной, как ему заблагорассудится. И что самое ужасное, я ничего не могла с этим поделать.

Фирц отмер и продолжил свой рассказ:

– Некоторое время назад в одном из Высших миров произошел курьезный случай. Был утерян кристалл, открывающий портал в Высшие миры. Сами понимаете, если телепорт попадет не в те руки, пострадают не только боги. В первую очередь в зоне риска окажемся мы.

И это он называет курьезным случаем?

Я тяжело вздохнула. Никак им неймется! Высшие миры, где обитали боги, уже давно конфликтовали с мирами Забвения. А причина тому была самой что ни на есть банальной – борьба за власть.

Наверное, настала пора совершить краткий экскурс в историю. С начала времен существовали три цепочки миров. Те, о которых уже упоминала, называются мирами Забвения. Высшие миры населили боги. Наша же империя, Астархад, составляет маленькое звено в цепочке Срединных миров. Мы – это нечто вроде лакомого кусочка, прослойки между двумя враждующими
Страница 9 из 19

сторонами, светом и тьмой. И те, и другие пытаются подчинить себе Срединные миры, то есть нас, несчастных, изначально сохранявших нейтралитет.

Астархад добровольно перешел на сторону света, правда, и не отвернулся от тьмы. Как говорится, и нашим и вашим. Мы поклоняемся богам, но вполне толерантно относимся и к демонам, и к вампирам, и к темным магам. С некоторыми нас связывают торговые отношения, у других мы заимствуем магию, у третьих перенимаем опыт. Всевышние, конечно, от этого не в восторге, но пока смотрят снисходительно.

Лично я не была бы столь категоричной при дележке миров на черные и белые. Иногда боги вытворяют такое, что демонам и не снилось. А демоны порой уподобляются ангелам с крылышками.

– Страшно даже предположить, что начнется, если телепортом завладеют негодяи вроде асгайров или нереев, – прервал мои размышления Фирц. – Начнется война. И кого боги призовут на свою защиту?

Ясное дело, нас, простых смертных.

– Допустим, мне понятны ваши опасения. Но при чем тут я?

Канцлер отхлебнул из чашки, надкусил не знаю какое по счету пирожное и, промокнув губы салфеткой, с достоинством произнес:

– Сегодня утром один из жрецов Харума, бога мира и справедливости, связался с нами и попросил о помощи. Всевышние нашли кристалл. Каким-то непостижимым образом тот очутился в Анрилине, маленьком Срединном мирке, граничащем с нашим. Вам, Дезали, нужно будет отправиться туда и забрать телепорт.

– А они с радостью его отдадут или мне придется забрать кристалл силой? – не удержалась я от сарказма. – Но все-таки почему именно я?

– Потому что вы лучшая! – решил подольститься ко мне канцлер.

Вот прям сейчас возьму и расплачусь. От умиления. Обалдеть! Мне выпала еще одна почетная миссия: отправиться демон знает куда и принести демон знает что.

– А вот интересно, почему бы богам самим не смотаться по-быстрому в Анрилин и не вернуть такой милый их сердцу кристалльчик?

– Боги редко покидают свою обитель, ведь каждое их перемещение привлекает внимание сил зла, – терпеливо пояснил канцлер.

– А они, бедные, с ним боятся не справиться. Проще говоря, им лень срываться с насиженных мест и рисковать своими задницами. Поэтому дело и поручили людям. Их мягкие места куда крепче.

Генриэтта смерила меня взглядом удава, в двух шагах от которого вякает оборзевший кролик.

Гостя же мои греховные предположения ничуть не смутили. Напротив, он с еще большим энтузиазмом принялся агитировать за богов:

– Но это только одна сторона медали. В Анрилине настали смутные времена, и мы просто обязаны прийти им на помощь. Его жители готовы предать богов и переметнуться на сторону тьмы. Мы не можем этого допустить.

– По-моему, это им решать, с кем ссориться, а с кем дружбу водить. И кому поклоняться, кстати, тоже. Мы тут с какого боку?

– Анрилин – следующий после нашего в цепочке Срединных миров. Негативный магический всплеск в их мире отразится и на Астархаде. Наше процветание напрямую связано с этим миром. Сейчас, мисс Шейлис, я вам кое-что покажу.

Фирц попросил нас убрать чашки и поднос с последним тоскующим пирожным. Достал из кожаного тубуса карту.

Разложив ее на столе, вместо указки вооружился вилкой и велел нам не сводить с пергамента глаз. Ткнув столовым прибором в бумагу и продырявив ее насквозь, проговорил:

– Это карта Анрилина. Я хотел показать вам одно событие, которое послужило началом отрицательных перемен. Вот, взгляните!

Мы с Генриэттой заинтересованно склонились над картой. Из мешочка, прикрепленного к поясу, Фирц зачерпнул горсточку белого, словно снег, порошка и рассыпал его по пергаменту. Тот заискрился, завьюжил над столом, образуя воронку. На дне ее, на ледяной глади, отразилось прошлое Анрилина…

…В центре огромного мрачного зала, больше похожего на темницу, стояли двое. Высокий мужчина с короной на голове, в отороченном мехом синем плаще держал за руки девушку неземной красоты. Длинные серебристые локоны прикрывали, словно вуалью, ее изящную фигурку. Нежная кожа была белой, почти прозрачной. Голубые глаза с любовью смотрели на жениха. Аккуратные, чуть заостренные ушки эльфийки украшали изумрудные серьги-капли в тон платью. Такие же изысканные и будто бы невесомые, как и она сама. Тонкие пальчики трепетно сжимали руки любимого.

Все с восхищением и затаив дыхание смотрели на очаровательную пару.

Перед ними на возвышении стояла жрица в серой церемониальной тунике. Женщина держала над головами влюбленных хрустальную чашу и возносила страстную молитву богам.

По мере того как она говорила, вода в чаше, поначалу кристально прозрачная, превращалась в болотную жижу. Возведя глаза к своду храма, жрица прокричала непонятные слова и бросила к ногам влюбленных тяжелый сосуд. Тот разбился вдребезги. Подол изумрудного платья эльфийки забрызгали темные пятна. Девушка испуганно вскрикнула и прижалась к любимому.

– Боги против вашего союза, – громогласно объявила жрица. – Они никогда вас не благословят!..

Я поморщилась. Дурацкий ритуал. Пережиток прошлого – клянчить благословения у богов. Сплошное лицемерие и вранье. Вот нас с де Вером всевышние благословили на свою голову – и что из этого вышло? Один – в тюрьме. Заслуженно! Другая – незаслуженно втянута в очередную авантюру без права от нее отказаться.

Так что сейчас я искренне сочувствовала бедным влюбленным, которым по воле капризных богов предстояло смириться с разлукой. Им не позволят быть вместе. Никогда.

Но события на карте начали развиваться иначе, чем я предполагала.

Если сил эльфийки хватило только на то, чтобы рыдать и в отчаянии заламывать руки, то ее суженый не потерял самообладания и решил оспорить божественный приговор.

Он властно потребовал:

– Повтори ритуал! Ты ошиблась, Ализея.

Жрица печально покачала головой.

– Это не я, боги дали тебе ответ. Они никогда не ошибаются.

– Повтори ритуал! – В голосе короля послышалась угроза.

Но жрица была непреклонна:

– Я не пойду против воли всевышних. И вам не быть вместе, Морант.

Девушка зарыдала еще горестнее, еще отчаяние. Правитель, белый от гнева, прижимал невесту к себе, словно боялся, что ее могут отнять силой.

– Тебе судьбой предначертана другая. Она сегодня здесь, и боги готовы подать тебе знак. – Последние слова Ализеи эхом прокатились по залу, смешавшись с возгласами толпы.

По лицам собравшихся было ясно, что не только Морант и его невеста не согласны с решением всевышних. Некоторые уже готовы были силой заставить замолчать верховную жрицу.

Ализея снова закрыла глаза, воздела руки и зашептала еле слышную молитву. Голоса сразу стихли. Недовольство уступило место любопытству. Даже эльфийка перестала всхлипывать и нетерпеливо озиралась по сторонам, выискивая глазами соперницу, что вознамерилась лишить ее счастья.

Все жаждали видеть, на кого пал выбор богов.

Вдруг под сводами зала послышался шум крыльев. Белоснежный голубь, покружив над собравшимися, начал медленно опускаться, пока не коснулся плеча девушки. Она стояла в стороне, мрачная и молчаливая, и равнодушно взирала на происходящее. В ее холодных серых глазах читалась
Страница 10 из 19

неприязнь.

Почувствовав, как коготки впились в кожу, девушка вздрогнула. В последний раз взмахнув крыльями, птица исчезла, а по залу прошел возмущенный ропот. Все смотрели на виновницу, расстроившую помолвку короля Моранта и принцессы Давины. И ненавидели ее так же сильно, как минуту назад верховную жрицу.

Девушка раздраженно тряхнула каштановыми волосами, скрестила на груди руки, всем своим видом показывая, что она и сама не в восторге от решения богов. Оглянулась на двери, но стоявший рядом пожилой мужчина ухватил ее за запястье и шепотом произнес:

– Ступай к нему.

– Ни за что, отец, – громче, чем следовало, воспротивилась девушка. – Я не стану женой убийцы, даже если сто богов возжелают этого!

– Немедленно прекрати, Эрида! Не позорь мое имя и свой народ!

Девушка вырвала руку, смерила короля презрительным взглядом и, гордо вскинув голову, пошла вперед. Собравшиеся расступались, пропуская ее к Моранту. Эрида вплотную приблизилась к мужчине и кинула ему прямо в лицо:

– Ни боги, ни демоны не заставят меня связать наши судьбы. Я скорее покончу с собой, чем заключу союз с негодяем!

– Эрида, перестань! – снова вмешался ее отец.

Но девушка упрямо продолжала:

– Единственное, что может быть между нами общего, Морант, – это ненависть.

– Согласен, – зло усмехнулся правитель.

– Ты заплатишь за гибель Эстана. И не важно, сколько мне придется ждать. Даже через тысячу лет я буду все так же желать твоей смерти.

– Прекрати, Эрида! – Король сорвался на крик. Он подбежал к дочери, схватил ее за руку и резко развернул к себе. – Я лишился наследника, а сейчас ты отнимаешь единственное, что у меня осталось, – мою честь!

– Разве ты не понимаешь? Это он отнял будущее у нашего королевства! Опорочил твою драгоценную честь! А ты винишь в этом меня? Как всегда, во всем винишь меня… Вместо того чтобы принимать приглашение на помолвку, улыбаться и расшаркиваться перед убийцей, нужно было давно объявить им войну! Но ты слишком труслив и…

– Эрида! – Голос короля зазвенел от гнева.

Он попытался увести дочь из зала, но резкая боль в груди помешала его намерениям. Дыхание перехватило, ноги подкосились. Правитель пал замертво. В широко раскрытых глазах его отразилось искаженное гневом лицо дочери. Эрида рухнула на колени рядом с отцом, сжала его холодную руку и с ужасом поняла, что натворила…

– Смерть короля Номвира была мгновенной, – подытожил Фирц. – Можно сказать, своим непослушанием дочь разбила ему сердце. И теперь в Анрилине наступил хаос. Эрида – единственная наследница северных земель. Трон должен перейти к ней, но народ ее как правительницу не принимает. Да и высшая знать не желает быть в подчинении у женщины.

Мы с Генриэттой изобразили кислые мины. Что тут скажешь, темные времена, дикие нравы.

– Усугубляет ситуацию и ее категоричный отказ выходить замуж за Моранта. Тогда бы все утряслось само собой: два королевства, Роувэл и Волдион, объединились бы, и власть перешла к правителю Волдиона. Но Эрида непреклонна. Не удивлюсь, если с упрямицей однажды произойдет несчастный случай. Желающих ей смерти предостаточно. И первый в списке Иррандир, ее кузен, уже давно мечтающий завладеть троном.

С другой стороны – Морант, который тоже не празднует волю богов. Более того, готов отречься от них навсегда и перейти на сторону тьмы, лишь бы жениться на принцессе Давине.

К тому же Эрида постоянно грозит Моранту войной. А тот настолько зол на нее, считая, что это она помешала его счастью, что тоже готовит армию. И непонятно, то ли он собирается защищаться, то ли намерен напасть первым.

– Все это, конечно, очень интересно, но чем же я могу им помочь? Или, наоборот, помешать? – Я вопросительно посмотрела на Фирца.

– Убедите его величество примириться с Эридой, а заодно и с волей богов. А высокомерной принцессе объясните, что, продолжи она и дальше враждовать с Волдионом, пострадает в первую очередь ее королевство, ее подданные и она сама.

– Но как вы себе это представляете? Загипнотизировать мне их, что ли? Приказать любить друг друга до смерти и забыть о вражде. И они меня тут же послушаются. Кстати, что эти двое не поделили? Насколько я поняла, Эрида обвинила его величество ни много ни мало в убийстве.

Канцлер кивнул.

– За несколько месяцев до известных уже нам событий в Анрилине произошел трагический случай. На турнире погиб старший брат Эриды, Эстан.

– И последний, с кем он сражался, был король Морант, – догадалась я.

– Верно. Лекарь его высочества установил, что нанесенная рана не была смертельной. Но принц все равно умер. Его убил яд, который через рану проник в кровь. По Анрилину разнесся слух, будто Морант воспользовался отравленным мечом, дабы уничтожить лучшего воина Роувэла. В поединках Эстану не было равных. Бедный юноша умирал медленно и мучительно. И все это время Эрида была рядом с ним.

«Что-то в последнее время мне везет на отравленное оружие», – про себя подумала я, а вслух спросила:

– Это правда? Морант действительно убил несчастного ради победы на турнире?

– Ответа мы не знаем. Наши маги видят лишь отдельные фрагменты прошлого, не имея возможности увидеть целую картину. Некоторые в Анрилине придерживаются такой версии, в том числе и сама Эрида. Другие, наоборот, подозревают принцессу. Якобы это она отравила родного брата, чтобы завладеть троном. Для Астархада не суть важно узнать правду. Главное для нас убедиться, что Анрилин не отречется от богов и будет следовать их воле. Чаша весов не должна наклониться в сторону зла.

– Сама понимаешь, Дезали, дело срочное. Как только все будет готово, ты отправишься в Анрилин, – радостно заключила Генриэтта.

Как же ей не терпится сбагрить меня подальше!

– Минуточку… – Роль козла отпущения меня как-то не вдохновляла. – Господин Фирц, еще в начале нашего разговора вы обмолвились, что дело плевое, но мне оно кажется невыполнимым. Кто я такая, чтобы указывать правителям Анрилина, с кем враждовать, а на ком жениться. В лучшем случае меня отошлют обратно, в худшем – туда, откуда не возвращаются.

Да и телепорт отыскать не получится. Мир большой, а кристалл маленький. Почему боги не удосужились указать более точные координаты?

– Может, замолчишь наконец и выслушаешь нас до конца? – выпала на мгновение из образа благовоспитанной леди Этта.

Я с трудом удержалась, чтобы не послать сестричку ко всем демонам. А канцлер, воспользовавшись моментом, быстрее прежнего затараторил:

– Кристалл был преподнесен в подарок его величеству Моранту в день его коронации. Камень настолько понравился правителю, что он велел вправить его в свою корону. Такие координаты вас устраивают?

– Да, теперь точно вижу: задание совсем пустяковое. Спереть корону – что может быть проще? Только кто вам сказал, что меня встретят с распростертыми объятиями и будут внимать моим наставлениям?

– Об этом не беспокойтесь! – Глаза Фирца засияли, как два начищенных сапога. Плохой знак. – Вы явитесь в Анрилин не как простая девушка, а как…

– Золотая, – поддакнула рийя.

Канцлер выдержал долгую паузу, наверное, тем самым рассчитывал меня заинтриговать.
Страница 11 из 19

Наивный.

– …Великая богиня любви!

– Даже так! – Я чуть не свалилась со стула.

– В Анрилине ее почитают все королевства, особенно королевство Моранта, Волдион. Наши маги составили пророчество и отправили его в прошлое Анрилина, на три столетия назад. В пророчестве говорится о великой богине, которая сойдет на землю в смутные времена и спасет мир от тьмы. Что-то в этом роде.

– Значит, меня там ждут не дождутся.

Стоило признать, идея была интересной. Маги Астархада уже давно подчинили себе пространство и время. Правда, им пока не удалось отправить в прошлое живое существо, но небольшие предметы вроде свитка с «пророчеством» – это раз плюнуть. Уверена, в анрилинском захолустье о подобном волшебстве и не слышали. Что нам было только на руку.

– Можете себе представить, Дезали, каким радостным событием станет для них появление «богини». После стольких лет ожиданий и надежд, – глупо хихикнул канцлер. – И Моранту, и Эриде ничего не останется, как прислушаться к вам. Ведь кто как не богиня любви может создать идеальную пару.

Генриэтта и Фирц уставились на меня в ожидании.

Нервно поерзала на стуле. Им нужен был мой вердикт. Причем немедленно. И хотя задание действительно было легким, я не могла сорваться с места и покинуть столицу. Вдруг де Вер вздумает настучать на меня императору? Нет, лучше останусь дома, поближе к негодяю демону. Не дайте боги что-нибудь взболтнет обо мне лишнее.

Колечко на пальце стало подозрительно теплым. Выругавшись про себя, скрепя сердце согласилась:

– Ладно, уговорили. Но после этого я ухожу в бессрочный отпуск. Оплачиваемый.

Генриэтта и Фирц принялись радостно кивать и обещать мне манну небесную. В этот раз я, не будь дурой, потребовала письменной гарантии, что по возвращении из Анрилина получу оговоренную сумму. Правда, сестра снова решила ее ополовинить. Аргументы все те же: приведение нашего агентства в божеский вид. Но я-то не сомневалась, куда на самом деле уйдет богатство – на наряды и побрякушки для милой Этты.

Ладно, демон с ней. Я не гордая, соглашусь и на половину. Будет на что безбедно прожить пару месяцев.

Воспользовавшись моментом, когда сестра отправилась на кухню за очередной горкой пирожных, дабы отпраздновать выгодную для всех сделку (хотя насчет «для всех» имела основания сомневаться), я набросилась на Фирца:

– Когда я смогу получить развод?

Канцлер понимающе улыбнулся:

– Ну куда вы торопитесь? Не лучше ли немного подождать, леди де… – Очередной убийственный взгляд, и толстяк быстро поправился: – Мисс Шейлис. После суда асгайра казнят, и вы будете свободны как птица.

Ах, эти сладкие, сладкие надежды…

Пока я мечтательно смотрела в окно на кусочек голубого неба, символизирующего ту самую свободу, канцлер с упоением продолжал:

– По возвращении из Анрилина вы, конечно, имеете полное право подать на развод. Но мой вам совет: потерпите немного. Если вы станете его инициатором, то ничего не получите. А будучи вдовой и, как априори, единственной наследницей погибшего супруга, станете одной из самых богатых женщин Селиола. Вам, дорогая Дезали, можно сказать, крупно повезло, что так удачно, а главное вовремя вышли за него замуж.

Насчет последнего я могла бы с Фирцом поспорить. А кое с чем согласиться. Можно было, конечно, встать в позу и гордо заявить, что не в деньгах счастье. Но решила без надобности не лицемерить.

Неизвестно, что взбредет в голову Этте. Вдруг действительно захочет судиться из-за родительского завещания. Наследство Рэйфела в такой ситуации стало бы настоящим подспорьем.

Оставалось только дождаться, когда черная душа демона расстанется с телом.

Пока я так думала, колечко на пальце предупреждающе накалялось. Видно, то, как я все хорошо распланировала, восторгов у де Вера не вызвало. Умирать и делать меня богатой вдовой демон пока что не собирался.

Глава четвертая

О великой силе шантажа

Редкостная скотина ищет изощренную стерву для совместных дискуссий.

    NN

Утро вчерашнее и утро сегодняшнее походили друг на друга, как две капли воды, то есть были до неприличия одинаковыми.

Снова странный сон, в котором кольцо на руке раскаляется. Затем макание наяву многострадального пальца в таз с холодной водой. На мгновение даже мелькнула шальная мысль, а не утопиться ли с горя? Соизмерив желаемое с возможностями – неподходящими размерами таза, – отказалась от спасительного варианта. Придется жить дальше.

В результате я, жутко злая и невыспавшаяся, еду в городскую тюрьму на очередное рандеву с мерзавцем мужем.

Душу грела надежда, что меня туда не пропустят. Объяснят еще раз, что к де Веру доступа нет и велят топать обратно.

Ах, мечты, мечты…

Меня не то что пропустили, меня можно сказать запихнули в башню. А пока допихивали, я не переставала удивляться происходящей метаморфозе. Каждый встречный солдат кланялся и с улыбкой обкуренного торчка сообщал мне, что его светлость жаждет меня лицезреть. Возникает вопрос, если де Веру так легко удалось сломать печать Ротелбена и одурачить охрану, почему бы ему попросту не слинять обратно в свой демонов Селиол и не оставить меня в покое?

Страж возле камеры был все тот же. Только со вчерашнего дня, как бы это правильнее выразиться, изрядно потускнел. Зато лицо его, серовато-землистое, просто светилось от счастья. Он сидел на своем табурете и с наслаждением попыхивал трубкой.

Я поморщилась от едкого дурманящего запаха, витавшего в башне. С каких это пор в тюрьме царит вседозволенность?

При виде меня военный весело, даже развязно козырнул, а затем, осторожно поскребшись в дверь, заискивающе проговорил:

– Какие будут дальнейшие распоряжения, ваша светлость?

– Принеси-ка еще бутылку вашего кармийского, а мы пока поворкуем с женушкой, – раздался из камеры знакомый ненавистный голос.

Непонятно зачем стражник поклонился закрытой двери, едва не приложившись к ней лысиной, и нетвердой походкой направился к лестнице. Проводив его задумчивым взглядом, услышала, как за спиной щелкнул замок.

– Входи, дорогая, не стесняйся. Чувствуй себя как дома.

Тяжелая створка со скрипом отворилась.

«Без паники, Дезали», – приказала себе и уверенно шагнула внутрь.

Обстановка в комнате совсем не походила на аскетическую. Посреди камеры – богато накрытый стол. Возле стены широкая кровать с высокой резной спинкой, напротив нее в углу – письменный стол и кресло. От множества зажженных свечей довольно светло и даже, я бы сказала, уютно.

Вместо ковров пол и стены «украшали» зловещие рисунки и символы. Прочитать их я не могла, но и дураку ясно, сотворены они здесь не для декора.

Коснулась одного рисунка – и с отвращением отдернула руку. Художества де Вера были нарисованы… кровью. Даже боюсь предположить, кто служил ему в качестве чернильницы.

Перед глазами тут же появился образ бледного стражника, едва державшегося на ногах. Мне стало искренне жаль беднягу.

Проклятый «вампир» сидел на кровати, скрестив ноги и прислонившись к стене. В руке он держал бокал, наполненный темно-бордовой жидкостью. Хотелось верить, что это все-таки было вино, а не очередная порция донорской
Страница 12 из 19

крови.

– Вижу, ты неплохо устроился. – Я предусмотрительно остановилась в паре метров от асгайра, не рискуя подходить ближе.

– Пока не жалуюсь. – Рэйфел залпом опустошил свой бокал. Вероятно, не первый по счету. – Присоединишься? Как раз собирался позавтракать.

– Не пробовал начинать с кофе? – Заметила на демонической роже хмельную улыбку. – Говори, что надо, и покончим с этим.

Де Вер не спешил с ответом. Бесстыже глазки смерили меня с ног до головы, задержались на глубоком вырезе платья. Сразу почувствовала себя раздетой и незащищенной.

– Жаль, мы могли стать красивой парой. Два демона, принадлежащие к могущественным расам. Но видно, ты еще слишком молода и глупа, чтобы оценить такую возможность. Ничего, дорогая, я дам тебе время.

– К делу, Рэйфел…

Де Вер заложил руки за голову и лениво протянул:

– Ты правильно поступила, что приняла предложение господина канцлера.

– Как будто ты оставил мне выбор, – проворчала я, борясь с очередным приступом сию же секунду прикончить придурка.

– Мне нужно, чтобы ты отправилась в Анрилин и привезла оттуда кое-какой сувенир.

– Дай-ка угадаю. Кристалл?

– Плевать я хотел на телепорт, – равнодушно отмахнулся демон. – Это игрушки богов, пусть сами с ними и развлекаются. Мне нужно нечто иное, нечто куда более ценное, чем какая-то стеклянная безделушка.

– И что же может быть ценнее божественной стекляшки? – теряя остатки терпения, процедила я.

– Кровь дракона, – без обиняков выдал де Вер.

Судя по всему, уже имеющейся крови ему было недостаточно.

Я выразительно покрутила пальцем у виска.

– Видно, твой проспиртованный разум окончательно помутился. Меня ведь не в прошлое отправляют, а всего лишь в другой мир. Ни в Анрилине, ни в каком другом из известных нам миров уже сотни лет не слышали о драконах. Они давно вымерли в ходе естественной эволюции и превратились в легенду.

– Уточняю, драконов осталось мало, но они есть. И тебе предстоит отыскать одного для меня.

– Понимаю… Нужен маленький симпатичный дракончик, чтобы нацедить из него рюмочку крови. Тебе нужен, ты и ищи! Пусть он делает харакири сам себе или ты ему, не суть важно. А меня увольте! – Острая боль в руке тут же заставила меня перестроиться. – Проклятье, Рэйфел! Как я его найду? Во всех прочитанных мною книгах говорилось, что драконы – это хитрые злобные существа, умеющие принимать любой облик и…

– Ты прямо себя описываешь, – весело рассмеялся демон. – А вообще это твои проблемы. Мне важен результат. Принеси кровь дракона, иначе твой любимый император, чью жизнь ты так рьяно оберегала, в скором времени отправит тебя на костер. Как последнюю живущую в Астархаде нерею. С удовольствием побываю на твоих похоронах – кучка пепла в маленькой изящной коробочке…

– И где гарантия, что пока я буду в Анрилине, ты не выдашь меня?

– Гарантий дать не могу. Но и выбора, как понимаешь, у тебя тоже нет. Придется поверить мне на слово.

Я с ненавистью прошипела:

– Желаю гореть тебе в Вечном огне синим пламенем!

– Мы будем там жариться вместе, родная. – Демон зачем-то поднялся.

Встретившись с ним взглядом, я попятилась к двери. Меня пугали его пронзительные черные глаза, пугал его голос, его сила, границы которой я так и не сумела постичь. Затравленно оглянулась и чуть не заорала от облегчения. На пороге стоял мой старый знакомый – стражник с пузатой бутылкой кармийского.

Рэйфел сразу повеселел. Велел мужчине оставить подношение на столе, закатать рукава и ждать смирно. Чего именно бедолага-охранник должен был ждать, догадаться оказалось несложно. Асгайр выдернул воткнутый в столешницу нож, любовно протер лезвие платочком. Наверное, чтобы не занести инфекцию. Заботится о здоровье ближнего.

Становиться свидетельницей кровавого действа я не собиралась, поэтому, развернувшись на девяносто градусов, пулей вылетела за дверь.

– Не разочаруй меня, Дезали. Это в твоих же интересах! – крикнул мне вслед де Вер и сосредоточился на жертве.

Следующим утром мы с Генриэттой отправились в Академию магических искусств. Именно оттуда мне предстояло совершить свое, как выяснилось позже, роковое путешествие в Анрилин.

Сестрица из кожи вон лезла, пытаясь изобразить любвеобильную родственницу. То и дело поглаживала мою руку, нежно поправляла струящиеся по плечам мои локоны. Пришлось ее одернуть, а то со стороны мало ли что могло показаться. А в конце вообще выдала что-то насчет того, как ей будет меня не хватать. От лицемерия Этты у меня свело скулы. Я прервала ее кривляния, сказав, что актриса из нее так себе. Вроде обиделась. По крайней мере, угомонилась. Дальнейший отрезок пути ехали молча, занятые каждая своими мыслями.

Ли больше не появлялась. Тоже небось обиделась, что я ее не послушалась и ввязалась в очередную авантюру. А то, что меня заставили, можно сказать, под пытками, она как-то благополучно пропустила. Понятно, не ее ведь жгли раскаленным металлом.

В просторном зале со сводчатым потолком и мраморными стенами нас уже поджидали Фирц, глава Академии и несколько магов. Сначала мне велели переодеться в более подходящий (по их мнению) для богини наряд – свободно струящуюся белоснежную тунику с глубоким вырезом на груди и длинным разрезом на подоле. Не очень-то высокого они мнения о целомудрии богини. Украшена туника была лилиями и расшита стекляшками, и отдаленно не напоминающими бриллианты. Особенно, если учесть их размеры, каждая величиной с грецкий орех.

Наверное, все тот же криворукий портной постарался. Когда-нибудь я его найду и повыдергиваю ему и руки, и ноги.

Волосы мне оставили распущенными. Только прикололи искусственную лилию, чтобы придать моему образу, как выразился Фирц, больше загадочности. Как по мне, образ получился скорее идиотским, чем загадочным. Как раз для балагана, который я собиралась устроить в Анрилине.

После меня попросили занять место в центре зала, встать на рисунок, напоминающий не то солнце, не то ромашку, растопырившую лучи-лепестки в разные стороны.

– В вашем распоряжении будет несколько телепортов, – ко мне приблизился один из магов. – С их помощью вы сможете вернуться домой в любое время.

Его коллега прикрепил к моему поясу мешочек с магическими камнями-проводниками и подал мне белоснежную шаль. Наверное, хотел, чтобы я прикрыла ею грудь и обнаженную до бедра ногу.

Первый маг тем временем продолжал:

– Если что-то пойдет не так…

– А что? Что-то может пойти не так? – сразу насторожилась я. – Вы меня уверяли в обратном.

Мужчины в мантиях переглянулись и дружно расхохотались. Если такие отважные, почему сами туда не отправились? И вообще, имею полное право беспокоиться за свою драгоценную шкуру.

– Все будет хорошо, Дезали, – мягко проговорил Фирц. – Просто мы предпочитаем перестраховаться.

– Чем недостраховаться? Я правильно вас поняла?

Маг поспешил меня успокоить:

– Именно поэтому мы приготовили для вас карту с координатами мест, из которых вы сможете перенестись прямиком в Астархад. Дайте мне руку.

Я протянула магу раскрытую ладонь. Негромко бормоча, чем-то ужасно вонючим он начал выводить на ней замысловатые иероглифы.
Страница 13 из 19

Темным ручейком они ложились на кожу и тут же становились прозрачными.

– В Анрилине существуют три портала: два на севере, в Роувэле, и один на западе, в королевстве эльфов. Эту карту сможете прочесть только вы. Чтобы ее увидеть, необходимо всего лишь произнести «неари валлис». Ничего сложного. Повторяйте за мной.

– Неари валлис, – четко, по слогам произнесла я. – Только как же я ее потом смогу прочесть, если уже сейчас ничего в ней не смыслю?

– Прочтете, когда придет время.

– Надеюсь.

– А теперь сосредоточьтесь на переходе, – велел мне все тот же маг.

Сам он встал на один луч-лепесток. Его коллеги разобрали остальные. Фирц и Генриэтта стояли поодаль, наблюдали.

Я зажмурилась. Мне уже доводилось совершать переходы. Вместе с родителями, когда мы отправлялись в отпуск в какой-нибудь экзотический мирок. Но никогда прежде я не испытывала даже намека на страх. Сейчас же неведомым зверьком, чем-то похожим на черную кошку, он подкрадывался все ближе и ближе.

Приказала себе не паниковать. Расслабилась. Земля под ногами дрогнула. Один раз, потом другой. В какой-то момент на меня будто надели колпак звездочета и резко дернули за его кисточку. Безвольно повисла в воздухе, замерла и вдруг снова почувствовала под ногами твердую почву.

Я покачнулась, стараясь удержать равновесие. Похлопала ресницами, то открывая, то закрывая глаза, пока наконец картинка передо мной не стала четкой.

Как и планировали маги, я приземлилась в тронном зале, прямо подле трона короля Моранта. Именно в этом месте на карте Фирц вилкой проделал дыру. Я внимательно оглядела трон, не повредил ли его наш вездесущий канцлер.

Его величество уставился на меня немигающим взглядом. Наверное, рад до смерти, что стал свидетелем такого эпохального события. Впрочем, как и добрая половина придворных.

Заметила на голове короля корону с кристаллом и заранее поздравила себя с победой. Все складывалось просто замечательно. Оставалось дождаться ночи. Надеюсь, в опочивальне его величество снимает свой головной убор.

Эффектно скинула шаль и приняла обольстительную позу (богиня любви как никак), которую накануне вечером честно репетировала перед зеркалом. Одна ножка выставлена вперед, чтобы представить на обозрение публики изящную туфельку и не менее изящную лодыжку. Ну о-очень сексуально даже для нашего мира, чего уж говорить об их богами забытой дыре.

Руки, украшенные золотыми браслетами, словно щупальца тянутся к королю, ресницы порхают туда-сюда, как крылья взбесившейся бабочки, а губы чуть приоткрыты для поцелуя…

Ой! Кажется, это уже из другой оперы. Я должна играть не искусительницу, а миротворицу. Но, по-моему, мои актерские способности оценили. Монарх аж подпрыгнул на своем троне и тоже подался мне навстречу. Не может совладать со своими ощущениями! Небось никогда такой красоты не видел. Правда, лицо у него отчего-то перекосилось…

Окинула взглядом остальных собравшихся. По идее народ уже давно должен был пасть ниц и дробить лбами полы, славя свою покровительницу. Но вместо этого на их лицах читались злоба и не предвещавшая ничего хорошего тупая решимость.

Только сейчас заметила, что в тронном зале, и без того многолюдном, полно стражи и магов. К чему бы это? Невольно попятилась. И тут стены сотряс громогласный монарший вопль:

– Хватайте проклятую!

Я даже пикнуть не успела, как меня схватили солдаты. Потянулась было к мешочку на поясе, чтобы достать телепорт, но чьи-то руки сжали мою голову. Почувствовала, как горячее дыхание щекочет волосы на затылке, и до меня, словно издалека, доносятся чьи-то незнакомые слова. Еще миг, и я провалилась в беспамятство.

Глава пятая

Про коварство, ложь и прочие женские штучки

В одном вопросе мужчины и женщины, безусловно, согласны друг с другом: и те и другие не доверяют женщинам.

    NN

Первым, кого увидела, открыв глаза, была моя рийя. Она сидела на каменном выступе возле окна, по-детски болтая ногами, и укоризненно смотрела на хозяйку. Будто бы все, что со мной приключилось, было целиком и полностью на моей совести.

Лучше бы посочувствовала и предложила руку помощи. Хотя о чем это я? Сочувствия от Ли как раз таки ждать не стоило. Теперь при каждом удобном случае она будет шпынять меня и повторять свое сакраментальное «ну я же говорила».

– Ну я же… – привычно начала Ли.

Показав ей кулак, попыталась подняться. Ныла каждая клеточка, каждый сантиметр измученного тела. Голова раскалывалась на части, будто по ней усиленно били скалкой.

Держась за стену и стараясь не делать резких движений, начала карабкаться наверх. С горем пополам мне удалось принять вертикальное положение. Огляделась. По обстановке вокруг легко определила, где нахожусь. Явно не в королевских хоромах и даже не в домике для гостей.

Интересно, они тут со всеми заскочившими на огонек богами так поступают или только богине любви решили оказать особые почести?

Единственной мебелью в темнице была соломенная подстилка, судя по запаху, послужившая не одному поколению заложников.

– Есть предположения, почему мы очутились в башне?

В бойнице просматривался кусочек лазурного неба с перламутровыми облаками.

– Понятия не имею, – буркнула рийя. Скрестила на груди руки и демонстративно отвернулась.

– Вот только давай без фокусов. Выкладывай!

Ни за что не поверю, что, пока я находилась в отключке, Ли сидела пригорюнившись рядом и отгоняла от меня мух. Небось уже весь замок успела обшарить, выяснить подноготную каждого его обитателя и обзавестись на каждого компроматом. Любопытства моей рийе было не занимать.

– Если коротко и по существу: тебе здесь не рады, – все-таки пошла она на контакт.

– Логично, раз я кукую в темнице. Что еще?

– Все называют тебя проклятой. В здешних землях так величают то ли демонов, то ли злых богов. Даже имя тебе дали. Сиариль. По-моему, очень даже миленькое, хотя местных прямо-таки корежит, стоит им его произнести. И вообще, здесь все какие-то дерганые и злые. Я хочу домой! – плаксиво заявила Ли.

– Думаешь, мне понравилось в Анрилине? Узнала, почему они приняли меня за эту…

– Сиариль, – подсказала рийя. – Пока ты прохлаждалась в отключке, я услышала много интересного. Но никто даже словом не обмолвился о богине любви. Все только и талдычат о про?клятой Сиариль. Как будто именно ее они и ждали. Чтобы поскорей с ней расправиться.

Одно из двух: или тупицы маги напортачили, или кто-то специально меня подставил. Может, Рэйфел заподлил? С него станется. Хотя, с другой стороны, зачем ему ставить мне палки в колеса? Он же ждет не дождется, когда я привезу ему из Анрилина кровь от дракончика.

Но если не де Вер, тогда кто?

В голове вертелось имя только одной особы, способной совершить подобную гадость. Ну, Генриэтта, неужели это ты, подлая, постаралась? Тогда я не знаю, что с тобой сделаю. Жизнь малиной тебе уж точно не покажется. Дай мне только выбраться из этого демонового мира.

Мешочка с телепортами, как и ожидала, при мне не оказалось. Его конфисковали вместе с фальшивыми украшениями и шалью. Даже обувь зачем-то прихватили, оставив меня босой. Ворюги!

– Нужно как можно скорее выбираться
Страница 14 из 19

отсюда.

Превозмогая боль, я направилась к металлической решетке. Но не успела сделать и нескольких шагов, как некая неведомая сила, словно голодный зверь, вцепилась в мою лодыжку и резко потянула обратно. Я проехалась по полу. Не сумев удержать равновесия, бухнулась на подстилку, больно стукнувшись затылком о стену. Из глаз посыпались искры. Не поджечь бы солому!

Придя в себя после болевого шока, решила осмотреть ногу. Видимых оков на мне не было, зато невидимые ощущались отлично. Лодыжка распухла от магического капкана и не переставая ныла.

Да что же это такое?! Неужели теперь каждый, кому не лень, будет мной командовать и сажать на цепь? И в прямом, и в переносном смысле. В Астархаде окольцевал меня и вертел мной Рэйфел. Здесь решил поиздеваться Морант.

Думала, хоть в Анрилине получится отвести душу – заделаться богиней, насладиться почестями, роскошью и комфортом. А вместо этого оказалась в тюрьме на вонючей подстилке.

– Узнала, что они намерены со мной делать?

Молчание.

– Ты меня слышишь?!

Но рийя продолжала корчить из себя глухонемую.

– Ли! Отвечай немедленно! Если этот психованный король решил вздернуть меня на виселице или устроить народные гулянья с плясками и кострами, в одном из которых будут гореть мои бренные косточки, то я должна знать! Чтобы успеть морально подготовиться. – Тонкая преграда самоконтроля раскололась на части, и напряжение последних дней вырвалось наружу. – Если он считает, что с помощью каких-то допотопных заклятий сможет меня удержать, то глубоко ошибается. Понадобится, я разнесу вдребезги его демонов замок, но выберусь отсюда живой. Целой и невредимой! Тем более что надо кое с кем поквитаться.

Ли выразительно кашлянула и покосилась в сторону.

– Ну что там еще?! – раздраженно воскликнула я, проследив за ее взглядом. Только теперь поняла, что все это время говорила вслух, причем на повышенных нотах.

Что позволило его величеству, самолично явившемуся проведать пленницу, стать свидетелем занимательной сцены: псевдобогиня, яростно жестикулируя, разговаривает сама с собой.

Интересно, что он обо мне подумал? Как минимум усомнился в моей адекватности. Вон как сочувственно качает головой.

Стыдливо потупив взор, представилась:

– Богиня любви, покровительница Анрилина. Рада знакомству, – и неуклюже присела в реверансе.

Хотела добавить – «прошу любить и жаловать», но, взглянув на кислую мину правителя, передумала.

– Психованный король, хозяин демонового замка, – в свою очередь, своеобразно представился он.

Я покраснела до кончиков ушей.

А Морант тем временем спокойно продолжал:

– Глупо выдавать себя за нашу богиню. Ты даже отдаленно ее не напоминаешь. Мы уже давно ждем тебя, Сиариль. О твоем приходе и о бедах, что посыплются на наши головы, нас предупредили еще предки. Обещаю тебе, очень скоро ты отправишься к праотцам.

Мне почему-то его слова не понравились.

Хотела объяснить королю, что пророчество – это всего лишь глупая выдумка. Писулька, которую накропали астархадские маги за пару минут с целью одурачить жителей Анрилина. Но потом решила, что такое объяснение, да и любое другое разозлит его еще больше.

Да и какой смысл? Все равно что метать бисер перед свиньями. Эти олухи ничего не поймут. В таких примитивных мирах, как Анрилин, даже не слыхивали о путешествиях через пространство и время и не знали о существовании других миров.

Их скудные знания ограничиваются верой в богов и страхом перед демонами. А маги владеют простой первобытной силой, которая, впрочем, – я подергала ногой, проверяя на прочность невидимые кандалы, – крепко держала меня на привязи и успешно блокировала мой врожденный дар.

– Сегодня ночью ты предстанешь перед верховной жрицей, которая огласит тебе приговор. А на рассвете его приведут в исполнение. – На этой торжественной ноте его величество закончил аудиенцию и развернулся, намереваясь уйти.

– Постойте! – крикнула я вдогонку, пытаясь его удержать.

Единственный, кто мог замолвить за меня словечко перед коварной жрицей, был Морант. Надо постараться, чтобы он этого захотел.

Мне даже не пришлось придавать лицу скорбное выражение. Я уже поверила этому богинененавистнику на слово и до жути боялась, что завтра придет мой конец. И я ничего не смогу сотворить в их непутевом мире – ни хорошего, ни плохого. Как же это несправедливо!

– Вы должны меня выслушать. Даже отпетые негодяи имеют право на защитника или, по крайней мере, на последнее слово. Предположим, я не богиня любви, но и с демоновским отродьем никогда не водила дружбу.

– Ври да не завирайся! – хмыкнула Ли.

– Пророчество истолковали неверно. Я пришла в Анрилин не с целью погубить его, а чтобы помочь. Помочь в первую очередь вам, ваше величество, и принцессе Давине.

С лица правителя слетела маска невозмутимости. Первый шаг.

Продолжила вдохновенно врать:

– Знаю, как несправедливо поступили боги, решив навязать вам свою волю и разлучить с любимой. Я обещаю все быстро уладить. Только дайте мне шанс.

– Больше не отрицаешь, что ты – Сиариль, древняя про?клятая богиня?

– Ну, допустим, – обтекаемо ответила я, решив, что статус могущественной богини, пусть и с подпорченной репутацией, все-таки лучше какой-нибудь приблудной иномирянки. – Вы, я вижу, наслышаны обо мне и представляете, на что способна. Устранить принцессу Эриду с вашего пути для меня все равно, что для вас высморкаться. Можете уже сегодня заказывать для невесты подвенечное платье!

Не знаю, что там натворила эта безмозглая Сиариль, но монарха мое заманчивое предложение не заинтересовало. Напротив, он окончательно рассвирепел:

– Тебе не удастся меня одурачить, про?клятая! Вместо того чтобы изворачиваться и лгать, готовься лучше к смерти. Очень скоро ты окажешься на священном костре!

Морант ушел. В башне стало тихо. А мне по-настоящему страшно. Прижалась к холодной стене и впервые за последнее время разрыдалась, горько и обреченно.

На этом день визитов не закончился. Я даже не успела как следует себя пожалеть и вволю наплакаться, когда на лестнице, ведущей в башню, послышались осторожные шаги. Интересно, кого там еще демоны принесли?

Шмыгнув носом, поднялась. Ли рядом не было. Будучи далекой от сантиментов, она не любила, когда их проявляли другие. Особенно ее раздражали чужие слезы. Своих-то у Ли быть не могло.

В таких случаях она обычно советовала:

– Хватит жевать сопли, пора заняться делом, – и благополучно исчезала, предоставляя этим другим самим решать собственные проблемы.

Вот и на сей раз рийя предпочла смыться.

Я прислонилась к стене и скрестила на груди руки, ожидая появления очередного визитера. Но гостей оказалось двое. Точнее, гостий.

Девушки несмело жались у лестницы, не решаясь подойти ближе. Прикрываясь веерами, о чем-то шушукались. И при этом поглядывали на меня с любопытством, смешанным с восторженным страхом и благоговением. Словно дети, впервые в жизни очутившиеся в зоопарке у клетки с кровожадным зверем.

Ни та, ни другая не походили на верховную жрицу. Не тот стиль. Ни одна уважающая себя колдунья не станет обряжаться в такое количество бантиков
Страница 15 из 19

и рюшей и сооружать на голове невообразимую конструкцию, напоминающую то ли фрегат, то ли фруктовое ассорти.

Я немного расслабилась. Значит, именно в данный момент моей жизни ничто не грозит. И на том спасибо.

Ясно было, что подружки забрели сюда не случайно. Правда, начинать разговор не отваживались. Но не из праздного же любопытства пришли на меня поглазеть?

Их холеные ручки, унизанные перстнями, активно размахивали веерами, а на набеленных личиках от волнения проступил румянец.

Устав от настырных взглядов, я раздраженно рявкнула:

– Вам что здесь, цирковое представление?!

– А вы… вы и вправду великая богиня Сиариль? – заикаясь, спросила та, что посмелее.

– Смотря для кого. – Впредь я решила быть осторожней и не спешить примерять на себя чужой образ.

Задавшая вопрос девушка шагнула вперед, а ее белокурая подруга продолжала топтаться на месте и тихо шептать:

– Лучше пойдем отсюда, Алет. Не стоило нам подниматься в башню. Если его величество узнает…

Обернувшись, брюнетка шикнула на подругу:

– Сама ведь чуть не на коленях меня умоляла. А теперь на попятную… Лучше стой и молчи! – Приструнив трусиху, снова обратилась ко мне: – Мы пришли к вам с просьбой, о сиятельная богиня. Если кто-то и сможет помочь нам в столь щекотливой ситуации, так это вы.

Еще одни жаждущие моей помощи! Ладно, посмотрим, что я с этого буду иметь.

– И какой мне резон вам помогать?

Алет потопталась на месте, видимо, не зная, с чего начать, а потом на одном дыхании проговорила:

– Мой брат – один из придворных магов. Это он составил заклятие, которое удерживает вас здесь. Я знаю, как его разрушить!

Ну-ну, милочка, продолжай…

Немалых усилий стоило мне казаться невозмутимой. Вот он! Мой спасительный шанс! Моранта переубедить не удастся, а этим дурочкам мы уж как-нибудь мозги вправим.

– И что же вы такого натворили, что только такая всемогущая богиня, как я, сможет все исправить?

– Не я, мой муж, – подал голос белокурый ангел.

Алет с сочувствием посмотрела на подругу.

– Не прошло и месяца после их свадьбы, как этот кобель начал ходить направо и налево. И что самое обидное, все осуждают не распутника мужа, а бедняжку Мабель. Даже родители обвиняют ее в неумении удержать мужа в постели. Остальные прямо в глаза насмехаются. А этот урод ржет и несет что-то насчет мужской полигамности. Правда, мы даже не знаем, что это слово означает.

– Не берите в голову. Это мужчины придумали себе в оправдание.

Мабель горестно всхлипнула.

– Если я не смогу зачать ребенка в ближайшее время, меня сошлют в монастырь. И тогда не видать мне больше столицы!

– Вот мы и решили, что только всемогущая Сиариль сможет отвадить неверного мужа от многочисленных любовниц.

– А может, Мабель проще самой завести любовника да заделать с ним малыша, если у гуляки на это времени не хватает?

Но вместо ответа на мое разумное предложение блондинка вдруг умоляюще пропищала:

– Вы только не ешьте его, ладно?

Я оторопела.

– Что значит – не ешьте?!

Почему-то девушки мое восклицание поняли не как вопрос, а как возмущение. Они испуганно сцепили ладошки, закатили глаза и уже готовы были синхронно отключиться (видимо, умением терять сознание должна обладать каждая уважающая себя анрилинская леди), когда я поспешно уточнила:

– С чего вы взяли, что мне взбредет в голову кого-нибудь съесть?

– Но как же? Вы же древняя богиня! Жестокая Сиариль!

– И что? – никак не врубалась я.

Теперь на хорошеньких личиках читалось то ли разочарование, то ли упрек. Может, они все-таки хотят, чтобы я им закусила?

– Неужели легенды врут? Разве не кровожадная Сиариль околдовывала земных мужчин, влюбляла их в себя, а потом питалась их плотью?

Фу! Какая пакость! Попала так попала… Мне досталась роль отпетой людоедки, да к тому же еще и мужененавистницы. Неудивительно, что им так не терпится со мной распрощаться.

Вслух же сказала:

– Перешла на вегетарианскую диету.

Не знаю, поняли ли они слово «вегетарианская», но докапываться перестали.

– Значит, вы нам поможете?

Две пары глаз, карие и голубые, смотрели на меня с надеждой.

– Помогу. Куда ж я денусь? Если вы поможете мне. – И указала на распухшую ногу. – Ну что, будем освобождать меня или как?

– Сейчас, сейчас, – засуетились девушки.

Щелкнул металлический замок. Алет вошла в темницу. Беспечные маги не потрудились меня запереть, посчитав, что одного заклинания привязи для богини вполне достаточно. Будет этим бездарям урок.

Алет присела на корточки, приподняла подол моего разорванного платья, которое теперь очень походило на тряпье из корзины старьевщика, и нерешительно коснулась магических пут. Бедняжка вся дрожала, хоть и старалась выглядеть спокойной и невозмутимой. Но суеверный страх перед древним божеством нет-нет да и брал над ней верх.

Когда Алет закончила читать заклинание, я вздохнула с облегчением и принялась осторожно растирать саднящую ногу.

– Не стоит терять время. Сейчас все маги и верховная жрица в храме, готовятся к ритуалу. В замке остались только придворные и стража, – сказала Мабель, по-прежнему не решавшаяся переступить порог темницы.

Ее слова про ритуал ускользнули от моего внимания. Вместо того чтобы попытаться подробнее разузнать об обряде, я, глупая, спросила у подружек:

– Ну и где наш муж?

Мабель с обидой в голосе проговорила:

– С Кариссой. Я видела, как он входил в ее спальню.

– Вот кобелина! – выразила свое мнение о гуляке Алет.

– Так, хорошо. Если не хотите, чтобы я его съела – да я и сама не могу нарушить диету, – может, его кастрировать?

– А что это значит?

– Отчекрыжить ему причиндалы. Тогда не с чем ему по чужим койкам будет лазить.

– Нет, нет! – хором завопили скромницы.

– На нет и суда нет. Значит, ведите к Кариссе.

Жаль, конечно, обманывать глупышек, по наивности доверившихся мне, коварной. Но делать нечего. Не могу же я наказывать и мирить всех подряд и помогать каждому встречному-поперечному. Самой бы кто помог! Нужно как можно скорее смываться отсюда. Как только представится удобный случай, сразу сбегу.

Послала ментальное сообщение прохлаждавшейся демон знает где рийе:

– Будь начеку! Ты можешь понадобиться в любую минуту. Я собираюсь совершить побег!

Отвертеться от роли укротительницы блудных мужей не получилось. Алет и Мабель вцепились в меня мертвой хваткой, даже припудрить носик не отпустили, сказав, что надо спешить, дабы успеть поймать изменника на горячем.

– Есть предложения, как будем наставлять его на путь истинный?

– Припугните его хорошенько! – воинственно сказала Алет.

– Или объясните, что обманывать собственную жену некрасиво, – надула губки ее подруга.

А может, еще сказать, что перед едой полагается тщательно мыть руки? Он до сих пор об этом и не догадывался, а сейчас возьмет и послушается.

Нет, здесь требуются кардинальные меры. Алет права, нужно напугать изменника до икоты. Так, чтобы впредь неповадно было бегать к любовницам. Правда, надолго ли хватит моего внушения? Как говорят, горбатого могила исправит. Видимо, он из той породы мужчин, которые до конца жизни изменяют своим женам. Но так далеко я
Страница 16 из 19

заглядывать не собираюсь. Это уже не мои заботы.

Спустившись по винтовой лестнице из башни, служившей мне временным пристанищем, мы очутились в небольшом зале. Стены его были завешаны разномастными портретами, освещенными лишь сумрачным светом. Наверное, многочисленная родня Моранта. Все носатые и угрюмые. Ну и семейка, не приведи господи!

В другое время я бы с удовольствием их разглядела и каждому дала бы оценку, но сейчас было не до этого. Тем более что подружки усердно тянули меня за собой.

Возле двери, ведущей в покои достославной Кариссы, мы остановились. Девушки приникли к замочной скважине и прислушались. Вскоре я заметила, как лицо Мабель покраснело от стыда. Алет же побелела от гнева.

– Фелик здесь! – негодующе констатировала девушка и шепотом добавила: – Вы идите, а мы подождем вас в коридоре.

Я заверила, что, как только закончу сеанс внушения, сразу поспешу к ним и стрелой полечу в темницу. Заговорщицы радостно закивали, принялись благодарить меня и заверять, что будут молиться за мою про?клятую душу, когда та расстанется с телом.

Интересно, они действительно настолько тупы или прикидываются? Была бы на моем месте настоящая богиня, она уже давно бы стерла этих дурех в порошок. Мне же приходилось нянчиться со своими легковерными почитательницами.

Приоткрыв дверь, на цыпочках миновала полутемную переднюю. Толстый ковер скрывал шум шагов. Зато мне были отлично слышны охи и ахи, доносившиеся из спальни.

Накувыркавшись с любовницей, развратник решил пойти освежиться. Сквозь приоткрытую дверь мне было видно, как он, виляя тощим задом, пересек опочивальню и скрылся в смежной комнатушке, предназначенной для омовений. Вскоре оттуда послышались плеск воды и гортанное пение.

Я вошла в спальню. Карисса сидела на кровати в чем мать родила и, держа в руках зеркальце в ажурной оправе, самозабвенно наводила красоту на своем, к слову сказать, не очень-то привлекательном личике. Глупышка полагала, что с помощью белил и помады сможет обхитрить саму мать-природу.

Я негромко кашлянула. Глаза девушки плавно разъехались в стороны. Ну вот, еще и косая.

Меня наконец-то заметили. Я приложила палец к губам, грозно прищурилась. Хотела попросить ее убраться по-хорошему из спальни и дать мне возможность потолковать с донжуаном, но не успела. Карисса тоненько вскрикнула, закатила глаза и свалилась в классическом обмороке. Настоящая леди!

Тихо выругалась. Времени приводить в чувство воровку чужих мужей не было. Оглядела спальню. Нужно куда-нибудь спрятать Кариссу. Или попытаться отволочь в переднюю. А потом я займу ее место. Как же «обрадуется» горе-любовник, когда вместо своей обоже обнаружит в постели богиню-людоедку!

Схватив голую девицу за ногу, попыталась стащить ее вниз. Легче было представить, чем осуществить задуманное. Карисса весила как минимум вдвое больше меня и не хотела падать на пол. А придется!

Кое-как мне удалось спихнуть ее с кровати. Послышался глухой стук, голова девицы ударилась о каменный пол. Теперь Карисса уж точно не скоро очухается. Легкое сотрясение ей наверняка обеспечено. Впрочем, я не лекарь, не берусь ставить точный диагноз.

Пока сталкивала ее с кровати, демонова помада кроваво-красного цвета, которую Карисса по-прежнему сжимала в руке, испачкала ее шею и грудь. В полумраке можно было подумать, что с бесстыдницей развлекался вампир. Белая с синевой кожа, темно-бордовые пятна на теле…

Брр! Мне и самой стало жутко. В сумерках все смотрелось очень натурально.

Когда Фелик вернулся в спальню, я уже заняла место любовницы. Лежала, накрывшись простыней. Карисса «отдыхала» на полу рядом.

– Ну что, продолжим веселую игру в перевертыши? – Он скинул парчовый халат, обнажив тщедушное тельце, запрыгнул на кровать.

И что женщины в нем находят? Красотой и мужественностью тут и не пахнет, фигура тоже далеко ниже среднего. Не мужчина, а форменное недоразумение. Может, я не в том месте ищу красоту и силу?

То ли Фелик был подслеповат, то ли опьянен любовью, но сразу не заметил подмены. Глупо хихикая, начал стаскивать с меня простыню, чем привел в неподдельное бешенство. Выпятил было губы для поцелуя… и тут его взгляд уперся в пол, где пребывала в сладком забытье его обоже.

– Карисса? – зачем-то уточнил он. Перевел глаза на меня и завопил от ужаса.

Мужа Мабель подбросило на постели, словно его шарахнула молния. Бедолага хотел сбежать, наплевав на любовницу, правильно рассудив, что той уже ничем не поможешь и пора спасать свою шкуру. Но запутался в простынях и теперь барахтался в них, как жук, попавший в навозную кучу.

– А ну прекрати! – устав наблюдать за его возней, крикнула я.

Фелик сразу замер. Злосчастная простыня почему-то оказалась у него на голове, намотанная наподобие тюрбана. Зато мужские прелести были представлены на обозрение. Тоже, надо сказать, не ахти…

– Прикрой срам и слушай внимательно!

Он послушно сдернул белый лоскут с головы и в одну секунду превратил его в набедренную повязку. Ишь как натренирован!

– Вижу, ты уже догадался, кто я такая.

– О, сиятельная богиня!..

Уже лучше. А то все про?клятая да про?клятая.

Фелик начал бить челом об перину.

– Умоляю…

– Заткнись! Я здесь не для того, чтобы выслушивать твои комплименты.

– Богиня пришла меня наказать!

– Нет, пока только предупредить, – проявила милосердие. – Я уже давно за тобой наблюдаю, Фелик. И чаша моего терпения почти иссякла. А ты знаешь, как Сиариль поступает с неугодными ей мужами.

Бедолага закивал так отчаянно, что я начала опасаться за его голову, а заодно и шею.

– Поверь мне, где бы я ни находилась, в этом или каком другом мире, я в курсе каждого твоего шага, каждой твоей нечестивой мыслишки. Даже думать забудь о том, чтобы изменять жене!

– Я… я больше не буду, – заикаясь, пролепетал он. – Клянусь!

– Чем клянешься? – азартно выкрикнула я.

– Здоровьем Мабель, – не замедлил негодяй с ответом.

Я презрительно фыркнула:

– Оставь ее здоровье в покое. У меня есть идея получше: поклянись тем единственным, чем гордишься.

Муж Мабель опустил скорбный взгляд на простыню. Вздохнул горько и обреченно.

Я заставила его произнести нелепую для меня и страшную для него клятву. Затем изобразила простой магический трюк: щелкнула пальцами – и в воздухе засверкали золотые звездочки. Закончила свое сольное выступление парой непонятных фраз, придуманных на ходу.

Бедолага смотрел на меня, онемев от страха.

– И запомни, стоит тебе только глянуть в сторону другой женщины, как мое заклятие обретет силу и твое достояние заснет навсегда.

– В каком смысле заснет?

– Будет всегда таким, как сейчас, – покосилась я на ровную простыню.

Закончив с промыванием мозгов, я заглянула в комнату, где еще совсем недавно, счастливый, плескался муж Мабель, и спросила:

– Куда ведет дверь из уборной?

– В будуар.

– Из будуара можно попасть в коридор?

Фелик принялся радостно кивать, предчувствуя скорое освобождение. Ладно. Довольно с него на сегодня. И так, бедолага, весь испереживался. Как бы мое шуточное заклятие не превратилось в настоящее. После такого-то стресса…

– Сиди здесь и никуда
Страница 17 из 19

не рыпайся. Подождешь до полуночи, а потом можешь проваливать на все четыре стороны. Но лично я советую тебе бежать прямиком к жене и молить ее о прощении.

Он, как и следовало ожидать, снова закивал.

Я прошмыгнула в маленькую комнатушку, затем пересекла уютный будуар и выглянула в коридор. Никого. Мабель с Алет поджидают меня у другой двери, ее муж тоже вряд ли станет бить тревогу. Он и шелохнуться-то боится, настолько сильно повлияла на него встреча с богиней. Лучшего момента для побега не стоило и желать.

Я рванула по темному коридору. Добежала до первой попавшейся лестницы и чуть не кувырком скатилась вниз. Замок словно вымер. Нигде не было ни души.

Сердце в груди стучало так громко, что казалось, его биение слышит даже верховная жрица в храме. Я мчалась, не чувствуя под собой ног. Не обращая внимания ни на то, как камни царапают босые ступни, ни на сквозняк, пробирающий до костей.

Кажется, я забрела в крыло, где жили слуги. Здесь коридоры были у?же, и с портретов с укоризной не глядели на меня злобные предки хозяина замка.

Еще один коридор, еще одна дверь. Возможно, именно за ней притаилась долгожданная свобода… Я с силой дернула за металлическую ручку. Тяжелая створка медленно, будто нехотя, поддалась. Глазам открылась картина: вечерний сад, утопающий в зелени и цветах. Монотонный стрекот кузнечиков и неспешное уханье совы. Где-то поблизости находился источник, из которого слуги черпали воду. Я слышала мелодичный перезвон капель, ударявшихся о камень. Вдохнула свежий, напоенный сыростью воздух.

Настоящее блаженство…

Осталось сделать еще один шаг, и я свободна!

Руки уперлись в невидимую преграду. Я толкала ее плечом, колотила по ней кулаками – все тщетно. Проклятая магия не выпускала меня из замка.

В другом конце коридора замелькали блики факелов, послышались крики и лязг оружия. В ужасе поняла, что снова попала в ловушку.

– Хватайте ее! – раздался знакомый голос.

Пока стража связывала мне руки, Морант сверлил меня полным ненависти взглядом. Право, такое ощущение, будто у него ко мне личные счеты. Неужели Сиариль слопала кого-нибудь из его родни?

За спинами стражников заметила две любопытные мордашки. Алет и Мабель. Предательницы! Я из кожи вон лезла, им помогая, а они вон как со мной обошлись. Наябедничали королю.

Встретившись со мной взглядами, подружки пристыженно отвернулись.

– Ведите ее в храм, – распорядился правитель. – Все готово для ритуала.

Вот тут-то я вспомнила и про проклятый ритуал, и про жрицу, собирающуюся вынести мне приговор. Вспомнила и пожалела, что не попробовала сбежать сразу. Но менять что-либо было уже поздно.

Глава шестая

Не гневите богиню!

Самое высшее наслаждение – сделать то, что, по мнению других, вы сделать не можете.

    У. Бэджот

Путь от замка к храму был неблизким. Пришлось миновать полгорода. Несмотря на поздний час, улицы столицы кишели народом. С праздным любопытством толпы зевак взирали на ужасную богиню. То тут то там раздавались возгласы смельчаков, готовых самолично расправиться с про?клятой, то бишь со мной. От их громких воплей меня бросало в дрожь, а в душе нарастала паника. Спасибо хоть тухлыми яйцами не закидали. Такого позора я уж точно бы не пережила.

Ли сидела напротив меня в старой скрипучей повозке, готовой в любой момент развалиться на части, грозила кулаком неугомонной толпе, отвечала на самые обидные оскорбления не менее обидными репликами и посылала на головы жителей Волдиона самые страшные проклятия. Правда, толку от этого было мало, Ли все равно никто не слышал.

Я старалась не смотреть по сторонам и молила богов, чтобы они наконец вспомнили обо мне и спасли от этих маньяков. Помощи из Астархада ждать было глупо. Не прошло и дня, как я покинула родной мир. Маги понимают, что на выполнение миссии требуется время, и начнут бить тревогу не раньше, чем через пару недель. Но к тому времени уже будет поздно, мой прах благополучно развеют по ветру.

Мой муженек тоже не шевелился. Не далее как вчера бахвалился, что благодаря кольцу он будет знать о каждом моем шаге. Неужели не видит, каково мне сейчас приходится? Хотя, наверное, данная ситуация его скорее забавляет, чем тревожит. Небось валяется сейчас на кровати в своей роскошной темнице и ржет, наслаждаясь моею беспомощностью.

Генриэтта горевать тоже не будет, случись что со мной. Наоборот, окажется в выигрыше: не придется делить наследство с подкидышем. Так обзывала меня сестра в детстве. Скорее всего именно ее мне стоит благодарить за веселые каникулы в Анрилине.

Единственный, кому я действительно небезразлична, – это Орин. Но он не в курсе последних событий, а значит, на его помощь рассчитывать не приходится.

– В каких облаках витаем? – вернула меня в суровую реальность рийя. – Взгляни-ка туда!

Я проследила за ее рукой, указывающей на мужчину в темном плаще. Высокий, худой. Лица не разглядеть из-за надвинутого на глаза капюшона. Незнакомец внимательно смотрел на меня. Заметив, что я тоже обратила на него внимание, он поднял вверх посох. Начертал его набалдашником в воздухе какой-то символ. Знак замерцал холодным голубоватым светом и растаял в ночи. Вместе со странным незнакомцем.

– Что это было? – Я протерла глаза, гадая, а не привиделся ли мне странный тип.

– Толком не разобрала. Смахивало на какую-то птицу.

– Я не про знак, а про незнакомца. Ему-то что от меня понадобилось?

– Не знаю, но он за нами от самого замка следит, – сказала рийя и показала не самый приличный жест очередному забияке.

И где только нахваталась?

– Невозможно! Хоть мы и движемся со скоростью полудохлой черепахи, он все равно не смог бы следовать за повозкой. В такой-то толчее.

– Говорю тебе! Я заметила его еще у стен замка. И посох сразу врезался в память с этой его странной загогулиной на верхушке и рубином в половину моей ладони, – завистливо вздохнула Ли.

Небось уже спит и видит, как половчее спереть понравившуюся ей безделушку. Надо признаться, моя рийя страдала особой разновидностью клептомании. Питала слабость лишь к драгоценным камням и при всяком удобном случае без зазрения совести присваивала их себе. Сколько я ей ни вдалбливала, что это верх неприличия, все без толку.

Отвлекшись на незнакомца, я и не заметила, как мы подъехали к храму. Один из солдат грубо пихнул меня в бок, давая понять, что это конечная остановка. Смерив его яростным взглядом, отчего у хама затряслись поджилки, а нахальства заметно поубавилось, я выбралась из «экипажа». Неуклюже спрыгнула на землю. Холодная сырая почва колола ступни, через многочисленные прорехи в платье прокрадывался ледяной ветер, а в довершение ко всему неожиданно грянул гром, и на землю обрушился настоящий ливень.

Народ воспринял это как глас божий и с еще большим остервенением стал призывать проклятия на мою голову. Получается как-то нелогично, я ведь и так уже вроде проклята.

Оглянувшись на беснующуюся толпу, Морант торопливо приказал:

– Заводите ее в храм! Живо!

Да я и сама уже была не прочь укрыться в нем от дождя и не в меру возбудившихся аборигенов.

В центре зала стояла жрица. Ее я узнала сразу.
Страница 18 из 19

Высокая стройная эльфийка с разноцветными рисунками по всему телу. Правда, весьма пристойными. Я имею в виду видимую часть. Какие картинки скрывают одежды, не берусь судить. На вид эльфийке было лет тридцать по человеческим меркам, но вот глаза выдавали ее древний возраст.

Она приблизилась к алтарю, окруженному множеством свечей в бронзовых канделябрах. Рядом сгрудились маги. Все как на подбор в мрачных балахонах, с массивными медальонами на груди и непроницаемыми рожами. Надо сказать, лицо жрицы тоже не сияло радушием.

Возле колонн, упиравшихся в расписной свод храма, толпились немногочисленные зрители. В основном стража и привилегированные придворные – те, что поближе к королевской кормушке. Они смотрели на меня надменно, задрав носы. Я бы их с удовольствием им пооткручивала.

Огляделась вокруг и поняла, что не стоит даже и думать сбежать из храма. Сквозь кольцо стражи и мышь не проскочит. В который раз пожалела, что я – не так полюбившаяся им Сиариль. Та бы уже давно навела здесь порядок – не только носы, но и бошки бы им отвертела.

Думай, Дезали, думай!

Спасение утопающего в руках самого утопающего. Единственное, что остается, – пережить ритуал и дать деру по дороге обратно в замок. Надеюсь, к тому времени достопочтенные жители этого «гостеприимного» городка расползутся по своим норам и предадутся более интересным занятиям, чем глазеть на закрытые двери храма.

– Встань на колени перед верховной жрицей, – велел мне один из магов.

– А если не встану, то что? – с вызовом бросила я.

Ответом мне был толчок в спину, и я приземлилась на колени в точно указанном месте, у ног ненавистной жрицы.

– На твоей совести слишком много загубленных жизней, Сиариль, – принялась занудствовать та. – И мы не можем тебе позволить снова злобствовать на земле. На рассвете ты вернешься туда, откуда явилась. Но прежде мы лишим тебя силы, чтобы никогда вновь ты не потревожила покой Анрилина.

Ее фраза про лишение силы заставила меня занервничать еще больше. Демон побери! Что они собрались со мной делать?!

Верховная жрица продолжала разглагольствовать о прегрешениях Сиариль, о том, что та натворила в своей прошлой жизни. Попробовала было заступиться за свою протеже и за себя, кстати, тоже. Сказать, что я девушка порядочная, хоть и богиня, что никогда ничьих мужей не совращала, тем более не использовала их в качестве пищи. И чтобы местные недоумки не брали грех на душу, отправляя меня на костер. Самих же потом замучает совесть, если таковая, конечно, имеется.

Но мне не дали и рта раскрыть. Маги стали подступать, окружая со всех сторон. Я уже и не знала, кому молиться, богам или демонам. Беспомощно смотрела то на Ли, то на коварную жрицу. Рийя в панике носилась по храму, но разве могла она справиться с такой сворой? Ее магия напрямую зависела от моих собственных сил, которые проклятые маги продолжали блокировать.

С искаженным ненавистью лицом эльфийка протянула ко мне руки. Я не на шутку испугалась, когда ее пальцы коснулись моего лица, сдавили виски. Вскрикнула от боли, но проклятая колдунья даже ухом не повела. Вцепилась в меня еще сильнее.

И вдруг я почувствовала, как что-то внутри меня лопнуло. Словно оборвалась струна, удерживающая на привязи мою темную силу, которую я едва-едва научилась контролировать и подавлять. Сейчас она расправила крылья, вырвалась на свободу.

В глубине храма послышался грохот. Пальцы жрицы дрогнули, боль сразу же отступила.

Я заметила Ли, которая, так и не придумав, как мне помочь, начала в отчаянии крушить все вокруг. Гремели канделябры. Падали свечи. Кое-где заполыхали костры. Мечтали о кострах – получите!

Народ заметался, запричитал. Жрица исчезла первой вместе со своими подхалимами-магами. На какой-то миг даже почудилось, что обо мне забыли. Только обрадовалась неожиданной передышке, когда услышала противный голос Моранта:

– Нужно увести ее отсюда, пока она не сровняла храм с землей!

Правитель решил, что маленькое безобразие – моих рук дело. Впрочем, он был недалек от истины.

– Ритуал еще не закончен, – послышался голос жрицы откуда-то из-под алтаря. – Нужно продолжать…

– Завтра продолжишь! – закричал вне себя правитель.

И чего так разнервничался? Подумаешь, разрушила храм. Будет повод построить новый. Все, что ни делается, к лучшему.

Дальнейшие события стерлись из моей памяти. Последнее, что видела, это злосчастную эльфийку, бегущую ко мне. Она что-то прокричала, и я провалилась в черную дыру беспамятства.

Не знаю, как долго я находилась в забытьи, но это было самое приятное из того, что со мной случилось за последнее время. Мне снились приемные родители, Агата и Ивар. Такие добрые, такие счастливые. Даже Генриэтта не вызывала привычного раздражения. Дружное семейство Шейлисов отдыхало в парке у озера. Родители доставали из корзин сандвичи, приготовленные для воскресного пикника, а мы с Эттой запускали в небо воздушного змея, носились босиком по зеленой траве и смеялись так звонко и заразительно, что окружающие, поглядывая на нас, тоже начинали улыбаться. Старые, забытые воспоминания…

Но все хорошее быстро кончается. Вот и сейчас я открыла глаза и поняла, что нахожусь не в илисском парке, а в анрилинской тюрьме на старой подстилке. Ли сидела на корточках рядом и терпеливо ждала, когда ее хозяйка наконец-то придет в себя.

За крошечным окном-бойницей плескалась непроглядная ночь. Ее невидимые волны поглотили луну и звезды, лишив все вокруг привычного света. Слышались лишь шум дождя и приближающиеся раскаты грома.

Я поежилась от холода и пугающей неизвестности. В душе было мрачно и пусто, словно на выжженном дотла поле.

– Эй, – голос Ли звучал непривычно ласково, – ты как?

– Бывало и лучше, – грустно усмехнулась я. – До рассвета еще далеко?

– Несколько часов…

Я прижала колени к груди и прошептала вслух. Хотелось разрушить давящую тишину, услышать хотя бы собственный голос.

– Никогда не задумывалась, что становится с рийей после смерти нерея.

– Она тоже умирает. – Ли опустила глаза.

– Не думала, что все так закончится. Прости.

– Брось! Ты тут ни при чем! Хотя я и предупреждала…

Невольно улыбнулась. Ли в своем репертуаре. Даже в минуты отчаяния находит возможность меня ущипнуть. И чаще всего бывает за что. Стоило мне ее послушать, и я бы не оказалась в таком плачевном положении. А самое главное, не подвергла бы смертельной опасности мое ни в чем не повинное альтер эго.

Нужно было что-то предпринять. Или хотя бы попробовать все исправить.

– У нас еще осталось немного времени, – собравшись с духом, проговорила я. – Будет совсем уж глупо, если я не попытаюсь помешать этим недоумкам разжечь костер моей особой.

– Но что ты можешь сделать? Ты ведь даже магией не способна воспользоваться.

Лишь на мгновение сердце царапнуло сомнение, но я тут же взяла себя в руки и твердо произнесла:

– Прежняя я была неспособна. Но после того, что они сделали со мной в храме… Знаю, что-то изменилось. Я это чувствую!

– Я тоже чувствую. И боюсь, – прошептала рийя. – Ты ведь не умеешь управлять своими способностями и не знаешь, куда они могут тебя
Страница 19 из 19

завести и можно ли при необходимости их обуздать.

– Есть идея получше?

Идей у Ли не было. Но ей, как и мне, хотелось поскорее выбраться из треклятого замка. Даже если для этого придется прибегнуть к помощи самой темной стороны моей сущности.

Встав посреди темницы, я зажмурилась. Будто подбадривая меня, прогремел гром, полыхнула кривой стрелой молния, вонзаясь в черную стену башни.

Всегда знала, что где-то в глубине моего сознания спрятана сила, данная еще при рождении и поджидающая момента предложить мне свои услуги. Но я намеренно гнала ее от себя, боялась столкнуться с неизведанным. Сейчас же я была готова к этой встрече. И эта пугающая прежде меня незнакомка, словно получив приглашение, выбралась из своего заточения.

Какое-то время так и стояла, не шевелясь. А когда открыла глаза, Ли испуганно вскрикнула. Не знаю, что она прочла в моем взгляде, но по выражению ее лица было очевидно, – увиденное ей не понравилось.

– Дезали…

Я не двигалась, прислушиваясь к собственным ощущениям. Казалось, ничего особенного не произошло. Я оставалась самой собой, разве что более сильной, более смелой и решительной. Усталость как рукой сняло. Даже боль притупилась, отступила на задний план.

– Дезали…

Я перевела взгляд на рийю.

– Найди Моранта. Он только и делал, что пугал меня. Пришла наша очередь его напугать.

– Как Фелика? – хихикнула сразу приободрившаяся Ли. Моя задумка ей явно понравилась. И в глаза она мне больше смотреть не боялась.

– Нет, здесь требуется что-то особенное, более изощренное. Полагаюсь на твою фантазию и способность импровизировать.

– Думаешь, у тебя получится сделать меня видимой? – засомневалась рийя.

То, что обычно превращалось в настоящую пытку, поглощало всю мою энергию, на этот раз далось легко. Стоило представить Ли, и вот она уже стоит передо мной, счастливая, что ее удостоили такой чести поменяться местами с хозяйкой.

Какой же я была дурой, что все эти годы так боялась своих возможностей! То, о чем раньше не смела и мечтать, сейчас исполнялось лишь одной силой мысли. Без малейших усилий, без всяческих заклинаний. Наверное, стоило поблагодарить жрицу за ритуал. Что бы там она со мной ни сотворила, определенно, это пошло мне на пользу.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/valeriya-chernovanova/lzheboginya-2/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.