Режим чтения
Скачать книгу

Мужик с топором читать онлайн - Андрей Кочергин

Мужик с топором

Андрей Николаевич Кочергин

Книга, которую невозможно забыть. Мужик с топором – герой российских улиц и защитник семьи. Простой человек, способный преподать недругу урок мужества – достойного мужского поведения в смертельно опасной ситуации.

Известный мастер рукопашного боя, основатель стиля карате кои но такинобори рю Андрей Кочергин наглядно объясняет всем желающим, как надо себя вести, чтобы оставаться Мужчиной.

Эта книга – напоминание о мужском долге перед собой и своей страной! Современные мужчины порой старательно пытаются забыть, что они прежде всего воины! Мужчины, за спинами которых их дом, их семьи, их Родина. Забыв об этом, мы потеряем и первое, и второе, и третье, не удержав оружие в трясущихся от страха руках. Слабость порочна… Она злейший из пороков!

Слабости нет и не может быть у мужика с топором в руках!

Андрей Кочергин

Мужик с топором

От редакции

Кто такой Андрей Кочергин

Как часто значимое общественное явление или событие заслоняется персоной, его инициирующей. Так, не слишком многие всерьез знают, что именно написал и проповедовал Ницше, какое именно он имеет отношение к Заратустре, но у всех на слуху имя этого основоположника «философии воли», иначе говоря, теории власти.

Спортивная жизнь не часто балует нас событиями эпохальной значимости. Даже удивительные рекорды чемпионов вполне предсказуемы и ожидаемы, темп их прироста вполне определен и может быть высчитан по объективным показателям развития фармацевтической базы и эволюции методик тренинга. Тем более удивительны люди, сумевшие оказаться в центре общественного внимания, являя собой что-то совершенно отличное от общепринятого и привычного. Появление таких флагманов – явление редкое и всегда чуть-чуть скандальное.

Мухаммед Али – олимпийский чемпион, привнесший в профессиональный бокс интригу и эстетику спектакля. Кто вспомнит, какую именно Олимпиаду он выиграл? И в то же самое время любой знаток бокса вспомнит в деталях его алогичные, на первый взгляд, победы над такими титанами ринга, как Форман и Фрезер.

Во многом благодаря Али бокс из кровавой рубки превратился в сверхприбыльное шоу, не лишенное драматургии. Его заслуга заключается не в предъявленном миру техническом совершенстве, а в демонстрации яркой личности, исполненной артистизма.

Миру остро необходимы герои!

Таков, например, Мас Ояма – основатель карате кекусинкай, человек, сумевший соединить, казалось бы, разнополюсные понятия – жесткое контактное карате и сетевую маркетинговую политику. И уже совершенно никому не интересно, ломал ли Ояма рога по-настоящему или все же подпилил их перед началом шоу у тихого японского буйвола.

Великие чемпионы и тренеры прошлого, без всяких сомнений, задали тот ориентир, в направлении которого долгие годы шел сегодняшний спорт. Но ничто не стоит на месте, а это значит, что нам просто необходимы новые идеи, способные всколыхнуть умы коллег, продемонстрировав нечто из ряда вон выходящее и от этого крайне привлекательное.

Андрей Кочергин появился буквально ниоткуда; еще вчера о нем знали лишь узкие специалисты с военных кафедр и из учебных центров. Да, ветераны «Динамо» могут вспомнить Андрея образца 1978–1983 годов, когда он начал изучать «советское спортивное карате», стартовав за год до образования официальной федерации СССР. А уже сегодня оказывается, что все эти годы Кочергин без особой публичности выполнял нормативы мастера спорта по нескольким видам, активно преподавал собственную генерацию комплексной боевой подготовки – и не только в предсказуемой части рукопашного боя, но и в тактике, огневой подготовке и в ножевом бое. Делалось это без лишнего шума – все больше в полевых лагерях подготовки армейского спецназа.

И вдруг последовал шквал статей Кочергина о холодном оружии, безумные тесты на выживание, зашивание собственноручно разрезанных ног (!) и противодействие удушению в петле, которое продолжалось более минуты. Отрезанные без замаха канаты и пробитые ножом навылет туши, отколотые прямым ударом кулака бутылочные горлышки и много чего еще, что с восторгом тиражируется телевидением и журналами, теперь заполонило собой ту часть Интернета, где собираются любители мордобоя. Кочергин моментально и безоговорочно стал ньюсмейкером от карате, ножа и стрельбы. Наберите в любой поисковой системе «Андрей Кочергин», и вы будете более чем удивлены тому ажиотажу, который вызвал этот человек вокруг своей незаурядной персоны. Хотя это все внешняя сторона Андрея, по которой в основном и судят об этом явлении в отечественном карате. Впрочем, эта точка зрения имеет достаточные основания, потому что перечислить все эти рискованные эксперименты – все равно что заунывно пересказать содержание «Тысячи и одной ночи». Оставим сказки в покое и без восторгов попытаемся выяснить, что же действительно замечательного совершил человек, подписывающийся именем «Бурят».

Ну, во-первых, никакой он не бурят, просто, обладая грубоватым армейским юморком, он таким образом охарактеризовал «покрой своего незамысловатого лица».

Кочергин реально очень грамотный и, что особенно удивительно для нашей страны, востребованный специалист по боевой подготовке. Огневая тактика, специальная физическая и психическая подготовка, ножевой и прикладной рукопашный бой – вот то малое, что сегодня известно большинству спецназовцев как «система боевой подготовки НДК-17» и признано ведущими мировыми специалистами наиболее ярким явлением в этой области за последнее время.

Кочергин действительно многократный чемпион ЛенВО по стрельбе из штатного оружия (ПМ), мастер спорта России и рекордсмен Министерства обороны.

Методика ножевого боя НДК-17 является настолько простой и в то же время мощной системой обращения с холодным оружием, что даже неспециалист в состоянии понять всю ее прикладную значимость и ужаснуться жестокости способа усвоения материала. Ничего не поделаешь. «Абсолютная беспощадность по отношению к себе!» Именно этот слоган стоит в заглавии большинства работ Андрея.

Практикуемая им разновидность карате называется хокутоки и представляет собой самый свободный от ограничений спортивный поединок. Нельзя выдавливать глаза и травмировать шею, все остальное – пожалуйста и запросто, хоть кусайся (не шутка)!

Декларировать можно все что угодно – мало кто запретит, другое дело – как именно практиковать продекларированное. Удивительно, но этот человек, начавший тренироваться более двадцати пяти лет назад, сделал открытие, пока никем не замеченное! Вся информация о карате и иных восточных системах рукопашного боя носит авторитарный, почти мифологический характер. Кочергин же подверг большинство непререкаемых до него технических решений жесткому научному, биомеханическому анализу и сверил с современными представлениями в части методологии. Эффект был поразительный! Появились «ноги от koi», «убойные руки от koi», «тактика злых ног», борьба с применением зубов, ударов локтем и головой. Нет, конечно, и в других видах бьют локтями и борются. Но привести все технические действия в стройную систему движения, когда, поняв, как именно связаны все действия, можно самому
Страница 2 из 16

догадаться, как именно сделать все биомеханически правильно, – это действительно титанический труд человека, не лишенного таланта ученого. Если перечислить все технические, тактические и методические находки Кочергина, то поневоле усомнишься: неужели это сделал один человек?

На сегодня Андрей Кочергин – абсолютный рекордсмен в проведении семинаров и мастер-классов. Мексика, Австрия, Германия, Латвия, Беларусь, Украина и, конечно, большинство крупных городов России уже имели удовольствие видеть этого человека, напоминающего по своей энергетике ядерный реак-тор. Более семидесяти семинаров менее чем за три года, и каких! Личные охраны президентов, полицейские академии, спецназ на разных концах земного шара, чемпионы мира по карате и тренеры сборных – это лишь самые яркие потребители его научного творчества.

Объем методической информации, заимствованной коллегами из методик koi, просто колоссален. Практически на каждом семинаре Кочергина присутствуют звезды российского спорта, и за все эти годы они не проявили ничего, кроме восторгов и удивлений.

Все вышеперечисленное действительно удивляет и радует. Не в Японии и не в Китае, а именно в России живет человек, переворачивающий представления о карате, расширяющий представления о человеческих возможностях, о чести и мужестве. Когда большинство вполне добросовестных членов федераций шагало в указанном основателями направлении, этот угловатый парень с гладковыбритой головой вывалился из общего строя и, подслеповато прищурясь, ткнул заскорузлым пальцем в точку на горизонте, почесал бороденку и изрек: «Туда нам надоть!» И ему поверили – сначала осторожно, авансом, а теперь уже и безоговорочно, потому что трудно не поверить человеку с таким чудовищным мужским обаянием, с юмором в каждом обыденном слове и с перманентной иронией к своей персоне. Поговорив с Андреем, многие крайне удивлялись. Он такой же, как в своих книгах, в Интернете и по телевидению, он всегда предсказуемо весел, задирист, он всегда в центре внимания, его действительно трудно не заметить в толпе.

По сути, с появлением koi изменился вектор развития системы рукопашного боя. Если раньше методы и педагогические приемы шли из карате в армию, то теперь спецназовский драйв пришел в залы карате. Время покажет жизнеспособность этого решения. Но время уже показало незаурядность человека, имеющего заслуженное право на ошибку, хотя бы потому, что он ищет новое, никем доселе не найденное. Многим давно хотелось «погорячее», теперь у этих ребят есть koi!

Телевизионные каналы снимают о нем передачи, отрывки из его семинаров уже просто вставляются в любой сюжет про карате или спецназ для повышения градуса подачи. Его приглашают как эксперта в суд, на радио и телевидение, о нем пишут книги и статьи, он читает лекции и пишет так, что не оторваться.

И все это может заслонить собой самое главное – ту роль, которую Андрей Кочергин уже сыграл в развитии карате во всем мире, сыграл, не оглядываясь на консервативных отцов-основателей, всецело полагаясь на научный анализ и традиции советской спортивной школы.

Спешите увидеть мэтра вживую – он наш современник, общение с подобными людьми стоит того, чтобы рассказывать о нем внукам.

И спешите увидеть именно то, что он создал уже сегодня, потому что, при всей своей незаурядности, он всего лишь источник, а не итог проделанной работы. И пусть эта работа не окажется в тени его харизматической личности.

От автора

Меня зовут Андрей Кочергин.

Сейчас мне сорок два года, я родился и вырос в неспокойном пригороде Челябинска, где изначально селили ссыльных «каторжан» и «химиков». В моей жизни по сию пору не произошло ничего страшнее моего детства: по совершенной случайности я ухитрился не «сесть» до пятнадцати лет от роду, как сделали это большинство моих друзей. И, воспользовавшись этим «свободным временем», в 1978 году я дико увлекся карате, которое и стало самым любимым делом моей жизни. В 1983 году я ушел по призыву на срочную службу, а в 1988 году волею судеб стал молодым лейтенантом и мастером спорта по офицерскому многоборью.

Сейчас я еще и мастер спорта по стрельбе из пистолета, обладатель одного пятого и одного седьмого дана по карате, создатель одного из самых успешных мировых проектов в ножевом бою, который называется танто дзюцу кои но такинобори рю, автор системы боевой подготовки спецназа НДК17 и куратор самых свободных профессиональных боев на планете – хокутоки.

Не писатель, не герой и не кумир молодежи – обычный парень, выросший у горящей помойки, который не перестает пытливо выяснять, из чего состоит этот мир и с чем его едят.

Совершенно очевидно, что это самая странная вещь, которую мне предстоит сделать. Судите сами: я должен взять несколько жизнеобразующих тем и хрюкнуть на этот счет нечто вразумительное. Более того, порыскать среди моих неизданных статей и на нашем ресурсе (www.koicombat.org) и прикрепить некие «нетленки» на эти темы, наподобие «цитатника Мао». При всем при этом я еще слабо надеюсь на то, что я вменяем и скромен, несмотря на эти очевидные проявления мании величия.

Короче, я вяло призываю читателей не относиться ко мне слишком серьезно, категорически и по сию пору не понимаю, ПОЧЕМУ ИМЕННО Я? Единственным оправданием мне служит то, что я не выдержал и поддалсятаки на запугивания и прямые угрозы со стороны издательства. Да уж, видели бы вы этих монстров!

Писать буду так, как уж умею, – врезать тексты без особой корректировки содержания, без ссылки на собеседника. Если не разберетесь – что ж, так я и знал! Разберетесь, что это и зачем, – вы моя мама. Только она умела читать мои сумбурные армейские письма, даже мне самому это удавалось с трудом.

Ну и аллилуйя – поехали!..

А в ответ летели спелые помидоры…

Про жизнь и про то, на кой хрен она нам дается

Чтобы развернуть знамена, нужно пойти против ветра.

    Станислав Ежи Лец

Человеческая жизнь более чем омерзительна, если она – всего лишь любовно оберегаемая частная собственность, источник удовольствий.

    Андрей Кочергин. «Как закалялась сталь-2»

Если вы напряжете память и нароете в ее недрах свои детские ощущения, то наверняка припомните, как радостно и счастливо мечталось в сопливом ребячестве. Мир был полон красок, он заигрывал с вами своими солнечными зайчиками, и казалось, что вся планета ждет вас, неприлично томясь в предвкушении вашего взросления. Жить мечталось вечно, и даже не потому, что пугала смерть, – хотя реально пугала, а потому, что вот и живого слона еще не видел, и на Луну слетать не успел, и на дно океана с французским товарищем Жаком-Ивом Кусто не опускался. И все это должно было обязательно сбыться, потому что вы же планировали стать взрослым, а значит, всемогущим, как папа или мама, которые почему-то не спешат на Луну (наверное, на работе сильно устают).

К сожалению, большинство людей инфантильно тянут за собой по жизни неистребимые детские наивности, подгибая колени под тяжестью этого шлейфа, набухшего от разочарований. Мы эгоистичны и капризны, окружающие совершенно не готовы – вот уроды! – вникать в то обстоятельство, что нам нужно очень многое, мы хотим жить так, как мечталось в детском саду, весело и беззаботно. А тут еще телевизор
Страница 3 из 16

с его капитализмом и светскими новостями. Товарищ школьный, который овощ овощем, а вот же выбился в люди, начал вроде ларьки охранять, а сейчас уже и заводик какой-никакой прикупил – то ли свечной, то ли дроболитейный…

СТОП! А МНЕ?! А Я?!

Нет, ну ладно бы не образован или не умен вызывающе, ладно бы костюма не было или там связей каких-то важных – таки ведь все это есть! И что? Где эта потаскуха судьба, под кем задремала, почему не согласно купленным билетам?! Как? Мимо уже давно, а почему не разбудили! Остановите – я сойду!

И сходят, спиваются вполне приятные люди, вчерашние карапузы, умилявшие старушек у парадного. Девчонки, взрывавшие нам мозг своей полыхающей красотой, горбятся и становятся просто гражданками. Люди, не находя чужой удачи, заявленной в глянцевых журналах, уже и не готовы оценить свою незаметную – того, что живы поутру, что не загибаются от рака и не потеряли сегодня близкого человека. Что на столе есть то, что позволит не урчать животу и даже не думать о том, протянешь ли до зарплаты.

Мы забыли о малых формах, которыми мыслили и были счастливы наши пращуры, живущие на земле и рассуждавшие великими категориями голода, смерти и жизни.

Современный человек превратился в комплекс по утилизации продуктов питания, в визитную карточку с навесной периферией из шмоток, машин, правильного парфюма и прочих заявочно-статусных дуростей, которые никак не влияют на болезни, не участвуют в переваривании белков, жиров и углеводов и не спасают жизнь при пожаре!

Это не есть хорошо и не есть плохо, но это замыливает нам глаз и смещает район прицеливания, мы забываем о вечном, суетимся и треплем нервы себе и соседним пассажирам, истерически прикидывая, чего у нас еще нет и почему именно это и есть конец света.

Да, Света, это конец!

А потом вдруг выясняем, что посадили свои батарейки и нам уже не хочется трахнуть пробегающую мимо хорошенькую студентку и совершенно нет сил подраться с резвым люмпеном, назвавшим вас, ну, скажем, гомосексуалистом, даже если при этом он окликнул вас пинком под вялый, грустный зад.

Ну и зачем вам это существование? Где в нем неистребимая диалектика, основа всех процессов, проистекающих во Вселенной, где и как проморгали вы движение вперед и что это за «вперед» такой, если «от зарплаты до зарплаты»? Мы что – овощи в теплице, ожидающие полива с пестицидами?!

Вот уж хрен! Если человеческая жизнь не подвиг, то она теряет свою соль и перец, превращаясь в комбикорм. А человек, жрущий этот комбикорм, превращается в парнокопытное, вялое и безропотное, как «детский ослик», способный в лучшем случае плаксиво всхлипнуть и не рискующий вздрогнуть, даже если ему засунули в задницу дикорастущую кукурузину.

Спросите себя, если все в мире происходит не просто так и ваше появление на этой планете черного юмора не случайно, то зачем оно и в чем прикол? Если существование Господа Бога принимается хотя бы приблизительно, то чего это Он удумал?

ЭВОЛЮЦИЯ!

Именно это и есть наша жизнь, мы эволюционируем от сперматозоида до гробовой доски, причем если эти изменения верны с биологической точки зрения, то они просто очевидны с нравственной!

Помните: «…кто не с нами, тот против нас!» Нет, это сказал не Гитлер.

Так вот, нет такой формы существования личности, как «неплохой человек», потому, оценивая себя самостоятельно, мы готовы найти у себя столько милых привычек и умилительных черт, а при этом простить себе столько невинных шалостей и безобидных капризов, что поневоле мир станет исполнен многообразия оттенков серого, потеряв бинарную систему определения «белое/черное», «добро/зло». А это совершенно неприемлемо хотя бы потому, что невозможно размыть до «серого» категорию «жизнь/смерть». Ужаснитесь, взглянув на коматозных больных!

Равновесие есть продукт борьбы хотя бы двух сил! Что-то в этом роде написал Энгельс в «Диалектике природы».

БОРЬБЫ!

И если жизнь не борьба, если жизнь не перманентный подвиг, то она просто попала не в те руки, и искренне жаль, что экзамен, носящий имя и фамилию новорожденного, будет бездарно провален испытуемым.

«Какой такой подвиг и где его взять в нашем заунывном 3,14здопропащенске?» – спросите вы меня.

Для начала стоит договориться о терминах. Само слово «подвиг» происходит от глагола «подвигать», то есть двигать эту Вселенную к свету, сражаться, забыв о мелочном, пребывая в простительной эйфории великих мечтаний.

Вопрос: если мы готовы улучшать себя, а через это и окружающий мир, то какая такая половая разница, в какой точке планеты это делать? Как пребывание в отдаленной пещере на Синае смогло помешать Илье Пророку, совершившему подвиг веры, когда даже Создатель удивился истовости этого Святого и послал ему псов и воронов, зализывавших его раны и приносящих хлеб в неопрятных клювах? И каким таким чудесным образом эта пещера по сей день нами вспоминается, а подвиг горит в наших сердцах?!

Так вот, сделать что-либо героическое для кого-либо, без сомнения, можно, но всегда и практически все человек делает для себя. Даже погибая на войне, защищая свою страну, он погибает ЗА СВОИ ИДЕАЛЫ И ПРИНЦИПЫ! ЗА СВОИ!

«…Обрети Дух мирен, и вокруг Тебя сотни спасутся!» – это не я сказал, а преподобный Серафим Саровский.

Живи в состоянии подвига, в борьбе за свои, даже не полыхающие оригинальностью нравственные цели, и поневоле люди, тебя окружающие, начнут жить так же, как удивляющий их человек.

«Хорошим человеком быть выгодно», – заметил Федор Михайлович Достоевский.

И это так, без всяких сомнений!

Искренний в своих поступках человек понятен, стабилен и дееспособен, потому подвиг ждет его, а подвиг и подлость столь же «несовместимы, как гений и злодейство». Это уже Пушкин.

Улучшайте себя, познавайте себя через понятные и объективные категории поступков, принимая за «подвиг» любое хорошее дело, сделанное наперекор лени, вялости и чванному общественному мнению цивилизации потребителей. Мы просто обязаны становиться лучше день ото дня, в противном случае какое мы имеем право требовать от наших детей отличных оценок в школе, если еще не сдали наш собственный экзамен – тест на человеческую состоятельность?!

Ну и кое-что из раннего.

…А теперь скажу очень интимную вещь и попрошу оставить ее без комментариев.

Мама показала фото, сделанное в яслях, где мне полтора года. Я стою около елки, в белой рубашечке, сандаликах и черной бабочке, тихий худенький мальчик с широко открытыми глазами… Я разрыдался, как малахольная старушка, чего уж точно от себя не ожидал. Этот мальчик еще не знает, что его ждет! Мне абсолютно не жалко себя, причем никогда, но до ощутимой боли жалко этого незнакомого мне ребенка, еще не подозревающего, что предстоит ему пережить.

Странная вещь!.. Более чем неприязненно относясь к себе – ведь ято знаю, какое на самом деле я дерьмо, – я всегда уважительно отношусь к посторонним людям. Именно по этой причине я никогда не оскорбляю мужчин жалостью и снисхождением. Как только они позволяют себе перейти границы дозволенного, я веду себя с максимальной жестокостью, дабы не дать противнику даже шанса на победу!

Мнение мое не обязательно правильное.

Это был первый по-настоящему темный период жизни – с жестким, реальным предательством близких
Страница 4 из 16

и невообразимой грязью. Время, когда, бесцельно передвигаясь по улицам, с каждым шагом я все больше сгибался под тяжестью навалившейся темноты. «Почему именно со мной? Все так глупо и бездарно, похоже, сопьюсь и сдохну, голодный, под забором…» – и это еще не самые черные из моих тогдашних мыслей. Питер – очень мрачный и взрослый город, полный туманов, маразмов и депрессивных флюидов, сочащихся из неопрятных каналов… Навстречу мне шел мужчина с суровым непроницаемым лицом, он катил коляску, в которой сидел молодой парень – инвалид с церебральным параличом. Подросток смотрел на мир большими влажными глазами. Как от удара током, ноги мои, потеряв подвижность, вросли в землю, сердце сжалось в горошину. Глядя вслед удаляющейся паре, я отчетливо, невыносимо остро понял, что это и есть настоящее горе. Горе, по сравнению с которым моя собственная гибель – лишь «успокоительное средство». Как можно утопать в волнах собственного эгоизма, гадить на все и всех, обвинять, хныкать, занудливо жалеть себя, даже не имея представления о том, что такое настоящее горе? Ведь я имею подаренную Богом возможность вздохнуть полной грудью этот удивительный воздух, не заботясь о живой крови, текущей по венам, и видя то, что многие люди, гораздо более достойные, уже не увидят никогда.

Можно вспомнить еще и 1995 год. Всего пару недель назад у меня имелось более чем приличное состояние в ценных бумагах и недвижимости, и вдруг мой милый друг, поставленный директором над всем, что я нажил, вляпывается в историю, где я теряю все!!! Все, за что боролся почти пять огневых лет. Эх, знали бы вы, с кем и как боролся…

Представьте состояние человека, у которого еще недавно был перманентно зарезервирован столик в лобби-баре «Невского паласа» и у которого уже пару лет не бывало меньше пяти тысяч баксов в кармане… И вдруг он понимает, что ему не на что пообедать уже сегодня! Я пару месяцев собирал бутылки и, мне не стыдно это признать, подумывал продать свою бриллиантово-изумрудную бижутерию… Не продал!

Пролежав в истерике пару недель и с ужасом глядя в потолок, я понял: ВПЕРЕД, ТВАРЬ ТУПАЯ, ИНАЧЕ СДОХНЕШЬ, СПИВШИСЬ ПОД ЗАБОРОМ! На работу меня никто не брал, дома жена и ребенок, вдруг прибежали неведомые кредиторы… Я в полном маразме вышел на балкон убогой съемной квартирки и стал тупо пялиться на дом напротив. Это был институт по адресу: улица Ушинского, 6, на стене которого было написано: «Спорткомплекс».

ГОСПОДЬ СЛЫШИТ ТЕХ, КТО КРИЧИТ ОТ ЯРОСТИ, А НЕ ОТ СТРАХА!

Я отрыл свое старое кимоно и побрел в этот зал. Я не шел туда работать, я шел туда сделать ХОТЬ ЧТО-НИБУДЬ ДЛЯ СЕБЯ! Потому что любая остановка – это бег назад! А вот хрен меня раздавишь! Вся моя тупая жизнь учит меня, что, если не знаешь, что делать, делай хоть что-нибудь!

Через год я уже работал в федерации дайдо джуку, а через три возглавил научно-исследовательский центр… И вот я среди вас.

Абсолютная беспощадность… по отношению к себе!

Не можешь не лупить мешок и с ужасом предполагаешь, что травмы сожрут усталую тушку. Цепляйся за каждую возможность доказать, что ни хрена не сожрут – я их сам сожру. Слабое обязано сдохнуть, уступая место более жизнеспособному. Лишь находясь на краю пропасти, человек боязливо оглядывается и с этой неуютной точки до рези в глазах отчетливо видит, что действительно ценно, а что всего лишь фантики от уже съеденных конфет.

Порой цепляние за жизнь подменяет саму жизнь, заставляя людей совершать мерзкие поступки, предавать идеалы и оскорблять себя и близких. Человеческая жизнь, возведенная гуманистами в абсолют, вполне может простить имплантацию чьей-то почки – без выяснения того, как ее добыли. А как же сотни больных стариков, которым не дают уйти доктора-гуманисты, продлевая агонию с помощью всяческих аппаратов? Нет уж, друзья мои, жизнь – очень трудное и тяжелое испытание. Сдача этого экзамена происходит не итоговым образом, в виде бюстика над могилой, перечисления наград Родины, званий и степеней, а каждый день. В счет идет каждое принятое решение или оброненное слово. Вот и выходит: какая разница, что у нас болит, гораздо важнее, кто мы и что есть НАША ЖИЗНЬ В НАШЕМ ПОНИМАНИИ. Это перечень удовольствий, хроническое нытье или маленький подвиг, совершенный для себя самого? Реализация решения, принятого не для удовольствия, суетливого спасения или оправдания, а в процессе «селекционной работы» по улучшению себя любимого. Именно любимого, а как же иначе-то!

Мне было четырнадцать лет, и я совершенно точно знал, что цель моей жизни – карате, засыпал и просыпался с этой мечтой. Надевал на Новый год кимоно, чтобы, по приметам, провести следующий год именно на татами. До двадцати пяти лет я был просто одержим боями и боевой практикой, казалось, в мире нет ничего более ценного, чем то, во что я верю и чем живу. И вот однажды старый немец, сидя на лужайке перед своим роскошным домом, выпил пиво и обронил: «Андрей, ты умный и очень подвижный парень. Поверь, жить дракой нельзя. Это слишком просто, слишком легко и примитивно…»

Тогда все мое существо протестовало против этих слов, но уже через год, в девяносто втором, я вдруг понял, что есть иное применение моему образованию и способностям. Аналитическая борьба бизнесменов, ведущаяся в мирных целях, оказалась еще более захватывающей задачей, столь азартной, что все померкло по сравнению с этими тонкими переплетениями фактов, субъективного и объективного начал, воли, необходимой для принятия решения, и ужаса ожидания развязки. Здесь тоже приходилось побеждать «на зубах», давило так, что в глазах было темно. В эти пару лет карате ушло, казалось, навсегда, осталась пара занятий в неделю по околачиванию мешка.

Но, видимо, там, за облаками, уже услышали того агрессивного мальчика и что-то там внесли в реестр. Все, что делал я потом, подозрительно напоминало «автомат Калашникова». Поверьте: и IUKKK, и Центр прикладных исследований – все это было задумано как мое хобби – не более, то есть мне было весело и интересно, а полная независимость и свобода в действиях позволили взять то, что есть, и постараться убрать все несущественное или лишнее. Помните, как у Микеланджело, – быть скульптором просто, нужно всего лишь обрубить лишний мрамор.

А сейчас вдруг получилось, что вся моя досужая писанина и «танцы вприсядку» с пистолетиками и ножиками вылились во что-то такое, что живет уже помимо меня и настырно пытается навязать мне ответственность за процесс… А это весьма настораживает мою свободолюбивую натуру!..

О чем это я? Да так – взгрустнулось. Вот вроде и с лица хорош, и фигура опять же, а ни хрена лучше того, чтобы людишек калечить, и не выходит. Ну что за недоделок!..

В общем, спасибо моей Маме, Папе – очень спасибо, а также Коле Шеменьову и, как это ни странно прозвучит, спасибо всем тем, кто не поленился попинать меня по роже сапогом, поломать мне ребра и продать за пару тысяч долларов. Все эти люди, вне зависимости от собственных целей и задач, сделали то, что смотрит на меня из зеркала и кое-что знает об этой жизни, причем не по рассказам. Одна лишь беда – эти знания не передаются и не копируются. Тут как в сексе… Или закусив губу и поранив член, или глядя с прищуром на порносайт и намозолив потную ручонку.

Все и всегда
Страница 5 из 16

пробуйте сами – никому не верьте. Все обстоит еще хуже, чем вам говорят!..

Враги и прочая мерзость даны нам в назидание, дабы не быть похожими на них и укреплять свою Волю, боевой Дух и Веру.

– А я Кочергина читал!

–?А я его два раза читал!

–?А я… А у меня… А я Ленина видел – в мавзолее!

А я вот Кочергина каждый день даже трогаю за самые разные места, включая самые неприличные, так что – мне теперь в себя от восторга не приходить?

–?А в себе ли я? – вдруг пробубнило что-то в голове. – Кто здесь?..

А потом меня из-за ваших шуточек обвиняют хрен знает в чем – даже оторопь берет, а едкие критики все разумные доводы не готовы даже рассматривать, так как они произнесены или показаны мной, существом мифологическим, высосанным из большого пальца отбитой ноги. Так что, как всегда это было, так и сейчас, оттопырив грозно губы, категорически попрошу-с ни с кем меня не противопоставлять и в примеры не приводить, а то приведут и бросят – добирайся обратно как хочешь. И вообще, у каждого человека должна быть собственная позиция и взгляды на жизнь, в противном случае мы резво превратимся в пугливую стайку болванов, хватающих крохи, падающие со стола «больших пацанов». Вот уж хрен!

Назвать наши методы стандартными – это уж слишком успокаивающе. Стандартными для кого? И где хранятся данные стандарты? Хотя я знаю, в каком унитазе находятся наши. Я не про ущемленное в дверях самолюбие, просто меня уже пару раз смешали с дорожной пылью по поводу нестандартного подхода. А почему нет? Я ведь и в самом деле постоянно твержу о необходимости жить в бою, а не думать, чего бы сделать, используя имеющийся арсенал, накопил опыт преподавания, есть реально осязаемые ученики, наученные моим методом. Надеюсь, у вас все тоже получится как нельзя лучше, в крайнем случае – нет.

Другие люди тоже многое сделали, поэтому читать и смотреть следует все, хотя бы для того, чтобы убедиться в правильности вашей позиции и неправильности автора. Так что разжигать книгами костры – это очень по-геббельсовски. Неприлично как-то.

Совершенно естественно, что когда я предлагаю читать все подряд, то скорее всего гляжу на мир со своей ветки. В книгах прикладного толка право читать все подряд следует заслужить перед самим собой годами тренировок и рюкзаками реального опыта.

А ведь есть еще и так называемая критика. Что это за штука такая и что она, сердешная, преследует? Если движущие мотивы критика позитивны и он благожелателен, то критика имеет следующие цели:

• указать на пробелы в логике и обоснованиях приведенных умозаключений;

• указать на ошибки и обосновать свои умозаключения в этой части;

• не стоит забывать, что критика бывает и позитивной, типа «Третий концерт Рахманинова – дас ист фантастиш!»;

• чем достойнее и объективнее критик, тем значимее его замечания и уточнения.

Если же этими пунктами пренебрегают, то критика перестает быть красивым словом и превращается в освистывание и шельмование, имея следующие отличительные черты:

1. Эмоциональную составляющую, например, снисходительную иронию мэтра, снизошедшего до пояснений, или откровенную скандальность с орошением монитора слюной.

2. Указание ошибок носит транспарантный характер, типа «чего это он тут написал – ну, это же просто ха-ха!» – без собственной аргументации, без контрдоводов и без необходимости диалога, потому что и так все ясно.

3. Безапелляционность оценки. Однажды мне оставили в гостевой книге такую запись: «Все каратисты – педики». А мы-то этого и не знали!

Если вы всерьез переживаете за чьи-то промахи и неточности, а не пытаетесь задешево пропиариться, то, не уподобляясь Герострату, спалившему храм Артемиды в городе Эфесе исключительно с целью обратить на себя внимание, с максимальной деликатностью и гипертрофированной аргументированностью приведите доводы в пользу своей позиции и выразите надежду на диалог с критикуемой стороной.

Ну, и о «великом». Наверняка Сальери как автор более чем достоин предметной критики (кстати, слушал – прекрасная музыка), но вот в идеале эта критика должна исходить из уст гениального современника – Моцарта, а не барабанщика из пионерской дружины. Наличие компа, собственного мнения, желания светануться и реализовать манию величия не есть позитивные мотивации для критики вещей, вам во многом объективно непонятных.

–?Корабли по дну-то ползут, о как!..

–?Да нет, бабушка, не ползут, а по воде плывут!

–?Вот дурачок, да как же они поплывут, оне же жалезны, как топор!

Это из книжки «В людях» Максима Горького.

Я очень благодарен тем из Учителей, с кем, несмотря на нервозность, мы все-таки смогли найти общий язык. Учитывая их веру в правильность собственного Пути и абсолютную противоположность моего, они болезненно пережили сам факт нашего появления, что в итоге не помешало нам как профессионалам найти общий язык и не погрязнуть в помоях взаимных и неаргументированных обвинений. Я очень благодарен им за то, что, несмотря на остроту нашего взаимного психоанализа, они не сорвались на визг, так обычный в этих случаях.

А вот вам и аллегория на эту тему.

Подскакивает Илья Муромец к пещере и ну в нее орать:

–?Выходи биться, Змей, твою мать, Горыныч!

Тишина.

–?Что молчишь, пресмыкающееся слабохарактерное, обгадился с перепугу?!

Тишина.

–?Выходи на смертный бой, мутант трехголовый, сволочь чешуйчатокрылая!

–?Ну, смертный бой так смертный бой, но зачем же в задницу-то орать?

Да, есть здравый смысл в самосовершенствовании.

Это я не только о содержании, в котором разбираюсь в достаточной мере, но и о форме, которая частенько мошонку плющит. Как только начинаются ментальные эксперименты эзотерического свойства, так я вижу полупрозрачных очкариков, которые – ни бабу трахнуть, ни в морду дать! И вот они вместо того, чтобы селективно заниматься собственным эволюционным процессом, кидаются в поиски тайн внутреннего мира (вы только прикиньте, каков же кишечник изнутри), где они не иначе суть и основа этой вселенной, равноправные члены многочлена. Это дорога в никуда, потому высшей степенью посвящения в этой работе была и останется смерть.

А я, знаете ли, живее всех живых – я могу и про оттягивание конца, я и матом могу. Как же легко реализовать то низменное, что высокомолекулярным амебам отвратительно настолько, что хоть рот полощи. Прелесть в том, что они ищут то, что у меня давно во внутреннем кармане. Я сознательно в него не лезу, потому моя жизнь здесь и сейчас, и я нужен этому миру именно здесь и сейчас. Начни нырять в запасные ходы, могу и не вернуться, хотя и принимаю очевидное определение о мерзости данного мира и полнейшей бесперспективности его изменения… Казалось бы!

Короче, я мальчик, выросший у горящей помойки, волею судеб наделенный умениями и способностями, меня утомляющими, иду по этой жизни ровненько, сообразно однажды выбранной директории и отданному самому себе боевому приказу.

Отсутствие выбора – что еще может так упростить движение к выбранной цели! Что может быть прекрасней и что более отвечает принципам «не ума» из того же дзен-буддизма!

Как всегда, утром думал о главном… И в который раз в самом интересном месте меня шандарахнуло откровение – недаром говорят: что-то теряешь, а что-то
Страница 6 из 16

находишь.

В древности люди не обладали такими боевыми свойствами, какими обладают наши современники. Они были гораздо мельче, занятия так называемыми боевыми искусствами носили тогда эпизодический и неплановый, в сегодняшнем понимании, характер. Бойцы не могли себе позволить многочасовые тренировки с достаточной периодичностью. Отсутствовали элементарные средства защиты, к примеру синай, пришедший на смену бокену, был просто революцией! «Соревнования» часто заканчивались гибелью одного или обоих «спортсменов», опыт терялся, носителей знания, кроме обмягченных голов выживших старцев, не было – писанина не в счет! Да и насчет покушать было не очень, я уже не говорю о спортивной диетологии и фармакологии.

Меня до глубины души поразили показанные однажды по ТВ кадры семидесятых годов про мой любимый муай тай, который выглядел как возня двух обезжиренных подростков, находящихся на грани голодного обморока. Как ни силюсь, не могу заставить себя поверить в подлинность кадров, где Уэсиба взмахом руки роняет пехотный взвод своих учеников. Фильмы с Оямой не впечатляют; сегодня подобное смогут сделать большинство тренированных спортсменов. И это буквально вчерашние записи, в них участвуют наши современники! Следовательно, поиски «седой бороды» в стиле как минимум необоснованны.

Из этого следует, что поиск рационального и качественного решения боевых или спортивных задач является единственным способом эволюции. Поиски невнятного и порой заумного прошлого пахнут нафталином!

Согласен, что в эпоху холодного оружия владение таковым совершенно объективно было более востребовано, чем теперь, но так я же не про оружейные комплексы писывал, а про пресловутые вариации рукопашного боя.

Вы хотите примеры?

Их есть у меня!

Взять хотя бы редкий фильм «Ерои куми ути», это прародитель дзю дзюцу – бой самураев в доспехах при потере меча. Такая порнота, что диву даешься! То ли источники настолько вульгаризованы, то ли люди ранее мерли от запаха, исходящего изо рта противника.

Гранд-мастер Танимура, обративший некоторым образом внимание и на меня, демонстрировал старые техники первых патриархов стиля дзюку кай. Запредельная заумь – я так и не понял, чем именно и как должен быть поражен противник: то ли страшным лицом, то ли мантрой.

Если все же не отвергать Гегеля, то вполне можно предположить, что боевые искусства, имеющие, скажем, пару сотен лет истории, должны диалектически эволюционировать. Должны изменяться технические приемы, подниматься их эффективность. С учетом срока развития, живой и трепетной связи поколений современный мастер просто обязан убивать врагов мыслью, протыкать листы железа носом и удалять бородавки взглядом, а уж про то, как руками забивают сваи, а задницами роют котлованы, я умолчу.

Все, что копирует образец, движется назад, и я тут ни при чем – философия, однако!

Боец, погибший в поединке, уносил с собой помимо ошибки именно негативный опыт, который порой гораздо важнее позитивного. Сейчас все проще – все живы-здоровы и дружно лупят друг друга ногами.

Мы круче, шибче и тверже, потому что у нас появилось свободное время для тренировок, трехразовое питание и нас никто не убивает по утрам и после обеда! Ура, вот повезло!

Меня, «по честнаку», вообще удивляет то милое обстоятельство, что вот, к примеру, я, постоянно снующий даже в закрытых архивах и библиотеках, не натыкался на Градополова, а вот про Морихея и Сосая знаю даже то, чего никогда и не было. Вот ведь павлин-мавлин – никогда не будет живой и раскрученной школы Быковых-Шеменьовых, и в то же время любой амбициозный японец-китаец-кореец просто обречен на успех, обладай он хотя бы первичными навыками и желанием приехать в Россию. А как же русские боевые искусства, спросите вы? А таковые искусствами и остаются; реальные и, как правило, крайне скромные люди тихо преподают их по закрытым конторам и микроскопическим группам, не имея ни приличного финансирования, ни должного внимания исследователей и энтузиастов. Действительно, умом Россию не понять, а через жопу – темно.

Может, вы будете утверждать, что никто из вашего окружения ни разу не был отдубасен на бескрайних просторах нашей безумной Родины? Я не буду! Может, у меня с внешностью незадача или манеры хромают, что так часто вокруг меня что-то подобное происходит. «Чтобы быть непобедимым, достаточно не сражаться, возможность победы заключена в противнике, ее следует у него отобрать». «Чем больше я знаю, тем больше я знаю, что ничего не знаю». Эти две цитаты из Китая и Греции вполне определяют миропонимание человека, отдавшего что-то около четверти века изучению обыкновенного мордобоя. Желание лезть в «учебно-методическую» драку у меня отсутствует по причине нулевой мотивации, ведь драчуны – это в большинстве своем те, кто мало подрался, а досужие заявления о глубине познания такой тонкой темы, как поединок, как правило, напускные. Кто много говорит, тот врет. Естественно, я имел в виду болтунов, серьезно заявляющих о своих исключительных боевых качествах либо пытающихся безосновательно продемонстрировать оные в быту.

Ах, вам милее обыкновенная физкультура? Что ж, вполне разделяю эту точку зрения. Вы не собираетесь драться на улице – вот и молодца. Вы не верите в реальность всех этих боевых искусств, всяких там карате-марате, пардон, я вполне разделяю ваши сомнения. Пользы от этих штучек-дрючек немного – одна тысячная процента.

Но если эта самая тысячная позволяет моей воспаленной голове чувствовать себя спокойнее, я готов купить ей это спокойствие, расплатившись десятилетиями тренировок, что вовсе не означает, что какой-нибудь мудила с «калашом» не выиграет у меня в первом раунде летальным нокаутом. А ведь я десятилетия потратил и на стрельбу в том числе…

Не дает современный контактный спорт панацеи против вашего убийства, но он дает самое главное – науку не сдаваться и сражаться за свои идеалы, не сдуваться под гнетом тещи-суки, начальника-урода, бабы-проститутки и соседей-маргиналов. Жизнь – крайне жестокое и неблагодарное времяпрепровождение, так что без тренировок в этом конкурсе не победить, если, конечно, не научиться пресмыкаться. Мелкие грызуны умеют быть невидимыми, но даже крыса становится орудием убийства, если наступить ей на хвост. Так что право каждого самому решать: уметь или не уметь. Я решил уметь, и хрен его знает, сумеет ли это умение оградить меня от бед и дорожно-транспортных происшествий.

Убили Костю Могилу. Я близко знал этого «главаря ОПГ». Причем не менее близко он был знаком и с политиками, и с офицерами из органов. Девяностые были странными годами…

Его гибель поставила Вовку Кулибабу в сомнительное положение. Дело в том, что Вовка и Костя были более чем близкими товарищами, но примерно за полгода до гибели Костя очень странно повел себя по отношению к Володе, и они практически перестали общаться. Хуже нет врага, чем бывший товарищ… Подозрение в убийстве сразу пало на Вовку.

Менты, контора, ворье и питерские блатные – все хотели урвать кусок от могилинской империи, все хотели видеть раздавленного Кулибабу.

Мы сидели у Вовки дома в «ленинской комнате», где он не без юмора собрал бюстики Ленина, вымпелы, вручаемые победителям
Страница 7 из 16

соцсоревнований, и пионерские грамоты.

–?Как меня все достали! Менты на радостях облаву за облавой устраивают и даже не скрывают, кто все это проплачивает, ворье круги над головой нарезает, как падальщики, конторские вопросики задают такие, что даже не смешно. А главное – знаю, кто за всем этим стоит и даже сколько тратит на эти кровопускания. Как руки чешутся, аж в носу щиплет!

–?Ты знаешь, Вовка, единственно важное, что я понял в этой сраной жизни, – это то, что дерьмом грязь не вымыть. Мы солдаты и сражаемся с открытым лицом. Отвечать подлостью и интригами на интриги и подлость – становиться тем, кого презираешь. Так вот…

ОНИ ЗАЕ…УТСЯ ДЕЛАТЬ НАС ПОХОЖИМИ НА СЕБЯ! И НЕТ НИЧЕГО ВАЖНЕЕ В ЭТОЙ СИТУАЦИИ, ЧЕМ НЕ ПРЕВРАТИТЬСЯ В ПОДОБИЕ СВОЕГО ПОДЛОГО ВРАГА, ПОТОМУ БОГ СМОТРИТ НА НАС И НЕ БЕЗ УЛЫБКИ ВЫЯСНЯЕТ, КТО МЫ НА САМОМ ДЕЛЕ!

Смерть как важнейшее после рождения событие

Каждый боится смерти, но никто не боится быть мертвым.

    Роналд Нокс

Смерть – это не производство трупа, это высшая степень унижения, потому что вы забрали то, что дадено Богом, то, что никто добровольно никогда не отдаст…

    Андрей Кочергин. Из раннего

Только никому не говорите, но мы все сдохнем!

Часто смерть духовная опережает смерть физическую, что страшнее в разы. Но факт остается фактом – мы реально все сдохнем, причем в самом отвратительном смысле этого слова. Уснуть и не проснуться с умильной улыбкой на лице не удастся практически никому.

Перед тем как это произойдет, подавляющее большинство людей будет обильно гадить под себя, бороться трясущимися руками с онкологией, безрезультатно карабкаться из ямы инсульта и потеть холодным потом при воспоминании про два «неудачных инфаркта». И это только кажется, что дедушка старый – ему все равно. Чем ближе конец, тем страшнее глядеть вперед, потому что смотреть в пропасть без сжатия мошонки может или кастрат, или олигофрен. Смерть просто обязана пугать все живое, и она пугает своей необратимостью, когда уже ничего не исправить, не починить того, что сломал, не зацеловать плачущие глаза обиженных тобой близких и не упасть на колени перед посторонними, когда-то оскорбленными тобой.

Смерть – это обратная сторона рождения, окончание свободы, сдуру, опрометчиво предполагавшей «безлимитный трафик».

Вот уж хрен – memento mori, твою мать! Помни и не забывай о финише.

Помни о смерти каждый день, и лишь это сможет придать твоим поступкам именно фатальную осмысленность и необратимость. Скольких молодых ребят и девчонок скосила костлявая, причем скосила без объявления войны – походя, грубо и холодно. Так убивают тараканов – не потому, что они даже мешали кому-либо, а потому, что они просто умеют умирать. Мы все умеем умирать, причем часто это делаем осознанно, что значительно более высокопарно, чем безмозглое рождение.

Смерть и ее существование вокруг нас – это внешний фактор, регулирующий правила игры – настоящей, не детской игры, называемой жизнью. Без смерти мы никогда бы не смогли понять, что есть жизнь, не хватило бы нам объективности и относительности анализа. И чем более омерзителен предполагаемый процесс ухода, тем более ярким и честным должен быть тот краткий миг между первым всхлипом новорожденного и хрипом последнего вздоха, затухающего в легких.

Боюсь ли я смерти сегодня? Вру себе, что не боюсь. Более того, отношусь к ней холодно и прагматично, впрочем, как и любой усталый мужчина, похоронивший к сорока годам всех своих друзей и боевых товарищей, оставшись при этом более чем живым, но уже не глупым парнем. Стоит ли мне после всего, что я уже пережил, бояться того, что неизбежно, что в любом случае настигнет и остановит? В начале Пути, безусловно, – да! Чтобы потом, осознав все возможные стороны бытия и ухода, понять: да пошла она!.. Я не буду трепетать перед этой дамой хотя бы потому, что любой подобный трепет способен исказить картину происходящего и испачкать всю предыдущую жизнь липкой слабостью последних секунд. Не готов!

Я искренне мечтаю уйти с оружием в руках, не утомив своими маразмами близких и не разглядывая в зеркале свое старческое убожество. Роль почтенного главы семейства мне явно не подходит – рожей не вышел, а быть семейным пугалом гордость не позволяет. Впрочем, мы не хозяева своих судеб в полной мере. Фатум уже проложил курс и расставил точки на галсах, мы можем лишь ускориться или слегка вильнуть, но глобально обмануть «облака» не удавалось никому и никогда.

Так какой смысл цепляться любой ценой за этот мир, когда эта «любая цена» может оказаться мерзостью и подлостью, когда весь остаток никчемной жизни будешь мечтать о пуле в лоб вместо отсроченной пули в затылок. Какой смысл поддаваться страху сдохнуть, точно зная, что сдохнешь в любом случае.

Какой смысл вообще бояться чего-либо, кроме позора и трусости, если нет и не может быть ужаса перед естественным концом существования?!

СМЕРТЬ НЕ СТРАШНА, ЕСЛИ ЖИЗНЬ ПРОЖИТА ЧЕСТНО И СОВЕСТЬ НЕ НОЕТ ПО НОЧАМ, СЛОВНО ОТБИТАЯ ПЕЧЕНЬ.

Из раннего:

Что может быть прекраснее возможности рухнуть, сражаясь, не ожидая эфемерной победы, а всего лишь исполняя свой долг, очерченный однажды принятым решением. Это ли не истинная победа – победа над самой смертью, которая не сумела напугать, унизить, но ухитрилась возвысить и оставить ваше имя в сердцах потомков. Как уже горят путеводными звездами имена Матросова, Гастелло, как останется в нашей памяти имя брата нашего Дениса Мыларщикова, погибшего, сражаясь за свои идеалы с топором в руках, как и положено русскому мужику, не готовому засунуть свою гражданскую позицию в задницу общественного безразличия!

Растет Василиска Мыларщикова, растет теперь уже без папки, отдавшего свою жизнь за то, чтобы такие девчушки, как она, не были в зрелости избиты своими мужьями на улице. Любая мерзость, увиденная нашими глазами, моментально ложится пятном на наше сердце, и, если мы прошли мимо, оно почернело ровно на размер этого пятна. И к этому я опятьтаки не готов! Меня мама так воспитала, добрая женщина!

Да, Денис умер за свои идеалы, а зачем они нужны, если за них не готовы умереть? Очень может быть, что он ввязался в «уличную грязь», а кто сказал, что эта грязь имела право на существование? Он умер с топором в руке, а кто сказал, что он в шесть раз быстрее не умер бы без него?

Вы не хотите умирать на улице? Сидите дома. Вы не хотите ввязываться в отвратительное, дабы прекратить мерзость хотя бы вокруг вас? Очевидно, вы просто трус.

Не ходите за лидером, любуйтесь собственной ничтожностью, отражающейся в зеркале, берегите себя. Вам еще нужно жрать, срать и размножаться, у вас куча дел – при чем тут подвиги во имя нравственности! Ваше имя забудут уже ваши правнуки. Денис Мыларщиков – наш Герой! Заметьте: не я, уж точно не вы, а Он! На моей совести ровно все то, о чем я говорю и во что верю, да вот только, в отличие от вас, я за свои слова и поступки всегда плачу и не перестану платить. Впрочем, откуда такая забота обо мне и моих братьях? Вы, часом, не из общества защиты животных?

Матросову было очень трудно заставить замолчать пулемет, и ему пришлось победить его своей смертью. Так и Денис навсегда будет гореть в сердце любого уважающего себя мужчины, знакомого с нашими идеями и
Страница 8 из 16

образом жизни. Он умер за свои идеалы, доказав их значимость для нас. А ведь он не лукавил и не мечтал о дешевой славе.

Кто будет кормить детей наших убитых братьев? Спросите: а кто будет кормить моих, случись мне сдохнуть?! На это я обычно говорю, что не хер было выходить за Кочергина и не хер было от него рождаться! Вляпались, так уж будьте любезны разделять с ним его судьбу, как и положено жене и детям воина.

В России смерть – непременное условие, необходимое для того, чтобы стать великим. Виктор Цой уже навсегда стал культовой и почти мифологической фигурой, а глядя на сегодняшнего Гребенщикова, понимаешь, что этому повезло гораздо меньше.

Что есть смерть? Думаю, вы этого не знаете, а мы знаем, так как именно в рамках нашей подготовки мы вполне сознательно «убиваем» своих слушателей. При отработке пары тем убивали до полного ухода и выцарапывали обратно. Про удушения вы наверняка читали. Так вот, именно в смерти нет ничего страшного и травмирующего психику. Для понимания этого и проводится тренинг. Страшна не смерть, а именно ее пугающая составляющая – психический прессинг.

Что делаем мы? Мы создаем именно его – максимально возможный психический прессинг. Это заменитель страха смерти. Ведь биологически раздражение, радость и угроза жизни вызывают одни и те же процессы: выделяются адреналин и эндоморфины, повышается частота сердечных сокращений и кровяное давление, возникает эйфория с необъективным восприятием действительности. Вопрос: что не так в нашей методике, столь часто критикуемой?

Мы не поднимаем частоту сердечных сокращений?

Не вызываем в психике процесса противодействия внешней угрозе?

Не обостряем внимание и исполнительность?

За пару дней не впихиваем в голову того, что другие не могут впихнуть и за пару лет?

Не закладываем «боевой» опыт?

Чего еще мы не добились тем, что почестному грубы и невоспитанны?

Ну и хватит уже об этом… Надоело, честное слово. Тем более что я вовсе и не рекламирую наш подход как единственно возможный и самый верный. Более того, я еще вполне серьезно прошу: НЕ ХОДИТЕ К НАМ ЗАНИМАТЬСЯ, ПОТОМУ ЧТО Я БУДУ БИТЬ ВАС ПАЛКОЙ И ОРАТЬ МАТОМ. По-другому тренировать не умею.

Не ходите к нам, пожалуйста, и не тренируйтесь, но будьте так любезны – перестаньте иронизировать на наш счет. Я же не даю вам советов и не хмыкаю пренебрежительно, говоря о вас!..

Самый доступный лечебный стресс – голодание. Именно по причине стойких психических раздражителей организм приходит в состояние возбуждения, а при отсутствии энергозатрат на переваривание и выведение отходов он бросает все силы и внимание на больной орган. Многие болезни наша система защиты элементарно не замечает, усыпленная всякими там обезболивающими и жаропонижающими средствами.

Я вот старательно не пью таблеток (витамины и пищевые добавки – это другое) и считаю, что если болезнь вползла, то организм обязан ее победить или погибнуть, как нежизнеспособное существо.

Поверьте – между душевными и телесными заболеваниями разница лишь в том, что одни проистекают из других. Это заметили уже давно, я всего лишь присоединился к очевидному. Например, заболевания поясницы, как правило, возникают у психованных особей. «Зло» накапливается в копчике, вот и дает побочные выбросы в спину.

Я практикую моку со, то есть сидячую медитацию перед и после занятий на тему «Как вы сегодня погибли». Это помогает научиться легкому, естественному отношению к смерти. Еще один крайне эффективный тренинг – доведение человека до пограничного состояния. Человек не знает, что такое смерть, – стоит ему показать.

Нами разработаны несколько практических тренингов на эту тему. Например, берем пояс от кимоно, двое ребят накидывают «подопытному» петлю на шею и начинают медленно ее стягивать (ВНИМАНИЕ! Ни в коем случае не делайте этого самостоятельно!), а тренер внимательно смотрит ему в глаза. Стучать нельзя, хвататься за петлю нельзя, дергаться нельзя, можно потерять сознание и приближенно узнать, что такое смерть, заодно выяснить, что ничего страшного в ней нет. Тренинг ужасающий, крайне опасный, проводится он только при очень компетентном тренере, знающем, как оказать первую помощь. Этот же тренинг помогает научиться правильно сопротивляться удушению, коротко дышать носом, прижимать подбородок, максимально напрягать шею.

Об этом частенько пишут всякое, и я удивлен столь пафосным отношением к обычному, на мой взгляд, психическому тренингу. Невозможно понять отношение к жизни бойца, спеца и т. д., не разобравшись с его отношением к смерти. Страх смерти – естественная вещь и вполне оправданная, но ступор, наступающий у неподготовленного человека при угрозе жизни, есть вещь опаснейшая! Все наши тренинги направлены и рассчитаны на управляемое снятие всех сковывающих факторов, мешающих выполнению реальной боевой задачи или победе в спортивном поединке. Не тренинг позволяет снижать стрессы, вызванные страхом смерти, а вся система обучения. Человек есть совокупность его представлений о собственном негативном жизненном опыте. Радости и веселья ничему не учат, другое дело – горе и несчастья. Спросите себя: много вы помните по-настоящему счастливых моментов в жизни? А теперь вспомните, какие трудности вы пережили и как себя вели в этот момент. Ага! Вот вы и есть этот самый человек, преодолевающий трудности.

Чем хуже, тем лучше! Это не я сказал, а один китаец, звали которого Мао Цзэдун.

Помянул я сейчас великого кормчего, и вспомнились вдруг ситуации, когда человеку действительно бывает плохо, причем именно физически плохо. Приведу несколько примеров и скажу, что надо делать, чтобы выжить и успеть добежать до доброго доктора.

Тяжелые удары в голову, как правило, сопровождаются травмами носа. Никогда не сморкайтесь, если у вас пробита голова – инсульт где-то рядом, а он вам и даром не нужен!

Если вы получили по шее, попробуйте пальпировать ее. Помните, что перелом основания черепа несовместим с жизнью, хотя часто бывает, что он даже не болезнен. Если вы нащупали отек, то намотайте на шею неплотную, но массивную повязку и аккуратно, лучше с посторонней помощью, ложитесь, поддерживая голову рукой.

При подозрении на перелом челюсти попробуйте укусить себя за палец – если «не кусается», то челюсть действительно сломана. Ну и ладно, ничего страшного, надо приложить холод и двигать в лицевую хирургию. Выбитые зубы следует немедленно выплюнуть. Гораздо страшнее ими подавиться на вздохе, чем потерять такую ценность.

Выбитый глаз суньте в пакет, пакет в любую чистую тряпку и на лед от ближайшей мороженицы, затем у вас есть пара часов на операцию – бегом в 03.

Резаные и рваные раны головы и лица не мажьте йодом и не злоупотребляйте перекисью водорода, достаточно промыть их водой и перевязать. В идеале рана сшивается не позже двух часов после ее получения, позже придется срезать отмершие края. Некрупные порезы и рассечения вполне стягиваются лейкопластырем. Сначала прилепите несколько кусков к одному краю раны, затем стяните рану как можно плотнее и приклейте второй край, затем под бинт – и в больницу. Обязателен укол против столбняка.

Любые колото-резаные раны живота заклеиваются разорванным пластиковым пакетом и
Страница 9 из 16

перематываются бинтом. Как правило, кровотечение при этом не слишком мощное – мешают спазмы. Если выпали внутренние органы, НЕ ПЫТАЙТЕСЬ ИХ ЗАСУНУТЬ ОБРАТНО, сложите в рубаху, пиджак, все в руки – и бегом в ближайшее медицинское учреждение.

Если нож остался в вашем теле – это естественная пробка, которую нельзя вынимать. Кстати, процесс извлечения не так уж и прост и крайне болезнен – самому не соваться!

Стреляная рана колена – крайне болезненное поражение, дающее массу мелких костных осколков, но опасность кроется скорее в разрыве крупной артерии. При обильном кровотечении алого цвета срочно наложите жгут в области паха или над коленом, но его нельзя держать дольше двух часов, особенно летом. Да, и не пытайтесь опираться на поврежденную ногу! Как правило, костные осколки вынимают, более того, вынимают и крупные части разбитого сустава. Это место имеет крайнюю подвижность, и восстановление его функциональности крайне проблематично. Простреленное колено может оказаться показанием к ампутации! Сейчас широко применяют металлические и полимерные импланты суставов. С коленом сложнее, но в свое время гениальный Елизаров при помощи своего чудо-аппарата выращивал не то что колено, но и пальцы! Да, знаете, что самое страшное при простреленной кости голени? Это попытка побежать; открытый (осколочный) перелом со смещением будет обеспечен с большой долей вероятности.

При переломе (отеке) гортани либо ранении шеи с последующим обширным спазмом применяют трахеотомию, то есть попросту вскрывают гортань ножом под кадыком. Если больной сопротивляется или у него конвульсии, прижмите его спиной к земле, прицельтесь и врежьте аккуратно в челюсть. Как только бедолага «уснет», можно резать. Ставите клинок на гортань, а второй ладонью не спеша бьете по рукоятке.

Настоящий мужчина должен уметь шить собственную шкуру и спасать бестолковых окружающих.

Расскажу немного о шитье в поле и на улице.

Прежде всего, приготовим шовный материал и иглу. Любая, в идеале толстая, шелковая нитка или тонкая рыболовная леска режется на куски сантиметров по пятнадцать – двадцать пять. Их длина очень зависит от ваших навыков, места ранения и ширины раны. Количество нитей рассчитывается примерно так: длина раны, поделенная на двухсантиметровые отрезки. Затем помещаем нитки в водку, одеколон, еще лучше перекись водорода, спирт. Если все это недоступно, в раствор марганцовки чуть розового цвета; если и этого нет, в раствор йода цвета слабенькой мочи. Все инструменты обрабатываются в этом же растворе. Пафосное обжигание иглы на газовой, а то и на бензиновой зажигалке – совершенно крайний случай, как и прижигание раны на открытом огне. Это делают при ампутации, чтоб кровь остановить.

Иголка, оптимальная длина которой составляет не более двух-трех сантиметров, аккуратно загибается наподобие рыболовного крючка. Весь шовный материал лежит в растворе не менее десяти минут; прокипятить все это на улице вам вряд ли удастся.

Потом берете пинцет помощнее, пассатижи, кусачки или хоть что-то, что может усилить удержание иглы. Затем иглу с продернутой ниткой зажимаете и начинаете прокалывать рану с наружного края внутрь, стараясь захватывать только кожу, отступая от края не более пяти-семи миллиметров, протягиваете нитку, прокалываете рану с внутреннего края, крючок иголки как раз позволяет не зацепить мясо, а аккуратно попадать под кожу. Затем стягиваете оба конца, рана достаточно легко сходится, а на нитке завязывается узелок. Для этого, кстати, можно использовать зубы. Если рана скальпированная или рваная и кожи «не хватает», следует сделать легкие надрезы параллельно шву на небольшом удалении от основной раны – они могут не зашиваться ввиду небольшого размера. Данная операция помогает стянуть рану, но, безусловно, требует определенного навыка.

Рану йодом не мажут, им можно обработать поле вокруг операционного места, а шов стоит обработать зеленкой. Колоть следует любой доступный антибиотик, при шитье хорошо помогает двух или пятипроцентный лидокаин. Десятипроцентный применять не стоит – он чересчур дубовый. Отлично помогают витамины группы В и, конечно, антиоксидант, витамин С. Все это вгоняется в ягодицу, а лидокаин – вокруг раны по кругу. Более серьезные препараты может применять только врач.

Да, шить только руками, без пассатижей, тоже можно, но крайне тяжело.

Делал я это прежде всего на себе, и не для форсу бандитского, а потому, что если я учу людей выживать в условиях ранения, то не имею права растолковывать это «на пальцах». Я более чем уверен в том, что каждый практикующий хирург обязан пройти через это, чтобы понять, что он шьет и режет не резиновых кукол из секс-шопа, а живых людей, которым бывает больно, а иногда и очень-очень больно!

Сначала я на себе показал, как правильно делать рассечение, что пригодится, случись извлекать осколок, например, затем стал демонстрировать, как сшивать рану при помощи плоскогубцев. Нервишки трепыхались при этом так, что, обработав спиртом руки, я не обработал нож, а начав шить, так запутался в собственной крови, что не затянул второй стежок и не сделал третий. Первый шов получился ужасным, но дело я завершил вполне прилично, предпоследний и последний швы оказались нормальными. Этот случай еще раз подтверждает, что одно дело – шить других, но совсем другое, когда сам себя штопаешь. Опыт я получил неоценимый!

Проблема посттравматического поведения совершенно не освещена в популярной литературе. Так, на моих глазах человеку разорвали суставную сумку плечевого сустава, дергая уже сломанную руку и наивно пытаясь ее вставить. А все почему? Да потому, что никогда вывиха не видели, а уж его точно не перепутаешь ни с чем. Извините за пафос, но когда у тебя на спине хрипит, умирая, мальчишка девятнадцати лет и ты точно знаешь почему, то поверьте: давать ему нюхать нашатырь в голову не приходит. Единственный способ подготовить себя к негативным испытаниям – это общение с компетентными людьми, например специалистами по военно-полевой хирургии. Меня часто умиляют американские последователи филиппинской системы обращения с ножом – сразу прошу у них прощение за возможную бестактность, – когда показывают, как можно, блокируя, подставлять предплечье под порез ножа. Это же ужас! Я прошу их показать шрамы на руках от этих порезов, так они просто не понимают, чего от них хотят, ведь это была простая имитация.

Как можно обучать слушателей столь авантюрной выдумке, даже не попробовав ее на себе?!

Опыт, опыт и еще раз реальный опыт. Свой, чужой, да хоть вражеский – все в копилку, глядишь, когда-нибудь не сдохнешь там, где уж точно был бы должен.

Что-то разошелся я сегодня, несколько переборщил…

Да, совсем забыл напомнить. При черепно-мозговой травме следует резко сократить потребление воды, уменьшить черепное давление. Желательно внутривенное введение глюкозы с аскорбинкой; если капельница недоступна, то вполне можно заменить ее подкожным введением. Эффект примерно тот же, но есть шанс воспаления, так что не давайте раствору застаиваться, массируйте, ну и, конечно, холод на голову и шею.

Хорошо приводит в себя нажатие на точку, находящуюся прямо под носовой перегородкой, никакой нашатырь не
Страница 10 из 16

сравнится по эффекту.

Перед боем казачки не ели, а водочку рукавом занюхивали. Зачастую ранения в живот более болезненны, чем опасны сами по себе. Рассечение кишечника опасно прежде всего тем, что возможны перитонит и последующий абсцесс. Попросту говоря, дерьмо, вываливаясь в брюшную полость, вызывает воспаление внутренних органов, которое неминуемо приводит к заражению крови и… каюк. Чем дольше эти пищевые остатки не выпадут и чем меньше их будет, тем больше у вас времени для того, чтобы добраться до больнички. Условие одно – ВОДЫ НЕ ПИТЬ, физраствор внутривенно, как уже говорил, кусок пакета на рану и повязка.

Люди часто гибнут от суеты. При мне в клубе девочка упала в обморок, обожравшись наркотиками, мне пройти не дали визжащие подруги. Конца истории не знаю, видел лишь, как бездыханное облеванное тело волокли к выходу – ни рот не очистили, ни язык не вынули, ни пульс не проверили – вот ведь болваны. И ведь меня не подпускали, хотя у меня есть принцип: насилие в спасении жизни – то же насилие. В этом случае инициатива хуже триппера – помочь толком не дадут, а быть соучастником «убийства» более чем неразумно, так что при оказании помощи не пытайтесь делать это любой ценой. Пусть окружение пострадавшего человека воспринимает вас адекватно, а то ведь еще разгоряченные бойфренды могут заподозрить в вас торговца «дурью», перепугавшегося за клиента, и т. д. Короче, в каждом конкретном случае обязательно должно приниматься решение на активные действия, причем именно спокойное, взвешенное решение, а не сумбур с максимальной скоростью бесполезных движений и мыслей.

Сразу предупреждаю, кто начнет издевательски хихикать, того ночью посетит жидкий стул, шведский стол или каменный цветок не выйдет. Однажды я на собственной шкуре ощутил наличие, а скорее отсутствие – не ржать! – энергетической защиты…

В 1990 году я служил на Кавказе, по делам службы был в штабе округа, в Тбилиси, и там, болтаясь от нечего делать по гостинице, увидел у одной дамы шишку на лодыжке. Как выяснилось, это были последствия недавнего перелома, хотя прошедший после травмы год говорил о том, что, видимо, опухоль останется надолго, возможно, навсегда… Для дамы до тридцати это почти катастрофа.

–?А что, давай уберу, – авантюрно предложил я.

И ведь убрал очень простым способом. Лечение больного органа или члена (в данном случае имеется в виду нога, а не то, что вы подумали) примитивно сводится к усилению притока крови к больному месту. Можно осуществлять его пассивно, прогреванием, можно активно – массажем, а можно комплексно. Для этого надо с ужасным лицом запустить механизм кодирования, попросту говоря, напугать малахольную девицу. «Ты что же, милая, задницей вместо головы думаешь – еще пара месяцев, тут бы и до операции дело дошло… Но, слава богу, успеем, сейчас на глазах все растает…»

После этого я начал примитивное выдавливание по кровотоку в сторону сердца, а затем тупо подержал «горящую» ладонь над больным местом. Эта процедура очень проста и применяется практически во всех туземных медицинах. Держишь ладонь над пораженным местом на расстоянии от двух до десяти сантиметров, причем без всякой экстрасенсорной чепухи, одухотворенного выражения лица и «взмахов крыла» умирающего лебедя. Когда ваши биотоки встречаются с биотоками больного, ладонь явно начинает гореть, то же происходит с больным местом, налицо катализация процесса.

Короче, шишка ушла дня за два, и началось… Напомню, это был город Тбилиси, Восток, одним словом.

Я, как клоун из телевизора, принимал толпы больных и шаманил почище Чумака и Кашпировского. Сразу оговорюсь, что популярность моя была обоснована, в том числе и категорическим отказом от денег, так что не зарастала народная тропа в номер А. Кочергина.

Примитивность процесса и достаточная типичность болезней привели к тому, что остеохондрозы я лечил за один прием, от силы два, шеи вправлял минуты за две, даже истериями не гнушался, а как-то раз ухитрился диагностировать скрытый порок сердца у тридцатипятилетнего мужика, о котором он даже не подозревал, а всего лишь задыхался перед дождем.

Так вот, все бы ничего, купался я в лучах грузинского обожания, латал потрепанные организмы и был удивлен такой всеобщей запущенностью в части контроля здоровья, как вдруг ко мне приводят девочку-азербайджанку, беженку. У нее полгода назад умерла мать от рака груди, так вот ее тетка, женщина небогатая, с трудом говорящая по-русски, сообщила, что девочке поставили тот же диагноз, а именно рак груди. Я был удивлен, ведь в то время подобные вещи считались врачебной тайной, а она пояснила, что врач-онколог взял анализы и сообщил: собирайте деньги, девчонка умирает. На лекарства все равно не хватит, а на морфий придется раскошеливаться, его на Кавказе колют только за деньги, как, впрочем, и все остальное. Девочка совсем не говорила по-русски, выглядела маленьким дохлым подростком. Когда я узнал, что ей уже двадцать пять, моему удивлению не было предела. На груди ее имелось уплотнение размером с кулак, которое я сразу отказался лечить, справедливо отметив, что я не врач и ничего в этом не понимаю. Тетка запричитала, мол, все равно никто не берется, а кто берется, тот не по деньгам. Девочка, видимо, что-то понимая, смотрела на меня так, как будто я только что подписал ей приговор и вот-вот стрельну в глаз…

Короче, я сказал:

–?Хрен с вами, попробую. Только не гундеть, не мешать, не опаздывать.

И при этом допустил несколько серьезных ошибок.

Ошибка № 1. Я ввиду предполагаемой серьезности задачи назначил ежедневные «процедуры».

Ошибка № 2. Я, как безотказный «АК-47», продолжал принимать восторженных и возбужденных халявой туземцев!

Ошибка № 3. Я не имел ни малейшего представления о защите, даже руки после «джигитовки» не держал в проточной воде!

Надо сказать, что некоторый опыт в области реконструкции повреждений я имел. Дело в том, что род мой происходит из глухой лесной Сибири, где в глухих таежных деревнях проживает целый клан Кочергиных, по большей части глубоких стариков. Так вот, бывая там, я был обучен обычному для тех мест противодействию болезням, зверям и варнакам, то есть лихим людям, причем противодействие это носит несколько мистический характер.

Через неделю «лечения» пальпация показала практически полное отсутствие уплотнения, но вот незадача – я перестал спать и плохо ходил, практически перестал есть, температура подскакивала до сорока, а съедаемый горстями аспирин даже пота не вызывал. Я прилетел в Челябинск и через десять дней уже катался на «Скорой». Медики никак не могли поставить диагноз. Менингит – не подтвердилось, брюшной тиф – не выявлено, лихорадка неясного генеза – а вот это меня рвало на части. При этом все анализы – как у Терешковой перед полетом, даже РОЭ крови, что говорит об отсутствии воспаления в организме.

Спас меня врач-терапевт со «Скорой», приезжавший ко мне в пятнадцатый раз. У меня уже начинались галлюцинации и стал барахлить «мотор», я тогда сильно похудел, весил около шестидесяти пяти килограммов, что для меня куда меньше, чем просто мало. Он посмотрел на меня с укором и говорит:

–?А ну, давай вспоминай, что необычного делал в последнее время? Людей лечил… Как лечил?! – И тут
Страница 11 из 16

он как заорет: – Что же ты молчал, придурок?! Беги в церковь, иначе ласты склеишь при такой динамике.

Самое забавное, поняв, от чего заболел, я пришел в себя буквально через пару часов, но в церковь сходил все равно.

Мораль в том, что энергии тела существуют, – это я узнал на собственной шкуре.

После физического общения с неприятными людьми надо обязательно влезть в холодную проточную воду, душ тоже подойдет. Вода уносит не только физическую грязь, но, видимо, и более тонкие негативные субстанции.

Прошу не судить меня строго и не ругать за признание наличия чего-то потустороннего. Этим рассказом я всего лишь хотел обратить ваше внимание на наличие скрытых форм опасности и вовсе не призывал верить во всякий шаманский астрально-экстрасенсорный бред – все проще и тупее, если угодно.

Как раз о том, что это такое, как этим пользоваться и как избегать неприятных составляющих, я и хотел бы побеседовать с почтенной публикой, если, конечно, она уже не заготовила пару гнилых помидоров для запуска в личико доморощенного «энергоносителя».

Говорят, что суеверие есть тяжкий грех! Уверуй – и сбудется. Попробую-ка я дать физические объяснения «космических энергий» и «огненных шаров, вылетающих из задницы».

Все колдуны, экстрасенсы и прочая, прочая, прочая налегают в своем маркетинге на суеверия, вбитые в нас на уровне генетики, и лень, тоже доставшуюся нам от пращуров. Вот темнота-то была! Да, именно лень – мало кто хочет бороться за любимого человека, если он, скажем, загулял или запил. Шмыг к жуликоватой бабульке, и айда в бубен бить, фотографии 9?12 жечь и кошачьей мочой умываться. Помогает быстро, затраты только материальные и никаких нервных. Благодать, но ведь бесплатный сыр обычно хранится в мышеловке.

Как только посыпанный куриным пометом суженый или благоверный воспылает нежной страстью и начнет испытывать аллергию с сыпью за ушами к футболу, рыбалке, водке, пионервожатым и школьницам в коротких юбках, так тут же у него начнется, скажем, сглаз или порча. Например, пучит его, бедолагу, или энурез какой приключится, а дорожка-то уже протоптана. А ну с низкого старта на второй заход! Причем несомненная «причина» этой порчи – наверняка соперница проклятущая – будет выявлена медитативно с сопутствующим визуальным анализом родимого пятна на ягодице потерпевшего. Ну и запускается вся порча ей, падле, в обратку, умноженная на пять, а при наличии премиальных и на все на десять… И так до бесконечности. Дело даже не в «присаживании» на ворожбу, а именно в оккультной примененности таковой. Существует она – объективно существует, сам видал.

А отсюда следует, что к бабкам – ни ногой, пусть они хоть крестами увешаются. Когда человек говорит: «Господи, Господи…», неизвестно, какого именно бога он поминает, для кого и козлоногий – бог.

Так что такое биоэнергия? Не судите строго: теория моя и не обязательно правильная.

Мышечные сокращения происходят исключительно под воздействием биотоков, проходящих по нервной системе, по сути являющейся электрической сетью организма. Чем выше качество управляющего прибора – а у нормального человека это то, что сверху, – чем меньше сопротивление самой сети или, скажем, выше сечение проводника, тем выше сила тока. А ведь любой ток неминуемо вызывает явления магнитного потока, который в свою очередь распространяется со скоростью света на практически неограниченные расстояния, всецело уподобляясь волнам в эфире. Более того, эти магнитные потоки имеют свою частотность и модуляцию в силу неоднородной природы источника излучения, следовательно, помимо примитивного магнетизма подобная чепуха может и, видимо, переносит заданную информацию, как, скажем, вода и кровь. Вот и разгадка. При массаже – плевать каком, контактном или бесконтактном – мы идеомоторно представляем картинку процесса выздоровления и посылаем этот управляющий сигнал в ослабленный орган для катализации регенерации. О как умненько-то!.. Электромагнитные волны, проникая в ткани, вызывают сокращение волокон, причем заданное, и обеспечивают приток крови к пораженному участку. Вот и все.

Мне было четырнадцать лет, когда в Сибири я первый раз увидел человека, стреляющего из обреза. Первый раз увидел того самого варнака, оборванного человека с ружьем, живущего в лесу, явно без паспорта. Первый раз услышал лешего, и это не шутка, первый раз был очевидцем, как домовой у коровы молоко выпил, научился кулаком вправлять сотрясение мозга, чем и пользуюсь до сих пор, первый раз почувствовал, что в тайге погибнуть легче, чем выжить, и увидел первую «молодую» смерть от запоя…

Уважаемые господа, во-первых, следует разобраться с терминами «демонизм» и «сатанизм», которые часто напрямую отождествляют, и совершенно напрасно. На планете Земля человек изначально находится во власти князя мира сего, сатана владеет этим миром, и единственный способ избежать этой власти – религиозное развитие. Но не любое, потому что, когда человек говорит: «Господи, Господи», неизвестно, к какому богу он обращается. То есть если конкретно и жестко (да простят меня атеисты), то неверующий человек – это пассивный сатанист, так как знаменитые слова Гитлера, кстати, мистика и масона, «Кто не с нами, тот против нас» – это слова из Священного Писания, означающие, что сидеть на заборе между добром и злом невозможно: очень больно в ягодицах. Вот и выходит, что, к большому сожалению, неверующий человек находится «с темной стороны забора». Это пассивный сатанизм, а вот под активной его формой подразумевается именно отправление культа нечистого, о чем вы наверняка в курсе.

Что же такое демонизм?

Все, что нас окружает, имеет двойственную природу. Любые знания можно получить как с одной стороны забора, так и с другой. Различить природу этих знаний достаточно просто.

Знания, полученные через суммарный нравственный, духовный и физический подвиги, – это светлые проявления.

Легкость выздоровления, обучения, фантастичность возможностей при явно невысоком моральном уровне экстрасенса, мастера, колдуна, говорят скорее всего о демонической природе знаний. Демоны – это те силы, которые скрыты внутри всех вещей, стихий и т. д. Доступ к их использованию сокрыт высшими силами именно по причине бездумного использования их горделивым человеком. Однажды Апостолы спросили Спасителя, как он ходит по воде, на что им было сказано, что будь их вера величиной хотя бы с маковое зерно, тогда и откроется им царствие небесное.

Чтобы получить экстраординарные способности через медитацию и реализовать таким образом собственную гордыню, не нужно практически ничего, кроме абстрактной – абстрактной ли? – покорности и физического терпения. Скажем так: если рассматривать энергию Ки не как биомеханику, а как некую мистическую субстанцию, то вы и получите мистическую, демоническую субстанцию. Всякое дерево познается по плодам его. Посмотрите на мастеров Востока новейшего времени. Сказать, что это не пафосные люди, окружающие свою жизнь мистикой и легендами, – значит погрешить против истины.

Хотите пример? Да сколько угодно.

Что известно про «легендарного» Такэду, учителя Уэсибы, последнего самурая Японии, который, невзирая на закон, до гробовой доски носил меч и
Страница 12 из 16

убил в поединках более пятидесяти человек? Да ничего, кроме того, что он последний патриарх стиля в дзю дзюцу, нагло сворованного Уэсибой (да простят меня его поклонники) и переименованного на новый лад. С какой целью, как вы думаете? Да все гордыня, я уж про деньги молчу. Вот это и есть немощи человеческие, толкающие людей к славе по «легкому» пути. Как говорится, дорога в ад вымощена благими намерениями. А демонизм – последняя ступенька перед сатанизмом.

Знаю, что звучит все чересчур категорично, но это мои убеждения, высказанные далеко не ради диспута, а для объяснения моей позиции – не более. Я уверен, что имею право на собственное мнение и всегда могу его огласить.

Вы спросите, почему полезно думать о смерти, когда порой жизнь женщины или ребенка прерывается в процессе насилия? Да затем, что ваша жизнь не будет стоить порванных в бою трусов, если вы, как безвольная и тщедушная тварь, отдадите то, что отдать не имеете никакого нравственного права.

Мы не боимся смерти, мы боимся встретить ее недостойно!

Про войну и русский дух, который не стоит путать с запахом

Война – это серия катастроф, ведущих к победе.

    Жорж Клемансо

Я не буду писать о чьих-то чужих далеких войнах или о героизме, да и о причинах войн черкну в другой книге, здесь же хочу сказать, что есть война для моего странного и великого в своей странности народа. Сделать это надо хотя бы для того, чтобы понять, что есть русский мужик и почему в его руках топор, что именно предначертано народу, называющему себя гордым именем «русские».

Россия – это страна с величайшей на планете победоносной военной историей. То есть ни Рим, ни монголы, ни брутальная Пруссия, ни маниакальная Япония, ни американцы – никто столько не воевал на протяжении своей государственности и никто не одерживал столько побед в начатых и вынужденных войнах, сколько одержал их мой народ.

Скажу более: мы, по сути, ни хрена больше и не умеем, кроме как одерживать героические победы, причем просто победы нас даже обламывают, нам именно героические подавай, чтобы «не щадя живота своего»! Это никакая не усмешка, это всего лишь констатация факта. Мы созданы для героических войн, когда можно красиво и легко отдать свою жизнь, сдохнуть за то, во что веруем в этом историческом периоде. «Бог не в силе, а в правде!», «За Веру, Царя и Отечество», «За Родину, за Сталина», ну или за интернациональный долг. Кстати, как же много мы постоянно одалживали, Политбюро, похоже, очень любило карты и займы. Моему народу не нужен был даже понятный лозунг, ему вполне хватало его фактического наличия. Трепет в груди нарастал уже сам собой, присутствие врага волновало, как кобыла волнует жеребца: «Засажу, а потом хоть на колбасу к татарам!»

Так что же движет моим народом, живущим в поиске основания для самопожертвования, не деградация ли это, не вымирание ли безмерно разросшегося этноса?

Поиски национальной идеи стали в постсоветской России национальным видом спорта, наподобие различных и весьма многочисленных лохотронов и наперсточников у автовокзала. Каждая политическая сволочь, лукаво поглядывая на пухлые от чужеродного бабла карманы, вдумчиво вещает о той самой таинственной русской душе и об общечеловеческом (демократы, мать их) или же о русофильском (нацболы, фашики, коммуняки и прочие люмпены) направлении движения страны. Хотелось бы верить, но, вне зависимости от спича, оратор очевидно проплачен, что унижает и русский язык, и русские уши!

Мерзость, мерзость и еще раз мерзость! Как же все это достало!

Доколе этот свинарник, называемый русским политическим олимпом, будет насмехаться над очевидными истинами, подменяя их кукольными сюжетами из «ихнего» комикса про счастливую жизнь! Не смейте совать нам в рот свои чупа-чупсы!

Нужны деньги – перебирайся в Москву! Хочешь хорошо жить – воруй! Надо решать проблемы – есть знакомый мент! Война – сбегу на Канары! Хочешь сексу, купи тетку! Можно ли что-то поменять в стране – меняй дилера! Родился сын – назови Марком, пусть хоть ему попрет!

И это Россия?! И нам реально не стыдно?!

НАМ СТЫДНО!

Нет, это уже не Россия, это банановая республика с жуликоватым правительством, достойным того быдла, которое его избрало. Это уже не русский народ, а именно скоты. Мы скоты, жующие комбикорм, раздаваемый перед выборами очередным хамом. Это неоформленное стадо деградирующих потомков великих в своей праведности дедов, которые с огоньком закидали шапками и ордынского хана, и Наполеона, и турецкого султана, и императора Хирохито, и Гитлера, и…

И вдруг нация потеряла цель своего существования, родив ничтожных детей и ущербных внуков, вкусивших «гамбургера» сладострастных утех.

Кто постарше, вспомните, кто и для чего населял СССР?

Это была многонациональная общность людей – советский народ, борющийся за мир во всем мире и находившийся в перманентном ожидании глобального ядерного конфликта, когда, наконец-то подыхая, мы нажмем на ту самую кнопку – и кирдык той Америке! А под такую песню не жалко и ласты склеить – ну чем не судьба!

У нас была цель – цель хамская, не рациональная и сладкая в своей жертвенной истоме: сдохнуть за идиотские идеалы!

И вдруг все эти идеалы стали коммунистической пропагандой – какая незадача! Общество оказалось тоталитарным, а все жертвы народа, погибавшего за победу, – откровенным фуфлом и дешевым повидлом.

–?Верил я тебе, Маруся, ой как верил, а ты с дворовым Тузиком согрешила. Пойду сопьюсь в лохмотья и сдохну красиво, как батька – под забором!

Украв у нации ее Великую Войну, американские приспешники украли у нас позвоночник, и наша буйная головушка упала прямиком в трусы, задохнувшись от смрада и озверев от картин несбыточной западной жизни, увиденных через задний проход масс-медиа, ангажированного вероятным противником.

Что для немца цель жизни, то для русского – убогая старость! Нет уж, наши буйнопомешанные и на похоронах баяны рвут, а в бой идут с голой жопой и штакетиной вместо пулемета, на пьянке либо уцелуются в зеленые сопли, либо раздерутся вдребезги, но упаси Господи заскучать.

Мы реально созданы для куража, поэтому, не получив в вену его ежедневную дозу, начинаем искать заменители в пьянке, блядстве и драках. Господь в начале времен взирал на наши просторы и не без юмора поручил этим чумазым недоумкам стать Домом Матери Божьей, нацией, сохранившей ортодоксальную Православную Веру, где нет места ни разночтениям, ни послаблениям.

Чем хуже, тем лучше – говорил Мао. Это более чем про нас, нам бы ворот зубами рвануть, кишки бы нам на березу или на амбразуру грудью. В обход и отсидеться – это для всяческих там англосаксов, русские воевали не числом и далеко не умением, а именно Православной Жертвенностью, именно за Веру, Царя и Отечество – иное от лукавого. Нам остро необходимы не инженеры и уж точно не экономисты, а пастыри, стяжавшие Духа Святаго, через подвиг Веры и мужество послушания – быть Русским!

Годится ли для нас покой и уверенность в завтрашнем дне? Да, если это покой после выигранной битвы, если это уверенность в завтрашнем дне Святого Отца нашего Сергия Радонежского, благословившего монахов Ослябю и Пересвета положить души свои за други своя и осенившего крестным знамением войска, снискавшие
Страница 13 из 16

славу русского оружия в великой битве с татарами на поле Куликовом.

Нужно ли исконно русское боевое искусство для сегодняшнего русского человека? Конечно! Это искусство умирать стоя, не преклоняя колен ни перед кем, кроме Господа нашего и флага Родины! Иные искусства – малозначительные умения, которые, без сомнения, нужны, но вторичны и суетны! Нет и не было в России широкомасштабных систем обучения владению оружием или сектантских школ «познания истин». Казачки джигитовали и стреляли, конечно, изрядно, но столь по-военному, что иначе как муштрой это не назвать, то есть именно искусством тут и лапоть не звенел.

Потому Русь и была святой, что в Бога верила истово, как и любила, как и водку жрала, как и воевала – с пеной у рта, белым от ярости лицом и с кистенем в чумазой руке.

Вычурные искусства нужны людям немощным и скудным духом. А русский мужик – это производное от великой земли, им от дедов унаследованной, огромный, как медведь, и искренний, как кувалда! Какие такие энергетики, когда кулак с собственную голову и запах изо рта – что тот русский дух! Что на эту почву ни упади – либо становится русским, либо вянет, не вытерпев навозной силы.

Взгляните хотя бы на «боевые» виды спорта, пришедшие в Россию с Востока. То есть на то, чем обычно занимает себя любой воинственный этнос, готовя свой дух к следующей бойне.

Советская школа дзюдо родила самбо, это было одно из величайших, еще не в полной мере оцененных событий в истории спортивных единоборств. Именно советское дзюдо вылилось в столь самобытную систему борьбы, что японцам, дабы не потерять лицо, пришлось корректировать правила, ограничивая партер, столь любимый советскими борцами.

Кудо, или дайдо джуку, – вид контактного карате, пришедший из Японии, уже через семь лет стал практически российским видом спорта, где подавляющее преимущество наших бойцов столь очевидно, что все потуги японских судей оставить хоть какие-то медали для своих выглядят смехотворными и омерзительными в своей беспринципности.

Ушу саньшоу – самое жесткое направление в ушу, это полноконтактные бои. На сегодня сборная России имеет подавляющее положение в этом виде. Не только корейская сборная, но и китайцы поголовно проигрывают нашим ребятам и в командном, и в личном зачетах.

Во всех федерациях карате кекусинкай доминируют не японские, а именно российские бойцы. Макс Дедик, Леночка Воробьева, Сергей Осипов, Игорь Пеплов, Рома Узунян, Юля Девятуха – вот лишь немногие имена наших земляков, порвавших в лохмотья и японцев, и европейцев, став чемпионами мира. Если так и дальше пойдет, то учиться карате нужно будет в России, но никак не у самураев, проигрывающих бой за боем.

На фоне общегосударственной деградации, ничтожества власти, воровства и размаха новых купчиков, так и оставшихся быдлом, особенно ярко выглядят победы российских бойцов. Они алогичны в своей сути, потому что совершены на пустой желудок, без должной государственной поддержки, без внимания со стороны спортивных комитетов и на занятые в долг деньги.

Я уж молчу об истинном героизме наших ребят, ухитрившихся не запачкаться в омерзительной кавказской разборке. Вечная память героям, сложившим свои головы, оставаясь верными присяге. Позор преступникам, развязавшим эту войну и наживающим миллиарды, и не важно, нежатся они в теплых московских креслах или считают арабские подачки, сидя по норам в Чечне.

Мы такие, какие мы есть, идеализировать нас не стоит, мы чумазые, алогичные и странные люди, которым голод к лицу и скорее помогает, чем мешает.

Позор, скажете вы? Зато очень по-русски, – отвечу я вам.

А иначе бы мы ни Беломор не построили, ни БАМ не дотянули, не освоили бы целину и не возвели Днепрогэс! Все это было сделано только «на зубах», часто уже выбитых.

Нам погорячее подавай, да чтобы до мяса губы опалить при поцелуе. Вот это будет любовь по-русски, а что именно любить – уже и не важно. В этой стране не важен результат, но важен процесс. Любовь – это не всегда именно дети, но почти всегда безумие и страсть!

Нам, русским, пахать нужно не для всходов, а для борьбы с землей худосочной, нам дома ставить нужно, но не для того, чтобы в них жить, а чтобы как у людей. Да и подпалить будет чего, если вдруг враг подошел. Нам тренироваться следует всенепременно, и не потому, что боимся оказаться не готовыми к смертному бою, а для того, чтобы дурь паром из задницы… и цветы завяли!

Не время сейчас сопли на кулак мотать, потому что война всегда где-то рядом с Россией. А если даже ее и нет, значит, врут нам враги – время выигрывают!

Но самый главный враг нашей страны – это мы сами, коли забудем, для чего рождены мы в муках и что течет в наших жилах, кроме всякой дряни, нами выжранной!

Поэтому тренируйтесь, укрепляйте Дух свой телесными нагрузками и исцеляйте его молитвою и постом. Опустите руки, впадете в уныние, и одолеет нас самый страшный враг – вялость и убогая инфантильность.

Здесь, как мне видится, есть два достаточно независимых направления мышления и действия.

Прежде всего, это спорт как система достижения максимального результата за счет создания наиболее благоприятных условий для соревновательной практики в том числе. Но не стоит забывать и о прикладной подготовке, в которой стержнем является уже упомянутый тезис Мао Цзэдуна: «Чем хуже, тем лучше».

Смешивать два этих супа не есть полезно – могут получиться помои. Об этом мы часто и небезосновательно вещаем, но пока без особого толку!

Но давайте теперь о спорте.

Любому серьезному занятию предшествует вводная часть, то есть разминка, если по-безграмотному.

Для чего, собственно, она нужна и какова продолжительность ее эффективного действия? Как можно добиться положительного результата, зная конечную цель и избегая стереотипной зависимости от предварительных «шаманских плясок»?

Спортсмен должен знать, что он готов к бою, для этого он долгие годы тренируется, доверяет тренеру и его советам и… крутит по полчаса попой перед спаррингом, что есть скорее суеверный ритуал, требующий немало сил и грузящий психику. Представьте, что старая травма вдруг пошевелилась?!

Если взглянуть на это с точки зрения физиологии, задача вводной части сводится к поднятию частоты сердечных сокращений до ста пятидесяти – ста восьмидесяти ударов в минуту и усилению притока крови к внутренним органам и мышцам. Причем серьезным делом вводную часть назвать нельзя, это всего лишь косметика, которая вроде как и нужна, но когда сильно хочется, то можно и наволочкой прикрыть.

Здесь же начинается и подготовка психики, возведенная в самодостаточную величину.

Наше знаменитое стояние на одном кулаке – это реальная борьба с самым страшным и коварным противником – с вашим тщедушным духом, который увешан грудами мышц и членом до колена, но все же ухитряется нашептать в ваше ухо: «Да ладно, падай, никто не заметит, тем более ты не первый».

Так вот, наше как всегда «гениальное» решение вводной части позволяет добиться следующего:

• в среднем за пять-десять минут обильно залить потом татами;

• довести пульс до боевых величин;

• верещать от ярости, что для воина задача номер раз;

• абстрагироваться от действительности, оставаясь наедине с собственным ужасом, и
Страница 14 из 16

научиться душить эту падлу;

• укрепить ударные поверхности – кентосы и плечевой комплекс бьющей руки;

• на раз сносить голову, причем не абстрактно, а именно в борьбе с более чем реальным противником.

И нам это все очень нравится, правда, ребята?..

Теперь немножечко о рукопашном бое, который не просто должен, но и обязан иметь место в системе боевой подготовки. Но какой именно рукопашный бой?

А вот такой!

Рукопашный бой нужен прежде всего для выработки навыков противодействия агрессору в жесточайших по своей негативности условиях, приближенных к боевым, и для укрепления психической составляющей боевой подготовки. Он незаменим при комплексной общей и специальной физической подготовке, необходим для отработки оказания квалифицированного сопротивления противоправным действиям, направленным на военнослужащего вне его служебных обязанностей.

Неужто вы не понимаете, что я тут написал?!

Для военнослужащего совсем не безразлично, в какой он находится физической форме, это наглядно показывает сегодняшняя кровавая возня на Кавказе. Солдатику с тоненькой шейкой и впалой грудью трудно воевать с бородатыми мордоворотами – это без комментариев. Солдата тренировать нужно настоящим образом, а не байки ему травить. Именно для этого, а не из-за гольного садизма и проводятся эти десятикилометровые марш-броски, и круговые бои, и полоса препятствий, и бои в абсолютной весовой категории, и психическая подготовка. Для этого и отрабатываются навыки боя без оружия. Именно боя!

Ни одна из свежевыпеченных систем, называемых свежеоткопанными, благоприобретенными или исконно русскими, не может заменить даже примитивный армейский рукопашный бой и уж точно не сможет закалить психику и физику прикладным образом. Обратитесь в «Витязь», спросите, чего это краповые береты мордуют друг друга без косовороток и присядок, когда есть столько «исконно русских стилей»? Да, видимо, они воевать собираются, а не понты великорусские колотить!

Может быть, эти парни не патриоты?

Как только спецназовец снимает форму, он остается им только в душе, внешне превращаясь в обычного гражданина своей страны. Если в это время на него напали, то это не считается «нападением при исполнении». А отбиваться-то все равно придется. Размахивание удостоверениями – это очень по-женски, меня, честно говоря, от таких особей мужской породы блевать тянет.

Если же вы решили сражаться именно со спецназовцем, у которого боевой приказ и оружие в руках, значит, у вас есть какой-то «план» и вы его упрямо курите. Впрочем, это тоже выбор, кто же вам запретит… Сражайтесь – вскрытие покажет, кто победил.

Мне как-то позвонили из Москвы и предложили сняться в фильме про сверхъестественные способности советского солдата. Как я понял, я там буду на сладкое. Фильм продолжительностью примерно тридцать минут, моего времени там одна треть.

Спросите, ну и зачем я об этом пишу?

Дело в том, что я всегда настаивал, что если человек не может научить других тому, что умеет сам, то он бесполезен как минимум, а как максимум – у него мания величия или он очень хитрый обманщик. Это обстоятельство и подвигло меня на то, чтобы показать следующие смелые эксперименты:

• тренинг пограничного состояния – знаменитая удавка «до ухода». Не волнуйтесь, я всегда возвращал назад всех – никто не замешкал на той стороне;

• прием на голову и шею реальных ударов от реальной резиновой дубины;

• перекаты по полу с весом на теле, превышающим триста килограммов;

• полевая медицина, рассечение голени с последующим самозашиванием.

Все это проделывалось живенько и с огоньком прямо перед объективом. У нас нет тайн.

Вы не поняли разницу. Мы не клоуны и народ не смешим, да в общем-то и не смешили никогда. Все указанные вещи имеют сугубо практическое значение. Кстати, если вы можете научить человека тому же, чему учим мы, то я вполне вас уважаю, так как вы скорее всего заняты таким же ликбезом военного характера, как и мы.

Когда фильм сняли, у меня решили взять часовое интервью о проблемах боевой подготовки, которое я вполне заумно и дал. Но все предварительно заказанные зверства были зарезаны цензурой компании, а жаль… Была бы людям какая-никакая польза.

Теперь давайте без всяких критических выпадов, направленных куда-либо, определимся с самим понятием «боевая подготовка», дабы исключить его неуместное использование.

Вот ее основные принципы.

Боевая подготовка призвана комплексно подготовить бойца к выполнению перспективной боевой задачи. Она делится на базовую и тактическую. Все разделы боевой подготовки должны преподаваться в одном методическом ключе и иметь единую системную тактико-техническую базу для достижения эффекта «погружения».

«Погружение» – в данном контексте это единые негативные по своей сути тактические вводные реактивного типа, заставляющие обучаемого ежесекундно находиться в состоянии повышенной готовности на протяжении всего курса.

Результативность боевой подготовки в обязательном порядке проверяется тестами и контрольными задачами.

Боевая подготовка требует бинарной оценки качества готовности бойца. Наличие комплексной боевой подготовки совершенно необходимо, так как это единственный способ подготовить сотрудника к реалиям выполнения боевых задач, минимизировав процесс его адаптации к реальностям боя.

Боевая подготовка состоит из следующих дисциплин:

1) тактика – индивидуальная, групповая, средства коммуникации и связи, наблюдения и контрнаблюдения;

2) огневая подготовка;

3) рукопашный бой и психический тренинг;

4) специальная физическая подготовка;

5) парамедицина.

Основными предметами являются тактика и огневая подготовка, построенные на более чем проверенной программе обучения, принятой в данном ведомстве.

В конце учебного курса боец обязан сдать экзамены и выполнить групповую или индивидуальную учебно-боевую задачу. Итогом обучения будет комплексная оценка. Проходной бал определит возможность зачисления этого человека в штат подразделения.

Все, что сказано выше, характерно прежде всего для подготовки «стрелка», вне зависимости от ведомственной принадлежности.

Поверьте: для эффективного преподавания недостаточно нанять в инструкторы тренера по стендовой стрельбе, боксера, акушерку и парня, который где-то воевал. Если, конечно, мы уверены в том, что подготовленный сотрудник – мотивированный, тактически подготовленный стрелок со специальными физическими данными и сформированной психической готовностью, а не боксер-перворазрядник, умеющий стрелять из автомата, использующий зеленку в мирных целях и знающий, где у рации тумблер ЗПЧ.

В преподавательском оркестре недостаточно иметь скрипача, баяниста и балалаечника, в этом коллективе должен быть дирижер, в противном случае все получится точно так же, как в басне дедушки Крылова про квартет.

Вся подготовка должна вестись в прикладном аспекте и подаваться в едином ключе.

Общая физическая подготовка в данном случае не работает, а специальная подразумевает наличие тактических составляющих в процессе формирования физических кондиций. Так, просто кросс хорош для предынфарктников, нам нужен марш-бросок с полным боекомплектом и
Страница 15 из 16

выкладкой.

Кстати, поясню, что парамедицина – это принятый термин, заменивший громоздкую «доврачебную помощь».

Забыл добавить, что именно рукопашный бой никогда не был и уже точно не будет самодостаточной системой боевой подготовки. Хотя, по данным последних исследований, он вполне может отнять часть учебных часов у специальной физической подготовки.

Рукопашный бой абсолютно необходим для укрепления психики бойца, повышения его функциональной выносливости, развития ловкости, координации и тактических навыков, решения задач с тактическими ограничениями и ограниченным арсеналом выполнения, пресечения преступных посягательств на честь и достоинство сотрудника во внеслужебное время.

А теперь расскажите мне, откуда инструкторы по рукопашному бою, ставшие преподавателями боевой подготовки, знают, как именно, куда и зачем нужно стрелять. Причиной всему остро развитая интуиция, мастер на все руки – фантастика?

Вовсе нет! Это всего лишь офицер спецназа, выживший в трех-пяти войнах и знающий, что именно нужно стрелку.

Ну, а если подойти к делу более академично, то вы правы. Узкий специалист – это очень хорошо.

Но вы забыли одну крайне важную мелочь.

Уж если даже медик в группе – сначала стрелок и лишь потом медик, то уж преподаватель специальной физической подготовки тем более сначала стрелок, а уж потом «физкультурник». Это касается любого спеца-инструктора, так что слово «узость» следует заменить на «приоритетность».

Ну, а руководитель проекта просто обязан следить за градусом кипения на всех этапах и уметь делать все лучше любого слушателя и не хуже любого преподавателя. Это я про того самого офицера, прошедшего несколько кампаний и оставшегося живым.

Отвлеченные в своей узости преподаватели дают верные, но абстрагированные от реальной тактики знания, более того, время, отведенное на подготовку, всегда крайне ограничено. Тут уж если не «на зубах», то тогда учебное подразделение наверняка окажется уже не в тонусе, а в анусе.

Мнение мое – и не факт, что правильное.

Знаете, как выбирают щенков породистых собак? Берут не самого толстого и не самого красивого, а самого шустрого.

В этой связи командир выбирает штат под себя, то есть если я, скажем, пехотный из ГРУ Генштаба, то мне нужны бегуны, если я боевой пловец из того же огорода – маленькие и координированные, если я омоновец, мне нужны костоломы не ниже меня и не легче ста двадцати килограммов.

Самое большое удивление было у меня, когда я тренировал подразделение УФСБ по Челябинской области.

Где взяли этих слонов и чем их кормят?!

Я так и не понял остроумия, проявленного при наборе в подразделение контртеррора таких «целей». Зато вот снайпер там был!.. От него «сырой землей» на версту несет. Ох и глазки, уж на что я не гимназистка… Маленький такой майор-убивец – весь в орденах.

Это все я к тому, что отбор личного состава сильно зависит от ведомства и перспективных задач. Где-то нужны волевые ребята, где-то придется пару лет бегать по зеленке, набитой абреками, и «подметать там, где намусорили». В этой работе нет места перспективному развитию. Если оценка «четыре» – тренируйся: пока тебе рано в поле с остальными, а главное в том, что это опасно для всей группы! Даже если ты жопой окурки тушишь и стекла оконные на спор ешь.

Что, я забыл о подготовке психики? Да господь с вами! Я ли не верещу на каждом углу, что это краеугольный камень любого экстремального процесса? Я ли не сплачиваю каждую группу буквально на крови? Я ли не готов личным примером доказать правоту наших идей – и это не Дух?

Наверное, я слишком разболтался и размазал смысл колором… А заключается этот самый смысл психической подготовки прежде всего в воспитании истинного патриотизма.

Но при этом нельзя не спросить: патриотизм по отношению, пардон, к чему? К стране, которая сдергивает тебя с плеч откупившихся бандитов, препирается, кому именно давать команду на штурм в Буденновске, к стране, которая подставляет спецуру, обосравшись в медобеспечении «Норд-Оста», и платит бойцу, отдающему за нее жизнь, зарплату, сравнимую с оплатой труда мальчика у шлагбаума?

Нет, уважаемые, ту страну, за которую не грех и сдохнуть задаром, мы еще должны построить, а вот сейчас у нас есть тест на профпригодность, о котором стоит упомянуть.

Вы хотите стать бойцом подразделения, потому что…

а) вы патологический садист;

б) вы беззаветно любите Родину;

в) вы узкий профессионал и ничего другого не умеете делать так хорошо;

г) вас устраивает зарплата;

д) вы ищете карьерного роста в силовом ведомстве и решили начать с самой трудной должности.

Ваш выбор?..

Давайте-ка пройдемся по этим пунктам.

Патологические садисты в идеале лежат в больничке в рубашках с длинными рукавами, и им заботливо вкалывают ежедневную дозу сульфы. Никакого отношения к спецназу эти субчики не имеют право иметь!

Беззаветная любовь к Родине не измеряется, не поддается тестированию и мониторингу. Сегодня парень ее любит, а завтра маму выкинули из коммуналки за неуплату – так уже и не любит. Это чувство нестабильно по времени, в реалиях нашей жизни оно настораживает своей бинарностью.

Профессионализм, как и любая другая узость подобного рода, есть следствие ограниченности. А ограниченность – противопоказание для службы в подразделениях, где требуется широкий арсенал знаний. Более того, подразделение обязано готовить профессионалов, а не разыскивать их по биржам труда. Как говаривал один алкаш в нашем батальоне: «Выгонят из армии, уйду в ментовку, выгонят из ментовки, уйду в пожарные, но работать не буду!» Вот вам и узкий профи!

Если человека устраивает зарплата, то он в курсе цен на рынке, значит, имеет опыт службы. Зарплата – крайне стабильная категория, она не может столь мобильно меняться, как идеологические и прочие душевные переживания. Это самый предпочтительный выбор.

Карьерист приходит в подразделение с целью пройтись по головам. Какое отношение это имеет к спецназу, неужели предыдущего стукача в бою потеряли? А почему пуля в затылок прилетела?.. Ах, он на попу в бою часто глядел?..

Вот и выходит, что чем примитивнее мотивация, чем приземленнее цели, тем они более стабильны и читаемы. Другое дело, что практически все сегодняшние спецподразделения, судя по их зарплате, служат… из любви к Родине. С соответствующим любительским уровнем боевой готовности.

Что вы, это я не о вас, я вообще никого не хотел задеть.

Рабинович на призывном пункте, вдалеке грохочет китайская канонада, в Екатеринбурге темнеет.

–?Гражданин Рабинович?..

–?В общем, да.

–?Родину любите?

–?Люблю.

–?А жизнь за нее отдадите?

–?Так я ее за деньги люблю, может, я просто с нее меньше брать буду, а?..

Я никогда не обращал особого внимания на то, что именно, как и зачем исполняют коллеги в показательных фильмах и рекламных роликах. Мало ли что у кого накипело и просится в эфир. Однако вдруг стал с поразительной частотой замечать «удивительное рядом», причем никогда не видел ничего сверхъестественного вживую. Все, что видено мною из реально действующего, есть более чем объяснимая техника, положенная на предпочтительную тактику.

Нужны ли для реальных систем мордобоя эдакие «заоблачные высоты», указанные старшими
Страница 16 из 16

товарищами?

Давайте подумаем и разберемся в этом.

У любого вида подготовки должна быть своя идеология. То есть это система подготовки для того-то и того-то, она отличается от всех остальных тем-то и тем-то, а это позволяет реализовывать свой боевой потенциал, используя такие-то навыки и приемы. Подставьте сюда определения из любой известной вам системы, и вы сумеете рассказать про нее любому австралопитеку, случись такая встреча по пьянке.

Если идеология существует, то должны быть некие ориентиры, к которым, видимо, захотят стремиться последователи. Вот здесь и расцветают пышным цветом сорок семь быков, убиенных Оямой Сосаем, дематериализация Уэсибы О Сэнсэя, стояние на одном пальце вверх ногами (забыл, кстати, как звать этого китайца), бесконтактные бои одного русского гения и прочие метафизические проявления внеземных цивилизаций, точнее, лучезарное свечение, испускаемое различными частями тела господ небожителей, по совместительству отцов-основателей.

Зачем же нужны эти вещи, которые запечатлены на фото, иногда на видео и никогда не показываются всуе, – для форсу бандитского и «веселия для»?!

А затем, чтобы пылкий ум потенциального «сырья» вдруг спросил себя:

–?Я лох?!

–?Нет, я не лох, я вон какой умный, и глаза у меня смышленые!

–?Значит, меня развести никто не рискнет?

–?Конечно!

–?Так получается, что этот человек с реальной фамилией и реальной пропиской и в самом деле умеет делать то, что показывает. Не может же взрослый человек врать! Тем более мне – такому умному!

И легенда начинает множиться, булькая в коллективном разуме приближенных к чуду.

Штирлиц, выпав из окна, чудом зацепился за карниз, на следующий день чудо опухло и мешало ходить.

Нужны ли чудеса для армейского рукопашного боя, для самбо, для бокса – кто скажет, что это не работающие системы подготовки?!

Чудеса и завлекалочки нужны там, где есть явная нехватка реальности, а посему требуется продать «сырью» билет на приобщение к мистическому знанию и таинственным силам. Если первоисточник недосягаем в своих проявлениях, если, кроме него, никто не может повторить им сделанного, если система не обучает людей реальным и понятным знаниям, то она построена для чего угодно, но не для обучения.

Если в институте нет выпускников, то в нем не было и студентов… А если выпускник не готов даже рискнуть стать ректором, то он ни хрена ничего не знает!

Сектантство – очень удобная модель для безбедного существования «абсолюта» и его купания в лучах обожания.

Многим коллегам не стыдно. Господь им судья…

Вы спросите: а зачем это одна лысая образина резала канаты, прокалывала стаканчики, висела в петлях, зашивала ноги, отрубала горлышки прямым и лоу, пробивала кулаком сиськи и стреляла на рекорд Министерства обороны?

Мы задираем наши планки лишь для того, чтобы показать нашим ребятам, чего они могут добиться при мужественном отношении к жизни и героическом труде. Все, что было проделано в части «веселых картинок» мною и моими товарищами, вполне по силам любому реально тренированному человеку, просто мы иногда чуть лучше тренированы. Тайна необходима татарской невесте в первую брачную ночь, когда с девственностью незадача, а батыру нужно как-то все объяснить.

Во всех остальных случаях на наших улицах нет никаких тайн. На них побеждает не тот, кто верует в божественный образ очередного наставника, а тот, кто пашет и соревнуется в своих умениях.

Отсутствие соревновательных поединков по правилам, принятым в данном стиле, есть еще один явный признак разводилова!

Зачем я написал все это?

Наверное, затем, чтобы заявить, что я не верю ни в одну материю, которую нельзя измерить, потрогать или получить ею по морде. Если кому-то интересно мое мнение, конечно!..

Никаких фокусов нет и не может быть там, где все лаконично и ясно, без мистики и тайны, и уровень вашей готовности проверят буквально на первенстве ЖЭУ № 7 или в реальной драке, в бою.

Спрашиваешь у господ иллюзионистов:

–?А почему вы все так медленно делаете, по каким правилам сражаетесь и когда пройдут ваши соревнования?

И слышишь до боли одинаковый ответ:

–?У нас нет соревнований и реальных скоростей, потому что в этом случае мы убьем противника!

Извините, сердешные, а откуда вы знаете, что именно убьете? Что, неужели уже были случаи?

Желчи в моих словах почти нет, я просто мечтаю посмотреть на то, что получится у некоторых наставничков, честно шаманящих в избранной утопии. Меня бесит мистификация, создаваемая для поднятия градуса истерии вокруг какого-либо стиля. Ну зачем же применять приемы, столь оскорбительные для верящих вам людей?

Любое лукавство нечистоплотно. Делаешь фокусы – так честно признайся, что ты иллюзионист, стремящийся к наживе, но не смей называть себя волшебником!

Так, меня просто оскорбляют своим трюкачеством прекрасно подготовленные «типа монахи, типа из Шаолиня» – гимнасты и акробаты мирового уровня, демонстрирующие столь дешевые трюки, что показать их сможет любой курящий пацан, случись у него тренер на пару часов. И это Шаолинь?! Нет, уважаемые, это клоуны на базарной площади, а не легендарные бойцы!

Прошу прощения, если кто воспринял сей порыв за критику. Я всего лишь высказал частное мнение о тиражируемых видеоматериалах – не более! В любом случае прошу прощения, если кто раздражен.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/andrey-kochergin/muzhik-s-toporom/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.