Режим чтения
Скачать книгу

Облачко и Лев читать онлайн - Анна и Сергей Литвиновы

Облачко и Лев

Анна и Сергей Литвиновы

Облачко по прозвищу Пухляк любил наблюдать за жизнью людей, ведь это очень увлекательно! Однажды он услышал, как кто-то плачет, и поспешил на помощь. Так Пухляк познакомился с Лёвой, который потерял маму и никак не найдёт.

То ли её забрал подземный дракон, то ли спрятал злой колдун, или Хозяин Стихий не хочет Лёвке её возвращать. Надо во всём разобраться и помочь, ведь в одиночку мальчику ни за что не справиться. А вместе друзья преодолеют все препятствия и обязательно найдут потерявшуюся Лёвушкину маму. Честное облачное!

Анна и Сергей Литвиновы

Облачко и Лев

© Литвиновы А. и С., 2013

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2013

* * *

Глава первая

Облаку положено быть бесстрастным: плыть себе величаво по небу, на земную суету поглядывать свысока. Но Облачко № 408 468 (по прозвищу Пухляк) то и дело совался в людскую жизнь. Скучно было без этого. У них-то, в небесном царстве, сплошные холод и синь, а на Земле столько всего интересного!

В то утро у людей было суматошно. Северный Смерч (тоже из их, небесного, королевства) вчера славно по земле погулял, натворил бед. Движение на дорогах встало, домики заметены почти по крышу. Зато детям радость: снеговиков лепят, снежные крепости строят. Облачко, проплывая над школьным двором, чуть-чуть притормозил. Там мальчишки соорудили горку, а залезть на неё не могут – снег мягкий, проваливаются. Пухляк быстренько устроил ледяной дождик. Горка сразу закаменела, взобраться на неё теперь можно было в два счёта. Ребятам радость, а ему несложно.

Отправился дальше. В горы. Здесь совсем тихо, пусто. Только беркуты рассекали по небу да волки по свежему снегу. От них Облачко отвернулся – не любил злых. Вдруг услышал Пухляк тоненький детский плач. Сначала подумал, что показалось. Откуда в горах малышу взяться? Даже взрослые тёти с дядями (они назывались туристами) сюда редко захаживали. Места дикие: ни домов, ни отелей. Облачко опустился пониже и увидел – на склоне горном мечется мальчишка. Кричит:

– Мама! Мамочка!!!

Заблудился, что ли?

Махнул Пухляк рукою-крылом – и открылась перед мальчиком протоптанная дорога. А тот – нет бы радостно ринуться прочь – продолжает метаться и маму звать. Облачко вздохнул. Можно, конечно, слетать к мальчишкиной маме, рассказать о беде. Только в горы – за сыном – её принести всё равно не удастся. Взрослые никогда не решатся сесть верхом на то, что считают сгустком влаги.

Но мелкий ведь замёрзнет, если останется в лесу, тем более один! Тогда Облачко воровато оглянулся – не наблюдает ли за ним Хозяин Стихий – и камнем бросился на землю.

– Ой! – пискнул мальчик.

А надо сказать, что, когда облако принимает земное обличье, выглядит оно странно. Представьте себе огромный клок ваты – а посредине него два светящихся глаза и рот. Голос тоже устрашающий, хриплый – когда постоянно летаешь в небе, простуды не избежать.

Добрая половина людей, перед которыми являлся Пухляк, в панике бросалась прочь. А остальные (не только девчонки, но и очень даже взрослые дяди) начинали визжать от страха или в обморок падали. Этот мальчишка тоже явно готовился зареветь. Но Облачко строго сказал:

– Заревёшь – сразу исчезну.

– Ты… ты кто? – удивлённо пробормотал мальчик.

Объяснять Пухляк не стал – всё равно не поверит. Только произнёс:

– Дорогу я тебе сделал. Видишь?

– Ага.

– А чего не бежишь?

Тот не ответил. Лишь со страхом в глазах смотрел на причудливое явление.

– Да не чудище я, не леший, не Кощей, – с досадой пробормотал Облачко. – Я на небе живу.

– Ангел, что ли?

– Нет. Облако.

– Облако? Но оно ж… оно же – вода!

– Вода – это одна из моих форм, – назидательно произнёс Облачко. – Но когда нужна помощь, кем угодно могу стать.

– То есть ты – волшебный? – Глаза мальчика загорелись.

– Ну… в общем, да, – Пухляк выпрямился и принял важный вид.

– Тогда помоги мне, пожалуйста! У меня мама тут. – Мальчишка показал на огромный пласт снега. – Спаси её!

– Где? – Облачко осмотрел совершенно безмолвный горный склон.

– Да вот же! – Мальчик ткнул пальцем в высоченный снежный сугроб. – Там! Под лавиной! Я здесь был, у костра грелся. А мама – отошла, фотографию сделать хотела. И вдруг – как шарахнет! Я сначала подумал, что гора рушится. А потом понял: снег сошёл.

Да уж, снегу насыпало… Облачко забеспокоился – жива ли она вообще? Распластался на снегу, приложил ухо к земле и расслышал слабый-слабый, далёкий голос:

– Сынок! Львёнок! Ты меня слышишь, заинька?

Спросил у мальчика:

– Не понял. Тебя Зайцем зовут – или всё-таки Львом?

– Лёвкой, – шмыгнул носом тот. – Полное имя Лев.

– А чего тогда хнычешь, будто котёнок? – упрекнул Облачко. И велел: – В сторону отойди, сейчас придумаем что-нибудь.

И выкрикнул громовым голосом:

– Эге-гей! Южный Ветер! На помощь!

Действовать надо было быстро. Маме мальчишкиной под снежной лавиной дышать всё труднее. Пара минут осталась – а потом конец.

Южный Ветер, по счастью, из всех ветров – самый шустрый. Явился почти мгновенно: скрутился перед носом Облачка тёмной спиралью, лихо приземлился, вспенил снежные вихри.

А у плаксы (у Лёвы) слёзы уже ручьём текут. Потому что когда ветер земное обличье принимает, то выглядит ещё страшнее, чем облако: высоченная синяя фигура с огромной копной чёрных волос.

Пухляк быстро объяснил другу задачу.

– Лавину сдуть? Да как нечего делать! – хмыкнул Южный Ветер.

И взвился ввысь, засвистел, завыл.

Лёвка высунулся из-за сосны, за нос себя щиплет, приказывает:

– Проснуться! Я должен проснуться!

Вот смешные люди! Дело-то наяву происходит. А уже через минуту на ослепительно-белом снегу показалась фигура в ярко-красной куртке.

– Мама! – кинулся к ней мальчик.

– Лёвка! – просияла она и сжала сына в объятиях.

– Сейчас сам зарыдаю! – растрогавшись, пробасил Южный Ветер.

– Кто здесь? – нахмурилась женщина.

Плакса начал объяснять – но разве взрослые будут такие сказки слушать?

– Тебе показалось, милый, – произнесла она.

– Я вас сейчас познакомлю! – обиделся мальчик. И громко позвал: – Облачко! Южный Ветер!

Но друзья уже взмыли в небо – пора уносить ноги, и без того рисковать пришлось.

* * *

Папы Лёвка не знал. Тот погиб, когда мальчик ещё на свет не родился, жил в безопасном и тёплом животике. Зато мама у него была исключительная. Рисовать умела и машинки, и динозавров. Конструкторы, даже самые сложные, собирала за секунды. С кашей не занудствовала. Нет, варила, конечно, но если Лёвка капризничал, не кричала и не наказывала. Просто бросала в тарелку, например, мятные леденцы. Ложкой их вылавливать сложно – проще уж кашу съесть, чтобы достать.

А ещё мама замечательно пела и умела играть – не только на скучном пианино, но и на барабанах, треугольнике, гитаре. Даже из детского ксилофона извлекала любую, какую ни попроси, мелодию.

Когда она пела специально для сына, Лёвка был совершенно счастлив. Но если вдруг за рояль её просил сесть Бородач – мальчик злился ужасно.

Бородач – это мамин друг, они познакомились в экспедиции (она у Лёвушки была туристка). Называла его –
Страница 2 из 4

достойным, надёжным человеком. Но Лёвка-то видел: дядька на его маму смотрит, как кот на блюдце сметаны. Лицо умильное, только что не облизывается. Ясное дело: хочет маму завоевать.

Ох, и не нравился же мальчику этот «надёжный человек»! И борода его не нравилась. И машина. И ногти – аккуратные, чистые! И улыбочка, и речи льстивые. А уж когда «хороший друг» подходил к роялю и брался маме подпевать – вообще труба. Голос бархатный, куда раскатистее, чем в детской опере (Лёвушку однажды на такую водили). Но маме нравилось. Только однажды, когда Бородач взял жутко противную, высокую ноту, она оборвала игру, нахмурилась, попросила:

– Можешь спеть эту строчку ещё раз?

Но Бородач отчего-то смутился и петь не стал.

– Разве тебе сложно? – удивилась мама.

Но так и не уговорила.

Казалось бы: ерунда. Но именно с этого случая Лёвкина жизнь переменилась.

Глава вторая

Прошла зима, растаял снег, отцвели деревья, настало лето. И в один душный день отправился Облачко в город. До чего знойно там было, до чего душно! Но Хозяин Стихий наказал строго: по небу плыть, а дождя – чтобы ни капли. Бездушный он, никого не жалел – ни людей, ни животных. Пухляку всё время хотелось то клумбу с розами, уснувшими под ярким солнцем, полить, то взбодрить бездомных собак, которые вяло брели по раскалённому асфальту. Но нельзя. Хозяин Стихий мигом узнает про самодеятельность Облачка № 408 468. Только и оставалось, что накрыть тенью разомлевшую на жаре старушку. Или над малышнёй в песочнице зависнуть, чтобы те на солнцепёке не возились.

Недалеко от детской площадки Облачко и заметил нескольких мальчишек постарше. Странно выглядела их компания. Лица – самые разные: черноглазые, голубоглазые, кто светленький, кто рыжий, но чем-то они были неуловимо похожи. Очень худенькие. Бледные. Одежда одинаково неловко свисает с тощих плеч. Мамаши, что пасли на детской площадке своих малышей, поглядывали на компанию с опаской.

«Детдомовские! – расслышал Облачко людские разговоры. – Как бы не стащили чего!»

Что бы это слово значило – детдомовские? Явно, мало хорошего. Глаза у всех мальчишек несчастные и голодные. Облаку сразу захотелось позвать на выручку ещё одного приятеля, Короля мёда. Мобилизовал бы тот своих пчёл – подкормить ребят. А если Хозяин Стихий прослышит об этом? И решил не рисковать. Просто перебрался от песочницы к тем, кого назвали детдомовскими. Опустился пониже.

– Классно! Тенёк! – обрадовался один из худых мальчишек.

– Ещё б сейчас слопать чего! – мечтательно добавил второй.

Третий вздохнул:

– Ничего. Потерпим до обеда.

Голос показался знакомым. Облачко опустился ещё ниже. Неужели… Лёвушка, его старый знакомый? Но что он делает в этой компании?

Ребята между тем продолжали болтовню.

– У меня мамка такой вкусный борщ варит! – сказал один.

– Да ладно! Нету у тебя мамки! – фыркнул второй. – Ни у кого из нас нет!

– А у меня есть. Она уехала просто! Очень далеко, – настаивал первый.

Лёвушка – приятель Облачка – промолчал. Только слезинка по щеке потекла.

Мальчишки заметили, начали смеяться:

– Плакса-вакса!

Пухляк занервничал: как это может быть, что ни у кого из детей нету мам? Но выглядели они действительно одинокими и печальными – при мамах так не бывает. Облачку даже смотреть на них стало грустно. Из глаз сорвались несколько слёз.

– О, дождик! Здорово! – оживились дети.

– Ещё б поесть дали! – добавил самый голодный.

– А давайте сами найдём! – предложил ещё один. И показал: – Вон, смотрите!

Облачко тоже обернулся и увидел, что по раскалённой солнцем дороге бредёт старуха, еле тянет пакет – с молоком, колбасой, конфетами.

Ребята подобрались, напряглись. Крадучись двинулись в её сторону. Только Лёвушка остался на месте. Самый главный из мальчишек обернулся, прикрикнул:

– Чего встал? Струсил, да?

– Ничего я не струсил, – помотал головой Лёвка.

И вслед за всеми двинулся по направлению к старухе.

Облачко занервничал: неужели правда обидят беспомощную бабулю?

И уже приготовился метнуть в лицо главарю ледяной дождь – да Лёвушка опередил. Он подставил злому мальчишке подножку. Тот грохнулся на асфальт, но тут же вскочил. Подступил к товарищу, зашипел грозно:

– Ты чего? Сейчас как врежу!

И замахнулся.

Нужно друга спасать, решил Облачко.

Когда он на детскую площадку летел, то заметил неподалёку лоток с сахарной ватой. На витрине, на палочках, огромные порции выставлены, а покупателей нет, товар всё равно пропадает. Облачко дунул со всей силы, и аппетитные порции прямо ребятам в руки попадали. Те думать не стали – похватали сладость и бежать. Продавщица только руками всплеснула. Только Лёвушка не тронулся с места. Дождался, пока друзья скроются из вида, отошёл немного от прилавка и тихо произнёс:

– Облачко, это ты?

* * *

Болтать с другом на земле, да ещё в городе, Пухляк не решился, поэтому велел ему:

– Разбегайся и прыгай ко мне на спину!

Мальчик отступил:

– Боюсь.

Крепко же вбили людям в голову, что облако – вода! Раньше, говорят, было легче. Все кругом считали, будто и Бог сидит на облаках, и ангелы. Потому люди верили, что облака плотные, чуть ли не твёрдые. А теперь: водяной пар, водяной пар!

Спорить с упрямым приятелем Облачко не стал. Просто подхватил его – да и взметнулись вместе на ближайшую крышу.

Лёва растерялся:

– Ты меня, что ли, на небо хочешь забрать?

– Людей облака уносят, только когда они умирают, – возразил Пухляк. – А я тебе просто помочь хочу. Рассказывай, что случилось.

Мальчик всхлипнул:

– Мама.

И замолчал.

– Что – мама? – Облачко опасливо оглянулся. Небо начинало темнеть, запахло дождём. Хозяин Стихий, похоже, недалеко бродит. Не хватало ещё ему попасться.

А Лёва уже в три ручья рыдает:

– Мама умерла, и её на облачко забрали! А папа у меня давно погиб, и других родственников нету. Я теперь в детском доме живу. Знаешь, как там плохо!

Ох, как же Облачку стало жаль своего маленького приятеля! Чем бы помочь?

– Хочешь, раздобуду тебе волшебную палочку? – предложил Пухляк.

– А что она может делать? – оживился Лёвка.

– Многое. Невкусное превращает во вкусное. Глупое – в умное. Холодное – в тёплое.

– А маму она сможет вернуть? – тихо спросил мальчик.

– Нет, – вздохнул Облачко. – Волшебная палочка преображает только то, что на земле. А мама твоя сейчас – в Подземном царстве. Там свои законы. И волшебство – тоже своё.

– Ты же говорил: она на облаке! – возразил Лёвка и посмотрел недоверчиво.

Глупые они, эти люди!

– Облака только как курьеры, – объяснил Пухляк. – Спускаются с неба, чтобы перевезти душу её к Дракону, в Подземное царство.

– То есть в ад? – испугался Лёва.

– На самом деле нет никакого ада. И рая, – признался Облачко. – Мир живых – это Земля. А мир не-живых – под-Земля. Там всё, как у вас – только наоборот. Дома стоят на крышах – а фундамент сверху. Машины и поезда – летают, самолёты – ездят. Ночью все работают, днём отдыхают.

– А там у мамы есть другой сын? – разволновался мальчик.

– Нет. Она там одна. Но помнит тебя. И очень любит. И беспокоится о тебе.

Лёва грустно вздохнул.
Страница 3 из 4

Посмотрел с крыши вниз – там расстилался город, спешили пешеходы, мчались машины.

– Столько людей… А я – никому не нужен, – пробормотал он. И жалобно попросил друга: – Слушай, а ты не сможешь привести маму обратно?

– Не могу, – вздохнул Пухляк.

Но тот не сдавался:

– Ну а хотя бы передать ей от меня письмо?!

– Послушай, Лев, – начал сердиться Облачко. – У нас, в мире-над-вами, тоже есть правила. И нарушать их нельзя. Не положено, чтобы живые писали письма мёртвым, а мёртвые – являлись к живым.

– Но я так скучаю по ней, – жалобно произнёс Лёвка. – Раз ты волшебный… передай ей… даже не письмо, нет. Просто скажи, что я помню её. Что у меня всё в порядке. И я очень её люблю.

Облакам никогда, ни под каким видом, не разрешалось спускаться в Подземное царство. Да и возможности не было: сторож Дракон охранял все подходы и не пропускал никого, кто имел доступ к миру живых. Но только Дракон, даже самый суровый, – всего лишь зверь. Это огромное чудище обожало сахарные косточки. Не волшебные, а самые настоящие – с Земли.

– Ты дружишь в своём детдоме с поварихой? – спросил Облачко.

– Да, я ей помогаю. А она мне иногда добавку даёт, потому что я во всём детдоме самый тощий. А зачем тебе?

Друг не ответил. Просто велел мальчику:

– Прыгай на меня. Полетели.

* * *

Тёмной ночью Облачко № 408 468 завис над горами. Тихо было кругом, пусто. Облака-соседи сладко спали. Его друг, Южный Ветер, явно был далеко – кроны деревьев не шевелились. Внизу, на земле, выли на полную луну шакалы и ухали совы. Пухляк не сводил глаз с линии горизонта – там, вдали, отдыхал от дневных трудов строгий Хозяин Стихий. Что будет, если он вдруг проснётся и обнаружит, что одного из облаков нет на месте? Наказание могло быть страшным. Ссылка на Север, где вечные льды. Или того хуже: прикажет излиться дождём всему, до последней капли. Лёвушка даже не узнает, что его небесный друг погиб – и ради чего принял смерть.

Или ещё обиднее может получиться: пробьёшься, правдами и неправдами, в Подземное царство. Найдёшь там его маму. Но она – как все взрослые – просто не поверит, что Облако может говорить. А если человек, мёртвый, живой ли, не верит – он и не услышит.

Огромная сахарная кость жгла руки. Облачко вздохнул. И – камнем ринулся с небес на землю, скатился по склону горы, к подножию. Выбрал среди множества самую большую кротовью нору. Выкрикнул волшебное заклинание:

– Семь-два-три, мгновенно отопри!

И послушалась земля, раздвинулась.

Пухляк протиснулся в щель: тёмный, мрачный коридор, по стенам мерцают редкие факелы. Вдалеке, уже слышно, огромный Дракон порыкивает: почуял, что в его владениях посторонний. Облачко со всей мочи дунул на сахарную косточку – чтоб чудовище издалека аппетитный запах почуяло.

Недовольный рёв сменился предвкушающим тявканьем. Облачко бесстрашно поспешил вперёд. Цепь, на которой сидел Дракон, натянулась – чудовище спешило навстречу. Увидело кость, облизнулось, проворчало:

– Что надо?

– Войти.

Дракон рванулся вперёд, лязгнули оковы. Пухляк проворно отпрыгнул назад – не дотянулось чудище до угощенья.

– Давай кость – пропущу, – пообещал охранник.

«Ага. А когда обратно буду идти – проглотишь. К косточке на десерт», – подумал Облачко.

– Не годится. Хочешь получить – давай по-другому, – гость помахал сокровищем перед носом Дракона.

– Из супа кость? – Чудище облизнулось.

– Из борща. Поможешь – завтра ещё пять таких принесу.

– Ладно. Говори, чего надо.

– Маму мальчика Лёвы. На два словечка.

– Фотографию давай, – прорычал Дракон.

– Нету.

– Ох, и бестолковые вы, небесные путешественники! Как я тебе её найду, если не знаю, как она выглядит?!

– Но ты же волшебный! – подольстился Облачко. – А мальчишку, сына её, запросто тебе нарисую.

Пухляк сосредоточился и воспроизвёл на стене портрет Лёвушки. После чего попросил чудище:

– Пожалуйста. Ты же читаешь мысли всех – кто здесь, под землёй. Просто просмотри и найди тех, кто о нём думает.

– Бабушек, дедушек, – проворчало чудище. – Тётей, дядей.

– Ещё семь косточек. Завтра доставлю! – поспешил добавить Облачко.

Дракон прищурился, свистнул, рыкнул, пыхнул огнём… И на стене пещеры начали мелькать лица: очень старенькая женщина… ещё одна… Дедуля. Мужчина помоложе.

Дракон вспотел, глаза, и без того красные, стали совсем пламенными. И он напустился на незваного гостя:

– Что ты мне мозги морочишь! Вот: отец его, бабка, дед, тётка. А матери здесь нет!

– Как нет? – растерялся тот. – Ты, наверно, смотрел плохо!

– Если я говорю, что нет, – значит, нет! – окончательно разозлилось чудовище. – Кость сюда давай и вон – а то спалю!

Охранник угрожающе уставился на Пухляка.

– Но ты точно… просмотрел всех, кто под землёй? – упорствовал Облачко.

И еле успел отпрыгнуть – Дракон плюнул в него снопом огня.

Ссориться с чудищем – себе дороже. Хозяину Стихий, конечно, не сдаст, но от предыдущего огненного плевка Облачко почти вдвое усох. А разозлишь стража – вообще осушит.

– На, на, держи свою кость, – поспешно произнёс Пухляк.

И помчался прочь. Снова спрятался в горах, облокотился на снежную вершину и крепко задумался. Неужели Дракон ошибся? Мама Лёвушкина – в Подземном царстве, а он её просмотрел, не заметил? Но такое могло быть раньше. Допустим, в Средние века, когда компьютеров не имелось. А нынче двадцать первый век на дворе, и уже давно Подземелье использует самые современные технологии. Достаточно образ человека Дракону задать – и сразу получаешь ответ: где душа его в настоящий момент находится, чем занята. А тут вдруг: нету такой! Может, действительно? Ошибается не Дракон, а мальчик, и мама его жива? Они ведь, к сожалению, не все одинаково хорошие. Есть среди них такие: порхают, как попрыгуньи-стрекозы, по свету, а малыши, родная кровь, – в детских домах остаются.

И решил тогда Облако: прежде чем к Лёвушке идти, выяснить твёрдо, где всё-таки его мама. За помощью он обратился к верному другу – Южному Ветру. Свистнул особым образом, перебудил спящих зверюшек. Приятель услышал – налетел вихрем, окончательно растревожив сонный лес. Облачко со своей высоты наблюдал и хихикал над тем, как повыскакивали из палаток сонные туристы, заметались: кто пытается имущество, размётанное по лагерю, собрать, кто просто охает.

– Чего звал, Пухляк? – напустился Южный Ветер на Облако.

– Тебе прилететь, что ли, трудно?

– Да мне-то нет! Сёрферы обиделись. Я им такую волну нагнал, а сейчас снова тишь да гладь, – объяснил лихой друг.

– Пусть они позагорают пока, – отмахнулся Облачко. – Мне твоя помощь нужна – человека найти.

* * *

Той же ночью Лёвушка проснулся в своей детдомовской спальне от жуткого воя. Высунул опасливо голову из-под одеяла… Ну, конечно: окно распахнуто, по комнате гуляет сквозняк. Остальные мальчишки крепко спят. Придётся вылезать из тёплой постели, закрывать. Но едва он спустил ноги на пол, как ветром прямо в лицо ударило, отбросило обратно на кровать. Ого! Целый ураган! Как бы стёкла в окнах не выбило!

Лёвка вновь попытался встать, но неизвестная сила расплющила его по простыням. А дальше он увидел: тумбочка,
Страница 4 из 4

что стояла у кровати, сама собою открывается… И оттуда вылетает самое дорогое, что у него было: мамина фотография и кулончик! В ту ночь, когда она исчезла – навсегда, – Лёва его у порога дома нашёл. С тех пор постоянно носил с собой, прятал от воспитателей и любопытных мальчишек.

– Отдай! – рванул мальчик.

Но кулончик и фотография – будто сами собой – поднялись в воздух и исчезли за окном.

Глава третья

Облачко с Южным Ветром внимательно разглядывали фотографию. Симпатичная оказалась женщина, глаза добрые, грустные. Вряд ли такая сына бросит и по свету гулять отправится.

– Нигде её не встречал? – спросил у друга Пухляк.

Тот задумался и произнёс неуверенно:

– Вроде бы видел однажды. Тут неподалёку вместе с сыном жила. В маленьком домике. Ещё какой-то дядька бородатый к ним приходил. А потом исчезли они. Все трое.

– Можешь по Земле промчаться, поискать?

– По всей Земле?

– По всей, – твёрдо ответил Облако.

– Ты с ума сошёл! – взвился Южный Ветер.

И тут же в лагере туристов, внизу, сорвало и унесло прочь целую палатку, к счастью, пустую.

– Сколько миллиардов людей тут живёт, легко ли – всех облететь? – продолжал бушевать друг.

– Не кипятись. Туристов до смерти напугал!

Южный Ветер раздражённо рявкнул и дунул так, что даже тяжеленные рюкзаки на месте не удержались – покатились по склону.

– Ведь все живые люди на земле на учёте, – задумчиво произнёс Облачко. – Не знаю точно, как у них организовано, но есть же какие-то базы данных, адресные бюро, архивы… Они только не в одном месте сосредоточены, а в каждой стране и даже в каждом городе свои.

– Ещё чего не хватало! Буду я по конторам летать, бумажками шелестеть! – усмехнулся лихой друг. – Есть другой вариант. Попроще… Что там у тебя? Её кулон? Самое то, что надо. Сейчас всё и узнаем. Помчались!

Ждать, пока Пухляк (как положено облакам) медленно поплывёт по небу, Ветер не стал. Он подхватил друга и понёс на бешеной скорости прочь от гор, над равнинами, городами, пустынями.

Путь держали в Хрустальное царство. Заправляла там всем Кристальная Волшебница. Глаза – две льдины, руки – холодны, словно лёд. Тех, кто не нравился ей, обращала в ледяное ничто за считаные секунды. Ни облако, ни ветер не имели над ней никакой власти. Не захочет помочь – в лучшем случае выгонит. А скорее – превратит обоих в бестолковый, но беспощадный снежный вихрь. Отправит в путь по планете – сеять разрушения.

Зато умела Кристальная Волшебница по единственной вещи определить точное местонахождение человека. Если тот, конечно, жив и находится на земле.

* * *

Пока летели в Хрустальное царство, Южный Ветер друга пугал:

– Рискуешь ты, брат Облачко. Я-то вихрь вольный, Хозяин Стихий меня попробуй поймай. А про твои проделки узнает – и тю-тю, нету больше тебя, Пухляка. Щадить не станет. Мигом в дождичек превратишься.

Тот вздохнул:

– Знаю. Но Лёвку жалко. Он в детдоме этом совсем зачах.

– А ну как сейчас узнаем, что мама его сбежала куда-нибудь подальше и сына просто бросила?

– Не может быть, – твёрдо произнёс Облачко.

– Очень даже может. Сидит где-нибудь под пальмами, коктейли пьёт. Фу! Ужасная гадость, но людям почему-то они нравятся.

– Тогда мы с тобой найдём её и накажем. Да я сам дождём залью, если она сотворила такое!

– Зря ты в людскую жизнь вмешиваешься, – вздохнул Южный Ветер.

– А что делать, когда на земле несправедливость? – разгорячился Облачко.

Продолжить спор не получилось: приблизились к Хрустальному царству.

Ох, до чего же холодно здесь было! Облачко однажды на Северный полюс летал – даже там гораздо теплее. А уж друг его ветерок, привыкший к южному теплу, совсем скукожился, скис. Летит из последних сил, ворчит:

– Люди подлости делают, а мы из-за них мёрзнуть должны.

К тому же не только холодно – ещё и страшно. Тут и там их встречали зловещие ледяные скульптуры: то рысь, то медведь, навек окаменевшие. Охотники, навсегда застывшие, стиснули ружья в промёрзших пальцах.

– В-вон, с-смотри – и об-блако есть, – дрожащим голосом произнёс Южный Ветер.

Точно: одна из послушных белых овечек распласталась бессильно на земле. Пухляк дёрнулся было – подойти, обогреть, да прервал его скрипучий, промороженный голос:

– Зачем явились?

Друзья вздрогнули – вот и Кристальная Волшебница предстала перед ними. Светлые, голубые глаза прожигают ледяным холодом. Внимательно оглядела обоих, проскрежетала:

– Так-так. Я-то думаю: чего небо пусто, волн на южных морях нет? А что Облако, что Ветер – сюда явились. – Задумалась она на секунду, глазищи засветились холодным блеском. – Давненько на земле ледяных бурь не было. Сейчас вас обоих снаряжу да по свету прогуляться отправлю!

И пальцы в рот засунула, приготовилась уже оглушительно свистнуть.

Облачко поспешно произнёс:

– Мы тебе привет от Дракона Подземного принесли.

Холодное лицо чуть подобрело:

– О! От дружочка моего? Как он там?

– Да вот, переживает. Жителя Подземного царства потерял!

– Дракошка? Душу упустил? Быть не может! – не поверила Кристальная Волшебница.

– Может. Увлёкся он косточкой сахарной – а одна шустрая мимо и проскочила. На Землю из Подземелья выбралась. Вот нас прислал к тебе. Просит помочь: найти её – и вернуть обратно.

– Непорядок какой, – недовольно произнесла Волшебница. – А вещь беглянки он прислал?

– Конечно!

Облачко протянул ей кулончик Лёвушкиной мамы.

Та нахмурилась, вперила в украшение взор бездонных, обжигающих морозом очей и забормотала:

– Так… Европа, Азия – нету. Америка… Аляска… нет. В Африке – ну, там вряд ли. Да и впрямь не имеется. Неужели в Австралию сбежала? Не видать.

Брови хмуро сдвинулись, Кристальная Волшебница вглядывалась в кулончик всё пристальнее. И наконец рявкнула:

– Ошибся Дракоша. Нет её на земле. Нигде. Не чувствую.

– Точно? – растерянно выдохнул Пухляк.

– Абсолютно, – заверила та.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/anna-i-sergey-litvinovy/oblachko-i-lev/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.