Режим чтения
Скачать книгу

Новые герои. Массовые убийцы и самоубийцы читать онлайн - Франко Берарди

Новые герои. Массовые убийцы и самоубийцы

Франко Берарди

Книга итальянского социолога Ф. Берарди посвящена феномену массового убийства и самоубийства в современном мире. Почему мальчик приходит в школу и убивает своих учителей и одноклассников, почему однажды вечером мужчина решает расстрелять людей в кинотеатре во время сеанса «Бэтмена», что подтолкнуло Брейвика к убийству 71 человека? Почему, несмотря на рост уровня жизни и безграничный прогресс, число самоубийств в развитых странах растет год от года и преимущественно среди молодого поколения?

Автор рассматривает социальные истоки и предпосылки этих явлений в нашей повседневной жизни. Исследуя громкие истории конца прошлого – начала нового столетия, Берарди находит причины совершившегося в биографиях преступников, социальной обстановке, окружавшей их (работа, взаимоотношения с другими людьми). Он показывает, как современный мир подавляет и угнетает людей, и какие ужасные последствия это за собой влечет.

Франко «Бифо» Берарди

Новые герои. Массовые убийцы и самоубийцы

© Verso Books, 2016

© ООО «Кучково поле», издание на рус. яз., 2016

Благодарности

Я хочу выразить благодарность некоторым моим друзьям, которые в меру своих возможностей помогли мне написать эту книгу.

Благодарю Марко Маганьоли, также известного как Маго, за телепатическое вдохновение. Спасибо Максу Джераси, который помог мне ощутить красочный смысл тьмы. Благодарю Федерико Кампанья за его дружбу и бесчисленные идеи.

Четыре примечания под видом пролога

1

Я решил написать эту книгу в июле 2012 года, после того как прочитал о массовом расстреле в городе Аврора, штат Колорадо, США, который произошел в кинотеатре, где показывали последний фильм про Бэтмена. Смесь отторжения и порочной притягательности всегда соблазняла меня запоем читать о виновных в такого рода массовых убийствах – деянии, которое, пожалуй, процветает на данный момент в мире, в частности в Соединенных Штатах Америки. Но только когда я читал о Джеймсе Холмсе и резне в Авроре, я решил написать об этом предмете отдельную книгу. Я не побуждаю к насильственным действиям, что нелепо в стране, где любой человек, независимо от того, насколько он психически уравновешен, может купить оружие. Мы все вполне привыкли к этому. То, что больше всего меня поразило – содержание акта, который может быть истолкован как нарушение границы между зрелищем и реальной жизнью (или реальной смертью). Я сомневаюсь, что Джеймс Холмс когда-либо читал Ги Дебора. Часто люди действуют, не читая ученые книги. Но поступок Холмса нес явный привкус ситуационизма. Вся история авангарда ХХ века проявилась в нем и чудовищным образом разыгралась повторно. «Упразднить искусство, отменить повседневную жизнь, упразднить разделение между искусством и повседневной жизнью», – говорили дадаисты. Холмс, что поразило меня, хотел устранить разделение между зрителем и фильмом, он хотел оказаться внутри фильма.

Так что я начал читать запоем о массовом убийстве на показе фильма о Бэтмене. Мой интерес привел меня к новостям о других мужчинах (белых, черных, старых, молодых, богатых, бедных, но только мужчинах, женщин не было вообще – кто знает почему?), которые стреляли и убивали людей, и к дальнейшим исследованиям о случившихся до этого массовых убийствах. От этих исследований ко мне пришло осознание того, что текущее состояние мира может быть лучше понято, если наблюдается через такого рода ужасное безумие убийц, а не через вежливое безумие экономистов и политиков. Я увидел агонию капитализма и разложение социальной цивилизации с очень своеобразной точки зрения: преступности и самоубийства.

Голая реальность капитализма сегодня находится на всеобщем обозрении. И это ужасно.

2

Предмет этой книги – не просто преступления и самоубийства, но в более широком смысле – установление царства нигилизма и суицидального драйва, которые пронизывают современную культуру, вместе с феноменологией паники, агрессии и насилия. Это точка зрения, с которой я смотрю на массовые убийства, сфокусировавшись на частностях, на зрелищных последствий этих актов и на их суицидальном измерении. Я не интересуюсь обычными серийными убийцами под маркой скрытых садистских психопатов, которых привлекали страдания других людей и которые наслаждались видом того, как люди умирают.

Мне интересны люди, которые страдают сами и которые становятся преступниками, потому что это их способ выразить свою психопатическую потребность в публичности, а также найти самоубийственный выход из того ада, в котором они живут. Я пишу о таких молодых людях, как Чо Сын Хи, Эрик Харрис, Дилан Клеболд и Пекка-Эрик Аувинен, которые убили себя после попытки привлечь внимание мира, забирая жизнь невинных людей. Я также пишу о Джеймсе Холмсе, который совершил своего рода символическое самоубийство, фактически убив себя.

Я пишу о захватывающих кровавых самоубийствах, потому что эти убийцы – крайнее проявление одной из основных тенденций нашего времени. Я вижу их как героев эпохи нигилизма и захватывающей глупости в век финансового капитализма.

3

В книге «Убогие экрана» Хито Штайерл вспоминает о выпуске в 1977 году Дэвидом Боуи сингла «Герои».

Он поет о новом бренде героя как раз вовремя для неолиберальной революции и для цифрового преобразования мира. Герой мертв – да здравствует герой! Герой Боуи уже не субъект, но объект: вещь, изображение, великолепный фетиш – товар, пропитанный желанием, он воскрешен из убожества его собственной гибелью. Просто посмотрите на видео песни 1977 года, и вы поймете почему: клип показывает Боуи поющим, обращаясь к себе одновременно с трех сторон, и техника наслоения утраивает его образ; герой Боуи не только был клонирован, он прежде всего стал образом, который может быть перепечатан, умножен, скопирован, фетиш, который упаковывает гламур Боуи и его постгендерный внешний вид как бренд. Герой Боуи больше не человеческое существо, живущее после жизни, и он даже не икона, а блестящий продукт, наделенный постчеловеческой красотой: это образ и ничего, кроме образа. Бессмертие этого героя больше проистекает не от силы, позволяющей выжить после всевозможных мытарств, но от его способности быть скопированным, воссозданным и перевоплощенным. Уничтожение будет изменять свою форму и внешний вид, но его содержание будет нетронутым. Бессмертие вещи есть ее конечность, а не ее вечность. В 1977 году панк-группа The Sranglers дает кристально чистый анализ ситуации, заявив очевидное: героизм закончился. Троцкий, Ленин и Шекспир мертвы. В 1977 году обложка альбома The Sranglers показывает гигантский венок из красных гвоздик и заявляет: БОЛЬШЕ НЕТ ГЕРОЕВ. Больше нет[1 - Steyerl H. The Wretched of the Screen, p. XX.].

В классической традиции герой принадлежал к сфере эпической фантазии, отделенной от трагедии и лирики. Герой был тем, кто покорял природу и господствовал над событиями истории силой воли и мужества. Он основывал города и отражал демонические силы хаоса. Это видение все еще можно найти во времена Возрождения, и персонаж трактата «Принц» Макиавелли может считаться героем современного политического повествования: человек, который устанавливает государство-нацию,
Страница 2 из 13

строит инфраструктуру промышленности и придает форму общей идентичности.

Эта эпическая форма героизма исчезла к концу современности, когда сложность и скорость событий человеческой жизни захлестнули силу воли. Когда хаос возобладал, эпический героизм был заменен гигантскими машинами симуляции. Пространство эпического дискурса было оккупировано семиокорпорациями[2 - О семиотерминологии автора см. далее в книге.], аппаратами для эманации широко распространенных иллюзий. Эти игры в симуляцию часто принимали форму идентичности, как в популярных субкультурах, таких как рок, панк, киберкультура и т. д. Здесь лежит источник пост-модернистской формы трагедии: на пороге, где иллюзию ошибочно принимают за реальность и идентичности воспринимаются как подлинные формы принадлежности. Это часто сопровождается нехваткой иронии, так как люди реагируют на сегодняшнее состояние постоянной детерриториализации страстным желанием принадлежности, что воплощается через цепочку актов убийств, самоубийств, фанатизма, агрессии, войны. Я считаю, что только через иронию и осознанное понимание факта симуляции на основе героической игры симулированный герой субкультуры имеет шанс спасти себя.

4

В год 1977-й человеческая история пришла к поворотной точке. Герои погибли, или лучше сказать – они исчезли. Они не были убиты врагами героизма, а, скорее, перешли в другое измерение: растворились, они превратились в призраки. Так человеческая раса, введенная в заблуждение ложными героями, сделанными из обманчивого вещества кино и видеопленки, потеряла веру в реальность жизни, ее радости и начала верить только в бесконечное распространение образов. 1977-й был годом, когда герои исчезли и переселились из мира физической жизни и исторической страсти в мир визуального моделирования и нервной стимуляции. Тот год был водоразделом: от века человеческой эволюции мир сместился в век деволюции, или децивилизации.

То, что было произведено трудом и социальной солидарностью в ходе веков истории, начало попадать под хищный финансовый процесс дереализации. Чреватый конфликтами альянс между трудолюбивым буржуа и промышленными рабочими, который создал систему государственного образования, здравоохранения, транспорта и благотворительности как материальное наследие современной эпохи, был отвергнут Богами Рынка.

Во втором десятилетии XXI века постбуржуазный упадок принял форму финансовой черной дыры. Эта новая система начала пожирать и уничтожать произведение сотен лет трудолюбия и работы коллективного разума и превращать реальность социальной цивилизации в абстракции: фигуры, алгоритмы и накопление «ничего» в денежной форме. Соблазнительная сила симуляции трансформируется в физические формы, в исчезающие изображения, представляет визуальное искусство в виде распространения спама и подчиняет язык поддельному образу рекламы. В конце этого процесса реальная жизнь исчезнет в черной дыре финансового капитала.

Вопрос теперь состоит в том, чтобы увидеть, что осталось от человеческой субъектности и чувствительности в нашей способности представлять, создавать и изобретать. Могут ли люди выйти из этой черной дыры, вложить свою энергию в новую форму солидарности и взаимной помощи? Чувствительность поколения детей, которые выучили больше слов от машины, чем от своих родителей, кажется, не в состоянии создавать солидарность, сочувствие и автономию личности. История была заменена на бесконечную рекомбинацию фрагментарных изображений. Случайная рекомбинация безумной неустойчивой деятельности заняла место политической осведомленности и стратегии. Я действительно не знаю, если есть надежда за черной дырой, если там лежит будущее.

Однако там, где есть опасность, спасение также возможно, сказал Гельдерлин, поэт, наиболее любимый Хайдеггером, философом, который предвидел будущее разрушение Будущего. Теперь задача состоит в том, чтобы обозначить тот пустырь, где социальное воображение было заморожено и подчинено рекомбинантному корпоративному мнимому. Только основываясь на этом видении, мы можем двигаться вперед, чтобы открыть новую форму деятельности, которая, объединив искусство, политику с процессом повторного включения чувствительности, может помочь человечеству вернуть себя себе.

Глава 1. Шутник

Очень реально

20 июля 2012 года некий молодой человек покупает билет, входит в театр и садится в первом ряду. Примерно на 30-й минуте фильма он покидает здание через дверь аварийного выхода, взломанную им и оставленную открытой. Он идет к своему автомобилю, меняет одежду и извлекает свое оружие. В 12:30 он вновь входит в театр через открытую дверь. Теперь он одет в противогаз, военную каску, пуленепробиваемый жилет, защиту для горла и тактические перчатки.

Некоторые люди в здании увидели вооруженного человека в маске, но они приняли его за одного из многочисленных восторженных поклонников Бэтмена, специально одевшегося для просмотра фильма. Человек, который находился в кинотеатре с семьей, позже сказал, что сначала нападение выглядело как рекламная акция на премьере фильма. Затем, добавил он, шоу стало «очень реальным и очень опасным».

Примерно на 20-й минуте фильма в нем происходят очень зрелищные события, и в этот момент какие-то предметы – я думал, что это были зажигалки, – пролетели по залу и упали по сторонам от меня. Люди в зрительном зале от неожиданности начали вскакивать со своих мест и бегать по залу. А потом из правого нижнего угла зала я увидел вспышки выстрелов. В то время я все еще думал, что это были горящие зажигалки. А потом мне попали сюда (показывает на предплечье и грудь), и я понял, что это нечто гораздо серьезнее. В это время люди начали кричать. Начался хаос.

В 12:38 утра боевик бросает в зал дымовую шашку. Когда газ начинает распространяться по кинотеатру, он стреляет из ружья: первый раз в потолок, потом в зрителей. Он также стреляет из полуавтоматического ружья «Смит & Вессон М & P 15» со 100-зарядным магазином и пистолета «Глок-22». Некоторые из пуль проходят сквозь стену и попадают в людей на территории, прилегающей к зданию, где в это время демонстрировался фильм.

Он, должно быть, расстрелял 19 или 20 патронов. Люди метались слева и справа. Кто-то позади нас был ранен. Он кричал: «В меня попали». Этот парень выглядел как Терминатор. Он ничего не сказал. Он просто стрелял, стрелял и стрелял. Были люди, которые бежали вниз по лестнице, пытаясь уклониться от града пуль. Это была очень плохая картина. Очень плохая.

Сигнализация отключилась вскоре после начала атаки, но сотрудники кинотеатра помогали зрителям эвакуироваться. Некоторые люди сообщили о стрельбе с помощью твиттов или СМС, после чего приехала полиция. 12 человек погибли, а 70 получили ранения. В 12:45 утра стрелок был арестован рядом со своим автомобилем. Он не оказал никакого сопротивления.

У него были рыжие волосы, казалось, стрелок был ошеломлен и не понимал происходящего. Спустя несколько часов следователи выяснили его имя – Джеймс Холмс. По-видимому, он действовал в одиночку и не был частью преступной группы или террористической организации. Один из его одноклассников позже сообщил, что Холмс несколько раз говорил другим
Страница 3 из 13

людям, что он хотел убивать.

Согласно рассказу тюремного работника, опрошенного журналистом Daily News, Холмс хотел узнать, как заканчивается фильм. Стрелок твердил тюремщикам в Колорадо, что не понимает, почему находится за решеткой. Некоторые тюремщики, контактировавшие с ним, считают, что он симулировал амнезию.

Искусство и жизнь

В течение нескольких дней резиновая маска, изображающая лицо Джеймса Холмса, безэмоциональное, с рыжими волосами – как он выглядел на первом полицейском фото, появилась в продаже на eBay за 500 долларов.

Хэллоуин еще только через месяц. ШОКИРУЙТЕ ВСЕХ ЗНАКОМЫХ! Его называют «Джокер», «стрелок – Темный рыцарь», «Лама», «Необычайно одаренный», но его настоящее имя Джеймс Холмс! Нет ничего страшнее, чем принять вид Джеймса Холмса и надеть маску с его лицом. «Проникающие в душу глаза» и рыжие волосы Джокера делают эту маску наиболее пугающим объектом из всех, когда-либо существовавших.

Представьте себя владельцем маски наиболее опасного массового убийцы в истории США. Это высококачественная маска из латекса, которая была специально разработана для продажи частным коллекционерам за рубежом. Я выиграл эту маску в покерном турнире с высокими ставками, когда находился в Европе. Я гарантирую, что это единственная маска в мире, и поэтому она практически бесценна, поскольку была использована в производстве скандального документального фильма, который выйдет в 2013 году.

Эта маска продается без возможности ее вернуть. Если у вас нет отзывов продавцов и вы заинтересованы в этом вопросе, то вы должны связаться со мной первым. Я отправляю маску сразу после того, как получаю оплату. Удачи!

Вскоре после размещения лота, предлагавшегося пользователем realface13, eBay снял маску с торгов. Представитель eBay заявил ABC News: «Лот был удален, потому что не соответствует нашей политике в вопросах политкорректности. Помимо уважения к жертвам насильственных преступлений, eBay не позволяют размещать объявления о продаже, которые пытаются извлечь прибыль из человеческой трагедии или страдания».

Разбитое сердце женщины-кошки

Я читал новости и не мог остановиться. Я провел большую часть ночи, переходя от одного веб-сайта к другому.

Холмс – тот, кто застрелил 12 человек, в том числе 8-летнюю Веронику Мозер-Салливан, – вошел в тюрьму под крики «детоубийца». Заключенный тюрьмы Арапахо, штат Колорадо, Уэйн Мидли, 24 лет, когда привезли Холмса, сказал: «Все заключенные считали, что его надо убить. Все искали такую возможность. Это единственное, о чем они могли говорить».

Джеймс Холмс сказал копам, что он – враг Бэтмена – Джокер. Его сообщение на автоответчике было также вдохновлено образом Джокера из комиксов. После того как Холмс оказался в тюрьме, он продолжал плеваться в охранников. Один тюремный осведомитель прессы сообщил, что «стрелок» находился под присмотром во избежание самоубийства в одиночном заключении: «Холмс не проявил никакого раскаяния. Он думает, что живет в фильме».

После стрельбы Энн Хэтэуэй – актриса, сыгравшая женщину-кошку в фильме «Темный рыцарь: Возрождение легенды», так прокомментировала это событие: «Мое сердце болит за жизни унесенных и искалеченные этим неизмеримо бессмысленным актом. У меня нет слов, чтоб выразить скорбь. Мои мысли и молитвы с жертвами преступления и их семьями».

Кристофер Нолан, режиссер фильма «Темный рыцарь», также выступил с заявлением:

Выступая от имени актеров и команды фильма «Темный рыцарь: Возрождение легенды», я хотел бы выразить нашу глубокую скорбь от бессмысленной трагедии, постигшей все общество. Я ничего не знаю о жертвах стрельбы, кроме того, что они пришли туда вчера вечером, чтобы посмотреть фильм. Я считаю, что кинематограф – это одно из величайших достижений американского искусства, а возможность разделять опыт знакомства с историей, которая разворачивается на киноэкране, – это важное и радостное времяпрепровождение. Кинотеатр – мой дом, и мысль, что кто-то будет посягать на это невинное и полное надежды место таким невыносимо диким образом, опустошает меня. Любой из нас не сможет сказать ничего, что могло бы адекватно выразить наши чувства относительно невинных жертв этого ужасного преступления, но наши мысли с ними и их семьями.

Впоследствии компания DC Comics отложила выпуск комикса «Бэтмен Корпорация», в котором изображалось, как женщина-левиафан, переодетая в учителя, размахивает пистолетом в классе, полном детей. Кинокомпания Warner bros pictures отозвала трейлер фильма «Охотники на гангстеров» из-за сцены, в которой герой стреляет из автомата в кинотеатре, наполненном зрителями.

Джокер и Бог

Кто такой Джеймс Холмс? Кто этот молодой человек, который в кинотеатре Авроры сломал стену, разделяющую искусство и жизнь?

24-летний «Джокер» был описан очевидцами очень по-разному: как «неадекватный», «неуверенный» или «выпавший из реальности». Кто-то сказал, что молодой убийца действовал как будто бы под сатанинским влиянием. Но Джеральд Борги, старший священник лютеранской церкви в Сан-Диего, запомнил его как застенчивого, умного мальчика, который всячески стремился преуспеть в учебе. Пастор сказал, что семья Холмса принадлежала к церкви Сан-Диего в течение последних десяти лет и что мать «стрелка» регулярно посещала службы и была волонтером в церковной общине.

Бенге Нсендулука писал в газете Cristian Post, что Джеймс был «хорошим христианским мальчиком», воспитанным в божественной истине от вдохновенной, непогрешимой Библии, как и миллионы молодых американских христиан. Джеймс был «нормальным христианским мальчиком», который активно участвовал в жизни местной пресвитерианской церкви.

В статье, озаглавленной «Во что верят пресвитериане», преподобный Г. Айкен Тейлор пишет:

Пресвитериане считают, что все, что происходит в мире, происходит по воле Бога и может быть полностью понято только по воле Божией. Ничто не может случиться ни с одним человеком, если Бог не позволяет это в своих целях и ради своей славы. Бог отменяет действия злых сил и полностью уничтожает их зло. Он использует все вещи как средство передачи своей воли и превращает любые явления – даже очевидное зло – в конечные блага в жизни тех, кто любит Бога и кто призван к его целям[3 - Taylor Aiken G. What Presbyterians Believe, pp. 5–7.].

Сразу после совершившегося преступления христианский проповедник Рик Уоррен обвинил «либеральный путь» обучения в государственных школах, где преподают теорию эволюции и прекратили читать молитвы перед занятиями. Он писал своим последователям и верующим в твиттере: «Когда школьников учат, что они не отличаются от животных, они действуют, подобно животным». Брайан Фишер, директор по аналитическим исследованиям для правительства и государственной политики в American Family Association, предположил, что расстрел зрителей непосредственно связан с либералами, которые «потратили 60 лет, говоря Богу, чтобы тот перестал им надоедать». Выступая в радиопрограмме «Фокус», транслировавшейся на Американском семейном радио, общенациональной сети из 125 станций, Фишер сказал:

Причина того, что Америка существует, в том, что Бог создал нашу нацию, чтобы показать: народ, который следует Писанию и Богу Святого Писания может… демонстрировать
Страница 4 из 13

образец для остального мира. Образец того, как выглядит культура, когда она выдержана в духе Господа и когда она распространяет Евангелие по всему миру. В настоящее время вы не можете молиться в общественных школах. Мы выбросили Библию из государственных школ в 1963 году… Затем мы избавились от Десяти Заповедей в 1980 году. Вы помните заповедь – не убий? Что если бы он [Джеймс Холмс] слышал ее каждый день в системе образования? Что если Десять Заповедей снова обрели бы силу: Ты не убьешь?… Кто знает, вдруг что-то могло случиться по-другому? Но мы все это время шли другим путем. Мы пытались следовать путем либералов в течение шестидесяти лет. Что мы получили? Мы получили убийства в Авроре.

Майк Хакаби, 44-й губернатор штата Арканзас и один из кандидатов 2008 года в президенты Соединенных Штатов от республиканцев, обвинил в расправе в Колорадо грех и – что еще? – некие силы, желающие секуляризации США: «В конечном счете, мы имеем не проблему преступности, или проблему доступности оружия, или даже проблему насилия в целом. Мы имеем одну проблему – проблему греховности».

Остракизм

За несколько недель до того, как Джеймс Холмс предпринял свои страшные действия, он зарегистрировался на сайте знакомств. Похоже, что в это время он уже понимал, что его арестуют, так как профиль на сайте включал такую запись: «Будете ли вы навещать меня в тюрьме?» Он также написал во вступительном абзаце: «Ищу развратную или просто сексуальную девчонку.

Я хороший парень. Ну, то есть достаточно приятный для парня, который делает шутки такого рода».

Холмс пытался связаться с тремя разными женщинами после открытия его профиля 5 июля, но все они его отвергли. Одна из них заявила, что Холмс не был на самом деле заинтересован в сексе и что он просто «искал, с кем бы можно поболтать… ничего больше».

Нейропсихолог Доминик Кароне предположил, что Холмс не мог эмоционально взаимодействовать с другими людьми. Кроме того, он предположил, что Холмс мог отождествлять себя с персонажем Джокером, поскольку был социопатом.

Готовясь к нападению, в четверг вечером Холмс поехал за пять миль от своего дома, в многозальный кинотеатр Century 16, находящийся в большом молле в центре города.

Там он купил билет на полуночный показ фильма «Темный рыцарь: Возрождение» – новый фильм про Бэтмена, вошел в зрительный зал с другими ожидающими зрелища людьми, для того чтобы спустя немного времени выйти на автостоянку через аварийный выход. Он устроил бойню, когда вновь вошел в кинотеатр с арсеналом оружия.

Оружие

Дэн Оутс, начальник полиции в Авроре, сообщает:

Холмс купил четыре ствола в местных оружейных магазинах и через Интернет, также он приобрел более 6000 патронов: более 3000 патронов к оружию калибра 0,223 и 3000 патронов калибра 0,40 для двух «Глоков», бывших в его владении, и 300 патронов для дробовика 12-го калибра. Также через Интернет он купил несколько магазинов для полуавтоматического ружья 0,223 калибра, включая один 100-патронный барабанный магазин. Эксперты сообщили мне, что с таким барабанным магазином его ружье могло обеспечить от 50 до 60 выстрелов в течение одной минуты. Насколько мы знаем, в кинотеатре был довольно быстрый темп стрельбы.

В квартире Холмса также были найдены мины-ловушки.

Через несколько дней после массового убийства в Авроре, Грегори Д. Ли опубликовал статью: «Кто сумасшедший – Джеймс Холмс или защитники законов о контроле над оружием?» в блоге Theintellhub:

Будут ли борцы с оружием чувствовать себя лучше, если вместо того, чтобы использовать огнестрельное оружие, Холмс использует взрывчатку, чтобы взорвать 16 забитых людьми кинотеатров и сровнять здания с землей? Как насчет того, чтобы он махал двумя мачете перед своими беспомощными жертвами? Суть в том, что в действительности не имеет значения, какое оружие используется, когда преступник с дьявольским упорством убивает столько людей, сколько возможно. Так или иначе, плохие люди типа Холмса всегда будут находить способ убийства.

По словам Джона Лотта, автора книги «Больше оружия – меньше преступности», законы, которые позволяют гражданам носить огнестрельное оружие, стабильно снижают уровень насильственных преступлений, потому что преступников отпугивает риск нападения на вооруженную жертву. Большая часть американского населения, как можно предположить, считает, что ношение оружия в общественных местах позволяет им лучше защищать свою жизнь и – что еще более важно – свое имущество.

Тем не менее две страны с наибольшим числом случаев массовых убийств – США и Финляндия. Соединенные Штаты – номер один в мире по числу владеющих пистолетами: 88 единиц оружия на каждые 100 граждан, включая детей. Финляндия занимает восьмое место, с 32 единицами оружия на каждые 100 жителей. Между ними мы находим такие страны, как Сербия, Ирак и Йемен, где массовые убийства стали обычным делом по этническим, религиозным или политическим причинам. Сайт владельцев оружия Америки (главное бескомпромиссное оружейное лобби в Вашингтоне) провозглашает:

Оружие спасает больше жизней, чем забирает, предотвращает больше травм, чем наносит. Законопослушные граждане используют оружие, чтобы защитить себя от преступников, ни много ни мало – 2,5 миллиона случаев каждый год или около 6850 раз день. Это означает, что каждый год огнестрельное оружие используется в более чем 80 раз чаще, чтобы защитить жизнь честных граждан, чем чтобы забрать ее. Из 2,5 миллиона раз, когда граждане используют свое оружие, чтобы защитить себя, подавляющее большинство просто показывают, что вооружены, или делают предупредительный выстрел, чтобы отпугнуть нападающих. Менее 8 % раз американец убивает или ранит того, кто его атаковал. Не менее двухсот тысяч женщин используют оружие каждый год, чтобы защитить себя от сексуального насилия. Вооруженные граждане в США убивают больше преступников, чем полиция. Каждый год граждане стреляют и убивают по крайней мере в два раза больше преступников, чем полиция (1527 и 606)[4 - Fact Sheet: Guns Save More Lives, 29 September 2008, gunowners.org/sk0802htm.htm.].

Мы не должны забывать, что американская идентичность была выкована истреблением коренного населения Северной Америки перед приходом туда пуритан из Европы.

Что подразумевается под термином «пуританский»? «Чистый» (pure) означает соответствующий Слову Божию, и только «чистый» заслуживает того, чтобы жить. Колонизация Южной Америки «нечистыми» католиками Испании была свирепой, как и любая колонизация. Но «нечистые» католики пришли к соглашению с религией и образом жизни туземных индейцев, и в результате в испанских колониях кое-что выжило из доколумбовой цивилизации Центральной и Южной Америки. Сегодня активно идет возрождение индейской культуры, и появляются индейские лидеры, такие как Эво Моралес, потомок коренных американцев.

Но пуританские колонисты, не толерантные по отношению к чему-либо, воспринимаемому как «нечистота», стерли все следы аборигенной культуры и населения в ходе самого большого геноцида человеческой истории. Таково происхождение Соединенных Штатов Америки.

Это очень постыдный день

28 сентября 2012 года в 7:23 американец Джеффри Джулиано убил злоумышленника в маске, пытавшегося проникнуть в дом его сестры в Нью-Фэйрфилде, штат
Страница 5 из 13

Коннектикут, а затем обнаружил, что подозреваемый грабитель – это его собственный 15-летний сын Тайлер Джулиано. Полицейские попросили сестру, которая находилась дома одна, позвать своего брата, отца Тайлера, который жил по соседству. Мужчина выбежал из своего дома с заряженным пистолетом и открыл огонь по человеку, одетому в маску, который держал в руках что-то, что, по данным полиции, показалось ему оружием.

Неясно, почему подросток скрывался за домом своей тети около часа ночи, одетый в черное и лыжную маску. По словам члена городского управления Джона Ходжа, Джулиано сообщил полиции, что человек в маске бросился на него. Только после того как лыжная маска была снята, старшему Джулиано, местному школьному учителю, стало понятно, что он выстрелил в собственного сына.

Оба, Джеффри Джулиано и его сын, десятиклассник средней школы Нью-Фэйрфилда, казались счастливыми и имели множество друзей. Соседка Лидия Гиббс сказала, что она услышала девять выстрелов, но подумала, что это фейерверк. «Все это как будто из голливудских сценариев», – сообщил Ходж.

14 декабря 2012 года 20-летний мужчина Адам Ланца совершил одно из самых ужасных преступлений в американской истории: после расстрела и убийства своей матери он поехал в начальную школу Сэнди Хук и убил там шесть сотрудников и 20 детей. Когда прибыла полиция, молодой убийца выстрелил себе в голову. Это был второй ужасающий массовый расстрел в американской истории, совершенный одним человеком, после резни 2007 года в Вирджинии, и второе массовое убийство в американской начальной школе после взрывов 1927 года в школе Бат в Мичигане.

Расстрел в школе вновь вызвал дебаты о контроле над оружием в Соединенных Штатах и предложения нового законодательства, запрещающего продажи и производство отдельных видов полуавтоматического огнестрельного оружия и магазинов с более чем десятью патронами. Но дискуссия и широкое общественное негодование ни к чему не привели, потому что поправка, которая должна была расширить основания для проверок людей, покупающих оружие, провалилась в Сенате по вине республиканцев. Несмотря на надежды, что национальное возмущение после расстрела в школе заставит Вашингтон действовать, компромиссная и сильно ограниченная поправка получила 54 голоса за, выиграв большинство, но для победы над сенаторами-республиканцами было необходимо шестьдесят голосов.

После голосования разгневанный президент Барак Обама выступил с упреком в адрес тех сенаторов (почти все из которых были республиканцы), кто заблокировал предложение, и Национальной оружейной ассоциации, которая связана с этими конгрессменами. «Это очень постыдный день для Вашингтона», – сказал он. Как и во многих других случаях за время двух сроков президентства, Обама продемонстрировал бессилие политиков, тем самым предав собственный предвыборный девиз «Да, мы можем!».

Бэтмен и Роув

В своей камере самозваный Джокер – Джеймс Холмс хотел узнать: имел ли фильм счастливый конец? Конечно. Счастливый конец гарантируется, когда дело касается империи грез, создаваемой в Голливуде.

Я пошел посмотреть фильм, как только смог. «Темный Рыцарь: Возрождение» – посредственное кино с нацистским оттенком. Бэйн, злодей фильма, настоящий титан с чувством юмора, который терроризирует Готэм для того, чтобы устроить своего рода фашистский переворот с помощью армии партизан, напоминающей одновременно джихадистов и демонстрантов-антиглобалистов. Посыл фильма изобилует расистскими намеками.

Я помню фильм про Бэтмена 1989 года режиссера Тима Бертона. Супергерой из книг DC Comics был изображен там как психопат, одержимый своим параноидальным эго, который борется с другим психопатом – Джокером, – в исполнении Джека Николсона, и который, в свою очередь, страдает от шизофренического эго.

Говоря о своем фильме 1989 года, Тим Бертон объяснил: «Весь фильм и мифология персонажей – это настоящий поединок уродов. Я показываю битву между двумя ненормальными людьми». Он добавил также:

Джокер такой важный персонаж, потому что у него есть полная свобода. Любой персонаж, который действует на темной стороне общества и считается уродом и изгоем, обладает свободой делать то, что хочет… Они – темная сторона свободы. Безумие есть в некотором роде страшный путь к наибольшей свободе, которую вы можете иметь, потому что вы не связаны законами общества[5 - Burton T. Burton on Burton, p. 80.].

Остроумие Тима Бертона полностью отсутствует в глупом фильме Нолана. Действительно, как Эндрю Клаван написал со ссылкой на «Темного рыцаря», трилогия Нолана «является гимном стойкости и морального мужества, которое продемонстрировал Джордж Буш во время террористических ударов и войны»[6 - Klavan A. What Bush and Batman Have in Common, Wall Street Journal, July 25, 2008.]. Но сходство между последней трилогией Бэтмена и идеологией администрации Буша выходит за пределы экрана кинотеатра. Неспособность Джеймса Холмса различать реальность и сюжет фильма отражает мышление Карла Роува, мастера американской политической фантазии во время крестового похода Буша. Когда журналист Рон Зюскинд защищал прерогативы других людей его профессии проводить разумное исследование видимой реальности, волшебник стратегии республиканской предвыборной кампании Карл Роув ответил:

С некоторых пор мир работает по-другому. Теперь мы империя, и когда мы действуем, то создаем нашу собственную реальность. В то время как вы изучаете эту реальность, мы вновь творим, создавая другие, новые реальности, которые вы можете также изучить. Мы авторы истории… и вам, всем вам, останется только изучать то, что мы делаем[7 - В статье, в которой первоначально появилась эта цитата, Роув был не был обозначен как источник. См.: Suskind R. Faith, Certainty and the Presidency of George W. Bush, New York Times Magazine, 17 October 2004. Личность ранее неназванного помощника Буша была раскрыта в печати: Danner M. Words in a Time of War: On Rhetoric, Truth and Power // What Orwell Didn’t Know: Propaganda and the New Face of American Politics, Andrаs Szаntу (New York, 2007), p. 17.].

Это симптом психоза? Да, это так. Но это проблема не только Карла Роува.

Сублимация реальности в иллюзию является квинтэссенцией особенностей семиокапитализма[8 - Термин Берарди, описывающий современный капитализм как общество, в котором производятся информация и смыслы. – Примеч. пер.], современного способа производства, при котором капитализм базируется на основе постоянного производства информационных потоков.

В психосфере реальность заменяется симуляцией.

Абстракция сегодня – это не абстракция карты, копии, зеркала или концепта. Симуляция – это уже не симуляция территории, референциального сущего, субстанции. Она – порождение моделей реального без оригинала и реальности: гиперреального. Территория больше не предшествует карте и не переживает ее. Отныне карта предшествует территории – процессия иллюзий, – именно она порождает территорию, и если вернуться к нашему фантастическому рассказу, то теперь клочья территории медленно тлели бы на пространстве карты. То здесь, то там остатки реального, а не карты, продолжали бы существовать в пустынях, которые перестали принадлежать Империи, а стали нашей пустыней. Пустыней самой реальности[9 - См.: Baudrillard J. Selected Writings, p. 166.].

Мобилизация

Маски, призраки, моделирование. Референциальная
Страница 6 из 13

ценность признака стирается.

Жан Бодрийяр задумал общую семиотику моделирования, основанную на предположении о конце референциальности и в экономике, и в языке. Процесс дематериализации ценности – это часть общего процесса отчуждения, который является общей тенденцией капитализма. Теория стоимости Маркса основывается на концепции абстрактного труда: рабочее время является источником и мерой стоимости. Это означает, что, с точки зрения валоризации[10 - Процесс по увеличению основного капитала. – Примеч. пер.], конкретная полезность трудовой деятельности не имеет значения. Что важно, так это абстрактное рабочее время, а не конкретное содержание продуктивной деятельности.

В сфере рынка вещи не рассматриваются в соответствии с их полезностью, но только с точки зрения их обмениваемости. Аналогичным образом в области языка слова меняются и оцениваются в соответствии с их перформативностью, то есть их прагматической эффективностью. Эффективность – вот относительно чего мы измеряем ценность в сфере коммуникации. Прагматика, в отличие от герменевтики, является методологией социальной коммуникации, особенно в эпоху всепроникающей массовой информации: при том, что информационные потоки проникают в любое пространство общественного дискурса и сознания людей, моделирование занимает центральное место в происхождении коллективной галлюцинации, которую мы называем «мир».

Знаки обмениваются на знаки, а не на реальные вещи.

В «Смерти и символическом обмене» (Death and Symbolic Exchange) Бодрийяр говорит об «эмансипации знаков». Освобождение знаков от ссылочной функции можно рассматривать как общую тенденцию позднего модерна. Эта тенденция преобладает не только в литературе и искусстве, но и в политике и экономике.

С такой точки зрения можно увидеть, что деньги стали не столько показателем стоимости, сколько фактором мобилизации.

Слово «мобилизация» изначально относится к военным сборам и активизации социального тела народа, когда родина вступает в войну против врага. С XIX века благодаря введению призыва на военную службу и современных систем транспорта война стала подразумевать всеобщую мобилизацию населения. Поздний капитализм трансформировал военную логику мобилизации в сферу экономики: работа, производство и обмен – все превращается в поле битвы, единственное правило на котором – конкуренция.

Вся наша неустойчивая жизнь подчиняется этому императиву – конкуренция.

Все наши коллективные энергии служат одной цели – войне против всех остальных, чтобы выжить. Мобилизация уступает исступлению и в конечном итоге может привести к панике, после чего следует депрессия.

Похожие эффекты подчинения, обнищания и эксплуатации происходят от применения всепроникающей системы долга. Долг функционирует как оружие против автономии общества, превращая деньги в средство шантажа. Молодые люди обязаны брать кредиты в банке, чтобы оплатить учебу, так как государственная система образования была уничтожена неолиберальным фанатизмом, а частные школы являются непомерно дорогими. По окончании университета они обязаны соглашаться на любые условия работы для того, чтобы погасить свои долги, страдая в полной мере от шантажа в этом процессе. Роль денег, которые изначально предполагались как мера стоимости, настолько изменилась в настоящее время, что они превратились в инструмент для полного подчинения. Задолженность стала чем-то вроде проклятия. В этом метафизическом долге деньги, язык и чувство вины – все переплелось. Задолженность – это вина и, как вина она вступает в область бессознательного, где деньги трансформируют одни объекты в другие.

Half Sigma

Всего через несколько дней после массового убийства в Авроре я прочитал такие комментарии в блоге Half Sigma:

Есть тысячи людей, таких как Холмс. Когда я учился в колледже, я играл в WoW [World Of Warcraft], и я знал реальные истории жизни многих людей в моей гильдии. Многие из них были подобны Холмсу и использовали WoW как убежище от реальности.

Есть тысячи Холмсов в мире онлайн-игр, но большинство просто стали травоядными. Они получают какую-то дерьмовую работу, живут в хреновой квартире, едят дрянную еду. Но с Интернет-подключением весь мир принадлежит им. Видеоигры, порно и дешевые углеводы. Нет положения в реальной жизни? Получи его в игре. Посмешище в реальной жизни? Стань лидером гильдии и руководи людьми вокруг. Был сериал под названием «Гильдия», который описывал, на что похожа жизнь людей, которые прошли через это, и рассказанные истории вызывают лишь сострадание.

Как ни порочно это звучит, решение Холмса предпринять действие (пусть ошибочное, бессмысленное, трагическое), по крайней мере дает ему больше очков, чем большинству овощей, которых я знал и которые просто ждут смерти в WoW.

Пользователь «Конкистадор» пишет в комментарии: «Я знаю парня, который хочет покончить с собой, но единственная причина, по которой он не идет на это, он с нетерпением ждет следующего важного фильма, выхода комиксов или релиза видео игр. Я не шучу».

Глава 2. Человечество переоценено

Искусство и Смерть

Карлхайнц Штокхаузен, приглашенный высказать свое мнение по шокирующим событиям предыдущего дня, заявил на пресс-конференция 12 сентября 2001 года:

Ну, то, что произошло там, конечно, – сейчас все вы должны настроить свои мозги – самое большое произведение искусства, которое когда-либо было создано. То, что было достигнуто одним актом – это то, о чем мы в музыке никогда не могли бы мечтать, то, что люди безумно, фанатично пытаются сделать на концерте. А потом умирают… И это величайшее произведение искусства, которое существует для всего космоса. Только представьте, что там произошло. Есть люди, которые так сконцентрированы в одном месте, а затем несколько тысяч человек выдавлены в Воскресение.

В один момент. Я не могу так сделать… Это преступление – вы, конечно, знаете, потому что люди не согласны с убийствами. Они не пришли на «концерт». Это очевидно. И никто не сказал им: «Вы можете быть убиты в его процессе».

Любой, кто знаком с историей искусства XX века, не должен удивляться провокационному заявлению Штокхаузена.

В последующем сообщении Штокхаузен заявил, что пресса опубликовала «ложные, клеветнические сообщения» о его комментарии, и уточнил свою позицию следующим образом:

На пресс-конференции в Гамбурге меня спросили, что если бы Михаил, Ева и Люцифер оказались бы историческими фигурами из прошлого, и я ответил, что они есть в настоящее время: например, Люцифер живет в Нью-Йорке. В моей работе я определял Люцифера как космический дух восстания, анархии. Он использует свою высокую степень интеллекта, чтобы уничтожить мир. Он не знает любви. После дальнейших вопросов о событиях в Америке я сказал, что такой план, наверное, был величайшей работой Люцифера в искусстве. Конечно, я использовал наименование «произведение искусства», чтобы обозначить работу разрушения, персонифицированную Люцифером. В контексте моих остальных комментариев это было однозначным.

Трудно отрицать, что уголовно-суицидальное действие Мохамеда Атта[11 - Лидер группы террористов, осуществивших террористические акты 11 сентября 2001 года. – Примеч. пер.] и его сообщников
Страница 7 из 13

имеет некоторые особенности, свойственные произведениям искусства: это впечатляющее действие с сильным символическим смыслом, четкими правилами композиции и исполнения. Сказать так, конечно, не подразумевает придать событиям 11 сентября какой-либо положительный смысл, но это может помочь нашему пониманию метаморфозы преступления в сознании людей в эпоху средств массовой информации.

Массовое убийство не является чем-то новым, но появление бренда массового убийства, которое одновременно включает впечатляющее действие и суицидальные намерения, мне кажется подходящим к нашему времени. Фактически этот вид самовыражения, включающий театрализованное действие, массовое убийство и самоубийственное намерение (хотя и не всегда выполненное, как и в случае Джеймса Холмса), стал более частым в течение последних 15 лет или около того.

Можно обнаружить в действиях многих современных массовых убийц желание продемонстрировать свое преступление как театральное представление, которое должно следовать обещанию Э. Уорхола: «В будущем каждый будет всемирно известным на 15 минут». Так и есть, надо только что-то сделать с необходимостью обеспечить достаточно зрителей.

Некоторые суицидальные массовые убийцы продемонстрировали больше, чем другие, – особое понимание театрализованного и коммуникативного аспекта его выступления. Таково дело Пекка-Эрика Аувинена.

Пекка-Эрик Аувинен

7 ноября 2007 года 18-летний Пекка-Эрик Аувинен убил девять учеников в школе Йокела, в финском городе Туусула, в 60 километрах к северу от Хельсинки.

Расстрел школьников произошел спустя всего несколько часов после того, как видео, анонсирующее расправу, было размещено на канале YouTube пользователем Sturmgeist89. На видео присутствуют фотографии средней школы Йокела и дано искаженное изображение человека, демонстрирующего на камеру оружие.

В 11:40 Пекка-Эрик Аувинен вошел в главный коридор школы и сразу открыл огонь по всем, кто попадался ему на пути. Директор школы Елена Кальми приказала всем ученикам и преподавателям забаррикадироваться внутри своих классов. Затем она вышла из кабинета директора школы и пыталась убедить Аувинена сдаться.

Аувинен выстрелил в Кальми семь раз в школьном дворе, убив ее. Несколько минут спустя, когда школьная медсестра пошла к некоторым из раненых учеников, Аувинен убил и ее тоже. После этого молодой убийца начал ходить вокруг школы, рассказывая о необходимости революции и настоятельно призывая учеников уничтожать школьное имущество.

Один из учителей Аувинена рассказал: «Он двигался по зданию, по школьным коридорам, стучался в двери и стрелял через двери. Он чувствовал себя выше всех. Ученик, которого я сам учил, бежал ко мне, крича, с пистолетом в руке».

Аувинен также облил бензином здание школы, попытавшись поджечь его, но был слишком взволнован, чтобы сделать это успешно, и поэтому пожар не удался.

Полицейский патруль прибыл в 11:55, затем к нему присоединились около ста полицейских. Когда полиция попыталась вести переговоры с Аувиненом, он ответил стрельбой, хотя ни один из выстрелов не попал в цель.

В 12:24 Аувинен, все еще находившийся в осажденном полицией здании, выстрелил себе в голову. Он был найден в 13:54 в туалете для мальчиков еще живой, но без сознания.

По данным финских СМИ, в школах с 1999 года было четыре случая ранений ножом, хотя ни одно из них не закончилось смертельным исходом. Крупное преступление произошло в 2002 году, когда молодой человек взорвал бомбу в торговом центре в Хельсинки, убив себя и еще шестерых людей.

В сентябре 2008 года в школе Каухайоки молодой человек по имени Матти Юхани Саари, подражая Пекка-Эрику Аувинену, из полуавтоматического пистолета расстрелял и смертельно ранил десять человек, прежде чем покончил с собой, выстрелив в голову.

При населении всего около пяти миллионов человек случаи массовых расстрелов случаются в Финляндии чаще, чем во многих других странах с заметно большим числом жителей. При этом Финляндия также имеет один из высочайших показателей в мире по числу единиц огнестрельного оружия, имеющегося в собственности на душу населения.

Манифест естественного отбора

Что особенно поражает в случае Пекка-Эрика Аувинена – это ясное и публичное объяснение философии его убийственных действий. «Я циничный экзистенциалист, антигуманный гуманист, антиобщественный социал-дарвинист, реалистичный идеалист и богоподобный атеист», – писал Аувинен на своем сайте как раз перед совершением преступления.

Он также оставил после себя «Манифест естественного отбора», который был широко распространен в Интернете.

Как естественный отбор привел к идиократической селекции?

Сегодня процесс естественного отбора совершенно извращен. Он почти отменен. Человеческая раса была многократно изменена до настоящих дней. Отсталые и глупые, слабоумные люди размножаются в больших объемах и быстрее, чем умные, сильные и мыслящие. Законы защищают отстающее большинство, которое выбирает лидеров общества. Современная человеческая раса предала не только своих предков, но и будущие поколения тоже… Естественность подверглась дискриминации из-за религии, идеологии, законов и других комплексов массового заблуждения.

Люди – просто вид среди других животных, и мир существует не только для человека. Смерть и убийство – не трагедия, это происходит в природе все время среди всех видов[12 - Выдержки из «Манифеста естественного отбора» цитируются по School Shooting in Finland, 7 November 2007, http://scienceblogs.com/pharyngula/2007/11/07/school-shooting-in-finland/.].

Он делает совершенно неолиберальный акцент на некорректном понятии естественного отбора. Подразумевается, что отбор должен быть восстановлен вместо социалистической идеи защиты слабых и бедных.

Не все человеческие жизни важны или заслуживают спасения. Только превосходящие других (интеллектуальные, обладающие самосознанием, энергичные) люди должны выжить, в то время как неполноценные (глупые, отсталые, слабоумные) массы должны погибнуть. Существует и другое решение проблемы: глупые люди должны быть рабами, а интеллектуалы – свободными. Что я имею в виду: те, кто имеет развитый ум, способен к интеллектуальному, экзистенциальному и философскому мышлению и знает, что такое справедливость, должны быть свободны и править… а роботизированные массы должны быть рабами до тех пор, пока они не осознают того, что это происходит потому, что их интеллект пребывает на столь отсталом уровне.

Вопреки общепринятому мнению, нацизм не является удобной идеологией для массовых убийц; некоторые аспекты идеологии нацизма явно проявляются в подобных декларациях: насилие, обесчеловечивание жертвы, расизм. Но Аувинен идентифицировал нацизм как одну из авторитарных форм деиндивидуализации. Его единственным кредо был культ сильной личности, одинокого победителя, становящегося судьей и палачом.

Аувинен также написал в своем манифесте:

Коллективная деиндивидуализация – это феномен, при котором людей превращают в бессмысленное стадо, контролируемое государством, корпорацией, церковью или какой-либо другой организацией, группой, идеологией, религией или системой массовых заблуждений, чьи правила, мораль и кодексы поведения оно добровольно
Страница 8 из 13

принимает. Это явление было знакомо всем деспотическим, авторитарным, тоталитарным, монархическим, коммунистическим, социалистическим, фашистским, нацистским и религиозным обществам на протяжении всего хода истории.

Затем, в конце текста Аувинен заявляет о своей готовности умереть:

Я готов умереть за идею, которая, я знаю, правая и истинная… даже если я проиграю или мой поступок будет вспоминаться только как зло… Я скорее буду сражаться и умру, чем проживу долгую и несчастную жизнь.

Это моя война, война одного человека против человечества, правительства и слабоумных масс всего мира! Нет милости для отбросов земли! ЧЕЛОВЕЧЕСТВО ПЕРЕОЦЕНЕНО! Пора снова положить в основу развития ЕСТЕСТВЕННЫЙ ОТБОР И ВЫЖИВАНИЕ НАИБОЛЕЕ ПРИСПОСОБЛЕННЫХ!

Манифест Пекка-Эрика Аувинена можно считать своего рода риторическим провозглашением философии массовых убийств. В нем убийство становится метафорическим посланием, наполненным чистым социальным дарвинизмом. Ключ к любой попытке интерпретировать его действия – это риторика его декларации.

Когда дело доходит до содержания, до политических намерений Аувинена, его философия предельно ясна:

Что мне не нравится?

Равенство, терпимость, права человека, политическая корректность, лицемерие, невежество, порабощение религией и идеологией, антидепрессанты, телевизионные мыльные оперы и шоу, рэп-музыка, СМИ, цензура, политические популисты, религиозные фанатики, блюстители морали, тоталитаризм, потребительство, демократия, пацифизм, государственная мафия, алкоголики, ТВ-реклама, человеческая раса.

Как и любой хороший тэтчерист последних 30 лет, первое, к чему он выражает свою ненависть, – равенство. Затем, будучи менее лицемерным, чем средний неолиберальный политик, он дает полную волю своей ненависти к толерантности, правам человека и политкорректности. Очевидно, автор также не любит цензуру и тоталитаризм, демократию и пацифизм. В сущности, манифест носит все признаки идеологии активиста американской Партии чаепития[13 - Консервативное крыло республиканской партии США. – Примеч. пер.]. Еще до совершения злодеяние в школе Йокела Пекка-Эрик Аувинен сделал селфи. На фотографии он запечатлел себя в футболке, на которой были подытожены его намерения и представлено то, что можно было бы назвать его «поэтикой». Два слова были написаны на его футболке: «Человечество переоценено». Я не знаю, где Пекка-Эрик нашел эти слова, откуда пришло его вдохновение, но эти два слова заслуживают того, чтобы с ними считаться всерьез. Они не банальны.

Гуманизм и Природа

В своей книге 1985 года «Белый шум» (White Noise) Дон ДеЛилло пишет:

Я полагаю, Джек, что на свете есть два сор та людей. Убийцы и смертники. Большинство из нас – смертники. Мы не обладаем ни особым темпераментом, ни страстностью натуры, ни прочими качествами, необходимыми для того, чтобы стать убийцей. Мы не противимся смерти. Безропотно ложимся и умираем. Но представьте себе, каково это – быть убийцей. Вообразите, как возбуждает – теоретически – убийство человека, с которым вы столкнулись лицом к лицу. Если он умрет, вы будете жить. Убить его – значит получить кредит на жизнь. Чем больше людей вы убиваете, тем больший кредит у вас накапливается. Этим и объясняется огромное количество зверских убийств, войн, смертных казней[14 - DeLillo D. White Noise, p. 290.].

Высказывание «Человечество переоценено» подразумевает объективную точку зрения со стороны природы, бесстрастной и лежащей вне времени. Это точка зрения Бога Ветхого Завета, Бога, который создал человека, не чувствуя его страданий. Обновление, порожденное в Новом Завете, по существу, стало изменением точки зрения: Бог становится человеком и приходит на Землю, чтобы страдать и чувствовать ту же страсть и боль, что привыкли ощущать человеческие существа. Бесстрастное «время Бога» прерывается, нарушается и переплетается со «временем человека». Вот почему гуманистическая революция происходила на основе христианства: и христианство, и гуманизм представляют историю не как часть времени вечной истины, с бесстрастной природой, но как находящуюся в сфере человеческого релятивизма. Точка зрения, учитывающая жизнь и интересы человека, становится более важной, чем объективная истина.

Основы современной цивилизации заключаются в индивидуализации человеческой истории и человеческого общества, несовместимых с вечными правилами Вселенной. Именно поэтому, благодаря научно-методической революции, мы знаем механические законы, которые управляют планетами, небом и движением тел в космосе, поэтому мы можем выделить особый закон для человеческого существования, основанный на любви и сострадании.

В человеческой сфере современности естественное пространство, которое регулируется неизменными законами физики, отделено от исторического пространства, которое определяется волей правителя или демократического волеизъявления. Современная цивилизация основана на идее, что социальный мир в первую очередь обязан считаться не с законами Вселенной, но с законами сострадания: взаимопонимания, солидарности. Установление политического закона возможно только при условии понимания интересов и страстей человека. В «Речи о достоинстве человека» Пико делла Мирандола вносит ясность по этому вопросу: Бог создал человека как нечто, отличающееся от остальной части Вселенной. В то время как Вселенная построена в соответствии с четкими правилами, человек не имеет особых, свойственных только ему правил.

Не даем мы тебе, о Адам, ни определенного места, ни собственного образа, ни особой обязанности, чтобы и место, и лицо, и обязанность ты имел по собственному желанию, согласно твоей воле и твоему решению. Образ прочих творений определен в пределах установленных нами законов. Ты же, не стесненный никакими пределами, определишь свой образ по своему решению, во власть которого я тебя предоставляю. Я ставлю тебя в центре мира, чтобы оттуда тебе было удобнее обозревать все, что есть в мире. Я не сделал тебя ни небесным, ни земным, ни смертным, ни бессмертным, чтобы ты сам, свободный и славный мастер, сформировал себя в образе, который ты предпочтешь. Ты можешь переродиться в низшие, неразумные существа, но можешь переродиться по велению своей души и в высшие, божественные[15 - Перевод Л. Брагиной.].

Современная история происходит в этом пространстве неопределенности и, следовательно, свободы, где человеческие законы считаются созданием человеческого разума, а не отражением природных правил, введенных Богом. Видение Пико делла Мирандола отражает гуманистический подход к проблеме свободы, и здесь мы находим нить, которая связывает Гуманизм и Просвещение. В гуманистическом пространстве неопределенности человеческий разум создает свои правила и универсальность моральных и политических законов основывается на человеческом разуме, а не на естественном праве.

Социальная цивилизация, социальный дарвинизм

Социализм можно считать логическим развитием гуманистической мысли и заключительным проявлением современной гуманистической цивилизации. Гуманизм Ренессанса подтверждает автономию человеческого пространства от бесстрастных законов природы. Впоследствии
Страница 9 из 13

Просвещение выступило как рациональный регулятор этого автономного человеческого пространства. Социалистическое политическое наследие XIX века было утверждением возможности справедливости и равенства, которые основываются не на природе, но в равной степени на человеческом разуме и сострадании, способности разделять одни чувства, одни страдания и одни цели.

Как результат этого прогрессивного развития, современность достигла максимально возможного в создании той формы социальной цивилизации, в которой общие потребности преобладают над индивидуальными интересами. Социальная цивилизация создана с намерением предотвращения бесконечных войн всех против всех. Тем не менее на протяжении последних 30 лет социальная цивилизация рушится под ударами философии социального дарвинизма, который выступает в качестве идеологического предшественника утверждения неолиберальной политики в глобальном масштабе.

Эта форма философии имеет сильный материалистический фундамент, который трудно оспорить. Социальные дарвинисты говорят, что доброжелательные принципы не могут остановить силы эволюции как в природе, так и в социальной сфере.

Если биологическое развитие характеризуется как выживание самых приспособленных особей, то и историческая эволюция не является исключением. Следовательно, бесполезно противодействовать естественному превосходству самых приспособленных людей. Слабые могут быть сохранены только из сострадания со стороны сильнейших, которые имеют право развивать экономику и общество так, как это соответствует их возможностям и их интересам. Это, собственно, и означает то, что нет никакой разницы между социальной жизнью и природной средой.

Что характерно, философ и экономист Фридрих Хайек утверждал, что невидимая рука рынка, описанная Адамом Смитом, регулирует экономику почти как сила природы. В соответствии с идеей, что самые приспособленные выживают, а неприспособленные обречены на исчезновение, современная неолиберальная идеология стирает гуманистические различия между сферой естественного права и сферой нравственности. Человеческие отношения – в частности, экономические – следуют естественным законам саморегулирования, так что нет никакой необходимости в специальном нормативном вмешательстве со стороны как национального государства, так и любой другой политической организации. Для человечества не может быть назначено никаких особых привилегией, поскольку простая и ясная воля рынка есть единственный эффективный регулятор экономической жизни и, следовательно, социальной жизни в целом.

Девиз Пекка-Эрика Аувинена «человечество переоценено» является отголоском неолиберального утверждения о той самой эффективной невидимой руке рынка, которая регулирует экономическую сферу. Естественный закон выживания самого приспособленного рассматривается как результат действия этой невидимой руки, которая направляет экономику, наиболее важную и решающую сферу человеческой деятельности и культуры. Экономическая рациональность попирает любую другую форму человеческой рациональности, и ее исполнение означает триумф бесстрастного закона природы. Люди же должны подчиниться его воле.

Это урок, который Пекка-Эрик Аувинен хочет преподать нам, и, надо сказать, он не одинок в этом желании.

Убийца с YouTube

Пекка-Эрик Аувинен аккуратно подготовил продвижение в медиасреде своего смертоносного шоу. Он не только написал манифест, он также сфотографировал себя в футболке с девизом своей кампании: «Человечество переоценено». Он позаботился о том, чтобы транслировать свои видеозаписи через YouTube. Так как никто не заметил бы всей этой деятельности, если бы он не убил девять человек, – убийства и последующее самоубийство можно считать своеобразной формой саморекламы.

В статье «Расстрел ради славы», опубликованной в Интернете, Майкл Серацио пишет:

В мире Web 2.0, мы все авторы и все читатели… Век средств массовой информации сделал известность доминирующей валютой постмодернистского социального капитала. Все социальные медиа используют известность в качестве валюты, идя по пути, предсказанному Лео Брауди: «Как только появляется новый носитель славы, образ, который он символизирует, интенсифицируется и число лиц, подражающих ему, увеличивается». До телевидения это было смутный, удаленный соблазн славы кино; после появления телевизора все это вдруг показалось доступным для всех; и с расцветом эры Интернета (что Аувинен столь дьявольски жестоко эксплуатирует) стены телестудий оказались сметены потоком изображений и аватаров. Тем не менее технологии, расширяющие возможности «продвинутых пользователей» Web 2.0, – это те же самые средства, что обесценивают классическое определение известности и его экзистенциальный смысл: оригинальность, вездесущность, неизменность.

Преступность – усилитель и концентратор известности. Только если вы сделаете что-то действительно ужасное, ваше честолюбие найдет прочную основу в общественном мнении. Послание (идеи естественного отбора), средства массовой информации (видео на YouTube) и преступление, таким образом, оказались связаны неразрывно.

В своем интригующем тексте Майкл Серацио сравнивает медиастиль Аувинена со стилем других массовых убийц. Интересно, что стрелки в «Колумбайне»[16 - Массовое убийство школьников, произошедшее 20 апреля 1999 года в американской школе «Колумбайн». – Примеч. пер.] использовали в качестве эстетических ориентиров работы режиссеров популярных фильмов-боевиков.

Аувинен не первый в этом отношении. Домашние видеозаписи Клиболда и Харриса[17 - Стрелки в «Колумбайне». – Примеч. пер.] показали их фантазии о своем посмертном образе. «Режиссеры будут драться за такую историю», – сказал Клиболд – они обсуждали, какому режиссеру можно будет доверить сценарий: Стивену Спилбергу или Тарантино».

В действительности Стивен Спилберг и Квентин Тарантино оказались заменены Майклом Муром и Гасом Ван Сентом[18 - Авторы фильмов «Боулинг для Колумбайна» и «Слон», посвященных школьному расстрелу 20 апреля 1999 года. – Примеч. пер.], но мальчики были недалеки от истины. Серацио также сравнивает стиль пиара Аувинена со стилем Чо Сын Хи, который устроил массовое убийство на территории кампуса Virginia Tech.

Перед своей ужасной расправой в апреле 2007 года Чо Сын Хи отправил в NBC News манифест из 1800 слов, 43 фотографий и 25 минут видеозаписи… То, что Чо в 2007 году предварительно отправил в NBC комплект своих пиар-материалов, казалось технологическим анахронизмом. Сегодняшний молодой террорист может через социальные сети и сетевые СМИ быть «продюсером, режиссером, звездой», а теперь еще и дистрибьютором… Если самовлюбленность Чо требовала послать по почте упакованное повествование в NBC, то Аувинен знал, что мог попасть на бесчисленные экраны без привлечения посредника в виде национального телеканала. Его присутствие в Интернете было продуктивным; он писал на английском языке больше, чем на финском, чтобы увеличить свою аудиторию; его домашний компьютер содержал мешанину из множества собранных данных: тексты самого Аувинена, игровые кадры из Hitman, документальная драма про события в Колумбайне канала Discovery и
Страница 10 из 13

захватывающая музыка из фильма «Прирожденные убийцы». Но бессмертие создается благодаря вдохновленным подражателям, и что особенно страшно, смерть из канала Аувинена на YouTube не в последний раз посетила Финляндию. Менее чем через год 22-летний студент заявил с помощью видеообращения на сайте социальной сети: «Ты умрешь следующим». Через несколько дней он убил десять человек.

И убийцы в «Колумбайне», и Пекка-Эрик Аувинен хотели отправить в эфир некое сообщение, чтобы стать известными, и использовали видео и Интернет, чтобы дать волю своей ярости и транслировать обществу свое видение мира.

«Джокер» Джеймс Холмс совсем другой: он развил дальнейшую тенденцию связи между преступностью и СМИ. В то время как Харрис и Клиболд надеялись на внимание Спилберга, Холмс уже сам имитировал персонаж из фильма Нолана. Холмс уже стал частью «мира Бэтмена», превращая комиксы Marvel в реальность, расширяя границы экрана и заставляя зрителя участвовать в истории, которую они выбрали лишь для развлечения.

Для массового убийцы, желающего устроить яркое шоу, целью является слом стены между зрелищем и зрителем. Для него граница между реальностью и воображением – размытая, нечеткая, искаженная. Он сам хочет принять участие в спектакле, и спектакль может стать его жизнью, а в конечном итоге – смертью.

Глава 3. Победа на мгновение

«Колумбайн»

20 апреля последнего года ХХ века. В течение часа Эрик Харрис и Дилан Клиболд, ученики старших классов высшей школы «Колумбайн», убили одного учителя и 12 школьников и ранили еще 27 человек. Затем пара террористов покончила жизнь самоубийством.

Убийство в школе «Колумбайн» ознаменовало поворотную точку в глазах многих американцев – это был первый пример сознательного создания мизансцены террора. Двое учеников вели тщательную подготовку и разработку как самой акции, так и ее интеллектуальных мотивов. Они записывали свои мысли в дневниках и обсуждали их. Это убийство также оказало огромное влияние на американское искусство, вдохновив двух кинорежиссеров снять фильмы, показывающие события в «Колумбайне».

Всего через два года после расстрела Майкл Мур выпустил свой фильм «Боулинг для Колумбины», целью которого был анализ если не причин преступного деяния, то социальной обстановки, в которой оно произошло. Фильм делает акцент на систематическом использовании насилия за рубежом американскими политиками и военными, легкой доступности оружия на традиционном рынке и в Интернете, одержимости американского общества страхом, военной агрессивностью и насилием, всем тем, чем в целом проникнута американская повседневная жизнь.

Хотя фильм Мура оказал большое воздействие на публику, он показал только часть истории. Сосредоточив основное внимание на социальном контексте бойни в «Колумбайне», он недостаточно раскрыл личности виновных – психику и патологию человеческих существ, на которые во время их становления воздействует общество и медийная среда. Нужен был рассказ об особой уязвимости первого поколения, растущего в виртуальном веке.

Через год после М. Мура, в 2003 году, Гас Ван Сент выпустил свой фильм «Слон». В нем режиссер решил глубоко вникнуть в психологические аспекты, работать с тонкими психологическими материями и попытаться понять личностные страдания двух молодых людей, которые замыслили и осуществили преступление. Ван Сент описывает не только их агрессивность и насилие, но и запутанный поиск сочувствия, их разочарование и одиночество, то, как все это не было замечено обществом вплоть до акта саморазрушения, завершившего эту историю.

Очевидно, что мы не можем разбить столь сложное событие до простой комбинации социальных, психологических или идеологических составляющих причин. В любой такой последовательности действий лежит что-то, выходящее далеко за рамки простого логического объяснения. Тем не менее эту форму психопатологии можно рассматривать не как изолированный феномен, а как симптом распространенной формы дискомфорта, испытываемого человеком в социальной среде. Это как раз то, что делает фильм Гаса Ван Сента столь интересным.

В своем дневнике Эрик Харрис писал о восхищении естественным отбором и о своем желании поместить весь мир в компьютерную игру Doom, чтобы он мог видеть, как слабый умирает, а выживает только сильный[19 - Копия записей Харриса доступна на www.schoolshooters.info/eric-harris-journal.pdf.].

Не удивительно, что зависимость обоих молодых людей от видеоигр привлекла внимание журналистов, критиков и психологов. Широко распространено мнение, что затяжное воздействие жестоких видео игр может производить эффект сенсибилизации[20 - Концепция в психологии, объясняющая тот феномен, что люди после повторного приема вызывающего болезненное пристрастие вещества, независимо от доставляемого им удовольствия и часто вопреки осознанию вреда, испытывают еще большее пристрастие и тягу к повторному потреблению. – Примеч. пер.] в сознании молодых людей, таких как Эрик и Дилан, но это поверхностное наблюдение, сфокусированное на содержании видеоигр, которое не берет в расчет когнитивные и психологические изменения, которые происходят при длительном погружении в виртуальную среду. Не содержание игры, но стимуляция сама по себе создает эффект десенсибилизации в отношении подлинного опыта как страданий, так и удовольствий.

Понятно, что не все игроки становятся массовыми убийцами просто потому, что они играют в видеоигры или получают «цифровую стимуляцию». Но массовый убийца – исключительное проявление общей тенденции этого изменения человеческого сознания.

Технологически-лингвистическая нестабильность

В своей книге 1975 года «Машина для демонстрации и повествования» (The Show and Tell Machine) Роуз Голдсен описывает будущее поколение людей, измененных медийной средой – то, чем главным образом характеризуются ТВ и реклама, – и предвидит заметную мутацию в области психологии и языка: «Мы вывели поколение людей, чьи первичные впечатления родом из машины – это случилось впервые в истории»[21 - См.: Goldsen R. K. The Show and Tell Machine, p. 5.].

Телевидение и случившаяся совсем недавно, уже в наше время цифровая революция возвестили грозные преобразования человеческой психологии и эмоциональной окружающей среды. Тот факт, что люди заимствуют больше слов у компьютера, чем у своих матерей, несомненно, приводит к развитию нового вида восприятия. Новые формы массовой психопатологии нашего времени не могут быть исследованы без учета эффектов этой новой среды, в частности нового процесса изучения языка.

Два основных события требуют внимания: первым является отделение изучаемого языка от телесного аффективного переживания; вторым – виртуализация опыта других людей.

Этот первый аспект трансформации особенно интересный. Согласно Луизе Мюраро, итальянской писательнице, чья книга в основном посвящена разработке феминистской философии, подход к языку фундаментально связан с аффективным отношением между человеком и его матерью. Глубокое, эмоциональное восприятие от двойной артикуляции языка, от соотношения между символом и понятием, обозначаемым в языковом знаке, – это то, что основывается на информации, получаемой от матери. При этом, когда процесс сводится к
Страница 11 из 13

эффекту обмена информацией между машиной и человеческим мозгом, процесс изучения языка отделяется от эмоционального эффекта телесного контакта и связь между обозначением и обозначаемым становится обычной логической операцией. Слова не аффективно ухватывают смысл, смысл не коренится в глубине психологии взаимоотношений, а связи воспринимаются не как аффективное соотношение между людьми, но как работающий обмен инструкциями. Мы можем ожидать, что вследствие этого человечество вскоре начнет испытывать серьезные психологические проблемы.

Помимо этого, второе изменение произошло в психологической сфере: молодые люди проводят свою молодость, время становления в постоянном близком общении с информационной средой, компьютерами, имея все меньше и меньше физических контактов с другими людьми, лицом к лицу. Дети все чаще удаляются от явного присутствия других детей и используют виртуальную форму общения с отдаленными лицами, которые для них не принадлежат к ощущаемому пространству.

Сами чувства людей здесь поставлены на карту. Чувства являются способностью, которая позволяет людям понять те знаки, которые не вербализированы и не могут быть переданы словами. Способность чувствовать (невербальная возможность понимать и обмениваться значениями смыслов) является межличностным взаимодействием, которое делает возможным сопереживание восприятию другого человека. Эмпатия (способность чувствовать удовольствие и печаль другого как часть наших собственных ощущений) – не естественная эмоция, а психологическое состояние, которое культивируют и совершенствуют и которое в отсутствие практики может увядать и исчезать.

Существует много свидетельств того, что эта трансформация в опыте общения производит патологию в сфере эмпатии (отклонение – аутизм) и в сфере чувственности (десенсибилизация к присутствию других людей). И эта мутация психического и языкового взаимодействия также может находиться в основе современной нестабильности жизни. Неустойчивость является не только состоянием труда в эпоху глобализации, но это также фрагментация социального тела, разрыва самовосприятия и восприятия времени. Время больше не принадлежит индивидам, а капиталист больше не покупает личное время, часть жизни людей. Вместо этого люди будут удалены из пространства работы, а время превращается в водоворот обезличенной фрагментарной субстанции, которая может быть приобретена капиталистом и рекомбинирована компьютером, работающим в сети. Интеллектуальный труд, в частности работа с информацией и воображением, особенно восприимчив к нестабильности. Будучи не материальным и чисто информационным, этот вид работы не должен быть локализован в физическом пространстве. Все это может быть передано, фрагментировано, перемешано и, наконец, вновь может объединяться в абстрактное пространство в сети Интернет.

Победа на мгновение

В день убийства Эрик Харрис надел белую футболку, на которой черным были напечатаны слова: «Естественный отбор».

Ссылки на естественный отбор имеются и в дневниках Харриса, так же как они будут присутствовать спустя несколько лет в текстах, написанных Пекка-Эриком Аувиненом.

Как большинство поколения, которое выросло в неолиберальное десятилетие, молодой Эрик Харрис был полностью убежден, что сильный имеет право победить и идти впереди других. Это практичная философия, которую он усвоил в той социальной среде, где получил образование, и это также основная идея видеоигр, в которые он любил играть. Но молодой человек очень хорошо понимал, что не собирается быть победителем в социальной игре. Вместо этого он решает, что будет победителем на мгновение: я убью и выиграю, хотя затем я умру. Убийственные действия задуманы как месть за унижения, которые он испытывал в повседневной жизни, в игре, в соревновании. Издевательства, которые он пережил в школе, мучительно описаны в деталях в его журнале:

Все всегда высмеивали меня из-за того, как я выгляжу, и, как чертовски я слаб, и какое я дерьмо. Ну, я все верну вам обратно: вот моя последняя чертова месть. Вы, люди, могли бы проявить больше уважения, относиться ко мне лучше, попросить моего знания и руководства, отнестись ко мне как к более уважаемому человеку, и, возможно, я бы не так стремился оторвать ваши гребаные головы… Вот откуда проистекает так много моей ненависти. Дело в том, что я не имею практически никакого чувства собственного достоинства. Особенно это касается девушек, внешности и всего такого. Поэтому люди высмеивают меня… постоянно… поэтому я не получаю никакого уважения от других и поэтому я чертовски ЗОЛ.

И еще:

Что бы я ни делал, люди высмеивают меня, иногда даже непосредственно в моем присутствии. Я отомщу достаточно скоро. Ублюдки не будут злить меня слишком долго, да! ХА![22 - Цитаты из журнала Эрика Харриса были взяты из скрипта, доступного www.atschoolshooters.info/eric-harris-journal.pdf.]

Его друг Дилан Клиболд также знал, что ему суждено быть проигравшим, и тоже хотел стать «победителем на час», на краткий миг до насильственной смерти. Он писал:

Вы кормили нас дерьмом много лет. Вы чертовски дорого заплатите за все дерьмо! Нам не насрать. Потому что мы умрем, чтобы сделать это.

Психология Харриса и Клиболда может быть комплексно описана как суицидальная форма неолиберальной воли к победе. В результате неолиберального провозглашения конца классовой борьбы единственные социальные категории, которые остались, – это победитель и проигравший. Нет больше капиталистов и рабочих, нет более эксплуататоров и эксплуатируемых. Либо вы сильны и умны, либо вы заслуживаете то место, где оказались. Установление капиталистического абсолютизма, таким образом, базировалось на массовой приверженности (в основном бессознательной) к философии естественного отбора.

Массовый убийца – это кто-то, кто верит в право наиболее приспособленного и сильного победить в социальной игре, но он также знает или чувствует, что он сам вовсе не приспособленный и не сильный. Таким образом, он выбирает единственно возможный акт возмездия и самоутверждения: право убивать и быть убитым.

Криптонит

С чего он взял, что его спасет само пребывание в этой столице, выстроенной из инопланетного криптонита, куда не отважится сунуться никакой Супермен. Здесь материальное благополучие принимают за истинное богатство, а радость обладания – за счастье. Здесь люди проживают такие отполированные, искусственные жизни, что великая шершаво-грубая правда о естественном существовании стерлась и изгладилась. Здесь души так долго блуждают врозь, что уже и не способны соприкоснуться, а пресловутое электричество пропущено через заслоны, которые отделяют мужчин от мужчин и мужчин от женщин[23 - Rushdie S. Fury, p. 86.].

Эрик Харрис хотел присоединиться к Корпусу морской пехоты США, но его просьба была отклонена незадолго до расстрела, потому что он принимал препарат флувоксамин, антидепрессант группы СИОЗС (селективных ингибиторов обратного захвата серотонина) в качестве части терапии по управлению своим психическим состоянием по распоряжению суда. Отчеты о вскрытии тела показали, что в его теле в момент смерти был флувоксамин. Флувоксамин работает путем
Страница 12 из 13

блокирования поглощения серотонина, нейромедиатора, в пространстве между нервными клетками, следующем после их освобождения. Медиаторы высвобождают нервы, путешествуют через промежутки между нервами, а затем прикрепляются к рецепторам на других нервах. Многие эксперты считают, что дисбаланс нейротрансмиттеров является причиной депрессии и других психических расстройств.

Однако нейрохимии недостаточно, чтобы объяснить депрессию и психические страдания людей в целом. Мы должны шире смотреть на картину, которая охватывает как культурный контекст, так и социальный фон.

Современная культура и политическое воображение подчеркивают такие добродетели молодежи, как энтузиазм и энергия, агрессивность и постоянное движение вперед. Капитализм основан на эксплуатации физической энергии, а семиокапитализм основывается на управлении психической энергии общества. Понятие истощения всегда было табу в дискурсе современности, начиная с эпохи романтического Штурма и натиска, фаустовского стремления к бессмертию, бесконечной жажды экономического роста и доходов, отрицания органических пределов роста. Рост, движение вперед, не просто экономическое явление, но и культурная концепция, связанная с видением будущего как бесконечной экспансии.

В книге 1972 года «Пределы роста» (The Limits to Growth) Римский клуб утверждал необходимость реструктурировать общественное производство в соответствии с конечностью и ограниченностью природных ресурсов Земли. Капитализм ответил на это предупреждение когнитивной трансформацией в производстве и созданием нового семиокапитализма, открывая тем самым новые возможности для, казалось бы, бесконечной экспансии.

Экономические явления уже давно описаны в психологических терминах (эйфория, депрессия, спад, взлеты и падения…), но когда процесс производства включает мозг в качестве основной единицы производства, психология перестает быть просто метафорой, а становится вместо этого важнейшим элементом экономических циклов. На протяжении 1990-х годов экономика в целом расширялась, буквально находясь в эйфории. «Прозак-культура»[24 - Препарат-антидепрессант на основе флуоксетина. – Примеч. пер.] стала неотъемлемой частью социального ландшафта Интернет-экономики, которая, как ожидается, развернется в бесконечном росте. Сотни тысяч западных операторов, директоров и менеджеров приняли бесчисленные решения в состоянии химической эйфории и психофармакологического бреда.

Но, несмотря на то что производительность в сети потенциально бесконечна, пределы интенсивности мозговой активности остаются вписанными в аффективное тело интеллектуального работника: это пределы внимания, психической энергии, чувственности. В то время как сети произвели скачок в скорости и в самом формате сферы информации, не произошло соответствующего скачка в скорости и формате психического восприятия. Приемник – человеческий мозг реальных людей, этот хрупкий физический орган не может быть приведен в соответствии со стандартом цифровой информации. Доступная концентрация внимания информационных работников постоянно сокращается, поскольку они участвуют во все возрастающем числе интеллектуальных задач, которые занимают каждый фрагмент их внимания. Они принимают виагру, потому что не имеют времени для сексуальных прелюдий. Они принимают кокаин, чтобы быть постоянно настороже и быстро реагировать. Они принимают прозак, чтобы блокировать осознание бессмысленности их рабочей деятельности и всей жизни.

Первые симптомы этого дисбаланса видны уже сейчас, в самом начале нового века, когда массовым становится психопатический феномен перевозбуждения и паники. Неизбежная для пациента, страдающего от биполярного расстройства, финансовая эйфория 1990-х уступила место драматической депрессии.

После многих лет иррациональной эйфории (как описал ее Алан Гринспен) социальный организм был не в состоянии больше поддерживать химическую эйфорию, которая подпитывала его восторженный конкурентоспособный и экономический фанатизм. Гипернасыщенность коллективного внимания превратилась в социальный и экономический депрессивный коллапс.

Просто сделай это

В «Диагностическом и статистическом руководстве по психическим нарушениям» синдром running amok[25 - Безумие, неконтролируемая ярость, связанная с внезапным стремлением к массовым убийствам. – Примеч. пер.] описывается как форма социопатического поведения, состоящая в неконтролируемой ярости и связанным с ней состоянием глубокой депрессии.

Running amok – выражение, которое происходит из малайского языка. В первоначальном контексте Малайзии человек, который ранее не проявлял никаких признаков насилия и гнева, приобретает оружие и во внезапном безумии убивает или ранит кого-нибудь поблизости. Running amok – способ восстановить свою репутацию, когда человека следует опасаться и уважать, но также способ бежать из мира, когда жизнь стала невыносимой, и, как правило, такой приступ завершается самоубийством. Это связанный с культурой синдром, проявления которого формируются в культурном контексте современности.

Мы можем описать этот синдром как форму разъединения между рациональным обоснованием и действием. Человек, страдающий от депрессии, чувствует себя виноватым, потому что он/она не могут конкурировать и выиграть в среде, насыщенной стимулами к действию, к мобилизации энергии. Насильственная ломка от депрессивного сознания может иногда, кажется, найти единственный выход – действие, отделенное от размышлений, действие, которое не предполагает никакого будущего, но при этом – видимое свидетельство существования, мобилизации, энергии. Насильственные действия – отключенные от процесса сознания: просто делайте это. Девиз компании Nike является хорошим введением в цикл депрессии, кататонии и психопатических действий, что может завершиться драматическим убийством и самоубийством.

Просто сделай это: насилие, взрыв, самоубийство. Убийство и возможность быть убитым связаны в этом виде действия, хотя убийца может выжить, в исключительных случаях. Когда включается running amok, границы между своим телом и окружающей Вселенной становятся размыты, и поэтому нет разницы между убийством других и убийством себя. Паническое состояние, по сути, является одновременным восприятием совокупности возможных раздражений, одновременный опыт всего, всего прошлого и всего будущего. В этом состоянии психического изменения, различия между собой и Вселенной схлопываются.

Во времена Фрейда среда была, по существу, репрессивная, и претворение в жизнь принимало форму повторяющихся и обязательных актов. Обязательный акт был частью невротических рамок отрицания и репрессий. Сегодня психотические рамки гиперстимуляции и постоянной мобилизации нервной энергии толкают людей, особенно внушаемую молодежь, социально маргинализированную и неустойчивую, к различного рода актам: взрывной демонстрации энергии, насильственной мобилизации тела, что завершается агрессивным, убийственным взрывом себя.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию
Страница 13 из 13

(http://www.litres.ru/franko-berardi/novye-geroi-massovye-ubiycy-i-samoubiycy/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Примечания

1

Steyerl H. The Wretched of the Screen, p. XX.

2

О семиотерминологии автора см. далее в книге.

3

Taylor Aiken G. What Presbyterians Believe, pp. 5–7.

4

Fact Sheet: Guns Save More Lives, 29 September 2008, gunowners.org/sk0802htm.htm.

5

Burton T. Burton on Burton, p. 80.

6

Klavan A. What Bush and Batman Have in Common, Wall Street Journal, July 25, 2008.

7

В статье, в которой первоначально появилась эта цитата, Роув был не был обозначен как источник. См.: Suskind R. Faith, Certainty and the Presidency of George W. Bush, New York Times Magazine, 17 October 2004. Личность ранее неназванного помощника Буша была раскрыта в печати: Danner M. Words in a Time of War: On Rhetoric, Truth and Power // What Orwell Didn’t Know: Propaganda and the New Face of American Politics, Andrаs Szаntу (New York, 2007), p. 17.

8

Термин Берарди, описывающий современный капитализм как общество, в котором производятся информация и смыслы. – Примеч. пер.

9

См.: Baudrillard J. Selected Writings, p. 166.

10

Процесс по увеличению основного капитала. – Примеч. пер.

11

Лидер группы террористов, осуществивших террористические акты 11 сентября 2001 года. – Примеч. пер.

12

Выдержки из «Манифеста естественного отбора» цитируются по School Shooting in Finland, 7 November 2007, http://scienceblogs.com/pharyngula/2007/11/07/school-shooting-in-finland/.

13

Консервативное крыло республиканской партии США. – Примеч. пер.

14

DeLillo D. White Noise, p. 290.

15

Перевод Л. Брагиной.

16

Массовое убийство школьников, произошедшее 20 апреля 1999 года в американской школе «Колумбайн». – Примеч. пер.

17

Стрелки в «Колумбайне». – Примеч. пер.

18

Авторы фильмов «Боулинг для Колумбайна» и «Слон», посвященных школьному расстрелу 20 апреля 1999 года. – Примеч. пер.

19

Копия записей Харриса доступна на www.schoolshooters.info/eric-harris-journal.pdf.

20

Концепция в психологии, объясняющая тот феномен, что люди после повторного приема вызывающего болезненное пристрастие вещества, независимо от доставляемого им удовольствия и часто вопреки осознанию вреда, испытывают еще большее пристрастие и тягу к повторному потреблению. – Примеч. пер.

21

См.: Goldsen R. K. The Show and Tell Machine, p. 5.

22

Цитаты из журнала Эрика Харриса были взяты из скрипта, доступного www.atschoolshooters.info/eric-harris-journal.pdf.

23

Rushdie S. Fury, p. 86.

24

Препарат-антидепрессант на основе флуоксетина. – Примеч. пер.

25

Безумие, неконтролируемая ярость, связанная с внезапным стремлением к массовым убийствам. – Примеч. пер.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.