Режим чтения
Скачать книгу

Найди точку опоры, переверни свой мир читать онлайн - Борис Михайлович Литвак

Найди точку опоры, переверни свой мир

Борис Михайлович Литвак

Приходя на тренинги или обращаясь к книгам по психологии, люди очень редко формулируют свою проблему с упоминанием самооценки. Хотя на самом деле именно она является фундаментом, на котором строится личность человека. Все прекрасно знают, что если вы хотите изменений – начните с себя (и с осознания себя). Но как это сделать и понять, на что именно нужно обратить внимание, распознать свой тип взаимоотношений с миром? Это хороший вопрос, на который Борис Литвак дает свой ответ. – Как устроена психика человека? – Как мы принимаем решения и выбираем свой путь развития? – Почему достигаем или не достигаем успеха? – Как выбираем партнеров и строим с ними отношения? Выделяя типы присущей нам самооценки, Борис Литвак предлагает варианты решения проблем и дает задания, выполнение которых поможет вам понять себя и отследить мотивы ваших решений. Все это в дальнейшем даст возможность управлять своей жизнью и находить ответы на сложные вопросы самостоятельно.

Борис Литвак

Найди точку опоры, переверни свой мир

© Литвак Б.

© ООО «Издательство АСТ»

* * *

Вступление

Любая книга начинается со вступления. И я не буду изменять традиции и напишу несколько слов вначале.

О чем же обычно здесь пишут? Посмотрел, как выкручиваются маститые коллеги, и обнаружил, что одни пишут о структуре книги, другие приводят массу примеров, третьи обходятся общими фразами в духе «капитан очевидность».

Тогда я задал себе вопрос: что я хотел бы увидеть в начале книги как читатель? Наверное, мне хотелось бы узнать, о чем она и чем идеи автора могут мне помочь. Что ж, именно об этом я сейчас и расскажу.

Итак…

Эта книга о человеке. О вас, обо мне, о ваших близких, друзьях, коллегах…

• О том, как устроена психика человека.

• Как мы принимаем решения.

• Как выбираем свой путь развития.

• Как достигаем или не достигаем успеха.

• Как выбираем партнера и строим с ним отношения.

Прочитав ее, вы сможете понять себя и других людей и получите возможность осознанного управления своей жизнью.

Заинтриговал? Тогда поехали дальше.

В этой книге я изложил свою авторскую концепцию самооценки. Полагаю, после слова «самооценка» многие из вас подумали: «Да, проблемы с самооценкой – не редкость. Стоит узнать, что новенького может предложить этот автор. А то поднимаю ее, поднимаю, и все безрезультатно».

У других, наоборот, в голове мелькнуло: «Ну вот, опять самооценка! Видно, книга для нытиков, которые никак не могут почувствовать уверенность. У меня-то с этим делом все в порядке, мне это не нужно».

Кстати, если бы я занимался не темой развития человека, а чем-то другим, вроде бизнеса или медицины, то был бы как раз во второй группе – «уверенных». Когда идея книги только зарождалась, мой издатель предложил такой довольно распространенный вариант: «Напиши, что с детства был неуверенным, но потом прошел путь роста и осознания и теперь помогаешь другим людям обрести себя». И вот здесь возникла проблема.

Дело в том, что неуверенным я себя отродясь не считал, а в некоторые моменты думал, что у меня этой уверенности столько, что могу ею поделиться еще как минимум с двумя. И даже когда я начал проводить тренинги, в том числе для людей, у которых действительно были проблемы с уверенностью, то в процессе работы нам приходилось затрагивать тему самооценки. Но я никогда не применял эту тему к себе, считая, что уж у кого у кого, а у меня с самооценкой все расчудесно!

Почему я так считал?

Что большинство людей знает про самооценку?

Задайте себе вопрос: какая бывает самооценка? Думаю, что вы ответили примерно так: «Она бывает завышенная, заниженная и адекватная». Угадал? У меня нет дара предвидения, просто так отвечают все. Так считал и я на заре своей карьеры, ведь именно это написано в умных книжках авторитетными людьми. И поскольку я, как и многие другие, считал себя вполне адекватным, то соответственно сделал вывод, что проблем с самооценкой у меня нет. Что же изменилось в дальнейшем?

С опытом я стал понимать, что в этой классификации что-то не так. С одной стороны, было очевидно, что самооценка лежит в основе психики человека, а с другой, что практической пользы от привычного понимания самооценки нет.

В один прекрасный момент я понял, что парадигма «завышенная-заниженная-адекватная» вообще к самооценке не относится, а имеет прямое отношение к оценке человека другими людьми.

Думаю, вы легко вспомните человека, скорее всего и не одного, про которого одни говорят, что он «с короной на голове», другие считают его неуверенным, а третьи воспринимают как вполне адекватного. Кстати, про вас также разные люди могут думать по-разному. Так что о «заниженных-завышенных-адекватных» самооценках в этой книге мы говорить не будем, поскольку эта система «мимо кассы».

Что же еще может быть интересного для нас в самооценке?

Я расскажу вам о структуре самооценки, о тех психологических механизмах в ней, которые управляют поведением человека, хотя в подавляющем большинстве случаев он этого не замечает и не понимает.

Проработав книгу, вы сможете понимать, контролировать и управлять этими механизмами, и они перестанут влиять на вашу жизнь.

В определенной степени ситуация с самооценкой напоминает ситуацию с темпераментом человека. Какие типы темперамента вы знаете? Холерики, флегматики, сангвиники, меланхолики. У каждого из вас есть тот или иной тип темперамента.

Предвижу возражение и сразу соглашусь с ним: да, действительно, в чистом виде эти типы практически не встречаются. Но все же, у каждого человека доминирует тот или иной тип темперамента, который и определяет протекание его психологических процессов. Каждый имеет свою специфику. И это совершенно не означает, что холерики лучше или хуже флегматиков. Просто у одних одни особенности, а у других – другие, например, порог восприимчивости и характер реакции.

Аналогично дело обстоит и с самооценкой. У каждого человека она есть – думаю, с этим спорить никто не будет.

А вот структура самооценки как раз и определяет:

• почему человек делает тот или иной выбор в жизни;

• почему его тянет именно к этому типу партнеров;

• как и зачем он выбирает тот или иной вид деятельности;

• на какой уровень достижений он может рассчитывать на выбранном пути.

Мы с вами рассмотрим различные типы самооценки, в которых вы без труда узнаете себя и других людей; поймете, почему вы и они поступают так, а не иначе. Это знание в итоге даст ключ к управлению прежде всего собой и своей жизнью. А в качестве бонуса вы сможете лучше понимать окружающих, что, поверьте, серьезно облегчит взаимодействие с ними.

Сейчас позвольте немного отвлечься от самооценки.

В действительности, приходя на тренинги или обращаясь к книгам по психологии и саморазвитию, люди довольно редко формулируют свою проблему, упоминая самооценку. Подавляющее большинство задаются совершенно другими вопросами и даже не подозревают, что ответ на самом деле находится именно в структуре их самооценки! Так с какими проблемами приходят люди?

Я обозначу группы вопросов, чаще всего встречающихся в моей практике и ответы на которые вы найдете в этой
Страница 2 из 14

книге.

1. Эмоциональное состояние человека и его реакции на события жизни.

Как мне перестать реагировать на провокации окружающих (мамы, папы, мужа, жены, начальства и даже попутчиков в городском транспорте и др.)?

Неприятности надолго выбивают меня из колеи. Как мне научиться сохранять спокойствие?

Никак не могу взять себя в руки и начать что-то делать. Как мне изменить это состояние?

Постоянно раздражаюсь и срываю злость на близких. Как этого не делать?

Нет радости в жизни, постоянно подавленное настроение. Мир так жесток, и люди в нем жестокие. Что я могу сделать в этой ситуации?

Я чувствую, что никому не нужен/(не нужна). Никто меня не любит. Могу ли я это изменить?

Меня окружают люди обидчивые, с обостренным чувством справедливости, которые постоянно жалуются, что все их обижают и поступают по отношению к ним несправедливо.

Я не чувствую в себе силы что-либо изменить (личную жизнь, карьеру, саму жизнь, в конце концов). Где набраться уверенности?

2. Отношения с другими людьми.

Отношения с родителями.

В этой теме целый ассортимент вопросов от «Как доказать маме, что я уже взрослая и не нуждаюсь в ее контроле?» до «Родителей не выбирают, но так жить невозможно. Что делать?».

Отношения с детьми также представлены широким спектром проблем от «Как сделать так, чтобы он меня слушался?» до «Ребенок совсем от рук отбился и плевать хотел на родителей». И опять же – что делать и как правильно воспитывать?

Личные отношения, пожалуй, самый широкий спектр вопросов. Сюда относятся:

Почему те, кому нравлюсь я, не нравятся мне, а тем, кто нравится мне, не нравлюсь я?

Почему наша семейная жизнь пошла под откос, ведь все так хорошо начиналось?

Почему мне все время попадаются партнеры/партнерши одного типа?

Почему у меня дальше знакомств отношения не идут?

И классический вопрос от деловых женщин: «Хочу отношений с сильным мужчиной, а встречаются только слабые».

Также к этой группе вопросов относятся проблемы с коллегами, друзьями и людьми в целом.

3. Трудности общения.

Как реагировать, если:

На меня постоянно давят?

Люди ведут себя агрессивно по отношению ко мне?

Мною часто манипулируют, просят, уговаривают, пользуются мной?

Меня постоянно ставят в неловкое положение, задают «неудобные» вопросы?

4. Проблемы с мотивацией и целями.

Как найти свою цель?

Как понять, мое это или не мое?

Как понять, чего я хочу?

Как заставить-разжечь-мотивировать себя делать…

Как эффективно планировать свое время?

Что делать, если мне ничего не хочется?

Я начинаю, а потом перегораю и бросаю. Что делать?

5. Проблемы с карьерой и деньгами.

Самый популярный вопрос о деньгах: «Как заработать?»

На втором месте: «Как сохранить, если накопления не задерживаются?»

Люди, которые хотят построить карьеру, работая по найму, задают такие вопросы:

Уходить с этого места работы или оставаться?

Почему повышают не меня?

Как продвинуться по служебной лестнице?

Почему не получается управлять подчиненными?

Почему я много работаю? (Нередко добавляют: «и мало получаю».)

Те, кто хочет начать или уже открыл свое дело, чаще всего задают вопросы:

Как набраться смелости на перемены?

Как внедрять новые идеи?

Как мотивировать других?

Как управлять другими людьми?

И отдельно хочется отметить вопрос от тех, кто добился существенного материального успеха:

Почему все есть, но мне скучно, все это не радует?

Список подобных вопросов и возникающих проблем можно продолжать и продолжать. Полагаю, сейчас вы недоумеваете. Какое отношение это все имеет к самооценке? Неужели весь этот спектр вопросов можно уместить в одну книгу?

Вы думаете, это напоминает таблетку от всех болезней? Я рассею ваши сомнения.

Когда вы прочтете книгу, то поймете, что все перечисленные вопросы в той или иной степени связаны со структурой самооценки. Некоторые проблемы тесно связаны с ней, и это очевидно. Другие относятся к ней лишь отчасти, но только на первый взгляд. Изучив материал, вы поймете, что:

Самооценка – это основа, фундамент, на котором строится личность человека.

Разумеется, мы не сможем подробно разобрать весь спектр проблем, с которыми сталкивается человек в жизни. Многие из них мы рассмотрим в этой книге подробно, другие оставим на будущее.

Как бы там ни было, прочитав эту книгу и выполнив предложенные задания, вы получите самое главное – понимание себя.

Вы сможете отследить мотивы своих решений, причины, по которым делаете тот или иной выбор. Все это в дальнейшем поможет вам осознанно управлять своей жизнью и находить ответы на сложные вопросы самостоятельно.

Глава 1. Виды самооценки

Нестабильная самооценка

Прежде чем давать определение понятию нестабильной самооценки, полагаю, стоит привести несколько небольших, но довольно наглядных примеров.

Давайте представим гипотетического Сергея, которому около 30 лет. Он женат, у него есть один ребенок. Сергей работает менеджером среднего звена. Карьера в целом складывается успешно, особенно в последнее время. Недавнее повышение позволило Сергею существенно поднять материальный достаток, да и красивое название должности греет ему душу.

Укрепление материального положения дало возможность приобрести квартиру. Хотя и пришлось воспользоваться ипотекой, все же он рад, что у него уже есть свое жилье и его семье не приходится мыкаться по съемным квартирам. А недавнее приобретение в виде новенького кроссовера, словно вишенка на торте, завершает идиллическую картину жизни 30-летнего мужчины.

Итак, наш гипотетический Сергей едет на своем новеньком кроссовере. Здесь и сейчас он доволен жизнью. Ему нравится его машина. Можно даже сказать, что он гордится ею! У него чудесная семья, он любит жену и ребенка. Также у него надежная перспективная работа и большие планы на будущее. В общем, перефразируя классика, «Ай да Серега, ай да сукин сын!», что означает: «Парень, ты уже добился многого, а сколько еще впереди!»

Сергей заезжает в супермаркет за продуктами и на парковке видит знакомую фигуру. Рассмотрев поближе, он понимает, что перед ним его бывший одноклассник Игорь. Школьный товарищ узнает Сергея, они тепло здороваются, и начинается привычный разговор старых приятелей в стиле «Как сам? Кого видел?».

В части разговора «Как сам» выясняется, что Игорь является владельцем крупного бизнеса, много времени проводит за границей, имеет там собственную недвижимость, причем в разных странах. В родной город он заехал, а точнее, залетел на собственном «джете» (частный самолет) буквально на пару дней, чтобы навестить родителей, но сегодня вечером с женой улетает в Ниццу, где у Игоря есть своя вилла.

По непонятным пока причинам по ходу рассказа Игоря график настроения Сергея стал больше напоминать график котировок акций во время обвала на бирже, то есть стремительно падал. И когда Игорь, закончив свой рассказ, сделал пас Сергею: «Ну, а ты как?» – тот вдруг почувствовал, что рассказывать, во-первых, не хочется, а во-вторых, вроде как бы и не о чем. Сергей внезапно и остро почувствовал, что ему некомфортно.

Весь рассказ о себе свелся к невнятному «да вот, работаю, семья, ребенок». Слова как-то не клеились друг к другу. В этот момент подошла
Страница 3 из 14

супруга Игоря, невероятно красивая женщина, и друг детства начал ритуал завершения беседы. Классические фразы «рад был увидеться», «как-нибудь соберемся», «передавай привет всем, кого увидишь» и тому подобное. Затем они сели в свой дорогой автомобиль и уехали.

Сергей чувствовал себя не в своей тарелке. Он посмотрел на свою машину, которой гордился еще несколько минут назад, и понял, что куда-то это сладкое чувство исчезло. Японский кроссовер померк на фоне шикарной машины школьного товарища.

Настроение испортилось. Дома он был раздражителен и молчалив. Внутреннее ощущение, что «жизнь удалась», после случайной встречи сменилось на «жизнь проходит, а я еще ничего существенного не добился». Пережевывая мысли о своей недостаточной успешности, он долго не мог заснуть и в последующие дни ходил подавленный.

Вот такая история. А где же ее завершение?

Давайте сделаем хеппи-энд. Допустим, три дня переживал Сергей, а потом забыл о встрече с Игорем и снова стал наслаждаться жизнью. Вроде все, история закончилась. Теперь предлагаю посмотреть, какое отношение она имеет к нестабильной самооценке.

До встречи с Игорем самооценка Сергея была в плюсе: он был доволен собой, своей жизнью, своими достижениями. Тем не менее появление одноклассника, который, как оказалось, достиг более серьезного успеха, привело к падению самооценки. Конечно, сама встреча тут ни при чем. Но сравнение, которое провел Сергей, оказало на него очень мощное влияние. Он сопоставил свои достижения с достижениями Игоря и понял, что проигрывает с разгромным счетом. Это был удар по его «Я», появилось ощущение, что он неудачник, и самооценка упала.

Но постойте! Ведь буквально за две минуты до встречи с самооценкой было все в порядке! Сергей был о себе прекрасного мнения! Что же изменилось в его жизни после встречи с Игорем? Ничего. Абсолютно ничего в жизни Сергея не изменилось. Так почему же появилось внутреннее ощущение лузера, недовольство собой? Почему машина вдруг стала казаться уже не столь привлекательной, какой она казалась еще каких-то пять минут назад? Почему упало настроение? Почему потом три дня переживал?

В реальной жизни Сергея все, как было до встречи с одноклассником, так и осталось. А вот самооценка упала. Мир внезапно окрасился в черный цвет. И произошло это по одной причине: из-за нестабильной самооценки. В чем же суть этого явления?

Нестабильная самооценка означает, что отношение человека к самому себе зависит от событий, которые происходят в его жизни. Все, что происходит, он пропускает через свое «Я», и это приводит к тому, что меняется отношение к самому себе. Причем объективно реальное положение вещей остается прежним.

Нестабильная самооценка предполагает, что представление человека о самом себе, своей жизни, своем окружении, своих достижениях постоянно изменяется в зависимости от внешних событий, которые происходят в его жизни. Небольшая проблема или конфликт могут вызвать серьезные переживания, апатию, чувство безысходности. С другой стороны, незначительное позитивное событие может изменить восприятие себя и мира с минуса на плюс, но…

И это очень большое НО! К реальному положению вещей это имеет весьма отдаленное отношение!

Девушка может сильно переживать из-за того, что парень, который ей нравится, уже три дня не звонит. Она не просто переживает, а начинает чувствовать, будто с ней что-то не так: недостаточно красива, недостаточно интересна для этого парня. И ей от этого так больно, что наворачиваются слезы.

Вдруг наконец долгожданный звонок! Объявился ее принц, дал какое-то объяснение своего нахождения вне зоны действия сети и даже пригласил на свидание! О, чудо: мир окрасился в яркие тона! Самооценка поднялась, и даже изображение в зеркале стало намного симпатичней. Она поняла, что зря себя ругала, что она интересна мужчинам и вообще все будет хорошо. У нее есть принц, и значит, она тоже принцесса.

Но давайте посмотрим на реальность. Что-то изменилось? Нет. Когда избранник не звонил, она в реальности не становилась хуже. Когда он, наконец, позвонил, она не стала краше. Все, как было, так и осталось. Откуда же тогда такие перепады?

Ответ прост: нестабильная самооценка. Вот почему такое небольшое событие, как телефонный звонок или его отсутствие, кардинальным образом влияет на ее отношение к себе и к миру. Вот откуда масса переживаний, которые не имеют никакого отношения к действительности.

Так как у человека с нестабильной самооценкой «Я» напрямую связано с внешними событиями, он всю жизнь катается на психологических горках. Множество переживаний, не имеющих ничего общего с реальным положением дел, управляют его отношением к самому себе, к своей личности. Кто-то покритиковал – самооценка ушла в минус. Похвалили – перешла в плюс.

При этом для нестабильной самооценки характерно, что подобные переходы происходят очень быстро: вот я в розовых очках иду на яхте по Средиземному морю, а через мгновение уже возле мусорных баков борюсь за выживание с бомжами.

Тип нестабильной самооценки во многом зависит от того, какие события приводят к колебаниям отношения человека к самому себе. Чуть позже мы подробно поговорим о том, какие типы самооценки бывают и чем они отличаются в плане структуры и специфики.

Выполняя упражнения, предложенные в каждой главе, вы постепенно сможете определить свой тип самооценки и эффективно поработать над ним.

Резюме

• «Я» человека, то есть его восприятие себя и мира зависит от внешних событий.

• События, которые приводят к падению самооценки, вызывают негативные эмоции и чувства.

• Ряд событий, которые приводят к подъему самооценки, вызывает положительные эмоции.

• Перепады самооценки имеют не прямое, а опосредованное отношение к реальности.

• Так как колебания самооценки довольно болезненны и связаны с переживаниями, то человек учится защищаться от этих перепадов тем или иным способом.

• Часто он просто избегает ситуаций, в которых его «Я» может пострадать.

Стабильная самооценка

Очевидно, пришло время сказать, что такое стабильная самооценка, ведь такая тоже бывает, хотя и крайне редко.

«Я» человека со стабильной самооценкой не зависит от внешних событий. Он ориентируется на изменчивую реальность, но не пропускает все события через свое «Я». Это позволяет ему быть более спокойным и практичным.

Раз уж я начал тему стабильной самооценки, думаю, стоит рассмотреть, в чем же заключается кардинальное отличие между стабильной и нестабильной самооценкой.

Козьма Прутков писал: «Зри в корень». Именно туда мы и направим свой взгляд, а точнее, рассмотрим, чем отличаются корни стабильной и нестабильной самооценки. Правда, вместо слова «корень» будем использовать термин «фундамент самооценки».

Фундамент самооценки

Давайте представим две страны, правосудие в которых кардинально отличается.

В стране X действует привычная нам презумпция невиновности, которая гласит, что любой человек изначально невиновен, если не доказано обратное. То есть вину нужно доказать.

В стране Y другая система. Здесь действует презумпция виновности, то есть человек изначально считается виновным, но может доказать, что он не
Страница 4 из 14

виновен.

Согласитесь, что жизнь граждан этих двух стран будет значительно отличаться.

Скорее всего, в стране X граждане будут чувствовать себя более уверенно. Ведь им не нужно никому ничего доказывать. Их никто ни в чем не обвиняет, а если это происходит, то обвинителю нужно постараться доказать свою точку зрения.

В стране Y граждане будут пребывать в постоянном напряжении, ведь их в любой момент могут в чем-то обвинить, и уже им придется доказывать свою невиновность. Они изначально виноваты и постоянно готовы доказывать невиновность.

Чувствуете принципиальную разницу в подходах? А теперь давайте представим, что речь идет не о юридической плоскости, а чисто о человеческих материях. О том, как человек себя изначально воспринимает.

Итак, в стране X действует принцип базового благополучия, который означает, что со мной все ОК и это не требует доказательств.

В стране Y ситуация иная: там принято считать, что человек изначально неблагополучный, недостойный, плохой, но он может доказать, что может быть достойным человеком. Чувствуете разницу?

В стране X будут проживать люди со стабильной самооценкой, тогда как жителям страны Y придется постоянно доказывать и подтверждать, что они достойные, хорошие, порядочные люди. При этом окружающие будут постоянно ставить это под сомнение, и гражданам страны Y придется регулярно доказывать и подтверждать свою «хорошесть». Как вы понимаете, граждане такого государства сплошь и рядом будут являться обладателями нестабильной самооценки.

Теперь уходим от всяких презумпций и переходим непосредственно к самооценке.

В основе стабильной самооценки лежит ощущение «Я+», что означает «Со мной все в порядке и это не требует никаких доказательств».

Я могу кому-то нравиться, кому-то не нравиться, но это не имеет отношения к тому, какой я. Кто-то может критиковать или хвалить меня и мою работу, но это не значит, что со мной что-то не так. Если я столкнулся с неудачей, значит это просто неудача, естественное получение опыта, но это вовсе не означает, что я неудачник.

Примерно такой логикой руководствуется человек со стабильной самооценкой, поэтому события внешнего мира не влияют на его восприятие себя. Он спокоен и руководствуется принципами практичности и эффективности.

Основой нестабильной самооценки является базовое чувство «Я—», которое заставляет человека думать: «Со мной что-то не так».

Если вы когда-либо испытывали подобные чувства, то, очевидно, знаете, что жить с ними очень трудно. Поэтому в процессе воспитания у человека с нестабильной самооценкой сама собой формируется защита, которая притупляет болезненное ощущение «Я—» и дает основания человеку думать: «Со мной все ОК». Как и жители страны Y, такой человек руководствуется логикой: «Изначально со мной что-то не так, но я смогу доказать, что я достойный, благополучный человек».

А для того, чтобы это доказать, ему нужно выполнить ряд требований, при которых и он сам, и окружающие будет считать его благополучным, достойным, успешным человеком. Получается, что человек защищает базовое чувство «Я—» с помощью конструкции «Я+, если», в которой предполагается определенный список условий. Соблюдая их, человек может считать себя успешным и чувствовать себя «Я+».

Что может выступать в качестве таких условий, выполнение которых обеспечит внутренний душевный комфорт? Для кого-то это будут деньги, социальный статус, признание окружающих, причем этого добра должно быть больше, чем у окружающих. Кому-то вполне достаточно принятия, теплого отношения, хотя бы небольшого признания и похвалы других людей. Кому-то нужно постоянно выходить победителем из схваток, и они регулярно создают конфликты, чтобы в них выигрывать. Условий может быть много, и список этих условий как раз определяет тип самооценки. Но в любом случае базовый «Я—» требует защиты.

После окончания медицинского университета я некоторое время работал в хирургии. Поначалу, когда я только осваивал премудрости своей профессии, меня удивляла прозорливость некоторых старших товарищей. Они могли ставить диагнозы, просто посмотрев на больного, и в большинстве случаев диагнозы оказывались правильными.

Согласитесь, когда врач может поставить диагноз, просто проходя мимо и мельком взглянув на больного через открытую дверь смотровой, это впечатляет. Со временем я тоже научился делать подобные предсказания, и последующая диагностика подтверждала большинство моих прогнозов.

В этом нет никакой магии. Просто дело в том, что когда у нас что-то болит, то мы принимаем защитные позы, то есть изменяем положение тела так, чтобы уменьшить боль. Если болит нога, то начинаем прихрамывать, перенося основную нагрузку на здоровую ногу. Боли в животе уменьшаются в позе лежа на боку с поджатыми ногами. Так что фильмы про врачей, которые ставят диагнозы по внешнему виду пациентов, это не фантастика, а элементарное представление о том, как человек приспосабливается к боли, изменяя положение своего тела.

Но что происходит, если болит не тело, а внутреннее «Я»?

Человек тоже его защищает. Только не с помощью изменения положения тела, хотя подобные проявления тоже обычно присутствуют. Основной способ защиты болезненного «Я» заключается в другом.

Во время перерыва на одном из тренингов мы стояли на крыльце гостиницы с одним из участников.

– Как дела, Алексей? – поинтересовался я, поскольку он был моим «старым» клиентом, примерно 24 лет от роду.

– Нормально, – без настроения ответил он.

– На личном фронте как обстановка?

– Какой может быть личный фронт, когда я на «Фокусе» езжу?

– В смысле? – не понял я.

– Так пока у меня такая машина, кому я на фиг интересен? – грустно констатировал Алексей. – Вот скоро «мерса» возьму, тогда и о личной жизни можно будет подумать.

Теперь небольшое пояснение к тому, что сказал Алексей. Вот что он имел в виду: «Сам по себе я никому не нужен, ибо ценности никакой не представляю и никто мной не заинтересуется. «Форд Фокус» ценности мне не добавляет, а вот «Мерседес» может серьезно повысить мои шансы на успех у женщин».

Если еще немного углубиться в трактовку сказанного, то Алексей считает, будто ценности он изначально никакой не представляет и никто с ним отношения строить не будет, то есть классический «Я—». Способ компенсации собственной ценности он видит в приобретении престижного автомобиля, который прежде всего повысит его самооценку и придаст уверенности. Это пример довольно распространенного способа защиты болезненного «Я—» при помощи материальных благ.

Фундамент самооценки определяет кардинальные отличия в поведении человека со стабильной и нестабильной самооценкой.

Стабильность самооценки дает возможность человеку быть спокойным, понимать свои интересы и двигаться к своим целям.

Нестабильная самооценка диктует человеку определенные требования, которые ему необходимо выполнить, чтобы считать себя достойным и ценным и ощущать свое «Я» в плюсе.

Поэтому формула нестабильной самооценки выглядит следующим образом:

Фундамент «Я—» защищен конструкцией «Я+, если», где «Если» – это список требований к себе, которые человек должен выполнить, чтобы считать, что с ним все в
Страница 5 из 14

порядке, что он успешен, уверен, любим и даже крут.

При этом он не может доказать, что с ним все «ОК» один раз и на всю жизнь, а значит, вынужден постоянно доказывать себе и окружающим свою состоятельность.

Как будет вести себя тот или иной конкретный человек с нестабильной самооценкой, во многом зависит от структуры его списка «Если», который определяет тип самооценки.

По ходу книги я буду давать упражнения для самостоятельной работы, с помощью которых вы сможете определить структуру своего списка «Если». Но уже сейчас мы можем выделить определенные типы нестабильной самооценки, которые встречаются чаще всего. Именно их мы и будем разбирать в следующих главах.

Я думаю, что теперь понятно, почему речь идет не о повышении самооценки, а о стабилизации.

Цель работы с самооценкой – это изменение фундамента.

Если говорить еще конкретнее, то задача заключается именно в ее стабилизации, а не в возведении временных защитных конструкций, которые дают краткосрочный эффект и фактически ситуацию не меняют.

Семь шагов к стабильной самооценке

На пути к стабильной самооценке мы пройдем семь этапов, которые позволят вам:

• лучше понимать структуру своей самооценки;

• составить персональный план работы;

• приступить к его реализации.

Методика, предложенная в этой книге, может быть очень эффективной, о чем я сужу по результатам участников коучингов, которые я провожу вместе со своими коллегами.

Вы можете выполнять упражнения самостоятельно – практика показывает, что желаемые результаты в этом случае вполне достижимы. Но также есть возможность пройти коучинг в режиме онлайн. Ознакомиться с информацией вы можете на сайте www.cross-club.ru, www.cross-club.info.

Работа построена по принципу step-by-step, где каждое последующее задание дополняет предыдущее, а в итоге будет формироваться общая картина и понимание того, как и что нужно делать для стабилизации самооценки.

Итак, какие семь этапов нам предстоит преодолеть?

1 этап. Осознание.

Мы рассмотрим, как формируется нестабильная самооценка, а также в чем и как она проявляется: влияние на мотивацию, эмоции и чувства, цели в жизни, построение отношений с другими людьми. Задания первого этапа направлены на понимание механизмов формирования именно вашей самооценки. Эта информация станет материалом для работы на следующем этапе.

2 этап. Диагностика.

Здесь мы разбираем типы самооценки и выполняем задания, результатом которых должно стать определение вашего типа самооценки: какой тип самооценки является основным, а какие дополнительными, проявляющимися в определенных ситуациях.

3 этап. План изменений.

В зависимости от того, какой тип самооценки вы у себя обнаружите, вам будут даны рекомендации, на основе которых будет сформирован ваш персональный план работы по стабилизации самооценки.

4 этап. Быстрые результаты.

Это комплекс упражнений, который позволит вам быстро повысить самооценку. Инструменты, предложенные на данном этапе, являются симптоматической терапией. Они не могут стабилизировать самооценку, но позволяют быстро вывести ее в плюс.

5 этап. Системные изменения.

Вы получите инструменты, которые позволят получить долгосрочные результаты в работе по стабилизации самооценки.

6 этап. Мониторинг изменений.

На данном этапе вам будут предложены инструменты, с помощью которых вы сможете отслеживать процесс изменений, чтобы он становился для вас более понятным и измеримым.

7 этап. Новый уровень развития.

Стабильная самооценка даст внутреннее спокойствие, понимание своих интересов и целей. Это хороший фундамент для вашего дальнейшего развития.

Глава 2. Семь шагов к стабильной самооценке

Шаг первый. Осознание

Механизмы формирования самооценки

Как вы, наверное, уже догадываетесь, в этом разделе речь пойдет о том, как формируется самооценка с ранних лет. Без того, что происходило с человеком в детстве, нам никак не обойтись. По опыту проведения тренингов и вебинаров я знаю, что именно этот раздел, несмотря на его важность, не всем и не всегда понятен сразу. Так что если чувствуете, что чтение «не идет», можете перейти сразу к разделу о признаках нестабильной самооценки. Уверен, впоследствии вы вернетесь к этому разделу, и тогда он будет вам более понятен. Хотя изучить его, я считаю, все же нужно вначале. Это необходимо для понимания того, какие механизмы защиты и как сформировались, чтобы в дальнейшем было проще с ними работать.

Когда ребенок рождается, знает ли он, какой он?

На этот счет я встречал различные, зачастую полярные точки зрения. На тренингах большинство людей на этот вопрос отвечают, что ребенок по умолчанию рождается «хорошим». Аналогичной точки зрения придерживается целый ряд психологических учений, полагающих, что «Со мной все в порядке» – это базовая установка человека, данная ему от рождения.

Существуют и противоположные точки зрения, утверждающие, что человек зачат в грехе и живет в нем же. Или что человеком движут низменные влечения, и чтобы он не был разрушителен в своих действиях, необходимо прикрыть бурлящий котел инстинктов и низменных страстей тяжелой крышкой культуры и воспитания, кои призваны не выпускать истинную суть человека наружу.

Я являюсь приверженцем третьего лагеря и считаю, что родившийся ребенок не знает, какой он. Он никакой – ни хороший и ни плохой. Это чистый лист.

Как же тогда получается, что уже пятилетние дети знают, что хорошо, а что плохо? Они уже могут судить об окружающих, решать, кто из них хороший, а кто плохой, кто поступает правильно, а кто нет. Могут дать оценку не только своим поступкам, но и самим себе. Каким образом формируется внутренний механизм, который оценивает плохие или хорошие качества самих себя, окружающих людей и их поведения?

Сразу сделаю «премедикацию»[1 - Премедика?ция (в медицине) – предварительная медикаментозная подготовка больного к общей анестезии и хирургическому вмешательству.] для любителей «ловить блох» и искать дополнительное значение терминов. Однажды в своей статье я использовал слова «плохой» и «хороший» применительно к тому, как люди оценивают себя и других. Несколько человек тогда написали в комментариях, что термин «плохой-хороший» употреблять нельзя, так как это изначально является оценкой и подобная система координат патологична по своей сути. В определенном смысле я с этим мнением согласен, но по ходу изложения буду все-таки употреблять именно эти термины, потому что именно они лежат в основе восприятия себя и окружающего мира у большинства людей. Позволю себе дать читателю рекомендацию: по возможности сконцентрироваться на сути материала, а не на терминологии. Думаю, что в итоге станет понятно, почему я использую понятия «плохой-хороший».

Откуда и как у ребенка возникает какое-либо убеждение о собственной значимости? Логично предположить, что оно формируется под влиянием родителей, которые своим отношением к малышу сообщают ему о его ценности.

Представьте, что в нашем мире не существует зеркал, фотографий и других каких бы то ни было инструментов, с помощью которых можно узнать, как вы выглядите. Вы не можете увидеть своими глазами, причесаны вы или нет, чистое ли у вас
Страница 6 из 14

лицо и так далее. Как в таком случае вы можете оценить свой внешний вид?

Вероятнее всего, вы станете спрашивать у других. При этом один вам ответил бы одно, второй другое, третий что-то еще, а в итоге вы бы просто суммировали полученную информацию и на этой основе сформировали собственное мнение. Самое интересное, что вы по-прежнему не знаете, каков ваш внешний вид на самом деле, потому что ваше мнение сложилось под влиянием окружающих людей.

Аналогичная история происходит с ребенком, который делает выводы о собственной значимости, опираясь на отношение родителей к нему.

Если родители демонстрируют по отношению к ребенку раздражение, агрессию, обесценивание или просто игнорируют его интересы, он не чувствует их заботу и любовь. Соответственно, по отражению в зеркале родительских отношений он решит, что с ним действительно что-то не так. Если в отражении он видит любовь и принятие родителей, то это формирует внутреннюю убежденность в собственном благополучии.

Для процесса формирования самооценки важно не только родительское воздействие, но и реакция ребенка на это воздействие. Далее мы рассмотрим варианты, когда одно и то же родительское воздействие приводит к формированию различных механизмов самооценки.

Какой именно механизм будет сформирован, какой тип самооценки в итоге будет у человека, во многом зависит от реакции самого ребенка.

На мой взгляд, понимание процессов формирования самооценки человека является очень важным моментом. Поэтому необходимо разобраться в том, как же формируется «отражение в зеркале», то есть типы родительского влияния на ребенка. Чуть позже мы рассмотрим, как ребенок воспринимает это отражение, то есть как он реагирует на родительское воздействие.

Существует три основных типа воздействия на ребенка, оказывающих влияние на формирование самооценки.

Копирование – первый механизм формирования самооценки

Давайте представим ситуацию: идут дорожные работы, укладывают новый асфальт. Покрытию требуется какое-то время, чтобы застыть и стать твердым. Но вот дорогу, которую только что заасфальтировали, переходит девушка на каблуках. Дорожное полотно еще мягкое и податливое, и острые каблучки впечатываются в поверхность, оставляя в ней углубления. Через пару часов поверхность затвердеет, а следы от каблуков останутся навсегда. Вернее, до следующего ремонта дороги.

Аналогичным образом в психике ребенка оставляют следы все значимые события, которые происходят вокруг него в детстве. Это четкое копирование родительских моделей поведения без какого-либо анализа и условного подкрепления.

Ребенок, словно губка, впитывает информацию из окружающей среды, что в итоге во многом становится его сутью. Думаю, любой человек, подумав пять минут, может составить целый список моделей поведения, которые он «взял» из родительской семьи. Он не всегда понимает, почему себя так ведет, но если попробует осознать, то объяснение найдет без особых сложностей.

Многое из того, что видим в детстве, мы воспринимаем как норму и, став взрослыми, стараемся воспроизвести свое понимание нормы. Я просто уверен, что среди читателей обязательно найдется человек, который органически не переносит какие-то привычки или определенные виды поведения своих родителей, одновременно с ужасом замечая, что сам делает то же самое.

Что мы копируем?

Отношение к себе

У каждого человека есть самооценка. Следовательно, есть она и у родителей ребенка. Как мы увидим далее, это проявляется и в собственном поведении, и в отношении к другим людям. Если мальчик воспитывался в семье, где папа – «непризнанный гений, окруженный армиями тупиц, которые не в состоянии понять его тонкую натуру», то ребенок вполне может скопировать подобный механизм. Он будет считать себя умным, намного умнее других и аналогичным образом будет сожалеть о «триумфе тупости» окружающих, которые не могут оценить его светлого гения.

Вполне возможно, что его сестра, напротив, вырастет неуверенной, как и ее мать, которая жизнь положила на обслуживание своего квартирного «гения» и всегда оставалась на заднем плане.

Иными словами, в детстве мы можем копировать отношение к себе, характерное для кого-то из родителей, либо брать некоторые черты от обоих. Это довольно распространенный вариант копирования самооценки, хотя бывают исключения, о которых мы поговорим чуть позже, когда будем рассматривать типы реакции ребенка на родительское воздействие.

Поведенческие реакции

Я воспитывался в семье, где родители, а точнее, отец всячески боролся с любыми социальными ритуалами, поэтому никаких гостей, застолий и поздравлений у нас не было. Моя супруга, напротив, родом из очень ритуализированной семьи, где праздники и особенно поздравления возведены в ранг культа. Я, пока не женился, даже не знал, что у нас такое количество праздников!

Лично для меня поздравить кого-то – это проблема. Я не считаю это важным, и если не напомнить, то сам не вспомню. Для жены, напротив, это очень важный ритуал. И если она вдруг забыла, то очень расстраивается и даже чувствует себя виноватой.

Мы из разных семей, копировали разные модели и теперь воспроизводим их в своей взрослой жизни.

Хотя отношение к ритуалам – это довольно поверхностный пример. Как вы понимаете, копироваться могут и другие поведенческие аспекты. Если отец любит искать виновных в своих неприятностях, то не исключено, что кто-то из детей может «сфотографировать» этот механизм. Девочка, которая наблюдала, как мать то ухаживала за отцом, то гоняла его пьяного, может совершенно спокойно относиться к отношениям с алкоголиками, ведь для нее с детства это привычная ситуация. Напротив, девушка из непьющей семьи будет избегать отношений с пьющим мужчиной, так как для нее норма – это трезвость.

Выполнив задание, предложенное далее, вы сможете сами отследить поведенческие реакции, скопированные вами у родителей.

Эмоциональные проявления

Если у самих родителей есть зажатые эмоции, то им будет дискомфортно наблюдать проявление эмоций у ребенка. Малыш это усваивает и со временем регулирует свой эмоциональный фон до среднего значения в семье. Такое часто можно наблюдать, когда у эмоционально зажатых родителей вырастают эмоционально зажатые дети.

Отношение к различным категориям людей

Элементарный пример, когда родители, встречая своих знакомых, улыбаются им в глаза, а за глаза говорят про них гадости. То же бывает по отношению к начальству, к более состоятельным и успешным людям и так далее. Аналогичная привычка неосознанно может «прилипнуть» и к ребенку.

Практикум. Задание 1. Ваши ориентиры

Для того чтобы понять, какие механизмы вы скопировали в детстве у своих родителей, я предлагаю выполнить следующее упражнение.

1. Возьмите лист бумаги и составьте список людей, с которыми вы регулярно контактировали в детстве. Это могут быть не только родители. Речь идет о людях, с которыми вы постоянно общались. Например, бабушка или дедушка, если вы много времени в детстве проводили с ними. Также можно перечислить людей, которые оставили серьезный эмоциональный след в вашем детстве, даже если эти встречи были эпизодическими. Например, раз в год к вам в гости приезжал
Страница 7 из 14

дядя, который был веселый, шумный и разительно отличался от ваших родителей, не столь эмоциональных. Возможно, вам так нравились эти визиты, что вы хотели быть похожим на дядю и даже старались подражать его манере поведения.

2. Возьмите еще один лист бумаги и перечислите минимум 20 характеристик каждого человека из этого списка. Можно больше.

3. Проанализируйте список и отметьте те качества и манеры поведения, которые вы замечаете у себя.

Условное подкрепление – второй механизм формирования самооценки

Вы когда-нибудь были в цирке? Уверен, что хотя бы раз в жизни вы ходили на цирковое представление. А какое же представление без дрессировщика? Дикие звери, подчиняясь командам укротителя, выполняют различные трюки, совершенно неестественные для диких животных. Какой тигр в светлом уме и твердой памяти будет прыгать сквозь огненное кольцо? Ведь любой его дикий собрат старается держаться подальше от огня, а не прыгать сквозь него.

Если вы обратили внимание, то после каждого успешно выполненного трюка дрессировщик дает животному какую-то вкусняшку, тем самым транслируя животному свое отношение: мол, молодец, я тобой доволен, получи награду.

Если животное упрямится и не хочет выполнять программу, то укротитель призывает животное к порядку, легонько шлепая его прутиком или кнутом. Это происходит на сцене. Я не знаю точно, но думаю, что за кулисами картина наказания может выглядеть более драматично.

Действия дрессировщика довольно точно отражают суть механизма условного подкрепления. Кратко его можно описать следующим образом.

Если ты делаешь то, что я от тебя хочу, ты получаешь положительное подкрепление (рыбку, сахарок).

Если ты не делаешь то, что я хочу, либо делаешь не то, что мне нужно, ты получаешь отрицательное условное подкрепление (удар кнутом).

Аналогичный метод условного подкрепления мы можем наблюдать и в воспитании ребенка. Далеко не всегда он носит столь драматичный характер, не все родители в качестве наказания используют физическое воздействие. Хотя справедливости ради нужно сказать, что многие родители и этим не брезгуют. «Психологический кнут» может наносить не меньшие травмы психике ребенка.

В процессе воспитания любого ребенка неизбежно присутствует механизм условного подкрепления. Думаю, что он необходим для обучения социальным нормам и введения ребенка в общество. Ведь изначально ребенок формируется, подстегиваемый собственным любопытством, интересом к окружающему миру.

Маленькие дети под влиянием своих эмоций и интереса развивают бурную активность, которая не всегда соответствует:

• интересам и безопасности ребенка. Например, в порыве любопытства ребенок пытается запихнуть металлический предмет в розетку или, обнаружив в песочнице собачьи экскременты (да, собаководы, выгуливая питомцев по утрам, неровно дышат именно к детским песочницам!), пытается попробовать их на вкус. Убегая от матери, он может выбежать на оживленную дорогу;

• правилам социума и интересам других людей. Например, ребенок, играя в песочнице, может присвоить себе игрушку, принадлежащую другому ребенку. Возможно, он попытается забрать эту игрушку без спроса, а при несогласии владельца решит вопрос физическим воздействием. Поход в больницу может сопровождаться желанием ребенка пошуметь, побегать по коридорам и оборвать все листья с цветков, что вроде бы противоречит правилам поведения в больнице;

• интересам и потребностям родителей. Например, отцу нужно сделать срочную работу, а ребенку именно в этот момент нужно поиграть с ним в лошадку.

Заметьте, я привел вполне житейские примеры, которые регулярно происходят в том числе в счастливых семьях, где супруги любят друг друга и своих детей. Если бы я говорил о родителях, которые имеют психологические проблемы, то включил бы в список невротические потребности родителей, которым интересы и поведение ребенка не соответствуют практически всегда.

Например, родители, для которых суперважно, что о них думают окружающие, будут стремиться загонять поведение ребенка в рамки своей потребности «чтобы о нас думали хорошо». Эмоционально зажатые родители не переносят эмоциональной открытости и спонтанности ребенка. Они постоянно раздражаются и чувствуют себя крайне дискомфортно.

Я хочу еще раз подчеркнуть, что с необходимостью условного подкрепления сталкиваются абсолютно все родители как в здоровой, так и в проблемной семье. Вопрос в том, на каком уровне условного подкрепления родители воздействуют на ребенка, а также что является инструментом положительного подкрепления, а что – отрицательного. Но обо всем по порядку.

Существует два уровня условного подкрепления, которые мы рассмотрим на очень распространенном примере.

Эту картину, я думаю, наблюдали многие. Мать с ребенком заходят в магазин, чтобы купить продукты. Ребенок видит какую-то конфету и просит мать купить ее. Мать отказывается. Чем она это мотивирует, не столь важно. Ребенок настаивает, истерит, начинает кричать на весь магазин, а в итоге, рассердившись, со всей своей маленькой силы бьет мать.

Думаю, большинство родителей не впадают в восторг от подобного поведения детей. Но далее встает вопрос, как матери на это реагировать. Реакция может быть разной. Я наблюдал такие варианты:

С криком «Не смей бить мать, дрянь такая!» мать может ответить шлепком по попе, вытащить ребенка из магазина и продолжить экзекуцию в менее людном месте.

Молча развернуться и пойти на выход из магазина, невербально демонстрируя высшую степень обиды на ребенка.

Угрожать последствиями: «Ах ты, гаденыш! Бить мать? Запомни, что ты больше ничего от меня не получишь!»

«На нас же люди смотрят. Все думают – мальчик, а ведет себя как девочка».

«Мне не нужен ребенок, который мать бьет».

Может быть реакция и другого типа:

«Я понимаю, что ты хочешь жвачку, но бить меня не нужно. Когда ты успокоишься, я тебе объясню, почему я ее не купила».

«Не нужно меня бить. Я же тебя не бью. Лучше расскажи мне, зачем тебе нужна эта жвачка? Почему именно эта?» – то есть выход на диалог.

Оба примера относятся к условному подкреплению. И в том, и в другом случае родители демонстрируют, что поведение, реакция ребенка неприемлема и нежелательна в данной ситуации.

Как уже было сказано, существует два уровня условного подкрепления:

уровень поступков и уровень личности.

Условное подкрепление на уровне поступков означает, что ребенку от родителей транслируется мысль о том, что «твое поведение не вполне уместно, не соответствует ситуации, неприемлемо». Если хотите, можно использовать термин «неправильно». Но при этом дается оценка, характеристика, задаются вопросы именно относительно поступка, не затрагивая личность ребенка.

Уровень поступков подразумевает следующее послание: «Твое поведение не верно, но это не означает, что ты какой-то не такой (плохой, неблагодарный, недостойный любви и пр.)». При правильном подходе родителей было бы неплохо, если бы они объяснили ребенку свою позицию. Очень важно не затрагивать личность ребенка!

Если вы когда-нибудь читали книги по воспитанию детей, то, очевидно, обратили внимание, что все авторы отмечают важность безусловной
Страница 8 из 14

любви к ребенку. Любить безусловно означает: «Я буду любить тебя, что бы ты ни сделал».

Безусловное принятие ребенка вне зависимости от его поступков означает, что если даже ребенок ведет себя не так, как хотят родители, это не делает его ущербным, менее любимым.

Уровень поступков позволяет сохранить отношения с ребенком в формате безусловного принятия. Ведь мы не затрагиваем личность ребенка, не говорим ему, что он плохой, недостойный и что мы готовы от него отказаться, если он будет продолжать себя так вести. Напротив, вопрос любви и принятия не обсуждается.

Родитель на уровне поступков говорит ребенку: «Ты мой ребенок, я тебя люблю. Я в тебя верю. Но давай обсудим, что стоит подкорректировать в твоем поведении». При этом базовая установка неизменна:

«Как бы ты себя ни вел, с тобой все в порядке», что сохраняет базовый «Я+», который является фундаментом стабильной самооценки.

Условное подкрепление на уровне личности «склеивает» поступок ребенка и его личность. Суть послания родителей сводится к следующему: «Если ты так поступаешь, значит, ты плохой». Или: «Так себя ведут только плохие дети». Когда ребенок делает то, что родителям нравится и они одобряют подобное поведение, тогда они говорят, что ребенок «хороший», ведь только «хорошие дети» ведут себя «хорошо».

Таким образом, условное подкрепление на уровне личности достаточно четко устанавливает для ребенка границы «плохо» и «хорошо». Регулярно подвергаясь подкреплению на уровне личности, ребенок формирует для себя правила, что нужно делать, чтобы оставаться «хорошим», и при каких условиях он должен считать себя «плохим».

И вот сейчас мы подходим к очень важному моменту.

Условное подкрепление на уровне личности приводит к тому, что у ребенка формируется установка «Со мной что-то не так» базовая установка «Я—», которая является фундаментом нестабильной самооценки.

Вместе с тем я могу доказать, что я «хороший», если буду соответствовать критериям «хорошести», которые тоже формируются под воздействием условного подкрепления на уровне личности.

Кардинальное отличие уровней условного подкрепления:

уровень поступков соответствует безусловной любви и позволяет сформировать у ребенка базовую установку «Я+»;

уровень личности – это проявление условной любви, при которой формируется базовая установка: «Я—», но я могу стать «Я+» при выполнении определенных условий.

Если вы сейчас вернетесь к примерам реакции родителей, которые я приводил чуть выше, то без труда определите, какие из них относятся к уровню личности, а какие к уровню поступков.

Если вы понаблюдаете за общением родителей с детьми, то увидите, что большинство взрослых активно используют уровень личности. Почему? Ответ довольно простой: общение с детьми на уровне поступков требует времени, внимания и ответственности от родителей, ведь в этом случае у ребенка не формируется внутренних самоограничителей. Любой родитель может привести пример, когда он спокойно объяснил ребенку, что так делать не надо, и он вроде как понял, но затем снова поступил аналогичным образом. И вновь нужно проводить беседу с ребенком.

Уровень личности формирует автономный механизм по типу советского лозунга «совесть – лучший контролер». Благодаря этому у ребенка формируются самоограничители, которые регулируют его поведение, что обеспечивает родителям спокойную жизнь. Не нужно постоянно о чем-то напоминать. Один раз надавил – сформировал механизм, а дальше этот механизм сам руководит поведением ребенка. Можно не отвлекаться.

Беда только в том, что механизмы, сформированные при условном подкреплении на уровне личности, – это «чужие» установки, которые он вынужден выполнять, чтобы считать себя полноценным. Именно эти установки во многом определяют структуру самооценки человека, что влияет и на характер, и на чувства, и на решения, принимаемые им в жизни.

Даже если эти «чужие» установки помогают человеку добиться социального успеха, его все равно не покидает ощущение, что с ним что-то не так. И зачастую он вдруг понимает, что живет не своей жизнью.

Бывают ли у вас в жизни периоды, когда вы чувствуете, что с вами что-то не так? Вдруг появляются апатия и неверие в свои силы? Сомнения в правильности выбранного пути?

Ведете ли вы внутренние диалоги, когда какой-то голос в вашей голове начинает сомневаться в вас, ваших способностях и возможностях? Может, этот голос обесценивает ваши достижения?

Если это так, то скорее всего родители общались с вами на уровне личности.

Проанализируйте свой внутренний диалог, и вы сможете определить, кого из родителей этот голос цитирует.

На мой взгляд, в реальности с каждым из нас родители общались и на уровне поступков, и на уровне личности. Просто кто-то из родителей делал упор на один уровень, а другой старался взаимодействовать на другом уровне.

Чем больше родители используют в общении с ребенком уровень личности, тем больше проблемных механизмов может сформироваться в его структуре самооценки.

Для лучшего понимания механизмов условного подкрепления я предлагаю выполнить задание.

Практикум. Задание 2. Условное подкрепление

Заполните следующую таблицу. Комментарии и рекомендации по заполнению смотрите ниже.

Комментарии к заполнению таблицы.

Приведу пример из жизни одной моей клиентки N, чтобы вы могли понять, как работать с этой таблицей.

N была старшей сестрой в семье, в которой был еще мальчик, младше ее на пять лет. Родители проводили в семье «культ мальчика», то есть он в семье был главным, а задача сестры заключалась в помощи родителям в воспитании и уходе за ним. Она должна была гулять с ним, отводить и забирать из садика, играть в те игры, которые он хотел, даже если для нее эти игры были неинтересны. Лучшие подарки доставались ему. Родители требовали, чтобы она обслуживала брата и помогала им по дому. Только в этом случае ее хвалили и она чувствовала расположение родителей.

Если она что-то хотела сделать для себя, то ее ругали, обвиняли в эгоизме, обзывали неблагодарной свиньей. Она чувствовала несправедливость ситуации, злилась на брата и на родителей, но делала то, что от нее требовали. В итоге у нее сформировалась нестабильная самооценка по типу «Я+, если я радую других». Или: «Я+, если я полезная». То есть свою ценность она воспринимала в контексте услуг, которые она может оказывать другим, рассчитывая при этом на благодарность и признание.

Теперь давайте рассмотрим пример заполнения таблицы в данном случае.

1. Как и за что вас хвалили в детстве?

Меня хвалили, когда я делала что-то для брата и/или помогала маме.

Отдала брату игрушку, которую мне подарили на день рождения. Мама сказала: «Молодец, с братом нужно делиться, он же маленький!»

Помыла полы в доме. Мама погладила по голове и сказала: «Моя помощница».

Мама, придя с родительского собрания, сказала: «Слава богу, хоть от тебя проблем нет».

2. Какие чувства вы испытывали?

Двойственное чувство. С одной стороны, было приятно, что меня хвалят, но с другой – было чувство несправедливости, ведь я делала не то, что хотела.

3. Оцените интенсивность чувств.

8 баллов по 10-балльной шкале, так как это были едва ли не единственные моменты,
Страница 9 из 14

когда родители меня хвалили и вообще обращали внимание.

4. Аналогия в современной жизни.

На работе я почти всегда нагружена больше других коллег, при этом зарплата у нас одинаковая. Часто я сама вызываюсь делать определенную работу, хотя понимаю, что мне это не нужно. Для меня очень важно, чтобы руководитель меня похвалил за сделанную работу. Я заметила, что если меня хвалят за выполнение штатных обязанностей (я их делаю хорошо), то мне как-то неудобно. Появляется ощущение незаслуженной похвалы. Я как бы этого не заслужила. Действительно приятно, когда благодарят и хвалят за оказание каких-то дополнительных услуг и выполнения поручений, не входящих в мои обязанности.

5. Как и за что вас ругали в детстве?

Если я что-то делала для себя, отдыхала, а брат набедокурил, – винили меня. Ругали за то, как я это делаю.

Пошла с братом гулять, он упал и испачкался. Когда вернулись домой, мать накричала на меня, сказав, что я виновата и плохо смотрю за братом. А ему и слова не сказали.

Я помыла полы. Пришла мать и сказала, что я не умею мыть полы, нашла какую-то пыль и заставила перемывать, при этом долго ворчала.

После школы мы с подружками пошли в кафе поесть мороженое. Я вернулась домой на час позже, чем положено. На меня накричали, обозвав эгоисткой, которая думает только о себе. Имелось в виду, что брат хотел гулять и я должна была пойти с ним.

6. Какие чувства вы испытывали?

Смесь чувств: стыд, вина и одновременно обида. Где-то внутри была злость. Но показывать ее было страшно.

7. Оцените интенсивность чувств.

10 баллов из 10. После таких эпизодов долго переживала, чувствовала, что должна вернуть расположение родителей к себе. Обещала сама себе больше так не делать, но ощущала несправедливость ситуации. Не понимала, почему брату все, а мне ничего. Хотя я училась лучше него, и поведение было примерным.

8. Аналогия в современной жизни.

Очень болезненно реагирую на критику. Появляются вина, обида. Долго переживаю.

Трудно сделать что-то для себя: купить одежду, сходить в кино, посидеть с подругами. Постоянно возникает чувство вины.

До сих пор, когда родители спрашивают, давно ли я общалась с братом, я чувствую ужас и тут же бегу к нему в гости.

Если брат о чем-то просит, я не могу отказать, даже если понимаю, что это мне невыгодно и он меня просто использует.

При подробном заполнении этой таблицы можно выявить большинство механизмов, заложенных в структуре самооценки.

Интерпретации – третий механизм формирования самооценки

Чтобы было понятно, что он собой представляет, начну с примера.

В семье почти чеховская ситуация: три девочки три сестры. Советские времена – тяжело и с деньгами, и с одеждой. Поэтому, как водилось во многих семьях, новую одежду покупали старшей сестре. Она вырастала из нее раньше, чем успевала привести ее в непотребный вид, и одежда «по наследству» переходила к средней сестре. Та «добивала» ее окончательно, поэтому младшей сестре родители, как правило, покупали новые вещи.

Логично? Да. Практично? Очень. Это если посмотреть с точки зрения взрослого человека. Теперь давайте посмотрим, как эту ситуацию воспринимал ребенок. Средняя сестра интерпретировала это следующим образом: «Старшую сестру любят, младшую любят, а меня – нет».

Интерпретация – один из важнейших механизмов в формировании самооценки, характера и установок ребенка в процессе воспитания. Об этом механизме почти никто не пишет, хотя он очень важен для понимания реакций и поведения взрослого человека.

Суть механизма интерпретации состоит в том, что ребенок воспринимает происходящие события иначе, чем взрослые, и может их интерпретировать как некую несправедливость по отношению к себе.

Он может чувствовать, что с ним что-то не так, что он стал не нужен и так далее. То есть ребенок сам «надумывает», что с ним что-то не в порядке, и формирует «Я—», который становится фундаментом нестабильной самооценки.

Еще один более распространенный пример. В семье был один ребенок, но когда ему исполнилось пять лет, появилась сестра/брат. Естественно, внимание родителей перераспределяется между двумя детьми, что опять же с точки зрения взрослого вполне логично. Но ребенок видит ситуацию иначе: раньше все внимание было обращено к нему, а сейчас появилось какое-то существо, на которое обращают не меньше, а подчас и больше внимания, чем на него. Восприятие ребенка в этом случае может интерпретировать ситуацию так, будто теперь родители его не любят.

Когда люди рассказывают о своем детстве, многие произносят фразу «До появления младшего брата/сестры все было хорошо».

Некоторые родители понимают, что появление младшего ребенка в семье может быть травматично для старшего и стараются всячески нивелировать негативные последствия. Но далеко не всегда это получается.

Я это почувствовал на примере собственной семьи. Когда родился сын, дочке было 3,5 года. Понимая всю сложность этого периода для нее, мы с женой всячески старались смягчить ситуацию. Я специально не назначал никаких командировок, чтобы больше времени проводить в семье. Супруга много общалась с дочкой, обсуждала будущее пополнение в семействе. И все, казалось бы, шло нормально.

Затем супругу положили в роддом, и я остался вместе с дочкой. Настроение ее все больше портилось, и на третий день в телефонном разговоре с мамой она потребовала, чтобы, когда ее брат родится, его оставили в роддоме. После родов мы пришли навестить маму, она показала дочери фото братика на телефоне, но та схватила телефон и попыталась разбить его. Когда мы с ней возвращались домой, я спросил дочку: «Что это было?» И она ответила, что ненавидит «этого», потому что из-за него мамы нет дома.

Вот такая была интерпретация. Понимая все процессы, происходящие с дочерью, мы старались максимально избавить ее от возможных поводов для переживаний. Уделяли больше времени, общались, играли с ней, причем не только я, но и жена, несмотря на занятость сыном.

Когда в гости приезжали бабушки, дедушки и друзья, мы их инструктировали, чтобы они обязательно общались с дочкой, а не только толпились возле сына. К новорожденному обычно все приходят с подарками, но некоторые забывают, что в семье есть еще ребенок. Поэтому мы предупреждали, чтобы для дочки тоже был презент, и на всякий случай закупали подарки для тех, кто не понимал, как это важно.

Постепенно стало очевидно, что дочка успокаивается, начинает гораздо позитивнее относиться к брату. Примерно через месяц инцидент был исчерпан. Реальность не подтвердила ее первоначальную интерпретацию, будто теперь она не любима.

Кстати, в большинстве случаев, когда старший ребенок демонстрирует свою нелюбовь младшему, его гнев адресован скорее родителям. Просто показать его как есть он не может, поскольку осознает превосходство взрослых и, как следствие, вымещает злость на младшем как на более слабом.

Интерпретации могут быть первичными и вторичными.

Первичные интерпретации формируют ту или иную установку в голове ребенка или определенный механизм реакции.

Пример с дочкой – это пример первичной интерпретации. До рождения сына она считала себя любимой, а появление брата интерпретировала так, что теперь ее любить не будут.

Когда ребенку
Страница 10 из 14

постоянно ставят кого-то в пример, он может решить, что родители им недовольны, что он не дотягивает до их требований, и начинает подражать внешним образцам, чтобы получить это родительское признание.

Если отец и мать часто ругаются, а мать потом плачет, то дочка, наблюдая за этой сценой, может решить, что мужчины опасны, от них одни неприятности. Когда она станет девушкой, то будет крайне настороженно относиться ко всем мужчинам, воспринимая их как зло.

Если в семье есть старшая дочка и младший сын, то родственники словами «Вот и хорошо: сначала нянька, потом лялька» начинают декларировать, что сестра обязана заботиться о брате, хотя она сама еще ребенок. При этом девочка может это интерпретировать так, что она может получить любовь родителей, только если за кем-то ухаживает. Этот механизм, как мы уже убедились, впоследствии будет определять формат построения отношений и с другими людьми.

Имениннику на день рождения обычно дарят подарки. Детский день рождения не исключение. Естественно, именинник хочет как можно быстрее испробовать подарки. Но есть еще дети, которые приглашены на день рождения, и их тоже интересуют игрушки. Они еще не сильны в правилах приличия, поэтому пытаются забрать игрушки у именинника. Тот не дает. Родителям неудобно перед гостями, и они требуют, чтобы ребенок поделился. Как он интерпретирует этот эпизод, никто не знает. Может быть, решит, что у него хотят все забрать, поэтому нужно все сразу прятать. Или решит, что важно удовлетворить родителей, а значит, надо со всеми делиться, даже если не хочется.

Первичная интерпретация означает, что ребенок делает впервые какой-то вывод на основании своего детского видения ситуации. Иногда это проходит и следов не остается, а иногда на основе интерпретации формируется стойкий механизм, установка, в том числе и по поводу того, как ребенок воспринимает себя.

Вторичные интерпретации возникают, когда установка уже сформирована, и ребенок использует новую интерпретацию, чтобы подтвердить и закрепить уже существующую установку.

Ребенку обещали сходить в зоопарк в грядущие выходные. Внезапно у отца появилась срочная работа, и он никак не может выполнить данное обещание. Если у ребенка уже есть установка, что родителям нет до него дела, то в этой ситуации он найдет очередное подтверждение своей теории «избирательной несправедливости», что в свою очередь приведет к подтверждению установки.

Иногда детям делают одинаковые подарки, чтобы никто никому не завидовал и не чувствовал себя обделенным. Но бывает, что это не помогает. Один из детей считает, что он вечно обделен и родители его любят меньше, чем, например, брата. Поэтому когда родители дарят обоим одинаковые вертолеты, но разного цвета, он все равно может интерпретировать это как подтверждение своей установки, ведь ему подарили синий, а он хотел красный, как у брата. Самое интересное, что если бы ему подарили красный, то ситуация была бы аналогичной.

По вторичным интерпретациям можно понять, какой механизм уже сформировался у ребенка. И пока он не нашел массу подтверждений правильности своей установки, пока она не стала его сутью, родители могут помочь ребенку избавиться от этой установки.

Большое количество интерпретаций ребенка связано с тем, как к нему относятся родители и какой он. Причем не всегда это может быть связано исключительно с родителями. Например, ребенок может посчитать, что с ним что-то не так, потому что он бегает не так быстро, как сверстники. Или что он боится высоты, поэтому не может ходить по крышам гаражей.

В Турции я наблюдал ситуацию, когда в аквапарке девочка хотела съехать с действительно опасной горки, но испугалась и пошла назад. Потом она долго смотрела, как на этой горке катаются дети младше ее, и горько плакала. Ее мама просто молодец, потому что не оставила ребенка, а постаралась помочь пережить ее же интерпретацию.

Я думаю, любой родитель может вспомнить ситуации, когда его ребенок что-то «надумывал» и начинал грустить по этому поводу, чувствуя себя «каким-то не таким». В подавляющем большинстве случаев взрослые не придают этому значения и отмахиваются от интерпретаций ребенка, но тем самым только подтверждают правильность его выводов.

Однажды дочка вернулась из детского сада очень расстроенная. Закрылась в своей комнате, после чего оттуда долго доносились всхлипы. Супруга пошла разбираться в причинах. Оказалось, что дочка переживала, что у нее кожа более смуглая по сравнению с другими детьми. Казалось бы, смешно…

С точки зрения взрослого это просто бред. Столько женщин бьется за такую кожу, посещая солярии и косметологов! Но с детской точки зрения это не смешно, ведь она начала ощущать себя «какой-то не такой». Поэтому мы не стали игнорировать интерпретацию ребенка, а вполне серьезно обсудили с ней ситуацию. На этом вопрос закрыт. Сейчас дочке 12 лет, и мы иногда вспоминаем этот момент с юмором. Но тогда для нее было важно, чтобы с ней поговорили.

Первичная интерпретация может определять специфику оценки, даже если родители любят ребенка безусловно. Этот механизм я наблюдал у своего сына.

У нас есть компания друзей, с которыми мы регулярно общаемся. У них есть дети, и наш сын самый младший в этой компании. Так как он очень активный и обаятельный ребенок, то всегда бывает в центре внимания. Его любят и взрослые, и дети. Он интерпретировал это так, что теперь везде должен быть в центре внимания, и когда пошел в школу, то поначалу болезненно относился к тому, что внимание учителя часто концентрируется на ком-то другом. В его картине мира он должен быть центром, а если это не так, то он обижается и старается привлечь к себе внимание, на вторых ролях очень расстраивается. По крайней мере так было раньше.

Когда стало понятно, что у сына формируется самооценка по типу «Я+, если я Лучший», мы начали помогать ему менять картину мира. Сейчас этот механизм исчез не полностью, но подвижки в этом серьезные.

Резюме

• Восприятие ребенка может кардинальным образом отличаться от восприятия ситуации взрослыми.

• Нельзя отмахиваться от интерпретаций ребенка, даже если они кажутся вам глупыми.

• Постарайтесь разобраться и определить, первичная или вторичная интерпретация присутствует в конкретном случае. Со временем остаются только вторичные интерпретации.

• Вторичные интерпретации могут помочь вовремя определить установки и тип самооценки, который начинает формироваться у ребенка.

• Если вы увидите, что ребенок испытывает чувство неполноценности в каких-то ситуациях, постарайтесь помочь ему убрать эту установку.

Что касается задания, то я позволю себе предварительный комментарий. Во-первых, если вы до конца не поняли, что такое интерпретация, то лучше не выполняйте это задание, только запутаетесь. Во-вторых, если не сможете ничего вспомнить, то постарайтесь не выдумывать. У многих людей детские интерпретации проходят без следа, и люди их не помнят.

Практикум. Задание 3. Интерпретации

Вспомните ситуацию из детства, в которой ваше восприятие кардинально отличалось от восприятия окружающих. Например, вы чувствовали, что брата/сестру любили больше, чем вас, но родители всегда утверждали, что любят
Страница 11 из 14

одинаково.

• Как вы воспринимали саму ситуацию, себя в этой ситуации, отношение к вам со стороны окружающих?

• Какие чувства вы при этом испытывали?

• Вспомните ситуацию из взрослой жизни, которая вызывала у вас аналогичные чувства.

• Попытайтесь сделать вывод о том, как механизм интерпретации (если он повторялся многократно) повлиял на отношение к себе и к окружающим.

Небольшое заключение по данному разделу. Механизмы, которые мы здесь рассмотрели, могут приводить к формированию базового чувства «Я—», которое является фундаментом нестабильной самооценки. Безусловно, глубина и болезненность этого минуса у разных людей разные. Многое здесь зависит от того, каким было детство и как ребенок реагировал на все вышеописанные виды влияния.

От реакции ребенка на действия окружающих во многом будет зависеть тип самооценки, который фактически определяет способ защиты базового «Я—». У одних самооценка уходит в минус в редких случаях, у других она падает постоянно от совершенно незначительных событий. Чтобы с этим разобраться, в следующем разделе мы рассмотрим три типа реакции ребенка на воздействие окружающих.

Типы реакций на родительское воздействие

У меня двое детей, и они разные. Очень разные. Хотя мы с женой их обоих очень любим и относимся одинаково хорошо, тем не менее они разные. Можно, конечно, это объяснить тем, что они разного пола, но если вы понаблюдаете за семьями, в которых дети одного пола, то даже в этом случае они все равно разные. Возможно, кто-то имеет удовольствие наблюдать это и в своей семье и, не сомневаюсь, подтвердит мои наблюдения.

Почему так получается? Ведь чаще всего ко всем детям в семье применяются одни и те же воспитательные воздействия. Многие родители одинаково любят детей, одинаково относятся к ним. И все равно: чем старше становятся дети, тем очевиднее разница в их психологии.

Справедливости ради нужно сказать, что довольно много семей, в которых есть просто ребенок и есть «любимчик», и это тоже оказывает влияние на формирование самооценки. Но в данном разделе мы разберем возможные реакции ребенка на воздействие окружающих, а заодно ответим на вопрос, почему они такие разные.

Безусловно, значительное влияние оказывают фактор генетики, а также фактор темперамента. Они в том числе определяют реакцию ребенка на те воспитательные меры, с которыми он сталкивается в детстве.

Давайте представим ситуацию, когда мальчик во время школьной перемены, неважно по какой причине, назвал свою одноклассницу словом, которое невозможно найти ни в одном словаре по причине того, что оно относится к ненормативной лексике. Девочка обиделась на подобную «обзывашку», расплакалась и отправилась жаловаться к учительнице. Преподаватель решила, что ученик не должен оставаться без наказания за свой поступок, и для придания большей значимости предстоящей экзекуции вызвала родителей мальчика в школу.

После окончания уроков учительница вызвала к доске агрессора и жертву. Убедилась в том, что в классе присутствуют завуч по воспитательной работе и мать «разбойника», после чего начала зачитывать приговор. Сначала она обозначила проступок мальчика, чтобы все ученики были в курсе, потом прочитала небольшую лекцию о вреде ругательств, а также про интеллигентность и дружбу. Затем перешла к вердикту.

Приговор оказался мягким, но требующим от подсудимого определенных действий. А именно – он должен был перед всем классом извиниться перед одноклассницей, потом перед учительницей, и раз уж завуч тоже здесь, то и перед завучем. А потом публично и клятвенно пообещать больше себя так не вести. Знакомая ситуация? Думаю, что за время учебы в школе многие наблюдали подобные истории.

Дальнейшее развитие событий будет зависеть от того, как на требование взрослых отреагирует мальчик. Чаще всего ребенок покоряется напору преподавательского состава. Пока учитель читает лекцию о вреде ругательств и непослушания, он может почувствовать себя виноватым. Тогда он покорится приговору и, стоя с опущенной головой, промямлит извинение перед всеми обозначенными в приговоре субъектами.

Извинившись, он еще долго будет помнить этот эпизод, что не гарантирует отсутствие рецидивов. Но в этот момент мальчик будет чувствовать себя реально виноватым, думать, что сделал что-то плохое, будет чувствовать себя плохим.

Но бывает, что события развиваются в другом русле. Приговор вынесен. Все готовы к извинениям. А мальчик уперся! Опустив голову, он смотрит на весь класс исподлобья и не произносит ни слова. Преподавательский состав усиливает напор, требуя извинений, на что ученик тихо, но твердо говорит: «Не буду». Тогда воздействие сопровождается угрозами, начиная от того, что будет, если он не извинится, и заканчивая предсказаниями, что ждет такого нерадивого субъекта в последующей жизни. Но чем больше грозятся взрослые, тем более твердым становится решение мальчика не извиняться. В конце концов, понимая, что своего они не добьются, учителя отпускают ребенка, произведя контрольные причитания и завершив фразой «Подумай, как будешь жить дальше».

Почему мальчик не стал извиняться? Почему уперся? Скорее всего он даже понимал, что в чем-то взрослые правы и обзывать одноклассницу такими словами не стоило. Но извиниться перед всем классом он не мог – перестал бы после этого себя уважать. Если бы он извинился, ему самому было бы тяжело, потому что его продавили, а он поддался давлению. Это для него было гораздо страшнее, чем все те угрозы, которые сыпались от учителей.

В первом случае, когда мальчик извинился, он продемонстрировал реакцию адаптации на воздействие взрослых. То есть он подчинился, подстроился под то, чего от него ожидали окружающие. При этом мальчик переживал, чувствовал себя виноватым, отверженным, изгоем. Он понимал, что восстановить расположение взрослых, вернуть доброе отношение к себе можно только одним способом – нужно покориться. Ему нужно выполнить требование и извиниться. И он это сделал.

Во втором случае мальчик реагировал протестом. Он понял, что на него давят, вынуждая действовать так, как он не хочет, поэтому молчал. Он отстаивал себя, свое «Я», потому что чувствовал: если извинится, это будет означать, что его сломали и уважать себя больше не за что. Поэтому, несмотря на давление и возможные последствия, он отстаивал себя, свое «Я».

Протест и адаптация – наиболее распространенные реакции ребенка на родительское воздействие.

Зачастую потребности и интересы родителей и детей не просто расходятся, а вступают в конфликт друг с другом. В большинстве случаев взрослые стараются подобные ситуации подогнать под свой знаменатель, заставив ребенка делать то, что нужно им. Вот здесь и проявляется тип реакции ребенка: кто-то покоряется в ответ на воздействие, а кто-то начинает протестовать и даже делать наоборот.

У кого есть дети, тот прекрасно знает, что иногда ребенок начинает вести себя протестным образом назло. То есть делать все наоборот, не так, как родители ему говорят. Если ему сказать, что нужно идти направо, он пойдет налево, но не потому, что ему туда нужно, а только лишь потому, что ему сказали идти направо.

Протест – это способ ребенка отстоять свои
Страница 12 из 14

интересы. Во многих семьях подобное проявление личности ребенка не приветствуется. У нас очень любят детей послушных, спокойных. Поэтому родители в процессе воспитания всячески борются с проявлениями протеста, требуя от него реакции адаптации. Иногда им это удается, и по мере взросления ребенок все чаще подстраивается под требования сначала родителей, а затем и окружающих.

Но иногда у родителей не получается «сломать» ребенка – он активно протестует. Кстати, со временем эта реакция может закрепиться, и он будет реагировать протестом даже в тех случаях, когда это не имеет смысла.

Какое отношение все это имеет к самооценке? Давайте рассмотрим, что роднит адаптацию и протест, несмотря на то, что они противоположны по проявлениям.

Обе реакции направлены на защиту своего «Я»:

• В адаптации ребенок считает, что ему следует подчиниться требованиям взрослых, и тогда они будут его принимать и любить, что даст ему возможность чувствовать себя «хорошим» и сохранит его «Я».

• Протестная реакция тоже направлена на защиту «Я», которое уйдет в глубокий минус, если человек поддастся давлению. Именно поэтому чем сильнее давят на людей с протестным типом реакции, тем меньше шансов получить желаемый результат.

Но протест и адаптация – это не просто две реакции, которые защищают самооценку. По сути, это две стороны одной медали, или, если хотите, два конца одной палки. Часто ко мне приходят родители, дети которых входят в подростковый период, с такими жалобами: «Что с ребенком? Он стал совершенно неуправляемым. Раньше он был таким послушным, а теперь с ним невозможно договориться».

Это как раз та ситуация, когда реакция адаптации перешла в реакцию протеста, и мы чуть позже поговорим о том, что это на самом деле неплохо. Гораздо хуже, когда ребенок, став взрослым, так и продолжает адаптивно реагировать на требования и ожидания окружающих.

Но неужели у человека есть только два варианта выбора: или подчиниться, или протестовать?

Когда мы начнем разбирать типы самооценки, вы поймете, что если реакция закрепилась, то выбор у человека фактически исчезает. Он в подавляющем большинстве случаев будет выдавать типовую реакцию, к которой привык с детства и которая все это время позволяла ему решать проблемы.

Запрограммированная реакция лишает человека свободы выбора.

Я уже писал, что обе реакции позволяют удерживать самооценку максимально близко к состоянию «Я+», поэтому человек вынужден реагировать так, как он привык и умеет. Именно поэтому адаптивные подчиняются там, где можно отказаться, а протестные упираются там, где рациональнее согласиться.

Свободный выбор – это третий тип реакции, который, на мой взгляд, и является целью работы над собой. Он не связан с самооценкой, поскольку подразумевает реакцию, исходя из интересов человека и целесообразности действий в данной конкретной ситуации.

Как бы вел себя ребенок, способный делать свободный выбор, в ситуации, когда от него требуют извиниться у доски?

Он мог извиниться, но это не было бы способом вернуть расположение взрослых. Дело в том, что так поступить проще и целесообразней в данной ситуации.

Он мог бы не извиняться, если бы видел, что «прокатит» и так.

Ключевое отличие свободы выбора от предыдущих двух реакций заключается в том, что эта реакция не связана с защитой своего «Я», и поэтому она позволяет выбирать вариант, который более эффективен и удобен в конкретном случае.

Приведу еще один пример.

Часто ко мне на тренинги приходят люди, которые находятся в психологической зависимости от своих родителей. Многим из них уже далеко за 30, но родители либо активно вмешиваются в их жизнь, либо требуют, чтобы звонили, помогали, поздравляли тогда, когда хочется и удобно родителям, а не детям. Проще говоря, с детства сохраняется реакция адаптации на родительское воздействие, независимо от того, нужно это или не нужно, целесообразно или нет.

Один мой клиент каждые выходные ездит «на картошку» вместе с родителями. Точнее, ездят родители, но ведь их же нужно отвезти, подождать, привезти. Он бизнесмен, у него семья, а он вынужден ездить на родительский огород. Отказать он никак не мог, так как потом его грызло чувство вины, будто он вот такой плохой сын, родителям не помогает. И, конечно, родители озвучивали его подобные внутренние диалоги.

Когда он понял механизм, понял, что у него есть зависимость, что чувство вины вынуждает его реагировать адаптацией, он попытался изменить ситуацию. Теперь на любые просьбы родителей, даже вполне логичные и рациональные, с его стороны следовал отказ.

Нельзя сказать, что это свободный выбор. По сути, он из адаптации перешел в протест, а свободный выбор подразумевает, что если просьба адекватная и мне удобно ее выполнить, то можно помочь родителям без проблем.

Если требования относятся к категории «поскипидарить мозг», то я могу отказать. Если я согласился и помог, то не считаю, что меня продавили. Если я отказался, то лишь потому, что считаю просьбу не вполне адекватной и/или мне неудобно ее выполнять, но при этом не чувствую себя «предателем», не испытываю вины. В этом и есть суть свободного выбора: я руководствуюсь принципами практичности и рациональности, и это никак не влияет на мою самооценку.

От чего зависит тип реакции конкретного ребенка? По моим наблюдениям, решающую роль играют три основных критерия:

• темперамент;

• сила воздействия;

• регулярность воздействия.

Холерики чаще реагируют протестом, меланхолики адаптацией. Ключевое слово – «чаще». У разных людей есть свой предпочтительный тип реакции, проявляющийся в различных ситуациях и с разными людьми.

В любом случае человек с нестабильной самооценкой будет реагировать либо протестом, либо адаптацией.

Человек со стабильной самооценкой руководствуется свободным выбором.

Резюме

Механизмы формирования самооценки и типы реакции

• Самооценка может быть либо стабильной, либо нестабильной.

• Фундамент стабильной самооценки «Я+»: «Со мной все ОК, и это не требует доказательств».

• Фундамент нестабильной самооценки «Я—»: «Со мной что-то не так, но при определенных обстоятельствах я могу доказать себе и окружающим, что со мной все в порядке».

• Фундамент нестабильной самооценки «Я—» формируется посредством механизмов копирования, условного подкрепления на уровне личности и негативных интерпретаций, когда ребенок считает, что с ним что-то не так.

• Чтобы защитить свое «Я», ребенок реагирует тем или иным образом на воздействие родителей и окружающих людей. Он может подчиняться и выполнять требования в обмен на любовь и расположение родителей. Либо он может активно протестовать, поступая наоборот и отстаивая тем самым свое «Я».

• Третий тип реакции – свободный выбор – кардинально отличается от протеста и адаптации, так как ориентирован на конкретную ситуацию, а не на желание защитить свою самооценку.

• Тип реакции, к которому человек привык в детстве, сохраняется и во взрослой жизни, что во многом определяет принятие решений, эмоциональные реакции, поведение взрослого человека.

• Ощущение «Я—» довольно болезненное. Жить с ним постоянно очень тяжело, поэтому человек формирует
Страница 13 из 14

защиту, которая позволяет ему выйти из минуса в плюс.

• Защита активизируется за счет формирования структуры «Я+, если», где «если» это список требований к себе, выполнив которые человек может ощущать себя «Я+».

В формуле «Я+, если» заключается смысл нестабильной самооценки, когда человек может считать себя благополучным, достойным (список можно продолжать) только при выполнении определенных условий.

Признаки нестабильной самооценки

В предыдущей главе мы рассмотрели, как формируется самооценка. Тем, у кого чтение предыдущей главы «не пойдет», я предлагал ее пропустить и сразу перейти к следующей главе, посвященной признакам нестабильной самооценки.

Я вкратце напомню содержание предыдущей «серии», а затем мы перейдем к тому, как и в чем проявляются механизмы нестабильной самооценки. Думаю, многие из вас в этом разделе узнают себя.

Мы разобрали, как формируется фундамент нестабильной самооценки, в основе которого лежит базовое чувство «Я—». Его еще можно назвать чувством стыда, непринятием себя, нелюбовью к себе, ощущением недостаточной ценности себя, чувством «хуже других» и т. д.

Также мы говорили о том, что постоянно жить с этим чувством невозможно, иначе человек будет находиться в состоянии хронической депрессии. Поэтому со временем, начиная с детства, формируется определенная защита, которая позволяют человеку ощущать себя вполне благополучным. Защита представляет собой список условий, при соблюдении которых он считает себя «хорошим»:

«Я+, если» означает, «со мной все ОК, если я выполняю определенные условия».

Но этого недостаточно, потому что в процессе воспитания у ребенка складываются не только условия, при которых он может считать себя «хорошим», но еще и условия, при которых он рискует быть «плохим». Это формирует список «Я—, если», перечисляющий условия, когда он должен считать себя плохим и ему должно быть стыдно.

Таким образом, получается следующая конструкция.

Есть базовый «Я—», который защищен двумя списками условий «Я+, если» и «Я—, если».

Когда я соответствую списку «Я+, если», моя самооценка повышается. Соответственно в этом случае я чувствую себя благополучным, успешным, осознаю, что со мной все ОК.

Если в жизни происходит что-то из списка «Я—, если», то самооценка падает. Тогда у меня возникает неудовлетворенность собой, ощущение собственного неблагополучия.

Такова общая структура нестабильной самооценки. В каждом индивидуальном случае многое зависит от содержания обоих списков, что и определяет тип самооценки конкретного человека, о чем мы будем говорить в следующей главе.

Давайте разберем все изложенное на конкретном примере.

Виктор рос в интеллигентной семье: отец преподавал химию в одном из вузов, мать трудилась инженером на промышленном предприятии. Родители очень хотели, чтобы из сына получился думающий интеллигентный человек, который станет ученым, желательно химиком. В общем, довольно распространенное желание родителей, чтобы сын пошел по стопам отца.

Поэтому основной упор родители решили сделать на интеллектуальном и образовательном развитии ребенка. Так как отец был человек занятой, основные воспитательные функции брала на себя мать. Уже в дошкольном возрасте Виктор посещал различные кружки, учил языки, играл в шахматы. Родители очень гордились успехами ребенка.

Поначалу Виктор с удовольствием играл с детьми во дворе, но мать явно не одобряла мальчишеские игры. Однажды после возвращения сына с прогулки с шишкой на голове, полученной в результате взаимодействия с качелями, на играх со сверстниками был поставлен крест в виде прямого запрета «участвовать в дурацких играх и пустой трате времени».

В школу Виктор пришел гораздо более подготовленным, нежели его одноклассники, поэтому легко учился на пятерки. Периодически он дурачился и баловался вместе со сверстниками, и в один прекрасный момент это привело к вызову родителей в школу. Этот эпизод он запомнил надолго, поскольку после посещения директора мать удостоила его только одним словом «Позор», а следующие несколько дней держалась очень холодно и почти не разговаривала с сыном. Все это время Виктору было очень плохо и стыдно. Больше он в мальчишеских играх не участвовал.

Ситуация повторилась, когда в пятом классе он получил первую двойку из-за того, что не сделал домашнее задание. И вновь мать объявила бойкот. Несколько дней Вите было не по себе, поэтому он решил больше никогда не относиться к учебе халатно.

Несколько раз он пытался уговорить родителей отдать его в спортивные секции, но футбольный кружок был охарактеризован родителями как «сборище дебилов», а желание заниматься единоборствами вызвало еще более бурную реакцию: «Хочешь, чтобы тебе все мозги отбили?»

Однажды Витя спросил у мамы разрешения пригласить в дом друзей. Мать была не в восторге от идеи, хотя на словах согласилась. Витя пригласил двух одноклассников, и несколько часов они собирали конструктор. Провожая приятелей, в прихожей Виктор столкнулся с отцом и по выражению его лица понял, что отец не доволен приходом гостей.

– Кто это? – спросил отец, когда ребята ушли.

– Одноклассники, – ответил сын.

– Кто их родители? – почему-то спросил отец.

– У Сергея отец на заводе работает, а у Марка отец – директор магазина.

– Понятно. Работяга и торгаш, – презрительно фыркнул отец, но мысль развивать не стал. Больше Витя не водил ребят домой, да и общение с друзьями потихоньку расклеилось.

Мать совершенно не переносила, если сын «шатался без дела». Она всегда подчеркивала, что работа есть всегда, и действительно постоянно ее находила. Если же Витя хотел просто отдохнуть или посмотреть телевизор, мать тут же находила более подходящее, по ее мнению, занятие даже в том случае, если вдруг все уроки сделаны и все книги прочитаны. Например, работа по дому.

Можно и дальше приводить факты из реальной биографии одного человека, хотя для демонстрации и анализа механизмов у нас уже информации более чем достаточно. Теперь проследим, как формировалась самооценка Виктора.

Начнем с фундамента самооценки.

Родители, мать в частности, не принимали потребностей ребенка и старались «заточить» его под «правильное» понимание жизни. Если ребенок вел себя не так, как было нужно родителям, его наказывали холодностью, молчанием или нотацией.

То есть Виктор быстро понял, что его не принимают таким, какой он есть с его мальчишескими интересами и желаниями. Он чувствовал, что некоторые его поступки вызывают отторжение и осуждение родителей, и очень переживал, когда мать наказывала его молчанием. У него возникало ощущение, что он плохой, расстраивает мать, и это чувство было довольно болезненным. Таким образом, сформировался базовый «Я—».

Большинство родителей утверждают, что любят своих детей, а различные нотации, наказания, молчание, отвержение – это всего лишь воспитательные моменты, которые необходимы, чтобы сделать для ребенка «лучше». Когда-нибудь он, то есть ребенок, это поймет и оценит. Вот и мать Вити считала, что она делает для сына лучше, ведь ее сын – из интеллигентной семьи и ему нужно заниматься учебой, а не тратить время попусту, не играть с бесцельно шатающимися сверстниками.
Страница 14 из 14

А по реакции отца Виктор усвоил, что нужно выбирать круг общения и что быть работягой и торгашом стыдно.

Другими словами, родители четко дали понять, что нужно делать, чтобы быть «хорошим» (так сформировался список «Я+, если»), и чего не стоит делать, чтобы не быть «плохим» (список «Я—, если»). В процессе взросления эти списки будут постепенно дополняться.

И хотя взрослый Виктор не будет понимать, почему он принимает то или иное решение, именно эти сформированные в детстве механизмы будут влиять на его принятие решений и на то, какой жизнью он будет жить.

Список «Я+, если» у Виктора будет довольно длинный.

Стремление хорошо учиться и соответствовать требованиям авторитетных людей.

Важно обязательно получить высшее образование, без которого он точно не сможет считать себя «хорошим».

Для него очень важно будет то, с кем он общается, – Виктор будет стремиться к «правильному» кругу общения.

Он будет все время чем-то занят, поскольку с детства уяснил, что отдых и развлечения это пустое времяпрепровождение.

Скорее всего, он поступит на химический факультет, чтобы пойти по стопам отца.

Так или иначе, все эти пункты, по сути, вытекают из самого главного, самого первого пункта списка: «Я+, если мама мной довольна». Остальное уже производные. К чему это приводит, мы поговорим в главах, посвященных типам самооценки.

Одновременно родители давали четкие ориентиры, чего делать не надо, на основании которых Витя формировал список «Я—, если».

Ключевой пункт этого списка – «если мать мной недовольна» – с возрастом трансформируется в «если мной недовольны значимые люди». Самооценка будет падать, если он не получит высшее образование, если придется заниматься рабочей специальностью или торговлей. Если будет предаваться развлечениям или отдыхать. Если будет общаться с «неправильными» людьми…

К старшим классам Виктор стал правильным и послушным мальчиком. Он хорошо учился, был начитан, не хулиганил, никогда не участвовал в проделках сверстников. Родители гордились сыном, учителя ставили Виктора в пример. Он был очень доволен этим обстоятельством. Правда, его иногда смущало, что все решения принимают за него родители, но с возрастом он к этому привык. Тем более что сам он, откровенно говоря, не очень знал, чего хочет и к чему стремится.

Как и планировалось родителями, он стал химиком. Работал в институте на кафедре, защитил кандидатскую диссертацию. Родители были довольны, а вот Виктор не очень. Периодически поступали предложения перейти работать на химические предприятия, участвовать в разработке новых технологий за пределами института. Каждый раз он шел советоваться к родителям, и каждый раз отец смотрел на него, как «Ленин на буржуазию», а мать объясняла, что истинное его предназначение это работа на кафедре. У Виктора были определенные сомнения насчет предназначения, но он предпочитал не спорить.

К тридцати годам мужчина уже привык к довольно скучной работе без ясных перспектив, к небольшой зарплате и проживанию вместе с родителями, к отсутствию друзей. Все бы ничего, но очень смущал полный штиль в личной жизни. Периодически, конечно, случались волнения, и однажды Виктор даже чуть не женился. Больше года он встречался с девушкой, которая очень ему нравилась, и наконец решил представить ее родителям. По реакции родителей он понял, что невеста не пришлась ко двору. Он даже поговорил с матерью и на свое «Ну, как тебе Катя?» получил краткий ответ: «Не знаю, что ты в ней нашел». После этого Виктор резко охладел к Кате, и в итоге они расстались.

Другие девушки тоже не подходили под родительские стандарты, зато мама активно пыталась его пристроить к дочери своей знакомой. Однако в этом случае даже покладистый Виктор воспротивился.

Так, тридцатилетний мужчина продолжал сидеть на кафедре, работая над неинтересными проектами, зарабатывал очень мало и не мог понять, что его ждет в будущем. А еще он не мог ответить на вопросы: чего хочет, что ему интересно, какие у него цели, к чему стремится. Он чувствовал, что в жизни что-то не так, но не мог понять, что именно. И не знал, что ему делать, что нужно менять, и нужно ли вообще рыпаться. Ведь как ни крути, он живет не хуже миллионов других людей. Только непонятно, зачем и для чего.

Всего лишь по нескольким эпизодам из детства мы можем понять, как была сформирована нестабильная самооценка Виктора. В основе ее лежит базовый «Я—».

Также есть два списка:

«Я+, если», к выполнению которого он будет стремиться;

«Я—, если» – это те действия, которых он будет всячески избегать.

Завершая историю с Виктором, мы немного забежим вперед и отметим, что его самооценка сформировалась по типу «Я+, если радую других».

Далее мы рассмотрим, как и в чем проявляются механизмы нестабильной самооценки. Прежде всего обратим внимание на общие проявления нестабильности, а когда перейдем к рассмотрению различных типов самооценки, более детально разберем специфику проявления того или иного признака.

Если в этом разделе что-то будет похоже по описанию на ваши механизмы, а что-то не совсем, то пусть это вас не пугает. Цельную картину вы сможете составить после прочтения следующей главы, посвященной различным типам самооценки.

Колебания самооценки

«Все, я туда больше не пойду! Даже не уговаривай!» – сказал мне явно расстроенный сын, вернувшись с тренировки по кикбоксингу. «Дурацкие тренировки!» – резюмировал он.

В дальнейшем разговоре выяснилось, что у них были спарринги и он продул… Поэтому и находился в расстроенных чувствах. Кое-как мы с ним договорились, что ходить на тренировки он все-таки продолжит.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/boris-grigorevich-litvak/naydi-tochku-opory-pereverni-svoy-mir/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Примечания

1

Премедика?ция (в медицине) – предварительная медикаментозная подготовка больного к общей анестезии и хирургическому вмешательству.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.