Режим чтения
Скачать книгу

О выпивке, о Боге, о любви читать онлайн - Игорь Губерман

О выпивке, о Боге, о любви

Игорь Миронович Губерман

В новом сборнике гариков и прозы Игорь Губерман пишет «о трех феноменах, сопровождающих нашу жизнь» – «О выпивке, о Боге, о любви».

«Ну, разумеется, в устах такого циника, скептика и охальника, каким я, кажется, являюсь, три этих дивных феномена обрастают всякими деталями» (Игорь Губерман).

Игорь Губерман

О выпивке, о Боге, о любви

© Губерман И. М.

© ООО «Издательство АСТ»

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru (http://www.litres.ru/))

* * *

Очень маленькое предисловие

призвано объяснить, почему я сплёл воедино три эти частые темы моих стихов. Потому что три феномена постоянно сопровождают нашу жизнь: выпивка дарит нам душевное облегчение, идея Бога – иллюзорные надежды, а любовь – недолгое чувство счастья. Ну, разумеется, в устах такого циника, скептика и охальника, каким я, кажется, являюсь, три этих дивных феномена обрастают всякими деталями. Почитайте понемногу этот сборник – вдруг вам что-нибудь понравится, почтенный читатель? Я этому буду очень рад.

Сколь дивно, что от алкоголя нисходят к нам покой и воля!

Когда поднимается рюмка,

любая печаль и напасть

спадают быстрее, чем юбка

с девицы, спешащей упасть.

* * *

Какая, к чёрту, простокваша,

когда живём один лишь раз

и небосвод – пустая чаша

всего испитого до нас.

* * *

Напрасно врач бранит бутыль —

в ней нет ни пагубы, ни скверны,

а есть и крылья, и костыль,

и собутыльник самый верный.

* * *

Понять без главного нельзя

твоей сплочённости, Россия:

своя у каждого стезя,

одна у всех анестезия.

* * *

Налей нам, друг! Уже готовы

стаканы, снедь, бутыль с прохладцей,

и наши будущие вдовы

охотно с нами веселятся.

* * *

Не мучась совестью нисколько,

живу года в хмельном приятстве;

Господь всеведущ не настолько,

чтобы страдать о нашем блядстве.

* * *

Не тяжелы ни будней пытки,

ни суета окрестной сволочи,

пока на свете есть напитки

и сладострастье книжной горечи.

* * *

Как мы гуляем наповал,

и пир вершится повсеместный!

Так Рим когда-то ликовал,

и рос Аттила, гунн безвестный.

* * *

Чтоб дети зря себя не тратили

ни на мечты, ни на попытки,

из всех сосцов отчизны-матери

сочатся крепкие напитки.

* * *

Не будь на то Господня воля,

мы б не узнали алкоголя;

а значит, пьянство – не порок,

а высшей благости урок.

* * *

Известно даже недоумку,

как можно духом воспарить:

за миг до супа выпить рюмку,

а вслед за супом – повторить.

* * *

Когда, замкнув теченье лет,

наступит Страшный суд,

на нём предстанет мой скелет,

держа пивной сосуд.

* * *

Вон опять идёт ко мне приятель

и несёт холодное вино;

время, кое мы роскошно тратим, —

деньги, коих нету всё равно.

* * *

Да, да, я был рождён в сорочке,

отлично помню я её;

но вырос и, дойдя до точки,

пропил заветное бельё.

* * *

Нам жить и чувствовать дано,

искать дорогу в Божье царство

и пить прозрачное вино —

от жизни лучшее лекарство.

* * *

Не верь тому, кто говорит,

что пьянство – это враг;

он или глупый инвалид,

или больной дурак.

* * *

Весь путь наш – это времяпровождение,

отмеченное пьянкой с двух сторон:

от пьянки, обещающей рождение,

до пьянки после кратких похорон.

* * *

Я многому научен стариками,

которые всё трезво понимают

и вялыми венозными руками

спокойно свои рюмки поднимают.

* * *

Седеет волос моих грива,

краснеют опухлости носа,

и рот ухмыляется криво

ногам, ковыляющим косо.

* * *

Пока скользит моя ладья

среди пожара и потопа,

всем инструментам бытия

я предпочёл перо и штопор.

* * *

Познавши вкус покоя и скитаний,

постиг я, в чём опора и основа:

любая чаша наших испытаний

легчает при долитии спиртного.

* * *

Наслаждаясь воздержанием,

жду, чтоб вечность протекла,

осязая с обожанием

плоть питейного стекла.

* * *

Мы пьём и разрушаем этим печень,

кричат нам доктора в глухие уши,

но печень мы при случае подлечим,

а трезвость иссушает наши души.

* * *

На дне стаканов, мной опустошённых,

и рюмок, наливавшихся девицам,

такая тьма вопросов разрешённых,

что время отдохнуть и похмелиться.

* * *

Вчера ко мне солидность постучалась,

она по седине меня нашла,

но я читал Рабле и выпил малость,

и вновь она обиженно ушла.

* * *

Аскет, отшельник, дервиш, стоик,

наверно, правы – не сужу;

но тем, что пью вино густое,

я столь же Господу служу.

* * *

Любых религий чужды мне наряды,

но правлю и с охотой, и подряд

я все религиозные обряды,

где выпивка зачислена в обряд.

* * *

Людей великих изваяния

печально светятся во мраке,

когда издержки возлияния

у их подножий льют гуляки.

* * *

Какое счастье – рознь календарей

и мой диапазон души не узкий:

я в пятницу пью водку как еврей,

в субботу после бани пью как русский.

* * *

Паскаль бы многое постиг,

увидь он и услышь,

как пьяный мыслящий тростник

поёт «Шумел камыш».

* * *

Нет, я не знал забавы лучшей,

чем жечь табак, чуть захмелев,

меж королевствующих сучек

и ссучившихся королев.

* * *

Снова я вчера напился в стельку,

нету силы воли никакой;

Бог её мне кинул в колыбельку

дрогнувшей похмельною рукой.

* * *

А страшно подумать, что век погодя,

свой дух освежив просвещением,

Россия, в субботу из бани придя,

кефир будет пить с отвращением.

* * *

Когда друзья к бутылкам сели,

застрять в делах – такая мука,

что я лечу к заветной цели,

как штопор, пущенный из лука.

* * *

Где-то в небе, для азарта

захмелясь из общей чаши,

Бог и чёрт играют в карты,

ставя на кон судьбы наши.

* * *

Однажды летом в январе

слона увидел я в ведре,

слон закурил, пустив дымок,

и мне сказал: «Не пей, сынок».

* * *

«Зачем добро хранить в копилке?

Ведь после смерти жизни нет», —

сказал мудрец пустой бутылке,

продав учёным свой скелет.

* * *

К родине любовь у нас в избытке

теплится у каждого в груди,

лучше мы пропьём её до нитки,

но врагу в обиду не дадим.

* * *

Когда однажды ночью я умру,

то близкие, надев печаль на лица,

пускай на всякий случай поутру

мне всё же поднесут опохмелиться.

Духовную жажду легко утолить: достаточно сесть и немного налить

Как поле жизни перейти,

своё мы мнение имеем:

тот змей, что Еву совратил, —

он тоже был зелёным змеем.

* * *

Давай, мой друг, бутыль употребим —

прекраснее забава есть едва ли;

когда-то я фортуной был любим,

и вместе мы тогда употребляли.

* * *

В тюрьме я понял: Божий глас

во мне звучал зимой и летом:

налей и выпей; много раз

ты вспомнишь с радостью об этом.

* * *

Бутылка – непристойно хороша,

сулит потоки дерзостных суждений,

и ей навстречу светится душа,

любительница плотских услаждений.

* * *

Намного проще делается всё,

когда пуста бутылка на столе;

истории шальное колесо

не пьяный ли катает по земле?

* * *

Вино и время не жалея,

садись не с каждым, кто знаком:

похмелье много
Страница 2 из 11

тяжелее,

когда гуляли с мудаком.

* * *

Век играет гимны на трубе,

кабелем внедряется в квартиры;

в женщине, в бутылке и в себе

прячутся от века дезертиры.

* * *

Когда вседневная рутина

завьёт углы, как паутина,

плесни в неё вином из кружки

и выставь хером дверь подружки.

* * *

Не хлопочи из кожи вон,

ища разгадки мироздания,

а пей с подругой самогон

на пне от дерева познания.

* * *

Струю вина мы дымом сушим

и начинаем чушь молоть,

чтоб утолить душою душу,

как утоляют плотью плоть.

* * *

Я три услады в жизни знал,

предавшись трём любовям:

перу я с бабой изменял,

а с выпивкой – обоим.

* * *

Опять приходит ночь. Я снова пьян.

Как дивно это сделано в природе,

что музыка далёких фортепьян

к желанию напиться нас приводит.

* * *

День – царство зла. Но в час вечерний,

смывая зависть и коварство,

нам разливает виночерпий

добра и кротости лекарство.

* * *

Когда мы пьём, бутылка честно

теплом покоя дарит нас,

и мир становится на место,

остановив безумный пляс.

* * *

Я много лет себя искал

во многом множестве занятий

и вдруг нашёл: держа стакан

с подругой около кровати.

* * *

Люблю сидеть в уюте света,

вина, тепла и жирной утки,

где разглагольствуют эстеты,

а им внимают эстетутки.

* * *

Люблю в беседах элемент

судьбы миров и звёздной пыли

как тонкий аккомпанемент

к опустошению бутыли.

* * *

За то, что жизнь провёл в пирах,

пускай земля мне будет пухом

и, в ней покоясь, бедный прах

благоухает винным духом.

* * *

Прекрасно умственной отвагой

у Архимеда изречение:

«Утяжелённость пьяной влагой

приносит жизни облегчение».

* * *

Весь век нам в это слабо верится,

но Гераклит сказал однажды,

что глупо смертному надеяться

одну бутылку выпить дважды.

* * *

Я тем, что жив и пью вино,

свою победу торжествую:

я мыслил, следователь, но

я существую.

* * *

Люблю, с друзьями стол деля,

поймать тот миг, на миг очнувшись,

когда окрестная земля

собралась плыть, слегка качнувшись.

* * *

Мы ищем истину в вине,

а не скребём перстом в затылке,

и, если нет её на дне —

она уже в другой бутылке.

* * *

Главное в питье – эффект начала,

надо по нему соображать:

если после первой полегчало —

значит, можно смело продолжать.

* * *

Высокое, разумное, могучее

для пьянства я имею основание:

при каждом подвернувшемся мне случае

я праздную моё существование.

* * *

Я всё хочу успеть за срок земной,

живу, тоску по времени тая:

вон женщина обласкана не мной,

а вон из бочки пиво пью не я.

* * *

Стало сердце покалывать скверно,

стал ходить, будто ноги по пуду;

больше пить я не буду, наверно,

но и меньше, конечно, не буду.

* * *

Кипя, спеша и споря,

состарились друзья,

и пьём теперь мы с горя,

что пить уже нельзя.

* * *

Чтоб сочен и весел был каждый обед,

бутылки поставь полукругом,

а чинность, и чопорность, и этикет

пускай подотрутся друг другом.

* * *

Залей шуршанье лет журчаньем алкоголя,

поскольку, как давно сказал поэт,

на свете счастья нет, а есть покой и воля,

которых, к сожаленью, тоже нет.

* * *

Цветок и садовник в едином лице,

я рюмке приветно киваю,

и, чтобы цветок не увял в подлеце,

себя я внутри поливаю.

* * *

Когда выпили, нас никого

не пугает судьбы злополучие,

и плевать нам на всё, до чего

удаётся доплюнуть при случае.

* * *

Мы вовсе не грешим, когда пируем,

забыв про все стихии за стеной,

а мудро и бестрепетно воруем

дух лёгкости у тяжести земной.

* * *

Не слушая судов и пересудов,

настаиваю твёрдо на одном:

вместимость наших умственных сосудов

растёт от полоскания вином.

* * *

Не тёмная меня склоняла воля

к запою после прожитого дня:

я больше получал от алкоголя,

чем пьянство отнимало у меня.

* * *

У пьяниц, бражников, кутил,

в судьбе которых всё размечено,

благоприятствие светил

всегда бывает обеспечено.

* * *

По многим я хожу местам,

таская дел житейских кладь,

но я всегда случаюсь там,

где начинают наливать.

* * *

Позабыв о душевном копании,

с нами каждый отменно здоров,

потому что целебно в компании

совдыхание винных паров.

* * *

Мы так во всех полемиках орём,

как будто кипяток у нас во рту;

настаивать чем тупо на своём,

настаивать полезней на спирту.

* * *

Вновь душа среди белого дня

заболит, и скажу я бутылке:

эту душу сослали в меня,

и страдает она в этой ссылке.

* * *

Курили, пили и молчали,

чуть усмехались;

но затихали все печали

и выдыхались.

* * *

Я курю возле рюмки моей,

а по миру сочится с экранов

соловьиное пение змей

и тигриные рыки баранов.

* * *

Покуда мы свои выводим трели,

нас давит и коверкает судьба,

поэтому душа – нежней свирели,

а пьёшь – как водосточная труба.

* * *

В одной учёной мысли ловкой

открылась мне блаженства бездна:

спиртное малой дозировкой

в любом количестве полезно.

* * *

Попал мой дух по мере роста

под иудейское влияние,

и я в субботу пью не просто,

а совершаю возлияние.

* * *

Пора уже налить под разговор,

селёдку покромсавши на куски,

а после грянет песню хриплый хор,

и грусть моя удавится с тоски.

* * *

В пустыне усталого духа,

как в дремлющем жерле вулкана,

всё тихо, и немо, и глухо —

до первых глотков из стакана.

* * *

Уже виски спалила проседь,

уже опасно пить без просыпа,

но стоит резко это бросить —

и сразу явится курносая.

* * *

Прорехи жизни сам я штопал

и не жалел ни сил, ни рук;

судьба меня скрутила в штопор,

и я с тех пор бутылке друг.

* * *

Вся планета сейчас нам видна:

мы в гармонии неги и лени

обсуждаем за рюмкой вина

соль и суть мимолётных явлений.

* * *

Я рад, что вновь сижу с тобой;

сейчас бутылку мы откроем:

мы объявили пьянству бой,

но надо выпить перед боем.

* * *

Во что я верю, горький пьяница?

А верю я, что время наше

однажды тихо устаканится

и станет каплей в Божьей чаше.

* * *

И жизнь моя не в тупике,

и дух ещё отзывчив к чувству,

пока стакан держу в руке

и вилкой трогаю капусту.

* * *

Когда по пьянке всё двоится,

опасно дальше наливать

и может лишняя девица

легко проникнуть на кровать.

* * *

Людей давно уже делю —

по слову, тону, жесту, взгляду —

на тех, кому я сам налью,

и тех, с кем рядом пить не сяду.

* * *

Покуда наши чувства не остыли,

я чувствую живое обожание

к тому, что содержимое бутыли

меняет наших мыслей содержание.

* * *

Ум – помеха для нежной души,

он её и сильней, и умней,

но душа если выпить решит,

ум немедля потворствует ей.

* * *

Я изо всех душевных сил

ценю творения культуры,

хотя по пьяни оросил

немало уличной скульптуры.

* * *

Куражится в мозгу моём вино

в извилинах обоих полушарий;

здоровье для того нам и дано,

чтоб мы его со вкусом разрушали.

* * *

В обед я рюмку водки пью под суп

и к ночи – до бровей уже налит,

а те, кто на меня имеют зуб,

гадают, почему он так болит.

* * *

На некоторой стадии подпития

всё видится ясней, и потому

становятся прозрачными события,

загадочные трезвому уму.

* * *

Сегодня только тёмный истукан,

изваянный из камня-монолита,

отвергнет предлагаемый стакан,

в который благодать уже налита.

* * *

Ох, я боюсь людей непьющих —

они опасные приятели:

они потом и в райских кущах

над
Страница 3 из 11

нами будут надзиратели.

* * *

Пью виски, водку и вино я,

коньяк в утробу лью худую;

существование иное

я всем врагам рекомендую.

* * *

За то я и люблю тебя, бутылка,

что время ненадолго льётся вспять,

и разума чадящая коптилка

слегка воспламеняется опять.

* * *

Сноровка ослабла, похвастаться нечем,

я выпить могу очень мало за вечер,

и тяжко настолько в душе с бодуна,

как будто я на хуй послал колдуна.

* * *

На нас огромное влияние —

и на победы, и на бедствия —

оказывает возлияние,

включая все его последствия.

* * *

Блаженство витает шальное,

стихают надрыв и надлом,

когда возникает хмельное

вампиршество душ за столом.

* * *

От выпивки душа нежней и пористей,

и видно сквозь ледок житейской стужи,

что корни наших радостей и горестей

ветвятся изнутри, а не снаружи.

* * *

К искушениям холодно стоек,

воздержанье не числя бедой,

между ежевечерних попоек

обхожусь я водой и едой.

* * *

Ушёл наплыв похмельной грусти,

оставил душу змей зелёный;

меня родители в капусте

нашли, мне кажется, в солёной.

* * *

Бутылка без повода круче всего

калечит и губит мужчину:

дурак может пить ни с того ни с сего,

а умный находит причину.

* * *

Отнюдь я, выпив, не пою,

а учиняю праздник духа,

плетя мелодию свою

душой без голоса и слуха.

* * *

Смотрю, садясь попить-поесть,

на пятки дней мелькающих,

у пьянства тоже много есть

последствий вытекающих.

* * *

А если где-то ждёт попойка

и штоф морозится большой,

то я лечу, как птица-тройка,

хотя еврейская душой.

* * *

Меж нас гуляет бес похмелья,

вступая с душами в игру:

он после пьяного веселья

зовёт их выпить поутру.

* * *

Ценю я в игре винопития —

помимо иных услаждений —

возможность подёргать мыслителя

за яйца его убеждений.

* * *

Живу я славно и безбедно,

поскольку мыслю государственно:

народу в целом пьянство вредно,

а каждой личности – лекарственно.

* * *

В цепи причин и соответствий,

несущих беды, хворь и срам,

я не нашёл дурных последствий

от пития по вечерам.

* * *

Забавный знаю феномен:

от генерала до портного

у нас химический обмен

устроен так, что ждёт спиртного.

* * *

Люблю я проследить, как возлияние,

просачиваясь в мироощущение,

оказывает веское влияние

на духа и ума раскрепощение.

* * *

Когда бы век я начал заново,

то к людям был бы я внимательней,

а гул и чад гулянья пьяного

любил сильнее и сознательней.

* * *

Душа, мягчея от вина,

вступает с миром в компромисс,

и благ любой, сидящий на,

идущий по и пьющий из.

* * *

Хоть пили мы, как пить не стоит,

за это вряд ли ждёт нас кара,

и только будущий историк

учует запах перегара.

* * *

Ко мне по ходу выпивания —

о чём бы рядом ни кричали —

приходит чувство понимания,

что дух наш соткан из печали.

* * *

Каким ни вырос любомудром

и даже просто будь мудрец,

а всё равно прекрасен утром

к похмельной рюмке огурец.

* * *

После пьянства лихие творятся дела

в ошалело бессонных ночах:

мрак женился на тьме, згу она родила,

мы сидим вчетвером при свечах.

* * *

В виду кладбищенского склепа,

где замер времени поток,

вдруг понимаешь, как нелепо

не выпить лишнего глоток.

* * *

В основном из житейского опыта

мной усвоено важное то,

что, пока ещё столько не допито,

глупо брать в гардеробе пальто.

* * *

От вида ландшафта, пейзажа —

и речки, чтоб вилась тесьма, —

хочу сразу выпить и даже

не просто хочу, а весьма.

* * *

У Бога я ни льготы, ни поблажки

ни разу не просил, терпя убытки;

за это у меня всегда во фляжке

божественные булькают напитки.

* * *

Ко мне явилось откровение

о смысле жизни и нирване,

но было выпить настроение,

и я забыл его по пьяни.

* * *

Спешу с утра опохмелиться я,

чтоб горем не была беда,

если начнётся репетиция

премьеры Страшного суда.

* * *

Пока не позвала к себе кровать,

которая навеки нас уложит,

на кладбище должны мы выпивать

за тех, кто выпивать уже не может.

* * *

Плывя со всеми к райским кущам,

я только с теми теплю связь,

кто видит вечное в текущем

и плавно пьёт, не торопясь.

* * *

Растает в шуме похорон

последних слов пустая лесть,

и тихо мне шепнёт Харон:

– А фляжка где? Стаканы есть.

* * *

Ближе к ночи пью горький нектар

под неспешные мысли о том,

как изрядно сегодня я стар,

но моложе, чем буду потом.

* * *

Творцам, по сути, хвастать нечем:

их дар – ярмо, вериги, крест,

и то орёл клюёт им печень,

то алкоголь им печень ест.

* * *

Да, был и бабник я, и пьяница,

и враг любого воздержания,

зато желающим останется

дурной пример для подражания.

* * *

Туманный мир иллюзий наших —

весьма пленительный пейзаж,

когда напитки в тонких чашах

перетекают в нас из чаш.

* * *

Рассудок мой, на книгах повреждённый,

как только ставишь выпивку ему,

несётся, как свихнувшийся Будённый,

в пространства, непостижные уму.

* * *

Слегка бутыль над рюмкой наклоня,

я думал, наблюдая струйку влаги:

те, с кем не дообщался, ждут меня,

но пьют ли они водку там, бедняги?

* * *

К бутылке тянется не каждый,

кто распознал её влияние:

Бог только тех отметил жаждой,

кому целебно возлияние.

* * *

А к вечеру во мне клубится снова

томящее влечение невольное:

помимо притяжения земного,

такое же бывает алкогольное.

* * *

Забавно, что в соседней бакалее

легко найти творение ума,

от порции которого светлее

любая окружающая тьма.

* * *

Когда теряешь в ходе пьянства

ориентацию и речь,

к себе привлечь любовь пространства

гораздо легче, если лечь.

* * *

Душа моя однажды переселится

в застенчивого тихого стыдливца,

и сущая случится с ним безделица:

он будет выпивать и материться.

* * *

Чепуху и ахинею

сочиняя на ходу,

я от радости пьянею —

я на выпивку иду.

* * *

Я главным образом от жажды

страдал десятки дивных лет,

я заливал её многажды,

но утоленья нет как нет.

* * *

Пускай любой поёт как кочет,

учить желая и внушать,

но проклят будь, кто всуе хочет

нам нынче выпить помешать.

* * *

Увы, прервётся в миг урочный

моё земное бытиё —

и, не закончив пир полночный,

я отойду в непитиё.

* * *

Радость понимать и познавать

знают даже нищий и калека,

плюс ещё возможность выпивать —

тройственное счастье человека.

* * *

За то, что было дней в избытке,

благодарю судьбу, природу

и алкогольные напитки,

таившие живую воду.

* * *

Лишь тот умён, учил мудрец,

кто не от Бога ждёт посылку,

а сам находит огурец,

когда уже добыл бутылку.

* * *

Одну мыслишку изреку,

мне поделиться больше нечем:

не ставьте рюмку дураку,

он вам испортит целый вечер.

* * *

Всегда в конце удавшейся пирушки

мы чувствуем, рассудку вопреки,

что мы не у судьбы в руках игрушки,

а сами удалые игроки.

* * *

Резался я в карты до утра,

в шахматы играл с отвагой русской;

лучшая настольная игра —

это всё же выпивка с закуской.

* * *

Когда обжигается ветром лицо,

и хрусток от холода снег,

и хочется птице обратно в яйцо —

не может не пить человек.

* * *

Чем печень разрушать, кипя и злобствуя

на мерзости вселенских прегрешений,

разумней выпить рюмку, философствуя

о благости житейских искушений.

* * *

Гомон, дым и чад застолий

я не мог не полюбить,

там я
Страница 4 из 11

слышал тьму историй

и не все успел забыть.

* * *

Напьюсь когда – не море по колено,

а чувство куража совсем иное:

как будто я – горящее полено,

и льётся от костра тепло земное.

* * *

Когда немного выпил и курю,

отдавшись погубительной привычке,

то всё, что в это время говорю, —

чириканье позавтракавшей птички.

* * *

Оставив надоевшую иронию,

замечу благодарственно и честно,

что рюмка возвращает нам гармонию

с реальностью, паскудной повсеместно.

* * *

Уроны, утраты, убытки

меня огорчают слегка,

но шепчут под вечер напитки

о фарте, что жив я пока.

* * *

Ещё за то люблю я пьянство,

что вижу в ходе выпивания

игру духовного пространства

с убогой клеткой проживания.

* * *

Души трагический надлом

и тягость жизни подневольной

легко врачуются теплом

холодной влаги алкогольной.

* * *

Сегодня мне работать лень,

затею праздничный обед:

отмечу рюмкой первый день

оставшихся от жизни лет.

* * *

За дружеской выпивкой сидя,

я думал, как думал давно:

грешно быть на Бога в обиде,

покуда нам это дано.

* * *

Что-то вертится прямо с утра

в голове, где разгул непогоды…

Вот! Я думал о том же вчера:

наливать надо, помня про годы.

* * *

Душа моя – как ангелица:

в ней боль и жалость;

хотела утром похмелиться,

но удержалась.

* * *

Блаженны духом лоботрясы,

и олухи царя небесного,

и те, кто, выпив, точат лясы,

не дожидаясь дня воскресного.

* * *

Когда меня тоска одолевает

и чахнет, закисая, дух мой резвый,

рука моя мне рюмку наливает,

а разум не глядит, мудила трезвый.

* * *

Я давно уже не пью с кем ни попадя,

с кем попало не делю винегрет,

чтобы не было на памяти копоти

и душе не наносился бы вред.

* * *

Употребление без меры —

с утра я склонен к философии —

лишает нас надежды, веры,

любви и матери их Софии.

* * *

Старея, твержу я жене в утешение,

что Бог оказал нам и милость, и честь,

что было большое кораблекрушение,

а мы уцелели и выпивка есть.

* * *

Нуждается живое существо

в неспешном захмелённом разговоре.

Без выпивки – какое торжество?

От выпивки слабее душит горе.

* * *

Я себе добыл покой и волю,

я живу в любви и всепрощении

и весьма обязан алкоголю

за поддержку в этом ощущении.

* * *

Мне часто выпить невтерпёж,

не дожидаясь вечера;

куда по смерти попадёшь —

так там и выпить нечего.

* * *

Жалею людей после первой же стопки,

достаточна малая малость:

от низко посаженной девичьей попки

томит меня жгучая жалость.

* * *

Я в любое время суток

по влеченью организма

побеждаю предрассудок

о вреде алкоголизма.

* * *

Когда, слова сказав убогие,

приму я смертную остуду,

меня помянут рюмкой многие,

а я уже непьющий буду.

* * *

Нас как бы днём работа ни ломала,

но к ночи отпущение дано;

в реальности свободы очень мало,

а в выпивке её полным-полно.

* * *

Горю стыдом со дня вчерашнего,

случился в разуме провал:

я долго, нудно и неряшливо

по пьяни душу раскрывал.

* * *

Весьма смягчить надеюсь Бога,

когда придёт моя пора:

хоть я и пил безбожно много,

но пил – во здравие добра.

* * *

Пускай здоровье губим,

но пьём в полночный час

за тех, кого мы любим,

и тех, кто любит нас.

* * *

Врач – сотрудник телесной охраны,

а душа – это нечто иное,

и промыть нам душевные раны

в состоянии только спиртное.

* * *

Одно из, по-моему, главных

земных достижений моих —

сейчас уже мало мне равных

в искусстве разлить на троих.

* * *

Мой закат утешительно светел:

каждый вечер сижу я с женой

и наследство, которое детям,

пропиваю, покуда живой.

* * *

А душа, летя за облака

и земной истерзанная болью,

всё-таки грустит наверняка

по земному пьяному застолью.

* * *

Заметил я уже немало раз

печальными и трезвыми глазами:

спиртное выливается из нас

ещё довольно часто и слезами.

* * *

Ведь это счастье, стариканы,

что нам по-прежнему близка

забава сесть, налья стаканы,

и ими чокнуться слегка.

* * *

Шла пьянка, тлели искры спора,

а я гадал в тоске обвальной —

кому кого придётся скоро

уважить рюмкой поминальной.

* * *

Я вовсе не безвыходно сижу,

мыслительными мучаясь попытками, —

я часто с удовольствием хожу

на встречи с алкогольными напитками.

* * *

На склоне лет я тем горжусь —

помимо редких горьких шуток, —

что в собутыльники гожусь

почти в любое время суток.

* * *

Останешься с собой наедине,

чуть выпьешь – возникает ощущение,

что именно сюда сейчас ко мне

от Бога вдруг поступит сообщение.

* * *

Успел уже я много пережить

и рано осознал в чаду питейном,

что выпивка способна послужить

соломой при крушении идейном.

* * *

Я много поездил по нашей планете,

и всюду меня красота волновала:

такие пейзажи бывают на свете,

что сколько ни выпьешь, а кажется мало.

* * *

Душевно укрепляющая доза

продукта перегонки и брожения

полезна от печалей и мороза,

а также для взаимоуважения.

* * *

Свирепо властвует над нами,

благословенный и клеймёный,

то серафим с шестью крылами,

то змей зелёный.

* * *

Я вставить хочу эту строчку

в заветный житейский канон:

бедняга, кто пьёт в одиночку, —

умрёт в одиночестве он.

* * *

Любая мне мила попойка,

душе дарящая полёт;

я выпил в жизни этой столько,

что не любой переплывёт.

* * *

Печать печали перламутром

туманит лица

людей, не смогших сегодня утром

опохмелиться.

* * *

Я виски лью в мои руины,

я пил на воле и в неволе,

меня Творец лепил из глины,

замешенной на алкоголе.

* * *

После приёма стопаря,

после повтора

душа готова, воспаря,

для разговора.

* * *

Товарищ мой поведал мне

о важной умственной находке,

что если истина – в вине,

то правда – в водке.

* * *

Люблю ежевечернее подпитие,

когда ничто блаженству не мешает

и с ангелами Божьими соитие

душа неторопливо совершает.

О Боге я думаю часто и много, поскольку не верю в наличие бога

Творец со мной играет ловко,

а я над Ним слегка шучу:

по вкусу мне моя верёвка,

вот я ногами и сучу.

* * *

Бог молча ждёт нас. Боль в груди.

Туман. Укол. Кровать.

И жар тоски, что жил в кредит

и нечем отдавать.

* * *

Для райского климата райского сада,

где всё зеленеет от края до края,

тепло поступает по трубам из ада,

а топливо ада – растительность рая.

* * *

Года промчатся быстрой ланью,

укроет плоть суглинка пласт,

и Бог-отец могучей дланью

моей душе по жопе даст.

* * *

Суд земной и суд небесный —

вдруг окажутся похожи?

Как боюсь, когда воскресну,

я увидеть те же рожи!

* * *

Не зря учёные пред нами

являют наглое зазнайство:

Бог изучает их умами

своё безумное хозяйство.

* * *

Какие бы книги России сыны

создали про собственный опыт!

Но Бог, как известно, дарует штаны

тому, кто родился без жопы.

* * *

Я восхищён, мой друг Фома,

твоим божественным устройством:

кому Господь не дал ума,

тех наградил самодовольством.

* * *

А Божий гнев так часто слеп,

несправедлив так очевидно,

так беспричинен и нелеп,

что мне порой за Бога стыдно.

* * *

Познать наш мир – не означает ли

постичь Создателя его?

А этим вольно и нечаянно

мы посягаем на Него.

* * *

Жаль, натура Бога скуповата,

как торговка в мелочной палатке:

старость – бессердечная расплата

за
Страница 5 из 11

года сердечной лихорадки.

* * *

По здравому, трезвому, злому суждению

Творец навсегда завещал молчаливо

бессилие – мудрости, страсть – заблуждению

и вечную смену прилива-отлива.

* * *

Может быть, разумней воздержаться,

мысленно затрагивая небо?

Бог на нас не может обижаться,

ибо Он тогда бы Богом не был.

* * *

Бог молчит совсем не из коварства,

просто у Него своя забота:

имя Его треплется так часто,

что Его замучила икота.

* * *

В чистилище – дымно, и вобла, и пена;

чистилище – вроде пивной:

душа, закурив, исцеляет степенно

похмелье от жизни земной.

* * *

Дьявол – не убогий совратитель,

стал он искушённей за века:

нынче гуманист он и мыслитель,

речь его светла и высока.

* * *

Едкий дым истории угарен

авторам крутых экспериментов:

Бог ревнив, безжалостен, коварен

и не переносит конкурентов.

* * *

Есть власти гнев и гнев Господень.

Из них которым я повержен?

Я от обоих несвободен,

но Богу – грех, что так несдержан.

* * *

Сейчас не бог любви, а бог познания

питает миллионов нищий дух,

и строит себе культовые здания,

и дарит муравьям крылатость мух.

* * *

Не дослужась до сытой пенсии,

я стану пить и внуков нянчить,

а также жалобными песнями

у Бога милостыню клянчить.

* * *

Вот ведь чудо: чистый атеизм

в годы, когда в космос брошен мост,

стал почти такой же атавизм,

как покров из шерсти или хвост.

* * *

В пылу любви ума затмение

овладевает нами всеми —

не это ль ясное знамение,

что Бог устраивает семьи?

* * *

Бог очень любит вдруг напомнить,

что всякий дар – лишь поручение,

которое чтобы исполнить,

нельзя не плыть против течения.

* * *

Земная не постыла мне морока,

не хочется пока ни в ад, ни в рай;

я, Господи, не выполнил урока,

и Ты меня зазря не призывай.

* * *

Всеведущ, вездесущ и всемогущ,

окутан голубыми небесами,

Господь на нас глядит из райских кущ

и думает: разъёбывайтесь сами.

* * *

Хотя и сладостен азарт

по сразу двум идти дорогам,

нельзя одной колодой карт

играть и с дьяволом, и с Богом.

* * *

Господь посеял нас, как огород,

но в зарослях растений, Им растимых,

мы делимся на множество пород,

частично вообще несовместимых.

* * *

На всё происходящее гляжу

и думаю: огнём оно гори;

но слишком из себя не выхожу,

поскольку царство Божие – внутри.

* * *

Тюрьма была отнюдь не раем,

но часто думал я, куря,

что, как известно, Бог – не фраер,

а значит, я сижу не зря.

* * *

Творец, лепя людей со скуки,

бывал порою скуповат,

и что частично вышли суки,

Он сам отчасти виноват.

* * *

Уже с утра, ещё в кровати,

я говорю в несчётный раз,

что всех на свете виноватей —

Господь, на труд обрёкший нас.

* * *

Прости, Господь, за сквернословья,

пошли всех благ моим врагам,

пускай не будет нездоровья

ни их копытам, ни рогам.

* * *

Мудрость Бога учла заранее

пользу вечного единения:

где блаженствует змей познания,

там свирепствует червь сомнения.

* * *

Найдя предлог для диалога:

– Как Ты сварил такой бульон? —

спрошу я вежливо у Бога.

– По пьянке, – грустно скажет Он.

* * *

Дойдут, дойдут до Бога жалобы,

открыв Божественному взору,

как, не стесняясь Божьей фауны,

внизу засрали Божью флору.

* * *

Я, Господи, вот он. Почти не смущаясь,

совсем о немногом Тебя я прошу:

чтоб чувствовать радость, домой возвращаясь,

и вольную твёрдость, когда ухожу.

* * *

Я уверен, что Бог мне простит

и азарт, и блаженную лень;

ведь неважно, чего я достиг,

а важнее, что жил каждый день.

* * *

Моей душе привычен риск,

но в час разлуки с телом бренным

ей сам Господь предъявит иск

за смех над стадом соплеменным.

* * *

Творец, принимающий срочные меры,

чтоб как-то унять умноженье людей,

сменил старомодность чумы и холеры

повальной заразой высоких идей.

* * *

Когда я в Лету каплей кану

и дух мой выпорхнет упруго,

мы с Богом выпьем по стакану

и, может быть, простим друг друга.

* * *

Где вся держава – вор на воре,

и ворон ворону не враг,

мечта о Боге-прокуроре

уныло пялится во мрак.

* * *

Мне, Господь, неудобно просить,

но коль ясен Тебе человек,

помоги мне понять и простить

моих близких, друзей и коллег.

* * *

В силу Божьего повеления,

чтобы мир изменялся в муках,

совесть каждого поколения

пробуждается лишь во внуках.

* * *

И спросит Бог: никем не ставший,

зачем ты жил? Что смех твой значит?

Я утешал рабов уставших,

отвечу я. И Бог заплачет.

* * *

Творец, никому не подсудный,

со скуки пустил и приветил

гигантскую пьесу абсурда,

идущую много столетий.

* * *

Чувствуя добычу за версту,

по незримым зрению дорогам

бесы заполняют пустоту,

в личности оставленную Богом.

* * *

Поскольку творенья родник

Творцом охраняется строго,

момент, когда нечто постиг, —

момент соучастия Бога.

* * *

Неужели, дойдя до порога,

мы за ним не найдём ничего?

Одного лишь прошу я у Бога:

одарить меня верой в Него.

* * *

Господь сей миг откроет нашу клетку

и за добро сторицею воздаст,

когда яйцо снесёт себе наседку

и на аборт поедет педераст.

* * *

Создатель дал нам две руки,

бутыль, чтоб руки зря не висли,

а также ум, чтоб мудаки

воображали им, что мыслят.

* * *

В каждую секунду, год и час,

всё понять готовый и простить,

Бог приходит в каждого из нас,

кто в себя готов Его впустить.

* * *

У Бога нет бессонницы,

Он спал бы как убитый,

но ночью Ему молятся

бляди и бандиты.

* * *

Из-под грязи и крови столетий,

всех погибельных мерзостей между,

красота позволяет заметить,

что и Бог не утратил надежду.

* * *

А так ли ясен Божий глаз

в делах немедленно судимых,

когда Господь карает нас

бедой и болями любимых?

* * *

Куда кругом ни погляди

в любом из канувших столетий,

Бог так смеётся над людьми,

как будто нет Его на свете.

* * *

Вон злоба сочится из глаз,

вот некуда деться от лая;

а Бог – не боится ли нас,

что властвует, нас разделяя?

* * *

Наш дух изменчиво подвижен

в крутых спиральностях своих;

чем выше он и к Богу ближе,

тем глубже мы в себе самих.

* * *

Стечение случайных обстоятельств,

дорогу изменяющих отлого, —

одно из чрезвычайных доказательств

наличия играющего Бога.

* * *

Принудить Бог не может никого,

поскольку человека произвёл,

вложив частицу духа Своего,

а с нею – и свободы произвол.

* * *

Покуда есть вино и хлеб

и дети льнут к отцу,

неблагодарен и нелеп

любой упрёк Творцу.

* * *

Бог сутулится в облачной темени,

матерится простуженным шёпотом

и стирает дыханием времени

наши дёрганья опыт за опытом.

* * *

Когда бы Бог в свою обитель

меня живым прибрал к рукам,

имел бы он путеводитель

и по небесным бардакам.

* * *

Я мироздания пирог

в патриархальном вижу духе:

над нами – власть, над нею – Бог,

над Ним – лучи, жара и мухи.

* * *

Всеведущий, следит за нами Бог,

но думаю, вокруг едва взгляну,

что всё-таки и Он, конечно, мог

забыть одну отдельную страну.

* * *

У Бога нету черт лица,

исходной точки и границы,

самопознание Творца

Его твореньями творится.

* * *

Совесть Бога – это странные,

и не в каждом поколении,

души, мучимые ранами

при любом чужом ранении.

* * *

Лентяй, люблю я дня конец

в дыму застольных посиделок;

а не лентяй ли был
Страница 6 из 11

Творец,

оставив столько недоделок?

* * *

Мы все общенья с Богом жаждем,

как жаждут грешник и монах,

а личный бог живёт при каждом —

в душе, талантах и штанах.

* * *

Обрызгивая кровью каждый лист,

история нам пишется не впрок,

и кажется порой, что Бог – садист

и нами утоляет свой порок.

* * *

Я жил как все другие люди,

а если в чём-то слишком лично,

то пусть Господь не обессудит

и даст попробовать вторично.

* * *

Надеюсь, что правду, едва лишь умру,

узнаю при личном свидании,

пока же мы с Богом играем в игру,

как будто Он есть в мироздании.

* * *

Есть нечто вне формы и меры,

вне смысла, вне срока, вне фразы,

что острым предчувствием веры

тревожит незрячий мой разум.

* * *

Послушно готов я гореть на огне,

но только в преддверье огня

Всевышний обязан ответствовать мне,

горят ли, кто хуже меня.

* * *

Зачем Господь, жестокий и великий,

творит пожар, побоище и тьму?

Неужто наши слёзы, кровь и крики

любезны и прельстительны Ему?

* * *

Терпимость Бога в небесах —

терпенье по необходимости:

Он создал сам и терпит сам

наш нестерпимый дом терпимости.

* * *

Творец устроил хитро, чтоб народ

несведущим был вынужден рождаться:

судьбу свою предвидя наперёд,

зародыш предпочёл бы рассосаться.

* * *

Помилуй, Господи, меня,

освободи из тьмы и лени,

пошли хоть капельку огня

золе остывших вожделений.

* * *

Душа летит в чистилище из морга,

с печалью выселяясь на чердак:

создавши мир, Бог умер от восторга,

успев лишь на земле открыть бардак.

* * *

Бог, собирая налоги, не слышит

стонов, текущих рекой,

плата за счастье значительно выше

платы за просто покой.

* * *

Бог лежит больной, окинув глазом

дикие российские дела,

где идея вывихнула разум

и, залившись кровью, умерла.

* * *

Устроил с ясным умыслом Всевышний

в нас родственное сходство со скотом:

когда народ безмолвствует излишне,

то дух его зловонствует потом.

* * *

Но чья она, первейшая вина,

что жить мы не умеем без вина?

Того, кто виноградник сочинил

и ягоду блаженством начинил.

* * *

Навряд ли Бог был вечно. Он возник

в какой-то первобытно древний век

и создал человека в тот же миг,

как Бога себе создал человек.

* * *

Бог в игре с людьми так несерьёзен,

а порой и на руку нечист,

что, похоже – не религиозен,

а возможно – даже атеист.

* * *

Застав Адама с Евой за объятием,

Господь весьма расстроен ими был

и труд назначил карой и проклятием,

а после об амнистии забыл.

* * *

При тягостном с Россией расставании

мне новая слегка открылась дверь:

я Бога уличил в существовании,

и Он не отпирается теперь.

* * *

Бог – истинный художник и смотреть

соскучился на нашу благодать:

Он борется с желаньем всё стереть

и заново попробовать создать.

* * *

Навряд ли Бог назначил срок,

чтоб род людской угас, —

что в мире делать будет Бог,

когда не станет нас?

* * *

Есть люди – их кошмарно много, —

чьи жизни отданы тому,

чтоб осрамить идею Бога

своим служением Ему.

* * *

У Бога многое невнятно

в его вселенской благодати:

Он выдаёт судьбу бесплатно,

а душу требует к расплате.

* * *

Богу благодарен я за ночи,

прожитые мной не хуже дней,

и за то, что с возрастом не очень

сделался я зорче и умней.

* * *

Устав от евреев, сажусь покурить

и думаю грустно и мрачно,

что Бог, поспеша свою книгу дарить,

народ подобрал неудачно.

* * *

Вчера я вдруг подумал на досуге —

нечаянно, украдкой, воровато, —

что если мы и вправду Божьи слуги,

то счастье – не подарок, а зарплата.

* * *

Человек человеку не враг,

но в намереньях самых благих

если молится Богу дурак —

расшибаются лбы у других.

* * *

Много лет я не верил ни в Бога, ни в чёрта,

но однажды подумать мне срок наступил:

мы лепились из глины различного сорта —

и не значит ли это, что кто-то лепил?

* * *

Взяв искру дара на ладонь

и не смиряя зов чудачества,

Бог любит кинуть свой огонь

в сосуд сомнительного качества.

* * *

Творец таким узлом схлестнул пути,

настолько сделал общим беспокойство,

что в каждой личной жизни ощутим

стал ветер мирового неустройства.

* * *

Какой бы на земле ни шёл разбой

и кровью проливалась благодать —

Ты, Господи, не бойся, я с Тобой,

за всё Тебя смогу я оправдать.

* * *

Наши бранные крики и хрипы

Бог не слышит, без устали слушая

только нежные стоны и всхлипы —

утешенье Его благодушия.

* * *

Совсем не реки постной чепухи

карающую сдерживают руку,

а просто Бог нас любит за грехи,

которыми развеивает скуку.

* * *

Нрав у Творца, конечно, крут,

но полон блага дух Господний,

и нас не Он обрёк на труд,

а педагог из преисподней.

* * *

Увы, рассудком не постичь,

но всем дано познать в итоге,

какие чушь, фуфло и дичь

несли при жизни мы о Боге.

* * *

Наш век успел довольно много,

он мир прозрением потряс:

мы – зря надеялись на Бога,

а Бог – напрасно верил в нас.

* * *

Сметая наши судьбы, словно сор,

не думая о тех, кто обречён,

безумный гениальный режиссёр

всё время новой пьесой увлечён.

* * *

Я вдруг почувствовал сегодня —

и почернело небо синее, —

как тяжела рука Господня,

когда карает за уныние.

* * *

Печальный зритель жутких сцен,

то лживо-ханжеских, то честных,

Бог бесконечно выше стен

вокруг земных религий местных.

* * *

Недюжинного юмора запас

использовав на замыслы лихие,

Бог вылепил Вселенную и нас

из хаоса, абсурда и стихии.

* * *

Сурово относясь к деяньям грешным

(и женщины к ним падки, и мужчины),

суди, Господь, по признакам не внешним,

а взвешивай мотивы и причины.

* * *

Я очень рад, что мы научно

постичь не в силах мира сложность:

без Бога жить на свете скучно

и тяжелее безнадёжность.

* * *

Я чёрной краской мир не крашу,

я для унынья слишком стар:

обогащая душу нашу,

потери – тоже Божий дар.

* * *

Азартно дух и плоть вершат пиры,

азартны и гордыня, и разбой,

Бог создал человека для игры

и тайно соучаствует в любой.

* * *

От Бога в наших душах раздвоение,

такой была задумана игра,

и зло в душе божественно не менее

играющего белыми добра.

* * *

Хотя ещё Творца не знаю лично,

но верю я, что был и есть такой:

всё сделать так смешно и так трагично

возможно лишь Божественной рукой.

* * *

В безумствах мира нет загадки,

Творцу смешны мольбы и просьбы:

ведь на земле, где всё в порядке,

для жизни места не нашлось бы.

* * *

Ты скорее, Господь, справедлив, чем жесток,

мне ясней это день ото дня,

и спасибо, что короток тот поводок,

на котором Ты держишь меня.

* * *

По замыслу Бога порядок таков,

что теплится всякая живность,

и, если уменьшить число дураков,

у них возрастает активность.

* * *

Лепя людей, в большое зеркало

Бог на себя смотрел из тьмы,

и так оно Его коверкало,

что в результате вышли мы.

* * *

Я думаю, что Бог жесток, но точен,

и в судьбах, даже самых чрезвычайных,

количество заслуженных пощёчин

не меньше, чем количество случайных.

* * *

У нас весьма различны свойства,

но есть одно у всех подряд:

Господь нам дал самодовольство,

чтоб мы не тратились на яд.

* * *

А вера в Господа моя —

сестра всем верам:

пою Творцу молитвы я

пером и хером.

* * *

Искра Божия не знает,

где назначено упасть ей,

и
Страница 7 из 11

поэтому бывает

Божий дар душе в несчастье.

* * *

Бог шёл путём простых решений,

и, как мы что ни назови,

все виды наших отношений —

лишь разновидности любви.

* * *

Наш Бог, Создатель, Господин,

хотя и всеблагой,

для слабых духом Он один,

а для других – другой.

* * *

Никак я не миную имя Бога,

любую замечая чрезвычайность;

случайностей со мной так было много,

что это исключает их случайность.

* * *

С Богом я общаюсь без нытья

и не причиняя беспокойства:

глупо на устройство бытия

жаловаться автору устройства.

* * *

Бог мало кого уберёг или спас —

Он копит архив наблюдений,

в потоке веков изучая на нас

пределы душевных падений.

* * *

Вся история нам говорит,

что Господь неустанно творит:

каждый век появляется гнида

неизвестного ранее вида.

* * *

С укором, Господь, не смотри,

что пью и по бабам шатаюсь,

я всё-таки, чёрт побери,

Тебя обмануть не пытаюсь.

* * *

Творец был мастером искусным —

создал вино и нежных дам,

но если Он способен к чувствам —

то не завидует ли нам?

* * *

Во мне то булькает кипение,

то прямо в порох брызжет искра;

пошли мне, Господи, терпение,

но только очень, очень быстро!

* * *

Мольбами воздух оглашая,

мы столько их издали вместе,

что к Богу очередь большая

из только жалоб лет на двести.

* * *

Душою ощутив, как мир прекрасен,

я думаю с обидой всякий раз:

у Бога столько времени в запасе —

чего ж Он так пожадничал на нас?

* * *

Твёрдо знал он, что нет никого

за прозрачным небес колпаком,

но вчера Бог окликнул его

и негромко назвал мудаком.

* * *

Для тяжкой тьмы судьбы грядущей

лепя достойную натуру,

Творец в раствор души растущей

кладёт стальную арматуру.

* * *

Увы, в обитель белых крыл

мы зря с надеждой пялим лица:

Бог, видя, что Он сотворил,

ничуть не хочет нам явиться.

* * *

Мольба слетела с губ сама:

Ты помоги, пока не поздно,

не дай, Господь, сойти с ума

и отнестись к Тебе серьёзно.

* * *

Судьба, фортуна, фатум, рок —

не знаю, кто над нами властен,

а равнодушный к людям Бог

осведомлён и безучастен.

* * *

Создатель собирает аккуратно

наш дух, как устаревшую валюту,

и видимые солнечные пятна —

те души, что вернулись к абсолюту.

* * *

Давай, Господь, поделим благодать:

Ты веешь в небесах, я на ногах —

давай я буду бедным помогать,

а Ты пока заботься о деньгах.

* * *

Творец забыл – и я виню

Его за этот грех —

внести в судьбы моей меню

финансовый успех.

* * *

Пылал я страстью пламенной,

встревал в междоусобие,

сидел в темнице каменной —

пошли, Господь, пособие!

* * *

Провалы, постиженья и подлоги

познания, текущего волнами, —

отменное свидетельство о Боге,

сочувственно смеющемся над нами.

* * *

Всем смертным за выслугу лет

исправно дарует Творец

далёкий бесплатный билет,

но, жалко, – в один лишь конец.

* * *

Как одинокая перчатка,

живу, покуда век идёт,

я в Божьем тексте – опечатка,

и скоро Он меня найдёт.

* * *

В игре творил Господь миры,

а в их числе – земной,

где смерть – условие игры

для входа в мир иной.

* * *

Весь век я был занят заботой о плоти,

а дух только что запоздало проснулся,

и я ощущаю себя на излёте —

как пуля, которой Господь промахнулся.

* * *

Заметь, Господь, что я не охал

и не швырял проклятий камни,

когда Ты так меня мудохал,

что стыдно было за Тебя мне.

* * *

Из века в век растёт размах

болезней разума и духа,

и даже в Божьих закромах

какой-то гарью пахнет глухо.

* * *

На Страшный суд, разборки ради,

эпоху выкликнув мою,

Бог молча с нами рядом сядет

на подсудимую скамью.

* * *

Висит над нами всеми безотлучно

небесная чувствительная сфера,

и, как только внизу благополучно,

Бог тут же вызывает Люцифера.

* * *

Житейскую расхлёбывая муть,

так жалобно мы стонем и пыхтим,

что Бог нас посылает отдохнуть

быстрее, чем мы этого хотим.

* * *

По жизни я не зря гулял,

и зло воспел я, и добро —

Творец не зря употреблял

меня как писчее перо.

* * *

Создателя крутая гениальность

заметнее всего из наблюдения,

что жизни объективная реальность

даётся лишь путём грехопадения.

* * *

Жаль Бога мне: Святому Духу

тоскливо жить без никого,

завёл бы Он себе старуху,

но нету рёбер у Него.

* * *

Творец живёт не в отдалении,

а близко видя наши лица,

Он гибнет в каждом поколении

и в каждом заново родится.

* * *

Льются ливни во тьме кромешной,

а в журчании – звук рыдания:

это с горечью безутешной

плачет Бог над судьбой создания.

* * *

Людей обычно самых лучших,

людей, огнём Творца прогретых,

я находил меж лиц заблудших,

погрязших, падших и отпетых.

* * *

Явил Господь жестокий произвол

и сотни поколений огорчил,

когда на свет еврея произвёл

и жить со всеми вместе поручил.

* * *

Пришли ко мне, покой нарушив,

раздумий тягостные муки:

а вдруг по смерти наши души

на небе мрут от смертной скуки?

* * *

Вновь меня знакомые сейчас

будут наставлять, кормя котлетами;

счастье, что Творец не слышит нас:

мы б Его затрахали советами.

* * *

Устав болеть от наших дел,

порой лицо отводит Бог,

и страшен жизненный удел

живущих в этот тёмный срок.

* * *

Я щедро тешил плоть,

но дух был верен чести,

храни его, Господь,

в сухом и тёплом месте.

* * *

Творец, услышав жалобы мои,

подумал, как избыть мою беду,

и стали петь о страсти соловьи

в осеннем неприкаянном саду.

У Бога нету малой малости: нет сострадания и жалости

Подвержен творческой тоске,

Господь не чужд земного зелья,

и наша жизнь на волоске

висит в часы Его похмелья.

* * *

Творец живёт сейчас в обиде,

угрюмо видя мир насквозь —

и то, что вовсе не предвидел,

и то, что напрочь не сбылось.

* * *

Бог необузданно гневлив

и сам себя сдержать не может,

покуда ярости прилив

чего-нибудь не уничтожит.

* * *

Вся история – огромное собрание

аргументов к несомненности идеи,

что Творец прощает каждого заранее;

это знали все великие злодеи.

* * *

Творец порой бывает так неправ,

что сам же на себя глядит зловеще

и, чтоб утихомирить буйный нрав,

придумывает что-нибудь похлеще.

* * *

Думаю об этом без конца,

наглый неотёсанный ублюдок:

если мы – подобие Творца,

то у Бога должен быть желудок.

* * *

Господь на нас не смотрит потому,

что чувствует неловкость и смущение:

Творец гордится замыслом, Ему

видней, насколько плохо воплощение.

* * *

Бог нам подсыпал, дух варя,

и зов безумных побуждений,

и тёмный ужас дикаря,

и крутость варварских суждений.

* * *

Я не рассыпаюсь в заверениях

и не возношу хвалу фальшиво;

Бога я люблю в его творениях

женского покроя и пошива.

* * *

Предай меня, Боже, остуде,

от пыла вещать охрани,

достаточно мудрые люди

уже наболтали херни.

* * *

Бог печально тренькает на лире

в горести недавнего прозрения:

самая большая скверна в мире —

подлые разумные творения.

* * *

Чуя в человечестве опасность,

думая о судьбах мироздания,

в истину вложил Господь напрасность

поисков её и опознания.

* * *

Конечно, слёзы, боль и грех

всё время видеть тяжело Ему,

но Бог нас любит равно всех

и просто каждого по-своему.

* * *

Что нёс я ахинею, а не бред,

поймут, когда уже я замолчу,

и жалко мне порой, что Бога нет
Страница 8 из 11

я столько рассказать Ему хочу!

* * *

Величественна и проста

в делах житейских роль Господня:

ведь лично Он отверз уста

у тех, кто выпить звал сегодня.

* * *

Меня пересолив и переперчив,

Господь уравновесил это так,

что стал я неразборчиво доверчив

и каждого жалею, как мудак.

* * *

Бог учёл в живой природе

даже духа дуновение:

если деньги на исходе,

то приходит вдохновение.

* * *

Господь безжалостно свиреп,

но стихотворцам, если нищи,

дарует Он вино и хлеб,

а ближе к ночи – девок ищет.

* * *

Как только жить нам надоест

и Бог не против,

Он ускоряет нам разъезд

души и плоти.

* * *

У жизни множество утех

есть за любыми поворотами,

и не прощает Бог лишь тех,

кто пренебрёг Его щедротами.

* * *

Прогнозы тем лишь интересны,

что вместо них текут сюрпризы,

ведь даже Богу неизвестны

Его грядущие капризы.

* * *

Бог часто ищет утешения,

вращая глобус мироздания

и в душах пафос разрушения

сменяя бредом созидания.

* * *

Повсюду, где случалось поселиться, —

а были очень разные места, —

встречал я одинаковые лица —

их явно Бог лепил, когда устал.

* * *

Увы, наш дух мечтами не богат:

на небо покаянно приплестись,

поплакаться, что слаб и виноват,

и вновь на Божьих пастбищах пастись.

* * *

Готовясь к неизбежным тяжким карам,

я думаю о мудрости небес:

всё лучшее Творец даёт нам даром,

а прочее – подсовывает бес.

* * *

В игре, почти лишённой правил,

чтоб не ослабло к ней влечение,

Творец искусно предоставил

нам пыл, азарт и помрачение.

* * *

Вкусил я достаточно света,

чтоб кануть в навечную тьму,

я в Бога не верю, и это

прекрасно известно Ему.

* * *

Забавы Божьего глумления —

не боль и тяжесть испытаний,

а жуткий вид осуществления

иллюзий наших и мечтаний.

* * *

Тяжко жить нам как раз потому,

что возводим глаза к небесам,

а помочь может Бог лишь тому,

кто способен помочь себе сам.

* * *

Забавная подробность мне видна,

которую отметил бы я плюсом:

в делах земных и Бог и сатана

отменным обладают оба вкусом.

* * *

Умом нисколько не убогие,

но молят Бога люди многие,

трепя губами Божье имя,

как сосунки – коровье вымя.

* * *

В любом из нас витает Божий дух

и бродит личный бес на мягких лапах,

поэтому у сказанного вслух

бывает соответствующий запах.

* * *

А кроме житейских утех,

негромко напомнит мне Бог,

ещё ты в ответе за тех,

кому хоть однажды помог.

* * *

В одном лишь уравнять Господь решил

и гения, и тёмного ублюдка:

в любом из нас гуляние души

зависит от исправности желудка.

* * *

Так как чудом Господь не гнушается,

наплевав на свои же формальности,

нечто в мире всегда совершается

вопреки очевидной реальности.

* * *

Я бы мог, на зависть многих,

сесть, не глянув, на ежа —

опекает Бог убогих,

у кого душа свежа.

* * *

Боюсь, что Божье наказание

придёт внезапно, как цунами, —

похмелье похоти познания

уже сейчас висит над нами.

* * *

Тихой жизни копошение

кратко в юдоли земной,

ибо жертвоприношение

Бог теперь берёт войной.

* * *

Не разум быть повыше мог,

но гуще – дух добра,

когда б мужчину создал Бог

из женского ребра.

* * *

Хоть на ответ ушли года,

не зря душа ответа жаждала:

Бог есть не всюду, не всегда,

и опекает Он не каждого.

* * *

Все твари зла – их жутко много —

нужны по замыслу небес,

ведь очень часто к вере в Бога

нас обращает мелкий бес.

* * *

Я вдруг понял – и замер от ужаса,

словно гнулись и ехали стены:

зря философы преют и тужатся —

в Божьих прихотях нету системы.

* * *

Покуда всё течёт и длится,

свет Божий льётся неспроста

и на высокие страницы,

и на отхожие места.

* * *

Сценарист, режиссёр и диспетчер,

Бог жестокого полон азарта,

и, лишь выдохшись жизни под вечер,

мы свободны, как битая карта.

* * *

При Творце с его замашками,

как бы милостив Он не был,

мир однажды вверх тормашками

всё равно взлетит на небо.

* * *

На всём пути моём тернистом

давно мы с Богом собеседники;

Он весь лучится светом чистым,

но как темны Его посредники!

* * *

Черты похожести типичной

есть у любви, семьи, разлуки —

Творец, лишённый жизни личной,

играет нашими со скуки.

* * *

Был создан мир Творцом, а значит,

и Божий дух огнём горит

не в тех, кто молится и плачет,

а в тех, кто мыслит и творит.

* * *

С душой у нас не всё в порядке,

подобны мы слепым и нищим,

а Бог играет с нами в прятки,

грустя, что мы Его не ищем.

* * *

Угрюмо думал я сегодня,

что в нашей грязи и предательстве

вся милость высшая Господня —

в Его безликом невмешательстве.

* * *

В одинокую дудочку дуя,

слаб душою и выпить не прочь,

ни от Бога подачек не жду я,

ни Ему я не в силах помочь.

* * *

Проснувшись в неосознанной тревоге,

я воду пью, рассеянно курю,

и вовсе я не думаю о Боге,

но с кем-то безусловно говорю.

* * *

Творец упрямо гнёт эксперимент,

весь мир деля на лагерь и бардак,

и бедствует в борделе импотент,

а в лагере блаженствует мудак.

* * *

На то, что вышел из тюрьмы,

на то, что пью не по годам, —

у Бога я беру взаймы,

и оба знаем, что отдам.

* * *

Прислушавшись к оттенкам и нюансам,

улавливаешь Божью справедливость:

мы часто терпим горести авансом

за будущую алчную блудливость.

* * *

Вновь закат разметался пожаром:

это ангел на Божьем дворе

жжёт охапку дневных наших жалоб,

а ночные он жёг на заре.

* * *

Неужели где-то в небе

с равнодушной гениальностью

сочиняется та небыль,

что становится реальностью?

* * *

Давно и в разном разуверясь,

но веря в Божью широту,

ещё сыскать надеюсь ересь,

в которой веру обрету.

* * *

И всё течёт на самом деле

по справедливости сейчас:

мы в Бога верим еле-еле,

а Бог – совсем не верит в нас.

* * *

Напрасно мы то стонем бурно,

то глянем в небо и вздохнём:

Бог создал мир весьма халтурно

и со стыда забыл о нём.

* * *

На нас, мечтательных и хилых,

не ловит кайфа Божий глаз,

а мы никак понять не в силах,

что Он в упор не видит нас.

* * *

Сегодня спросили: а что бы

ты сделал от имени Бога?

Я в мире боюсь только злобы,

и я б её снизил намного.

* * *

Творец жесток, мы зря воображаем,

что благостна земная наша тьма,

мы многое легко переживаем,

но после – выживаем из ума.

* * *

В душе моей многое стёрто,

а скепсис – остатки загваздал;

я верю и в Бога, и в чёрта,

но в чёрта – сильнее гораздо.

* * *

Творцу живётся вряд ли интересно,

от нас Ему то муторно, то дурно;

а боги древних греков, как известно, —

те трахались и сами очень бурно.

* * *

Творец отвёл глаза напрасно,

когда мы падали во тьму;

что Бога нет, сегодня ясно

и нам не меньше, чем Ему.

* * *

Подрезая на корню

жажду веры острую,

порют мутную херню

все Его апостолы.

* * *

Несчётных звёзд у Бога россыпи

и тьма кружащихся планет,

и для двуногой мелкой особи

у Бога сил душевных нет.

* * *

Повсюду нынче злобой пахнет скверно,

у Бога созревает новый план,

Его ведь консультируют, наверно,

Аттила, Чингисхан и Тамерлан.

* * *

Мечта – весьма двусмысленный росток,

и Бог, хотя сочувствует мечтам,

скорее милосерден, чем жесток,

давая расцвести не всем цветам.

* * *

В душе – лихая безнадёга,

в уме кипит пустой бульон,

а вариант поверить в Бога

давно
Страница 9 из 11

отвергли я и Он.

* * *

Наш небольшой планетный шарик

давно живёт в гавне глубоком,

Бог по нему уже не шарит

своим давно уставшим оком.

* * *

А там и быт совсем другой —

в местах, куда Харон доставит:

то чёрт ударит кочергой,

то ангел в жопу свечку вставит.

* * *

Ты ничего не обещаешь,

но знаю: Ты меня простишь,

ведь на вранье, что Ты прощаешь,

основан Твой земной престиж.

* * *

Сыграет ангел мой на дудочке,

что мне пора пред Божье око,

и тут же я смотаю удочки,

и станет рыбкам одиноко.

* * *

Нет, зубами я голодными не клацаю,

потому что, от нужды меня храня,

Бог наладил из России эмиграцию,

чтобы слушатели были у меня.

* * *

Евреев выведя из рабства,

Творец покончил с чудесами,

и путь из пошлого похабства

должны отыскивать мы сами.

* * *

Я стандартен, обычен, вульгарен,

без надломов в изгибах души,

и весьма я Творцу благодарен,

что на мне отдохнуть Он решил.

* * *

Напичкан я различной скверной,

изрядно этим дорожа:

я ценен Богу службой верной,

собой таким Ему служа.

* * *

Проворен, ловок и сметлив,

я был рачительным старателем

и выжил, капли не пролив

из рюмки, налитой Создателем.

* * *

Вся жизнь моя – несвязный монолог,

где смех и грех текут одновременно,

и если не заметил это Бог,

то дьявол это видит непременно.

* * *

Мучась недоверием к уму

или потому, что духом нищи, —

люди ищут Бога. Но Ему

ближе те, которые не ищут.

* * *

Мы так во всём различны потому,

что Бог нас лепит в разном настроении,

а если поднесли стакан Ему —

видны следы похмелья на творении.

* * *

Я думаю о грязи, крови, тьме,

о Божьем к нашей боли невнимании;

я думаю о Боге: Он в уме?

И ум ли это в нашем понимании?

* * *

Как пастух, Господь неумолим,

но по ходу жизни очень часто

мне бывает стыдно перед Ним:

как Его наёбывает паства!

* * *

Настало духа возмужание;

на плоть пора накинуть вожжи;

пошли мне, Боже, воздержание!

Но, если можно, чуть попозже.

* * *

За всё, что делал я по жизни,

прошу я малости у Бога:

чтоб на моей нетрезвой тризне

попировал и я немного.

* * *

Хотя не атеист я с неких лет,

однако и не склонен уповать:

я верую не в то, что Бога нет,

а в то, что на меня Ему плевать.

* * *

Я всё время шлю, Творец, Тебе приветы —

смело ставь на них забвения печать:

мне вопросы интересней, чем ответы,

и Ты вовсе не обязан отвечать.

* * *

В азарте Божий мир постичь

до крайней точки и конца,

мы все несём такую дичь,

что плохо слышим смех Творца.

* * *

Я с юности грехами был погублен

и Богу мерзок – долгие года,

а те, кто небесами стал возлюблен,

давно уже отправились туда.

* * *

Хоть я теолог небольшой,

но нервом чувствую сердечным:

Господь наш тайно слаб душой

к рабам ленивым и беспечным.

* * *

У Бога есть увеселения,

и люди гибнут без вины,

когда избыток населения

Он гасит заревом войны.

* * *

Стал часто думать я о Боге —

уже позвал, должно быть, Он,

и где-то клацает в дороге

Его костлявый почтальон.

* * *

Творцу такое радостно едва ли

в течение столетий унижение:

всегда людей повсюду убивали,

сначала совершив богослужение.

* * *

Что-то в этой жизни несуразной

весело, удачливо и дружно

вьётся столько гнуси безобразной,

что зачем-то Богу это нужно.

* * *

Увы, порядок этот вечен,

и распознать его несложно:

везде, где Бог бесчеловечен,

там человек жесток безбожно.

* * *

Накалялся до кровопролития

вечный спор, существует ли Бог,

но божественность акта соития

атеист опровергнуть не мог.

* * *

Мессия вида исполинского

сойдёт на горы и долины,

когда на свадьбе папы римского

раввин откушает свинины.

* * *

Все мы перед Богом ходим голыми,

а пастух следит за организмами:

счастье дарит редкими уколами,

а печали – длительными клизмами.

* * *

Движение по небу облаков,

какая станет баба кем беременна,

внезапную активность мудаков —

Создатель расчисляет одновременно.

* * *

Играет крупно сатана,

спустившийся с небес:

часть жизни Богом нам дана,

а часть нам дарит бес.

* * *

Мы часто в чаяньях заветных

нуждаемся в совете Божьем,

но знаков от Него ответных

понять не можем.

* * *

Мы понимали плохо смолоду,

что зря удача не является:

кто держит Господа за бороду,

тот держит дьявола за яйца.

* * *

Болезней тяжких испытания,

насколько я могу понять,

шлёт Бог не в целях воспитания,

а чтобы нашу прыть унять.

* * *

Уже слетелись к полю вороны,

чтоб завтра павших рвать подряд,

и «С нами Бог!» по обе стороны

в обоих станах говорят.

* * *

Бог людям сузил кругозор

для слепоты как бы отсутствия,

чтобы не мучил нас позор

и не сжигала боль сочувствия.

* * *

Сегодня почему-то без конца

я думаю о жизни в райских кущах:

как жутко одиночество Творца

среди безликих ангелов поющих!

* * *

Ужели это Божье изуверство

для пущей вразумлённости людей?

Ведь наши все немыслимые зверства —

издержки благороднейших идей.

* * *

– Послал ему Бог испытание!

– А что с ним? – Почти ничего:

постигло его процветание,

молитесь за душу его.

* * *

Всегдашнее моё недоумение —

зачем живу, случаен и безбожен, —

сменилось на уверенное мнение,

что этого Творец не знает тоже.

* * *

Творец давно уже учёл

всего на свете относительность,

и кто наукам не учён,

у тех острей сообразительность.

* * *

Среди бесчисленных волнений,

меня трепавших без конца,

всегда была печаль сомнений

в доброжелательстве Творца.

* * *

Увы, но взгляд куда ни кину —

везде пропорция равна:

везде Творец, готовя глину,

чуть-чуть подмешивал гавна.

* * *

К Богу я не лезу с панибратством,

а играть с Ним – дело непростое:

чтобы заниматься святотатством,

надо тонко чувствовать святое.

* * *

Я давно простился с лицемерием

и печалюсь, глядя в небосклон:

к Богу мы относимся с доверием

большим, чем заслуживает Он.

* * *

Хоть и есть над каждым крыша,

все они весьма непрочные,

и Творец смеётся, слыша

наши планы долгосрочные.

* * *

И мудро – учинять посильный пир,

хотя не время, ветрено и шумно,

а глупо – полагать, что Божий мир

задуман был гуманно и разумно.

* * *

Навряд какой-нибудь философ

посмел додумать до конца,

что жизнь земная – просто способ

самопознания Творца.

* * *

На склоне лет ужасно тянет

к душеспасительным мыслишкам:

надеюсь я, что Бог не станет

ко мне приёбываться слишком.

* * *

Сегодня я подумал снова:

от Бога жду я всепрощения,

а если Он не враг спиртного,

то я созрел и для общения.

* * *

Душе моей желаю отпущения

грехов былого тела злополучного,

и дай Господь ей после очищения

опять попасть в кого-нибудь нескучного.

* * *

В каких-то скрытых высших целях,

чтоб их достичь без промедлений,

Бог затмевает ум у целых

народов, стран и поколений.

* * *

Я потому грешил, как мог,

живя не постно и не пресно,

что, если сверху смотрит Бог, —

Ему должно быть интересно.

* * *

Я в этой мысли прав наверняка,

со мной согласны лучшие умы,

что жирный дым любого пикника

Творцу милей, чем постные псалмы.

* * *

Уверен я, что Бог – не дилетант,

насквозь Ему прозрачны обстоятельства,

и где-то есть жестокий прейскурант

расплаты за убийства и предательства.

* * *

Да, мир наш сочинён довольно
Страница 10 из 11

скверно,

однако в отношении тюрьмы

кивать на Божий замысел неверно —

её уже придумывали мы.

* * *

Смотрю на Божий мир я исподлобья —

то гибельно повсюду, то опасно;

однако если мы – Его подобья,

то ждать Его сочувствия – напрасно.

* * *

Вчера возле камней, навеки слившихся,

где связано узлом несчётно судеб,

толпился я в густой толпе молившихся,

Его благодаря за всё, что будет.

* * *

Время сушит мыслящие стебли

на короткой жизненной дороге,

меньше я треплюсь теперь о ебле,

чаще начал думать я о Боге.

* * *

В наш мир сойдёт Мессия властно,

когда пробьёт заветный час;

к нему стремясь подобострастно,

затопчут праведники нас.

* * *

Напрасен хор людских прошений,

не надо слишком уповать,

ведь Бог настолько совершенен,

что может не существовать.

* * *

Не зря себе создали Бога двуногие —

под Богом легко и приятно.

Что Бог существует, уверены многие

и даже Он сам, вероятно.

* * *

Хотя легко ношу гуляки маску

и в мелкой суете живу растленной,

но часто ощущаю Божью ласку

в наплыве тишины благословенной.

* * *

Сплетя блаженство и проклятие,

Творец явил предусмотрительность,

и жизни светлое занятие

течёт сквозь тёмную действительность.

* * *

Господь, создатель мироздания,

всё знал и делал навсегда,

не знал Он только сострадания,

и в этом – главная беда.

* * *

Состарясь, угрюмо смотрю сквозь очки

и думаю: цыц, не пыхти;

но если и вправду мы Божьи смычки,

то Бог – музыкант не ахти.

* * *

Действуя на души и сердца,

чувствам и уму чиня помехи,

дьявол – тень и копия Творца,

и отсюда все его успехи.

* * *

Бог и мы затеяли совместно

пьесы этой бурное течение,

и Творцу, наверно, интересно,

как мы сочиним ей заключение.

* * *

Понять былое – свыше наших сил,

что славы там достойно, что – проклятия,

у Бога я об этом бы спросил,

но наши для него темны понятия.

* * *

Подумал мельком я сегодня:

в толкучке жизни многолетней

на ком лежит печать Господня —

они и дьяволу заметней.

* * *

Сполна Творец явил и гениальность,

и злое своеволие своё,

когда создал паршивую реальность

с хорошими людьми внутри неё.

* * *

А вдруг на небе – Божий дар! —

большие горы угощения:

дают амброзию, нектар

и чуть по жопе – в знак прощения?

* * *

Свершается от жизни отторжение,

вослед летит пустое причитание…

Творец нам заповедал умножение,

но свято соблюдает вычитание.

* * *

Творец не прочь бы нам помочь,

по капле счастья всем раздать,

но и Ему уже невмочь

земное блядство обуздать.

* * *

Мы жаждем слышать Божий глас,

возводим очи к небесам,

а Бог чего-то ждёт от нас,

хотя чего, не знает сам.

* * *

Заранее у Бога я прощения

просить остерегаюсь потому,

что многие в морали упущения

грехами не покажутся Ему.

* * *

Философ я куда как небольшой,

однако же людей встречал я многих

и думаю, что Бог снабдил душой

не каждого из мыслящих двуногих.

* * *

Заметен сквозь любую декорацию

характер нашей связи с небесами:

Творец изобретает ситуацию,

а мы её расхлёбываем сами.

* * *

Творец в порыве милости и благости

являет нам порой расположение:

страдания меняются на тягости,

а рабство – на всего лишь унижение.

* * *

Создатель беседует с нами

на сленге божественных жестов:

циклоны, торнадо, цунами

слышнее и внятнее текстов.

* * *

Всё, что написано пером

и Богу может быть приятно,

Харон уносит на паром

и доставляет аккуратно.

* * *

Версии, гипотезы, теории

спорят о минувшем заразительно,

истинную правду об истории

знает только Бог. Но приблизительно.

* * *

Земное благоденствие вкушая,

клубится человеков толчея,

все заповеди Божьи нарушая,

но искренне хвалу Ему поя.

* * *

Я не мыслитель, а простак,

однако зоркий наблюдатель:

порой грехи прекрасны так,

что их одобрил бы Создатель.

* * *

И я б молился, веря истово,

знал, почему и что грешно,

боялся помысла нечистого…

И Богу было бы смешно.

* * *

Я сколько б ни шутил, но в самом деле

у Бога я в финансовой опале,

и рядом деньги как ни шелестели,

к моим рукам никак не прилипали.

* * *

Моя догадка, внятная уму,

кого-то приведёт, возможно, в ярость:

мы живы до сих пор лишь потому,

что Богу интересна наша старость.

* * *

Нет ничего на свете гаже,

чем рано руки опустить,

а если нас Господь закажет,

Он должен нас оповестить.

* * *

Ангелы, они же ангелицы,

голуби почтовые у Бога,

запросто умеют превратиться

в нищего у нашего порога.

* * *

Прошлый век обнажил нам немного

то, что смутно в сознании плавало:

стало трудно уверовать в Бога

и нельзя не уверовать в дьявола.

* * *

Хоть Бога я душой не принимаю,

однако в силу этого плебейства

с Него я и ответственность снимаю

за все многовековые злодейства.

* * *

Как бы мы Творца ни уважали,

мелкие земные головастики,

но в Его великие скрижали

многое закралось из фантастики.

* * *

Людей весьма скептически любя,

я думаю, что дело в малой малости:

нас Бог лепил подобием себя —

лишёнными сочувствия и жалости.

* * *

Увы, нам очень мало что понятно,

поэтому и вздохи льются вечно

про то, что мудрость Бога необъятна,

однако же весьма бесчеловечна.

* * *

Течёт за поколеньем поколение,

творя молитвословное холуйство,

а Бог не отвергает поклонение,

но втайне обожает богохульство.

* * *

Не имея к Богу доступа

и ввиду Его отсутствия

крайне глупо ждать от Господа

милосердного сочувствия.

* * *

По всем сегодняшним итогам

я нервом чувствую сердечным:

Господь ютится в том немногом,

что в нас осталось человечным.

* * *

Творец создал так много тварей,

своим потворствуя фантазиям,

что меркнет звёздный планетарий

перед земным разнообразием.

* * *

Про Еву и Адама помнить вечно

Творец нас очень строго обязал,

простив за это нам чистосердечно,

что мы произошли от обезьян.

* * *

Творец не лишён интереса,

глядит Он и думает: бля,

убойная сила прогресса

растёт на планете Земля.

* * *

Создатель выпьет рюмку лишнюю —

и струны щиплет мировые,

под эту музыку неслышную —

все наши пляски моровые.

* * *

Между рожденьем и кончиной,

в любой из жизни день и час

необходимо быть мужчиной,

Бог это очень ценит в нас.

* * *

Любимый у Творца эксперимент —

менять земной истории течение,

и лучший в этих играх инструмент —

общественное умопомрачение.

Дорога в рай

Краткое уведомление о шести последующих главах

С душой стеснённой и трепещущей приступаю я к теме, о которую веками истачивали перья самые разнообразные умы – от отцов церкви (и не одной) до святых отшельников, об этом размышлявших в часы отдыха от ловли акрид, которыми они питались. Все их рассуждения, правда, столь же для нас проблематичны, как само питание акридами. Это ведь очень мелкие и юркие кузнечики; некий дотошный энтомолог посчитал, что для их ловли в количестве, достаточном для пропитания, отшельник должен был тратить двадцать четыре часа в сутки – делается непонятным, откуда брал он время для молитв и размышлений. Тем не менее все эти люди очень много (и веками) думали о наших грешных душах, а точнее – о грехах, сопутствующих нашему земному прозябанию. Сегодня очень интересно поговорить о том, что же именно мы нарушаем,
Страница 11 из 11

начиная с тех заповедей, что даны были еврейскому народу на горе Синай.

Самую первую – о признании лишь единого Бога и о поклонении исключительно Ему – я обсуждать не буду. И не только потому, что это мне не по уму и не по чину, но ещё и потому, что веру почитаю делом чисто личным и интимным. Из того, что вижу я вокруг, лишь наши ортодоксы настолько изобильно – всей своей одеждой – выставляют для всеобщего обозрения свои религиозные предпочтения. Не мне их обсуждать, хотя их очень жаль в жару. А ещё кто-то замечательно заметил, что такой заядлый вид наших ортодоксов – это очень веский аргумент в пользу существования Бога, ибо ни эволюция, ни естественный отбор такого сочинить не в силах. Словом, это мы пропустим, разве что почтительно заметив удивительную штуку: чем величественней достижения науки, тем более куце и неприкаянно выглядит крикливый атеизм.

Не произносить имя Господа всуе, то есть попусту, напрасно и походя, – завет забавный именно ввиду его напрасности: мы то и дело поминаем имя Бога безо всякой к этому необходимости и даже более того – не замечая, насколько машинально мы это делаем. В русском языке это отчасти произошло с весёлым именем Пушкина («А кто платить будет? Пушкин?»).

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/igor-guberman/o-vypivke-o-boge-o-lubvi/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.