Режим чтения
Скачать книгу

Мисс несчастный случай читать онлайн - Татьяна Луганцева

Мисс несчастный случай

Татьяна Игоревна Луганцева

Какая женщина не мечтает видеть рядом с собой настоящего мужчину, который будет носить ее на руках, осыплет подарками, а в трудную минуту подставит сильное плечо? Мечтала о таком и Лиза Малоярцева, хотя хрупкой и беззащитной ее назвать было трудно – мастер спорта по многоборью, волевая, с железным характером, она умела за себя постоять!

И вот когда казалось, что не видать ей простого женского счастья, на горизонте появился ОН – милый обаяшка с добрым сердцем и самыми серьезными намерениями. Да только вот напасть: за избранником Лизы охотится киллер и жизнь возлюбленного в страшной опасности. Но Лиза полна решимости защитить мужчину своей мечты и вступает с убийцей в схватку…

Татьяна Луганцева

Мисс несчастный случай

Глава 1

Все-таки люди бывают странными в своих мечтах, ожиданиях, а зачастую и поступках. Например, в ожидании ребенка некоторые мамаши, поглаживая живот, обращаются к малышу «Леночка» или «Вовочка», абсолютно не зная, какого пола ребенок у них родится. По большому счету это иногда просто опасно. Ученые давно доказали, что малыш уже в чреве матери чувствует ее мысли – желанный он или нет, читает все ее переживания. И в будущем это может повлиять на него.

Ирина Николаевна и Борис Борисович Малоярцевы мечтали только о сыне. Может быть, потому, что оба привыкли к дисциплине, к преодолению себя, к тренировкам тела и духа и обладали сильными, энергичными характерами. Борис Борисович был военным, вышел в отставку в ранге подполковника, а Ирина Николаевна была профессиональной спортсменкой, дослужилась до мастера спорта по пятиборью. В семнадцать лет подающую большие надежды Ирину позвали в сборную Советского Союза, но почти в это же время Ира познакомилась с курсантом военного училища Борисом Малоярцевым, и ей пришлось выбирать. Будущему военному была нужна верная подруга, а не мифическая спортсменка, которая вечно разъезжает по соревнованиям и сборам, а муж наблюдает за ней по телевизору. И Ира, махнув на спортивную карьеру рукой, выбрала любовь, своего Бореньку. А дальше частые переезды из города в город, бытовые проблемы, отсутствие собственного жилья и другие тяготы и лишения – все они прошли вместе. Борис зарабатывал повышение по службе, меняя звездочки на погонах, но и Ира тоже не сидела без дела. Она занималась хозяйством и как могла создавала мужу домашний уют, а если была возможность работать, то не отказывалась и от этого. Она работала учительницей физкультуры в школе, вела спортивные секции у детей дошколят и кружок здоровья для лиц пожилого возраста – впрочем, это было ей близко, но не гнушалась Ирина и работать санитаркой при медчасти или посудомойкой на кухне. В общем, жили Малоярцевы дружно и вполне мирно. Не хватало в этой семье только ребенка, и как Ирина с Борисом над этим ни бились, ничего у них не получалось.

– Ерунда какая-то… Я здоров как бык, ты, вообще, спортсменка. Человек, ведущий здоровый образ жизни! У всех женатых друзей уже дети, а у меня все еще нет сына! – сокрушался Борис.

– Ты меня в чем-то обвиняешь? – сразу же насторожилась, как все женщины, Ирина.

– Нет, конечно, но…

– Что «но»? Ты думаешь, я ребенка не хочу?! Да с моей энергией меня на троих детей хватило бы! Почему такое недоверие? – спрашивала она уже со слезами на глазах.

– Нет, что ты, дорогая! Я тебя люблю! Я просто беспокоюсь, – ретировался Борис.

– Я таскаюсь с тобой по таким местам, где иногда и туалет на улице.

– Не утрируй, Ирочка!

– Я не утрирую! Я говорю о том, что поблизости нет не то чтобы хорошей больницы, а даже вшивого медпункта! Как я тебе обследуюсь на бесплодие?!

– Не нервничай! Мы все равно будем вместе, и ты родишь мне сына! – успокаивал жену Борис.

Конечно, когда через три года Ириине удалось забеременеть, их радости не было предела.

– Скоро у нас появится сын! Я с ним буду играть в футбол! Я с ним пойду на рыбалку! – буквально зомбировал жену Борис.

Были куплены синие ползунки, синяя коляска… И когда родилась девочка, оба родителя опешили.

– Дочь?! Шутишь? Как дочь? Что же нам делать?.. – растерялся Борис.

И еще много-много лет Малоярцевы не могли оправиться от такого «подвоха» судьбы.

Девочку назвали Елизаветой, Лизой.

– Мы с тобой тяжело жили, пусть хоть ей повезет и наша дочь поживет как в раю. А царское имя ей в этом поможет, – решила Ирина Николаевна.

Но воспитывали они свою дочь такой, какими были сами. Без баловства и женских капризов, в строгости и железной дисциплине. Борис играл с дочерью в футбол и ходил с ней не только на рыбалку, но и на охоту. А мать взялась за ее спортивное воспитание. Почему-то Ирина решила, что Елизавете это необходимо. Посещать спортивные школы у Лизы не было возможности, да это было и ни к чему, когда родная мать – мастер спорта. Тренировки проходили каждый день утром и вечером, и ничто не могло их отменить. Ни дождь, ни снег, ни жара, ни лютые морозы. Елизавета бегала по нескольку километров, плавала, скакала на лошадях, стреляла по договоренности с командирами частей из боевого оружия… Ну и, конечно, училась, ведь школу никто не отменял.

«Знание – это сила!» – не уставал повторять отец, и дочь его не разочаровывала. Несмотря на частую смену школ, каждый раз Лиза доказывала, что она – лучшая. Чего ей это стоило, знала только она сама и ее подушка…

Маленькая девочка словно не отдавала себе отчета, что завоевывает свое «место под солнцем», место в сердце родителей, она будто извинялась перед ними за то, что родилась не долгожданным сыном. Впрочем, супруги Малоярцевы были настолько зациклены на своей мечте о сыне, что даже не скрывали от Лизы, что хотели мальчика. Хотя она должна была стать последним человеком, кому следовало об этом знать. Не удивительно, что Лиза выросла жесткой, нетерпимой к людским слабостям и заточенной на свое дальнейшее самосовершенствование.

Такой характер совершенно не вязался с ее весьма женственной внешностью. Лиза была чуть ниже среднего роста, с длинными темно-каштановыми волосами и нежной, почти фарфоровой кожей. Глядя на ее милое личико с аккуратным носиком и светлыми глазами в обрамлении длинных черных ресниц, никто бы и не подумал, что эта девушка способна за себя серьезно постоять.

Когда Лизе исполнилось шестнадцать и она перешла в десятый класс, отец вышел на пенсию и семье дали квартиру в Москве. То, что даже выпускной класс она закончит так скомканно, Елизавету не беспокоило. Она к этому привыкла. Не волновало ее и то, что ей придется учиться в «мажорной» школе, в которой она никогда не станет своей. Ведь под хрупкой оболочкой скрывался железный, волевой характер. Но когда она увидела мать, которая не могла найти в себе силы, чтобы войти в новую квартиру, Лиза разрыдалась. Ирина Николаевна всегда была такая сильная, а тут растерялась и стала напоминать маленькую девочку. Когда она ощупывала каждую стену, каждый угол, каждый выключатель, ее руки тряслись.

– Наша… Наша квартира, Боря! Дочь! Как долго мы к этому шли! Двадцать лет!

Тогда Лиза поняла, что, даже если ей не понравится жить в Москве, она уже никогда отсюда не уедет, потому что не сможет лишить маму такой радости и счастья. Ирина Николаевна наконец-то обрела покой и свой
Страница 2 из 9

постоянный дом. И Лиза сделала все, чтобы полюбить столицу и пробиться в ней, потому что, как известно, слезам Москва не верила.

Елизавета поступила в юридический институт и закончила его с красным дипломом. Параллельно с учебой сдала все нормативы в школе олимпийского резерва и защитила степень мастера спорта по многоборью, как и мама. В сборную ее, конечно, не пригласили, но предложили стать тренером в детском спортивном клубе. Лиза отказалась, так как учеба в институте отнимала много времени. Она была весьма активной девушкой с разносторонними интересами – ходила в бассейн, занималась экстремальным вождением и даже совершила несколько прыжков с парашютом.

Когда Елизавета училась на третьем курсе, случилось несчастье – внезапно от сердечного приступа скончался отец. Словно не смог жить тихой, размеренной жизнью пенсионера. Он все время ворчал, был недоволен. Ирина Николаевна ругалась и все думала, что муж успокоится. А он, видимо, тяжело переживал свою отставку и даже никому не жаловался, что у него болит сердце и скачет давление. Так и ушел… Конечно, Ирина Николаевна сразу же сдала, как-то потерялась. Лиза частенько заставала ее плачущей. Да еще обострились хронические заболевания, которые она заработала, скитаясь с мужем по гарнизонам. Елизавета тяжело переживала потерю отца, но она понимала, что должна взять себя в руки и позаботиться о матери, ведь теперь Лиза фактически стала главой семьи.

Наступили лихие девяностые, и специалисты с красным дипломом оказались никому не нужны. А жить-то на что-то было нужно. И Лиза стала ездить в Польшу за вещами и торговать ими на рынке. Только спартанское воспитание помогло ей тогда существовать. Натренированная спина с каркасом из мышц не сломалась под тяжестью огромных сумок, которые то пропадали, то рвались, и она теряла товар и оставалась еще всем должна денег… Эти клетчатые сумки снились ей потом несколько лет.

Чего только ей – хрупкой, но сильной девушке – не пришлось вынести в те времена! Поляки смотрели на русских, хлынувших за их дешевым, сомнительного качества товаром, словно на дикарей. Эта неприязнь витала в воздухе. Их постоянно хотели унизить, подсунуть брак, кинуть на деньги, прикидываясь, что ничего не понимают «по-русски». Лиза проверяла каждую вещь и пересчитывала каждый рубль, а английский язык выучила в совершенстве, чтобы свободно общаться с иностранцами. Иногда ей даже не верили, что она из России. Елизавета летала самолетами, ездила ночными, набитыми до верха автобусами и общалась с такими же горемычными женщинами, которые были вынуждены этим заниматься. В одной из таких поездок она познакомилась с Настей.

Бледную, неразговорчивую, ни слова не понимавшую на иностранном языке Настю пытался обмануть на большую сумму наглый торговец, но Лиза вступилась за нее. Она вообще старалась помогать своим соотечественницам. Сколько сломанных женских судеб прошло тогда перед ее глазами… В основном это были одинокие женщины, мужья которых спились или сбежали, испугавшись ответственности, ведь одному выжить намного легче. Многие мужчины тогда сломались, а вот женщины не смогли бросить своих детей на голоде и холоде и хватались за любую работу. «Челноками» ездили и учительницы, и инженеры, и продавщицы, и уборщицы. Все сделались равными в стране, где царил хаос, разгуливал бандитизм и происходил передел собственности.

На таможне всякий раз приходилось терпеть поборы и унижения.

– Пять джинсов бесплатно или конфисковываю всю партию, – нагло заявляли таможенники, а некоторые так и просто развлекались тем, что выбирали из проходящих контроль женщин самых привлекательных и облапывали их, предлагая непристойности.

Надо было иметь железные нервы, чтобы устоять, не сломаться. Лиза с ее симпатичной внешностью и стройной фигурой эти издевательства проходила почти каждый раз.

Познакомившись, Настя и Лиза решили держаться вместе. Лизе тогда было двадцать два, а Насте двадцать четыре. Лизу до глубины души поразило, что они почти ровесники, а у Насти уже было двое детей. Сама Настя выросла в интернате, там же у нее случилась первая любовь, и в семнадцать лет она родила. Тогда молодой семье помогли – выделили комнату, оформили их отношения, чтобы не раздувать скандал, а Николаю дали отсрочку от армии. Когда Любочке исполнилось три годика, Николая все же забрали в армию. Тогда ни он, ни Настя не знали, что она снова беременная. А в армии произошел несчастный случай – вроде как случился самострел и Николай погиб. Настя тогда родила совсем недоношенную на нервной почве дочку и долго провалялась в больнице. А когда вышла, поняла, что она одна-одинешенька на целом свете с двумя маленькими детьми и ей надо как-то жить. Тогда Настя и впряглась на работу на фабрике в две смены, сдав девочек на «пятидневку». Но младшая дочка Алена все время болела, а сидеть с ней было некому, поэтому больничный следовал за больничным, пока Настю не уволили. Настя работала и дворником, и уборщицей, лишь бы отлучаться из дома как можно меньше. Иногда ее, молодую вдову, жалели сердобольные соседки и присматривали за детьми. А потом, когда с деньгами в стране стало совсем плохо, одна знакомая посоветовала ей стать «челноком».

– Тяжело, опасно, но зато детей и оденешь, и накормишь. Можно создать семейный бизнес. Ну, ты, например, возишь товар, а твоя родственница продает на рынке, – пояснила знакомая. – Хотя родственников у тебя нет, а дочки тебе еще пока не помощницы, поэтому ты не сможешь и покупать, и продавать. Значит, первым делом тебе надо найти хозяина.

– Хозяина? – переспросила Анастасия.

– Человека на рынке, кому ты будешь свой товар сдавать и ехать за следующим. Конечно, вредные они все, дают копейки, а потом продают втридорога, наживаются на нашем поте и крови. Но я тебе подскажу, к кому обратиться, скажешь, что от меня, тоже невесть какой подарок, но все же… по-божески заплатит.

– Но я не знаю, как это…

– А я тебя всему научу, все расскажу. Ты что думаешь, одна поедешь? Да тут таких баб… выживать-то надо. Начнем с того, что паспорт нужно сделать заграничный. Я помогу.

Так и началась карьера челнока для Анастасии. Так же, как и Лиза, она была новичком в этом бизнесе, может, еще и поэтому девушки сдружились. Настя была крупная, даже несколько грузная и очень спокойно-медлительная. Лиза же являла собой полную противоположность: худенькая, активная, словно вечный двигатель, никогда не стояла на месте. Пока Настя стерегла товар, она везде бегала, со всеми договаривалась. И пусть девушки познакомились совсем недавно, обеих не покидало чувство, что они знают друг друга уже давно, а самое главное – могут друг другу полностью доверять.

У Елизаветы впервые в жизни появилась подруга. До этого она дружила исключительно с парнями. Так уж повелось с детства. Она гоняла с мальчишками в футбол, каталась на лыжах, бегала с ними на речку, играла «в войну». В институте на их отделении тоже ребят было больше, ну а про спорт уж и говорить нечего. Инструктора, спортсмены – все знакомые ребята.

В Москве девушки тоже тесно общались. Настя познакомила Лизу со своими дочерьми – Любой и Аленой, а Лиза познакомила подругу со своей матерью.

Так примерно год подруги и мотались туда-сюда,
Страница 3 из 9

зачастую попадая в страшные ситуации, о которых они никогда бы не рассказали своим родственникам, чтобы их не напугать.

Так, однажды ночью целый автобус женщин с товаром под завязку подъезжал к польско-российской границе. Из мужчин был только водитель, который в нарушение всех правил работал без сменщика и находился за рулем уже больше двенадцати часов. Все спали. Лиза тоже дремала на плече Анастасии, когда автобус начал резко останавливаться.

– Черт! – выругался водитель. – Полиция, что ли? Ночью стоят, знают, что поедем! Кормятся, суки!

Женщины пооткрывали глаза, зевая и суетясь спросонья.

– Что случилось? Где мы? Граница?

– Да не доехали мы до границы, бабоньки! Сейчас шмонать будут. Готовьтесь…

А дальше все пошло как по сценарию плохого гангстерского боевика. Оказалось, что остановили их никакие не полицейские, а переодетые преступники, вооруженные ножом и пистолетом, которые грабили незадачливых торговцев. Грабили очень жестко, по уже накатанной схеме: сначала эффектно напасть, произвести на противника такое ошеломляющее воздействие, чтобы он даже и не думал сопротивляться, ну а дальше, что называется, «дело техники». Поэтому, войдя в салон автобуса, бандиты первым делом достали оружие и, нецензурно выругавшись, рукояткой пистолета разбили голову водителя, посчитав, что обезвредили единственного для них здесь противника. Женщины в ужасе закричали.

– Молчать, перестреляем всех! – Один из нападавших схватил первую же попавшуюся женщину за волосы и буквально вырвал ее из кресла. – Жить хочешь?

– Да, – прошептала та, ополоумев от ужаса.

– Тогда заткнись! Все заткнитесь, а то мы ее сейчас пристрелим! – Говорил он по-русски, но с сильным акцентом.

Женщины послушались, и в автобусе воцарилась абсолютная тишина. У всех появилась надежда, что жизни им все-таки могут оставить.

– Достать все деньги! – скомандовал второй.

– Какие деньги? Мы все потратили, мы везем товар, – сказала одна из «челночниц».

Бандит замахнулся, чтобы стукнуть ее по лицу, но передумал и зло проговорил своему напарнику:

– Надо было из России автобус останавливать, я тебе говорил: они пустые!

– Ничего страшного! Товар так товар! Продадим – будут деньги! Да и золото все снимем. Ну, живей! Быстро сняли кольца, серьги, цепочки! Ну! Живей!

Одна из девушек сжалась в комок.

– Я не могу… Этот крестик… Это от мамы. Я не могу. Возьмите все! Крестик нет!

И тут же получила сильнейший удар по лицу и потеряла сознание. В автобусе снова поднялся гул.

– Да что же вы делаете, звери?!

– Молчать! Едут они в нашу страну, разграбили уже все! Все вывезли! Золото, я сказал! Молчать! Или еще кто получить хочет? Зубы лишние?

Лиза почувствовала, как напряглась Настя.

– Только бы в живых оставили, – пролепетала она, – я должна вернуться к детям, они пропадут без меня.

– Не волнуйся и ничего не бойся, – шепнула ей Елизавета, но Настя тогда и представить не могла, что Лиза вытворит.

Бандит поравнялся с их сиденьем и наставил пистолет на девушек со словами:

– Ух ты, какая куколка! Иди посмотри, какая красотка! – обратился он к своему напарнику. – Ну-ка, собери свои роскошные волосы в хвост, я хочу посмотреть на твои маленькие, изящные ушки. И если в них есть сережки, ты снимешь их добровольно, или я срежу их вместе с ушами.

– Я все отдам добровольно, – ответила Елизавета.

– Все отдашь? И честь тоже? – загоготал бандит, оборачиваясь к напарнику, словно приглашая и его поучаствовать в веселье.

Этого времени Елизавете хватило на то, чтобы пнуть ему в коленную чашечку. Раздался противный хруст. Бандит взвыл от боли и инстинктивно опустил руку. Елизавета выхватила у него пистолет и выстрелила ему в ногу. Все произошло так быстро, что никто ничего не успел понять. Второй бандит растерялся. А когда кинулся на Лизу с ножом, извергая проклятия, Лиза выстрелила и в него.

– Твою же… – сказал пришедший в тебя водитель, – бойня просто… Ты, пигалица, в спецназе, что ли, обучалась? Придется полицию вызывать.

В полицейском участке горе-челнокам пришлось провести немало времени – пока ждали переводчика, пока прибыл представитель консульства, пока все дали показания… Потом всех отпустили, кроме Елизаветы.

Ее задержали на два дня, все выясняя, не превысила ли она самооборону. Настя заявила, что ни за что на свете не бросит подругу одну, и сняла комнату неподалеку от участка, заодно охраняя свой товар и товар Лизы. Оба преступника тоже давали показания. Оказывается, их уже давно разыскивали за подобные разбойные нападения. А Елизавету полицейские долго не отпускали из-за того, что не верили, что она смогла справиться с двумя матерыми преступниками. Представители правопорядка считали, что Лиза являлась их сообщницей, тем более что сама физически совсем не пострадала. А уж почему она так поступила со своими подельниками? Да мало ли… Деньги не поделили.

Когда Елизавету отпустили, Настя встретила ее с распростертыми объятиями, и они вместе вернулись в Россию. Настя доказала, что она настоящий друг, а Лиза показала, что с ней не пропадешь в ответственный момент. С тех пор они сдружились еще крепче.

А второе злоключение, что произошло с Лизой и Настей, чуть не стоило жизни Елизавете. В хостеле, где остановились челночницы, на нее напали неизвестные люди в масках. Лиза отчаянно сопротивлялась, но силы были неравны и ее все-таки затолкали в микроавтобус и увезли. Конечно, своим криком она всполошила многих в общежитии, но на помощь никто не пришел. Да и чем тут поможешь, когда мужчины вооружены. К тому же произошло все достаточно быстро. Одна Настя тогда не побоялась и выбежала за подругой чуть ли не в чем мать родила. Остановила какую-то машину и сумела объяснить водителю, чтобы он следовал за машиной нападавших. Настя проследила, куда отвезли подругу, и вызвала полицию. А дальше началась настоящая бойня. Бандиты просто так не собирались сдаваться и применили огнестрельное оружие. Но Лиза, а вместе с ней и еще два десятка несчастных были освобождены. Симпатичных девушек похищали или заманивали обманным путем, чтобы затем переправлять в Азию для занятия проституцией.

Тот случай сплотил подруг еще больше. Лиза какое-то время даже боялась работать, но нужда в конечном итоге пересилила. Да и Настя моталась за границу не от хорошей жизни.

А спустя несколько месяцев произошла трагедия.

Затовариваясь на одном из складов в пригороде Польши, девушки разошлись по разным рядам. Лиза покупала джинсы, Настю же хозяин попросил приобрести толстовки с надписями мировых брендов. Это тогда считалось «писком моды». Народа в тот вечер на складе было очень много. Девушки договорились, что, как только закупятся, встретятся в кафе – так здесь именовалось затхлое темное помещение, где, впрочем, подавали весьма сносную еду. Первой пришла Елизавета. Не обнаружив подруги, она села за один из столиков и сделала заказ: большой бифштекс с жареной картошкой и квашеной капустой, а также бокал темного пива. То же самое она заказала и подруге. Вокруг сидели люди – покупатели, водители-дальнобойщики, работники склада, они пили пиво, громко разговаривали, смеялись; в общем, обстановка была вполне простая и дружелюбная. Лизе принесли пиво, затем еду, а Насти все еще не
Страница 4 из 9

было. Телефон ее не отвечал. Легкое беспокойство стало закрадываться Лизе в душу. А тут еще официантка намекнула, что хоть склад и работает круглосуточно, но кафе закроется через час. Тогда Лиза не выдержала, расплатилась, попросила завернуть порцию подруги с собой и направилась снова на склад. Телефон Насти по-прежнему молчал. Проходя по рядам огромного складского помещения, Лиза время от времени окликала Настю, но никто не отзывался, и паника липкими руками стала сжимать сердце. Она обратилась к службе охраны, но тех лишь отмахивались от нее, как от назойливой мухи, – мол, народу было много, за всеми не уследишь, скорее всего ее подруга просто давно ушла, а телефон у нее разрядился… И только когда Лиза пригрозила полицией, охранники отправились на обход территории склада. За кучей строительного мусора они и обнаружили тело Анастасии. Ее зверски зарезали и обокрали, после чего бросили туда, где никто не ходит.

И даже спустя много лет эта жуткая картина будет стоять перед глазами Лизы.

Конечно, тогда вызвали полицию, было расследование, но оно ни к чему не привело. На складе прошла толпа народу, у кого смотрели документы, у кого нет. Камеры видеонаблюдения в то время еще не были распространены, да в том темном все равно ничего не просматривалось. В мотивах сильно не копались, да и так все было понятно – нападение с целью ограбления. Такое, к сожалению, практиковалось. Не все «челноки» в те смутные времена вернулись живыми на родину. Вот и Настя стала такой жертвой.

Горю Елизаветы не было предела. Она во всем стала обвинять себя, что не доглядела, не уберегла. Естественно, она привезла тело подруги домой и похоронила Настю. А потом решила стать опекуном ее девочек. А как иначе? Ведь все, что Анастасия делала, она делала ради них. И Лиза не могла предать память подруги.

Ирина Николаевна изначально была категорически против, и ее можно было понять, но со временем привязалась к девчонкам и уже оберегала как своих. Елизавета тоже поняла, что не мыслит без них своего существования. Конечно, от нее требовалось много физических, а главное – моральных сил. Но к Лизе девочки пошли с удовольствием. Во-первых, их страшил детский дом, а во-вторых, она не была для них совсем чужим человеком, все-таки они ее знали и даже любили с ней играть, когда Лиза приходила в гости к Насте. Так Елизавета в возрасте двадцати трех лет стала опекуном сразу двоих детей.

Денег семье понадобилось еще больше, но «челночить» Лиза больше не могла – не хотела рисковать собой, чтобы снова не оставить детей сиротами, да и мама ее, понятное дело, была категорически против. Надо было искать другие источники дохода. И она нашла, вернее, ее нашли. Причем этот способ добывания денег был еще более опасный, но по крайней мере теперь все зависело только от нее самой.

В одном спортивном клубе после тренировки к ней подошел мужчина весьма представительной внешности и с внушительными бицепсами, которые не мог скрыть даже строгий классический костюм, и представился Александром Владимировичем – директором гильдии каскадеров России.

– У меня к вам предложение, – сказал он и повел Елизавету в ближайшее кооперативное кафе, которые росли тогда везде как на дрожжах. – Страшное и интересное время наступило, – сказал Александр Владимирович, глядя на Лизу из-под кустистых бровей.

– В смысле? – спросила она, заказывая себе салат и сок.

– Момент, когда одновременно один человек в комнате умирает, а другой на его глазах рождается… Но того человека, который умирает, все знают, а вот кто вырастет из родившегося – доктор наук или киллер – еще не известно. Страна – мощная, победившая всех и все вокруг, – исчезла. Оказалась гнилой и неправильной. И не очень хорошие люди побежали в разные стороны, оказываясь везде первыми и задавая другим неправильный ритм жизни и не те ценности. Но надо выживать, суетиться. Рухнуло все, в том числе и наши хорошие, добрые фильмы, горячо любимые комедии и патриотически настраивающие фильмы – про любовь, про настоящую дружбу. А сейчас эротика хлынула на экраны, – говорил ей Александр Владимирович, а Лиза почему-то слушала его, открыв рот, словно сама не жила в этой стране и не знала всего этого. Он как-то сразу задавил ее энергетикой, словно был этаким учителем, которого надо слушать беспрекословно.

– Сейчас очень много трюковых сцен в кино. И мои ребята-каскадеры очень хорошо там пристроились. Рисковать, конечно, приходится, не без этого… Но кому сейчас легко? Зато деньги бешеные. А тут проблемка нарисовалась. В каждом таком кино есть женская роль. Как без любви-то? – Александр Владимирович впервые улыбнулся и скользнул своими масляными глазами по стройным ножкам Лизы. – Эти женщины, которых несправедливо обидели в начале фильма, потом мстят своим обидчикам. Они и бегают, и прыгают, и стреляют. Их выбрасывают из окон, сбрасывают с моста, бьют, натравливают собак. Да что только не делают! Но вот тут-то и возникает первая проблема. Женщин-каскадеров катастрофически мало, фактически совсем нет, – почесал он затылок, – а актрисы у нас существа эфемерные, сидящие на диете и спортом не занимающиеся. Драться они не умеют, учиться не хотят, считая, что вся профессия заключается только в их красивых личиках. Да и потом, разве при таком графике съемок сериала есть возможность чему-либо качественно обучить? Многие боятся собак, не умеют плавать, боятся высоты и еще более боятся выглядеть на экране некрасивыми, нелепыми. Конечно, мы нанимаем профессиональных спортсменок, но тут возникает другая проблема. Профессиональный спорт накладывает на фигуру определенные изменения, что очень заметно в кадре. Только что была хрупкая девушка, и вот уже она с бицепсами и широкими плечами прыгает и падает. Трудно найти красивую, стройную девушку, чтобы она хорошо в кадре смотрелась и умела отработать все трюки. Я давно уже хожу, ищу себе девушку-каскадера. Наблюдал за вами и просто радовался в душе. Вы настолько грациозны, с такой растяжкой… Просто бальзам на мою душу! Предлагаю сотрудничество. Не говорите сразу ничего, сначала посмотрите, подумайте. Приглашаю вас посетить наш павильон, познакомиться с ребятами, посмотреть, как они работают. А уж потом и решить… – разливался соловьем Александр Владимирович.

И конечно, Елизавета, у которой на руках было двое детей, не могла ответить отказом. Александр Владимирович проводил ее домой, а на следующий день она пришла на киностудию и с головой погрузилась в неповторимый и увлекательный мир кино… как оказалось, на многие годы.

На съемочной площадке царила неразбериха, суета, беготня, но сам процесс съемок стал для Лизы немыслимой сказкой.

Лиза стала очень востребованной фигурой в этом бизнесе, как ей и прогнозировал Александр Владимирович. Криминальные триллеры, боевики, эротические мелодрамы – для красивой, стройной Елизаветы находились роли в любой картине, что снимал отечественный кинематограф. Ее физическая подготовка давала ей возможность исполнять сложнейшие трюки и под водой, и на высоте, скакать на лошадях, участвовать в драках, выпрыгивать из машины и даже гореть. Хотя последнего Лиза все же побаивалась, но слово «нет» для нее не существовало. Если надо – значит надо.

Александр
Страница 5 из 9

Владимирович взял над Елизаветой своеобразное шефство, это же он нашел «звезду женского каскадерства» и нес за нее ответственность. Сами ребята приняли ее в свои ряды с большим удовольствием, хотя и с некоторым скепсисом.

– Не женское дело. Да и ни одна женщина не способна сделать трюк на том уровне, на котором его может сделать мужчина.

Но Лиза была ответственна, старательна, не пропускала ни одной тренировки и заслужила их уважение. А в дальнейшем у Елизаветы стало так все получаться, что она могла дать фору и парням.

Елизавета не смогла найти себе офисную работу «от звонка до звонка», она постоянно была на съемках, уезжала в командировки. Но и тут постарался Александр Владимирович. Через своих влиятельных знакомых он устроил ее в юридическую контору на свободный график. Когда Лиза объявлялась в Москве, она занималась юридическими делами. Так уж случилось, но основными клиентами Лизы в основном были бывшие спортсмены, каскадеры, цирковые артисты, из-за травм ставшие никому не нужными. Им-то Елизавета и помогала. Что касается личной жизни, то замуж она так и не вышла. Не до этого ей было, оставшись с двумя детьми. Конечно, она была молода и красива, и романы у нее случались. В основном с мужчинами из ее окружения – спортсменами, каскадерами. Но в дом, к маме и своим девочкам, Елизавета никого не приводила. И никогда Елизавета не заводила романов на съемочной площадке с режиссерами, операторами, а самое главное – с актерами. На них у Лизы была просто аллергия. Чопорные, женоподобные, любящие только себя, помешанные на том, как они выглядят в кадре, болеющие «звездной болезнью»… Лиза их просто терпеть не могла.

Режиссеры, отсматривая снятый материал, не могли не обращать внимание на Елизавету, и ей много раз поступали предложения о том, чтобы и самой, что называется, лицом поучаствовать в съемках. Сначала на эпизодической роли, затем, «если полюбит камера», то и в главной. Лиза не соглашалась, понимая, что это совсем не ее. Она комфортно чувствовала себя на своем месте.

Как ни странно, но самые длительные отношения в ее жизни случились с Александром Владимировичем. Да, наверное, оно и не могло получиться по-другому. Он всегда был рядом, всегда поддерживал, помогал, подставлял плечо и выглядел таким мудрым. Вот и подсуетился в один прекрасный момент, после очередной неудачи Елизаветы с молодым парнем. Так сказать, утешил, а она была не против. Ее все устраивало. Ни тебе страстей, ни выяснения отношений, зато уважение и хоть какая-то стабильность… На долгих десять лет Елизавета стала его постоянной любовницей. Их отношений не понимал никто. Со стороны они казались какими-то странными… То ли «отец – дочь», то ли «учитель – ученица», то ли «покровитель – подопечная»… Естественно, Александр Владимирович был счастливо женат, разводиться не собирался, имел троих детей, а потом уже и внуков…

Лиза не знала, какие чувства испытывала к нему – здесь было и уважение, и в большей степени благодарность. Но вот то, что он ее любит, пусть по-своему, но любит, это было очевидно. Ирина Николаевна знала об их связи и не одобряла ее. Конечно, она понимала, что Александр Владимирович принял такое участие в судьбе Лизы, что он так помог им, что без него им бы ни за что не поднять детей… И Ирина Николаевна терпела – терпела по одной простой причине: она надеялась, что эта связь скоро закончится, потому что долго так продолжаться не могло. Но отношения Лизы и Александра Владимировича все не заканчивались и не заканчивались… И Ирина Николаевна впала в самую настоящую ярость и даже имела с любовником дочери серьезный разговор. Она хотела, чтобы он оставил Лизу в покое.

– У вас семья, дети… Чего вы девчонке мозги пудрите? Ей-то дайте жизнь наладить.

Александр Владимирович все прекрасно понимал, но честно признался, что ничего с собой поделать не может, что из семьи никогда не уйдет, да и Лиза об этом не просит, но и она является важной частью его жизни. После этого Ирина Николаевна прекратила принимать его в доме, всячески выказывая свое отношение, но и это не помогало.

Естественно, она имела беседу и с дочерью, и не один раз, но всегда получала один и тот же ответ:

– Мама, не лезь в мою личную жизнь, меня все устраивает.

– У вас ненормальные отношения! Неужели ты не понимаешь? Какие-то соседские. Надо это прекращать, и всем будет легче!

Но все увещевания Ирины Николаевны уходили в никуда… Да где-то в глубине души она и сама понимала, почему так произошло. Елизавета никогда никого не любила, ей не с чем было сравнить свое нынешнее положение любовницы. Незавидное положение. Ирина Николаевна даже себя винила в том, что не додала дочери любви, нежности, какого-то женского воспитания. Вот и не ценила себя Елизавета как женщину, не умела построить правильные отношения с мужчинами. И теперь пожинала плоды. А у Ирины Николаевны сердце кровью обливалось, когда она видела неустроенность дочери в личной жизни.

Лиза несколько раз разрывала отношения с Александром Владимировичем и заводила романы с другими мужчинами. Но он терпеливо ждал, и Лиза снова возвращалась к нему. За это она себя ненавидела. Столько всего она в жизни перенесла, а вот быть решительной и принципиальной в отношениях с Александром Владимировичем у нее не получалось. Единственной своей подруге, с которой она сошлась, когда ей было уже под тридцать и она даже и не надеялась, что кто-то займет место Насти, Елизавета говорила:

– Лариса, я как собачка, честное слово. Он словно держит меня на цепи, приручил, прикормил и стал хозяином моей жизни… Хозяин он хороший и иногда даже отпускает побегать, зная, что я все равно вернусь к кормушке.

Конечно, такое горькое сравнение вырывалось у Лизы только в минуты острого отчаяния, но именно тогда правда и выплывала наружу.

Лариса работала на киностудии гримером, собственно, там они и познакомились в свое время. Лариса накладывала Елизавете грим, чтобы та максимально походила на главную героиню.

– Может, мне в блондинки перекраситься? Каждую съемку одно и то же. Блондинистый парик! А мне в нем и душно, и неприятно. Каждая главная героиня – обязательно блондинка! Что же это такое? – ругалась тогда Елизавета.

– Так время такое! Чем ярче, тем лучше, а еще эти стереотипы про любовь мужчин к блондинкам, – пояснила Лара.

– Так вот и я перекрашусь и потеть не буду. Да и тебе работы меньше, – предложила Лиза то ли в шутку, то ли всерьез.

– Ой, не надо! Тебе блондинкой не пойдет! Дешево будет! – сразу же отмахнулась Лариса. – Да и волосы свои шелковистые и красивые попортишь. Тебе не надо быть ни блондинкой, ни брюнеткой, оставайся такой вот клевой шатенкой. Тебе идет.

– Ты, наверное, думаешь, что все люди должны оставаться естественными? Все время гримируешь, изменяешь их, – предположила Елизавета.

– Есть такое мнение, что каким Бог человека создал, таким ему и надо жить, то есть так ему и лучше всего. И знаешь, процентов на восемьдесят так и есть. Но вот оставшиеся двадцать после небольшой коррекции становятся лучше, – ответила Лариса.

– Конкурируешь с Богом? – усмехнулась Лиза.

– Пытаюсь… Но вот ты как раз не требуешь вмешательства извне. На тебя вон как мужчины смотрят! И у нас на студии тоже.

– Скажешь тоже, – смутилась
Страница 6 из 9

Елизавета.

– Да это ты не смотришь на них, ходишь, нос задрав.

– Я должна быть сосредоточена, иначе трюк завалю, – ответила Лиза.

– Это верно, но больно уж ты какая-то… – Лара задумалась.

– Злая?

– Строгая, неприступная.

– Разве же это плохо? – спросила Лиза.

– Неулыбчивая… – продолжила Лариса.

– Серьезная, – поправила ее Елизавета.

– Совершенно с виду неприступная, – не соглашалась с ней Лара.

Женщины стали общаться и узнали друг о друге больше. Лариса была разведена, детей у нее не было. А новость о том, что у Лизы многолетняя связь с женатым мужчиной, ввергла ее в шок. Она это тоже не одобряла, но считала, что решать должна сама Лиза, а ее все время что-то останавливало.

– Может, это привычка? – предполагала Лара.

– Или страх остаться одной окончательно. Если я до сорока лет не создала семью, то кому я нужна сейчас? Ты думаешь, я не понимаю, что всю жизнь пользовалась объедками? Но что делать? Не захватило меня порывом страсти, как в кино или сериале. Может, я не способна на это? Со всеми мужчинами расставалась абсолютно спокойно, без слез и истерик. Тренируя тело, я забыла про душу, – вздыхала Елизавета. – Поэтому и бросить Александра я не могу, у меня такое ощущение, что так я потеряю почву под ногами.

– Значит, держись за эту соломинку. Это лучше, чем идти ко дну, – вздохнула тогда Лариса.

Глава 2

– Приезжай сегодня вечером ко мне на девичник! – пригласила Лариса свою подругу, позвонив ей как-то по теле– фону.

– Да ты что? Правда? А почему я ничего не знаю?! Готовила сюрприз? Ну и подруга называется!

– Да шучу я, шучу, – засмеялась Лара. – Просто намечается одна вечеринка… – Елизавета пребывала в раздумьях, но Лариса продолжала напирать, буквально захлебываясь в эмоциях: – Ну что ты молчишь? Будет весело! Не пожалеешь!

– Хорошо, я приеду, – наконец согласилась Лиза, хотя не совсем поняла, о чем идет речь, ведь по вечерам Лара подрабатывала гримером в морге.

Поначалу Лариса боялась ходить на работу в морг и первое время просила Елизавету ее сопровождать.

– Я не понимаю, зачем ты меня с собой таскаешь? – спрашивала Лиза. – Чтобы я защищала тебя от покойников?

– А ты что, их боишься? А еще такая крутая! – хохотнула Лариса.

– Я не боюсь покойников, но и особого восторга от их присутствия не испытываю, – честно призналась Елизавета.

– Зато я ой как боюсь…

– Да уж, немудрено, если ты при виде паучка чуть ли не в обморок падаешь.

– Вот именно. А с тобой не так страшно, да и поговорить есть с кем, а то я уже с трупами начала разговаривать… А больше всего я знаешь чего боюсь? Что они начнут мне отвечать, – говорила Лариса, тараща глаза. – А когда я немного привыкну, то смогу обходиться и без тебя.

– Хотела бы я знать, когда это произойдет, – бурчала Елизавета и продолжала сопровождать подругу на ее вечерне-ночную работу.

Частенько Лиза так уставала к вечеру, что элементарно засыпала на маленьком, потертом диванчике, пока Лариса колдовала над трупом. Но чтобы устраивать в морге какие-то вечеринки, до такой степени Лариса еще никогда не распоясывалась.

После съемки и пары консультаций Лиза заехала домой, перекусила и задумалась, во что бы ей переодеться. Она, конечно, и раньше посещала разные веселые мероприятия, но все они проходили не в столь экзотическом месте. В итоге Лиза остановила свой выбор на полусапожках без каблуков и коротком шерстяном платье с белым кружевным воротничком. Волосы решила не распускать и стянула их в пучок. В особом макияже она тоже не нуждалась – имея от природы гладкую, бархатистую кожу, Лиза выглядела весьма моложаво. Слегка подкрасив ресницы и наложив блеск на губы, она посмотрелась в зеркало и осталась собой весьма довольна. Накинув норковый полушубок, она вышла из дома.

Погода не радовала. На дворе вроде бы стояла зима, однако на улицах вместо белого скрипящего под ногами снежка были слякоть и грязь. Над головой грязно-серое мрачное небо. Какое там «Мороз и солнце, день чудесный!..» – сплошная аномалия. В такую погоду не хочется ничего делать, только тупо лежать на диване под пледом…

«Тоска зеленая!» Вздохнув, Лиза села в свой старенький «Фольксваген-жук» и отправилась в путь. Водить машину она любила, к тому же небольшой, компактный «жучок» как нельзя лучше подходил для маневрирования в московских пробках, да еще и умудрялся развивать приличную скорость.

Подъехав к мрачному, плохо освещаемому зданию, в котором располагался морг, Елизавета тут же почувствовала едкий, неприятный запах медикаментов и еще чего-то специфического. Дверь в морг оказалась открыта.

– Лариса, ты опять не закрываешься?! – крикнула Лиза. Сколько раз она ругала из-за этого подругу, но все оказывалось бесполезно.

– Привет! Заходи! – крикнула Лариса откуда-то из коридора. – Так ведь здесь Петрович.

– Где он, твой Петрович? – спросила Лиза, оглядываясь по сторонам.

Петрович работал в морге сторожем и все время находился в состоянии сильнейшего алкогольного опьянения. По крайней мере, Елизавета ни разу его трезвым еще не видела.

– Лежит где-нибудь в подсобке и дрыхнет… А ты тут одна, а дверь не заперта! – ругалась она.

– Да что ты всем недовольна, как бабка старая? Бу-бу-бу… – Лариса вышла встретить подругу. – Да сколько же можно? Расслабься! Кто сюда придет по доброй воле? Это место обходят стороной!

Но Лиза, казалось, не слышала ее слов, потому что с удивлением взирала на Ларису, наряженную с ног до головы, словно новогодняя елка.

– Ты куда это собралась? – удивилась Елизавета. – На новогодний венский был?

– Проходи, я тебе все объясню! – захихикала Лариса, обдав ее едким запахом духов, которые по силе воздействия на человека вполне могли конкурировать даже с формалином. К тому же Лариса, судя по всему, вылила на себя целый флакон.

Лиза вошла в секционный зал и примостилась на знакомом потертом диванчике. Слава богу, на этот раз никаких трупов поблизости не наблюдалось.

– Я вся внимание! – сказала она и скрестила руки на груди.

– Ты знаешь Артура Бортникова? – защебетала Лариса.

Лиза поморщилась:

– Что-то знакомое… Ах, да! Это же известный артист.

– А ты работала когда-нибудь с ним? – спросила Лара.

– Нет, что ты. Я же все так – по сериалам да второсортным боевичкам, не дотягиваем мы до уровня этого Артура. Я вроде слышала, он сейчас в Америке живет.

– Вообще-то Артур – рок-музыкант. Он же так поет и играет на гитаре… – закатила густо накрашенные глаза Лариса. – Слышала?

– Слышала, слышала. Одно время он отовсюду звучал. Казалось, включи утюг – и оттуда запоет. А вообще, я рок-музыку не очень люблю, – ответила Елизавета.

– Да ты что?! У него такой мощный и красивый голос! Его даже в западный мюзикл пригласили. Он гремел на весь мир, а у нас почему-то не пошел… да это и не важно. Главное, что Артур – мировая звезда, его теперь даже приглашают в кино сниматься.

Лиза подозрительно посмотрела на подругу.

– А чего ты мне все рассказываешь об этом Артуре… как его… Бортникове? Или ты заделалась к нему писать его биографию? Я, конечно, не против, – пожала плечами Елизавета, – но стоило ради этого вызывать меня на ночь глядя? И вообще, где обещанная вечеринка?

– Я тебе сейчас всю расскажу. Значит, приходит ко мне сегодня
Страница 7 из 9

майор Смирнов Виталий Алексеевич, – снова затараторила Лариса.

– Какой еще майор? – удивилась Лиза.

– Майор милиции, то есть полиции, – улыбаясь, пояснила Лариса.

– Час от часу не легче. Что от тебя нужно этому полицейскому?

– Подали в суд за плохой грим!

– Серьезно?! – округлила глаза Лиза.

– Да шучу я! – засмеялась Лариса.

– Ну и юморок…

– У тебя научилась. Так вот, обратился майор ко мне со странной просьбой. Правда, сказал, чтобы я молчок, никому ни слова даже под страхом смертной казни…

– Ну-ну… Поэтому ты мне и рассказываешь?

– Ты же подруга! А сказать подруге – это святое!

Лиза была на этот счет совсем другого мнения, но благоразумно промолчала.

– Так вот, – продолжала Лариса, – они, то есть полицейские, вышли на заказчика одного преступления. Состоятельная молодая дама в Интернете искала киллера для убийства своего гражданского мужа. За выполнение заказа были обещаны ну очень большие деньги.

– Любовь жестока! – вздохнула Елизавета.

– Еще как.

– Ну а ты-то тут при чем? – тупила Лиза.

– Как ты не понимаешь?! В роли киллера выступил сотрудник полиции. А заказчика можно взять только при передаче денег. А деньги она отдаст взамен доказательств смерти своего гражданского мужа. Место и время эта дамочка должна назначить по телефону, а киллер обязан предъявить ей фотографии трупа, то есть доказательство того, что он свой заказ выполнил. А этим трупом должен стать Артур Бортников! – Казалось, что и без того большие глаза Ларисы сейчас выпрыгнут из глазниц и заживут своей отдельной жизнью.

– Это, я так понимаю, была кульминация? – уточнила совершенно спокойная Лиза. – А ты…

– А я выбрана для ответственной миссии – я должна нанести грим мертвеца! После этого Артура фотографируют и…

– Все понятно.

– А морг выбран как тихое, уединенное место. Представляешь, что бы началось, если бы Артур Бортников заявился ко мне на студию! Там уж было бы не до грима.

– Так он явится сюда?! – напряглась Елизавета.

– Да! Иди сюда! – Лариса схватила ее за руку и затащила за ширму.

Здесь, судя по всему, предполагался фуршет по столь знаменательному событию. На ее большом медицинском столике для инструментов, накрытом белой накрахмаленной «скатеркой» с синей печатью «Морг № 5», лежала нарезка колбасы, сыра, оливки, пара салатов в пластиковых мисках, фрукты и бутылка шампанского.

– Ты что, и салатики нарезала? – присвистнула Лиза.

– Да где бы я их тут резала? – смутилась Лариса. – Купила готовые.

– И ты серьезно считаешь, что Бортников будет тут это есть?

– Будет или нет – я не знаю! Но такой человек в гости идет… Как-то неудобно не угостить.

– Лариса, ты с ума сошла?! Ведешь себя как озабоченная фанатка! Человек по делу приедет, а не пить это дешевое шампанское.

– А я на самом деле его поклонница! И не стесняюсь этого! Чего такого?

Лиза не успела ответить, потому что в это время раздался громкий мужской голос:

– Алло? Есть кто живой в этом заведении?

Женщины вздрогнули и повернулись на звук.

В дверях стоял высокий, худощавый мужчина во всем черном – в черных джинсах, в черных ботинках и короткой черной дубленке. Единственным ярким пятном в его облике был ярко-зеленый шарф, небрежно перекинутый через плечо и удивительно гармонирующий с цветом его темных глаз. Мужчина был без шапки. Темные вьющиеся волосы торчали в разные стороны. Он ослепительно улыбнулся, от чего на щеках у него появились очаровательные ямочки. Дамы застыли и не могли оторвать от него глаз. То, что это и есть Артур Бортников, они, конечно, поняли, но одно дело – видеть артиста по телевизору и совсем другое – в жизни.

– Извините, дамы… Я приехал к Ларисе Тумановой.

Лариса круглыми глазами посмотрела на подругу, словно спрашивая у нее, не сон ли это?

Бортников расценил этот взгляд по-своему и обратил все внимание на Елизавету.

– Значит, это вы. А я – Артур Бортников. Здрасьте. Ну что, сделаете из меня труп?

Лиза спохватилась, что неприлично долго смотрит ему в глаза.

– Нет-нет… То есть я, конечно, могу сделать из вас труп, но не вижу смысла… в общем, это ни к чему… Ой, да что я говорю? – Лиза наконец вышла из оцепенения и указала на подругу. – Вот ваш гример. Я смотрю, вы приехали один, видимо, во избежание огласки, а мы тут вдвоем… Но все останется между нами. – И она выразительно посмотрела на Ларису, мол: «Ну, что я тебе говорила?!»

– Да, я не хотел бы огласки, – согласился Артур. – Не очень приятно, когда твоя жена тебя «заказывает». – Но тут его улыбка стала шире. – Ого! А у вас здесь сабантуйчик? В честь чего?

– В честь вас! – тут же откликнулась Лариса, вытягиваясь как знаменосец на пионерской линейке.

– Приятно. А я тоже не с пустыми руками, – и Бортников жестом фокусника достал из кармана дубленки бутылку французского коньяка. – А если надо, мы можем еще и еду из ресторана заказать, – предложил он.

– Давайте не будем превращать морг в балаган, – нравоучительно заметила Лиза, и с ней трудно было не согласиться.

– Да, конечно! – поднял обе руки Артур. – У меня время тоже ограничено. Приступим?

– А вы нам шампанское не откроете? – спросила зардевшаяся Лариса, не покидая мечты посидеть за столом с секс-символом.

– Нет проблем! – Артур взял со стола бутылку и спросил: – Тихо или громко?

Лариса с Лизой ответили одновременно:

– Громко! – сказала Лара.

– Тихо! – сказала Лиза.

– Значит, средне, – кивнул Артур и открыл шампанское.

– Я так рада, так рада… Мне выпала такая честь, – снова защебетала Лариса, что говорило о том, что она немного приходит в себя.

Артур запросто скинул дубленку и, не ломаясь, сел за этот жуткий импровизированный стол.

– Я не очень хочу есть… – начал было он, но Лариса его прервала:

– Ну, за встречу! Если бы вы знали, как я рада! Вы такая личность! Такой артист! Такой певец!

– Не перехвалите, – бросил Артур и обратился к Лизе: – А вы, видимо, не очень рады?

– А почему я должна радоваться при виде вас? Я не являюсь вашей ярой поклонницей.

– Да, и работа у вас такая… – задумчиво произнес Артур.

– Нормальная у меня работа, – ответила Елизавета.

– И человек вы, видимо, серьезный, – не сдавался Артур.

– Послушайте, что вы ко мне пристали? – возмутилась Елизавета.

– Действительно, друзья, что вы? – не понимала Лариса. – Какая кошка между вами пробежала? Вы же даже не знакомы! Давайте лучше выпьем! За нас! За вдохновение!

– Давайте, – как-то поежился Артур.

– Мне коньяк налейте, пожалуйста, – попросила Лиза, решив расслабиться.

«И чего это я в самом деле взъелась на этого мужчину? Только за то, что он реально красив и, судя по всему, позитивно настроен? Разве он в этом виноват?» – подумала она.

– Вот это по-нашему! Я тоже коньяк буду! – улыбнулся Артур.

«По какому это по-нашему?» – не поняла Елизавета, но вслух ничего не сказала.

– Я извиняюсь, что вот так – без закуски и без торта, – ляпнул Артур.

– Зато с бутылкой! – рявкнула Лиза и почувствовала, как подруга наступает ей на ногу.

– А вы правильно выбрали себе работу, – задумался Бортников, – так, чтобы без людей… Вам с людьми нельзя общаться.

– Чего вы пристали к моей работе?! – воскликнула Лиза.

– Да?! – внезапно перешла на ее сторону Лариса. – У Лизы очень нелегкая
Страница 8 из 9

работа и как раз в тесном контакте с людьми.

– С мертвыми людьми? – внес поправочку Артур.

– Они будут мертвыми, если сами сделают то, что за них делает Лиза!

Артур скептически осмотрел Елизавету:

– Вы же работник морга?

– Ах, вот оно что! – расхохоталась Лариса. – А я-то не пойму, о чем речь! Вы решили, что Лиза работает в морге?! Вот умора! Нет, она каскадер! Ваша коллега в каком-то смысле!

– Каскадер? – удивленно протянул Артур.

– Профессионал своего дела! – разошлась Лариса. – Лучшая из лучших! Первая из женщин-каскадеров, добившаяся такой известности в своей области!

– Хватит меня нахваливать! – зарделась Елизавета.

– Респект и уважуха! – Артур поднялся и театрально раскланялся. – Так вы – спортсменка?! Поэтому такая серьезная?

– Нет, серьезная я по жизни, – ответила Лиза, – ну и спорт, конечно, сыграл свою роль.

– Может, мало расслабляетесь? – спросил Артур.

– Мало, мало, – закивала Лариса, – но мы отвлеклись от главной темы.

– А какая у нас тема? – уточнил Артур и махнул еще коньяку.

– Как вы хотите, чтобы вас загримировали?

– Опять не понял… Что-то туплю я в последнее время.

– Каким покойником вы хотите быть? Бледным, кровавым?.. Можно же творчески подойти к этому вопросу.

– А, это… – Артур опустил темные ресницы, – мне все равно. Я не думаю, что если на мне будет больше крови, то человек, который меня заказал, обольется слезами от жалости. Я, если честно, вообще даже не стал бы на нее заявлять… – Бортников поднял на Лизу свои темные глаза, на дне которых плескались боль и обида. Этот взгляд пронзил Лизу до самого сердца.

Она сама не понимала, почему так остро реагирует на присутствие этого мужчины.

– Но этим делом занимается полиция, поэтому мне поставили определенные условия. И бедную девочку повяжут… Единственное, что я могу для нее сделать, это сказать на суде, что заслужил такое отношение и претензий никаких не имею.

– Не имеете?! – ахнула Лариса. – Вас чуть не убили, а вы без претензий?!

– Я морочил ей голову три года, а потом еще и изменил, вместо того чтобы жениться на ней. Что бы вы сделали на ее месте?

– Я бы простила вам все что угодно, лишь бы оставаться с вами, – вздохнула Лариса.

– Я бы убила, – сказала как отрезала Лиза.

– Вот она это и сделала! – воскликнул Артур. – Так за что ее судить?

– Могла бы и простить! – поджала губы Лара. – Подумаешь, изменил… Что теперь, сразу за это убивать?!

– Так я изменял не один раз! Сколько можно прощать-то? – ответил Артур, продолжая защищать свою гражданскую жену.

– А у вас что, недержание какое-то, что ли? – решила уточнить Елизавета.

– Нет, я просто бабник, – ответил Артур, – наверное…

– Ну, этим признанием вы сняли множество вопросов по поводу вашей персоны, – заключила Лиза и посмотрела Бортникову прямо в глаза. – Неужели вам все равно, что вас хотят убить?

– Ну а вы как думаете? – Он выдержал ее взгляд. – Конечно, мне не все равно. Я же не бездушная кукла. Я жил с девчонкой, она мне нравилась, я запудрил ей мозги, а теперь такой итог, – развел он руками.

– Повернитесь ко мне! – прервала его душеизлияние Лариса. – Начнем грим накладывать!

И недолго думая, она шмякнула ему на лицо какую-то белую жижу и принялась ее растирать.

– Сейчас сделаем из вас труп, и все будет хорошо, – приговаривала Лариса.

– Звучит многообещающе, – усмехнулся Артур и потянулся за бутылкой.

Но Елизавета его опередила и налила себе и ему.

– Спасибо, – чуть заметно кивнул Бортников.

– Не за что, товарищ мертвый бабник. Вы бы серьезно подумали о своей жизни.

– Уже начинаю, – пообещал он.

В это время у Лизы зазвонил телефон, на дисплее высветилось имя Александра Владимировича. Лиза вышла из зала и ответила на звонок.

– Привет, принцесса.

– Привет.

– Ты где?

– В морге.

На том конце воцарилось молчание, и Елизавета поторопилась успокоить любовника:

– Это не то, что ты мог подумать… я же с тобой говорю, значит, со мной все хорошо.

– Ну и слава богу, а то я уж начал волноваться.

– Что хотел?

– Мой Галчонок уезжает к дочери… я приглашаю тебя к себе, – промурлыкал «старый кот».

Галчонком он называл свою супругу Галину.

– Ты же знаешь, я не люблю приходить в твою квартиру.

– Знаю… но я устал и ехать в гостиницу нет сил. А увидеть тебя очень хочется.

– Хорошо, я заеду, – коротко бросила Лиза и отключилась.

Когда она вернулась в секционный зал, Артур был уже какой-то зелено-синий с провалившимися темными глазницами и ярко-алой кровью на рубашке.

– Твою же! – выдохнула Елизавета и содрогнулась.

– Что? Класс? – гордо спросила Лариса.

– По-моему, перебор! – ответил Артур, скептически разглядывая свое отражение в зеркале.

– Лара, ты с ума сошла? Он похож на зомби! Или на труп, который несколько недель пролежал где-нибудь на дне пруда. А кровь прямо алая сочится! Ничего себе – заказное убийство. Ну и воображение у тебя разыгралось!

Лариса растерянно смотрела на плоды своего творчества:

– Да? Может, я правда перестаралась? Как-то вошла в раж… Хотела, чтобы получилось как можно лучше! Извините!

– Да ничего страшного! Сейчас подправим немного, и все будет хорошо, – успокоил ее Артур.

Лариса принялась ватными шариками снимать с его щек зеленоватую массу. Артур между тем ущипнул проходящую мимо него Елизавету за место чуть ниже спины.

– А вы ничего! Крепкая! Если хотите…

Договорить Бортников не успел, так как Елизавета в полную силу съездила ему по лицу. Из носа Артура тут же хлынула кровь. Лиза даже сама испугалась.

– Что ты делаешь? – ахнула Лариса.

– Я по инерции, – развела руками Елизавета. – А что, по-моему, неплохо получилось? Теперь и грим не понадобится, – развеселилась она.

– Сейчас я перекись поищу… – засуетилась Лариса. – Вы Лизу так не трогайте! Она у нас девушка серьезная!

– Я уже понял…

Лариса заново загримировала Бортникова, и он взял в руки зеркало, чтобы оценить ее работу. В это время в дверях послышались чьи-то шаги. Артур обернулся на звук и наткнулся на испуганно-удивленный взгляд пожилого мужчины.

– Святые угодники! – перекрестился тот рукой, в которой держал пистолет, а затем выстрелил прямо в рок-звезду.

– Петрович! – заголосила Лариса. – Что ты наделал?!

Елизавета кинулась к рухнувшему на кафельный пол Артуру и закричала:

– «Скорую»! Скорее!

В эту трагическую минуту в секционный зал вошел молодой мужчина с фотоаппаратом. Он улыбался и смачно жевал жвачку.

– О, уже все готово! Можно начинать? – спросил он. – Ну и кровищи вы тут напустили!

Глава 3

– Все будет хорошо… Если бы пистолет оказался не травматическим, он бы умер мгновенно, – сообщил Лизе и Ларисе врач в больнице, куда они приехали вместе с пострадавшим Бортниковым. – Ваш сторож просто ворошиловский стрелок, оказывается.

– Ага! Старый хрыч! Сидит себе, глаза заливает и телик смотрит или спит! А тут очнулся, приступил к своим прямым обязанностям! Он решил, что «белочку» словил и трупы стали оживать, вот и выстрелил! – истерила Лариса. – Сейчас с ним разбираются. Да что ему будет?! Артур вне претензий, да Петрович и сам испугался до смерти, за сердце держится! Надо же, как нехорошо получилось…

– Мы можем его навестить? – спокойно спросила Елизавета. Она не меньше
Страница 9 из 9

Ларисы переживала за Артура, однако сохраняла хладнокровие.

– Да, только недолго. Ему дали успокоительное, – ответил врач.

Лиза с Ларой вошли в палату. Артур полусидел-полулежал на высокой подушке. Обнаженный торс был перебинтован, но из-за краев белоснежного бинта проглядывала багрово-синяя гематома. Лоб крест-накрест пересекал пластырь. Лицо Бортникова было бледным и красивым…

«Красивые руки, красивые плечи, красивое лицо… – мелькало у Лизы в голове, и она с силой сжала виски. – Я что, с ума сошла? Как заезженная пластинка… Я теперь ко всем частям его тела буду добавлять это прилагательное? Наваждение какое-то!»

Одно на лице Артура осталось неизменным – его несносная улыбка!

– Прикиньте, с моим гримом меня хотели брать только в реанимацию! – радостно сообщил он им. – Хорошая работа, Лариса!

– Спасибо! – Лариса зарделась, словно юная дева. – Как вы себя чувствуете?

– Да нормально! Не понимаю, зачем меня вообще здесь держат? Я уйти хотел…

– Лучше полежите, ведь вам так досталось, – вздохнула Лариса.

– И нос не такой красивый, – вырвалось у Лизы.

– Что? – не понял Артур, пытаясь приподняться на подушках еще выше.

– Я имею в виду, распух несколько нос-то…

– Так рука у вас крепкая, – прокомментировал Артур.

– Извините, я должна была сдержаться… – опустила глаза Елизавета.

– Да нет, это я должен был сдержаться! Так что получил вполне заслуженно! Вспомнил времена, когда девочки были недотрогами и их приходилось завоевывать.

– Но вы-то наверняка долго не парились? – предположила Елизавета, сама на себя удивляясь, что задает такие идиотские вопросы. Какое ей вообще дело до всего этого?

– Я нет! – засмеялся Артур и поморщился от боли в ребрах. – Мне помогало выступление в рок-группе. Девчонки обожают таких отвязных парней.

– Обожают до такой степени, что хотят убить, – парировала Елизавета, и Артур погрозил ей пальцем:

– Ваша правда. Один-ноль.

– Ой, кстати, а как же теперь задержат заказчицу преступления? – вернула их на грешную землю Лариса.

– Следователь мне телефон оборвал, я видел…

Но договорить Артур не успел, так в палату вкатился крупный мужчина и пробасил:

– А сейчас следователь оторвет вам, гражданин Артур Александрович Бортников, еще и голову!

– Ой, а вот и он! Знакомьтесь – Леонид Валентинович Ткаченко, следователь. А это Лариса – гример, и Елизавета… чуть не сказал: психотерапевт, извините! Но мозг вы мне уже вынесли, – засмеялся Артур.

– Смеетесь?! Отделались переломом ребер и ушибами? А вот мне не до смеха! – Следователь был явно чем-то расстроен.

– В чем дело, Леонид Валентинович? Эх, закурить бы!..

– Что вы за люди такие – музыканты и актеры? Все вам веселье! Шоу! Как там в песне поется? «Шоу маст гоу он…»

– Да чего вы такой злой? – не понимал Артур.

– Задание провалено! Фотографии вы не принесли. А без доказательств убийства ваша пассия не отдала бы деньги и не призналась в заказе. Отвертелась бы с помощью адвоката. Но мы все равно рискнули. Оперативник пошел на встречу так, без ничего. Мол, поверьте, честное слово, я убил… Но она хитрая она оказалась, заподозрила подвох и сбежала.

– Да что вы травлю устроили девчонке? – спросил Артур, которому явно все это не нравилось.

– Девчонке?! Да это сущая бестия! Мы в конечном итоге ее взяли, но она к тому времени уже поняла, что киллер был подставной, и наняла еще одного – самого что ни на есть настоящего. Ваша жена сейчас дает показания. Она даже не отпирается, готова даже сидеть в тюрьме, лишь бы знать, что вы не греетесь в постели у другой женщины! Понятна вам такая ревность и ярость?

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/tatyana-luganceva/miss-neschastnyy-sluchay-11816631/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.