Режим чтения
Скачать книгу

Невеста на три дня читать онлайн - Светлана Шумовская

Невеста на три дня

Светлана Шумовская

Что делать девушке, когда у нее проснулась магия, в мире, где таких, как она, уничтожают? Конечно же любыми способами прятать ото всех свои способности. А если о них узнал тот, чья задача состоит как раз в том, чтобы находить таких, как она? Бежать без оглядки – скажете вы. Но если, вместо того чтобы взять ее под стражу, он предлагает свою помощь? Но не просто так, а за ответную услугу. Стоит ли соглашаться на такое предложение? Вы не знаете. Вот и Лея Аргуст тоже не знала, как ей быть, но решила рискнуть и довериться загадочному кьёрну.

Светлана Шумовская

Невеста на три дня

Глава 1

– После того как колокол пробьет три раза, мы должны будем это сделать, – шепнула Уна мне на ухо.

Я плотнее укуталась в одеяло и испуганно сжалась в комок. Другие девушки уже не спали, а просто лежали и думали. Каждая о своем. Кто-то, как я, боялся; кто-то предвкушал; кто-то думал, что лучшей доли нельзя и желать…

– Лея, – продолжала нашептывать подруга, – не бойся. Ничего ужасного не произойдет, мы просто переедем в другое место.

Я хмыкнула. Переедем в другое место, как же. Нас просто продали подобно скоту. Интересно, а деньги за нас брали как за души или как за живой вес? Работать в доме увеселений! Как? Как я могла докатиться до такого? Знала ли моя матушка, что ждет ее дочь, когда отдавала меня в этот пансион.

– Танцевать на потеху кьернам, илирам и грастам – это ты называешь «ничего ужасного»? – зло спросила я. Уна вздохнула и поежилась.

– Нас этому учили, – риторически заметила она, – нас учили быть лучшими, уметь угождать мужчинам. И нас предупреждали, что распределение не оспаривается.

– Да! – с горечью воскликнула я. – Но никто не предупреждал, что нас продадут!

– Лея, – уже более мягко заговорила подруга, – у нас нет особого выбора. Наши роды? обанкротились, у многих из девушек вообще нет родни, а как иначе мы будем выживать? Нам нужно найти себе приличных супругов. Ты подумала о своих сестрах, которые остались без приданого? Что будет с ними?

«То же, что и со мной», – грустно подумала я, но отвечать не стала. Доля истины в ее словах была. Здесь, в «Чайной розе», благородно именующейся «Пансионом для юных искусниц», нас учили всему. На протяжении семи лет мы учились грамоте, этикету, танцам… Но главной задачей наставниц было обучить нас тому, чтобы девушки из бедных, но когда-то бывших знатными родо?в смогли удачно устроиться в жизни. Мы думали, что в день нашего выпуска нас распределят по разным городам, может, даже странам, возможно, устроят работать при дворе… Семь лет назад родители отдавали нас сюда с надеждой и верой в светлое будущее. Брали только девочек из знатных семей и преимущественно бедных. Предполагалось, что свой долг перед пансионом воспитанница выплатит сама после распределения, поэтому и направляли из «Чайной розы» в лучшие места королевства. Многие из прежних выпускниц успешно попали на службу при королевском дворе и теперь живут в столице с богатыми супругами, которые покрыли все долги их семей. Мы надеялись, что сможем быть фрейлинами или хотя бы преподавать этикет у отпрысков знатных семей. Но все пошло не так, как мечталось. Донна Криста, директор пансиона, решила нашу судьбу. И она не увидела для нас лучшего пути, кроме как отправить всех в столицу великого королевства Крамиил город Саак. Там мы будем работать в доме увеселений, который назывался «Алар». Впрочем, про это место мне пока мало что известно. Разве только то, что девушки, работающие там, не в чести? у дам из высшего общества. Ходили слухи, что они даже сопровождают благородных кьернов, у которых еще нет невест, на балы и приемы за приличную плату.

Криста не призналась, что продала нас. Свое решение распределить всех выпускниц именно туда она объяснила тем, что это самое идеальное место для того, чтобы найти достойного супруга. А даже если супруг не найдется, денег, заработанных в «Аларе» всего за пару месяцев, с лихвой хватит на то, чтобы уплатить долг пансиону за наше обучение. Каким именно образом мы должны будем зарабатывать деньги в этом загадочном для нас месте, она, естественно, умолчала. То, что Кристе заплатили за столь интересное распределение, мы с Уной узнали совершенно случайно, подслушав разговор директора с некой дамой из столицы, которая предлагала ей внушительную сумму за десяток юных леди, сетуя на то, что все ее подопечные разбежались. Отказаться от назначения мы не имели права, потому что наш долг был довольно велик. По крайней мере, у моего рода точно не было средств, чтобы оплатить мое обучение здесь, так же как и у рода Уны. Семья ни одной из нас не могла расплатиться с пансионом за семь лет проживания и обучения.

Пока я размышляла и взвешивала все положительные и отрицательные стороны сложившейся ситуации, колокол пробил три раза.

– Подъем! – раздался усиленный рупором гнусавый голос старого коменданта.

Все живо вскочили с постелей и наперегонки понеслись к ванным комнатам, коих было всего четыре на десять воспитанниц-выпускниц. После короткого умывания мы, толкаясь в узком проходе между двумя рядами постелей, натягивали черные ученические платья. Волосы все в основном заплетали на ходу, потому что каждая знала, что сегодня перед завтраком директор объявила общий сбор в холле. Через считаные минуты мы уже опрометью неслись по лестнице вниз.

– Доброго утра, искусницы, – ледяным тоном поприветствовала нас донна Криста.

Мы слаженно присели в реверансе и с замиранием сердца воззрились на нее. Лично я тайно надеялась, что все услышанное нам с Уной просто приснилось и сейчас донна Криста объявит о совсем другом распределении.

– Сегодня день вашего выпуска, – директор перешла сразу к делу. – И, как вы уже знаете, для вас открывается лучший из жизненных путей, который только можно себе пожелать.

Я была в корне не согласна с таким заявлением. Если лучшее – это «Алар», то мне трудно даже представить, что ожидает выпускниц в худшем случае.

– Ваше распределение в этом году весьма и весьма удачно, – тем временем говорила она, расхаживая перед нами. – После завтрака каждая из вас, по одной, должна зайти в мой кабинет и получить распределительную грамоту, а также бумаги по долговым обязательствам.

Мы дружно кивнули, а донна Криста продолжила, остановившись напротив одной из девушек.

– Нинель, – обратилась она к хрупкой блондинке, – твоя семья готова выплатить твой долг. Со мной связался твой брат и сообщил, что у него есть нужная сумма, так что ты можешь отказаться от распределения.

Нинель судорожно вздохнула, всхлипнула, и на ее лице расцвела счастливая улыбка. Донна Криста, напротив, поморщилась.

– На твоем месте я бы так не радовалась, – серьезно сказала она. – Подумай о том, что ждет тебя в твоем родном захолустье.

Нинель немного изменилась в лице, но, видимо, воскрешение в памяти родных пенатов не показалось ей столь страшным.

– Я все же откажусь от вашего предложения, – пискляво сообщила она.

Донна Криста пожала плечами и кивнула. Многие из нас сейчас позавидовали блондинке, ведь ей
Страница 2 из 19

не придется отрабатывать долг непонятно где. После этого короткого разговора нас отправили завтракать. Примечательно, что директор с подозрительной ловкостью уклонялась от расспросов об «Аларе», уверяя лишь в том, что это лучшее место для юных искусниц и ничего плохого нас там не ждет.

– Повезло тебе, – шепнула я на ухо Нинель, когда мы уже вошли в столовую. Девушка просияла и часто закивала.

– Даже не представляю, где Бертрам нашел такую кучу денег, – сказала она. – Но я этого никогда не забуду.

– Зря радуешься, – процедила Ди, проходя мимо Нинель и намеренно задев ее плечом. – Будешь сидеть в своей глуши совершенно одна, никому не нужная и забытая всеми.

Не знаю, как Нинель, а я была бы не против сидеть в своем доме и заниматься чем угодно, только бы не ехать в столицу на поиски супруга. Возможно, я трусиха, а возможно, просто наивная. Я надеялась, что все же смогу выйти замуж по любви, а не потому, что так нужно. Хотя в наших краях о любви, наверное, уже давно все забыли. Почти все бывшие знатные роды? обеднели, но, по иронии судьбы, у них продолжали рождаться девочки, а те роды?, которые стали знатными после прихода нового короля, могли похвастаться значительным преимуществом детей мужского пола.

Все началось сто сорок лет назад, когда наши земли захватил старый король соседнего королевства. Тогда Крамиилом правил король Люций. Он был магом, не знаю, насколько сильным, но определенным даром обладал. Поэтому запрета на магию не было. Еще в бытность моей бабушки в Крамииле были распространены школы магии и даже один университет. Неудивительно, что многие обладали даром, особенно в семьях аристократов. Дар передавался по крови из поколения в поколение, носителями в большинстве случаев становились девочки, реже мальчики. Насколько я знаю из семейной истории, магия нисколько не мешала народу, а даже, наоборот, во многом помогала и способствовала его развитию. Но король, который правил соседним королевством, магию на дух не переносил, она как чума пожирала его изнутри. Он очень боялся, что в скором времени маги станут править везде. Тогда Адалион собрал армию, преимущественно человеческую, но не погнушался набрать наемников из некромантов, которым заплатил немалые деньги за их помощь. Поговаривали, что он даже вызывал демонов преисподней и, заручившись их поддержкой, пошел войной на Крамиил. Война длилась пятнадцать лет и была самой жестокой и кровопролитной в истории. В конечном итоге Адалион все же взял власть, можно сказать, он вырвал ее зубами, попутно уничтожив целые роды? магов. После того как ситуация немного стабилизировалась и он укрепил свою власть, пришло время инквизиции. Она мечом и огнем прошлась по поверженной стране, истребляя тех, у кого была хотя бы капля дара. Некоторые успели сбежать, но спастись удалось немногим. Так Адалион объединил два королевства, тем самым расширив свои границы.

Когда король-тиран, как называли в народе Адалиона, скончался, это дело продолжил его сын. Он пошел еще дальше и устраивал самые настоящие облавы. У всех младенцев, которые рождались в семьях, когда-то обладавших даром, брали кровь в первый же день жизни. И если в крови находили дар, младенца тут же убивали. Такими же методами действует и король Наар, который правит сейчас. Моего деда с бабушкой по отцовской линии убили из-за того, что в их крови была магия. По закону все их земли отошли королю, а мои родители оказались в нищете. Мамиными родителями были обычные крестьяне и мало чем могли помочь нашему роду. От былой роскоши остались только замок да четыре деревушки во владении. У моих родителей, хвала великому пантеону, дара не обнаружили, что сохранило им жизнь. Видимо, изуверы в инквизиции не знали, что в большинстве случаев дар передается через поколение. Тем не менее меня и моих сестер проверяли при рождении. На тот момент они ничего не нашли, но уже к десяти годам я спокойно зажигала свечу одним лишь взглядом, о чем, впрочем, упорно молчала. Я не собиралась пользоваться своим даром, да и не знала, как это делается, а потому опасной для общества себя не считала, хотя фанатикам может показаться иначе. Мама говорила мне когда-то об Империи, от которой нас отделяют горы. Якобы там магам всегда рады, и если на то будет нужда, то я смогу укрыться там.

В связи с жестокостью новой власти население Крамиила сильно поредело. Поскольку у девочек дар проявлялся чаще, соответственно и убивали их в разы больше. На сегодняшний день на пять мужчин в Крамииле приходится лишь одна девушка. Знатные мужи готовы брать в жены бесприданниц просто потому, что иного выхода у них не было. Продолжать род – наш долг, не исполнить который мы не имеем права. Однако у леди, которые располагали хотя бы маленьким наследством, шансов выйти замуж было намного больше. Таким же, как я, приходится довольствоваться лишь тем, что предлагает нам судьба. Быть может, мне повезет, и я смогу раздобыть денег для приданого своим младшим сестрам, чтобы им не пришлось так же, как мне сейчас, полагаться на волю судьбы, которая порой бывает весьма взбалмошной.

– О чем задумалась? – отвлекла меня от раздумий Уна.

– Да так, – отмахнулась я. – О несправедливости жизни.

Подруга ободряюще потрепала меня по плечу.

– Все будет хорошо, – заверила она. – Зато мы сможем увидеть столицу!

После ее слов все разом забыли свои страхи и радостно защебетали о столь вожделенной столице.

– Теперь мы первыми будем узнавать о новинках моды, – воодушевленно вещала Ди. – Возможно, даже увидим кого-нибудь из королевской семьи! – Девушка мечтательно закатила глаза.

– Я уже составила примерный план достопримечательностей, которые мы посетим в первую очередь, – деловито сообщила Ирэна. После чего принялась перечислять: – Знаменитый храм в центре Саака, который строили сами гномы! Еще по дороге мы должны будем проезжать Холмистый край, – чуть ли не трясясь от предвкушения, продолжила она. – Вы только представьте, раньше там жили единороги!

– Брось, – угрюмо прервала ее Луна. – Единорогов не существует и гномов тоже.

После этой фразы я предпочла закончить трапезу, потому что начались бурные выяснения того, кто существует, а кто нет. Я точно знала, что эльфы, гномы и даже русалки живут, но явно не в Крамииле, уж слишком много было приложено усилий нашими властями для того, чтобы в королевстве не осталось ничего сверхъестественного. Даже наши учебники истории полностью переписали, убрав из них упоминания о магии любого рода и о представителях других рас. Я больше доверяла тем книгам, что хранились в нашей семейной библиотеке, а если верить им, то кроме людей есть на свете еще множество различных существ.

– Лея, подожди! – окликнула меня Уна. – Я с тобой.

Я пожала плечами. Вещи были уже собраны, оставалось только зайти к донне Кристе за бумагами да вынести чемоданы на улицу, дабы загрузить в кареты. Ехать нам предстояло где-то семь-восемь дней, и для такого дальнего переезда пансион щедро выделил три кареты. Я в задумчивости подошла к кабинету директора и дернула за ручку, открывая дверь.

– Подожду тебя здесь, – неуверенно
Страница 3 из 19

предупредила подруга, поняв, что я полностью погружена в свои мысли.

Я лишь рассеянно кивнула и вошла.

– Входите, искусница, – даже не отрывая взгляда от документов, сказала донна Криста. – Присаживайтесь.

Я устроилась в кресле перед директорским столом и замерла в ожидании. Кресло только на вид казалось мягким, а на поверку оказалось достаточно жестким и ощутимо отдавало холодом. Через несколько долгих секунд Криста удостоила меня мимолетным взглядом и заглянула в один из ящиков стола, достав оттуда несколько свитков.

– Это, – она протянула мне один из них, бледного желтого цвета и перевязанный голубой лентой, – ваша распределительная грамота, предъявите ее на месте назначения. В ней информация о вас, вашей семье, оценках и характеристика от меня. – Я забрала свиток, а Криста уже разворачивала второй. – А вот это, – она разложила его на столе передо мной, – долговой документ. Здесь приведены все суммы, которые мы потратили на ваше содержание.

Я пробежалась взглядом по исписанной бумаге. Здесь действительно было перечислено все: ученическая форма (которая менялась каждые полгода), счет за обучение по всем предметам, питание (нужно сказать, что было оно не особо качественное) и проживание в стенах пансиона. Конечная сумма заставила меня пошатнуться, отрезвляла лишь прохлада, идущая от кресла.

– Как видите, вы в течение года должны выплатить нам сорок семь соле, – директор произнесла эту страшную сумму вслух. – В случае неисполнения обязательств мы будем вынуждены обратиться к властям и истребовать деньги с вашей семьи в принудительном порядке, – окончательно добила меня донна Криста.

Я шумно сглотнула и приняла свиток. Прощальную речь директора я не слушала, а из кабинета выходила на негнущихся ногах. Не успела за мной захлопнуться дверь, как в нее торопливо вбежала Уна. У кабинета уже толпились позавтракавшие выпускницы, и я, чтобы избежать расспросов, как можно быстрее вышла на лестницу. Сорок семь золотых монет высшей пробы!.. Наш родовой замок стоит, наверное, всего пятьдесят, а он является пристанищем почти для всей моей близкой родни. Получив документы, я окончательно убедилась в том, что увильнуть от распределения мне не удастся. Более того, я точно знала, что в «Аларе» буду браться за любую работу, которую только предложат, потому что каким образом можно будет заработать за год такую прорву денег – я представляла слабо, и у меня возникали сомнения, смогу ли я вообще заработать столько хоть когда-нибудь. Но я утешила себя тем, что раз нас направили туда, значит, это возможно. По крайней мере, перспектива отправиться одной, а то и всей моей семьей на рудники за неуплату долгов совсем не прельщала. А у меня еще есть и сестры, которые остались без приданого. Да за сорок семь соле можно было бы обеспечить приданым пятерых юных леди! От грустных раздумий меня отвлек крик старого кучера, который сообщал, что через полчаса всем выпускницам надлежит спуститься к каретам для отбытия в Саак, и я ускорила шаг, спеша вытащить свои немногочисленные пожитки во двор.

В последний раз обвела взглядом длинную комнату с двумя рядами постелей, застеленных серыми покрывалами, и, подхватив две сумки, вышла в коридор. Привычный запах сырости, царивший в помещении, сменился свежестью, пахну?вшей в лицо, как только я оказалась на лужайке перед пансионом. Снег уже сошел, и повсюду виднелась пожухлая серо-желтая трава. В гуще небольшого сквера одиноко застучал дятел, справедливо рассудив, что в такую погоду под толстой дубовой корой точно есть чем поживиться. Еще неделя – и на деревьях завяжутся пухлые почки, а в Сааке наверняка уже сквозь них проклюнулась первая зелень, готовая вот-вот расцвести буйным цветом назло холодам. Столица располагается немного южнее, следовательно, и погода там должна быть приятнее. Я поежилась под очередным порывом ветра, который норовил забраться под пальто, и еще раз вдохнула полной грудью.

– Чур, я поеду в первой карете, – совсем рядом со мной раздался голос Ди, – хочу раньше всех увидеть Саак! – Девушка мечтательно закатила глаза.

– Тогда и мы в первой, – толкнула меня в бок Уна. – Да, Лея?

Я лишь рассеянно кивнула. Нас осталось девять, а значит, в каждой карете поместятся по три девушки. Две кареты обошлись бы дешевле, но нам предстоял долгий путь. Значит, придется как-то спать, а впятером это можно сделать разве что стоя, поэтому было решено не отказываться от третьей кареты. Сначала время в дороге тянулось медленно, каждая минута казалась мне часом, а Ди без перерыва болтала про столицу, моду и богатых кавалеров. Она была, пожалуй, единственной, кто настолько воодушевился нашим распределением.

– Я слышала, что все знатные мужчины столицы выбирают себе супруг в «Аларе», – не умолкала она.

– В доме увеселений? – возмущенно спросила я. – Не смеши меня! Таких «жен» выбирают разве что на ночь!

Ди возмутилась похлеще чопорной девственницы, которую случайно застукали на сеновале с кузнецом, и даже побагровела от злости.

– «Алар» – не дом увеселений! – воскликнула она. – Это приличное заведение!

Я только иронично пожала плечами, полностью уверенная в обратном.

– Может, и так, но я слышала другое.

Следующие несколько часов мы с Ди старались даже не смотреть друг на друга, а Уна предательски дремала на моем плече. Я достала из сумки одну из многочисленных книг из своего родового замка, которые захватила с собой, когда еще только отправлялась учиться, и пролистала потрепанные страницы, открывая на закладках. В нашей библиотеке, разумеется, тайно, хранились тысячи книг о магии, драконах, единорогах, эльфах… Сейчас все описываемое там казалось невероятным и нереальным, но читать было безумно интересно.

Дни тянулись хоть и медленно, но уже привычно. На ночлег мы останавливались на постоялых дворах в более крупных деревнях или даже городках. Там же и питались, закупая продукты на весь день пути. Днем было всего три остановки, как говорил кучер, чтобы все могли сходить в кустики и дать отдых лошадям, а ели мы прямо в каретах. По мере приближения к столице становилось ощутимо теплее, а привычные дубы, ели, березы и ясени постепенно сменялись диковинными кустарниками и невысокими деревьями. Лесов становилось все меньше. Последние сутки мы ехали по степи, которую лишь изредка прочерчивали полоски редкого леса.

На седьмой день пути наши кареты наконец достигли ворот Саака. Нам даже пришлось стоять в очереди на въезд в город. Оказалось, что здесь даже за это берут деньги! Пришлось заплатить по одной медной монетке с человека за право миновать великие врата стольного города (так распинался перед нами местный страж). Особого восторга по поводу прибытия я не испытывала, но, как и все, исправно смотрела в окно. Я никогда раньше не видела такого города. Величественные постройки, каменные дома, местами даже четырехэтажные, вымощенная камнем мостовая, по которой прохаживались дамы в пышных разноцветных платьях, мужчины с идеальными осанками, шныряли карманные воришки, выглядывая, чьим бы кошельком поживиться на этот раз. Я не заметила
Страница 4 из 19

большого количества кошек, которые обитали в портовых городишках, где мне приходилось бывать, да и крысы не раздражали спешащих горожан своим присутствием. Почему-то подумалось, что на экскурсию по столице я все же пойду вместе со всеми.

Вскоре кучер завернул в узкую улочку, и дома сменились деревянными, изредка обложенными красным кирпичом, и затормозил.

– Прибыли! – басовито крикнул старый возница, управлявший нашей каретой. И мы тут же выбрались на улицу, спеша размять затекшие конечности.

Остановились мы перед домом, напоминающим замок, точнее, перед высокими воротами из железных прутьев с зазубринами на концах. От ворот (которые, впрочем, были закрыты) вдаль уходила дорожка из белого, жутко дорогого мрамора и упиралась в высокие ступени дома. По обе стороны от нее росли невысокие кусты диких роз и кое-где виднелись низкие лавочки.

– Красота! – воскликнула Ди.

Спорить никто не стал, потому как наличие красоты не оспоришь. А по дорожке тем временем к нам быстро приближался мужчина в годах, чью густую шевелюру уже посеребрила седина. Мужчина оказался здешним дворецким, он отворил ворота и проводил нас вместе с багажом к дому. Мы с девушками вошли в довольно большой и просторный холл, больше похожий на зал для бальных танцев, и стали в одну линию, не зная, что делать дальше. Дворецкий же оставил нас, сказав, что приведет госпожу. О ее приближении мы узнали по крикам, коими она неведомо за что награждала бедного старика. Дама, судя по обрывкам громких восклицаний, была очень недовольна тем, что мужчина не позвал ее сразу, как только увидел подъехавшие кареты. Готова поспорить, что сердце каждой из нас замерло в ожидании. Любопытство никто не отменял, и нам было невероятно интересно посмотреть на столь сварливую хозяйку знаменитого «Алара».

Глава 2

– Добрый день! – наигранно бодро воскликнула та самая женщина, которая всего пару секунд назад нещадно костерила бедного дворецкого. Мы подобрались и уставились на нее. Женщина медленно прошлась перед нашим неровным строем и удовлетворенно кивнула.

– Добро пожаловать в «Алар», юные леди, – улыбнулась она.

Коленки как-то сразу трястись перестали, а в голову закралась предательская мысль, назойливо зудящая о том, что здесь, может быть, не так уж и плохо. Реверансы, которые мы разом изобразили, вышли невероятно слаженными и, как мне показалось, красивыми.

– Сработаемся, – с улыбкой протянула женщина. – Меня зовут донна Далия ар Брокс, и я руковожу этим заведением.

– Домом увеселений, – буркнула себе под нос Мариника, но поскольку этот тихий шепот услышали мы все, то и для донны Далии он не остался в тайне.

Она подошла к Маринике и бесцеремонно ухватила длинными пальцами ее подбородок, вынудив посмотреть прямо в глаза.

– Дом увеселений, милочка, – сквозь зубы процедила она, – располагается через два квартала отсюда, а здесь приличное заведение!

Даже для меня это стало открытием. Я слышала когда-то, еще будучи ребенком, об «Аларе». К маменьке приезжала кузина и слезно жаловалась на то, что ее муж Себастьян покинул ее из-за вертихвостки из «Алара». Мол, эти женщины, которые работают там, настоящие кокетки и распутницы. Их хлебом не корми, дай увести чужого супруга! В связи с этим мнение об этом «приличном», как уверяла донна Далия, заведении у меня сложилось вполне определенное. Это я рассказала всем девушкам о том, что нас продали именно в дом увеселений, и сейчас, когда на меня обратились взгляды почти всех подруг, чувствовала себя крайне неудобно.

– То есть нам не придется, – несмело начала Ди, стоящая справа от меня, – ублажать мужчин за деньги? – Она стыдливо опустила взгляд, стараясь не смотреть на Далию, а ее лицо приобрело насыщенный пунцовый оттенок.

– Кто придумал подобный бред? – возмутилась донна Далия, уже совсем забыв о Маринике и подойдя к нам. – Неужели в ваших краях ходят такие слухи об «Аларе»?

Было видно, что женщина удивлена, причем искренне. От этого мне стало еще стыднее, и я решилась сказать:

– Простите, должно быть, в этом есть моя вина… Это я пустила слух.

Более гневного и удивленного взгляда, коим одарила меня женщина, я, пожалуй, еще не видела. Во взгляде также присутствовал вопрос. Вполне конкретный…

– В моей семье когда-то был разговор о вашем заведении, из которого я сделала вывод, что здесь не что иное, как дом увеселений, – выпалила я на одном дыхании. – Говорили, что здешние девушки уводят мужей из семей и вообще не отличаются благочестием.

Донна Далия ахнула и картинно схватилась за сердце. Дворецкий тут же оказался рядом и услужливо протянул ей невесть откуда взявшийся стакан воды. Далия осушила его большими глотками и наконец пришла в себя.

– Ну, знаете ли, – зло прошипела она. – Провинция! Одним словом, захолустье! – Я так поняла, что она имеет в виду наши края.

Хотя я не стала бы называть земли илирма Трантгальдского, моего двоюродного дяди, таким уж захолустьем. Да, у нас там не столица, но все довольно прилично! Земли достаточно обширные, и илир контролирует их в силу своих возможностей. Территория похожа на конус с пиком Ристалищ в середине. От пика по склонам спускаются густые хвойные леса, перемежающиеся полосами разнотравных лугов и пастбищ. У подножия в основном редколесье, а обрамляют его долины и степи. У нас можно найти лучшую в Крамииле парну?ю говядину, которую поставляют повсеместно, у нас же добывают серебро высшей пробы, а на самом пике, где огромное количество узких венок горных рек, намывают золото, правда, не очень высокой пробы и не слишком-то много, но все же! Из-за огромных площадей, совершенно не соответствующих малой численности населения, деревушки и усадьбы располагаются редко. К примеру, мой отчий дом – замок «Гнездовье перепела», находится почти у самой границы земель илира и расположен на побережье реки Илы, названной так из-за необычайно илистого дна, которая берет в петлю все земли Трантгальдского и одновременно служит границей земель. И чтобы от нашего замка (хотя от него там сейчас осталось только название) доехать до ближайшего поселения, нужно потратить как минимум семь часов, при условии, что лошадь возьмет бешеный галоп. Но это не самое большое расстояние. До пансиона, в который меня отдали в возрасте пятнадцати лет, ехать нужно примерно трое суток. Пусть крупных городов на землях илира всего два, зато каких! Один – Ельск, расположен у самого подножия пика, особыми достопримечательностями не блещет, зато там можно закупить самое дешевое в Крамииле серебро и золото, и не только в слитках и необработанном металле, но и в виде изысканных украшений, статуэток, столовых приборов. Второй город – Сомел находится в сутках пути от нашего замка к северу, также у границы земель. Вот он может смело хвастаться руинами старых башен, развалинами целых трех замков, которые были беспощадно разрушены во время войны, когда дед нашего нынешнего короля и захватил Крамиил.

– Откуда ты, дитя? – спросила донна Далия, а я так погрузилась в свои мысли, что вопрос ей пришлось повторить дважды.

Может, и со второго раза не услышала бы, но Уна
Страница 5 из 19

сильно пнула меня локтем в левый бок.

– Из Трантгальдских земель, – ответила наконец я.

– А-а-а, – протянула женщина. – Помню-помню. Лет девять назад одна из моих воспитанниц вышла замуж за тамошнего граста…

Я удивленно посмотрела на женщину, которая выглядела лет на тридцать от силы. Неужели она с пеленок тут руководит?

– Да-да, – продолжила она. – Но не помнится мне, чтобы Эмилия, – я поймала себя на мысли, что именно так зовут нынешнюю жену того граста, – уводила его из семьи. Его жена предпочла ему конюха, насколько я помню, и, более того, не могла родить наследника. Тогда граст и приехал в «Алар» в поисках новой спутницы жизни.

Некоторые девушки слаженно охнули, я же предпочла промолчать, хотя и была удивлена. Ну да, они были в браке около десяти лет, на тот момент детей у них не было, однако пикантная подробность про конюха немного смутила.

– Так что же у вас за заведение? – любопытно спросила Ирэна, которая как раз таки больше всех рассказывала нам, как она мечтает будоражить сердца молодых мужчин, работая куртизанкой.

– О, – воскликнул почему-то дворецкий, – «Алар» – это воистину райское место.

Донна Далия посмотрела на него странно. Ее взгляд словно предлагал пожилому мужчине подтереть слюни.

– Мы создаем пары, – воодушевленно сообщила она. – Мы постоянно устраиваем приемы, на которые съезжаются почти все молодые мужчины королевства в поисках второй половины.

– Значит, устраиваете смотрины? – угрюмо спросила Уна.

– Можно сказать и так, – качнула головой женщина.

– Но вам-то от этого какая выгода? – бесцеремонно вмешалась Мариника.

– Пожалуй, я не буду рассказывать вам, сколько платят мужчины, чтобы иметь возможность выбрать для себя супругу в «Аларе», – ответила донна Далия. – С сегодняшнего дня вы находитесь на моем попечительстве. Жить будете здесь, в этом доме, – она обвела руками пространство вокруг себя. – Мы проведем несколько занятий, на которых вы продемонстрируете все, чему научились в пансионе. А после вас ждет самый незабываемый год в вашей жизни, и я буду не донна Далия ар Гренбург, если за этот год каждая из вас не найдет себе мужа. – Женщина гордо вскинула подбородок и обратилась к дворецкому: – Артур, проводите девушек наверх и покажите им выделенные комнаты.

После указания женщина молча удалилась, а дворецкий милостиво кивнул.

– Прошу вас следовать за мной, – сказал он и направился в сторону широкой лестницы, которая, казалось, состояла из тысячи ступеней.

Мы послушно поплелись следом. У всех нас, наверное, возникла целая вереница мыслей по поводу услышанного, и теперь мы молча, каждая сама себе, пытались их обдумать и сделать выводы. Лично я была рада, что мы попали все-таки не в то место, о котором я думала не без содрогания. Вероятнее всего, эта донна Далия берет с мужчин деньги за смотрины, а мужчины захаживают сюда, судя по всему, богатые. Значит, не все так плохо!

– Да-а-а, – протянула Ди, когда на третьем этаже перед ней открылась первая дверь жилых комнат «Алара». Все любопытно уставились в щель, чтобы понять, как трактовать реакцию подруги.

Комната была не очень большая, с четырьмя постелями, расположенными по обе стороны у стен. Обстановка не выглядела богатой, но и убогой назвать ее было нельзя.

– Свободных комнат сейчас много, – сказал дворецкий. – Можете селиться по двое.

Ди пискнула и первой вбежала в комнату, мы с Уной заняли вторую. Втащив вещи, выбрали себе постели, но разобрать ничего не успели, потому что дверь открылась, впуская всклоченную Ди.

– Ко мне никто не подселился! – воскликнула она. – Значит, я буду жить с вами. – И, не дождавшись нашего ответа, бросила сумку на ближайшую постель. Лично у меня она сидела в печенках еще со времени поездки, но ругаться и выгонять девушку не хотелось. Уне, казалось, было и вовсе все равно с кем жить, и я решила взять с нее пример, не обращая внимания на Ди, которая уже завела спор сама с собой за лучшие полки в шкафу.

– Интересно, что нам делать дальше? – спросила Уна, когда почти все наши пожитки были аккуратно разложены по всевозможным полочкам и нишам.

– Наверное, будет какой-то сбор, – предположила я.

А Ди подбежала к окну, которое выходило на задний двор «Алара», и, распахнув его, высунулась на улицу.

– Вот бы нам разрешили погулять по городу! – блаженно воскликнула она.

В этот момент в дверь постучали, и после разрешения войти в проеме показался давешний дворецкий.

– Если леди уже освободились, то донна Далия ждет всех через четверть часа на торжественном обеде по случаю вашего приезда, – сообщил он и, церемонно поклонившись, скрылся в коридоре. Видимо, отправился приглашать остальных.

– Вот и славно! – воскликнула Уна. – Значит, нас покормят!

Ди наморщила курносый носик и фыркнула подобно кошке. Она из тех леди, которые с раннего детства и до глубокой старости пребывают в состоянии похудения. Ди могла съесть лишь листик салата в день и при этом не упасть в обморок, гордо заявляя всем нам, что идеальная фигура требует некоторых жертв. Не знаю, идеальна ли моя фигура, но на подобные жертвы я предпочитала не идти. Мы с девушками переоделись с дороги и, подождав, пока из комнат выйдут все, отправились вниз. Спустились мы в тот же холл, в котором некоторое время назад нас встречала хозяйка «Алара». На этот раз в помещении находились две прислужницы, которые отворили перед нами массивную двустворчатую дверь, приглашая пройти. За дверью оказалась еще одна комната. Пожалуй, даже более просторная, чем холл. В центре стоял длиннющий стол, во главе которого сидела донна Далия.

– Присаживайтесь, – благосклонно разрешила она, и мы несмело заняли услужливо выдвинутые стулья. – Вы наверняка проголодались с дороги, – продолжила женщина, – так что сначала еда, а уже потом разговоры.

После этих слов все уделили внимание богато накрытому столу, который был уставлен множеством незнакомых блюд. Я угрюмо рассмотрела предложенные кушанья и с ужасом осознала, что знакома мне здесь только одинокая, хорошо прожаренная утка, гордо возлегающая в центре стола. За ней я, собственно, и потянулась. Заметила, что большинство из моих подруг, так же как и я, узнали только утку. У донны Далии, похоже, наша гастрономическая необразованность вызвала приступ веселья, и она важно объяснила нам, какими блюдами сервирован стол. Преимущественно это была разнообразная рыба и различные морские деликатесы. Диковинные устрицы, креветки и омары не вызывали у нас никакого доверия, а потому бедная одинокая утка была быстро и безжалостно раскромсана юными искусницами.

– Это праздничный обед, – поспешила предупредить хозяйка «Алара», – обычно трапезы здесь гораздо более скромные.

Меня это нисколько не удивило, потому что, несмотря на непосредственную близость моря, ежедневно употреблять в пищу деликатесные морепродукты по карману разве что кьернам, которые на социальной лестнице стоят лишь на одну ступень ниже самого короля. Но тем не менее бросаться пробовать все что ни попадя я не стала. Тем более что донна Далия уже пристально наблюдала за нами, ожидая, пока первый
Страница 6 из 19

голод будет утолен. Немного позже из неприметной дверцы за моей спиной выбежала девушка в серой форменной одежде. В руках она держала высокий кувшин, оплетенный берестой. Девушка обошла вокруг стола, попутно наполняя тяжелые медные кубки, стоящие рядом с приборами каждой из нас.

– Сейчас только полдень, – наконец начала говорить Далия, поднимая свой кубок. – А это значит, что у вас будет время прогуляться по Сааку. – Она с улыбкой отсалютовала нам бокалом.

Мы же в свою очередь с опаской косились на кубки, в которых плескалась жидкость насыщенного рубинового цвета. Я втянула воздух, вмиг наполнившийся запахом спиртного. Так пахло от нашего завхоза в пансионе, когда он выглядел особенно помятым… Она что, предлагает нам выпить эту гадость?

– Почему вы не пьете вино? – удивилась хозяйка «Алара».

Все молчали, и высказаться решила я.

– Донна Далия, ни одна из нас не пробовала вина раньше, – сказала я. – Но мы видели, что оно делает с людьми. – Естественно, я имела в виду завхоза, и, судя по лицам подруг, они также ассоциировали запах алкоголя именно с ним. Агата, будучи самой набожной из нас, даже перекрестилась. А донна Далия, напротив, наших страхов не разделяла и заливисто рассмеялась.

– Милые, – сквозь смех сказала она, – не знаю, что за пойло вы считали вином в своем захолустье, но это, – она демонстративно подняла кубок, – настоящее вино, сделанное на лучших виноградниках Крамиила, а настоящая леди должна уметь пить вино.

Агата недоверчиво перекрестилась снова, наверное, на всякий случай. Мариника глухо охнула, а Ди с видом бывалого игрока, который с мыслью «была – не была» ставит все на красное, залпом осушила кубок.

– Вот так делать не стоит, – пояснила донна Далия, указывая на вмиг раскрасневшуюся Ди.

– С ней что-то случится? – схватилась за сердце Агата, заставив донну Далию еще раз задорно рассмеяться.

– Просто немного захмелеет, – просветила она. – Но вино лучше пить маленькими глоточками, потому что захмелевшие леди на приемах и балах выглядят, поверьте, не лучшим образом. – И она снова указала нам на кубки.

Признаться честно, мне было интересно, поэтому я без особого страха взяла свой кубок и поднесла к губам. На вкус вино оказалось сладким, с горьковатым послевкусием, каждый глоток приятно отдавался в груди, расплываясь в ней теплым комочком. Я даже блаженно закатила глаза и сама не заметила, как выпила все до капли. Когда осмотрелась, то обнаружила, что почти все поступили так же, как и я.

Ди глупо хихикала, наблюдая за нами, а донна Далия, кажется, была удовлетворена.

– Привыкайте, – сказала она. – Настоящие аристократы пьют вино как минимум два раза в день, за обедом и за ужином.

Я, по правде говоря, была не против, если вино, конечно, будет таким же вкусным, как то, что мы пробовали сейчас.

– После обеда можете отправляться на экскурсию по Сааку, – снова заговорила леди. – Но в вашем распоряжении только три часа. – Сейчас взгляд хозяйки «Алара» был серьезным и мудрым не по годам, хотя сколько ей на самом деле лет, я так и не смогла понять. – После каждая из вас должна будет зайти в мой кабинет для личного разговора, Артур проводит вас. Заодно и отчитаетесь по возвращении из города. С завтрашнего дня вы будете показывать мне все свои умения, а уже к выходным я планирую устроить первый прием с вашим участием в «Аларе». Еще я выдам каждой из вас по два соле – потом, само собой разумеется, вернете, – зайдете вот по этому адресу. – Она достала из глубокого декольте золотистую карточку и положила на стол рядом с собой. – Закажете наряды к приему, портной как раз успеет сшить до назначенного срока и расскажет вам о модных направлениях этого сезона.

– Может быть, вы расскажете нам, чем мы будем заниматься в «Аларе»? – опустив взгляд, спросила Мариника.

– Конечно, расскажу! – воскликнула донна Далия. – Когда вернетесь из города, сразу расскажу. Мне нужно встретить воспитанниц еще одного пансиона.

Сообщить она успела лишь то, что девушки, живущие в «Аларе», занимаются рукоделием. Вышивают, делают поделки из драгоценных камней своими руками и продают в местные лавки. Еще при заведении есть две небольшие пекарни, в которых также работают воспитанницы, они поставляют свежую выпечку в ближайшие магазины. Собственно, за счет этого «Алар» и существует. Однако я сильно сомневалась, что на этом можно заработать такие деньги, о которых говорила нам донна Криста, значит, есть что-то еще… Также донна Далия поведала, что мужчины считают «Алар» идеальным местом для поисков супруги, потому что все воспитанницы благородных кровей, у некоторых даже есть приданое, все девушки выпускницы пансионов, так что представители сильного пола могут быть уверены в их чистоте и невинности, ну и, само собой, девушки, несомненно, получили хорошее образование, идеально знают этикет и готовы во всем угождать супругу. Ди не преминула спросить, почему они так уверены в беспрекословном выполнении всех их желаний женами, выбранными из числа пансионерок «Алара», на что донна Далия ответила, что девушки без приданого всегда отличались куда большей покорностью и покладистостью…

После недолгой беседы мы отправились собираться на столь долгожданную прогулку. Мы с Уной даже не стали переодеваться, да и одежды у нас было не так много, чтобы менять ее по несколько раз на день, а вот Ди не только переодела платье на более открытое, с глубоким откровенным декольте, но и слегка подкрасила губы.

– Это же столица, дурехи! – воскликнула она, глядя на нас. – Вдруг я встречу мужчину моей мечты, выйдя за ворота!

Девушка была настолько воодушевлена идеей обретения столь долгожданного супруга, что я решила не портить ей настроения и не говорить о том, что вряд ли обеспеченные мужчины беспечно прогуливаются по улицам Саака в середине дня, тем более по отдаленным от центра улочкам…

Меня волновало несколько вопросов, первым из которых был: что недоговаривает хозяйка «Алара» о способах, которыми воспитанницы зарабатывают деньги? Второй вопрос, который также не давал покоя – почему аристократы в основном ищут невест здесь? Утверждение, что они в восторге от покорности бесприданниц, меня почему-то не устраивало. Еще многое хотелось бы узнать, но, как любит говорить Уна: «Всему свое время». Вопросы можно отложить на потом.

В коридоре нас уже ждали остальные девушки во главе с Ирэной, вслух зачитывающей список достопримечательностей, которые мы непременно должны посетить в первую очередь. Видимо, жажда приобщиться к культурным ценностям Саака проснулась и у Мариники, одобрительно кивающей в такт словам Ирэны. У меня же были немного другие планы, но как отбиться от коллектива, я пока еще не придумала, а потому к выходу из «Алара» мы проследовали все вместе. При выходе всем выдали обещанные два соле, и большинству девушек стало интереснее сразу пойти к портному, чей адрес также вручили каждой, нежели осматривать сомнительные достопримечательности. Я же хотела посетить одну из лавок, адреса которых назвал отец в один из моих приездов домой на каникулы. Дело в том, что дар в моей
Страница 7 из 19

крови со временем должен был проявляться сильнее, и иногда его проявления невозможно контролировать, а если лишиться контроля, то недолго оказаться на рудниках, а то и вовсе украсить костер на центральной площади. Для того чтобы глушить проявления дара, достаточно носить при себе совершенно неприметный и даже недорогой камушек. У меня это кулон с яшмой, который подарил мне отец, но камушек периодически нужно менять, и чем старше становится обладатель дара, тем чаще. Отец говорил, что если камень темнеет, значит, его срочно нужно заменить на другой, а мой уже значительно потемнел, это было видно невооруженным глазом. Новые власти, естественно, знают о свойстве яшмы глушить дар, поэтому ее используют в качестве своеобразного «украшения» – браслетов, в которые заковывают ведьм перед сожжением. Благо камень многие считали оберегом, да и ювелиры любили работать с ним, поэтому проблем с покупкой быть не должно.

– Сначала мы отправимся в центр Саака, – тем временем вещала Ирэна. – Там зайдем в храм великого пантеона, погуляем в каменном парке, возможно, даже посмотрим на королевский дворец! А потом все вместе пойдем к портному. Так, что тут у нас еще, – она сосредоточенно провела пальчиком по исписанному свитку, – руины древнего замка, пожалуй, оставим на следующий раз… Вот, если у нас останутся деньги, то заглянем в лучшую кондитерскую Саака!

– Если у меня останутся деньги, – нагло перебила ее Ди, – то я лучше зайду в парфюмерную лавку.

– А я в книжную, – сообщила Агата.

Ирэна недовольно поджала губки и, отвернувшись, пошла вперед, возглавив колонну.

– А я с удовольствием схожу в кондитерскую, – улыбнулась Уна, привыкшая постоянно сглаживать углы. – Правда, Лея, мы ведь пойдем?

Врать мне не хотелось. Но я точно знала, что если у меня останутся деньги, то я потрачу их на запас яшмы, а не на пирожные. Взгляд подруги был настолько умоляющим, что я не стала расстраивать ее, ограничившись неопределенным пожатием плеч.

В центр столицы мы добирались на небольших лодочках. Саак был буквально исчерчен каналами, и основным транспортом, на котором передвигались горожане, служили лодки. За время пути я решила, что в лавку пойду еще до визита к портному, чтобы сразу рассчитывать на оставшуюся сумму, а не гадать, хватит ли денег на камень после покупки платья. Мои подруги бурно обсуждали наряды проходящих по улицам леди и костюмы джентльменов. Некоторые, например Ди и София, не гнушались обсудить не только одежду, но и внешность столичных мужчин, а то и состроить глазки. За время нашего триумфального спуска по каналу к центральной площади один торговец так засмотрелся на улыбающуюся Ди, что упал в воду вместе с коробкой персиков, которую нес; две лодки врезались нос в нос из-за того, что лодочник провожал взглядом нас, но никак не смотрел вперед, а дворовый мальчишка разбил себе и без того оцарапанный лоб, рассматривая Агату. Мы с Уной тихонько хихикали и старательно прикрывались веерами.

– Прибыли! – сообщил лодочник, причаливая к берегу. Небольшая пристань располагалась прямо у входа в парк камней, поэтому туда мы и направились. Следующие полчаса мы провели, блуждая среди причудливых деревьев, высеченных из огромных валунов. Прогулялись по каменному лабиринту и полюбовались знаменитым радужным алмазом, вокруг которого было больше охраны, чем вокруг самого короля (со слов, конечно, Ирэны).

– Следующий на очереди храм, – сообщила подруга, когда мы вышли с другой стороны парка. Я прочла название улицы, по которой мы следовали, и поняла, что сейчас наиболее подходящий момент, чтобы осуществить задуманное. Потому что она называлась так же, как и та, о которой говорил отец.

– Грифт-кросс, строение двенадцать, – шепотом прочла я. А мне нужно Грифт-кросс, 19, значит, где-то совсем рядом. Я замедлила шаг и сделала вид, что поправляю туфлю. На мое счастье, Уна увлеклась беседой с Мариникой и ни на что не обращала внимания. Как только девушки скрылись за углом здания, я развернулась и быстро пошла в обратном направлении, отметив, что по ходу нашего движения номера на строениях становятся меньше. Центральный храм было прекрасно видно и отсюда, поэтому я нисколько не сомневалась, что найду подруг там.

Ворот платья закрывал шею почти полностью, и я, юркнув в ближайший переулок, расстегнула несколько верхних пуговок, чтобы извлечь ничем не примечательный кулон с красно-оранжевым камушком на тонкой и довольно длинной серебряной цепочке. Я с силой надавила на камень, заставляя выскочить из серебряной оправы, и просто выбросила его под ноги, а цепочку сжала в руке.

Я не привыкла к оживленным улицам, поэтому передвигаться было немного проблематично в первую очередь потому, что я постоянно врезалась в прохожих, то и дело вскидывая голову, чтобы рассмотреть номер строения. А во вторую, потому что на меня начали подозрительно коситься городские стражи, которые встречались не очень часто, но при этом успевали наградить меня такими презрительными взглядами, что на щеках невольно выступил румянец. Я слышала, что в Сааке не любят чужаков и приезжих, но это же не значит, что нужно так пялиться! Увидев строение номер 17, я прибавила ходу и на радостях даже не заметила бегущего в мою сторону человека. Парень, чье лицо было подобно непроницаемой маске, резко вырвал сумочку из моей руки и побежал дальше по улице.

– Стой! – крикнула я, опомнившись, и даже попыталась бежать следом за ним, но каблук туфли в самый неподходящий момент застрял между плитами мостовой. Мужчина, вышедший из магазина прямо передо мной, сорвался с места и бросился за вором.

– Держи вора! – кричали прохожие. Двое мужчин преклонного возраста услужливо помогли мне высвободить ногу из плена, а спаситель, сам того не подозревая, всей моей наличности, уже бежал обратно. Я обратила внимание, что воришку схватили стражники и, заломив ему руки, куда-то повели.

– Держите, это ваше. – Даже не глядя на меня, мужчина протянул маленькую белую сумочку.

– Спасибо, – искренне поблагодарила я, возрадовавшись и возвращению денег, и тому, что в Сааке все же есть добрые люди.

– Пожалуйста, – ответил высокий брюнет, удостоив меня лишь мимолетным взглядом. – И не ловите больше ворон, раз уж осмелились приехать в большой город. – С этими словами незнакомец отвернулся и неспешно направился по своим делам, словно ничего и не произошло. Я заметила, что многие прохожие приветствуют его, а некоторые даже слегка кланяются. Наверное, важная шишка.

– Милая, вы не потерялись? – подозрительно спросил один из мужчин, которые помогали мне высвободить злосчастный каблук. Я рассеянно вскинула голову вверх, обнаружив, что пришла туда куда нужно.

– Нет, мне сюда. – Я указала на дверь лавки и, поблагодарив мужчин, вошла внутрь. Над дверью приятно зазвенел колокольчик, и из подсобного помещения вынырнул невысокий мужчина лет семидесяти, в круглых очках с толстыми линзами и форменной одежде синего цвета.

– Что угодно прекрасной леди? – заискивающе спросил он. Я разжала кулак, в котором все это время хранилась цепочка, и продемонстрировала ее
Страница 8 из 19

хозяину лавки.

– Нужно вставить яшму в эту оправу.

Мужчина посмотрел на меня очень подозрительно, и я поспешила оправдаться:

– Старый кулон потерялся, а это подарок папеньки, он расстроится, если увидит. – Я приняла расстроенный вид и, горестно вздохнув, опустила взгляд. Мастер же взял цепочку и, попросив подождать минутку, скрылся в подсобном помещении. Через четверть часа я, распрощавшись с тремя серебряными монетами и получив в собственность новый кулон, уже подходила к центральному храму Саака, из которого как раз выходили мои подруги.

– Лея! – первой меня заметила Уна. – Ты где была?

– У меня украли сумку, – почему-то сказала я и, повертев ее в руках, добавила: – Но уже вернули.

– Неплохо у них стража работает! – поразилась Агата.

– А это не стража, – покраснела я. – Вроде бы вора догнал какой-то кьерн.

– Кьерн?! – воскликнула Ди, хищно подступая ко мне. – Даже со значком?

Я заметила на вороте рубашки мужчины золотой значок с эмблемой короля, а такие обычно носят лица, особо приближенные к государю, например кьерны, а судя по тому, как узнавал его на улице народ, мужчина был очень знатный. Поэтому на вопрос Ди я ответила кивком. В этот самый миг об экскурсии, Маринике и других делах все просто забыли. Кьерн стал главной темой этого дня. Ди просила меня описать его в мельчайших подробностях, а я запомнила только чуть вьющиеся, черные как смоль волосы и выразительные серые глаза. Подробности приходилось додумывать по ходу повествования.

За разговорами о том, что Саак – воистину волшебное место, раз здесь прямо на улице можно встретить самого настоящего кьерна, мы дошли до лавки портного. Нам повезло, что он оказался опытным и довольно быстро снял все нужные мерки, потому что до возвращения в «Алар» оставалось меньше часа. Более того, женщины, которые работали у портного, набросали для каждой из нас индивидуальные эскизы платьев.

– Я думаю, на вас будет идеально сидеть вот такой вариант, – сообщила одна из них, что занималась мной, и продемонстрировала длинный, до самого пола, не очень пышный алый туалет. Верхняя юбка, как мне показалось, из грубого материала, была распашной, а нижнее платье, выполненное из тонкой шелковой ткани, должно было плотно облегать тело. – С вашими светлыми волосами и такими невинными голубыми глазами вам просто необходимо хоть что-то порочное, – шепнула она, заметив мой полный сомнений взгляд. Фасон наряда мне понравился, но цвет… Алый определенно не входил в число моих любимых цветов.

– А можно точно такое же, но голубое, под цвет глаз? – спокойно и одновременно настойчиво спросила я.

Женщина немного расстроилась, но кивнула:

– К вашему приему сошьем. Два соле, деньги вперед.

После оглашения суммы я даже немного запаниковала и потребовала объяснения, за что берут такие бешеные деньги, и получила подробный перечень цен на каждую деталь платья. Кое-как удалось уговорить женщину на полтора соле, при условии, что спереди оно будет немного короче, чем сзади. Идея мне совершенно не понравилась, но Ди, как и сам портной, уверяла, что в Сааке это последний писк постоянно меняющейся моды. Поскольку верх платья – почти полностью закрытый и расшитый причудливой вышивкой, меня более чем устраивал, я согласилась. Так я экономлю половину соле и получаю наряд, сшитый по последнему писку моды…

Еще через полчаса я подходила к кабинету хозяйки «Алара», чтобы отчитаться о возвращении из города.

Глава 3

– Присаживайтесь, Лея, – предложила донна Далия, как только я вошла в ее кабинет. Мне показалось странным, что она назвала меня по имени. Неужели после первого же знакомства запомнила нас всех поименно? Сомнительно. Тем не менее я настороженно присела на небольшой диванчик, обитый зеленой бархатной тканью.

– Может быть, чай? – любезно спросила она. Я решила, что раз мне предлагают чай, значит, разговор будет не коротким, и согласилась. Мне и самой было интересно пообщаться с этой леди. Может, удастся выяснить что-нибудь интересное про наше распределение.

– Итак, – налив в небольшую чашечку дымящуюся ароматную жидкость из высокого чайника, начала говорить она. – Я обещала рассказать подробнее про «Алар». – Я обрадовалась, но виду постаралась не показывать и лишь сдержанно кивнула. – Давайте начнем с ваших вопросов, – сказала донна Далия. Вопросы у меня были, поэтому я решила не тянуть.

– Почему именно мы? – первым делом спросила я. – Неужели знатные мужчины не могут самостоятельно найти себе жен?

Донна Далия лишь слегка улыбнулась:

– Скажите мне, Лея, много ли аристократов осталось на вашей родине?

Задумываться над ответом долго не пришлось, потому что я прекрасно владела этой информацией.

– Холостых почти нет, может быть, только сыновья одного из грастов, но им всего по одиннадцать лет.

Хозяйка «Алара» победно кивнула:

– А в Сааке каждый третий аристократ еще холост просто потому, что ситуация с молодыми аристократками в королевстве печальная.

– Почему бы им не найти себе жен из простых семей, неужели голубая кровь играет такое уж большое значение в этой печальной, как вы говорите, ситуации? – снова спросила я.

– Несмотря на всю прискорбность последствий вступившей в силу новой власти (конечно, она говорила про истребление магов), аристократы не хотят разбавлять кровь. Традиции до сих пор остаются неизменны. – Леди развела руками. – Не каждый граст станет жениться на крестьянке, к тому же они получают не самое лучшее образование. Разные слои, разные полюса… Слишком далеки друг от друга манерные аристократы и неотесанные сельские дурочки.

– А как же знатные девушки из Саака? – не унималась я. – Неужели их так мало? Мне казалось, что в столице вполне уже могли прекратить разгул инквизиции.

– Увы, – ответила Далия, – на всех никак не хватает. Директор вашего пансиона просто дала вам шанс хорошо устроиться в жизни.

Я не поверила. Не знаю почему, наверное, просто на уровне предчувствия… Не поверила.

– Какая ваша выгода? – серьезно спросила я, рассудив, что заданный в лоб вопрос собьет леди с толку и она опрометчиво ответит правду.

– Не думаю, что это уместный вопрос, – вместо этого ответила она. Я не стала дальше развивать эту тему, раз собеседница все равно не намерена отвечать.

– Каким образом мы должны будем заработать деньги для выплаты долга «Чайной розе»? – Этот вопрос волновал меня больше всех остальных.

– Некоторые из вас быстро найдут себе женихов, за это я могу ручаться. Они и оплатят долги. У остальных есть несколько вариантов. – Я с живейшим любопытством уставилась на донну Далию, совсем забыв про остывающий чай. – Конкретно вам, Лея, я могу предложить весьма достойную работу с высокой оплатой. Вы когда-нибудь слышали такое слово, как «эскорт»?

– Нет, – с ходу ответила я.

– Так мы называем небольшие услуги, которые оказываем знатным мужам за определенное вознаграждение.

– Что за услуги? – Мои щеки предательски покраснели.

– О, – воскликнула леди, – не подумайте ничего пошлого! – Щеки зарделись еще сильнее. – Девушки просто сопровождают мужчин куда нужно. Иногда
Страница 9 из 19

изображая невест, иногда просто за компанию.

– Но зачем им это нужно? – Что-то не верилось мне, что аристократы не могут найти себе спутницу, если в ней есть необходимость.

Хозяйка «Алара» пожала плечами:

– Кто-то хочет получить наследство умирающей бабушки, которая выставила условие представить ей невесту перед тем, как она подпишет завещание. Кто-то просто не хочет появляться на светском приеме без пары. Есть даже такие, – донна Далия понизила голос до шепота, – кто и вовсе не интересуется женщинами, больше предпочитая мужчин, но в обществе должны скрывать свои пристрастия и периодически демонстрировать высшему свету новых молоденьких леди. А для девушек это тоже своеобразный шанс. Вдруг на одном из званых вечеров их заметит именно тот, кто впоследствии захочет жениться?

– То есть просто сопровождать? – недоверчиво переспросила я.

– Не более того, – уверенно ответила леди. – Только я предлагаю такой вариант далеко не всем, поэтому хотелось бы точно знать, что этот разговор останется между нами.

– А почему предложили мне? – вместо того, чтобы пообещать молчать, спросила я.

– Вы, Лея, – донна Далия поднялась с дивана и медленно направилась к окну, – идеальный вариант для демонстрации в высшем обществе. Я посмотрела ваши документы. – Она небрежным жестом указала в сторону стола, заваленного бумагами. – Вы прилежно учились, а значит, весьма образованны, сейчас я пообщалась с вами и выяснила, что вы не зажаты и не трусливы, следовательно, не будете смотреть на высокородных особ с открытым ртом. Вас мало волнуют наряды, поэтому я уверена, что вы не станете надоедать своему спутнику их обсуждением. И, – леди наконец повернулась ко мне, – вы красивы. Это идеальная работа для вас. Выполнив всего три-четыре заказа, вы сможете выплатить долг пансиону, – окончательно «добила» меня леди, заставив утвердиться в согласии.

– А как будут зарабатывать остальные? – спросила я.

– Пекарня, ювелирная и ткацкая мастерские тоже нуждаются в работницах, – улыбнулась она, – их я тоже не обижу. Для некоторых, правда, есть работа поинтереснее… Так что скажете, Лея?

Пока донна Далия говорила, я уже успела обдумать свой ответ. В Сааке меня никто не знает, так что появиться с кем угодно на каком-либо приеме труда для меня не составит. Деньги мне нужны. Возможно, даже удастся заработать на оплату долга и на приданое сестрам, а это будет значить, что мне необязательно искать мужа, а можно просто отправиться путешествовать или найти работу и где-нибудь осесть.

– Я согласна, – улыбнулась я.

Мы с донной Далией еще около часа обсуждали специфику работы и составляли договоры. Договорились, что с каждого заказа Далия будет получать пять процентов, вся остальная сумма достанется мне. После ужина, на который мы снова собрались внизу, правда уже в большем составе (прибыли семь выпускниц другого пансиона), донна Далия собрала всех в холле. Она велела каждой из нас выходить вперед и приветствовать ее в соответствии с правилами этикета. Потом мы демонстрировали свое умение танцевать и вести светские беседы. Хозяйка «Алара» сообщила, что с завтрашнего дня у нас начнутся занятия, на которых нам будут рассказывать о приемах и балах. Была представлена худосочная донна Агнесс, которая и должна будет этим заняться. Также она научит нас пользоваться приборами для блюд из морепродуктов и подробнее расскажет о них. Это мы приехали из срединных земель, а в Сааке дары моря чуть ли не основная пища, поэтому ценные знания о столовом этикете нам точно не повредят. Также сказала, что первые «смотрины» состоятся уже через неделю и есть как минимум три аристократа, которые специально едут в Саак из приграничных земель для того, чтобы уехать отсюда уже с невестами.

Утро следующего дня началось с пения птиц под самым окном нашей комнаты и истошного вопля: «Подъем!» (кто вопил – я так и не разобралась).

– Пора вставать? – сонно спросила Ди.

– Видимо, да, – не менее сонно отозвалась я.

– Девочки, вы уже проснулись? – спросила подозрительно бодрая Уна, входя в комнату.

Я рывком села на постели.

– А ты где была? – потирая глаза, спросила у подруги.

– В душе, конечно, – ответила Уна. – Там, между прочим, уже очередь собирается.

Нашу сонливость смело в одно мгновение, и мы с Ди живо бросились в коридор. Еще вчера Артур «обрадовал» нас, сказав, что душевых на этаже всего две. Благо мы были проворнее многих и оказались в самом начале очереди, которая становилась все длиннее. Через пятнадцать минут я уже старательно вытирала мокрые волосы полотенцем, сидя на своей постели. В дверь робко, но настойчиво постучали.

– Войдите, – отозвалась Ди. И в приоткрытую дверь заглянул Артур.

– Искусница Лея Аргуст, донна Далия просит вас зайти к ней после завтрака, – сообщил дворецкий и, дождавшись от меня кивка, удалился.

– Что ей от тебя нужно? – встревожилась Уна.

– Еще не знаю, – ответила я. Хотя были определенные догадки по этому поводу, но делиться я ими не стала.

– Идемте завтракать, а то потом еще лекцию слушать, – недовольно поморщилась Ди. Мы не стали возражать и начали собираться. Открыв шкаф, я обнаружила вещи, которых раньше в нем не было. Ди прошла мимо меня и заметила мой удивленный взгляд.

– Артур принес еще вчера, это наша форма в «Аларе». – И девушка взяла вместе с вешалкой одно из светлых платьев. Если в пансионе наша одежда всегда была серой или черной, то здесь платья, наоборот, были теплых тонов. То, которое взяла Ди, имело розовый оттенок, я же выбрала себе белоснежное, такое же, как снежная шапка, покрывающая горные вершины, а Уне досталось нежно-желтое. Фасон также отличался от нашей привычной одежды. Было неглубокое декольте, которое выглядело куда более вызывающим, чем наши старые платья с воротниками, почти полностью закрывающими шею. Короткие рукава, чуть выше локтя, и довольно пышные юбки делали платья какими-то праздничными и воздушными. На кружевном воротнике каждого из них золотой нитью была вышита эмблема «Алара» – виноградная лоза.

Завтрак прошел за обсуждением новой формы и предстоящего дня. Оказывается, большинство девушек сегодня отправятся в ювелирную мастерскую при «Аларе», чтобы посмотреть, чем там занимаются мастера, и, возможно, чему-нибудь научиться. А мне нужно было еще зайти к донне Далии. Неужели так быстро нашелся тот, кому необходимо сопровождение? Эта мысль одновременно и волновала меня, и пугала. Быстро доев свой самый обычный омлет без включения каких-либо деликатесных и неизведанных продуктов, я взбежала по лестнице и постучала в дверь директорского кабинета.

– Да-да, – отозвалась донна Далия, и я быстро вошла внутрь.

– Артур передал, что вы просили меня зайти. – Леди подняла взгляд на меня, оторвавшись от каких-то бумаг.

– Да, Лея, у меня есть для вас дело.

– Какое? – живо заинтересовалась я.

– Нужно сопроводить одного кьерна на охоту завтра утром, – спокойно сообщила она.

– На охоту? – удивилась я.

– А что тебя так удивляет? – спросила донна Далия. – Охота по субботам традиционна для знати, а там не принято появляться
Страница 10 из 19

без хорошенькой спутницы.

– Но что я буду делать на охоте? – выразительно спросила я, пытаясь всячески намекнуть, что охотиться нас не учили.

– Будешь украшать лошадиный круп, общаться с другими дамами и мило улыбаться, – ответила донна Далия и поспешила добавить: – Кьерн платит восемь соле.

– Очень люблю охоту! – вырвалось у меня.

Разошлись мы с хозяйкой «Алара», весьма довольные друг другом и пребывая в прекрасном расположении духа. Остаток дня пролетел незаметно. Донна Агнесс провела для нас вводную лекцию, на которой рассказала о возможных сервировках стола. Потом было еще одно практическое занятие, на котором мы, разбившись по парам, демонстрировали свое умение танцевать. Попутно ближе познакомились с другими девушками, прибывшими с противоположной стороны королевства. Потом отправились в ювелирную мастерскую и пробыли там до самого вечера. Когда вернулись в «Алар», меня несколько раз вызывала донна Далия, пожертвовавшая мне свой собственный костюм для охоты. Ничего особенного он из себя не представлял, но выглядел довольно дорого. Узкие кожаные брюки, высокие ботфорты, белоснежная рубашка с широкими рукавами и кожаная жилетка в цвет к брюкам. На голову положено было надевать широкополую шляпу, которую также вручила мне хозяйка «Алара». Еще донна Далия немного наставляла меня, рассказывая, о чем стоит говорить, а о чем промолчать. В общем, я чувствовала себя довольно уверенно, особенно когда вспоминала про восемь соле. Ди и Уна смотрели на меня с подозрением, но вопросов не задавали, я лишь сказала им, что утром должна буду выполнить одно поручение донны Далии, о котором велено молчать. Ди лишь неопределенно хмыкнула, а Уна несколько раз спрашивала, все ли у меня нормально.

Утром я вскочила еще затемно (так мне велела Далия) и, схватив выделенную мне одежду, направилась прямиком в душевую. «Алар» еще спал, поэтому, быстро одевшись, я спустилась вниз, где меня уже ждали.

– Вы Лея? – спросил высокий худощавый мужчина, прохаживающийся по холлу.

– Да, – ответила я, мой голос эхом разнесся по пустому помещению.

– Идемте, я должен доставить вас к господину.

Как ни странно, никакого осуждения в глазах моего провожатого я не заметила, значит, в Сааке действительно нормально относятся к тому, что сопровождение милой леди можно получить за деньги. Это не могло меня не радовать. У ворот нас ждала темная и ничем не примечательная карета. Собственно, она и повезла меня в неизвестном направлении, пока резко не остановилась. Дверцу кареты открыл уже совсем другой мужчина, не тот, который ждал меня в холле. Этот был невероятно обворожительным, а главным его отличительным знаком был начищенный до блеска знак кьерна на манжете. Попутно отметила, что мой спутник хоть и кьерн, но титул, видимо, получил совсем недавно, потому что его отличительный знак был прикреплен именно на манжете, по правилам так прикрепляют свои знаки только новоиспеченные высшие чины. Те же, кто уже давно и прочно обосновался при дворе, носят их в основном на воротниках.

– Доброе утро, Лея! – воскликнул он и протянул мне руку. Мужчина вел себя так, как будто мы знакомы с ним уже долгое время.

– Доброе, – ответила я, принимая протянутую руку и выходя из кареты. Нужно сказать, что реверанс, выполненный девушкой в костюме для охоты, наверняка выглядел очень глупо, но правил приличия никто не отменял. Кьерн только хмыкнул и одобрительно кивнул.

– Мое имя Анри онт Плуан, – представился он и улыбнулся, демонстрируя подозрительно белые зубы. Сомневаюсь, что такие вообще бывают…

– Лея Аргуст, – ответила я и протянула руку.

Наверное, я рассчитывала на товарищеское рукопожатие, поэтому дальнейшие действия кьерна вогнали меня в некий ступор. Он обхватил мою кисть обеими руками и слегка опустил мою перчатку, оголяя запястье, после чего очень нежно и чувственно дотронулся до него губами, при этом продолжая смотреть прямо в мои глаза. Я смущенно отвела взгляд, чем вызвала приступ смеха у кьерна.

– Идемте, Лея, к месту сбора охотников положено ехать верхом.

Кьерн Анри любезно подал мне свою руку, и мы направились вглубь парка, к которому меня привезла карета. Уже через несколько минут я поняла, что это вовсе не парк, а лес, слишком уж нетронутой была природа. Не было урн, которые в парках повсюду, даже под самыми неприглядными кустиками, отсутствовали и вымощенные камнем аллеи. Кьерн резко остановился и призывно свистнул. Почти сразу из-за деревьев появились два жеребца. Красивые, длинноногие, оба гнедые, с умными карими глазами. Лошади были уже полностью экипированы, и кьерн лишь помог мне взобраться в седло.

– Здесь недалеко, – сообщил он, сел сам и, трогая лошадь, направился в лес. – Надеюсь, у вас есть навык езды верхом?

Я рассеянно кивнула. Впервые в жизни мне предстоит присутствовать на охоте в высшем обществе. Волнительно, нужно заметить.

– Что от меня требуется? – наконец спохватилась я. Кьерн, не задумываясь, бросил мне небольшой холщовый мешочек, даже не сомневаясь, что я смогу поймать его на лету.

– Наденьте это, – сказал он. Я развязала шнуровку и извлекла увесистый перстень с ярко-алым камнем. Наверное, это гранат или рубин. Красное золото было изрезано причудливым рисунком, а на внутренней стороне змеилась гравировка, слишком мелкая, чтобы я могла ее разглядеть. – На безымянный палец, – подсказал мой спутник.

– Оно обручальное? – недоверчиво спросила я, но кольцо все равно надела.

– Помолвочное. Символ моего рода – рубин, – пояснил кьерн. – От вас требуется изображать мою невесту. На этой охоте будут некоторые из моих дальних родственников, и им положено думать, что у меня в ближайшее время состоится свадьба.

Расспрашивать ничего больше не стала. Донна Далия велела мне не задавать лишних вопросов: если кьерну нужна невеста, то за восемь соле я, так уж и быть, окажу ему такую честь и побуду ею какие-то жалкие четыре часа (столько времени, по словам Далии, длится охота).

– Скажите, – я говорила довольно тихо, потому что очень стеснялась задавать этот вопрос, но кьерн прекрасно меня слышал, – эта охота… Там будет много людей?

– Достаточно, – коротко ответил он и проницательно посмотрел на меня. – О чем вы тревожитесь, Лея?

– О своей репутации, – ответила я, хотя уже и сама начала сомневаться в том, что после подобных выездов она у меня останется.

– Во-первых, я буду представлять вас только своим знакомым, – улыбнувшись, заговорил он, – во-вторых, не как спутницу, а как свою невесту, и в-третьих, вы же аристократка, это видно! Никто не примет вас за легкодоступную женщину! – Аргументы, сказать по правде, меня убедили не особо…

– Но если на какой-нибудь прием я приду с кем-то другим и встречу там ваших знакомых? – спросила я.

Кьерн порывисто вздохнул.

– Сделаете вид, что не узнали, скажете, что мы разорвали помолвку, придумаете что-нибудь! Тем более что сопровождать кьерна, – мужчина явно гордился своим званием, – вам вряд ли предложат еще когда-нибудь.

Я промолчала. Нужно будет спросить у донны Далии, что делать в таких ситуациях. Между прочим, я все же собиралась
Страница 11 из 19

выйти замуж, а если я появлюсь на всех возможных приемах с разными мужчинами… Одно я знала уверенно, что воспитанницу из «Алара» точно не примут за куртизанку. Кьерн прав, мы аристократки, а для удовлетворения своих потребностей лорды могут запросто отправиться в бордель.

– И еще, – словно опомнился кьерн Анри, – ваше имя… Оно мне не нравится. Пусть сегодня вас зовут Элен.

Я хотела возмутиться, потому что меня мое имя устраивало полностью, но, опять же со слов хозяйки «Алара», желание кьерна – закон. Значит, побуду Элен, с меня не убудет.

– На людях вам лучше называть меня Анри, без титулов, – я кивнула, – и не удивляйтесь, если я вдруг начну вас обнимать.

Я немного насупилась. Это смотря как обнимать… Если легонько – то стерплю, а если начнет распускать руки, то охотники могут стать свидетелями первой семейной ссоры, а то и потасовки… Пока я размышляла о внезапно свалившейся на мои хрупкие плечи семейной жизни, впереди показалась обширная поляна. Привлекла внимание легкая, едва слышная музыка, доносившаяся оттуда, и множество голосов.

– Держитесь возле меня и улыбайтесь, – дал указание кьерн и выхватил из моих рук поводья моего же жеребца. Теперь скорость и направление движения контролировал он. От обилия народа, собравшегося на поляне, мне стало не по себе, но восемь соле… В общем, выдержу!

Как только мы подъехали, к нам подбежал мальчишка и забрал лошадей, отведя их к остальным, которых оказалось неожиданно много. Анри взял меня под руку и повел в гущу толпящихся лордов и леди. Сейчас как раз было время традиционного обеда перед охотой, если его, конечно, можно было так назвать. Я заметила несколько складных походных столиков, на которых стояли блюда с мясными нарезками, сырами и паштетами.

– Элен, душа моя, вы слишком зажаты, расслабьтесь, – шепнул мне на ухо кьерн, и я постаралась изобразить улыбку. Вышло вымученно и, наверное, больше напоминало оскал, но никто не испугался, значит, не все так страшно. Меня представили слишком многим людям, я даже не запомнила лиц почти никого из них. Потом мы целенаправленно двинулись в сторону небольшой отделившейся от основной массы народа компании.

– С этими нужно быть осторожнее, – предупредил Анри, – собственно, я и пригласил вас из-за них.

– О, кого я вижу, Анри! – воскликнул один из мужчин в охотничьем костюме и шляпе, украшенной множеством перьев. После его оклика к нам повернулись еще несколько мужчин, которые до этого стояли спиной. Первое, что я увидела, был отличительный знак кьерна на вороте одного из них. Подняв глаза, я безошибочно узнала спасителя моей сумочки… Анри же обменивался рукопожатиями с каждым из них.

– Позвольте представить вам мою невесту Элен, – торжественно объявил он и почему-то мстительно посмотрел на уже знакомого мне кьерна. Тот даже не взглянул на мое лицо, буквально прощупывая взглядом руку, украшенную перстнем с рубином.

– Не могу сказать, что мне не приятно познакомиться, – наконец-то сказал он и, подняв взгляд, заглянул мне в глаза. – У твоей невесты, Анри, на редкость знакомое лицо… Мой «жених» тоже уставился на меня, словно спрашивая взглядом, знаю ли я этого типа. Я еле заметно качнула головой в знак отрицания. – Заурядное, я бы сказал, – тем временем продолжил кьерн-отловщик местных воров.

– Милая, – намеренно повысив голос, произнес Анри, – не обращай внимания на этого сухаря. У тебя прекрасное личико, а у таких, как он, вообще не может быть невесты.

Я поняла, что здесь и сейчас являюсь свидетелем каких-то давних разборок и промолчала, лишь мило улыбнувшись «жениху».

– Элен, вы поедете на охоту с нами? – спросил один из мужчин.

– Да, милорд, – учтиво ответила я.

– Анри, почему ты до сих пор не представил это милое создание своей родне? – не унимался темноволосый напыщенный кьерн.

– Сразу я хотел представить Элен бабуле Балуа, первой в роду. – Не знаю, что значили для кьернов эти слова, но оппонент Анри явно был в ярости. Он резко развернулся, дал знак горнисту о начале охоты, и тот затрубил в горн. После соответствующего звука все бросились к лошадям, за исключением нескольких пожилых леди.

– И пусть начнется охота! – крикнул кто-то из мужчин. Лошади как будто по собственной воле разделились на две группы, как и собаки, и понесли всадников в разные стороны.

– Езжайте позади и не пускайте лошадь в галоп, – посоветовал Анри, – просто получите удовольствие от конной прогулки, охота все же не женское дело.

Он поскакал вперед на узкую извилистую тропку, туда, куда направились на бешеной скорости все охотники, а я послушалась совета «жениха» и, как другие леди, придержала лошадь, чтобы медленно отправиться следом.

Разговаривать с дамами совсем не хотелось. Краем уха подслушала, что беседа ведется в основном о нарядах, окончательно утвердилась в мысли, что нет желания поддерживать эту тему.

– Элен, значит? – негромко окликнул меня смешливый женский голос. Я вздрогнула и обернулась. Меня нагоняла молодая девушка в охотничьем костюме зеленого цвета. Из-за широких полей шляпы я не сразу смогла разглядеть ее лицо.

– А в «Аларе» ты, если мне не изменяет память, представлялась Леей, – продолжила она.

– Дианна? – Я наконец-то узнала свою соседку по комнате. – Ди, что ты тут делаешь?

– То же, что и ты, дорогая, – улыбнулась подруга, – сопровождаю одного человека. Правда, мне достался экземпляр попроще твоего.

– Кто? – с интересом спросила я.

– Какой-то граст, сюда ведь без женского сопровождения являться неприлично, вот он и решил пригласить с собой леди. – Ди обвела себя же руками. – Небось хвастается перед дружками, что отхватил такую красотку. – Девушка довольно улыбнулась. Внезапно взгляд подруги стал алчным и цепким.

– А это что у тебя? – спросила она, подъехав вплотную и схватив меня за руку, украшенную перстнем моего кьерна.

– Я здесь в роли невесты, – поразила ее я.

Как бы долго ни общались девушки, какими бы подругами они ни были, дух соперничества присутствует всегда, я знала это совершенно точно. Даже сейчас Ди изо всех сил старалась, чтобы ее лицо не перекосила страдальческая гримаса. Тем не менее мою руку, стиснутую мертвой хваткой, она отпускать не собиралась. Я попыталась дернуться, чтобы высвободиться, и резко ударила лошадь каблуком. Выдрессированный жеребец, видимо, расценил мой жест как-то по-своему и с ходу пустился в галоп. Ди испуганно воскликнула и разжала пальцы. А вокруг уже мелькали деревья. Я попыталась припасть к лошадиной шее, чтобы увереннее чувствовать себя в седле. Так недолго и охотников догнать, а то и перегнать… Но жеребец решил сменить курс и свернул с тропы. Впереди, вероятно, был обрыв, потому что лес заканчивался слишком резко, а начинался уже где-то далеко впереди. Наверное, можно было бы что-то предпринять, но я, как самая обычная девушка, начала вопить. Слева от меня раздался пронзительный свист, и лошадь остановилась. Резко. Так, как будто и не бежала вовсе. Просто встала как вкопанная. Я же, по инерции, полетела вперед…

– Элен, вы в порядке? – Мне показалось, или голос этого напыщенного кьерна,
Страница 12 из 19

который спас мою сумочку, был взволнован. Тем не менее я потрогала свою ногу, которая отдавалась подозрительной ноющей болью, и неуверенно кивнула.

– Я так и думал, что раз вы ходите по улицам как ворона, то едва ли справитесь с лошадью! – Нет, волнение в голосе мне определенно показалось, потому что это был все тот же кьерн… – Вставайте, – он подал мне руку, – и куда вас только несло?

– Я нечаянно, – попыталась оправдаться я.

– Да у вас кровь! – воскликнул он и подхватил меня на руки. – Вы поранили ногу, – как-то задумчиво проговорил он, дотрагиваясь пальцами до раны, виднеющейся из-под разорванной штанины.

Я расстроилась. Нет, не из-за боли, больно-то почти не было, а из-за того, что теперь выделенные мне брюки украшала приличная дыра примерно на пядь выше колена. Кьерна же словно подменили. Первым делом он поставил меня на ноги, а потом сосредоточенно рассматривал измазанный в крови палец, зачем-то его понюхал. Скажу по секрету: мне показалось, что даже лизнул…

– Как твое имя? – серьезно спросил он. Я непроизвольно попятилась.

– Элен? – это прозвучало как вопрос, настолько неуверенным был мой ответ.

– Настоящее имя! – повысил голос кьерн. Я судорожно огляделась по сторонам.

Если честно, то я высматривала, куда бы убежать, но совершенно неожиданно увидела своего спасителя. Из глубины леса к нам быстро скакал Анри, а с другой стороны уже бежала Ди, где-то оставившая свою лошадь.

– Анри! Милый! – Я обрадовалась своему липовому жениху как родному. – Я упала с лошади!

Он тут же спешился и, изображая взволнованного возлюбленного, бросился ко мне. Ди также подбежала с причитаниями и извинениями. Самое противное во всей этой ситуации было то, что каждый счел своим долгом осмотреть мою пораненную ногу.

– Рана не глубокая, просто царапина, – сообщил кьерн, которого я уже начинала побаиваться, и, запрыгнув в седло, скрылся между деревьями.

Охота мне не понравилась. Единственным утешением через несколько часов стало чаепитие с облепихой в кабинете донны Далии, где я подсчитывала свое заработанное золото. На следующие дни «заказов» по сопровождению местных аристократов не было, и я вместе со всеми девушками ходила в мастерскую. Нас учили плести простые браслеты и ожерелья из бусин. Донна Агнесс проводила занятия ежедневно, и мы, нужно признаться, многому научились. На восьмой день нашего пребывания в «Аларе» донна Далия объявила о приеме, который должен был состояться уже очень скоро – на десятый день.

Утром нам привезли заказанные платья. В придачу мы все получили в подарок по паре легких туфель, под цвет нарядов. Радовало, что местная мода не предполагала слишком высокий каблук, ограничившись максимальной высотой оного примерно с большой палец. Мой наряд оказался очень даже эффектным, несмотря на чуть укороченный передний подол. Верхнее распашное платье было насыщенного лазурного цвета, а нижнее – светло-бежевым. Верх был украшен мелкими переливающимися камушками (скорее всего, это обычное перламутровое стекло), но смотрелось очень привлекательно. По подолу распашной юбки шла затейливая вышивка, выполненная серебряной нитью, а нижнюю украшали лишь кружева. За счет тяжелого верха платье выглядело конусообразным и казалось пышным.

Царапина, заработанная на охоте, затягиваться не хотела, на мне вообще очень долго заживают раны… Но беспокоила меня лишь изредка. Казалось бы, легкая ранка, ничего существенного, но стоило неловко повернуть ногу, как она тут же давала о себе знать. Весь день перед приемом мы провели в приготовлениях. Украшали холл, репетировали танцы друг с другом, показывали донне Агнесс, как будем вести себя за столом. Только после полудня нас отпустили собираться. Сборы были мучительными главным образом потому, что Ди хотела всем помочь. Подкрасить, причесать, подобрать соответствующий парфюм… Но, как бы ни старалась подруга, все успели собраться вовремя. Я радостно улыбнулась своему отражению в зеркале, оставшись полностью довольной собой.

Глава 4

Вечером, в назначенное время, мы с девушками были уже готовы и ожидали только сигнала от донны Далии.

– Как думаете, какие они? – воодушевленно спросила Агата.

– Мужики как мужики, самые обычные, – меланхолично отозвалась Мариника.

– Вы только представьте себе, что уже сегодня кто-то из нас может стать невестой знатного господина! – воскликнула Уна, настроенная, как мне показалось, чересчур оптимистично.

Первые смотрины… Тем более мы уже знали, что как минимум трое из кавалеров прибудут с конкретной целью – найти себе невесту, а это значит, что кому-то действительно может «повезти». Мне такого везения не хотелось почему-то совершенно. И, судя по рассказам донны Далии, мы должны будем поговорить с каждым из мужчин, а это столько потраченного впустую времени! Особенно если учесть, что беседовать с «женихами» мы будем во время танцев, а ведь перед ними еще ужин. Главное правило я успела усвоить: не называть прием смотринами. Больше почти ничего я не запомнила, не считая это таким уж важным событием.

– Девушки! – воскликнула донна Далия, и все наше внимание обратилось к входной двери. Женщина вошла в нее быстро, но грациозно и величественно. На ней переливалось изумрудно-зеленое платье, словно кожа, облегающее стройное тело, а светлые волосы были собраны в высокую причудливую прическу. – Все готовы? – тем временем спросила она.

– Да, леди, – послышалось несинхронное согласие с нашей стороны. Директор кивнула и радостно улыбнулась.

– Артур! – воскликнула она. – Можно начинать.

Дворецкий церемонно поклонился и распахнул входную дверь, после этого громко хлопнул в ладоши, подав знак музыкантам, которые расположились в нише, похожей на небольшой балкончик под самым потолком, и зал наполнился легкой, приятной музыкой. Холл был не таким, как обычно. У стен стояли маленькие круглые столики, на одних из них стояли бокалы, наполненные белыми игристыми винами, на других мелко нарезанные сыры, на третьих сладости, и так по кругу. Между столами стояли высокие вазы с сиренью, миртом и гортензиями. Ладони предательски вспотели, когда я заметила, что по дорожке от ворот уже приближаются первые гости. Донна Далия лично здоровалась с каждым, а мы лишь приседали в реверансах. Артур быстро и важно провожал прибывающих в обеденный зал к накрытому столу. Многие молодые люди приходили с пожилыми женщинами. Как говорила нам донна Агнесс на своих занятиях, многие не гнушаются советов матушек и тетушек при выборе невест. К тому же нам рассказывали, что приемы в «Аларе» – это не просто «смотрины», но еще и весьма интересные мероприятия. Здесь устраивали праздники без повода… Некоторые приходили просто развлечься, а заодно увидеться со старыми приятелями.

Я чувствовала себя странно и волнительно. Окончательно нервное возбуждение накрыло при появлении в холле того самого кьерна, которого мне доводилось видеть уже несколько раз. Вспомнив огонь, бушевавший в его глазах, когда он пытался выведать мое имя, по спине побежали мурашки. Я попыталась отвести взгляд, но мужчина заметил мои попытки
Страница 13 из 19

и лукаво улыбнулся, подмигнув мне, проходя мимо. Из-за его мимолетного внимания я удостоилась любопытных взглядов от подруг и возмущенного от Ди.

Гостей прибыло довольно много, но вскоре донна Далия лично закрыла входную дверь и пригласила нас пройти в обеденный зал. Стол снова изобиловал морепродуктами, но нас это уже не пугало. Уроки донны не прошли бесследно, и мы прекрасно управлялись с приборами. За столом я чувствовала себя более комфортно, несмотря на то, что этот кьерн сидел напротив и буравил меня тяжелым, немного насмешливым взглядом. Анри, невесту которого я недавно так старательно изображала, здесь не было, хотя он и обмолвился, что планирует зайти. Рядом с донной Далией сидел седовласый мужчина, по виду не отличавшийся особой знатностью, и с серьезным видом что-то ей говорил. Периодически они бросали взгляды в мою сторону… Ненавижу чувство дискомфорта, когда ты готов провалиться сквозь землю, только бы исчезнуть. За столом тем временем шла оживленная беседа. После нескольких глотков вина девушки немного расслабились и уже улыбками отвечали на взгляды лордов. Я отвлеклась от взглядов и постаралась не придавать им значения, уныло ковыряя веточку петрушки в своей тарелке. Уна сидела рядом со мной справа, а Ди слева. И если Уна спокойно общалась с окружающими, то Ди присоединилась к тем, кто заставлял меня чувствовать себя не в своей тарелке.

Еще больше усугубилось мое и без того напряженное состояние, когда подавальщица вместе со сменой приборов незаметно положила под мою салфетку сложенный вдвое листок бумаги. Я аккуратно опустила послание на колени и как можно незаметнее прочла: «Мы должны поговорить», было написано на листе каллиграфическим почерком. Сомнений в том, что автором сего послания был кьерн, сидящий напротив, у меня не было. Собственно, он не пытался этого скрыть и даже попросил у подавальщицы, чтобы та поинтересовалась, прочла ли я записку, во время следующей смены блюд.

– Улыбайся, Лея, ты не на поминках, – отвлекла меня от раздумий Ди.

– Отстань, – флегматично огрызнулась я.

– Твой «женишок» не пришел, значит, на охоте ты произвела не лучшее впечатление, – пыталась уколоть меня подруга.

– Плевать, – меланхолично ответила я.

– Почему этот кьерн так сверлит тебя взглядом? – вдруг спросила она, явно заметив взгляд с противоположной стороны стола.

На мгновение я замерла. Меня снова обволакивал этот тяжелый, ощутимый почти физически взгляд, почему-то бросило в жар, и щеки непроизвольно залились густой краской. О чем он хочет со мной поговорить? Казалось, что разговор будет не очень приятным, если, конечно, все-таки состоится. Я вспомнила, как он пытался узнать мое настоящее имя, и поежилась. Во-первых, совершенно непонятно, откуда он узнал, что имя, которым меня представил Анри, мне не принадлежит; во-вторых, я не знала, как отвечать на те или иные вопросы, которые он может мне задать. Вероятнее всего, что он хочет расспросить меня про Анри, но я же сама про него ничего не знаю! К тому же излишнее внимание кьерна очень нервировало и даже злило! Он рассматривал меня таким неприличным взглядом, что это вполне можно было бы счесть за оскорбление. Я даже не запомнила, как его зовут, хотя Анри вроде бы его представлял. Может, решил стребовать благодарность за украденную сумочку? Единственное решение, к которому я пришла: было бы лучше, чтобы никакой разговор не состоялся, в противном случае, я была почти уверена, что при любом раскладе буду выглядеть глупо. Пока я размышляла, всех пригласили пройти в зал для танцев. Искусницы и гости начали подниматься из-за стола и двигаться в сторону празднично украшенного зала, из которого уже доносилась музыка. Уже у самого выхода меня остановила донна Далия.

– Лея, нам нужно поговорить, это срочно и ненадолго. – Она не собиралась ждать моего согласия, просто взяла меня под локоток и повела в самый конец обеденного зала, где находилась неприметная дверь. С нами шел тот седой мужчина, который беседовал с ней за столом, и я окончательно потерялась в догадках, чего же от меня хотят. Мы вошли в комнатку, которая оказалась совсем крохотной. Из мебели насчитывалось всего четыре стула и один круглый стол, за который и сел мужчина.

– Дорогая, – обратилась ко мне донна Далия, – тебе лучше присесть.

Я послушно опустилась на стул напротив мужчины.

– Леди Аргуст, – заговорил уже он раскатистым бархатистым баритоном. – Я распорядитель кьерна Анри онт Плуана. – Я изумленно изогнула бровь. Неужели мне аукнется наша совместная охота? Но как? – Мой господин сейчас в отъезде, за пределами Крамиила, но поручил мне решить один вопрос. – Мужчина полез во внутренний карман сюртука и извлек оттуда… холщовый мешочек, который я уже, несомненно, видела. На стол упал перстень, украшенный рубином. – Кьерн Анри предлагает вам стать его супругой.

Первая мысль, которая пришла мне в голову, была совершенно глупой и бестолковой, мысленно я порадовалась, что села. Так скоро? Так просто? Перстень подобно колесу катился прямо ко мне, словно намекая на то, что думать здесь как бы и нечего, ведь что может быть лучше, чем стать женой кьерна? Разве что получить статус королевы…

– Лея-а-а, – тихо напомнила о своем присутствии донна Далия.

– Так неожиданно, – сглотнув, сообщила я, – можно мне немного времени на раздумья?

Мужчина удивленно поднял широкую бровь, явно сомневаясь в здравости моего рассудка. «О чем тут думать? Он кьерн! А ты просто девочка из бедного рода!» – соглашался с ним внутренний голос.

– Пожалуй, – начал говорить мужчина, – вы можете решить до окончания приема. Кьерн Анри прибудет в Саак только через десять дней, но он хотел, чтобы статус невесты вы получили уже сегодня. – Он выразительно посмотрел на перстень.

– Я все же немного подумаю, – скорее из вредности пискнула я.

Распорядитель встал, церемонно опустил голову и оставил нас с донной Далией одних. Она тут же заняла его место напротив меня.

– И о чем тут думать? – прошипела она.

– Я его совсем не знаю, – растерялась я.

– В браке познакомитесь! – воскликнула хозяйка «Алара». – От таких предложений не отказываются! К тому же кьерн еще несколько лет назад заплатил «Алару» за жену!

Я подняла взгляд на Далию. Вот какая ее выгода… Из последующих слов я узнала, что многие знатные люди платят немалые деньги за то, чтобы их отпрыски уж точно не остались без хранительниц семейного очага. Ранние помолвки у нас запрещены законом. Не знаю, это каприз короля или для политики помолвки знати что-то значат, но если еще сто сорок лет назад можно было обручить детей даже в возрасте трех лет, то сейчас обручение должно состояться непосредственно перед свадьбой. А вот в «Аларе» не возбранялось брать деньги за невест. Я наконец-то осознала, что меня снова продали… И решила, что лучше уж стать женой кьерна, чем и дальше жить здесь, в этом совершенно «чудесном» месте, в котором почему-то не осталось ни одной из старых воспитанниц. В любом случае, что ожидать от брака – я знаю, а вот какие еще сюрпризы может преподнести «Алар» – не имею ни малейшего
Страница 14 из 19

понятия.

– Я согласна, – сухо сказала я. Далия облегченно вздохнула, а я надела уже привычный перстень на безымянный палец.

– Ну, вот и умница, – похвалила меня хозяйка «Алара» и помогла подняться со стула.

Мы вышли в шумный оживленный зал, наполненный музыкой, ароматами цветов и парфюма. По залу кружились пары, а у меня кружилась голова. Еще не успев толком осмотреться, я снова почувствовала этот буравящий взгляд и гордо вздернула подбородок, чтобы упереться взглядом в кьерна. Далия, стоящая рядом, проследила за направлением моего взгляда.

– Будь осторожнее, Лея, – пропела она, – теперь ты невеста кьерна и так откровенно пересматриваться с его кузеном на людях не стоит.

– Этот тип кузен Анри? – удивилась я.

– Да, кьерн Балуа, кузен твоего будущего супруга, – спокойно ответила она, – можешь даже познакомиться.

Не-э-эт, знакомиться с ним мне совсем не хотелось. Он пугал меня до мурашек. Странный тип… Перед глазами снова встала картинка, на которой кьерн рассматривал мою кровь. Рана в знак согласия немного заныла. Когда я повернулась к донне Далии для очередного вопроса, леди уже не было рядом. Зато прямо передо мной оказался кьерн. Музыканты завели интересную мелодию, вроде медленную, но какую-то страстную.

– Подарите мне танец, – лукаво сказал кьерн, протягивая руку.

– Нет, – уверенно ответила я и хотела как можно быстрее сбежать, но он снова опередил меня и захватил в плен мою руку.

– Полагаете, на приеме будет уместно, если я начну гоняться за вами по всему залу? – хитро прищурился он. Конечно, неуместно, я это знала, он это знал, окружающие, которые уже подозрительно косились на нас, тоже это знали.

– Ну ладно, кьерн, – зло прошипела я, – только потом не говорите, что я не давала вам шанса отказаться от этой глупой затеи.

Он принял мой откровенный вызов – и мы закружились в танце. Кьерн то прижимал меня к себе, то отталкивал так, что я могла бы по инерции отбежать в другой конец зала, но он неизменно ловил меня за руку.

– Сам напросился, – мстительно прошептала я и как можно незаметнее, но вкладывая всю свою силу, придавила каблуком носок его сапога. Этот гад даже не поморщился, а вместо этого крепко прижал меня к себе, чтобы в следующую же секунду рывком перегнуть через руку, заставив откинуться назад.

– Как твое имя, – прошептал кьерн. Я поежилась от того, что его губы коснулись моего виска и, отстранившись, как того требовал танец, снова ушла от ответа. В следующую секунду мы снова оказались невыносимо близко.

– Имя, – снова прошептал он.

– Лея, – зло ответила я, понимая, что этот тип не отстанет.

Музыка закончилась. Я присела в реверансе и, яростно стрельнув в кьерна глазами, быстро пошла в противоположную от него сторону. Заметила, что двигаюсь как раз к лестнице, и обрадовалась. В конце концов, что мне делать на приеме? Я уже и так невеста кьерна! К тому же наверняка присутствующие обратили внимание на наш танец, а то, что во время него между нами летали искры, заметила даже я. В общем, я решила отсидеться в своей комнате, а если понадобится, вообще не стану из нее выходить до приезда Анри. Мой план конечно же провалился, потому что уже на лестничном проеме меня снова схватили за руку.

Странно, но грубости в действиях кьерна не было, однако факт того, что меня весь вечер хватает совершенно посторонний мужчина, нервировал и злил. Я собиралась возмутиться, но мне самым наглым образом прикрыли рот рукой и буквально затащили в ближайшую дверь. Я осмотрелась и безошибочно узнала кабинет донны Далии. Кьерн Балуа посмотрел на меня странно. Голодно, я бы даже сказала, и это не могло остаться незамеченным.

– Какое необычное имя, Лея, – прошептал он, все плотнее прижимая меня к стене, к которой я медленно пятилась.

Имя он произнес со вкусом, как будто пробовал его, изучал, запоминал. Я хотела вырваться, но мой неумелый порыв был ловко остановлен железной хваткой кьерна. Одной рукой он обхватил мою талию, а другой сжал запястье руки, которая словно независимо от меня уперлась в грудь мужчины. Его лицо было настолько близко, что я растерялась, но с упрямством опытного барана отводила взгляд, стараясь не смотреть в бесконечную серость хитрых глаз.

– Посмотри на меня, Лея, – прошептал кьерн, обжигая дыханием мой висок. Я не поддалась и продолжала отводить взгляд.

– Чего вы хотите от меня? – не выдержала я. Голос срывался от волнения, поэтому вышло немного пискляво и уж слишком истерично.

Кьерн улыбнулся и разом выдал себя. По его лицу безошибочно можно было определить, что улыбаться Балуа любил и, более того, судя по морщинкам у глаз, делал это очень часто. Может, это розыгрыш, и он просто издевается надо мной? Вместо ответа он приложил свой указательный палец к моим губам.

– Ш-ш-ш, – призвал к тишине кьерн, и его рука быстро юркнула под верхнюю распашную юбку платья.

От прикосновения горячей ладони, которое отчетливо чувствовалось даже через нижнюю тонкую юбку, я дернулась, по бедру вверх побежали мурашки, а сердце, на миг остановившись, пустилось в сумасшедший галоп. Я попыталась оттолкнуть назойливую руку, которая вздумала медленно, но верно двигаться вверх, но тщетно. Мои попытки привели лишь к тому, что кьерн снова перехватил мои запястья. От такой наглости мой испуг и растерянность сменились настоящим праведным гневом.

– Что вы себе позволяете? – прошипела я.

– Ух, как жарко здесь стало, – наигранно произнес он и заулыбался еще хитрее, но нахальную руку не убрал. – Лея оказалась не такой уж испуганной маленькой девчушкой.

– А что, у могучего кьерна хватает силенок только насиловать маленьких испуганных девчушек? – даже не пытаясь скрыть вызов, яростно спросила я.

Не могу сказать, какой эффект на Балуа произвела моя реплика, но выражение его лица ни капли не изменилось, даже ни один мускул не дрогнул! А вот рука дрогнула и более того, даже оставила в покое мое несчастное бедро, которое уже онемело от потока надоедливых мурашек.

– Никто не собирался тебя насиловать, – невозмутимо ответил он.

Я метнула в кьерна злобный взгляд. Он точно издевается! Как это не собирался? А многозначительные взгляды? А его поползновения в сторону самого сокровенного? Балуа снова улыбнулся, шутовски поклонился и развел руками.

– Я просто попытался! – воскликнул он. – А вдруг ты сама бы согласилась?

Я фыркнула.

– Если вы не забыли, я невеста вашего кузена, – поспешила напомнить настырному кьерну и даже продемонстрировала вновь обретенное кольцо.

Балуа уже прилично отошел от меня и оказался у невысокого столика, на котором красовался графин с настойкой «Золотой тюльпан». Она, кстати, была запрещена на территории Крамиила, потому что изготавливала ее другая раса, наполнил ею стакан и сделал несколько быстрых глотков.

– Я ничего не имею против, – сказал он, – женитесь себе сколько душе угодно! Только у меня к тебе есть одно ма-а-аленькое дельце.

Я заинтересовалась. Какое такое дело может быть ко мне у этого хлыща?

– Выкладывайте, – спокойно произнесла я, присаживаясь в кресло и умышленно выделяя последний слог в слове, чтобы обратить
Страница 15 из 19

внимание не особо вежливого кьерна, что на «ты» мы с ним еще не переходили. Мужчина указал мне на графин, предлагая выпить, и я отрицательно покачала головой.

– Перед тем как Анри заберет тебя отсюда и женит на себе, я хочу, чтобы ты оказала мне одну услугу, не очень-то значительную… В общем, плевое дело, – с невинным видом сказал он.

– С какой стати я должна оказывать вам какие бы то ни было услуги? – ехидно поинтересовалась я.

После этого вопроса кьерн стал серьезным, даже очень. Такая перемена от игривости к строгости не могла не насторожить меня. Вдобавок мужчина начал приближаться ко мне, и это даже немного испугало. Но никаких предосудительных действий с его стороны не последовало. Он просто подошел и опустился на корточки передо мной, положив руки на подлокотники кресла, отрезая тем самым мне путь к отступлению.

– Лея, ведь твоя работа – эскорт, верно?

Мне показалось, что кьерн начал издалека, и я неуверенно кивнула, но сочла нужным пояснить:

– Сейчас уже даже не знаю. Ведь ваш кузен решил жениться на мне, значит, есть вероятность, что это уже не моя работа. И, если что, опыта в этом деле у меня нет.

– Еще твоя, – настоял Балуа. – Пока Анри не отдал все твои долги, это остается твоей работой.

Я покладисто кивнула. Может, и так. Мне, если уж совсем честно, было все равно, сейчас больше всего интересовало, чего хочет настойчивый кьерн.

– Так вот, мне необходимо твое сопровождение на три дня, – как ни в чем не бывало улыбнулся он. Натолкнувшись на мой гневный взгляд, этот нахал решил продолжить: – Если быть более точным, то нам предстоит двухдневный путь в одну сторону, затем те три оплачиваемые – он сделал явный акцент на последнем слове – дня, в которые ты будешь делать то, что я скажу, и путь обратно.

– Пожалуй, откажусь, – огорошила его я.

– Понимаешь ли, милочка, – как-то ядовито процедил он. – Это предложение было скорее формальным, потому что ты все равно поедешь со мной.

Я чуть было не захлебнулась от возмущения, но старалась держать себя в руках.

– И все же я откажусь, – легко улыбнувшись, ответила я и поднялась из кресла с твердым намерением выйти из комнаты. Главное – не показывать ему своих истинных чувств! «Держаться спокойно, уверенно и предельно вежливо», – инструктировал внутренний голос.

Балуа не стал меня удерживать, но до двери дойти так и не довелось, потому что перед ней я врезалась в невидимую, но довольно ощутимую преграду. Нет, я не испугалась. Я удивилась. Удивилась тому, что от этой стены, или барьера, – не важно, явно несло магией! Кьерн открыто продемонстрировал мне, совсем незнакомой девушке, что владеет ею! Что это? Он пытается показать мне степень своего непонятно откуда взявшегося доверия или запугивает? Я недоуменно оглянулась на Балуа. Он продолжал потягивать настойку, которая, кстати, была крепостью не меньше шестидесяти градусов, даже не морщась, и пристально смотрел на меня, явно наблюдая за реакцией.

– Сдам властям, – не пригрозила, а просто предупредила я.

– Девочка с даром сдаст меня властям? – Кьерн иронично поднял бровь. Он выглядел чертовски привлекательно и бесовски пугающе. Отблески пламени в камине придавали его глазам дьявольский блеск. Белая рубашка подчеркивала смуглость кожи, а вьющиеся волосы небрежно разметались по широким плечам.

Балуа, видимо, стало жарко, и он расстегнул жилет, также как и стоячий воротник рубашки. Зря я рассматривала кьерна, ой как зря! Уже через мгновение он оказался так близко, что нельзя было шевельнуться, не задев его.

– Впечатлилась и передумала? – промурлыкал он, снова обвивая рукой мою талию.

– Нет, – покачала головой я. – Просто пытаюсь определить степень вашей безрассудности.

Рана на ноге неприятно ныла, и я в очередной раз убедилась, что нельзя принимать помощь от незнакомцев. Если бы не эта треклятая лошадь, Балуа никогда бы не узнал про дар! Угораздило же меня поранить ногу до крови! Другого предположения по поводу того, откуда ему известно о даре, у меня не было. Хотя я планировала еще немного поотпираться, мало ли, вдруг сам поверит в то, что перепутал, и ему показалось, будто он почувствовал дар в моей крови.

– Лея, у тебя есть дар, – прошептал он, снова обжигая дыханием на этот раз мои слегка приоткрытые губы. – Ты это знаешь, я это знаю… Думаю, ты не хочешь, чтобы узнал кто-то еще.

Конечно, не хочу! С тех пор как трон занял король Адалион, обладать даром стало опасно для жизни. Особенно если ты женщина, и тем более если ты женщина без денег и власти. Просто сожгут или утопят… Проще говоря, лишат жизни любым способом, только бы великий правитель не прознал, что остался еще хоть кто-то, способный творить волшебство. Слишком сильно наш король боится магов, боится, что власть, как песок сквозь пальцы, ускользнет из его загребущих рук. Именно из-за его безрассудной ненависти к обладателям дара моя семья, как и многие другие, обнищала, лишившись кормильцев. Именно из-за него в королевстве на пятерых мужчин приходится только одна девушка, потому что бо?льшую часть представительниц прекрасного пола сожгли заживо, назвав ведьмами. Именно по его вине существуют такие места, как «Алар», где отчаявшиеся мужчины ищут себе жен.

– Почему вам нужна я? – не стала задавать ненужных вопросов я, смирившись с тем, что правда или, иначе говоря, сила на стороне кьерна.

Он из влиятельной богатой семьи. Вполне возможно, что даже если я его сдам, он сможет откупиться, в отличие от меня… Меня не спасет уже ничто и никто.

– Потому что у тебя есть дар, – без церемоний ответил он.

– Что нужно делать?

Балуа обворожительно улыбнулся и отсалютовал мне вновь наполненным стаканом: – Пару дней побыть моей невестой и всего-то!

– А как же Анри? – возмутилась я.

– Мы успеем провернуть все до того, как он вернется за тобой, – ответил кьерн.

В этот момент в моей голове появилась совершенно бредовая, нелепая, но такая манящая идея.

– Гонорар? – алчно спросила я.

Балуа рассмеялся заливисто, звонко. Так, что мне и самой захотелось смеяться, несмотря на всю несуразность ситуации.

– Пятнадцать соле в день, – ответил он.

Я чуть не села прямо на пол. Это много. Очень много денег. Если за десять золотых соле можно купить дом на окраине столицы, то за сорок пять я смогу купить четыре дома! Хотя зачем мне четыре дома… О чем это я?! Пятнадцать соле в день!

– Это при условии, что все получится, – предупредил кьерн, но я его уже не слушала, потому что была уверена, что за пятнадцать соле в день у меня получится все что угодно, даже невозможное.

– Двадцать, – нагло заявила я, никак не выдав своей радости. Я быстро просчитала, что сорок пять соле мне не хватит для осуществления моего плана, а вот шестьдесят в самый раз. Главное, чтобы Балуа не оказался жадным. «Только не жадничай», – мысленно взмолилась я.

– Восемнадцать, – выдвинул свой вариант кьерн. Видимо, он тоже любил поторговаться.

– Двадцать, – твердо повторила я.

– Черт с тобой, двадцать! – сдался мужчина, а я плотнее стиснула зубы, чтобы не завопить от радости.

– И никаких подобных выходок, – снова поставила
Страница 16 из 19

условие я.

– Каких выходок? – хитро прищурился кьерн Балуа.

– Без домогательств, – как можно противнее пояснила я. Мужчина кивнул, и, как ни странно, я ему поверила.

– Когда едем? – уже с улыбкой спросила я.

– Хотелось бы отбыть прямо сегодня вечером, но, вероятно, уже поздно, – задумчиво произнес он. – Значит, на рассвете.

Я согласно кивнула: на рассвете так на рассвете. Да за шестьдесят соле хоть в пасть к мракобесам галопом на хромом осле! Хоть с Балуа, хоть с самой Марой за ручку прогуляюсь по просторам царства Скорби!

– С хозяйкой я договорюсь сам, – сообщил кьерн. – Подробности обсудим в дороге… И я заеду на рассвете.

– По рукам, – согласилась я. После услышанной суммы я вообще стала на редкость покладистой. – Только бумагу о выплате составьте и подпишите заранее, иначе с вас станется надуть бедную испуганную девушку.

Балуа хотел что-то ответить, но я уже захлопнула двери и быстро спустилась вниз по лестнице, чтобы утонуть в гуле голосов и звуках музыки.

Глава 5

Нил онт Балуа

Девушка выбежала из комнаты как ошпаренная. «Похоже, она меня боится», – подумал кьерн Балуа, не в силах прогнать с лица улыбку. Такое милое и, казалось бы, непосредственное создание, у которого оказался весьма скверный и расчетливый характер. Бездонные синие глаза выглядели такими наивными, но в то же время невыносимо порочными.

– Лея, – он снова произнес вслух это имя. Когда он встретил ее впервые, в ней не было ничего примечательного. Обычная девушка с периферии, отличающаяся лишь красотой длинных блестящих и, несомненно, ухоженных светлых волос, но сейчас… Платье подчеркивало все прелести искусницы, еще больше поднимая высокую красивую грудь; пухлые губы, подкрашенные розовой помадой, так и манили прикоснуться к ним; тонкий ровный нос и длинные кукольные ресницы… Неудивительно, что он сорвался и попытался соблазнить девушку. Нил понял, что мысленно пытается себя оправдать, и горько усмехнулся, сделав еще глоток настойки.

– Чертовка, – прошептал он, откидываясь на спинку кресла, и довольно улыбнулся. В коридоре послышался цокот острых каблучков по деревянному полу. Нил мысленно досчитал до пяти, и дверь открылась. Донна Далия, торопливо вошедшая в свой кабинет, никак не ожидала увидеть в нем посторонних, и звонко вскрикнула. Потом опомнилась и изобразила издевательский поклон.

– Что вы здесь делаете, кьерн? – устало спросила она, подходя к своему столу.

– Я хочу эту девушку, Лею, – без церемоний ответил он. Леди на мгновение замедлила шаг, но быстро пришла в себя и возобновила движение.

– Поздно, господин, – ответила она, усаживаясь на свое место, – ее уже выбрал ваш кузен.

– Донна Далия, – протянул Нил, поднимаясь из облюбованного кресла. – Разве сумма, внесенная моими родителями в бюджет «Алара», меньше, чем та, что внесли родители Анри. – Кьерн оперся руками о стол, за которым устроилась леди.

– Нет, кьерн Балуа, – ответила она. – Но вы слишком долго выбирали… Я же не могу отказать вашему кузену сейчас, когда сама девушка дала согласие на брак.

Нил изумленно изогнул бровь. «Похоже, эта чертовка что-то задумала. Неужели решила не достаться никому?»

– Вы же знаете, кто поспособствовал тому, чтобы в этом году пансионы сделали выбор в пользу «Алара»? – иронично спросил он.

– Ваш отец, – невозмутимо ответила леди.

– Не значит ли это, что я, как особо приближенное к вашему благодетелю лицо, могу выбрать себе любую девушку? – Кьерн как матерый волк загонял свою добычу в западню, делая все, чтобы не оставить ей выбора.

– Ваше заведение живет за счет новой власти. Король милостиво разрешил вам существовать, он закрывает глаза на то, что вы фактически продаете своих воспитанниц и, как ни крути, нарушаете закон, – выложил очередной козырь Нил.

Леди возмутилась и резко подскочила с места, зашипев подобно кошке:

– Именно поэтому королю достанется шесть воспитанниц «Алара», которые, как и другие, жившие здесь до них, будут фаворитками, игрушками или наложницами в его загородном имении!

Донну Далию возмущало такое положение вещей, но сделать ничего она не могла. Это семейное дело. Еще ее прабабушка, будучи любовницей короля-тирана сто тридцать лет назад, основала «Алар» – пансион для благородных девиц. Потом ситуация с наличием юных леди в королевстве стала критической, и многие лорды выбирали себе жен из воспитанниц «Алара». Когда заведение перешло к матери Далии, та ввела новые правила. Ей, молодой вдове, потерявшей мужа только из-за того, что у него были слабые магические способности, которыми он даже не пользовался, и оставшейся с пятью малышами на руках, пришлось несладко… Поскольку донна Лаура – мать Далии все же осталась со статусом и с наследством, у нее было много связей в высших кругах. Она придумала неизвестный ранее способ заработка. Из-за запрета ранних помолвок многие семьи, в которых рождались мальчики, пребывали в страхе, что род оборвется или их отпрыск женится на простолюдинке, а это еще хуже, чем окончание родовой ветви… Донна Лаура стала брать деньги – залог гарантии на будущее, обещая после наступления совершеннолетия богатых отпрысков сватать им своих воспитанниц. Плата за ее услуги была фиксированной, но многие старались переплатить, чтобы в итоге получить лучшую невесту. Когда в столице с барышнями стало уж совсем плохо, донна начала заключать договоры с отдаленными пансионами. На самом деле хозяйки подобных заведений получали выкуп за девушек сразу после неожиданного «распределения», но девушкам об этом не говорили.

Далия стала полноправной хозяйкой «Алара» всего два года назад, после смерти матушки. Ей пришла в голову идея с сопровождением юными леди знатных мужчин. Услуга пользовалась спросом и позволяла «Алару» успешно существовать. Оказывать ее предлагали далеко не всем. Леди для демонстрации в высшем свете должна была быть особенной, властной, сильной и конечно же самой привлекательной. Но в то же время именно эти девушки и рассчитывать не могли на удачный брак. Далия и сама работала в сопровождении после того, как стала хозяйкой «Алара», именно поэтому она, довольно молодая и привлекательная, так и осталась одинокой. Репутацию потерять очень легко, а восстановить почти невозможно. Когда ты постоянно появляешься в обществе с разными мужчинами – это наводит на определенные мысли.

Предыдущий самодержец не интересовался такими мелочами, как пансион, поставляющий невест, тем более что все были довольны, а вот нынешнему правителю «Алар» стал интересен. После долгих разбирательств и подключения своих связей Далии удалось удержать заведение на плаву. Но владыка Наар стал облагать пансион значительными налогами и хотел получать по шесть-семь воспитанниц «Алара» в свое личное распоряжение и таким образом закрывать глаза на своеобразную торговлю людьми. Девушек, которых выбирал король, забирал распорядитель, присутствовавший на всех приемах. Он был и на этом, но о своем выборе Далии еще не сообщил.

Сейчас хозяйка заведения прикидывала и вспоминала, сколько денег заплатила семья каждого из кьернов,
Страница 17 из 19

претендующих на Лею. Да, сумма, уплаченная Балуа, определенно была больше, но девушка уже взяла кольцо…

– Может быть, вы вспомните, что вы с кьерном Анри родственники, и уступите? – все же спросила она. – Ведь его семья платила именно за представительницу рода Аргуст, а у вас не было особых пожеланий.

Нил немного наклонился вперед.

– Если бы у меня не было особых пожеланий, мой отец не помогал бы вам договориться с пансионом из Трантгальдских земель, – певуче, почти ласково сказал он, и леди поняла, что отказать нельзя. Таким не отказывают.

– Хорошо, – наконец-то сдалась она. – Но вы сами объясните ей, как так вышло, что ее обещали в жены одному, а отдали другому.

Кьерн победно улыбнулся и согласно кивнул:

– Не волнуйтесь, с девушкой я разберусь сам. Она уедет завтра на рассвете.

Лея Аргуст

Как только я спустилась вниз, ко мне подбежала раскрасневшаяся Ди.

– Представляешь! – воодушевленно воскликнула она. – Донна Далия сказала, что кого-то из девушек уже сосватали!

– Правда? – лениво поинтересовалась я.

– Да! Сейчас я как раз пытаюсь вычислить эту счастливицу. – Подруга прищурилась, рассматривая девушек вокруг.

– Подозреваю, что я знаю кого, – задумчиво отозвалась я.

Ди воспылала любопытством пуще прежнего и с видом хищника, приготовившегося к нападению, уставилась на меня. Я лишь демонстративно повернулась к столику с напитками и взяла бокал вина той самой рукой, безымянный палец которой украшало кольцо.

– Что? – Изумленная подруга снова схватила мою руку.

– Я выхожу замуж, – спокойно ответила я.

– За кого? – изумилась Дианна. – Стоп! Я уже видела это кольцо! – Осознание накрыло девушку. – Ты станешь женой кьерна?! – крикнула подруга. – Того самого красавчика на охоте? – Она слегка понизила голос.

– Да, Анри сделал мне предложение, – ответила я. Вот сейчас я чувствовала себя победительницей. Хотя идея замужества не казалась мне самым лучшим из возможных вариантов, и я уже составила план, каким образом этого самого замужества избежать, но эмоции, отражающиеся сейчас на лице Ди, стоили того, чтобы притвориться настоящей невестой кьерна.

На самом деле я собиралась просто получить свои шестьдесят соле, оплатить долг пансиону, отослать оставшиеся деньги родителям для того, чтобы у моих сестер было хотя бы крошечное приданое, и исчезнуть. Возможно, даже отправиться в ту таинственную Империю за горами. И вообще, я еще слишком молода, чтобы тратить свою жизнь на замужество. Ди, кстати, так не считала и сейчас чуть ли не стягивала кольцо с моего пальца.

– Что ты делаешь? – возмутилась я. Девушка стыдливо отвела взгляд и, выпустив мои пальцы из своих, спрятала руки за спину.

– Не обращай внимания, – тихо сказала она, – просто я так завидую.

Ди так грустно вздохнула, что мои щеки вмиг залились краской, ведь я намеренно ее поддевала, а теперь мне стало стыдно. Я вспомнила, что у нее тоже есть сестры и ее родители еще беднее моих. Понятное дело, что ей хочется поскорее найти кого-нибудь, выбраться из «Алара» и рассчитаться с долгами. Пока я стыдилась, подруга порывисто обняла меня.

– Я очень-очень за тебя рада, ты станешь этому кьерну самой лучшей женой, – прошептала она в самое мое ухо.

Я горько улыбнулась.

– А мне хотелось бы полюбить, – разоткровенничалась я.

– В нашем мире про любовь уже никто не помнит, – совсем серьезно заявила Ди. Иногда может показаться, что ее волнуют только наряды и украшения, но это не так. На самом деле это просто маска: напускное веселье, обманчивые улыбки… Маска, за которой прячется прекрасная девушка, слишком сильно испуганная для того, чтобы сбросить свою броню и показать, какая она на самом деле. Я обняла Дианну в ответ.

– У тебя все будет хорошо, поверь мне. – Не знаю, как Ди, а я в этом нисколько не сомневалась.

– Когда ты покинешь «Алар»? – обыденным тоном спросила она, словно этих трогательных объятий только что не было и в помине.

– Завтра на рассвете, – ответила я, вспомнив, что, наверное, нужно спросить, предупредил ли он донну Далию о моем отъезде.

Черт! Какая-то часть из денег, которые заплатит мне кьерн, должна будет отойти «Алару»! Эта мысль сразу напугала меня, но потом я решила, что в пути смогу еще немного поторговаться с Балуа. Еще я вспомнила про разговор с Далией перед тем, как принять предложение Анри… Что-то было не так. Если каждая или почти каждая попавшая сюда девушка вскоре выходит замуж, понятно, что выгоду получают все. Оплачивается и долг пансиону, и «Алар» отрабатывает свои деньги, которые уже давно получил от семей «женихов», и мужчины получают жен, но… Почему тогда они предлагают зарабатывать? Если я вдруг решу выплатить свои долги сама (а я непременно именно так и сделаю, как только получу деньги), то в чем выгода «Алара» тогда? Что-то определенно было не так, и меня это настораживало, но возможности разобраться во всех этих вопросах сейчас, к сожалению, нет.

– Ди, – окликнула я уже отходящую от меня подругу, и та послушно обернулась, – пообещай мне кое-что. – Дианна подозрительно посмотрела на меня, но, увидев, что шутить я не намерена, кивнула. – Пообещай, что не будешь больше заниматься сопровождением, – попросила я.

– Но почему? – удивилась девушка.

– Не думаю, что девушки, которые этим занимаются, в итоге смогут удачно выйти замуж, – сообщила я.

– Но ты же ездила на ту охоту! – надула губки Ди.

Я отрицательно покачала головой.

– Он уже тогда знал, что женится на мне, – ответила я, – подумай сама, если ты постоянно будешь появляться в обществе разных мужчин, захочет ли кто-то взять тебя в жены, даже при условии дефицита невест.

– Я думала об этом, – стыдливо опустив глаза, ответила девушка, – просто это реальный шанс заработать!

– Тогда тебе нужно выбрать, что для тебя важнее: заработать или выйти замуж, – бескомпромиссно ответила я.

На этом нашу беседу пришлось прервать, потому что к нам присоединилась довольная Уна. Раскрасневшаяся подруга явно хотела чем-то с нами поделиться.

– Рассказывай уже, – лениво сказала Ди, глядя на приплясывающую от нетерпения Уну.

– Кажется, я понравилась тому грасту. – Она метнула быстрый взгляд в сторону невысокого мужчины, с которым танцевала весь вечер. Он стоял у подножия лестницы, с которой спускалась взволнованная донна Далия. Граст обрадовался хозяйке «Алара» так, будто только и ждал ее появления.

– Он хочет попросить у донны Далии разрешения сходить со мной на свидание, – шепнула улыбающаяся Уна. И действительно, во время разговора с леди он смотрел исключительно в нашу сторону.

Мое же внимание привлекло другое. Кьерн Балуа медленно спускался по лестнице, зорким взглядом прощупывая танцевальный зал. Наверное, договаривался с Далией по поводу нашего отъезда. Я задумчиво потеребила кольцо на безымянном пальце, подумав, что правильнее было бы, конечно, вернуть его сейчас, чтобы отказаться от едва полученного статуса невесты. Но смущал один момент… Балуа сказал, что заплатит мне лишь в случае успеха, а если вдруг его план провалится? Мне не хотелось об этом думать, но я не могла упустить ни одной детали,
Страница 18 из 19

если хочу осуществить свой план. То, что кьерн может мне не заплатить, также нужно учитывать, хотя, глядя на него, не создается впечатление, что он может поступить так бесчестно. Тогда у меня хотя бы останется жених, значит, возвращать кольцо рано. Само собой, я не знаю, как отреагирует Анри на мою выходку, тем более что они кузены. Вполне возможно, что Балуа хочет представить меня их совместным родственникам, но выбора у меня нет. Откажусь от поездки – и для меня будет лишь одна дорога – на костер. В том, что кьерн без колебаний выполнит свою угрозу, сомнений не было никаких. Поеду – и получу шанс забыть все это как страшный сон. К тому же Анри вернется только через десять дней, а это значит, что я успею вернуться и в случае чего у меня будет возможность переиграть всю ситуацию. Думаю, что за это довольно долгое время я смогу придумать какое-нибудь оправдание для себя.

Кьерн демонстративно подмигнул мне и, остановившись у столика с напитками, потянулся к серебряному кубку. Насколько я помнила, именно в такие кубки наливали крепленое алое вино.

– А чего от тебя хочет этот кьерн? – удивилась Ди. Подруга буквально сверлила Балуа взглядом и стыдливо отводила глаза, когда он ловил ее взгляд.

– Это кузен моего жениха, – ответила я, – неприятный тип.

Дианна посмотрела на меня, потом прошлась внимательным, оценивающим взглядом по кьерну.

– А выглядит очень даже приятным, – промурлыкала подруга и, словно забыв про нас с Уной, мягкой походкой охотника направилась в сторону Балуа.

Выглядел он действительно привлекательно. Обворожительный, чарующий – и такой холодный. Как будто в серых глазах застыли льдинки, замерзшие вокруг танцующего пламени. Таким взглядом можно морозить или обжигать… Если Анри читался легко, подобно открытой книге, то просчитать этого хищника, как я случайно определила его для себя, было невозможно. Серые глаза не выражали никаких эмоций и в то же время притягивали к себе внимание. Я видела, как он любезно предложил Ди бокал вина и начал непринужденно с ней беседовать. Почему бы ему не позвать с собой ее, а не меня, ведь видно, что она была бы совсем не против? Сейчас я поняла, какие чувства испытываю, когда вижу кьерна Балуа – это было бешенство. Откуда этот тип прознал про мой дар? Какого черта шантажировал меня им? Зачем пытался запугать (именно так я расценила его приставания в кабинете Далии)? Я по-прежнему его боялась. Слишком много вопросов связано с этим кьерном, и нет ни одного ответа.

Я так задумалась, что даже не заметила, как хозяйка «Алара» подозвала к себе Уну и что-то говорила ей, наверное, о «ее» грасте. Думаю, она разрешила им отправиться на свидание. Танцевать мне уже не хотелось. Где-то в стороне слышалось хихиканье Ди, которое жутко раздражало. Я еще не поняла, почему ее флирт с этим опасным кьерном меня так нервирует, но копаться в своих ощущениях не стала.

– Лея, – отвлекла меня донна Далия, заставив вздрогнуть и отвести взгляд от болтающей парочки, – если ты устала, то можешь отправляться к себе, – продолжила она, – хотя если уйдешь, то пропустишь шоу.

– Какое шоу? – заинтересовалась я.

– Я пригласила артистов для развлечения гостей, – ответила она, – они уже прибыли, и сейчас в парке перед «Аларом» будет выступление акробатов, а потом салют.

Я подавила в себе желание сбежать в спальню, потому что увидеть цирковое представление мне довелось лишь однажды в жизни и то, когда я была совсем ребенком. Отец возил меня на праздник урожая в соседний город. Представление мне понравилось, и увидеть такое еще раз я бы не отказалась.

– Тогда я, пожалуй, останусь, – задумчиво сказала я. Мне жутко хотелось обернуться и посмотреть, чем заняты Балуа и Дианна, но я, хоть и не без усилий, подавила в себе это желание.

– И еще ты должна мне один соле, – словно невзначай отметила леди. Я удивленно посмотрела на нее. – Завтра на рассвете ты покинешь «Алар», поскольку костюм, который я тебе одалживала на охоту, уже испорчен, придется выделить новый, а с твоими способностями влипать в истории едва ли уцелеет и он. Короче, я даю тебе одежду, а ты платишь мне деньги, – подытожила леди. Я горько вздохнула, но спорить не стала. Одежда мне нужна, времени идти в город уже нет (все лавки наверняка закрыты), а Далия не обязана бескорыстно жертвовать мне наряды со своего плеча.

– Тогда еще и сапоги. – Я рассчитала, что одного соле вполне хватит и на костюм, и на сапоги, и еще много на что. Расценки у хозяйки «Алара» еще те! Донна Далия подарила мне улыбку.

– Хорошо, и сапоги, – ответила она.

Артур громким голосом возвестил о том, что в парке состоится шоу, и попросил всех желающих пройти за ним. Гости медленным потоком двинулись за дворецким. Мы с донной Далией выходили самыми последними. Я уже почти покинула холл, когда Далия меня резко остановила.

– Я не знаю, как сложится твоя судьба, девочка, – начала шептать она. Смутило то, что донна назвала меня девочкой, она и сама выглядела не намного старше меня. – Не знаю, зачем кьерн Балуа затеял эту поездку, но я советую тебе быть очень осторожной, – Далия взяла меня за руки, – он темная лошадка.

С этими словами леди обогнала меня и прошла вперед, словно разговора и не было вовсе.

Я, немного ошарашенная нежданными советами, поплелась следом. Шоу воистину было прекрасным! Акробаты ходили по канатам, натянутым между деревьями, показывали, сколь гибко человеческое тело, взлетали к самым верхушкам старых тополей, подбрасывая друг друга…

Не знаю, куда делась Ди, да и кьерн пропал из поля моего зрения, но сплетня о моем обручении уже дошла почти до всех воспитанниц «Алара». Казалось, что поздравили меня уже все и даже малознакомые девушки из южного пансиона. Я лишь бодро кивала, принимая поздравления и пожелания, и вымученно улыбалась. Салют я смотрела уже из окна своей комнаты. Меня захватило непонятное волнение, страх перед неизвестностью и печаль от того, что придется расстаться с подругами. Ладно! Это же ненадолго! Всего лишь три дня. Это ничтожно мало в масштабе всей жизни. Погруженная в свои мысли, я умылась и переоделась в светлое платье воспитанницы «Алара». Мельком взглянула на себя в зеркало и вскрикнула. Моя яшма! Камень, который был куплен всего несколько дней назад, был почти черным!

Я в ужасе ощупала медальон и приподняла его, чтобы рассмотреть. До такого состояния мои камни еще не выгорали. Нет, он, конечно, будет сдерживать мои силы как сможет, пока окончательно не превратится в пепел, но сам факт того, что всего за несколько дней он дошел до такого состояния, пугал. И зачем я выбросила старый камень? Да по сравнению с этим он был в идеальном состоянии. Но что толку сокрушаться, назад его уже не вернешь. Мысли испуганными кроликами заметались в голове, завтра мы отправляемся на рассвете, значит, купить новый камень я не успею. Я извлекла из сумочки небольшую карту Крамиила, кажется, ее покупала Уна, чтобы следить за нашим маршрутом из «Чайной розы», а по приезде всучила мне за ненадобностью. Черт! Я же даже не знаю, в какую сторону мы поедем, чтобы посмотреть, какие поселения будут по пути! Я уже
Страница 19 из 19

готова была кусать локти или рвать на себе волосы, когда в дверь тихо постучали.

– Войдите, – немного нервно отозвалась я.

Артур сразу заглянул в щель, а потом уже вошел в комнату.

– Странно, что вы, юная леди, не остались до конца приема, – улыбнулся он и продемонстрировал мне довольно объемный сверток. – Ваши наряды, – пояснил он.

Я быстро достала из кошелька один соле и, протянув дворецкому, забрала одежду. Артур откланялся, оставив меня одну. Сумку было решено собрать сегодня, ведь выезд уже на рассвете. Я развернула бумагу, рассмотрела костюм, предназначенный явно для езды верхом. Удобные узкие брюки, рубашка из плотной ткани, почти до колена кожаная жилетка и легкий плащ. Также донна Далия позаботилась о сапогах, это были братья-близнецы тех, что я надевала на охоту. Подумав, решила, что ехать в одной карете в обществе кьерна, который уже имел наглость ко мне приставать, да еще и в довольно открытом платье воспитанницы «Алара», может быть чревато последствиями, и решила, что этот костюм сейчас как нельзя кстати. Я аккуратно сложила вещи на стул у кровати, чтобы надеть их завтра, и обнаружила в свертке еще что-то. При ближайшем рассмотрении это оказался пояс с пятью кинжалами из непонятного темного металла. Я поежилась. Нас учили обращаться с оружием, но зачем Далия дала мне его? Неужели думает, что кьерн может быть настолько опасен? Я задумчиво повертела пояс в руках и, подумав, положила к остальным дорожным вещам. Лучше уж пусть будут при мне, заодно и проверю, не сбился ли прицел из-за длительного отсутствия тренировок. Заодно в сумку перекочевало бальное платье (мало ли, вдруг там, куда мы едем, для нас устроят прием), туда же отправились туфли, несколько баночек с душистым средством для мытья, расчески, несколько заколок и завернутый в платок перстень Анри. Пусть лучше лежит в сумке, иначе могу потерять.

Когда я заплетала косу и готовилась ко сну, в комнату вернулись подруги. Уна была счастлива, я это видела. У нее даже глаза горели почище новенького соле. Ди, напротив, выглядела не очень довольной. Видимо, общение с кьерном не принесло желаемого результата. Я поймала себя на мысли, что после этого вывода мне захотелось улыбаться, и густо покраснела. Подруги также умылись и переоделись. Уна без церемоний улеглась на мою постель рядом со мной и крепко обняла меня.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/svetlana-shumovskaya/nevesta-na-tri-dnya/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.